WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«П.В. Сергеев МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Учебное пособие по курсам «Мировая экономика» «Мировое хозяйство и международные экономические отношения на современном этапе» ББК 65.5 УДК 33 С 32 Москва ...»

-- [ Страница 3 ] --

В числе наиболее весомых следует назвать такие меры, как:

1) таможенное обложение (тарифные барьеры), предполагающее использование покровительственных пошлин для затруднения ввоза в страну или, реже, вывоза из нее определенных видов продукции. Для облегчения национальным производителям конкуренции с иностранными фирмами, как правило, устанавливаются высокие таможенные пошлины при импорте готовой продукции и полуфабрикатов, особенно предметов роскоши, а более низкие — при импорте сырья и материалов;

2) нетарифные барьеры, которые представляют собой совокупность прямых или косвенных (непрямых) ограничений внешнеэкономической деятельности с помощью разветвленной системы экономических, политических и административных методов.

Некоторое распространение в современной практике межгосударственного обмена получили контингентирование и лицензирование внешнеэкономических операций, а также введение государственной монополии на некоторые виды указанных операций.

Контингентирование связано с установлением определенной квоты на экспорт (импорт) отдельных товаров или товарных групп, в пределах которой внешнеторговые операции осуществляются относительно свободно. На практике контингента обычно устанавливаются в форме списков товаров, свободный ввоз или вывоз которых ограничен процентом от объема или стоимости их национального производства. Понятно, что при исчерпании количества или суммы контингента экспорт (импорт) соответствующего товара прекращается.

Лицензирование же, в свою очередь, предполагает необходимость получения организацией разрешения (лицензии) правительственных органов на осуществление внешнеэкономической операции. Подобная система дает возможность государству контролировать внешнеэкономические отношения и осуществлять их регулирование для достижения различных экономических и политических целей. Отметим, что в некоторых случаях лицензионная система выступает разновидностью таможенного обложения, применяемого страной для получения дополнительных таможенных доходов.

Как известно, к методам прямых ограничений может быть также отнесено использование государственной монополии как исключительного права государственных органов или уполномоченных ими частных фирм на осуществление определенных видов производственной и внешнеэкономической деятельности.

Косвенные ограничения, в отличие от прямых, непосредственно не связаны с запретом на осуществление внешнеэкономической деятельности или уменьшением ее объема. Вместе с тем они зачастую оказываются не менее эффективным средством протекционистской защиты национальных производителей, чем таможенное обложение.

Важное место в структуре косвенных ограничений занимают национальная налоговая система и национальные стандарты. Несоблюдение стандартов страны может служить поводом к запрету ввода импортной продукции и ее реализации на внутреннем рынке.

Соответственно налоговая система большинства развитых стран строится таким образом, чтобы создать преимущества для покупателей и пользователей национальной продукции (система регистрационных сборов и т. д.). Подобным образом система национальных транспортных тарифов нередко создает преимущества в оплате перевозки грузов экспортерам по сравнению с импортерами.

Кроме того, могут использоваться также другие формы косвенных ограничений - закрытие для иностранцев отдельных портов и железнодорожных станций, предписание об использовании при производстве продукции определенной доли национального сырья, запрет приобретения государственными организациями импортных товаров при наличии национальных аналогов и т. д.

Существенную роль в системе протекционистских мер играют и средства го сударственного стимулирования экспорта. В современных условиях сформировалась и активно действует система многообразных финансовых льгот, предоставляемых национальным экспортерам для повышения их конкурентоспособности на внешнем и внутреннем рынке. К ним можно отнести, во-первых, прямые дотации экспортерам в виде экспортных премий, выплаты разницы стоимости услуг по транспортировке грузов национальных и иностранных переводчиков и т. д.;

во-вторых, выдачу на льготных условиях экспортных кредитов, государственное страхование и предоставление гарантий при осуществлении внешнеэкономических операций со странами с нестабильным политическим режимом, налоговых льгот и т. п. Следует также отметить, что государство берет на себя значительную часть расходов по обучению кадров, исследованию конъюнктуры мирового рынка, защите интересов национальных экспортеров и импортеров за рубежом, а также обеспечению необходимых политических условий их деятельности на внешнем рынке.

При характеристике направлений и инструментов внешнеэкономической политики следует учитывать постоянное изменение их роли в регулировании международных экономических отношений.

Так, в послевоенный период происходило относительное снижение роли тарифных барьеров. Прежде всего оно было связано с формированием рыночных экономических группировок типа «общий рынок», в рамках которых происходило устранение или значительное уменьшение внутренних таможенных барьеров, сокращение количественных ограничений и выработка единой таможенной политики в отношении третьих стран.

Многостороннее регулирование международной торговли, прежде всего в плане снижения таможенных барьеров, осуществлялось в послевоенный период в первую очередь по линии Генерального соглашения по торговле и тарифам (ГАТТ) и его преемника — Всемирной торговой организации (ВТО).

Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) как крупнейшая международная организация, регулирующая таможенно-тарифные вопросы мировой торговли, была создана в Женеве в 1947 году. Это было время, когда США, укрепив свою экономику после второй мировой войны, выступили за создание стабильных правил международной торговли, обеспечивающих возможность поступательного развития мирового товарооборота.

Поэтому на основе американских предложений был разработан проект устава Международной торговой организации (МТО), центральная задача которой заключалась в том, чтобы обеспечить регулирование мировой торговли и постепенно либерализовать ее.

Но Устав МТО, принятый в Гаване, так и не был ратифицирован странами-участницами;

вместо него в действие вступило многостороннее соглашение об основных нормах таможенной политики (Генеральное соглашение по тарифам и торговле), созданное на основе несколько скорректированных американских предложений, оно проводило в качестве главной идеи свободу торговли, т. е. равенство всех участвующих сторон. Эта идея конкретизировалась в нескольких положениях.

Первое и важнейшее положение, принявшее форму «режима наибольшего благоприятствования», представляет собой тезис о необходимости соблюдения равенства и недискриминации всех участников внешней торговли. Это центральное положение формулируется как обязательство стран-участниц устанавливать на взаимно поставляемые товары пошлины не выше тех, которые были установлены по отношению к любой третьей стороне. Этот декларируемый тезис, однако, допускает исключения в случаях создания специальных экономических (интеграционных) группировок.

Такие исключения предоставлялись в момент создания ГАТТ странам-колониям, связанным с метрополиями особыми соглашениями. В настоящее время, однако, основная масса исключений из этого положения приходится на интеграционные группировки:

Европейский Союз, Европейскую Ассоциацию свободной торговли, латиноамериканские, североамериканские и другие региональные интеграционные группировки, а также ассоциированные с ними страны. Особо оговорено предоставление развивающимся странам права пользоваться преференциальным таможенным режимом на односторонней основе, то есть без взаимного снижения пошлин на товары, импортируемые из развитых стран.

Следующий (второй) основополагающий принцип касается признания пра вомочности применения средств внешнеторгового регулирования. ГАТТ признает пошлины в качестве единственного приемлемого средства. Все остальные формы и методы применяться не должны, а в тех случаях, когда их применение и осуществляется, это должно носить временный характер и обосновываться исключительными обстоятельствами. При этом ГАТТ не рекомендует странам-участницам использовать квоты, а также экспортные или импортные лицензии. (Однако в тексте ГАТТ содержится перечень исключений, когда введение количественных ограничений становится приемлемым и возможным.) Основное значение в деятельности ГАТТ имела задача сокращения таможенных пошлин в 1945--1947 гг. Средняя величина таможенных пошлин в развитых странах составляла 40-60%, а по некоторым товарам (например, химическим) достигала 70-90%.

Постоянная активная работа по снижению таможенных барьеров позволила сократить их величину до 3-5% к концу 80-х годов.

Негативным является отношение ГАТТ к таким мерам госрегулирования, как стимулирование производства с помощью налоговых льгот, программ регионального развития и помощи и т. д. Эти меры не допускаются к использованию в тех случаях, когда это ведет к дискриминации стран-участниц соглашения.

Третий важнейший аспект деятельности ГАТТ касается принципов принятия решений и действий. Это - отказ от односторонних действий в пользу переговоров и консультаций.

Страны-участницы берут на себя обязательство не осуществлять односторонние действия, связанные с ограничением свободы торговли;

все решения принимаются только в рамках взаимных торговых переговоров.

Текущая деятельность ГАТТ состояла в проведении многосторонних встреч-ра ундов, во время которых обсуждаются внесенные на повестку дня вопросы, связанные с регулированием внешней торговли стран-участниц. Всего с момента создания и по настоящее время в рамках ГАТТ было проведено восемь таких раундов.

Нижеприведенные данные показывают время и место проведения раундов, а также перечень обсуждавшихся на этих переговорах проблем [см. схему].

Всемирная торговая организация, преемница ГАТТ, начала свою деятельность с января 1995 г. В середине декабря 1996 г. в Сингапуре состоялась ее первая Министерская конференция, которая является высшим органом этой влиятельной международной организации. Проведенный форум подвел итог двухлетней деятельности организации и определил приоритетные пути ее развития на ближайшую и среднесрочную перспективу, включая решение проблем, связанных с выполнением ранее достигнутых соглашений.

На конференции были затронуты новые области деятельности ВТО, которые пока не входят в сферу ее компетенции, а также намечены стратегические направления эволюции всей системы мировой торговли.

На современном этапе ВТО призвана регулировать экономические взаимоотношения стран-участниц на основе пакета соглашений так называемого Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров (1986-1994 гг.). ВТО функционирует во многом так же, как и ГАТТ, но осуществляет надзор за более широким спектром торгово политических соглашений и имеет гораздо больше полномочий благодаря совершенствованию ряда процедур принятия решений.

Центральная задача ВТО - либерализация мировой торговли путем последова тельного сокращения уровня импортных пошлин, а также устранения различных нетарифных барьеров. В своей деятельности она исходит из того, что расширение международного обмена позволит наиболее оптимально использовать мировые ресурсы, обеспечит стабильность экономического развития всех стран и сохранение окружающей среды.

Страны-члены ВТО принимают на себя обязательство выполнять 18 соглашений и юридических инструментов, объединенных термином «многосторонние торговые соглашения». Таким образом, ВТО представляет собой своеобразный многосторонний контракт (пакет соглашений), нормами и правилами которого регулируется свыше 90% всей мировой торговли товарами и услугами.

Пакет соглашений Уругвайского раунда объединяет примерно 50 правовых документов, основными из которых являются Соглашение об учреждении ВТО и прилагаемые к нему:

- Многосторонние соглашения по торговле товарами;

- Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС);

- Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности;

- Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров;

- Механизм обзора торговой политики;

- Многосторонние соглашения с ограниченным участием, то есть обязательные только для присоединившихся членов ВТО: по торговле гражданской авиатех никой, правительственным закупкам, молочным продуктам и по говядине.

На современном этапе полноправными участниками ВТО являются 134 страны, причем подавляющее большинство из них имеют статус страны-учредителя.

После того, как парламенты Панамы и Болгарии ратифицируют пакеты обязательств в ВТО, они должны оформить свое членство. Еще ряд государств, участвовавших в Уругвайском раунде, могут стать членами организации после ратификации итоговых соглашений раунда. В настоящее время примерно 40 государств и организаций имеют в ВТО статус наблюдателя. Из них более двух десятков стран (включая Россию, Китай, Тайвань, Саудовскую Аравию, большинство государств СНГ, страны Балтии) находятся на различных стадиях присоединения к ВТО. При этом одним из главных условий присоединения новых стран к ВТО является приведение их национального законодательства в соответствие с положениями пакета соглашений Уругвайского раунда (с их последующей ратификацией законодательным органом данной присоединяющейся страны).

ПРИМЕЧАНИЕ В ходе подготовки данного раздела использовалась следующая литература:

1. Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.

— М., 1996. - 196 с.

2. Буглай В.Б., Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения: Учебное пособие / Под ред. Н.Н. Ливенцева. - М., 1996. - 160 с.

3. Гладков И.С., Царев С.П. Мировое хозяйство: цифры и факты: Учебное пособие.

— М., 1995.-75 с.

4. Дэниеле Джон Д., Радеба Ли X. Международный бизнес: внешняя среда и деловые операции: Пер. с англ. - М., 1994. - 784 с.

5. Киреев А. Международная экономика: В 2 ч. Ч. 1. Международная микроэкономи ка: движение товаров и факторов производства: Учебное пособие для вузов. - М., 1997. 416 с.

6. Международные экономические отношения: В 2 т. / Под общей ред. Р.И. Хасбула това. - М., 1991.

7. Международные экономические отношения: Учебник / Под общ. ред. В.Е.

Рыбалкина.- М., 1997. - 384с.

8. Азия и Африка сегодня. - 1996. - № 12. - С. 37-39.

9. Вопросы экономики. - 1997. - № 5. - С. 149-158;

№ 12. - С. 94-106.

10. Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 9. - С. 5-19;

№ 11.-С. 94-102;

1996.-№ 11. - С. 65-77;

№ 12. - С. 88-99;

1997.-№3.-С. 19-33;

№ 9. - С. 62 73;

№ 10. - С. 56-67;

№ 11. - С. 68-79;

№ 12. - С. 72-84.

11;

ЭКО. - 1999.-№ 3. - С. 28-32.

12. European Economies / A Comparative Study // Ed. by Frans Somers. - Groningen Business School, Hanse Polytechnic, Groningen, 1991. - 287 pp.

Таблица 4 Источники:

[ 9, 1997, № 5, с. 150-151;

№ 12, с. 94-106.] [2 с. 67: «OECD Economic Outlook», № 57, June 1995, p. A4.

«Smith Barney Research. International Datapack», September 1994.] МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА Классификация форм межстрановой миграции капитала. Прямые заграничные капиталовложения. Структура зарубежных инвестиций.

Международная миграция капитала как явление начала активно развиваться в период становления мирового хозяйства. Дополняя и опосредуя международную миграцию товаров, оно становилось постепенно неотъемлемой, определяющей, отличи тельной чертой современной мировой экономики и международных экономических отношений. Согласно оценкам экспертов, среднегодовые темпы прироста, в частности, прямых зарубежных инвестиций составили в 80-е гг. почти 34%, что в 5 раз превышало темпы расширения мировой торговли.

На современном этапе международное движение капитала служит определяющим элементом в функционировании мировой экономики, развитии прочих форм международных хозяйственных связей.

Перемещение капитала за рубеж (вывоз капитала) представляет собой процесс, в ходе которого происходит изъятие части капитала из национального оборота одной страны и помещение его в различных формах (товарной, денежной) в производственный процесс и обращение другой, принимающей страны. Международное движение капитала означает миграцию капиталов между странами, которая приносит доход их собственникам.

