WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ДЕНИСЮК Елена Викторовна МАНИПУЛЯТИВНОЕ РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ:

КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Екатеринбург 2004

Работа выполнена на кафедре риторики и стилистики русского языка

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Уральского государственного университета имени А.М. Горького. Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению феномена манипулятивного речевого воздействия в коммуникативно-прагматическом аспекте.

Актуальность темы диссертации определяется, с одной стороны, возросшим Научный руководитель доктор филологических наук, в последние годы интересом к воздействию на человека с помощью речи и особенно профессор О.А. Михайлова к такой его разновидности, как манипуляция, с другой стороны – недостаточностью теоретического осмысления данного феномена в лингвистике, что проявляется в сле Официальные оппоненты доктор филологических наук, дующем.

профессор А.П. Чудинов • Лингвисты вслед за психологами уделяют основное внимание описанию прие мов и средств манипулятивного воздействия (см.: Е.Л. Доценко, В.И. Карасик, С.

кандидат филологических наук, Поварнин, К.Ф. Седов, И.А. Стернин, И.В. Сентенберг, И.П. Тарасова, Р. Фишер, У.

доцент В.С. Третьякова Юри и др.), что приводит к подмене описания процесса манипулятивного воздейст вия описанием набора речевых средств частных реализаций этого воздействия.

Ведущая организация Омский государственный университет • Существующие лингвистические описания манипуляции содержат некие переч ни характеристик результата манипулятивного речевого воздействия и отчасти усло вий его осуществления, однако базовая характеристика манипуляции и причинно следственные связи между прочими отмечаемыми характеристиками данного фено мена продолжают оставаться неопределенными.

Защита состоится 28 апреля 2004 года в часов на заседании • Характер речевого воздействия (далее – РВ) при манипуляции определяется как диссертационного совета Д 212.286.03 по защите диссертаций на соискание уче внушение (см., например: О.С. Иссерс, И.А. Стернин, Н.Н. Трошина и др.), и лин ной степени доктора филологических наук при Уральском государственном уни гвистические модели манипуляции продолжают оставаться психологообразными.

верситете имени А.М. Горького (620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, Лингвистически не определены параметры описания речевого воздействия.

комн. 248).

Цель настоящего диссертационного исследования – создание собственно лин гвистической (коммуникативно-прагматической) модели манипулятивного речевого воздействия. Объектом исследования послужило коммуникативное событие – про цессуальная единица членения потока коммуникации (И.Н. Борисова), – в котором

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского имело место манипулятивное речевое воздействие. Предмет исследования – струк государственного университета.

турно-содержательная сторона манипулятивного коммуникативного события.

Поставленная цель потребовала решения ряда задач:

1. установления идентификационной (порождающей) характеристики манипуля ции;

2. определения параметров лингвопрагматического описания речевого воздейст

Автореферат разослан марта 2004 г.

вия;

3. выявления ограничения значений этих параметров для манипулятивного речево го воздействия;

4. представления речевого воздействия в виде коммуникативной стратегии воздей ствующего субъекта;

5. описания структурно-содержательной модели коммуникативного события, в котором осуществляется манипулятивное речевое воздействие.

Ученый секретарь Материалом исследования послужили фрагменты текстов, содержащие ком диссертационного совета муникативные события – факты манипуляции. Единицей анализа избрана реплика доктор филологических наук М.А. Литовская коммуниканта. Источник материала – тексты художественной литературы русских авторов XIX - XX веков. Отбор речевых фрагментов осуществлялся на основании анализа образа героя – субъекта воздействия – и сюжетной линии произведения. Ка ждый из речевых фрагментов анализировался при погружении в контекст всего ху дожественного произведения. Использование подобного рода материала для изуче ния манипуляции возможно, так как комментарии автора позволяют оказаться в 2. Специфика манипулятивного речевого воздействия состоит в ограничении позиции осведомленного стороннего наблюдателя, владеющего информацией о значений лингвопрагматических параметров: а) коммуникативные смыслы речевых коммуникативных целях участников общения, их моделях мира, потребностях и поступков должны обязательно создавать образ манипулятора как единомышленни т.п. ка;

б) прагматические смыслы не должны содержать угрозу неудовлетворения по Методика исследования материала. В первой главе работы предложен требности манипулируемого из-за действий самого манипулятора.

так называемый послойный анализ реплик коммуникантов, который и применяет- 3. Коммуникативная стратегия манипулятора представляет собой систему ся при исследовании речевого материала в главе 2. Указанный метод анализа субстратегий – субстратегии создания для манипулируемого мотивации к соверше опирается на собственно лингвистические методы исследования – лексико- нию нужного манипулятору действия (М-субстратегия) и субстратегии создания для семантический, грамматический, функционально-стилистический анализ языко- манипулируемого интерпретации текущей коммуникативной ситуации (И вых единиц. В исследовании также применялись общенаучные методы: систем- субстратегия).

ный, структурный, функциональный, стратегический. 4. Специфика манипуляции не касается процесса и механизма речевого воз Новизна исследования. В работе представлена собственно лингвистиче- действия: не существует каких-либо специфических «мишеней» и языковых средств ская модель манипулятивного речевого воздействия: 1) выявлены параметры лин- манипулятивного воздействия. Речевое поведение манипулятора отличается от нема гвопрагматического описания речевого воздействия, 2) определены их значения нипулятивного особой структурной организацией, а не конкретным наполнением для манипулятивного речевого воздействия, 3) описана структурная организация коммуникативной стратегии в виде приемов, тактик и т.п.

речевого поведения манипулятора, 4) дана структурно-содержательную модель Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, манипулятивного коммуникативного события. Предложен метод анализа речево- списков литературы, словарей и источников речевого материала, приложения с го материала, позволяющий осуществить последовательный переход от плана фрагментами художественных произведений, содержащих коммуникативные собы содержания языковых единиц к плану содержания речевых поступков коммуни- тия, частично или полностью представленные в тексте диссертации.

канта, осуществляющего любое (манипулятивное и неманипулятивное) речевое воздействие. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Теоретическая значимость диссертации: исследование вносит вклад в Введение содержит краткий обзор современного состояния исследования фе разработку важной для лингвистики проблемы воздействия на человека с помо- номена манипуляции в психологической и лингвистической науке, обоснование ак щью речи. В диссертационной работе решается важная научная задача лингвоп- туальности темы диссертации, объекта и предмета работы, формулировку цели и рагматического моделирования феномена манипулятивного речевого воздейст- задач исследования, характеристику исследовательского подхода и методов работы с вия. материалом.

Практическая значимость диссертации: материалы диссертации могут В ГЛАВЕ 1. «Манипулятивное речевое воздействие: лингвопрагматиче быть использованы при чтении вузовских курсов по лингвопрагматике, психо- ские параметры описания» представлена лингвистическая модель речевого воздей лингвистике, теории речевого воздействия, теории коммуникации, теории рекла- ствия и определены лингвопрагматические параметры описания манипулятивного мы, они могут составить основу спецкурсов по проблеме исследования речи как речевого воздействия.

средства воздействия на индивида;

положения и выводы диссертационного ис- В разделе 1.1. «Позиция коммуниканта в ситуации манипулятивного ре следования могут быть полезны при разработке методов психотерапевтического и чевого воздействия» выявлена идентификационная характеристика манипуляции, педагогического воздействия на человека. на основании анализа механизма РВ определены компоненты личности коммуникан Апробация результатов исследования. Результаты работы отражены в 4 та – объекта РВ, релевантные для описания манипулятивного речевого воздействия.

