WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

УДК 82 (091) (4/9) Антонов Сергей Александрович РОМАН АННЫ РАДКЛИФ «ИТАЛЬЯНЕЦ» В КОНТЕКСТЕ АНГЛИЙСКОЙ «ГОТИЧЕСКОЙ» ПРОЗЫ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVIII ВЕКА Специальность 10.01.05.—

Литературы народов Европы, Америки и Австралии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Санкт-Петербург 2000 Pa6oтa выполнена на кафедре зарубежной литературы Российскою государственного педагогического универстета имени А И Герцена Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Г В Стадников, Официальные оппоненты - доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной литературы Новгородского юсу дарственного университета имени Ярослава Мудрого В Н Шейнкер, кандидат филологических наук. член Союза писателей Санкт -Петербург а С Л Сухарев, Ведущая организация — Санкт -Петербургский государственный университет

Защита состоится 28 марта 2000 г в 17 30 часов на заседании Диссертационною совета Д 1130517 но присуждению ученой степени доктора филологических наук при Российском государственном педагогическом университете имени А И Герцена (199053, Санкт -Петербург, Васильевский остров, 1-я линия, д 52, ауд

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке РГПУ им А И Герцена (191186, Санкт-Петербург, наб р Мойки, д 48)

Автореферат разослан 28 февраля 2000 г

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент НН.Кякшто

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В ряду актуальных проблем современного литературоведения важное место занимает изучение переходных литературно-художественных явлений, лежащих на границе культурных эпох. "Готический" роман относится к числу именно таких феноменов, ибо время его рождения и расцвета — как раз переходная эпоха конца XVIII — начала XIX в., отмеченная кризисом просветительского мировоззрения, масштабным пересмотром былых представлений о мире и человеке Исследователи традиционно расценивают "готику" как одно из репрезентативных проявлений этого кризиса, справедливо видят в ней манифестацию наиболее общих типологических закономерностей литературного процесса указанного периода. Вместе с тем уже на этой, классической стадии своего существования "готический" жанр разрабатывает ряд тем и проблем, концептуально близких к художественным и философским идеологемам XX в — и в том числе современной, тоже переходной, отмеченной ценностным релятивизмом, эпохи. В этих аспектах избранной темы видится ее актуальность для современной филологической науки.

Произведения Анны Радклиф (Ann Radcliffe, 1764—1823) являются классическими образцами раннего этапа истории "готической" литературы.

Основу творческого наследия Радклиф составляют шесть романов — "Замки Этлин и Данбейн" (1789), "Сицилийский роман" (1790), "Лесной роман" (3791), "Удольфские тайны" (1794), "Итальянец" (1797), "Гастон де Блондевиль, или Празднество при дворе Генриха III в Арденнах" (1802, опубл. 1826),— различные по своему художественному уровню, но представляющие собой (за вычетом последней книги) относительно целостный литературный контекст, обладающий едиными идейно эстетическими принципами и общими чертами поэтики Вместе с тем именно роман "Итальянец, или Исповедальня Кающихся, Облаченных в Черное" (The Italian, or The Confessional of the Black Penitents) является примечательной вехой в творческой эволюции писательницы: при сохранении основных особенностей прежних произведений Радклиф в нем одновременно намечается переход автора к новым эстетическим позициям, нашедшим воплощение в "Гастоне де Блондевиле". Исследованию поэтики и проблематики "Итальянца" в идейно-эстетическом контексте английской "готической" прозы последней трети ХVШ в. и в контексте творческой эволюции Радклиф и посвящена настоящая работа.

Цель работы заключается в выявлении эстетических основ и ведущих идейных тенденций творчества Радклиф путем анализа проблематики, специфики художественного метода и жанровой природы ее произведений, в определении роли и значения ее прозы в истории "готической" литературы.

Для достижения этой цели представляется необходимым решить следующие задачи — выявить эстетикоо-философские и литературные истоки творчества Радклиф;

исследовать степень и характер преемственности ее сочинений по отношению к предшествующей "готической" традиции.

— определить отличительные черты индивидуальной писательской манеры Радклиф, присущие ее прозе изобразительные принципы, особенности сюжетосложения, повествовательные приемы, инвариантные мотивно тематические структуры, проанализировав их в контексте произведений других представителей данного жанра, — рассмотреть творчество Радклиф в его динамике, обозначив основной вектор художественной эволюции ее прозы.

Поздний роман Радклиф "Итальянец"' удостаивается при этом специального рассмотрения, поскольку в посвященных ее творчеству исследованиях он долгое время не получал достаточного внимания, находясь в тени "Удольфских тайн" — наиболее известной книги писательницы, - и лишь в последнее десятилетие вызвал к себе интерес зарубежных ученых Состояние проблемы. Многие вопросы, поднимаемые в диссертации, частично уже нашли отражение как в зарубежном, так и в отечественном литературоведении. Научная литература о "готическом" романе, и в частности о прозе Радклиф, огромна и к настоящему времени обобщена в обстоятельных обзорах и библиографиях Д Дж МакНатта, Р.Д.Спектора, Д.Д.Роджерс и др. исследователей, поэтому при рассмотрении современного состояния изучаемой проблемы в диссертации фиксируются лишь наиболее общие и характерные тенденции зтой богатой и методологически разнообразной критико-аналитической традиции.

