WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Борисова Людмила Николаевна ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ ПРАВА Специальность 12.00.01. – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ставрополь 2004

Работа выполнена на кафедре «Теория государства и права» Ростовского государственного университета путей сообщения

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Иванников Иван Андреевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Сырых Владимир Михайлович кандидат юридических наук, доцент Фоминская Марина Дмитриевна

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет

Защита состоится «_» мая 2004г. в «_»ч. на заседании диссертационного совета КМ 212.256.03. при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г.Ставрополь, ул.

Пушкина, д. 1-а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «» апреля 2004г.

Ученый секретарь диссертационного совета Т.И. Демченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Происходящие в современном российском обществе глубокие социально-экономические перемены, осуществляемая правовая реформа обуславливают необходимость переоценки существующих ценностей, переосмысления достаточно большого количества политико правовых представлений, формирующих отношение к праву и характер правового поведения правотворческих, правоприменительных органов, иных субъектов права. Широкое использование законодателем диспозитивного метода правового регулирования создает предпосылки активного и творческого использования субъектами права предоставляемых возможностей самостоятельно достигать желаемого правового результата, который в современных условиях может и должен обеспечиваться более широким использованием процессуальной формы.

В современной теории права принято считать, что материальное предписание первично, а процессуальное - производно, подчинено материальному и направлено на его обеспечение. Соответственно этому представлению приоритет в системе российского права отдается нормам материального права, которые предписывают субъектам права определенные варианты правомерного поведения и именно с ними связывается установление правопорядка в обществе. Но надлежащая реализация материальных норм и установление правового порядка в значительной степени связаны с процессуальными нормами.

В современной российской правовой системе не каждая материальная отрасль права обеспечена собственными процессуальными нормами. Известно, что существуют ситуации, когда материальная норма права не реализуется или реализуется ненадлежащим образом, поскольку не имеет соответствующего процессуального обеспечения. Более того, процессуальные нормы во многих случаях предоставляют участникам общественных отношений инвариантность поведения и тем самым влияют на действенность элементов механизма правового регулирования, эффективность правового регулирования и установления правопорядка в обществе. С данной возможностью связано определение более значимой роли процессуальных норм, которая проявляется в способности их оказывать обратное воздействие на материальные нормы и взаимодействовать с ними. Эти аспекты деятельности процессуальных норм, получающие все более широкое распространение, в связи с современной теоретической и практической моделью системы права и системы законодательства, в связи с общими тенденциями государственно-правового развития позволяют говорить об определенной самостоятельности процессуальных норм, ставить вопрос о необходимости научного исследования различных аспектов понимания признаков, структуры, видов процессуальных норм, их места в системе права и назначения в системе правового регулировании. Сформулированные вопросы, актуализированные современными тенденциями государственно-правового развития, не получили пока в юридической литературе обстоятельного и целостного рассмотрения.

Это обусловило выбор темы диссертационного исследования и логику ее рассмотрения.

Цель исследования: на основе глубокого изучения правовой природы и функционального назначения процессуальных норм выделить их виды, признаки, установить место каждого вида в системе норм российского процессуального права, непосредственную задачу, способствующую достижению единой для всех процессуальных норм цели.

Данная цель предполагает постановку и решение следующих задач:

- изучить и обобщить нормативные источники и юридическую литературу, освещающую проблемы процессуальных норм права;

- дать понятие процессуальной нормы права;

- установить структуру процессуальных норм права;

- разработать систему процессуальных норм права;

- определить место процессуальных норм в системе российского права;

- показать роль и значение процессуальных норм в регулировании общественных отношений;

- проанализировать тенденции дальнейшего совершенствования правового регулирования общественных отношений через дифференцированное использование видов процессуальных норм;

- сформулировать предложения по совершенствованию законодательства, связанного с действием процессуальных правовых норм.

Объектом исследования являются процессуальные нормы права, их признаки, структура, назначение в свете особенностей достижения взаимоприемлемого результата при возникновении правового конфликта на разных стадиях его развития.

Предмет исследования: понятие процессуальных норм права как важнейшего понятия современной системы российского права, возможность четкого структурирования отношений, при регулировании которых целесообразно применение не единого массива процессуальных норм с разноплановыми возможностями, а конкретных способов разрешения общественного отношения с наименьшими материальными и моральными издержками государства и участников правоотношения.

