WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М.И. АБДУЛАЕВ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Учебник Издание второе, дополненное Допущено Министерством образования Российской Федерации в ...»

-- [ Страница 3 ] --

Необходимым фактором, определяющим успех многих преобразований в государственной и политической жизни нашего общества, является уровень политической и правовой культуры. Необходимо избавляться от того правового нигилизма, который особенно отчетливо проявился в последнее время не только у граждан, но и у представителей государственного аппарата. Уважение и соблюдение Конституции, законов всеми членами общества, всеми должностными лицами, органами государственной власти, органами местного самоуправления – неотъемлемая черта демократического государства.

Проводимая в стране судебно-правовая реформа предполагает обеспечение стабильного, адекватного действительности, цивилизованного законодательства, престижного и справедливого правосудия, реально гарантирующего права и свободы граждан, высокопрофессиональной охраны правопорядка, что должно быть непременно достигнуто на основе повышения уровня правовой и политической культуры.

Цивилизованное законодательство, авторитетное и независимое правосудие, профессионализм в охране правопорядка и общественной безопасности – непременная черта правовой государственности.

Важнейшим фактором формирования правовой государственности является высокий уровень развития экономики страны и материальная обеспеченность населения. В бедной стране, на низком уровне экономического развития невозможно построение правового государства.

Развитая экономика, достаточный материальный достаток у населения и нормальные социально-бытовые условия людей служат базой для развития общей культуры народа и способствуют становлению гражданского общества и формированию правовой государственности.

Важнейшей задачей построения правовой государственности в Россий ской Федерации является утверждение принципов господства права в сфере межнациональных отношений, в национально-государственном строительстве, в формах федеративной организации российской государственности. Россия – многонациональная страна, и ей как воздух необходимы мир и национальное согласие. Решение национального вопроса – залог стабильности и порядка в обществе и государстве.

Сейчас в России происходят сложные процессы в развитии государства и права. Идет процесс становления новой государственной и правовой систем, соответствующих требованиям современного гражданского общества. Развитие права и государства все более осложняется из-за того, что общество переживает жесточайший экономический и социальный кризис, существенно отразившийся на уровне жизни людей и резко высветивший те негативные последствия, которые породила тоталитарная система за долгие десятилетия своего господства.

Возвращение России в лоно мировой цивилизации, выход из глубочайшего кризиса и обновление возможны только на пути правовой государственности. Для достижения этой цели нужно, чтобы каждый гражданин, все государственные органы, должностные лица осознали важность этой задачи.

Несмотря на все трудности и кризисные явления, происходящие в нашем государстве, надеемся, что мы придем к нормальному демократическому обществу и займем достойное место в мировой цивилизации.

Вопросы для самопроверки 1. Гражданское общество и правовое государство.

2. Назовите основные принципы правового государства.

3. Раскройте содержание принципа верховенства права.

4. Права и свободы человека и гражданина как высшая ценность в демократическом обществе.

5. Принцип разделения властей в системе осуществления государственной власти.

6. Роль и место судебной власти в защите прав и свобод личности.

7. Проблемы и пути формирования правовой государственности в Российской Федерации.

РАЗДЕЛ III. СУЩНОСТЬ ПРАВА ГЛАВА 6. ПОНЯТИЕ ПРАВА Литература 1. Алексеев Н. Н. Основы философии права. СПб., 1998.

2. Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: опыт комплексного исследования. М., 1999.

3. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001.

4. Аннерс Э. История европейского права. М., 1996.

5. Байтин М. И. О современном нормативном понимании права // Журнал российского права. 1999. № 1.

6. Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000.

7. Берман Г. Западная традиция права. Эпоха формирования. М., 1995.

8. Власть и право: Из истории русской правовой мысли. Л., 1990.

9. Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990.

10. Гревцов Ю. И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996.

11. Емельянов С. А. Право: определение понятия. М., 1992.

12. Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Соч. в 6 т. Т. 4(2). М., 1965.

13. Кленнер Г. От права природы к природе права. М., 1988.

14. Ковлер А. И. Антропология права. М., 2002.

15. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1904.

16. Кудрявцев В. Н. Право как элемент культуры // Право и власть. М., 1990.

17. Кудрявцев В. Н. О правопонимании и законности // Государство и право. 1994.

18. Лейст О. Э. Три концепции права // Советское государство и право.

1991. № 12.

19. Ллойд Д. Идея права. М., 2002.

20. Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т. 3. М., 1988.

21. Лукашева Е. А. Право, мораль, личность. М., 1986.

22. Матузов Н. И. Право в системе социальных норм // Правоведение.

1996. № 2.

23. Неновски Н. Право и ценности. М., 1987.

24. Нерсесянц В. С. Право – политика свободы. Опыт прошлого и перспективы. М., 1996.

25. Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1997.

26. Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955.

27. Папаян Р. А. Христианские корни современного права. М., 2002.

28. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.

29. Право и политика современной России. М., 1996.

30. Рулан Н. Юридическая антропология. М., 2000.

31. Теория права: новые идеи. М., 1991.

32. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.

33. Синха Сурия Пракаш. Юриспруденция. Философия права: Краткий курс. М., 1996.

34. Явич Л. С. Социализм: право и общественный прогресс. М., 1990.

35. Kelsen H. The Pure theory of Law. Berkely, Los Angeles, London, 1970.

6.1. Право как феномен общественной жизни Термин «право» во всех языках мира довольно многозначен, поэтому так или иначе отражает многообразные проявления этого многостороннего и, можно сказать, многоликого феномена общественной жизни. Сложная внутренняя структура правовой материи дает нам основание говорить о многогранности каждого отдельного элемента правового пространства и показать различные аспекты и значения этого социального явления.

Многообразие «правозначений» и сложный состав правовых объектов социального регулирования, подлежащих осознанию и закреплению в правосознании и правовой культуре, позволяют вести речь о праве в общесоциальном и юридическом смыслах, о праве субъекта (субъективном праве) и объективном праве, о частном и публичном праве, «материальном» и процессуальном праве, о праве народа и праве нации и, наконец, дает возможность проводить отраслевые различия отдельных ветвей правовой субстанции – выделять самостоятельную предметно-методическую природу гражданской, административной, уголовной, конституционной, финансовой, судебной отраслей права и свойственных им отдельных специфических институтов.

Под общесоциальным правом обычно понимают право, которое не выражено в законах или иных актах государства, в то время как юридическим считают законодательное, официально признанное право. Субъективное право – это то, которое принадлежит субъекту – индивиду, учреждению, организации, а объективное право – это общие, абстрактные нормы (в этом смысле говорят, например, о российском или французском праве, говорили о буржуазном или социалистическом праве, содержащемся в тех или иных актах – источниках права). Под частным правом понимают такие правоотношения, в которых участвуют граждане и негосударственные организации, собственной волей реализующие объем установленных законом правопритязаний, между тем как публичное право предполагает право, в котором выражен государственный интерес, правоотношения, в которых участвует государство или его органы. К «материальному» праву относят все отрасли, регулирующие общественные отношения, за исключением тех, которые складываются в ходе судебной деятельности, а к процессуальному – судебное право, т. е. право обеспечения гарантий гражданской защищенности при осуществлении принудительно-регламентированной реализации прав в спорных и нарушенных отношениях с применением особыми компетентными органами судебных и административных юрисдикционных и иных специфических предписательных властно полномочных процедур. Гражданское право регулирует имущественные отношения и некоторые личные неимущественные отношения, административное – управленческие отношения, уголовное – отношения, связанные с совершением преступления и применением мер уголовного наказания и т. д. Нетрудно заметить, что во всех случаях мы имеем дело с определенным явлением, имеющим некие единые качества, и в то же время с таким именно явлением, которое в различных своих формах обладает и особыми чертами.

Понятие права – важнейший компонент юриспруденции. От понимания права во многом зависит постановка задачи научных исследований, а также общая ориентация юридической практики. Задача научного познания заключается в том, чтобы за многообразными проявлениями права на поверхности общественной жизни попытаться найти его действительную сущность, социальную природу и общечеловеческую ценность. И, кроме того, что не менее важно, поняв смысл права как социальной ценности, иметь возможность распознать, содержит ли то, что называют законом, право, или это всего лишь приказ, действие власти, оказывающиеся на деле антиправом, санкционированным государством произволом, грубо нарушающим естественные, прирожденные права человека, или не представляющим минимум общепринятой нравственности и справедливости, или не соответствующим объективно требуемому правопорядку и т. п. Иначе говоря, надо распознать, что есть право и не скрыто ли под его внешним, формальным подобием нечто иное, противоположное праву.

Если бы внешняя форма всегда соответствовала сути интересующего людей предмета, то не нужна была бы наука. Это относится не только к науке о природе, но и к науке об обществе, о праве и государстве. Часто полагают, что наука о природе сложнее, а область обществознания проще. Это не так хотя бы потому, что социальные явления и связи нередко оказываются идеологизироваными, а идеология – враг науки, искаженное отражение действительности. Искаженно оно некими классовыми, национальными или корпоративными интересами: «пробиться» через подобное искажение реальности порой бывает очень трудно. Приведем лишь один пример. В обыденной жизни нередко право сводят к законам государства. При подходе к праву только как к системе норм, регулирующих общественные отношения, размываются собственно правовые границы. Тогда легко смешать право с другими нормативными системами, упорядочивающими общественные отношения. Сведение права к нормам законодательства носит этатистский характер, исходит из приоритета над ним власти и насилия. Этатистский режим – безапелляционный абсолютизм действий власти в пользу государства, но противонаправленный публичной воле и интересам общества. Сведение права к нормам становится реальной угрозой правовому обществу при наличии ряда негативных условий в действиях власти, например, при пренебрежении публичностью властеприменения в условиях режима приоритета интересов чистой государственности.

Нетрудно понять, что в таком отождествлении права и закона, приказа «свыше» всегда заинтересованы те, кто осуществляют власть. В действительности все обстоит гораздо сложнее. В науке такой подход, отождествляющий право и закон, обедняет содержание права, не вскрывает его глубинной социальной природы и приводит к его искаженному восприятию. Законодательство действительно представляет собой важнейшую форму выражения права, особенно в современном мире. В связи с этим о достоинствах закона еще будет сказано далее. Однако не столь редко под видом закона скрывается произвол, закон таит в себе бесправие, при помощи закона государство санкционирует то, что противоречит праву. На практике трактовка права как норм, установленных государством, т. е. якобы им порожденных и от него зависимых, постоянно приводила и приводит к оправданию любых актов государственной власти, законов, санкционирующих произвол со стороны тех, кто политически господствует, вне зависимости от того, идет ли речь об элите, бюрократии, партии или диктаторе. Сводя право к закону, мы, по существу, можем оказаться среди тех, кто оправдывает произвол, а то и среди тех, кто, применяя закон, сам творит произвол и несправедливость. Есть в сведении права к закону и другой недостаток. Все знают, что законы устанавливаются государством, но если право и закон тождественны, тогда выходит, что и право порождается государством, представляет его «возведенную в закон» волю. Из такого ложного подхода могут следовать не только неверные, но и опасные для людей и всего общества выводы о том, что государство, насилие, политика имеют приоритет перед правом, не ограничены основами нравственности, справедливости, общечеловеческими ценностями;

что духовное, нравственное, разумное начало, правда и право всегда уступают принуждению и силе;

что права, свободы человека не даны ему от рождения социальной природой личности, а лишь даруются властью, государством, самодержцем, правительством;

что государственная власть одаряет своих подданных, граждан какими-то правами, но и, следовательно, может у них эти права отобрать по своему желанию и усмотрению;

что право – лишь нормы должного поведения, имеющие мало общего с фактическими отношениями. О праве страны надо судить лишь по принятым нормам законов, конституций, деклараций, а не по тому, насколько это должное, возможное, абстрактное, провозглашенное государством находит свою реализацию в жизни людей, в обществе.

На самом же деле право – это не «возведенная в закон» воля, если даже это воля господствующего класса или всего народа. Законодательство (юридическое право) есть лишь внешняя, необходимая форма правовой системы страны, порожденная обществом на данном этапе его развития.

Отождествляя право с законом, мы смешиваем содержание с внешней формой права, лишаем себя возможности познать право как реальный феномен общественной жизни, искажаем действительную социальную природу права. Это и есть этатистское правопонимание, навязывающее в теории и на практике мысль о зависимости права от государства. Как видим, смешав содержание с внешней формой права, мы не только лишаем себя возможности познать право как реальный феномен бытия общества, но, что еще хуже, оказываемся в плену идеологии, искажающей действительную социальную природу права, соглашаемся с этатистским, односторонним утверждением о зависимости права от государства. Если при этом еще и само государство трактуется как орудие господства одних людей над другими, как аппарат насилия и принуждения, стоящий над обществом и подчиняющий себе общество и каждого индивида, то тогда мы вольно или невольно, умышленно или неумышленно оказываемся сторонниками такой концепции, которая «обосновывает», оправдывает, считает закономерным существование антидемократического, тоталитарного, имперского государства, не ограниченного в своей политике какими-либо соображениями гуманности, человечности, естественного права и справедливости. То, что такого рода государства были и еще существуют, ни в малой степени не является доказательством научной обоснованности и практической приемлемости этатистско-тоталитарных концепций. Существование тоталитарных государств на нынешнем уровне мировой цивилизации и культуры свидетельствует только о том, что и в наше время в силу ряда социальных причин есть еще политические структуры, искажающие истинную природу права и государственной организации общества.