На сегодняшний день сложились три основных подхода к изучению "готической" прозы, три различных понимания генезиса и характера этого литературного явления. Первая из этих трактовок, сложившаяся раньше других и обоснованная в работах Г.Бирса, Э Биркхед, Э Райло, а позднее — в широко известных монографиях М.Саммерса "Готический поиск" (1938) и Д.П.Вармы "Готическое пламя" (1957), гласит, что "готический" роман явился наиболее значительным проявлением масштабного литературно-художественного движения, отмеченного протестом против классицистско-просветительского культа разума и становлением отдельных элементов эстетики и поэтики романтизма. Эта трактовка возникла в период утверждения в литературоведения теории предромантизма, сформулированной Иван Тигемом и его последователями, и испытала на себе ее прямое влияние.

Другая традиция истолкования "готики" акцентировала актуальный для позднепросветительской эпохи социально-политический подтекст жанра и, связав "готический" -роман с идеологией Великой Французской революции, интерпретировала его как форму духовного освобождения личности из-под власти патерналистских общественных концепций и тоталитарных институтов (работы Дж.М.С.Томшошс, М.Леви, С.Клигера, РЛолсона и мн.др.).

Наконец, в последнее время получило широкое распространение психоаналитическое истолкование "готики" как литературы о темных глубинах человеческого подсознания, табуированных влечениях, подавляемых страхах, -неврозах и комплексах, олицетворенных (сублимированных) в виде всевозможных ужасов и чудес.

К последним двум трактовкам непосредственно примыкают многочисленные феминистские или тендерные исследования (Э.Болз, Е.КОСОФСКИ Седжвик и др.), посвященные преимущественно женской ("сентиментальной") "готике" и рассматривающие не столько литературно-художественные, сколько социокультурные ее аспекты. Следует заметить, что элементы тендерного анализа присутствуют практически во всех исследованиях этой темы, изданных за рубежом (в основном в США) в последнее десятилетие.

Отдельные наблюдения такого рода, приводимые в работах Э,Дж.Клерм, Р.Майлса, П.МСпакс, К.Шмитта и др. и представляющиеся перспективными для собственно литературоведческого анализа прозы Радклиф, использованы и в настоящей диссертации В последнее время этот круг исследований пополнился серией новых работ, среди которых значительное место занимают работы о творчестве Радклиф (Б.Берглунд, Т.Касл, З.Дж,Клери, РЯортон, Р,Майлс, Д.Роджерс, М.Кэвуэл), Заново опубликованы некоторые еесочинения: в 1998 г. вышли в свет снабженные -расширенными комментариями новые оксфордские издания "Удольфских тайн" и "итальянца".

В отечественном же литературоведении работы об английском "готическом" романе весьма немногочисленны (статьи В.М.Жирмунского, М.П.Алексеева, В.Э.Вацуро, А А Елистратовой, К.НАтаровой, Т.ВЗеленко, М.Б.Ладыгина, раздел в книге Н.А Соловьевой "У истоков английского романтизма") — и все без исключения выдержаны в духе первого из трех упомянутых подходов Следует отметить, что исследования А.А.Елистратовой, М.П.Алексеева, В Э.Вацуро, Т.В.Зеленко закладывают серьезную основу дальнейшего изучения как самой английской "готики", так и ее восприятия русской литературой XVIII—XIX вв ;

однако большая часть других отечественных работ не содержит принципиальных новаций по сравнению с исследованиями английских, французских, немецких, американских ученых. Единственная в отечественной науке диссертация, посвященная творчеству Радклиф (Н.И.Череякова. Творчество Анны Радюшф.- Л,1986), дает в целом верную общую характеристику ее "готической" прозы, но также не вносит ничего существенно нового в понимание специфики произведений романистки.

Данная работа призвана хотя бы отчасти восполнить этот пробел. Несмотря на наличие за рубежом солидной исследовательской традиции, степень изученности данной темы далека от желаемой полноты Целый ряд теоретических вопросов требует более четкой расстановки смысловых акцентов или, напротив, нуждается в нюансировке излишне однозначных, грешащих упрощением сложного литературного материала позиций и формулировок. Понятие "предромантизм" и его соотношение с сентиментализмом, взаимодействие повествовательных традиций просветительского и "готического" романов, трансформация исходных идейно-эстетических принципов "готического" романа, литературные самоопределения "готических" авторов и их объективный смысл — в традиционное понимание этих и других вопросов настоящая диссертация вносит принципиальные смысловые уточнения. Впервые устанавливается ряд литературных источников "Удольфских тайн" и "Итальянца" Этим определяется научная новизна данной работы Теоретической и методологической основой настоящего исследования является системный подход, основанный на сочетании структурно типологического и сравнительно-исторического методов анализа явлений литературы Творчество Радклиф рассматривается как целостная идейно художественная система — во взаимообусловленности мировоззрения автора, его эстетических взглядов и поэтики произведений, и вместе с тем - во внутренней логике своего развития и с учетом генетических и контактных связей с сочинениями ряда других писателей Просвещения и романтизма.

Практическое значение работы. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при подготовке лекционного курса по истории зарубежных литератур ХVШ в., а также спецкурсов, посвященных "истории английской литературы, развитию повествовательных жанров в литературе Нового времени, эволюции художественных стилей и направлений.

