WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

А.В. КУЗИН, А.И. МАРКОВ, В.М. ЧУЧКОВ, С.В. ШАЛАЕВ ВЛИЯНИЕ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНЫ НА МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНОВ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ (Морфо-экспериментальное исследование) Ижевск-Берлин 2004

1 УДК 572.7+612.ОП.1+664.8.039.5 Рекомендовано к печати Ученым советом Ижевской государственной медицинской академии, Ученым советом Берлинского института молекулярной и системной медицины Рецензенты: зав. кафедрой анатомии человека Саратовского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор Николенко В.Н.

зав. кафедрой гистологии, цитологии и эмбриологии Ижевской го сударственной медицинской академии, доктор медицинских наук, профессор Шумихина Г.В.

А.В. Кузин, А.И. Марков, В.М. Чучков, С.В. Шалаев. Влияние антирабиче ской вакцины на морфо-функциональное состояние органов иммунной системы (морфо экспериментальное исследование) /Под редакцией доктора медицинских наук, профес сора В.М. Чучкова. – Ижевск: изд-во «АНК», 2004. – 104 с., с илл.

Антирабическая вакцина широко и повсеместно применяется для профилактики бе шенства. В монографии представлены результаты исследования особенностей морфо функциональных изменений клеточного состава и компонентов микроциркуляторного рус ла органов иммунной системы после применения антирабической вакцины. Установлено ее иммунопротекторное действие по уменьшению отрицательного влияния на организм стресса, сепсиса, общего ионизирующего облучения. Внедрение полученных результатов в медицинскую практику целесообразно для повышения неспецифической резистентности организма и создания высокого иммунного статуса у вакцинированных лиц.

Для морфологов, гистологов, терапевтов, иммунологов, инфекционистов и врачей других специальностей.

ISBN 5–9631–0003–8 © А.В. Кузин, А.И. Марков, В.М. Чучков, С.В. Шалаев, © Издательство «АНК», ПРЕДИСЛОВИЕ Органы иммунной системы защищают нас от всего чужеродного, в том числе, и от мутантных клеток в огромном количестве ежедневно возникаю щих в нашем организме. Многие терапевтические, инфекционные и другие заболевания напрямую в той или иной степени связаны с нарушением меха низмов специфического и неспецифического иммунитета. Неспецифические механизмы характеризуются широтой спектра и быстротой действия. Спе цифический же иммунный ответ целенаправлен и эффективен, но нуждается в долговременном контакте организма с конкретным антигеном. Для разви тия первичного специфического иммунного ответа организму необходимо время (презентация антигена Т- и В- лимфоцитам, передвижение иммунных клеток из периферии в лимфатические узлы, сецернирование цитокинов, пролиферация специфических клонов и т.д.). Однако же, после первичного контакта с антигеном, иммунная система обладает клетками памяти, специ фичными для него. Это позволяет, при вторичном контакте, мобилизовать более действенный специфический иммунный ответ в кратчайшее время. На этой закономерности и основан эффект вакцинирования.

Как любая система организма, иммунная система тонко реагирует на многие изменения в организме. Не только возбудители болезни, но и радио активные, стрессоиндуктивные, метаболические и даже температурные из менения оказывают влияние на функциональную, а, следовательно, и на морфологическую реакцию в органах иммунной системы.

Авторы монографии изучили влияние антирабической вакцины* на мор фо-функциональное состояние органов иммунной системы, поскольку вакци нация является основным и повсеместно применяемым методом в профи лактике бешенства при укусах бездомными животными. Несмотря на важ ность этой научно-практической проблемы, в литературе отсутствует под робная морфологическая и цитологическая характеристика состояния орга нов иммунной системы после антирабической вакцинации, а тем более при * В мире ежегодно подвергается антирабической вакцинации свыше 1 млн. человек, а в Российской Федерации – около 100.000 человек.

воздействии экстремальных факторов, таких как моделированные иммобили зационный стресс, стафилококковый сепсис, общее ионизирующее облуче ние в условиях превентивного ее применения. В результате нет четкого представления о происходящих изменениях в органах иммунной защиты на клеточном и микроциркуляторном уровне после применения антирабической вакцины в разные временные периоды (от 7 дней до 1 года), даты наступле ния максимального эффекта и других, кроме образования в организме спе цифического иммунитета, свойств антирабической вакцины.

В представленной монографии описаны морфо-функциональные изме нения в органах иммунной системы в процессе пресенсибилизирования ан тирабической вакциной против определенных антигенов. В ней впервые дана комплексная морфологическая характеристика органов иммунной системы и их микроциркуляторного русла экспериментальных животных после антира бической вакцинации, в том числе, и в условиях некоторых экстремальных воздействий. Установлено иммуностимулирующее влияние антирабической вакцины на органы иммунопоэза, что приводит к снижению иммунодепрес сивного действия стресса, уменьшению смертности животных от применения летальной дозы общего ионизирующего облучения и моделированного сеп сиса, усилению неспецифической резистентности организма к возникнове нию многих заболеваний. Монографию заключает глава о влиянии антираби ческой вакцинации на общий иммунный статус организма.

Монография А.В.Кузина, А.И.Маркова, В.М.Чучкова, С.В.Шалаева, явля ется фундаментальным вкладом как в научном, так и в практическом отно шениях, а ее результаты заслуживают широкого внедрения в медицинскую практику.

Директор института молекулярной и системной медицины (г. Берлин), профессор А.В. Кузин Глава I. АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ Исследования ученых разных специальностей раскрыли закономерно сти функционирования иммунной системы и привели к появлению клиниче ской иммунологии, что дало возможность при нарушениях иммунитета при менять иммунокоррегирующие средства [101]*. Вещества, способные воз действовать на иммунитет, подразделяются на экзо- и эндогенные. Подав ляющее большинство экзогенных иммуномодуляторов – это вещества мик робного происхождения, в основном, бактериального и грибкового. Среди них наиболее широко применяется вакцина БЦЖ [53, 54, 65, 120]. Микобак терии, коринобактерии и их эндотоксины способны стимулировать многие функции макрофагов. Активировать макрофаги способны также многие ци токины и адъюванты. Последние, при совместном введении с антигеном, вероятно, улучшают и пролонгируют представление антигена Т лимфоцитам макрофагами. В число антигенов входят эмульсии минераль ных масел, соли металлов, а с недавнего времени, и решетчатые структуры из сапонина и липидные липосомы. Наиболее мощные адъюванты, такие как полный адъювант Фрейнда, слишком разрушительны для тканей и это ограничивает их клиническое применение. В настоящее время идет интен сивный поиск наиболее активных и одновременно безопасных адъювантов.

Важным является тот факт, что некоторые вакцины могут быть адъюванта ми для других вакцин. Таким адъювантом, в частности, является возбуди тель коклюша в тройной вакцине с возбудителями столбняка и дифтерии [155]. Интенсивно изучаются липополисахариды граммотрицательных бак терий. Широкий спектр и «надежность» иммуномодулирующего действия, мощная активность липополисахаридов делает их весьма ценным средст вом иммунологического анализа и фармакологической коррекции иммунного ответа [91]. К сожалению, большинство известных препаратов этой группы токсичны, что и ограничивает их применение в клинике. Поэтому в настоя щее время идет интенсивный поиск наиболее активных и одновременно * Здесь и далее цифра в квадратных скобках указывает порядковый номер, под ко торым приводится автор / работа в списке литературы.

безопасных иммуномодуляторов. В этом плане нас заинтересовала антира бическая вакцина, поскольку в мире ежегодно свыше 1 миллиона человек подвергается антирабической вакцинации, а в Российской Федерации около 100000 человек [16]. При этом до настоящего времени роль органов иммун ной системы в формировании антирабического иммунитета остается не до конца выясненной. По данным экспертов ВОЗ, бешенство относится к наи более экономически значимым зоонозам. Это обстоятельство обусловлено повсеместным распространением природных очагов рабической инфекции, что создает потенциальную угрозу для жизни человека.

В последнее время уделяется большое внимание изучению органов им мунной системы при различных экспериментальных патологических состоя ниях [73, 87]. Исходя из этого, представляло научно-практический интерес установить закономерности морфологических изменений органов иммунной системы при применении антирабической вакцины, воздействия моделиро ванных иммобилизационного стресса, стафилококкового сепсиса и общего ионизирующего облучения на фоне антирабической вакцинации, а также оп ределение влияния ее на иммунный статус лиц, прошедших полный курс ан тирабической вакцинации по поводу укусов бездомными животными Реше ние этих вопросов поможет более эффективно использовать антирабическую вакцину не только для профилактики бешенства.

Глава II. МОРФОЛОГИЯ ОРГАНОВ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ПРИ АНТИГЕННОЙ СТИМУЛЯЦИИ Интенсивное изучение состояния иммунной реактивности и факторов влияющих на нее, привело к созданию концепции иммунорегулирующей те рапии как эффективного способа лечения различных заболеваний [74, 127, 128]. Исследования препаратов, подавляющих иммунную реактивность, ве дутся уже несколько десятилетий, тогда как прицельное изучение иммуно стимуляторов в эксперименте и клинике начато сравнительно недавно. За последние годы выявлены митогенные свойства у тимозина [50], левамизола [157], лизоцима [70, 9], интерферона [93, 163]. Граммотрицательные бакте рии содержат в своей стенке липополисахариды, которые также оказывают выраженное действие на иммунную систему человека и животных [34]. В ча стности, изучена их способность стимулировать пролиферацию В лимфоцитов и других клонов, независимо от антигенного стимула [39]. Рядом исследователей показано профилактическое и терапевтическое действие микобактерий туберкулеза и микобактериальных препаратов против различ ных злокачественных опухолей у экспериментальных животных и людей [87, 120]. Большое внимание уделяется нейроиммунным взаимодействиям регу ляции самых различных параметров иммунного ответа медиаторами и гор монами нервной системы [103].

2.1. Морфологическая характеристика тимуса при антигенной стимуляции Тимус является центральным органом иммунной системы, функции ко торого до настоящего времени недостаточно изучены [19, 50]. Только в на чале 60-х годов ХХ-го века были получены факты, доказывающие участие тимуса в процессах иммуногенеза. Основными элементами её являются клетки эпителиального происхождения (ретикулоэпителиоциты), истинные ретикулоциты и тимоциты, принимающие участие в осуществлении иммун ного ответа [48, 114]. Эпителий тимуса отличается значительным поли морфизмом. В частности, в нем выявлено присутствие гетерогенных струк тур: клеток мерцательного эпителия, эпителия кожи, бокаловидных клеток кишечника, сарколитов или миоидных клеток [130, 26, 15]. Их присутствие свидетельствует в пользу того, что эти гетерогенные антигены участвуют в формировании естественной толерантности к собственным антигенам.

Морфологические реакции тимуса в процессе развития поствакци нального, в частности, противотуберкулезного иммунитета после введения вакцины БЦЖ, практически не изучены. Немногочисленными исследова ниями было установлено, что после иммунизации нарастает масса тимуса, увеличивается площадь мозгового слоя, набухают клетки эпителиального ретикулума [2, 28]. Исследования [32, 33] показали, что в первые две неде ли после вакцинации морских свинок, у них увеличивается масса и размер долек тимуса, в основном, за счет расширения мозгового слоя. К морфоло гическим признакам повышения его функциональной активности были от несены следующие показатели: набухание клеток эпителиального ретику лума;

повышение содержания в них РНК, увеличение активности СДГ, эс теразы и липазы;

набухание эндотелия с нарастанием интенсивности его реакции на АТФ- азу.

Наблюдалось увеличение числа и размеров телец Гассаля. Нередко оп ределялись крупные сливные тельца, состоящие из уплощенных эпители альных клеток с наличием просвета, в которых накапливались ШИК- положи тельные гомогенные массы. Отмечена высокая фагоцитарная активность те лец Гассаля в этот период. В их просвете видны распадающиеся нейтро фильные и эозинофильные гранулоциты, фрагменты ядер лимфоцитов. В начальные сроки эксперимента гибели лимфоцитов не было, в корковом ве ществе постоянно присутствовали митотически делящиеся лимфоциты. В мозговом веществе тимуса, преимущественно по ходу микрососудов, встре чались пиронинофильные лимфоидные элементы, среди которых были и не зрелые плазмоциты.

Исследования, проведенные [19] показали, что клеточный состав по пуляции тимуса на фоне стрессорных воздействий (звук, вибрация, вак цинация, электромагнитные воздействия) существенно меняется. Эти сдвиги носят фазный характер и касаются всех клеточных популяций, а также ретикулоэпителиальной стромы и телец Гассаля. Однако, одним из наиболее характерных моментов при этом является накопление в парен химе тимуса широкоплазменных лимфоцитов с пиронинофилией цито плазмы. Число клеток в тимусе на ранних этапах стрессового воздействия резко уменьшается. Традиционная интерпретация этого явления, как след ствия разрушения тимоцитов под действием высокой концентрации корти зола, не соответствует действительности: количество клеточного детрита, обнаруживаемого в паренхиме тимуса в свободном или связанном макро фагами состоянии, явно не пропорционально масштабам уменьшения чис ла лимфоцитов [33]. Несомненно, что речь идет в первую очередь о мигра ции тимоцитов на другие территории [37].

Введение в тимус новорожденных крыс линии Вистар материала, со держащего вирус Рауса и адъювант Фрейнда, показало, что уже к 10-у дню эксперимента в околотимусных медиастинальных лимфатических узлах развивается выраженная плазмоцитарная реакция. У контрольных живот ных менее выраженная реакция наблюдалась лишь на 3-4 неделе экспе римента [15]. В паренхиме тимуса за весь период наблюдения авторы не выявили признаков иммунной перестройки в виде формирования лимфо идных узелков, тем более с герминативными центрами или плазмоцитар ной трансформации её клеток. Значительное скопление более или менее зрелых плазмоцитов авторы обнаружили в околотимусной соединительной ткани, в капсуле тимуса или междольковой строме. В его паренхиме плаз моциты немногочисленны и встречались только непосредственно у стенки микрососудов или в их просвете.

Анализируя полученные данные, [15] делают заключение: в условиях внутритимусного введения антигена плазмоклеточной трансформации не происходит, а появление небольшого количества плазмоцитов связано с ге матогенным их проникновением из периферических органов иммунной сис темы. Даже при внутривенном введении стрептококковой протеиназы, раз рушающей гематотимический барьер [15], в паренхиме тимуса авторы не на блюдали образования лимфоидных узелков с герминативными центрами и без них, а также выраженной плазмоцитарной реакции.

Противоположную точку зрения высказывают [142, 143], обнаружившие лимфоидные узелки в тимусе здоровых лиц и лабораторных животных после антигенной стимуляции. В литературе используется термин «гиперплазия тимуса с лимфоидными фолликулами» [135]. В 70-90% случаев лимфоидные узелки в тимусе определяются при миастении [90]. Изменение клеточной ха рактеристики тимуса - самый достоверный показатель его реакции на анти генную стимуляцию [32, 33, 37, 69, 21]. Первый признак этой реакции - уве личение числа лимфоцитов с пикнотичными ядрами, появление крупных темноокрашенных гранул, возникших в результате гибели тимоцитов. Уже в первые часы эксперимента (введение человеческого противокоревого гамма -глобулина) в тимусе резко возрастала доля ретикулоцитов. Их количество в 2 раза превышало исходный уровень. Через три часа после введения гамма- глобулина в корковом веществе тимуса увеличивалась доля макрофагов.

Они имели крупные светлые ядра с нежными глыбками хроматина, большую площадь цитоплазмы, в которой обнаруживались обломки клеточных ядер, лимфоциты и фагосомы [21]. Популяция эпителиоретикулоцитов тимуса под влиянием антигенной стимуляции претерпевала значительные изменения.

Появлялись активированные клетки с очень светлым ядром и большой пло щадью цитоплазмы. Часть из них группировалась по 5-9 клеток и формиро вала тельца Гассаля. В норме же тельца Гассаля появляются в тимусе бе лых крыс лишь через две недели после рождения [67]. В центральных отде лах сформированных телец наблюдались дегенеративные изменения, неко торые эпителиоретикулоциты даже разрушались [21].