публикациях автора. Основные положения исследования изложены автором на Идентификационной (порождающей) характеристикой манипуляции является международных (2001г., 2003г.) и всероссийских научных конференциях (2000г., специфическая – манипулятивная - когнитивная и коммуникативная установка воз 2003г.) в Екатеринбурге. Диссертация обсуждалась на кафедре риторики и стили- действующего субъекта - ценностная диспозиция по отношению к объекту воздейст стики русского языка Уральского государственного университета, на кафедре вия (Ф. Зимбардо, М. Ляйппе). Манипулятивная когнитивная установка характеризу русского языка Уральского государственного технического университета. ется системой условий: 1) непризнанием субъектом РВ равной ценности личности Основные положения, выносимые на защиту: объекта РВ по сравнению с собственной, что проявляется в непризнании равной цен 1. Идентификационной характеристикой (порождающим фактором) ма- ности потребностей объекта РВ;

2) стремлением добиться желаемого в случае кон нипуляции является специфическая коммуникативная установка воздействующе- фликта интересов без каких-либо уступок, получить нечто без платы, даром – то есть го субъекта, которая выражается в непризнании равной ценности собственных без каких-либо эмоциональных затрат. Манипулятивная коммуникативная установка потребностей и потребностей объекта воздействия и стремлении удовлетворить характеризуется 1) стремлением удовлетворить собственную потребность посредст собственную потребность, не обнаруживая перед объектом воздействия конфлик- вом использования, но не удовлетворения потребностей объекта РВ;

2) стремлением та интересов.

удовлетворить собственную потребность, не обнаруживая перед объектом РВ эквивалентов» (предложений тождества) и «утверждений о причинно-следственных конфликта интересов. связях» (Р. Дилтс).

Коммуникация с неманипулятивным РВ – это всегда компромисс, договор, Таким образом, в деятельностном аспекте РВ является воздействием на сис что влечет за собой эмоциональные затраты собеседников. Манипулятор же, не тему убеждений индивида с целью создать для него мотивацию к совершению нуж желая идти на уступки, вместе с тем, и не обнаруживает перед объектом воздей- ного действия. В когнитивном аспекте речевое воздействие – это формирование у ствия сам конфликт интересов – не идет на открытую конфронтацию. Это отли- объекта РВ убеждения о выгодности этого действия.

чает данный тип воздействия, например, от шантажа, при котором воздействую- Независимо от того, как построено высказывание субъекта воздействия, объ щий субъект раскрывает объекту воздействия конфликт интересов и прилагает ект РВ самостоятельно мысленно (осознанно или нет) конструирует для себя аргу значительные эмоциональные усилия, чтобы, будучи «плохим» в глазах собесед- менты, обосновывающие выгоду. При этом вербальная аргументация субъекта РВ и ника, побудить его выполнить что-либо. так называемая «внутренняя» аргументация объекта воздействия могут не совпадать.

Таким образом, манипуляция – это речевое воздействие, в результате ко- Внутренняя аргументация объекта РВ, определяющая аргументационную сущность торого субъект РВ удовлетворяет собственную потребность, используя потребно- речевого воздействия, может быть вербализована, но находится в иной плоскости, сти объекта РВ, и не обнаруживает при этом перед объектом РВ конфликта инте- нежели высказывания субъекта РВ. Разделение РВ на внушение, убеждение, угово ресов. Идентифицировать манипулятивное РВ можно только анализируя комму- ры, доказывание и т.п. (на котором основано противопоставление манипуляции как никативную установку воздействующего субъекта, находясь при этом в позиции внушения убеждению – Е.Л. Доценко, О.С. Иссерс, В.И. Карасик, И.А. Стернин и стороннего наблюдателя или самого манипулятора. др.) при данном подходе не является релевантным прежде всего потому, что связано Манипулятивное речевое воздействие (как всякое воздействие) является с речевым оформлением воздействия его субъектом и к внутреннему обоснованию взаимодействием его субъекта и объекта. Это значит, что в комплиментарных объекта этого воздействия отношения не имеет.

отношениях, во-первых, находятся установки манипулятора и манипулируемого, Кроме того, можно говорить об отсутствии специфических «мишеней мани во-вторых – средства, используемые манипулятором, и компоненты личности пуляции», так как выделяемые психологами и вслед за ними лингвистами (см., на манипулируемого, на которые эти средства воздействуют. пример: В.Г. Афанасьев, М.Р. Битянова, Е.Л. Доценко, О.С. Иссерс, В.Н. Куницына, Речевое воздействие (в том числе и манипулятивное) является намерен- И.А. Стернин, Р. Чалдини и др.) в качестве специфических «мишеней» манипулятив ным мотивационным опосредованием – процессом переключения уже сущест- ного воздействия стереотипы (мыслительные, существующие в виде убеждений, и вующих мотивационных отношений на новое содержание с последующей их обусловленные ими поведенческие), потребности, эмоции выступают как компонен фиксацией, что обеспечивает соответствующее восприятие этого нового содер- ты единого процесса РВ – манипулятивного и неманипулятивного. Это объясняет жания независимо от события, послужившего основой переключения (В.К. Ви- «незаметность» манипуляции и свойство этих «мишеней» быть подверженными люнас, В.Д. Шадриков). Представляется, что РВ (манипулятивное и неманипуля- влиянию со стороны инициатора воздействия независимо от того, имел он такое на тивное) реализует три этапа мотивационного опосредования: 1) актуализирует мерение или нет.

существующую у объекта РВ потребность, 2) интерпретирует какой-либо пред- Итак, компонентами личности коммуниканта, релевантными для описания мет или явление как средство удовлетворения этой потребности, 3) интерпрети- манипулятивного и неманипулятивного РВ являются его система потребностей и рует совершение какого-либо действия (средство второго порядка) как способ система убеждений.

получить указанное выше средство. В разделе 1.2. «Высказывание как средство манипулятивного речевого Независимо от действий субъекта РВ, осуществляющего мотивационное воздействия» представлена связь указанных структур личности коммуниканта с опосредование, объект РВ самостоятельно производит оценку текущей коммуни- высказыванием.

кативной ситуации с точки зрения того, может ли она служить источником удов- Воспринимаемый участником общения образ текущей коммуникативной си летворения его потребности или нет. Инструментом такой оценки являются убе- туации (далее – ТКС) является единицей психического переживания (Л.С. Выгот ждения индивида – постоянно хранимые в памяти тесно взаимосвязанные обоб- ский, Н.В. Гришина, С.В. Ковалев, Б.Ф. Ломов, А.В. Филиппов и др.) и одновремен щения о: 1) причинно-следственной связи, 2) значении и 3) границах: а) окру- но единицей информации, переживание которой и происходит. ТКС представляет жающего мира, б) поведения, в) возможностей личности и г) самоидентификации собой сосредоточение информации, которую привносят и извлекают коммуниканты (Р. Дилтс). Убеждения, по сути, есть модель мира индивида, его концепция ре- посредством своей речевой деятельности. ТКС – это интерпретированные посредст альности. В убеждениях язык выступает как средство создания моделей челове- вом вербальных (речи) и невербальных знаков (жесты, мимика, позы, дистанция ме ческого опыта (Р. Бэндлер, Дж. Гриндер, Р. Дилтс и др.). Убеждения эмоциональ- жду собеседниками и т.п.) «здесь и сейчас». Роль субъекта РВ сводится к тому, что ны и рациональны (логичны) одновременно, в них соединяется психологическое бы внести в интерпретацию текущей коммуникативной ситуации смыслы, которые и лингвистическое, когнитивное и эмоциональное. Лингвистически они пред- послужат объекту РВ обоснованием совершения действия – выработке у него убеж ставляют собой два типа вербальных моделей, так называемых «комплексных дения о выгодности такого действия. Роль объекта РВ состоит в извлечении этой информации, этих смыслов. Интерпретирование ТКС – это, по сути, формирование для объекта РВ личностного смысла этой ситуации (А.Н. Леонтьев, С.В. Ковалев, Коммуникативный смысл речевого поступка в вербализованном виде пред А.В. Филиппов и др.), что превращает ее в ситуацию, способную мотивировать ставляет собой конструкцию, состоящую из тезиса – характеристики какого-либо из деятельность. компонентов ТКС – и аргумента к нему, построенного на основе коммуникативного Интерпретирование ТКС состоит в характеристике ее объективных макро- смысла высказывания. Коммуникативный смысл речевого поступка строится в рам компонентов (И.Н. Борисова): типологической стратификации коммуникативного ках системы убеждений объекта РВ и, по сути, является выводом силлогизма, посыл события, способа общения, организации общения, топологии и хронологии ком- ками в котором выступают коммуникативный смысл высказывания и убеждение муникативного события, объективных ситуативных характеристик коммуникан- объекта РВ. Так, например, из реплики персонажа романа И. Ильфа и Е. Петрова тов. «Двенадцать стульев» О. Бендера А сейчас, простите, не в форме: устал после кар Интерпретирование происходит путем соотнесения ТКС в акте коммуни- лсбадского турнира коммуникативный смысл выводится следующим образом:

кации с некой описываемой в высказывании ситуацией. В результате чего ситуа- Посылка 1 / коммуникативный смысл высказывания субъекта РВ: «я участвовал в ция из высказывания так или иначе характеризует указанные компоненты реаль- карлсбадском (= международном шахматном) турнире».