Апробация работы. Отдельные положения диссертации-были изложены в серии докладов на конференциях, объединенных тематическим названием "Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе" (49—5l-e герценовскяе чтения. Санкт-Петербург, 1997-1999) и отражены в опубликованных тезисах, статьях и комментариях к художественным текстам Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения и Библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность и научная новизна избранной темы, цель диссертации и ее методология. Дается сжатая характеристика современного состояния проблемы, освещаются основные подходы к изучению английского "готического" романа, существующие в зарубежной и отечественной науке;

отмечается отсутствие целостного представления о содержательно-смысловых параметрах и хронологических границах жанра и недостаточность того внимания, которое уделялось до сих пор феномену "готики" в советском и российском литературоведении.

Глава 1 — «"Готический" роман в идейно-литературном контексте позднего английского -Просвещения» — посвящена рассмотрению идейно художественных предпосылок возникновения и истории становления "готического" романа в английской литературе, выявлению его содержательно-смысловой и эстетической специфики, определению временных границ и внутренней эволюции жанра. В параграфе 1 — "Некоторые особенности развития английской литературы позднею Просвещения" — анализируется литературный и культурный контекст, в котором возникает- и развивается "готический" роман на ранней стадии своего существования. Кратко характеризуются ведущие литературные стили этой эпохи, при этом отмечается глубокая укорененность сентиментализма, ею.идеологии, этики и эстетики в системе ценностей просветительской культуры. Далее рассматривается широкий крут литературно-художественных явлений последней грети XVIII в, традиционно именуемых предромантизмом Отмечается, что эстетика предромантизма отмечена серьезным пересмотром классицистско-просветительской концепции искусства В привычные рационально-логические формы художественного познания все решительнее вторгаются элементы чудесного и сверхъестественного;

гармоническую строгость и ясность классического канона все сильнее размывают смутные, туманные, неопределенные образы, апеллирующие к интуиции и воображению, классицистскую ориентацию на античность все активнее вытесняет интерес к средневековому прошлому и национальному фольклору, сочетающийся со склонностью к стилизаторству, мистификации, вымыслу. В литературе постепенно обретает все более широкие права поэтика фантастического и ужасного, в творениях "возрождаемых" в это время "оригинальных гениев" — Спенсера, Шекспира, Мильтона - акцентируются прежде всего их таинственно-меланхолические, сверхъестественные образы и мрачный, трагический колорит Среди явлений, в которых проявляются эти новаторские тенденции, — "Памятники старинной английской поэзии" Т, Перси, "Поэмы Оссиана" Дж Макферсона, "готический" роман, а также целый ряд эстетических трактатов, разрабатывающих категории "оригинального", "живописного", "возвышенного", "романтического" Особое внимание уделяется понятию "готическое" и той эволюции, которой оно подверглось на протяжении XVII1 в Пережив период негативных оценок в эстетике классицизма, это понятие во второй половине XVIII в переосмысляется, реабилитируется и вновь входит в моду — и как актуальная эстетическая категория, и как возникающий заново архитектурный стиль, и как оригинальная разновидность романного жанра И именно "готический" роман наиболее полно и всесторонне отразил в своей эстетике и поэтике переоценку классицистских взглядов на готику и Средневековье В параграфе 2 — "Проблема предромантизма" — рассматривается сформулированная П ван Гигемом, Д Морне, А Монглоном, В М Жирмунским концепция предромантизма, долгая время сохранявшая влиятельность в литературоведческой науке Отмечается, что, хотя с течением времени прежняя грактовка этого понятия и подверыась некоторой корректировке (в частности, от предромантизма были отделены сентименталистские явления), интерпретация его в современных исследованиях продолжает оставаться весьма расплывчатой и потому неудовлетворительной Особенно сомнительным представляется определение статуса предромантизма как художественного метода (М Б Ладыгин), художественной системы (Н А Соловьева), полноправною и самостоятельного литературного направления (В А Западов) Более корректным представляется конвенциональное использование термина "предромантизм" несмотря на свою явную неудачносгь, термин может быть использован как "технический" для обозначения сравнительно небольшого ряда литературных явлений последней трети XVIII в, не укладывающихся в рамки ни одного из существовавших в то время художественных стилей К предромантизму, понятому подобным образом, могут быть отнесены некоторые "готические" романы и драмы, в которых утверждайся иррационально-агностическая модель мира (так называемая "френетическая" ветвь "готической" литературы), некоторые образцы немецкой "френетической" баллады и ряд других текстов Конститутивным признаком этих произведений является их отчетливо антипросветительская идеология, "сознательное и последовательное отрицание всего комплекса просветительских идей" (С В Тураев) Предромантизм знаменует собой утрату мировоззренческого оптимизма просветителей, yтpaтy надежд просветительского века, он отмечен агностическими настроениями и несет на себе печать сознательного разрыва с идейным наследием эпохи Просвещения Предложенное ограничение содержательных рамок предромантизма заставляет по-новому взглянуть на его соотношение с понятием '"готический роман" (с которым предромантизм нередко отождествляется), пересмотреть этот вопрос с учетом важных смыслоразличительных особенностей конкретных произведений В параграфе 3 — «Эстетические истоки и некоторые особеннности поэтики "готического" романа» констатируется безусловная связь эстетических принципов "'готического" романа с художественно-философскими идеями Э Берка, изложенными в eго "Философском исследовании о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного" (1757) Сформулированная Берком концепция "возвышенно! о" оказала прямое и весьма ощутимое влияние на поэтику сюжета и нарративную технику "юшческой" прозы Сюжет "готического" романа становится своеобразным "лабиринтом" и основывается на резких поворотах действия, отвлекающих ходах, неожиданных совпадениях, интенсивной смене событий и прочих эффектных приемах, значительно драматизируюших повествовательный текст Воплощая в оригинальных, развернутых сюжетно-образных формах идеи Берка о природе страха и других негативных эмоций, "готическая" проза создает новую систему художественного восприятия, моделирует новые "правила чтения", новые принципы отношений читателя и текста.

