WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НОВАЯ АЗБУКА Графа Л. Н. Толстаго.

Цна 14 коп.

Одобрена и рекомендована Ученымъ Комитетомъ Министерства Народнаго Просвщенія.

МОСКВА. МЮНХЕНЪ — ГЕЛЬСИНГФОРСЪ.

Типографія и Литографія А. Торлецкаго и М. Терехова. ImWerdenVerlag Кузнецкій мостъ, домъ Торлецкаго. http://imwerden.de 1875.

2006.

ПРЕДИСЛОВІЕ.

Подраздленіе азбуки: 1) Слова заключающія вс буквы Азбуки и слова начинающіяcя съ буквъ Азбуки и слова, начинающіяся съ произношенія буквъ Азбуки по слуховому способу. 2) Изображеніе буквъ простыхъ и употребительныхъ очертаній съ употребительными названіями. 3) Двусложныя, двухбуквенныя слова. 4) Слова двухсложныя, гд одинъ слогъ составляетъ одна гласная. 5) Двухбуквенныя, двухсложныя слова съ гласною е и. 6) Двухсложныя слова съ трехбуквенными слогами. 7) Слова, гд вторый слогъ состоитъ изъ одной согласной и изъ ъ, 8) гд вторый слогъ состоитъ изъ одной согласной и изъ ь. 9) Слова, гд вторый слогъ состоитъ изъ двухъ согласныхъ съ ъ и ь. 10) Слова съ й на конц. 11) Слова въ три слога. 12) Слова съ слогами въ три и боле согласныхъ. 13) Слова съ й въ середин. 14) Слова съ ъ передъ гласною, 15) слова съ ь передъ гласною, 16) слова съ ь передъ согласною. 17) Удвоеніе согласныхъ, 18) удвоеніе гласныхъ. 19) Слова въ 4 и боле слоговъ. 20) Славянская азбука. 21) Молитвы и 22) изображенія цыфръ: Арабскихъ, Славянскихъ и Римскихъ.

Задача Азбуки состоитъ въ томъ, чтобы за наименьшую цну дать учащимся наибольшее количество понятнаго матерьяла, расположеннаго въ такой правильной постепенности, отъ простаго и легкаго къ сложному, чтобы постепенность эта служила главнымъ средствомъ обученія чтенію и письму, по какому бы то ни было способу. Съ этою цлію сначала подобраны слова вс понятныя, вс произносящіяся такъ, какъ пишутся и вс расположенныя по удареніямъ для того, чтобы ученикъ узнавалъ значеніе каждаго прочитаннаго слова и могъ бы писать ихъ подъ диктовку;

потомъ составлены соединенія изъ самыхъ простыхъ словъ, потомъ боле сложныя слова и боле сложныя соединенія изъ нихъ, переходящія въ басни, сказки и разсказы. Разсказы, басни и сказки составлены такъ, чтобы ученикъ могъ безъ наводящихъ вопросовъ разсказать прочитанное;

и потому статьи эти могли бы быть употребляемы для упражненія учениковъ въ самостоятельномъ чтеніи и для диктовки.

Такъ какъ главная трудность въ сознательномъ чтеніи состоитъ въ длин самыхъ словъ, то вся первая часть Азбуки составлена изъ словъ, не выходящихъ изъ двухъ слоговъ и шести буквъ. Во второй части употребляются слова, не выходящія изъ трехъ слоговъ, принимая бъ и ль за слогъ;

и только въ послдней — третьей части поставлены слова четырехъ- и пятисложныя.

Съ цлью наибольшей доступности приложено большое стараніе для того, чтобы на наименьшемъ количеств бумаги четкимъ шрифтомъ было помщено наибольшее количество понятнаго и хорошаго матеріала для дтскаго чтенія;

и потому исключено все несущественно необходимое: прописи, которыя можно имть теперь за 3 коп., картинки, составляющія роскошь, а не потребность азбуки, и часто развлекающія вниманіе ученика и всякія умственныя упражненія и наставленія учителю.

Что касается до способа обученія, то составитель старался сдлать эту азбуку одинаково удобною для всхъ способовъ. Учащіе по звуковому способу, посредствомъ прикладыванія согласныхъ къ гласнымъ, найдутъ во глав отдловъ подобранныя, для этой цли, односложныя слова;

учащіе по звуковому способу прямо съ чтенія, называя согласные звуки съ присоединеніемъ ъ, найдутъ въ 1-мъ, 3-мъ и 5-мъ столбцахь 1-й стр. двухсложныя четырехбуквенныя слова, въ которыхъ понемногу вводятся новые звуки. Для тхъ и другихъ подобранъ длинный рядъ словъ 1-го отдла, составленный изъ самыхъ легкихъ, короткихъ и однообразныхъ словъ, по которымъ ученикъ твердо узнаетъ вс звуки, за исключеніемъ полугласныхъ ъ, ь и й. Для воспоминанія забытыхъ звуковъ подобраны слова, начинающіяся со всхъ звуковъ и 14 словъ, заключающія вс буквы Азбуки. Для учащихъ по слуховому способу подобраны слова, начинающіяся съ буквъ, какъ он произносятся. Учащіе, по старинному, найдутъ во глав отдловъ односложныя, сначала двухбуквенныя, потомъ трехъ- и четырехбуквенныя слова, которыя, вмст съ первыми слогами словъ, могутъ быть употребляемы какъ склады. Учащіе, по слуховому способу, могутъ употреблять эти же односложныя слова для упражненія въ складываніи и раскладываніи на слухъ.

Т, которые захотятъ учить, какъ многія матери учатъ своихъ дтей и какъ учатся самоучки у насъ, по такъ называемому въ Англіи и Америк способу слов (word method), состоящему въ томъ, чтобы по виду узнавать цлыя слова, и потомъ уже разлагать ихъ на составныя части—буквы, т найдутъ для этой цли рядъ легкихъ и короткихъ словъ. Вообще же эта Азбука составлена такъ, что по ней ученье можетъ и должно зачинаться прямо съ чтенія и отличается отъ всхъ другихъ тмъ, что въ ней кром упражненій для изученія звуковъ, кром обильнаго матеріала для чтенія, (въ чемъ чувствовается главный недостатокъ существующихъ руководствъ) находится длинный рядъ постепенныхъ упражненій въ трудностяхъ чтенія по величин словъ и особенностямъ выговора.

Пусть учитель, по какому бы то ни было способу, пройдетъ эту Азбуку съ начала употребляя для складыванія словъ и запоминанья буквъ какой бы то ни было пріемъ, только чтобы пріемъ былъ одинъ и тотъ же во все продолженіе ученія, и пройдя Азбуку, ученикъ будетъ умть читать и писать, — если, одновременно съ чтеніемъ, онъ былъ упражняемъ въ диктовк.

КАКЪ УЧИТЬ ПО СЛУХОВОМУ СПОСОБУ.

Показать вс простыя изображенія буквъ и написать такія же на стн. Называть буквы такъ, какъ он обозначены въ Азбук надъ буквами и заставлять повторять за собою учениковъ (буква ё показывается какъ отдльная буква и называется іо, ы выговаривается какъ грубое и). Не дожидаясь того, чтобы ученики выучили буквы, начинать на слухъ складывать и раскладывать т слоги, которые стоятъ во глав 1-го отдла.

Учить складывать такъ: учитель собираетъ вокругъ себя учениковъ и заставляетъ читать слово Ба. Ученики прочтутъ бе и а. Учитель спрашиваетъ: что вышло? Ученики не знаютъ. Учитель говоритъ: бе и а будетъ ба и быстро выговариваетъ: ба, и потомъ указывая на слдующіе склады говоритъ: бе у бу, меа-ма, пеа-па, неу-ну, заставляетъ учениковъ повторять за собою. Повторивъ такимъ образомъ слоговъ 20 на разныя гласныя, учитель говоритъ только: бе-а, и ученики отвчаютъ ба. Уловленіе учениками процесса складыванья происходитъ весьма скоро, такъ что не боле какъ въ полчаса времени нкоторые ученики отвчаютъ врно на всякія соединенія изъ согласной и гласной. Упражненіе это, чередуя его съ изученіемъ буквъ, повторяется въ первый же урокъ два или три раза. Когда учитель видить, что большинство учениковъ складываетъ на слухъ врно, начинается чтеніе съ начала первой страницы. Читается слово: туча. Если ученики не помнятъ 4-хъ буквъ, изъ которыхъ состоитъ слово, учитель показываетъ ихъ, пользуясь словами, начинающимися съ этихъ буквъ: телга, угка, червякъ, арбузъ и заставляетъ читать. Какъ скоро прочтены т и у, учитель заставляетъ повторять эти дв буквы нсколько разъ, быстро одну за другою и спрашиваетъ: что вышло? Ученики отвчаютъ: ту. Учитель говоритъ: помни ту, и читай дальше. Когда прочтено ча, учитель спрашиваетъ, что было прежде и заставляетъ повторить одинъ слогъ за другимъ такъ, чтобы ученики изъ соединенія двухъ слоговъ поняли значеніе слова.

Такимъ образомъ учитель съ перваго же урока начинаеть и ведетъ чтеніе по книг или выписывая т же слова на доск, что ещё удобне. Самостоятельное занятіе для учениковъ, съ перваго же урока, составляетъ списыванье буквъ и прочтенныхъ словъ.

Съ перваго же или со втораго урока учитель показываетъ обратное дйствіе складыванью и чтенію, т. е. раскладыванье словъ на слоги и слоговъ на буквы и писаніе.

Учить раскладывать такъ: учитель говоритъ: напишемъ слово «туча». Скажи «туча» рже.

Ученикъ говоритъ: ту-ча. — Въ сколько разъ ты сказалъ? — Въ два. — Какіе? — Ту и ча. — Какъ сложить ту? Ученикъ не знаетъ, и учитель напоминаетъ, что те у будетъ ту и тутъ же длаетъ съ учениками на слухъ обратное упражненіе тому, которое длаемо было для складыванья, т. е.

учитель самъ говоритъ, заставляя учениковъ повторить за собою какъ сложить разные слоги. Какъ сложить ба? и самъ отвчаетъ: беа, какъ сложить па? — пеа. Ма? меа. Ну? неу, и т. д. и повторивъ слоговъ 20-ть говоритъ только: ту и ужъ ученики отвчаютъ те-у. Тогда учитель возвращается къ слову «туча», опять растягиваетъ его и опять спрашиваетъ какъ сложить ту? Ученики говорятъ:

теу. Учитель заставляетъ писать или самъ пишетъ подъ ихъ диктовку и спрашиваетъ: чего недостаетъ, чтобъ было? «ту-ча.» Ученики говорятъ: «ча».— Сложи ча и напиши. Прочти все вмст.

Такимъ образомъ читаются и пишутся вс упражненія по порядку, передъ началомъ каждаго отдла, складывая и раскладывая на слухъ слоги и слова, поставленные во глав отдла.

Склады съ полугласными ъ и ь взрослымъ ученикамъ могутъ быть объяснены, какъ грубое и тонкое окончаніе согласной безъ всякой гласной. Но въ большой школ и съ малыми дтьми гораздо проще заучиваются так-же какъ и обыкновенные склады. Учитель говоритъ, что бе и еръ будетъ бъ, ве и еръ будетъ въ и т. д., а бе и ерь будетъ бь, ве и ерь - вь и т. д., выговаривая бъ почти какъ бы и бь почти какъ би и заставляетъ учениковъ повторять за собой до тхъ поръ, пока они усвоютъ это соединеніе, что обыкновенно совершается въ одинъ урокъ и тогда приступаетъ къ чтенію словъ оканчивающихся на ъ и ь.

И краткое й произносится какъ іи и приставляется къ сложному слогу.

Какъ на обыкновенные склады, такъ и на склады съ полугласными длаются одновременно упражненія въ складываніи и раскладываніи. Склады трехъ- и четырехъ буквенные какъ мгла, вздро и т. д. усваиваются учениками на слухъ также быстро какъ и другіе склады и не представляютъ никакого затрудненія.

При обученіи по слуховому способу однаго ученика можно выучить читать и писать въ дв недли;

въ большой школ отъ 25 до 50 учениковъ выучиваются въ 6 недль.

Особенное удобство этого способа, кром быстроты, точности и легкости для учителя, состоитъ въ томъ, что процессъ складыванія и раскладыванія на слухъ безсознательно передается учениками другъ другу такъ, что въ мстностяхъ и семьяхъ, гд употребляется слуховой способъ, меньшіе братья и сестры безсознательно выучиваются складывать и раскладывать на слухъ, и имъ для того, чтобы умть читать и писать остается только выучить буквы.

Дозволено цензурою. Москва. Мая 5 д. 1875 года.

А Б В Г Д Е Ж З И І К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я Ё а бе ве ге де ье Аа Бб Вв Гг Дд Ее а бъ въ гъ дъ е Азъ Буки Вди Глаголь Добро Есть же зе и и ке ле Жж Зз Ии Іі Кк Лл жъ зъ и и къ лъ Живте Земля Иже И Како Люди ме не о пе ре се Мм Нн Оо Пп Рр Сс мъ нъ о пъ ръ съ Мыслете Нашъ Онъ Покой Рцы Слово те у фе хе це че Тт Уу Фф Хх Цц Чч тъ у фъ хъ цъ чъ Твердо Укъ Фертъ Хръ Цы Червь ше ще ы ье еръ ерь Шш Щщ Ыы Ъъ Ьь Твердый знакъ Мягкій знакъ шъ щъ ы Еръ Ерь Ша Ща Еры Ять ю я фе и іо э Юю Яя Ёё Ээ оборотное э ю я ъ ё Э Ю Я ита Ижица Слова, начинающіяся съ буквъ Азбуки АНЯ БАНЯ ВАНЯ ГАША ДАША ЕЛИ ЖИЖА ЗАРЯ ИМЯ КАТЯ ЛЮДИ МИША НЯНЯ ОЛЯ ПАША РУКИ САНИ ТЁТЯ УШИ ХОДЫ ЦАРИ ЧЁКИ ШУБА ЩУКА ДА ЭТИ ЮЛА ЯМА ЕДЯ Слова, заключающія вс звуки.

БУСЫ ВОЗЫ ГУЩА ПЫЖИ ЛЮДИ МАША ФЕНЯ ЦАРИ КОСЫ ХОЧУ ЭТИ ДА Слова, начинающіяся съ буквъ, какъ он произносятся Арбузъ. Блка. Ведро. Герасимъ. Дерево. Ели.

здокъ. Жеребёнокъ. Зерно. Иголка. Іисусъ. Кедровые орхи. Лебедь. Медвдь. Неводъ. Обручъ. Перо. Рпа.

Селёдка. Телга. Утка. Фертъ. Хръ. Церковь.

Червякъ. Шерсть. Щенокъ. Эта. Юла. Яблоко. едя.

БА МА ПА НО ДО НУ БУ ТУ ТЫ МЫ Ти Ни Мя Щи Тя Ся Тю Ню Лю ТУЧА. ДУРА. САНИ. САЖА. ТЁЩА.

ТУЛА. ГУБЫ. БАНИ. САША. ДЫНЯ.

КУЧА. ДУНЯ. ВАНЯ. ДАША. ДЯДЯ.

ЛУЖА. КУРЫ. КАТЯ. МАША. ТЯТЯ.

ЛУКИ. ГУЩА. КАША. ЖАЛО. ТЮРЯ.

ДУЛИ. ПУЛЯ. РАМА. ПАПА. ЩЁКИ.

ДУГИ. ГУСИ. РАНА. РЫБА. НЯНЯ.

ДУШИ. БУРЯ. САЛО. ДЫРЫ. ЛЮДИ.

РУКИ. СУМЫ. МАМА. ЛЫЖИ. ЛЮЛИ.

БУКИ. ШИНА. МЫЛО. ЛЫКО. ТЁТЯ.

БУСЫ. ДИВО. МЫШИ. МЯСО. ЛЁЛЯ.

МУХА. ПИВО. МИТЯ. ПАРЫ. САДЫ.

ПИЛЫ. ТИНА. ГИРЯ. КУЛИ. ЛУГА.

СИЛЫ. ПИЩА. КОЗЫ. ПИЛА. ЛУНА.

ЖИЛЫ. ЛИЗА. СОХИ. ЗИМА. ЦАРИ.

ВИЛЫ. РИГА. КОЖА. ДУША. ДУГА.

ЛИПЫ. ГОРЫ. КОНИ. ГУБА. РУКА.

ЗУБЫ. НАРЫ. РАКИ. СУМА. МУКА.

ЩУКА ВОРЫ. БАБА. ПУДЫ. СУДЫ.

ШУБА. НОГИ. ЛАПА. БЫКИ. ПЫЖИ.

Муха мала. Ноги босы. Люди рады.

Пила тупа. Дуги туги. Щуки — рыбы.

Сума худа. Руки голы. Дядя дома.

Мухи малы. Гуси наши. Маша дома.

Пилы тупы. Куры рябы. Сади сады.

Руби дубы. Суши шубу. Тащи сани.

Руби липу. Буди Ваню. Купи дыню.

Мука была сыра.

Дуга была туга.

Катя была мила.

Катя шила шубу.

Таня жила дома.

Маша била Васю.

Баба мыла руки.

Мыши пили воду.

Люди пили вино.

Паша мыла щёки.

Маш дали каши.

Рыбы было мало.

Дун дали маку.

Маша была рада маку.

Няня была рада сыну.

Тёща рада была зятю.

Дяд надо было луку.

Тёт надо было муки.

Я вижу кучу сору.

Я чиню шубу Кати.

Кума дала куму рыбы.

Таня дала Маш сала.

Люби, Ваня, Машу.

Люби, Маша, Ваню.

У Даши руки были голы.