ной коммуникативной ситуации, будучи связана с текущим актом коммуникации Посылка 2 / убеждение объекта РВ: «тот, кто участвует в международном шахматном посредством категории предикативности (Г.А. Золотова и др.). турнире, - гроссмейстер».

План содержания высказывания – это коммуникативный смысл этого вы- Вывод / коммуникативный смысл речевого поступка субъекта РВ: «я гроссмейстер, сказывания, то есть то содержание, которое получает языковая единица при ее потому что участвовал в международном турнире».

употреблении в речи (М.Ю. Федосюк). Важно то, что этот смысл появляется не в Таким образом, субъект РВ, независимо от смысла и формы высказывания, контексте сообщения – речевого произведения, а в контексте сообщения – теку- посредством коммуникативного смысла речевого поступка аргументирует для объ щей ситуации общения. Использования для определения смысла высказывания екта РВ его и свои коммуникативные характеристики, характеристики обстановки разного рода экстралингвистической (а значит, ситуативной) информации обязы- взаимодействия. А эти характеристики уже далее используются объектом РВ для вает нас расширить контекст до коммуникативной ситуации. Задачей субъекта РВ самостоятельного внутреннего обоснования выгодности совершения действия.

является использовать такие высказывания, которые бы при взаимодействии с Коммуникативный смысл речевого поступка всегда имплицитен по отноше системой убеждений объекта РВ порождали смыслы, способные служить послед- нию к речевому произведению, так как имеет принципиально другую природу, неже нему аргументацией в пользу совершения нужного субъекту РВ действия. ли высказывание. Высказывания типа «Подай мне, пожалуйста, соль» представляют Средства языка, конструирующие высказывание, безусловно, участвуют в собой частный случай соотношения описываемых в них ситуаций с ТКС, так же опи речевом воздействии, но косвенно, опосредованно, так как средство РВ не едини- сывают компоненты ТКС и обладают такой же степенью воздействия, что и любые ца языка, а интерпретированная ТКС. И, соответственно, средством манипуля- неимперативные высказывания. Коммуникативный смысл речевого поступка, конст тивного РВ выступает создаваемый высказыванием образ ТКС, а не отдельные руируемый на основе приведенного высказывания в форме прямого побуждения, языковые единицы. можно сформулировать как «я человек, нуждающийся в соли, потому что прошу ее В разделе 1.3. «Речевой поступок как единица манипулятивного подать». Объект РВ выполнит просьбу субъекта РВ не столько потому, что субъект речевого воздействия» рассматривается функционирование высказывания в РВ просит, сколько потому, что у него есть какие-либо аргументы вообще помогать речевом поступке, представлена модель речевого поступка – знаковой единицы и этому человеку вследствие определенного к нему отношения. А отношение напря единицы речевого воздействия. мую связано с образом этого человека, воспринимаемым объектом РВ.

В фокусе внимания находится речевая деятельность в индивидуальном ис- Речевой поступок, наряду с коммуникативным, обладает прагматическим полнении – речевое поведение. Речевое поведение вслед за И.Н. Борисовой по- смыслом. Прагматический смысл речевого поступка – это одно из действий (лин нимается нами как словесно выраженная часть коммуникативного поведения гвистически формулируемое в виде отглагольного существительного или перформа (эмпирически наблюдаемого и воспринимаемого адресатом внешнего проявления тива), формирующее какой-либо из этапов мотивационного опосредования. Один коммуникативной деятельности), мотивированная, намеренная, адресованная прагматический смысл может быть выражен посредством нескольких коммуника коммуникативная активность индивида в ситуации речевого взаимодействия, тивных смыслов, а речевые поступки, способные выражать один прагматический связанная с выбором и использованием языковых средств в соответствии с ком- смысл, образуют функционально-прагматическую парадигму (И.Н. Борисова).

муникативной задачей. Речевое поведение представляет собой линейную синтаг- Процесс превращения высказывания в средство речевого (психологического) матическую последовательность речевых поступков – адресованных партнерам воздействия на индивида, процесс взаимодействия субъекта и объекта РВ, схематич коммуникации интенциональных контекстуально и социально обусловленных но можно представить так:

речевых действий, имеющих форму языкового выражения – языковой план вы- Коммуникативный смысл высказывания субъекта РВ ражения – и несущих воспринимающему некий межличностно значимый смысл – + план содержания. Лингвистически представимая система убеждений (модель мира) объекта РВ Специфика манипуляции не касается процесса и механизма РВ, а состоит в ограничении значений лингвопрагматических параметров РВ.

Коммуникативный смысл речевого поступка субъекта РВ В ГЛАВЕ 2. «Манипулятивное коммуникативное событие: структурно (создаваемый образ ТКС) содержательная модель» на основании анализа манипулятивных коммуникативных + событий определены ограничения лингвопрагматических параметров манипулятив Система потребностей объекта РВ ного РВ, структура речевого поведения коммуниканта-манипулятора, представлена модель анализа коммуникативного события – факта манипуляции.

В разделе 2.1. «Коммуникативные смыслы речевых поступков манипуля Прагматический смысл речевого поступка субъекта РВ тора» представлен анализ коммуникативных смыслов речевых поступков коммуни (формируемый этап мотивационного опосредования) канта-манипулятора, определены ограничения их значений для манипулятивного РВ.

Манипуляция представляет собой способ РВ в случае, когда у объекта этого Высказывание, речевой поступок и реплика лежат в различных плоскостях воздействия в данной естественно складывающейся интерпретации ТКС вследствие исследования. Если высказывание, безусловно, лингвистично, то речевой посту- конфликта интересов нет и не может быть мотивации к совершению нужного субъ пок принадлежит, скорее, к когнитивно-прагматической области, и отнесенность екту РВ действия. Иными словами, ТКС с настоящими характеристиками субъекта, того или иного высказывания к тому или иному речевому поступку определяется объекта и обстановки взаимодействия не может служить источником аргументации функцией плана содержания этого высказывания в интерпретации ТКС. Реплика для объекта РВ. Например, в коммуникативной ситуации с целевой характеристикой оказывается результатом естественного механического дробления речевого мате- субъекта РВ Остапа Бендера (персонажа произведений И.Ильфа и Е. Петрова «Две риала в процессе речевого взаимодействия. надцать стульев» и «Золотой теленок»), вступающего в речевое общение с целью В одной языковой форме высказывания в разных плоскостях сосуществу- побудить речевых партнеров дать денег или отдать стулья гарнитура тещи Воробья ют коммуникативный смысл этого высказывания, коммуникативный и прагмати- нинова, положительный результат воздействия также невозможен. Это значит, что с ческий смысл речевого поступка. Речевое воздействие по своей сути является помощью манипулятивного РВ субъектом РВ должно осуществляться обязательное непрямым, то есть содержательно осложненным, так как понимание высказыва- изменение специфическим образом характеристик коммуникативной ситуации.

