WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«. ...»

-- [ Страница 7 ] --

.

.

ту

.

.

.

» Время от времени он останавливался, тяжело вздыхал и ворчал:

– И все-таки

.

.

.

и все-таки

.

.

.

* * * Осторожно, словно начинающий вор, отпер Анатоль Филатр дверь своей скромной квар тиры

.

– А, наконец! – послышался резкий женский голос

.

– Уже восьмой час, и лапша остыла!

– Да, это правда, – согласился Филатр, – но я даром время не терял

.

Анри Труайя Сын Неба И он чмокнул в лоб свою Матильду, бледную, совершенно истощенную женщину, голову которой, казалось, долго вымачивали в уксусе

.

Все четверо хилых, сопливых и невыносимо визгливых малышей толклись вокруг них

.

– У нас нет ни сыра, ни вина, ни

.

.

.

– Не стоит терять надежду, Матильда, когда тебе посчастливилось быть женой Анатоля Филатра

.

– Да знаю я эту песенку!

– А может, и не знаешь, может, и не знаешь! – весело дразнил ее Анатоль Филатр

.

Но он знал, что в самой глубине души его притаилась неизбывная тоска

.

Медленно и торжественно, будто фокусник, он достал из бумажника пять банкнот по сто франков и положил их стол

.

– Мой дневной заработок, – объяснил он

.

– Ну и прекрасно, – воскликнула Матильда, – Филипп, беги-ка купи вина! Огюст купит хлеба

.

Тереза – ветчины

.

Мартина

.

.

.

Через десять минут все заказанные продукты были на столе, и семья, весело звеня вилками и чавкая, начала ужинать

.

Сын Неба смотрел на тарелки с едой, на полные стаканы и думал, что за эту семейную трапезу заплатил ценой собственной жизни

.

Действительно, этот хлеб, сыр, вино, ветчина – это он сам, его собственное, принесенное в жертву тело

.

С каждым куском ему казалось, что зубы впиваются в его тело

.

– Ешьте, мои маленькие, пейте мои хорошие, – приговаривал он, с трудом сдерживая слезы

.

– А ты сам почему не ешь? – рассердилась Матильда

.

– Тебя еще нужно упрашивать?

Анатоль Филатр поднес ко рту кусочек хлеба, но от омерзения ему свело челюсти, будто он собирался совершить что-то противоестественное

.

* * * С этого дня для Анатоля Филатра началась беспокойная жизнь

.

Теперь он смог взять напрокат смокинг для роли «элегантного статиста» и уже целую неделю снимался в сценах монмартрских ночных кабаре в стиле 1925 года

.

Но каждый вечер, возвращаясь со съемок, он проходил мимо похоронного бюро

.

А Пилат, стоя на пороге своего заведения, уже поджидал его с неприлично жадным выражением лица

.

Стоило Анатолю Филатру поравняться с конторой, как Пилат, еще более надменный, еще более красный, еще более бородатый и еще более пузатый, чем обычно, улыбался ему всей своей щетиной и говорил:

– Ну и как вы себя чувствуете, Филатр?

Если бы это был кто-то другой, то фраза эта звучала бы, как простое изъявление вежли вости

.

Но в устах Пилата она приобретала иное значение: в ней слышался мрачный намек, призыв к порядку, напоминание о том, что Анатоль Филатр больше себе не принадлежит, она звучала, как хозяйский окрик

.

«Как вы себя чувствуете» – должно было означать: «Скоро ли вы умрете, чтобы я смог вернуть свои пятьсот франков?» Анатоль Филатр стыдливо опускал голову и сухо покашливал

.

– Вроде ничего, – жаловался он

.

– Да вот в горле все время дерет

.

.

.

и в конечностях в последнее время покалывает

.

.

.

Анри Труайя Сын Неба – Пока человек чувствует свои конечности, это еще не конец, – замечал Пилат

.

Анатоль Филатр, полностью удрученный этим язвительным замечанием, пожимал три ко ротких и вялых пальца, которые ему протягивал Пилат, и, опустив голову, с чувством соб ственной вины, шел дальше

.

На следующий день мучения повторялись в то же время, на том же месте и при тех же обстоятельствах

.

Сын Неба чувствовал себя честным должником, который не может выполнить свое обя зательство

.