Среди причин перемещения капитала за рубеж выделяется его относительная избыточность в собственной стране, стране-доноре. Это позволяет размещать капитал за границей в поисках сравнительно большей прибыльности и получать при этом доход как в форме дивиденда, так и процента.

Классификация форм межстрановой миграции капитала По своим характеру и формам заграничные капиталовложения могут быть различными.

Так, по источникам происхождения обычно следует их подразделение на:

(1) государственный и (2) частный капитал.

Государственные капиталовложения в международной практике называют еще официальными;

они представляют собой средства из госбюджета, которые направляются за рубеж или принимаются оттуда по решению либо непосредственно правительств, либо межправительственных организаций.

По формам - это государственные займы, ссуды, гранты (дары), помощь, международное перемещение которых определяется межправительственными соглашениями. Сюда же относятся кредиты и иные средства международных организаций (к примеру, кредиты МВФ). Но в любом случае это деньги налогоплательщиков, хотя и идущие до получателя разным путем.

Частный капитал - это средства из негосударственных источников, помещаемые за рубеж или принимаемые из-за рубежа частными лицами (юридическими или физическими).

Сюда относятся инвестиции, торговые кредиты, межбанковское кредитование;

они не связаны напрямую с госбюджетом, но правительство держит их перемещения в поле зрения и может в пределах своих полномочий их контролировать и регулировать. В практике бывают весьма тонкие методы превращения государственных средств в частные инвестиции.

По срокам размещения заграничные капиталовложения делятся на (1) кратко срочные, (2) среднесрочные и (3) долгосрочные. К последним относят вложения более чем на 15 лет. В данную группу входят наиболее значимые капиталовложения, так как к долгосрочным относятся все вложения предпринимательского капитала в форме прямых и портфельных инвестиций (преимущественно частные), а также ссудный капитал (государственные и частные кредиты).

По характеру использования зарубежные капиталовложения бывают (1) ссудными и (2) предпринимательскими.

Первые означают предоставление средств взаймы ради получения прибыли в форме процента. В этой сфере довольно активно выступают капиталы из государственных и вложения из частных источников.

Предпринимательские инвестиции прямо или косвенно вкладываются в про изводство и связаны с получением того или иного объема прав на получение прибыли в форме дивиденда. Чаще всего речь идет здесь о вложениях частного капитала.

По целям предпринимательские капиталовложения делятся на (1) прямые и (2) портфельные инвестиции. Первые являются вложением капитала во имя получения долгосрочного интереса и обеспечивают его с помощью права собственности или решающих прав в управлении. В основном прямые иностранные инвестиции являются частным предпринимательским капиталом.

Вторые не обеспечивают контроля за объектом вложения, а дают лишь долгосрочное право на доход, причем даже преимущественное в смысле очередности в получении такого дохода.

Международный валютный фонд в этом же контексте (т.е. «цели») выделяет еще одну группу — «прочие инвестиции», в которую в основном входят международные займы и банковские депозиты.

Приводимые формы заграничных капиталовложений в изложенной схеме все равнозначны. Между тем не до конца ясно, какие формы инвестиций важнее с точки зрения управления реальным производством. В основе этих разночтений, которые выходят на уровень законодательных актов и правительственных постановлений, лежит, как правило, личный или групповой интерес соответствующих финансово-промышленных кругов. Но все более признается приоритетное значение прямых инвестиций как наиболее удачно объединяющих национальные (или государственные) интересы различных слоев общества. К тому же они преимущественно связаны с конкретными международно оперирующими фирмами, финансово-промышленными группами, поэтому они более управляемы, их «правила игры» более определенны. Это становится особенно важно с позиций обеспечения реальных конкурентных стандартов для национальной экономики.

Прямые заграничные капиталовложения Прямые инвестиции оказывают существенное воздействие как на всю мировую экономику, так и на ее сердцевину - международный бизнес.

С экономической точки зрения, с позиций фирм - это: (1) обеспечение для себя стабильного рынка непосредственно или в качестве трамплина для выхода на рынки «третьих стран»;

(2) образование своего «внутреннего рынка», те или иные секторы которого расположены в отдельных странах;

(3) включение своего интереса в межгосударственные отношения на региональном и более широком международном уровне.

Прямые инвестиции подразумевают наличие либо иностранного контроля над или более процентами обычных акций, либо «эффективного голоса» в управлении предприятием. Для некоторых это связано только с собственностью, долей в акционерном капитале, которую можно получить посредством: (1) приобретения за рубежом акций;

(2) реинвестирования прибыли;

(3) внутрифирменных займов или внутрифирменной задолженности.

Существуют и активно практикуются, кроме того, и такие различные неакционерные формы, как субконтракты, управленческие соглашения, франчайзинг, лицензионные сделки, раздел продукции и другие. Нельзя не признать, что процесс расширения трактовок, относящихся к пониманию форм и методов прямого зарубежного инвестирования, породил ряд проблем, носящих поистине глобальный характер и требующих для их разрешения новых, нестандартных подходов и решений.

Согласно официальным данным, за период с 1914 г. до конца второй мировой войны заграничные капиталовложения увеличились на 1/3. Потом они удваивались за 10 лет, затем — за 6—7 лет. За четверть века (с середины 50-х годов) они выросли в 4 раза, и в 80-е годы мир вступил примерно с 450 млрд. долларов подобных вложений. В 1990 г. был достигнут рубеж в 1,7 трлн. долларов, то есть произошло почти 4-кратное их возрастание только за одно десятилетие. В 1996 г. общая сумма накопленных прямых зарубежных инвестиций приблизилась к 3 трлн. долларов США.

Столь высокие темпы роста прямых инвестиций связаны прежде всего со сдвигами в мировом хозяйстве, когда транснациональные корпорации начали вывозить за рубеж не капитал в прежних формах, а производство, причем приоритет отдается не только возможности получения прибыли, но и длительному (постоянному) характеру такого получения (до тех пор, пока существует само производство).

На современном этапе примерно 9/10 прямых инвестиций в мире контролируются международными корпорациями.

Сейчас общая сумма прямых зарубежных инвестиций, которые находятся в структурах ТНК (число таких хозяйствующих субъектов в мире на конец 1995 года составило 39 тыс. плюс 270 тыс. зарубежных филиалов), достигла 2,7 трлн. долларов США.

Поэтому можно утверждать, что ныне ТНК и аналогичные хозяйственные образования образуют наиболее динамичный сектор мирового хозяйства.

На современном этапе практически все страны являются как экспортерами, так и импортерами прямых инвестиций. Тем не менее распределение инвестиций (их географическая структура) выглядит ныне неравномерным. Так, являясь одним из крупнейших доноров, Япония занимает скромную позицию в качестве реципиента подобных капиталовложений: прямые иностранные инвестиции, допущенные японским правительством и бизнесом в эту страну, составляют всего лишь 17 831 млн. долларов США.

К 1995 г. распределение стран по сумме размещаемых за рубежом и получаемых инвестиций было следующим:

Таблица 5.

Импортеры Млн. долларов Экпортеры Млн. долларов 1. США 564637 1. США 2. Великобритания 244141 2. Великобритания 3. Франция 162423 3. Япония 4. Германия 134002 4. Германия 5. Китай 128959 5. Франция 6. Испания 128859 6. Нидерланды 7. Канада 116788 7. Канада 8. Австралия 104176 8. Швейцария 9. Нидерланды 102598 9. Италия 10. Бельгия/Люксембург 84605 10. Гонконг В настоящее время есть основания говорить о трехполосной глобальной структуре прямых иностранных инвестиций: США, Европейский Союз, Япония.

Так, на «триаду» приходится приблизительно 4/5 общего объема вывоза и ввоза инвестиций, что существенно больше их доли в мировой торговле. США стали крупным участником движения капитала;

возрос уровень интеграции в ЕС на основе перекрестных прямых инвестиций, а весь регион стал выступать в качестве крупнейшего экспортера капитала. Отмечаются высокие темпы роста вывоза инвестиций Японией, которая может серьезно укрепить свои позиции в мире по размерам «внешней экономики». Согласно данным крупной консультативной группы «Артур Андерсен», наиболее перспективным стимулом для капиталовложений за рубежом становится расширение доступа на иностранные рынки, а не сокращение производственных расходов.

Внутри самой «триады» идет интенсивное взаимное переплетение капитала, взаимная торговля растет быстрее, чем мировая торговля в целом. В лице «триады» формируется новый, еще более высокий этаж со своим международным разделением труда и своими механизмами регулирования на национальном, региональном и надрегиональном уровнях, определяющими нынешние мирохозяйственные стандарты.

Страны «Большой семерки» представляют собой своеобразный «штаб» высшего рыночного этажа. Интеграция на нем осуществляется не на основе межгосударственного соглашения, но с помощью таких норм и «правил игры», которые реально обеспечивают высокий динамизм хозяйственного развития.

Остальные группы стран, отдельные группировки осуществляют своего рода «настройку» на эти мирохозяйственные стандарты, которая позволяет не терять связи с лидерами.

Благодаря достижениям в области средств связи и информации ряд отраслей промышленности станут ведущими инвесторами;

при этом зарубежные капиталовложения компаний, специализирующихся на недвижимости и финансовом обслуживании, сократятся по сравнению с показателями последнего десятилетия. Приоритетным для многих промышленных компаний обещает стать создание за рубежом не производственных центров, а сетей распространения продукции, организация за рубежом научно-исследовательских и опытно-конструкторских бюро.

Новейшие сдвиги в географической структуре потоков ПИИ сводятся к следующему: объем текущих прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире в 1995г.

достиг рекордного уровня – 315 млрд. долларов США (рост на 40% по сравнению с предыдущим годом);

из этой суммы подавляющая часть пришлась на промышленно развитые страны, которые выступили и главными мировыми инвесторами (270 млрд.

долларов), и главными получателями инвестиций извне (203 млрд. долларов). Нарастал и поток ПИИ в развивающиеся страны, превысив 100 млрд. долларов, и экспорт капитала из самих развивающихся стран (47 млрд. долларов). Не остались в стороне постсоциалистические страны: в 1995г. после стагнации 1994г. приток ПИИ в страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) возрос вдвое, достигнув почти 12 млрд.

долларов США.

В дальнейшем, несмотря на финансовый кризис в Азии и его неблагоприятное воздействие на мировую экономику, по данным ЮНКАД, поток ПИИ в мире в 1998г.

вырос на 10% - до рекордного уровня 430-440 млрд. долларов США. Большая часть этих капиталовложений поступила в развитые страны, государства Латинской Америки, ЦВЕ.

В 1998 г. (впервые с 1985 г.) не наблюдалось роста ПИИ в Восточной и Юго-Восточной Азии (их сумма сохранилась на уровне предыдущего года – 87 млрд. долларов). После начала кризиса ПИИ стали наиболее важным источником частных финансовых ресурсов для стран региона. Увеличение стоимости потока ПИИ в мире в 1998г. имело место после его роста в 1997г. на 19,0% - до 400 млрд. долларов, а всего трансграничного финансового потока – на 27,0% - до 424 млрд. долларов США.

Структура зарубежных инвестиций Подавляющая часть инвестиций и осуществляющих их главных «действующих лиц» ТНК сосредоточена в упомянутой «триаде» (США, ЕС и Япония). На 10 крупнейших принимающих стран приходятся 2/3 притока инвестиций на 100 малых стран – 1%.

Рекордный рост инвестиций внутри группы наиболее развитых стран связывают прежде всего с активно происходящим процессом межфирменных слияний и приобретений акций партнеров.

Почти 90% всего прироста ПИИ в 1995 г. (как их вывоза, так и размещения) приходилось на промышленно развитые государства, вследствие чего доля последних в общемировом объеме размещения производительного капитала выросла до 65% по сравнению с 59% в 1994 г., а доля в вывозе капитала - до 85% по сравнению с 83%.

Если по масштабам зарубежного инвестирования лидируют ТНК, базирующиеся в США, Великобритании, Франции, то наиболее привлекательными для иностранных инвестиций были фактически те же страны - США, Великобритания, ФРГ.

Неравномерность размещения инвестиций характерна и для других групп го сударств. В общей сумме размещаемых средств в развивающихся странах около 2/ приходится на Азию, свыше 1/4 - на Латинскую Америку, остальное (до 1/10) - на Африку.

Наметившийся в середине 90-х гг. заметный рост притока ПИИ в азиатские государства отражает происходивший там интенсивный экономический рост, прогресс в процессе либерализации. Соответственно эти страны стали занимать все более важное место в инвестиционных планах ТНК. Одновременно растут и ПИИ, осуществляемые между самими развивающимися странами (в 1994 г. свыше 1/2 всех зарубежных вложений из развивающихся стран Азии были сделаны в рамках того же региона).

Южная, Восточная и Юго-Восточная Азия остается крупнейшим регионом размещения ПИИ среди стран развивающегося мира. Так, в 1995 г. туда было направлено 65 млрд. долларов, то есть 2/3 от всех ПИИ, полученных развивающимися странами. Это обусловлено тем, что современные масштабы и динамизм развития азиатских государств делали их все более привлекательными для ТНК из всех стран, которые стремятся найти там новые рынки сбыта или включить ресурсы региона в свои глобальные производственные схемы.

Начиная с 1992 г. крупнейшим получателем ПИИ в группе развивающихся стран выступает КНР. В 1995 г. в Китае было размещено 38 млрд. долларов иностранных инвестиций. Именно китайская экономика задает тон в азиатском инвестиционном буме.

Правда, недавно начавшееся изменение китайской политики по отношению к ПИИ может на некоторое время ограничить поток инвестиций в эту страну. КНР движется к созданию национального режима для иностранного капитала, постепенно ликвидируя предоставлявшиеся ему ранее привилегии, в частности освобождение от импортных пошлин. Учитывая высокие темпы экономического роста КНР и процесс открытия там все новых сфер для ПИИ, прежде всего инфраструктурных отраслей, можно предполагать, что в долгосрочной перспективе Китай останется весьма привлекательным объектом для иностранных инвесторов.

В 1995 г. приток ПИИ в страны Латинской Америки и Карибского бассейна вырос на 5% и достиг 27 млрд. долларов.

Правда, иностранные капиталовложения сконцентрированы всего в нескольких отраслях: автомобилестроение (Мексика и Бразилия), разработка полезных ископаемых (Чили). Усиление интереса иностранных инвесторов к Аргентине и Перу было связано с развернувшимися там процессами приватизации. Иначе говоря, потоки инвестиций в эту часть мира были в значительной мере обусловлены не общими, а специфическими условиями экономики тех или иных стран, что проявляется и в существенной неравномерности объемов вложений в отдельные годы.