Столь важные онтологические и гносеологические моменты в проблематике защищенности юриспруденции от возможных заблуждений вкупе с первозначимостью правовой науки для социума предъявляют исключительно высокие требования к разработке и усвоению методологического аппарата правовой науки, приоритетный вклад в становление и развитие которого, безусловно, принадлежит общей теории права.

Итак, перед нами стоит задача – за многообразием правовых и будто бы правовых явлений, лежащих на поверхности общественной жизни, вскрыть то, что представляет собой действительное право, определить те его качества и свойства, которые отличают, отличали и будут отличать право от иных образований человеческого общества, планетарной цивилизации. Имея в виду самые различные формы существования, бытия права как определенной тотальности, нетрудно убедиться в том, что самой непосредственной данностью обладает естественное для социальной природы человека право – его основные права и свободы от рождения.

Человек рождается свободным и равным другому человеку. В этом смысле право есть одно из важнейших качеств и свойств свободной личности.

Человек как личность не только включен в определенные связи с другими людьми, но и непременно выделяет себя, свое «я» из общества, в котором существует (из рода, племени, народа и т. п.). Без общества нет человека, но пока он (да и каждый индивид) не самоопределится, перед нами – первобытное стадо, а не социум. Становление цивилизации предполагает формирование свободной личности, что означает, помимо всего остального, осознание индивидом своей социальной ценности, своей способности мыслить и действовать самостоятельно, раскрывая при этом своеобразие своего индивидуального таланта, своих природой данных творческих наклонностей. Смысл существования личности – реализация собственного «я» (независимо от того, получаем ли мы этот индивидуальный дар от Бога, от генов, от условий жизни поколений и т. п.). Общество развивалось и развивается именно потому, что оно – не животное сообщество, уничтожающее особей, его составляющих, а коллектив людей, в котором развивается свободная личность, реализуя свои способности и таланты.

Свобода индивида – предпосылка свободного общества. Сообщество людей, в котором подавлена личность, нет творческой индивидуальности, нет никакой возможности индивиду нанести на условия жизни социума свой отпечаток, – это обреченное, стагнирующее, загнивающее общество, остающееся на обочине цивилизации и культуры. Подобное сообщество (племя, народ, этнос) умирает, если только не сумеет возродиться. Вся история человечества есть в этом смысле не что иное, как ступени завоевания людьми социальной свободы. Важнейший критерий цивилизованности – человек и его свобода, степень развития и реализации его таланта, становления свободной личности.

Рассматривая право как социальное свойство человека, его связывают с необходимой для человека свободой. Право призвано обеспечить свободу, без которой не может формироваться и развиваться личность, а в государстве нет свободы, если власть не ограничена правом. Высшая ценность общества – свобода человека, его честь и достоинство. Но свобода индивида не безгранична и не самостийна. Речь идет о той возможности и необходимости социальной свободы, которая предопределена целым рядом факторов духовности, нравственности, культуры, экономики. Право и есть сфера свободы, общественное признание возможности выбора, самостоятельности действия, в то время как само качество выбора, содержание свободной и созидательной деятельности определяется факторами духовно нравственного, культурного и материального порядка. Свобода в этом плане не самодостаточна и лишь примитивно может быть понята как вседозволенность и как свобода от ответственности человека за свой выбор, за свои поступки. Человек ответствен за свой свободный выбор перед собой, перед своей совестью, перед своими моральными устоями, может быть (если он религиозен) – перед Богом. Он не только ответственен перед своим миром убеждений, воззрений, чувств, но и отвечает перед другими людьми, перед обществом. Он должен поступать так, чтобы его поступок был приемлем в его сознании, как такой же поступок другого человека по отношению к нему.

Вот почему право не есть просто область свободы, право – масштаб свободы, т. е. свобода в определенных границах. Безграничная свобода каждого была бы лишь анархией, при которой никто не имел бы возможности пользоваться своей свободой. Но понимания права как масштаба свободы недостаточно. В праве речь идет о формально равном и относительно справедливом масштабе свободы суверенного (самостоятельного) человека, гарантирующем не только творческую инициативу, но и безопасность, не только выбор, но и ответственность за осуществленный свободный выбор поступка. В свободе, равенстве, справедливости, ответственности в равной мере для каждого человека заключается глубинный смысл права как общечеловеческой ценности, соответствующей самой природе личности, без которой нет и не может быть цивилизованного общества.

Рожденные свободными и равными друг другу люди (свободными в рамках нравственной дозволенности, равными в смысле равных и справедливых возможностей), от рождения имеющие неотчуждаемые основные права, образующие народ, создают и политическую силу, которая предназначается для обеспечения их основных прав и свобод. Такой политической силой является государство – как союз равных и свободных граждан, проживающих на определенной территории. Государство в собственном смысле слова – это политическая организация, которая функционирует для охраны естественных прав человека и которая сама действует на основе права, обеспечивая безопасность создавшего его народа.

Великая идея неотчуждаемых прав и свобод человека зародилась давно, на заре цивилизации, в Древнем мире. Должны были пройти тысячелетия, чтобы с развитием цивилизации и культуры эта идея нашла или начала находить свое официальное признание в законодательных актах отдельных стран, а затем и международное признание, в том числе и в Декларации Организации Объединенных Наций. Новым этапом в практическо-политической реализации прирожденных прав человека можно считать все более завоевывающее мировое общественное признание положение о том, что обеспечение прав и свобод граждан является не внутренним делом каждого государства, а целью всего мирового сообщества, что права и свободы человека – такая наивысшая ценность, которой уступает суверенитет государства, и международное сообщество может во имя этой общечеловеческой ценности и для ее защиты принимать все меры воздействия на правящие круги государства, попирающие права человеческой личности. С позиций передового мирового сообщества государственная власть в какой-либо стране не может творить произвол, грубо нарушать права человека, прикрываясь своим суверенитетом. Этот суверенитет – не препятствие к восстановлению прав и свобод человека силой Организации Объединенных Наций, решениями ее Совета Безопасности. Тут играет роль и высшая ценность прав личности, и то, что попирает права человека всегда антидемократический, тоталитарный, военный режим, который представляет собой в наше время угрозу не только для безопасности своих граждан, но и для всего человечества – для всех стран и регионов своими империалистическими амбициями, своей неконтролируемой народом внешней политикой, угрозой войн с применением средств массового поражения.

Раскрывая социальную (человеческую) природу права в естественно историческом плане, необходимо иметь в виду, что право – это и результат осознания человеческим разумом принципов и идеалов человеческого общежития. Понимание общества как единства разнообразных элементов – предпосылка для понимания сущности права и его смысла как социального феномена. Право возникает только тогда, когда признается свободная автономная личность, ее права и свободы, права и свободы малых народов и национальных меньшинств, а значит и разнообразие в человеческом обществе. Поэтому право есть равная мера для всех.

Исторический характер человеческих ценностей предполагает, что с развитием общества они изменяются и по объему, и по существу. В этом плане право как относительно равный и справедливый масштаб свободы по своей социальной (человеческой) ценности обогащается все новым содержанием. Задача юриста-практика состоит в том, чтобы полнее использовать потенциал права для обеспечения защиты прав и свобод личности, общественной безопасности.

Естественные, неотчуждаемые права и свободы человека должны быть официально признаны в каждой стране и закреплены в ее законодательных актах. Государство выступает здесь как одна из форм политической организации (силы) общества, которая призвана охранять эти права и свободы и которая сама действует в рамках права. «Права человека и основные свободы с рождения принадлежат всем людям, они неотъемлемы и гарантируются законом. Их защита и содействие им – первейшая обязанность правительства. Их уважение – существенная гарантия против обладающего чрезмерной властью государства. Их соблюдение и полное осуществление – основа свободы, справедливости и мира»1. Уровень демократии в той или иной стране как раз и обусловлен тем, насколько охрана прав и свобод человека получила свое признание во внутригосударственной законодательной и судебной практике.

Итак, естественно-историческая, общесоциальная природа права таится в прирожденных и неотчуждаемых правах человека. Исходя из этого, есть основание полагать, что права и свободы человека составляют сущность права как социальной ценности, главное содержание любого проявления истинного права. Коль скоро право оказывается свойством личности, способной генерироваться и развиваться в условиях социальной свободы, а ее свобода на каждом этапе развития социума небезгранична, то можно дать следующее определение права. Право – это относительно равный и справедливый масштаб (мера) свободы, диктуемый развитием цивилизации. Любая из форм права, которая так или иначе обеспечивает свободу и естественные права человека, представляет собой действительное право. Форма, не обеспечивающая так или иначе свободу и права человека, не есть способ выражения и существования права, не есть бытие права как такового, подобная форма ложна и недействительна.

Вместе с тем право – это не только равный и относительно справедливый масштаб свободы, но и ответственность за осуществленный Общеевропейская встреча в верхах. Париж. 19–21 ноября 1990 г.: Документы и материалы. М., 1991. С. 5.

свободный выбор поступка. Как уже говорилось, безграничная свобода каждого – всего лишь анархия. Право также предполагает гарантированную безопасность прав и свобод личности, вне и помимо которой нет и не может быть цивилизованного общества.

Официально признанное и защищаемое государством право, в отличие от естественного, общесоциального права, представляет собой позитивное или иначе – юридическое, законодательное, легальное право. Юристы имеют дело, прежде всего, с юридическим правом, но они не должны забывать, что в основе юридического лежит общесоциальное право, что законодательство государства (позитивное право) не должно противоречить естественным правам и свободам человека. Ведь разрыв между этими понятиями дестабилизирует общественный порядок, делает людей – граждан государства бесправными подданными власти, отнимает у человека свободу, превращает его в раба или крепостного. Следовательно страдает индивид, который не может реализовать свои возможности, и потому страдает и целый народ, все общество, теряя динамизм, свободу, творческий потенциал, духовность и нравственность. Происходит это в условиях антидемократических режимов, узурпации власти у народа, личной диктатуры или диктатуры правящей элиты, творящих произвол и беззаконие.

В конечном счете противоречие между общесоциальным и юридическим правом инициирует протест населения, бунт, революцию.

Известный русский философ В.С. Соловьев связывал общее возрождение и успешное развитие России с необходимостью отказа от права силы, от деспотизма и насилия, с обретением веры в силу права. Он писал:

«Одно только мы знаем наверное: если Россия… не откажется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренне и крепко духовной свободы и истины – она никогда не сможет иметь прочного успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних»2.

6.2. Генезис права Право появилось на грани перехода общества из состояния дикости и варварства к цивилизации. С тех пор любое более или менее цивилизованное общество постоянно порождает право, а потом и государство, призванное его охранять. Генезис права происходил и происходит под воздействием, по крайней мере, трех факторов:

1) социально-культурного;

2) социально-экономического;

3) классово-политического.

1. Человеческое общество, обусловленное совместной сознательной деятельностью людей, не может существовать и развиваться как мир животных, лишь на основе примитивных инстинктов, оно – сообщество людей – требует особых, социальных регуляторов поведения. На первых Соловьев В. С. Литературная критика. М., 1990. С. 294–295.

порах, пока еще индивид не выделял себя из первобытного стада, для выражения некой социальности достаточно было ряда запретов, тотемов, близких по своему происхождению к естественным требованиям поддержания самого рода человеческого, например, запрета кровосмесительного брака, который резко ухудшал здоровую наследственность. В дальнейшем, по мере роста сознания и усложнения совместной деятельности, социальных связей, формирования личности, стало возможным и необходимым дополнить запреты возложением на каждого некоторых обязанностей в виде нравственного долга перед другими людьми и перед сообществом – появление морали как норм, содержащих нравственные обязанности, было крупнейшим революционным событием на этапе перехода к цивилизации. К числу таких обязанностей относился, вероятно, долг поддержания огня, участия в охоте и т. п. Однако запреты и обязанности мало способствовали самодеятельности человека. Дальнейший рост сознания и усложнение социальных связей, потребности в динамизме сообщества и формирование самостоятельной личности способствовали обогащению регулирования поведения путем признания социумом определенной доли свободы человека, что стало самым важным условием для развития человеческой личности, резкой активизации ее индивидуальной деятельности и повышения темпов развития сообщества, его прямого вхождения на ступень цивилизации. Появление права как сферы свободы означало не менее крупную революцию, нежели появление нравственности, а с точки зрения самостоятельной активности личности дало ей куда больше возможностей, реализация которых зависела, конечно, и от уровня культуры, духовности, моральных принципов человека и от той среды, в которой он жил и творил, от характера материальных отношений. Таким образом, право как регулятор, определитель поведения людей включило в себя и запреты, и обязанности, но с его появлением решающим стимулятором поведения стала свобода человеческой деятельности в собственном интересе, не расходящемся с интересом сообщества. В определенном смысле право оказывается цивилизованным средством различения, признания и согласования интересов, реализация которых ныне обеспечена гарантированным правом масштабом (мерой) свободы: по принципу дозволенности не запрещенного законом;

по принципу равенства всех перед законом и судом;

по принципу презумпции невиновности и ответственности только за вину;

по принципу ограничения власти правом и законом. Иное дело, что на ранних ступенях цивилизации рабы не были субъектами права, что позже существовали сословное право и привилегии, что формальное равенство граждан перед судом и законом грубо нарушалось, даже будучи провозглашено политическим государством, пришедшим на смену феодализму. По сути становление правовой государственности продолжалось на Западе не менее двух столетий.