На основании электронно-микроскопических исследований сформулиро вано представление об основной структурной единице тимуса - фолликуле Кларка [125]. Дальнейшие исследования позволили выделить в ней два типа ретикулярных клеток [84].

Ретикулоциты первого типа располагаются под базальной мембраной гемокапилляров и контактируют между собой с помощью большого числа десмосом. Отличительной чертой ретикулоцитов первого типа является наличие у них микрофибрилл, которые свободно располагаются в цито плазме или, проникнув через клеточную оболочку, вступают в контакт с десмосомами.

Ретикулоциты второго типа не связаны между собой десмосомами и не контактируют с другими клетками, несмотря на то, что их цитоплазматиче ские отростки, проникая на значительное расстояние в межклеточном про странстве, наползают на другие клетки. Ретикулоциты первого типа под воздействием вакцинации БЦЖ трансформируются в секреторные клетки [84]. В цитоплазме этих клеток образуются розетки полирибосом, которые в большом количестве скапливаются в вакуолях, окруженных одинарной мем браной. Вакуоли могут свободно открываться в межклеточное пространство, где находятся лимфоциты, мигрирующие из фолликулов Кларка. Указанные сдвиги свидетельствуют об усилении функциональной активности ретикулоцитов первого типа в период формирования противотуберкулезно го иммунитета [32, 149, 150].

Ретикулоциты второго типа в динамике иммунного ответа трансформи руются в макрофаги [138]. Через 3-7 дней после вакцинации БЦЖ в ретику лоцитах увеличивается площадь цитоплазмы, в ней появляется большое число рибосом и полирибосом, а также увеличивается количество митохонд рий. Они принимают вытянутую форму, матрикс их уплотняется, возрастает число внутренних крист. Авторы [84] считают ретикулоциты второго типа ре зервным звеном гематотимического барьера, осуществляющих фагоцитар ную функцию тогда, когда он будет нарушен. Под влиянием вакцины БЦЖ происходит усиление функциональной активности эндотелиоцитов гемока пилляров, входящих в состав гематотимического барьера. В цитоплазме эн дотелиоцитов увеличивалось число рибосом, гипертрофировались зоны Гольджи, формировались лизосомальные структуры. Нередко выявлялись вакуоли с фагоцитированными частицами. Следовательно, эндотелий гемо капилляров тимуса, являющийся одним из звеньев гематотимического барь ера и постоянно контактирующий с циркулирующими в крови антигенами, в поствакцинальном периоде выполняет фагоцитарную функцию, препятствуя проникновению антигена в паренхиму тимуса.

Применение вакцины БЦЖ в клинике для стимуляции иммунной системы играет двоякую роль: во-первых, она может рассматриваться как тест иммун ной реактивности больного, на основе которого можно оценить прогноз забо левания после выполнения клинически радикальных операций;

во-вторых, вакцинация БЦЖ представляется как метод активной стимуляции иммунной системы, позволяющий реализовать ее резервы [87].

Иммунная система женского организма вовлечена в комплекс биологиче ских реакций, связанных с вынашиванием плода, чужеродного по антигенам отцовского происхождения [55, 98, 99, 113, 144]. Беременность приводит к морфологической перестройке тимуса, который в общих чертах сходен с яв лениями его акцидентальной трансформации [152, 155]. Эта реакция тимуса - закономерный неспецифический ответ на любое антигензависимое или анти геннезависимое воздействие. Однако выявлен целый ряд специфических осо бенностей этого процесса при беременности [31]. Так, абсолютное число лимфоцитов в мозговом веществе тимуса уменьшено только во второй поло вине беременности, тогда как в первой половине – число лимфоцитов увели чено. По всей вероятности, это связано в первой половине беременности с перемещением лимфоцитов из коркового вещества тимуса в мозговое, т.е.

перераспределением клеток лимфоидной популяции между зонами. Во вто рой половине беременности число лимфоцитов в мозговом веществе уменьшается, но именно площадь срезов лимфатических узлов, занимаемая тимозависимой зоной, значительно увеличивается. Это позволяет авторам считать, что в данном случае речь идет об усиленной миграции тимоцитов из мозгового вещества в периферические органы иммунной системы.

2.2. Структурная организация селезенки при антигенной стимуляции Белая пульпа селезенки является одной из основных зон взаимодейст вия микробных антигенов. Это связано с тем, что клеточные элементы, от ко торых зависит иммунная функция в большом количестве, сконцентрированы именно в ней [36, 110].

При сальмонеллезной инфекции в эксперименте деструктивные измене ния наблюдались как в клетках белой, так и красной пульпы [40]. Они прояв лялись в виде пикноза ядер, расширения цистерн кариотеки, набухании и ли зисе митохондрий, нарушении целостности плазмолеммы клеток с после дующим выходом органелл в межклеточное пространство.

Структурные изменения компонентов микроциркуляторного русла в этом периоде (3-24 часа) - одна из характерных особенностей сальмонеллезной инфекции. При этом синусоидные капилляры были значительно расширены, а просветы их заполнены гемолизированными эритроцитами и деструктивно измененными нейтрофильными гранулоцитами. Эндотелиоциты имели круп ные ядра причудливой формы с многочисленными инвагинациями. Цито плазма эндотелиоцитов содержала многочисленные светлые пузырьки и ва куоли. Через стенку синусоидных гемокапилляров происходила интенсивная миграция лимфоцитов и нейтрофильных гранулоцитов, а нередко и моноци тов [40]. Эти изменения обусловлены непосредственным воздействием ток синов и других продуктов распада сальмонелл на структурные компоненты селезенки и, прежде всего, на ее микроциркуляторное русло. Иммуноморфо логическая перестройка в селезенке выявлялась только через трое суток по сле начала эксперимента. Она захватывала как Т-, так и В-зависимые зоны белой пульпы селезенки. В герминативных центрах лимфоидных узелков по являлось много лимфо- и плазмобластов. Встречались целые клеточные островки, состоящие из 3-5 клеток плазматического ряда, находящихся на разных стадиях дифференцировки. Они, как правило, находились в тесном контакте с лимфоцитами и макрофагами.

Эти данные свидетельствуют об интеграции функций иммунокомпетент ных клеток при их кооперативном взаимодействии [75, 22, 24]. Активация макрофагов в селезенке наблюдалась как при экспериментальной сальмо неллезной инфекции [40], так и при антигенной стимуляции эксперименталь ных животных эритроцитами барана [6].

При воздействии пирогенала в селезенке животных наблюдалось увели чение числа клеток лимфоидного ряда [11]. Это подтверждалось увеличени ем числа лимфоидных узелков, увеличением площади сечения герминатив ных центров, мантии и периартериальной зоны. После однократной вакцина ции БЦЖ в Т-лимфоцитах селезенки морских свинок наблюдалось увеличе ние содержания цАМФ и цГМФ [30]. При этом повышение концентрации цГМФ было более значительным, что приводило к снижению отношения цАМФ/цГМФ с 4,8 в контроле до 3,5 в эксперименте. Ревакцинация БЦЖ вы зывала еще более заметное возрастание содержания цАМФ и цГМФ, но их соотношение оставалось прежним - 3,5. И, наконец, после третьей ревакци нации происходило снижение цАМФ и цГМФ до исходного уровня. Таким об разом, по данным [30], вакцинация БЦЖ у морских свинок сопровождается усилением анаболизма и катаболизма циклических нуклеотидов Т лимфоцитов. Эти данные согласуются с ранее опубликованными работами, свидетельствующими о развитии иммунодефицитного состояния без инток сикационного синдрома после повторного введения вакцины БЦЖ [67].

Рецепторы розеткообразующих В-лимфоцитов селезенки мышей, появ ляющиеся на пике первичного иммунного ответа, представлены агрегиро ванными иммуноглобулинами [52]. Розеткообразующие клетки с рецепторами такой структуры не обнаруживаются до иммунизации или спустя 9 суток по сле инъекции антигена эритроцитов барана. В последующих экспериментах было показано, что агрегированные иммуноглобулины, выполняющие функ цию антигенсвязывающих рецепторов, быстро и необратимо утрачиваются лимфоцитами при их культивировании in vitro. Эти данные указывают на то, что подобного типа рецепторы не синтезируются на лимфоцитах селезенки в культуре de novo и представляют собой сорбированные на их поверхности иммунные комплексы [52].

2.3. Морфология брыжеечных лимфатических узлов при антигенной стимуляции Иммунная система женского организма вовлечена в комплекс биологи ческих реакций, связанных с вынашиваемостью плода, чужеродного по анти генам отцовского происхождения [55, 98, 113, 151]. В первой половине бере менности достоверно увеличивается площадь сечения герминативных цен тров лимфоидных узелков брыжеечных лимфатических узлов [31]. Мякотные тяжи гипертрофируются, однако, несколько снижается площадь сечения кор кового вещества и мозговых синусов. Площадь среза, занимаемая околокор ковым веществом, значимо уменьшается. Во второй половине беременности в брыжеечных лимфатических узлах резко снижается площадь сечения гер минативных центров, но при этом значимо увеличивается площадь среза, занимаемая околокорковым веществом [31]. Таким образом, по мере разви тия беременности изменения клеточного состава и общей структуры брыже ечных лимфатических узлов в целом подчиняется закономерностям их пере стройки при реакциях трансплацентарного иммунитета, когда на первый план выступает гипертрофия околокоркового вещества с накоплением в нем лим фобластов и плазматизации мякотных тяжей [51]. Во вторую половину бере менности существенно замедляется миграция лимфоцитов в лимфатические узлы. Наблюдается своего рода депрессия, блокирование этой неотъемле мой части иммунной реакции. Такой «блок миграции», возможно, препятству ет реализации иммунного ответа и включается в защитные механизмы вос производства потомства.

Регионарная реакция «трансплантат против хозяина» сопровождается увеличением регионарного лимфатического узла реципиента [137, 168]. Ме ханизмы его увеличения в этой ситуации окончательно не ясны [137]. При внутрибрюшинной иммунизации самцов мышей линии С57ВL/6 клетками се лезенки и брыжеечных лимфатических узлов сингенных самок, многократно иммунизированных к H-- антигену установлено, что:

- во всех зонах лимфатических узлов самцов мышей возрастает число ретикулярных клеток;

- уменьшается число малых лимфоцитов;

- резко уменьшается, вплоть до полного исчезновения, суммарное чис ло зрелых и не зрелых плазмоцитов;

- существенно возрастает число малодифференцированных клеток, особенно в темной и светлой частях коркового вещества;

- во всей паренхиме узла усиливаются процессы распада клеток;

- увеличивается число ацидофильных гранулоцитов в мякотных тяжах и наблюдается полное их отсутствие в корковом веществе;

- в мякотных тяжах коркового вещества появляются единичные нейтрофильные гранулоциты, а в темной зоне его - отдельные тканевые базофилы;

- увеличиваются размеры всех зон узла [85, 86, 87].

Сдвиги в цитоархитектонике структурных компонентов лимфатических узлов связаны, по мнению авторов, с перераспределением и миграцией кле точных элементов в корковом веществе, что по сравнению с интактными жи вотными, выражается в увеличении доли ретикулярных клеток и скоплении клеток вокруг венул с высоким эндотелием в светлой зоне коркового вещест ва. Основными клеточными элементами, за счет которых существенно изме няется клеточный пейзаж лимфатических узлов, являются малые лимфоци ты, доля которых уменьшается во всех их структурах.

2.4. Морфологические изменения лимфоидной ткани большого сальника при антигенной стимуляции В ранние сроки после аллотрансплантации кожного лоскута у кроликов реципиентов наблюдалась резкая инфильтрация большого сальника клет ками лимфоидного ряда. Эти клетки выявлялись в цитоплазме мезотелио цитов. В отдельных участках большого сальника определялась декомплек сация мезотелия [62, 63]. Резко возрастала площадь, занимаемая лимфо идными образованиями. Она составляла не менее 88,9% всей площади большого сальника [62, 63, 56, 57]. Наиболее выраженная реакция лимфо идной ткани большого сальника определялась через 3 суток после транс плантации. Большая часть лимфоидных узелков большого сальника слива лась друг с другом, образуя лимфоидные структуры неправильной формы и значительных размеров.

При повторном введении полного адъюванта Фрейнда у собак появля лось общее недомогание и развивались видимые патологические изменения в суставах. У большинства собак через две недели отеки мягких тканей зад них конечностей, коленных и тазобедренных суставов были уже достаточно выраженными [62, 63]. У всех исследуемых животных в перитонеальной по лости определялась макроскопически выраженная воспалительная реакция серозных оболочек, в том числе и большого сальника. Она характеризова лась отеком свободных дубликатур большого сальника, брыжеек тонкой и толстой кишки, увеличением объема перитонеальной жидкости. В ней коли чество белка увеличивалось до 5,3мг/мл, клеточных элементов до 2*103 в мл [56, 57]. В большом сальнике увеличивалась плотность лимфоидных узелков с герминативными центрами. При этом, клеточный состав узелков составил: 36,2% - лимфоциты, 49,1% - макрофаги, 14,7% - плазмоциты. Ре акция микроциркуляторного русла большого сальника на введение полного адъюванта Фрейнда была резко выраженной. Она характеризовалась соче танием сосудистых, вне- и внутрисосудистых изменений. Статистически дос товерно увеличивался диаметр всех типов микрососудов. Наиболее выра женное увеличение диаметров микрососудов наблюдалось в венозном отде ле микроциркуляторного русла [56]. Таким образом, аллогенная трансплан тация кожного лоскута и введение полного адъюванта Фрейнда вызывают у кроликов-реципиентов и у собак развитие иммунного ответа, характеризую щегося пролиферацией лимфоцитов (увеличение размеров и плотности им мунных структур), декомпексацией мезотелия и реактивными изменениями микроциркуляторного русла: увеличение числа функционирующих микросо судов, их деформацией, нарушением реологии крови.

Введение в организм экспериментальных животных лизоцима в дозах 0,5-5мг/кг оказывает активирующее влияние на мембрану лимфоцитов и малых макрофагов, способствуя выявлению значительной гетерогенности их популяции [107]. Известно, что активация макрофагов, наряду с мор фологическими изменениями клеток, сопровождается усилением их мета болизма и функциональной активности. При однократном внутримышеч ном введении яичного лизоцима в перитонеальных макрофагах мышей линии BAB/C возрастала активность СДГ и -ГФДГ в 1,33 раза по сравне нию с резидентными макрофагами. После введения лизоцима в дозах 0, – 0,5 – 5 мг/кг возрастала также активность НАДФ• Н-ДГ – соответственно в 1,42;

1,53 и 1,49 раза по сравнению с резидентными клетками [107]. При многократном применении лизоцима не возникало новых изменений ак тивности окислительных и гидролитических ферментов по сравнению с выявленными при однократном введении препарата. Эти изменения наиболее выражены при использовании лизоцима в дозах 0,5-5 мг/кг, т.е.

усиление метаболизма перитонеальных макрофагов после внутримышеч ного введения оптимальных доз лизоцима происходит за счет преимуще ственного повышения активности СДГ, НАДФ•Н- ДГ и стимуляции типичных для перитонеальных макрофагов процессов гликолиза.

Изучение протекторного действия лизоцима при экспериментальной стафилококковой инфекции выявило целый ряд факторов. Так, использова ние малых доз антибиотиков, которые сами по себе неэффективны при ста филококковой инфекции, в сочетании с лизоцимом достоверно повышали выживаемость животных по сравнению с таковой в группах, получавших только антибиотик или только лизоцим [107, 108, 154, 117].

Таким образом, особенности активации макрофагов лизоцимом находят свое отражение в его влиянии на противоинфекционную резистентность.