Умолчания, паузы, недоразумения, ложные ходы активизируют воображение читателя, вызывают в его душе "возвышенные" ощущения, подобные тем, которые испытывает герой книги.

Произведение, построенное подобным образом и рассчитанное на такой эстетический эффект, имеет очевидное развлекательное задание — оно удовлетворяет потребность широкой читательской аудитории в отдыхе и уходе от прозаической повседневности в идеальную сферу литературного вымысла. Не случайно М.Саммерс назвал "готический" роман "Романом Бегства от забот и тягостных обстоятельств повседневного существования"', а многие современные исследователи видят в "готике" рубежа XVII—XIX вв.

предшествующий детективной прозе образец "формульной" (массовой) литературы, ориентированной преимущественно на развлечение и уход от реальности.

С другой стороны, в поражающих читательское воображение фантазиях и ужасах "готического" романа ХVШ в. выявляется и определенная, актуальная для позднепросветителъской эпохи идеологическая основа. Все традиционные для "готики" темы — тяготеющее над старинным родом проклятье, тайна происхождения положительного героя, вторжение в человеческий мир сверхъестественных сил и т.д. — имеют, несмотря на их видимое разнообразие, общее смысловое и эмоциональное ядро, по фатальная зависимость человека от непонятных ему законов окружающего мира. Тем самым "готический" роман привносит в литературу новое отношение к миру, основанное на признании загадочности и даже непознаваемости бытия, на сомнении или разочаровании в тех истинах, которые были самоочевидными для просветительского века.

Параграф 4 — «"Готический" роман XVIII в. типология жанра» посвящен анализу первых произведений "готического" жанра, "Замка Отранто" Г.Уолпола и "Старого английского барона" К.Рив, а также последующей трансформации исходных эстетических принципов "готики" в рамках различных ветвей литературы этого типа. При рассмотрении книг Уолпола и Рив уделяется пристальное внимание индивидуальным особенностям художественного мышления и мировоззренческим основам творчества двух авторов, находящим прямое отражение в поэтике их произведений При разборе последней анализируются повествовательная техника и пространственно-временные структуры произведений, принципы изображения сверхъестественного и образная система романов Уотптола и Рив, степень традиционности и новаторства каждого из них по отношению к просветительской прозе Приоритетного внимания удостаиваются теоретические декларации, жанровые и эстетические самоопределения обоих романистов В частности, обосновывается тезис о том, что возникшее уже в XVIII в и широко распространенное в современной науке отождествление '"готической" прозы с понятием "romance" (традиционно обозначавшим в Англии рыцарский роман средних веков) не вполне точно соответствует жанрово-эстетической природе первых "готических" произведений Родоначальники "готической" литературы., Уолпол и Рив, первыми четко сформулировавшие различие между старинным и современным романами, не применяли, однако, впрямую термин romance к своим собственным книгам, предпочитая ему другое определение — "готическая повесть" (a gothic story).