Примером могли бы служить Аргентина, Венесуэла и Перу. Когда в начале 90-х годов там проходила приватизация крупных компаний, приток иноинвестиций существенно вырос, однако в последующие годы иссяк. Инвестиции в крупные горнорудные проекты и такие отрасли, как автомобильная, также отличались многочисленными пиками и провалами. Неравномерность потоков ПИИ по годам приводит не только к резким перемещениям стран региона в списке государств - крупнейших получателей иноинвестиций, но и к кардинальным сдвигам в отраслевой структуре ПИИ в отдельных странах. Например, в Перу в 1995 г. на связь и транспорт пришлось 42% всего притока ПИИ, а в 1990 г. - всего 0,4%. Столь резкий всплеск вложений связан с широкомасштабной приватизацией в телекоммуникационном секторе этой страны.

Специалисты предполагают, что неравномерность потока ПИИ в страны Латинской Америки сохранится и в обозримом будущем. На него прежде всего окажут влияние начинающийся приватизационный процесс в Бразилии и реализация ряда крупных инвестиционных проектов в области автомобилестроения.

Следует отметить, что по-прежнему остаются на обочине процесса международного инвестирования развивающиеся страны Африки. Хотя за 1985-1995 гг. абсолютный объем размещенных в них ПИИ удвоился, инвестиции сюда не растут столь же быстро, как в другие регионы мира. В 1995 г. они составили практически столько же, сколько и в 1994 г.

- 5 млрд. долларов, а доля Африки во всех ПИИ в развивающиеся страны даже снизилась до 4,7% по сравнению с 5,8% в предыдущем году.

Тем не менее внутри самой Африки наблюдаются существенные сдвиги в географии размещения иноинвестиций. В 1990 г. более 40% всех ПИИ в регион приходилось на государства Южной Африки. С тех пор ситуация кардинально изменилась: к 1993 г. на юге континента осталось только 25% всех ПИИ, а на первое место (главным образом вследствие крупных инвестиций западноевропейских ТНК) вышли страны Северной Африки, на которые в 1980 г. приходилось всего 12% всех ПИИ. Инвесторы из промышленно развитых стран проявляют к Африке неровный интерес. Большую по сравнению с американскими и японскими фирмами активность там традиционно развивают западноевропейские компании, что объясняется географической близостью и постколониальными связями. Крупнейшими иностранными инвесторами в Африке остаются ТНК из Франции, ФРГ, Италии и Великобритании.

Примечательно, что проявляются существенные различия в значимости ПИИ для отдельных государств региона.

Так, в Нигерии, являющейся важным объектом интереса международных корпораций, роль иноинвестиций относительно масштабов национальной экономики не столь велика, как, например, в Экваториальной Гвинее (хотя абсолютный приток туда иностранного частного капитала совсем невелик).

Как известно, в 1995 г. наметились рекордно высокие показатели активности иностранных инвесторов в странах Центральной и Восточной Европы. Это объяснялось не только очередной волной приватизационного процесса, но и наконец начавшимся здесь экономическим ростом (Польша и Чехия). В рассматриваемые страны направлено 5% общемирового потока иноинвестиций за год (в 1991 г. - всего 1%). При этом 2/3 всего прироста 1995 г. пришлось на Венгрию и Чехию: приток частного капитала туда почти утроился, составив 3,5 млрд. и 2,5 млрд. долларов соответственно. Инвестиции в Россию составили почти 2 млрд. долларов, то есть удвоились по сравнению с 1994 г.

Существенная доля направленных в страны региона ПИИ (в 1994 г. - 18%) остается связанной с приватизацией государственных предприятий. Правда, эта доля снизилась по сравнению с периодом 1989—1993 гг., когда инвестиции такого рода преобладали (за исключением России).

На современном этапе прослеживается все более отчетливая корреляция между притоком ПИИ, особенно не имеющих непосредственного отношения к приватизационным процессам, и состоянием экономики принимающих стран:

иностранные инвестиции направляются прежде всего в страны, где обозначились перспективы экономического роста. Поэтому, несмотря на то, что многие ТНК поспешили установить свое, по крайней мере, номинальное присутствие в странах региона как только на рубеже 80—90-х годов там началась либерализация регулирования инвестиций, по настоящему инвестирование начинается только сейчас, когда переходный процесс зашел уже достаточно далеко и преодолена тенденция к падению производства. Удвоение притока ПИИ в постсоциалистические государства, прежде всего в Восточную Европу, в 1995 г. (по сравнению с 1994 г.) свидетельствует о признании международным капиталом прогресса этих стран в создании рыночной экономики.

Другая отличительная черта международного инвестирования середины 90-х годов - усиление роли реинвестированных прибылей и внутрифирменных кредитов (также представляющих собой компоненты ПИИ). По данным за 1995 г., они выросли соответственно на 78% и 36%. Аналогичным образом рекордный по своим абсолютным масштабам вывоз капитала из США в 1995 г. (95 млрд. долларов) отражал громадные объемы как новых вложений в зарубежную собственность (42 млрд. долларов), так и реинвестирования полученных за рубежом прибылей (тоже 42 млрд. долларов). При этом 54% всего этого потока было направлено в Западную Европу.

К началу 90-х годов стоимость продукции зарубежных филиалов ТНК достигла 6% мирового ВВП, тогда как в 1982 г. этот показатель не превышал 2%.

100 крупнейших по размерам зарубежных вложений ТНК (исключая банковские и финансовые учреждения) базируются в промышленно развитых странах. Стоимость их зарубежных владений оценивается приблизительно в 1,4 трлн. долларов, что составляет 2/3 общего объема ПИИ в мире. За прошедшие 5 лет эта доля оставалась практически неизменной.

Среди компаний перечень наиболее активных участников зарубежной инве стиционной деятельности продолжает возглавлять с 1990 г. англо-голландский концерн «Роял-Датч Шелл» с зарубежными активами в 63,4 млрд. долларов (из общей суммы активов свыше 100 млрд.).

Далее следуют «Форд» с 60,6 млрд. долларов (при общей сумме активов в 219, млрд. долларов) и «Экссон» (соответственно 56,2 и 87,9 млрд. долларов).

Но если использовать интегральный «индекс транснациональности», учитывающий размеры не только заграничных вложений, но и зарубежных продаж и использования иностранной рабочей силы, расстановка сил меняется: «Роял-Датч Шелл» попадает только на 27-ю позицию, а на первой оказывается канадская «Томсон корпорейшн».

Наиболее характерными чертами крупнейших корпораций, составляющих первую сотню ТНК, являются следующие: (I) с точки зрения страны происхождения самую большую группу составляют американские ТНК (32 из 100). На них же приходится основная доля зарубежных вложений;

(2) наиболее быстрорастущая группа - японские ТНК (в 1990 г. в первую сотню входило 11 фирм, в 1994 г. - уже 19), японские электронные корпорации оказались в числе наиболее важных новых участников группы ведущих ТНК мира;

(3) европейские ТНК занимают заметные позиции в капитало- и наукоемких отраслях, в частности в химической и фармацевтической промышленности;

(4) в отраслевом разрезе наиболее высоким индексом транснациональности отличаются химические и фармацевтические ТНК. за ними следуют фирмы пищевой и электронной индустрии, замыкают список чисто торговые компании.

Тем не менее среди крупных ТНК имеются теперь и выходцы из развивающихся стран Азии и Латинской Америки. Список таких ТНК возглавляют «Дэу» (Республика Корея), «Хатчисон Уампу» из Гонконга и «Семекс» из Мексики.

По индексу транснациональности в середине 90-х гг. ведущие позиции занимала сингапурская фирма «Криэйтив текнолоджи», специализирующаяся на выпуске мультимедийных устройств для персональных компьютеров (на ее долю ныне приходится 60% всего мирового рынка такой продукции).

С точки зрения страны базирования среди данной группы ТНК были наиболее заметны корпорации из Южной Кореи и Тайваня (по 8 из каждой страны). В отраслевом разрезе наивысшие показатели транснациональности имели фирмы строительной и электронной индустрии.

Ныне на 50 крупнейших ТНК из развивающихся стран приходится не менее 10% общего объема зарубежных вложений фирм, базирующихся в этих странах.

При этом доля зарубежных продаж в общем объеме их продаж уже весьма высока (30%), но доля зарубежных активов все еще относительно невелика (9%). Соответственно интегральный индекс транснациональности у ТНК из развивающихся стран (21%) практически вдвое ниже, чем у первой сотни ТНК мира (42%). Несомненно, этот факт прежде всего объясняется краткостью истории транснационализации крупного капитала стран развивающегося мира. Тем не менее ТНК из развивающихся стран планируют дальнейшую интернационализацию своих операций.

Среди причин, обусловивших в последнее время столь интенсивное развитие зарубежной инвестиционной деятельности отдельных стран (и компаний), следует выделить такие, как давление конкуренции, новые технологии, приватизация, поддержка правительств. Кроме того, называются следующие региональные группировки, наиболее активно содействующие притоку инвестиций: ЕС, НАФТА, АСЕАН, АТЭС, поскольку они способствуют глобализации бизнеса, выработке и практическому применению на основе сопоставимых инвестиционных режимов.

На современном этапе мировая экономика движется в сторону создания многостороннего механизма, определяющего «правила игры» в отношении прямых иностранных инвестиций. В этой связи отмечается ряд обстоятельств: (1) сдвиги в законодательстве, ведущие к либерализации инвестиционного режима (в 1995 г. отмечено 112 изменений в 64 странах, причем в 106 случаях режим облегчен);

(2) повышение роли региональных соглашений, предусматривающих конкретные вопросы (в т.ч. режим, гарантии, урегулирование инвестиционных споров, борьба с незаконными платежами и другими формами коррупции, предотвращение ограничительной деловой практики, установление порядка раскрытия информации, контроль в отношении использования фирмами трансфертных цен, обеспечение защиты окружающей среды, решение коренных социальных проблем);

(3) формирование нового, многостороннего подхода (особенно в части услуг, прав интеллектуальной собственности, страхования, урегулирования споров, проблем занятости и трудовых отношений).

Согласно экспертным оценкам, в ближайшем будущем крупнейшие инвесторы склонны активизировать свои зарубежные операции. При этом очевидно, что перекрестное инвестирование внутри группы наиболее развитых государств мира и впредь будет одной из основных черт деятельности первой сотни ТНК.

Но есть некоторые «географические» нюансы: американские фирмы делают ставку на западноевропейский рынок (особенно в области высоких технологий и в производстве потребительских товаров);

европейские ТНК рассчитывают делать основные капиталовложения на американском рынке;

у японских ТНК -приоритет в Азии.

Американские и европейские ТНК также заинтересованно смотрят на Азию. По видимому, во второй половине 90-х годов основной поток капиталов ТНК будет направлен именно в азиатские страны. Что касается развивающихся стран, то их новые инвестиции могут предположительно размещаться также в развивающихся странах.

С точки зрения отраслевой структуры прямого зарубежного инвестирования следует отметить появление новых возможностей для приложения иностранного капитала.

Отчасти это стало результатом прогресса либерализации и дерегулирования в соответствующих сферах экономики многих стран, а отчасти - более благожелательного отношения правительств к привлечению иностранных ресурсов капитала и технологий. С начала 90-х годов в инфраструктурные отрасли ежегодно вкладывалось около 7 млрд долларов иностранных инвестиций. Тем не менее инвестиционные потребности этих отраслей далеко не исчерпаны, они представляют собой громадное поле для новых капиталовложений.

В общем потоке инвестиций из основных стран базирования ТНК вложения в инфраструктурные отрасли составляли всего до 3-5%. До сих пор во многих странах на ПИИ приходится менее 1% всего объема валовых капиталовложений в этот сектор экономики. По состоянию на 1994 г., американские ТНК вложили в инфраструктурные отрасли других стран 14 млрд. долларов, что составляет лишь 2,3% суммарного накопленного объема их зарубежных активов. В то же время налицо рост интереса к данному сектору: по данным за 1992—1994 гг., в американских инвестициях, сделанных за этот период, доля вложений в инфраструктуру составила в среднем 4,9%.

Следует отметить, что на заре транснационализации инфраструктурные отрасли имели гораздо большее значение, чем сейчас. Так, в 1940 г. на них приходилось до 1/ всех вложений фирм США в экономику латиноамериканских государств.

Но поднявшаяся в последующие десятилетия волна национализации и экс проприации привела к резкому падению участия иностранного частного капитала в функционировании отраслей инфраструктуры, и лишь в самое последнее время наблюдается перелом тенденции.

На нынешнем этапе новая волна интереса ТНК к инфраструктурным отраслям обусловлена несколькими факторами.

Понимая, что неразвитость инфраструктуры тормозит национальное экономическое развитие, правительства многих стран пошли на приватизацию и ослабление контроля со стороны государственных монополий с тем, чтобы привлечь больше иностранных инвестиций и технологий и тем самым добиться повышения эффективности функционирования соответствующих отраслей. За период с 1988 по 1995 гг. приватизация в инфраструктурных отраслях обеспечила привлечение ресурсов частного капитала в размере 40 млрд. долларов, из которых более 50% составили иностранные прямые и портфельные инвестиции.

Более того, в результате внедрения новейших достижений научно-технического прогресса инфраструктурные отрасли, прежде всего телекоммуникации, претерпели радикальные изменения. Если раньше это были сферы доминирования естественных монополий, то теперь они превратились в конкурентные отрасли с большим потенциалом для прибыльного инвестирования. В большинстве стран для финансирования развития инфраструктуры уже не хватает ресурсов государственного бюджета. Соответственно появляется потребность в привлечении частного капитала, зачастую мобилизуемого ТНК, и применении новых методов проектного финансирования, в частности таких схем, как «строительство - управление - передача», «строительство - владение - управление», «строительство - владение - передача».

При явной недостаточности объемов ПИИ в инфраструктурные отрасли, перспективы для дальнейшего расширения деятельности ТНК в этой сфере представляются весьма оптимистическими. Несмотря на высокий уровень необходимых капиталовложений, многие проекты здесь оказываются привлекательными для иностранных инвесторов. Продолжающаяся либерализация государственного регулирования в отношении ПИИ и инфраструктурных отраслей в сочетании с укреплением гарантий инвестиций ведет к снижению риска национализации.

Дальнейшее углубление участия ТНК в развитии данной сферы экономики связано с привлечением ПИИ в такие проекты, как создание научных парков, зон переработки на экспорт, учреждений по подготовке кадров.

