WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Серия «Медицина для вас» Ю.К. АБАЕВ РАНЫ И РАНЕВАЯ ИНФЕКЦИЯ Ростов-на-Дону «Феникс» 2006 УДК 617(035.3) ББК 54.5я2 КТК 370 Рецензенты: ...»

-- [ Страница 3 ] --

Предполагается, что возрастание проницаемости может быть основным наруше­ нием, обусловленном утолщением базальной мембраны капилляров которое, верб ятно, является следствием возрастания ультрафильтрации плазмы. При изучении перфузии кожи в области раны после локального введения 133Хе на переднем и зад­ нем участках кожных лоскутов до и после ампутации ниже коленного сустава уста­ новлено возрастание перфузии после операции у пациентов, не страдающих диабе­ том. Хотя уровень перфузии был несколько ниже у больных диабетом, все же возра­ стание перфузии наблюдалось и у них.

G. Rayman et al. (1986) использовали датчик Doppler для оценки микроциркуля­ ции в поверхностных слоях кожи после нанесения раны у больных диабетом I типа, не имевших заболеваний крупных сосудов, и у пациентов, не страдающих диабе­ том. Производилось измерение микроциркуляции в ответ на термическую травму стопы и механическую травму (пункция иглой) передней стенки живота. Было об­ наружено возрастание микроциркуляторного кровотока в коже обеих групп паци­ ентов, однако ответ на травму был значительно ниже в группе больных диабетом.

Уровень возрастания кровотока был обратно пропорционален длительности диабе­ та (г= -0,61). При этом у больных не было выявлено корреляции между уровнями глюкозы в крови и кровотока в коже. Предполагается, что снижение гиперемии кож­ ных покровов у пациентов с диабетом может быть связано с нарушением продук­ ции локальных вазоактивных медиаторов.

Инфекция и рана юо W.H. Goodson и Т.К. Hunt (1981) установили, что возрастание капиллярной про­ ницаемости, связанное с микроангиопатией, является физиологическим ответом на ранних этапах воспалительной фазы процесса раневого заживления. Так как утол­ щение базальной мембраны капилляров связано с длительностью диабета, этот де­ фект может не выявляться в новообразованных капиллярах ран больных диабетом.

G.C. Viberti et al. (1979) предполагают, что нарушение сосудистой проницаемос­ ти может быть уменьшено при использовании инсулина. Установлено, что альбуми­ нурия у диабетиков, даже при длительном существовании заболевания, может быть уменьшена в течение 24-часовог^ периода инфузии инсулина. Этот эффект может быть достигнут даже при наличии признаков сосудистого поражения сетчатки, что обычно свидетельствует о присутствии сходных гломерулярных поражений. Одна­ ко наличие гистологических изменений в сосудах не обязательно коррелирует с функциональными нарушениями, а функциональные расстройства могут быть кор­ ригированы дополнительным назначением инсулина.

Необходимы дальнейшие исследования для установления значения микрососу­ дистой патологии в процессе раневого заживления и установления роли вазоактив ных медикаментов в оптимизации заживления ран при диабете.

Существует еще ряд факторов, оказывающих отрицательное влияние на раневое заживление у пациентов с диабетом. Снижение вибрационной и болевой чувстви­ тельности делает больных диабетом мало- или нечувствительными к боли при не­ больших кожных повреждениях, чаще на стопе. Это способствует небрежному от­ ношению к травме И инфекционным проявлениям, когда они еще мало выражены.

Следствием является увеличение существующего повреждения и нередко образова­ ние хронического изъязвления на стопе (В.А. Lipsky et al., 1990).

В связи с расстройствами процесса раневого заживления больные диабетом име­ ют повышенную склонность к развитию инфекционного процесса конечностей, 'чаще нижних. Многие авторы указывают на значительную частоту ГОБ и анаэроб­ ных бактерий, выделяемых из гнойных очагов у данных пациентов. Во многих слу­ чаях наблюдаются ассоциации грамположительных и грамотрицательных микроор­ ганизмов, однако практически никогда не обнаруживаются чистые культуры стафи­ лококков или стрептококка (A. Louie et al., 1993).