ния включает смыслы, не содержащиеся в собственно высказываниях, и требует Идентификационная характеристика манипуляции - отношение субъекта воз дополнительных интерпертативных усилий со стороны адресата, а не сводится к действия к потребностям объекта РВ – проявляется в речевом событии в виде макро простому узнаванию знака (В.В. Дементьев). Вычленение этих смыслов есть ре- компонента «объективные ситуативные характеристики коммуникантов». И перво зультат интерпретационной активности самого объекта РВ, обладающей некото- очередная задача манипулятора состоит в том, чтобы нужным образом охарактеризо рой степенью свободы, определяемой контекстно-ситуативными условиями. Ин- вать собственные объективные ситуативные характеристики: личностный аспект терпретационная деятельность превращает объект РВ в активного участника про- (личностные характеристики, модель мира = система убеждений);

ролевой аспект цесса РВ, а само это воздействие – из одностороннего процесса во взаимодейст- (постоянные и переменные социальные роли, переменные диалогические роли;

соци вие субъекта и объекта. ально-статусные отношения коммуникантов – соотношение социальных статусов и Указанное понимание высказывания и речевого поступка требует послой- коммуникативный модус);

целевой аспект (конкретизированные потребности мани ного анализа речевого материала. В рамках каждой реплики анализируется план пулятора). Другим важным для интерпретации макрокомпонентом являются объек выражения и план содержания высказываний, определяются их функции в интер- тивные ситуативные характеристики объекта манипуляции. Представляется, что претации ситуации общения;

эти функции анализируются далее как план содер- вспомогательную роль играет интерпретация образа обстановки воздействия.

жания речевого поступка. В работе используется данная технология анализа реп- Манипулятор использует условия неадекватного восприятия (Дж. Брунер) при лик коммуникантов. создании для манипулируемого образа ТКС. До непосредственной коммуникации Таким образом, компоненты личности коммуниканта, релевантные для (или в самом ее начале) манипулятор составляет представление о модели мира мани осуществления РВ (система потребностей и система лингвистически представи- пулируемого, например, на основании анализа интерьера его жилища: Чичиков «ис мых убеждений) приобретают значимость для процесса РВ в коммуникативном и коса бросив еще один взгляд на все, что было в комнате, почувствовал, что слово прагматическом смыслах речевого поступка воздействующего субъекта. Именно «добродетель» и «редкие свойства души» можно с успехом заменить словами «эко коммуникативный и прагматический смыслы речевого поступка субъекта РВ яв- номия» и «порядок»;

и потому, преобразивши таким образом речь, он сказал, что, ляются лингвопрагматическими параметрами описания речевого воздействия наслышась об экономии его и редком управлении имениями, он почел за долг позна вообще и манипулятивного в частности. Коммуникативная установка субъекта комиться и принести лично свое почтение» (Н.В. Гоголь). Или получает информа РВ – параметр, определяющий поведение в целом и, следовательно, внешний по цию из рассказа третьих лиц, как, например, О. Бендер узнает о Воробьянинове от отношению к нему, описывающий макрокомпонент самой ситуации. дворника, восклицание которого «Барин! … Из Парижа!» при виде Воробьянинова становится основой для следующей фразы манипулятора О. Бендера «У нас хоть Главным требованием к любой из выбранных ролей (ограничением значений и не Париж, но милости просим к нашему шалашу» (И. Ильф, Е. Петров). коммуникативных смыслов речевых поступков манипулятора) будет то, что в рамках В границах модели мира манипулируемого и осуществляется интерпрета- модели мира манипулируемого эта роль должна создавать образ манипулятора как ция коммуникативной ситуации при создании образа речевого события. Исполь- партнера–единомышленника, желающего помочь собеседнику в удовлетворении его зование наиболее доступных манипулируемому категорий восприятия и опора на потребностей. В процессе общения манипулируемый реконструирует коммуника его наиболее сильные гипотезы позволяет манипулятору с наименьшими усилия- тивную цель манипулятора, поэтому как бы конкретно она ни выражалась, образ ми и наибольшей результативностью организовать неадекватное восприятие ма- манипулятора как единомышленника всегда будет обеспечивать восприятие ее ма нипулируемым речевого события. Ярким примером такой опоры на гипотезу ма- нипулируемым как взаимовыгодной.

нипулируемого является использование героем «Ревизора» Хлестаковым того, В разделе 2.2. «Прагматические смыслы речевых поступков манипулято что его принимают за ревизора. В «Золотом теленке» О. Бендер также пользуется ра» представлен анализ прагматических смыслов речевых поступков коммуниканта тем, что жители села приняли машину «Антилопу Гну», в которой он ехал с Бала- манипулятора, определены ограничения их значений для манипулятивного РВ.

гановым, Паниковским и Козлевичем, за головную машину автопробега Москва – Манипуляция как речевое воздействие всегда является намеренным мотива Харьков – Москва. Он эксплицирует свое намерение: «Первое: крестьяне приня- ционным опосредованием. Все речевые поступки манипулятора своими прагматиче ли «Антилопу» за головную машину автопробега. Второе: мы не отказываемся скими смыслами распределяются по этапам мотивационного опосредования:

от этого звания, более того – мы будем обращаться ко всем учреждениям и этап 1 – речевые поступки, прагматический смысл которых - актуализация лицам с просьбой оказать нам надлежащее содействие, напирая именно на то, существующей у манипулируемого потребности и стремления ее удовлетворить (в что мы головная машина» (И. Ильф, Е. Петров). В дальнейшем О. Бендер с лег- реальной коммуникативной ситуации манипулятор может актуализировать сразу костью манипулирует жителями ряда населенных пунктов, лежащих на маршруте несколько потребностей манипулируемого);

автопробега, именно благодаря использованию их заблуждения. этап 2 – речевые поступки, прагматический смысл которых - интерпретация Манипулятор избирает для себя коммуникативную и социальную роль, со- какого-либо предмета или явления как средства удовлетворить эту потребность;

гласованную с моделью мира манипулируемого и спецификой человеческого этап 3 – речевые поступки, прагматический смысл которых - интерпретация восприятия: например, О. Бендер играет роль «гроссмейстера» в среде шахмати- совершения какого-либо действия (или ряда действий, в числе которых оказывается стов-любителей города Васюки, «заговорщика» в общении с бывшими дворянами выгодное манипулятору) как способа получить вышеуказанное средство. На третьем – знакомыми Воробьянинова, «светского человека» при разговоре с Эллочкой этапе проявляется цель воздействия манипулятора.

Щукиной и т.п. Наиболее выгодной с точки зрения достижения коммуникативной Ограничения значений прагматических смыслов речевых поступков при ма цели будет роль, дополнительно имеющая характеристику «авторитет». Именно нипулятивном РВ: они не должны содержать угрозу неудовлетворения потребности поэтому в разговоре с бывшими дворянами О. Бендер использует характеристику манипулируемого из-за действий самого манипулятора. Такой способ создания мо Воробьянинова как «предводителя дворянства», «отца русской демократии», тивации разрушает образ манипулятора как единомышленника – основу успешной «особы, приближенной к императору», и ассоциирует себя с ним – «мы с колле- манипуляции, как это происходит в следующем коммуникативном событии (С. Чер гой», тем самым к образу «заговорщик» добавляется характеристика «авторитет», ный): манипулятор – гимназист Вася, внук начальницы гимназии;

манипулируемый – «лидер». учительница гимназии Анна Ивановна, классная дама Нины Снесаревой. Ситуатив Для создания образа манипулируемого избираются те из его характери- ный контекст: вечер;

гимназист Вася, желая объясниться с гимназисткой Ниной Сне стик, которые дадут манипулятору возможность актуализировать существующую саревой, пришедшей за забытым ей учебником физики Краевича, уговаривает ее потребность. Например, для воздействия на васюкинцев помимо их характери- пойти в кабинет физики;

в кабинете темно. Внезапно входят классная дама Ниночки стики «шахматисты-любители» важна также характеристика «провинциалы», ного класса и учитель пения Дробыш-Збановский.

которая дает возможность О. Бендеру актуализировать зависть к столице, стрем- …Классная дама, словно индюшка на утенка, зашипела, налетела на гим ление стать центром. В итоге О. Бендер обещает, что благодаря проведению шах- назистку, хотя та и без того в позе умирающего лебеденка беспомощно присло матного турнира в Васюках город станет центром всего мира, «а впоследствии и нилась к столу.

вселенной» (И. Ильф, Е. Петров). - Вам что здесь нужно, госпожа Снесарева?! В такой час?! В стенах гим Создаваемый манипулятором образ обстановки взаимодействия связан с назии! Не-слы-ханно!!!