Таким образом, международное движение капитала, осуществляемое по различным каналам, является на современном этапе наиболее динамично развивающейся формой мирохозяйственных связей. Процессы интернационализации обусловили в последние десятилетия заметное возрастание роли такого канала, как прямое зарубежное инвестирование и, соответственно, главных его субъектов - международных корпораций - в мировой экономике и международных экономических отношениях.

ПРИМЕЧАНИЕ В ходе подготовки данного раздела использовалась следующая литература:

1. Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие;

М., 1996. - 196с.

2. Гладков И.С., Царев С.П. Мировое хозяйство: цифры и факты: Учебное пособие.

М., 1995. - 75 с.

3. Дэниеле Джон Д., Радеба Ли X. Международный бизнес: внешняя среда и деловые операции: Пер. с англ. - 6-е изд. - М.: Дело, 1994. - 784 с.

4. Киреев А. Международная экономика: В 2 ч. Ч. 1. Международная микроэкономи ка: движение товаров и факторов производства: Учебное пособие для вузов;

— М., 1997. - 416с.

5. Международные экономические отношения: В 2 т. / Под общей ред. Р.И.

Хасбулатова. - М., 1991.

6. Международные экономические отношения: Учебник / Под общ. ред. В.Е.

Рыбалкина.-М., 1997.-384 с.

7. Носкова И.Я., Максимова Л.М. Международные экономические отношения: Учеб ное пособие. - М., 1995. - 152 с.

8. Нухович Э.С., Смитиенко Б.М., Эскиндаров М.А. Мировая экономика на рубеже ХХ-ХХ1 веков. - М., 1995. - 103 с.

9. Пебро М. Международные экономические, валютные и финансовые отношения:

Пер. с франц. / Под общ. ред. Н.С. Бабинцевой. - М., 1994. - 496 с.

10. Семенов К..А. Международные экономические отношения: Курс лекций. — М., 1998. - 336 с.

11. Азия и Африка сегодня. - 1996. - № 12. - С. 37-39.

12. Бюллетень иностранной коммерческой информации. - 1999. - № 40. - С. 53-54.

13. Вопросы экономики. - 1997. - № 5. - С. 149-158;

№ 12. - С. 94-106.

14. Мировая экономика и международные отношения. - 1996. - № 11. - С. 65-77;

№ 12. - С. 88-99. - 1997. - № 3. - С. 19-33;

№ 9. - С. 62-73;

№ 10. - С. 56-67.

15. European Economies / A Comparative Study // Ed. by Frans Somers. - Groningen Business School, Hanse Polytechnic, Groningen, 1991. - 287 pp.

Таблица Источники:

[13, 1997, № 5, с. 150-151;

№ 12, с. 94-106] [«OECD Economic Outlook», № 57, June 1995, p. A4. «Smith Barney Research.

International Datapack» September 1994] [14,№3, 1996,с.58] МЕЖДУНАРОДНАЯ МИГРАЦИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ В СИСТЕМЕ МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ Межстрановое и межрегиональное перемещение рабочей силы: причины, сущность, динамика. Миграционная политика. Важнейшие этапы и направления международной миграции рабочей силы.

Ныне одним из проявлений интернационализации хозяйственной и социально культурной жизни человечества, а также возможных последствий острых межнациональных противоречий, прямых столкновений между народами и странами, чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий являются крупномасштабные перемещения населения и трудовых ресурсов в разнообразных формах. [См. Примечание.) Следовательно, массовая миграция населения стала одним из наиболее характерных явлений жизни мирового сообщества второй половины XX века.

Понятие «миграция населения» предполагает перемещение людей через границы определенных территорий со сменой постоянного места жительства или возвращением к нему.

Кроме того, специалисты выделяют и международную (внешнюю) миграцию, также осуществляемую в различных формах: трудовой, семейной, туристической и др.

В данном контексте рассматриваются прежде всего проблемы международной трудовой миграции, а также процессы развития международного рынка рабочей силы, который существует наряду с другими мировыми рынками: в частности, товаров и услуг, капитала. Перемещаясь из одной страны в другую, рабочая сила предлагает себя в качестве товара, осуществляет международную трудовую миграцию.

Современный международный рынок рабочей силы включает разнонаправленные потоки трудовых ресурсов, пересекающих национальные границы. Международный рынок труда объединяет таким образом национальные и региональные рынки рабочей силы и существует в форме трудовой миграции.

Межстрановое и межрегиональное перемещение рабочей силы: причины, сущность, динамика Среди важнейших побудительных мотивов и причин международной миграции трудовых ресурсов находятся различные факторы экономического и неэкономического характера.

К причинам экономического характера следует отнести следующие: (1) различия в уровне экономического и, в частности, промышленного развития отдельных стран (как свидетельствует практический опыт, рабочая сила мигрирует в основном из стран с низким уровнем жизни в страны с более высоким уровнем);

(2) наличие национальных различий в размерах заработной платы;

(3) существование органической безработицы в некоторых странах и, прежде всего, в слабо развитых;

(4) международное движение капитала и функционирование международных корпораций (как известно, корпорации способствуют соединению рабочей силы с капиталом, осуществляя либо движение рабочей силы к капиталу, либо перемещают свой капитал в регионы с избытком трудовых ресурсов).

Специалисты относят к причинам миграции рабочей силы неэкономического характера политические, национальные, религиозные, расовые, семейные и др.

Происходившее в последнее время заметное развитие средств связи и транспорта, в свою очередь, оказали стимулирующее воздействие на активизацию процессов современной международной трудовой миграции.

Следует иметь однако в виду, что по большей части в процессах международной трудовой миграции принимают участие не служащие, а представители рабочих специальностей.

На практике международная миграция рабочей силы возникала как стихийное явление, но по мере развития процесса начинала подпадать под регулирующие мероприятия государства. Тем не менее и в настоящее время не изжиты полностью черты стихийности в рассматриваемом процессе.

История современной международной трудовой миграции насчитывает полтора столетия. С середины прошлого века обнаружились довольно многочисленные миграционные потоки из европейских стран в США, особенно в периоды благоприятной экономической конъюнктуры за океаном. В эти годы причинами перемещения рабочей силы могли быть и аграрное перенаселение в некоторых европейских странах, и безработица, и более приемлемые условия работы в США, а также и перспективы повышения уровня жизни для многочисленных мигрантов из Европы.

Следующим этапом широкомасштабной эмиграции из разных стран в США следует считать период 20-50-х гг. текущего столетия. Так, после первой, а затем и второй мировой войн наметились новые миграционные волны: (1) это «утечка умов», то есть устойчивый поток высококвалифицированных специалистов и членов их семей в Северную Америку;

(2) потоки беженцев из Венгрии (1956 г.) и (3) из Вьетнама (1974 1975 гг.), (4) а также с Кубы (1980 г.). Но самым крупным потоком в США этого времени (5) стал наплыв рабочей силы из Мексики и стран Карибского бассейна.

Также и в Европе после второй мировой войны (особенно с начала 60-х годов) наблюдались достаточно интенсивные процессы межстрановой миграции рабочей силы.

Рабочая сила из Испании, Португалии, Греции, Югославии активно использовалась в экономике промышленно развитых стран Европы. На современном этапе использование иностранной рабочей силы постепенно становится важным элементом нормального функционирования механизма мирового хозяйства.

Согласно официальным данным, к началу 1995 г. в мире насчитывалось болеe млн. трудящихся-мигрантов по сравнению с 3,2 млн. в 1960 г. Если подсчитывать мигрирующую рабочую силу с сопровождающими ее иждивенцами, то численность перемещающихся работников с членами их семей может превышать к середине 90-х годов 100 млн. человек.

Миграционная политика На современном этапе мировое сообщество переходит к координации усилий многих стран по разрешению острых ситуаций и коллективному регулированию миграционных потоков. Организационно-институциональные, нормативно-правовые и финансовые механизмы регулирования, созданные в прошлые годы на глобальном (в рамках ООН и других организаций), региональном (региональные экономические организации) и национальном (в основном промышленно развитыми странами) уровнях, позволяют постепенно ослаблять остроту в сфере международной миграции населения и нормализовать миграционные потоки.

Последнее десятилетие нашего столетия характеризуется тем, что страны импортеры и страны-экспортеры трудовых ресурсов вносят существенные коррективы в свою миграционную политику.

Как было показано выше, международная миграция населения и трудовых ресурсов возникает при наличии определенного контраста в уровнях экономического и социального развития и темпах естественного демографического прироста стран, принимающих и отдающих рабочую силу.

Вместе с тем мировая практика свидетельствует, что подобная трудовая миграция обеспечивает несомненные преимущества странам, как принимающим рабочую силу, так и поставляющим ее. Но при этом возможно возникновение и острых социально экономических проблем.

Ныне к положительным последствиям трудовой миграции специалисты относят: (I) смягчение условий безработицы, (2) появление для страны-экспортера рабочей силы дополнительного источника валютного дохода в форме поступлений от эмигрантов, а также (3) приобретение ими знаний и опыта. По возвращении домой они, как правило, пополняют ряды среднего класса, вкладывая заработанные средства в собственное дело, создавая дополнительные рабочие места.

Среди негативных последствий трудовой миграции следует назвать (1) тенденции роста потребления заработанных за границей средств, (2) желание скрыть получаемые доходы, (3) «утечку умов», а иногда и (4) понижение квалификации работающих мигрантов.

Не случайно поэтому в последнее время довольно широко в интересах нейт рализации отрицательных последствий и усиления положительного эффекта, получаемого страной в результате трудовой миграции, используют средства государственной политики. В этой сфере особенно очевидны неэффективность жестких, директивных мер и, напротив, необходимость косвенных, координирующих воздействий со стороны государств и правительств.

Так, мировым сообществом признано целесообразным и необходимым условием придерживаться определенных правовых норм и стандартов, закрепленных в документах международных организаций. Ратифицируя международные конвенции, страны, регламентирующие процесс трудовой миграции, признают приоритет норм международного права над национальным законодательством, что имеет важное значение как для страны, так и для мигрантов, чьи права за рубежом существенно расширяются.

Если страна-импортер рабочей силы в основном отвечает за прибытие и использование мигрантов, то в функции страны-экспортера рабочей силы прежде всего входит регулирование оттока и зашита интересов своих граждан-мигрантов за рубежом. Поэтому во многом интересы стран-экспортеров и импортеров рабочей силы оказываются тесно переплетенными.

Ныне немалое число глобальных учреждений и организаций (прежде всего в рамках ООН), а также региональных группировок продолжают заниматься проблемами, связанными с миграцией населения и трудовых ресурсов. Так. Комиссия ООН по народонаселению располагает фондом, часть которого используется на субсидирование национальных программ в области миграции населения. Деятельность Международной организации труда (МОТ) предусматривает в качестве одной из своих целей регулирование межстрановой миграции населения. Ряд международных договоров, принятых Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), содержит специальные нормы, которые касаются физического состояния трудящихся-мигрантов. В документах ЮНЕСКО имеются положения, направленные на улучшение образования трудящихся мигрантов и членов их семей. Возрастает роль Международной организации по миграции (MOM), целью которой является обеспечение упорядоченной и плановой межстрановой миграции, ее организация, обмен опытом и информацией по этим вопросам.

Кроме того, в регионе Западной Европы Межправительственный комитет по вопросам миграции (СИМЕ) своей деятельностью способствует обеспечению и защите прав трудящихся-мигрантов.

Как известно, основополагающие документы международных организаций имеют большое значение применительно к национальному законодательству, поскольку при формировании национальной политики в области межстрановой трудовой миграции должны быть учтены нормы международных конвенций.

Так, страны-импортеры трудовых ресурсов, постоянно испытывающие потребности в привлечении рабочей силы, свою иммиграционную политику основывают прежде всего на мерах регулирования численности и качественного состава прибывающих трудящихся мигрантов, а в качестве инструмента регулирования используется показатель иммиграционной квоты, который ежегодно рассчитывается и утверждается в стране импортере. При определении квоты учитываются потребности страны в иностранной рабочей силе и по отдельным категориям привлекаемого населения (половозрастным группам, образованию и т. п.), а также состояние национальных рынков труда и жилья, политическая и социальная ситуация в стране-импортере.

На практике иммиграционная квота, как правило, распределяется в определенной пропорции между различными категориями иммигрантов. Так, в США в 1995 г. было принято следующее ее распределение: 71% - родственники граждан США, 20% — специалисты, в которых нуждаются США, и 9% - прочие группы иммигрантов. Новый закон об иммиграции (1996 г.) в США не только существенно расширил размеры квоты для иммигрантов, но и ужесточил требования к их качественным характеристикам.

Примером высоких требований к качеству прибывающей рабочей силы сви детельствует необходимость прохождения процедуры признания имеющихся у мигранта документов об образовании или профессиональной подготовке, а также имеющегося опыта работы по специальности. Возрастной ценз является одним из распространенных критериев отбора иммигрантов и действует в пользу более молодых претендентов.

Среди других требований, предъявляемых к качеству рабочей силы. выделяются: (1) хорошее состояния здоровья у прибывающего мигранта (характерно для ряда скандинавских стран и США);

(2) дополнительные профессиональные требования, относящиеся к ряду специальностей или профессий (в США иностранный программист должен владеть принятыми в стране программными средствами, быть знакомым с соответствующими компьютерными системами): (3) ограничения личностного и психологического плана. Так, претендент на получение гражданства ЮАР должен иметь «приятный характер», а в США ограничен въезд для представителей любой из партий тоталитарного типа.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что значение какого-либо качественного признака при отборе иммигрантов не является постоянным и может меняться в пользу других приоритетов. Но по ряду характеристик, таких как возрастной ценз, наличие трудового сертификата, обладание профессией и профессиональной подготовкой, требования достаточно устойчивы во времени.

Понятно, что известная избирательность миграционной политики стран-импортеров может выражаться также в предоставлении льгот отдельным категориям мигрантов с целью их привлечения в страну: как правило, приоритетным правом получения разрешения на иммиграцию пользуются бизнесмены, предполагающие открыть свое дело в стране пребывания.

С другой стороны, среди целей иммиграционной политики находится и защита национального рынка труда от неконтролируемого притока иностранной рабочей силы.

Для этого используются меры, направленные на ограничение иммиграции и сокращение иностранной рабочей силы в стране пребывания.

Кроме того, страны-импортеры рабочей силы реализуют и государственные программы стимулирования репатриации официально зарегистрированных иностранцев, в которых преобладают экономические стимулы (предоставление материальной помощи, получение возможности приобретения профессии и т. п.).

