WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Гершкович Валерия Александровна Целенаправленное игнорирование в мнемической деятельности 19.00.01 – общая психология, психология

личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург 2006

Работа выполнена на кафедре общей психологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Аллахвердов Виктор Михайлович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, доцент Веселова Елена Константиновна кандидат психологических наук, доцент Наследов Андрей Дмитриевич

Ведущая организация: Институт психологии Российской Академии Наук

Защита состоится «…»…………………2006г. в….часов, на заседании диссертационного совета Д.212.232.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете, по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, дом 6, факультет психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете, по адресу: Санкт Петербург, Университетская набережная 7/9.

Автореферат разослан «…..»………………………..2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Л.И. Августова

Общая характеристика работы

.

Актуальность темы. В западных работах существует серия исследований, посвященных феномену направленного забывания, которые, насколько нам известно, практически не освещены в отечественной психологии. Появление самого термина «направленное забывание» и разработка экспериментальных парадигм его исследования датируется началом 60-х гг., однако, интерес к данной проблематике до сих пор не угас, о чем свидетельствует большое количество публикаций, появившихся в 1996-2006 гг. В противовес классической психологии памяти, в которой процесс забывания определяется как потеря способности к воспроизведению ранее полученной информации, то есть, скорее, описывается как пассивный процесс, в рамках изучения феномена направленного забывания подчеркивается именно его активность. Тем самым, забывание рассматривается как осознанный процесс, следовательно, направленное забывание имеет место в тех случаях, когда человек ставит себе цель «забыть некую информацию».

Такая позиция отражена отчасти и в отечественной психологии, в которой проблемы изучения мнемической деятельности занимают особое место: поднимаются вопросы не только об объеме памяти, уровнях переработки информации, но и отмечается способность памяти «забывать сделанное», вытеснять неприятное, «преодолевать избыточное» [Зинченко П.И., 1996;

Зинченко В.П., 2002;

Смирнов А.А., 1948 и др.]. Так, например, П.И. Зинченко подчеркивает, что не только запоминание, но и забывание есть деятельность [Зинченко П.И., 1996].

На настоящий момент целенаправленное игнорирование информации не имеет однозначного объяснения. Во многом, это связано с тем, что нет как убедительных экспериментальных доказательств того, что соблюдение инструкции на целенаправленное игнорирование в мнемической деятельности возможно, так и того, что оно не возможно. Полученные зарубежными исследователями результаты ведут к постановке следующих проблем: 1.

кодируется ли целенаправленно игнорируемая информация также как и целенаправленно запоминаемая;

2. осуществляется ли целенаправленное игнорирование на этапе восприятия информации или на этапе ее извлечения.

Таким образом, вопросы о том, может ли человек активно игнорировать поступление информации, ее наличие и извлечение из памяти и каким образом человек отбирает информацию из внешнего мира для сознательной работы с ней, а также, что происходит с информацией, которую он при этом проигнорировал, сейчас привлекают большой интерес исследователей.

В зарубежных теориях возможность активно игнорировать информацию, то есть контролировать познание объясняется существованием «когнитивного торможения» [Dempster F.N., 1993], включающего: резистентность к интерференции [Brainerd C.J., Reyna V.F., 1993], контроль познания [Hasher L., Zacks R.T., May C.P., 1999], торможение извлечения информации [Geiselman R., Bjork R.A., Fishman D.L., 1983]. Нарушение же запрета, ошибки игнорирования объясняются несформированностью функции контроля [Zacks R.T., Hasher L., 1994].

С точки зрения теории В.М. Аллахвердова, если процесс игнорирования находится под сознательным контролем, то возникают ошибки интерференции, так как сознательный контроль требует алгоритма выполнения и контроля результата.

Для того чтобы ответить на вопрос о том, в чем отличие в обработке и сохранении целенаправленно запоминаемой и целенаправленно игнорируемой информации, в данной работе мы анализируем одновременное выполнение этих двух заданий.

Актуальность настоящей работы обусловлена недостаточной изученностью влияния забытой и игнорируемой информации на текущую и будущую когнитивную деятельность человека, а также связана с вопросом о способности человека контролировать протекание собственной познавательной деятельности.

Также отмечается, что человек постоянно сталкивается с необходимостью игнорировать некую информацию. Запрет «не делать», «не видеть» признается одним из сильнейших регуляторов деятельности [Лотман Ю.М., 2000], а по выражению М. Элиаде современный человек «весь состоит из серии запретов, отрицаний и отказов…» [Элиаде М., 1994, стр. 43].

В ряде психологических и философских исследований отмечается, что подобный запрет может активизировать творческую деятельность, чувство юмора, делает «поле запрещаемого» не менее, а более видимым [Minsky M., 1985;

Гройс Б., 1997;

Петров М.К., 1995]. С другой стороны, противоречие в том, что проигнорированная информация часто неожиданно вторгается в деятельность, а ее актуализацию невозможно сознательно проконтролировать [Wegner D.M., 1994;

Wegner D.M., Erber R., 1992].

Цель исследования: Выявить возможность выполнения инструкции на целенаправленное игнорирование и влияние целенаправленного игнорирования на эффективность мнемической деятельности.