Известно, что в условиях острой экспериментальной инфекции, вызванной устойчивыми к антибиотикам штаммами возбудителя, исход заболевания практически зависит от состояния фагоцитирующих клеток. Однако, приме нение лизоцима в оптимальных для активации перитонеальных макрофагов в дозе 0,5мг/кг не способствовало выраженному повышению готовности клеток к осуществлению фагоцитоза: в перитонеальном экссудате было ма ло больших макрофагов с высоким уровнем активности ферментов, прини мающих участие в бактерицидной и детоксикационной функции [109]. При нято считать, что сферические формы макрофагов обладают меньшей спо собностью к фагоцитозу, чем большие, сильно распластанные, более зре лые макрофаги. Но первые, в свою очередь, в большей степени способны к дальнейшей дифференцировке и участию в иммунных процессах. По дан ным [109], лизоцим в высоких дозах, особенно при многократном введении, вызывает появление макрофагов со сглаженной поверхностью и сниженной активностью ряда ферментных систем. Подобные изменения поверхности макрофага [147] расценивают как признак формирования «иммунного» мак рофага. Однако, другие авторы [156], наблюдали подобное сглаживание по верхности макрофагов, уменьшение их способности к распластыванию и миграции под влиянием цитофильных антител, считая это свидетельством ингибиции активности клеточной мембраны. Поскольку фагоциты являются основными продуцентами эндогенного лизоцима, то не исключена возмож ность того, что применение чрезмерно высоких доз экзогенного лизоцима может привести к блокаде их лизоцимсекретирующей функции. Кроме того, наводнение организма экзогенным лизоцимом может оказывать неблаго приятное влияние на функцию клеток проксимальных канальцев нефрона, где осуществляется реабсорбация лизоцима после его гломерулярной ультрафильтрации [116, 165].

При исследовании влияния лизоцима на розеткообразование и бласт трансформацию лимфоцитов in vitro установлено, что он обладает способ ностью активировать реакцию розеткообразования с эритроцитами барана у различных контингентов обследованных лиц [70]. Наиболее выраженное увеличение относительного и абсолютного числа Е-РОК при обработке лимфоцитов лизоцимом наблюдалось у больных с хронической пневмони ей, т.е. у больных с угнетением Т- системы иммунитета. Лизоцим обладает способностью стимулировать трансформацию лимфоцитов в бласты у всех обследуемых групп. Однако, число лимфоцитов, трансформированных в бласты, сравнительно не велико по сравнению с числом трансформиро ванных в бласты лимфоцитов под влиянием фитогемагглютинина или ли пополисахарида [70].

Получены также данные о способности лизоцима принимать участие в аллергических реакциях на различные антигены. В настоящее время в моле куле лизоцима выявлены детерминанты, стимулирующие и супрессирующие пролиферативный ответ, чем в известной мере объясняются данные реакции бласттрансформации с лизоцимом и его комбинациями с бактериальными и грибковыми антигенами [128].

2.5. Состояние жировых тел щек Жировые тела щек являются органами, функционирующими на протяже нии всего постнатального периода онтогенеза. Исходя из особенностей их гистоструктуры и особенностей структурной организации микроциркуляторно го русла, правомерна постановка вопроса об их роли в формировании мест ных и общих механизмов иммунной защиты [58, 59, 60].

Во-первых, хорошо известно, что только у млекопитающих полость рта является начальным отделом пищеварительного тракта, предназна ченным не только для захватывания, удержания и перемещения пищи в глотку, но и для пережевывания и формирования пищевого комка. Для выполнения этой функции млекопитающие обладают гетеродонтными зубами, твердым небом и мощными височно-нижнечелюстными суставами. Усовершенствование аппарата пережевывания пищи явилось мощным стимулом эволюционного процесса. Во-вторых, в полости рта млекопитающих и человека находится огромное число различных микроор ганизмов. Причем, эта ситуация часто осложняется появлением инфекци онных очагов в зубах и околозубных тканях. Тем не менее, развитие хро нического сепсиса происходит чрезвычайно редко [44, 45].

В-третьих, до настоящего времени поиск аналога сумки Фабрициуса у млекопитающих не увенчался успехом. По мнению разных авторов, им может быть и красный костный мозг, и лимфоидное кольцо Пирогова-Вальдейера, и лимфоидные образования кишечника и т.д.

Морфологические и клинические данные об изменении жировых тел щек под влиянием антигенной стимуляции в литературе отсутствуют.

2.6. Роль центральной нервной системы в формировании иммунного ответа на антигенную стимуляцию В течение длительного времени в науке господствовало мнение о том, что в головном мозге и в ликворе иммунокомпетентные клетки, способные осуществлять иммунный ответ и иммунный надзор, отсутствуют. Хорошо известно о существовании мощного неспецифического гематоэнцефаличе ского и гематоликворного барьеров, изолирующих головной мозг и ликвор от общего кровообращения и иммунной системы. Представление об им мунной привилегированности головного мозга и ликвора затрудняло пони мание механизмов появления таких феноменов как отторжение кожных аллотрансплантантов, появление в мозге Т-лимфоцитарных инфильтратов при вирусных и аутоиммунных энцефаломиелитах, возможность переноса интактным реципиентам экспериментального аллергического энцефало миелита Т-лимфоцитами, специфичными к основному белку миелину, ред кая локализация злокачественных опухолей в головном мозге [88]. В на стоящее время установлено:

- постоянное присутствие в ликворе и головном мозге толерантных к антигенам нервной ткани Т- лимфоцитов [73];

- участие глиальных клеток в регуляции иммунитета в центральной нервной системе [73];

- способность астроцитов продуцировать и секретировать фактор нек роза опухолей, фактор роста нерва и интерлейкины [141, 136];

- способность интерлейкина-1 стимулировать митотическую активность астроцитов и секрецию интерлейкина-2 регионарными Т-лимфоцитами хелперами.

В определенных условиях астроциты способны выполнять функции анти генпредставляющих клеток: астроциты и микроглия являются связывающим звеном иммунной системы мозга и общей иммунной системы организма и выполняют функции амплификаторов локальных иммунных реакций в цен тральной нервной системе [73].

В центральной нервной системе функционируют три морфологически и функционально отличающиеся системы клеток и синтезирующих ими ве ществ, играющие роль в развитии иммунного процесса [89]:

- первая система - это лимфоидные клетки ликвора: Т- и В- лимфоциты и их субпопуляции, естественные киллеры, моноциты и макрофаги;

- вторая система - это нелимфоидные клетки нервной ткани: клетки микроглии, астроциты, олигодендроциты;

- третья система - это гуморальные факторы, биологически активные вещества: медиаторы, пептиды, цитокины.

Перечисленные системы и их продукты являются морфо функциональным субстратом защитной системы центральной нервной сис темы - иммунным барьером мозга. Гипотеза об иммунной функции глиаль ных клеток головного мозга [123] была подтверждена уникальным, но траги ческим для человечества экспериментом природы. Вирус иммунодефицита человека поражает исключительно только клетки, несущие CD-4 рецептор.

Было установлено, что такими клетками являются иммунорегуляторные клетки иммунной системы: Т-хелперы, моноциты и макрофаги. CD-4 рецеп торы несут и нейроглиальные клетки. Они также как и иммунорегуляторные клетки инфицируются вирусом иммунодефицита человека, что является еще одним доказательством, подтверждающим наличие иммунной функции у нейроглиальных клеток центральной нервной системы.

Экспериментальные исследования показали, что лимфоциты перифе рической крови не могут в нормальных условиях проходить через гемато энцефалический барьер в ликвор и головной мозг. Кроме того, доказано, что лимфоциты крови и ликвора иммунологически несовместимы. Это био логически парадоксальное явление - иммунологической несовместимости- генетически идентичных сингенных лимфоцитов [68] в случае подтвержде ния методом типирования HLA антигенов на мембранах лимфоцитов крови и ликвора окажет определенную помощь не только в решении теоретиче ских вопросов нейроиммунологии, но и в поиске новых путей и методов ле чения тяжелейших инфекционных и неинфекционных аутоиммунных забо леваний нервной системы.

В настоящее время показано, что центральная допаминергическая сис тема участвует в активационных механизмах нейроиммуномодуляции [25].

Антигенная стимуляция крыс (самцов) линии Вистар эритроцитами барана вызвала уже в первые минуты нейрохимические изменения в головном моз ге, которые проявляются в активации нигростриарной допаминергической системы. Так, через 2 минуты от начала иммунной реакции, появляются пер вые изменения обмена допамина в хвостатом ядре неостриатума, которые усиливаются к 20-ой минуте эксперимента как в нигростриарной, так и других допаминсодержащих областях головного мозга. Именно этими нейрохимиче скими сдвигами можно объяснить ранее полученный факт о подавлении им мунного ответа при разрушении ядра А9 в компактной части черной субстан ции среднего мозга [29].

Таким образом, при антигенной стимуляции очень быстро включаются центральные активационные механизмы иммунной регуляции, ведущую роль в которых играет нигростриарная допаминергическая система.

2.7. Пути циркуляции вируса бешенства в организме Роль иммунной системы в формировании антирабического иммунитета остается до настоящего времени окончательно не изученной. Дискуссио нен вопрос о путях миграции вируса бешенства в организме. Наиболее ар гументирована гипотеза о миграции вируса по аксонам, периферическим нервам в ЦНС, где он размножается в сером веществе и мигрирует по пе риферическим нервам в различные ткани, в том числе в слюнные и слез ные железы. Много неясного в том, как перемещается вирус по нервным волокнам. Предположение о размножении и активном продвижении его по осевым цилиндрам нервных волокон современными исследованиями не подтверждаются. [134] находил антиген вируса бешенства в перикарионе и дендритах инфицированных нейроцитов и не находил его в аксонах. Пред полагается, что вирус продвигается по шванновским клеткам перикариона.

Однако невозможно исключить и пассивное передвижение вируса с пери невральной жидкостью [95, 7].

Сторонники гипотезы о гематогенном передвижении вируса аргументи руют свою позицию возможной аналогией с полиомиелитом. При полиомие лите вирус после проникновения в организм размножается полностью вне нервной системы, а затем, в процессе вирусемии, проникает в ЦНС. Анало гия между двумя этими вирусами заключается в том, что они размножаются в культуре экстраневральных клеток [159]. Однако, вирус бешенства раз множается в культуре тканей после нелегкого периода адаптации. Кроме то го, некоторые авторы находили вирус бешенства в крови больных людей и животных [158]. В литературе накоплено большое количество фактов, ста вящих под сомнение гематогенное распространение в организме вируса бешенства, а именно:

- из крови больных бешенством только немногим авторам удалось вы делить вирус бешенства, тогда как большинство сообщений о выделении ви руса из крови касались лишь его следов;

при этом во всех случаях отсутство вала вирусемия;

- непосредственное введение в кровь больших концентраций вируса бешенства редко вызывало заболевание животных;

- невозможность интраплацентарной передачи вируса от больной ма тери плоду;

- против гематогенной диссеминации вируса бешенства свидетельст вуют опыты по парабиозу. В этих опытах рабическая инфекция не переходи ла к партнеру-парабионту при общей гемоциркуляции, но при отсутствии нервных связей [160].

Можно было предполагать, что неспособность вируса диссеминировать в организме гематогенным путем, обусловлена его высокой интерфероноген ной активностью. Однако оказалось, что фиксированный вирус бешенства ни при внутривенном введении мышам, ни при культивировании in vitro на куль туре лейкоцитов мышей и кроликов не проявлял высокой интерфероногенной активности. Титры интерферона не превышали 1:16-1:32 [96]. Тогда как в мозге всех зараженных фиксированным вирусом бешенства животных (мы шей, крыс, кроликов, овец) интерферон обнаруживался достаточно в боль ших количествах. Титр его составлял от 1:320 до 1:5120. Максимальное ко личество его определялось к моменту гибели животных от бешенства.

У новорожденных мышей и мышей весом 7-8 г, зараженных фиксирован ным вирусом бешенства, образуется одинаковое количество интерферона.

На 5-й день развития рабической инфекции лейкоциты мышей утрачивали способность вырабатывать интерферон. Оказалось, что циркулирующие в крови лейкоциты, в выработке сывороточного интерферона существенной роли не играют [12]. Индивидуальные особенности продукции интерферона являются врожденным генетическим признаком организма. Тем не менее, животные одной линии образуют интерферон с одинаковой интенсивностью.

Образование же интерферона лейкоцитами людей носит сугубо индивиду альный характер: есть слабые продуценты интерферона (8%) и сильные продуценты (21%). Лейкоциты сильных продуцентов интерферона выраба тывали его в 32-64 раза больше, чем слабые продуценты. Остальная часть людей (71%), является умеренными продуцентами интерферона [13]. У кро ликов способность продуцировать эндогенный интерферон оказалась рази тельной [93]. Его концентрация в сыворотке колебалась от 4096 до ед/мл. У добровольцев, при введении им антирабической вакцины, способ ность вырабатывать интерферон соответствовала более интенсивной выра ботке антител. При сопоставлении восприимчивости животных к бешенству и способности их вырабатывать интерферон обнаружилась обратная корелля ционная связь [12]. В условиях экспериментального заражения при титре ин терферона 1:40961 заболело бешенством 17 животных, а при более высоком титре из 15 животных не заболело ни одно.

Доказано, что во входных воротах вирус бешенства сохраняется до 2-х недель. При внутримышечном введении вируса бешенства мышам через 24 часа на месте инокуляции обнаруживается лишь 1/50 часть введенного количества вируса. Через 48-72 часа вирус выявляется в нервных стволах на стороне заражения и в спинном мозге, а через 96 часов - в головном мозге, через 96-120 часов - в нервных стволах конечностей. И, наконец, через 120 часов он вновь появляется на месте введения [145]. Отвергая гематогенный способ распространения рабической инфекции, многие ав торы были склонны отдать в этом процессе предпочтение лимфатической системе [79, 80, 81, 104, 25]. В этих работах уже тогда были установлены весьма существенные факты, правда, не всегда согласованные между со бой и, в силу этого, не позволяющие делать достоверные выводы. Было установлено, что ликвор, несомненно, участвует в распространении по нервной системе токсических продуктов бешенства. Это заставило ис следователей вновь обратить серьезное внимание на источники образо вания ликвора, пути его циркуляции и поиски связей субдурального и субарахноидального пространств с лимфатической системой. Еще преж ние авторы [170, 171, 172, 173] были склонны к положительному реше нию этого вопроса. Последующие работы, казалось бы, доказали нали чие прямой анатомической связи между подоболочечными пространст вами и лимфатической системой [42, 43, 76, 77, 100]. При этом выделе ние введенной в эксперименте туши из головного мозга в лимфатиче скую систему наиболее эффективно во время эпилептического приступа [42, 35]. В это время нормальное давление ликвора повышается в десят ки раз. Что касается движения ликвора в межоболочечных пространст вах, то было установлено, что в субарахноидальном пространстве по звоночного столба и черепа, он движется медленно по направлению к головному мозгу, а в центральном канале спинного мозга - по направле нию к мозговому конусу. В современных работах связь ликвора и лимфа тической системы отвергается, а признается резорбция ликвора только микрососудами твердой мозговой оболочки.

Глава III. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Исследования проведены на 69 белых беспородных крысах обоего пола, массой 150-200 г. Животные находились в пластмассовых клетках при тем пературе 18-20С, имели свободный доступ к пище и воде. В соответствии с целью и задачами работы при помощи морфо-гистологических методов было проведено изучение влияния антирабической вакцины на морфо функциональное состояние органов иммунной системы белых крыс:

- у нормально развивающихся животных в постнатальном онтогенезе (до 1 года);

- перенесших иммобилизационный стресс;

- в условиях моделирования экспериментального сепсиса;

- влияния ионизирующего облучения;

- исследован иммунный статус у 9 вакцинированных антирабической вакциной людей;

- проведен ретроспективный анализ медицинской документации людей, получивших полный курс антирабической вакцинации в 1990-1998 годах по поводу укуса животными.

Животных всех экспериментальных групп выводили из опытов путём де капитации после эфирного наркоза.

Животные І группы (30) были выведены из опыта через 7, 14, 21, 90, 180, 360 суток после вакцинации. Каждая из 6 серий этой группы состояла из животных.

Животные ІІ группы (30) через 180 суток после вакцинации были разде лены на 3 серии и подвергнуты экстремальным воздействиям: І серия (10)- иммобилизационному стрессу;

ІІ серия (10)- экспериментальному стафило кокковому сепсису;

ІІІ серия (10)- рентгеновскому облучению.