Нормативную основу исследования составляет действующее российское законодательство: Конституция Российской Федерации, гражданско процессуальное, уголовно-процессуальное, Гражданский процессуальный кодекс РФ, земельное законодательство, Гражданский кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, Положения, регламенты, рекомендации, инструкции, применяемые для регулирования отношений в различных отраслях права.

Методологической основой диссертации является комплекс теоретических и общеметодологических принципов, логических приемов и методов научного исследования, специальных методов и средств познания правовых явлений. Основным методом исследования является диалектический, который сохранил значимость благодаря требованиям всесторонности и объективности в научных исследованиях. В соответствии с этими требованиями процессуальные нормы права рассматриваются диссертантом в связи с другими, в частности, материальными нормами права, являющихся элементами единой системы российского права.

В диссертационной работе использовались также общенаучные и частнонаучные методы познания, в том числе, сравнительный, системно структурный, историко-правовой, социологический. В ходе научного исследования широко использовались формально-логические методы – анализа, синтеза, абстракции.

Теоретическую основу данного диссертационного исследования составляют научные труды в области общей теории права и государства, истории права и государства, философии права, социологии права, социальной и юридической психологии, конфликтологии, гражданского и гражданско процессуального права, административного права, других отраслевых юридических наук, относящиеся к проблемам данного исследования.

При работе над данным исследованием были использованы труды известных российских ученых-правоведов – С.С. Алексеева, В.М. Баранова, С.Н. Братуся, Н.Н. Вопленко, И.А.Галагана, В.М. Горшенева, И.А. Иванникова, Л.Н. Завадской, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лазарева, О.Э. Лейста, В.О. Лучина, Н.С. Малеина, А.В. Малько, Н.И. Матузова, А.А. Мельникова, П.Е. Недбайло, В.С. Нерсесянца, В.С. Основина, А.С. Пиголкина, В.Н. Протасова, Н.Г Салищевой, И.Н. Сенякина, В.Д. Сорокина, М.С. Строговича, А.Ф Черданцева, Н.А. Чечиной и других.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на общетеоретическом уровне предпринимается попытка исследования процессуальных норм права. На основе выявленных признаков проведена классификация процессуальных норм и, с учетом их социального назначения, выделены три относительно самостоятельных вида норм, объединенных общим служебным характером, но выполняющих специфические функции по реализации предписаний материальных норм.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Понятие и признаки процессуальной нормы права. Существующее деление всех норм права на материальные и процессуальные и понимание процессуальных норм не соответствует современному уровню теоретической и практической модели развития действующего права.

2. Понятия «юридическая процедура» и «юридический процесс» являются несинонимичными, они имеют различный объем, процедурная и процессуальная формы обладают собственным правовым содержанием, которое находит свое выражение в конкретных юридических предписаниях.

3. Аргументируются специфические особенности, процессуальное содержание и функциональное назначение каждого из трех видов процессуальных норм служебного характера: организационных, процедурных, процессуальных.

4. Обосновывается необходимость совершенствования процессуального законодательства, в том числе, издания специальных нормативных актов, закрепляющих специфические нормы процедурного и процессуального характера.

5. Расширение законодательного применения процедурных и процессуальных норм будет способствовать добровольному осуществлению государственно-властных велений, окажет положительное влияние на динамику обращений в суд, приведет к значительному сокращению судебных издержек.

6. Формулируется тенденция дальнейшего совершенствования правового регулирования общественных отношений, которая состоит в увеличении количества процедурных норм в нормативных актах.

Доказывается необходимость проведения определенного комплекса мероприятий по формированию соответствующего правосознания.

Практическая значимость результатов данной научной работы заключается в возможности применения их в целях совершенствования действующего законодательства, независимо от уровней правового регулирования общественных отношений. Кроме того, признание самостоятельности процедурных правовых норм позволит осуществить ряд мероприятий, направленных на повышение правосознания участников спорных отношений, выработать более конкретные рекомендации, реализация которых позволит достичь большей стабильности в обществе, повысит авторитет правовых предписаний, определит дальнейший рост сознательного использования правовых норм.

Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в целях подготовки специалистов-правоведов, при проведении теоретических и практических занятий по курсу «Теория государства и права», организации научной деятельности студентов.

Апробация результатов исследования:

1. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались автором на научных конференциях Донского юридического института, Ростовского института защиты предпринимателя, Южнороссийского гуманитарного института, общероссийской научно-практической конференции «Юридическая наука и практика России на рубеже веков: итоги и перспективы», международной научно-практической конференции «Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития в третьем тысячелетии», кафедре «Теория государства и права» РГУПС.