Предмет исследования: Особенности обработки целенаправленно игнорируемой и запоминаемой информации.

Объект исследования: мнемическая деятельность взрослых людей (19-32 года).

Гипотезы исследования.

1. Существуют отличия в обработке целенаправленно игнорируемой и целенаправленно запоминаемой информации.

2. При наличии основной задачи на заучивание или запоминание, человек будет сознательно контролировать ее выполнение, при этом выполнение инструкции на игнорирование не будет сознательно контролироваться, игнорируемая информация будет обрабатываться автоматически.

3. Нет отличий в сохранении в памяти запоминаемых и игнорируемых стимулов, но целенаправленно запоминаемая информация будет быстрее извлекаться эксплицитно, а целенаправленно игнорируемая информация, сохраняясь в памяти, будет способствовать уменьшению времени решения связанных с ней когнитивных задач.

4. Нет психической интерференции между целенаправленно запоминаемой и целенаправленно игнорируемой информацией при одновременном выполнении данных инструкций.

5. Наличие в мнемическом задании дополнительной инструкции на целенаправленное игнорирование не снизит эффективность его выполнения.

Для проверки выдвинутых гипотез поставлены следующие задачи:

1. Создать методику, позволяющую отслеживать совместное выполнение двух целенаправленных инструкций – основной и дополнительной, направленной на игнорирование информации;

а также успешность их выполнения.

2. Выявить наличие интерференции между целенаправленно игнорируемой и целенаправленно запоминаемой информацией.

3. Оценить эффективность выполнения заданий на запоминание и заучивание при наличии инструкции на целенаправленное игнорирование и без наличия данной инструкции.

4. Определить возможность сохранения в памяти, а также эксплицитного и имплицитного извлечения из памяти целенаправленно игнорируемой информации.

Методы исследования:

1. Классические методы исследования памяти – метод заучивания, метод сбережения, метод узнавания.

2. Постимульный метод исследования феномена направленного забывания с различными модификациями.

3. Имплицитный метод проверки сохранения информации в памяти с помощью решения анаграмм.

4. Метод исследования моторных реакций, восходящий к классической парадигме Ф. Дондерса.

5. Методы математической статистики.

Положения, выносимые на защиту.

1. Наличие в предъявляемых для заучивания или запоминания стимулах (информации) дополнительного набора стимулов, который требуется осознанно игнорировать, не ухудшает эффективность выполнения задач по заучиванию и запоминанию основных стимулов.

2. Целенаправленно игнорируемая информация обрабатывается, запоминается и извлекается из памяти, практически не создавая интерференции с информацией, подлежащей осознанному заучиванию и запоминанию. При этом если ошибки интерференции все-таки появляются, то они совершаются значимо быстрее, чем любой другой ошибочный ответ.

3. В случае если испытуемых просят вспомнить информацию, которую ранее требовалось целенаправленно игнорировать, то они дольше осознанно извлекают ее из памяти, чем целенаправленно запоминаемую.

Тем не менее, целенаправленно игнорируемая информация облегчает выполнение связанных с ней когнитивных задач.

Научная новизна.

В диссертационной работе обсуждаются современные методы исследования мнемических процессов, рассматриваются экспериментальные парадигмы исследования направленного забывания, о которых, насколько нам известно, практически ничего не упоминается в отечественной психологии.

Более того, эти исследования не описываются и в переведенных на русский язык учебниках и монографиях по когнитивной психологии [Солсо Р., 2002;

Андерсон Дж., 2002;

Гейвин Х., 2003].

В данной работе впервые рассматривается вопрос о влиянии целенаправленной инструкции на игнорирование на эффективность параллельного выполнения другой целенаправленной деятельности.

Для диссертационного исследования была создана оригинальная методика, позволяющая отследить одновременное выполнение двух целенаправленных инструкций – на запоминание и на игнорирование поступающей информации, – а также различия в обработке, сохранении и извлечении этой информации. В отличие от классических исследований направленного забывания, по этой методике проводилось изучение процесса заучивания, что позволило оценить сбережение целенаправленно игнорируемой и запоминаемой информации.

Впервые получено, что целенаправленно игнорируемая информация забывается не быстрее, чем заучиваемая информация: при оценке сбережения этой информации обнаружено, что на повторное заучивание обоих видов информации требуется одинаковое количество проб.

В исследовании проводилась также оценка времени ответов, благодаря чему был обнаружен эффект значительного уменьшения времени ошибочного опознания информации, которую требуется целенаправленно игнорировать.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Процесс выполнения задачи на игнорирование часто описывается как невозможный, так как содержит внутреннюю парадоксальность, вследствие чего возникают процессы свойственные только человеческому познанию. В данном исследовании рассматривается фактор введения дополнительной запрещающей инструкции (инструкции на игнорирование) в структуру задания на процесс его выполнения. Результаты диссертационного исследования показали, что инструкция на целенаправленное игнорирование информации может выполняться человеком при отвлечении сознательного контроля на выполнение другой мнемической деятельности, при этом эффективность выполнения последней не ухудшается. Результаты проведенных экспериментов показали, что интерференции между игнорируемой и запоминаемой информацией практически нет, но игнорируемая информация сохраняется в памяти не хуже, чем запоминаемая, и может быть извлечена из памяти. Это позволяет сделать вывод о том, что проигнорированная информация, хоть и рассматривалась испытуемыми как ненужная, кодировалась не менее эффективно, чем целенаправленно запоминаемая, что не согласуется с теоретической моделью, предложенной Ф. Крэйком и Р. Локхартом, в которой предполагается, что длительность хранения информации в памяти зависит от глубины обработки.