Контрольная группа состояла из 9 животных.

Иммобилизационный стресс у животных моделировали путем содержа ния их в течение 6 часов в клетках-пеналах [139, 140].

Моделирование стафилококкового сепсиса производили внутривенным введением культуры золотистого стафилококка, штамм 370, выделенного от больного человека. Заражающая доза 5*108 микробных тел являлась ле тальной для животных контрольной группы.

Рентгеновское облучение животных проводили путем однократного то тального облучения в дозе 12 Гр на установке РУМ-17(180кВ, 10мА, 0,64Гр/мин., фильтр 0,5мм Си, КФР-40 см). Летальность в контрольной груп пе составляла 100% в сроки от 3-х до 15-ти суток после облучения. Живот ным І и ІІ групп под эфирным наркозом производили перфузию кровеносной системы через брюшную аорту 5% раствором глюкозы и импрегнировали кровеносное и лимфатическое русло внутренних органов [61].

Для исследования использовали тимус, селезенку, большой сальник, брыжеечные лимфатические узлы и головной мозг. Материал фиксировали в 10% нейтральном формалине или 2,5% глютаровом альдегиде и заливали в парафин. Парафиновые срезы толщиной 5-7 мкм окрашивали гематоксили ном и эозином, азурІІ-эозином, по Ван Гизон и по Браше. Полутонкие срезы окрашивали толуидиновым синим. Документирование полученных данных производили на цветной фотопленке фотосъемкой на микроскопе МБИ-15.

Электронное микроскопирование образцов проводили по методу [169].

Определение относительного и абсолютного количества лимфоцитов и лейкоцитов в периферической крови проводили по [66].

Для определения степени активации иммунной системы использовали модифицированный метод [131], разработанный для исследования крови че ловека. Метод позволяет судить о степени активации или депрессии иммун ной системы по отношению суммы активированных и бластных форм лим фоцитов к количеству малых лимфоцитов.

Выделение мононуклеарных клеток проводили с помощью центрифуги рования в растворе фикалла-верографина с плотностью 1,077г/см3 в течение 30 минут. Из полученного концентрата готовили мазки, их окрашивали горя чим красителем Гимза в течение 2-х минут, промывали проточной водой и исследовали под увеличением 900х. Из 100 обнаруженных лимфоцитов под считывали относительное количество малых, активированных, бластных и больших гранулярных лимфоцитов. При этом один лимфобласт приравни вался к пяти активированным лимфоцитам [10].

Индекс активации иммунной системы:

Иакт=(Лб+Ла/5)/Лм, где Лб- бластные, Ла- активированные, Лм- малые лимфоциты. При активации иммунной системы в периферической крови появляются бластные и активи рованные лимфоциты и, следовательно, возрастает Иакт иммунной системы и наоборот.

Вычисление объемной плотности лимфоидных элементов в органах им мунной системы проводили по методике [3, 4] с помощью окулярной 100 точечной сетки. При этом подсчитывали количество точек, совпадающих с исследуемыми клетками. Количество точек, совпадающих с клетками, равно объемной плотности исследуемого объекта.

Вычисление индекса митотической активности проводили по способу, предложенному [10]. При этом на одном срезе иммунного органа учитывали от 3-х до 6-ти герминативных центров, в которых подсчитывали количество лимфоидных клеток с фигурами митоза. Отношение количества митозов к количеству исследованных лимфоидных узелков представляет собой индекс митотической активности данного иммунокомпетентного органа. Этот индекс отражает пролиферативную активность лимфоидных элементов герминатив ных центров. Он может снижаться до нуля при иммунодефицитных состояни ях [124] и значительно повышается при антигенной стимуляции.

Имит:Nмитозов:Nлимфоидных узелков.

Индекс миграционной активности определяли путем вычисления от ношения суммарного количества лимфоцитов, находящихся в просвете по сткапиллярных венул (ПКВ), с высоким эндотелием и числа лимфоцитов, адгезированных к их стенке к общему числу посткапиллярных венул на данном срезе. Время рециркуляции при иммунодепрессии увеличивается [121], уменьшается количество мигрирующих лимфоцитов, следовательно, индекс миграции уменьшается, а при антигенной стимуляции имеет место обратный процесс.

Имигр=(N1+N2) : N3, где N1- лимфоциты в просвете ПКВ;

N2- лимфоциты адгезированные к стенке ПКВ;

N3- общее число ПКВ на срезе.

Во всех группах животных исследовали морфо-функциональное состоя ние микроциркуляторного русла. Проводили морфометрию внутреннего диа метра всех его компонентов, рассчитывали их плотность на 1 мм2, степень деформации микрососудов, нарушение реологических свойств крови, прони цаемости сосудистой стенки, количества редуцирующих и вновь образован ных гемокапилляров.

Вычисляли М+(n-1), n=25;

m+-;

t=(M1-M2): m12 - m2 2. Далее по таблице определяли вероятность (Р) возможной ошибки. Различие принимали как достоверное при р<0,05. Коэффициент корелляции вычисляли по формуле:

r=(x1*x2):. При этом 0,1

0,5

r>0,7- сильная связь между сравни ваемыми группами [4].

Животных иммунизировали антирабической вакциной, производимой ИПВЭ им. М.П. Чумакова, созданной на основе культуры производственного штамма фиксированного вируса бешенства (Внуково-32).

Вакцину вводили туберкулиновым шприцем троекратно в нулевой, 7-й и 30-й день по 0,2 мл внутримышечно в дельтовидную мышцу.

С целью установления влияния антирабической вакцинации на воз никновение заболеваемости у людей был проведен ретроспективный анализ медицинской документации 1708 лиц ранних возрастных групп, получивших антирабическую вакцинацию в 1990-1998 годах в связи с уку сами собак, кошек, крыс.

Вакцинация проводилась в травматологических пунктах №2 и №3, а так же в антирабическом кабинете поликлиники №6 города Самары. При этом использовали вакцину Ферми: укороченный курс –3 инъекции, полный курс – 6 инъекций внутрикожно.

Обрабатывали следующую информацию:

- наличие основного заболева ния: туберкулеза, новообразования, бронхиальной астма, коллагенозов, па радонтитов и парадонтозов, язв желудка;

- обращаемость за поликлинической помощью по поводу острых забо леваний (грипп, острая респираторная вирусная инфекция, герпетическое поражение);

- смертность и ее причины.

Полный иммунный статус изучен у 9 лиц, вакцинированных в 1993- годах по поводу укуса животными: у 3 лиц, вакцинированных в 1993 году (че рез 7 лет после вакцинации), у 3 лиц, вакцинированных в 1996 году (через года после вакцинации) и у 3 лиц, вакцинированных в 1998 году (через 2 года после вакцинации).

В каждую группу входили лица одного возраста и пола:

мужчины 32-35 лет.

Критериями эффективности антирабической вакцины служили:

- стимулирующее влияние антирабической вакцинации на перифериче ские органы иммунной системы, выражающиеся в гипертрофии лимфоидных узелков, формировании вторичных узелков, расширении герминативных зон, наличие в них большого количества антигенактивированных клеток;

- увеличение функциональной активности микроциркуляторного русла органов иммунной защиты, усиление транспортной активности эндотелия, кровеносных и лимфатических микрососудов;

- уменьшение иммунодепрессивного действия стресса;

- усложнение создания модели сепсиса;

- снижение смертности экспериментальных животных после летальной дозы Rg-облучения;

- повышение неспецифической резистентности у привитых лиц к воз никновению ряда заболеваний по сравнению с контрольной группой людей, не подвергшихся антирабической вакцинации.

Глава IV. МОРФО-ФУНУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ОРГАНОВ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ПОСЛЕ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ 4.1. Морфо-функциональные особенности тимуса в поствакцинальном периоде Через 7 суток после проведения антирабической вакцинации консистен ция тимуса была более мягкой, а масса ее достоверно уменьшилась по сравнению с тимусом контрольных животных.

Лишь к 180-м суткам после вакцинации относительная масса тимуса дос тигала контрольных значений, а к 360-м суткам достоверно их превысила (табл. 4.1.). Процесс нормализации же клеточного состава тимуса запазды вал. Только к 360-м суткам эксперимента число клеточных элементов в тиму се соответствовало нормальным показателям.

Одним из главных признаков реакции тимуса на антирабическую вакци нацию было достоверное увеличение числа лимфоцитов с пикнотическими ядрами, появление в его паренхиме крупных темно окрашенных гранул. Мак симальное увеличение числа деструктивных лимфоцитов наблюдалось на 7 е, 14-е и 21-е сутки после вакцинации. Лимфоцитоз у контрольных животных не превышал 1,24%, а у экспериментальных животных он достигал 4,7%, т.е.

увеличивался в 3,79 раза.

Таблица 4.1. Относительная масса (в граммах) тимуса белых крыс после антирабической вакцинации Сроки наблюдения (сутки) Условия наблюдения Опыт 7 Вакцинация 1,69±0, Контроль 2,00±0,08* 14 Вакцинация 1,21±0, Контроль 1,92±0,07* 21 Вакцинация 1,45±0, Контроль 2,05±0,21* 90 Вакцинация 1,12±0, Контроль 2,06±0,25* 180 Вакцинация 2,04±0, Контроль 2,10±0,19* 360 Вакцинация 2,21±0, Контроль 1,96±0,04* * - Р < 0,01 при сравнении контроля и опыта (после АРВ) При электронной микроскопии в ретикулоэпителиальных клетках нередко определялись структуры, аналогичные по электронной плотности цитоплазме лимфоцитов. Наряду с этим в цитоплазме некоторых ретикулоэпителиоцитов наблюдались лимфоциты с сохранившейся цитоплазматической мембраной (рис. 1). Уже в ранние сроки эксперимента (7-21-е сутки) наблюдалось увели чение относительного числа ретикулоэпителиоцитов. У контрольных живот ных наибольшая доля ретикулоэпителиоцитов приходилась на подкапсуляр ную зону тимуса. Она составляла 15,3±1,7%. В других зонах тимуса доля ре тикулоэпителиоцитов среди клеточных элементов была значительно мень шей: в глубокой зоне мозгового вещества – 10,2±1,2%;

в зоне мозгового ве щества на границе с корковым – 9,7±2,1%;

в зоне коркового вещества, погра ничного с мозговым веществом – 5,9±1,4%;

в средней зоне коры – 4,9±0,9%.

На 21-е сутки количество эксперимента эпителиоретикулоцитов во всех зонах тимуса превышало контрольные значения более, чем в 2,6 раза и на протяжении всех сроков эксперимента оставалось значительно выше.

В поствакцинальном периоде, особенно в сроки 14-21-30-е сутки, изме няется структура эпителиоретикулоцитов. Наибольшие признаки морфо функциональной активности обнаружены в эпителиоретикулоцитах, распо ложенных под базальной мембраной гемокапилляров. Эти эпителиоретику лоциты у контрольных животных характеризуются наличием большого числа десмосомальных структур, свободно расположенных в цитоплазме микро фибрилл, митохондрий с незначительным количеством крист и многочислен ными рибосомами.

В эксперименте в эпителиоретикулоцитах этого типа обнаруживались большое число моно- и полирибосом, равномерно распределенных в их ци топлазме. Количество митохондрий вытянутой формы так же увеличивалось.

Матрикс митохондрий уплотнялся, возрастало число крист (рис. 2).

Эпителиоретикулоциты коркового вещества отличаются от аналогичных клеток других зон тимуса наличием большого и светлого ядра с четкой нук леолемой и узкого ободка цитоплазмы с длинными отростками. Цитоплазма отличается значительной электронной плотностью и заполнена волокнисты ми структурами, рибосомами, липидными включениями. В поствакцинальном периоде они трансформируются в клетки, вероятно, выполняющие секретор ные функции. В цитоплазме этих эпителиоретикулоцитов формируются ро зетки полирибосом, которые в большом количестве скапливаются в вакуолях, окруженных одинарной мембраной. Эти вакуоли свободно открываются в межклеточные пространства. Именно туда мигрируют лимфоциты из фолли кулов Кларка.

В корковом веществе поствакцинального периода увеличивается отно сительное число макрофагов. Они характеризуются большим объемом ци топлазмы, крупным, светлым ядром с небольшими глыбками хроматина.

Макрофагальная реакция в тимусе наблюдалась на протяжении всех сро ков эксперимента. Максимум реакции отмечался на 21-е и 90-е сутки после вакцинации (рис. 3).

Популяция лимфоцитов в тимусе контрольных животных распределена неравномерно. В подкапсулярной зоне ярко проявляется клеточная мозаика:

зоны, богатые малодифференцированными клетками, чередуются с зонами с высоким содержанием или плазмоцитов, или лимфоцитов.

В поствакцинальном периоде (90-е сутки) наблюдалась выраженная де лимфотизация тимуса (рис. 4). При этом дольки его сохраняли крупные раз меры. Петли эпителиального ретикулюма и соединительнотканного остова тимуса приобретали ячеистый вид.

У контрольных животных эти ячейки с плотно упакованными лимфоци тами образуют морфо-функциональные единицы тимуса – фолликулы Клар ка. В последующие сроки эксперимента (180-360-е сутки) размеры долек ти муса уменьшались, но они вновь становились заполненными лимфоцитами (рис. 5). У контрольных животных самым высоким содержанием малодиффе ренцированных элементов отличается подкапсулярная зона тимуса: до 15,3±2,1% и более. Значительно меньше лимфобластов и больших лимфо цитов в средней и пограничной зонах коркового вещества (до 4,2±0,7) и еще меньше в мозговом веществе (не более 1,5-2,5%). Причем, если в подкапсу лярной зоне тимуса основную массу малодифференцированных клеток со ставляют лимфобласты, то в остальных зонах коркового вещества и в мозго вом веществе – большие лимфоциты.

В поствакцинальном периоде, наряду с гибелью лимфоцитов, постоянно встречались митотически делящиеся клетки. Клетки в состоянии митоза практически всегда определялись вблизи от групп лимфоцитов, находящихся в состоянии деструкции. В раннем поствакцинальном периоде (7–14-е сутки) количество гибнущих клеток превышало количество делящихся клеток на 52 63%, в последующие сроки эксперимента (21-90-е сутки) ситуация изменя лась и количество делящихся клеток превышало количество гибнувших на 37-45%. В дальнейшем (180-360-е сутки) соотношение делящихся и гибнущих клеток в тимусе приблизилось к контрольным цифрам (72-78%), а затем и превысило их на 120-180%.

Плазмобласты и плазмоциты постоянно встречались в тимусе контроль ных животных. Их локализация не связана с расположением микрососудов.

Наибольшее число плазмоцитов находилось в подкапсулярной зоне тимуса (до 7,5 %), в остальных её зонах – от 2,4 до 4,7%.

У вакцинированных животных число пиронинофильных лимфоидных элементов значительно увеличивалось, достигая максимума к 30-м суткам эксперимента (12,8%), и продолжало оставаться достаточно высоким на протяжении всего периода наблюдений (рис. 6). Нейтрофильные и ацидо фильные гранулоциты, которые у контрольных животных являлись редкими, непостоянными клетками тимуса, в поствакцинальном периоде определялись постоянно. В поствакцинальном периоде количество и размеры тимических телец достоверно увеличивались по сравнению с контрольными значениями.

Наряду с эпителиальными островками и новообразованными тимическими тельцами формировались крупные сливные тимические тельца (рис. 7).

В раннем поствакцинальном периоде тимические тельца отличались вы сокой фагоцитарной активностью: в их просвете нередко определялись рас падающиеся сегментноядерные нейтрофильные гранулоциты, ацидофиль ные гранулоциты и обломки ядер лимфоцитов. В последующие сроки экспе римента (90-180-е сутки) тимические тельца имели еще большие размеры, часть из них сливалась друг с другом. Фагоцитарная активность их усилива лась. Через 180 и 360 суток после вакцинации в мозговом веществе тимуса определялись только крупные, зрелые тимические тельца. Фагоцитарная ак тивность их была значительно снижена. Эпителиальные островки и новооб разованные тимические тельца наблюдались крайне редко.