У Маши ноги были босы.

У гуся лапы были сини.

Вася и Таня были малы и были милы.

Жили куры и гуси у дома, и жила лиса у рощи. У лисы были ноги вялы и зубы были тупы, куры и гуси были рады.

Азы. Ужи. да. Уха. Усы. Юла. Упа.

Яма. Ямы. Ухо. Уши. Осы. Оси. Ели.

Я мою. Я рою. Я дую. Я лаю. Я жую.

Я жую это мясо.

Я дую на кашу.

Я мою уши.

Я рою эту яму.

Я лаю на вора.

Мы ещё малы.

Упа — рка.

Руби эти ели.

Маша ла уху.

И я хочу ухи.

Иди сюда, Оля.

Мама дала ухи.

Оля ла уху.

Купи Вас юлу.

Ему надо юлу.

Купи дяд чаю.

Ему надо чаю.

Я дала Вас эту юлу, а Маш дала ту юлу.

Эта юла наша, а та юла ваша.

По часу сижу: азы буки учу.

У Тани ума мало.

Кому надо чаю, иди сюда.

Даю чаю.

Бе. Ве. Ге. Де. Же. Зе. Ме. Не. Ле.

Л. П. Р. С. Т.

Нбо. Лто. Птя. Щеп. Всы.

Рпа. Мра. Гре. Нев. Сел.

Сно. Вщи. Дды. Цн. Лещи.

Смя. Сни. Лс. Дл. Пер.

Пле. Мре. Бд. Мна. Чек.

Сни новы. Рпы нту. Ржу дулю.

Щели малы. Сна нту. Цжу воду.

Перо тупо. Врю дду. Лчу дядю.

Сно сыро. Лежу дома.

Тётя била Петю.

Гуси сли на воду.

Дти сли на сно.

Жили мыши у печи.

Баба дала Ван и Пет мёду.

Бери косы и иди на поле.

Няня, чеши Тан косу.

Лежи тише на печи, уже не рано.

Чини шубу Пети. Она худа.

Было лто, пала зима.

Щи и каша пища наша.

Нян была баня.

Няня рада была бан.

Но у няни мыла не было.

Мама дала нян мыла.

Бабы сли на сн и пли, а дти рыли и мяли сно.

У еди и Вани были сти.

Неси сти на рку.

Я ржу рпу и даю рпы Ван и Пет.

У меня на тл шуба, а на ше бусы.

Эти ели выше липы.

Не руби эту липу.

Эта липа ещё мала на лыко.

Иди, Ваня, тише, ноги у тебя ещё малы.

Дти, куда вы дли вашу юлу?

Дали бы вы юлу Маш.

Она была бы рада.

Иди, дядя.

Дти уже сли за щи и кашу.

Дяд надо соли. Неси ему соли.

На пол пыли и дыму нту.

Была у дома лужа. На лужу сли гуси. Гуси были сры.

Жила баба у дда. Были оба сды.

У рки были норы и жили раки.

Не бери рака за шею, а бери рака за ноги.

Я несу суму.

Иду до дома.

Дома лягу на печи.

Я веду Таню за руку. Она ещё мала и ноги Тани малы.

У дда ещё мёду нту. Вас не дали мёду.

У рощи была ива.

Не руби эту иву.

Эта ива наша.

Тётя дала Кат мяты, а Пет дала чаю.

Море сине и небо сине.

Небо выше.

Море ниже.

На неб тучи.

На зар иди на луга.

Суши сно на дом.

Руби липу на лыки, иву на дуги, а дубы на сани.

Тяни сти по рк.

Ищи рыбу.

Неси дяд рыбы на уху.

Воры были на пол, а кони были дома.

Эта шуба на мху, но хуже шубы Пети.

Тоню тяну, рыбу ищу, уху варю.

Были цпы наши на пол и цпы цлы.

Ну, Вася, уже не рано.

Иди. Митя уже у мамы на печи.

Не шуми, Ваня, не буди дядю, а сиди тихо.

У мамы было не мало дла.

Она шила шубы Тани и Маши.

У Саши на лиц была сажа.

Мама мыла лицо Саши.

Тан дали бусы на шею.

Бусы были милы и Таня была рада.

Ваня и Дуня сли на сн и рыли на сн дыру.

Мы были на рк.

У Пети ноги были сухи, а у меня ноги были сыры.

Сушу ноги на печи.

Таня сла на сно и пла: люли люли, дули дули!

Мама была на рк, мыла.

И я иду туда.

Не иди на рку.

У тебя ноги босы.

У Тани было горе.

Тётя шила Тан шубу на мху.

Мху было мало.

Бда Тан. Зима, а шубы нту.

Кат дали мыла.

Она мыла лицо и шею.

И лицо, и шея, и руки Кати были блы.

У Кати или у Вани бол силы.

Катя дала руку Ван.

Тяни, Ваня, за руку Катю.

У Кати силы бол, а у Вани силы нту.

Тётя дала Вар мёду. Варя сама ла мало мёду, а дала мёду Миш, Вас и Кат, и они были рады.

Сани были на низу.

Вези сани на гору.

Ну же, дти, живо на сани.

Дти сли на сани и были рады.

У дяди была на рук рана.

Мама дала сала.

Я мажу дяд рану на рук, я лчу ему рану.

Няня ла кашу.

Маша сла нян на руки.

Няня дала Маш каши.

Муха сла Маш на руку.

Маша дала мух каши.

И няня была сыта, и Маша была сыта, и муха была сыта.

У Миши были сани.

Маша и Петя сли на сани.

Вези сани, Миша. А у Миши силы нту.

Рвы. Дни. Псы. Сны. Рты. Лбы. Вши. Лжи.

Пни. Дно. Зло. Кто. Что. Сто. Рви. Ржи. Жми.

Жни. Гни. Чти. Три. Спи. Жги. Лги. Жгу. Мну.

Мщу. Тку.

Дв. Вс. Ржа. Два. Тля. Зря. Лгу. Тру. Рву.

Гд. Вся. Всё. Вру. Шлю.

Я жду дядю.

Я тру смя.

Я рву дули.

Я жгу сно.

Я гну липу.

Я жму руку.

Не лги и не ври.

Не зли пса.

У пса зубы не тупы.

Шли дти по лсу, сли на пни.

Я вижу сны про Машу.

Гд ты была?

Что у тебя на лбу?

Вся рыба ушла на дно рки.

Мн дали чаю, а для тебя нту.

Лежи и спи.

При мам я была мила три дня.

Я жну три дня.

Я тку всю зиму.

Трава. Весна. Труб. Зерно.

Ключи. Пчела. Цвты. Грачи.

Блины. Листы. Грибы. Стекло.

Глаза. Звзда. Изба. Крючки.

Земля. Гнздо. Сдло. Тепло.

Ксти. Слово. Камни. Двери.

Буквы. Крыса. Волки. Капля.

Сбля. Птицы. Масло. Палка.

Вёдра. Шляпа. Груша. Вилки.

Мсто. Черви. Спицы. Зври.

Время. Шишка. Пушка. Глина.

Стны. Шапка. Галка. Брови.

Утка. Блюдо. Грабли. Пчёлы.

Плечи. Книга. Скука. Щёлка.

Нитка. Слава. Грива. Полки.

Капли малы. Блохи мелки.

Чашки новы. Брови чёрны.

Груши сплы. Пушки крпки.

Глаза свтлы. Масло жёлто.

Блины жирны. Крыши кривы.

Труба крива. Крысы ловки.

Палки гладки. Цвты видны.

Стны стары. Кошки хитры.

Булки вкусны. Хлбы мягки.

Щенки слпы. Стны плохи.

Кадки полны. Чулки стары.

Наши пряли.

Наши пряли.

Ваши спали.

Ваши спали.

Капля мала, а по капл море.

Капля мала, а по капл море.

По снгу грибы не ищи.

По снгу грибы не ищи.

Кошк шутки, а мышк слёзки.

Кошк шутки, а мышк слёзки.

Наша кошка стала стара.

Наши гости много пили браги.

Тётка Мавра взяла всю крупу.

Павлу дали много квасу.

Мишк нынче дали книгу.

Крысы крупны, а мышки мелки.

Мы бы крыли крышу, да тёсу уже нту.

Пришла весна, стала видна на лугу трава.

Клали скирды. Было жарко, было трудно, а всё пли псни.

Настя спла псню. Хвалю за то Настю.

Сиди крпче на сдл, держи за гривку.

Несла баба ведро квасу. На ведр была крышка.

Пришли гости. Сняли шапки, сли на лавки.

Ушла крыса за печку, не видно стало крысы.

Двки пряли вмст пряжу. Пришли парни, стали возл.

Засни, Вася, пришло время. Уже стало вовсе темно.

Стало темно. Бери спичку, три о стну, зажги свчку.

Плыли люди по рк, стала буря. Держи вёсла твёрже, греби крпче.

Я нынче прочту по книг всю сказку, это мн не трудно.

Стала школа, пошли дти. Сли на лавки, взяли книги.

Дду скучно было дома. Пришла внучка, спла псню.

Тётка дала Наст ленту. Настя рада была лент.

Тётка шила шубу Наст. Сама пла псни, а Настя спала подл тётки.

Наши дды стали стары. Глаза стали слпы. Ноги стали слабы. Вс стали плохи.

Настя ла грушу, а у Маши текли слюнки.

Стыдно, Маша, утри губы.

Мама, купи мн нитки, я свяжу тётк чулки.

Чулки тётки стали стары. Видны пятки.

На ёлк были шишки. Дти взяли эти шишки, снесли полны шапки.

Бабка долго шла, трудно стало бабк идти. Она легла и спала и посл легче пошла и дошла.

Два волка вышли прямо на меня и стали на бугр.

Мн стало жутко.

Пало много снгу. По снгу шли зври и видны были слды. Пришли люди, шли по слду и нашли звря.

Вбили на двор два шеста. На верху были платки и шапки. Дти лзли на шесты. Брали платки и шапки.

У бабки была внучка, прежде внучка была мала и всё спала, а бабка сама пекла хлбы, мела избу, мыла, шила, пряла и ткала на внучку;

а посл бабка стала стара и легла на печку и всё спала. И внучка пекла, мыла, шила, ткала и пряла на бабку.

Помню, я была мала, тётка дала мн тряпку, иглу и нитку. И я сшила себ сумку. Сумка была плоха, но я была горда, что сама сшила эту штуку.

Петя и Маша были гости у Насти. Они вышли вс вмст за кусты и сли на траву. Настя взяла хлба и масла, и они вмст ли, а посл пли псни.

На лугу были чурки. Дти взяли эти чурки и клали избу. Прежде стны, посл крышу. И на крыш была труба, а на углу были двери. Изба была не мала, но двери были тсны для куклы. Дти сняли крышу, и куклы сли туда сверху.

Несла баба ведро воды. Ведро было худо. Вода текла на землю. А баба была рада, что нести стало легче. Пришла, сняла ведро, а воды нту.

Пришла Настя посл школы. Одна мама была дома. Настя сла у стола, взяла книжку и прочла сказку. Мама была рада.

Птица свила гнздо на куст. Дти нашли гнздо и сняли на землю. Гляди, Вася, три птички! На утро пришли дти, а гнздо уже было пусто. Жалко было.

Дти на двор рыли себ грядки. У Васи были дубки, а у Пети была рпа. На лто у Васи всё были дубки, а у Пети рпы не было.

На двор было чисто. Среди двора была куча песку. Вышли дти, сли на кучу песку, и пошла игра.

Клали по двору кучки. Была игра: у кого выше кучка.

Сли гуси на воду. По вод пошли круги всё шире и шире, а посл стало гладко. Вода была чиста и видны были лапки.

Была у Насти кукла. Настя звала куклу дочка.

Мама дала Наст для ея куклы всё, что надо. Были у куклы юбки, кофты, платки, чулки, были даже гребни, щётки, бусы.

Пошла Катя поутру по грибы, взяла Машу. Маша была мала. На пути была рчка. Катя взяла Машу себ на спину. Сняла чулки и пошла по вод. Сиди крпче, Маша, да не жми меня за шею. Пусти ручки, а то мн душно. И Катя снесла Машу.

Маша и Гриша сли на лодку. А лодка была худа.

Была дыра. Стала лодка полна воды. Маша и Гриша стали мокры и слзли на землю.

Жили мыши на пол подл пруда. Пришла весна.

Пошли воды. Мыши вошли на гору. На гор жила лиса. Лиса была рада, что пришли мыши, и ла сразу по дв мыши и стала жирна.

У Маши была тётка. Маша пришла и сла на лавку. Тётя дала Маш два куска дыни. Маша снесла дыни брату Пет.

Была зима, но было тепло. Было много снгу.

Дти были на пруду. Взяли снгу, клали куклу. Руки зябли. Зато кукла вышла славно. Во рту куклы была трубка. Глаза куклы были угли.

Спала кошка на крыш, сжала лапки. Сла подл кошки птичка. Не сиди близко, птичка, кошки хитры.

Нашли дти ежа на трав. Бери его, Вася, на руки.

Мн колко. Ну клади шапку на землю, а я скачу его на шапку. Шапка была мала, и дти ушли, а ежа не взяли.

Таня знала буквы. Она взяла книгу и куклу и дала книгу кукл, будто школа. Учи, кукла, буквы! Это А.

Это Б — Бе. Смотри, помни.

У Розки были щенки на двор, на сн. Розка ушла. Дти пришли и взяли щенка и снесли на печку.

Розка пришла, не нашла щенка и выла. Посл нашла щенка и выла подл печки. Дти сняли щенка и дали Розк. И Розка снесла щенка во рту на мсто.

У дяди была Розка. Розка была умна. Дядя! вели, чтобъ Розка взяла шапку. Розка! Гляди, на Вас шапка.

Розка лзла на Васю, клала ему лапы на плечи и брала шапку.

Въ. Къ. Съ. Отъ. Изъ. Ихъ. Объ. Ахъ. Онъ.

Я иду въ гости. Я иду къ дду.

Сними меня съ печки.

Шёлъ снгъ съ неба.

Я кладу дитя въ зыбку.

Мама пришла къ Вас.

Иди въ баню.

Иди къ мам.

Сними съ полки шапку.

Ловъ. Ровъ. Шовъ. Провъ. Кровъ. Хлвъ. Свъ.

Левъ. Рёвъ. Лёвъ.

Бокъ. Сокъ. Срокъ. Стукъ. Жукъ. Звукъ. Пукъ.

Крикъ. Сукъ. Лукъ. Макъ. Ракъ. Знакъ. Крикъ. Лугъ.

Носъ. Пёсъ. Часъ. Лсъ. Вкусъ. Трусъ. Тёсъ. Квасъ.

Класъ. Рисъ.

Дымъ. Кумъ. Домъ. Храмъ. Громъ.

Свтъ. Котъ. Братъ. Сватъ. Плутъ. Кнутъ. Шутъ.

Титъ. Щитъ. Ротъ.

Разъ. Возъ. Глазъ. Тазъ. Тузъ. Низъ.

Лёнъ. Сонъ. Звонъ. Хрнъ. Клинъ.

Блинъ. Чинъ. Сынъ. Тынъ. Донъ.

Лобъ. Дубъ. Гробъ. Зобъ. Зубъ. Хлбъ. Рабъ. Лубъ.

Глбъ. Цпъ. Щупъ. Снопъ. Клопъ.

Ддъ. Садъ. Годъ. Плодъ. Родъ. Градъ. Жидъ.

Радъ. Младъ. Прудъ.

Жаръ. Паръ. Боръ. Дворъ. Соръ. Жиръ. Миръ.

Сыръ. Воръ. Пиръ. Сръ.

Богъ. Рогъ. Другъ. Плугъ. Врагъ.

Пухъ. Мхъ. Смхъ. Слухъ. Мохъ.

Полъ. Столъ. Стулъ. Млъ. Илъ.

Мужъ. Ужъ. Ножъ. Кряжъ. Чижъ.

Жукъ слъ на сукъ.

Ддъ нашъ спитъ.

Кнутъ не такъ свитъ.

Пёсъ сталъ золъ.

Мужъ былъ трусъ.

Лукъ нашъ не тугъ.

Снгъ блъ точно млъ.

Ддъ старъ, а внукъ глупъ.

Дядя скупъ, не далъ намъ крупъ.

Изъ котла шёлъ паръ.

Изъ трубъ шёлъ дымъ.

Братъ пилъ квасъ. Нтъ для насъ.

Кто пёкъ хлбъ, тотъ и лъ.

На нашъ садъ палъ градъ. Сталъ нашъ садъ голъ.

Сталъ нашъ пёсъ плохъ. Я его мылъ, а всё на нёмъ много блохъ.

Ваня лёгъ на полъ и спитъ. Вотъ такъ сонъ!

Изъ-за лсу, изъ-за горъ, вижу нашъ домъ и дворъ.

Ддъ сталъ старъ. Разъ онъ лзъ на печку и не могъ. Внукъ былъ въ изб. Ему стало смшно. Стыдно, внукъ. Не то дурно, что ддъ старъ и слабъ, а то дурно, что внукъ младъ и глупъ.

Шёлъ Миша по лсу. У дуба росъ грибъ. Грибъ былъ старъ, никто его не бралъ. Но Миша былъ радъ и снёсъ грибъ въ домъ. Вотъ грибъ, лучше всхъ! А грибъ былъ гнилъ, никто его не лъ.

Пошли дти въ лсъ. Долго были въ лсу, не знали куда выйти изъ лсу, и не знали, гд домъ.

Стало имъ слышно звонъ;

они и пошли на звонъ;

и нашли тогда село и пришли въ домъ.