2. Результаты исследований использовались в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий.

3. Положения диссертационного исследования использовались при руководстве студенческими научными работами, выступлениями на студенческих научных конференциях, работе студенческого научного кружка.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, две первые из которых разделены на три параграфа, третья глава имеет два параграфа, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновываются актуальность и выбор темы исследования, определяется степень ее научной разработанности, ставятся цели и задачи, рассматривается методологическая основа, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, приводятся сведения об апробации ее результатов.

Первая глава «Процессуальные нормы права как вид социальных норм», состоящая из трех параграфов, посвящена определению признаков, понятия и структуры нематериальных норм права и их места в системе правовых норм.

Первый параграф «Понятие и признаки процессуальных норм права» раскрывает понятие «процессуальная норма», используемое в юридической литературе. Устанавливаются виды норм, существующих в социально организованных группах, и говорится о том, что не каждая норма должна рассматриваться как нечто строго обязательное, имеющее определенные правовые последствия. Наиболее важное значение среди всех норм, действующих в обществе, имеют нормы правовые, обладающие объективным и субъективным содержанием.

Выделены следующие признаки процессуальных (нематериальных) норм права: норма права выражает волю господствующей политической элиты, появляется в качестве регулятора поведения посредством правотворческой деятельности государства.

Норма права устанавливается управомоченными органами государства и охраняется принудительной силой государства, однако законопослушное поведение участников спорных правоотношений, направленное на добровольное исполнение или реализацию правового предписания выступает отличительной чертой именно нематериальной нормы права.

Норма права общеобязательна. Обязательность нормы права является достаточно глубоким понятием. Так, правовые нормы должны быть реализованы при наступлении установленных в самом правовом предписании условий. Особенностью процессуальных норм права является то обстоятельство, что управомоченные субъекты права не обязаны применять все предоставленные законом возможности, они вправе выбирать из тех вариантов поведения, которые возможны. В некоторых случаях нормы права могут устанавливаться посредством референдума, однако эти нормы не являются широко распространенными.

Процессуальная норма права – формально определенное правило поведения. Формальность заключается во внешнем оформлении и закреплении содержания правовой нормы в нормативном акте, а определенность – в точном обозначении прав и обязанностей, возникающих на их основе.

Особенность нарушения правовых норм, в отличие от других норм, действующих в обществе, имеет два уровня последствий – социально общественный и государственный. Первый из них дает возможность привести в действие нематериальные нормы права, с помощью которых сами участники отношения могут выправить сложившуюся ситуацию, второй с необходимостью приводит к государственному вмешательству, направленному на нейтрализацию нарушения правового предписания.

Таким образом, представляется возможным сформулировать следующее определение процессуальных норм права: процессуальные нормы права – это самостоятельный вид правовых норм, имеющий служебный характер и направленный на осуществление предписаний материальных норм посредством создания условий, наделения непосредственных участников отношения правами и обязанностями, позволяющими урегулировать спор без вмешательства юрисдикционных органов, а при негативном развитии правоотношения – определяющих порядок применения специальными государственными органами властных полномочий для урегулирования конфликта.

Во втором параграфе «Проблемные вопросы структуры процессуальной нормы права» диссертант приходит к выводу о том, что структура правовой нормы не столь бесспорна, как это представляется многим авторам.

Традиционная трехчленная структура, состоящая из гипотезы, диспозиции и санкции, оспаривается А.С. Пиголкиным 1, Б.И. Пугинским2.

Можно считать, что не каждая норма, изложенная в тексте нормативного акта, обязательно должна завершаться определением меры реагирования государства на ее нарушение. Возможна ситуация, при которой несколько норм права будут обеспечиваться одной санкцией, и тогда законодателю нет необходимости прибегать к тавтологии. Это только увеличит объемы нормативных актов, и вряд ли можно будет говорить об облегчении правоприменения. Более того, вполне допустима ситуация, когда не только какая-то группа норм будет обеспечиваться одной санкцией, но принуждение к соблюдению норм целого правового института может обеспечиваться одной санкцией. Правотворчество дает такие примеры. Их достаточно в цивилистических отраслях права.

Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР: Автореф. дис.

докт.юрид.наук. – М.,1972. с.24.

Пугинский Б.И. О норме права.// Вестник МГУ, серия 11 «Право», 1999, № 5. с. 27.