С другой стороны, ни Уолпол, ни Рив не исключали возможности сочетания элементов поэтики novel и romance в рамках единого художественного целого — и представляли читателю свои сочинения как опыты синтеза средневекового и просветительского романов Не пытаясь реанимировать навсегда ушедший в прошлое средневековый жанр romance. Уолпол и Рив осознавали себя создателями нового жанра — "готеческого" романа, который понимался ими как синтетичная повествовательная форма, генетически связанная с обеими традициями, но не тождественная ни "чистому" novel, ни "чистому" romance Авторы более поздних "готических" романов уже не акцентируют принцип синтеза жанровых традиций, на котором настаивали Уолпол и Рив, и нередко применяют к своим сочинениям термин romance, видоизменяя тем самым идейно-эстетические основания "готического" романа и подчеркивая его нетрадиционность по отношению к просветительской литературе, его отличие от жанра novel "Готика" начинает пониматься как romance Нового времени, в связи с чем переосмысляется и сама категория "готического" Для Уолпола и Рив "готическое" было синонимом средневекового Однако на рубеже ХVШ—XIX вв "готика" начинает утрачивать однозначную и безусловную связь со Средневековьем и его внешними атрибутами - и все чаще начинает ассоциироваться со сверхъестественным, призрачным и ужасным, которые и становятся отныне специфическими, неотъемлемыми чертами литературы этого типа Не порывая полностью с той тематикой и идеологией, на основе которых она возникла, "готическая" проза в процессе своей эволюции обретает новую систему эстетико-смысловых ценностей и приоритетов и из литературы, повествующей о средних веках, превращается в литературу повествующую об ирреальном, загадочном и пугающем, в литературу "тайны и ужаса" При этом изменяется и трактовка сверхъестественного — оно начинает выполнять в повествовании не провиденциальную (как у Уолпола и Рив), а устрашающую функцию и становится воплощением зла — непостижимого, загадочного, внечеловеческогоо Хотя подобные формы "готики" получили наиболее широкое распространение в XIX в, в романтической и постромантической литературе, их основные приметы сложились уже в конце XVIII в, в рамках так называемой "френетической" разновидности "готического" романа Именно к этой ветви жанра приложимо понятие предромантизма, в том «го понимании, которое сформулировано в диссертации В романах этого типа складывается принципиально антирационалистическая картина мира Сверхъестественное здесь открыто присутствует в повествовании, нередко предопределяет и даже подчиняет себе развитие событий и имеет, как правило, инфернальную природу Произведения этою типа отличает программная установка на отрицательного героя, который в результате своих эгоистически волюнтаристских, преступных действий приходит, при активной поддержке сил зла, к духовной и физической гибели Предромантическая "готика" утверждает принципиальную непознаваемость бытия и трагическое бессилие человека перед лицом иррациональных стихий, управляющих миром Типичные произведения этой ветви "страшного" жанра — "Влюбленный дьявол" (1772) Ж Казота, "Ватек" (1786) УБекфорда, "Монах" (1796) М Г Льюиса — и большое число немецких "ужасных" романов конца XVIII в Но одновременно с "френетической" "готикой" в английской литературе развивается и другая, мировоззренчески и эстетически отличная от предромантизма разновидность "готической" литературы — сентиментальная "готика", для которой имеют первостепенное значение просветительские, восходящие к novel черты "тотического" жанра Типичные произведения этого типа — "Убежище" (1783-1785) С Ли, романы Щ Смит и большинство книг А Радклиф Сентиментальная "готика" продолжает традицию жанра novel, традицию чувствительного романа позднего Просвещения, развивая и совершенствуя различные аспекты его содержания и поэтики Отступая от изобразительных принципов Уолпола и Рив, допускавших реальное существование и открытую манифестацию чудесных явлений, романистки сентиментально-"готической" школы разрабатывают в своих книгах рационалистическую технику "объясненного сверхъестественного", согласуй характерные для "готики" темы, сюжеты, ситуации и мотивы с рассудочностью и здравомыслием просветительского века Отвергая ужасное и фантастическое, они отводят важную роль напряженной, тревожной, пугающе-таинственной атмосфере, психологически подготавливающей ужасы и чудеса, делающей их принципиально возможными В то время как предромантическая "готика" развивает и культивирует в первую очередь "ужасные" элементы "готической" поэтики, сентиментальная "готика" акцентирует ее "таинственную" составляющую, разрабатывает технику "тайны", которая, как и принцип "объясненного сверхъестественного", получает свое наивысшее воплощение в творчестве Анны Радклиф В главе 2 — "Романы Анны Радыиф первой половины 1790-х гг проблематика и поэтика' предшествующие "Итальянцу" романы писательницы рассматриваются как целостный литературный контекст, отмеченный единством идейно-эстетических принципов и особенностей поэтики Отмечается новаторская роль Радклиф в развитии обоснованной Берком идеи "возвышенного" Вслед за Берком Радклиф считает основным источником "возвышенного" неопределенность и проводит тонкое различие между страхом (terror), вызываемым неясными, полуотчетливыми обьектами, развивающим и обогащающим эмоции человека, и ужасом (horror), который вызывается открытым, лишенным таинственности представлением пугающих явлений и способен вызвать лишь панику, подавляющую все способности души В своих книгах Радклиф культивирует именно страх, представляя все происходящее под покровом мрака и тайны и создавая атмосферу постоянного напряженного ожидания неведомой опасности Впрочем в финале книги все загадочное и потенциально сверхъестественное разоблачаем», получает обычное для сентиментальной "ютики" рациональное объяснение, оказывается обманом чувств, плодом воображения суеверного и излишне впечатлительною персонажа Однако это разоблачение достаточно далеко отстоит от самих таинственных явлений, и поэтому они успевают вызвать "возвышенные" ощущения и у героев, и у читателей книги Особую роль в поэтике произведений Радклиф играют психологизированные пейзажные описания, связующие ее творчество с предшествующей сентименталистской традицией Они выступают в повествовании не только как элементы художественного пространства, но и как средство раскрытия внутреннего мира и эмоционального опыта героев (а порой - и как одно из средств авторской нравственной оценки) Нередко в этих описаниях Радклиф использует эпитет "живописное" (picturesque), восходящий к одноименной эстетической категории, разработанной в теоретических сочинениях У Гшшина, ТО Прайса и др В пейзажной поэтике романистки налицо целый ряд соответствий эстетическим идеям Гилггина. при этом гилгашовский коннепт "живописного" получает в ее книгах, новое, более сложное, субъективно-психологическое осмысление, вовлекаясь в лирическую стихию пронзительно-эмоционального восприятия мира, свойственного героям Радклиф Аналогичную роль играют в романах писательницы многочисленные стихотворные интерполяции в прозаический текст — эпиграфы, внутритекстовые цитаты, стихотворения coбственного сочинения, подчеркивающие поэтическую ассоциативность многих описаний и зарисовок и обозначающие их принадлежность к определенной литературно-эстетической традиции В изображении человека художественной манере Радклиф свойственны черты, отличающие "готическую" прозу в целом бедность психологизма, практически полное отсутствие • "смешанных", "переходных" человеческих характеров (единственное исключение — Ла Моп в "Лесном романе"), отсутствие динамики образов Образы положительных героинь Радклиф подчеркнуто литературны и ориентированы на сложившиеся в просветительской и сентиментальной литературе образцы идеального женского характера и в первую очередь — на его ричардсоновскую модель В характерах же отрицательных героев Радклиф нередко присутствует своего рода "романтическая неопределенность", придающая их образам внешне эффектную, хотя и иллюзорную, сложность и глубину На протяжении первой половины 1790-х гг творчество Радклиф претерпевает определенную эволюцию, в процессе которой совершенствуется ее писательское мастерство, кристаллизуется индивидуальная повествовательная манера, совершается творческое переосмысление "готической" и других литературных традиций "Лесной роман" и "Удольфские тайны", принесшие Радклиф шумный успех и безусловное признание со стороны читающей публики, сделали ее едва ли не самой представительной фигурой среди романистов "готической" школы и эстетически подготовили появление ее итоговой - и наиболее удачной — книги Глава 3 — "Проблематика и поэтика романа "Итальянец" в свете творческой эволюции Радклиф" — посвящена монографическому рассмотрению предпоследнего романа Радклиф Последний из прижизненно опубликованных романов писательницы, "Итальянец" синтезирует главные содержательные и художественные особенности ее прежних книг и в известном смысле является романом итоговым, подводящим черту под ее сентименталъно-"готической" прозой Вместе с тем он содержит ряд серьезных новаций, которые видоизменяют сложившийся ранее в творчестве Радклиф тип "готического" романа и знаменуют собой определенный поворот в содержании и поэтике ее прозы Сюжет ' Итальянца" ощутимо перекликается со многими событиями и ситуациями, известными из прежних книг Радклиф (в частности, "Сицилийского романа" и "Удольфских тайн"), и в целом соответствует лежащей в основе почти всех ее романов единой фабульной схеме В то же время композиция и ряд приемов повествовательной техники "Итальянца" заметно отличают этот роман от предшествующих ему "Удольфских тайн" писательница заметно сокращавт здесь количество пейзажных зарисовок и стихотворных интерполяций, приводивших в "Удольфских тайнах" к сюжетным задержкам и вызывавших упреки рецензентов в затянутости повествования Наиболее же серьезные новации "Итальянца" касаются расстановки действующих лиц в общей повествовательной структуре книги В отличие от предыдущих книг Радклиф, где основное внимание автора всегда сосредоточено на личности и судьбе юной героини и ее избранника, в "Итальянце"' заглавным персонажем является отрицательный герой, коварный и мстительный отец Скедони. Несмотря на неопределенность заглавия романа, главным действующим лицом повествования предстает именно Скедони, чей образ в значительной степени и поддерживает читательский интерес к развитию сюжета книги В романе тесно увязаны друг с другом проблема национальной психологии и этические характеристики героев, и именно в свете этой корреляции Скедони является самой репрезентативной фигурой будучи героем-злодеем, он более, чем кто либо другой из действующих лиц, воплощает в себе устойчивые английские представления о лицемерии, мстительности и коварстве итальянского национального характера Выведение в качестве протагониста отрицательного героя сближает роман Радклиф с предромантической "готикой", и в частности - с 'Монахом" Льюиса Оба автора стремятся воплотить и исследовать в своих произведениях сложную психологию героев-носителей зла, оба обращаются для этого к фигуре преступного монаха, к темам монастырски о насилия и жестокостей инквизиции При этом в книге Радклиф обнаруживаются многочисленные переклички отдельных сюжетных сцен, ситуаций и персонажных характеристик с романом Льюиса Однако, несмотря на более чем вероятное влияние "Монаха", художественный мир ''Итальянца" радикально отличается от поэтики и идейного содержания льюисовеког о романа, свидетельствуя о принципиальном общсэстетическом и мировоззренческом несходстве двух авторов Избегая "фреяетических" образов и сцен, характерных для "Монаха" и немецкой "готики", Радклиф стремится культивировать развивающий душу страх который вызывается "непрямым", суггестивным представлением пугающих явлений Она займствует у Льюиса отдельные ситуации, сюжетные ходы и мотивы, но при этом превращает натуралистические, чувственно осязаемые ужасы его книги в смутные, полные загадочной неопределенности образы, традиционные для "таинственной" поэтики ее прозы Не исключено, что эти аллюзии на "Монаха", намечающие уже известный читателю вариант развития событий, но в дальнейшем обманывающие читательские ожидания, вводятся в текст как своеобразная форма полемики с художественными принципами "готики" льюисовского типа Значительно отличается от предложенной в "Монахе" и трактовка образа героя-злодея в романе Радклиф При детальном сопоставлении образов Амбросио и Скедони становится понятным, что главный герой льюисовского романа — лишь один (хотя и весьма влиятельный) из многих вероятных источников образа Скедони Среди других подобных источников "Потерянный рай" (как впервые установлено в диссертации, впрямую цитируемый в "Итальянце") и "Комус" Мильтона, английская елизаветинская трагедия (Шекспир и его младшие современники, в частности Дж Уэбстер, чье влияние на Радклиф также обосновывается в работе), романы Ф Шиллера "Духовидец" и К Гроссе "Гений", "черная" драма Ж -М Буте де Монвеля "Монастырские жертвы" и трагедия Уолпола "Таинственная мать" (из которой Радклиф заимствует три эпиграфа к "Итальянцу") Это многообразие художественных традиций накладывает особый отпечаток и на личность главного героя книги По сравнению с другими отрицательными персонажами романа характер Скедони более сложен, многопланов, неоднозначен В ходе романною действия монах неоднократно меняет имена, обличия и роли, и почти каждая из этих граней личности Скедони вызывает более или менее определенные литературные ассоциации, которые существенно расширяют смысловой и психологический объем его образа.