У Пети и Вани шла игра вотъ такъ: они будто овцы, били другъ друга лобъ о лобъ. Игра была плоха:

у Вани стала шишка на лбу, а у Пети шишка на глазу.

Была въ лсу блка и были у блки дти. Жили блки въ дупл. Пришли Миша и Коля, взяли ихъ къ себ, и блки жили у нихъ въ клтк.

Саша былъ трусъ. Была гроза и громъ. Саша влзъ въ шкапъ. Тамъ было ему темно и душно. Саш не слышно было, прошла ли гроза. Сиди, Саша, долго въ шкапу за то, что ты трусъ.

Былъ у Миши кнутъ. Онъ имъ всхъ билъ. Разъ онъ билъ кошку няни. Пришла няня, взяла у Миши кнутъ и била Мишу за то, что онъ былъ золъ и билъ ея кошку.

Сталъ быкъ золъ. Никто мимо быка идти не смлъ. Гналъ разъ ддъ быка въ стадо. Быкъ сбилъ дда съ ногъ и подъ себя смялъ. Пришли люди и взяли дда. Ддъ посл того не долго былъ живъ.

Тогда взяли быка, свели на дворъ и били по лбу до тхъ поръ, пока быкъ палъ.

Ась. Ель. Ось. Ерь. шь.

Тнь. Пень. День. Лнь. Конь. Дань. Брань. Дрань.

Грань. Дрянь. Линь.

Сть. Мать. Путь. Клть. Плеть. Треть. Зять. Ртуть.

Пять. Нить. Стать.

Боль. Моль. Даль. Цль. Соль. Бль. Сталь. Ноль.

Шаль. Куль. Щель.

Гусь. Русь. Смсь. Спсь. Здсь.

Цпь. Степь. Рожь. Дочь. Дробь.

Мышь. Плшь. Царь. Дверь.

Глубь. Рябь. Зврь. Корь.

Бровь. Кровь. Грудь. Мдь.

Князь. Грязь. Темь. Земь.

Стань. Вынь. Кинь. Дунь. Тронь.

Руби пень.

Время спать.

Брось шить.

Кинь сть.

Иду траву рвать.

Весь день жать.

Не стану вина пить.

Стали бабы псни пть.

Надо на кашу дуть.

Иду въ путь.

Ему лнь на ноги стать.

Мн надо книгу дать.

Иду воду на гряды лить.

Вели ему шапку снять.

Бабы шли лёнъ мять.

Весь день отъ липы тнь.

Дунь на свчу.

Сунь книгу въ столъ.

Хочу идти въ клть, да въ клти дверь, а я не стяну съ двери цпь.

Я иду на рку мыть.

Мам много дла. Надо мам шить, мыть, ткать и печь.

Вася слъ на пень, и пень былъ у него будто конь.

Онъ взялъ плеть и гналъ пень.

У Вари былъ чижъ. Чижъ жилъ въ клтк и ни разу не плъ. Варя пришла къ чижу. —Пора теб, чижъ, пть. —Пусти меня на волю, на вол буду весь день пть.

Дядя далъ ед коня и далъ плеть. Смотри, едя, не гони коня шибко, а то конь старъ. едя взялъ плеть и сталъ коня шибко гнать, конь вовсе сталъ, и едя слзъ.

Мать дала Кат квасу. А у Кати былъ братъ Власъ.

Катя дала и брату пить. Кат для брата Власа не жаль было кваса.

Мышка грызла полъ, и стала щель. Мышь прошла въ щель, нашла много ды. Мышь была жадна и ла такъ много, что у ней брюхо стало полно. Когда сталъ день, мышь пошла къ себ, но брюхо было такъ полно, что она не прошла въ щель.

Мать и дочь легли спать. Мать не спала весь день.

А дочь стала псни пть. —Дочка! я хочу спать, брось пть. А дочка ещё громче стала пть. Тогда мать свела дочь въ клть. —Теб здсь лучше пть, а мн безъ тебя лучше спать.

Жилъ ддъ у рки. Были у дда лодка и сть. И были у дда два внука: Петя и Гриша. Гриш было семь лтъ, а Пет пять. Разъ вышли Петя и Гриша рано на рку. Они знали, что у дда на рк была сть.

Они сли въ лодку. Гриша слъ на руль, а Петя грёбъ.

Они плыли долго по рк, не знали, гд сть;

но нашли сть, взяли рыбу и дали дду.

Зврь сръ.

Жукъ слъ въ щель.

Я на кашу дулъ.

У меня было пять пуль.

Брату Пет семь лтъ.

Онъ всмъ милъ.

Дти спятъ, вс пять.

Стань на станъ.

Росъ клёнъ, отъ него была тнь.

На двор была пыль, а я дома былъ.

Запри дверь на дворъ.

Давно ли ты, дядя, нмъ? —Да ужъ лтъ семь.

Волкъ. Шёлкъ. Полкъ. Блескъ. Толкъ.

Постъ. Мостъ. Ростъ. Хвостъ. Листъ. Кустъ.

Крестъ. Пустъ. Густъ. Шестъ.

Кость. Гость. Трость. Честь. Всть. Лесть. Шесть.

Грусть. Пасть. Снасть.

Пискъ. Спускъ. Воскъ. Лоскъ.

Чортъ. Мартъ. Гуртъ. Сортъ. Франтъ. Бантъ.

Кантъ. Столбъ. Верхъ. Дёрнъ. Тёрнъ. Гвоздь. Груздь.

Дождь. Вихрь. Рубль. Скорбь. Смерть. Дроздъ.

Жизнь. Казнь. Пснь. Чернь.

Шестъ во весь ростъ.

Крпка какъ кость.

Нын постъ.

На сох снасть.

Тесть сталъ сть.

У волка пасть.

Пётръ шлётъ намъ всть.

Хочу на стулъ ссть, чтобы лапти плесть.

Трудна ея жизнь.

На море много волнъ.

Не стало вербъ, вс вышли.

Не видно звздъ.

Верба, хлёстъ, бьётъ до слёзъ.

Супъ нашъ густъ.

Домъ сталъ пустъ.

Червь стъ листъ.

Нужно бы траву гресть, къ стогу сно везть.

Волкъ былъ бы добръ, да ему сть надо.

Вс мста взяты. Нтъ намъ мстъ, нгд ссть.

Шёлъ гуртъ на мостъ.

Тонко прясть — долго ждать.

Мамы не было дома, а прялка была въ изб.

Пришла Катя, стала прясть. Пряла мало, а пряжи смяла много.

Есть червь, онъ жёлтъ, онъ стъ листъ. Изъ червя того шёлкъ.

У меня есть шесть куръ, и я поутру даю имъ кормъ. Я кричу: цыпъ, цыпъ. Я сыплю зерно на землю и на куръ.

Дти стали лзть на шестъ, но шестъ былъ толстъ, и они ноги стёрли и не влзли на шестъ.

Сталъ Ваня на коня лзть и взялъ его за хвостъ.

Кинь, Ваня, хвостъ. По хвосту на коня не влзть.

ла мать борщъ и клала въ борщъ соль. А Митя былъ глупъ, когда мать ушла, сталъ одну соль сть.

Жилъ дядя Пётръ. И влзъ къ нему въ домъ воръ, чтобъ красть. Но у дяди Петра домъ былъ пустъ.

Несла Жучка кость черезъ мостъ. Глядь, въ вод ея тнь. Пришло Жучк на умъ, что въ вод не тнь, а Жучка и кость. Она и пусти свою кость, чтобы ту взять.

Ту не взяла, а своя ко дну пошла.

Ваня нёсъ отцу хлбъ, лёгъ подъ кустъ и сталъ спать. Жучка нашла хлбъ и стала его сть.

Пошли дти на гумно, и пошла у нихъ игра въ волка и овцы. Миша былъ волкъ. Онъ влзъ по шесту на скирдъ. На скирд было мягко, и Миша лёгъ. Овцы были Коля и Настя. Они ждали, ждали волка, нтъ волка. Стали его звать. Не нашли Мишу и ушли.

Пришла мать. Гд Миша, гд Миша? Пошли въ поле, въ лсъ. Нтъ Миши. Пришла мать на гумно: „Миша!

А Миша!“ А Миша: я здсь, я спалъ, шестъ мой упалъ и я не знаю, какъ со скирда слезть.

Бой. Вой. Рой. Ной.

Май. Рай. Чай. Лай. Дай. Клей. Злй. Вой. Пой. Рой.

Стой. Спой. Мой. Твой. Свой. Злой.

Шей. Пей. Вей. Лей. Чей. Ей.

Дуй. Жуй. Куй. Плюй.

Мой чай. Рой пчёлъ.

Твой клей. Иду на бой.

Свой змй. Ной былъ давно.

Вой псовъ. Спой псню.

Рой яму.

Стой прямо.

Пей чай.

Лей воду.

Чей грошъ? Мой.

Дуй на воду.

Жуй корку.

Куй въ кузн.

Тепло стало, видно, что Май.

Рай на томъ свт.

Слышу лай и вой псовъ.

Дай мн мой чай.

На мой домъ слъ рой пчёлъ.

Лей воду въ тазъ, мой руки.

Ты чей? Я свой.

Слъ ддъ пить чай. Ддъ! и мн чаю дай. — Вотъ теб, внукъ, чай. Пей, на себя не лей.

Былъ у Пети и у Миши конь. Сталъ у нихъ споръ:

чей конь. Стали они коня другъ у друга рвать. Дай мн — мой конь. Нтъ, ты мн дай — конь не твой, а мой. Пришла мать, взяла коня и сталъ конь ничей.

Улей. Иней. Нищій. Сергй. Матвй. Налой. Лакей.

Сарай. Давай. Кидай. Читай. Снимай. Считай. Играй.

Глотай. Гуляй. Валяй.

Сдой. Кривой. Простой. Живой. Мягкій. Гладкій.

Синій. Сладкій. Бдный. Мдный. Добрый. Срый.

Старый. Малый. Вялый. Чистый. Умный. Глупый.

Зашей. Скорй. Живй. Теплй. Умнй. Глупй.

Раздуй. Ночуй. Подуй. Воюй.

Давай книгу.

Читай сказку.

Гуляй по лсу.

Сдой дядя.

Зимой снгъ.

Гладкій путь.

Синій цвтъ.

Бдный Миша.

Срый волкъ.

Милый мой другъ.

Теплй стало.

Онъ умнй тебя.

Зашей шубу.

Иди скорй.

Ночуй у насъ.

Не тоскуй, не горюй.

Воюй храбро.

Глупой птиц свой домъ не милъ.

Слъ рой на кустъ. Дядя его снялъ, снёсъ въ улей.

И сталъ у него, годъ цлый, мёдъ блый.

Слушай меня, мой пёсъ: на вора лай, къ намъ въ домъ не пускай, а дтей не пугай и съ ними играй.

На земл снгъ, на лс иней. Давай скорй сани.

На сани прыгай, сани двигай и подъ гору катай.

У дтей были свои грядки. Пришло разъ на ихъ грядки стадо свиней. Дти скорй! Жучку пускай.

Жучка, скорй, лай на свиней, сгоняй ихъ съ грядъ долой.

Была драка между Жучкой и кошкой. Кошка стала сть, а Жучка пришла. Кошка Жучку лапой за носъ, Жучка кошку — за хвостъ. Кошка Жучк въ глаза. Жучка кошку — за шею. Тётя шла мимо, несла ведро съ водой и стала лить на кошку и Жучку водой.

Нтъ у насъ, Ваня, змя. Иди, Ваня, вари клей, а я сберу дранки. Нашли дранки и клей и на утро сталъ змй. Не было втра, но дти пошли въ поле и взяли змй. „Ну бги, Ваня, да скорй! Ещё скорй!

Пускай!“ Но змй наверхъ не шёлъ;

тогда дти стали подъ змй дуть. „Дуй, Ваня, дуй, ещё дуй“. Ваня дулъ изъ всхъ силъ;

но змй не шёлъ и на землю слъ.

У Груши не было куклы, она взяла сна, свила изъ сна себ жгутъ и это была ея кукла;

звала она её Маша. Она взяла эту Машу на руки. „Спи, Маша! Спи, дочка! бай, баю, бай!“.

Слпой шёлъ домой. Была ночь. Слпой нёсъ предъ собой свтъ. Какой глупый слпой, несётъ свтъ предъ собой,— а самъ слпой, для чего ему свтъ? А нужно свтъ ему для того, чтобъ зрячій не сбилъ его съ ногъ долой.

Рабта. Булавка. Пастухи Семёнъ.

.

Забта. Граница. Старики Стаканъ.

.

Ребя Деревня. Мужики Женихъ.

та..

Теля Тарелки. Сундуки. Заборъ.

та.

Берёза. Кибитки. Птухи. Кузнецъ.

Калина. Лепёшки. Пауки. Холодъ.

Малина. Крестины. Темнота. Осень.

Корова. Капуста. Тснота. Камень.

Ракита. Невста. Калачи. Радость.

Лисица. Медвди. Башмаки. Лошадь.

Собака. Верёвка. Журавли. Милость.

Бараны. Рубашка. Ласточка. Старость.

Бумага. Скотина. Горница. Николай.

Кирюшка. Заика. Яблоки. Алексй.

Петрушка. Наука. Яблони. Соловей.

Картина. Приступки. Иванъ. Каравай.

Мужики ходили далеко на работу.

Рыбаки ловили на озер рыбу.

Барыня купила у мужика чёрнаго птуха.

Берёзы выросли велики.

Купчиха наняла мужика въ кучера.

Ребята купили на базар пряники.

Телята и бараны бгутъ по выгону.

Кукушка рано запла.

Старые волки зали барана.

Мужики убили вилами одного волка.

Ребята писали уроки на бумаг.

Не берите калачи грязными руками.

Не топчите комнату мокрыми ногами.

Двушки нарядны, личики красивы, щёчки румяны.

Синичка сла на окошко.

У мужика украли сундуки. Сундуки были пустые.

Служанка вымела горницу, собрала цлую кучу сору и бросила на улицу.

Параша читала книжку, а посл писала дядюшк записку.

Кухарка варила яйца. Яйца стали крутыя.

Дти красили и катали яйца.

Курицы несли яйца, а птухи кричали.

Бабушка-старушка лежала на лежанк, а двочка внучка играла подл бабушки.

Старая барыня купила у торговки блую гусыню.

Гусыня вывела два гусёнка.

Слпые нищіе запли подл забора псню про Лазаря. Купчиха слушала и дала одному слпому гривну.

Добрыя дти дали слпому старику лепёшку.

Малые ребята играли на крылечк, а телята играли на выгон.

Кафтаны тепле нежели рубашки.

Моему брату, Матюшк, четыре года.

Повезли Матюшку въ чужую деревню и отдали на выучку кузнецу.

Срая лошадь везётъ сани.

Подавай поскорй моихъ лошадей.

Николай Петровъ пришёлъ на крестины.

Женихъ да невста— князь и княгиня.

Одинъ годъ весь вкъ залъ.

Бдность — не порокъ.

Бдность — не порокъ.

Конецъ — длу внецъ.

Конецъ — длу внец.

Рыбамъ море, птицамъ воздухъ, людямъ земля.

Куда иголка, туда и нитка.

Куда иголка, туда и нитка.

Богачу жалко корабля, бдняку жалко костыля.

Богачу жалко корабля, бдняку жалко костыля.

Пришла весна, потекла вода. Дти взяли дощечки, сдлали лодочку, пустили лодочку по вод. Лодочка плыла, а дти бжали за нею, кричали и ничего впереди себя не видали и въ лужу упали.

Ушли два мужика вмст на работу, рыли канаву.

Рыли три дня, принесли три рубля. И три дня длили три рубля, всё между собой спорили. Лучше бы эти мужики ещё три дня рыли канаву.

Ходили дти по лсу за грибами, набрали полны корзины. Вышли дти на поляну, сли на копну и считали грибы. За кустами завыли волки. Дти забыли про грибы, бросили свои грибы на сн и ушли домой.

Попался зврь-хорёкъ въ ловушку и сталъ просить, чтобы мужикъ пустилъ его. Онъ сказалъ: «Мыши твоё добро дятъ, а я ихъ мъ». А мужикъ сказалъ:

«Мышей-то ты шь, да съ ними вмст и цыплятъ моихъ полъ», — и убилъ зврка.

Пошли разъ старуха и молодка на поле гороха.

Набрали гороху и сли подъ межу, стали сть. Старая катала во рту горохъ, а жевать не могла: зубовъ не было;

а молодка пола свой горохъ, пришла къ старух сть и говоритъ: «Какая ты, старая, жадная. Я ужъ давно пола, а ты всё шь».

Пошла коза въ поле за кормомъ, а козлятъ заперла въ сарай, не велла никого пускать. Она сказала:

«Только когда мой голосъ кликать будетъ, тогда пустите». Волкъ слышалъ это, пришёлъ къ сараю и заплъ подъ голосъ козы: «Дтки, пустите, ваша мать пришла, вамъ корму набрала». Дтки глянули въ окно и сказали: «Голосъ матушки, а ноги волка, не надо пускать».

Лисица позвала журавля на обдъ и подала похлёбку на тарелк. Журавль ничего не могъ взять своимъ длиннымъ носомъ, и лисица сама всё пола.

На другой день журавль къ себ позвалъ лисицу и подалъ обдъ въ кувшин съ узкимъ горломъ. Лисица не могла продть морду въ кувшинъ, а журавль всунулъ свою долгую шею и всё выпилъ одинъ.

У одной женщины мыши поли въ погреб сало.

Она заперла въ погребъ кошку, чтобъ кошка ловила мышей. А кошка пола и сало, и молоко, и мясо.

