WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Вольдимарова Надежда Георгиевна УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УБИЙСТВО ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

МОСКВА 2003 - 2 Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации

Научный консультант: Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Толкаченко Анатолий Анатольевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Чучаев Александр Иванович кандидат юридических наук, доцент Харабет Константин Васильевич Ведущая организация - Российская академия правосудия

Защита диссертации состоится « » _ 2004 г., в часов на заседании диссертационного совета Д 229.001.01 при Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации по адресу: 117149, Москва, ул. Азовская, д.2 корп.1, ауд.49.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Автореферат разослан « » _ 2003 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук Смирникова Ю.Л.

- 3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современных условиях объективного сокращения социальных гарантий личности остро обозначилась проблема обеспечения безопасности человека, угрозы которой способны подорвать сложившиеся устои общества. Преступность как деструктивный фактор общественного развития также посягает на такой основополагающий объект правовой охраны, как безопасность жизни человека.

Проблема охраны жизни в Российской Федерации в настоящее время приобрела масштабы уровня национальной безопасности. По данным медицинской статистики так называемая насильственная смерть (от преступлений, самоубийств и несчастных случаев) занимает первое место (37– 39 %) среди всех причин смерти1. Определяющее значение в правовом обеспечении безопасности человека принадлежит Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ), которая провозглашает, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».

Обеспечение гарантий защиты прав и свобод личности, признание приоритета которых составляет неотъемлемый атрибут цивилизованной системы права, приобретает особую актуальность в условиях построения в Российской Федерации правового государства, основанного на авторитете права и закона.

В Законе Российской Федерации «О безопасности» от 5.03. констатируется, что о безопасном развитии тех или иных социальных систем речь может идти лишь при условии, когда обеспечена возможность безопасного развития единого, неделимого комплекса «человек – общество». В современных условиях назрела острая необходимость поиска принципиально новых подходов к обеспечению безопасности человека, в том числе к достижению неуязвимости общества к такому негативному социальному явлению, как преступность.

Воплощение идеи безопасности человека, являясь важнейшим направлением национальной уголовной политики, лежит и в основе принципа гуманизма в Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни // Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 3.

Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 769 (в редакции Закона Российской Федерации от 25.07.2002. № 116-ФЗ).

- 4 уголовном праве (ст. 7 Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ)). Президент Российской Федерации (далее – Президент РФ) в послании Федеральному Собранию указал на актуальность задачи государства обеспечения безопасности людей, защиты прав и свобод граждан, необходимость проведения судебной реформы, которая бы способствовала более полной реализации правовых гарантий всех членов общества3.

Однако государство не в состоянии обеспечить безопасность граждан только лишь силами правоохранительных органов. В условиях современной криминогенной ситуации в стране применение законных мер самозащиты призвано сыграть важную роль в направлении противодействия преступности.

Часть 2 ст. 45 Конституции РФ провозглашает, что «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Поскольку действия в процессе реализации права на необходимую оборону связаны с причинением вреда и по внешним признакам напоминают преступные деяния, серьезную проблему в практической деятельности правоприменительных органов вызывает разграничение правомерного и преступного поведения лица, применившего меры самозащиты. Уголовное законодательство, регламентируя основания реализации права на необходимую оборону, требует соблюдения целого ряда условий, относящихся к посягательству и защите, а определение возможного превышения пределов необходимой обороны основано на оценочных критериях и в итоге является прерогативой суда.

Изучением научно-практических вопросов необходимой обороны и превышения ее пределов в разное время занимались многие отечественные и зарубежные исследователи. Среди ученых прошлых лет, исследовавших эту проблему, особо следует отметить А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева, А.О. Кистяковского, А.В. Долопчева, Н.Д. Сергеевского, Г.С. Фельдштейна, И.В. Рейнгардта. Среди современных деятелей уголовно-правовой науки эта проблема наиболее глубоко изучалась Х.М. Ахметшиным, Ю.В. Баулиным, Ф.С. Бражником, Н.И. Коржанским, Н.Н. Паше-Озерским, В.Ф. Кириченко, И.И. Слуцким, И.С. Тишкевичем, В.И. Ткаченко, Т.Г. Шавгулидзе, Н.И. Загородниковым, И.Э. Звечаровским, Н.Д. Дурмановым, Ю.И. Ляпуновым, Ю.Н. Юшковым, М.И. Якубовичем и др. Однако далеко не все аспекты данной Путин В.В. «Послание Президента РФ Федеральному Собранию» // Российская газета. 2003.

№ 93. 17 июня.

- 5 проблемы получили в уголовно-правовой науке должное освещение и унифицированное решение, в особенности с учетом современных социально правовых факторов, в контексте безопасности человека и с учетом изменяющегося законодательства.

В социальном плане представляют опасность для общества допускаемые правоохранительными органами нарушения закона, выражающиеся в необоснованном ограничении права на необходимую оборону. Это иногда выражается в обвинительном уклоне при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел данной категории, что способно подорвать авторитет правосудия и государства в целом, спровоцировать социальную пассивность граждан, их нежелание способствовать охране правопорядка.

Основной причиной таких явлений, не способствующих реализации права на необходимую оборону, являются факты необоснованной «квалификации с запасом», допускаемые должностными лицами правоохранительных органов.

Причем это характерно как для периода действия прежних Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РСФСР, так и новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов современной России.