Согласно определению Международной организации труда (МОТ), цели эми грационной политики стран-экспортеров состоят в том, что эмиграция рабочей силы должна способствовать сокращению безработицы, поступлению валютных средств от трудящихся-эмигрантов, которые используются для сбалансированности экспортно импортных операций;

эмигрантам за рубежом должен быть обеспечен соответствующий жизненный уровень;

требование возвращения на родину эмигрантов сочетается с приобретением ими в зарубежных странах профессии и образования.

На современном этапе международную миграцию трудовых ресурсов характеризуют активизация и рост влияния стран-экспортеров рабочей силы, использующих различные подходы к достижению целей эмиграции: (1) методы и средства защиты интересов государства-экспортера путем регулирования масштабов эмиграции и качественного состава эмигрантов, выезжающих за пределы страны. (Большинство государств демонстрируют своей эмиграционной политикой уважение прав своих граждан на свободное перемещение, а некоторые - проводят политику сдерживания эмиграции, особенно в отношении высококвалифицированных специалистов и при неблагоприятной демографической ситуации.);

(2) методы использования эмиграции в целях обеспечения ресурсами экономики страны путем привлечения валютных средств трудящихся мигрантов. (С этой целью в национальных банках открывают эмигрантам валютные счета под более высокую процентную ставку, создают им выгодные условия использования своих валютных средств для приобретения товаров и производственного оборудования, а ряд государств прямо обязывает трудящихся-эмигрантов переводить в свою страну значи тельную долю полученной за границей заработной платы.);

(3) методы и средства по защите прав трудящихся-эмигрантов путем использования двусторонних соглашений и контрактной формы найма рабочей силы для работы за границей, которая призвана обеспечить определенные экономические и социальные гарантии, а также путем организации учреждений, фондов, представительств, назначения специальных должностных лиц в целях контроля за выполнением условий международных соглашений по трудовой миграции, решения спорных вопросов в стране пребывания мигрантов и соблюдения их основных прав;

(4) меры, способствующие сочетанию как защиты государственных интересов, так и прав и свобод трудящихся-мигрантов. (Одним из инструментов реализации данной задачи служит введение порядка обязательного государственного лицензирования деятельности по найму граждан для работы за границей. Цель лицензирования - наделение правом посредничества при трудоустройстве за границей только тех организаций, которые обладают достаточными знаниями, опытом работы, располагают надежными международными связями и способны нести материальную и юридическую ответственность за результаты своей деятельности.);

(5) меры, направленные на взаимную защиту интересов стран-экспортеров и стран — импортеров трудовых ресурсов. Речь идет, в частности, о проведении политики сдерживания масштабов миграции, нелегальных перемещений, стимулирования возвращения мигрантов на родину.

Важнейшие этапы и направления международной миграции рабочей силы Современная история межстрановой миграции рабочей силы позволяет выделить несколько важнейших ее направлений.

К ним следует отнести: (1) миграция из развивающихся в промышленно развитые страны;

(2) миграция в рамках промышленно развитых стран;

(3) миграция рабочей силы между развивающимися странами;

(4) миграция рабочей силы из бывших социалистических стран в промышленно развитые страны (сходна с миграцией из развивающихся в промышленно развитые);

(5) миграция научных работников, квалифицированных специалистов из промышленно развитых в развивающиеся страны.

Так, иностранная рабочая сила из развивающихся стран означает для промышленно развитых стран обеспечение ряда отраслей, инфраструктурных служб необходимыми работниками, без которых невозможен нормальный производственный процесс, а иногда просто нормальная повседневная жизнь. В частности, во Франции эмигранты составляют одну четвертую всех занятых в строительстве и одну треть - в автомобилестроении;

в Бельгии - половину всех шахтеров, в Швейцарии - две пятых строительных рабочих.

Современная межстрановая миграция рабочей силы, существующая в рамках промышленно развитой зоны, связана в большей мере с неэкономическими факторами, чем с экономическими. И тем не менее нередко такое явление, как «утечка умов», в частности из Европы в США.

Специфическим примером служит также межстрановая миграция рабочей силы в рамках ЕС. В ЕС принята «Хартия основных социальных прав рабочих ЕЭС» (подписана 9 декабря 1989 г.), в разделе 1 которой записано, что «каждый работник ЕЭС должен иметь право свободного перемещения по территории Сообщества, подчиняясь правилам и ограничениям, обусловленным общественным порядком, общественной безопасностью и здоровьем», а во втором - «свобода перемещения должна давать право каждому работнику выбрать любое занятие или профессию в ЕЭС на основе принципов равноправия, касающихся трудоустройства, условий труда и социальной защиты в принимающей стране».

Таким образом, в этом документе декларируется, что создание единого эко номического пространства подкрепляется его социальным обеспечением.

Несмотря на то обстоятельство, что предложенные принципы могут иметь ряд негативных последствий на практике (демпинг, дифференциация стран по использованию рабочей силы определенной квалификации и пр.) рассмотрение модели межстрановой трудовой миграции в рамках ЕС весьма полезно для дальнейшего становления рынка трудовых ресурсов в СНГ.

На протяжении десятилетий послевоенного периода наблюдался существенный рост миграционных потоков рабочей силы также и между развивающимися странами.

Как известно, в период 50-70-х гг. происходило ускоренное промышленное развитие «периферийных» регионов мира, которые добивались впоследствии определенных результатов в своем промышленном развитии. К ним относились страны Латинской Америки, Юг Африки, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия.

Специалисты считают первым (по временному принципу) среди таких центров «притяжения» иностранной рабочей силы Южную Африку, которая еще со второй половины 50-х гг. активно привлекала «лишнюю» рабочую силу из соседних африканских стран.

Последовавшая затем волна обретения многими африканскими государствами политической независимости способствовала развитию этого процесса. Активное проникновение в Южную Африку международных корпораций из США и Западной Европы в 70-е годы сделало довольно устойчивой широкую миграцию африканских рабочих в этот субрегион.

Позднее, уже в 60-е годы стал формироваться международный центр притяжения рабочей силы в Южной Америке в составе наиболее развитых стран: Аргентины, Бразилии, Венесуэлы и Мексики. Страны региона становятся экспортерами как низкоквалифицированных работников, так и специалистов высокой квалификации (инженеры, врачи). Параллельно в эти страны ежегодно приезжает многочисленная рабочая сила из сравнительно более экономически отсталых стран континента, а также из азиатских и африканских стран.

Далее, формирование ближневосточного центра притяжения рабочей силы связано с бурным развитием нефтедобывающей промышленности в 70-х годах. Уже в конце 70-х годов в Саудовской Аравии, Кувейте, Омане, ОАЭ работало свыше 3 млн. иностранных рабочих и специалистов как из соседних арабских стран, так и из Азии, особенно из Индии и Пакистана, отчасти из Южной Кореи.

Последние десятилетия текущего столетия явились периодом становления еще одного региона как центра притяжения рабочей силы из разных стран. Это - Юго Восточная Азия, где с 70-х гг. происходил процесс ускоренного промышленного развития и интернационализации хозяйственной жизни стран этого гигантского региона.

Немаловажная роль в указанных процессах принадлежит деятельности ТНК разного «национального» происхождения: американским, японским, австралийским, южнокорейским, тайваньским.

На современном этапе существует миграция рабочей силы из промышленно развитых в развивающиеся страны, представляющая собой сравнительно небольшой поток квалифицированных кадров из стран Европы и Северной Америки в развивающиеся страны. Причинами подобной трудовой миграции выступают как экономические (достаточно высокие заработки у преподавателей, инженеров, инструкторов и других специалистов, в частности, в странах арабского региона), так и чисто бытовые.

Таким образом, международная миграция трудовых ресурсов представляет собой одну из важных особенностей современных МЭО.

На современном этапе и страны-импортеры, и страны-экспортеры рабочей силы, международные организации по миграции совершенствуют законодательство, механизм регулирования этих процессов и потоков, руководствуясь принципами свободы и демократии с учетом национальных интересов. Особая роль принадлежит Международной организации труда (МОТ), одной из основных функций которой является принятие конвенций и рекомендаций, устанавливающих международные трудовые стандарты в таких областях, как свобода ассоциаций, зарплата, продолжительность рабочего дня, социальное страхование, оплачиваемый отпуск, охрана труда, служба найма, рабочая инспекция и др. Как известно, за время функционирования МОТ было принято более 300 конвенций и рекомендаций.

ПРИМЕЧАНИЕ В ходе подготовки данного раздела использовалась следующая литература:

1. Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие. - М., 1996. - 196 с.

2. Буглай В. Б., Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения: Учебное пособие / Под ред. Н.Н. Ливенцева. - М., 1996. - 160 с.

3. Гладков И.С. Экономика и мирохозяйственные связи промышленно развитых и развивающихся стран: Учебно-справочное пособие. - М., 1996. - 108 с.

4. Дэниелс Джон Д., Радеба Ли X. Международный бизнес: внешняя среда и деловые операции: Пер. с англ. - 6-е изд. - М., 1994. - 784 с.

5. Киреев А. Международная экономика: В 2 ч. Ч. 1. Международная микроэкономика: движение товаров и факторов производства: Учебное пособие для вузов.

- М., 1997. - 416 с.

6. Международные экономические отношения: В 2 т. / Под общей ред. Р.И.

Хасбулатова. - М„ 1991.

7. Международные экономические отношения: Учебник / Под обш. ред. В.Е.

Рыбалкина. - М., 1997. - 384 с.

8. Семенов К.А. Международные экономические отношения: Курс лекций. - М., 1998. - 336 с.

9. Азия и Африка сегодня. - 1996. - № 12. - С. 37-39.

10. Вопросы экономики. - 1997. - № 5. - С. 149-158;

№ 12. - С. 94-106.

11. Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 9. - С. 5-19;

№11. С.94-102;

№ 11 -С.65-77;

№ 12.-С. 88-99;

№ 3.-С. 19-33;

№ 9.-С. 62-73;

№ 10. - С. 56-67: № 11. - С. 68-79;

№ 12. - С. 72-84.

12. Капитализм XXI века / Что ждет мир в следующем столетии // Business Week. 1996. - № 1.

13. European Economies / A Comparative Study // Ed. by Frans Somers. - Groningen Business School, Hanse Polytechnic, Groningen, 1991. - 287 pp.

14. Im Kreislauf der Wirtschaft. - Bundesverband deutscher Banken, Koeln, 1988. - 200 S.

15. UNCTAD. Trade and Development Report, 1998. - N.Y., Geneva: UN, 1998. - 229 pp.

ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ Демография: динамика, процессы и тенденции. Продовольственное обеспечение населения планеты. Топливно-сырьевая ситуация в современном мире. Сохранение мира, разоружение и конверсия военного производства. Экологические перегрузки:

экономические аспекты.

На рубеже третьего тысячелетия мировое сообщество пришло к необходимости переосмысления путей общественного развития. Как справедливо полагают отечественные исследователи, превалировавшая ранее концепция экономического роста, подходившая к анализу материального производства с чисто экономической точки зрения, была применима, пока природные ресурсы казались неисчерпаемыми в силу ограничен ного воздействия производственной деятельности человека. Однако в настоящее время общество приходит к пониманию того, что экономическая деятельность является лишь частью общечеловеческой деятельности и экономическое развитие целесообразнее рассматривать в рамках более широкой концепции общественного развития [см.: 6, с.

436].

Не случайно уже в конце XX века все более важное значение придается изучению проблем демографии;

продовольственного обеспечения населения планеты;

ресурсов и их восполнения;

обеспечения безопасности и мира;

охраны окружающей среды и др.

Общим для всех глобальных проблем является их универсальный характер, так как они являются порождением современной цивилизации.

Проявление и последующее обострение этих проблем в планетарном масштабе настоятельно требуют их тщательного рассмотрения и поиска путей их решения также на глобальном уровне. [См. Примечание.] Демография: динамика, процессы и тенденции На современном этапе развития цивилизации широко признаются значимость и ценность человеческих ресурсов. Поэтому протекающие на планете демографические процессы заслуживают самого пристального внимания и исследования.

Нарастающая напряженность в этой сфере прежде всего связывается с так называемым «демографическим взрывом», достаточно четко проявившимся уже с середины XX века и ставшим одной из характерных черт современной эпохи. Об интенсивности этого процесса красноречиво свидетельствуют следующие статистические данные. Опубликованные экспертами ООН, они иллюстрируют динамику прироста мирового населения за последние полтора столетия:

Таблица Годы 1850 1930 1960 1975 (прогноз) Численность населения мира 1,0 2,0 3,0 4,0 5,0 Свыше 6, (млрд. человек) Так, число жителей планеты лишь к середине прошлого века впервые достигло миллиардной отметки, а согласно новейшим оценкам, к 2000 году население стран мира может увеличиться до 6,03 млрд. человек (к 2015 году - до 7,47 млрд. человек).

Следовательно, только во второй половине XX века численность населения планеты возрастет также более чем вдвое. Столь высокие темпы его роста оказывались невозможными на протяжении многих тысячелетий всего предыдущего развития.

При этом следует учитывать, что свыше 80% современного и еще большая доля перспективного прироста мирового населения (в отличие от прошлых периодов) приходится на развивающиеся страны. Так, в конце XX века примерно 60% мирового населения проживает в Азии;

почти 12% - в Африке;

8% - в Латинской Америке;

6,3% - в Северной Америке;

6,2% - в регионе Западной Европы;

2,6% - в России и только около 1,0% - в Австралии и Океании.

Не вызывает сомнений, что важнейшим фактором, обусловившим такой «де мографический взрыв», является специфическое, противоречивое взаимодействие и переплетение прогресса и отсталости в странах развивающегося мира.

Так, распространение современных средств медицины, приведшее к значительному снижению детской смертности, и установление контроля над инфекционными заболеваниями, расширение масштабов продовольственного снабжения населения этих стран как за счет роста собственного производства продуктов питания, так и путем увеличения импорта способствовали резкому возрастанию темпов прироста населения.

Кроме того, и поныне страны развивающегося мира отличают и экономическая отсталость, и известный консерватизм в сфере социальных отношений, и господство традиционных моральных, религиозных и иных представлений на фоне сравнительно невысокого уровня грамотности.

Перечисленные факторы задержали на довольно длительный срок переход развивающихся стран от типа воспроизводства населения, характерного для натуральнохозяйственных способов производства с их высокой рождаемостью и смертностью, а потому и крайне небольшим приростом населения, к современному типу его воспроизводства с низким темпом прироста населения, определяемым низкой рождаемостью при низком уровне смертности и сравнительно высокой продолжительности жизни.

Подобные сдвиги происходили в прошлом и в зоне промышленно развитых стран, где также имел место своего рода «демографический взрыв», хотя и более растянутый по времени. Но протекавшие тогда «взрывные» демографические процессы из-за сравнительно небольших абсолютных размеров населения и ограниченности их территориями немногих стран не превратились в глобальную проблему.