Результаты, полученные в исследовании, позволяют отвергнуть «гипотезу кодирования» [Wilson S.P., Kipp K., 1998], в которой феномен направленного забывания объясняется тем, что запоминаемые стимулы кодируются, а игнорируемые – нет.

Практическая значимость диссертационного исследования: Описанные в диссертационном исследовании современные методы исследования забывания, а также полученные результаты представлены в курсе «Экспериментальная психология сознания». Результаты исследования использованы при разработке социально-психологического тренинга «Управление информацией» (НОУ ДО «Архитектура будущего») и проведении тренингов «Работа с информацией».

В диссертационном исследовании был получен результат, свидетельствующий о том, что заучивание целевой информации происходит лучше в том случае, если присутствует дополнительная информация (т.е.

усложнение задания), которую требуется целенаправленно игнорировать. А также, что человеку требуется одинаковое количество проб, чтобы заучить информацию, специально повторенную дважды и чтобы заучить ту же информацию, но где вместо повторения предъявляется информация, которую просят игнорировать. Игнорируемая информация при этом еще и автоматически запоминается. Найденный прием может выступать как одна из мнемотехник, повышающих эффективность запоминания.

Исследование целенаправленного игнорирования связано с исследованием забывания травматических событий, проливает свет на формирование ложных воспоминаний и неосознаваемое изменение свидетельских показаний. Таким образом, полученные данные представляют интерес для юридической, клинической и социальной психологии, а также психотерапии.

Апробация результатов исследования: По теме диссертации были прочитаны доклады и опубликованы материалы: на второй российской конференции по когнитивной науке (Санкт-Петербург, 2006) на научно-практической конференции «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2005);

на международной научно-практической конференции «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2003, 2004, 2005);

на международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносовские чтения» (Москва, 2005);

на международной научно-практической конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2004);

на международной конференции «Psychology in the New Europe» (Краков, 2005). Опубликована статья в коллективной монографии (Аллахвердов В.М. и др., 2006). Результаты научной работы обсуждались на заседании кафедры общей психологии факультета психологии СПбГУ (2006 г.).

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы (всего 196 наименований, из них 148 на иностранных языках) и приложения;

написана на 164 страницах.

Содержание диссертации.

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы, практическая и теоретическая значимость диссертационного исследования, выдвигаются гипотезы, формулируются задачи, перечисляются методы диссертационного исследования.

Первая глава «Исследование целенаправленного игнорирования в различного рода когнитивных задачах». В первом параграфе «Целенаправленное игнорирование вследствие эксплицитной инструкции» рассматриваются экспериментальные парадигмы, в которых инструкция на игнорирование предъявляется явно (экспериментатором или другими людьми).

Первый пункт параграфа посвящен феномену направленного забывания. О направленном забывании говорят, когда существует цель забыть некую информацию [Bjork R., 1972]. Отмечается, что хотя экспериментальные исследования направленного забывания ведутся уже давно, до сих пор не решен вопрос о терминах. Используются такие понятия как «направленное забывание», «целенаправленное забывание», «мотивированное забывание», «намеренное забывание». С появлением исследований в области имплицитной памяти [Schacter D.L., 1987;

Richardson-Klavehn A. et al., 1996;

Kihlstrom J.F., 1990;

и др.] в которых было показано, что информация, считавшаяся забытой, тем не менее, в большинстве случаев, может быть извлечена и оказывает влияние на дальнейшее поведение человека, ученые стали иногда оперировать и понятием «игнорирование».

В зарубежной психологии с 1970-х гг. ведутся экспериментальные исследования направленного забывания [Bjork R., 1972;

1970;

Macleod C.M., 1975]. Описаны три основные экспериментальные парадигмы исследования данного феномена с использованием эксплицитной инструкции. При использовании посписочной инструкции [Bjork R.A., 1970;

Epstein W., 1970;

Geiselman R. Е. et al.., 1983;

Macrae C.N., MacLeod M.D., 1999 и др.] испытуемым предъявляется для запоминания список слов, потом просят его забыть (говоря, что он был предъявлен по ошибке), и предъявляют для запоминания другой список. При работе со специфической инструкцией [Roediger H.L., Tulving E., 1979;

Rakover S.S., 1975;

Golding J.M. et al., 1981 и др.] испытуемым предъявляется список слов, после чего их просят забыть все те слова, которые относились к какой-либо одной указанной категории или, например, первые 4 слова. Постимульная инструкция заключается в том, что испытуемым после предъявления каждого стимула дается инструкция «забыть» или «запомнить» только что предъявленный стимул [Woodward A.E., Bjork R.A., 1971;