Сложившаяся ситуация в какой-то мере обусловлена тем, что решение важного вопроса о наличии правомерной необходимой обороны или превышения ее пределов основано на оценочных юридических категориях и потому представляет определенную сложность. Изучение следственной и судебной практики свидетельствует, что ошибки в квалификации обусловлены также недостаточно глубоким исследованием правоприменительными органами причин, условий и обстановки, способствующих совершению преступления, роли нападающей и обороняющейся сторон в развитии конфликта, мотивации преступного поведения обороняющегося и гиперболизацией наступивших тяжких последствий для нападающего в отрыве от совокупности других обстоятельств дела.

Ввиду отрицательного воздействия практики «завышения» квалификации по делам о необходимой обороне на общественную мораль и нравственность в отдельных случаях уместно ставить вопрос об уголовной ответственности сотрудников органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, допускающих подобные изъяны в процессе правоприменительной деятельности (по ст. - 6 УК РФ за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности и судей по ст. 305 УК РФ за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).

Проблема ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны также актуализирована федеральными законами «О внесении изменения в ст. 37 УК РФ» от 14.03.2002 и «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 8.12.20034, которыми кардинально пересмотрена редакция ст. 37 УК РФ. Данная законодательная новелла, относящаяся к Общей части УК РФ, непосредственно взаимосвязана с конструкцией ч. 1 ст. 108 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, практика применения которой в условиях реформирования уголовного законодательства испытывает потребность в углубленной теоретической разработке.

Совокупность приведенных положений обусловила выбор темы, ее актуальность, значимость и определила основные направления исследования института необходимой обороны и уголовной ответственности за превышение ее пределов.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является решение задачи повышения эффективности правового регулирования и реализации уголовной ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны, имеющей существенное значение для уголовного права;

разработка и обоснование теоретических положений и научных рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства о необходимой обороне и практике его применения с учетом интересов личности обороняющегося как главного адресата уголовно-правовых норм о необходимой обороне.

Достижению указанной цели служат постановка и решение комплекса следующих задач:

1) исследовать социально-правовое и юридическое значение необходимой обороны и показать ее объективное место в системе современных социально правовых мер обеспечения безопасности человека;

Федеральный закон от 14.03.2002 № 29-ФЗ «О внесении изменения в ст.37 УК РФ» // СЗ РФ.

2002. № 11. Ст. 1021;

Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Парламентская газета. 2003. декабря.

- 7 2) провести системный анализ законодательства, регулирующего право на необходимую оборону и ответственность за превышение ее пределов в целях выявления его недочетов и внутренних резервов;

3) научно систематизировать конститутивные признаки состава убийства при превышении пределов необходимой обороны с учетом новых законодательных положений о необходимой обороне и превышении ее пределов;

4) выработать рекомендации по правильной квалификации и назначению наказания за убийство при превышении пределов необходимой обороны;

5) разработать комплекс научно обоснованных положений по разграничению убийства при эксцессе обороны с деяниями, не образующими преступление, и со смежными составами преступлений;

6) обобщить практику применения ст. 37 и ч. 1 ст. 108 УК РФ, выявить ее основные тенденции, на основании чего предложить научный прогноз ее дальнейшего развития;

7) выработать рекомендации по совершенствованию правового регулирования института уголовной ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны, предложения по совершенствованию уголовно-правовой регламентации права необходимой обороны и практики ее применения, а также по обеспечению эффективности реализации права на необходимую оборону.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе применения уголовного законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов.

Предмет исследования составляют:

- действующее уголовное законодательство Российской Федерации как система уголовно-правовых норм, регулирующих институт необходимой обороны;

- практика реализации института необходимой обороны в правоприменительной деятельности следственных и судебных органов;

- зарубежное уголовное законодательство в сфере регламентации права личности на необходимую оборону.

Методологическую и теоретическую основу работы составляют общенаучный диалектический метод познания, философские, формально - 8 логические методы: анализ, синтез, описание, сравнение, моделирование, а также социологический и другие приемы исследования.

Юридической базой труда явились нормы действующего уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, административного, конституционного и других отраслей российского права. В процессе работы была проанализирована необходимая философская, историческая, психологическая, уголовно-правовая и криминологическая литература, а также зарубежное уголовное законодательство в части регламентации института необходимой обороны и превышения ее пределов. В качестве эмпирической основы для исследования выступили: опубликованные материалы судебной практики судов различных инстанций по уголовным делам за период 1990–2003 гг.;

архивные материалы уголовных дел по ст.ст. 105, 107, ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ районных судов г. Красноярска и Красноярского края, кассационных и надзорных определений городского суда г. Красноярска и Красноярского краевого суда за период 1990–2003 гг., а также результаты конкретных прикладных эмпирических исследований, проведенных другими авторами. В общей сложности изучено более 150 уголовных дел, материалов и приговоров по проблемам темы.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертация выполнена на основе концепции безопасности человека с учетом положений новой редакции ст. 37 УК РФ, введенной в действие федеральными законами Российской Федерации от 14.03.2002 № 29-ФЗ и от 08.12.2003 № 162-ФЗ, регламентирующей институт необходимой обороны и превышения ее пределов и неразрывно связанных с данной новеллой признаков состава убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Ввиду иной интерпретации в Общей части УК РФ понятия «превышения пределов необходимой обороны» сфера общественно опасных действий, образующих состав исследуемого вида убийства, по содержанию значительно сужена. Сферу превышения пределов необходимой обороны составляют лишь действия по защите правоохраняемых интересов от общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или других лиц.