хали два мужика, одинъ въ городъ, а другой изъ города. Они задли санями другъ за друга. Одинъ кричитъ: «Дай дорогу, мн скорй въ городъ надо!» — А другой кричитъ: «Ты дай дорогу, мн скорй домой надо». — Они долго кричали. Третій мужикъ видлъ и сказалъ: «Кому скорй надо, тотъ осади назадъ».

Ходили овцы по полю. Откуда ни взялся орёлъ, — упалъ съ неба, вцпился когтями въ ягнёнка и унёсъ его. Ворона видла это и хотла тоже мяса пость.

Она сказала: «Это не хитра штука. Дай я то же сдлаю, да ещё лучше. Орёлъ глупъ, онъ малаго ягнёнка взялъ, а я вонъ того жирнаго барана выберу». Взялась барану ворона когтями прямо въ влну, хотла поднять — не можетъ. И не знаетъ ворона, какъ самой изъ влны когти выдрать. Пастухъ пришёлъ, выдралъ ворон ноги изъ влны, убилъ её и бросилъ.

Былъ одинъ глупый мужикъ. Онъ пошёлъ въ лсъ за дровами. Деревья вс были велики. Онъ сталъ срубать втки. Одинъ сукъ на дубу былъ высоко.

Мужикъ влзъ на дубъ, слъ верхомъ на сукъ, спиной къ дереву и срубилъ сукъ. Другой сукъ былъ ещё выше. Мужикъ влзъ на сукъ и чтобы короче срубить, слъ на него лицомъ къ дереву. Онъ рубилъ немного и сталъ сукъ трещать;

мужикъ былъ радъ и сказалъ:

«Вперёдъ всё такъ буду рубить». Но сукъ сломался и мужикъ сорвался.

Сплю. Мсти. Мгла. Мзда. Сбруя. Страхъ. Склянка.

Стрижъ. Портной. Спросъ. Скрипъ. Страсть. Сестра.

Взводъ. Москва. Искра. Царство. Сердце. Стремя.

Стряпня. Перстень. Встрча. Солнце. Бездна. Островъ.

Холстъ. Шерсть. Горсть.

Столяры склеивали столъ.

Искра зажгла Москву.

Сбруя исправна.

Стрижи замёрзли.

Отецъ и два сына, втроёмъ, ушли въ городъ.

Коня вели подъ уздцы.

Дождикъ пошёлъ: вздулись пузыри.

Проднь платокъ сквозь перстень.

Завтра праздникъ, будутъ въ церкви пть:

Христосъ воскресе изъ мертвыхъ!

Вскрылась рка, потекла быстрая вода.

Не столкни двочку съ ногъ.

Я много сплю и нынче поздно всталъ.

Хлбъ очень чёрствъ.

Стригла баба шерсть.

Ткала невстка холстъ.

Ушли дти въ лавку, купили горсть стручковъ.

Платокъ слишкомъ пёстръ.

Взднь нитку въ иголку.

Здравствуй! давно не видалъ.

Стряпала стряпуха постный обдъ.

Я увидалъ страшнаго звря, и сердце у меня вздрогнуло отъ страха.

Вздулся пузырь, лопнул и стало ничего.

Скрученъ, связанъ, по изб пляшетъ (вникъ).

Дали баб холстъ, сказала: толстъ.

Петя ползалъ и сталъ на ножки. Хочетъ ступить — боится. Чуть не упалъ. Мать схватила его и понесла.

Ласточка строила гнздо. Влетлъ въ гнздо стрижъ и слъ. Ласточка позвала другихъ ласточекъ и выгнала стрижа.

Остригли съ барана шерсть. Стало барашку холодно, прикрыть себя нечмъ.

Стряпуха топила печку и вышла изъ избы. Искра упала на лучину. Лучина зажглась, насилу залили огонь.

Пришла мышь въ гости къ лягушк. Лягушка встртила мышь на берегу и стала её звать къ себ въ хоромы подъ воду. Мышь ползла, да воды хлебнула и насилу жива вонъ вылзла. — «Никогда», сказала она, «къ чужимъ людямъ въ гости ходить не буду».

Дрались два птуха у навозной кучи. У одного птуха было силы больше, онъ забилъ другаго и прогналъ отъ навозной кучи. Вс куры сошлись вкругъ птуха и стали хвалить его. Птухъ хотлъ, чтобы и на другомъ двор узнали про его силу и славу. Онъ взлетлъ на сарай, забилъ крылами и заплъ громко:

«Смотрите вс на меня, я птуха побилъ! Нтъ ни у одного птуха на свт такой силы».

Не усплъ пропть, летитъ орёлъ, сбилъ птуха, схватилъ въ когти и унёсъ въ свое гнздо.

Стало мышамъ плохо жить отъ кота. Что ни день, то двухъ, трёхъ застъ. Сошлись разъ мыши и стали судить, какъ бы имъ отъ кота спастись. Судили, судили, ничего не могли вздумать.

Вотъ одна мышка и сказала: «Я вамъ скажу, какъ намъ отъ кота спастись. Вдь мы потому и гибнемъ, что не знаемъ, когда онъ къ намъ идётъ. Надо коту на шею звонокъ надть, чтобы онъ гремлъ. Тогда всякій разъ, какъ онъ будетъ отъ насъ близко, намъ слышно станетъ и мы уйдёмъ». — «Это бы хорошо», сказала старая мышь, «да надо кому нибудь звонокъ на кота надть. Вздумала ты хорошо, а вотъ навяжи-ка звонокъ коту на шею, тогда мы теб спасибо скажемъ».

Шли по дорог старикъ и молодой. Видятъ они: на дорог лежитъ мшокъ денегъ. Молодой поднялъ и сказалъ: «Вотъ Богъ мн находку послалъ». А старикъ сказалъ: «Чуръ, вмст». Молодой сказалъ: «Нтъ, мы не вмст нашли, я одинъ поднялъ». Старикъ ничего не сказалъ. Прошли они ещё немного. Вдругъ слышатъ, скачетъ сзади погоня, кричатъ: «Кто мшокъ денегъ укралъ?» Молодой струсилъ и сказалъ: «Какъ бы намъ, дядюшка, за нашу находку бды не было».

Старикъ сказалъ: «Находка твоя, а не наша, и бда твоя, а не наша.

Малаго схватили и повели въ городъ судить, а старикъ пошёлъ домой.

Красная шапочка.

Въ деревн жила двочка. Мать сшила ей красную шапочку, и двочка всегда носила её. Народъ сталъ звать двочку: двочка Красная Шапочка. Разъ мать сказала Красной Шапочк: «Поди, навсти бабушку и снеси ей отъ меня лепёшки и горшокъ масла».

Красная Шапочка взяла гостинцы и пошла. Шла она черезъ лсъ. Вдругъ въ лсу вышелъ ей навстрчу волкъ. — Здравствуй, Красная Шапочка. — Здравствуй, волкъ. — Куда идёшь? — Я иду къ бабушк. Она стара, ходить не можетъ, такъ я несу ей масла и лепёшки.—А гд живётъ твоя бабушка? — А вонъ тамъ за лсомъ деревня, такъ въ дом съ краю. — Ну-ка, Красная Шапочка, кто прежде придётъ? И волкъ пустился бжать;

а Красная Шапочка стала брать грибы и ягоды и забыла про волка. Волкъ пришёлъ прежде Красной Шапочки, нашёлъ домъ бабушки и толкнулъ дверь. Бабушка спросила: кто тамъ? Волкъ сказалъ: это я, бабушка, Красная Шапочка. Бабушка сказала: подыми, внучка, щеколду.

Волкъ вошёлъ, вскочилъ на постель бабушки, залъ бабушку, а самъ надлъ ея платокъ на голову и лёгъ въ постель. Когда Красная Шапочка пришла, она тоже толкнула дверь и волкъ ей сказалъ: подыми, внучка, щеколду. Красная Шапочка вошла, подошла къ постели и сказала: здравствуй, бабушка! Отчего у тебя нынче такіе большіе глаза? А волкъ сказалъ: чтобы лучше глядть на тебя, внучка. —А зачмъ у тебя зубы велики, бабушка? —Чтобъ тебя загрызть, внучка!.. И волкъ схватилъ Красную Шапочку и залъ её. А самъ раздлся и ушёлъ опять въ лсъ.

Шайка. Сайка. Гайка. Койка. Тайна. Война. Тройка.

Двойка. Лейка. Шейка. Чуйка. Копйка. Хозяйка.

Злодйка. Линейка. Скамейка. Шубейка.

Сайки вкусны.

Лейте воду изъ шайки.

Гречиху сйте чаще.

Завинти гайку.

Уйди изъ дому.

Я найду ягодъ.

Найми кучера.

Дойная корова.

Бойкій конь.

У лейки тонка шейка.

Можетъ быть и я найду копйку.

Зайди къ намъ въ гости.

Уйми собаку.

Зайцу отъ собакъ не уйти.

Тройка бжитъ бойко.

Надйся на Бога, самъ не плошай.

У Серёжи были три собаки, онъ запрёгъ ихъ въ телгу тройкой и погналъ. Собаки ушли съ телжкой и Серёжа ихъ не поймалъ.

Миша просилъ отца сдлать ему скамейку, чтобъ здить съ горы. Отцу не было времени. А мать дала Миш шайку. Онъ полилъ её водой, слъ въ неё и скатился.

У Васи было четыре копйки. Онъ пришёлъ въ лавку, купилъ сайку и ему дали сдачи копйку. Онъ пошёлъ домой. Подайте, Христа ради, сказалъ нищій.

Вас жалко было дать сайку. Онъ далъ копйку.

Потомъ ему жаль стало нищаго. Онъ вернулся и отдалъ сайку.

Къ Маш пришли въ гости двочки пить чай.

Маша была хозяйка и сла за чайный столъ угощать гостей. Но хозяйка была мала. Она взяла чайникъ, ручка была горяча. Маша уронила изъ рукъ чайникъ и разбила его, а себя и другихъ обожгла.

Дв крысы нашли яйцо. Хотли его длитъ и сть;

но видятъ, летитъ ворона и хочетъ яйцо взять. Стали думать крысы, какъ яйцо отъ вороны стащить. Нести?

— не схватишь;

катить? — разбить можно. И ршили крысы вотъ что: одна легла на спину, схватила яйцо лапками, а другая повезла её за хвостъ, и какъ на саняхъ стащили яйцо подъ полъ.

Двочка поймала стрекозу и хотла рвать ей ноги.

Отецъ сказалъ: «Эти самыя стрекозы поютъ по зарямъ». Двочка вспомнила ихъ псни и пустила.

Мышка вышла гулять. Ходила по двору и пришла опять къ матери. —«Ну, матушка, я двухъ зврей видла. Одинъ страшный, а другой добрый». Мать сказала: «Скажи, какіе это зври?» Мышка сказала:

«Одинъ страшный ходитъ по двору вотъ этакъ: ноги у него чёрныя, хохолъ красный, глаза на выкат, а носъ крючкомъ. Когда я мимо шла, онъ открылъ пасть, ногу поднялъ и сталъ кричать такъ громко, что я отъ страха не знала куда уйти».

— Это Птухъ, сказала старая мышь. Онъ зла никому не длаетъ, его не бойся. Ну, а другой зврь?

— Другой лежалъ на солнышк и грлся. Шейка у него блая, ножки срыя, гладкій, самъ лижетъ свою блую грудку и хвостикомъ чуть движетъ, на меня глядитъ.

Старая мышь сказала:

— Дура, ты дура. Вдь это самъ котъ.

Пошёлъ разъ левъ на охоту и взялъ съ собой осла и сказалъ ему: «Ты зайди, осёлъ, въ лсъ и кричи, что есть мочи, у тебя горло просторно. Какіе зври отъ этого крика пустятся бжать, я тхъ поймаю». Такъ и сдлалъ. Осёлъ кричалъ, а зври бжали, куда попало, и левъ ловилъ ихъ. Посл ловли левъ сказалъ ослу:

«Ну, хвалю тебя, ты хорошо кричалъ». И съ тхъ поръ осёлъ всё кричитъ, всё ждётъ, чтобы его хвалили.

Създъ. Въздъ. Разъздъ. Подъёмъ. Подъздъ.

Отъздъ. Объздъ. Съёмъ. Съли. Съютили.

Объявили. Въхали.

Въ ворота въздъ узкій.

Подъздъ къ дому съ другой стороны.

Въ объздъ ближе хать, чемъ прямо.

Волки съли овцу, а лисицы подъли косточки.

Объяви указъ.

Не тряси яблоню, а снимай яблоки съёмомъ.

Надо мазать телгу, дай подъёмъ.

Гости въхали на дворъ.

Пастухи съютили шалашъ.

Съ горы съзжать надо шагомъ.

Състные припасы вс вышли.

Подъзжай ближе къ дому.

Эти кони парой съзжены.

Я съзжу на два дня къ дяд.

Безъ костей рыбы не състь.

Сълъ бы пирогъ, да въ печи сжёгъ.

Ребята здили съ горы. Пришли мужики, взяли сани, подняли оглобли. Насли полны сани и пустили подъ гору. Съхали хорошо, но на конц горы сани пошли въ бокъ и въхали въ сугробъ. Мужики упали въ снгъ.

Волкъ сълъ овцу. Мужики поймали волка и стали его бить. Волкъ сказалъ: «За то вы меня мучите, что я сръ». Мужики сказали: «Не за то, что ты сръ, а за то, что ты овцу сълъ».

Старикъ сажалъ яблони. Ему сказали: «Зачмъ теб эти яблони. Долго ждать съ этихъ яблонь плода, и ты не съшь съ нихъ яблочка». Старикъ сказалъ: «Я не съмъ, — другіе съдятъ, мн спасибо скажутъ».

Былъ у дурака ножъ оченъ хорошъ. Сталъ дуракъ этимъ ножёмъ гвоздь рзать. Ножъ гвоздя не рзалъ.

Тогда дуракъ сказалъ: «Дуренъ мой ножъ». И сталъ этимъ ножёмъ жидкій кисель рзать: гд пройдетъ по киселю ножемъ, тамъ кисель опять съдется. Дуракъ сказалъ: «Дуренъ ножъ и киселя не ржетъ», и бросилъ хорошій ножъ.

Мужикъ сталъ спускать возъ подъ гору и держалъ крпко возжи въ рукахъ. Возжи лопнули, и возъ одинъ съхалъ съ горы. А мужикъ держалъ одн возжи въ рукахъ и кричалъ: тпру!

Два мужика пошли вмст на охоту. Одинъ слзъ въ оврагъ и кричитъ другому: — Иди сюда, я медвдя поймалъ! —Тащи его сюда! — Да не втащу! —Такъ самъ иди сюда! —Да не пускаетъ меня, състь хочетъ.

Овцы ходили подъ лсомъ, два ягнёнка отошли отъ стада. Старая овца сказала: «Не шалите, ягнята, недолго до бды». А волкъ стоялъ за кустомъ и сказалъ: «Неправда, ягнята, овца стара, у ней ноги не ходятъ, такъ ей завидно. Бгайте одни по всему полю».

Ягнята такъ и сдлали: отошли отъ стада;

а волкъ поймалъ ихъ и сълъ.

Одинъ царь строилъ себ дворецъ и передъ дворцомъ сдлалъ садъ. Но на самомъ възд въ садъ стояла избушка, и жилъ бдный мужикъ. Царь хотлъ эту избушку снести, чтобы она садъ не портила, и послалъ своего министра къ бдному мужику, чтобы купилъ избушку. Министръ пошёлъ къ мужику и сказалъ: — Ты счастливъ. Царь хочетъ твою избушку купить. Она десяти рублей не стоитъ, а царь теб сто даётъ. — Мужикъ сказалъ: «Нтъ, я избушку за сто рублей не продамъ». — Министръ сказалъ: «Ну, такъ царь двсти даётъ». — Мужикъ сказалъ: «Ни за двсти, ни за тысячу не отдамъ. Мой ддъ и отецъ въ избушк этой жили и померли, и я въ ней старъ сталъ и умру, Богъ дастъ». — Министръ пошёлъ къ царю и сказалъ:

«Мужикъ упрямъ, ничего не берётъ. Не давай же, царь, мужику ничего, а вели снести избушку даромъ.

Вотъ и всё».

Царь сказалъ: «Нтъ, я этого не хочу». Тогда министръ сказалъ: «Какъ же быть! Разв можно противъ дворца гнилой избушк стоять? Всякій взглянетъ на дворецъ, скажетъ: хорошъ бы дворецъ, да избушка портитъ. Видно, скажетъ, у царя денегъ не было избушку купить». А Царь сказалъ: «Нтъ, кто взглянетъ на дворецъ, тотъ скажетъ: видно, у Царя денегъ много было, что такой дворецъ сдлалъ;

а взглянетъ на избушку, скажетъ: видно, въ Цар этомъ и правда была. Оставь избушку».

Ружьё. Копьё. Бльё. Семья. Житьё. Ульи. Друзья.

Ручьи. Бадья. Келья. Ружья. Листья. Дарья. Сучья.

Стулья. Веселье. Колья. Братья. Счастье. Кушанья.

Демьянъ. Деревья. Вьюшка.

Во всёмъ воля Божья.

Моё ружьё бьётъ далеко.

Бльё взяли въ мытьё.

Волчьи ягоды не съдобны.

Наша семья мала.

Дарья и Марья стали друзья.

Въ печи закрыли вьюшки.

Иванъ бьётъ лошадь плетью.

Демьянъ былъ нынче пьянъ.

Я шью по сукну шерстью.

Я пью изъ бадьи воду.

Пётръ своимъ ружьёмъ убьётъ зайца.

Пастухъ ночью вьётъ кнутъ.

Знаетъ кошка, чьё мясо съла.

Своя семья — самые врные друзья.

Кукушка не вьётъ своего гнзда.