В поствакцинальном периоде, начиная с 7 дня опыта и во все после дующие дни эксперимента, отмечается значительное усиление функцио нальной активности микроциркуляторного русла тимуса: увеличение числа функционирующих микрососудов, расширение их диаметра, увеличение раз мера тимических телец, повышение транспортной активности эндотелиоци тов (табл. 4.2.).

Наиболее характерным было усиление функциональной активности эндотелия гемокапилляров, входящих в состав гематотимического барье ра. В цитоплазме эндотелиоцитов увеличивалось число рибосом, зона Гольджи гипертрофировалась, формировались лизосомальные структуры.

Нередко определялись вакуоли с фагоцитированными частицами;

выра женная функциональная активность определялась в эндотелиоцитах лимфатических микрососудов. В паренхиме тимуса кровеносные и лим фатические микрососуды теснейшим образом контактируют друг с другом и междольковой соединительной тканью.

Повышение функциональной активности микрососудов ведет к увеличе нию индекса миграционной активности лимфоцитов тимуса у эксперимен тальных животных почти в 3,5 раза по сравнению с этим показателем у кон трольных животных. Именно увеличение индекса миграционной активности тимуса у вакцинированных животных приводило к частичной делимфатиза ции тимуса. Клеточные потери его достигали максимума к 90-м суткам экспе римента (табл. 4.3.).

Таблица 4.2. Площадь зон тимуса белых крыс после антирабической вакцинации (%) Длительность опыта (сутки) Зоны тимуса контроль 7 14 21 90 180 Подкапсулярная зона 10,0 14,0 25,0 22,0 18,0 18,0 16, Корковая зона 65,0 50,0 45,0 42,0 44,0 40,0 50, Мозговая зона 21,0 28,5 18,0 24,0 22,0 24,5 21, Тимические тельца 1,7 2,2 4,0 4,0 8,5 6,0 6, Микрососуды корковой зоны 0,7 1,3 2,0 2,5 3,0 2,5 2, Микрососуды мозговой зоны 1,6 4,0 6,0 5,5 4,5 4,0 4, Таблица 4.3. Динамика количества клеток (106) в тимусе белых крыс после антирабической вакцинации (M±m) Длительность опы- Количество клеток та (сутки) Контроль Опыт 7 1200±100 900± 14 1080±70 800±130* 21 1020±85 780±70* 90 1120±108 450±75* 180 1250±120 600±85* 360 1040±90 980± * - Р< 0,05 при сравнении контроля и опыта (после вакцинации) 4.2. Морфо-функциональные изменения селезенки после антирабической вакцинации Селезенка белой крысы относится к органам, имеющим синусный тип строения. Капсула состоит из коллагеновых волокон, фибробластов и глад ких миоцитов. Наружная поверхность капсулы выстлана однослойным пло ским эпителием, внутренняя – ограничена крупным венозным синусом (рис. А, Б). Красная пульпа селезенки представлена венозными синусами и селе зеночными мякотными тяжами с терминальными гемокапиллярами. В нее включены и нефильтрующие зоны. У селезенки белой крысы площадь, зани маемая венозными синусами, значительно превалирует над площадью, за нимаемой селезеночными тяжами, и составляет от 28 до 34% всей площади среза красной пульпы. Эти данные получены на препаратах селезенки белых крыс, фиксированных в суправитальных условиях перфузионным методом. В одних синусах определяется кровь, в других – плазма крови, в третьих – плазма крови с большим содержанием лимфоцитов и моноцитов (рис. 9).

Значительная площадь среза красной пульпы занята агрегатами В- и Т лимфоцитов и макрофагов (рис. 10).

В белой пульпе селезенки крысы выделено две зоны: В- зависимая зона – лимфоидные узелки, и Т- зависимая зона – периартериальные лимфоид ные футляры (рис. 11). Наибольшее число элементов периартериальных лимфоидных муфт в селезенке белых крыс в норме составляли малые лим фоциты (58,5%). Средние лимфоциты составляли 12,9%, ретикулоциты – 28,6%. Плазмоциты и макрофаги среди клеточного состава периартериаль ных лимфоидных муфт отсутствовали.

В периартериальных лимфоидных муфтах селезенки белых крыс четко выделяются две зоны: центральная зона, непосредственно примыкающая к стенке артерии, имеет концентрическую форму и периферическая зона, более мощная по клеточному составу, переходит с одной стороны в марги нальную зону. Лимфоидные узелки белой пульпы аналогичны в структур ном отношении таковым в лимфатических узлах (рис. 12). Маргинальная зона селезенки представляет собой переходную область между белой и красной пульпой. Она располагается по периферии лимфоидных узелков белой пульпы. В клеточном составе маргинальной зоны преобладают лимфоциты (рис. 13), они крупнее других лимфоцитов селезенки. Веноз ные синусы маргинальной зоны селезенки белых крыс образуют внутреннюю границу. Они имеют диаметр не более 16-20 мкм и в виде прерывистого кольца окружают лимфоидные узелки белой пульпы. В маргинальный синус впадают гемокапилляры лимфоидных узелков. Таким образом, в селезенке белой крысы выделено два вида синусов: маргинальные, расположенные во круг лимфоидных узелков, и трабекулярные, объединяющие венозные сину сы, расположенные вокруг трабекул. Несколько венозных синусов образуют внутриорганную вену (рис. 14). Лимфатических капилляров и сосудов в селе зенке белой крысы нами не обнаружено.

Через 7-14 дней после антирабической вакцинации площадь маргиналь ной зоны лимфоидных узелков селезенки значительно увеличивалась по сравнению с контролем. В ней появлялось большое число макрофагов (рис.

15). Они формировали ассоциации с лимфоцитами. Среди иммунокомпе тентных клеток в центре лимфоидных узелков определялись пиронинофиль ные клетки (рис. 16).

В красной пульпе селезенки на 14-е сутки после вакцинации обнаружи вались макрофагально-лимфоцитарные группы. В центре такой группы нахо дился макрофаг, а 2-5 лимфоцитов располагались вокруг него (рис. 17). К 90 м суткам эксперимента количество макрофагов среди других иммунокомпе тентных клеток оставалось весьма значительным. Наблюдалось повышение их плоидности (табл. 4.4.).

Таблица 4.4. Количество макрофагов с различным числом ядер в селезенке белых крыс после антирабической вакцинации Длител Общее Количество ядер макрофага ьность количе опыта ство кле 1 2 3 ток (сутки) 7 226 22 2 - 14 202 30 18 - 21 182 52 10 6 90 176 47 12 15 180 171 35 34 10 360 190 42 12 6 Площадь, занимаемая белой пульпой в селезенке белых крыс, на 7-14-е сутки после вакцинации достоверно увеличивалась по сравнению с контролем.

При этом увеличивалось число лимфоидных узелков в поле зрения микро скопа и площадь сечения лимфоидных узелков и всех его зон (табл. 4.5.).

Изменялась гистоструктура маргинальных и венозных синусов: диаметр их был значительно увеличен, в просвете определялись сформированные кле точные конгломераты, связанные с эндотелием, целостность стенки в от дельных ее участках была нарушена (рис. 18).

В интактной селезенке белых крыс мегакариоциты в большинстве своем располагаются в периферической зоне красной пульпы. Это многоядерные клетки, диаметром от 40 до 280 мкм. Наиболее ранней формой мегакариоци тов являются мелкие клетки с кольцевидным ядром без признаков фрагмен тации. Цитоплазма их имеет слабую базофилию. В дальнейшем количество ядер у мегакариоцитов нарастает, они равномерно распределяются по всей площади клетки. Цитоплазма становится оксифильной (рис. 19).

После антирабической вакцинации наблюдалось достоверное увеличе ние числа мегакариоцитов по сравнению с контролем: на 14 – 21-е сутки экс перимента в 2,9 раза, на 90 – 180-е сутки – в 4,1 раза, на 360-е сутки – в 3, раза. Митотическая активность в среднем увеличивалась в 4,5 раза (3‰ - в норме, 13,5‰ – в эксперименте). Кроме увеличения числа мегакариоцитов и повышения их митотической активности, наблюдалось увеличение их разме ров и повышение плоидности (рис. 20).

В эксперименте отмечена также необычная для мегакариоцитов локализа ция: в белой пульпе селезенки и в просвете венозных синусов и внутриорган ных вен (рис. 21). Причем, для мегакариоцитов типично расположение их вбли зи маргинальных и венозных синусов. В нескольких случаях наблюдалось про хождение мегакариоцитов через стенку маргинального синуса (рис. 22).

При электронно-микроскопическом исследовании экспериментального материала обнаружено значительное число лимфоцитов, имеющих харак терные признаки больших гранулярных лимфоцитов. Это крупные клетки диаметром более 12 мкм с бобовидным ядром и низким ядерно цитоплазматическим отношением. Ядро располагается эксцентрально, с од ной или двумя инвагинациями. В цитоплазме имелось большое количество митохондрий, осмофильных гранул различной плотности (рис. 23). Количест во их варьировало от 5 до 9.

Осмофильные гранулы окружены элементарной мембраной и неоднородны по своей структуре. Параллельные трубчатые структуры в виде пучков парал лельных, плотно упакованных, трубочек удалось обнаружить лишь на отдельных электроннограммах. Динамика численности больших гранулярных лимфоцитов в эксперименте имела два пика максимума: на 21-е и на 180-е сутки.

4.3. Морфо-функциональные изменения брыжеечных лимфатических узлов белых крыс после антирабической вакцинации Брыжеечные лимфатические узлы локализованы в области илеоцекаль ного угла кишечника белых крыс и формируют группу, в которую входят 4- узлов. Продольные размеры узлов – 5-6 мм. Для них характерна бобовидная форма. На гистологических срезах лимфатических узлов выделены: корковая зона (кора), содержащая большую часть лимфоидных узелков, и мозговое вещество, состоящее из мозговых тяжей и мозговых синусов (рис. 24). Четко выраженной паракортикальной (тимусозависимой зоны) в брыжеечных узлах выделить не удалось. Паракортикальная зона представляет собой дискрет ные структуры с различными контурами, без четких границ. Наиболее часто они локализуются под одиночными или сгруппированными лимфоидными узелками (рис. 25). Хотя большая часть лимфоидных узелков располагается в коре на периферии лимфатического узла, тем не менее, они встречаются и в глубоких слоях паренхимы. Эти лимфоидные узелки и мозговые тяжи пред ставляют собой единый «компартмент» – основную структурно функциональную единицу лимфатического узла. Каждый «компартмент» имеет центральный отдел, где расположены посткапиллярные венулы и пе риферический отдел, в котором находятся вторичные лимфоидные узелки с герминативными центрами.

Каждый «компартмент» имеет приносящий лимфатический сосуд и собственный лимфатический лабиринт (рис. 26). Мозговые тяжи связывают лимфоидные узелки с мозговым веществом. Они представляют собой плотно упакованные иммунокомпетентные клетки (рис. 27). Брыжеечные лимфатические узлы белых крыс характеризуются преобладанием мозго вого вещества над корой и широкими мозговыми синусами с большим со держанием лимфоцитов.

В синусах ретикулярных волокон немного, они образуют крупнопетли стую сеть, связанную с аргирофильной сетью коры и мозгового вещества.

В мозговых тяжах находятся грубые аргирофильные волокна, формирую щие крупные плети, вытянутые вдоль мозговых синусов в сторону ворот узла. Тонкие ретикулярные волокна образуют футляры для микрососудов.

В лимфоидных узелках ретикулярные волокна располагаются радиально по направлению к центру, где они становятся более грубыми и располага ются хаотично. В герминативных центрах ретикулярных волокон становит ся значительно меньше.

Подсчет объемной плотности лимфоидных элементов в различных зонах брыжеечных лимфатических узлов взрослых крыс в норме показал наличие в них значительного количества бластных форм. Так, в коре лимфобласты со ставляли более 32% всех клеточных элементов, в паракортикальной зоне – более 16%. Кроме того, в последней плазмоциты составляли более 21 % всех клеточных элементов этой зоны, а в мозговых тяжах – более 42% (табл.

4.6.). Индекс митотической активности оказался равным 14,05 + 1,96, а ин декс миграционной активности – 3,72 + 0,06.

Морфология брыжеечных лимфатических узлов экспериментальных жи вотных в целом соответствует таковой у контрольных животных. Сохраняют ся все структурные элементы лимфатических узлов, включая нормально функционирующие лимфоидные узелки, паракортикальные зоны и мозговые тяжи с присущими им в норме клеточными элементами. Однако при морфо метрическом анализе срезов лимфатических узлов экспериментальных жи вотных обнаружены достоверные отличия их от контрольных показателей.

На 7-е сутки в стенке 7,9 + 1,2% микрососудов были обнаружены дест руктивные изменения: отек и десквамация эндотелиоцитов, нарушение цело стности стенки. В просвете 12,6 + 1,7 % микрососудов были выявлены внут рисосудистые изменения: наличие агрегатов форменных элементов крови и микротромбов, в посткапиллярных венулах – набухание эндотелиоцитов.

На 14-е, 21-е сутки после вакцинации (рис. 28) увеличивалась объемная плотность клеточных элементов на периферии лимфоидных узелков. Число лимфоидных узелков с герминативными центрами увеличивалось до 16,8%.

Клеточный состав лимфоидных узелков в эти сроки эксперимента отличался высокой концентрацией макрофагов (до 18,6%). На фоне увеличения числа малых лимфоцитов было снижено число ретикулоцитов и средних лимфоци тов. Во всех структурах брыжеечных лимфатических узлов наблюдалась плазмоклеточная реакция (рис. 29). В строме узлов происходило утолщение ретикулярных волокон, усиливалась их аргирофильность. Периваскулярные слои аргирофильных волокон в области венул были разрыхлены (рис. 30).

На протяжении последующих сроков эксперимента (90-360 суток) в брыжеечных лимфатических узлах лимфопоэз оставался активным, при чем кроме бластической и плазмоцитарной реакции, в эти сроки досто верно увеличивалось число ацидофильных миелоцитов и гранулоцитов, а также тканевых базофилов (табл. 4.7., 4.8.). Ацидофильные гранулоциты наиболее часто определялись в мозговых тяжах и были представлены сег ментоядерными формами. Плазмоциты обнаруживались и в герминативных центрах лимфоидных узелков. Если тканевые базофилы крайне редко обна руживались у контрольных животных вблизи от стенки микрососудов, то в эксперименте численность их значительно возрастала. При окрашивании по Гимзе они четко видны даже при малом увеличении микроскопа.

Маргинальный и мозговые синусы брыжеечных лимфатических узлов в поствакцинальный период были расширены, клеточный состав их в разные сроки эксперимента был различным. На 7-е, 21-е сутки эксперимента в их просвете нередко определялись нейтрофильные гранулоциты, на 90-е, 180-е, 360-е сутки – синусы были заполнены лимфоцитами, плазмоцитами и макрофагами (рис. 31).

Диаметр посткапиллярных венул брыжеечных лимфатических узлов контрольных белых крыс варьировал от 16 до 30 мкм, а диаметр просвета их был значительно меньше - 6-10 мкм. Разница этих двух показателей – размер эндотелиоцитов - составляла 10 – 20 мкм. с ровными контурами эндотелиоцитов.

В эксперименте уже на 7-е сутки после вакцинации было отмечено уве личение диаметра посткапиллярных венул (до 30-40 мкм), причем это было связано с увеличением просвета венул. Количество лимфоцитов в стенке по сткапиллярных венул и вокруг них было значительно увеличено. Индекс ми грационной активности брыжеечных узлов на протяжении всех сроков экспе римента был достоверно увеличен по сравнению с контрольным показателем (14,05 + 1,96): на 7-е сутки он равнялся 18,09 + 2,01;

на 14-е сутки – 20,5 + 2,73;

на 21-е сутки – 26,9 + 3,12;

на 90-е сутки 16,4 + 2,46;

на 180-е сутки - 24.82 + 3,87;

на 360-е сутки – 20,56 + 3,47.