Научная новизна работы также состоит в том, что в рамках представленного диссертационного исследования со своеобразных авторских позиций - 9 обосновывается значение уголовно-правового института необходимой обороны как важного инструмента обеспечения физической и духовной безопасности человека в Российской Федерации.

При работе над диссертацией учтены результаты современных исследований в области теории уголовного права с учетом использования в порядке сравнительного исследования положительного опыта зарубежного уголовного законодательства о необходимой обороне.

На основе выполненных автором изысканий разработана совокупность новых теоретических положений, направленных на совершенствование уголовного законодательства в сфере регламентации права на необходимую оборону и возможной корректировки правоприменительной практики.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы:

1) конституционное положение о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью и их признание, соблюдение и защита составляют обязанность государства, свидетельствует о необходимости соблюдения приоритета на всех уровнях обеспечения безопасности человека. Исходя из социально-правовой природы предназначение необходимой обороны заключается в обеспечении безопасности человека в обществе и государстве;

2) предусмотренное в действующей редакции ст. 37 УК РФ понятие «насилие, опасное для жизни» применительно к посягательству, предоставляющему право на неограниченную необходимую оборону, в уголовном законодательстве не определено и является оценочным, то есть находится в зависимости от субъективного восприятия, с одной стороны, обороняющимся, а с другой – правоприменителя. В этой связи предлагается развернутая авторская классификация преступлений, представляющих непосредственную угрозу для жизни, которая позволит конкретизировать круг посягательств, создающих право на применение неограниченных мер необходимой обороны.

Предлагаемую классификацию целесообразно отразить в новом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике применения законодательства, регулирующего институт необходимой обороны. Благодаря этому обороняющийся будет освобожден от необходимости - 10 оценивать характер и степень применяемого в отношении него насилия, как представляющего или не представляющего реальную опасность для жизни;

3) право на необходимую оборону может быть осуществлено с применением оружия. Нормы различных отраслей права по вопросам правомерности использования оружия должны быть унифицированы и тесно взаимодействовать между собой на началах единства правовых оснований их применения. Помимо того, право на применение оружия самообороны целесообразно регламентировать в уголовно-правовой норме УК РФ. В этой связи предлагается ч. 1 ст. 37 УК РФ изложить в следующей редакции: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, в том числе с применением оружия, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия»;

4) защита от посягательств в процессе необходимой обороны допустима с применением специальных приспособлений и устройств, предназначенных для правомерной защиты личности и имущества. При этом по правилам о необходимой обороне, исключающим уголовную ответственность, следует рассматривать случаи применения приспособлений и устройств, используемых для защиты охраняемых правом интересов при соблюдении следующих условий:

а) если применение этих средств не создает опасности причинения вреда третьим лицам;

б) если в результате их использования вред посягающему причиняется в момент осуществления общественно опасного посягательства;

в) исключается возможность причинения посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью, то есть не допускается превышения пределов необходимой обороны, за исключением правил ч. 1 ст. 37 УК РФ.

В этой связи представляется целесообразным предусмотреть условия правомерности использования указанных приспособлений и устройств в новом постановлении Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике применения законодательства о необходимой обороне. Эта мера способна создать условия для закрепления реальных гарантий обеспечения неприкосновенности права собственности. Регламентация условий правомерности применения указанных - 11 средств позволит при их использовании исключить возможность причинения чрезмерного вреда посягающему и не допустить совершение вредоносных действий в отношении посторонних лиц;

5) в связи с гуманизацией действующего уголовного законодательства и необходимостью учета мотивов лица, действующего в состоянии необходимой обороны, а также в целях дифференциации его ответственности, предлагается дополнить гл. 11 УК РФ, предусматривающую условия освобождения от уголовной ответственности, следующей уголовно-правовой нормой: «Лицо, совершившее убийство или причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, может быть освобождено от уголовной ответственности, если у него установлено состояние аффекта, вызванное общественно опасным посягательством»;

6) в процессе квалификации убийства при превышении пределов необходимой обороны требуется учитывать отношения конкуренции между двумя нормами со смягчающими обстоятельствами (ч. 1 ст. 107 и ч. 1 ст. УК РФ). Существующая конкуренция должна разрешаться в пользу ч. 1 ст. УК РФ, поскольку согласно теории квалификации преступлений подлежит применению норма с большим количеством специальных смягчающих субъективных признаков (в данном случае, наличие цели защиты правоохраняемых интересов) и, как следствие, с меньшей санкцией;

7) в сфере уголовно-процессуального законодательства (взаимосвязанного с материальным) вносится предложение дополнить ст. 196 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) следующим основанием для обязательного назначения и производства судебной экспертизы:

«Когда это необходимо для установления у обороняющегося, действующего в ситуации необходимой обороны, состояния аффекта». Установление указанного обстоятельства может послужить одним из факторов для исключения уголовной ответственности в соответствии с ч. 2. 1. ст. 37 УК РФ либо в качестве исключительного смягчающего обстоятельства может явиться основанием для назначения более мягкого вида наказания, исходя из ч. 1 ст. 64 УК РФ или прекращения уголовного дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в содеянном состава преступления;

- 12 8) представляется неоправданным в социально-правовом и этическом отношениях установление за совершение преступлений при превышении пределов необходимой обороны наиболее сурового вида уголовного наказания – лишения свободы. В качестве мер наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ, наряду с ограничением свободы предлагается на законодательном уровне предусмотреть штраф, обязательные и исправительные работы.