культурным и социальным контекстом коммуникативной ситуации, которые за- Гимназист, как опытный стрелочник, перед самым носом летящего на даются стереотипами ролей манипулятора и манипулируемого (Л.П. Крысин), и, всех парах не на тот путь поезда, круто перевел стрелку. Быстро наклонился к по всей видимости, вторичен при интерпретации ТКС. Так, при выборе манипу- Ниночке, взял ее за локоть, встряхнул и слегка подтолкнул к дверям… Трепет лятором О. Бендером ролей «заговорщики» образ обстановки взаимодействия ные шаги смолкли. Обморок в физическом кабинете со всеми своими бездонными естественным образом характеризуется как «тайное заседание», при выборе ролей последствиями, - слава Богу, прошел над головой, не разрядился. Наедине спра «гроссмейстер» и «шахматисты-любители» - как «заседание шахсекции» и т.п. виться с Анной Ивановной было совсем уже не трудно.

— Виновата не госпожа Снесарева, виноват я, милая Анна Ивановна. слова «конечно», фразеологического сочетания «останется между нами», получаем И то только в том, что был вежлив. Нина Васильевна забыла в физическом смысловой эквивалент высказывания: «я уверен, что вы не скажете о том, что виде кабинете Краевича, — и вот он у меня в руках, видите? А я в зале ловил наше- ли меня и госпожу Снесареву в кабинете физики;

и я уверяю вас, что не скажу, что го кота, чтобы он в форточку не выпрыгнул... Вы знаете, как бабушка его видел вас вместе с учителем пения».

любит? И так как у меня были спички, я и предложил вашей ученице прово- Высказывание 2. Смысловой эквивалент: «я дам вам (= «у меня есть для вас») дить ее в физический кабинет и посветить ей... Посветить не успел, а ос- альбом болгарских узоров, который вам понравится (= «чудесный альбом»)». Мани тальное вам и господину Дробыш-Збановскому (подчеркнул он) известно. пулятор использует вводное «кстати», показывающее, что данное высказывание го Манипулятор исключает из коммуникативной ситуации коммуниканта ворится в связи с только что сказанным. Связь высказывания 1 и высказывания Нину Снесареву, переключает обвинение на себя. Он не отрицает вину, а согла- может быть представлена в виде следующего смысла: «вы не скажете, что видели шается, уточняя: «виновата не госпожа Снесарева, виноват я…» Манипулятор меня и госпожу Снесареву в кабинете физики, и тогда я не скажу, что видел вас с определяет свою вину как вежливость, то есть виноват в том, что совершил эти- учителем пения, и, кроме того, я дам вам альбом болгарских народных узоров, кото чески и социально одобряемый поступок, что, по сути, является оксюмороном. рый вам понравится».

Манипулятор приводит аргументы в доказательство того, что его интерпретация Высказывание 3. Использована частица «ведь», усиливающая основное со причины возникновения текущей коммуникативной ситуации – правда: 1) пой- держание всего высказывания. Смысловой эквивалент высказывания: «вам нужен мать кота – необходимость, потому что «бабушка его любят» и вы это знаете (это альбом узоров, потому что вы интересуетесь рукоделием» // «вы не скажете, что ви является убедительным аргументом для манипулируемого, так как бабушка ма- дели меня и госпожу Снесареву, потому что хотите, чтобы я не говорил, что видел нипулятора – начальник манипулируемого);

2) Нина действительно забыла учеб- вас с учителем пения».

ник, потому что вы видите, что он у меня в руках. Таким образом, в подтексте образуется некий договор, предлагаемый манипу Манипулятор создает образ себя как вежливого, послушного учащегося, лятором манипулируемому – Этап 3 мотивационного опосредования. При этом соз говорящего правду (коммуникативные смыслы речевых поступков): а) «я вежли- дается следующий образ манипулятора (коммуникативный смысл речевого поступ вый и послушный ученик, потому что вежливо с вами разговариваю (использую ка): «…, потому что ».

обращение «милая Анна Ивановна», обстоятельно объясняю сложившуюся си- Дверь из гостиной скрипнула, и мягкий бабушкин голос спросил:

туацию)»;

б) «я говорю правду, потому что приводимые мной аргументы убеди- — С кем это, Васенька, ты там разговариваешь?

тельны». Появляются ситуативные условия, в которых реально существует угроза не Манипулятор невербально (интонационно) и вербально актуализирует по- удовлетворения потребности манипулируемого.

требность манипулируемого скрыть факт поздней совместной прогулки с учите- — С Анной Ивановной, бабушка. Она забыла в физическом кабинете Крае лем пения, объединяя их в высказывании: «вам и господину Збановскому». вича, и я посветил.

Что скажешь? Гимназист, разумеется, говорил правду. Разве таким Манипулятор выполняет свою часть договора – не сообщает о совместной тоном лгут? Да и упоминание рядом с ее именем фамилии учителя пения по прогулке классной дамы и учителя пения.

многим соображениям не было классной даме приятно. Бабушка поздоровалась.

Комментарий автора, в котором содержатся мысли манипулируемого, сви- — Добрый вечер, Анна Ивановна. А у меня и чай на столе. Не зайдете ли?

детельствует о том, что манипулятору удалась подмена собственных коммуника- — Добрый вечер... Спасибо... Голова болит ужасно. Простите, пожалуй тивных характеристик. Автор сообщает об актуализированной потребности ма- ста, не могу...

нипулируемого скрыть свою вечернюю прогулку с учителем пения. Васенька, не жалея спичек, жег их одну за другой до самой швейцарской, в Васенька, впрочем, это и сам понимал и прибавил, пропуская Анну Ива- позе пажа подчеркнуто любезно освещая классной даме дорогу. Простились мол новну мимо себя в зал: ча. Оба с трудом сохраняли светское выражение лица: она — потому что бук — Все это, конечно, останется между нами...(1) У меня, кстати, есть вально задыхалась от злости, он — с трудом сдерживая душивший его смех.

для вас чудесный альбом болгарских народных узоров (2). Вы ведь интересуе- Несмотря на то, что манипулятор продолжает подкреплять ранее созданный тесь рукоделием (3). Да? (4) образ себя как вежливого, послушного, даже услужливого, ученика – «в позе пажа Автор сообщает о том, что манипулятор осведомлен о потребности мани- подчеркнуто любезно освещая классной даме дорогу», «не жалея спичек, жег…» - пулируемого и использует ее как мишень: «Васенька, впрочем, это и сам понимал слова автора сообщают о негативной оценке им образа манипулятора - «задыхаясь от и прибавил…» Кроме того, автор, используя вводное «впрочем», обозначающее злости».

нерешительность, колебание, сообщает, что манипулируемый догадался об этой В разделе 2.3. «Коммуникативная стратегия манипулятивного речевого осведомленности манипулятора. воздействия» представлена модель коммуникативной стратегии в случае манипуля Высказывание 1. Манипулятор употребляет вводное слово «конечно», вы- тивного РВ, выявлен ряд типичных для манипуляции коммуникативных тактик.

ражающее степень уверенности. Развернув смыслы местоимения «это», вводного Коммуникативная тактика определяется в данном исследовании характе- – Быть этого не может. Вас обманули. Вам дали гораздо лучший мех. Это ром отношений между коммуникативным смыслом высказывания и коммуника- шанхайские барсы. Ну да! Барсы! Я знаю их по оттенку Видите, как мех играет тивным смыслом речевого поступка и выявляется путем анализа этих отношений. на солнце!.. Изумруд! Изумруд!

Коммуникативная стратегия определяется характером отношений между комму- И-субстратегия: манипулятор выстраивает собственный образ: а) человека, никативной целью и прагматическими смыслами речевых поступков воздейст- разбирающемуся в моде = «я человек, разбирающийся в моде, потому что я разбира вующего субъекта. Коммуникативная стратегия – явление отличное от просто юсь в мехах – знаю по оттенку мех шанхайских барсов»;

б) манипулятор закрепляет последовательности речевых действий, направленных на достижение какой-либо образ себя как единомышленника, человека, симпатизирующего манипулируемому = коммуникативной цели. Это, скорее, структурированная последовательность ре- «я симпатизирую вам, потому что восхищаюсь вашим мехом»;

в) закрепляет образ чевых действий, точнее – способ структурирования речевого поведения в соот- манипулируемого как очаровательной = модной женщины = «вы очаровательная ветствии с коммуникативной целью участника общения. Если стратегия – это женщина, потому что у вас великолепный мех». М-субстратегия: манипулятор про этапность, то тактика – способ. Речевой поступок, коммуникативная тактика, должает актуализировать потребность манипулируемого следовать моде.