Таким образом, на современном этапе в развивающихся странах сложился сво еобразный переходный тип воспроизводства населения, при котором снижение смертности не сопровождается соответствующим сокращением рождаемости.

Таким образом, демографические процессы в развивающейся зоне сегодня отличаются столь бурными формами и такой интенсивностью, что создается немало осложнений. Все это и привело к проявлению глобальной демографической проблемы.

По мнению экспертов-демографов, подобный «переходный период» может продлиться в развивающихся странах до середины XXI века, в связи с чем численность мирового населения, вероятно, стабилизируется к 2100 г. на уровне 10,5 млрд. человек. К этому периоду уже 95% всего населения планеты будут проживать в современной развивающейся зоне.

Перспективы ослабления «демографической напряженности» и последующего решения этой проблемы специалисты определяют следующим образом.

В связи с тем, что темпы естественного прироста населения складываются из взаимодействия двух основных демографических показателей — рождаемости и смертности, а последние, в свою очередь, зависят от уровня развития общества (экономического, социального, культурного и т. д.), отсталость развивающихся стран служит одной из причин высоких темпов естественного прироста населения этой зоны (2,3-3,0% по сравнению с 0,7% в промышленно развитых странах). В то же время в развивающихся странах действует общая закономерность возрастания роли социально психологических факторов на фоне относительного снижения роли естественно биологических факторов. Поэтому и проявляется довольно устойчивая тенденция к снижению рождаемости по мере достижения страной более высокого уровня развития.

С другой стороны, отличий развивающихся стран от промышленно развитых держав по уровню смертности заметно меньше. Именно в этой области отмечается наиболее впечатляющий прогресс развивающейся зоны. Серьезные последствия демографических процессов, протекающих в развивающихся странах, связаны и с обратным воздействием демографической проблемы на отсталость.

Кроме этого, в развивающейся зоне происходит формирование специфической возрастной структуры населения, в которой несоразмерно большой удельный вес занимает молодежь до 17 лет (свыше 2/5 населения в этих странах в среднем по сравнению с 1/3 в развитых странах). Соответственно меньшая доля принадлежит населению в трудоспособном возрасте (чуть выше 1/2 по сравнению с 2/3 в странах Запада). То есть чем выше коэффициент иждивенчества, тем более ограниченны возможности повышения жизненного уровня населения.

На современном этапе в общественном сознании развивающихся стран в понятие демографической проблемы включается не только то, что относится к демографическим процессам как таковым, но и увеличение продолжительности и качества жизни населения.

Таким образом, по своему содержанию демографическая проблема оказывается тесно связанной с проблемой преодоления их хозяйственной и иной отсталости.

Такой подход становится в последнее время особенно актуальным в связи с тем, что многие страны мира, в первую очередь те, которые в большей мере ощущают зависимость развития от решения демографической проблемы, вырабатывают и осуществляют активную демографическую политику, приносящую довольно эффективные результаты.

Разнообразные программы планирования семьи стали претворяться в жизнь. Поэтому можно надеяться, что международное сообщество осознало серьезность и масштабность демографических проблем, а также и их тесную взаимосвязь с экономическим и социальным развитием всех стран и регионов.

Продовольственное обеспечение населения планеты Другой, не менее важной и острой глобальной проблемой человечества является продовольственная проблема, поскольку она непосредственно относится к самому физическому существованию сотен миллионов людей. В последнее время ее проявления носят довольно драматический характер, так как несут в себе отпечаток противоречий современной технологической цивилизации.

Судить об истинных масштабах и остроте продовольственной проблемы можно на основе данных исследований, приводимых Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО).

По статистике ФАО, численность голодающих на планете составляет ныне около 500 млн. человек, из которых примерно 240 млн. человек обречены в результате голода на болезни и смерть. Тем не менее прямой голод не исчерпывает всей картины. От различных форм и стадий недоедания в мире сегодня страдает свыше 1 млрд. человек.

При этом недоедание зачастую внешне малозаметно. Согласно существующим оценкам, так называемое «невидимое голодание» в настоящее время охватывает до 1/4 детского населения развивающегося мира.

Ныне различные формы недоедания во многих развивающихся странах являются весьма распространенным явлением для широких масс населения. Это объясняется тем, что традиционные рационы могут обеспечивать достаточное количество калорий, но не содержат необходимого минимума белков, жиров и микроэлементов.

Показательно, что нехватка этих важнейших питательных компонентов от рицательно сказывается на здоровье людей и имеет своим следствием относительно низкое качество рабочей силы, которая зачастую малопригодна для использования в современном секторе хозяйства развивающихся стран.

По-прежнему часто наблюдаемый недостаток жизненно важных компонентов в рационе многих жителей развивающихся стран приводит к целому ряду серьезных заболеваний, которым в наибольшей мере подвержены дети и молодежь (например, пищевая дистрофия). Возможны и такие тяжелые заболевания, которые приводят к серьезному поражению тканей организма.

Исследования авторитетных экспертов свидетельствуют, что в наибольшей степени страдает от недостатка белков, жиров и даже калорий в пище население наименее продвинувшихся по пути развития стран, к которым относятся многие страны Африки (особенно Судано-Сахельской зоны).

Как известно, и голод, и недоедание существуют давно, от самых истоков истории человечества. И в течение долгого времени главным фактором, который их обусловливал, было недостаточное развитие сельскохозяйственного производства.

Однако на современном этапе, в эпоху научно-технической революции, про изводительные силы человечества, в том числе и в сфере сельского хозяйства, достигли такого уровня развития, что в принципе они способны обеспечить продовольствием в несколько раз больше людей, чем в настоящее время проживает на нашей планете.

Так, согласно расчетам английских экспертов, даже при нынешних методах обработки земли можно обеспечить продовольствием свыше 10 млрд. человек. Но человечество крайне непроизводительно использует обрабатываемые земли. По некоторым оценкам, из 149 млн. кв. км суши пригодными для сельскохозяйственной обработки считаются только 45 млн. кв. км, при этом обрабатывается менее 1/3 таких земель.

Согласно оценкам специалистов, сегодня для выращивания сельскохозяйственных культур, экспортируемых в индустриально развитые страны, в Азии, Африке и Латинской Америке используется до 1/4 всех пахотных, причем лучших земель. В ряде случаев практически весь урожай той или иной культуры направляется в страну, капитал которой был вложен в данное сельскохозяйственное предприятие.

Не случайно поэтому, что вовлеченность развивающихся стран в систему мирового хозяйства, их специализация на производстве тропических и технических культур могут снижать их продовольственное обеспечение, его автономность, ставя его в зависимость от их экспортной выручки. Недопроизводство продовольствия в развивающихся странах сопровождается перепроизводством в них тропических культур, что неблагоприятно сказывается на ценах последних и уменьшает количество продовольствия, для приобретения которого используется выручка от их реализации на внешнем рынке.

При этом важно иметь в виду, что к тем же результатам приводит и торговая политика стран развитой зоны, зачастую произвольно устанавливающих квоты поставок тропических культур, тарифы, препятствующие ввозу обработанной на месте производства сельскохозяйственной продукции, жесткие стандарты и санитарные нормы для импортируемого сырья.

Совершенно очевидно, что в обширных районах, составляющих периферию мирового хозяйства, по-прежнему ощущается недостаток средств, поступающих на развитие земледелия этих государств, а господство устаревших производственных отношений в деревне нередко делает невозможным придание импульса развитию сельскохозяйственного производства и эффективному освоению даже получаемых ограниченных ресурсов.

Продолжающее сохраняться превосходство развитых стран над развивающимися в области производства продовольствия достигается, среди прочих факторов, во многом за счет государственных (и межгосударственных) субсидий. Не секрет, что в ряде развивающихся стран такие капиталовложения могли бы принести существенно больший результат. Поэтому субсидирование сельскохозяйственного производства в ведущих промышленно развитых странах наряду с более высоким здесь развитием производительных сил в сельском хозяйстве по сравнению с развивающимися странами делает для последних труднодостижимой задачу повысить интенсивность и продуктивность своего земледелия в обозримом будущем. Однако это могло бы способствовать избавлению широких масс населения развивающегося мира от голода и недоедания.

Поскольку продовольственная проблема приобрела глобальные масштабы и характер, ее радикальное решение связывается с перспективами рационального распределения производственных ресурсов на всей планете. Человечество создало достаточно мощные производительные силы сельского хозяйства: во второй половине XX века в мировом земледелии произошли такие качественные сдвиги, как переход к системе машин в сельском хозяйстве на базе использования высокоурожайных, гибридных семян («зеленая революция»), широкое развитие агропромышленной интеграции и становление агропромышленного комплекса, биотехнологическая революция. Использование всех этих достижений цивилизации для обеспечения населения развивающихся стран необходимым для нормальной жизни продовольствием помогло бы решить эту глобальную проблему современности.

Топливно-сырьевая ситуация в современном мире Как уже подчеркивалось выше, современная цивилизация постоянно расширяет потребление природных ресурсов на фоне соответствующего роста отходов производства и потребления.

Это не может не вызывать увеличения затрат на борьбу с загрязнением окружающей среды. Как следствие, ныне общество должно постоянно повышать известную долю национального дохода, которая компенсирует затраты на извлечение природных ресурсов и охрану среды обитания человека. Это, в свою очередь, приводит к ограничению темпов экономического роста.

Исследование причин нарастания ряда столь негативных тенденций требует рассмотрения в первую очередь вопроса о дефицитности различных природных ресурсов, которыми располагает современная цивилизация.

На нынешнем этапе развития в мире действительно существует ряд природных ограничений. Так, на основе оценки количества топлива по трем базовым категориям - разведанные, возможные, вероятные - следует предположить, что мировых запасов угля «хватит» примерно на 600 лет, нефти - на 90, природного газа - на 50 и урана - на 27 лет.

Иными словами, все виды топлива по всем категориям могут быть исчерпаны за 800 лет.

Но если производство различных видов энергии будет расти сегодняшними темпами, то все виды используемого сейчас топлива будут истрачены через 130 лет, то есть в начале XXII века.

И все же прогнозируется, что уже к 2000 году спрос на минеральное сырье в мире увеличится в 3 раза по сравнению с уровнем последних десятилетий уходящего XX века.

Однако даже сейчас в ряде стран богатые месторождения практически выработаны до конца или близки к истощению. Не секрет, что аналогичная ситуация наблюдается и по ряду других видов полезных ископаемых.

Тем не менее вряд ли целесообразно утверждать о существовании дефицита природных ресурсов на планете.

Ныне человечество вовлекло в хозяйственный оборот меньшую часть ресурсов Земли: глубина разрезов не превышает 700 м, шахт - 2,5 км, скважин -10 тыс. м. Наконец, основные резервы сбережения ресурсов содержатся в зачастую отсталых технологиях, не позволяющих использовать значительную часть природных ресурсов. Так, используемые ныне технологии извлекают не более 2/5 потенциальных запасов нефти, а коэффициент полезного использования добытых энергетических ресурсов ограничен 30—35%.

Кроме того, распределение природных запасов сырья и энергии по регионам и странам мира крайне неравномерно. Это также способствует обострению топливно сырьевой проблемы.

Как известно, значительная часть существующих и перспективных мировых запасов полезных ископаемых сосредоточена в развивающейся зоне. Ныне удельный вес развивающихся стран в запасах важнейших видов сырья среди государств с рыночной экономикой составляет, по оценке, от 30—40% (железная руда, молибден, уран и др.) до 60—90% (кобальт, нефть, никель, олово, природный газ, фосфаты и др.). Уже к середине 80-х годов в этих странах было сосредоточено более 2/3 промышленных запасов 8 из важнейших видов сырья.

Следует также иметь в виду, что их недра все еще сравнительно мало изучены. Еще к началу 80-х гг. доказанные запасы минерального сырья на единицу площади в бывших колониях и зависимых странах были примерно в 2 раза меньше, чем в центрах мирового хозяйства. Это - еще одно проявление экономической отсталости развивающегося мира.

Использование достижений науки и техники, в частности космической геологии, позволило бы более полно изучить территорию земного шара, лучше оценить существующие месторождения, ускорить открытие новых. В наибольшей мере это относится к недрам стран развивающегося мира. Примером может служить сравнительно недавно открытое в Бразилии гигантское месторождение, где содержится 17 видов минерального сырья, в том числе 18 млрд. т железной руды, 3,2 млрд. т бокситов, 1 млрд.

т никеля.

Немаловажно и более высокое качество полезных ископаемых в развивающихся странах. Так, в США медная руда разрабатывается при содержании меди 0,7%, тогда как в Чили - 1,1%, в Замбии - 3,0%, в Заире - 3,9% (и это характерно не только для медьсодержащих руд). Более высокое качество руд в этих странах определяет их конкурентоспособность в условиях научно-технической отсталости и слабости финансовой базы.

Перечисленные факты наглядно свидетельствуют о том, что современный топливно сырьевой потенциал развивающегося мира достаточно высок с точки зрения как количества, так и его качества.

Тем не менее за высоким в целом уровнем «обеспеченности» развивающейся зоны разнообразными полезными ископаемыми скрываются существенные различия между отдельными странами и регионами. Подавляющая часть разведанных запасов топлива и сырья сосредоточена приблизительно в 45 из 130 государств и территорий развивающегося мира. Однако лишь в 10 из этих 45 стран обнаружено более 3 видов полезных ископаемых, а в прочих - только один-два вида. Поэтому лишь некоторые, самые крупные страны могут использовать собственный более или менее диверсифицированный добывающий комплекс в качестве материальной базы создания многоотраслевой обрабатывающей промышленности. В их число входят Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Индия, Мексика, Перу, а также отчасти Боливия, Заир, Иран. Но и для этих стран проблема обеспечения топливом и сырьем в процессе индустриализации становится все более острой. Не случайно даже Бразилия, располагающая наиболее диверсифицированным сырьевым хозяйством, в последнее время вынуждена была во всевозрастающих масштабах обращаться к импорту сырья.

Эксплуатация природных ресурсов развивающихся стран имеет весьма длительную историю. Уже в XVII веке Ост-Индские компании вывозили медь Катанги в Европу.

Освоение топливно-сырьевого потенциала в этой зоне осуществлялось преимущественно сырьевыми монополиями промышленно развитых стран и носило четко выраженный грабительский характер. Так, например, все налоги, выплаченные американской компанией «Кеннекот» правительству Чили в 1913—1924 гг., составили менее 1,0% ее продаж. Кроме того, долгое время производственная специализация некоторых из колоний ассоциировалась с действовавшими на их территориях компаниями: Чили была, по существу, вотчиной американской «Анаконды», Заир — бельгийской «Юнион миньер», а «Рио Тинто зинк» практически бесконтрольно действовала в располагающих запасами минерального сырья британских колониях.