Практическая значимость и апробация результатов исследования.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы при совершенствовании уголовного законодательства, регулирующего ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, на их основе могут быть разработаны и внесены рекомендации по вопросам квалификации дел рассматриваемой категории.

Отдельные предложения могут использоваться при подготовке нового постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о практике применения законодательства о необходимой обороне. Материалы исследования частично применяются в процессе преподавания тем курса уголовного права «Обстоятельства, исключающие преступность деяния», «Преступления против личности», а также при подготовке методических пособий по дисциплинам уголовно-правового цикла.

Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные положения диссертации нашли отражение в четырех научных публикациях и обсуждены на заседаниях кафедры, а также изложены на научно-практической конференции в Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации (в материалах 2002 г.), результаты диссертационного исследования использованы при преподавании курса Общей части уголовного права в Международном юридическом институте при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и списка использованной литературы (включающего 211 источников).

- 13 СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, его теоретическая и практическая значимость, а также научная новизна, излагаются методология исследования и положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Социально-правовая природа института необходимой обороны по законодательству Российской Федерации» состоит из двух параграфов.

Поскольку право на необходимую оборону является ключевым при исследовании анализируемого состава убийства, в первом параграфе освещается социальная сущность и значение института необходимой обороны в российском уголовном праве.

Социально-правовая природа необходимой обороны раскрывается исходя из социально-ценностного и государственно-правового аспектов данного института.

Необходимая оборона по своей социальной сущности представляет собой естественное право на самосохранение, исходящее из потребности человека защищать себя от опасности, составляющее гарантию обеспечения безопасности человека. Ценностное предназначение необходимой обороны заключается в обеспечении безопасности человека в обществе и государстве.

В государственно-правовом аспекте необходимая оборона – действие правомерное, так как оно провозглашено Конституцией РФ и регламентировано в действующем законодательстве. Исходя из данного аспекта социальная сущность института необходимой обороны выражается в том, что она выступает одним из гарантов реализации правового статуса гражданина в Российской Федерации.

Законодатель с целью достижения социального компромисса вводит понятие «превышение пределов необходимой обороны», ограничивая пределы реализации субъективного права на защиту, выход за которые превращает действия обороняющегося в злоупотребление правом. Именно вопрос о границах допустимой защиты находится в центре внимания правовых научных исследований о праве на необходимую оборону.

Положения закона о правомерности причинения любого вреда нападающему при защите от посягательства, сопряженного с применением насилия, опасного для жизни, и о том, что действия по предотвращению посягательства, не - 14 сопряженного с применением такого насилия, не должны быть явно не соответствующими характеру и опасности посягательства, в ст. 37 УК РФ в редакции Федерального Закона от 14.03.2002 носят оценочный характер. В этой связи возник целый ряд теоретических и практических проблем применения уголовно-правовой нормы ч. 1 ст. 108 УК РФ, составляющей предмет настоящего исследования.

Во втором параграфе рассматриваются условия и пределы правомерности необходимой обороны с позиции их социально-правовой оценки.

Необходимая оборона по своей сущности представляет собой единство двух взаимообусловленных и взаимосвязанных элементов: нападения, причиняющего вред или создающего реальную угрозу причинения вреда, и акта защиты как естественной ответной меры предотвращения возникшей опасности. Объективная социально-правовая оценка условий и пределов правомерности необходимой обороны требует установления соответствия между данными составляющими. В теории уголовного права условия правомерности необходимой обороны принято подразделять на две группы: условия, относящиеся к посягательству, определяющие возникновение состояния необходимой обороны, и условия, относящиеся к акту защиты, характеризующие правомерность действий по защите нарушенного блага.

Посягательством, указанным в ст. 37 УК РФ в качестве основания для осуществления необходимой обороны, является общественно опасное деяние нападающего, причиняющее существенный физический или имущественный вред или создающее реальную и непосредственную угрозу причинения такого вреда объектам уголовно-правовой охраны, предотвращение которого возможно путем физического воздействия на посягающего. При этом основание необходимой обороны также образуют действия, в силу добросовестного заблуждения принятые лицом, применившим средства защиты, за акт общественно опасного поведения.

Актом правомерной необходимой обороны признаются действия по предотвращению реально существующего или непосредственно угрожающего посягательства, предпринимаемые лицом, подвергшимся нападению, или иными лицами. Данные действия могут быть выражены в нарушении прав и законных интересов посягающего в целях предотвращения вреда, угрожающего объектам - 15 уголовно-правовой охраны, при условии, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ.

Исходя из социально-правовой оценки правомерности необходимой обороны следует констатировать, что реализация данного права связана с обязательностью соблюдения целого ряда условий, которые разработаны лишь в науке уголовного права и судебной практике, но не регламентированы в действующем уголовном законодательстве, что существенно ограничивает возможности реализации данного института на практике.