Он выдал чек без обеспечения

.

Он заложил собственную смерть, а она никак не приходит

.

С каждой встречей ему казалось, что заинтересованность Пилата перерастает в нетерпение

.

Пилата возмущала его медлительность, хилый вид и жалобы

.

Пилат требовал, чтобы с ним рассчитались в ближайшее время

.

Пилат, человек прямой в делах, не терпел, чтобы его обманывали

.

Напрасно Анатоль Филатр исхищрялся во все новых и новых извине ниях

.

– Господин Пилат, я харкаю кровью, что это может значить? – спрашивал он

.

Или же:

– А это опасно, когда кровяное давление двести восемьдесят?

Или такое:

– Что бы вы делали, если бы вы задыхались, у вас останавливалось сердце, отнима

.

.

.

На что Пилат отвечал:

– Я, конечно, лечился бы

.

А вы – другое дело

.

Анатоль Филатр, съежившись, семенил от него старческими шажками, словно за ним по пятам гналась целая стая судебных исполнителей

.

Ах! Если бы у него были эти проклятые пятьсот франков, он бы с радостью вернул их Пилату!

Но, конечно же, их у него не было

.

Он утратил всякую надежду, желание жить и с удивлением заметил, что говорит о себе в прошедшем времени

.

На Новый год он получил открытку от своего мучителя

.

На пышно оформленной визитной карточке была всего одна фраза: «Господин Пилат напоминает о себе господину Анатолю Филатру и шлет ему привет»

.

Это было уже слишком

.

Пилат преследовал его и дома

.

Пилат рвался в плотно закрытую дверь его семейного уюта

.

Пилат писал ему черным по белому, что ему надоело ждать и что ему как можно скорее нужна шкура Анатоля Филатра

.

И это чудовище имеет на это право!

Ведь Анатоль Филатр продал ему себя

.

Анатоль Филатр больше не человек

.

Он стал товаром, предметом торговых сделок

.

А как же душа? Его личные качества, уголок искры Божьей? Со всем этим покончено

.

Такой-то вес, такой-то рост, столько-то сантиметров на столько-то!

Анатоль Филатр сунул карточку в карман и обхватил голову руками:

– Кто это тебе написал? – поинтересовалась Матильда

.

– Один

.

.

.

один однополчанин

.

.

.

Ты его не знаешь

.

.

.

У него кружилась голова

.

Под предлогом головной боли он рано лег спать

.

Но целую ночь не мог сомкнуть глаз

.

Ему не давала покоя мысль о подлости, которую он совершил

.

Он любой ценой должен заболеть и умереть

.

Сцепив зубы, он отыскивал в себе симптомы спасительной болезни

.

До четырех часов утра он выявил пронзительный звон в ушах, невыносимую горечь во рту, резкую боль в животе и зловещие спазмы сердца

.

Он заснул, подбодренный уверен ностью, что наконец наступила агония

.

Ему приснился Пилат в черных перчатках, который со слезами на глазах склонился над кроватью, целуя его

.

Толстяк щекотал его своей буйной бородой и приговаривал, всхлипывая:

– Я вас глубоко уважаю, Анатоль Филатр

.

Я вас глубоко уважаю

.

.

.

Сердце Анатоля Филатра преисполнилось радостью, и он пролепетал:

Анри Труайя Сын Неба – Довольно, господин Пилат, если я уже пообещал, так слово сдержу

.

.

.

Потом какой-то господин в цилиндре нацепил на впалую грудь Анатоля золотой крестик, усыпанный бриллиантами

.

– Матильда, – вскричал Анатоль Филатр, – меня наградили!

Он проснулся от того, что жена тормошила его за плечо

.

Господи! Раскрыв глаза, он сейчас же понял, что все его надежды развеялись

.

Все его недуги исчезли вместе с последними снами

.

Он снова почувствовал себя легко и бодро;

живот больше не болел, ноги легки, во рту приятная свежесть от миндальной зубной пасты

.

– Какой я все-таки негодяй! – выругался он, с ненавистью глядя на себя в зеркало

.

Потом он пошел на работу, так как был не менее пунктуален, чем совестлив

.

В тот день он снимался в сцене, действие которой происходило на улице, искусно сделанной из папье маше

.