Таким образом, специфические расстройства обмена, нейропатия, атеросклеро тическая окклюзия крупных сосудов, ангиопатия малых сосудов, повышенная чув­ ствительность к инфекции оказывают повреждающее воздействие на процесс ране­ вого заживления у больных диабетом. Однако адекватное лечение основного забо­ левания с выяснением специфических особенностей его течения у данного пациен­ та и коррекцией гипергликемии позволяют оптимизировать процесс раневого за­ живления у пациентов с диабетом и существенно снизить риск послеоперационных раневых осложнений.

Как бы ни было разнообразно воображение человека, природа в тысячу раз богаче.

А. Пуанкаре Глава VII РАНЕВОЕ ЗАЖИВЛЕНИЕ И ИММУНОДЕФИЦИТУ Прогресс медицины, расширение объема хирургических вмешательств, среди пациентов различного возраста (плод, новорожденные, преклонный возраст) приводит к тому, что хирургу все чаще приходится иметь дело с иммуннодефицитными состояниями у больных. В настоящее время все чаще встречаются факторы, отрицательно влияющие на иммунитет пациента (не­ благоприятные воздействия внешней среды, недоношенность младенца, тя­ желые сопутствующие травмы и заболевания, пожилой возраст, более об­ ширные оперативные вмешательства и т.д.). Процесс раневого заживления у таких больных имеет особенности, знание которых необходимо для пра­ вильного выбора лекарственных средств, применяемых системно и локаль­ но (в ране), и достижения оптимальных результатов лечения.

ИММУНОДЕФИЦИТНЫЕ СОСТОЯНИЯ Иммунная система защищает организм от вторжения любого чужеродного агента — бактерий, вирусов, грибов, простейших, гельминтов, а также от их ток­ синов. Кроме того, на иммунную систему возложена очень важная функция — контроль и уничтожение образующихся в организме собственных необычных мо­ лекул и клеток, в том числе и раковых («иммунный надзор» за процессами проли­ ферации).

Функции иммунитета выполняют более 10 типов специализированных клеток:

лимфоциты, макрофаги, NK-клетки, плазматические и дендритные клетки, лейкоци­ ты, тучные клетки (лаброциты), купферовские клетки печени, клетки Лангерганса, эндотелиальные клетки, эпителиальные клетки тимуса (вилочковой железы), кера тиноциты кожи и др. Клетки каждого типа отвечают за определенные клеточные и молекулярные процессы, из которых и складывается иммунная реакция. Для осуще­ ствления практически любой формы иммунной защиты необходимо взаимодействие клеток нескольких типов.

Инфекция и рана Ю Иммунная система имеет некоторую аналогию с нервной системой. Во-первых — наличие центральных и периферических органов. Для иммунной системы это костный мозг и тимус (центральные органы) и селезенка, лимфатические узлы, пейеровы бляшки слизистой оболочки кишечника, миндалины (периферические органы). Во-вторых, обеим системам свойственно формирование памяти. Приоб­ ретенный иммунитет специфичен и благодаря иммунной памяти при повторном контакте с возбудителем на него развивается более быстрый и более интенсив­ ный ответ без изменения специфичности. В-третьих, классификация иммуноком петентных клеток основывается на характерных маркерах. Выявление дифферен цировочных антигенов лимфоцитов с помощью моноклональных антител исполь­ зуется для диагностики иммунопатологических состояний. В-четвертых, в иммун­ ной системе, как и в нервной, взаимодействие иммунокомпетентных клеток осу­ ществляется с помощью регуляторных продуктов — интерлейкинов (цитокинов), секретируемых иммуноцитами.

Таким образом, иммунная система выполняет в организме эффекторные функ­ ции поддержки антигенного гомеостаза, а также ряд регуляторных функций, регла­ ментирующих воспалительный процесс и иммунный ответ организма. К регулятор ной функции иммунной системы относится также взаимодействие с нервной и эн­ докринной системами.

Результаты иммунологического исследования должны быть правильно интер­ претированы. Субпопуляции лимфоцитов крови количественно исследуются мето­ дом проточной лазерной цитометрии с использованием моноклональных антител, точно связывающихся с конкретным белком-маркером на поверхности клеток каж­ дого типа. Исследование позволяет обнаружить даже небольшое изменение коли­ чества клеток, ответственных за важнейшие иммунные функции.