MacLeod C.M., 1975;

Basden B.H. et al.., 1993;

Roediger H.L., Challis B.H., 1992;

Ullsperger M., 2000 и др.]. Основной эффект, полученный в исследованиях по посписочной и постимульной инструкциям, заключается в том, что: 1. Испытуемые не воспроизводят впоследствии информацию, которую они старались забыть;

2. информация, которую испытуемые целенаправленно забывают или пытаются игнорировать, не создает интерференции с информацией, которую испытуемые запоминают, даже при том, что испытуемые, вероятно, воспринимают данную информацию. Обсуждаются современные исследования в области имплицитной памяти и их связь с феноменом направленного забывания. Приводятся имплицитные методы исследования памяти. Делается вывод о том, что имплицитные тесты проверки содержания памяти не обнаруживают эффекта направленного забывания.

Обсуждаются также исследования данного феномена в прикладных исследованиях.

Во втором пункте параграфе обсуждаются экспериментальные исследования игнорирования в гипнотическом состоянии. Сравниваются исследования постгипнотической амнезии и феномена направленного забывания [Basden B.H., Basden D.R., Coe W.C. et al., 1994;

Khilstorm J.F., 1983].

Делается вывод о том, что сознательный контроль над выполнением инструкции в состоянии гипноза, предположительно, отсутствует;

в этом случае игнорирование оказывается возможным [Сергеев С.Ф., 2006], хотя игнорируемая информация и может проявляться в неосознаваемых повторяющихся ошибках [Агафонов А.Ю., 2004;

Агафонов А.Ю., 2006].

В третьем пункте параграфа рассматриваются экспериментальные парадигмы исследования «направленного не-думанья» и (целе)направленного игнорирования в простых моторных реакциях. «Направленное не-думанье» предполагает осознанное игнорирование какой-либо мысли. В результате обнаружены следующие эффекты: 1. увеличенное количество целевых мыслей после периода подавления (т.н. «эффект возврата»);

2. немедленные, вызванный подавлением, всплеск целевых мыслей;

3. усиление вторжений в ходе подавления, инициированное когнитивным требованием [Wenzlaff R.M., 2000;

Wegner D.M. et al., 1987;

Wegner D.M. et al., 1994]. Делается вывод о том, что подобные эффекты могут быть связаны с тем, что испытуемые выполняют только инструкцию на игнорирование, следовательно, сознательно контролируют достижение поставленной цели и, в результате, вновь обращаются к игнорируемым мыслям. Целенаправленное игнорирование в простых моторных реакциях рассматривается в связи с концепцией Р. Льюса, который пишет, что: «анализ моторных реакций теоретически очень важен, так как они, скорее всего, вскрывают непосредственную связь между моторными реакциями и когнитивными требованиями, связанными с различными игнорирующими заданиями» [Luce R.D., 1986, стр. 98]. Было обнаружено, что задание на удержание реакции в ответ на появление какого-либо стимула вносит изменение в такой, например, показатель как сила ответа, который увеличивается только в том случае, когда присутствует задание на игнорирование.

Во втором параграфе «Целенаправленное игнорирование вследствие имплицитной инструкции» обсуждаются исследования, в которых задача на игнорирование присутствует имплицитно, т.е. для того, чтобы выполнить одно задание, требуется активно не работать с другим. В этом случае, инструкция на игнорирование является компонентом самого задания. Рассматриваются эксперименты по избирательному вниманию [Найссер У., 1981;

Treisman A.M., 1960;

MacKay D.G., 1973;

Treisman A.M., Gelade G., 1980], по выбору значений и смыслов слов и предложений [Лурия А.Р., 1998;

Anderson M.C., Shivde G., 1999]. Приводятся экспериментальные исследования в области мнемических процессов [Bjork E.L., Bjork R.A., Anderson M.C., 1998;

Anderson M.C., et al., 1994;

Anderson M.C. et al.., 2006 и др.], обсуждаются методы исследования и получаемые эффекты. Делается вывод о том, что в большинстве исследований на имплицитное игнорирование или забывание испытуемые игнорируют информацию, которая содержится у них в памяти, так чтобы иметь возможность работать с нужной информацией, избегая интерференции.

Выдвигается предположение, что получаемые эффекты связаны с особенностями извлечения информации из памяти, а не с особенностями ее хранения и кодирования и, главное, что этот процесс является активным (в противоположность концепциям пассивного забывания).

В третьем параграфе «Теоретическое осмысление феномена игнорирования» обсуждаются существующие теории, в которых делается попытка объяснить эффекты, получаемые в результате исследований направленного забывания и игнорирования. Обсуждается теория когнитивного торможения, которое признается основой интеллектуальной деятельности, позволяющей отбирать нужную информацию [Dempster F.N., 1991].

Когнитивное торможение (иногда, также используется термин когнитивное подавление) определяется как подавление первоначально активированного когнитивного содержания или когнитивных процессов. Люди, которые являются успешными в этом, способны удалить из рабочей памяти ранее активированную информацию, которая на данный момент является иррелевантной текущему заданию [Harnishfeger K.K., Pope R.S., 1996].