2. Другим фактором генезиса права оказалась экономика, а точнее, отношения собственности. Они-то и сыграли роль фактора, поддерживающего социально-культурный, человеческий фактор. Дело в том, что свобода личности должна была обрести свою материальную основу, и она ее получила в связи с появлением частной собственности, ставшей результатом общественного разделения труда и обмена товарами. Именно разделение труда, собственность и товарные отношения предопределили глубочайшую революцию в сфере материальных отношений, которая взорвала первобытно-общинный строй и вывела человечество на уровень цивилизации, окончательно покончив со стадиями дикости и варварства.

Отношения собственности оказались непременной и стабильной формой производственных отношений, стимулировавших рост производительных сил. Но отношения собственности, имущественные, товарно-рыночные, стоимостные отношения – это типично правовые отношения, имеющие экономическое содержание. В товарных отношениях действуют самостоятельные, равные между собой собственники, которые осуществляют эквивалентный (справедливый) обмен товарами. Товарные отношения – это связь субъектов, обладающих свободой выбора поведения покупателя (продавца) и равным правовым статусом лиц, обладающих собственностью (вещами, деньгами). Свобода, равенство, справедливость характеризуют эти отношения как связь прав и обязанностей индивидов (их организаций – юридических лиц), т. е. как фактические отношения правового характера.

Вне и помимо права отношения собственности не существуют, но можно сказать и так, что вне обладания собственностью человек не может в полной мере реализовать свою свободу. Неудивительно, что именно с появлением собственности на средства производства и его результатов завершается становление свободной личности. Развитые товарные, рыночные отношения, можно сказать, «выталкивают» к жизни право и ставят правоотношения собственности под цивилизованную защиту со стороны закона и суда, т. е.

публичной власти, государства. И эти правоотношения, права и обязанности их субъектов оказываются такими, каковы характер экономики, природа человеческой личности, ступень развития того и другого, а не такими, как этого произвольно, по своему желанию хотела бы публичная власть.

Напротив, последняя, в конечном счете, санкционирует такие права и свободы, которые предусматривает господствующий способ производства.

Власть отвечает интересам и потребностям людей, участвующих в производстве, той доле свободы человека, которая потребна для эффективно сти данного производства, для данного уровня его техники и профессиональности, культуры, свободы, самостоятельности того, кто ею пользуется.

3. Дополнительным, существующим лишь временно, на некотором отрезке цивилизации, фактором генезиса права является классовая структура социума, или его национально-этническая разобщенность. Сразу заметим, что общечеловеческие ценности, которые отражает и закрепляет право, само представляя одну из этих общесоциальных ценностей, – эти ценности в современном цивилизованном обществе объективно должны занимать превалирующее место. Тем не менее, поскольку и до настоящего времени даже в развитых странах имеют место классово- и национально групповые, локальные интересы, исключить их влияние на право и государство, его охраняющее, нельзя. Вступление человечества в эру цивилизации вызволило людей из дикости и варварства, полной зависимости от природы и жестких условий полуголодного существования: любые описания «золотого века» первобытного существования людей – домысел, результат идеологизации далекого прошлого. Конечно, наши далекие предки заплатили за вступление в мало-мальски цивилизованные отношения сторицей, но не столько отказом от прежнего состояния лишений, бед и страхов, от выдуманной позже «свободы», от будто бы существовавшей «справедливости» и безупречной морали, сколько тем, что разложение веками длившегося строя бесправия и примитивного внеличностного стадного и родоплеменного бытия привело не только к коренному изменению условий жизнедеятельности людей, к небывалому для тех времен взлету духовной и материальной культуры, к освобождению человека от былых традиций, мифов и суеверий, но и к наступлению эры имущественного неравенства, раскола общества на классы, социальные и этнические враждебные группы, а позже – к межнациональным конфликтам, делению на отдельные государства, развязывавшие между собой захватнические войны, порабощавшие целые народы. Классовые и национальные противоречия, религиозные гонения, идеологизация жизни целых поколений были следствием не только глубинного имущественного неравенства, но и острой нетерпимости к чуждому образу мышления и жизни, не исчезнувших остатков племенных распрей, нераскрепощенности личности, рабской психологии. Антагонизм интересов толкал к устранению конфликтов цивилизованным путем, с помощью закона и суда, с помощью права, способного по своей природе к обеспечению свободы действия в рамках согласования противоположных потребностей и устремлений. В той степени, в какой на определенной ступени развития общества в тех или иных регионах или странах противоречия оказывались непримиримыми, закон и суд оказывались беспомощными, природа права искажалась, деформировалась, государственное принуждение, закон и суд использовались для защиты интересов господствующих социальных сил, для подавления классовых и иных противников, ограничения их свободы, а то и их физического истребления путем массовых репрессий. Государство при этом также теряло свою изначальную природу, превращалось в неограниченную законом диктатуру. Политика государства оказывалась не связанной правом.

Таким образом, можно утверждать, что если непримиримые классовые (национальные, региональные и иные) противоречия и являлись фактором правогенеза и политогенеза, то этот фактор генерировал право и государство в их извращенном виде, не соответствовавшем их природе и общесоциальному предназначению.

6.3. Ступени человеческой цивилизации и право Можно говорить о трех ступенях роста мировой цивилизации – доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. Переход от доиндустриального к индустриальному обществу был обусловлен промышленным революционным переворотом, который в развитых западных странах произошел в XVI–XVII вв. (в России – во второй половине XIX – первой трети XX в.);

переход к постиндустриальному обществу произошел на базе научно-технической революции середины XX в. (в России он еще не осуществлен). Право и государство на двух первых ступенях роста цивилизации существовали чаще всего в извращенных формах, особенно на первой ступени, мало проявляя свою истинную природу. Однако на второй ступени цивилизации уже появились теоретические концепции, а в условиях демократии и гражданского общества в передовых странах Запада и практические шаги в сторону законодательного признания естественных прав и свобод человека, суверенитета народа, разделения властей, правления закона.

На третьей ступени роста цивилизации формируется постиндустриальное общество, постепенно устраняется противоположность между городом и деревней, умственным и физическим трудом, сглаживаются классовые противоречия и национальный сепаратизм, усиливаются тенденции к интернационализации производства и обмена, науки, техники и средств связи и информации, активизируется взаимообогащение культур, одновременно происходит своеобразный процесс концентрации и деконцентрации производства, растет область инфраструктуры, приобретают особое значение плюралистические формы собственности и антимонополизма в экономике, соответственно – плюралистической демократии, идейного плюрализма, антимонополизма в политике и идеологии. В развитых странах наблюдается резкий рост благосостояния населения и социальной защищенности людей наемного труда, малообеспеченных слоев. На этой социальной почве повышается значимость общечеловеческих ценностей, узкоклассовые и узконациональные интересы отходят на задний план. И что особенно важно, происходит окончательная переоценка в теории и практике природы права, раскрывается его общечеловеческая ценность и преодолевается узконормативная, этатистская, националистическая и классовая трактовка права. В науке и жизни передовых развитых демократий утверждается приоритет права перед государством, силой, политикой, безусловный примат международного права перед внутригосударственными правовыми системами, начинается формирование мирового правопорядка. Наступает время, когда все большему кругу людей становится ясно, что вне и помимо права не может быть общественного прогресса, нормального материального производства, обмена и распределения, демократических институтов и эффективного управления, развития личности.

В современной трактовке права есть разные позиции. Наука права, как и любая наука, не может развиваться без обмена мнениями и дискуссий, альтернативных суждений. Но современное понимание права едино в своем отказе от спекулятивно-абстрактных и этатистско-идеологических построений, оно сильно своей демократической направленностью, персонализацией права, его сближением с человеком и его свободами, признанием неприемлемости сведения права к любому закону и приказу власти, а прав граждан — к некоему «дару» государства. Современное гуманистическое правопонимание с трудом воспринимается в странах, не вступивших в постиндустриальное общество, лишенных правовой культуры, особенно в тех, где еще существуют полуфеодальные отношения или проходит процесс индустриализации, где существуют тоталитарные режимы или их остатки, где не сформировалось еще полноценное гражданское общество, – в регионах, оказавшихся сегодня на обочине передовой культуры и цивилизации.

Есть большие сложности в современном восприятии права и в нашей стране, хотя для общественной мысли дооктябрьской, досоветской России характерны высокие взлеты (для того времени) идей естественных прав человека, широкого социального подхода к правовой действительности и борьбы против произвола властей, активной разработки концепции демократического конституционализма и даже попытки продвижения в сторону правовой государственности. Однако революция в октябре 1917 г., оказавшая сильное влияние на ход мировой истории, принесла России в конечном счете большие несчастья. Здесь установился режим произвола, и власть оказалась не связанной правом, личность и ее права грубо попирались, а сама идея правового государства считалась антисоциалистической.

С 1985 г. в нашем обществе начались большие преобразования прогрессивно-демократической направленности, хотя и не без срывов, затяжек, необходимости преодоления глубокого политического и экономического кризиса, дестабилизации межнациональных отношений, массы до сих пор не решенных социальных проблем. Однако в той степени, в какой страна пришла в движение, а ее демократические силы вступили на путь ликвидации имперской структуры и тоталитаризма, формирования свободного, гуманного, открытого, гражданского общества, в какой страна стала приобщаться к передовой части мирового сообщества, наступило и время признания общечеловеческих ценностей, пересмотра в теории и на практике нормативного, этатистского правопонимания, безусловного признания неотъемлемых прав человека, время восприятия современной гуманистической трактовки права. Начался период оживления и науки права, освобождения ее от идеологического догматизма, ее выхода на мировой уровень.

6.4. Субъективное и объективное право Нами уже было отмечено, что право понимается как «субъективное» и «объективное». Термин «объективное право» рассматривается как совокупность (система) общеобязательных юридических норм, установленных и охраняемых государством, а понятие «субъективное право» означает права, принадлежащие конкретному субъекту, индивиду.

Субъективное право есть мера возможного поведения субъекта. Для того чтобы использовать возможное поведение, он должен считаться с аналогичными возможностями других субъектов права. Право в субъективном смысле есть индивидуализированное право. В нем общие юридические права и обязанности становятся принадлежностью конкретных лиц и таким образом переводят его в плоскость правоотношений.

Субъективное право неразрывно связано с субъективной юридической обязанностью. Субъективная юридическая обязанность есть мера должного поведения лица. Если субъективное право связано с субъективными интересами лица, то субъективная обязанность связана с возможностью принуждения.

В трактовке субъективного права имеются два подхода, в зависимости от существующего в юридической науке и практике правопонимания.

Первый из них связан с существующей характеристикой права как совокупности общеобязательных юридических норм, установленных и охраняемых государством (позитивное право). При этом субъективное право и субъективная обязанность рассматриваются как следствие действия нормы объективного права. Такой подход имеет место там, где господствует система позитивного права, где право и закон совпадают по содержанию.

Представители естественно-правовой теории происхождения и трактовки права считают, что субъективные юридические права – следствие правовых притязаний (правомочий), присущих субъектам общественных отношений. Таким образом, складываются фактические правоотношения, которые затем должны получить официальное признание (санкционирование) со стороны государства или же судебную защиту.

Субъективное юридическое право характеризуется следующими основными признаками. Во-первых, это возможность субъекта права самостоятельно осуществлять свои права в пределах, установленных нормой объективного права. Например, определять судьбу принадлежащей ему на праве собственности вещи: владеть, распоряжаться и пользоваться ею по своему усмотрению. Во-вторых, субъективному праву одного лица соответствует субъективная юридическая обязанность другого лица на определенное поведение в рамках юридического отношения, т. е. один субъект отношений обязан не нарушать право другого. (Пример: обязанность возвращения в срок взятой взаймы суммы денег.) В-третьих, возможность защищать свое право путем обращения к правосудию или в иной компетентный орган3. Центральным элементом является возможность собственных действий, в том числе возможность обладания, пользования и распоряжения социальными благами и ценностями. Однако без второго и третьего элементов возможность собственных действий не подкреплена обязанностью другого лица и его ответственностью.