Обязательность наличия санкций у норм права является правилом, но из каждого правила есть исключения. Так, рекомендательные нормы права не имеют санкции в силу особой специфичности своего функционального назначения, так же, как и поощрительные.

Проблема наличия или отсутствия санкций у норм права в различных отраслях существует еще и потому, что правоприменительная практика опирается в ходе реализации санкций на ограниченное количество способов реакции на правонарушение. Эти варианты сгруппированы, в основном, в так называемых «процессуальных» отраслях – гражданском процессуальном и уголовном процессуальном праве.

Следует отметить, что дистанцирование санкции от гипотезы и диспозиции встречается чаще, чем их комплексное присутствие, что и позволило, наряду с другими моментами, Б.И. Пугинскому говорить о том, что трехчленная структура правовой нормы нехарактерна для действующего законодательства. Третий параграф «Соотношение процессуальных и материальных норм» посвящен исследованию соотношения этих видов норм в российском праве.

Каждая отрасль права должна иметь свои процессуальные нормы.

Общепризнанно, что материальные нормы первичны, они устанавливают правило, стремясь воздействовать на поведение участников правоотношения, само содержание отношения.

Материальные нормы:

а/ предусматривают права и обязанности субъектов права в области материальных и нематериальных благ;

б/ закрепляют юридические факты, образующие, изменяющие и прекращающие правоотношения;

в/ дефиниции;

Пугинский Б.И. О норме права. // Вестник Московского ун-та, Серия 11 «Право», 1999, № 5. с. 27.

г/ определяют компетенцию различных органов в области применения законодательства. Процессуальные нормы выполняют служебную роль, являются средством проведения в жизнь предписания материальных, должны обеспечить результат, к которому направлено установление закона, определяют порядок реализации прав и обязанностей участников отношения.

Процессуальные нормы:

а/ фиксируют цели и задачи правоприменения;

б/ определяют пути достижения цели;

в/ в общей форме, а в ряде случаев вполне конкретно устанавливают лучшие средства достижения цели;

г/ указывают сроки, в которые цель должна быть достигнута;

д/ содержат указание на возможность и пределы использования материальных, социально-политических, идеологических, организационных и собственно юридических средств обеспечения эффективности правоприменительных актов. Нормы материального права составляют содержательную, сущностную сторону правового регулирования, а нормы процессуальные устанавливают порядок, процедуру реализации норм материальных.

Соотношение между материально-правовыми и процессуальными нормами можно выразить формулой: если норма материального права, определяя содержание прав и обязанностей субъектов права, отвечает на вопрос, что надо сделать для реализации этих прав и обязанностей, то норма процессуальная отвечает на вопрос, как, каким образом, в каком порядке названные права и обязанности могут и должны быть реализованы. Иначе говоря, сущность процессуальных норм в одном – в том, что они всегда Скобелкин В.Н. Обеспечение трудовых прав рабочих и служащих (Нормы и правоотношения). – М., Юрид.лит., 1982. с.16.

Лазарев В.В. Роль процессуальных норм в обеспечении эффективности правоприменения. – // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности. - Ярославль, 1976. с. 15.

регламентируют порядок, формы и методы реализации норм материального права.

Во второй главе «Виды служебных норм права» проводится анализ отдельных видов процессуальных норм права.

Первый параграф «Организационные нормы» дает юридическую характеристику этого вида процессуальных норм.

Организационная деятельность предшествует любой другой, являясь первым и необходимым этапом. Именно это определяет ценность организационных норм, которые в силу своей разносторонности могут быть неправовыми и правовыми.

Организационные процессуальные нормы носят служебный, вспомогательный характер, что для всех нематериальных норм является родовым признаком. Они необходимы как при процедуре, так и при процессе, и, тем не менее, остаются самостоятельным видом норм права.

Существование правовых норм такого вида вскользь отмечали правоведы, рассматривавшие другие вопросы теории права. Так, В.И. Каминская писала, что в каждой отрасли права наряду с материальными нормами обязательно имеются нормы организационного и процедурного характера, которые можно считать процессуальными. С.С. Алексеев, определявший признаки правотворческой деятельности, считал необходимым отделить ее от «процедурно-организационных форм». В литературе имеются и весьма оригинальные мнения относительно того, что можно считать организационными нормами. Так, О.А. Красавчиков и В.М.