Одинъ льётъ, другой пьётъ, третій растётъ (дождь, земля, трава).

Живой мёртваго бьётъ, а мёртвый громко поётъ (колоколъ и языкъ колокола.) Что краше свта? Что выше лса? Что чаще лса?

Что безъ коренья? Чего мы не знаемъ?

Краше свта—красно солнце.

Выше лса—свтелъ мсяцъ.

Чаще лса — часты звзды.

Безъ коренья — тяжёлъ камень.

А не знаемъ—Божьей воли.

Петя игралъ плетью и сталъ бить собаку. Мать сказала: — Зачмъ ты бьёшь собаку, она уйдётъ и ночью некому насъ стеречь будетъ.

Мать съ дочерью достали бадью воды и хотли несть въ избу. Дочь сказала: «Тяжело нести, дай я воды солью немного». Мать сказала: «Сама дома пить будешь, а если сольёшь, надо будетъ идти въ другой разъ». Дочь сказала: «Я дома не буду пить, а тутъ на весь день напьюсь».

Ребята сдлали себ веселье. Они сошлись у ручья, принесли каменья и склали ихъ въ ручь. Смазали каменья глиной, и сталъ прудокъ. Изъ прудка пошла вода струйкой. Подъ струйку ребята подвели колесо.

Вода вертла колесо.

Мужикъ пошёлъ косить луга и заснулъ, а Счастье ходило по свту. Подошло Счастье къ мужику и сказало: «Вотъ онъ вмсто работы спитъ, а потомъ не сберетъ сно за погоду, на меня, на Счастье, скажетъ.

Скажетъ: мн счастья нтъ».

Хозяинъ хотлъ вывести въ своёмъ огород репьи и каждый день ходилъ ихъ дёргать и бросать;

но когда онъ дёргалъ репьи, то онъ ихъ собиралъ на своё платье. Потомъ, когда бросалъ ихъ на землю, на томъ мст, гд падали старые репьи, выростали новые.

Кобыла ходила день и ночь въ пол, не пахала, а конь кормился ночью, а днемъ пахалъ. Кобыла и говоритъ коню: — Зачмъ ты пашешь? Я бы на твоёмъ мст не пошла. Онъ бы меня плетью, а я бы его ногою. — На другой день конь такъ и сдлалъ.

Мужикъ видитъ, что конь сталъ упрямъ, запрёгъ въ соху кобылу.

Спорилъ одинъ мужикъ съ другимъ, что много выпить можетъ. Онъ сказалъ: — Я всё море выпью. — А не можешь. — Выпью! Объ закладъ! Бьюсь объ закладъ на тысячу рублей, что всё море выпью. На утро пришли къ мужику: «Что жъ, иди море пить или давай тысячу рублей!» А онъ сказалъ: «Я брался море выпить и выпью море. Но я ркъ всхъ не брался пить.

Прудите рки и ручьи, чтобъ вода въ море не текла, тогда я море выпью».

Худой волкъ ходилъ подл деревни и встртилъ жирную собаку.

Волкъ спросилъ у собаки: — Скажи, собака, откуда вы кормъ берёте? — Собака сказала: — Люди намъ даютъ.

— Врно, вы трудную людямъ службу служите?

Собака сказала: — Нтъ, наша служба не трудная.

Дло наше — по ночамъ дворъ стеречь.

— Такъ только за это васъ такъ кормятъ? — сказалъ волкъ. Это я бы сейчасъ въ вашу службу пошёлъ, а то намъ, волкамъ, трудно корма достать.

— Что жъ, иди, сказала собака. Хозяинъ и тебя также кормить станетъ.

Волкъ былъ радъ и пошёлъ съ собакой къ людямъ служить. Сталъ уже волкъ въ ворота входить, видитъ онъ, что у собаки на ше шерсть стёрта. Онъ сказалъ:

— А это у тебя, собака, отъ чего?

— Да такъ, сказала собака.

— Да что такъ?

— Да такъ, отъ цпи. Днёмъ вдь я на цпи сижу, такъ вотъ цпью и стёрло немного шерсть на ше. — Ну такъ прощай, собака, — сказалъ волкъ. Не пойду къ людямъ жить. Пускай не такъ жиренъ буду, да на вол.

Львы. Льды. Тьма. Льны. Кольца. Деньги. Свадьба.

Вдьма. Синька. Пеньк. Бльмо. Кульки. Крыльцо.

Серьги. Пальто. Коньки. Рдька. Люлька. Шпилька.

Мальчикъ. Мельница.

У меня только мдныя деньги.

Моему пальцу больно.

Моё кольцо тоньше вашего.

Дуньку послали въ пуньку.

У насъ будетъ свадьба, мн нельзя хать.

Ванька надлъ коньки и бгалъ по льду.

Клади въ воду больше синьки.

Таньк продли серьги, и ей не было больно.

Привезли сельди въ кульк.

Про вдьмъ только слышатъ, а никто ихъ не видитъ.

Изъ пеньки и льну длаютъ полотно.

Что дальше въ лсъ, то больше дровъ.

Львы сильны, но не злы.

Шёлъ отецъ съ семью дтьми, одинъ другаго меньше.

Дали Петьк рдьку, она была горька.

Дарю теб это кольцо и серьги.

Въ люльк спалъ Сенька.

Заря деньгу даётъ. Раньше встанешь, — больше дня.

Два кольца, два конца, по серёдк гвоздь.

(Ножницы).

халъ съ базара мужикъ съ сыномъ Ванькой;

мужикъ заснулъ въ телг, а Ванька взялъ возжи и кнутомъ махалъ. Навстрчу шли воза. Ванька кричитъ:

«Держи правй! Задавлю!» А мужикъ съ возомъ сказалъ: «Не великъ сверчокъ, а слышно кричитъ».

Хотла галка пить. На двор стоялъ кувшинъ съ водой, а въ кувшин была вода только на дн. Галк нельзя было достать. Она стала кидать въ кувшинъ камушки и столько наклала, что вода стала выше и можно было пить.

У одной женщины былъ болнъ старшій сынъ.

Отцу жалко было старшаго, онъ сказалъ: «Лучше бы умеръ меньшой». А мать сказала: «Всё равно, какой палецъ ни укуси, всё больно».

Митька набралъ столько грибовъ, что ему нельзя было вс донести домой. Онъ сложилъ ихъ въ лсу. На зар Митька пошёлъ взять грибы. Грибы унесли, и онъ сталъ плакать. Мать ему сказала: «Что плачешь?

Или наши лепёшки поли кошки?» Тогда Митьк стало смшно, онъ тёръ по лицу слёзы и самъ смялся.

Пропали деньги у мужика, и не могли найти вора.

Сошлись мужики и стали судить: какъ узнать, у кого деньги. Одинъ мужикъ сказалъ: «А я знаю такое слово, что у вора шапка будетъ горть. Только глядите, сейчасъ будетъ на вор шапка горть». Одинъ мужикъ взялся за шапку, и вс узнали, что онъ былъ воръ.

Пришёлъ разъ ёжъ къ ужу и сказалъ: «Пусти меня, ужъ, въ своё гнздо на время». Ужъ пустилъ. Только какъ залзъ ёжъ въ гнздо, не стало житья ужатамъ отъ ежа. Ужъ сказалъ ежу: «Я пустилъ тебя только на время, а теперь уходи, ужата мои всё колятся о твои иглы, и имъ больно». Ёжъ сказалъ: «Тотъ уходи, кому больно, а мн и тутъ хорошо».

Плыли рыбаки въ лодк. И стала буря. Имъ стало страшно. Они вёсла бросили и стали молить Бога, чтобы Онъ ихъ спасъ. Лодку несло по рк всё дальше отъ берега. Тогда одинъ старшій рыбакъ сказалъ: «Что вёслы бросили? Богу-то молись, а къ берегу гребись».

Въ одномъ дом жили наверху богачъ баринъ, а внизу бдный портной. Портной за работой всё плъ псни и мшалъ барину спать. Баринъ далъ портному мшокъ денегъ, чтобы онъ не плъ. Портной сталъ богатъ и всё стерёгъ свои деньги, а пть ужъ не сталъ.

И стало ему скучно;

онъ взялъ деньги и снёсъ ихъ назадъ барину и сказалъ: «Возьми свои деньги назадъ, а мн ужъ позволь псни пть, а то на меня напала тоска».

Зали лисицу блохи. Она и вздумала, какъ блохъ известь. Пришла къ рк и стала съ кончика спускать свой хвостъ въ рку. Блохи съ хвоста прыгали ей на спину. Она стала и заднія ноги спускать въ воду. Блохи прыгали ей всё выше на спину, на шею и на голову.

Она ещё глубже ушла въ воду, такъ, что только одна голова была видна. Блохи вс сошлись у ней на мордочк. Тогда лисица нырнула въ воду. Блохи соскочили на берегъ, а лисица вышла изъ воды въ другомъ мст. Волкъ видлъ это и хотлъ сдлать лучше. Волкъ сразу прыгнулъ въ рку, нырнулъ глубоко и долго сидлъ подъ водой;

онъ думалъ, что блохи вс на нёмъ помрутъ. Вышелъ изъ воды, а блохи вс на нёмъ отжили и стали его кусать.

Денникъ. Ссора. Ссадина. Поддвка. Оттепель.

Вводъ. Ванна. Дрожжи. Суббота. Россія. Анна. Жжётъ.

Вверху.

Сонную собаку не буди.

Жаръ всю траву сожжётъ.

Банный вникъ лежитъ на полу.

Жуки жужжатъ.

Оттащи прочь брёвна.

Столъ затрёсся.

На двор оттепель.

Беззубая корова плохо стъ сно.

Въ денник стоитъ конь.

Рыбаки плыли вверхъ по рк.

Вчера ввечеру невсту ввели въ домъ, и весь народъ ввалился въ избу на неё смотрть.

Рада бы курица на свадьбу не идти, да за крыло сволокли.

Съ году на годъ беззубая старушка Маврушка кости жуётъ. (Мялка, чмъ лёнъ мнутъ).

Въ субботу ввечеру у Кати и Вари была ванна.

Вышла у нихъ ссора, кому прежде влзть. Пришла мать и сказала: «Сядьте вмст».

Мужику съ возомъ надо было хать черезъ рку.

Черезъ рку ходилъ паромъ. Мужикъ отпрёгъ лошадь и свёзъ телгу на паромъ;

но лошадь была упряма и не хотла идти на паромъ. Мужикъ тащилъ её изъ всхъ силъ за поводъ и не могъ ввести на паромъ, потомъ онъ сталъ толкать её сзади;

но не могъ ссунуть съ берега. Тогда онъ вздумалъ тащить её за хвостъ прочь отъ воды. Лошадь была упряма и пошла не туда, куда её тащили, и вошла на паромъ.

Червь длалъ шёлкъ, а паукъ длалъ свои нитки и смялся надъ червёмъ: — Твоя работа тихая, смотри я сколько сдлалъ и какія длинныя мои нитки. Червь сказалъ: «Нитки твои длинны-то, длинны, да толку въ нихъ нтъ, а за мои золото платятъ».

Два рыбака тянули неводъ. Когда стало тяжело, одинъ сказалъ: «Неводъ нехорошъ». Другой сказалъ:

«Нтъ, неводъ хорошъ, но ты слабо тянешь». И стала у нихъ ссора. Пока спорили, рыба вся ушла.

Блка прыгала съ втки на втку и упала прямо на соннаго волка. Волкъ вскочилъ и хотлъ её състь.

Блка стала просить: «Пусти меня». Волкъ сказалъ:

«Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мн, отчего вы, блки, такъ веселы. Мн всегда скучно, а на васъ смотришь, вы тамъ вверху всё играете и прыгаете».

Блка сказала: «Пусти меня прежде на дерево, а оттуда теб скажу, а то я боюсь тебя». Волкъ пустилъ, а блка ушла на дерево и оттуда сказала: «Теб оттого скучно, что ты золъ. Теб злость сердце жжётъ. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не длаемъ».

Пришла важная мышь изъ города къ простой мыши. Простая мышь жила въ пол и дала своей гость, что было: гороха и пшеницы. Важная мышь погрызла и сказала: «оттого ты и худа, что житьё твоё бдное, приходи ко мн, посмотри, какъ мы живёмъ».

Вотъ пришла простая мышь въ гости. Дождались подъ поломъ ночи. Люди поли и ушли. Важная мышь ввела изъ щели свою гостью въ горницу, и об влзли на столъ. Простая мышь никогда не видала такой ды и не знала, за что взяться. Она сказала:

«Твоя правда, наше житьё плохое. Я перейду также въ городъ жить». Только она сказала это, затрясся столъ и въ двери вошёлъ человкъ со свчкой и сталъ ловить мышей. Насилу он ушли въ щёлку. «Нтъ», говоритъ полевая мышь, «моё житьё въ пол лучше. Хоть у меня сладкой ды и нтъ, да зато я и страха такого не знаю».

Лягушка и мышь завели ссору. Вышли на кочку и стали драться. Ястребъ видитъ, что он о нёмъ забыли, спустился и схватилъ обихъ.

Жила мышь въ пол у рки, и пришла она къ другой мыши въ гости въ домъ. Поли они въ дом.

Гостья и спросила пить. Хозяйка повела гостью къ ведру. А у ведра была пролита вода. «Вотъ тутъ напейся». Рчная мышь вздёрнула носикъ и сказала:

«Ну ужъ житьё! Когда я у себя пить захочу, я прямо къ рк иду, изъ всей рки пью вволю». А та мышь сказала: «Здсь вода всё та же, а и тамъ больше того не выпьешь, что теб въ брюхо войдётъ».

Мать и дочь ея Анночка.

У одной женщины умерла двочка Анночка. Мать съ горя не пила, не ла и три дня и три ночи плакала.

На третью ночь мать уснула. И видитъ мать во сн, что будто Анночка вошла къ ней и въ рук держитъ кружечку. — Что ты, Анночка? И зачмъ у тебя кружечка? — А я въ эту кружечку, мамочка, вс твои слёзы собрала. Видишь, кружечка верхомъ полна. Не плачь больше. Если ты ещё по мн плакать будешь, то лишнія слёзы черезъ край на землю падутъ, и тогда мн на томъ свт дурно будетъ. Мн теперь хорошо тамъ.

Мать съ тхъ поръ больше не плакала по своей двочк.

Она рада была, что ей хорошо на томъ свт.

Іисусъ. Ааронъ. Вообще. Сообща. Пріищи.

Свтле. Живе. Гуляя. Стрляя. Синяя. Синюю.

Митяя.

Ааронъ былъ братъ Моисея.

Пріищи такихъ друзей, чтобы у нихъ всё съ тобой было сообща.

Я, гуляя, дошёлъ до лса.

Дай мн синюю ленту.

Я сълъ дурную ягоду и всё плюю.

У дяди Митяя была каряя лошадь очень хороша.

Узнали воры про карюю лошадь и вздумали её украсть. Пришли они ночью и влзли на дворъ. А въ тотъ вечеръ мужикъ привёлъ медвдя и сталъ на ночь у дяди Митяя. Дядя Митяй пустилъ мужика въ избу, вывелъ карюю лошадь на дворъ, а медвдя пустилъ въ денникъ, гд стояла каряя лошадь. Воры ночью вошли въ денникъ и стали щупать. Медвдь всталъ и схватилъ вора. Воръ отъ страха заоралъ во всю мочь.

Дядя Митяй вышелъ и поймалъ воровъ.

Сталъ левъ старъ, и пришла ему смерть. Пришли вс зври и стали вокругъ льва. Зврямъ было жутко и жалко, они стояли вс молча. Пришёлъ, глупая голова, осёлъ и сталъ плевать на льва, онъ сказалъ: «Я тебя прежде боялся, а теперь не боюсь, плюю на тебя». Зври взяли и убили осла.

Сидла птичка на втк, а внизу было на трав смя. Птичка сказала: «Дай я поклюю». Слетла на смя и попала въ сть. — За что я пропала? — сказала птичка. — Ястребы живыхъ птицъ ловятъ, и всё имъ ничего, а я за одно смячко погибла.

Стало у мужика много мышей. Онъ взялъ въ домъ кошку, чтобы она ловила мышей, а кошка думала, что её затмъ взяли, чтобы она сама стала жирна. Кошка и стала сть мясо и молоко и стала жирна и гладка. И не стала больше кошка мышей ловить. Она думала:

«Пока я была худа и шершава, я боялась, чтобы меня не прогнали, а теперь я стала гладка и красива, и мужикъ не прогонитъ меня. Другую кошку онъ не скоро справитъ, какъ меня». А мужикъ видитъ, что кошка не ловитъ мышей, и говоритъ жен: «Кошка наша не годится. Пріищи котёнка худаго». Взялъ жирную кошку, вынесъ въ лсъ и бросилъ.

Перепелъ. Перепёлка. Перепёлочка. Цыплёнокъ.

Колокольня. Колокольчикъ. Коноплянникъ. Набережная.

Подберезникъ. Подосинничекъ. Коробочники. Воскресенье.

Наконечники. Виноградникъ. Черезсдельникъ.

Землетрясеніе. Книгопечатаніе. Хлбопашество.

Золотошвейная. Путешествіе. Путешественники.

Нужда и по воскреснымъ днямъ постится.

Не замороженная рка не держитъ.

Не пропаханное поле нельзя сять.

Морскихъ топитъ море, а сухопутныхъ горе.

Не будетъ пахотника, не будетъ и бархатника.

На всякое чиханье не наздравствуешься.

Материнская молитва со дна моря поднимаетъ.

Сказанное слово серебряное, а не сказанное золотое.