Гревцов Ю. И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996. С. 63.

Исторически субъективное право зарождается раньше, чем право объективное. Природа субъективного юридического права заключается в наличных естественных правах человека, которые не могут быть отчуждены принудительной силой государственной власти. Впоследствии основные права и свободы человека и гражданина получили законодательное закрепление.

Право как мера свободы немыслимо вне общеобязательных правил поведения. Совокупность общеобязательных юридических норм, регулирующих систему общественных отношений, обычно принято называть объективным правом. Это право обращено ко многим субъектам правоотношений, но не зависит ни от одного субъекта. И поэтому оно называется объективным правом.

Объективное право в рамках романо-германской правовой системы отождествляется с совокупностью норм позитивного права, где основным источником права является закон.

Система современного объективного права создается в результате нормотворческой деятельности государства (его органов). Она включает конституцию, кодексы, различные нормативно-правовые акты, т. е. всю систему законодательства. Структура объективного права складывается из отраслей законодательства (конституционного, административного, гражданского, уголовного, процессуального и др.).

Диалектическое взаимодействие субъективного и объективного права – структурный стержень эффективного действия механизма правового регулирования общественных отношений.

Вопросы для самопроверки 1. Современное понимание сущности права.

2. Назовите этапы развития права.

3. Какие принципы характеризуют сущность права?

4. Современные подходы в определении права.

5. Право как всеобщая форма и равная мера свободы.

6. Основные характеристики естественно-правовой концепции права.

7. Дайте определение субъективному и объективному праву.

ГЛАВА 7. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА Литература 1. Абдулаев М. И. Права человека: историко-сравнительный анализ. СПб., 1999.

2. Бережнов А. Г. Права личности: некоторые вопросы теории. М., 1991.

3. Витрук Н. В. Права человека: состояние и перспективы развития // Право и власть. М., 1990.

4. Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997.

5. Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990.

6. Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека. М., 1997.

7. Жуйков В. М. Права человека и власть закона. М., 1995.

8. Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Соч. в 6 т. Т. 4(2). М., 1965.

9. Карташкин В. А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995.

10. Комаров С. А. Личность в политической системе российского общества (политико-правовое исследование). Саранск, 1995.

11. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В. А. Туманова, М. М. Энтина. М., 2002.

12. Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т. 3. М., 1988.

13. Механизмы защиты прав человека в России. М., 1996.

14. Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955.

15. Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996.

16. Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991.

17. Общая теория прав человека. М., 1996.

18. Права человека в истории человечества и в современном мире. М., 1989.

19. Права человека и межнациональные отношения. М., 1994.

20. Права человека. Учебник для вузов. М., 1999.

21. Поппер К. Р. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. I. М., 1992.

22. Правовое государство, личность, законность. М., 1997.

23. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

24. Судебный контроль и права человека. М., 1996.

25. Туманов В. А. Европейский Суд по правам человека: Очерк организации и деятельности. М., 2001.

26. Туманов В. А. Конституционный Суд Российской Федерации // Государство и право. 1995. № 9.

7.1. Историческое развитие института прав человека и гражданина Права человека и гражданина – явление социально-историческое.

Осознание их социальной ценности имело долгий путь в истории человечества. Теория прав и свобод личности в западном мире сформировалась в Новое время (XVII–XVIII вв.) в основном в рамках либеральной традиции правопонимания. Однако идеи индивидуальных прав, выработанные в рамках естественного права, уходят корнями в античность.

В Древнем мире, в эпоху зарождения государственности и политико правовых идей, вся культура и жизнь людей были пронизаны мифологией. В мифологии выражались понятия мирового порядка, правды и справедливо сти, необходимости соблюдения установленных правил, власти как средства их обеспечения, форм государства. В это время шел процесс становления политического и этнического самосознания, что дало человечеству возможность политической организации общественной жизни.

Античная классическая правовая теория и практика строились на этатистских началах, в том числе и в вопросе о положении личности в государстве. Политико-правовая мысль и практика полисной организации общества еще не знали понятия прав личности. Условием обладания правами в античном полисе («город-государство») являлось гражданство. Основной ценностью полиса признавалась не индивидуальная свобода личности, а коллективная свобода – свобода человека в качестве гражданина полиса, считавшаяся основой разумного законопорядка. Все граждане в полисе воспринимались как равные.

Появление идеи прав индивида (свободных граждан) в V–IV вв. до н. э.

в древних полисах (Афины, Рим), т. е. принципа гражданства – крупный шаг на пути к прогрессу и свободе. Свободные граждане полисов имели определенные права и обязанности, в частности, право участвовать в управлении государственными делами на народных собраниях (экклесия), право участвовать в отправлении правосудия, право на частную собственность, возможность совершения различных сделок, право на свободу слова и др. Наличие этих прав, особенно права на частную собственность, и создавало предпосылки для формирования гражданского общества и гражданских законов. Именно в античных полисах берет свое начало правовая система Запада, основанная на частной собственности и активной роли индивидуума.

На основе принципа разделения властей на законодательную и судебную был достаточно четко разработан механизм реализации и защиты прав афинских граждан при главенствующей роли государственных интересов. Афинскому праву принадлежит целая система мер, обеспечивающих стабильное развитие общества и предотвращение антидемократических переворотов. Выдающееся значение института гражданства состоит в том, что впервые в истории человечества было не только выдвинуто, но и утверждено представление об определенных правах граждан, а также об их защите государством. Однако в древнегреческих государствах человек не пользовался свободой в современном понимании, так как граждане полисов полностью отождествляли себя со своим государством, его целями и стремлениями.

Древнегреческие философы-софисты выступили с идеей равенства всех людей от рождения, имеющих одинаковые, обусловленные природой естественные права, которые должны гарантироваться законом. Гражданин любого города, по утверждению софистов, такой же, как гражданин другого города, а представитель одного класса равен представителю другого, ибо по природе своей один человек равен другому человеку: все они имеют одни и те же естественные потребности. Основополагающий принцип воззрений софистов был сформулирован Протагором: «Мера всех вещей – человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют» (Платон, Теэтет, 152а). Именно человеческое, а не традиционно божественное начало выступало, по Протагору, в качестве масштаба и меры всего существующего. Ось всего мироздания у Протагора – человек.

Таким образом, наряду со стремлением найти всеобщие нормы, регулирующие человеческие отношения, появляются представления, в которых учитывается природа индивида. В основе этих представлений лежит мысль о том, что государство создается главным образом для защиты и удовлетворения его нужд. Выполнить данную задачу государство способно лишь в том случае, если оно основано на договорных началах. А таким договором между людьми, который «взаимно гарантирует права», по Ликофрону, являются закон или обычай. Со ссылкой на Аристотеля (Политика, 1280а) К. Р. Поппер утверждает, что Ликофрон рассматривал государство как орудие защиты граждан от несправедливости и считал государство союзом «в целях предотвращения возможности обид»1.

Политико-правовые воззрения софистов характеризуются гуманистическим и эгалитаристическим началами в вопросах общественно-политического устройства и положения индивида в государстве.

Римское право как самостоятельная светская юридическая наука возникло в начале III в. до н. э. Римские юристы весьма тщательно разработали многие институты права как теоретически, так и в отдельных его отраслях. Особое место принадлежит в их наследии правовому положению личности в государстве. В целом римская юриспруденция дала человечеству такие институты права, как субъективное право, субъект права, юридическое лицо, а также многие другие институты публичного и частного права, не потерявшие своего значения по сей день.

В рамках христианского мировоззрения впервые появилось понятие личности, которая не может всецело принадлежать государству, так как создана «по образу и подобию Божию», и «Вселенский Божественный Разум – Логос более всего отражен в личностном разуме и воле человека».

Духовная жизнь человека, таким образом, была отделена от политической, духовный опыт от деятельности во благо государства. Поскольку в религиозном опыте Божество могло открываться как высшая свобода и Поппер К. Р. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. I. М., 1992. С. 153.

высшее творчество, присущие человеку, именно в сфере духа человек начал считать себя свободным от государства.

В христианском учении были выражены общечеловеческие ценности, попрание которых могли наблюдать первые христиане, нормы нравственности и справедливости: «и так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними», – говорится в Новом Завете (Матф. 7: 12). В Новый Завет из Ветхого перешла и часть знаменитых заповедей Моисея (Втор. 5: 7–21), в том числе: не сотвори себе кумира, почитай отца и матерь твою, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не прелюбодействуй и т. д., в заповедях христианской религии раскрывались такие естественные права, как право на жизнь, собственность, право на семью2.

Христианство выдвинуло идею дуализма человеческой природы: с одной стороны, человек – творение Бога, а с другой – социальное существо.

Тем самым духовная власть была отделена христианством от светской. Из новых идей христианства главная – отделение духовной жизни от мирской, церковной власти от светской – означала не поглощение личности государством, как это было свойственно греко-римской традиции, а приобретение ею первого неотъемлемого права – права на совершенствование и бессмертие. Если Ветхий Завет призывал к определенным действиям или запрещал их, то Новый Завет говорил «будь»:

«Будьте совершены, как совершенен Отец ваш Небесный».

В целом христианство содействовало гуманизации политической мысли, пропитав ее идеями нравственной ответственности. Греко-римское понимание уравнивающей или распределительной справедливости христианство обогатило призывом к милосердию. Провозглашение равенства всех людей независимо от этнического происхождения и социального положения, уважение к физическому труду тоже справедливо связывают с христианством. При этом, однако, новой религии было свойственно некое пренебрежение проблемами земного мира и выдвижение на первый план религиозного идеала спасения души. Важнейшим вкладом христианства в современную культуру является концепция личности. Из этой концепции личности и происходит сегодняшняя идея о правах человека. Лишь постепенно, с течением столетий, она утверждалась в умах людей, но свое начало ведет именно с христианской идеи о человеке как уникальной и неповторимой личности.

В Средние века было характерным понимание прав как привилегий, дарованных сеньором вассалам. Феодализм, с одной стороны, и церковь с ее религиозной нетерпимостью, с другой, немало сделали, чтобы преградить все пути стремлениям человека к политической свободе, свободе совести. О реальных правах широких слоев общества вопрос даже не ставился. В кодексах прав, появившихся в это время, права на политическую и Баскин Ю. Я. Святоотеческая литература о власти и государстве // Правоведение.

1997. № 1. С. 52.

гражданскую свободу, свободу совести не были универсальными и признавались только для одного слоя общества – дворянства. Самый знаменитый из таких кодексов – Великая хартия вольностей (1215). В этом документе провозглашался конституционный принцип, в силу которого король мог устанавливать налоги не иначе, как с согласия налогоплательщиков, – принцип, последовательное осуществление которого ведет к организации народного представительства, а вместе с тем и к обеспечению политической свободы3. Там же впервые был законодательно закреплен и принцип гражданской свободы. Таким образом признавалось, что индивид вправе свободно располагать собой и может быть подвергнут наказанию не иначе как по приговору суда.

Позже Статутом о неналожении податей (1295) также был провозглашен принцип установления налогов королем только с согласия налогоплательщиков, где говорилось, что «никакой налог или пособие не будет впредь налагаться или взиматься в королевстве нашем без воли и общего согласия архиепископов, епископов и других прелатов, графов, баронов, рыцарей, горожан и других свободных людей в королевстве нашем»4.

Принятие этих документов – важный шаг вперед в области прав человека. Именно из данных актов в дальнейшем в англоязычных странах выводили права человека, к ним во многом восходит современное понимание личной свободы человека. Все, что достигнуто английским правом со времен утверждения Великой хартии, является не чем иным, как дальнейшим развитием ее основных положений.

Этот период характеризуется и тем, что в общественно-политической жизни английского общества начал учреждаться институт парламентаризма.

Парламент возник в результате перехода власти в руки восставших против короля баронов в 1264 г. В 1265 г. было созвано совещание с целью укрепления союза между различными слоями населения Англии, которое и стало английским парламентом. Постепенно парламент превратился в высший законодательный орган страны. В тот же период в английском обществе стали понимать необходимость создания независимой судебной власти, без чего невозможны гарантии личных свобод. Основной принцип такой судебной власти – никто не может быть лишен свободы и имущества без приговора суда5.

В эпоху Возрождения и Реформации стало складываться собственно юридическое мировоззрение. После долгих веков господства теологии и религиозного идеала в центре внимания оказался человек. Сложились представления гуманизма, которые концентрировались на нуждах, интересах и природе личности. Индивид постепенно освобождался от оков церкви и Горбунов А. Гарантии личной свободы в Англии. Ростов-н/Д., 1905. С. 8.

Памятники истории Англии XI–XIII вв. М., 1936. С. 228.

Юдовская А. Я. Эволюция права в государствах Европы и Америки (XVII–XIX вв.). СПб., 1996. С. 15.