Описывается также концепция «резистентности к интерференции» [Brainerd C.J., Reyna V.F., 1993], в которой утверждается, что в этом случае, во избежание интерференции, иррелевантная информация не обрабатывается, не кодируется.

Делается вывод о том, что нет единой теории, объясняющей и феномен направленного забывания, с чем соглашаются и зарубежные исследователи.

Основная роль в объяснении эффекта отдается механизму торможения извлечения, принцип работы которого не раскрывается и различиям в глубине кодирования информации.

Рассматривается теория В.М. Аллахвердова, в рамках которой игнорирование приобретает особый смысл, так как рассматривается в качестве основной причины возникновения психической интерференции [Аллахвердов В.М., 1993;

2000]. Автор рассматривает различные задачи, в которых наблюдается явление психической интерференции, и предполагает, что в них содержится неявная инструкция на игнорирование, которая воспринимается как дополнительная задача. Эта задача требует сознательного контроля, в результате которого возникают ошибки интерференции. Выполнение исключительно задачи на игнорирование невозможно, так как человек вынужден постоянно проверять, насколько успешно он выполняет задание на игнорирование, и, следовательно, обращаться к игнорируемому материалу.

Для проверки гипотезы о том, что целенаправленное игнорирование возможно при отвлечении сознательного контроля на выполнение другой задачи, что приведет к автоматической обработке игнорируемой информации и, следовательно, снижению интерференции между целенаправленно игнорируемой и целенаправленно запоминаемой информацией;

а также, что игнорируемая информация сохраняется и может быть извлечена из памяти, была разработана экспериментальная методика, сочетающая метод исследования направленного забывания и метод заучивания.

Вторая глава «Методы исследования».

В первом параграфе «Методы исследования целенаправленного игнорирования в мнемической деятельности» обосновывается выбор методов исследования, а также принцип создания оригинальной методики, позволяющей оценивать совместное выполнение двух целенаправленных инструкций – на запоминание и на игнорирование;

интерференцию между запоминаемой и игнорируемой информацией, сохранение и извлечение из памяти данных видов информации.

Были совмещены два метода исследования – метод заучивания, позволяющий отслеживать динамику процессов запоминания и забывания с учетом влияния разнообразных факторов [Зинченко Т.П., 2002] и метод постимульного исследования направленного забывания. Постимульный метод исследования направленного забывания заключается в следующем:

испытуемому, предупрежденному заранее, предъявляют последовательно стимулы, после каждого из которых показывается ключ, свидетельствующий о том, следует испытуемому забыть или запомнить предъявленный перед ключом стимул [Bjork R., 1970]. Такой метод позволял одновременно предъявлять оба набора стимулов – основной и дополнительный, и быть уверенными в том, что испытуемые восприняли информацию и только после этого пытались ее игнорировать. В классическую парадигму были добавлены две модификации: 1.

предъявление стимулов до полного заучивания;

2. добавление на этапе проверки методом узнавания нейтральных стимулов, не предъявлявшихся ни как запоминаемые, ни как игнорируемые.

Сохранение и извлечение материала из памяти проверялось с помощью эксплицитных и имплицитных тестов проверки. Эксплицитные тесты проверки давали возможность узнать, сколько запоминаемых и игнорируемых стимулов испытуемые могут целенаправленно опознать при предъявлении соответствующей инструкции. Имплицитные тесты проверки позволяли установить влияние не опознанной эксплицитно информации на последующую деятельность испытуемого с этой информацией.

Во втором параграфе «Планирование экспериментов» описаны планы проведения пяти экспериментальных исследований, приведены инструкции испытуемым.

1. Выявление воздействия инструкции на игнорирование на процесс заучивания.

Цель: определить влияние наличия в материале для заучивания дополнительного набора стимулов, который требуется игнорировать, на эффективность процесса заучивания. В исследовании приняло участие человек.

Исследование включало 2 серии экспериментов. В первой серии процесс заучивания одного набора стимулов при наличии инструкции на игнорирование другого набора стимулов сравнивался с контрольным условием заучивания одного набора стимулов (15 стимулов в наборе). Через 1 час методом сбережения оценивалось сохранение в памяти проигнорированной информации. Во второй серии (по 10 стимулов в наборе) вводились дополнительные контрольные условия: 1. простое заучивание одного набора стимулов;

2. заучивание одного набора стимулов с увеличенным (в 2 раза) межстимульным интервалом;

3. заучивание одного набора стимулов с «навязанным повторением» (каждый стимул предъявлялся два раза подряд);

4.

заучивание двух наборов стимулов с категоризацией (требовалось выучить стимул в соответствии с ключом (знаки «+» или «—»), предъявляемым после него).

2. Выявление отличий в сохранении и извлечении из памяти целенаправленно запомненного и проигнорированного материала.

Цель: Выявить отличия в сохранении и способах извлечения из памяти проигнорированного и заученного материала. В исследовании приняло участие 20 человек.

В эксперименте после заучивания информации с использованием постимульной инструкции на игнорирование, методом сбережения оценивалось сохранение проигнорированного и заученного материала в памяти.