Как известно, становление и развитие горнодобывающей промышленности содействовало созданию определенных предпосылок к экономическому росту этих стран.

Но такое развитие деформировало местные хозяйственные структуры, придав им однобокий характер, где ведущие позиции заняли «анклавы», полностью зависимые от иностранных компаний и мирового рынка. Это не столько создавало условия для общего хозяйственного подъема, сколько способствовало консервации основного массива традиционных социально-экономических структур. Узкая сырьевая, нередко монотоварная специализация этих стран на производстве и экспорте полезных ископаемых в условиях их социально-экономической отсталости практически исключала реальность и перспективы интеграции сырьевого сектора с остальными сферами местного хозяйства.

С обретением суверенитета развивающиеся страны получили известные воз можности для эксплуатации своих природных богатств, руководствуясь прежде всего собственными национальными интересами. Ныне наряду с перестройкой и интеграцией разобщенных экономических структур, повышением степени включенности добывающей промышленности в народнохозяйственный комплекс развивающиеся страны должны уделять серьезное внимание развитию самого топливно-сырьевого сектора, который, выступая источником иностранной валюты, видимо, еще долгое время будет в немалой степени определять возможности их экономического роста.

Таким образом, пути смягчения и перспективы решения топливно-сырьевой проблемы связываются ныне с повышением потенциала развивающихся стран в сфере горнодобывающего комплекса (что предполагает и расширение геологоразведочных работ в этой зоне), диверсификации продукции обрабатывающей промышленности, перехода к использованию новых технологий.

Кроме того, существуют также и неисчерпаемые ресурсы — такие, как энергия ветра и солнца, морских приливов и др.

Тем не менее человечество пока использует преимущественно традиционные, ограниченные ресурсы и не обращается к новым возможностям. Среди основных причин сложившейся ситуации находится прежде всего недостаточный уровень развития науки и техники, который не позволяет, например, утилизировать энергию морских течений и приливов. Во-вторых, весьма существенными представляются затраты по созданию и внедрению новых технологий. Многие проекты, технически осуществимые уже сейчас, тем не менее не реализуются из-за недостатка средств у каждой отдельной страны.

Так, подготовленный в недавнем прошлом проект орошения Африки и Австралии посредством транспортировки к их побережью айсбергов, технически вполне доступный уже сейчас, требует объединения усилий мирового сообщества.

Наконец, слабая экономическая заинтересованность в применении новых технологий приводит к консервации устаревших методов.

Подводя некоторые итоги рассмотрения причин возникновения и обострения на современном этапе такой глобальной проблемы, как топливно-сырьевая, вполне можно утверждать, что проявившийся в недавнем прошлом дефицит природных ресурсов связан в значительной степени с относительной слабостью их разведки, неэффективной добычей, переработкой и использованием этих источников.

Но тем не менее человечество имеет вполне реальные потенциальные возможности для преодоления «дефицита ресурсов» на основе новейших достижений науки и техники, рационального их использования.

Сохранение мира, разоружение и конверсия военного производства На протяжении современной (после окончания второй мировой войны) истории человечество затратило на вооружение гигантские средства. Так, по оценке экспертов, только с 1950 г. по 1990 г. общемировые расходы на военные цели составили примерно трлн. долларов США. США ежегодно расходовали на эти цели до 300 млрд. долларов.

(Реальная цифра военных расходов бывшего СССР составляла на рубеже 90-х гг., согласно данным Международного института стратегических исследований в Лондоне, 200-220 млрд. рублей в год.) При этом доля военных расходов в валовом национальном продукте составляла: в США - менее 6%, в ФРГ - около 3%, в Японии - 1%. Число занятых в военной промышленности достигало: в США - 3,35 млн. человек, в ФРГ -290 тыс. человек, в Швеции - 28 тыс. человек.

Следствием накопления конфликтного потенциала в развивающейся зоне (резкая поляризация доходов различных слоев населения, рост нищеты, социальной несправедливости, безработицы, хозяйственные диспропорции, издержки «демонстрационного эффекта», коррупция, периодические военные столкновения как внутреннего, так и межгосударственного характера, пр.) явился весьма заметный рост военных расходов, который в ряде случаев мог принимать характер и масштабы гонки вооружений.

Таким образом, складывалась парадоксальная ситуация: с одной стороны, это - экономические трудности и различные кризисные явления, усиление неустойчивости хозяйственного роста, крайняя нужда в ресурсах для развития;

с другой стороны, постоянно нарастающий процесс милитаризации экономики, выражающийся прежде всего в высоких темпах роста военных расходов и значительном повышении доли его во всемирных тратах на вооружение, ничем не оправданное расточительство ресурсов. Так, с 1970 г. по 1985 г. удельный вес развивающихся стран в мировых военных расходах возрос с 7,2 до 17,7%, а сумма достигла в середине прошедшего десятилетия 150 млрд. долларов США.

При этом исследователи проблемы рассматривают стремление многих независимых государств к интенсификации расходов на вооружение как одно из серьезных, имеющих планетарное значение последствий их слаборазвитости.

Следует иметь в виду, что рост военных расходов выступает первой и наиболее четко определяемой формой милитаризации в развивающихся странах. В Африке, например, только в период 80-х годов военные расходы выросли в 2 раза. Их удельный вес в валовом национальном продукте стал зачастую выше, чем в развитых странах.

При этом в Латинской Америке военные расходы по сравнению с недавним прошлым несколько сократились, что объясняется превращением военных статей в тяжкое бремя для хозяйства стран региона. Это фактически признали лидеры многих латиноамериканских стран, подписав декларацию в поддержку сбалансированного сокращения военных бюджетов и выделения из сэкономленных таким образом средств дополнительных ресурсов для социального и экономического развития своих стран.

В Азии в конце текущего столетия сложилась весьма пестрая картина, в которой преобладает тенденция к росту военных ассигнований: в одних странах -под воздействием агрессивной политики реакционных сил, поощряемых внешними силами, в других - как противодействие этой политике для обеспечения собственной безопасности.

Как известно, растущие военные расходы оказывают прямое негативное воздействие на государственный бюджет. Тем более, что рост удельного веса военных расходов в бюджетах развивающихся стран происходит одновременно с резким сокращением его доли, используемой на образование и здравоохранение, то есть на развитие тех сфер социального обслуживания населения, в которых такие страны испытывают особенно острую нужду. При этом страны с наименьшим национальным доходом на душу населения, как правило, выделяют на военные отрасли большую часть своего бюджета, чем промышленно развитые государства. Очевидно, что именно на рост военных расходов ложится главная ответственность за возрастание бюджетных дефицитов, что затем вызывает усиление инфляции, приводящей к тяжелым экономическим и социальным осложнениям.

В связи с тем, что в некоторых развивающихся странах госбюджет не выдерживает тяжести военных расходов, предпринимаются попытки перевести вооруженные силы на своеобразное «самофинансирование» (использование доходов от продажи старого снаряжения, техники и оборудования), создающее иллюзию независимости увеличения реальных военных расходов от состояния экономики страны. Но эти меры не в состоянии реально уменьшить тот ущерб, который наносится непроизводительной тратой материальных и финансовых ресурсов на военные нужды.

Необходимо также иметь в виду, что негативное воздействие военных расходов на экономическое развитие страны может проявляться не только непосредственно, единовременно. Оно, как правило, приобретает длительный характер. На современном этапе экономике многих развивающихся стран приходится расплачиваться за чрезмерные военные расходы прошлых лет. Неизбежный спутник милитаризации — государственный долг — остается в наследство на долгие годы после выхода из строя устаревшей военной техники. Нынешнее поколение людей страдает не только от текущих военных трат, но и от тех, которые производили прежние власти. А продолжая наращивать военный сектор сегодня, правительства обрекают на экономические бедствия будущие поколения населения своих стран.

Кроме того, милитаризация извращает сущность научно-технического прогресса в современном обществе, обращая высшие достижения человеческого интеллекта на создание все более мощных и совершенных средств уничтожения людей. Научно технический прогресс определяет такие сдвиги в самой структуре военного хозяйства, которые повышают удельный вес расходов на техническое обеспечение по сравнению с расходами на содержание личного состава вооруженных сил.

Понятно, что для развивающихся стран это создает дополнительные экономические трудности, так как основная часть технического обеспечения их вооруженных сил представляет собой «импортный компонент» их военного потенциала. Так, общая сумма импорта вооружений и военных материалов развивающимися странами с 60-х по 70-е годы увеличилась в 4 раза, а на нынешнем этапе этот показатель еще более возрос. В эти страны направляется до 3/4 всего оружия, поступающего на мировой рынок. По расчетам журнала «Саут», на задолженность, связанную с импортом оружия, приходится до 1/ всего внешнего долга развивающегося мира (возможно, даже больше, так как многие материалы, используемые в военных целях или необходимые для расширения военного потенциала, во внешнеторговой статистике проходят по невоенным статьям: горючее для военных самолетов и иной боевой техники практически не отличается от нефтяных продуктов, предназначенных для невоенного использования). Рост импорта таких и подобных материалов, вызываемый увеличением их потребления в военных целях, официально не включается в военный импорт, хотя его воздействие на платежный баланс и на задолженность ничем не отличается от импорта оружия.

Кроме того, импорт военных материалов подрывает процесс экономического развития и ухудшает социальное положение населения, лишая развивающиеся страны многих из тех импортных товаров, которые им необходимы.

Наконец, накопление оружия по импорту создает иллюзию военного могущества и возможности одержания легкой военной победы над своими соседями, что ведет к опасности развязывания разрушительных внутренних и межгосударственных конфликтов.

Сочетание тупиковой ситуации в разрешении социально-экономических проблем, накала внутренней социальной напряженности, элементов крайнего авантюризма в руководстве какой-либо страны способно вызвать потрясения, являющиеся детонатором военных столкновений глобального масштаба.

Новые подходы к проблемам безопасности и сохранения мира, утвердившиеся в мировом сообществе со второй половины 80-х гг., поставили проблему перехода от экономики вооружения к экономике разоружения, или проблему конверсии военного производства, которую можно определить как последовательный перевод ресурсов, производственных мощностей и людей из военной в гражданскую сферу.

Тем не менее необходимость и целесообразность конверсии не воспринимаются однозначно, на пути ее осуществления появляются экономические и социальные барьеры.

Так, около двух столетий продолжается спор о роли военного производства в развитии экономики. На протяжении длительного периода времени прежде всего в странах развитой зоны создавалось и поддерживалось мнение о том, что средства, вложенные в военно-промышленный комплекс, стимулируют экономику, являясь стабилизатором рыночного спроса, обеспечивая загруженность производственных мощностей, создавая рабочие места, стимулируя научно-технический прогресс.

Но, как уже было показано выше, в последние годы подтверждается все шире, что военные расходы тормозят экономическое и технологическое развитие.

Согласно мнению американских ученых, такие расходы носят четко выраженный инфляционный характер, так как заработная плата работников оборонных предприятий, ведя к росту потребительского спроса, не способствует расширению предложения товаров и услуг, а, кроме того, военное производство отвлекает сырье и технических специалистов от гражданских отраслей. Существование же монополизма военно-промышленного комплекса и гарантированный рынок сбыта снижают производительность труда, повышают издержки производства по сравнению с гражданскими отраслями экономики.

Как показывают современные исследования, конверсия не способствует и росту безработицы, поскольку на создание одного рабочего места в военном производстве требуется больше (по некоторым подсчетам, в 4 раза) капитальных вложений, чем в гражданском производстве. Так, каждые 10 млрд. долларов создают на 40 тыс. рабочих мест меньше в военном производстве, чем если бы эти деньги были направлены в гражданские отрасли. Приводятся и такие данные: 1 млрд. долларов США расходов Пентагона на производство дает примерно 48 тыс. рабочих мест, а затраченная в сфере здравоохранения эта сумма создаст 76 тыс., а в системе образования - 100 тыс. новых рабочих мест.

Сложно отрицать, что разработка военной техники привела к появлению ряда технологических новшеств в авиации и других сферах жизни общества. Тем не менее, по данным ООН, в мирных целях используется не более 1/5 исследований в военной технике.

Если при этом учесть, что такими разработками, дающими эффективность лишь на 20%, занято 40% всех ученых и инженеров, то становится очевидным, что военные программы тормозят научно-технический прогресс.

Таким образом, становится очевидным, что переключение ресурсов на мирные цели отвечает жизненным интересам всех стран.

Специалисты считают, что использование лишь 10% мировых военных расходов на решение глобальных проблем, организацию совместных международных действий в этой сфере положили бы конец массовому голоду, неграмотности, болезням, позволили бы преодолеть нищету и отсталость сотен миллионов людей, предотвратить экологическую катастрофу на планете.

Тем не менее осуществление конверсии вызывает необходимость решения ряда проблем, поскольку конверсия связана со структурной перестройкой экономики.

Предлагаемый перевод предприятий на выпуск гражданской продукции потребует, как считают эксперты, правительственной помощи по типу помощи компаниям, где происходит крупная модернизация производства. Другой не менее важной является проблема повышения экономической эффективности военной промышленности. Как уже подчеркивалось выше, привилегии в снабжении ее сырьем и материалами, завышенные издержки производства, гарантированный сбыт продукции, высокий уровень монополизации приводят к получению неоправданно высокой прибыли в этих отраслях и к снижению конкурентоспособности на коммерческом рынке. Поэтому снижение уровня привилегий оборонных предприятий, которое началось в ряде промышленно развитых стран, является важным условием их выживания в рыночной экономике.

Подготовке условий для проведения конверсии способствует и процесс дивер сификации, увеличение доли гражданского производства в деятельности оборонных предприятий. Это достигается не только посредством приобретения новых компаний, имеющих опыт работы в гражданских отраслях, но и направлением расходов на НИОКР в невоенные области.

Следует иметь в виду. что в России предполагается формирование в районах с высокой концентрацией конверсируемых военных производств технополисов и технологических парков с привлечением специалистов и инвестиций из других стран.

Несомненный интерес представляет экономический аспект разоружения.

В ходе его вскрылась проблема, которую пока не готовы решать ни США, ни Россия.