CD3 молекулы на поверхности Т-лимфоцитов выполняют функцию рецепторов, узнающих чужеродные антигены. По количеству CD3+ клеток судят о достаточном количестве Т-лимфоцитов в организме. Тяжелые инфекции, интоксикации, сильные стрессы часто приводят к значительному снижению количества Т-клеток.

CD8 молекулы располагаются на поверхности Т-киллеров и их предшественни­ ков, осуществляющих иммунную защиту от раковых клеток, а также от клеток, зара­ женных вирусами.

CD4 молекулы являются характерными маркерами поверхности Т-хелперов. Это наиболее чувствительная субпопуляция лимфоцитов, количество которых умень­ шается раньше, чем лимфоцитов других типов, если организм подвергается воздей­ ствию неблагоприятных факторов (инфекции, интоксикации и др.). Специально сле­ дует отметить, что CD4+ лимфоциты поражаются вирусом иммунодефицита челове­ ка (ВИЧ) — возбудителем СПИДа.

CD19 и CD20 молекулы — маркеры В-лимфоцитов, из которых образуются клет­ ки, производящие антитела (иммуноглобулины).

CD16 и CD56 молекулы представлены на поверхности естественных киллеров (NK клеток) — одного из важнейших компонентов противоопухолевого иммунитета.

Глава VII, Раневое заживление и иммунодефицита 1 ОЗ Наряду с клетками указанных типов с помощью проточной лазерной цитомет рии определяют и количество моноцитов — предшественников макрофагов, а так­ же лимфобластов, появляющихся вследствие активации деления лимфоцитов в от­ вет на какие-либо чужеродные агенты.

В клинической практике любое изменение (снижение) тех или иных иммуно­ логических показателей у больного зачастую трактуется как серьезное наруше­ ние (иммунодефицитное состояние — ИДС), требующее медикаментозной коррек­ ции. У обследуемых может не быть явных клинических признаков иммунодефи­ цита, а выявленные иммунные (чаще количественные) изменения можно рассмат­ ривать как результат компенсации трг^нзиторных процессов саморегуляции им­ мунной системы. • Клетки иммунной системы быстро обновляются, поэтому самые разнообразные воздействия на организм могут сопровождаться выраженными изменениями содер­ жания и функциональной активности иммунокомпетентных клеток, т.е. ИДС.

Иммунодефициты делятся на первичные и вторичные. Первичные ИДС — это врожденные нарушения иммунной системы, связанные с генетическими дефектами одного или нескольких компонентов иммунной системы, а именно: комплемента, фагоцитоза, гуморального и клеточного иммунитета. Общей чертой всех видов пер­ вичных ИДС является наличие рецидивирующих, хронических инфекций, поражаю­ щих различные органы и ткани и, как правило, вызываемых оппортунистическими или условно-патогенными микроорганизмами, т.е. низковирулентной флорой.

Вторичные ИДС — это нарушения иммунной системы, которые развиваются в позднем постнатальном периоде или у взрослых и, как принято считать, не являют­ ся результатом какого-то генетического дефекта. В количественном отношении вторичные ИДС среди иммунодефицитов являются доминирующими.

Среди вторичных ИДС условно можно выделить три формы: 1) приобретенную;

2) индуцированную;

3) спонтанную. Наиболее ярким примером первой формы яв­ ляется синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД), развивающегося в ре­ зультате поражения лимфоидной ткани человека соответствующим вирусом. Инду­ цированные ИДС — это состояния, возникновение которых связано с какой-то кон­ кретной причиной: рентгеновское облучение, кортикостероиды, цитостатики, трав­ мы и хирургические операции, а также нарушения иммунитета, развивающиеся вто­ рично по отношению к основному заболеванию (диабет, заболевания почек и пече­ ни, злокачественные процессы и т.д.). Индуцированные формы ИДС, как правило, являются транзиторными и при устранении вызвавшей причины в большинстве слу­ чаев происходит полное восстановление иммунитета. В отличие от индуцирован­ ной, спонтанная форма ИДС характеризуется отсутствием явной причины, вызвав­ шей нарушение иммунологической реакции. Так же как и первичное ИДС, эта форма иммунодефицита проявляется в виде хронических, рецидивирующих, инфекцион но-воспалительных заболеваний. Как и первичное ИДС данная форма ИДС вызыва­ ется оппортунистическими или условно-патогенными микроорганизмами с атипич­ ными биологическими свойствами и часто с наличием- множественной устойчивое Инфекция и рана ти к антибиотикам. В количественном отношении спонтанная форма является до­ минирующей формой ИДС.

