WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В. Ломоносова ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Гухман Владимир Борисович Философская сущность информационного подхода

Специальность 09.00.08 – «Философия наук

и и техники»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Тверь – Москва, 2001 2

Работа выполнена на кафедре психологии и философии Тверского государст венного технического университета и на кафедре философии ИППК Москов ского государственного университета им. М.В. Ломоносова Научный консультант – доктор философских наук, профессор Кочергин Альберт Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Г.Л. Смолян доктор философских наук, профессор А.И. Уваров доктор философских наук, профессор А.Д. Урсул Ведущая организация – Институт философии РАН

Защита состоится 30 ноября 2001 г. в 15 часов на заседании диссерта ционного Совета по философским наукам (Д 501.001.06) при Московском госу дарственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 117234, Москва, Воробьевы горы, 2-й корпус гуманитарных факультетов МГУ, ауд. 825.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки 1-го корпуса гуманитарных факультетов МГУ.

Автореферат разослан 29 октября 2001 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета доктор философских наук профессор Л.В. Суркова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современная философия уже полвека как впитала в себя информационную проблематику, особенно актуальную в связи со становлением информационного общества, в котором информацион ный подход претендует на роль одного из методологических базисов научного знания, предметной и общественной практики, образования. Информационный подход к проблемам естествознания, техники, психологии, социологии, лин гвистики, эстетики и т.д. стал распространенным междисциплинарным инстру ментом исследования. Однако сам он до последнего времени не успел сложить ся в систематизированную методологическую концепцию ни в науке, ни в фи лософии, хотя для этого имеется широкий спектр информационных понятий, известны отдельные закономерности информациогенеза и информационных процессов в коммуникативных и регулятивных актах, проведена его апробация в различных областях знания и деятельности. Отсутствие концептуально оформленного информационного подхода, особенно, в его цельной философ ской версии, охватывающей методологические, онтологические, гносеологиче ские, аксиологические и праксеологические аспекты, сдерживает продуктивное системное осмысление стихийно развивающейся инфосферы и обоснованное предвидение результатов такого развития, связанных с переходом человека из естественной интеллектуальной среды обитания в искусственную.

Нельзя сказать, что философия находится в стороне от этих проблем. Од нако накопившиеся за полвека частные успехи философии в рефлексивном ос мыслении феномена информации и связанных с ним реалий бытия еще не при вели к созданию целостной философской концепции информационного подхо да. При этом для нас очевидно, что создание такой концепции не может быть осуществлено в отрыве от общенаучной концепции, а только на основе послед ней.

В связи с вышеизложенным построение и обоснование философской кон цепции информационного подхода представляется актуальной проблемой.

Создание такой концепции не есть имманентная проблема философии самой по себе, а есть именно проблема такой синтетической облоасти знания как фило софия науки и техники. Ее создание имеет праксеологический аспект, связан ный не только с преподаванием современной философии в вузах, особенно в инженерно-технических, и с философствованием вообще перед любой аудито рией в информационном обществе, в котором все более бурно растут такие разновидности современного человека как homo informaticus и homo faber.

Степень разработанности темы. На философскую значимость информа ционного подхода первыми обратили внимание Н. Винер и У.Р. Эшби. Винер исходил из того, что в основе любой целенаправленной деятельности человека (прежде всего, управления и коммуникации) лежит информация. Эта плодо творная идея вместе с идеей обратной связи легла в концептуальную основу кибернетики. Кибернетика обратила внимание философии на активный, произ водительный (функциональный) характер информации, что заставило переос мыслить традиционные представления о категориях теории познания. На фак тическом материале Винер и Эшби показали релевантность новой науки и пло дотворность философской рефлексии кибернетического и информационного толка. Эшби ввел в научный обиход одно из важнейших информационных по нятий кибернетики – понятие разнообразия, обосновал закон необходимого разнообразия и кибернетический принцип усиления. Оба ученых плодотворно использовали математические средства в философских обобщениях.

Начиная с 50-х годов прошлого века идеи кибернетики породили неосла бевающий до сих пор интерес философов к понятию информации и информа ционным проблемам. Из обилия философских публикаций наиболее близкими к теме диссертации являются труды А.Д. Урсула, который философски обобщил достижения кибернетики и теории информации и создал соответствующую фи лософскую концепцию понятия информации как отраженного разнообразия.

Урсул одним из первых поднял проблемы философско-категориального статуса понятия информации, внутренней информации как атрибута материи, пробле му возможности неэнергетических форм познания и управления. Л. Бриллюэн обосновал негэнтропийную концепцию связанной (физической) информации как предтечу общенаучного атрибутивного подхода к понятию информации.

А.Д. Урсул, а позже Д.И. Дубровский широко пользовались словосочетанием «информационный подход», однако они не ставили перед собой задачи по строения целостной концепции информационного подхода.

Впервые это попытался сделать Э.П. Семенюк, введя понятие информаци онного подхода как общенаучного «логико-гносеологического и методологиче ского образования»1 и развивая его в рамках функционально-кибернетических представлений. Попытку систематизации информационного подхода на базе субстанциональных представлений об информации предпринял И.И. Юзви шин. Однако, как показано в диссертации, эта попытка оказалась скорее дек ларативной, чем обоснованной. В результате сейчас известны лишь отдельные концептуальные и методологические компоненты информационного подхода. В частности, сформулированы принцип роста разнообразия (Е.А. Седов), прин цип взаимной информации, принципы кодирования и связи (К.Э. Шеннон, В.А.

Котельников, У.Р. Эшби и др.), имеющие не только частнонаучное, но и фило софское значение.

Из философских работ, относящихся к теме диссертации и затрагивающих онтологические основания феномена информации, выделим труды В.В. Нали мова по концепции семантического вакуума и семантического поля. Эти и дру гие работы Налимова, а также труды А.Н. Колмогорова по теории информации методологически созвучны диссертации.

Имеются также работы по философским приложениям информационного подхода достаточно развиты, что свидетельствует в пользу его эвристической и аппликативной потенции. В этой связи отметим информационную эпистемоло гию (А.И. Ракитов, А.И. Уваров), информационные теории сознания и психики в целом (Д.И. Дубровский, А.А. Братко и А.Н. Кочергин, Л.М. Веккер), творче Семенюк Э.П. Информационный подход к познанию действительности. Киев 1988, с. 7.

ства (У. Рейтман, Г.А. Голицын), памяти (Р. Аткинсон, Н.Н. Моисеев, Г. Сай мон), познания (Саймон, У. Рейтман, Э.П. Семенюк), эстетики (А. Моль), тео рию информациогенеза (А.Н. Кочергин и З.Ф. Цайер), концепцию человеко машинного интерфейса (Г.Л. Смолян). Информационный императив в теориях развития систем характерен для трудов И. Пригожина и его школы, М. Эйгена, И.И. Шмальгаузена, Н.Н. Моисеева и его школы, Е.А. Седова, И.А. Полетаева, В.В. Дружинина и Д.С. Конторова. Обращает на себя внимание плодотворное сотрудничество философов и ученых в решении перечисленных проблем, где наряду с вербально-логической формой философской рефлексии широко ис пользуется и математическая форма.

Однако в концептуально и методологически систематизированном виде информационный подход пока не сформулирован ни функционально, ни атри бутивно, ни субстанционально. Это и послужило основанием для выбора темы диссертации, объектом исследования которой является информационный под ход как общенаучный комплекс (инструмент) познания действительности в ин формационных понятиях. Предмет исследования – философские сущность, ос нования и возможности информационного подхода. Основная проблема иссле дования - философское переосмысление (обще)научной концепции информаци онного подхода, построение и обоснование на ее основе соответствующей ат рибутивной философской концепции, ее апробация при решении ряда фило софских проблем (природы априорного знания, возможности верификации на учного знания, противостояния эволюционизма и креационизма и др.).

Цель и задачи исследования. Цель – сформулировать и обосновать атри бутивную философскую концепцию информационного подхода, оценить ее эксплицитные и эвристические возможности.

Для достижения этой цели автор ставит перед собой следующие задачи:

• выявить и обосновать онтологическую и методологическую взаимообуслов ленность научного и философского содержания информационного подхода;

• оценить возможность философской категоризации понятия информации;

• определить сущность и границы информационного феномена разнообразия и сформулировать закономерности его изменения и развития;

• вскрыть специфику феномена информации как свойства и отношения объек тов;

• выявить гносеологические и праксеологические закономерности генерирова ния и преобразования информации в актах познания и управления;

• вскрыть информационные механизмы реализации аксиологических устано вок в познании и управлении;

• оценить эвристические возможности философской концепции информацион ного подхода, апробировав ее на актуальных методологических проблемах науки, имеющих философское значение:

- проблеме природы априорного знания;

- проблеме онтологической относительности позитивного знания;

- проблеме однозначности и верифицируемости языка науки;

- проблеме дискуссионных отношений эволюционизма и креационизма.

Теоретико-методологические основы и источники исследования. Ис ходя из предмета и цели исследования, основное внимание в диссертации уде ляется методологии и эффективности исследования философских проблем нау ки, принципам диалектической взаимосвязи философского и конкретно научного знания, конкретности истины, историзму, восхождению от абстракт ного к конкретному, системности, практическому обоснованию предложенных решений, их эвристичности.

Продуктивный диалог философии с наукой подразумевает общее семиоти ческое пространство. Поэтому, сознавая необходимость в традиционных каче ственных методах философствования, мы вместе с тем, не вправе игнорировать зарекомендовавшие себя точные методы научного мышления и, прежде всего, количественные (математические) методы, разумеется, там, где они уместны и эффективны. Многие философы, начиная с пифагорейцев и до наших дней, по лагали, что истинное философствование возможно только в результате сочета ния интуитивного проникновения в сущности и последующего выражения этих сущностей в понятиях числа и меры. Используемая в диссертации методология исходила из данного императива.

Научная новизна исследования.

• систематизированы и проинтерпретированы в рамках единой философской концепции общенаучные понятия информации, разнообразия, информационно го процесса, информационного поля (и производные от них понятия), а также их всеобщие закономерные взаимосвязи, отражающие специфику онтологиче ских, гносеологических, праксеологических и аксиологических аспектов ин формации и информационных процессов;

• обосновано предложение о возможном повышении общенаучного статуса понятия информации до уровня философской категории, при этом атрибутив ный подход к данному понятию принят не априори, а явился закономерным ре зультатом исследования;

• вскрыта динамика развития действительного информационного разнообразия в рамках его возможных и необходимых границ, обоснованных впервые;

• выявлены закономерные взаимосвязи между категориями свойства и отно шения в феномене информации, включающем внутреннюю информацию как свойство объектов, а внешнюю как отношение между ними;

• предложена новая трактовка процесса информациогенеза, состоящая в его сходстве с процессом и принципами работы «неймановского» компьютера;

• обнаружена закономерность экспансии информации при одновременном снижении ресурсно-энергетических затрат на информационные процессы по мере интеллектуализации участников данных процессов в актах познания и управления, что актуализирует проблему нетрадиционных малоэнергетических информационных процессов;

• выявлена информационная природа априорного знания – кантовским апри орным формам чувственности, рассудка и разума поставлены в соответствие ментальные акты обработки информации, подчиняющиеся закономерностям, сформулированным в философской концепции информационного подхода.

Положения, выносимые на защиту.

1. Объективная взаимообусловленность общенаучной и философской кон цепций информационного подхода характеризуется тем, что а) информацион ный подход междисциплинарен, понятие информации относится к общенауч ным категориям, но одновременно имеет продуктивное философское содержа ние;

б) наиболее активная часть социума в информационном обществе склонна к рефлексии в понятиях точного знания, с чем нельзя не считаться;

в) философ ская система рефлексии о сущем для своей доказательности нуждается в опоре на соответствующее научное знание.

Новым является обоснование взаимообусловленности математической, общенаучной и философской форм абстрагирования на уровне информацион ной деятельности.