4.4. Морфо-функциональные изменения иммунных структур большого сальника белых крыс после антирабической вакцинации Большой сальник новорожденных белых крыс представляет собой тон кую серозную оболочку, состоящую из двух дубликатур брюшины и желудоч но-ободочной связки. Первые фенестрации овальной или округлой формы появляются в дубликатурах большого сальника у крыс 20-30 дневного воз раста. У взрослых крыс большой сальник, оставаясь пластинчатым образо ванием, имеет многочисленные фенестрации различных размеров: от 20, до 180,7 мкм. Причем, в одних случаях фенестры ограничивают со всех сто рон участки пластинчатой структуры с расположенными на них лимфоидны ми узелками, в других случаях – сами фенестры ограничены от пластинчатых участков различными компонентами микроциркуляторного русла. К концу первой недели постатального онтогенеза микроциркуляторное русло боль шого сальника белых крыс полностью сформировано. В течение 12-ти меся цев постатального онтогенеза площадь, занимаемая пластинчатыми участ ками, уменьшается почти на 300%. В связи с этим, снижается плотность мик роциркуляторного русла. Одновременно отмечается концентрация микросо судов в пластинчатых структурах в непосредственной близости от артерий и вен. Лимфатические микрососуды в большом сальнике немногочисленны, они проходят обособленно от кровеносных сосудов.

Отличительной особенностью большого сальника белых крыс является наличие в нем большого количества тканевых базофилов, имеющих крупные размеры, овальную или круглую форму (рис. 32). Они постоянно выявляются у крыс всех возрастных групп. Иммунные структуры большого сальника пред ставлены лимфоидными узелками, большая часть которых расположена вблизи артерий и вен. Сосудистые конструкции лимфоидных узелков состоят из приносящей артериолы, выносящей венулы и капиллярного клубочка. Ча ще всего артериола и венула вступают в лимфоидный узелок с противопо ложных его полюсов. Часть лимфоидных узелков являются бессосудистыми образованиями (рис. 33). Герминативные центры в них в норме отсутствуют.

Основу указанных образований составляет ретикулярная ткань. В ней распо лагаются макрофаги, малые и средние лимфоциты. Капсулы лимфоидные узелки не имеют. По всей поверхности дубликатур большого сальника опре деляются диффузнорасположенные лимфоциты и макрофаги (рис. 34). Их соотношение: 33% малые лимфоциты, 17% - средние лимфоциты, 60% - макрофаги. Плазмоциты обнаруживаются крайне редко.

На 7-е сутки после введения антирабической вакцины у всех животных наблюдалась воспалительная реакция большого сальника: отек свободных дубликатур, увеличение объема перитонеальной жидкости. Количество белка в перитонеальной жидкости увеличивалось до 4,2мг (в норме 2,5мг), клеточ ных элементов – 4х102 в 1 мм3. Среди клеточных элементов преобладали макрофаги – 50,3%, 27,5% составляли лимфоциты, 4,5% - нейтрофильные гранулоциты, 2,0% - ацидофильные гранулоциты, 15,7 % - плазмоциты.

На гистологических препаратах большого сальника определялись значитель ные участки декомплексации мезотелия и выраженная диффузная инфильтрация (рис. 35) обеих дубликатур. Повысилась плотность расположения лимфоидных узел ков, увеличились их размеры (рис. 36). Число узелков с герминативными центрами возрастало в ходе эксперимента (рис. 37).

На 7-е сутки они составляли 7% от числа всех обнаруженных узелков, на 21-е сутки - 18%, на 90-е сутки – 27%, на 180-е сутки – 21%, на 360-е – 14%.

Увеличивалось количество митотически делящихся клеток в герминативных центрах и, соответственно, индекс их митотической активности. Он в различ ные сроки эксперимента составлял: на 7-е сутки - 8,7+0,3, на 14-е сутки - 10,5+0,9, на 21-е сутки – 12,4+0,9, на 90-е сутки – 9,7+1,1, на 180-е сутки – 14,5+2,1, на 360-е сутки - 12,6+2,2.

Реакция микроциркуляторного русла большого сальника на введение ан тирабической вакцины была достаточно выраженной. Она характеризовалась наличием сосудистых, внутри- и внесосудистых изменений в системе микро циркуляции (рис. 38). Так, установлено статистически достоверное увеличение диаметра артериол – на 9,2%, прекапиллярных артериол – на 7,9%, капилля ров – на 20,4%, посткапиллярных венул – на 32,7%, венул – на 38,4%.

Изменение стенки микрососудов большого сальника имели в своей ос нове продуктивно-пролиферативный характер. Артериолы и прекапилляр ные артериолы в ходе эксперимента приобретали выраженный извитой ход, в стенке венозного отдела сосудистого русла определялись микроварикоз ности. Эти изменения отмечались в начальных сроках эксперимента (7-е – 21-е сутки) почти у 55% всех микрососудов большого сальника. В после дующем - они носили реставрационный характер. Происходила нормализа ция реологических свойств крови, диаметра микрососудов, ликвидация па равазальных инфильтратов.

4.5. Морфо-функциональные изменения в коре большого мозга белых крыс при антирабической вакцинации На 7-е сутки после антирабической вакцинации в мягкой мозговой обо лочке большого мозга наблюдались значительные дилятации всех компонен тов микроциркуляторного русла, и емкость его увеличивалась на 27,8%. Час тота деструктивных изменений стенки микрососудов не превышала кон трольные цифры (1,2 +0,2%). Внутри - и внесосудистые перестройки также были незначительно выражены и составляли соответственно 7,2 +1,4% и 3,7+1,1% от всех выявленных микрососудов (табл. 4.9., рис. 39, 40).

При свето-электронно-микроскопических исследованиях на 14-е – 21-е сутки эксперимента был обнаружен отек астроцитов, цистерны эндоплазма тической сети были расширены, а отростки – набухшие. В эндотелии крове носных капилляров часть митохондрий имела просветленный матрикс и при знаки умеренного набухания. Астроциты, вплотную прилегающие к базаль ной мембране капилляров, и на 30-е сутки после вакцинации оставались отечными (рис. 41).

В последующие сроки после антирабической вакцинации (30-е сутки) в эндотелиоцитах сохраняется большое число микропиноцитозных везикул.

Матрикс ядер эндотелиоцитов становился равномерно просветленным, в то время как в базальной мембране – участки просветления чередовались с участками обычной электронной плотности. Набухание отростков астроци тов, прилегающих к стенкам микрососудов, сохранялось. В отдельных нейро цитах наблюдался хроматолиз, при этом их цитоплазма становилась элек троннопрозрачной. Матрикс ядра этих нейроцитов становился светлым (рис.

42), определялись гиперхромные нейроциты.

На 180-е и 360-е сутки после антирабической вакцинации отмеченные ранее ультраструктурные изменения в нейроцитах уже не встречались. Од нако характер динамики морфологических изменений в отростках астроцитов и стенках микрососудов сохранялся (рис. 43, 44). При этом, число изменен ных структур в поствакцинальном периоде увеличивалось к 180-м суткам, а затем значительно уменьшалось к 360-м суткам эксперимента.

Все описанные выше изменения в значительной мере относятся к участ кам метаболического обмена нейроцитов и астроцитов. Они отражают интен сивность нейро-глиального обмена. Об этом свидетельствует динамика из менений процесса везикулообразования и состояния межклеточных контак тов в эндотелии микрососудов с набуханием отростков астроцитов, приле гающих к их стенке. Эти изменения, особенно структур гемато энцефалического барьера, после антирабической вакцинации проявляются достаточно рано, но являются непродолжительными и обратимыми.

Глава V. МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ОРГАНОВ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ПОСЛЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НЕКОТОРЫХ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ 5.1. Морфо-функциональные изменения органов иммунной системы вакцинированных животных в условиях иммобилизационного стресса У контрольных белых крыс, подвергнутых шестичасовому иммобилиза ционному стрессу, обнаружены изменения терминального кровотока и нару шения проницаемости микрососудов в органах иммунной системы. В гемока пиллярах и венулах тимуса, брыжеечных лимфатических узлах большого сальника и селезенки были обнаружены эритроцитарные агрегаты и призна ки нарушения сосудистой проницаемости: выход форменных элементов за пределы сосудистой стенки, формирование паравазальных инфильтратов (рис. 45). Одним из главных признаков нарушения микроциркуляции было уменьшение диаметра микрососудов, набухание эндотелиоцитов, ригидность эритроцитов, дегрануляция тканевых базофилов (рис. 46). Эти изменения микроциркуляторного русла сохранялись на протяжение 3-х суток.

Так, диаметр приносящих микрососудов (артериол) был достоверно уменьшен в тимусе на 18,7%, в брыжеечных лимфатических узлах – на 22,4%, в селезенке – на 30,7%, в большом сальнике – на 21,9%. В большом сальнике белых крыс значительная часть крови шунтируется через арте риоло-венулярные анастомозы. Динамика геометрических параметров микрососудов через трое суток после иммобилизационного стресса свиде тельствует о развитии в органах иммунной системы постишемического синдрома включения (табл. 5.1.). Размеры лимфоидных узелков в большом сальнике, селезенке и брыжеечных лимфатических узлах после 6 часового иммобилизационного стресса статистически достоверно уменьшились: в большом сальнике до 175 + 2,5 мкм в диаметре (в контроле – 196+4,8 мкм), в селезенке - до 256+3,5 мкм, (в контроле 286+8,0 мкм), в брыжеечных лимфатических узлах - до 248+4,0 мкм (в контроле 264+6,0 мкм). В перито неальной жидкости после иммобилизационного стресса увеличилось коли чество клеточных элементов (до 18 75+86, в контроле 1320+75). Стабиль ность количества клеточных элементов в большом сальнике в норме под держивается благодаря одинаковой интенсивности поступления их из кро веносного русла и миграции их из большого сальника в полость брюшины.

Общее количество иммунокомпетентных клеток в большом сальнике белых крыс в норме равнялось 1,2х109.

Экспорт их в норме за сутки составлял 0,2х109. Через 6 часов иммобили зационного стресса в большом сальнике оставалось 7,8х107 лимфоцитов, то есть экспорт лимфоцитов из большого сальника в полость брюшины увели чился в 8 раз. У вакцинированных крыс экспорт лимфоцитов оставался в пределах нормы. Количество мигрирующих клеток определяли по формуле:

a + 2x * x =, t где х – количество клеток в большом сальнике;

а/t –митотический индекс;

а – время митоза (равное 20 мин.);

t – время. В норме митотический индекс рав нялся 1,3+0,4, после 6 часовой иммобилизации у контрольных крыс 0,7+0,2, то есть уменьшился на 45,4%, у вакцинированных крыс – 1,4+0,2 то есть уве личивался на 7,6%.

Таким образом, предварительная антирабическая вакцинация белых крыс (за 180 суток) до моделирования у них стрессового воздействия дос товерно снижала повышенную сосудистую проницаемость, уменьшала ри гидность эритроцитов, смягчала реакцию эндотелицитов и гладких миоци тов стенки микрососудов иммунных органов, что, в конечном итоге, сохра няло миграции иммунокомпетентных клеток в пределах нормальных пока зателей (рис. 47,48).

5.2. Морфо-функциональные изменения органов иммунной системы вакцинированных белых крыс при моделировании стафилококкового сепсиса При развитии хронического септического процесса с поражением парен химатозных органов состояние животных контрольной группы (12 животных) резко ухудшалось: они отказывались от пищи, наблюдалась адинамия, поте ря в весе. Все животные погибли через 12-16 суток после введения культуры золотистого стафилококка. При аутопсии макроскопически наблюдались множественные абсцессы в печени, в почках, реже – в легких и селезенке.

Бактериологические исследования крови, как правило, позволяли выделить ретрокультуру.

В ранние сроки эксперимента (6-12 часов) в микроциркуляторном русле всех органов иммунной системы были обнаружены нарушения терминально го кровотока: стазы и слайдж-синдром в венулах и капиллярах, краевое стоя ние сегментоядерных нейтрофильных гранулоцитов. Вышедшие за пределы микрососудов гранулоциты формировали вокруг них скопления, сдавливаю щие просвет микрососудов (рис. 49). Характерной особенностью хронической стафилококковой интоксикации являлась значительная констрикция гемо – и лимфатических микрососудов большого сальника (рис. 50). Эти изменения гемо- и лимфоциркуляции нарастали в последующие сроки наблюдения во всех органах иммунной системы. Гистоструктура органов иммунной системы при хроническом стафилококковом сепсисе на 5-7 сутки эксперимента была достаточно характерной (рис. 51).

В брыжеечных лимфатических узлах, большом сальнике, селезенке, ти мусе значительно гиперплазированы местные и мигрирующие клетки в ткани в результате экссудации. Митотический индекс был резко увеличен. Количе ство иммунобластов достигало в селезенке и брыжеечных лимфатических узлах 17,5%, лимфоцитов – 72 - 80%, макрофагов – 2,5 – 3,0%. В сегментоя дерных нейтрофильных гранулоцитах определялись токсические гранулы и явления распада. При абсцедировании число гранулоцитов резко возраста ло. Часть макрофагов была нагружена поглощенными целиком гранулоцита ми и эритроцитами, другая часть содержала липидные вакуоли. В конечном итоге эти макрофаги формировали псевдоксантомные клетки.

Капсулы брыжеечных лимфатических узлов и тимуса были отечны и ин фильтрированы сегментоядерными нейтрофильными гранулоцитами. В се лезенке и лимфатических узлах происходило набухание и десквамация си нусных эндотелиоцитов. Они теряли синцитиальные связи между собой и оп ределялись в просвете синусов как макрофаги. Лимфоидные узелки в селе зенке, брыжеечных лимфатических узлах приобретали размытые контуры и стертые очертания.

Экспериментальный хронический сепсис у вакцинированных белых крыс (через 180 суток после вакцинации) вызвал гибель 3-х из 12-ти животных, то гда как без предварительного введения вакцины отмечена 100%-ная гибель животных на 12-16 день введения культуры золотистого стрептококка. Общее состояние оставшихся в живых экспериментальных животных практически не изменялось: они были активны, от пищи не отказывались, потеря в весе со ставляла не более 5-7%. Три белые крысы погибли через 24, 30 и 45 суток.

Проявления стафилококкового сепсиса у них были выражены к 3-7 суткам. В эти сроки у крыс выявлены изменения мочи и крови, свидетельствующие о поражении почек. При этом, остаточный азот крови повышался до 36-57 мг% (у контрольных животных не более 21 мг%). В моче появлялся белок и фор менные элементы крови. В последующем общее состояние животных не сколько ухудшилось. При аутопсии были обнаружены множественные гной ные очаги в почках. В брыжеечных лимфатических узлах и селезенке были выявлены патологические изменения в виде отека стромы мозгового веще ства, уменьшение размеров коркового вещества, размеров лимфоидных узелков и мозговых тяжей, обеднение иммунокомпетентными клетками пе риферической зоны лимфоидных узелков.

Структурные изменения в органах иммунной системы вакцинированных белых крыс, выживших после моделирования у них стафилококкового сепси са, были незначительные. Причем, в брыжеечных лимфатических узлах и селезенке увеличивалась ширина коркового вещества, увеличивались раз меры лимфоидных узелков и мозговых тяжей (рис. 52). Доля лимфоцитов в периферических отделах лимфоидных узелков составляла около 88%, а в мозговых тяжах - 83%.

Таким образом, антирабическая вакцинация препятствовала развитию экспериментального хронического стафилококкового сепсиса при введении заражающей дозы (500 млн. микробных тел), вызывающей 100% летальность крыс контрольной группы.

5.3. Морфо-функциональные изменения органов иммунной системы вакцинированных белых крыс под влиянием ионизирующего облучения На 3-и, 7-е, 10-11-е сутки после облучения наркотизированных животных контрольной группы выводили из опыта. Сублетальное облучение приводило к развитию у крыс тяжелой формы острой лучевой болезни (табл. 5.2.). Со стояние животных характеризовалось вялостью, пассивностью, падением массы тела. Средняя продолжительность жизни крыс составила 10,6+1,2 су ток. Падение массы тела за этот период составляли по 2-3 г в сутки.