Пріхалъ купецъ на постоялый дворъ и спросилъ обдать. Хозяйка ему разсказывала, кто къ ней зазжалъ, а обдать всё не давала. Купецъ разсердился и говоритъ: «У тебя есть что слушать, да нечего кушать».

Два человка на улиц нашли вмст книгу и стали спорить, кому её взять. Третій шёлъ мимо и спросилъ: «Кто изъ васъ уметъ читать?» —«Никто». —«Такъ зачмъ вамъ книга? Вы спорите всё равно, какъ два плшивыхъ дрались за гребень, а самимъ чесать нечего было».

Волкъ убгалъ отъ собакъ и хотлъ спрятаться въ водомоину. А въ водомоин сидла лисица, она оскалила зубы на волка и сказала: «Не пущу тебя — это моё мсто».

Волкъ не сталъ спорить, а только сказалъ: «Если бы собаки не были такъ близко, я бы теб показалъ, чьё это мсто, а теперь, видно, твоя правда».

Мать отдавала дочь замужъ и приказывала ей слушаться всхъ въ мужниномъ дом. Поутру свекровь послала молодку за водой;

молодка спросила: «Въ чёмъ воду носить?» Невстка въ шутку сказала: «Ршетомъ». Молодка взяла ршето и пошла за водой. Мужикъ увидалъ и спросилъ:

зачмъ она такъ глупо длаетъ. «Мн такъ велли». — «Ну, видно, добрыхъ людей слушаться — ршетомъ воду носить».

Орёлъ ухватилъ у лисицы лисёнка и хотлъ унесть.

Лисица стала просить, чтобы онъ пожаллъ её. Орёлъ не пожаллъ её. Онъ подумалъ: что она мн сдлаетъ? Гнздо у меня высоко на сосн. Она не достанетъ до меня. И унёсъ лисёнка. Лисица побжала въ поле, достала у людей головешку съ огнёмъ и принесла подъ сосну. Она хотла зажигать сосну;

но орёлъ сталъ просить прощенья и принёсъ ей назадъ лисёнка.

У одной обезьяны были два дтёныша. Одного она любила, а другаго нтъ. Погнались разъ за обезьяной люди.

Она ухватила любимаго дтёныша и побжала съ нимъ, а нелюбимаго бросила. Нелюбимый дтёнышъ залзъ въ чащу лса, люди не примтили его, пробжали мимо. А обезьяна вскочила на дерево, да второпяхъ ударила головой о сукъ любимаго дтёныша и убила его. Когда люди ушли, обезьяна пошла искать нелюбимаго дтёныша, но и его не нашла и осталась одна.

Выбрали разъ зври себ обезьяну въ начальники.

Лисица пришла къ обезьян и говоритъ: ты теперь у насъ начальникъ, я теб услужить хочу: я нашла въ лсу кладъ, — пойдёмъ, я теб покажу. Обезьяна обрадовалась и пошла за лисицей. Лисица привела обезьяну къ капкану и говоритъ:

«Вотъ здсь, возьми сама, а я до тебя трогать не хотла».

Обезьяна засунула лапы въ капканъ и попалась. Тогда лисица побжала, призвала всхъ зврей и показала имъ обезьяну:

«Посмотрите, — говоритъ, — какого вы начальника выбрали!

Видите, у неё ума нтъ, она въ капканъ попала».

Пришли непріятельскіе солдаты въ чужую землю.

Народъ сталъ разбгаться. Одинъ мужикъ побжалъ въ поле за своею лошадью и сталъ ловить её. Лошадь не давалась мужику. Мужикъ и говоритъ ей: «Глупая, не дашься мн, такъ тебя непріятели возьмутъ». А лошадь говоритъ: «А что непріятели со мною длать будутъ?» Мужикъ говоритъ:

«Извстно, возить заставятъ». А лошадь говоритъ: «А у тебя разв я не вожу? Стало быть, мн всё одно, что на тебя, что на непріятелей твоихъ работать».

Разговорились кошка съ лисицею, какъ отъ собакъ отдлываться. Кошка говоритъ: «Я собакъ не боюсь, потому что у меня отъ нихъ одна уловка есть». А лисица говоритъ:

«Какъ можно съ одной уловкой отдлаться отъ собакъ. У меня такъ семьдесятъ семь уловокъ и семьдесятъ семь увёртокъ есть». Пока он говорили, нахали охотники и набжали собаки. У кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали её;

а лисица начала свои увёртки длать, да не увернулась, собаки поймали её.

Была свинья, и у ней было пятнадцать бленькихъ поросёночковъ. Вс были послушны, одинъ только пёстрый поросёночекъ ослушивался матери. Мать не приказывала ему отходить отъ себя, а онъ всё отбивался. Разъ непослушный поросёночекъ забжалъ далеко. Свинья разсердилась на него и говоритъ: «Уйду я подальше, онъ испугается и вперёдъ не будетъ ослушиваться». Только она отошла, слышитъ — сзади поросёночекъ повизгиваетъ, её отыскиваетъ. Ей стало жаль поросёночка, она повернулась назадъ, хотла его взять съ собой. Вдругъ услыхала — онъ визжитъ. Прибжала свинья къ тому мсту, гд былъ поросёночекъ, а его уже нтъ, только забрызгана земля кровью, и волчьи слды по пыли виднются.

Орёлъ свилъ на дерев гнздо и вывелъ орлятъ. А подъ деревомъ дикая свинья вывела поросятъ. Орёлъ леталъ на добычу и ворочался къ своимъ орлятамъ, а свинья копала около дерева и ходила въ лсъ, а къ ночи приносила кормъ своимъ поросятамъ. И жили орёлъ съ свиньёй въ дружб.

Задумалъ котъ погубить орлятъ и поросятъ. Пришёлъ онъ къ орлу и говоритъ: «Ты, орёлъ, не летай далеко. Посматривай за свиньёй. Она затяла плохое дло: хочетъ дерево съ кореньями подрыть. Видишь, она всё копаетъ». Потомъ пошёлъ котъ къ свинь и говоритъ: «Нехорошъ у тебя, свинья, сосдъ. Вчера, я слышалъ, орёлъ говорилъ своимъ орлятамъ: ну, орлятушки, угощу васъ скоро поросятинкой.

Вотъ дай только она уйдётъ, принесу вамъ молочнаго поросёночка покушать». Съ тхъ поръ пересталъ орёлъ летать за добычею, а свинья не ходила больше въ лсъ.

Подохли съ голода и орлята и поросята, и котъ полъ ихъ.

Мужикъ нашёлъ дорогой камень и понёсъ къ царю;

пришёлъ во дворецъ и сталъ спрашивать у царскихъ слугъ:

какъ бы царя увидать. Одинъ царскій слуга спросилъ: зачмъ ему царя. Мужикъ разсказалъ, слуга и говоритъ: «Хорошо, я скажу царю, но только отдай мн половину того, что теб дастъ царь. А если не общаешь, то не допущу тебя до царя».

Мужикъ общалъ, слуга доложилъ царю. Царь взялъ камень и говоритъ: «Какую теб, мужикъ, награду дать?» Мужикъ говоритъ: «Дай мн пятьдесятъ плетей: не хочу другой награды. Только у меня съ твоимъ слугою уговоръ былъ, чтобы пополамъ длить награду. Такъ мн двадцать пять и ему двадцать пять». Царь посмялся и прогналъ слугу, а мужику далъ тысячу рублей.

Пропалъ у богатаго купца кошелёкъ съ деньгами, и объявилъ купецъ, что было въ кошельк дв тысячи рублей, и общалъ половину отдать тому, кто найдётъ деньги.

Работникъ нашёлъ кошелёкъ и принёсъ къ купцу. Купцу жаль было отдать общанную половину. Онъ придумалъ, что будто у него, кром денегъ, въ кошельк ещё дорогой камень былъ, и говоритъ: «Я не отдамъ денегъ. Въ кошельк былъ дорогой камень. Отдай мн камень, тогда отдамъ тысячу рублей». Работникъ пошёлъ къ судь. Судья разсудилъ такъ:

онъ сказалъ купцу: «Ты говорилъ, что въ кошельк было дв тысячи рублей и ещё камень дорогой. А въ этомъ кошельк нтъ камня, значитъ, кошелёкъ этотъ не твой. Пускай же этотъ кошелёкъ съ деньгами останется у работника, пока ихъ хозяинъ найдётся, а ты объяви о своей пропаж, можетъ она и найдётся». Купецъ не сталъ спорить и отдалъ работнику тысячу рублей.

Былъ одинъ богатый, скупой человкъ. Денегъ у него было много, а ему всё мало было. И рядомъ со скупымъ жилъ завистливый человкъ.

Завистливому самому ничего не нужно было. Пришла къ этимъ двумъ людямъ волшебница и говоритъ имъ: «Просите чего хотите: чего пожелаете, то сдлается, только пусть проситъ одинъ изъ двоихъ. А чего одинъ попроситъ, того другому дамъ вдвое».

Скупой и подумалъ: пускай сосдъ проситъ. Онъ попроситъ богатства, а мн вдвое будетъ. А завистливый подумалъ: чего бы я ни попросилъ, сосду вдвое дадутъ. Такъ дай же, я попрошу того, чему онъ не радъ будетъ. И завистливый попросилъ, чтобы у него у самого одинъ глазъ лопнулъ;

такъ и сдлалось: завистливый окривлъ, а скупой совсмъ ослпъ.

Тетеревъ сидлъ на дерев. Лисица подошла къ нему и говоритъ: «Здравствуй, тетеревочекъ, мой дружочекъ, какъ услышала твой голосочекъ, такъ и пришла тебя провдать». — «Спасибо на добромъ слов», сказалъ тетеревъ. Лисица притворилась, что не разслышитъ, и говоритъ: «Что говоришь? Не слышу. Ты бы, тетеревочекъ, мой дружочекъ, сошёлъ на травушку погулять, поговорить со мной, а то я съ дерева не разслышу». Тетеревъ сказалъ:

«Боюсь я сходить на траву. Намъ, птицамъ, опасно ходить по земл».

«Или ты меня боишься?» — сказала лисица. «Не тебя, такъ другихъ зврей боюсь», сказалъ тетеревъ. «Всякіе зври бываютъ».

«Нтъ, тетеревочекъ, мой дружочекъ, нынче указъ объявленъ, чтобы по всей земл миръ былъ. Нынче ужъ зври другъ друга не трогаютъ». — «Вотъ это хорошо», сказалъ тетеревъ, «а то вотъ собаки бгутъ, кабы по старому, теб бы уходить надо, а теперь теб бояться нечего». Лисица услыхала про собакъ, навострила уши и хотла бжать.

«Куда жъ ты?» — сказалъ тетеревъ. «Вдь нынче указъ, собаки не тронутъ». «А кто ихъ знаетъ!» — сказала лисица.

«Можетъ он указа не слыхали». И убжала.

Ноша. (Басня.) Въ Москву посл француза пришли два мужика — искать богатства. Одинъ былъ умный, другой глупый. Они вмст пришли на пожарище и нашли обгорлую шерсть. Они сказали: пригодится для дома. Связали, сколько могли унесть, и понесли домой. На дорог, на улиц, они увидали, лежитъ подъ рогожами сукно. Умный мужикъ сбросилъ шерсть, связалъ сукна, сколько могь донести, и взвалилъ на плечи. Глупый сказалъ: «Зачмъ бросать шерсть. Она увязана хорошо и на плечахъ хорошо держится», и не взялъ сукна.

Они пошли дальше и увидали: на дорог лежатъ выброшенныя платья. Умный мужикъ свалилъ сукно, завязалъ платья и взвалилъ на плечи. Глупый сказалъ:

«Зачмъ бросать шерсть, она хорошо увязана и крпко держится на плечахъ». Они пошли дальше и увидали, лежитъ посуда серебряная. Умный бросилъ платья и собралъ, сколько могъ серебра и понёсъ;

а глупый не снялъ шерсти, потому что она хорошо увязана и крпко держится.

Ещё дальше на дорог, увидали они, лежитъ золото. Умный бросилъ серебро и поднялъ золото, а глупый сказалъ: «Къ чему снимать шерсть. Она хорошо увязана и крпко на плечахъ держится». И они пошли домой. На дорог ихъ засталъ дождь и такъ намочилъ шерсть, что глупый бросилъ и пришёлъ домой ни съ чмъ, а умный принёсъ золото и сталъ богатъ.

Большая печка. (Басня.) У одного человка былъ большой домъ, а въ дом была большая печь;

а семья у этого человка была небольшая:

только самъ, да жена. Когда пришла зима, сталъ человкъ топить печь и сжёгъ въ одинъ мсяцъ вс свои дрова. Нечмъ стало топить, а холодно. Тогда человкъ сталъ ломать дворъ и топить лсомъ изъ разломаннаго двора. Когда онъ сжёгъ весь дворъ, въ дом безъ защиты стало ещё холодне, а топить нечмъ. Тогда онъ влзъ, разломалъ крышу и сталъ топить крышей;

въ дом стало ещё холодне,— а дровъ нту.

Тогда человкъ сталъ разбирать потолокъ изъ дома, чтобы топить имъ. Сосдъ увидалъ, какъ онъ потолокъ разворачиваетъ, и говоритъ ему: «Что ты, сосдъ, или съ ума сошёлъ? Зимой потолокъ раскрываешь! Ты и себя и жену заморозишь!» — А человкъ говоритъ: «Нтъ, братъ, я вдь затмъ и потолокъ поднимаю, чтобы мн печку топить. У насъ печь такая, что чмъ больше топлю, то холодне становится». Сосдъ засмялся и говоритъ: «Ну, а какъ потолокъ сожжёшь, тогда домъ разбирать будешь? Жить негд будетъ, останется одна печь, да и та остынетъ».

«Такое моё несчастіе», сказалъ человкъ. «У всхъ сосдей дровъ на всю зиму хватило, а я дворъ и половину дома сжёгъ, и то недостало». Сосдъ сказалъ: «Теб надо только печку передлать». А человкъ сказалъ: «Знаю я, что ты моему дому и моей печк завидуешь за то, что она больше твоей, затмъ и не велишь ломать». И не послушался сосда и сжёгъ потолокъ, и сжёгъ домъ, и пошёлъ жить къ чужимъ людямъ.

Находка. (Быль.) Въ одной деревн жила старушка съ внучкой. Он были очень бдны, и сть имъ было нечего. Пришло Свтлое Христово Воскресенье. Народъ радуется. Вс купили себ разговться, только старушк съ внучкой нечмъ разговться.

Поплакали он, и стали Бога просить, чтобы Онъ имъ помогъ. И вспомнила старушка, что въ старину, во время француза, мужики деньги въ землю зарывали. Старушка и говоритъ внучк: «Возьми ты, внучка, лопату и иди на старое селище;

помолись Богу, да порой въ земл, можетъ Богъ намъ и пошлётъ что-нибудь». Внучка и думаетъ: «Какъ можно кладъ найти? Ну да сдлаю, какъ бабушка велитъ».

Взяла лопату и пошла. Вырыла она яму и думаетъ: «Будетъ, порылась, пойду домой». Хотла подымать лопату, слышитъ — обо что-то лопата стукнула. Она нагнулась, видитъ — кубышка большая. Потрясла её, что-то звенитъ.

Она бросила лопату, побжала къ бабушк, кричитъ:

бабушка, кладъ нашла! Открыли кубышку, въ ней полно серебряныхъ рубленыхъ копечекъ. И бабушка съ внучкой купили себ къ празднику, чмъ разговться, и корову купили, и благодарили Бога, что онъ услышалъ ихъ молитву.

Двочка и разбойники. (Сказка.) Одна двочка стерегла въ пол корову. Пришли разбойники и увезли двочку. Разбойники привезли двочку въ лсъ въ домъ и велли ей стряпать, убирать и шить.

Двочка жила у разбойниковъ, работала на нихъ и не знала, какъ уйти. Когда разбойники уходили, они запирали двочку. Разъ ушли вс разбойники и оставили двочку одну.

Она принесла соломы, сдлала изъ соломы куклу, надла на неё свои платья и посадила у окна. А сама вымазалась мёдомъ, вывалялась въ перьяхъ, и стала похожа на страшную птицу. Она выскочила въ окно и побжала. Только что она вышла на дорогу, видитъ навстрчу ей идутъ разбойники.

Разбойники не узнали её и спросили: «Чучело, что наша двочка длаетъ? А двочка и говоритъ:

«Она моетъ, готовитъ и шьётъ, у окна разбойничковъ ждётъ». И сама ещё скоре побжала.

Разбойники пришли домой и видятъ — у окна кто-то сидитъ. Они поклонились и говорятъ: «Здравствуй, наша двочка, отопри намъ», и видятъ, что двочка не кланяется и молчитъ. Они стали бранить куклу, а она всё не двигается и молчитъ. Тогда они сломали дверь и хотли убить двочку— и тутъ увидали, что это не двочка, а соломенная кукла.

Разбойники её бросили и говорятъ: «Обманула насъ двочка!» А двочка пришла къ рк, обмылась и пришла домой.

Орховая втка. (Сказка.) Жилъ богатый купецъ, и было у него три дочери.

Собрался онъ хать за товаромъ и спросилъ у дочерей: что имъ привезть? Старшая попросила бусы. Вторая попросила колечко, а меньшая говоритъ: «Мн ничего не нужно. Если вспомнишь про меня, то привези орховую втку». Купецъ ухалъ, сдлалъ свои дла и купилъ старшей дочери бусы, второй колечко. детъ онъ уже назадъ черезъ большой лсъ и вспомнилъ, что меньшая ничего не просила, только орховую втку, и слзъ съ повозки и пошёлъ сорвать орховую втку. Вдругъ, видитъ онъ, на куст орховая втка, и не простая, а на ней золотые орхи. Купецъ и думаетъ:

«Вотъ и моей меньшой умниц подарокъ», нагнулъ втку и сломилъ. Вдругъ, откуда ни взялся медвдь: схватилъ купца за руку и говоритъ: «Ты какъ смлъ мою втку ломать?