2. Категория информации всеобща и вместе с тем понятийно самостоя тельна по отношению к другим философским категориям;

она взаимосвязана с материей и сознанием отношением включенности в них, все объекты вселенной взаимозависимы по передаваемой и хранимой информации, любое поле содер жит информацию о своем источнике, информация и подчиняется закону сохра нения, она присутствует в основаниях познания и мышления, квант информа ции (бит) неделим, смысл, переносимый внешней информацией от источника к потребителю, невозможен без смысла, содержащегося во внутренней информа ции источника.

Новизна состоит в выявлении факторов философской категориальности по нятия информации.

3. Информационное разнообразие, будучи всегда отношением, по меньшей мере, двух переменных, характеризует, с одной стороны, морфологическое со держание внутренней информации гетерогенных систем в их отношении к са мим себе, а с другой - внешнюю информацию как результат взаимодействия двух разных объектов. Рост разнообразия развивающейся системы потенциаль но ограничен только логически допустимым комбинированием элементов сис темы в различающиеся структуры и взаимосвязи между ними. Действительное разнообразие меньше потенциально возможного, оно обусловлено реально до пустимой сложностью системы и ограничивается пороговыми механизмами селекции ценных для нее состояний. Необходимое разнообразие обусловлено минимально требуемой (для самосохранения) сложностью системы и ограни чивается гомеостатическим законом необходимого разнообразия У.Р. Эшби, но не может быть меньше разнообразия неделимого информационного кванта.

Обоснование возможных, необходимых и действительных границ инфор мационного феномена разнообразия произведено впервые.

4. В информацинном взаимодействии имеет место закон сохранения ин формации, согласно которому сумма количеств внешней (явленной) информа ции и дефицита информации (неявленной части внутренней информации) по стоянна и равна количественной мере совместной внутренней информации субъекта и объекта (системы и среды). При этом внешняя информация переда ется от среды открытой системе в количестве не более потенциальных возмож ностей системы по усваиванию информации. Разные системы получают коли чественно разную внешнюю информацию от среды даже в общем информаци онном процессе. Любая внешняя информация конечна, что в гносеологическом отношении обусловливает относительность любой предметной истины как продукта конечного во времени и пространстве акта познания. Субъект, воз действуя на объект с целью его познания, информационно взаимодействует с объектом, не только принимая от него (о нем) информацию, но и передавая объекту (даже вопреки своей «воле») информацию о себе в том же количестве.

Поэтому все объекты вселенной информационно взаимозависимы, открыты, деление их на объекты и субъекты любого информационного процесса условно.

Количественная симметрия взаимной информации тем не менее совместима с соответствующей семантической, аксиологической, телеологической и перцеп тивной информационной асимметрией субъекта и объекта.

Новым является введение закона сохранения информации и формулирова ние количественных отношений, связывающих внутреннюю информацию с внешней.

5. Изменение разнообразия системы сопровождается изменением (гене рацией или рассеянием) ее внутренней информации, при этом генерация осу ществляется по специальной заложенной в систему программе в процессе ос воения системой приобретенного разнообразия в форме его перекодирования во внутренние более ценные информационные коды. Программа работает со гласно принципам хранимой программы и программного управления «нейма новского» компьютера. Общая проблема связи как процесса установления по нимания источника потребителем информации имеет герменевтический харак тер. Частная проблема связи – распознавание скрытой в шумах2 информации (особенно важная для интеллектуальных систем и, прежде всего, для человека) разрешима на базе известных методов выделения информации из шума, реали зующих принцип эффективного познания: субъект должен уподобиться объек ту, чтобы его познать Общность принципов информациогенеза и работы «неймановского» ком пьютера, герменевтическая интенция связи выявлены впервые.

6. Процесс генерирования информации постоянно и объективно сопровож дается возмущающими воздействиями на нее с последующей диссипацией (рассеянием) информации, что в совокупности поддерживает потенциал разви тия систем;

абсолютная безопасность информации онтологически недостижима и не полагается ни одним информационным процессом.

Данная праксеологическая закономерность генерирования информации в явном виде сформулирована впервые.

7. Такие актуальные методологические проблемы как онтологическая от носительность предметных истин, неоднозначность и неверифицируемость на учного знания и его языка, природа априорного знания, проблемы эволюции имеют информационную природу и могут быть эффективно объяснены в ин формационных понятиях.

Шум здесь понимается в самом широком смысле как востребованная бесполезная инфор мация, имеющая нулевую ценность.

В частности, вскрытие информационной природы рефлексирующего соз нания стимулирует информационный подход к проблеме генезиса кантовского априоризма. Априорные формы чувственности, «схватывающие» предмет в его пространственно-временном единстве информационного разнообразия, корре лированы с имманентными механизмами восприятия в понятиях числа и меры (сравнения и предпочтения) и реализуются психическими процедурами деко дирования и классификации внешней информации о предмете. Априоризм рас судка (кантовский «синтез воспроизведения в воображении») функционально проецируется на психологическую процедуру идентификации «схваченного» предмета, завершающую этап его распознавания в виде образа-мыслеформы.

Априоризм разума (трансцендентальный кантовский «синтез узнавания в поня тии») присутствует в логико-семантических процедурах селекции ценной ин формации, содержащейся в образе предмета, и, наконец, в познании последнего через циклическое чисто информационное (трансцендентальное, «ресурсосбе регающее») взаимодействие «правополушарного» образа и его «левополушар ной» абстракции (кантовской «схемы»).

Новым является вскрытие информационной природы априорного знания.

Это относится к решению и других указанных выше проблем.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

Материалы диссертации использовались при чтении курсов «Философия», «Прикладная теория информации» на факультете автоматизированных систем ТГТУ, «Информатика и вычислительные машины», «Математические методы анализа в социологии» - на гуманитарном факультете ТГТУ, «Информатика» - на факультете последипломного образования ТГТУ, на психологическом и фи лологическом отделениях негосударственного вуза – института «Верхневол жье», «Информационные ресурсы и информационные рынки» - в Тверском фи лиале МЭСИ.

Возможность использования полученных в диссертации результатов вытека ет из прагматической направленности предложенной философской концепции.

Это позволяет с единых методологических позиций подойти к решению акту альных философских и научных проблем, что продемонстрировано в работе.

Кроме того, предложенная философская концепция может дать толчок плодо творным философским исследованиям в психологии, логике, педагогике, лин гвистике, синергетике, культурологии в рамках информационного императива Предложенные в диссертации решения могут быть учтены в педагогической практике, ориентированной на герменевтическую установку, методологический плюрализм и проблемность обучения.

Апробация работы. Результаты работы докладывались на международном симпозиуме по роли философии в формировании научно-технической элиты (Тверь, 1994), на международной научной конференции по математическим моделям нелинейных возбуждений, переноса, динамики, управления в конден сированных системах и других средах (Тверь, 1996), на I и II Российских фило софских конгрессах (Санкт-Петербург, 1997;

Екатеринбург, 1999), на юбилей ной конференции ТГТУ в 1998 г., на международной научной конференции по проблемам семьи и государства (Тверь, 1998), на семинаре докторантов ИППК МГУ в 2000/2001 г., на международной научной конференции по философии культуры на рубеже XXI века (Тверь, 2001), на II Всероссийской конференции по проблемам психологии и эргономики (Тверь, 2001).

Структура диссертации. Диссертация включает в себя введение, четыре главы, заключение, библиографический список и два приложения, напечатана на 402 машинописных страницах. Библиографический список включает 188 на именований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность темы, объект, предмет, проблема, цель и задачи исследования, формулируются научная новизна результатов, их теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту.

В первой главе - «Взаимообусловленность научного и философского в информационном подходе (методологический аспект)» - исследуется со стояние общенаучной концепции информационного подхода, обосновывается необходимость в ее философской концептуализации, выявляются факторы взаимообусловленности философской и общенаучной концепций, конкретно научного и абстрактно-философского в информационной деятельности рефлек сирующего сознания.

В первом параграфе - «Объективные факторы взаимообусловленности общенаучной и философской концепций информационного подхода» - вво дится понятие философской концепции информационного подхода как методо логической системы миропонимания, миропознания и экстраполяции в инфор мационных понятиях. Исходя из существующего общенаучного статуса ин формации, вначале рассматривается общенаучная концепция информационного подхода.

Информационный подход как самостоятельный научно-методологический конструкт впервые был предложен Э.П. Семенюком. Основные положения: 1) выявить источник, приемник информации и канал связи между ними;

2) изу чить соответствующий информационный процесс;

3) выявить специфику типа и вида конкретного проявления информации3. Семенюк признавал данные поло жения всего лишь пролегоменами к функциональному информационному под ходу, однако дальше их апробации не пошел.

Общенаучную концептуализацию информационного подхода предпринял И.И. Юзвишин, предложив в качестве пролегоменов анализ и синтез а) внут ренних и внешних отношений вещей, б) свойств вещей на базе выявленных от ношений4, а для методологического обеспечения концепции - семь информаци онных законов и логико-математический аппарат, названный им «информаци онной математикой». Проведенный в диссертации анализ предложенной кон цепции показал: закон сохранения информации и «всемирный закон информа ционного единства» концептуально значимы, остальные – нет;

законы количе Семенюк Э.П., с. 172.

И.И. Юзвишин. Информациология. М. 1996, с. 39.

ственно не обоснованы, большинство из них носят аксиоматический характер;

«информационная математика» не содержит специфически информационного математического аппарата и неадекватна задачам информационного подхода;

предложенная концепция в своей существенной части содержит элементы па ранаучного знания5, базирующиеся на субстанциональных представлениях об информации, однако, не подкрепленные доказательной базой.

Таким образом, оправданная попытка создания общенаучной концепции информационного подхода практически свелась у И.И. Юзвишина к деклара ции, но не к обоснованной концепции;

проблема осталась открытой.

Особенность ее решения в диссертации состоит в том, что общенаучная концепция – не самоцель, цель же - философская интерпретация данной кон цепции, содержащая раскрытие сущности информации (в онтологическом смысле), всеобщие закономерности ее существования и поведения в информа ционных процессах. Информационный подход уже «перерос» свой общенауч ный статус и вполне созрел для современной философии, также испытывающей потребность во встречном движении. Последнее обусловлено, во-первых, меж дисциплинарным значением информационного подхода и плодотворной апро бацией его идей и методов в философских приложениях. Этому способствует методологическая толерантность и полиморфизм информационного подхода, что согласуется с императивами «модельной гносеологии» и «системного плю рализма» и способствует обоснованности знания, реализации количественно качественных преобразований субъективного понимания (как постижения смысла) во внешнюю интерпретацию смысла (для репликации понимания) по принципу «каждому качеству понимания – свое количество объяснения» (в ас пекте гегелевской меры).

Во-вторых, философская значимость информационного подхода обуслов лена возрастающей информатизацией современного социума, в котором от 1/ до 1/2 (Ракитов А.И., Г.Л. Смолян) – сциентистско-технократически ориенти рованное поколение, рационально мыслящее в информационных понятиях, воспитанное в информационной среде, воспринимающее и рационализирующее ее как повседневный атрибут своего бытия, не мыслящее себя вне этой среды.

Философия как эпоха, схваченная мыслью, не может в информационном обще стве не мыслить в информационных понятиях, игнорировать их.

Третий не менее значимый фактор состоит в прогрессирующей тенденции развития паранаучного знания, апеллирующего к информации как одному из своих базовых понятий и упорно конфликтующему с современной научной па радигмой. В немалой степени этому способствуют научная неопределенность, непознанность, междисциплинарность феномена информации и сопутствую щих ему феноменов информационного процесса, информационного поля, зна ния, сознания и т.п., сохраняющаяся неопределенность научно-философского Паранаучное знание в данном контексте включает протонауку (первичную форму осмыс ления реальности, «игру» творческого воображения с наличным эмпирическим материалом) и девиантную науку (область теоретического знания, «отклоняющуюся» от критериев науч ности, принятых в действующем научном сообществе).

статуса информации.