Горшенев говорят о том, что в предмете правового регулирования имеются два пласта социальных связей: «организуемые», они же материальные, и организационные – процессуальные. Соотношение между этими пластами выражается в том, что первые представляют собой как бы определяющий пласт Каминская В.И. Место процессуальных норм в системе советского права // Демократические основы советского социалистического правосудия / Под ред. М.С. Строговича. - М., 1965. с. 67.

Алексеев С.С. Проблемы теории права // Курс лекций в 2-х т. - Свердловск, 1973. Т. 2. с. 13-14.

социальных связей, над которыми складываются вторые, как производные, вспомогательные и предназначены обслуживать процесс реализации «организуемых», или материальных, отношений. Приведенное высказывание очень глубоко по содержанию, так как одновременно ставит проблемы взаимодействия процессуальных и материальных норм и отношений, а также под необычным углом зрения рассматривает порядок расположения в теории права материальных и процессуальных норм.

На первый взгляд может показаться, что основное значение имеют как раз процессуальные нормы, ибо они определяют способы реализации материальных. Однако следует помнить, что нормам права свойственно регулирование общественных отношений, и только после того, как выявляется правило поведения, следует определить порядок его воплощения. Таким образом, независимо от того, с позиций каких правовых норм рассматривается взаимодействие правовых предписаний, материальное право всегда выступает первичным явлением.

С учетом изложенного, диссертантом предлагается следующее определение: организационные процессуальные нормы – самостоятельный вид процессуальных норм права, выполняющий служебную роль и направленный на создание определенных законодателем условий для успешного осуществления его субъектами своих прав и исполнения обязанностей.

Второй параграф «Процедурные нормы» рассматривает особенности второго вида процессуальных норм права.

В целом можно сказать, что процедурные процессуальные нормы права создают возможности сторонам отношения выяснить существующие проблемы, определить свою позицию и, с возможно меньшими имущественными и моральными потерями, решить вставшую задачу.

Теория юридического процесса / Под ред. В,М. Горшенева. - Харьков, 1985. с. 165.

Несомненным достоинством процедурных норм права является их очень демократичный характер, что не совсем обычно для норм права, устанавливаемых государством императивно. В рамках существующего нематериального правоотношения стороны могут согласовать свои действия, сделав взаимные уступки и отказавшись от немедленного перенесения разногласия в судебные инстанции.

Процедура применяется во внесудебных действиях, использующих правовые нормы. Это выборы депутатов, назначение на должность, установление правомочий и компетенции органов и должностных лиц.

Регламенты организаций, в том числе, осуществляющих законотворческую деятельность, также основаны именно на процедурных нормах.

Характеризуются процедурные нормы полным наличием всех признаков, присущих правоустановлению. Так, нарушение регламента принятия решения является основанием к отмене этого решения независимо от содержания, которое может быть беспорочным.

Процедурные нормы выступают основой протекания юридического процесса, который шире и может включать в себя какую-либо комплексную процедуру. В зависимости от конкретных условий правореализации процедуру можно рассматривать и как самостоятельную, предписанную нормами права последовательность совершения определенных действий, и как часть глобального юридического процесса.

В целом можно сказать, что процедурные нормы должны отвечать некоторым специфическим признакам.

В отличие от всех других норм служебного характера они имеют неограниченное число вариантов применения, так как конкретные способы применения зависят от усмотрения субъектов отношения и их творческого потенциала.

Процедурным нормам, как никаким другим, присущи признаки самореализации, истоки которой следует искать в общих принципах самостоятельных действий в свою защиту, иными словами, процедурные нормы являются мерами самозащиты прав.

Процедурных предписаний могут быть реализованы посредством использования, исполнения, соблюдения.

Процедурные нормы, независимо ни от чего, продолжают оставаться нормами служебными, следовательно, они не должны выходить за рамки, установленные их назначением, то есть, они должны быть соотносимы со всеми другими правовыми средствами разрешения конфликта. Более того, процедурные нормы должны быть направлены на достижение общей цели правореализации – разрешение спора.

Таким образом, под процедурными процессуальными нормами права предлагается понимать совокупность нормотворческих предписаний, направленных на предоставление участникам правовых отношений широких полномочий по урегулированию возникшего разногласия собственными мерами, без привлечения специальных государственных органов и должностных лиц, без применения принудительной силы государства.

Третий параграф «Процессуальные нормы» рассматривает особенности третьего вида служебных норм права.