Структурные изменения органов иммунной системы резко выражены. На 3-и сутки после облучения значительная часть некротически измененных лимфоцитов в тимусе, селезенке, брыжеечных лимфатических узлах оказа лась фагоцитированной ретикулоцитами и затем постепенно лизировалась.

В селезенке, в брыжеечных лимфатических узлах, большом сальнике лим фоидные узелки подвергались полной атрофии с полным исчезновением клеточных элементов лимфоидного ряда (рис. 53). Мезотелий над лимфоид ными узелками в большом сальнике был десквамирован.

Значительные нарушения выявлены на 3-и после облучения сутки в гемо-лимфомикроциркуляторном русле органов иммунной системы: де формации и разрывы стенки микрососудов, экстраваскулярные инфильт раты, стазы, слайдж-синдром. Границы эндотелиоцитов стерты, встреча лись участки сосудистой стенки без клеточных границ, иногда – фрагменты стенки микрососудов (рис. 54). Диаметр артерий и артериол, как и всех звеньев микроциркуляторного русла, достоверно увеличен по сравнению аналогичными сосудами интактных животных. У всех погибших на 10-11 су тки после облучения животных микрососуды были расширены, заполнены форменными элементами крови, резко деформированы и имели участки полного разрыва стенки (табл. 5.3.).

Предварительная антирабическая вакцинация (за 180 суток до облуче ния) предотвратила развитие острой лучевой болезни у 7 животных из 12-ти.

Средняя продолжительность жизни погибших крыс составила 17,2±1,6 суток.

У животных, выведенных из опыта через 30 суток после сублетального облучения, в брыжеечных лимфатических узлах полностью отсутствовали лимфобласты, митотический индекс в корковом веществе равнялся 26,5+2,4, а мозговом веществе – 44,0+4,8. Тимус и краевые мозговые синусы были свободны от клеточных элементов (рис. 55). Лимфоидные узелки брыжееч ных лимфатических узлов и селезенки становились меньших размеров, чем в этих же органах у интактных животных. Имелись множественные очаги дест рукции лимфоцитов. В тимусе и в большом сальнике среди лимфоидных кле ток выделялось значительное количество однокамерных адипоцитов (рис.

56). В селезенке в цитоплазме мегакариоцитов были обнаружены от 2-х до 10-ти нейтрофильных гранулоцитов. Каждый из них был окружен светлой зо ной. Эти зоны в отдельных участках сливались, при этом цитоплазма мегака риоцита имела ячеистое строение. Некоторые нейтрофильные гранулоциты примыкали непосредственно к ядру мегакариоцита. При этом наружные уча стки цитоплазмы мегакариоцитов оказывались разрушенными (рис. 57).

Таким образом, антирабическая вакцинация оказывает защитное дейст вие при сублетальном ионизирующем облучении. Об этом свидетельствует увеличение продолжительности жизни животных, менее значительные у них уменьшения числа лейкоцитов в периферической крови и менее выражен ные, чем у контрольных животных, морфологические изменения микрососу дистого русла и клеточного состава органов иммунной системы.

Таблица 5.2. Содержание лейкоцитов (в тыс/мкл) в периферической крови белых крыс в динамике лучевой болезни Сроки наблюдения (сутки) Группы животных 3 6-7 10- 10,8+0,4 10,4+0,38 11,0+, Норма (5) (5) (5) 0,9+0,37* 1,0+0,36* 0,4+0,28* Контроль (10) (10) (6) 6.7+0,39* 5,0+0,42* 4,8+0,25* Вакцинированные (10) (10) (10) Примечания:

*- р< 0,001 при сравнении с нормой контрольных и вакцинированных животных.

В скобках – число животных.

Глава VI. ВЛИЯНИЕ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ НА ИММУННЫЙ СТАТУС Ретроспективный анализ медицинской документации 1708 лиц различ ных возрастных групп, вакцинированных антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 г.г. в связи с укусами собак, кошек, крыс, а также изучение показа телей их иммунного статуса, свидетельствуют о стимуляции антирабической вакциной индуцибельных факторов защиты и неспецифической резистентно сти организма (табл. 6.1., 6.2., 6.3., 6.4., 6.5., 6.6., 6.7., 6.8.).

Установлено у вакцинированных лиц резкое снижение числа случаев за болеваемости бронхиальной астмой, язвенной болезнью желудка, коллаге нозами, герпетическими поражениями (ВПГ) и парадонтозом. Заболевае мость парадонтозом среди вакцинированных составляла в 2000 году 7%, то гда как для Самарской области распространенность этого заболевания для 12-летних детей колеблется от 82,6% до 92,9%, а во всех группах взрослого населения –100% [102]. Легче протекали у вакцинированных лиц такие рес пираторные заболевания, как грипп и ОРВИ. Об этом свидетельствуют дан ные об отсутствии серьезных осложнений и малое количество посещений поликлиники, в среднем 2,7 посещения на одного больного. Отмечено отсут ствие среди вакцинированных лиц онкологических заболеваний.

Таблица 6.1. Распределение лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах, по возрастным группам Возрастные группы Число привитых 1.Первое детство (4-7 лет) 2.Второе детство (8-12 лет) 3.Подростковый возраст (13-16 лет) 4.Юношеский возраст (17-21 год) 5.Зрелый возраст 1 период (22-35лет) 2 период (36-60 лет) 6.Пожилой возраст (61-74 года) Всего: Таблица 6.2. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (первое детство) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1998 году Заболевае- Обращаемость Заболевание Смертность мость (число в поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) случаев) (число случаев) 1.Туберкулез 0 0 2.Новообразования 0 0 3.Бронхиальная астма 0 0 4.Коллагенозы 2 0 5.Пародонтозы 3 95 6.Язвы желудка 0 0 7.Грипп 7 15 8.ОРВИ 11 27 9.Герпес (ВНГ) 2 8 10.Всего: 25 64 Таблица 6.3. Эпидемиологические показатели в 2000 году в возрастной группе (второе детство) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1998 году Заболевае- Обращаемость Заболевание Смертность мость (число в поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) случаев) (число случаев) 1.Туберкулез 0 0 2.Новообразования 0 0 3.Бронхиальная астма 1 5 4.Коллагенозы 1 7 5.Пародонтозы 5 14 6.Язвы желудка 0 0 7.Грипп 3 5 8.ОРВИ 9 12 9.Герпес (ВНГ) 1 3 10.Всего: 20 46 Таблица 6.4. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (подростковый возраст) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах Обращаемость в Заболевание Заболеваемость Смертность поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) (число случаев) (число случаев) 1.Туберкулез 0 0 2.Новообразования 0 0 3.Бронхиальная астма 0 0 4.Коллагенозы 3 12 5.Пародонтозы 17 42 6.Язвы желудка 0 0 7.Грипп 13 37 8.ОРВИ 21 31 9.Герпес (ВНГ) 3 8 10.Всего 57 130 Таблица 6.5. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (юношеский возраст) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах Обращаемость в Заболевание Заболеваемость Смертность поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) (число случаев) (число случаев) 1. Туберкулез 0 0 2. Новообразования 0 0 3. Бронхиальная астма 7 48 4. Коллагенозы 9 17 5. Пародонтозы 12 31 6. Язвы желудка 0 0 7. Грипп 7 15 8. ОРВИ 17 39 9. Герпес (ВНГ) 3 16 10. Всего: 55 166 Таблица 6.6. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (1 период зрелого возраста) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах Обращаемость в Заболевание Заболеваемость Смертность поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) (число случаев) (число случаев) 1. Туберкулез 0 0 2. Новообразования 0 0 3. Бронхиальная астма 7 51 4. Коллагенозы 12 47 5. Пародонтозы 38 59 6. Язвы желудка 2 6 7. Грипп 12 21 8. ОРВИ 19 33 9. Герпес (ВНГ) 7 35 10. Всего 97 266 Таблица 6.7. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (2 период зрелого возраста) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах Обращаемость в Заболевание Заболеваемость Смертность поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) (число случаев) (число случаев) 1. Туберкулез 0 0 2. Новообразования 0 0 3. Бронхиальная астма 5 21 4. Коллагенозы 12 53 5. Пародонтозы 27 97 6. Язвы желудка 5 32 7. Грипп 9 17 8. ОРВИ 37 49 9. Герпес (ВНГ) 9 42 10. Всего: 104 311 Таблица 6.8. Эпидемиологические показатели 2000 года в возрастной группе (пожилой возраст) лиц, привитых антирабической вакциной Ферми в 1990-1998 годах Обращаемость в Заболевание Заболеваемость Смертность поликлинику (нозологическая форма) (число случаев) (число случаев) (число случаев) 1. Туберкулез 1 9 2. Новообразования 0 0 3. Бронхиальная астма 9 29 4. Коллагенозы 17 56 5. Пародонтозы 29 82 6. Язвы желудка 7 17 7. Грипп 8 13 8. ОРВИ 52 87 9. Герпес (ВНГ) 7 12 10. Всего: 130 305 Полученные данные свидетельствуют о стимуляции антирабической вакциной индуцибельных факторов защиты и неспецифической резистентно сти организма (табл. 6.9.).

Параметры иммунного статуса вакцинированных лиц свидетельствуют об увеличении числа иммунокомпетентных клеток, содержащих маркеры СД 4+, СД 8+, при сохранении их соотношений больше 1. При этом у вакциниро ванных лиц обнаружено высокое, по сравнению с контролем, содержание в крови иммуноглобулинов G, А.

Иммуноглобулины G обеспечивают противоинфекционную защиту, свя зывают токсины, усиливают фагоцитарную активность, активируют систему комплемента, вызывают агглютинацию бактерий и вирусов и указывают на повышение неспецифической резистентности организма к заболеваниям.

Сывороточный иммуноглобулин А нейтрализует токсины, вызывает агг лютинацию микроорганизмов и вирусов и принимает участие в повышении общей невосприимчивости организма к инфекции [73].

Таким образом, антирабическая вакцинация стимулирует (до 8 крат, по сравнению с контролем) факторы неспецифической резистентности организ ма к возникновению ряда заболеваний за счет увеличения числа иммуноком петентных клеток и повышения в крови иммуноглобулинов, ответственных за защиту организма от заболеваний.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Интерес к изучению органов иммунной системы в самых различных экс периментальных патологических ситуациях вполне закономерен [82, 83, 5, 8, 115]. Это связано прежде всего с тем, что в настоящее время для повы шения уровня неспецифической резистентности организма все чаще ис пользуются эндотоксины, выделенные из различных бактерий, а так же их очищенные препараты: пирогенал, продигиозан. Все они обладают как пи рогенным, так и стрессорным действием, вызывая кратковременное повы шение температуры тела, увеличение секреции АКТГ, увеличение концен трации кортикостероидных гормонов в крови, вызывают изменение иммун ной реактивности организма [20, 94, 34, 18]. Число сообщений об изучении иммуномодуляторов природного происхождения продолжает стремительно нарастать. Особенно интенсивно изучаются липополисахариды граммоот рицательных бактерий. Широкий спектр и «надежность» иммуномодули рующего действия, мощная активность липополисахаридов делает их весь ма ценным средством иммунологического анализа и фармакологической коррекции иммунного ответа [91]. К сожалению, большинство известных препаратов этой группы токсичны, что и ограничивает их применение в кли нических условиях. Хорошо известно, что, кроме индукции специфического иммунитета, все вакцины вызывают в разной степени выраженные иммуно модуляторные эффекты. Эти эффекты в настоящее время активно изуча ются с точки зрения перспективного использования их в стимуляции неспе цифической модификации отдельных реакций иммунитета.

До настоящего времени не ослаблен интерес и к БЦЖ. Он вызван ее вы раженным влиянием на клеточные механизмы иммунитета. Способность БЦЖ стимулировать фагоцитарную функцию макрофагальной системы известны давно. Стимуляция носит неспецифический характер и проявляется по отно шению к разным индикаторам: коллоидной туши [111], меченным изотопами бактериям [153], эритроцитам барана, меченным Cr [47], и сопровождается увеличением числа макрофагов. БЦЖ резко повышает неспецифическую рези стентность организма к бактериальным и вирусным инфекциям [119] и уже дос таточно давно применяется в клинике в комплексной терапии больных раком легких [97, 148] и раком мочевого пузыря [53, 132]. После иммунотерапии вакциной БЦЖ, у больных значительно повышались показатели естествен ной киллерной активности, увеличивалось число лимфоцитов в перифериче ской крови [166, 120].

Известно, что выздоровление при вирусных инфекциях обеспечивается взаимодействиями различных популяций иммунокомпетентных клеток и их продуктов, приводящих к элиминации возбудителя из организма [105, 106, 118]. При рабической инфекции особую роль в развитии резистентности экс периментальных животных имеет зависимое от антител защитное действие клеточного иммунитета [96]. Причем основными иммунокомпетентными клет ками, оказывающими зависимое от антител защитное действие клеточного иммунитета, оказались и не Т- и В-лимфоциты, а популяция макрофагов. Их протекторное действие связано не с фагоцитозом вируса бешенства, а с уча стием макрофагов в кооперативных процессах, приводящих к продукции ви русспецифических антител.

Подавление фагоцитарной реакции у экспериментальных животных, зараженных вирусом бешенства, путем внутривенного введения порошка железа, ускоряло их гибель [96]. Поэтому, существенным компонентом ус пешного проведения серотерапии бешенства у людей является функцио нальное состояние макрофагальной системы иммунитета. Эффективная защита организма от рабической инфекции включает в себя эффекторные и иммунорегуляторные механизмы иммунного ответа – вирусспецифиче ские Т-эффекторы гиперчувствительности замедленного типа и угнетаю щих их активность Т-супрессоров, взаимодействие противовирусных анти тел и макрофагов [96].

Таким образом, иммунный ответ на рабическую инфекцию и, следова тельно, на антирабическую вакцинацию, включает как естественные, так и искусственно стимулируемые механизмы иммунных реакций. Кроме того, значительно раньше был отмечен терапевтический эффект при введении ан тирабической вакцины у больных с онкологическими заболеваниями [17]. Ис ходя из выше сказанного, было целесообразно изучить влияние антирабиче ской вакцинации на морфо-функциональное состояние органов иммунной системы и выяснить, обладает ли она иммунопротекторным действием. Тем более, что особенности рабической инфекции определяют не только пути ее распространения по периферическим нервам в головной мозг и обратно, но и особую эффективность механизмов защиты, направленных на внутриклеточ ный вирус, а не на свободные вирионы.

Проведенные нами экспериментальные исследования показали, что органы иммунной системы активно реагируют на антирабическую вакци нацию. Так, если у контрольных животных в корковом и мозговом вещест ве тимуса коэффициент митотической активности и коэффициент дегени рирующих клеток имели недостоверные различия, то антирабическая вак цинация уже в ранние сроки приводила к статистически значимому увели чению числа дегенерирующих клеток в указанных отделах тимуса. В по ствакцинальном периоде в ней повышалось количество макрофагов, пи ронинофильных лимфоидных клеток, нейтрофильных и ацидофильных гранулоцитов. Изменялась структура тимических телец: наряду с эпите лиоидными островками и новообразованными тельцами, формировались крупные сливные тимические тельца. Наблюдаемые в поствакцинальном периоде изменения клеточного состава тимуса качественно отличаются от изменений, вызванных введением пирогенала. Пирогенал, как и другие бактериальные полисахариды, вызывает в тимусе не только гибель лим фоцитов, но и подавление их митотической активности [18]. Оказалось, что изменения в тимусе после введения больших доз пирогенала подобны тем, которые возникают после введения гидрокортизона, но гораздо сла бее и выражены только в его корковом веществе [164].