государственного диктата. Именно тогда зародился индивидуализм в современном понимании – как утверждение самостоятельной ценности человека, поглощавшегося до той поры различного рода религиозными и мирскими корпорациями6.

Юридическое мировоззрение Нового времени придало идеям естественно-правовой теории качественно новую трактовку. Индивидуализм как учение, сложившееся в рамках естественно-правовой доктрины, провозгласил права человека высшей ценностью. Считалось, что эти права стоят выше законов, учреждаемых государством. Важно отметить, что основная функция естественных прав виделась в защите индивида от посягательств со стороны государства.

Эта идея прослеживается в учениях почти всех мыслителей естественно-правового направления. Но только у Джона Локка она получает логическое завершение. Характеризуя действующие гражданские законы государств, Локк утверждает, что «они лишь настолько справедливы, насколько они основываются на законе природы, посредством которого они должны регулироваться и истолковываться»7.

В центре учения Локка – система естественных прав и свобод личности, включающая право на жизнь, право на свободу, право на имущество. Человек, пишет Локк, по природе обладает властью охранять «свою собственность, т. е. свою жизнь, свободу и имущество»8. Частную собственность Локк рассматривает как неотъемлемое естественное право каждой личности: «То, что человек извлек из предметов, созданных и предоставленных ему природой, он слил со своим трудом, с чем-то таким, что ему неотъемлемо принадлежит, и тем самым делает это своей собственностью»9. Локк видит в собственности основу не только свободы и независимости человека, но и организации общества в соответствии с законом природы.

Политико-правовые воззрения Дж. Локка развил Ш. Монтескье.

Основная заслуга Монтескье – в отстаивании политической свободы личности и разработке концепции разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, необходимых для обеспечения политической свободы личности, нормального функционирования государственной жизни и общественной безопасности.

С возникновением государства и утратой первоначального равенства, утверждает Монтескье, возникает новая свобода – политическая, которая состоит в зависимости лишь от законов, а сами законы должны учитывать требования социальной среды. Задача политической власти – восстановление утраченной свободы в рамках закона.

Азаркин Н. Н., Левченко В. Н., Мартышин О. В. История политических учений. В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 7.

Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Соч. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 268.

Локк Дж. Избр. философские произведения. В 2 т. Т. 2. М., 1960. С. 50.

Там же. С. 19.

Родоначальник немецкой классической философии И. Кант в систематизированной форме обосновал политическую доктрину либерализма. Кант считал либерализм учением, единственно соответствующим разуму, и пытался подвести под него философско этическую основу. Канта по праву называют философом свободы.

Квинтэссенцией этики Канта является учение о том, что человек – существо не только природное, но и свободное. «Кант пролагает новые начала развития и определяет направление юридико-политической мысли XIX в.»10, – писал П. И. Новгородцев.

Кант считает, что необходимо возвысить право над государством. А государство – это прежде всего орган защиты прав личности. Личность может потребовать от государства того же, что и государство от нее. Таким образом, Кант развивает идею взаимной ответственности государства и личности. В целях охраны индивидуальных прав личности он обосновывает и развивает также идею правовой государственности.

Принцип приоритетности неотчуждаемых прав личности и положение о необходимости их законодательного закрепления (в юридическом законодательстве) вытекают из всей этико-правовой концепции Канта.

Данные принципы служат критерием легитимности всех юридических актов, вытекающих из воли законодателя.

Либеральные традиции учения И. Канта о правах и свободах человека и гражданина, его идеи о правовом государстве и правовом законе играли и продолжают играть огромную роль в философии права и в практике государственно-правовой организации общества. В конституциях большинства стран нашли отражение такие основные принципы правовой государственности, как верховенство права, неотчуждаемость естественных прав и свобод, разделение властей, взаимная ответственность личности и государств. Особое значение имеют эти ценности для государств, выбравших демократический путь развития.

Русские ученые-юристы опирались на разработанное в классических философско-правовых и юридических учениях понятие естественных прав личности, по-своему преломляя его в отечественной духовной, этической и правовой традициях. Наиболее значительную разработку концепция индивидуальных прав получила в правовых доктринах либерального направления.

В истории русского правового либерализма прослеживаются последовательно сменяющие друг друга концепции: концепция естественного права, возникшая как альтернатива несправедливости привилегий сословного общества в конце XVIII – начале XIX в., теоретическое обоснование принципов консервативного либерализма в пореформенный период после отмены крепостного права и «возрождение» философии естественного права в начале XX в.

Новгородцев П. И. История новой философии права (немецкие учения XIX в.):

Лекции. М., 1898. С. 18.

Концепция естественных прав впервые была законодательно закреплена английским парламентом в Билле о правах 1689 г. И хотя ни здесь, ни в других законодательных памятниках Англии мы не находим упоминания о каких-либо прирожденных и естественных правах личности, в тот период права личности были обеспечены в Англии в большей мере, чем в других странах. Если в некоторых государствах естественные и прирожденные права личности просто декларировались, то в Англии их существование подтверждалось намного раньше и полнее, начиная еще со времен Великой хартии вольностей, которая впервые закрепила принцип политической и гражданской свободы личности.

Одной из важнейших гарантий личной свободы в английском праве является так называемый институт Habeas Corpus. В окончательном виде он сложился во второй половине XVII в. после того, как в 1679 г. был издан статут Habeas Corpus Act.

Принятие Акта о лучшем обеспечении свободы подданных и о предупреждении заточений за морем (Habeas Corpus Act), который закрепил институт Habeas Corpus и устанавливал строгую ответственность должностных лиц за подобного рода нарушения закона, является несомненной заслугой парламента. Таким образом, была достигнута гарантия неприкосновенности личности от преследования короля и его сподвижников.

Позднее этот закон стал одним из важнейших конституционных документов Англии.

Следующий важнейший шаг в обеспечении прав личности в Англии – принятие Петиции о правах. Этот закон принадлежит к числу немногих основных актов, на которых зиждется английское конституционное право. В этот период уже в Англии сложилась определенная традиция понимания прав личности, и принятие Билля о правах 1689 г., в котором обстоятельно перечислялись политические права как парламента, так и отдельных граждан, стало итогом всего предшествующего развития политической и правовой культуры английского общества. Вместе с тем Билль о правах зафиксировал новую веху в развитии европейской правовой системы.

Немаловажное значение имеет и установление законом 1701 г.

принципа несменяемости и независимости судей, что также является большим достижением в законодательном закреплении гарантий обеспечения свободы личности.

Правовые документы штатов североамериканского континента, следуя английской правовой традиции, очертили определенный круг естественных неотчуждаемых прав личности. Одним из первых таких документов была Декларация прав Виргинии, принятая конвентом США 12 июня 1776 г. Этот акт, представлявший собой по сути билль о правах, оказал заметное влияние на последующее конституционное развитие института прав и свобод человека. Вслед за тем аналогичный акт – Декларацию независимости ( июля 1776 г.) – обнародовали 13 североамериканских штатов. Эти декларации послужили образцом для всех других штатов. Аналогичные акты были приняты во всех североамериканских штатах еще до принятия Конституции США в 1787 г.

Институт неотчуждаемых прав и свобод личности, сложившийся в естественно-правовой доктрине XVII–XVIII вв. – одна из важнейших ценностей человеческой культуры. Такие документы, как Декларация прав Виргинии (1776 г.), Декларация независимости США (1776 г.), Конституция США (1789 г.), французская Декларация прав человека и гражданина (1789 г.), знаменовали выдающиеся вехи в развитии человечества, в истории права и государственности. Все дальнейшее развитие теории прав человека и их реализация так или иначе испытывали влияние этих документов.

В современном мире институт прав и свобод человека и гражданина является неотъемлемой составной частью конституций демократических государств. Концепция неотчуждаемых прав и свобод личности, утвердившаяся в естественно-правовой доктрине XVII–XVIII вв., в последующем стала реально воплощаться в конституционном развитии многих государств. Длившаяся столетиями в Европе и Америке борьба за права личности (разумное право) получила конституционное признание, которое положило начало новому их осмыслению.

Появилась новая конституционная идея – принцип признания достоинства человеческой личности, ограничивающий государственную власть основными правами человека. Тем самым было положено начало формированию свободного общества свободных граждан. В этом смысле основные права составляют фундаментальное содержание западной концепции государства в современную эпоху.

Если особенностью XVIII в. в борьбе за права человека являлось стремление к ограничению власти государства, то с начала XIX столетия в конституционном развитии формируется новый подход к проблеме прав и свобод. После законодательного закрепления личных прав ярко обозначилась тенденция борьбы за политические права граждан, особенно за избирательное право. В плане обеспечения прав и равенства граждан центральное место заняло постепенное расширение круга лиц, участвующих в выборах, с конечной целью всеобщего избирательного права.

ХХ столетие характеризуется качественно новым подходом к правам и свободам человека и гражданина. Они не просто декларируются и закрепляются в конституционно-правовых актах, но, что очень важно, на государство возлагается обязанность их защищать и создавать условия для их реализации. В настоящее время во многих странах принимаются реальные меры по созданию условий для практической реализации прав и свобод.

Особенности современных конституций свидетельствуют о том, что в настоящее время институт прав и свобод наиболее значим в системе ценностей конституционно-правового развития государства.

В настоящее время существенно шире стал сам перечень конституционных прав и свобод. В ХХ в. появились и принципиально новые права и свободы, незнакомые конституционному праву XVIII–XIX вв. Это социально-экономические права (так называемые «права второго поколения»), которые касаются сферы трудовых отношений, социального обеспечения, здравоохранения и образования, профсоюзной деятельности, а также права различных категорий населения – молодежи, женщин, престарелых, защита которых обеспечивает охрану семьи и материнства, свободу научного и художественного творчества и др. Они имеют особую значимость в наши дни, в эпоху социального и технического прогресса, когда человек оказывается один на один с рыночной стихией и социальной незащищенностью.

Приобретение институтом социально-экономических прав конституционного значения характеризует дальнейшее развитие демократии не только в политической, но и в социальной сфере. В конституциях большинства стран содержится положение, характеризующее «социальную» природу данного государства. Среди прав и свобод, которым специально посвящены целые главы или даже разделы основных законов многих европейских государств, большое внимание уделяется социально экономическим правам.

Если личные права в основном направлены на обеспечение свободы от противоправного вмешательства государственной власти, то для социальных прав характерно наличие притязаний на обеспечение и осуществление интересов индивида с помощью государственных действий. На государство возлагаются дополнительные требования по осуществлению государственной социальной политики на основе тех ресурсов, которыми оно располагает для этих целей. Именно поэтому, если основные гражданские и политические права человека (такие как право на жизнь, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести, религии и др.) наполняются близким содержанием, уровень обеспечения социально-экономических прав в разных странах может значительно различаться, так как во многом обусловлен уровнем их промышленного и социально-экономического развития.

Проблема социально-экономических и культурных прав в научной литературе получила название так называемых «прав второго поколения».

Эти права приобрели юридическое значение в основном в результате борьбы трудящихся за улучшение своего положения.

7.2. Правовой статус человека и гражданина Основы правового положения личности складываются в области отношений «общество – государство – личность». При этом данные отношения и связи носят основополагающий характер и выражают взаимную связь общества, государства и личности.

Правовой статус человека и гражданина представляет собой комплексный государственно-правовой институт, составной частью которого являются основные права, свободы и обязанности. Правовое положение индивида определяет его место в правовом общении и отражает фактическое его состояние во взаимоотношениях с обществом и государством. Оно обусловливается особенностями социального статуса, существующего в данный период развития государства и общества.

Центральное место в содержании основ правового положения личности принадлежит конституционным правам и свободам человека и гражданина. В Конституции Российской Федерации 1993 г. впервые в законодательстве России была выражена идея естественных, неотчуждаемых прав человека.

Это закреплено в статье 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»11. Тем самым Конституция провозглашает важнейший принцип основ конституционного строя Российской Федерации.

«Под конституционными правами и свободами, – пишет М.В. Баглай, – понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту»12. Данные права закрепляются в качестве субъективных конституционных прав в высших по юридической силе нормах государственного права, направленных против государства, но одновременно и гарантируемых им. Таким образом, провозглашенные Декларацией прав и свобод человека и гражданина 1991 г. как права естественные, они становятся в нашей стране правами в юридическом смысле. Идея прав человека и конституционная идея сливаются и оказывают воздействие на государство, формируемое в соответствии с принципами основных прав.

Институт прав и свобод человека и гражданина является центральным в конституционном праве Российской Федерации. В Основном Законе признан минимальный стандарт основных прав и свобод человека, сложившийся в международном праве. Тем самым учение о свободе личности получает свою материальную основу. Само по себе это знаменует огромное продвижение вперед российского общества.

Философской основой и нормативными источниками института прав и свобод российского законодательства служат учение об индивидуальных правах и свободах, а также принципы и нормы международного права, закрепляющие права личности. Основные права человека и гражданина, определенные Конституцией, фиксируют фундаментальные гарантии свободы и принципиальные ценностные ориентиры. Они призваны формировать правовую политику.