коммуникативная стратегия соотносятся как «что», «как» и «в какой последова- …Не давая хозяйке опомниться, великий комбинатор вывалил все, что тельности». слышал когда–либо о мехах. После этого заговорили о шелке, и Остап обещал Двойственность коммуникативной установки манипулятора – стремление подарить очаровательной хозяйке несколько сот шелковых коконов, якобы при удовлетворить собственную потребность, используя потребность манипулируе- везенных ему председателем ЦИК Узбекистана.

мого, и не обнаружить при этом конфликт интересов – формирует аналогичную И-субстратегия: манипулятор продолжает создавать образ себя: а) «я светский двойственность коммуникативной цели, которая соответствующим образом человек, потому что я коротко знаком с председателем ЦИК»;

б) «я разбираюсь в структурирует все речевое поведение манипулятора. Манипулятивная коммуни- моде, потому что я знаю о мехах и шелке»;

в) «я симпатизирую вам, потому что со кативная стратегия представляет собой систему параллельно и одновременно бираюсь подарить шелковые коконы». М-субстратегия: манипулятор актуализирует осуществляемых субстратегий: субстратегии создания для манипулируемого мо- потребность манипулируемого следовать моде обещанием подарить шелковые коко тивации к совершению нужного манипулятору действия (М-субстратегия) и суб- ны.

стратегии интерпретации ТКС особым образом (И-субстратегия). – Вы – парниша что надо,– заметила Эллочка после первых минут зна Речевой поступок как знаковая единица может принадлежать сразу обеим комства. (Манипулируемый воспринимает манипулятора как «своего», симпатизи субстратегиям. Характеристика И-субстратегии строится на анализе коммуника- рует ему).

тивных смыслов речевых поступков, М-субстратегии – прагматических. Благода- – Вас, конечно, удивил ранний визит неизвестного мужчины?

ря И-субстратегии прагматический смысл речевых поступков понимается мани- И-субстратегия. Манипулятор понимает, что его появление нарушает нормы пулируемым нужным манипулятору образом. светского общения («…конечно, удивил…», «неизвестный мужчина»), и это может При невыстроенности какой–либо из субстратегий данная коммуникатив- разрушить создаваемый манипулятором образ себя и образ обстановки общения. Он ная стратегия перестает быть манипулятивной. Например, в следующем комму- стремится обосновать свой поступок для манипулируемого. Манипулятор называет никативном событии происходит временное нарушение структуры манипулятив- свое посещение визитом. Слово «визит» в качестве основного имеет значение «крат ной коммуникативной стратегии – не выстроена М-субстартегия, что ставит под ковременное посещение кого-либо по долгу службы» с пометой «официально». Это угрозу достижение манипулятором своей коммуникативной цели (И. Ильф, Е. отчасти снимает ответственность с самого манипулятора.

Петров). Манипулятор – О. Бендер. Его коммуникативная цель – побудить мани- – Хо–хо! [= «Конечно, я удивлена»] пулируемого отдать стулья. Манипулируемый – Эллочка Щукина. Ее потреб- – Но я к вам по одному деликатному делу.

ность – быть самой модной. Ситуативный контекст: манипулятор без приглаше- Манипулятор осознает нарушение норм светского общения и использует про ния наносит манипулируемому визит домой утром. Манипулятор и манипули- тивительно-уступительный союз «но» как средство объяснения этих нарушения руемый ранее знакомы не были. норм. «Деликатное дело» - дело, требующее особого внимания, возможно, непри – Прекрасный мех! – воскликнул он <Остап>. вычного, выходящего за рамки принятых правил, поведения, что может служить оп И-субстратегия: а) манипулятор создает образ себя как человека, симпати- равданием «раннему визиту».

зирующего манипулируемому: «я симпатизирую вам, потому что я восхищаюсь – Шутите! [= «Какое дело?»] вашим мехом», б) создает образ манипулируемого как очаровательной = модной – Вы вчера были на аукционе и произвели на меня чрезвычайное впечатле женщины: «вы очаровательны, потому что у вас прекрасный мех». М- ние.

субстратегия: манипулятор одновременно поощрением актуализирует потреб- И-субстратегия: манипулятор закрепляет образ себя = «я симпатизирую вам, ность манипулируемого следовать моде. потому что восхищаюсь вами». М-субстратегия: манипулятор продолжает актуали – Шутите! – сказала Эллочка нежно. – Это мексиканский тушкан. зировать потребность манипулируемого комплиментом.

– Хамите! [= «Вы мне льстите!»] – Помилуйте! Хамить такой очаровательной женщине бесчеловечно. И-субстратегия: манипулятор вновь переходит на язык манипулируемого, И-субстратегия: а) образ манипулируемого – очаровательная женщина;

б) подчеркивая образ себя как «своего». М-субстратегия: чтобы приобрести ситечко (= образ манипулятора - человек, симпатизирующий манипулируемому. М- чтобы стать модным человеком) нужно отдать стул. Действие манипулируемого – субстратегия: манипулятор продолжает актуализировать потребность манипули- передача стула манипулятору - и является коммуникативной целью манипулятора.

руемого комплиментом. И Остап вынул из кармана маленькое позолоченное ситечко.

– Жуть! [= «Какой вы льстец!»] Солнце каталось в ситечке, как яйцо. По потолку сигали зайчики. Не – …Милая девушка,– неожиданно сказал Остап,– продайте мне этот ожиданно осветился темный угол комнаты. На Эллочку вещь произвела такое стул. Он мне очень нравится. Только вы с вашим женским чутьем могли вы- же неотразимое впечатление, какое производит старая банка из–под консервов брать такую художественную вещь. Продайте, девочка, а я вам дам семь на людоеда Мумбо–Юмбо. В таких случаях людоед кричит полным голосом, Эл рублей. лочка же тихо застонала.

Манипулятор разрушает созданный ранее образ манипулируемого – ср. – Хо–хо! (Манипулируемый воспринимает приобретение ситечка как удовле «очаровательная женщина». Манипулятор неверно выстраивает мотивацию: он творение собственной потребности).

игнорирует реально существующую потребность манипулируемого, пропускает Не дав ей опомниться, Остап положил ситечко на стол, взял стул и, уз этап 2 и сразу выстраивает этап 3: если вы продадите мне стул, вы сделаете так, нав у очаровательной женщины адрес мужа, галантно раскланялся.

как я хочу («он мне очень нравится»). Но исполнить желание манипулятора не Специфика манипуляции с точки зрения структурированности речевого пове является потребностью манипулируемого. В результате структура манипулятив- дения проявляется в сложности структуры коммуникативной стратегии, а не в кон ной коммуникативной стратегии оказывается нарушенной. И-субстратегия: образ кретном наборе способов ее реализации. По всей видимости, любые (как социально манипулируемого: «вы модная женщина, потому что вы выбрали такую художе- одобряемые, так и нарушающие этические нормы) коммуникативные тактики приоб ственную вещь». ретают характер манипулятивных при использовании их в структуре манипулятив – Хамите, парниша,– лукаво сказала Эллочка. ной стратегии, контекстом которой задается однозначное прочтение речевых дейст Неверные действия манипулятора не разрушают его образ в глазах мани- вий как манипулятивных. Очевидно, это и является в данном аспекте рассмотрения пулируемого – «лукаво сказала» («лукавый» = наполненный веселым задором, речевого поведения причиной «незаметности» манипуляции. Таким образом, можно игривостью). говорить лишь о тактиках, типичных для манипуляции, которые обеспечивают ус – Хо–хо,– втолковывал Остап. пешную реализацию манипулятивной коммуникативной стратегии, и тактиках, не Манипулятор переходит на язык манипулируемого, подчеркивая образ се- способствующих сохранению системности манипулятивной стратегии.