Вторая глава «Убийство при превышении пределов необходимой обороны в системе преступлений против жизни» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе рассматривается место состава убийства при превышении пределов необходимой обороны в системе преступлений против жизни.

Умышленное лишение жизни, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, относящееся к числу убийств при смягчающих обстоятельствах, наряду с другими посягательствами на жизнь является необходимым и оправданным составным элементом системы преступлений против жизни в УК РФ. Однако убийство, совершенное при указанных обстоятельствах, несопоставимо с другими видами преступлений против жизни ввиду своей особой социально-правовой природы. Убийство при эксцессе обороны как составной элемент системы преступлений против жизни по праву занимает в ней особое место. Данному убийству, относящемуся к числу составов при смягчающих обстоятельствах, присуща особая социально-правовая и психологическая обусловленность. Она определяется спецификой обстановки его совершения – нарушением условий правомерной защиты в состоянии необходимой обороны и, как следствие, особенностями мотивации, состоящими в стремлении отразить угрожающую опасность для достижения социально полезной цели защиты правоохраняемых интересов и обретения безопасного состояния.

Во втором параграфе раскрываются особенности объективных признаков убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Исходя из действующей редакции ч. 2 ст. 37 УК РФ уголовно-наказуемое превышение пределов необходимой обороны представляет собой предотвращение - 16 общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или других лиц, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, осуществленное при явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства. На первый взгляд, складывается впечатление, что уголовный закон наделяет лицо, обороняющееся против посягательства, опасного для жизни, правовыми основаниями для неограниченной необходимой обороны. В действительности же дело обстоит иначе.

Приведенное в действующей редакции ст. 37 УК РФ понятие «насилие, опасное для жизни», применительно к посягательству, предоставляющему право на неограниченную необходимую оборону в уголовном законодательстве не определено и является оценочным, то есть находится в зависимости от субъективного восприятия, с одной стороны, обороняющимся, а с другой – правоприменителя. Как судебно-медицинская и уголовно-правовая категории данный признак подлежит установлению экспертным путем, посредством проведения судебно-медицинских, комплексных и комиссионных экспертиз, порой даже у специалистов вызывая сложности.

Исходя из сущности необходимой обороны алгоритм установления превышения ее пределов с объективной стороны может быть сведен к следующим ключевым этапам исследования:

1. Установление наличия состояния необходимой обороны.

2. Определение характера применяемого насилия на предмет установления возможного превышения пределов необходимой обороны (если посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни – вопрос о возможном превышении пределов необходимой обороны отпадает).

Последующие этапы исследования подлежат анализу лишь применительно к посягательству, не сопряженному с насилием, опасным для жизни:

3. Установление тяжести фактически причиненного нападающему вреда.

4.Определение тяжести вреда, предотвращенного актом необходимой обороны.

5.Оценка соответствия между причиненным и предотвращенным вредом, составляющая краеугольный камень проблемы исследования превышения пределов необходимой обороны.

- 17 Признак явности несоответствия между защитой и посягательством, указанный в ч. 2 ст. 37 УК РФ, имеет две стороны: объективную и субъективную.

С объективной стороны указывается на фактическое несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, а с субъективной – на то, что несоответствие должно быть осознано обороняющимся.

Убийство при эксцессе обороны с объективной стороны представляет собой действия обороняющегося по предотвращению посягательства, не опасного для жизни, при условии соблюдения признаков его наличности и действительности, в том числе в состоянии запоздалой и мнимой обороны, совершенные с превышением допустимых пределов, закономерно повлекшие за собой наступление смерти нападающего. Превышение пределов необходимой обороны при этом может быть выражено в несоответствии защищаемого блага характеру и степени тяжести причиненного нападающему вреда, неравнозначности орудий и средств защиты и нападения, несоответствии интенсивности посягательства и защиты, несоразмерности сил и возможностей нападающего и обороняющегося с учетом конкретных особенностей обстановки нападения и защиты.

В третьем параграфе рассматриваются особенности субъективных признаков убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Правильная квалификация преступления против жизни при превышении пределов необходимой обороны не может быть осуществлена лишь на основании установленного объективного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Прежде всего необходимо установить внутреннее психологическое отношение лица к указанным объективным фактам.

Ввиду важности учета при квалификации и привлечении к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны психологического состояния обороняющегося в плане оценки его способности к полноценной сознательно-волевой деятельности при реформировании действующего уголовного (материального) и уголовно-процессуального законодательства предлагается учесть следующие рекомендации.

1) В сфере уголовного (материального) законодательства.

В связи с гуманизацией действующего уголовного законодательства и необходимостью учета мотивов лица, действующего в состоянии необходимой обороны, а также в целях дифференциации его ответственности предлагается - 18 дополнить гл. 11 УК РФ, предусматривающую условия освобождения от уголовной ответственности, следующей уголовно-правовой нормой: «Лицо, совершившее убийство или причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, может быть освобождено от уголовной ответственности, если у него установлено состояние аффекта, вызванное общественно опасным посягательством».