В то же время между различными сторонами натуры героя нередко отсутствуют убедительно мотивированные внутренние связи и переходы, что делает его характер "неуплотненным", иногда почти контурным — и вместе с тем сообщает ему еще большую загадочность и "романтическую" неопределенность Несмотря на пережитое им при встрече с Элленой потрясение и последовавшие за этим психологические перемены, Скедони парадоксальным образом продолжает оставаться героем-злодеем, до конца сохраняя присущие ему расчетливость, жестокость, мстительность и коварство Раскрытие загадок биографии героя, совершающееся в финале, не отменяет в "Итальянце" его психологической загадочности, равно как поражение и смерть не рассеивают полностью окружавшего его при жизни величественного ореола. Образ Скедони наделен у Радклиф чертами реальной сложности человеческой личности и в иные моменты выглядит гораздо более живым и убедительным, чем образы положительных героев книги Юным героям — Эллене и Винченцио — отведена в идейно-художественной структуре романа особая роль, они призваны служить необходимым сюжетным и этическим противовесом выдвинутому в центр действия герою злодею, призваны утверждать нормы справедливости и добра, воплощать авторский идеал разумного и чувствительного человека. И в этической сфере, и в сфере национальной психологии положительные герои представляют противоположный Скедони полюс номинально являясь итальянцами, они на деле воплощают образцово-добродетельный английский характер, архетипические черты британского национального сознания Оба юных героя включены в актуальный для эпохи конфликт между индивидуальными и сословными ценностями, олицетворяющий столкновение исторически различных идеологий — новоевропейской и средневековой Отнесение событий романа к середине XVIII в вводит этот конфликт в современный автору исторический контекст, подспудно наделяет его актуальным социально-философским и нолигическим смыслом, позволяя ассоциировать свободолюбивые гуманистические ценности, которым верны Эллена и Винченцио, с вдохновлявшими Французскую революцию либеральными ценностями европейских просветителей. Если Льюис создает подчеркнуто антипросветительский роман, оценивая идейные и литературные ориентиры уходящего столетия с принципиально иных, предроманиических позиций, то Радклиф продолжает неуклонно следовагь этим ориентирам и предлагает в "Итальянце" достойный ответ на воплощенный в "Монахе" иррационально- агностический образ мира Новаторский по своей поэтике, анализируемый роман тем не менее демонстрирует прежние идейно-эстетические пристрастия Радклиф, глубоко укорененные в мировоззрении и литературе просветительского века В Заключении подводятся итоги работы и формулируются основные выводы Анлийская "готическая" проза, возникшая в последней трети XVIII в, явилась результатом синтеза разданных литературных традиций, она отмечена изначальной широтой лежащих в ее основе эстетических принципов На протяжении своей истории "готический" жанр представал в разнообразных вариантах и модификациях, подчиняясь у разных авторов различным художественным задачам л порождая произведения, весьма отличные друг от друга — и близкие к жанру romance ("Замок Отранто" Уолпола"), и тяготеющие к novel (романы К Рив, СЛи, Ш Смит, А Радклиф), и представляющие собой сложное переплетение этих жанровых форм В силу этой идейно-художсственной многоплановости и исходной эстетической "открытости" "готическая" проза на деле оказывается шире традиционного ее определения как феномена предроманпгаеской литературы Возникшая в переходное время на пересечении разнородных литературных тенденций, "готика" по самой своей природе сложнее и многообразнее эстетико смысловых установок предромантизма В ряде ранних своих форм ''готическая" проза вполне органично вписывается в систему идеологических и литературно-художественных закономерностей, ценностей и норм позднепросветительской культуры В дальнейшем совершается принципиальная перемена содержательных и идейных установок "готического" жанра" происходит его развитие и видоизменение в рамках новых художественных систем Сочинения Анны Радклиф сыграли в истории английской и — шире — европейской "готической" литературы особую, весьма примечательную роль Следуя главным художественным конвенциям "страшного" романа, сложившимся в произведениях ее предшественников, оставаясь приверженной основным мировоззренческим ориентирам просветительского века, она вместе с тем сумела создать новый, оригигиальный вариант "готического" жанра, который стал впоследствии чрезвычайно популярным и интенсивно эксплуатируемым и принес ее имени всеевропейскую известность В своих романах Радклиф не отвергает полностью ли одного из концептуальных элементов "готической" поэтики и в то же время сохраняет верность своим собственным идейно- эстетическим принципам, сознательно избегая того, что она считает неоправданными и неприемлемыми для себя крайностями избранной жанровой формы Ужасное и сверхъестественное, потенциально всегда присутствуя в художественном мире ее книг — в мыслях, опасениях, разговорах героев, никогда не манифестируются ею открыто Фактически исключая их из изобразительной сферы своих произведений, Радклиф кладет в основу своей повествовательной техники принцип суггестии, теоретически обоснованный Э Берком и отчасти апробированный уже в сочинениях К Рив, С Ли, Ш Смит Этот принцип реализуется в атмосфере таинственной неопределенности, наполняющей страницы романов Радклиф, в мастерски вызываемом ею ощущении неведомой опасности, которое доставляет читателю неизъяснимое эстетическое наслаждение В использовании приемов нагнетания тревоги и страха, поддержания сюжетной тайны Радклиф достигает максимально возможного в литературе XVIII в разнообразия и совершенства;