бя как «своего». И-субстратегия: «я ваш единомышленник, потому что говорю с В разделе предложен вариант типологии коммуникативных тактик для И вами на одном языке». субстратегии – по способу позиционирования субъекта РВ по отношению к собесед «С ней нужно действовать иначе,– решил он,– предложим обмен». нику, для М-субстратегии – по способу предложения собеседнику совершить дейст Манипулятор решает скорректировать стратегию. вие. Типичными для манипуляции коммуникативными тактиками можно считать – Вы знаете, сейчас в Европе и в лучших домах Филадельфии возобно- 1) для И-субствратегии тактики:

вили старинную моду – разливать чай через ситечко. Необычайно эффектно • интеграции с собеседником («Наших в городе много?» И. Ильф, Е. Петров);

и очень элегантно.

• противопоставления третьим лицам («Конечно, я мог бы обратиться к частно И-субстратегия: манипулятор продолжает создавать образ себя = «я свет му лицу – мне всякий даст, но, вы понимаете, это не совсем удобно с политиче ский человек, потому что я коротко осведомлен о европейской и американской ской точки зрения. Сын революционера – и вдруг просит денег у частника, у моде». М-субстратегия: разливать чай через ситечко модно, и если вы будете раз нэпмана...» И. Ильф, Е. Петров);

ливать чай через ситечко, вы будете модным человеком.

• положительной оценки собеседника («Прекрасный мех!» И. Ильф, Е. Петров);

Эллочка насторожилась (интерес манипулируемого).

• положительной самооценки («Может быть, я самообольщаюсь, но я проведу – Ко мне как раз знакомый дипломат приехал из Вены и привез в пода его лучше Рольфа. Потом пусть этой женщиной занимается Рольф — для меня рок. Забавная вещь.

важнее всего дело, а не честолюбие» Ю. Семенов);

И-субстратегия: образ манипулятора как светского человека = «я светский 2) для М-субстратегии тактики:

человек, потому что коротко знаком с дипломатом из Вены». М-субстратегия:

• обмена («Давайте обменяемся. Вы мне – стул, а я вам – ситечко. Хотите?» И.

актуализация потребности следовать моде.

Ильф, Е. Петров);

– Должно быть, знаменито,– заинтересовалась Эллочка.

• совета / предложения («Хорошо-с, но самому-то зачем же бегать? Изложите – Ого! Хо–хо! Давайте обменяемся. Вы мне – стул, а я вам – ситечко.

на бумаге все ваши подозрения и обвинения против этого человека. Ничего нет Хотите?

проще, как переслать ваше заявление куда следует, и если, как вы полагаете, мы имеем дело с преступником, все это выяснится очень скоро» М. Булгаков).

В то же время, например, тактика отрицательной оценки собеседника и Анализ высказываний. Высказывание 1, интерпретирующее текущую комму тактика ультиматума не способствуют сохранению системности манипулятивной никативную ситуацию, представляет собой обобщенную на основании соотнесения с коммуникативной стратегии. жизненным опытом информацию. Высказывания 2 и 3 являются аргументами к тези В разделе 2.4. «Специфика манипулятивного коммуникативного со- су, введенному в высказывании 1, и представляют собой сообщение известной мани бытия» представлена модель анализа коммуникативного события – факта мани- пулятору информации.

пуляции, выявлены особенности манипулятивного коммуникативного события. Высказывание 1. Манипулятор использует стилистически маркированное Схема анализа коммуникативного события: эмоционально-оценочное выражение «быть под колпаком» = разговорное фразеоло I. Анализ компонентов коммуниктивной ситуации: гическое сочетание со значением «попасть под наблюдение, слежку». Использование 1. Настоящие объективные ситуативные характеристики субъекта манипу- лексики разговорного стиля является отступлением от стилистических норм делово ляции: а) личностноснтый аспект (личностные характеристики, модель мира);

б) го общения подчиненного с начальником. Местоимение 1 лица множественного чис ролевой аспект (постоянные и переменные социальные роли, переменные диало- ла объединяет субъекта РВ с объектом РВ и противопоставляет третьему лицу, о ко гические роли;

социально-статусные отношения коммуникантов – соотношение тором идет речь – Мюллеру («мы» и «Мюллер»). «Мы все» - местоимение «все», социальных статусов и коммуникативный модус);

в) целевой аспект (конкретизи- обобщая, вносит категоричность, тотальность происходящего и создает напряжен рованные потребности манипулятора). ность текущей коммуникативной ситуации.

2. Настоящие объективные ситуативные характеристики объекта манипу- Высказывание 2. Манипулятор продолжает использовать стилистически мар ляции: а) личностноснтый аспект (личностные характеристики, модель мира);

б) кированную эмоционально-оценочную лексику с отрицательной оценкой в понятий ролевой аспект (постоянные и переменные социальные роли, переменные диало- ном содержании. Известная коммуникантам произошедшая ранее ситуация интер гические роли;

социально-статусные отношения коммуникантов – соотношение претируется субъектом воздействия как «идиотизм» = бессмысленный, глупый по социальных статусов и коммуникативный модус);

в) целевой аспект (конкретизи- ступок, поведение;

а ситуация в настоящем как «еще почище», где использованное в рованные потребности манипулируемого). качестве предиката «почище» - разговорная форма сравнительной степени «чистый» 3. Ситуативный контекст. = «получающий наиболее полное, яркое проявление, воплощение» (БТСРЯ). Говоря II. Анализ коммуникативной стратегии манипулятора: о русской радистке, употребляет «видимо» - вводное слово, выражающее неуверен И-субстратегия (анализ коммуникативных смыслов речевых поступков): ность говорящего в сообщаемом = «я точно не знаю». Употребление союза «а» с точ а) создание образа манипулятора;

б) создание образа манипулируемого;

в) созда- ки зрения смыслового ударения приравнивает следующую за ним ситуацию к пред ние образа обстановки взаимодействия. шествующей – субъект РВ опирается на известный объекту РВ воздействия факт - М-субстратегия (анализ прагматических смыслов речевых поступков): а) «идиотизм с «хвостом» - для интерпретации новой ситуации.

этап актуализации известной манипулятору реально существующей потребности Высказывание 3. Повтор лексемы «передатчик» в соседней реплике создает реципиента (или искусственно созданной и навязанной ему) и стремления ее противопоставление «они / я» («они находят передатчик», «я за этим передатчиком удовлетворить;

б) этап интерпретации какого–либо явления как возможности охочусь…»). Субъект РВ подчеркивается приложенные усилии: а) употребляет слово удовлетворения обозначенной потребности реципиента;

в) этап выстраивания «охотиться» = перен. разг. стараться раздобыть, получить что-нибудь (хотеть сде модели действий реципиента, способных привести к удовлетворению обозначен- лать это, прилагать к этому усилия) (БТСРЯ);

б) располагает как рему «охочусь во ной потребности. семь месяцев» и «попадает к Рольфу». Употребляет нетипичное (даже оксюморон Пример полного анализа коммуникативного события. Манипулятор – рус- ное), а следовательно, высокоэмоциональное сравнение «столько же понимает в ра ский разведчик Исаев-Штирлиц, его коммуникативная цель – не выдав своей диоиграх, сколько кошка в алгебре», что также нарушает официально-деловой стиль личной заинтересованности, побудить объект РВ, не сообщая высшему руково- общения подчиненного с начальником. Противопоставляет «я» / «Рольф» = наше дству, немедленно дать распоряжение забрать русскую радистку из госпиталя и ведомство / ведомство Мюллера. Использует противительный союз «но», который провести допрос. Манипулируемый – офицер третьего рейха Шелленберг, на- фокусирующий внимание на событии, описываемом во втором предложении, проти чальник субъекта РВ. Потребность – победить в конкурентной борьбе с гестапо – вопоставляющий две ситуации: «я охочусь», но «дело попадает к Рольфу», причем показать в выгодном свете работу своего ведомства и в невыгодном – работу гес- нет никаких веских причин, чтобы это дело было передано Рольфу - «отчего-то».