В ранние сроки после антирабической вакцинации были обнаружены из менения и в другом органе иммунной защиты - селезенке, причем они были преимущественно деструктивного характера и касались практически всех клеточных элементов как белой, так и красной пульпы, происходили на фоне морфо-функциональных изменений микроциркуляторного русла. Синусоид ные гемокапилляры были расширены, заполнены плазмой, гемолизирован ными эритроцитами и нейтрофильными гранулоцитами. Наблюдалась интен сивная миграция форменных элементов крови за пределы сосудистой стен ки. Подобная реакция микроциркуляторного русла органов иммунной систе мы характерна для антигенной стимуляции [5, 6, 40]. Значительная активация макрофагов в селезенке наблюдалась как в ранние, так и в отдаленные сро ки эксперимента. Длительное время сохранялись тесные кооперативные взаимосвязи макрофагов, лимфоцитов, плазмоцитов. И в красной, и в белой пульпе эти структуры достаточно типичны. В ее центре располагался макро фаг, окруженный несколькими (от 3-х до 6-ти) лимфоцитами и несколькими рядами эритроцитов. Определялись характерные признаки активации мак рофагов: многочисленные псевдоподии, контактирующие с лимфоцитами, плазмоцитами или эритроцитами и многочисленные лизосомы в цитоплазме.

В поствакцинальном периоде отмечено увеличение числа мегакариоцитов очень крупных размеров, увеличение числа плазмоцитов, причем даже в просвете микрососудов. Усиленный плазмоцитогенез сохранялся и на 90 180-е сутки после вакцинации.

Формирование герминативных центров в лимфоидных узелках селезенки и брыжеечных лимфатических узлах было обнаружено на 7-е сутки после вакцинации, на 14-е сутки – в центрах располагались крупные лимфоидные клетки, большая часть из них находилась в состоянии митоза.

Таким образом, антирабическая вакцина стимулирует как В-зависимые, так и Т-зависимые зоны иммунитета селезенки и лимфатических узлов. Тем не менее, стимулирующее влияние антирабической вакцины на Т-зависимые зоны менее эффективно, чем на В-зависимые зоны. Возможно, что относи тельное уменьшение количества Т-лимфоцитов в периартериальных лимфо идных влагалищах, с одной стороны объясняется выбросом их в кровеносное русло, а с другой стороны – увеличением их гибели на высоте иммунного от вета при активации их митотической активности [36]. Это косвенно подтвер ждается увеличением числа макрофагов с фагоцитированными фрагментами клеточных элементов в герминативных центрах лимфоидных узелков, в моз говых тяжах лимфатических узлов, в красной пульпе селезенки. Подобная ситуация описана [49] в селезенке и лимфатических узлах крыс после введе ния им секрета надлопаточных желез жаб.

Особенностью рабической инфекции является: миграция вируса по аксо нам периферических нервов в центральную нервную систему, размножение его в сером веществе, миграция по центробежным нейроцитам в различные ткани, в том числе и слюнные железы, вызвала необходимость изучения им мунной системы мозга при антирабической вакцинации. На сегодняшний день существуют крайне различные мнения о связи иммунной системы с оп ределенными структурами мозга. Часть иммунологов убеждена, что рассуж дения об иммунной системе, как о мобильном мозге, малоубедительны, ма лонаучны и вообще неуместны. Другие утверждают, что три регулирующие системы – нервную, эндокринную и иммунную, – следует рассматривать как три части единой интегральной системы – «психонейроиммунологической» или «нейроэндокринноиммунологической» [78]. Третьи доказывают, что в центральной нервной системе функционируют три морфологически и функ ционально отличающиеся системы клеток и синтезируемых ими веществ [73].

Первая система – лимфоидные клетки ликвора;

вторая – клетки микроглии, астроциты, олигодендроциты;

третья – гуморальные факторы, биологически активные вещества – медиаторы, пептиды, цитокины. Это – морфо функциональный субстракт защиты центральной нервной системы – иммун ный барьер мозга [89]. Сосудистые, инфекционные и травматические повре ждения неспецифического гематоэнцефалического и специфического иммун ного барьеров головного мозга ведут к проникновению лимфоцитов перифе рической крови в ликвор и в вещество мозга, а антигены из мозга поступают в периферическую кровь [68]. В результате возникает аутоиммунная реакция клеточного и гуморального типов, а так же межклеточное взаимодействие сингенных лимфоцитов, что и способствует формированию обширных пора жений нервной ткани [27].

Антирабическая вакцинация в эксперименте вызывала морфо функциональные изменения в нейроглии и микроциркуляторном русле. Через 7 суток после введения вакцины в мягкой мозговой оболочке наблюдались очаги локальной инфильтрации ее нейрофильными гранулоцитами и моноци тами. В коре основания большого мозга – расширения гемокапилляров, в от дельных из них – явления слайдж-синдрома. В системе нейроцит – глия – ге мокапилляр отмечено увеличение числа непосредственных контактов тел аст роцитов с базальной мембраной капилляров. Деструктивные изменения меж ду контактирующими нейроцитами и капиллярами отсутствовали. Особый ин терес представляли комплексы, в которых присутствовал глиальный компо нент: астроцит или олигодендроцит. Глиальный элемент, как правило, контак тировал с нейроцитом. Нередко отростки базальной мембраны капилляров проникали в толщу нейрониля. Подобное в норме наблюдали [71, 167]. В по следующие сроки после вакцинации (90-180-е сутки) в нейроцитах был обна ружен целый ряд компенсаторно-приспособительных реакций. Это – увеличе ние ядра, повышенное накопление осмофильного вещества на внутренней и наружной поверхности ядерной мембраны, гипертрофия ядрышек, повышение их количества, наличие значительного числа двойных нейроцитов. Такие пар но расположенные нейроциты постоянно встречались во всех слоях коры большого мозга. Парные нейроциты имели большие шаровидные ядра с четко выраженной оболочкой. Нередко один из нейроцитов имел признаки активного состояния – большое ядро с гипертрофированным ядрышком, в другом из нейроцитов – наблюдались деструктивные изменения в клеточных органел лах. Подобные изменения нейроцитов наблюдала [72] при эксперименталь ной ишемии головного мозга.

Протекторное действие антирабической вакцинации изучено при моде лировании трех различных вариантов экстремальных воздействий на орга низм экспериментальных животных: иммобилизационном стрессе, стафило кокковом сепсисе и острой лучевой болезни. Во всех случаях предваритель ная антирабическая вакцинация оказывала выраженное защитное действие.

Нами установлено, что морфологической основой развития патологиче ских изменений при моделировании указанных экстремальных воздействий лежат первичные нарушения микроциркуляторного русла: нарушение прони цаемости сосудистой стенки, нарушение реологических свойств крови и лимфы, деструктивные нарушения эндотелия. Предварительная антираби ческая вакцинация в значительной степени уменьшала проявления геморра гического синдрома и предотвращала деструктивные изменения в органах иммунной системы экспериментальных животных.

До настоящего времени еще нет единого мнения о природе токсическо го фактора при лучевой болезни. Вначале проявляется первичная реакция организма на облучение [122]. Кровь облученных животных, взятая у них через 4 минуты после облучения (1000 р), вызывает усиление прессорных реакций у здоровых животных [23]. Такова ранняя реакция организма на продукты тканевого распада. Затем развитие патологического процесса мо жет идти по иммунологическим закономерностям. Сходство лучевой болез ни и ряда аллергических реакций проявляется в развитии геморрагического синдрома, лейкопении и тромбопении, патоморфологических изменений, появление аутоантител [23]. Первым морфологическим исследованием, до казавшим аллергический характер изменений тканей при лучевых пораже ниях, была работа, выполненная еще в 1937 году [133]. В последующем бы ло установлено, что причиной гибели организма после воздействия на него ионизирующей радиации в больших дозах является аутоинтоксикация [41].

Особенно демонстративным ее проявлением является развитие геморраги ческого синдрома, являющегося часто непосредственной причиной гибели облученного организма.

Предварительная антирабическая вакцинация оказалась в эксперименте эффективным радиопротектором, давшим возможность животным перенести летальную дозу рентгеновского облучения. Существующие в настоящее время радиопротекторы обладают кратковременным действием, требуют внутривенного введения и отличаются токсическим действием на организм.

Использование микробных вакцин для повышения радиорезистентности ор ганизма вначале не имело под собой ни теоретической, ни эксперименталь ной основы, а носило характер описания удивительных фактов повышения выживаемости животных, получивших летальные дозы облучения.

Теоретическое обоснование этого явления как результата конкурентного подавления реакции организма на слабые тканевые антигены при помощи возбуждения реакции на сильные микробные иммуногенные субстанции бы ло сделано значительно позже. Высказано предложение использовать про филактические прививки для повышения радиорезистентности организма людей и животных. Кроме микробных вакцин, радиопротекторным действием обладают и липополисахариды граммоотрицательных бактерий [11].

Таким образом, поствакцинальный антирабический иммунитет, его на пряженность и длительность, несомненно, связан с участием в его формиро вании иммунной системы головного мозга.

Нами установлено, что применение антирабической вакцины:

- оказывает стимулирующее влияние на центральные и перифериче ские органы иммунной системы;

- уменьшает иммунодепрессивное действие стресса;

- снижает смертность экспериментальных животных после летальной дозы Rg-облучения;

- усложняет моделирование экспериментального сепсиса;

- усиливает резистентность организма людей к возникновению ряда забо леваний и способствует высокому содержанию в крови иммуноглобулинов, что позволяет использовать антирабическую вакцинацию с профилактическими целями для создания высокого иммунного статуса у вакцинированных лиц;

- реакция клеточного состава тимуса на антирабическую вакцинацию имеет системный характер: происходит трансформация эпителиоретикуло цитов, увеличивается число тимических телец, появляется значительное число пиронинофильных лимфоидных элементов, нейрофильных и ацидо фильных гранулоцитов.

В отдаленные сроки после антирабической вакцинации происходит за медление акцидентальной трансформации тимуса: увеличение размеров до лек, утолщение капсулы, формирование своеобразных макрофагально лимфоцитальных клеточных ассоциаций.

Реакция периферических органов иммунной системы (селезенки, лим фатических узлов, большого сальника) на антирабическую вакцинацию вклю чает в себя: гипертрофию лимфоидных узелков, с гиперплазией мантийной и краевой зон, формирование новых (вторичных) узелков, расширение их гер минативных зон, с наличием в них большого количества антигенактивиро ванных клеток.

Антирабическая вакцинация стимулирует функциональную активность микроциркуляторного русла органов иммунной защиты: увеличивает число функционирующих микрососудов, усиливает транспортную активность эндо телия кровеносных и лимфатических микрососудов. Особенно усиливает транспортную активность гемокапилляров, входящих в состав гематотимиче ского и гематоэнцефалического барьеров.

Антирабическая вакцинация ведет к кратковременной (7-14 суток) агре гации и трансформации эритроцитов в микроциркуляторном русле органов иммунной защиты и вызывает ответную реакцию микроциркуляторного русла мягкой мозговой оболочки большого мозга: расширение микрососудов, набу хание эндотелиоцитов, стаз и слайдж-синдром в капиллярах.

Антирабическая вакцинация повышает неспецифическую резистентность экспериментальных животных к воздействию экстремальных факторов: им мобилизационному стрессу, септицемии, ионизирующему облучению.

Антирабическая вакцинация повышает неспецифическую резистентность привитых лиц к различным инфекционным и вирусным заболеваниям, сни жает заболеваемость и смертность, уменьшает число обращений за меди цинской помощью. Через 3-6 лет после проведения профилактической вак цинации показатели иммунного статуса у привитых были значительно лучше, чем у лиц контрольной группы.

ЛИТЕРАТУРА 1. Авербах М. М., Гергерт В.Я., Литвиков В.И. Повышенная чувствительность замедлен ного типа и инфекционный процесс. М.: Медицина, 1974. – 253 с.

2. Авербах М.М., Литвинов В.И. Иммунологические основы противотуберкулезной вакци нации. М.: Медицина, 1970. – 237 с.

3. Автандилов Г.Г. Введение в количественную патологическую морфологию. - М.: Меди цина, 1980.

4. Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия. М.: Медицина, 1990. – 384 с.

5. Азнаурян А.В., Вахшинян М.З. Возрастные особенности лимфоидных клеток при анти генной стимуляции // Арх. анат., 1981, т. 81, №9, с. 92-93.

6. Азнаурян А.В., Саакян К.Т. Электронно-микроскопическая и гистофункциональная ха рактеристика лимфоцитов селезенки при стимуляции // Журн. эксперим. и клин. мед., 1981, вып. 5, с. 477-481.

7. Алов И.А. Пути оттока спинномозговой жидкости // Вопр. нейрохир., 1953, т. 17, №7, с. 19-23.

8. Аминова Г.Г., Ерофеева Л.М. Изменение конструкции тимуса крыс под влиянием гидро кортизона // Арх. анат., 1983, т.85, вып. 10, с. 45-48.

9. Аникина Т.П., Голосова Т.В. Влияние лизоцима на защитные функции микро- и макро фагов // Антибиотики, 1967, №9, с. 813-817.

10. Антропова Ю.Г., Шишло В.К. Некоторые морфо-функциональные характеристики лимфати ческих узлов при эндолимфатической стимуляции // Материалы науч. конф., М., с. 48-52.

11. Бандажевский Ю.И., Мацюк Я.Р. Роль бактериальных липополисахаридов в провоци ровании иммунного комфликта в системе мать-плод // Арх. патол., 1994, №3, с. 77-80.

12. Бектемиров Т.А. Образование интерферона в организме животных различного возраста при экспериментальных вирусных инфекциях // Вопр. вирусол., 1968, №6, с. 709-711.

13. Бектемирова М.С., Каракуюмчан М.К. Индивидуальные особенности продукции интерферона лейкоцитами людей и кроликов // Матер. симп. «Защитные факторы противовирусного иммунитета при группе и других респираторных инфекциях». Л., 1969, с. 36-37.

14. Бектемирова М.С., Каракуюмчан М.К. К вопросу об индивидуальной способности ор ганизма продуцировать интерферон // Вопр. вирусол., 1969, №2, с. 186-189.

15. Белецкая Л.В., Гнездицкая Э.В. Гетерогические антигены тимуса // Иммунология, 1980, №4, с. 89-92.

16. Ботвинкин А.Д. Сравнительное изучение эффективности различных методов специ фической профилактики бешенства // В кн.: «Вопросы медицинской вирусологии».М., 1992, вып. 6, с. 190-197.

17. Буланов Ю.П. Дифференцированный подход к назначению антирабических прививок и его экономическая эффективность // В кн.: «Актуальные вопросы гигиены и эпидемио логии в Белоруссии». Минск, 1991, т.2, с. 136-137.

18. Буркова А.П. Изменения лимфоидной ткани тимуса кроликов после введения пироге нала и гидрокортизона // Арх. анат., 1979, т. 76, вып. 6, с. 39-46.

19. Васильев Н.В. Очерки о роли кровотворной ткани в антителообразовании. Томск, 1973.- 301 с.

20. Веселкин П.А. Лихорадка. М., Медгиз, 1963. – 197 с.

21. Волошин Н.А., Яхница А.Г. Состояние вилочковой железы крыс после антенатальной стимуляции // Арх. анатом., 1982, вып. 5, с. 83-89.

22. Воробьев А.И., Бриллиант М.Д., Чертков И.Л. Современная схема кровотворения и возможные мишени гемобластозов // Тер. арх., 1981, т. 53, №9, с. 3-14.

23. Воробьев Е.И., Степанов Р.П. Ионизирующее облучение и кровеносные сосуды. М.:

Энергоиздат, 1985. - 217 с.

24. Галактионов В.Г. Роль макрофагов в эволюции специфического иммунитета // Имму нология, 1983, вып.1, с. 11-19.

25. Галкина О.В., Альперина Е.Л., Подгорная Е.К. Изменение уровня допамина и его ме таболитов в структурах мозга и иммнокомпетентных органах при формировании им мунного ответа // Бюлл. экспер. биол., 1990, №3, с. 66-68.

26. Галустян Ш.Д. Строение зобной железы в свете экспериментального анализа. М.:

Медгиз, 1949.

27. Ганнушкина И.В. Иммунологические аспекты травмы и сосудистых поражений голов ного мозга. М.: Медицина, 1974. - 271 с.

28. Гусман Б.С. Иммуноморфология детских инфекций. М.: Медицина. 1975.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.