Поскольку освобождение от уголовной ответственности представляет собой проявление к лицу, признанному виновным в совершении преступления, определенного снисхождения со стороны применяющих уголовный закон соответствующих компетентных органов, вполне обоснованно применение данного института к лицу, совершившему преступление при обстоятельствах, связанных с пресечением общественно опасного посягательства, в условиях психотравмирующей ситуации. Дополнение гл. 11 УК РФ соответствующей уголовно-правовой нормой способно выступить действенным средством дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, что позволит обеспечить рациональное применение мер уголовно-правового характера в отношении лиц, допустивших превышение пределов необходимой обороны.

2) В сфере уголовно-процессуального законодательства (взаимосвязанного с материальным) вносится предложение дополнить ст. 196 УПК РФ следующим основанием для обязательного назначения и производства судебной экспертизы:

«Когда это необходимо для установления у обороняющегося, действующего в ситуации необходимой обороны, состояния аффекта».

Установление указанного обстоятельства может послужить одним из факторов для исключения уголовной ответственности в соответствии с ч. 2. 1.

ст. 37 УК РФ либо в качестве исключительного смягчающего обстоятельства может явиться основанием для назначения более мягкого вида наказания, исходя из ч. 1 ст. 64 УК РФ или прекращения уголовного дела в соответствии с п. 2 ч. ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в содеянном состава преступления.

Поскольку решение вопросов уголовно-правовой квалификации основывается на процессуальных вопросах доказывания и неразрывно с ними взаимосвязано, следовательно, последнее должно базироваться на совершенном, взаимосвязанном с УК РФ, уголовно-процессуальном законе.

- 19 С субъективной стороны убийство при эксцессе обороны представляет собой противоправный акт лишения жизни нападающего, предпринятый обороняющимся с косвенным или прямым умыслом по отношению к превышению пределов допустимой защиты и наступившему общественно опасному последствию – смерти нападающего. Данное деяние совершается под влиянием реабилитирующего мотива, направленного на отражение посягательства в целях защиты правоохраняемых интересов, осуществляемое субъектом в большинстве случаев в состоянии аффекта или нервно-психического напряжения, дестабилизирующих деятельность психики.

Проведенный анализ субъективных признаков убийства при превышении пределов необходимой обороны свидетельствует, что для правильного решения вопроса об установлении наличия явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства следует исследовать весь комплекс субъективных критериев, представляющих важность для юридической оценки совершенного преступления. В частности, должны быть подвергнуты всестороннему анализу такие важные в данном аспекте и взаимообусловленные критерии, как форма вины, мотив, цель, эмоциональное состояние, а также индивидуальные психологические особенности личности обороняющегося.

Наиболее полная реализация поставленной цели представляется достижимой посредством реформирования действующего уголовного и уголовно процессуального законодательства.

Третья глава «Актуальные вопросы уголовной ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны» состоит из четырех параграфов.

Для наиболее полного освещения института необходимой обороны и определения основных критериев квалификации в первом параграфе раскрывается состав правомерной необходимой обороны и проводится его разграничение с такими сходными обстоятельствами, исключающими преступность деяния, как правомерное причинение вреда в состоянии крайней необходимости и при задержании лица, совершившего преступление.

При реализации данного правового института сущность проблемы лежит в непрекращающемся поиске учеными и практическими работниками следственных и судебных органов критериев определения правомерности необходимой обороны - 20 и установления границ, за которыми она трансформируется в уголовно наказуемый эксцесс обороны. Статья 37 УК РФ содержит целый ряд оценочных признаков, таких, как: «посягательство, предоставляющее право на необходимую оборону», «явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства», в том числе новый оценочный признак «насилие, опасное для жизни или непосредственная угроза его применения», предусмотренный в ч. 1 ст. 37 УК РФ в качестве основания для применения неограниченных мер защиты. Исходя из этого следует признать, что в отечественном законодательстве, уголовно правовой доктрине и судебной практике отсутствует единый критерий определения того, против каких посягательств и при каких условиях правомерно причинение любого вреда, в том числе связанного с лишением жизни нападающего.

Поскольку понятие «насилие, опасное для жизни», предоставляющее право на неограниченную необходимую оборону, в уголовном законодательстве нормативно не определено, в работе предлагается развернутая авторская классификация преступлений, представляющих непосредственную угрозу для жизни. Представленную классификацию составляет исчерпывающий перечень составов преступлений, создающих опасность для жизни, который, исходя из формы вины, подразделяется на три раздела. Первый объединяет умышленные преступления, создающие право на применение неограниченной необходимой обороны. Второй и третий составляют преступные деяния, совершаемые по неосторожности и с двумя формами вины, защиту против которых следует ограничивать правилом крайней необходимости о том, что применение исключительных мер допустимо лишь в тех случаях, когда предотвратить опасность другим путем объективно не представлялось возможным. Исходя из прецедентного характера постановлений высшей судебной инстанции указанную классификацию предлагается отразить в новом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике применения законодательства о необходимой обороне.

При наличии в действующем уголовном законодательстве оценочного признака «насилие, опасное для жизни», провозглашенного в качестве основания для применения исключительных мер защиты, только путь казуального изложения конкретных посягательств позволит исключить данное оценочное - 21 понятие из нормативной конструкции о необходимой обороне. Уголовно правовое предписание, регламентирующее необходимую оборону как институт самозащиты следует изложить в такой редакции, которая бы не вызывала разночтений у граждан и правоприменительных органов. Обороняющийся как главный адресат уголовно-правовых норм о необходимой обороне, как обоснованно отмечает И.Э. Звечаровский, должен быть наделен законодателем исчерпывающей информацией, определяющей критерии правомерности его поведения в состоянии необходимой обороны5. Положения ст. 37 УК РФ в ныне действующей редакции вызывают сложность в понимании и применении даже в среде профессиональных юристов, не говоря уже об обычных гражданах, подтверждением чему служат ошибки, допускаемые по делам о необходимой обороне в следственной и судебной практике.