именно в ее творчестве получает свое каноническое воплощение "роман тайн", который, в отличие от другой разновидности "готического" жанра — "романа ужаса", напрямую следует созданной Берком концепции "возвышенною" и его идеям о природе страха, претворяя их в поэтику сюжета В соответствии с терминологической практикой того времени Радклиф обозначает свои "готические" повествования словом "romance" Однако в действительности большинство ее произведений гораздо ближе — и идейно, и эстетически — к жанру novel, к жанру просветительского романа в его сентименталистском варианте Вместе с тем именно поздний роман Радклиф "Итальянец" отмечен определенным видоизменением эстетики и поэтики последний ж прижизненно опубликованных романов писательницы, он явился результатом своеобразного художественного эксперимента, осуществленного на основе продуманного синтеза сентиментально "готической" и "френетической" грациций Выведение в качестве протагонист отрицательного героя сближает этот роман с "готикой" предромантизма, и в частности с "Монахом" М Г Льюиса Однако -это сближение Радклиф допускает в "Итальянце" лишь в той мере, в какой оно согласуется с ее собственными идейно-художественными принципами (которым она не изменяет и в этой, подводящей итог ее прежнему творчеству и потому во многом традиционной книге) Стремясь избежать самоповторсний, она выстраивает художественный мир романа на основе эстетическою компромисса между двумя разновидностями "готическою" жанра — компромисса, не означающего, однако, равноправного сочетания сентиментальной и "френехической" традиций в поэтике "Итальянца". Несмотря на заметное влияние предромантической литературы, она создает оригиналтый, модифицированный вариант обычного для ее творчества сетиментально-"готического" повествования, демонстрирующий ее приверженность основным мировоззренческим ориентирам Века Просвещения — рационализму и чувствительности.