Сфера действия процессуальных норм намного уже, чем сфера действия процедурных, однако можно сказать, что процедурные нормы более широко распространены, а процессуальные – более глубоко регулируют те отношения, которые доходят до стадии юрисдикционного рассмотрения спорного правоотношения.

Процессуальные нормы - самостоятельный вид нематериальных норм со всеми признаками и свойствами, характерными для служебных норм права.

Отличительной особенностью процессуальных норм является то, что они регулируют юрисдикционный процесс.

Процессуальные нормы специализированы по субъекту применения. Они носят властный характер, регулируют отношения, один их субъектов которого обладает правомочием по применению норм права, в том числе и материальных.

Основной функцией процессуальных норм является правоохрана. Однако охранять право можно, лишь когда оно еще не нарушено. При совершенном нарушении право необходимо не охранять и не защищать, а восстанавливать.

Поэтому представляется возможным говорить о двух основных функциях процессуальных норм - правоохранительной и правовосстановительной.

В юрисдикционном процессе принимают участие нормы различных отраслей права, наиболее часто - процессуальных. Это объясняется тем, что рассмотрение споров, в зависимости от обстоятельств, осуществляется различными способами, в том числе и такими, в которых принимают участие не только судебные органы, но и иные, управомоченные на правоприменение.

Процессуальным нормам присуща императивность предписания. Данное обстоятельство объясняется тем, что этот способ реализации права представляет участникам правоотношения гораздо меньше вариантов поведения, деятельность рассматривающих органов строго регламентирована в целях недопущения противоправности решения, так как юрисдикционный процесс - последняя возможность реализации законных интересов личности или организации.

Процессуальные нормы осуществляются путем исполнения.

Процессуальные нормы права имеют ясно обозначенного адресата. В первую очередь им выступает субъект правоприменения, и лишь потом – стороны спорного отношения. Самих субъектов отношения исключить из адресатов процессуальных норм не представляется возможным, так как на них также возложены некоторые процессуальные функции, они должны совершить определенные процессуальные действия, без которых невозможно начало юрисдикционной деятельности.

Судебные органы являются безусловными субъектами юрисдикционного разрешения спора и участвуют в нем не как сторона, а как наделенный специальными полномочиями представитель государства.

Таким образом, процессуальные нормы права представляются самостоятельным видом служебных норм права, регулирующим только юрисдикционное разрешение споров, связанное с принудительностью государственного обеспечения их исполнения.

Третья глава «Социальное назначение служебных норм», состоящая из двух параграфов, посвящена анализу служебных норм как особому регулятору общественных отношений, предоставляющему наибольшие возможности для самих участников общественных отношений урегулировать возникшее противоречие собственными силами, не прибегая к помощи специализированных общественных институтов.

В первом параграфе «Социальные предпосылки исполнения служебных правовых норм» дается анализ условий, приводящих к обращению субъектов права к служебным нормам права и в целом к проявлению активности в разрешении возникших противоречий с применением процессуальных норм права.

С развитием правовой осведомленности участников правоотношений становится очевидно, что самостоятельное исполнение принятых на себя обязательств более выгодно, чем претерпевание результатов принудительного осуществления предусмотренных законодательством мер. В целом правовое регулирование в конечном итоге и преследует эту цель - показать целесообразность самостоятельного исполнения правовых предписаний и побудить к их добровольному и добросовестному исполнению.

Каждый из субъектов права имеет собственные представления по поводу необходимых действий в целях надлежащего исполнения своих обязательств.

Даже тогда, когда предписания закона сформулированы однозначно и не допускают сомнений в способе их осуществления, восприятие указаний зависит от личности исполнителя. Именно он должен оценить веление как обязательное и принять решение действовать соответствующим образом.

Ситуация намного усложняется, если норма права сформулирована как диспозитивная, и субъект действия должен не только понять ее и оценить как допускающую инвариантность поведения, но и принять решение о совершении чего-то определенного.

Порядок осуществления таких действий зачастую не регламентирован.

Иногда текст закона сформулирован недостаточно ясно или конкретизация правил поведения содержится в других нормах. В последнее время обозначенную ситуацию в литературе стали называть правовым вакуумом, который, по определению А.А. Малиновского, характеризуется переходом от права наличного к праву необходимому. При правовом вакууме необходимое право отсутствует, а вновь возникшие общественные отношения не регулируются.

Ситуация правового вакуума с необходимостью будет стимулировать активное поведение субъектов права, у которых просто нет иного выхода, как порождать на бытовом уровне явления нормотворчества.