Даже логически безукоризненные философские тексты о мироздании не могут претендовать на общечеловеческую значимость иначе, чем в контексте общечеловеческого знания о мироздании, т.е. в научном контексте, как бы к этому ни относилось философское сообщество. Это значит также, что фило софские категории и понятия не могут быть полноценно раскрыты исключи тельно в рамках философской рефлексии. В свою очередь, познание сущности, смысла научных понятий – философский вопрос. Взаимообусловленность фи лософского и конкретно-научного наглядно проявляется в проблеме природы информации.

В целом фактор взаимообогащения разных дискурсов (дискурсивный по лиморфизм), философского и научного знания, диффузионный характер отно шений разных форм знания приводит к выводу: обе концепции информационно го подхода – общенаучная и философская - должны методологически взаимо обусловливать друг друга.

Параграф заканчивается методологическими пролегоменами к переос мыслению общенаучной концепции в философскую. Наряду с констатацией факторов методологического родства этих концепций, формулируются и отли чительные установки, обусловленные разными степенями мыслительной сво боды и целями ученого (истина) и философа (смысл, благо). Разрабатываемая в диссертации концепция в своей методологической части подчиняется сформу лированным установкам.

Во втором параграфе - «Субъективные факторы взаимообусловленно сти конкретно-научного и абстрактно-философского в информационном подходе» - проводится мысленный феноменологический эксперимент по уточ нению информационной природы субъективного сознания как феномена в рам ках герменевтического императива. Известные научно-философские теории сознания сходятся во мнении об информационной (семантической) природе сознания, что соответствует и взглядам автора. Поставленная задача не ревизу ет указанных теорий, это лишь попытка интуитивного вторжения в парадокс, именуемый сознанием. Доверие к интуиции – важный методологический аспект феноменологии Э. Гуссерля, почему бы и нам не последовать этому принципу?

Объяснение объекта интерпретируется как кодирование сообщений о нем в кодах известных теорий (гипотез). Объяснение полагает предшествующее ему понимание, за которым, в свою очередь, нет предшествующих известных тео рий. Отсюда понимание объекта невозможно без творческого отношения к не му как к феномену, постигаемому в чувственном опыте, в отличие от умопости гаемых сущностей и вещей. Поэтому субъективное сознание конституируется как феномен, подвергаемый с целью выяснения его концепта феноменологиче ской редукции (по Э. Гуссерлю) с элементами герменевтического диалога – («вопрошания» по Х. Гадамеру).

Проведенный мысленный эксперимент привел к следующим взаимосвя занным редуктивным последовательностям: 1) сознаниеактивное зна ниеценная информациявнешняя информация (психофизическая редукция);

2) сознание («психе»6)познание и самопознаниепоиск и отбор декодиро вание, классификация и идентификация (психологическая редукция).

При этом психофизические феномены – стимулы, психологические фено мены – деятельностные реакции на стимулы. Из проведенного анализа следует:

субъективное сознание редуцируется к феноменам информационной природы, психические проявления которых базируются на процедурах сравнения и пред почтения (ранжирования);

соответственно, философская рефлексия в инфор мационных понятиях эффективна.

Выявленные процедуры могут быть как вербально-логическими (при клас сификации, идентификации, поиске, отборе и познании по номинативным шка лам), так и логико-математическими (ранговые и интервальные шкалы).

Проведенный далее с позиций аналитической философии и информацион ного подхода анализ особенностей вербально-логической и логико математической форм выявленных процедур рефлексии привел к следующим выводам:

а) эффект «недоказанности доказанного»7 наиболее отчетливо проявля ется в вербальных процедурах рефлексии, особенно на обыденном языке;

чем абстрактнее язык, тем меньше проявление эффекта;

б) дискретность и ко нечность языка обусловливают неадекватность объясняемого понимаемому, а ассоциативность языка – его полисемию и неверифицируемость;

в) неполнота и противоречивость некоторых логических систем, онтологическая относи тельность знания могут внести дополнительную неопределенность в рефлек сию.

Следствия:

а) сочетание высших форм абстрактной рефлексии – философской и ма тематической, философствование в математических понятиях - наиболее доказательны;

б) языки понимания континуальны, т.е. имеют другую природу, нежели дискретные языки объяснения.

Доказательность рефлексии зависит от степени абстрактности ее языка.

Природу данного явления автор усматривает во влиянии многозначного ассо циативного фона («шума»), создаваемого обыденным языком. Чем ближе язык к обыденному, тем больше шум, тем, соответственно, искаженнее (неопреде леннее) сигнал, исходящий от рефлексии и составляющий с шумом аддитивную смесь. Чем дальше язык от обыденного, тем меньше влияние данного шума, и сигнал лучше (однозначней) обнаруживается и распознается, что особенно важно для концептов, как правило, скрытых в ассоциативном шуме денотатов и извлекаемых лишь при соответствующей степени абстракции. Понимание кон цептов, в свою очередь, требует континуальных форм абстрагирования. Аб страгирование представляется как интуитивное стремление освободить мыш ление от вербального шума ассоциаций с целью повышения чувствительности Здесь под психе понимается совокупность психических феноменов Доказательство принято, если оно не просто безупречно, а понято (Д. Пойа). В таком смыс ле «недоказанность» означает и небезупречность (в том числе, непонятность), и непоня тость.

сознания к латентным смыслам абстрагируемых объектов мышления. В пределе такое «освобождение» должно привести к выходу за пределы сознательного мышления – к другим по своей информационной природе формам «мышления».

Изложенными факторами автор объясняет парадоксальную для самих ма тематиков (М. Клайн, Г. Биркгофф) эффективность математики, особенно кон тинуальной. Многие философы уповали, пусть и интуитивно, на философство вание в понятиях числа и меры как методологический прогресс философии, ус матривая в числовых соотношениях единую сущность и инструмент познания порядка в Универсуме. В этой связи нельзя игнорировать факт, что многие реа лии бытия наглядны только в виде геометрических и алгебраических моделей, рожденных творческим воображением рефлексирующего сознания вне какого либо отношения к «копированию», «фотографированию», отображению объек тивной реальности. К таким реалиям относится и информация, в частности, в аспекте порядка в Универсуме. Поэтому обусловленность философского науч ным при философской концептуализации информационного подхода понимает ся и как использование логико-математических процедур рефлексии.

Вместе с тем математика - не панацея, и в диссертации выявляются осно вания для подобного вывода, связанные с неполнотой и противоречивостью арифметической логики, принципов верификации, когерентности и фальсифи кации научного знания, принципа фаллибилизма. В свою очередь, максимум, на что может претендовать общепризнанная теория, - на правдоподобие истине здесь и теперь, но не обязательно там и всегда.

Поэтому для адептов феноменологии, предмет исследования которой – сущности (смыслы) феноменов, «не существует науки в ее тылах, на которую она могла бы возложить какую-либо работу»8. Исследуя сущности, феномено логия элиминирует из предмета исследования существование сущностей9. В за дачу же диссертации входит философское переосмысление сущности информа ции и ее существования в бытии. Постижение сущности феномена (смысла тек ста) есть одновременно феноменологическая и герменевтическая задача, кото рая философски самодостаточна. Постижение же существования феномена тре бует опоры на абстрагированный научный базис (для феномена информации – на теоретико-информационный базис). Проведенный в диссертации анализ осо бенностей реализации феноменологической редукции показал, что как метод она не всегда самодостаточна. Так, чистый интуитивизм в рамках ясного реф лексирующего сознания невозможен в принципе: интуитивные акты можно пе реживать, но нельзя описывать и объяснять, наблюдающее сознание должно быть отстранено от наблюдаемого и девственно чисто от привходящих факто ров, что в рамках одного сознания невозможно.

Таким образом, взаимообусловленность конкретно-научного и абстракт но-философского в информационной деятельности рефлексирующего сознания Гуссерль Э. Метод прояснения // Современная философия науки. М. 1994, с. 234.

Гуссерль Э. Философия как строгая наука// Философия как строгая наука. Новочеркасск.

1994, с.с. 152-154.

объективно необходима для исследования сущности информации и ее сущест вования в бытии.

Во второй главе - «Онтологический аспект философской концепции информационного подхода» - обосновываются факторы повышения философ ского статуса феномена информации, границы и закономерности развития ин формационного феномена разнообразия, взаимосвязь между информацией как свойством объектов и информацией как отношением между объектами.

Первый параграф - «Факторы философской категориальности поня тия информации» - начинается с классификации известных научно философских определений понятия информации и ее статуса в ряду других фундаментальных понятий (раздел «Многозначность понятия и феномена информации как онтологическая проблема»). Из классификации следует, что понятие информации, во-первых, многозначно (разнообразно, неопределенно) по количеству определений и по их смыслу. Многие связывают это с философ ской категориальностью данного понятия. Не меньше философов отрицают по добный статус информации. В попытке придти хотя бы к некоторому консенсу су была найдена приемлемая для информации классификационная ниша обще научной категории (В.С. Готт, Э.Л. Семенюк, А.Д. Урсул).

Во-вторых, феномен информации, будучи признанным большинством фи лософов как символическое отношение между формами, одновременно дихо томичен в вопросе о том, между какими формами информация выступает в ка честве символического отношения. Часть философов придерживается функцио нальной (ограничительной) концепции, рассматривающей информацию либо отношением познания между объектом любой природы и субъектом (биосис темой, кибернетической системой, сознанием), либо отношением управления между кибернетическими системами. Некоторые философы полагают инфор мацию имманентной системой онтологических отношений между элементами структуры любого (материального, идеального) объекта. Поскольку данная система отношений свойственна конкретному объекту всегда, она одновремен но образует самотождественное свойство – атрибут объекта [атрибутивная (расширительная) концепция]. Эта внутренняя (латентная, связанная, потенци альная) информация частично проявляется в актах отражения объекта субъек том (информационных процессах) в форме внешней (явленной, свободной, ре альной) информации10. Возможна также субстанциональная концепция в ас пекте информационного единства понятия объективной реальности.

В диссертации априори не отдается предпочтения ни одной из указанных концепций. Поэтому далее для обоснованного выбора проводится комплексный философский анализ феномена информации в трех аспектах – теоретико информацион-ном, физическом и философском (онтологическом), причем ос новное внимание уделяется онтологическому аспекту как наиболее дискусси онному.

Анализ, проведенный в разделе «Теоретико-информационный аспект феномена информации», показал, что факт получения информации субъектом В частном случае объект и субъект совмещены в акте самоотражения.

об объекте (например, о разнообразном и неопределенном понятии информа ции – см. выше) означает выбор, приводящий к ограничению разнообразия и не определенности, но только в гносеологическом смысле. Аналогично получение информации объектом о субъекте (от субъекта), в частности, в праксеологиче ском смысле есть выбор, принуждаемый (навязываемый) субъектом и приво дящий к ограничению разнообразия и неопределенности состояний объекта, управляемых субъектом. Мерой уменьшения разнообразия и неопределенности является количество информации. В дальнейшем полагается, что акт управле ния (как стимул, вопрос) необходимо включен в акт познания (как реакцию, от вет), обратная включенность возможна. В данном контексте информация коли чественно всегда взаимна, т.к. субъект, воздействуя своим выбором на объект с целью получения информации, на самом деле информационно взаимодейству ет с объектом, не только принимая от него (о нем) информацию, но и переда вая ему (даже вопреки своей субъектной «воле») информацию о себе в том же количестве (принцип взаимной информации). Соответственно, все объекты все ленной информационно взаимозависимы, открыты, деление их на объекты и субъекты информационного процесса условно. Этот вывод согласуется с физи ческим принципом взаимности источников полей. Количественная информаци онная симметрия субъекта и объекта в общем случае сопровождается их семан тической, аксиологической, телеологической и перцептивной асимметрией.