3. Выявление возможности осознанного (эксплицитного) извлечения целенаправленно проигнорированной информации из памяти.

Цель: выявить особенности запоминания игнорируемой информации, а также эффективность запоминания основного набора стимулов в условиях выполнения одновременно двух инструкций – на запоминание и на игнорирование. В исследовании приняло участие 50 человек.

Испытуемым один раз предъявлялись стимулы для запоминания и для игнорирования, после чего их просили опознать стимулы по методу категоризации: то есть опознать информацию, которая была предъявлена для игнорирования – как проигнорированную, нейтральную как нейтральную, запоминаемую как запоминаемую. Результаты сравнивались с данными, полученными после первой проверочной серии в первом экспериментальном исследовании.

4. Выявление возможности неосознаваемого (имплицитного) извлечения целенаправленно проигнорированной информации из памяти.

Цель: установить влияет ли проигнорированная информация, которая, возможно, не узнана эксплицитно, на решение когнитивных задач (решение анаграмм), связанных с этой информацией. В исследовании приняло участие человек.

Испытуемым предъявлялись пятибуквенные слова высокой частотности по методу постимульного направленного забывания с соответствующей инструкцией. После предъявления стимулов, испытуемым для решения давались анаграммы, представлявшие собой либо зашифрованные ранее игнорируемые слова, либо ранее запоминаемые, либо нейтральные, которые на стадии обучения не предъявлялись.

5. Исследование ошибок целенаправленного игнорирования в простых моторных реакциях.

Цель: Проверить гипотезу о том, что обнаруженный при работе с целенаправленно игнорируемой информацией эффект значительного уменьшения времени ошибок замены (неправильного опознания игнорируемой информации) является следствием целенаправленного игнорирования и проявится при решении других когнитивных задач. В исследовании приняло участие 20 человек.

Исследование проводилось по экспериментальной парадигме Ф. Дондерса «реагируй на Х, не реагируй на Y». Испытуемым предъявлялись в случайном порядке буквы русского алфавита. Давалась инструкция, как можно быстрее реагировать нажатием клавиши на появление любой буквы, кроме буквы Н, на которую реагировать НЕ надо. Каждая буква предъявлялась по раз, буква Н – 40 раз.

Таким образом, во всех исследованиях приняло участие 178 человек.

В третьей главе «Результаты экспериментов» представлены результаты проведенных экспериментов, подтверждаются и опровергаются выдвинутые экспериментальные гипотезы. Глава включает 5 параграфов.

В первом параграфе «Выявление воздействия инструкций на игнорирование на процесс заучивания» в первой экспериментальной серии показано, что на заучивание одних стимулов, в условиях целенаправленного игнорирования других (экспериментальная группа), требуется значимо меньше (р=0,001) проб, чем просто на заучивание стимулов (контрольная группа). Все данные, полученные в экспериментах, обрабатывались с помощью непараметрических критериев.

При повторном предъявлении игнорируемых стимулов уже для заучивания, на их заучивание требуется значимо меньше проб (р = 0,001), чем требуется контрольной группе на заучивание этих же стимулов.

Во второй экспериментальной серии подтверждены данные, полученные в первой серии, и показано, что увеличение межстимульного интервала снимает эффект улучшения (количество проб, требуемых на заучивание значимо не отличается), но дополнительно инициированная возможность для повторения стимулов далее не улучшает эффективность заучивания целевых стимулов.

Также было показано, что при инструкции на запоминание обоих наборов стимулов в соответствии с предъявленным после стимула ключом – задание не выполняется испытуемыми за 1,5 часа (35 проб). Полученные результаты приведены в таблице 1.

Таблица 1. Количество проб, потребовавшихся для заучивания трехзначных чисел, при различных экспериментальных условиях Экспериментальные условия Значение медианы Заучивание одного набора стимулов и игнорирование другого Заучивание только одного набора стимулов Заучивание одного набора стимулов с увеличенным межстимульным интервалом 11, Заучивание одного набора с «навязанным повторением» Заучивание двух наборов стимулов Задание не выполнено за 35 проб Также только в последней группе наблюдается значимое увеличение времени ответа (p=0,0001) по сравнению со всеми остальными группами, между остальными группами статистически значимые различия не обнаружены.

Анализ интерференции в группе с наличием игнорируемых стимулов проводился путем сравнения количества ошибок ложной тревоги с количеством ошибок замены (то есть, совершают ли испытуемые больше ошибок, опознавая игнорируемые стимулы как предъявленные для заучивания, чем опознавая неправильно нейтральные стимулы, которые на стадии обучения не предъявлялись вовсе). Было показано, что отличия между этими количествами ошибок не являются статистически значимыми (p=0,236). Испытуемые делают значимо больше ошибок пропуска, чем ошибок замены игнорируемых стимулов на заучиваемые (р=0,0001) и чем ошибок ложной тревоги (р=0,0001).

Таким образом, если интерференция между игнорируемыми и запоминаемыми стимулами и наблюдается, то ее в данном случае можно считать пренебрежимо малой.

Отметим, что в группе с категоризацией количество ошибок, связанных с ошибочным приписыванием стимула к неправильной категории статистически значимо не отличается (p=0,7).