Таким образом, бытовое нормотворчество предлагается рассматривать в двух аспектах:

- как проявление отсутствия необходимого правового предписания;

- как действия людей в ходе отношений между собой, направленные на разрешение ситуаций, основанные на субъективном общем фоне правового сознания.

Первый аспект отмеченного явления становится сигналом управомоченным органам и должностным лицам о существовании лакун в праве и необходимости их скорейшего устранения.

Второй аспект может указать на возможный вариант регулирования выявленного пробела. Одновременно действия потенциальных субъектов права Малиновский А.А. Правовой вакуум – новый термин юридической науки. //Государство и право, 1997, № 2.

с.109-112.

уже являются показателем реакции социума на возможную правовую регуляцию.

Четкое понимание сложившегося положения возможно на уровне интеллекта человека. В то же время интеллектуальная оценка чего-либо зависит как от рационального, так и от эмоционального восприятия действительности.

Эмоциональная оценка правового явления происходит на уровне психологических переживаний и не всегда соответствует тому результату, на достижение которого рассчитывал законодатель. Рациональная составляющая действий субъекта правоотношения во многом зависит от целого ряда индивидуальных моментов: знаний, возраста, жизненного опыта, социального статуса, образования и даже состояния здоровья.

Адекватно осмыслить имеющуюся ситуацию можно не только с позиций однозначного понимания и знания закона, но на основе общих понятий, из которых складывается так называемая социальная установка, в целом показывающая отношение социализированной личности и общества.

Структура социальной установки состоит из следующих компонентов:

1. Когнитивный (познавательный) компонент. Он отражает уровень знания о нормах права.

2. Оценочный компонент. В отличие от первого он становится проявлением субъективного отношения человека к конкретной норме права или праву в целом, основанном на имеющемся личном опыте.

3. Коммуникативный компонент, отражающий взаимосвязь личности с государством, отношение к правам и свободам других граждан. 4. Сензитивный (эмоциональный) компонент. Автор предлагаемой классификации отмечает, что этот элемент не может являться главным, но его роль достаточно велика. Действительно, понятие аффекта весьма существенно, в уголовном праве оно не только влияет на степень наказания, но может определить судьбу человека. Кроме того, зачастую первое знакомство с нормой Щербакова В.Н. Правовая установка и социальная активность личности.-М., Юрид.лит., 1986. с.23.

права происходит на уровне именно эмоциональном, особенно, если норма права регулирует отношения не в пользу того, кто с ней знакомится и с его точки зрения является не совсем справедливой. Только после того, как эмоции улягутся, приходит понимание смысла правила, а часто и восприятия его как действительно наилучшего.

Социологи выделяют еще и праксический элемент, отвечающий за психологическую готовность действовать определенным образом.

Сделан вывод о том, что исполнение правовых предписаний только под страхом претерпевания неблагоприятных последствий отражает волю законодателя наполовину, ведь конечным итогом регулирования общественных отношений предполагается восприятие существующего законодательства как социальной справедливости, установленной в интересах всех и каждого, а следствием такого отношения к правовой системе – сознательное исполнение законов.

Во втором параграфе «Соотношение юридического процесса и юридической процедуры» рассматриваются терминологические проблемы, влияющие на определение этих понятий, содержание которых раскрывается через обращение к процессуальным, то есть служебным, нормам права. При этом устанавливается, какие именно отношения характеризуют юридическую процедуру, а какие – юридический процесс.

Традиционно в юридической литературе рассматривался относительно установившийся порядок рассмотрения споров, который связывался с осуществлением правосудия и обеспечением принятого решения принудительной силой государства. При этом считалось, что правоприменительный процесс обязательно сопряжен именно с судебным решением и действиями силовых структур по его реализации.

Порядок действий управомоченных должностных лиц признавался содержанием юрисдикционного процесса. Как правило, не только полномочия, но и последовательность совершения конкретных процессуальных действий четко регламентировалась нормами права и изменена без правовых последствий быть не могла. Обычным следствием нарушения установленного порядка осуществления действий являлась отмена состоявшегося решения полностью или частично даже при том, что применение норм материального права было безошибочным.

Подобное положение существовало до шестидесятых годов, когда в юридической науке стала активно разрабатываться теория, получившая название «общего юридического процесса».

Обращение к иному пониманию содержания реализации права было вызвано тем, что определенное количество правовых отношений, существовавших в правовой системе, не укладывались в сложившуюся систему классификации норм права. Другие, регулирующие осуществление каких-то правомочий, с трудом вписывались в отведенное им место.