Поэтому мы вправе полагать, что не только субъект, но и объект в инфор мационном процессе осуществляет свой выбор в форме одного из своих воз можных состояний как информационно эквивалентную реакцию на выбор субъекта. Отличие объектного информационного выбора от субъектного автор усматривает в том, что первый не приводит к уменьшению разнообразия и не определенности последующих объектных выборов, т.к. каждый из них – всего лишь ситуативная фиксация очередного выбранного состояния. Мерой разно образия и неопределенности объектного выбора служит безусловная информа ционная энтропия (далее просто энтропия), величина которой (как следует из предыдущего утверждения) для стационарного объекта постоянна, априорна, внеопытна (в отличие от апостериорного понятия информации) и измеряется в единицах измерения информации.

Приведенные понятия энтропии и количества информации релевантны при условии существования априорной внутренней (скрытой, стационарной) ин формации объекта и апостериорной внешней (явной, нестационарной) инфор мации. Из изложенного следует:

а) количество информации есть мера внешней информации, энтропия – мера внутренней информации;

б) принцип взаимности информации распро страняется на память, которая должна быть не только у субъекта, но и у объекта;

при их онтологической неразделенности память должна быть об щей;

в) внутренняя информация не превращается во внешнюю, а лишь частич но реплицируется (тиражируется, копируется) в ней;

г) нереплицированная часть внутренней информации по существу есть дефицит внешней информа ции, а количественно – часть энтропии.

Отсюда для любого замкнутого субъект-объектного информационного процесса с фиксированными величинами энтропий субъекта и объекта справед лив статический закон сохранения информации, выведенный в данном разде ле: сумма количеств взаимной информации и ее дефицита постоянна и равна сумме энтропий объекта и субъекта. В данной количественной форме закон выведен впервые11.

Внутренняя информация, в частности, дефицит информации латентны, ненаблюдаемы, однако законы сохранения выполняются не только для наблю даемых, но и для ненаблюдаемых (физических или виртуальных) объектов12, одним из которых является внутренняя информация. Существование закона со хранения информации свидетельствует о возможном информационном прин ципе симметрии (инвариантности) вселенной, аналогичном принципу симмет рии пространства-времени, что, в свою очередь, свидетельствует в пользу предпосылки об онтологической значимости понятия информации. Негэнтро пийный принцип Л. Бриллюэна, согласно которому негэнтропия и информация взаимно превращаемы, - еще один аргумент в пользу данных предположений13.

Наконец, философско-математические работы Р. Ингардена и К. Урбаника, А.Н. Колмогорова и др. о независимости информационных понятий от вероят ностных логически приводят к концепции неслучайной природы информации и концепции случайности как отсутствия информационной закономерности.

Раздел «Физический аспект феномена информации» начинается с ана лиза понятия внутренней информации, которая не может быть физической в общепринятом смысле, т.е. наблюдаемой в опыте, вместе с тем подчинение ин формации закону сохранения заставляет предположить, что информация может быть физичной в том же смысле, в каком физичен, например, ненаблюдаемый физический вакуум.

Поэтому требуется физический ответ на вопрос, как латентная, пассивная внутренняя информация объекта реплицируется во внешнюю информацию, как именно трансцендентальное становится доступным подобно эмпирическому.

Данный вопрос автор уподобляет проблеме физических оснований кодового преобразования идеального в материальное, духовного в телесное (Д.И. Дуб ровский, Т. Нагель).

Частичный ответ на него содержится в современных теориях калибровоч ного, информационного, квантового, спинорного полей, теории физического вакуума. В частности, информационное А-поле Р. Утиямы (обобщенное калиб Качественно он был предсказан в 1961 г. И.Б. Новиком. Сформулированный закон концеп туально совпадает также с качественными формулировками А. Реньи (Трилогия о математи ке. М., 1980, с.235), А.К. Айламазяна, Е.В. Стась (Информатика и теория развития. М. 1989, с.17) и И.И. Юзвишина (с. 51), полагающими, что некоторая композиция (мультипликатив ная или аддитивная) энтропии и количества информации должна быть константой. Однако количественной оценки этой константе никем из них не дано. В теории информации не рас сматривается аспект внутренней информации и, соответственно, не формулируется закон со хранения информации. Формулировка динамического закона обоснована в третьей главе диссертации.

См. Ford K.W. The world of elementary particles. Blaisdell P.C., 1963, p.p. 146-147.

Физическая негэнтропия («связанная информация») Бриллюэна – аналог информационной энтропии Шеннона. См. Бриллюэн Л. Наука и теория информации. М. 1959, с. 212.

ровочное поле) полагается ее автором как физический фундамент реального проявления (в форме внешней информации) латентной внутренней информации элементарной частицы о совокупности (векторе) ее свойств А (а1 – заряд, а2 – масса, а3 - спин и т.д.)14.

Поля на микро- и макроуровнях сопутствуют всем взаимодействиям и все гда несут информацию о своих источниках вне зависимости от характера поля и его энергетики. При этом нет оснований аподиктически утверждать, что си ловая компонента поля не управляется такой информацией, даже если речь идет не о целенаправленном силовом действии, а лишь о причинении действия.

Только наличие обнаруживаемой силовой компоненты физического поля по зволяет интерпретировать его как особую форму материи. С равным правом это поле можно интерпретировать и как особую форму информации, где силовая компонента вторична. Информация передается не только с целью управления или причинения - существует и другой необходимый смысл информационного процесса, связанный с сохранением информации, т.е. с памятью, с передачей информации во времени. Отсюда понятие памяти – онтологическое понятие, в памяти весь Универсум в своем самоотражении.

Остаются спорными самые трудные вопросы – о физических носителях внутренней информации и волновых потенциалов полей. Ясно лишь, что эти носители имеют общую физическую природу, связанную со свойствами про странства (Утияма). Девиантная наука полагает общим носителем физический вакуум как первичное информационное поле, назначение которого – хранить информацию, в отличие от вторичного информационного А-поля, физические компоненты которого передают информацию. Механизмы функционирования первичного информационного поля усматриваются в различных видах поляри зации вакуума15. Так ли это, - весьма дискуссионная проблема современной фи зики.

В связи с изложенным представление о том, что «в неживой природе нет структур, «специализирующихся» на отражательных процессах»16, подлежит проверке с позиций современного физического знания. Спин элементарных частиц, корпускулярно-волновые пакеты, физический вакуум, «квантовые точ ки» как локальные электронные ловушки17 – по-видимому, далеко не полный перечень таких структур, дискутируемых в физических публикациях18. Часть их не наблюдаема, однако при определенных условиях содержащаяся в них ин формация проявляется в форме сигналов (примеры – бессознательное, гологра Утияма Р. К чему пришла физика. М. 1986, с.с. 185-200.

Шипов Г.И. Теория физического вакуума. Новая парадигма. М., 1993. Вейник А.И. Тер модинамика реальных процессов. Минск, 1991.

Урсул А.Д. Отражение и информация. М. 1973, с. 20.

См. Опенов Л.А. Спиновые логические вентили на основе квантовых точек //Соросовский образовательный журнал, т.6 № 3, 2000.

На 1.10.2001 г. Интернет ссылается почти на 8000 подобных публикаций, из них около 2500 русскоязычных (поисковые серверы www.yahoo.com., www.rambler.ru, www.yandex.ru).

фия, оптимальная фильтрация радиосигналов). Если современная физика обсу ждает ненаблюдаемую структуру физического вакуума как среду наблюдаемо го волнового распределения полевых потенциалов, то она вплотную подошла к представлению о ненаблюдаемой трансцендентальности как объективной ре альности, к признанию метафизики частью физики (подобно математике и ме таматематике).

Автор полагает, что философия не имеет морального права, во-первых, решать за науку ее парадигматические проблемы, во-вторых, исключать дис куссионные модели из философской «базы проблем». При отсутствии бесспор ных физических доказательств существования несиловых взаимодействий и информационного поля в диссертации обоснована целесообразность введения онтологического понятия информационного поля, что заставляет проанализи ровать комплекс философских проблем, связанных с данным понятием – от его определения до философского статуса информации (раздел «Философский ас пект феномена информации»).

Анализ начинается с обсуждения проблемы отображения и отображае мого: имеют ли они одинаковую природу или разную. Общепринятой считается концепция диалектической теории отражения о независимости природы ото бражения от природы отображаемого (В.И. Ленин, А.Д.Урсул, А.И. Ракитов).

Здесь важен характер акта отражения, инициируемого извне. Если процесс ма териально-энергетический, то в отображении фиксируется не содержание и да же не форма отображаемого, а его реакция на принуждающий (силовой) стимул внешнего инициатора – потребителя информации (познание) или ее источника (управление). Эта реакция столь же избирательна, как и сам стимул. Тогда, дей ствительно, отображение как фиксация реакции отображаемого и само отобра жаемое неадекватны по содержанию (смыслу) и независимы по форме. Если убрать стимул, такой акт отражения (информационный процесс) делается не возможным. «Силовое» отражение связано с рассеянием внутренней информа ции в физическом смысле: «…невозможно проделать никакого измерения без потребления того или иного количества негэнтропии»19. Подобные представ ления, по мнению автора, не окончательны, ибо отдельные потребители ин формации (в частности, человек) всегда (пусть и неосознанно) ищут смысл в отображении, пытаясь через него понять смысл отображаемого20. Для таких потребителей отражение есть смысловое слияние потребителя с источником информации (герменевтический подход), по возможности, элиминирующее обязательные для традиционной гносеологии этапы материально энергетического знакового кодированияпередачидекодирования смысла, зашумляющие смысл отображаемого. Само интуитивное стремление к смыслу, к проникновению в смысл – косвенное свидетельство его существования, пусть и скрытого за энергетическим «шумом» знаковых преобразований.

Познать нечто, т.е. понять его можно, только уподобившись ему, что воз можно при мысленном родстве с нечто. Состояние мысленного родства, по Бриллюэн Л. Научная неопределенность и информация. М. !966, с. 30.

Смысл отображаемого есть цель и результат его понимания.

видимому, требует большего, чем просто сознательной работы психики с ее шумящими знаковыми преобразованиями. Логично предположить, что та зна чительно большая часть мозга, которая не участвует в работе сознания, осуще ствляет параллельные с сознанием латентные процедуры познания через не шумящие, малоэнергетические каналы связи (З. Фрейд, В.В. Налимов). Вопрос лишь в «малом» - существуют ли такие каналы, и, если да, то как их использо вать для овладения скрытой информацией.

Выводы: а) онтологическая природа отображения и отображаемого должна быть одинаковой – смысловой, т.е. информационно-семантической;

б) открываемый в объекте и создаваемый субъектом смыслы сливаются в акте отражения.

Данный вывод согласуется с интуитивистскими концепциями семантиче ского поля и семантического вакуума В.В. Налимова и имплицирует дополне ние негэнтропийного принципа, состоящее в том, что возможны информаци онные процессы, в которых генерирование (внешней) информации не сопрово ждается рассеянием внутренней информации. Для таких процессов закон со хранения информации соблюдается безусловно. Но поскольку этот закон инва риантен к характеру информационных процессов, он должен соблюдаться и для их энергетической формы. Это возможно, если только внутренняя инфор мация имеет неэнергетическую природу, а внешняя информация есть репли кация (в частности, энергетическая репликация) части внутренней информа ции. Данный вывод получен независимо от аналогичных выводов двух преды дущих этапов анализа и изоморфен им, что указывает на правдоподобие ре зультатов анализа в целом. Следствия:

а) смысл, переносимый внешней информацией от источника к потреби телю, невозможен без смысла, содержащегося во внутренней информации ис точника;

б) максимально возможная адекватность смыслов отображения и отображаемого достижима в акте отражения, не содержащем знаковых преобразований.

В связи с изложенным в диссертации в качестве доминанты принят атри бутивный подход к понятию информации в философском аспекте вне зависи мости от представлений о ее физической природе. Соответственно, понятие информационного поля используется только в философском (онтологическом) смысле как непрерывно распределенного в пространстве носителя информации с бесконечным числом степеней свободы21. Вектор свойств, порождающий та кое информационное поле, может быть отнесен только к пространству. Инфор мационное поле представляется как динамический носитель тезауруса вселен ной, содержащего ее изменчивую внутреннюю информацию, которая имеет философский смысл самоотражения всего сущего, но не в гносеологическом, а в онтологическом контексте. Гносеологический смысл имеет внешняя инфор В данном определении отсутствует физическое разделение пространства на локальное (для локальных, вторичных информационных полей) и глобальное (для первичного информаци онного поля). Соответственно, введенное философское понятие информационного поля ин вариантно к формам пространства и физическим понятиям информационного поля.