Реализация конституционного права на защиту принадлежащих неотъемлемых благ способами, не запрещенными законом, может быть осуществлена не только в состоянии необходимой обороны, но и при предотвращении вреда в ситуации крайней необходимости и при задержании лица, совершившего преступление. Данные обстоятельства объединяет единое основание освобождения от уголовной ответственности: они не только не являются общественно опасными и преступными, а социально поощряемы и общественно полезны.

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния, по своей юридической природе и практическому значению существенно отличается от крайней необходимости и действий по задержанию преступника. С крайней необходимостью их объединяют лишь сходные основания освобождения от уголовной ответственности и идентичный круг защищаемых интересов;

с действиями по задержанию преступника – аналогичный повод для выполнения действий – факт совершения преступления. Приведенные обстоятельства, безусловно, не могут служить основанием для отождествления необходимой обороны с указанными обстоятельствами, исключающими преступность деяния.

Существенное внешнее сходство необходимой обороны с крайней необходимостью и задержанием преступника обязывает правоприменительные органы при квалификации содеянного тщательно исследовать вопрос, какое И.Э. Звечаровский, С.В. Пархоменко. Уголовно-правовые гарантии реализации права на необходимую оборону. – Иркутск, 1996. С. 63.

- 22 обстоятельство, исключающее преступность деяния, в конкретном случае имеет место.

Состав необходимой обороны представляет собой единую систему взаимообусловленных элементов, составляющих совокупность объективных и субъективных критериев, установление наличия которых является объективным юридическим основанием для неприменения уголовной ответственности за причиненные при предотвращении посягательства последствия в виде лишения жизни и причинения тяжкого вреда здоровью нападающего. Данный состав представляет собой целостную нормативно-правовую конструкцию, обособленную по ряду объективных и субъективных признаков, с одной стороны, от тяжких и особо тяжких преступлений против жизни и здоровья и уголовно наказуемого превышения пределов необходимой обороны, с другой – от правомерного причинения вреда в состоянии крайней необходимости и при задержании лица, совершившего преступление.

Во втором параграфе проводится разграничение убийства при превышении пределов необходимой обороны со смежными составами преступлений.

С учетом специфики анализируемого состава преступления проводится его разграничение со следующими наиболее схожими с ним по ряду объективных и субъективных признаков преступлениями: составом убийства без смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РФ);

убийством при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ);

убийством в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ);

убийством, совершенным при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ);

с составом причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), а также с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшим смерть потерпевшего (ч. 1 ст. 114 УК РФ).

Проведенное исследование подтверждает, что наибольшую сложность на практике представляет разграничение убийства при эксцессе обороны с убийством в состоянии аффекта. В процессе квалификации данных преступлений требуется учитывать отношения конкуренции между двумя нормами со смягчающими обстоятельствами. Существующая конкуренция должна разрешаться в пользу ч. 1 ст. 108 УК РФ, поскольку согласно теории квалификации преступлений подлежит применению норма с большим - 23 количеством специальных смягчающих субъективных признаков (в данном случае наличие цели защиты правоохраняемых интересов) и, соответственно, с меньшей санкцией. Содеянное образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 108 УК РФ, и не может быть квалифицировано как убийство в состоянии сильного душевного волнения независимо от фактического наличия у лица состояния аффекта.

Разграничительный анализ убийства при эксцессе обороны со смежными составами преступлений свидетельствует, что действия обороняющихся, превысивших пределы необходимой обороны, нередко квалифицируются по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, без учета нормы о необходимой обороны.

Сложившаяся ситуация во многом обусловлена тенденцией, основанной на «завышении» квалификации, имеющей место в деятельности органов предварительного следствия и суда.

В третьем параграфе рассмотрены вопросы, касающиеся квалификации данного преступления, которые до настоящего времени не получили унифицированного решения в уголовно-правовой доктрине и судебной практике, но нуждаются в таковом. В частности, речь идет о правовых основаниях применения оружия при отражении общественно опасных посягательств, а также механизмов и приспособлений для защиты личности и имущества и проблеме соучастия в преступлениях, совершенных при превышении пределов необходимой обороны.

Право на необходимую оборону может быть осуществлено с применением оружия. Поскольку вопросы, касающиеся использования оружия, составляют комплексный, междисциплинарный институт, нормы различных отраслей права по вопросам правомерности его применения должны быть унифицированы и тесно взаимодействовать между собой на началах единства правовых оснований их применения. Вместе с тем правовые основания применения оружия самообороны целесообразно регламентировать в уголовно-правовой норме УК РФ. В этой связи предлагается ч. 1 ст. 37 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от - 24 общественно опасного посягательства, в том числе с применением оружия, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

Возможность применения оружия самообороны только в том случае явится действенным средством противодействия насильственной и корыстно насильственной преступности, когда будет иметь место прямое указание об этой возможности в ст. 37 УК РФ о необходимой обороне.