Основная идея общего юридического процесса выражалась в том, что юридический процесс как общественно-правовое явление не может быть сведен только к регламентации принуждения или разрешения споров в цивилистических отраслях права.

В целом разногласия на данную проблему заключаются в признании «узкого» или «широкого» понимания процесса.

Смыслом «узкого» понимания процесса является признание за ним только того объема, который предусмотрен для юрисдикционной деятельности управомоченных государственных органов, а «широкое» толкование подразумевает выход за рамки юрисдикции и включение в это понятие всего того, что регламентирует урегулирование возникшего разногласия между участниками правовых отношений.

Делается вывод, что представления о юридическом процессе как только о способах разрешения правовых споров с участием специальных государственных органов устарело, не соответствует реалиям правовой действительности, в которых спорная ситуация может просто не дойти до стадии судебного разбирательства.

В реальной действительности субъекты права вступают между собой в самые разные отношения. Часто в ходе реализации своих правомочий стороны не задумываются о мотивации или иных побудительных причинах, приводящих контрагента к взаимодействию. Это может вести к тому, что участники какой либо деятельности реагируют на действия другой стороны не тем способом, на который она рассчитывала. При этом налицо несовпадение интересов сторон, однако, говорить о спорном правоотношении, правовом споре, а тем более судебном процессе рано. Вполне нормальной будет ситуация, когда стороны на основании согласований и взаимных уступок придут к приемлемому для всех варианту развития событий, своего рода «мировому соглашению».

Урегулирование интересов сторон приведет к ненужности судебного разбирательства, обращения в суд за разрешением разногласий вообще не потребуется. Это и будет процедурной формой урегулирования спорного правоотношения.

В юридический процесс данное отношений разовьется, если участники отношений не смогут найти взаимоприемлемого варианта развития событий и обратятся к специально уполномоченным на то органам государства.

Таким образом, юридическую процедуру следует считать начальной стадией урегулирования спора, когда его участники предпринимают попытки для разрешения ситуации без обращения к специальным государственным органам, юридический процесс – это строго регламентированная юрисдикционная деятельность по рассмотрению споров, перешедших в стадию конфликта.

В «Заключении» диссертационной работы подводятся итоги проведенного исследования, делается общий вывод о том, что нематериальные нормы права являются одним из эффективных механизмов совершенствования действующего законодательства.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. О нематериальных нормах права.//Ученые записки ДЮИ. Том 3. –Ростов н/Д, 1997. - 0,4 п.л.

2. Терминологические проблемы юридического процесса//Ученые записки.

Выпуск 2.РФ ИЗП (г. Москва). – Ростов н/Д, 1999. – 0,1 п.л.

3. Понятие нормы права // Ученые записки ДЮИ. Том 14. – Ростов н/Д, 2000. – 0,4 п.л.

4. Организационные нормы трудового права //Ученые записки ДЮИ. Том 13. – Ростов н/Д, 2001. – 0,2 п.л.

5. Социальные предпосылки реализации норм права без привлечения государственного принуждения./Ученые записки. Выпуск 5. РФ ИЗП (г.

Москва). – Ростов н/Д, 2001. – 1 п.л.

6. Исполнение предписаний закона как осознанная необходимость./Российская Академия юридических наук. Научные труды. Том 1.- М., Изд. Группа Юрист, 2001. – 0,3 п.л.

7. Предпосылки правомерности правовых норм// Вопросы государства и права. Сборник научных статей. Выпуск 3. ЮРГИ, Ростов н/Д. 2002. – 0,3 п.л.

8. Соотношение юридического процесса и юридической процедуры./Экономические и социально-правовые проблемы России. Сборник научных трудов. Ростовский институт бизнеса и права. Ч.2. – Ростов н/Д.2002. – 0,6 п.л.

9. Правовая процедура как способ регулирования общественных отношений. Сборник материалов международной конференции «Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития в третьем тысячелетии». / Под ред. С.С. Светашева. ИУБиП. – Ростов н/Д. 2003. – 0,1 п.л.

10. Нематериальные нормы права в российском праве начала XXI века./Политико-правовая система России начала XXI века./Отв. ред. Иванников И.А., Белов А.В. – Серия «Славянский мир». Выпуск 1. –Ростов-на-Дону. Изд во ООО «ЦВВР». 2004. - 0,1 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.