мация, генерируемая в актах познания.

Далее обосновывается вывод о том, что противоречия между атрибутив ной и функциональной концепциями информации надуманны, если рассматри вать внутреннюю информацию как потенциальную внешнюю, которая приоб ретает кинетику реальной внешней информации в информационном процессе через материализацию информационного поля в физические поля. Отражение как материалистическая категория с гносеологическим подтекстом приобретает и онтологический смысл, ибо любые структурные изменения материи могут имманентно самоотражаться в физических и виртуальных (вакуумных) ин формационных полях. Следовательно, внутреннюю информацию любого объ екта, в том числе и Универсума в целом, придется конституировать как онтоло гический феномен и определить ее как самоотражение объекта. Соответственно, внешняя информация отчасти сохраняет статус гносеологического понятия как экстрагированная часть внутренней информации объекта в актах отражения, но в силу своего присутствия во всех взаимодействиях систем внешняя информа ция всеобща и в онтологическом смысле Выявленные свойства феномена информации существенно сходны со свойствами метафизических монад Г. Лейбница и Е.П. Блаватской – такими, как новизна, упорядоченность, разнообразие, связь, репликация, восприимчи вость, внематериальность, внеэнергетичность, перевоплощаемость, иерархич ность, неделимость и др. В частности, в отличие от неисчерпаемой делимости материи делимость информации (как некоторого функционала от разнообразия материи) исчерпаема минимальным разнообразием n = 2, что соответствует информационному «кванту» 1 бит. Бит неделим. Разнообразие n=1 уже не не сет информации (абсолютный хаос неинформативен). Управляющая информа ция обладает силовой, деятельностной природой, приписываемой Лейбницем метафизическим монадам, ибо большие массы и большие порции энергии кон тролируются и управляются малыми порциями энергии, несущими информа цию, а в информационном обществе знание как высшая форма информации приобретает свойства производительной силы. «Герметизм» (недоступность) монад распространяется Лейбницем на их веществено-энергетичес-кие взаимо действия, не затрагивая их метафизических перцепций.

Изложенное приводит автора к презумпции информационного психофизи ческого монизма, концептуальные положения которой следующие: а) многооб разие мироздания – проявление информационного разнообразия;

б) все смыслы сущего – содержание его внутренней информации, все значения смыслов – ин формационные символы (коды), все взаимодействия – информационные (ин формационно-энергети-ческие) процессы;

в) делимость информации конечна, следовательно, будучи рассеянной (диссипированной), она может быть вос становлена;

г) информация существует в материи, сознании и в их отношени ях, одновременно являясь их сущностью - подобно смыслу как сущности тек стов и отношений между текстами;

д) – инфор-мация – самоотражение Универсума, частично данное в актах отражения.

Последнее положение дает определение информации, вытекающее из проведенного комплексного анализа, в котором отсутствуют какие-либо огра ничения на природу объекта и субъекта. В этом просто нет необходимости.

Следовательно, информация включена в бытие как объективно-всеобщее, и по этому может быть отнесена к философским понятиям. При этом как родовое философское понятие она двойственна, будучи одновременно онтологическим и отчасти гносеологическим (внешняя информация) понятием.

Обосновав философский статус информации, можно ли пойти дальше, признав ее философской категорией? Вопрос упирается в решение свойствен ных всем философским категориям проблем онтологической всеобщности, гно сеологической необходимости (продуктивности), метафизического статуса, ми ровоззренческой значимости, отношений с другими философскими категория ми.

Согласно концепции информационного монизма информация субстраги рована в сознание и материю, она – более общее, более фундаментальное поня тие, чем материя и сознание. Управление материей, энергией, мышлением на чинается с информации, причинение через энергию, вещество сопровождается передачей информации, т.е.во всех взаимодействиях существует информация в своей внешней форме. Но за внешней информацией – внутренняя, внешняя ин формация вторична, относительна, следовательно, ее онтология в отрыве от внутренней информации не категориальна, ее значимость – на уровне гносеоло гической и праксеологической значимости. За информацией, хранящейся пер вичным информационным полем как одним из возможных фазовых состояний физического вакуума, – лишь пространство. Значит, строго говоря, и эта ин формация – не предельное философское понятие, она вторична по отношению к пространству, зависима от него. Да, как форма (субстанция) информация пред ставлена в полевом виде и поэтому вторична, философски не категориальна. Но как отношение между формами (в контексте отражения, самоотражения, моде ли) информация в ее связанной (внутренней) форме предельна, фундаменталь на, а потому философски категориальна Далее акцентируется внимание на общеизвестной гносеологической про дуктивности информации, обосновывается метафизический уровень ее понятия, при котором соответствующее этому понятию определение не содержит науч ных или даже общенаучных терминов и для него нет более общего родового понятия. Такое определение информации дается в концепции информационно го монизма. Уяснение отношений информации с материей и сознанием снимает проблему отношений информации с основным мировоззренческим вопросом диалектического материализма о «первородности». Этот вопрос становится вторичным по сравнению с вопросом об информационной природе материи и сознания. В отношениях с другими философскими категориями информация достаточно самостоятельна, но участвует в «тройственных союзах» с катего риями материи и идеального, возможности и действительности, как категория меры – с категориями качества и количества. Наконец, как и другие категории, информация бимодальна – она там, где есть различие, разнообразие, порядок, гетерогенная структура, асимметрия, смысл, изменчивость, ее нет там, где тож дество, однообразие, гомогенный хаос, симметрия, бессмыслица, постоянство.

Вывод: информация как объективно всеобщее отношение между форма ми (в том числе между материальными формами и сознанием), между кате гориями материи и идеального, возможности и действительности, как гно сеологически продуктивное и мировоззренчески значимое понятие может пре тендовать на статус философской категории..

Информациогенез как процесс порождения информации в природе воз можен только через (само)отражение феномена разнообразия гетерогенных структур или их состояний22. Отсюда внутренняя информация любого объекта есть самоотражение не просто данного объекта, а его разнообразия – предмета исследования второго параграфа - «Границы информационного феномена разнообразия и закономерности его развития». Далее под разнообразием объекта понимается множество отличающихся друг от друга состояний объек та, а численность этого множества считается количественной мерой разнообра зия. Будучи отношением, по меньшей мере, двух объектов, разнообразие ха рактеризует морфологическое содержание внутренней информации гетероген ных систем и внешней информации как репликации этого содержания. Через понятие разнообразия информация может интерпретироваться и в контексте ка тегории различия.

В разделе «Верхняя граница возможного разнообразия» исследуется принцип роста разнообразия (Е.А. Седов)23, состоящий в комбинаторно иерархическом представлении сложности объекта (как разнообразия его со стояний) через объем алфавита элементарных состояний объекта и длину их возможных комбинаций - информационных блоков (сообщений - «слов», «фраз», «текстов»). Этот принцип, математически подобный известной комби наторной мере информации, конституирует информационную простоту кажу щейся сложности материи: сложность есть материальное проявление инфор мационно-синтаксической простоты Универсума.

С математической точки зрения комбинаторная мера разнообразия (разме щения с повторениями) - самая мощная (по численности создаваемого ею мно жества комбинаций) из всех мер, известных в комбинаторике как соединения (перестановки, сочетания, размещения). Она включает в себя как частные слу чаи остальные комбинаторные меры и в этом (математическом) смысле облада ет всеобщностью, что делает сам принцип роста разнообразия предметом ма тематической философии.

Благодаря показательно-степенной иерархии комбинаций принцип роста разнообразия обеспечивает неимоверно большое разнообразие потенциальных состояний Универсума, т.е. его практически бесконечную потенциальную ин формативность при равновероятности состояний. Из потенциального числа морфологических и синтаксических возможностей, равновероятно «предлагае мых» Универсуму принципом роста разнообразия, Универсум через механизмы поиска и отбора налагает на эти возможности свое неравновероятностное рас См. Кочергин А.Н., Цайер З.Ф. Информациогенез и вопросы его оптимизации. Новоси бирск, 1977. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Проблемы системологии. М., 1976.

В работе первоначальная математическая формулировка принципа несколько модифици рована.

пределение, «выбирая» согласно последнему относительно незначительную до лю актуальных (реальных) возможностей, доминирующих по вероятности как наиболее ценных в информационно-семантическом отношении. Остальные, неценные (маловероятные) состояния, которых большинство - это неактуаль ный резерв Универсума. В диссертации приводятся подтверждающие примеры из космогонии, генетики, лингвистики.

Из изложенного следует: а) принцип роста разнообразия конституирует потенциальную верхнюю количественную границу разнообразия состояний систем;

б) в Универсуме действуют механизмы ограничения потенциального разнообразия, одним из которых является механизм поиска и отбора ценных для систем состояний, ограничивающий сверху реальное разнообразие.

Там, где есть ограничение сверху, должны быть и механизмы ограничения снизу. В разделе «Нижняя граница необходимого разнообразия» исследуются два таких механизма. Онтологически наиболее значимым является ограничение разнообразия снизу неделимостью информационного кванта, соответствующе го двум состояниям (потенциальный минимум). Меньше (одно состояние) - од нообразие с нулевой информативностью. Механизм ограничения разнообразия на уровне внешней информации известен как закон необходимого разнообра зия, обоснованный У.Р. Эшби для гомеостатических систем: минимизировать разнообразие выходов (реакций) системы при постоянном разнообразии входов (возмущений) можно, максимизируя разнообразие управлений (команд). Если разнообразие входов изменяется, то стабилизировать разнообразие выходов можно, изменяя разнообразие управлений пропорционально изменению разно образия входов. Гомеостаз как императив поведения характерен для многих классов систем управления (биологических, кибернетических, интеллектуаль ных, социальных). Предпосылки гомеостаза наблюдаются и в косной природе (принцип ле Шателье – Брауна). Поэтому закон необходимого разнообразия философски значим. А поскольку управление - также и информационный про цесс, то данный закон значим для философской концепции информационного подхода.

Для поддержания гомеостаза открытая система обладает ограниченным ресурсом (ограниченным разнообразием управлений) на фоне практически не ограниченного ресурса враждебной среды. В этих условиях системе ничего не остается как перекодировать разнообразие среды в собственное разнообразие, для чего требуется укрупнение (группирование) информационных блоков сре ды, т.е. ограничение разнообразия среды на входе системы до пределов выпол нения условий гомеостаза в соответствии с законом необходимого разнообра зия. Иначе среда не будет познана, предсказана, парирована. Чтобы ее познать, используются свойства коррелированности, повторяемости, репрезентативно сти входов. В диссертации раскрывается суть соответствующих механизмов на примерах человека и компьютера как гомеостатических решателей задач.

Цель открытой системы – в рамках закона необходимого разнообразия найти оптимальную простоту в сложности, чтобы компенсировать (парировать) сложность, или на языке информационного подхода - оптимально перекодиро вать разнообразие среды в собственное ограниченное разнообразие с целью па рирования среды. Таков принцип ограничения разнообразия (принцип просто ты). Для человека природа данного принципа проистекает из преодоления противоречия между бесконечной информативностью мира и бесконечностью желаний человека познать его, с одной стороны, и конечностью ресурсов чело века, с другой стороны. Принцип простоты как следствие закона необходимого разнообразия - одна из важных закономерностей символической деятельности человека, его метода познания и философствования. Ограничению подлежит не только разнообразие входов. Управление распространяется на все три операнда закона Эшби – входы, управления, выходы, и в этом смысле данный закон фундаментален для управления в целом.