Написанный в период масштабных исторических и социально-политических перемен, происходивших в Европе в 1790-е гг., безусловно включенный в орбиту их идейного влияния, "Итальянец" Радклиф тем не менее отражает ее неизменную веру в величие л непреходящую ценность философских, этических, эстетических идеалов просветительского века, ее верность литературным традициям уходящей эпохи.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях 1 "Остров Борнюльм" Н.М.Карамзина: структура повествования и особенности композиции //Русский текст.-1995.- № 3.- С.60-73.

2 О возможном источнике романа Радклиф "Удольфские тайны" // Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе.

XLIX герценовские чтения. Материалы конф.-СПб,1997.-С.11-13.

3 Поэтика пейзажных описаний -в произведениях Анны Радклиф О Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе:

L герценовские чтения: Материалы межвуз. науч. конф. -СПб.,1998.-С.13 4 К вопросу о границах понятия "преромантизм" // Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе: L герценовские чтения. Материалы межвуз, науч конф. - СПб., 1998.- С.25- (Совмесшо с А.А.Чамеевьш).

5 Novel или romance? (К вопросу о жанровой специфике английского "готическою" романа) // Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе: LI герцевшские чтения. Материалы конф.-СПб., t999.- C.1S-20.

6 О возможном источнике романа Анны Радклиф "Удольфские тайны" // Вестник РХШ.- 1999.- № З.-С.Ш-Ш.

7 Анна Радклиф и ее роман "итальянец" // Радклиф А, Итальянец, или Исповедальня Кающихся, Облаченных в Черное.- М., 2000.-С.371- (Совместно с ААЛамеевьтм).

8 Примечания [к роману А.Радклиф "Итальянец"] // Радклиф А.

Итальянец, или Исповедальня Кающихся, Облаченных в Черное.-М, 2000 - С 469- 9 Примечания [к эссе В Скотта "Миссис Анна Радклиф] // Радклиф А Итальянец, или Исповедальня Кающихся, Облаченных в Черное - М, 2000.- С 488- 10 Летопись жизни и творчества Анны Радклиф // Радклиф А. Итальянец, или Исповедальня Кающихся, Облаченных в Черное -М, 2000 - С 505- Отпечатано в ООО "АкадемПринт", Санкт-Петербург, ул.Миллионная, 19, т.311-67-96. Подписано в печать 24.02.2000. Тираж 100 экз.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.