Равнодушные прохожие ходили по тротуару навстречу друг другу

.

Филатр тоже играл прохожего и изо всех сил старался придать себе отсутствующий вид

.

В определенный момент прохожие должны внезапно услышать выстрел и все вместе бро ситься к окну первого этажа: в комнате некий юноша покончил жизнь самоубийством

.

– Прохожие, по местам, – скомандовал режиссер

.

– Повторяем сцену в пятый раз

.

На шестой пробе Анатоль Филатр понял волю провидения

.

– Вы, консьержка, больше чувства, – объяснял постановщик какой-то женщине, – когда будете говорить: «Несчастный, он застрелился! Он сам пошел навстречу смерти, так как она не шла к нему!» – это самое главное! Самое главное!

«Он сам пошел навстречу смерти, так как она не шла к нему», – эту фразу Анатоль Филатр повторял целый день

.

После студии он зашел в аптеку и купил крысиного яда

.

Положив пакетик в карман, он почувствовал, что теперь поквитается с Богом и Пилатом

.

Теперь у него есть чем расплатиться за долг

.

Теперь он может идти с высоко поднятой головой

.

В метро ему показалось, что люди поражены его умным и спокойным видом

.

С каким достоинством он пройдет перед Пилатом!

«Завтра я верну вам долг, господин Пилат», – скажет он

.

И пойдет себе дальше, больше ничего не объясняя этому зловещему и ошеломленному толстяку

.

Поезд метро со скрежетом остановился

.

Толпа вынесла Анатоля Филатра из переполнен ного вагона, и он взбежал наверх по лестнице, обклеенной разноцветными афишами

.

Фу! Вот и тротуар: свежий воздух! Он твердым шагом ступил на асфальт

.

За сто пятьдесят метров от него виднелся окрашенный в черный и зеленый цвета фасад конторы Пилата

.

Но самого Пилата почему-то не видно на обычном месте

.

Наверное, он сейчас выйдет

.

Если он не выйдет, Анатоль Филатр сам зайдет в контору и крикнет ему роковую фразу: «Завтра я верну вам долг, господин Пилат

.

.

.

» Эту фразу он все время повторял про себя, смакуя ее с наслаждением

.

Еще несколько шагов, и Анатоль Филатр поравняется с дверью похоронного бюро Пилата

.

Но почему там не горит свет? Почему шторы спущены? Обеспокоенный всем этим, Сын Неба ускорил шаг, подошел к конторе, остановился перед ней и дрожащей рукой снял засаленную шляпу

.

На двери похоронной конторы висит объявление, обведенное двойной черной рамкой:

«Закрыто в связи со смертью»

.

Анатоль Филатр ошеломленно вытаращил глаза, сам себе не веря, подошел ближе к двери

.

Нет, он не ошибся:

«Закрыто в связи со смертью»

.

Анри Труайя Сын Неба Черные траурные буквы четко выделяются на белом фоне бумаги: «Закрыто в связи со смертью»

.

Анатоль Филатр стремглав бросился к чуланчику консьержки

.

– Чьей смертью? – закричал он

.

– Кто умер?

Из темного склепа, из множества подушечек и вязанных салфеток до него донесся торже ственный голос:

– Господин Пилат

.

От закупорки вен

.

От этой новости у Анатоля Филатра все поплыло перед глазами

.

Умер тот, кто взял себе смерть в соучастники

.

Умер тот, кто наживался на смерти

.

Теперь сам Пилат только клиент Пилата, Еще минут пятнадцать Сын Неба разглядывал объявление на двери конторы Пилата

.

А потом заинтересовавшаяся консьержка увидела, как он почесал в затылке, медленно перешел на другую сторону улицы и пошел к похоронной конторе Муя, соблазнительные витрины кото рой, разукрашенные свидетельствами о смерти и фотографиями, выходили прямо на тротуар

.

Анатоль Филатр толкнул дверь конторы и подошел к сутулому черноволосому мужчине, сидевшему за покрытым зеленым сукном столом

.

– Мсье, – сказал он, – я брат Филатра-старшего, владельца «Мечтательной телки»

.

Мне пришла в голову одна мысль, мы оба могли бы иметь выгоду

.

Вот послушайте

.

.

.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.