Диалектика разнообразия состоит в поступательных количественно качественных преобразованиях его владельцев - форм (структур). При прогрес сивном развитии сначала в гетерогенной структуре (информационном блоке) устанавливаются дополнительные отношения (информационные связи) между элементами структуры в количестве, ограниченном сверху границей актуально го разнообразия, а снизу - границей необходимого разнообразия24. Структура эволюционирует, используя накопленное разнообразие состояний для компен сирования влияния среды и при необходимости включая механизмы ограниче ния разнообразия входов согласно принципу ограничения разнообразия. Когда все комбинации связей, формирующие состояния структуры и необходимые для регулятивного парирования среды, исчерпаны и возникают сбои в соблю дении закона необходимого разнообразия, структура усложняется за счет сре ды, в результате потенциальный спектр связей благодаря включению новых ие рархических уровней расширяется. Процесс «налаживания» новых информа ционных связей, сопровождаемый ростом разнообразия состояний, повторяет ся в пределах тех же ограничений до наступления потребности в новой струк туризации. При регрессе процессы обратны описанным и сопровождаются уменьшением разнообразия состояний из-за разрыва связей между элементами структур.

Вывод: закон необходимого разнообразия конституирует нижнюю гра ницу разнообразия управлений в гомеостатической системе и опосредованно (через это разнообразие) – реальную нижнюю границу разнообразия состояний системы.

В третьем, последнем параграфе второй главы «Взаимосвязь между свойством и отношением в феномене информации» в онтологическом аспек те выясняются динамические отношения между внутренней и внешней форма ми информации как между свойством и отношением. То, что внутренняя ин формация как система онтологических отношений между элементами структу ры объекта переопределена в его свойство, - не противоречие, ибо свойство (атрибут), будучи самотождественным, устойчивым, в то же время и изменчи во, динамично в своем саморазвитии, процессуально. Поэтому любые свойства, состояния, сущности – фактически устойчивые, стационарные, равновесные Ограничение снизу означает, что разнообразие состояний должно быть не меньше того, которое обеспечивает необходимый минимум разнообразия управлений.

процессы. Когда эти процессы становятся неустойчивыми, нестационарными, неравновесными, свойства приобретают черты образующих их отношений, со стояния – событий, а сущности – явлений («сущности являются»), и наоборот.

Свойство можно также характеризовать как статистически устойчивую законо мерность поведения композиции большого числа отношений, их «центр тяже сти», равнодействующую. В этом смысле внутренняя информация характери зуется в диссертации как свойство, сущность, а внешняя информация как от ношение, явление. В модальных категориях внутренняя информация возможна (потенциальна) в качестве внешней информации, которая действительна25.

Замкнутая среда, включающая зависимую от нее открытую систему, об разует вместе с ней сложный источник информации «среда-система», в котором энтропия среды больше энтропии системы. В диссертации доказывается, что взаимная (внешняя) информация такого источника не превышает энтропии системы, т.е. внешняя информация передается от среды открытой системе в количестве не более потенциальных возможностей системы по усваиванию информации. Это значит: а) с позиций синергетики - система получает столько информации от среды, сколько может использовать для своей самоорганиза ции;

б) с позиций когнитивной психологии - субъект познает информацию об объекте в количестве не более информативности своего тезауруса;

в) с пози ций информационного монизма - информационное поле открыто системе лишь в объеме внутренней информации системы.

Поскольку энтропии разных систем различны, системы получают количе ственно разную внешнюю информацию от среды даже в общем информацион ном процессе, но и источник генерирует разную для всех информацию (соглас но принципу взаимной информации). При этом ограничения информационного баланса, налагаемые статическим законом сохранения информации - закон для текущего момента времени. Когда в процессе информационного метаболизма система наращивает свое разнообразие и тезаурус самообучается владению приобретенным разнообразием, система переходит на новый уровень стацио нарного поведения, и статический закон сохранения информации начинает дей ствовать для него с соответствующим перераспределением взаимной информа ции и дефицита информации.

Данный процесс описывается динамическим обобщенным законом сохра нения информации, выведенным в диссертации: динамика внешней информации сложного источника «замкнутая среда - открытая система» обратна дина мике взаимного дефицита информации при максимуме внешней информации, количественно не превышающем текущей внутренней информации системы;

при этом сумма количеств взаимной информации и взаимного дефицита ин формации постоянна и равна текущей сумме энтропий системы и среды.

В такой формулировке закон сохранения информации философски зна чим, охватывая все открытые системы и любую среду. При этом отношения ме жду ненаблюдаемой внутренней информацией, наблюдаемой внешней инфор мацией и законом сохранения информации таковы, что возможные изменения Данное положение важно и для физического аспекта исследования феномена информации.

первой не обязательно сопровождаются изменением второй и никогда – нару шением закона сохранения информации.

В диссертации сформулированы синергетическая и гносеологическая вер сии обобщенного закона сохранения информациии;

показано, что синергетиче ская версия согласуется с принципом минимума производства энтропии в диссипативных системах (И. Пригожин). Там, где действует этот принцип, справедлив и комплементарный ему принцип максимума производства инфор мации. Но если асимптотический минимум энтропии общеизвестен (нуль), то соответствующий максимум информации был не столь очевиден. Согласно обобщенному закону сохранения информации он определяется внутренней ин формацией системы (количественно – ее безусловной энтропией).

При разнообразии состояний источника, стремящемся к бесконечности (таков Универсум), его информационная энтропия до и после опыта тоже бес конечна. Тогда внешняя информация как разность бесконечных величин апри орной и апостериорной энтропий математически неопределенна ( - ). Л.

Бриллюэн, решая подобную задачу о количестве информации, получаемой при определении положения точки на отрезке, строго доказал, что это количество конечно26. Автор распространяет данное решение на объект любой размерно сти, в том числе на мироздание. Обобщенный вывод: количество информации, получаемой в опыте, акте познания, всегда конечно. В динамическом аспекте, связанном с производительностью источника информации (R бит/сек), за Т се кунд источник сгенерирует RT бит внешней информации. Но R и T реально ко нечны, соответственно конечно и количество информации RT, иначе любой информационный процесс теряет смысл.

Изложенное позволяет сформулировать закон конечной информации:

любая внешняя информация конечна. В гносеологическом аспекте закон конеч ной информации постулирует относительность любой истины как продукта ко нечного во времени и пространстве акта познания.

В третьей главе - «Гносеологический и праксеологический аспекты фи лософской концепции информационного подхода» - выявлены закономерно сти генерирования и преобразования информации в актах познания и управле ния, вскрыты информационные механизмы реализации аксиологических уста новок познания и управления.

Первый параграф - «Закономерности генерирования и преобразования информации в актах познания и управления» - начинается с анализа процес са информациогенеза (раздел «Закономерности информациогенеза в актах познания и управления»). Изменение разнообразия открытой системы проис ходит по синергетическим законам ее взаимодействия со средой и сопровож дается соответствующим изменением внутренней информации системы. Такое изменение может быть либо генерацией (при росте разнообразия), либо дисси пацией (при уменьшении разнообразия). Генерация информации происходит при освоении (самопознании) системой приобретенного разнообразия, и этот процесс состоит в опосредованном (через разнообразие) распознавании и пере Бриллюэн Л. Наука и теория информации. М. 1959, с. 264-265.

кодировании внешней информации среды во внутренние более ценные инфор мационные коды упорядоченности, смысла, знания (в зависимости от достигну того системой уровня развития). Такое распознавание и перекодирование экви валентно генерации все более ценных видов информации и возможно только при наличии программы развития и, в частности, программы генерирования ин формации27.

Эта программа возникает параллельно с ростом разнообразия системы и хранится в системном тезаурусе. Тезаурус, как и любая память, позволяет хра нить и редактировать помещенные в него программы наряду с данными (прин цип хранимой программы [Дж. фон Нейман]). При этом разнообразие элемент ного состава системы (данных) растет за счет вещественно-энергетического метаболизма под управлением генетической программы, а разнообразие связей (отношений) между элементами - за счет информационного метаболизма под управлением программы генерирования информации, функционирующей в со ответствии с неймановским принципом программного управления. Обе про граммы взаимосвязаны..В диссертации обосновывается общность принципов работы «неймановского компьютера» для широкого класса систем управления.

Исходя из принципов оптимального управления и закона необходимого разнообразия, выявляется энергетическая антиномия оптимального управле ния: достижение эффективного управления возможно при минимизации и мак симизации его энергетики. Это свидетельствует о скрытом энергетическом оп тимуме управления, поиск которого в диссертации приводит к экстремальным системотехническим задачам типа «эффективность-сложность-стоимость», где под эффективностью, помимо функциональных (технико-экономических и др.) показателей, понимается также информативность (энтропия) системы управ ления, под сложностью – разнообразие управлений, а под стоимостью – лю бая ресурсная плата за сложность (энергетическая, экономическая, психологи ческая и т.п.). Установлено: а) существует оптимальное (максимальное) отно шение эффективность/стоимость;

недостаточное разнообразие управлений вредно так же, как и его излишняя избыточность;

б) с ростом сложности одно типных регуляторов их стоимость растет непропорционально быстро по срав нению с ростом эффективности управления;

в) зависимость эффективности от сложности имеет предел по функциональным показателям и не имеет предела по информативности - энтропия регулятора монотонно стремится к бесконеч ности. Предельность функциональной эффективности системы обусловлена ее ресурсными (материально-энергетическими) ограничениями, беспредельность информативности - внеэнергетической природой информации. Так, ограничен ный по памяти и быстродействию компьютер не имеет принципиальных ин формационных ограничений по сложности решаемых задач, т.к. программы внеэнергетически сгенерируют недостающую ему информацию. Аналогично не существует теоретических ограничений на уровень естественного и искусст венного интеллектов.

Рассеяние информации происходит «внепрограммно».

Однако «плата» за программы неизбежна. Поэтому обобщенный инфор мационный принцип управления, сформулированный в диссертации, гласит:

управление информационно-энергетически оптимально, если выбрано такое разнообразие управлений, при котором потенциально достижим максимум информативности управления на единицу ресурсных затрат.

Этот принцип созвучен феноменологическому определению эстетического качества Гемстергейса (XVIII в.) как «сообщению возможно большего числа представлений в возможно меньшее время» 28, эстетической мере Г.Д. Бирк гоффа (там же), принципу «наименьшей затраты сил» Р. Авенариуса и отчасти принципу «экономии мышления» Э.Маха. Информационный принцип управле ния включает в себя закон необходимого разнообразия в качестве ограничения.

Исходя из информационного принципа управления и типовых математиче ских дескрипций информативности и стоимости, принятых в теории информа ции и системном анализе, в диссертации выведена закономерность поведения темпа роста стоимости (ресурсной платы) оптимального регулятора в зависи мости от его информативности: чем более информативна система, тем меньше должен быть темп роста ее стоимости, при этом сама стоимость должна стабилизироваться на уровне первоначальной (до начала развития) ресурсной платы. Налицо информационная экспансия – с ростом сложности системы ее информативность (внутренняя информация) растет, а потребность в увеличении ресурсных затрат падает и в пределе соответствует исходному уровню затрат.

Поэтому данная закономерность условно названа в диссертации законом ин формационной экспансии.

Его философский смысл усматривается автором в следующем. Вопреки материально-энергетической тенденции убыстрения роста стоимости систем по мере их усложнения и повышения информативности задача согласно выведен ному закону состоит как раз в обратном. Такой вывод следовало бы считать па радоксальным, если игнорировать возможность безэнергетического или, по крайней мере, малоэнергетического информационного управления. Но мы не будем игнорировать такой возможности, хотя общепризнанных данных на этот счет нет. Закон информационной экспансии с позиций, внешне весьма далеких от концепции информационного монизма и герменевтического подхода к поня тию отражения, косвенно указывает на оптимальность чисто информационно го управления как перспективы развития традиционного информационно энергетического управления с его проблематичной оптимальностью. В про стейших системах с конечным относительно малым разнообразием управлений энергозатратное управление еще допустимо. В сложных системах энергоза тратное управление становится недопустимым (первоначальные затраты не должны увеличиваться). Если предположить, что человек как регулятор опти мален (а на этом настаивают все антропоцентрические учения), то все его выс шие управления, направленные вовне и внутрь себя, чисто информационны.