Теперь я тебя съмъ». Купецъ испугался и говоритъ: «Я бы не взялъ втки, да меньшая дочь просила меня».

Медвдь и говоритъ: «Иди же домой, но помни: тотъ, кто тебя дома первый встртитъ, того ты мн отдай». Купецъ общался, и медвдь отпустилъ его. Купецъ похалъ дальше и пріхалъ домой.

Только въхалъ во дворъ, бжитъ навстрчу его любимая — меньшая дочь. Купецъ вспомнилъ, что онъ общался медвдю того, кто его первый встртитъ, и такъ и обмеръ.

Разсказалъ купецъ всё, что съ нимъ было и что надо меньшую дочь медвдю отдать. Стали вс плакать. А мать говоритъ: «Не плачьте, я знаю что сдлать. Когда медвдь придётъ за нашей дочкой, мы нарядимъ пастухову дочь и отдадимъ её вмсто своей.» Разъ сидятъ вс дома и видятъ, что детъ на дворъ карета.

Стали смотрть. Видятъ: изъ кареты вышелъ медвдь.

Вошёлъ медвдь къ купцу и говоритъ: «Давай дочь». Купецъ не знаетъ, что сказать. А мать догадалась, снарядила пастухову дочь и привела медвдю. Медвдь посадилъ её въ карету и похалъ. Только отъхали, медвдь зарычалъ и хотлъ състь пастухову дочь. Тогда она призналась, что она пастухова, а не купцова дочь.

Медвдь вернулся къ купцу и говоритъ: «Ты меня обманулъ, давай настоящую дочь». Поплакали, одли дочь, простились съ нею и отдали медвдю. Медвдь посадилъ её въ карету и похалъ. хали они, хали;

пріхали въ большой лсъ и остановились. Медвдь вылзъ изъ кареты и сказалъ:

«Вотъ нашъ домъ, иди за мной». Медвдъ влзъ въ яму, двочка вошла за нимъ. Потомъ отворилъ медвдь большую дверь и ввёлъ двочку въ тёмный подвалъ и говоритъ: «Иди за мной». Двочка дрожала отъ страха и думала, что ея конецъ пришёлъ;

а всё-таки шла за медвдемъ. Вдругъ затрещало что-то, какъ громъ, стало свтло, и двочка видитъ, что она не въ подвал, а въ богатомъ дворц: свтло, музыка играетъ, и нарядные люди её встрчаютъ и ей кланяются, а рядомъ съ ней молодой князь. Князь подошёлъ къ ней и сказалъ: «Я не медвдь, а князь, и хочу на теб жениться.

Тогда послали за отцомъ и матерью, позвали гостей и сыграли свадьбу. Жили они счастливо и всегда берегли орховую втку.

Птичка. (Быль.) Былъ Серёжа именинникъ, и много ему разныхъ подарили подарковъ: и волчки, и кони, и картинки. Но дороже всхъ подарковъ подарилъ дядя Серёж стку, чтобы птицъ ловить. Стка сдлана такъ, что на рамк придлана дощечка и стка откинута. Насыпать смя на дощечку и выставить на дворъ. Прилетитъ птичка, сядетъ на дощечку, дощечка подвернётся, и стка сама захлопнется. Обрадовался Серёжа, прибжалъ къ матери показать стку. Мать говоритъ: «Нехороша игрушка. На что теб птички? зачмъ ты ихъ мучить будешь!» — «Я ихъ въ клтки посажу. Он будутъ пть, и я ихъ буду кормить». Досталъ Серёжа смя, насыпалъ на дощечку и выставилъ стку въ садъ. И всё стоялъ, ждалъ, что птички прилетятъ. Но птицы его боялись и не летли на стку. Пошёлъ Серёжа обдать и стку оставилъ. Поглядлъ посл обда, стка захлопнулась, и подъ сткой бьётся птичка. Серёжа обрадовался, поймалъ птичку и понёсъ домой. «Мама! Посмотрите, я птичку поймалъ, это, врно, соловей! и какъ у него сердце бьётся».

Мать сказала: «Это чижъ. Смотри-же, не мучай его, а лучше пусти». — «Нтъ, я его кормить и поить буду». Посадилъ Серёжа чижа въ клтку и два дня сыпалъ ему смя, ставилъ воду и чистилъ клтку. На третій день онъ забылъ про чижа и не перемнилъ ему воду. Мать ему и говоритъ: «Вотъ видишь, ты забылъ про свою птичку, лучше пусти её». — «Нтъ, я не забуду, я сейчасъ поставлю воды и вычищу клтку». Засунулъ Серёжа руку въ клтку, сталъ чистить, а чижикъ испугался, бьётся объ клтку. Серёжа вычистилъ клтку и пошёлъ за водой. Мать увидала, что онъ забылъ закрыть клтку и кричитъ ему: «Серёжа, закрой клтку, а то вылетитъ и убьётся твоя птичка!» Не успла она сказать, чижикъ нашёлъ дверку, обрадовался, распустилъ крылышки и полетлъ черезъ горницу къ окошку. Да не видалъ стекла, ударился о стекло и упалъ на подоконникъ.

Прибжалъ Серёжа, взялъ птичку, понёсъ её въ клтку.

Чижикъ былъ ещё живъ;

но лежалъ на груди, распустивши крылышки, и тяжело дышалъ. Серёжа смотрлъ, смотрлъ и началъ плакать. — «Мама! что мн теперь длать?» — «Теперь ничего не сдлаешь. Серёжа цлый день не отходилъ отъ клтки и всё смотрлъ на чижика, а чижикъ всё такъ же лежалъ на грудк и тяжело и скоро дышалъ. Когда Серёжа пошёлъ спатъ, чижикъ ещё былъ живъ. Серёжа долго не могъ заснуть, всякій разъ, какъ закрывалъ глаза, ему представлялся чижикъ, какъ онъ лежитъ и дышетъ. Утромъ, когда Серёжа подошёлъ къ клтк, онъ увидлъ, что чижъ уже лежитъ на спинк, поджалъ лапки и закостенлъ. Съ тхъ поръ Серёжа никогда не ловилъ птицъ.

Три медвдя. (Сказка.) Одна двочка ушла изъ дома въ лсъ. Въ лсу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла въ лсу къ домику.

Дверь была отворена;

она посмотрла въ дверь, видитъ, въ домик никого нтъ, и вошла. Въ домик этомъ жили три медвдя. Одинъ медвдь былъ отецъ, звали его Михаилъ Иванычъ. Онъ былъ большой и лохматый. Другой была медвдица. Она была поменьше и звали её Настасья Петровна. Третій былъ маленькій медвжонокъ и звали его Мишутка. Медвдей не было дома — они ушли гулять по лсу.

Въ домик было дв комнаты: одна — столовая, другая — спальня. Двочка вошла въ столовую и увидла на стол три чашки съ похлёбкой. Первая чашка, очень большая, была Михайлы Ивановичева. Вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровнина. Третья, синенькая чашечка была Мишуткина. Подл каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.

Двочка взяла самую большую ложку и похлебала изъ самой большой чашки;

потомъ взяла среднюю ложку и похлебала изъ средней чашки, потомъ взяла маленькую ложечку и похлебала изъ синенькой чашечки, и Мишуткина похлёбка ей показалась лучше всхъ.

Двочка захотла ссть и видитъ у стола три стула: одинъ большой, Михайлы Иваныча, другой поменьше, Настасьи Петровнинъ, и третій маленькій, съ синенькой подушечкой — Мишуткинъ. Она ползла на большой стулъ и упала;

потомъ сла на средній стулъ, на нёмъ было неловко, потомъ сла на маленькій стульчикъ и засмялась, такъ было хорошо. Она взяла синенькую чашечку на колна и стала сть. Пола всю похлёбку и стала качаться на стул.

Стульчикъ проломился и она упала на полъ. Она встала, подняла стульчикъ и пошла въ другую горницу. Тамъ стояли три кровати: одна большая — Михайлы Иванычева, другая средняя — Настасьи Петровнина, третья маленькая — Мишенькина. Двочка легла въ большую, ей было слишкомъ просторно;

легла въ среднюю — было слишкомъ высоко;

легла въ маленькую — кроватка пришлась ей какъ разъ впору, и она заснула.

А медвди пришли домой голодные и захотли обдать.

Большой медвдь взялъ свою чашку, взглянулъ и заревлъ страшнымъ голосомъ:

Кто хлебалъ въ моей чашк!

Настасья Петровна посмотрла свою чашку и зарычала не такъ громко:

Кто хлебалъ въ моей чашк!

А Мишутка увидалъ свою пустую чашечку и запищалъ тонкимъ голосомъ:

Кто хлебалъ въ моей чашк и всё выхлебалъ!

Михайло Иванычъ взглянулъ на свой стулъ и зарычалъ страшнымъ голосомъ:

Кто сидлъ на моемъ стул и сдвинулъ его съ мста!

Настасья Петровна взглянула на свой стулъ и зарычала не такъ громко:

Кто сидлъ на моемъ стул и сдвинулъ его съ мста!

Мишутка взглянулъ на свой сломанный стульчикъ и пропищалъ:

Кто сидлъ на моемъ стул и сломалъ его!

Медвди пришли въ другую горницу.

Кто ложился въ мою постель и смялъ её!

заревлъ Михайло Иванычъ страшнымъ голосомъ.

Кто ложился въ мою постель и смялъ её, зарычала Настасья Петровна не такъ громко. А Мишенька подставилъ скамеечку, ползъ въ свою кроватку и запищалъ тонкимъ голосомъ:

Кто ложился въ мою постель!

И вдругъ онъ увидалъ двочку и завизжалъ такъ, какъ будто его ржутъ:

Вотъ она! Держи, держи! Вотъ она! Вотъ она! Ай-я-яй! Держи!

Онъ хотлъ её укусить. Двочка открыла глаза, увидла медвдей и бросилась къ окну. Окно было открыто, она выскочила въ окно и убжала. И медвди не догнали её.

Какъ дядя Семенъ разсказывалъ про то, что съ нимъ въ лсу было. (Разсказъ.) Похалъ я разъ зимою въ лсъ за деревами, срубилъ три дерева. Обрубилъ сучья, обтесалъ. Смотрю — ужъ поздно, надо домой хать. А погода была дурная: снгъ шёлъ и мело.

Думаю, ночь захватитъ, и дороги не найдёшь. Погналъ я лошадь;

ду, ду—всё вызду нтъ. Всё лсъ. Думаю, шуба на мн плохая, замёрзнешь. здилъ, здилъ — нтъ дороги и темно. Хотлъ ужъ сани отпрягать, да подъ сани ложиться, слышу — недалеко бубенцы погромыхиваютъ. Похалъ я на бубенчики, вижу тройка коней саврасыхъ, гривы заплетены лентами, бубенцы свтятся, и сидятъ двое молодцовъ.

«Здорово, братцы!» — «Здорово, мужикъ!» — «Гд, братцы, дорога?» — «Да вотъ мы на самой дорог». Выхалъ я къ нимъ, смотрю, что за чудо — дорога гладкая и не заметёная. — «Ступай, говорятъ, за нами», и погнали коней.

Моя кобылка плохая не поспваетъ. Сталъ я кричать:

«Подождите, братцы!» Остановились, смются. — «Садись, говорятъ, съ нами. Твоей лошади порожнемъ легче будетъ».

Спасибо, говорю. Перелзъ я къ нимъ въ сани. Сани хорошія, ковровыя. Только слъ я, какъ свиснутъ: «Ну, вы, любезные!» Завились саврасые кони такъ, что снгъ столбомъ. Смотрю, что за чудо. Свтлй стало, и дорога гладкая какъ лёдъ и палимъ мы такъ, что духъ захватываетъ, только по лицу втками стегаетъ. Ужъ мн жутко стало. Смотрю вперёдъ:

гора крутая, прекрутая, и подъ горой пропасть. Саврасые прямо въ пропасть летятъ. Испугался я, кричу: батюшки!

легче, убьёте! Куда тутъ, только смются, свищутъ. Вижу я:

пропадать. Надъ самой пропастью сани. Гляжу, у меня надъ головой сукъ. Ну, думаю, пропадайте одни. Приподнялся, схватился за сукъ и повисъ. Только повисъ и кричу: держи! А самъ слышу тоже, кричать бабы: «Дядя Семёнъ! Чего ты?

Бабы, а бабы! Дуйте огонь. Съ дядей Семёномъ что-то недоброе — кричитъ». Вздули огонь. Очнулся я. А я въ изб, за полати ухватился руками, вишу и кричу непутёвымъ голосомъ. А это я — всё во сн видлъ.

Корова. (Быль.) Жила вдова Марья съ своей матерью и съ шестью дтьми.

Жили они бдно. Но купили на послднія деньги бурую корову, чтобъ было молоко для дтей. Старшія дти кормили Бурёнушку въ пол и давали ей помои дома. Одинъ разъ мать вышла со двора, а старшій мальчикъ Миша ползъ за хлбомъ на полку, уронилъ стаканъ и разбилъ его. Миша испугался, что мать его будетъ бранить, подобралъ большія стёкла отъ стакана, вынесъ на дворъ и зарылъ въ навоз, а маленькія стёклышки вс подобралъ и бросилъ въ лоханку.

Мать хватилась стакана, стала спрашивать, но Миша не сказалъ;

и такъ дло осталось.

На другой день посл обда пошла мать давать Бурёнушк помои изъ лоханки, видитъ: Бурёнушка скучна и не стъ корма. Стали лчить корову, позвали бабку. Бабка сказала: корова жива не будетъ, надо её убить на мясо.

Позвали мужика, стали бить корову. Дти услыхали, какъ на двор заревла Бурёнушка. Собрались вс на печку и стали плакать. Когда убили Бурёнушку, сняли шкуру и разрзали на части, у ней въ горл нашли стекло.

И узнали, что она издохла отъ того, что ей попало стекло въ помояхъ. Когда Миша узналъ это, онъ сталъ горько плакать и признался матери о стакан. Мать ничего не сказала, и сама заплакала. Она сказала: «Убили мы свою Бурёнушку, купить теперь не на что. Какъ проживутъ малыя дти безъ молока?» Миша ещё пуще сталъ плакать и не слзалъ съ печи, когда ли студень изъ коровьей головы. Онъ каждый день во сн видлъ, какъ дядя Василій нёсъ за рога мёртвую бурую голову Бурёнушки съ открытыми глазами и красной шеей. Съ тхъ поръ у дтей молока не было. Только по праздникамъ бывало молоко, когда Марья попроситъ у сосдей горшёчекъ. Случилось, барын той деревни понадобилась къ дитяти няня. Старушка и говоритъ дочери:

«Отпусти меня, я пойду въ няни, а теб, можетъ, Богъ поможетъ одной съ дтьми управляться. А я, Богъ дастъ, заслужу въ годъ на корову». Такъ и сдлали. Старушка ушла къ барын. А Марь ещё тяжеле съ дтьми стало. И дти безъ молока цлый годъ жили: одинъ кисель и тюрю ли и стали худыя и блдныя. Прошёлъ годъ, пришла старушка домой и принесла двадцать рублей. «Ну, дочка! — говоритъ, — теперь купимъ корову». Обрадовалась Марья, обрадовались вс дти. Собралась Марья со старухой на базаръ покупать корову. Сосдку попросили съ дтьми побыть, а сосда дядю Захара попросили съ ними похать, выбирать корову. Помолились Богу, похали въ городъ. Дти пообдали и вышли на улицу смотрть: не ведутъ ли корову.

Стали дти судить: какая будетъ корова — бурая или чёрная.

Стали они говорить, какъ её кормить будутъ. Ждали они, ждали цлый день. За версту ушли встрчать корову, ужъ смеркаться стало, вернулись назадъ. Вдругъ видятъ: по улиц детъ на телг бабушка, а у задняго колеса идётъ пёстрая корова, за рога привязана, и идётъ сзади мать, хворостиной подгоняетъ. Подбжали дти, стали смотрть корову.

Набрали хлба, травы, стали кормить. Мать пошла въ избу, раздлась и вышла на дворъ съ полотенцемъ и подойникомъ.

Она сла подъ корову, обтёрла вымя. Господи, благослови!

стала доить корову;

а дти сли кругомъ и смотрли, какъ молоко брызнуло изъ вымя въ край подойника и засвистло у матери изъ-подъ пальцевъ. Надоила мать половину подойника, снесла на погребъ и отлила дтямъ горшочекъ къ ужину.

Филипокъ. (Быль.) Былъ мальчикъ, звали его Филиппъ. Пошли разъ вс ребята въ школу. Филиппъ взялъ шапку и хотлъ тоже идти.

Но мать сказала ему: «Куда ты, Филипокъ, собрался?» —«Въ школу». — «Ты ещё малъ, не ходи», и мать оставила его дома. Ребята ушли въ школу. Отецъ ещё съ утра ухалъ въ лсъ, мать ушла на подённую работу. Остались въ изб Филипокъ да бабушка на печк. Стало Филипку скучно одному, бабушка заснула, а онъ сталъ искать шапку. Своей не нашёлъ, взялъ старую, отцовскую, и пошёлъ въ школу.