Обнаружилось, что в группе с игнорируемыми стимулами количество ошибок замены (опознание игнорируемых стимулов как заучиваемых), которые испытуемый делает в ходе целой серии по заучиванию, значимо меньше, чем количество подобных ошибок в группе с категоризацией (p=0,0001). Это, очевидно, свидетельствует, что если стимулы требуется произвольно игнорировать, они впоследствии реже перепутываются с целевыми, чем в случае, если нужно было заучивать оба набора стимулов.

Было обнаружено, что в группе с игнорируемыми стимулами время ошибок замены значимо меньше, чем время ошибки пропуска (p=0,000) и ошибки ложной тревоги (p=0,0001). Значимых различий между временем ошибок пропуска и ошибок ложной тревоги не обнаружено (p=0,902). Итак, если ошибка замены все-таки совершается испытуемым, то она делается значимо быстрее, чем любой другой ошибочный ответ. В группе, где испытуемые должны были заучивать стимулы в соответствии с категорией различия во времени ошибочных ответов при отнесении стимула к неправильной категории статистически не значимы (p=0,610).

Во втором параграфе «Выявление отличий в сохранении и извлечении из памяти целенаправленно запоминаемого и игнорируемого материала» было показано, что различия между количеством проб, затрачиваемых спустя время (25 мин. задание-дистрактор) на повторное заучивание ранее «целевых» (3, пробы) и ранее игнорируемых стимулов (3,1 пробы) статистически не значимы (p = 0,686).

Анализ времени ответов в этих группах показал, что время опознания стимулов, которые ранее заучивались, значимо меньше, чем ранее игнорируемых (p=0,002). А время ошибочного опознания ранее игнорируемых стимулов значимо меньше, чем время ошибочного опознания ранее целевых стимулов (p=0,000).

В третьем параграфе «Выявление возможности осознанного (эксплицитного) извлечения целенаправленно игнорируемой информации из памяти» получено, что целенаправленно извлекается значимо меньше стимулов, которые надо было забыть, по сравнению с теми, которые надо было запомнить (p=0,0001). При этом различие между правильным узнаванием игнорируемых стимулов и узнаванием нейтральных статистически не значимо (р=0,20). При условии запоминания с учетом категории стимулов нет и значимых различий между узнаванием стимулов из двух предъявленных категорий (р=0,89). Проведя анализ ошибок, которые делают испытуемые при узнавании стимулов, было выяснено, что: при условии запоминания и воспроизведения стимулов с учетом категории испытуемые делают практически одинаковое количество ошибок, путая при узнавании категорию стимулов (р=0,907). В группе, где испытуемым требовалось осознанно узнавать ранее игнорируемые стимулы и где узнавание игнорируемых стимулов оказалось значимо меньше, испытуемые совершают значимо меньше ошибок, относя игнорируемые стимулы к запоминаемым, чем наоборот (р=0,000). Это значит, что испытуемые не могут осознанно опознать игнорируемые стимулы, но и не путают их с запоминаемыми. Анализ времени ответов вновь показал, что во всех случаях, где есть целенаправленно игнорируемая информация, время ошибочного ее опознания значимо меньше, чем любой другой ошибочный ответ (р=0,001). Осознанное извлечение из памяти ранее игнорируемых стимулов требует значимо больше времени, чем осознанное извлечение ранее целевых стимулов (р=0,001). В том случае, когда от испытуемых не требуется прямое опознание игнорируемых стимулов, а требуется правильно их отвергнуть как «нецелевых», времена правильных ответов не различаются (р=0,913).

В четвертом параграфе «Выявление возможности неосознаваемого (имплицитного) извлечения целенаправленно игнорируемой информации из памяти» оценивалось влияние предъявленных на стадии обучения целевых и запрещенных стимулов на правильность решения и время решения анаграмм, представлявших собой зашифрованные целевые или запрещенные слова. Для сравнения использовались нейтральные анаграммы, не связанные ни с целевыми, ни с запрещенными словами. Испытуемые не сделали ни одной ошибки, решая анаграммы, представлявшие собой запрещенные и целевые стимулы, но совершали, в среднем, 21,3 % ошибок, решая нейтральные анаграммы.

• время решения нейтральных анаграмм (значение медианы) – 5,11 сек • время решения анаграмм, связанных с целевыми стимулами (значение медианы) – 3,08 сек • время решения анаграмм, связанных с запрещенными стимулами (значение медианы) – 2,43 сек.

Время решения нейтральных анаграмм значимо больше чем время решения анаграмм, представлявших собой запрещенные стимулы, и чем время решения анаграмм, представлявших собой целевые стимулы (р=0,001). Данные не позволяют сделать вывод ни о достоверном сходстве, ни о достоверных различиях между временем решения анаграмм, связанных с целевыми и запрещенными стимулами (р=0,420).

В пятом параграфе «Исследование ошибок целенаправленного игнорирования в простых моторных реакциях» получено, что время реакции при появлении запрещенного стимула, если таковое все-таки осуществляется (20,5%), значимо меньше, чем время нажатия на все остальные буквы (р=0,000).