Права человека и гражданина в конституционном строе приобретают особое значение для индивида и тем более для государства.

Конституционное признание естественных прав дает основание полагать, что государство есть каждый, где все – индивиды, и оно обязуется оправдать свое предназначение. Таким образом, основные права закрепляются и в качестве позитивных норм. Следовательно, нормы конституционного права, Конституция Российской Федерации. М., 1993. С. 4.

Баглай М. В., Габричидзе Б. Н. Конституционное право Российской Федерации.

М., 1996. С. 156.

касающиеся основных прав, должны быть фундаментом всей юридической системы.

Основные, или конституционные, права и свободы имеют принципиальное значение для правового статуса любого индивида. Во первых, в этих правах получает утверждение принцип уважения человеческого достоинства. Во-вторых, в них реализуются притязания индивида на достойное существование и развитие. В-третьих, конституционные права выступают как основа правового статуса личности.

Они являются исходной базой для приобретения других прав, предусмотренных законами и подзаконными актами. Основные права находят свою конкретизацию в нормах текущего законодательства. В четвертых, конституционные права имеют одинаковый, постоянный и равный правовой характер для всех лиц. Этим Конституция закрепляет принцип социальной справедливости, предоставляя каждому индивиду исходно равный минимум свободы (или возможностей), которая необходима ему как творческой личности.

Основные права и свободы человека и гражданина сформулированы в Конституции Российской Федерации в соответствии с международными документами – Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г., Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. и др. Конституционные права образуют конституционно правовой статус личности. Эти правоотношения составляют основу деятельности органов государственной власти.

Конституционную концепцию основных прав и свобод личности отличают следующие характерные черты.

1. Она следует либеральным традициям понимания человека, сложившимся в странах западной демократии, знаменует отказ от институционального подхода к закреплению правового статуса личности, основанного на тезисе о даровании личности прав и свобод государством.

Если не в теории, то по крайней мере на практике такое мнение господствовало. Институциональный подход к правам человека «приводил к подавлению личности, нарушению свободы, означал принудительное навязывание человеку социалистических ценностей, не признавал элементарного права человека на свободу мысли»13. Огосударствление всех сфер общественной жизни влекло за собой стагнацию не только экономики, но и культуры, препятствовало развитию индивида. Согласно новому конституционному законодательству «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. Конституции РФ).

2. На конституционном уровне впервые закреплены «права человека» и «права гражданина», не идентичные по своему содержанию, отражающие Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право Российской Федерации.

М., 1996. С. 180.

разные аспекты правового статуса личности. «Права человека проистекают из неотъемлемого качества человеческой личности – достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и свободы»14. Права человека – это такие права, которые принадлежат каждому человеку независимо от его граждан ской принадлежности, т. е. они имеют естественное происхождение и принадлежат человеку от природы, человек обладает ими по рождению, эти права неотъемлемы. Эти права существуют независимо от конкретных этапов развития общества, от законодательных норм. Они имеют высший социальный статус, выступают критерием оценки любой политико-правовой организации общества. Задача общества и государства состоит в том, чтобы защищать права человека, не допускать их нарушения. Права гражданина определяют политико-правовую связь личности и государства. Правовой статус гражданина возлагает на личность и государство дополнительные права и обязанности, опосредуемые через различные политико-правовые институты. Через институт гражданства индивид получает дополнительные гарантии в обеспечении своих прав и свобод. Категория «права гражданина» органически связана с категорией «гражданство», под которой в российском законодательстве понимается «устойчивая правовая связь человека с государством, выражающая совокупность их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанная на признании и уважении достоинства основных прав и свобод человека»15.

3. В Конституции признан принцип приоритетности норм международного права в области прав человека. Это означает, что индивид вправе в соответствии с международным правом обращаться в межгосударственные органы по защите своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. ст. 46 Конституции РФ). Присоединение России к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод расширяет возможности каждого россиянина по защите своих прав.

Основополагающие принципы, определяющие характер взаимоотношений личности и государства, провозглашаются в главе Конституции – «Основы конституционного строя» и главе 2 – «Права и свободы человека и гражданина». Это такие исходные принципы, как:

· признание человека, его прав и свобод высшей социальной ценностью;

· обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;

· признание прав и свобод человека и гражданина критерием деятельности государственной власти и основой содержания и применения российского законодательства;

Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М., 1990.

С. 14.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 7. Ст. 496.

· признание непосредственного характера прав и свобод человека и гражданина, их неотчуждаемость;

· признание и гарантированность прав и свобод человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права;

· недопустимость отрицания и умаления других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина;

· равенство всех перед законом и судом;

· равенство прав человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства и отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Данные принципы обусловливают содержание, смысл и применение норм Конституции, касающихся правового статуса личности в Российской Федерации.

7.3. Система прав и свобод человека и гражданина Основные права и свободы можно классифицировать на основе важнейших сфер человеческой жизни:

1) личные;

2) политические;

3) социально-экономические и культурные.

Среди основных прав личные выдвигаются на первый план. Этим государство подчеркивает их социальную значимость, что объясняется, по видимому, характером первоначальной борьбы против государственной власти именно за их осуществление.

Конституции советского общества были нацелены на обеспечение социально-экономических прав и их гарантии. Это проистекало из господства государственной собственности. Политическая свобода личности ограничивалась определенными целями ее использования. Личным правам уделялось незначительное внимание. Важнейшее общепризнанное право человека на жизнь конституциями советского государства вообще не признавалось.

Ныне действующий Основной Закон России значительно расширил круг личных прав человека, занявших главенствующее положение в системе прав личности. Личные права закреплены в ст. 20–30 Конституции. К ним относятся: право на жизнь (ст. 20), право на защиту своей чести и доброго имени (ст. 21 и ч. 1 ст. 23), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23), неприкосновенность жилища (ст. 25).

Ограничения этих прав могут осуществляться только в случаях, установленных федеральным законом и на основании судебного решения. Со вступлением в Европейское Сообщество государство обязалось исключить из практики и применение смертной казни.

К личным правам человека относятся также право на свободное передвижение, выбор места жительства и пребывания (ст. 27). Хотя Конституционный Суд Российской Федерации официально отменил институт прописки, реализация этого права все еще затруднена. Конституция закрепляет также право каждого определять и указывать свою национальность (ст. 26), право на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ч. 2 ст. 26). К личным правам следует отнести свободу совести и вероисповедания (ст. 28), свободу мысли и слова, свободу информации (ст. 29).

Особое значение среди основных прав приобретают политические права, прежде всего право участвовать в управлении делами государства и избирательное право (ст. 32). Только граждане являются субъектами политических прав. Они олицетворяют активный статус гражданина, дают ему возможность принимать участие непосредственно или через своих представителей в управлении государственными делами, в органах местного самоуправления, а также участвовать в референдумах.

Основной Закон закрепляет право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31), провозглашая таким образом право участия граждан в политической жизни общества. Основополагающий принцип политической жизни изложен в ст. 1, которая закрепляет демократический характер формирования государственного строя. К политическим правам также относятся: равный доступ к государственной службе (ч. 4 ст. 32), право участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32), право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33).

Система использования и защиты важнейших политических прав граждан подробно регламентируется федеральными законами. Право граждан на митинги и демонстрации, шествия и пикетирование установлено Указом Президента Российской Федерации «О порядке организации и проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г.

Избирательное право осуществляется на основании целой системы правовых норм и прежде всего федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. Право гражданина на участие в референдуме осуществляется и согласно федеральному конституционному закону «О референдуме РФ» от 3 октября 1995 г. Федеральный закон от июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации» призван обеспечить механизм осуществления права граждан на равный доступ к государственной службе.

Конституция провозглашает такие социально-экономические и культурные права, как право на свободное использование своих способностей и имущества, свобода экономической деятельности (ст. 34), право частной собственности (ст. 35) и право граждан иметь в частной собственности землю (ст. 36). Конституционное право частной собственности дает возможность каждому свободно владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, принадлежащим ему на законном основании. К социально-экономическим и культурным правам также относятся: право на труд (ст. 37), право на отдых (ч. 5 ст. 37), право на социальное обеспечение (ст. 7 и 39), право на жилище (ст. 40), право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41), право на благоприятную окружающую среду (ст. 42), право на образование (ст. 43), право на участие в культурной жизни и пользование культурными учреждениями, доступ к культурным ценностям, свободу творчества (ст. 44).

Вопрос о конституционном характере социальных прав с течением времени приобретает особую актуальность. Хотя Основной Закон и закрепляет основные социальные права, но государственное право еще не разработало единой концепции их осуществления. Об этом свидетельствуют чисто декларативные определения государства как «демократического федеративного правового государства» (ст. 1, ч. 1), «социального государства» (ст. 7, ч. 1). Разумеется, когда общество находится в глубоком кризисе, обеспечить защиту социальных прав граждан сложно, но с государства такая ответственность не снимается. Социальные блага, закрепленные в Конституции, возлагают на государство обязанность обеспечить их защиту. Однако Конституция прямо не говорит об этом, в ней сказано: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (ст. 7).

7.4. Гарантии прав и свобод личности Во многом реализация основных прав и свобод личности зависит от тех гарантий культурного, социально-экономического, материального, политического, организационного и юридического характера, которые устанавливаются и обеспечиваются государством. Общеизвестно, что с уровнем материально-технического развития общества связаны социальная стабильность и безопасность, в условиях которых человек в большей мере способен реализовать свой социальный и творческий потенциал. Его личные и социальные интересы не вступают в противоречие. Богатое общество всегда в состоянии тратить больше средств на социальную сферу и работу тех органов, которые обеспечивают осуществление прав граждан.

Порядок организации и деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления основывается на исходных началах конституционного правового статуса личности. Соответственно Основной Закон закрепляет и конкретные гарантии их реализации.

Следует приветствовать стремление российского законодателя создать и обеспечить все необходимые средства, гарантирующие уважение и защиту фундаментальных прав и свобод граждан, а также препятствующие возвращению к практике прошлых десятилетий.

Особое место в системе гарантий прав и свобод граждан занимают юридические гарантии, посредством которых обеспечиваются различные стадии процесса осуществления, охраны и защиты прав и свобод граждан. В обществе действует развернутая система гарантий субъективных прав граждан. Однако в конечном счете эта система обеспечения субъективных прав реализуется лишь через юридические гарантии, нормы правоустанавливающего и правовосстанавливающего характера, которые непосредственно обеспечивают реальный правовой статус личности.

В правовой науке под гарантиями понимается система социально экономических, политических, нравственных, юридических, организационных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав, свобод и интересов16. Юридические гарантии прав и свобод граждан – это совокупность специальных правовых средств и способов, при помощи которых реализуются, охраняются и защищаются права и свободы, пресекаются их нарушения, восстанавливаются нарушенные права.

К юридическим гарантиям реализации прав и свобод человека и гражданина относятся закрепленные правовыми нормами пределы их осуществления, способы конкретизации;

юридические факты, связанные с их обеспечением;

процессуальные формы осуществления прав и свобод;

меры поощрения и льготы для стимулирования правомерной их реализации.

Некоторые авторы высказывают мысль, что в число юридических гарантий прав личности следует включить: закрепленные нормами права меры надзора и контроля для выявления случаев правонарушений;

меры правовой защиты;

меры юридической ответственности;

меры пресечения и другие правоохранительные меры;

процессуальные формы охраны прав (включая формы применения правоохранительных мер);

меры профилактики и предупреждения правонарушений17. Такой же позиции придерживаются авторы учебника «Общая теория права и государства», но при этом они вносят два существенных уточнения: во-первых, в рамках теории гарантии необходимо рассматривать негативные воздействия, без знания которых невозможна эффективная деятельность по укреплению законности, обеспечению прав личности;

во-вторых, реально гарантии действуют как совокупность каких-либо явлений, процессов, включающих как положительные, так и отрицательные воздействия18.

Система юридических гарантий будет эффективнее, если нормативные, институциональные, процессуальные, организационные элементы этой См., напр.: Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 168.

См.: Права личности в социалистическом обществе. М., 1981. С. 178, 204;

Общая теория права: Курс лекций. Нижний Новгород, 1993. С. 532.

См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1994. С. 187–192.

системы будут основываться и функционировать на принципе «гарантия гарантиям». Так, В. С. Нерсесянц утверждает, что юридические гарантии воплощают идею согласованного действия права и государства, когда одни формы, направления и функции государственно-правовой регуляции и деятельности служат одновременно защитным механизмом для других, и наоборот. Именно в контексте взаимной поддержки и согласованности различных частей и аспектов всего государственно-правового комплекса отдельные специальные формы и конструкции юридических гарантий прав и свобод личности могут реально осуществить свою защитную роль. Словом, юридические гарантии сами нуждаются в юридических гарантиях, в форме которых выступают правовое государство и правовые законы19.