Речь идет о дорогостоящих материалах, которые в перспективе могут стать неисчерпаемыми источниками энергии. Однако в настоящее время нет технологии превращения высокообогащенного урана в топливо для АЭС, поэтому потребуются хранилища этого материала. Кроме того, программа ликвидации отравляющих веществ, уничтожения тысяч танков, орудий, бронетехники предполагает крупные расходы. Все это вызывает неоднозначные оценки конверсии во всех государствах, имеющих военное производство. Например, в США среди негативных аспектов конверсии на первое место выдвигают необходимость перевода около 600 тыс. квалифицированных специалистов в производство с более низким уровнем технологии.

Тем не менее проведение конверсии уже дает результаты: доля гражданской продукции на оборонных предприятиях достаточно высока. Так, на рубеже 90-х гг.

удельный вес выпуска отдельных товаров ВПК составлял: станки - 15%;

установки для добычи нефти и газа - 32,4%;

вычислительная техника - 85%;

алюминиевый прокат - 93%;

радиоприемники, телевизоры, видеомагнитофоны, швейные машинки, фотоаппараты - 100%;

холодильники - 92,7%. Все это свидетельствует о больших возможностях использования научно-производственного потенциала ВПК.

Специалисты полагают, что многие предприятия оборонной промышленности не пригодны для массового изготовления простых и дешевых изделий, поэтому технологические характеристики гражданских изделий должны соответствовать характеристикам конверсируемого производства. Это позволило бы сохранить научный и производственный потенциал, иметь минимальные затраты на организацию производства новых изделий, получить достаточную рентабельность. При проведении конверсии весьма важно правильно определить специализацию оборонных предприятий, что позволит выпускать конкурентоспособную продукцию.

Таким образом, в условиях проявления новых подходов к надежному обеспечению безопасности и сохранению мира вполне возможно перейти к широкомасштабному сокращению вооружений и вооруженных сил противостоявших ранее друг другу военно политических блоков, а также рациональному проведению конверсии военного производства.

Но проблемы оптимального использования всех видов природных, материальных и финансовых ресурсов связаны с не менее сложной проблемой сохранения среды обитания человека.

Экологические перегрузки: экономические аспекты Начиная с 60-х гг. XX века специалисты рассматривают экологическое состояние нашей планеты как катастрофическое.

Среди основных проявлений кризисных ситуаций, охвативших прежде всего развитую зону, а затем и развивающиеся страны, выделяются деградация почв, обезлесение, нехватка воды для ирригации и бытовых нужд, загрязнение воздушного пространства и т. д.

Выше уже шла речь о быстром росте населения и обострении проблемы обеспечения людей продуктами питания.

Так, за 30 лет «зеленая революция» привела к увеличению производства зерна в 2, раза. Тем не менее с 1984 г. существенного прироста зерновых не наблюдается, происходит замедление роста урожайности и сбора зерновых культур в ряде зернопроизводящих стран. Обусловлено это не только отсутствием новых технологий для увеличения производства зерновых культур, но и с истощением почвы - гумуса. Природа создает один сантиметр чернозема примерно за 300 лет, а человечество эксплуатирует это богатство со скоростью одного сантиметра в три года, омертвляя землю засолением почвы, химией и т. п.

Нерациональное использование земельного фонда в сельских районах привела к тому, что эрозия почв приняла угрожающие размеры. Ныне около 23 млрд. т почвы ежегодно теряется с пашен. При сохранении этой тенденции уже к концу текущего столетия произойдет потеря до 1/5 естественно орошаемых посевных площадей в развивающейся зоне.

Кроме того, достаточно серьезной специалистам представляется проблема обезлесения, что зачастую приводит к наводнениям, эрозии почв, оползням, за болачиванию, заиливанию водоемов, снижению гидроэнергопотенциала.

Не секрет, что сведение лесов обусловлено широкими масштабами использования древесины в качестве важнейшего вида топлива в сельских районах (именно таким образом около 1,3 млрд. человек в развивающейся зоне удовлетворяет свои потребности в энергии). Не менее распространенной причиной вырубки лесов стала необходимость осваивать дополнительные площади для сельскохозяйственной эксплуатации (в афро азиатских странах за счет уничтожения лесов сельхозугодья расширены на 50%, а в Латинской Америке из площади в 92 млн. га, полученной путем лесосведения, 79 млн. га пополнили фонд обрабатываемых земель).

Следствием этого явилось складывание круга зависимости: насущные задачи в решении продовольственной и энергетической проблем в условиях экстенсивных методов хозяйствования толкают на вырубку лесных массивов, а это, в свою очередь, ведет к деградации почв, что оборачивается потерей посевных площадей и невозможностью решить изначальные задачи.

Следует иметь в виду, что потеря лесных массивов на значительных площадях способна привести к нарушениям экологического баланса в региональных, даже глобальных масштабах. Достаточно назвать такие тяжелые в климатическом плане последствия, как изменения гидрологического цикла, уменьшение поступлений кислорода в атмосферу.

Достаточно убедительным примером этого является район реки Амазонки (Бразилия) — самый влажный регион планеты, содержащий большую часть мировых запасов пресной воды, находящейся в постоянной циркуляции. Важнейшую роль в этих процессах играют тропические леса региона, которые задерживают больше половины влаги и обеспечивают ее постепенное испарение.

Сложная в целом ситуация складывалась в последнее время с пресной водой, запасы которой составляют лишь 3% от общих водных запасов. При этом 3/4 пресной воды заморожены в Арктике и Антарктиде, 1/5 их часть составляют подземные воды и оставшееся циркулирует в реках, озерах, болотах, облаках. Но современное состояние крупных рек мира таково, что воду, пригодную для питья, делают дорогостоящие технологии. В ряде районов планеты, по оценке ученых, 80% всех болезней вызваны недоброкачественной водой.

Специалисты предупреждают, что если уничтожение лесов Амазонки не пре кратится (по самым минимальным расчетам, растительность сведена уже с площади млн га, что составляет 1/4 всех амазонских лесов), климат в этом районе станет суше. А потеря этих лесов в качестве ежегодного источника 50% мирового производства кислорода была бы равносильна глобальному экологическому шоку.

Действительно, совсем недавно воздух считался неисчерпаемым источником. Тем не менее сегодня, когда происходит катастрофическое истребление леса, процессы, здесь происходящие, не вселяют оптимизма, ведь большую часть кислорода дают нашей планете именно тропические леса. Однако, по некоторым данным, каждую секунду вырубается лес с площади, равной футбольному полю. В результате такого хищнического истребления уже к середине XXI века в Южной Америке и Африке, как считают ученые, не останется тропиков. Последствия этого могут быть поистине катастрофическими:

эрозия почвы, исчезновение различных видов живых организмов и растений и, наконец, планетарные изменения климата.

Следует иметь в виду, что тропические леса располагаются вблизи экватора, где формируются теплые массы воздуха, наполняющие верхние слои атмосферы и дающие импульс глобальным процессам циркуляции в ее рамках. И уничтожение лесов приведет, вполне вероятно, к таким последствиям, как уменьшение нормы осадков в экваториальной зоне и на землях между 40 и 85 градусами к северу от нее, ее рост на территории, лежащей между 5 и 25 градусами по обе стороны от экватора. Это означает возможность увеличения дождей в южной части Сахары, Индии и большинстве пустынных районов Мексики, и их сокращения в северной части США и Канаде, на большей части Европы.

Такие сдвиги серьезно осложнят проблему выращивания зерновых в Северной Америке, Европе и в других районах планеты.

Кроме того, покрывающие 7% земной поверхности тропические леса являются средой существования 40-50% всех представителей флоры и фауны на нашей планете. К 2000 году в качестве весьма вероятной расценивается потеря от 1/3 до 1/2 всех лесов в зоне тропиков, существовавших в 1950 году. Вместе с их исчезновением произойдет гибель сотен тысяч видов живых организмов и растений, составляющих уникальный генофонд жизни на планете, неотъемлемую часть экологической системы, обеспечивающий процессы ее самоорганизации и развития. Из ряда тропических растений медицина стала производить уникальные средства для лечения энцефалита, лейкемии и других видов заболеваний;

есть реальные перспективы получения наркотических веществ, способных заменить морфин.

Современное сельское хозяйство пока еще крайне неэффективно и слишком незначительно использует огромный потенциал, который таит в себе живая природа.

Почти 1/3 из 250 тыс. видов растений на Земле может быть использована в качестве пищи, а человечество употребляет не более 3 тыс. видов. Так, морское растение, обнаруженное у берегов Мексики, дает зерна, из которых получают высококачественную муку, а скрещивание дикорастущих растений с культурными злаками значительно повышает их стойкость к различным заболеваниям и климатическим колебаниям. Значителен потенциал использования различных видов насекомых для борьбы с их же собратьями вредителями, ежегодные потери мирового сельского хозяйства от которых составляют млрд. долларов. Паразиты уничтожаются на полях избирательно без негативных побочных эффектов, вызываемых широким применением химических средств.

Не менее серьезной является проблема опустынивания в развивающихся странах как следствие сложного взаимодействия таких факторов, как перенаселенность. ломка традиционных социальных структур и применение современных средств производства в сельском хозяйстве засушливых и полузасушливых зон. Первый вынуждает сокращать сроки залежи земель, обязательные для воспроизводства плодородия почв, вследствие чего истощение и эрозия почвенного покрова нарастают. Рост плотности населения опережает способность крестьян перестроиться на более интенсивную систему хозяйствования. Влияние этого фактора выражается также в подрыве существовавшей тысячелетия практики кочевого скотоводства, большинство методов которого было направлено на ограничение возможных потерь, а не на максимизацию дохода. Таким образом, ценные естественные пастбища, особенно в странах Сахеля, из-за нерациональных действий человека превращаются в пустыню.

Еще одним катализатором процессов опустынивания стало довольно широкое использование тракторов и другой мощной современной сельскохозяйственной техники, разрушающей тонкий плодородный слой почв засушливых и полузасушливых зон.

Согласно подсчетам Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), уже к концу текущего столетия человечество рискует лишиться 1/3 всех земель, пригодных для сельского хозяйства. Так, катастрофические засухи в странах Африки в 1983-1984 гг.

были не только страшным бедствием для населения охваченных ими стран, но и тревожным сигналом для всего человечества. Они с новой силой обратили внимание мирового сообщества на глобальную угрозу наступления пустыни, которое происходит не только в Африке, но и в других регионах Земли. По некоторым оценкам, пустыня Сахара наступает на юг со скоростью 5-8 км в год. На земле в целом ежегодно 6 млн. га необратимо превращаются в пустыню.

Решить эту проблему можно только путем перехода к более интенсивным системам земледелия и насаждения лесов. И то и другое требует огромных капиталовложений, которые едва ли осуществимы за счет внутренних накоплений африканских стран. В создании преграды наступлению пустынь должно быть заинтересовано все мировое сообщество.

Немалый вред окружающей среде на современном этапе наносят и отходы от производственной деятельности человека, а также бытовые отходы. Проявления этого — дым и газ из труб предприятий, выхлопы автомобилей, химикаты и др. По некоторым данным, только углекислого газа в атмосферу ежедневно выбрасывается 5 млрд. т — примерно по тонне на каждого человека.

Как следствие, человечество столкнулось также с острой проблемой повреждения озонового слоя планеты. Австралийские специалисты утверждают, что каждый процент потери озонового слоя означает рост раковых заболеваний на 2%.

При этом особую озабоченность проявляет население Европы, так как наибольшая угроза уменьшения озонового фильтра может проявиться между 20-м и 50-м градусами северной широты, что затронет наиболее населенные территории Европы, а также Америки. Большие загрязнения ряда регионов приводят к новому социальному явлению - увеличению эмигрантов из особо экологически неблагополучных зон.

Подводя некоторые итоги, следует подчеркнуть, что если не остановить на растающую тенденцию загрязнения окружающей среды, может произойти глобальная экологическая катастрофа, связанная с потеплением климата планеты.

Прервать этот процесс может только общество, которое в качестве своей важнейшей задачи должно поставить вопрос о формировании экологического мировоззрения. В настоящее время начата борьба за сохранение окружающей среды во многих странах. Так, движение «зеленых» направляет свою деятельность на формирование общественного мнения, агитацию против приобретения потребителями экологически грязных продуктов и товаров, борьбу за грамотные проекты и т. п. Именно общественное движение в свое время поставило вопрос и пресекло проекты переброски части стока северных рек в Волгу, сибирских рек в Арал, строительства нескольких АЭС.

Не менее неотложной задачей государства и общества является создание обоснованного природоохранительного законодательства. Например, в США произошел резкий поворот от загрязнения окружающей среды к интенсивному ее восстановлению, чему примером может служить восстановление Великих озер, сохранение реки Миссисипи.

Происходящие в мире сдвиги вызывают необходимость формирования целостного цивилизованного мирового сообщества, где общечеловеческие ценности получат приоритетное значение.

Сегодня достаточно четко обозначились тенденции мирового развития. Со временный этап НТР характеризуется широкими процессами электронизации различных сторон деятельности и жизни человека. Несомненным достижением современной науки стало также открытие и освоение биотехнологий и возникновение генной и клеточной инженерии. Расширилась и сфера использования космоса для решения разного рода задач:

космическая техника поможет лучше распознавать и понимать процессы на планете.

Значительный прогресс прогнозируется в поиске производства новых видов энергии, материалов. Новейшие научные и технические достижения позволят добиться продвижения в решении общемировых проблем. Сегодня создается новый технологический мир, важнейшей особенностью которого является процесс информатизации, что обусловит широкое распространение на планетарном уровне идей, знаний, а и их применение создаст новые условия социально-экономического развития.

В итоге современная человеческая цивилизация из суммы отдельных частей будет и далее превращаться в органическое целое, связанное не только общностью проживания на нашей планете, а прежде всего — взаимопереплетением в различных сферах (экономика, политика, культура и т. д.) своей деятельности.

ПРИМЕЧАНИЕ В ходе подготовки данного раздела использовалась следующая литература:

1. Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: экономика, история и со временность. — М., 1996. — 304 с.

2. Нухович Э.С., Смитиенко Б.М., Эскиндаров М.А. Мировая экономика на рубеже XX-XXI веков. - М., 1995. - 103 с.

3. «Третий мир» и судьбы человечества. - М., 1990. - 203 с.

4. Семенов К.А. Международные экономические отношения: Курс лекций. - М., 1998. - 334 с.

5. Спиридонов И.А. Мировая экономика. - М., 1998. - 256 с.

6. Экономика и бизнес / Под ред. В.Д. Камаева. - М., 1993. — 464 с.

7. Азия и Африка сегодня. - 1996. - № 12. - С. 37-39;

1997. - № 1. - С. 28-31;

№ 5. -С.

26-29.

8. Вопросы экономики: 1995. - № 2. - С. 129 -153;

1997. - № 2. - С. 114-134.

9. Мировая экономика и международные отношения:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.