Высшие формы управления (регуляции) требуют погружения регулятора в ин формацию и только в нее, разрешая использовать для этого минимум имею Цит. по: Биркгофф Г. Математика и психология. М. 1977, с. 74. Здесь время – ресурс.

щихся у регулятора ресурсов. Далее объясняется эволюционная природа ин формационной экспансии и на примерах подтверждается ее релевантность.

Философская значимость закона информационной экспансии проявляется и в его следствии - принципе максимума (внешней) информации: любой процесс управления направлен на максимизацию информационно-регулятивного эф фекта при допустимых ресурсных затратах. Этот принцип согласуется с принципом селективной ценности информации в биоэволюционных процессах (М. Эйген), с принципом максимума взаимной информации между стимулами и реакциями организма (Г.А. Голицын)29.

Философское переосмысление закономерностей генерации информации и отношений между ее внутренней и внешней формами завершается переосмыс лением закономерностей их взаимопревращений (раздел «Закономерности преобразования информации в актах познания и управления»). Для этого рассматривается элементарный информационный процесс - односторонняя связь: источник (внутренняя информация в форме символов) кодер (коды) передатчик (сигналы) среда (сигналы, помехи) приемник (коды) деко дер (символы) потребитель (внутренняя информация). Данный процесс элементарен, ибо включен во все более сложные информационные процессы (двусторонний, иерархический, многосвязный, сотовый, циркулярный, кольце вой и др.). Именно поэтому он исследован в диссертации. Если информацион ный процесс совершается в материально-энергетической форме, то коды – зна ковая интерпретация внутренней информации источника, сигналы – материаль но-энергетические носители кодов. В безэнергетических информационных процессах коды – символы информационного поля, сигналы – безэнергетиче ские носители этих кодов. Помехи – возмущающие воздействия среды на сиг налы.

Из схемы связи, пограничными феноменами которой являются внутренняя информация источника и внутренняя информация потребителя, следует: связь как процесс есть установление понимания источника потребителем информа ции;

связь как результат есть понимание источника потребителем.

Отсюда проблема связи есть герменевтическая проблема. Понимание как цель связи имплицирует адекватность кодов символам, переданных сигналов кодам, принятых сигналов переданным и, наконец, отображения в потребителе отображаемому источнику. Установление понимания имплицирует надежность и быстродействие информационного процесса.

В решении указанных задач используются известные информационные за кономерности: кодовый принцип сохранения разнообразия (У.Р. Эшби), принци пы выбора и согласования кодов (К.Э. Шеннон) как паллиативы между струк турной простотой кода, надежностью и быстродействием связи, принцип уси ления (любой процесс может быть усилен до пределов, потенциально ограни ченных мощностью источника питания приемника [Эшби]). Им противодейст вуют принцип объективности помех (помехи всегда есть в любом канале связи) См. Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологических макромолекул. М., 1980. Голицын Г.А., Петров В.А. Информация-поведение-творчество. М., 1991.

и принцип неопределенности сигнала (точное воспроизведение конечных сооб щений невозможно любыми сигналами в любом канале связи – В.А. Котельни ков, Шеннон). В диссертации обосновывается всеобщность данных закономер ностей, имеющих, соответственно, философскую значимость для исследова ния любых актов отражения30.

В дополнение к ним обосновываются всеобщие принципы порога (в любой системе объективно существуют пороги различения сигналов от помех, одних сигналов от других) и оптимальной фильтрации (для эффективного обнару жения латентного сигнала в маскирующем шуме информационные параметры приемника и сигнала должны быть подобны).

Порог различения в информационном процессе означает проявление весь ма широкого спектра философских отношений: различия и тождества, сущест венного и несущественного, определенного и неопределенного, дискретного и непрерывного, конечного и бесконечного. Если бы не существовало порогов различения, отсутствовала бы и информация, ибо ее нельзя было бы отличить от шума, помех и дезинформации, один сигнал отличить от другого. Связь была бы невозможна, т.к. в приемнике отсутствовали бы пороговые критерии отбора сигналов. Важно отметить, что эти пороги устанавливает потребитель инфор мации, ибо только он решает, какая информация для него имеет значение. Фи лософская значимость порогового отбора обусловлена тем, что с его помощью реализуется диалектический закон взаимосвязи количественно-качественных переходов. В таком смысле порог можно рассматривать в информационном ас пекте гегелевской меры.

Пороговый отбор исключает прием субпорогового сигнала. Однако в тео рии и технике связи и локации хорошо известны методы оптимальной фильт рации сигналов, позволяющие выделять субпороговые сигналы из шумов31. Та кой же способностью обладают люди в особых психических состояниях32.

Возможно, за этой способностью скрываются биологические и психические механизмы оптимальной фильтрации, обнаруживающие скрытый шумами сиг нал. Проблема потерь субпороговой информации полагается в диссертации од ной из важных проблем человека. Поэтому принцип оптимальной фильтрации выделен в самостоятельный принцип связи. Доведенный до схемотехнических решений он материализует философскую суть эффективного познания объекта:

субъект должен уподобиться объекту, чтобы эффективно познать последний.

Для адекватного уподобления объекту познания субъект должен априори, если не знать, то хотя бы представлять латентные познаваемые свойства объекта.

Следовательно, для эффективного познания субъект априори должен иметь теорию объекта, чтобы настроить свои средства познания (чувства, приборы, Например, принцип усиления уместен не только в связи, но и в синергетике (самооргани зация как усиление сложности (разнообразия), самообучение как усиление интеллекта), где потенциальный предел усиления определяется информативностью «источника питания» - среды, а именно, ее потенциалом разнообразия и интеллекта. Химический катализ – тоже усиление.

См. кн. Теоретические основы радиолокации. Под ред. Ширмана Я.Д. М. 1970, сс. 110-159.

Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М. 1991,сс. 317-334.

мозг) на оптимальную фильтрацию сигналов, несущих внешнюю информацию об объекте, а это уже выход на проблему кантовского априоризма.

Далее принципы объективности помех, порога и оптимальной фильтрации рассматриваются в аспекте безопасности информации. Объективный рост уровня помех по мере интенсификации информационного метаболизма в раз вивающейся системе имплицирует рост порогов отбора ценной информации, в результате чего ее все более значительная часть оказывается субпороговой, не распознанной, рассеянной. Налицо энтропийная тенденция, диссипативная по отношению к внешней информации и благоприятная для внутренней в аспекте поддержания эволюционного потенциала развивающихся систем. В данном смысле «умеренная» диссипация внешней информации есть стимул ее потен циального генерирования, а накопление без диссипации опасно для развития в целом. Проблема безопасности информации в рассмотренном аспекте приоб ретает философский смысл.

Остается вопрос о взаимопревращениях символов и знаков (кодов) непо средственно на выходе источника и на входе потребителя информации. Из из ложенного следует, что коды–знаки – продукты материального проявления информационного поля – носителя символов - в физических полях, если по са мому характеру информационного процесса внешняя информация должна быть явленной, а ее носитель, соответственно, - энергетическим. Тогда декодирова ние кодов в символы должно быть обратным процессом, т.е. виртуализацией физических полей в информационное поле. При неэнергетическом характере информационного процесса такие взаимопревращения излишни, кодирование превращается в неявленную символьную интерпретацию объекта в том же ин формационном поле. Данная гипотеза представляет интерес для дальнейшего философского анализа.

Для связи как процесса важно количество передаваемой информации, для связи как результата важно ее качество, т.е. ценность. Феномен ценности информации – предмет второго параграфа - «Информационные механизмы реализации аксиологических установок познания и управления». Ценность информации понимается как прагматическое отношение между системой, ее целью и информацией. Последняя обладает необходимыми для реализации цели свойствами, и, чем больше необходимых свойств, тем ценней информация. От сюда ценность информации есть непосредственный аргумент ее функции по лезности, определяющей эффективность системы. Именно в этом смысле цен ность информации является прагматическим отношением. Ценностной компо нентой информации является ее смысл.

Изменение цели изменяет ценность информации, но не наоборот, т.к. цен ность информации аксиологически вторична по отношению к цели, преследуе мой системой. Метрика ценности информации не абсолютна, а относительна.

Далее в диссертации систематизируются известные общенаучные ценност ные метрики и делается вывод об их утилитарности. Философски наиболее общей из них представляется метрика количества информации как меры сня той неопределенности. Она жестко коррелирована с апостериорной ценностью информации, ибо сведения, не уменьшающие неопределенности, не обладают ценностью и просто не являются информацией в смысле Винера – Шеннона33.

Но данная метрика не позволяет явно селектировать информацию от дезинфор мации и шума. Кроме того, такая мера ценности слишком инерционна, ибо только по прошествии времени система может определить, что она приняла (передала)- информацию, дезинформацию или шум. Подобная инерционность опасна - механизмы поиска и отбора начинают работать, не дожидаясь реше ния о ценности полученной информации. Поэтому измерение ценности ин формации как философская проблема, по мнению автора, трансформируется в проблему оценки априорной ценности информации.

Философское переосмысление закономерностей поиска и отбора (выбора) ценной информации для систем с разным целеполаганием привело к следую щим результатам: а) эффективной селекции (поиску и отбору) обязательно предшествует этап упорядочивания информации (состояний системы);

б) по иск и отбор сводятся к целенаправленному ограничению упорядоченного разно образия состояний системы по априорным или адаптивным критериям ценно сти с соответствующей генерацией селективной информации;

в) селективная информация при любом конечном (результативном) методе поиска и прочих равных условиях одинакова, метод определяет лишь затраты времени на по иск;

г) селективная информация количественно соответствует «длине» про граммы поиска, которая зависит от информативности системы и непосред ственно характеризует эту информативность.

В четвертой главе «Эксплицитно-эвристический потенциал философ ской концепции информационного подхода» предложенная концепция апро бируется на возможных решениях актуальных научных проблем методологи ческого характера, имеющих философское значение: проблем онтологической относительности позитивного знания, неоднозначности и неверифицируемости языка, генезиса априорного знания, проблем теории развития. Во вводной части главы обосновывается, что данные проблемы имеют общую информационную природу, что предложенная философская концепция информационного подхода соответствует признакам философичности, систематизированным в главе 1, и пригодна к апробации.

В первом параграфе - «Информационная трактовка неполноты и про тиворечивости дискурсивного вывода» - рассматривается проблема логики доказательств. Если логика – регулятор, дедуктивное доказательство – объект регулирования, поток высказываний – вход объекта, а значимость высказыва ний – его выход, то логическая «система управления» подчиняется закону необ ходимого разнообразия, в рамках которого только полиморфный логический вывод позволяет успешно регулировать гомеостаз системы мыслимых доказа тельств. Если цель доказательства – минимизация неопределенности доказуе мого в приемлемое время, т.е. максимизация информативности на единицу ре сурсных затрат, то она достижима при выполнении принципов выбора кода и согласования кодов, учете принципов объективности помех и неопределенно Данная метрика релевантна и в социально-экономическом аспекте. См.: Костюк В.Н. Ин формация как социальный и экономический ресурс. М. 1997, с. 6.

сти сигнала, а главное, при ориентации на закон информационной экспансии как герменевтическую установку доказательства. Далее философски переос мысливается известный из теории информации факт, что утверждение «истина ложь» содержит один бит информации. Обосновывается тезис о неимоверно большой, губительной цене, уплачиваемой человеком и социумом за этот квант информации в традиционном «энергозатратном» процессе доказательства дан ного утверждения, в частности, в диалоге культур, религий и идеологий. Дела ется вывод: традиционное доказательство как информационно энергетический («затратный») процесс управления должен уступить место доказательству как взаимопониманию - чисто информационному («энергосбе регающему») процессу связи. Данный вывод согласуется с законом информационной экспансии.