Школа была за селомъ у церкви. Когда Филиппъ шёлъ по своей слобод, собаки не трогали его, он его знали. Но когда онъ вышелъ къ чужимъ дворамъ, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой большая собака Волчокъ. Филипокъ бросился бжать, собаки за нимъ. Филипокъ сталъ кричать, споткнулся и упалъ. Вышелъ мужикъ, отогналъ собакъ и сказалъ: «Куда ты, пострлёнокъ, одинъ бжишь?» Филипокъ ничего не сказалъ, подобралъ полы и пустился бжать во весь духъ. Прибжалъ онъ къ школ. На крыльц никого нтъ, а въ школ слышно, гудятъ голоса ребятъ. На Филипка нашёлъ страхъ: что, какъ учитель меня прогонитъ?

И сталъ онъ думать, что ему длать. Назадъ идти — опять собака застъ, въ школу идти — учителя боится. Шла мимо школы баба съ ведромъ и говоритъ: «Вс учатся, а ты что тут стоишь?» Филипокъ и пошёлъ въ школу. Въ снцахъ снялъ шапку и отворилъ дверь. Школа вся была полна ребятъ. Вс кричали своё, и учитель въ красномъ шарф ходилъ посередин.

— Ты что? — закричалъ онъ на Филипка. Филипокъ ухватился за шапку и ничего не говорилъ. —Да ты кто? — Филипокъ молчалъ. — Или ты нмой? Филипокъ такъ напугался, что говорить не могъ. — Ну такъ иди домой, коли говорить не хочешь. А Филипокъ и радъ бы что сказать, да въ горл у него отъ страха пересохло. Онъ посмотрлъ на учителя и заплакалъ. Тогда учителю жалко его стало. Онъ погладилъ его по голов и спросилъ у ребятъ, кто этотъ мальчикъ.

—Это Филипокъ, Костюшкинъ брать, онъ давно просится въ школу, да мать не пускаетъ его, и онъ украдкой пришёлъ въ школу.

— Ну, садись на лавку возл брата, а я твою мать попрошу, чтобъ пускала тебя въ школу.

Учитель сталъ показывать Филипку буквы, а Филипокъ ихъ ужъ зналъ и немножко читать умлъ.

— Ну-ка, сложи своё имя. Филипокъ сказалъ: хве-и — хви, ле-и — ли, пе-окъ — покъ. Вс засмялись.

— Молодецъ, сказалъ учитель. Кто же тебя училъ читать?

Филипокъ осмлился и сказалъ: «Костюшка. Я бдовый, я сразу всё понялъ. Я страсть какой ловкій!» Учитель засмялся и сказалъ: «А молитвы ты знаешь?» Филипокъ сказалъ: знаю, и началъ говорить Богородицу;

но всякое слово говорилъ не такъ. Учитель остановилъ его и сказалъ: «Ты погоди хвалиться, а поучись».

Съ тхъ поръ Филипокъ сталъ ходить съ ребятами въ школу.

СЛАВЯНСКІЯ БУКВЫ.

Аа Бб Вв Гг Дд Ее Жж Ѕѕ Зз Ии Іi Азъ Буки Вди Глаголь Добро Есть Живте Зло Земля Иже І Кк Лл Мм Нн Оо Пп Рр Сс Тт Уу Како Люди Мыслте Нашъ Онъ Покой Рцы Слово Твердо Укъ U Фф Хх Tt Цц Чч Шш Щщ Ъъ Ыы Ьь У Фертъ Хръ Отъ Цы Червь Ша Ща Еръ Еры Ерь Ээ Юю Ww Яя Zz Xx Pp Ff Vv Юсъ Ять Ю О Я Я Кси Пси ита Ижица СЛАВЯНСКІЯ СЛОВА ПОДЪ ТИТЛАМИ.

Богъ. Крестъ. Учитель.

БGъ Кrтъ Ўчт\ ль Богородица. Милость. Ученикъ.

Бц7а Млcть Ўчн\къ Господь. Присно. Ученицы.

ГDь Пrнw Ўчн\цы Мати. Солнце. Архангелъ.

М™и Сл\ Ґрхaгг\ нце лъ Мсяцъ. Сердце. Блаженъ.

Мцcъ С®це Бл\ жeнъ Небо. Святитель. Благословенъ.

Нб7о Ст\ Бл\ ль гословeнъ Нын. Трисвятъ. Воскресеніе.

Нн7э Тrтъ Воскrніе Недля. Ангелъ. Премудрость.

Нlz Агг\ Премdрость лъ Отецъ. Благодать. Естество.

Oц\ъ Блгdть Е#т\ ство Духъ. Владычица. Евангелистъ.

Дх\ъ ВLчца єђлістъ Душа. Молитва. Іерусалимъ.

Дш\а Мл\ Іеrли1мъ тва Святъ. Мученикъ. Крещеніе.

Ст\ъ Мч\нкъ Кр\щeніе Апостолъ. Младенецъ. Мудрость.

Ґпcлъ МLнцъ М®сть Владыка. Небесный. Милосердіе.

ВLка Нбcный Млcрдіе Марія. Господинъ. Милостыня.

Мр\jа ГDи1нъ Млcтынz Государь. Двство. Престолъ.

ГDрь Двcтво Пrт0лъ Госпожа. Евангеліе. Преподобенъ.

Гж\ Е#вgліе П®пбенъ A Давидъ. Епископъ. Пророкъ.

Дв\дъ Е#пcкпъ Прbр0къ Двица. Креститель. Предтеча.

Дв\ца Кrти1тель П®тeча Имярекъ. Праведенъ. Священникъ.

И$м>къ Првdнъ Сщ\ eнникъ Израиль. Рождество. Христосъ.

Iи\ Ржcтво2 Хrт0съ ль Іисусъ. Страсть. Христовъ.

Iи\ Стrть Хrт0въ съ Троица. Трисвятое. Христіанинъ.

Трbца Тrтое Хrтіaнинъ МОЛИТВЫ.

Во и4мz nц7A и3 сн7а и3 с™aго д¦а, ґми1нь.

Слaва тебЁ, б9е нaшъ, слaва тебЁ.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Слава Теб, Боже нашъ, слава Теб.

СВ. ДУХУ.

ЦRю2 нбcный, ўтёшителю, дш7е и4стины, и4же вездЁ сhй и3 вс‰ и3сполнszй, сокр0вище бlги1хъ и3 жи1зни подaтелю, пріиди2 и3 всели1сz въ ны2, и3 њчи1сти ны2 t всsкіz сквeрны, и3 спаси2, бlже, дyшы нaшz.

Царю Небесный, Утшителю, Душе истины, иже везд сый и вся исполняяй, сокровище благихъ и жизни Подателю, пріиди и вселися въ ны, и очисти ны отъ всякія скверны, и спаси, Блаже, души наша.

БОГУ В ТРОИЦ.

С™hй б9е, с™hй крёпкій, с™hй безсмeртный, поми1луй нaсъ.

Святый Боже, Святый крпкій, Святый безсмертный, помилуй насъ.

СЛАВОСЛОВІЕ СВЯТОЙ ТРОИЦ.

Слaва nц7Y, и3 сн7у, и3 с™0му д¦у, и3 нhнэ, и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ, ґми1нь.

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и нын, и присно, и во вки вковъ, аминь.

ПРЕСВЯТОЙ ТРОИЦ.

Прес™az трbце, поми1луй нaсъ: гDи, њчи1сти грэхи2 нaшz: вLко, прости беззакHніz н†ша: с™hй, посэти2 и3 и сцэли2 нeмwщи нaшz, и4мене твоего2 рaди. ГDи поми1луй (три1жды).

Пресвятая Троице, помилуй насъ. Господи, очисти грхи наша.

Владыко, прости беззаконія наша. Святый, пости и исцли немощи наша, имене Твоего ради. Господи, помилуй (трижды).

МОЛИТВА ГОСПОДНЯ.

Џ§е нaшъ, и4же є3си2 на нб7сёхъ, да с™и1тсz и4мz твоE: да пріи1детъ цrтвіе твоE: да бyдетъ в0лz твоS, ћкw на небеси2 и3 на земли2: хлёбъ нaшъ насyщный дaждь нaмъ днeсь: и3 њстaви нaмъ д0лги нaшz, ћкоже и3 мы2 њставлsемъ должникHмъ нaшымъ: и3 не введи2 нaсъ во и3скушeніе, но и3збaви нaсъ t лукaвагw. Ћкw твоE є4сть цаrтво, и си1ла, и3 слaва во вёки, ґми1нь.

Отче нашъ, Иже еси на небесхъ! да святится имя Твое;

да пріидетъ Царствіе Твое;

да будетъ воля Твоя, яко на небеси, и на земли;

хлбъ нашъ насущный даждь намъ днесь;

и остави намъ долги наша, якоже и мы оставляемъ должникомъ нашимъ;

и не введи насъ во искушеніе, но избави насъ отъ лукаваго. Яко Твое есть царство, и сила, и слава во вки, аминь.

СЫНУ БОЖІЮ.

Гдcи їи\се хрcте2, сн\е бж\ мл\твъ ра1ди пречcтыz твоеz2 мт\ре и3 всё ій, хъ ст\ы1хъ, поми1луй на1съ, а3ми1нь.

Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, молитвъ ради Пречистыя Твоея Матере и всхъ Святыхъ помилуй нас, аминь.

БОГОРОДИЦ.

Бцdе дв\ ра1дуйсz, благода1тнаz мр\jе, гдcь съ тобо1ю: бл\гослове1на ты о, въ жена1хъ, и3 бл\гослове1нъ пло1дъ чре1ва твоегw2, я4ко сп\са родила2 є3си дyшъ на1шихъ.

Богородице Дво, радуйся, благодатная Маріе, Господь с Тобою:

благословена Ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева Твоего, яко Спаса родила еси душъ нашихъ.

МЫТАРЯ.

Бж\ млc шному.

е, тивъ бyди мнЁ грё Боже, милостивъ буди мн гршному!

ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦ.

Досто1йно є4сть я4кw вои1стинну, блажи1ти тS, бцdу, приснобл\же1нную и3 пренепоро1чную, и3 мт\ бг\а на1шего. Честнё1йшую херув‡мъ, и рь сла1внэйшую без8 сравне1ніz сераф‡мъ, без8 и3стлё1ніz бг\а сло1ва ро1ждшую, сyщую бцdу тz2 велича1емъ.

Достойно есть, яко воистинну, блажити Тя, Богородицу, присноблаженную и пренепорочную, и Матерь Бога нашего.

Честнйшую Херувимъ и славнйшую безъ сравненія Серафимъ, безъ истлнія Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаемъ.

ПРЕДЪ ОБДОМЪ.

o$чи всё1 на тz2, гдcи, u3пова1ютъ, и3 ты2 дае1ши и4мъ пи1щу во хъ бл\аговре1меніи: tверза1еши ты2 ще1друю рyку твою2, и3 и3сполнz1еши всz1кое живо1тно бл\говоле1ніz.

Очи всхъ на Тя, Господи, уповаютъ, и Ты даеши имъ пищу во благовременіи: отверзаеши Ты щедрую руку Твою, и исполняеши всякое животно благоволенія.

ПОСЛ ОБДА.

Бл\годари1мъ тz хрcте2 бж\е на1шъ, ћкw насы1тилъ є3 на1съ земны1хъ си твои1хъ бла6гъ: не лиши2 на1съ и3 нбcнагw твоегw2 црcтвjz.

Благодаримъ Тя, Христе Боже нашъ, яко насытилъ еси насъ земныхъ Твоихъ благъ;

не лиши насъ и небеснаго Твоего Царствія.

ПРЕДЪ УЧЕНІЕМЪ.

Пребл\гjй гдcи: ниспосли2 на1мъ бл\ года1ть дх\а твоегw2 ст\а1гw, да1рствующаго смhслъ и3 u3крэплz1ющаго дш\ e1вныz на1ши си6лы, дабы2, внима1z преподава1емому на1мъ ўче1нію, возрасли2 мы2 тебЁ, на1шему созда1телю, во сла1ву, роди1телzмъ же на1шимъ на u3тэше1ніе, цр\кви и o3те1честву на по1льзу.

Преблагій Господи! ниспосли намъ благодать Духа Твоего Святаго, дарствующаго смыслъ и укрепляющаго душевныя наши силы, дабы, внимая преподаваемому намъ ученію, возросли мы Теб, нашему Создателю, во славу, родителямъ же нашимъ на утшеніе, Церкви и Отечеству на пользу.

ПОСЛ УЧЕНІЯ.

Бл\годари1мъ тебЁ, созда1телю, я4кw сподо1билъ є3си2 на1съ бл\ года1ти твоеz2, во e4же внима1ти ўче1нію. Бл\гослови2 на1шихъ нача1льникwвъ, роди1телей и3 ўчи1телей, ведyщихъ на1съ къ позна1нію бла1га, и3 пода1ждь на1мъ си1лу и3 крё1пость къ продолже1нію ўче1ніz сегw2.

Благодаримъ Теб, Создателю, яко сподобилъ еси насъ благодати Твоея, во еже внимати ученію. Благослови нашихъ начальниковъ, родителей и учителей, ведущихъ насъ къ познанію блага, и подаждь намъ силу и крпость къ продолженію ученія сего.

СМВОЛЪ ВРЫ.

Вёрую во є3ди1наго бGа nц7A, вседержи1телz, творцA нб7у и3 земли2, ви6димымъ же всBмъ и3 неви6димымъ. И# во є3ди1наго гDа ї}са хrтA сн7а б9іz, є3динор0днаго, и4же t nц7A рождeннаго прeжде всёхъ вBкъ:

свёта t свёта, бGа и4стинна t бGа и4стинна, рождeнна, не сотворeнна, є3диносyщна nц7Y, и4мже всS бhша. Нaсъ рaди человBкъ и3 нaшегw рaди спасeніz сшeдшаго съ нб7съ, и3 воплоти1вшагосz t д¦а с™а и3 мRjи дв7ы, и3 вочеловёчшасz. Распsтаго же за ны2 при понтjйстэмъ пілaтэ, и3 страдaвша, и3 погребeнна. И# воскрeсшаго въ трeтій дeнь по писaніємъ. И# возшeдшаго на небесA, и3 сэдsща њдеснyю nц7A. И# пaки грzдyщаго со слaвою суди1ти живы6мъ и3 мє1ртвымъ, є3гHже цrтвію не бyдетъ концA. И# въ д¦а с™aго, гDа, животворsщаго, и4же t nц7A и3сходsщаго, и4же со nц7eмъ и3 сн7омъ спокланsема и3 сслaвима, глаг0лавшаго прbрHки. Во є3ди1ну, с™yю, соб0рную и3 ґпcтольскую цRковь.

И#сповёдую є3ди1но кRщeніе во њставлeніе грэхHвъ. Чaю воскресeніz мeртвыхъ: и3 жи1зни бyдущагw вёка. Ґми1нь.

Врую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимымъ же всмъ и невидимымъ. И во единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія, Единороднаго, Иже отъ Отца рожденнаго прежде всхъ вкъ, Свта отъ Свта, Бога истинна отъ Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Насъ ради человкъ и нашего ради спасенія сшедшаго съ небесъ, и воплотившагося отъ Духа Свята и Маріи Двы, и вочеловчшася.

Распятаго же за ны при Понтійстмъ Пилат, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго въ третій день по писаніемъ. И восшедшаго на небеса, и сдяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живымъ и мертвымъ, Егоже царствію не будетъ конца.

И въ Духа Святаго, Господа, животворящаго, Иже отъ Отца исходящаго, Иже со Отцемъ и Сыномъ спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповдую едино крещеніе во оставленіе грховъ. Чаю воскресенія мертвыхъ. И жизни будущаго вка. Аминь.

ДЕСЯТЬ ЗАПОВДЕЙ БОЖІИХЪ.

1. Ѓзъ є4смь гDь бGъ тв0й: да не бyдутъ тебЁ б0зи и3нjи рaзвэ менє2.

1. Азъ есмь Господь Богъ твой;

да не будутъ теб бози иніи разв Мене.

2. Не сотвори2 себЁ кумjра, и3 всsкагw под0біz, є3ли6ка на небеси горЁ, и3 є3ли6ка на земли2 ни1зу, и3 є3ли6ка въ водaхъ под8 землeю: да не поклони1шисz и4мъ, ни послyжиши и4мъ.

2. Не сотвори себ кумира, и всякаго подобія, елика на небеси гор, и елика на земли низу, и елика въ водахъ подъ землею: да не поклонишися имъ, ни послужиши имъ.

3. Не пріeмли и4мене гDа бGа твоегw2 всyе.

3. Не пріемли имене Господа Бога твоего всуе.

4. П0мни дeнь суббHтный, є4же свzти1ти є3го2: шeсть днjй дёлай и сотвори1ши (въ ни1хъ) вс‰ дэлA тво‰: въ дeнь же седмhй, суббHта гDу бGу твоемY.

4. Помни день субботній, еже святити его: шесть дней длай и сотвориши въ нихъ вся дла твоя, въ день же седмый суббота Господу Богу твоему.

5. Чти2 nтцA твоего2 и3 мaтерь твою2, да блaго ти2 бyдетъ, и3 да долголётенъ бyдеши на земли2.

5. Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будетъ, и да долголтенъ будеши на земли.

6. Не ўбjй.

6. Не убій.

7. Не прелюбы2 сотвори2.

7. Не прелюбы сотвори.

8. Не ўкрaди.

8. Не укради.

9. Не послyшествуй на дрyга своего2 свидётелства л0жна.

9. Не послушествуй на друга своего свидтельства ложна.

10. Не пожелaй жены2 и4скреннzгw твоегw2, не пожелaй д0му бли1жнzгw твоегw2, ни селA є3гw2, ни рабA є3гw2, ни рабhни є3гw2, ни волA є3гw2, ни nслA є3гw2, ни всsкагw скотA є3гw2, ни всегw2, є3ли6ка сyть бли1жнzгw твоегw2.

10. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего.

Араб- Слав. Римскія. Араб- Слав. Римскія.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.