Защита от посягательств в процессе необходимой обороны допустима с применением специальных приспособлений и устройств, предназначенных для правомерной защиты личности и имущества. При этом по правилам о необходимой обороне, исключающим уголовную ответственность, следует рассматривать случаи применения приспособлений и устройств, используемых для защиты охраняемых правом интересов при соблюдении следующих условий:

а) если применение этих приспособлений и устройств не создает опасности причинения вреда третьим лицам;

б) если в результате их использования вред посягающему причиняется в момент осуществления общественно опасного посягательства;

в) исключается возможность причинения посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью, то есть не допускается превышения пределов необходимой обороны, за исключением правил, предусмотренных ч. 1 ст. 37 УК РФ.

В этой связи представляется целесообразным предусмотреть условия правомерности использования указанных приспособлений и устройств в постановлении Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике применения законодательства о необходимой обороне. Эта мера способна создать условия для закрепления реальных гарантий обеспечения неприкосновенности права собственности. Регламентация условий правомерности применения указанных средств позволит при их использовании исключить возможность причинения чрезмерного вреда посягающему и не допустить совершения вредоносных действий в отношении посторонних лиц.

Исследование вопросов соучастия в преступлениях, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, позволяет сделать вывод о том, что анализируемые преступления могут быть совершены в таких формах совместной - 25 преступной деятельности, как соисполнительство, подстрекательство и пособничество, при отсутствии предварительного сговора между соучастниками.

Надлежащая, соответствующая закону уголовно-правовая квалификация деяния может быть осуществлена лишь при выявлении всех важных в юридическом отношении объективных и субъективных обстоятельств дела и их всестороннем исследовании и объективном анализе. Обобщение материалов правоприменительной практики свидетельствует, что причинами ошибочной квалификации являются неудовлетворительное исследование причин и условий, способствующих совершению преступления, недооценка мотивации преступного поведения и роли обстановки, складывающейся при совершении преступления, гиперболизация значения тяжких последствий (смерти и причинения тяжкого вреда здоровью) в отрыве от совокупности других признаков деяния.

Игнорирование указанных элементов уголовно-правовой оценки содеянного нередко приводит к неправильной квалификации совершаемых гражданами правомерных оборонительных действий как уголовно-наказуемых деяний.

Реализация уголовной ответственности и применение наказания за превышение пределов необходимой обороны должны быть признаны исключительным явлением в судебной практике. Лишь в случае полной доказанности умышленной вины, при условии установления всех признаков состава преступления обороняющийся может быть подвергнут мерам уголовной репрессии за допущенное превышение пределов необходимой обороны.

Четвертый параграф посвящен исследованию вопросов назначения наказания за убийство при превышении пределов необходимой обороны.

Исследование проблем назначения наказания за анализируемое убийство свидетельствует, что в судебной практике сложился необоснованно жесткий подход при избрании лицам, осужденным за данные преступления, мер уголовного наказания. Изучение материалов следственной и судебной практики показывает, что в сфере деятельности правоприменительных органов при назначении наказания за преступления исследуемой категории продолжает господствовать тенденция излишне карательной направленности.

Оценивая санкции уголовно-правовых норм, предусмотренных ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ, представляется не оправданным в социальном, правовом и этическом отношениях установление за совершение указанных преступлений - 26 наиболее сурового вида уголовного наказания – лишения свободы. На наш взгляд, следует исключить из санкций данных норм меру наказания, связанную с изоляцией осужденного от общества. В качестве мер наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК РФ, наряду с ограничением свободы предлагается на законодательном уровне предусмотреть такие менее жесткие виды уголовного наказания, как штраф, обязательные и исправительные работы.

Применительно к исследуемым преступлениям имеются законные основания для исключительного смягчения наказания лицам, осужденным за их совершение, в соответствии с ч. 1 ст. 64 УК РФ.

Назначение наказания прежде всего призвано оказывать позитивное психологическое и нравственное воздействие на личность осужденного и общественное сознание. Тенденция, основанная на применении жестких мер наказания за преступления, совершенные при превышении пределов необходимой обороны, препятствует достижению целей его назначения, поскольку порождает неверие в справедливость и законность судебных решений и способна вызвать негативный социальный резонанс в обществе по отношению к закону и государству в целом, что в своей основе подрывает авторитет права и закона.

Поэтому при избрании мер уголовного наказания лицам, признанным виновным в совершении преступлений при эксцессе обороны, крайне недопустим формальный подход к данному вопросу со стороны суда.

В заключении содержатся выводы, полученные в результате исследования, излагаются предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства и практические рекомендации для правоприменительной деятельности.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

1. Оценочные признаки в новой редакции ст. 37 УК РФ о необходимой обороне // Вестник Российской правовой академии. 2003. № 2. 0,5 п.л.

2. Некоторые уголовно-правовые аспекты применения оружия // Материалы научно-практической конференции в Международной высшей школе (Международном университете). М., 2003. 0,5 п.л. (в соавторстве).

- 27 3. Нравственно-этический аспект необходимой обороны в российском уголовном праве // Вестник Международного института управления. 2003. № 4.

0,5 п.л.

4. К вопросу о необходимой обороне // Военное право: история и современность. Материалы «круглого стола»: Информационный бюллетень военных судов. 2003. № 4 (188). 0,1 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.