Второй параграф называется «Информационные закономерности разви тия знания». Структура знания подчиняется иерархическому принципу роста разнообразия, что при переходе к очередному более высокому уровню иерар хии приводит к уменьшению частоты качественных скачков знания на поздних стадиях самоорганизации тезауруса. Существуют и другие информационные факторы этого явления, исследованные в диссертации. При деградации тезау руса происходит обратный процесс – спуск по иерархии разнообразия с увели чением частоты качественных скачков знания (при отрицательном качестве).

Этапы самоорганизации и самообучения тезауруса неразделимы во времени, перманентны и когнитивно диффузионны. Самоорганизация тезауруса интер претируется в терминах информационного (связного) принципа усиления сложности открытой системы, при этом «блок питания» усилителя сложности – его среда обитания. Т.к. ее информационный ресурс асимптотически бесконе чен, рабочая характеристика усилителя интеллекта потенциально не имеет пре дела, свойственного усилителям энергии, и подчиняется лишь закону информа ционной экспансии.

Программа генерирования информации (программа самообучения) - гене рирует информацию дискретно из-за порогового механизма обнаружения и распознавания очередного прироста разнообразия тезауруса. Это приводит к скачкообразному (дискретному) изменению эффективности развивающейся системы, ошибкам дискретизации (квантования) знания. Интервал стационар ности между скачками зависит от динамики порога – чем выше порог, тем длиннее интервал, и наоборот. Дискретность процессов познания и развития носит объективный характер как следствие объективности связного принципа порога.

Прирост разнообразия (самоорганизация) и его освоение (самообучение через алгоритм адаптации с участием памяти) происходят циклически – одно за другим, но с новым разнообразием на каждом шаге цикла (спираль развития).

Известные информационные модели развития систем, даже опирающиеся на экспериментальные данные, носят достаточно общий феноменологический ха рактер (У.Р. Эшби, М. Эйген, Е.А. Седов, А.К. Айламазян и Е.В. Стась) или неадекватны информационной природе процессов развития (Р.Ф. Абдеев). В частности, в этих моделях не рассмотрено влияние памяти системы на характер ее развития при разном целеполагании развития. Для решения данной задачи в диссертации проведено моделирование спирали развития (вычислительный эксперимент, марковская модель). Установлено, что эволюционные гомеоста тические системы с конечной памятью имеют значительный периодически по полняемый информационный резерв развития в отличие от автостимуляцион ных (революционных) систем, информационный резерв которых быстро исчер пывается, и от гомеостатических систем без памяти (стохастических, анархиче ских) или с бесконечной памятью (детерминированных, консервативных), ко торые не способны развиваться вообще. При этом генерирование как информа ции, так и энтропии служит признаком прогрессивного развития в зависимости от цели системы. Этот результат подтверждает практика диалектического вза имного отрицания преемственности и изменчивости, централизации и децен трализации развития систем (в частности, индивидуального и коллективного тезаурусов).

Мозг как носитель и одновременно «усилитель интеллекта» увеличивает эффект от входа к выходу – количество информации, полученное от генов, при самообучении дополняется значительно большим количеством информации от «блока питания» - бесконечно информативной среды. Это справедливо и для искусственного интеллекта компьютера. Для обоих видов интеллекта нет принципиальных теоретико-информационных ограничений роста знания, за исключением конечномерности их материализации в пространстве-времени, в том числе, конечной длины их программ самообучения. Для максимально воз можного ослабления данного ограничения желательно отказаться от традици онных информационно-энергетических форм (само)обучения в пользу чисто информационного самообучения в соответствии с законом информационной экспансии.

Проведенное моделирование процесса самообучения подтвердило резуль таты марковской модели в отношении процедурной памяти. Количественный анализ известных алгоритмов поиска и отбора ценных состояний объекта под твердил когнитивные результаты моделирования.

Выявлен структурный параллелизм сотово-иерархической естественной памяти с динамическими списками данных в оперативной памяти локального компьютера и в распределенных базах данных и знаний компьютерных сетей.

Самоорганизация и самообучение тезауруса по сути – последовательное генерирование все более ценных информационных кодов - от априорного незна ния (неопределенности) до апостериорного знания (снятой неопределенности) – с целью накопления в системе наиболее ценной (творческой) информации и при безусловном выполнении закона сохранения информации.

Человек-творец информационно противоречив – его телесность взывает к рассудочному познанию среды, созиданию материального порядка, ограниче нию разнообразия, к внешней информации;

его духовность стремится к творче ской свободе, риску новизны, созиданию разнообразия, к внутренней информа ции. Обе интенции взаимно комплементарны: знание, не нашедшее отклика в чувстве, бесплодно;

чувство, не подкрепленное знанием, бессильно. Информа ционная дуальность человека имплицирует конфликт, проблемность. Осознан ная необходимость разрешения кон-фликта и есть творчество, в котором мак симально проявляют себя принципы взаимной информации, порога, оптималь ной фильтрации, закон информационной экспансии.

В третьем параграфе - «Информационный генезис естественных и ис кусственных языков как кодовых форм и сигнальных отношений» отмечается, что информационная дуальность человека оказывает влияние и на его язык как границу сознания: по одну ее сторону– дискретный язык объясне ния – коррелят внешней информации, по другую – континуальный язык пони мания – коррелят внутренней информации. Язык – код подчиняется принципам кодирования, язык – отношение - принципам связи, язык –структура - принципу роста разнообразия и закону необходимого разнообразия. Единообразная суб стратность принципа роста разнообразия по отношению к языку и знанию не случайна, ибо язык есть форма знания, а содержание знания имеет языковое наполнение. Неоднозначность языка наследует онтологическую относитель ность знания, которая, в свою очередь, существенно обусловлена языковой не выразимостью концептов. Языковый шум плохо формализованных (энтропий ных) языков обыденного общения создает объективные помехи формализован ным профессиональным языкам (принцип объективности помех). Нуль энтропия языка не менее опасна – согласно закону сохранения информации она означает достижение информационного предела развития языка, т.е. конца фи лологии. К счастью, закон конечной информации исключает такую возмож ность. Язык должен быть неоднозначным, и философия обречена на гадамеров ские «муки нехватки языка». Отсюда проблемы перевода, трансляции в кибер нетических системах, в частности, в компьютере и биоклетке.

Синтез белка – информационный процесс с трансляцией генетического кода в белковый. При кажущейся сложности обоих кодов информационно они про сты и подчиняются принципу роста разнообразия. Философско информационный анализ этих кодов важен для философского языкознания, ибо нижние уровни языковой иерархии неведомыми путями оказывают скрытое влияние на высшие уровни. В диссертации с позиций теории кодирования вы яснено, что телеологически генетический код ориентирован, в первую очередь, на быстродействие связи (между источником – ДНК и потребителем – белком), а затем уже – на ее простоту и надежность. Так принцип выбора кода работает для всех «смертных» систем не только в ДНК и белке, но и в тканях, органах, организмах, популяциях, социуме. Не исключено, что проблемы, связанные с неоднозначностью человеческих языков, имеют генетические (в буквальном смысле) корни и для их решения надо изменить биологическую природу чело века, что невозможно. Защиту ненадежного генетического кода от сбоев обес печивает высокая энергетика генетических сигналов и соответствующих энер гетических порогов их приема (принцип порога), кодовая и функциональная избыточность (принципы надежного кодирования, сохранения разнообразия кода).

Целеполагание компьютерного кода, судя по результатам его выбора, ком промиссно между надежностью и простотой реализации связи, с одной сторо ны, и ее быстродействием, с другой, с уклоном в пользу надежности и просто ты. Этот императив сохраняется и для искусственных языков более высокого уровня (ассемблеров, алгоритмических языков, интерфейсов).

В четвертом параграфе «Информационная природа априорного знания» с позиций информационного подхода исследуются априорные формы чувствен ности, рассудка и разума в контексте «Критики чистого разума» И. Канта. В из вестных теориях кантовского a priori (неокантианство, эволюционная и генети ческая эпистемологии и др.) вскрыто общее информационное начало, что вме сте с выявленной информационной природой рефлексирующего сознания по зволяет предположить информационное происхождение априорного знания.

Генезис априоризма («синтеза схватывания» предмета, «синтеза воспроизведе ния в воображении» и «синтеза узнавания в понятии») интерпретируется во взаимосвязи с понятиями внутренней и внешней информации объектов, зако номерностями информационных процессов в когнитивных актах, психологиче скими процедурами обработки информации.

Проблемам творчества и априорного знания родственна проблема Творения – предмет исследования креационизма (теологического и научного34). В пятом параграфе «Диалог эволюциониста и креациониста на базе информацион ного подхода» методом мысленного диалога (герменевтический подход) выяс няется возможность онтологического консенсуса между собирательными пер сонажами дискуссии Эволюционистом и Креационистом. Диалог заканчивает ся выводом: поскольку в природе антагонистические, комплементарные сущно сти, взаимодействуя друг с другом, способствуют образованию новых стабиль ных сущностей, есть смысл призвать эволюционизм и креационизм к взаимо действию, для которого информационный подход мог бы предложить философ скую концепцию информационного монизма.

Общий вывод по четвертой главе: апробация предложенной философской концепции информационного подхода доказала ее работоспособность.

В Заключении сформулированы результаты и выводы из материалов диссер тации, рекомендации и направления дальнейших исследований по теме.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Философия информационного подхода. Монография, Тверь:ТГТУ (10,5 п.л.).

2. Информатика в системе философского доказательства. Уч. пособие, Тверь:ТГТУ 1998 (17,25 п.л.).

3. Философия. Уч. пособие (в соавторстве с Т.П. Долговой, И.Н. Лаврико вой), Тверь:ТГТУ 1997 (0,5 п.л.).

4. О месте информатики в системе философского дискурса // Человек- Фи лософия-Гуманизм: Материалы I Российского философского конгресса, С-Птб 1997, в 4-х т. Т. III. Онтология, гносеология, логика и аналитиче ская философия (0,1 п.л.).

Научный креационизм в отличие от теологического исследует средствами науки природу гармонии между Священными Писаниями и научным знанием.

5. Информация и предпосылки информационного монизма // ХХI век: бу дущее России в философском измерении: Материалы II Российского фи лософского конгресса, Екатеринбург 1999, в 4-х т. Т. I, ч. 1. Онтология, гносеология и методология науки, логика (0,1 п.л.).

6. Марковская модель механизма адаптации развивающейся системы // Ма тематические модели нелинейных возбуждений, переноса, динамики, управления в конденсированных системах и других средах: Труды меж дународной конференции, Тверь 1997 (0,25 п.л.).

7. Генетический код с позиций теории кодирования // Там же (0,25 п.л.).

8. К информационной природе психики // Проблемы психологии и эргоно мики, №2 2000 (0,5 п.л.).

9. О философской значимости количественных мер информации // Роль фи лософии в формировании научно-технической элиты: Материалы между народного симпозиума, Тверь 1994 (0,1 п.л.).

10. Информатика и философское знание // Труды юбилейной конференции ТГТУ, Тверь:ТГТУ 1998 (0,1 п.л.).

11. Информационные основы жизни // Там же (0,1 п.л.).

12. Субъективное сознание как информационный феномен // Экология чело века: ценностные ориентации молодежи на пороге XXI века: Материалы научно-практической конференции, Тверь:ТГТУ 2000 (0,5 п.л.) 13. Теперь питание компьютера можно отключить // Компьютерра, №1 (378) 2001 (1/8 п.л.).

14. Обучение и обучаемость как информационные феномены – пути повы шения эффективности // Проблемы психологии и эргономики № 2(12)*, ч.

II, 2001 (1/8 п.л.).

15. Единица, деленная на нуль // Компьютерра № 21 (398) 2001 (0,25 п.л.).

16. Информатизация культуры или окультуривание информатики – проблема границ //Культура мира: перспективы на рубеже XXI века: Материалы международной научной конференции. Тверь 2001 (0,25 п.л.).

Подписано в печать 26 октября 2001 г.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.