Юридические гарантии защиты прав человека можно подразделить на внутригосударственные и международные механизмы гарантий прав человека и гражданина.

Защита и непосредственное обеспечение прав человека и основных свобод осуществляются прежде всего во внутригосударственном законодательстве. Внутригосударственные институты защиты прав человека и гражданина – это система культурных, социально-экономических, политических и правовых средств и условий, обеспечивающих непосредственную защиту прав человека и гражданина. Они закреплены в Основном Законе государства либо в законах, имеющих конституционное значение.

Конституция устанавливает общие принципы юридических гарантий.

Общими юридическими гарантиями являются положения главы 1 Основного Закона: «Основы конституционного строя» и прежде всего ст. 1, 2, 7, 15.

Глава 2 «Права и свободы человека и гражданина» закрепляет целую систему юридических гарантий, обеспечивающих индивиду беспрепятственное осуществление его прав.

К числу важнейших конституционных гарантий относятся: принцип разделения властей (ст. 10), обеспечивающий политическую свободу личности;

обязанность государства защищать права и свободы человека (ст. 45), в том числе и обязанность судебной защиты его прав (ч. 1 ст. 46);

право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45);

право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48);

принцип презумпции невиновности (ст. 49);

право обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 2 ст. 47);

право на защиту потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, обеспечение им доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба (ст. 52);

право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями См.: Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990. С. 60–61.

(или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53);

гарантии в области правосудия (ст. 50, 51).

Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной властей, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18). Это непосредственно действующие права. В данной сфере Конституция отводит особую роль Президенту. Выступая гарантом прав и свобод человека и гражданина (ст. 80), Президент реализует свое конституционное полномочие в процессе осуществления законодательной инициативы, а также при издании указов, направленных на защиту правового положения личности в целом и отдельных групп населения, включая пенсионеров, военнослужащих, студентов и других особо нуждающихся в защите со стороны государства20.

Важнейшими гарантиями основных прав и свобод личности являются институт конституционного контроля, установленный ст. Конституции Российской Федерации, и принцип презумпции невиновности, суть которого в том, что каждый человек, обвиненный в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в судебном порядке.

Международные механизмы гарантий прав личности – это меры, направляемые мировым сообществом на обеспечение и защиту прав человека и гражданина. Эти меры включают культурные, политические, организационные и правовые средства международного характера.

Политико-правовая система международных гарантий прав человека, в частности, включает: систему международных пактов и конвенций по правам человека;

Комиссию по правам человека в рамках ООН;

Комитет по правам человека;

Европейскую комиссию по правам человека;

Европейский Суд по правам человека и ряд других механизмов, способных установить международно-правовую ответственность за ординарные нарушения прав человека.

Эффективность и действенность юридических гарантий зависит прежде всего от зрелости институтов гражданского общества и правового государства, высокого уровня правовой культуры населения и всех звеньев государственного аппарата, качества работы нормотворческих и правоприменительных органов, их должностных лиц.

Права и свободы человека – это те универсальные правовые ценности, для которых характерно установление единых международно-правовых стандартов в области охраны прав личности. В настоящее время в мире существует много средств, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина. Однако права личности пока еще часто нарушаются, а способы их защиты не всегда достаточно эффективны, так как не акцентированы именно на защите. Вот почему возникает проблема не только СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1712;

№ 17. Ст. 1954;

СЗ РФ. 1995, № 6. Ст. 474;

№ 9.

Ст. 735;

№ 51. Ст. 5054.

совершенствования уже имеющихся методов и средств, но и создания новых институтов, гарантирующих и охраняющих права личности – чем больше таких институтов, тем эффективнее обеспечение прав человека в современном мире.

К середине XX в. в связи с развитием правового и социального государства появилась необходимость гарантирования прав и свобод всех граждан независимо от имущественного положения и какого-либо, кроме возрастного, ценза. Основные права и свободы человека перестали быть чисто внутренним делом государства. Обеспечение всей совокупности прав и свобод человека – не внутреннее дело государств, а их обязательство по Уставу ООН, международным пактам, конвенциям.

Обеспечение прав человека осуществляется как во внутригосударственном законодательстве, так и на уровне международного сообщества. Конституция РФ (ч. 3 ст. 46) устанавливает, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Основной механизм такого обращения установлен Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах.

С момента принятия Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека началось реальное сотрудничество государств в обеспечении прав человека. Были выработаны международные стандарты в области прав человека, определившие общее понятие прав человека и основных свобод, а также их перечень. Впоследствии данные положения получили закрепление в международных пактах о правах человека – международных договорах обязывающего характера. В них вошли нормы и положения, в силу которых государства, подписавшие пакты, обязаны обеспечивать в пределах своей юрисдикции уважение к правам человека и нести ответственность перед международным сообществом за их соблюдение.

7.5. Социальное государство и защита прав человека В современных условиях глобального экологического и социального кризиса выживание человечества невозможно без реализации принципов социальной справедливости и общечеловеческой морали. Еще Т. Джефферсон писал: «Все люди созданы равными и наделены Творцом определенными [врожденными и] неотъемлемыми правами, среди которых – право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью»21. Практика развитых демократических государств показывает, что у государства есть реальные возможности обеспечивать достойный уровень жизни своих граждан22. Такая Джефферсон Т. Автобиография. Заметки о штате Виргиния / Сост. и общая редакция А. А. Фурсенко. Л., 1990. С. 34.

Социальное государство и защита прав человека. М., 1994. С. 4.

обязанность государства закреплена и во Всеобщей декларации прав человека (ст. 25), и в ст. 11 Международного пакта о социальных, экономических и культурных правах, которая предусматривает право каждого «на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни»23.

Осуществление такой деятельности и составляет одну из важнейших задач современного социального государства. Между тем «наше общество, – пишет Е. А. Лукашева, – в нынешних условиях проявляет безразличие к важнейшему вопросу теории и практики – взаимоотношениям государства и гражданина в условиях свободных экономических отношений»24. Речь идет не о государственном вмешательстве в экономические процессы, а о заботе государства о человеке, обеспечении каждому достаточного жизненного уровня. Государство не может пренебречь интересами социально незащищенных слоев населения.

Если личные права в основном направлены на обеспечение свободы от противоправного вмешательства государственной власти, то для социальных прав характерно наличие притязаний на обеспечение и осуществление интересов индивида с помощью государственных действий. На государство возлагаются дополнительные требования по осуществлению государственной социальной политики на основе тех ресурсов, которые может выделить государство на эти цели. Поэтому основные гражданские и политические права человека, такие, как право на жизнь, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести, религии и другие в принципе не имеют существенных различий, чего нельзя сказать об уровне обеспечения социально-экономических прав, который во многом обусловлен уровнем промышленного и социально-экономического развития того или иного государства25. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах отмечается, что, «согласно Всеобщей декларации прав человека, идеал свободной человеческой личности, пользующейся гражданской и политической свободой и свободой от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами»26. Все права и свободы человека как социального существа неразрывно связаны между собой. Человек не может быть политически Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М., 1990.

С. 25.

Лукашева Е. А. Социальное государство и защита прав граждан в условиях рыночных отношений // Социальное государство и защита прав человека. М., 1994. С. 6.

Бахин С. В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях // Правоведение. 1991. № 2. С. 43.

Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М., 1990.

С. 20.

свободным, если он зависим экономически, и наоборот. Поэтому нет смысла отдавать предпочтение тем или другим правам.

Проблема социально-экономических и культурных прав в научной литературе получила название так называемых «прав второго поколения»27.

Эти права приобрели юридическое значение во многом в результате борьбы трудящихся за улучшение своего положения. Теоретическое обоснование, по мнению некоторых авторов, эти права получили в основном в процессе развития идей социализма, в том числе и в учении основоположников марксизма. Л. Хенкин утверждает, что «международное движение за права человека взяло идеи об автономии и свободе индивида XVIII в. и дополнило их идеями социализма и государства всеобщего благоденствия XIX и XX вв.»28.

В западной политико-правовой мысли со времени свершения первых буржуазных революций четко обозначились два направления в освещении взаимоотношений личности и государства. Первое представлено теорией индивидуальной свободы личности (А. Смит, С. Милль, Б. Констан, Дж. Локк, Ш. Монтескье). Согласно этой теории главная задача государства – обеспечить политическую и экономическую свободу личности. Второе направление предусматривает участие государства в обеспечении равенства личностей. Основоположником теории, которая признает роль государства в обеспечении равенства личностей, считается Ж.-Ж. Руссо, утверждавший, что принципу равенства должно быть подчинено все, в том числе и власть, задача которой – обеспечение равенства. «В таком подходе, – замечает Е.

А. Лукашева, – четко проступает не только негативное понимание свободы (от вмешательства государства), но и ее позитивное понимание как права гражданина на определенные действия государства, связанные, в частности, с обеспечением равенства»29.

Равенство в отношениях «индивид – общество» и «гражданин – государство» выступает как «обязанность государства обеспечивать определенную свободу в качестве именно социального государства, по крайней мере в пределах, которые необходимы для уважения человеческого достоинства»30. Требование гарантии достойного социального статуса и определенной степени социальной защищенности служат не только отдельному лицу, но и функционированию демократии в целом.

Б.Н. Топорнин в связи с этим отмечает: «У экономики, в особенности рыночной, есть собственная логика развития, свои закономерности, порой не имеющие ничего общего с социальными нуждами населения. Именно Подробнее см.: Human Rights in the World Community / Ed. R. P. Claude, B. H.

Weston. Philadelphia, 1989. P. 17–18. Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 29–30. Общая теория прав человека. М. 1996. С. 21–22.

Цит. по: Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991.

С. 30.

Лукашева Е. А. Социальное государство и защита прав граждан в условиях рыночных отношений // Социальное государство и защита прав человека. С. 7.

Государственное право Германии. В 2 т. Т. 2. М., 1994. С. 164.

государство призвано обеспечивать эти нужды, добиваться необходимого баланса в развитии экономики и социальной сферы»31. Данная точка зрения, однако, не является преобладающей. В правовой науке наблюдаются и попытки искусственно разделить по своему внутреннему содержанию и юридической обязательности, с одной стороны, гражданские и политические права, а с другой – социально-экономические и культурные, хотя и те и другие – явления одной социальной действительности. Основной аргумент состоит в том, что государство обязано уважать и обеспечивать гражданские и политические права, а что касается социально-экономических прав, то на государство не возлагается юридических обязанностей, а рекомендуется лишь придерживаться тех стандартов, к достижению которых должны стремиться государства32. Такой вывод делается со ссылкой на п. 1 ст. Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, который обязывает государства «принять меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер».

Социально-экономические права не менее значимы, чем гражданские и политические, поскольку права и свободы человека не разделимы и взаимосвязаны. Ни одно право и ни одна свобода не могут противопоставляться другим или трактоваться в ущерб им. Все они образуют единую систему правового статуса личности. А это, в свою очередь, налагает на государство обязанность предпринять все необходимые меры, включая законодательные и административные, для осуществления прав и свобод человека и гражданина. Более того, должно быть предусмотрено право каждого на судебную защиту социально-экономических прав. «Если реализация ряда гражданских и политических прав требует конкретных действий в основном от каждого индивида в отдельности, – пишет В. А. Карташкин, – то социально-экономические права могут быть осуществлены главным образом путем проведения определенной и целенаправленной политики со стороны государства. Однако проведение такой политики возможно, как правило, лишь в демократических странах, где народ контролирует процесс управления и участвует в нем»33.

Для реализации социально-экономических и культурных прав необходимы более значительные позитивные действия со стороны государства. Но поскольку конституционное законодательство еще не разработало четкого механизма реализации этих прав, в правоприменительной практике им не всегда уделяется должное внимание.

Топорнин Б. Н. Конституционно-правовые проблемы формирования новой экономической системы // Конституционный строй России. Вып. 1. М., 1992. С. 11–12.

См., напр.: Robertson A. Human Rights in the World. Manchester, 1972. P. 35;

Trubek D. Human Rights in International Law. Legal and Policy Issues. Vol. I. Oxford, 1984. P. 205– 271.

Карташкин В. А. Международное право и защита прав человека в условиях перехода к рынку. С. 48.

Контроль за выполнением государствами взятых на себя обязательств в области социально-экономической и культурной политики осуществляет международный Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, созданный в 1984 г., который рассматривает доклады государств. С вступлением России в Совет Европы ее национальное законодательство также должно быть приведено в соответствие с европейскими стандартами и обеспечивать реализацию основных прав и свобод.

Особую значимость защита и обеспечение социально-экономических прав приобрели в нашей стране в «постперестроечный» период, в условиях отказа от социалистических ценностей и перехода к рыночным отношениям, когда общество оказалось не готово к резким переменам и наметился глубокий кризис во всех сферах общественной жизни. Государство лихорадит политической нестабильностью, нарастает эскалация национальных конфликтов, сопровождающаяся локальными войнами, быстрыми темпами идет процесс падения производства, в социальной сфере продолжается резкое социальное расслоение общества, увеличивается имущественное неравенство, что приводит к росту преступности и социальной напряженности. Все эти факторы приводят к падению жизненного уровня граждан, снижению их социальной защищенности.