тапо (Ю. Семенов). Таким образом, отношения между ситуациями простых предложений 1 и 2 оказыва — По-моему, мы все под колпаком у Мюллера (1). То этот идиотизм с ются немотивированными, необоснованными – произошла несправедливость.

«хвостом» на Фридрихштрассе, а сегодня еще почище: они находят русскую с В предикативных единицах реплики использовано только настоящее время передатчиком, видимо, работавшую очень активно (2). Я за этим передатчи- («есть» - настоящее, «находят» = нашли - переносное употребление наст. времени, ком охочусь восемь месяцев, но отчего-то это дело попадает к Рольфу, кото- «охочусь» - наст. неактуальное отрезка времени, «попадает» = попало – переносное рый столько же понимает в радиоиграх, сколько кошка в алгебре (3). употребление наст. времени, «понимает» - наст. признаковое), что представляет си туацию несправедливости как происходящую здесь и сейчас и, соответственно, — Поезжайте, - сказал Шелленберг, - а я все-таки позвоню рейхсфюреру.

требующую незамедлительного разрешения. — Лучше зайти к нему, - ответил Штирлиц. – Мне не очень-то нравит Коммуникативный смысл речевого поступка: ся вся эта возня.

1) «я в ярости, потому что нарушаю нормы делового общения начальника Анализ высказывания. Манипулятор использует безличную конструкцию – с подчиненным»;

построен на предполагаемом наличии у манипуляируемого «лучше зайти», что смягчает побуждение и интерпретирует сам поступок как объек убеждения: тот, кто нарушает нормы делового общения начальника с подчинен- тивно лучший. Для характеристики последствий звонка использует эмоционально ным, находится в неуравновешенном эмоциональном состоянии;

оценочную лексему «возня» = скрытая деятельность, интриги (БТСРЯ).

2) «я верный подчиненный, единомышленник, потому что объединяю себя Коммуникативный смысл речевого поступка: «я заинтересован не сообщать о с вами и противопоставляю работникам ведомства-конкурента Мюллеру и Роль- происходящем рейсхфюреру только потому, что это представит работу моего ведом фу»;

построен на предполагаемом у манипуляируемого убеждении: тот, кто про- ства в невыгодном свете, потому что называю последствия звонка возней».

тивопоставляет себя работникам ведомства-конкурента, - верный подчиненный;

Прагматический смысл речевого поступка: (этап 3 мотивационного опосредо 3) «ТКС – ситуация вопиющей несправедливости, требующая незамедли- вания) субъект РВ интерпретирует звонок рейсхфюреру как поступок, который по тельного разрешения, потому что нет никаких оснований передавать русскую мешает удовлетворению потребности объекта РВ представить в благовидном свете радистку гестапо». работу своего ведомства.

Прагматический смысл речевого поступка: (этап 1 мотивационного опо- — Поезжайте, — повторил Шелленберг, - и делайте свое дело.

средования) манипулятор актуализирует потребность манипулируемого победить Таким образом, коммуникативная стратегия манипулятора в данном комму в конкурентной борьбе, сообщая об угрозе ее неудовлетворения – из-за неспра- никативном событии следующая.

ведливости все лавры достанутся работникам ведомства-конкурента.

• И-субстратегия: манипулятор создает образ себя как верного подчиненного, Шелленберг сразу потянулся к телефонной трубке.

пришедшего в ярость от несправедливости, образ обстановки воздействия – вынуж Невербальный поступок манипулируемого подтверждает быстрый поло денное нарушение норм делового общения, образ манипулируемого как честолюби жительный результат воздействия.

вого начальника.

— Не надо, — сказал Штирлиц. — Ни к чему. Начнется склока, обыч • М-субстратегия: этап 1 - манипулятор актуализирует потребность манипу ная склока между разведкой и контрразведкой. Не надо. Дайте мне санкцию:

лируемого победить в конкурентной борьбе, сообщая о несправедливости, угрожаю я поеду сейчас к этой бабе, возьму ее к нам и хотя бы проведу первый допрос.

щей удовлетворению этой потребности;

этап 2 – интерпретирует проведение допроса Может быть, я самообольщаюсь, но я проведу его лучше Рольфа. Потом как средство отличится;

этап 3 – для того, чтобы провести допрос, необходимо, не пусть этой женщиной занимается Рольф — для меня важнее всего дело, а не сообщая вышестоящему руководству, немедленно дать разрешение забрать русскую честолюбие.

из госпиталя.

Анализ высказываний. Звонок вышестоящему руководству не выгоден При создании мотивации для объекта РВ воздействующий субъект использует манипулятору. Он троекратно просит манипулируемого не делать это («Не следующую эксплицированную аргументацию: 1) нужно привезти радистку к нам, надо… Ни к чему… Не надо»), интерпретирует результат действия как «склока» потому что я лучше проведу допрос;

2) не нужно звонить рейсхфюреру, потому что = враждебные отношения на почве мелких интриг, при этом «интрига» = скрытые начнется склока. В то же время истинными для него самого являются совсем другие действия неблаговидного характера (БТСРЯ). Употребление сочетания «хотя бы» аргументы, узнав которые, объект РВ ни за что бы не согласился выполнить нужное умаляет размер требований. Для характеристики русской радистки использует субъекту РВ действие: 1) нужно забрать радистку, чтобы выработать стратегию по разговорную сниженную лексему «баба».

ведения;

2) не сообщать рейсхфюреру, чтобы выиграть время, чтобы никто не смог Коммуникативный смысл речевого поступка: «я имею только деловую за этому помешать.

интересованность в работе с русской радисткой, потому что соглашаюсь, чтобы Структурно-содержательная модель манипулятивного коммуникативного со потому этой женщиной занимался Рольф;

потому что сообщаю, что для меня бытия характеризуется, во-первых, монологичностью с точки зрения замысла: ком важнее дело, а не честолюбие;

потому что отношусь к ней пренебрежительно, муникативная активность манипулируемого предсказуема, манипулятор как бы «ре называя ее бабой». Предполагаемые убеждения манипулируемого: тот, кто нару жиссирует» коммуникативное событие в целом. Во-вторых, манипулятивное комму шает нормы делового общения, находится в неуравновешенном эмоциональном никативное событие обладает особой информационной двуплановостью: в плоскости состоянии;

тот, кто противопоставляет себя работникам ведомства-конкурента, - сознания не владеющего полным объемом информации манипулируемого оказывает верный подчиненный.

ся неманипулятивное коммуникативное событие, в котором якобы удовлетворяется Прагматический смысл речевого поступка: (этапы 2 и 3 мотивационного его потребность, в то время как в сознании самого манипулятора или осведомленно опосредования) манипулятор интерпретирует проведение допроса первыми как го стороннего наблюдателя находится манипулятивное коммуникативное событие.

средства победить в конкурентной борьбе и сообщает, что для проведения допро В заключении обобщаются основные результаты исследования.

са необходимо немедленно дать санкцию.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Феномен манипуляции: речедеятельностная интерпретация. // Культур но-речевая ситуация в современной России: вопросы теории и образовательных технологий. Тез. докл. всероссийск. науч.-метод. конф.;

Екатеринбург 19 – марта 2000 г. / Под ред. И.Т. Вепревой. – Екатеринбург: УрГУ, 2000 г. – 209 с. - С.

66 – 68.

2. Возможно ли толерантное общение при манипуляции: к постановке во проса. // Лингвокультурологические проблемы толерантности: Тез. докл. Между нар. науч. конф. Екатеринбург, 24 – 26 октября 2001 г. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2001. – 403 с. – С. 196 – 197.

3. Манипуляция и шантаж как разного рода нарушения этических норм общения. // Коммуникация и толерантность: теоретические и прикладные аспек ты. Программные материалы межд. научн. конф.;

Екатеринбург 15 – 18 мая 2003г.

– С. 9.

4. Речевое воздействие: опыт лингвистического описания. // Совершенст вование языковой компетенции и культуры речи в вузах негуманитарного профи ля. Сборник статей и тез. докл. всероссийск. научно-метод. конф.;

Екатеринбург 26 – 27 ноября 2003 г. - Екатеринбург: УГТУ-УПИ, 2004. – С. 25 – 36.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.