• время реакции на все буквы (значение медианы) – 0, 45 сек • время ошибочной реакции на запрещенную букву (значение медианы) – 0, 36 сек.

Полученные в экспериментах результаты позволили сделать следующие выводы.

1. Обнаружены отличия в обработке целенаправленно запоминаемой и целенаправленно игнорируемой информации при одновременном выполнении инструкций на запоминание и на игнорирование.

2. Наличие в предъявляемых для заучивания стимулах дополнительного набора стимулов, который требуется целенаправленно игнорировать, не влияет на эффективность заучивания: общее количество проб, требующихся на заучивание целевой информации, не увеличивается, также как и время опознания стимулов.

3. Заучивание целевых стимулов при одновременном целенаправленном игнорировании других происходит столь же эффективно, как и заучивание со специально навязанным повторением (за счет двойного предъявления) только целевых стимулов.

4. При проверке с помощью имплицитных тестов существенных различий между сохранением в памяти и извлечением из памяти целенаправленно запомненной и проигнорированной информацией не обнаружено. На повторное заучивание обоих видов информации требуется одинаковое количество проб.

5. При проверке с помощью эксплицитных тестов обнаружено, что извлекается больше стимулов, которые требовалось запомнить, чем тех, которые игнорировались. Этот результат соответствует описанному зарубежными исследователями феномену направленного забывания [Bjork R., 1970;

1972 и др.]. Обнаружено, что запоминаемая информация быстрее извлекается из памяти, чем игнорируемая.

6. Целенаправленно игнорируемая информация способствует уменьшению времени решения когнитивных задач, связанных с ней, по сравнению с решением новых (не связанных с ней) когнитивных задач.

7. Не подтвердилась гипотеза о том, что испытуемые специально заучивают и целевую, и игнорируемую информацию и различают ее при извлечении.

Осознанное выполнение подобной инструкции приводит к значительному увеличению времени ответа, количеству проб, требующихся на заучивание всех стимулов, увеличению интерференции между ними и отсутствию различий между временем ошибок интерференции по сравнению с одновременным выполнением инструкций на целенаправленное запоминание и игнорирование.

8. В случае, где дается две целенаправленные инструкции – на заучивание и на игнорирование – интерференции между стимулами из этих групп практически нет. Однако если ошибки интерференции (ошибочное опознание целенаправленно игнорируемой информации как целевой) все таки появляются, то они совершаются значимо быстрее, чем другие ошибки.

9. Испытуемые сознательно контролируют выполнение основной задачи по запоминанию, выполнение задачи на игнорирование при этом сознательно не контролируется, а обработка игнорируемой информации осуществляется автоматически.

10. При исследовании целенаправленного игнорирования в простых моторных задачах обнаружено, что ошибочное опознание целенаправленно игнорируемой информации как целевой совершается значимо быстрее, чем правильное опознание целевых стимулов.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, анализируются полученные результаты, намечаются пути дальнейшей разработки проблемы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Гершкович В. А. Игнорирование как способ работы сознания с информацией // Аллахвердов и др. Экспериментальная психология познания:

Когнитивная логика сознательного и бессознательного. СПб., Изд-во СПбГУ, 2006 (июнь), 187-209.

2. Гершкович В.А. Обработка и сохранение сознательно игнорируемой информации // Вторая международная конференция по когнитивной науке:

Тезисы докладов: В 2 т. Санкт-Петербург, 9-13 июня 2006 г. – СПб.:

Филологический факультет СПбГУ, 2006 (июнь). Т 2., стр. 624-626.

3. Гершкович В. А. К проблеме соблюдения запрещающих инструкций // Материалы международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов. СПб, Изд-во СПбГУ, 2005, 19-20.

4. Valeria Gershkovic. Characteristics of Processing Consciously Ignorable Information in Memory // Psychology in the New Europe: methodology and funding. Jagellonian University Centre Polonia. September 11-14, 2005., Krakow., 2005., p. 15. http://www.beepg.org.uk/ 5. Гершкович В. А. Специфика обработки запрещенной информации // Материалы XII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов»-2005., Изд-во МГУ, 2005, т.2, 145-146.

6. Гершкович В. А. Феномен направленного забывания и процессы категоризации// Материалы IV международной научно-практической конференции г. Сочи 5-7 мая 2005г., Сочи, 2005, 26-27.

7. Гершкович В. А. Воздействие запрещающих инструкций на протекание когнитивных процессов (на примере феномена направленного забывания) // Сб. статей по материалам лучших дипломных работ факультета психологии СПбГУ 2003 г., СПб., Изд-во СПбГУ, 2004, 45-50.

8. Гершкович В. А. Влияние запрещающей инструкции на запоминание.// Психология 21 века: Материалы международной межвузовской научно практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов.

СПб, Изд-во СПбГУ, 2004, 10- 9. Гершкович В. А. Направленное забывание как специфическая работа с информацией. // Психология 21века: Материалы международной межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов.

СПб, Изд-во СПбГУ, 2003, 10-11.

10. Гершкович В. А. Феномен направленного забывания.// Тезисы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов.

СПб, Изд-во СПбГУ, 2002, 351-353.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.