Общество оказалось перед лицом серьезной проблемы – необходимостью социальной защиты людей, обеспечения прав граждан, в первую очередь создания механизма обеспечения и защиты социальных прав34.

Социальная незащищенность населения, продолжающаяся месяцами невыплата заработной платы может вылиться в конфликт, чреватый большими социально-политическими потрясениями. В 90-е гг.

Правительство получило предупреждение в виде забастовок шахтеров, врачей, учителей, научных работников, продолжается неповиновение в форме «рельсовой войны». Если бы так и дальше продолжалось, в стране воцарился бы хаос. В подобной ситуации нужна четкая государственная социальная программа, концепция, которая могла бы вывести страну из затянувшегося кризиса. Но главным является все же не выработка и провозглашение такой концепции, а сбалансированные действия всех органов государственной власти, обеспечивающие разумный выход из сложившейся ситуации с наименьшими социальными потрясениями и затратами. Хотя у правительства и имеется антикризисная программа, пока она ощутимых результатов пока не дает. Большинство населения находится за чертой бедности, многие слои населения социально не защищены.

По нашему мнению, помимо законодательного признания и закрепления социально-экономических прав, нужна координированная система гарантий осуществления этих прав. В законодательной и правоприменительной практике только начинает складываться традиция уважения человеческого достоинства, его прав и свобод. Кроме того, Аграновская Е. В. Формирование рынка в России и защита прав граждан // Социальное государство и защита прав человека. С. 80.

необходимо признание института частной собственности. Исторический опыт показал, что национализация производства, огосударствление собственности привели к отчуждению личности как от власти, так и от собственности, к ограничению свободы и попранию справедливости.

Зачастую граждане и юридические лица лишены простых форм защиты своей собственности. «Обеспечение социальных прав в обществе, – пишет Е.В. Аграновская, – требует коренной перестройки отношений собственности, признания незыблемости и гарантированности каждому гражданину экономической свободы. Сохранение и развитие всех форм собственности, признание частной собственности – необходимое условие для приобретения личностью экономической свободы, без которой невозможна и свобода политическая. Экономическая свобода индивида, его экономическая независимость – условие становления гражданского общества как общества независимых и полноправных граждан, свобода которых гарантирована, права надежно защищены»35. И наконец – в связи с появлением в нашей стране массовой безработицы и обострением межнациональных конфликтов (первыми жертвами которых становятся женщины, пенсионеры, военнослужащие и лица, чья профессия на рынке труда оказалась не востребована) особый смысл приобретает вопрос о практической реализации права граждан на труд. Здесь со стороны государства потребуется взвешенная программа действий по защите трудовых прав, которая могла бы обеспечить этим лицам трудоустройство и жилплощадь, переобучение и т. д.

Названные факторы являются причиной роста социальной напряженно сти, политической нестабильности, преступности. И задача государства – разработать четко действующий правовой механизм социальной защиты граждан, восстановления их нарушенных прав.

Вопросы для самопроверки 1. Содержание концепции индивидуальных прав Дж. Локка.

2. Когда получила законодательное закрепление идея прав и свобод личности?

3. Идея политической свободы личности в теории разделения властей Ш. Монтескье.

4. Концепция прав и свобод личности в философии права И. Канта.

5. Международно-правовые акты о правах и свободах человека и гражданина.

6. Конституция Российской Федерации и права человека.

7. Правовой статус личности в Российской Федерации.

8. Юридические механизмы обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Там же. С. 81–82.

ГЛАВА 8. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ Литература 1. Абдулаев М. И. Права человека: историко-сравнительный анализ. СПб., 1999.

2. Абдулаев М. И. Примат международного права над внутригосударственным правом: история проблемы и современность (проблемы теории) // Правоведение, 1992, № 4.

3. Абдулаев М. И. Международное право и внутригосударственное законодательство. СПб., 1994.

4. Батлер У. Э. Взаимодействие международного и национального права (На примере Великобритании) // Советское государство и право, 1987, № 5.

5. Буткевич В. Г. Соотношение внутригосударственного и международного права. Киев, 1981.

6. Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990.

7. Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека. М., 1997.

8. Игнатенко Г. В. Взаимодействие внутригосударственного и международного права. Свердловск, 1981.

9. Зимненко Б. Л. Международное право и российское право: их соотношение // Московский журнал международного права. 2000. № 3.

10. Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Соч.: В 6 т. Т. 4(2). М., 1965.

11. Карташкин В. А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995.

12. Курс международного права. Т. 1–7. М., 1989–1992.

13. Мюллерсон Р. А. Соотношение международного и национального права. М., 1982.

14. Самович Ю. В. О соотношении российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами // Московский журнал международного права. 2000. № 3.

8.1. Социальная природа международного и национального права Вторая мировая война со всей актуальностью поставила вопрос о закреплении и обеспечении прав человека в масштабе мирового сообщества.

Чудовищные последствия этой войны побудили мировое сообщество к созданию Организации Объединенных Наций (ООН), Устав которой закрепил общие принципы обеспечения мира и безопасности, соблюдения прав человека. Эти принципы и цели международного права получили дальнейшее развитие в принятой 10 декабря 1948 г. Всеобщей декларации прав человека и в Международных пактах о гражданских и политических правах, а также об экономических, социальных и культурных правах, которые были приняты Генеральной Ассамблеей ООН 19 декабря 1966 г. и после сдачи 35 ратифицированных грамот вступили в силу в начале 1975 г.

Таким образом, с момента признания основных прав человека каждый индивид получил правовой статус в соответствии с международным правом.

Следовательно, основные права человека носят непосредственно юридиче ский характер, и ценности, присущие отдельной личности, признаются, защищаются и поощряются международным правом. Сегодня почти повсеместно принята формула, из которой следует, что каждое государство в международно-правовом плане обязано по отношению к своим гражданам гарантировать и соблюдать основные стандарты в области прав человека1.

«Существуют различные концепции прав человека, – пишет Б. Назаров, – и, естественно, их системы. Однако время сегодня выдвигает идею разработки общечеловеческой, глобальной концепции прав человека в целом и общечеловеческой концепции их системы в частности. И здесь должно быть взаимодействие: не только национальные системы должны согласовываться с международной, но и последняя, продолжая развиваться, должна совершенствоваться с учетом новых достижений в системах прав человека всех стран мира»2.

В современном мире, когда происходят мощные интеграционные процессы, ни один регион, ни одна страна, ни один народ не могут нормально развиваться, если они изолированы от мирового сообщества. Все более очевидным становится факт, что жизненно важные для человечества проблемы успешно решаются лишь усилиями всех стран и народов. Это свидетельствует о необходимости пересмотра многих традиционных задач, ориентиров, целей, которые характеризуют путь развития человечества, приведший его на грань гибели. Нежелание считаться с этим, а также влияние идей национализма и униформизма, реакционного фундаментализма и расизма порождают тенденцию перехода глобальных проблем в глобальный кризис.

Важно осознать, что ряд факторов жизненно важен для самого существования человеческого сообщества и среди них – безусловный приоритет общечеловеческих ценностей перед национальными и сугубо местными, который предполагает сохранение всего многообразия культур человечества. Отсюда, в частности, вытекает и проблема приоритета общепризнанных принципов и норм международного права перед национальными, внутригосударственными правовыми системами.

Философское и политическое мышление ХХ в., требующее во имя выживания человечества примата общечеловеческих ценностей, естественно, диктует и идею примата международного права.

В силу таких особенностей, как одновременные наличие связей с внешней средой и внутрисистемный характер, международное и внутригосударственное области права – это две системы одной социальной Государственное право Германии. В 2 т. Т. 2. М., 1994. С. 169.

Права человека. История, теория и практика. М., 1995. С. 60.

действительности, обе обладают рядом свойств сходного характера, выступают в качестве внутреннего единства более высокой системы – права как общественного явления.

Однако это не означает, что данные правовые системы (существующие в конкретно-исторической действительности) тождественны. Конечно, они имеют общие черты, но между ними есть и различия, которые определяются сложившимися экономическими, социальными и политическими структурами той или иной страны, а также уровнем культуры, традициями, национальными и демографическими факторами и т. д. Одни из этих факторов оказывают решающее влияние на свойства правовых систем, другие придают им лишь особый колорит.

В нашей стране, по понятным причинам, исследователи проблем соотношения внутригосударственного и международного права сводили право только к нормам законодательства. Понимание права как системы норм не позволяет исследовать в динамике отношения между внутригосударственным и международным правом и, кроме того, искусственно сужает сферу их взаимодействия. Такое понимание права не дает возможность раскрыть взаимосвязь международных и внутригосударственных правоотношений и роль правосознания. Поэтому для анализа права важно, чтобы его сугубо правовое содержание не сужалось.

Это важно и для того, чтобы можно было выяснить, почему между данными правовыми системами установились различные связи.

По мере развития человеческого общества повышается роль международных отношений. Поскольку в мире на первый план выходят общественная безопасность народов, решение глобальных экологических и социальных проблем, общечеловеческие ценности, постольку в международном современном праве классовые или национальные (или сугубо региональные) интересы теряют свое определяющее значение, и общесоциальная природа права выступает наиболее четко.

Общечеловеческие ценности нашли свое признание в важнейших международно-правовых актах: Декларации Организации Объединенных Наций, Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, итоговом документе Венской встречи и Парижской хартии для Новой Европы.

Общепризнано, что обеспечение прав и свобод граждан не является только делом каждого отдельного государства. Это цель всего мирового сообщества. Осознание данного вывода получает все большее признание в мировом общественном мнении. Права и свободы человека – это та наивысшая ценность, перед которой уступает и суверенитет отдельного государства. На основе международного права и по решению Совета Безопасности ООН установлена возможность прямого вмешательства мирового сообщества во внутренние дела государств, попирающих права и свободы человека.

В современном мире, для которого характерна смена «кода» культуры, когда перед человечеством стоят глобальные проблемы выживания и существует опасность ядерного уничтожения, проблемы общественной безопасности приобретают особое значение. Среди них на первом плане – защита прав и свобод человека, сложившихся экосистем, культур и цивилизаций, обеспечение стабильного развития всех народов мира. Для этого необходимо создание механизма, который мог бы обеспечить ответственную деятельность всех правительств, т. е. создание новых и расширение существующих полномочий международных организаций.

Нужна концепция равновесного развития человечества – целостной цивилизации, гармонически сочетающей в себе наследие всех стран и народов.

Тоталитарные, диктаторские режимы не признают общечеловеческие ценности, принципы и нормы международного права, грубо нарушают права и свободы граждан, национальных меньшинств. В этой связи возникает вопрос приоритета общечеловеческих ценностей перед классовыми и национальными. Отсюда также вытекает примат международного права над внутригосударственным правом3. Примат международного права должен быть закреплен в конституциях всех стран, а судебная власть при рассмотрении дел должна учитывать принципы и нормы международного права.

Основным мотивом, по которому большинство ученых, в первую очередь международников, буквально возводило «берлинскую» стену между внутригосударственным и международным правом, считая, что нормы международного права могут действовать внутри страны только с санкции государства, было то, что система международного права и системы внутригосударственного права имеют различную природу;

международное право – результат согласования воли государств, и поэтому даже на международной арене приоритет остается за волей государств, а не за правом. На самом деле международное и внутригосударственное право имеют одну социальную природу, в центре той и другой системы – человек, его естественные и неотчуждаемые права и свободы.

Вопрос исследования соотношения международного и внутригосударственного права требует также выяснения объекта регулирования этих правовых систем. Таким объектом права выступают определенные общественные отношения, возникающие по поводу различных материальных и нематериальных благ, а не сами эти блага. «Благо – это объект субъективного права. Объектом же права в объективном смысле являются общественные отношения»4. Существуют общественные отношения, которые являются предметом регулирования и международного, и внутригосударственного права. К ним относятся те общественные отношения, которые складываются по поводу реализации субъектом права – Абдулаев М. И. Примат международного права над внутригосударственным правом: история проблемы и современность (проблемы теории) // Правоведение. 1992.

№ 4. С. 45.

Алексеев С. С. Общая теория права. В 2 т. Т. 1. М., 1981. С. 155–156.

индивидом своих основных прав и свобод. Данный круг отношений следует расценивать в качестве основного, так как эти отношения, регулирующиеся и международным, и внутригосударственным правом, являются первичными.

Они складываются по поводу реализации человеком своих основных прав и свобод и составляют суть учения о праве.

В области международных отношений должен превалировать ценностный подход, а не критерии силового характера, силовой обеспеченности. Право само содержит социальные ценности, которые дополнительно поддерживаются силой при их нарушении. А в международном праве этот ценностный характер права выражен еще сильнее.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.