К вторичным ИДС могут привести различные причины. Среди них транзитор ный иммунодефицит новорожденных, иммунодефицит пубертатного периода, им­ мунодефицит периода беременности, иммунодефицит при старении, инфекцион­ ные — вирусные бактериальные, грибковые, паразитарные инфекции, хронические инфекционные болезни, неинфекционные — аутоиммунные и онкологические за­ болевания, лучевое лечение и химиотерапия, дефицит, вызванный приемом ле­ карств, интоксикация (в том числе алкогольная), регуляторно-метаболические на­ рушения (ожирение, диабет, атеросклероз), стресс, хирургические вмешательства, дефицит питания, гемоглобинопатии, многократные гемотрансфузии, ожоговая бо­ лезнь, хроническая почечная недостаточность, воздействие неблагоприятных фак­ торов окружающей среды. Многофакторность вторичных ИДС лишний раз подчер­ кивает, что это не самостоятельные заболевания, а состояния, повышающие риск развития других форм патологии. ИДС обусловливают повышенную восприимчи­ вость к возбудителям инфекций, склонность к хронизации патологических процес­ сов, к возникновению аллергических и аутоиммунных заболеваний, появлению раз­ личных форм онкологической патологии.

ВНУТРЕННИЕ ПРИЧИНЫ ИММУНОДЕФИЦИТОВ Сахарный диабет. Это хорошо известная проблема раневого заживления у больных диабетом, особенно при неадекватном лечении заболевания и неудовлет­ ворительном контроле гипергликемии. Заболевание «малых» сосудов это общее обозначение сосудистых расстройств, наблюдаемых у больных диабетом, включая атеросклероз, эндотелиальную пролиферацию, интрамуральное отложение в малых артериолах и утолщение базальной мембраны капилляров. Эти изменения найдены в той или иной степени в различных тканях и могут влиять на капиллярную прони­ цаемость.

Гемоглобин плохо контролируется при сахарном диабете и имеет повышенную аффинность к кислороду, так как имеет место снижение уровня 2,3-дифосфоглице рата в эритроцитах. Вследствие возрастания аффинности кислорода к гемоглобину уменьшается возможность высвобождения его в рану и таким образом ухудшается оксигенация тканей раны.

Большое значение для процесса раневого заживления у больного диабетом име­ ет отрицательный эффект гипергликемии на фагоцитоз, который снижается на 30% и более по сравнению с пациентами, не страдающими диабетом. Эффективное очи­ щение раны макрофагами необходимо для обеспечения ее нутриентами, пролифе­ рации фибробластов и новообразования сосудов. У пациентов с диабетом ранние стадии пролиферативной фазы раневого заживления характеризуются преимуще­ ственно анаэробным метаболизмом с менее эффективным использованием глюкозы Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициты Ю для получения энергии. В связи с этим тканевым клеткам необходимо поступление большего количества молекул глюкозы в течение этой фазы раневого процесса. Ин­ сулин также необходим для нормального функционирования фибробластов и обра­ зования коллагена в процессе заживления раны. Раны у больных диабетом в случа­ ях неудовлетворительного лечения более подвержены инфекционным осложнени­ ям, имеют низкую прочность вследствие снижения синтеза коллагена и замедления роста новообразованных капилляров.

Онкологические заболевания. При онкологических заболеваниях вторичные ИДС определяют различные физические, химические, лучевые факторы, выступаю­ щие в роли инициаторов или промоторов опухолевого роста. Однако при адекват­ ной деятельности иммунной системы работает система «иммунного надзора», вклю­ чающая в себя естественную иммунную защиту от развития опухолевых клеток.

Следовательно, опухоль возникает при дефектах иммунитета. Сами онкологические заболевания, особенно опухоли иммунной системы, приводят к выраженным изме­ нениям иммунной реактивности. Вторичные ИДС проявляются в виде бактериаль­ ных, грибковых, вирусных инфекций с преимущественным поражением слизистых оболочек, кожи, органов дыхания, желудочно-кишечного тракта.

Иммунные нарушения в онкологии проявляются угнетением реакции ГЗТ, сни­ жением ответа на митогены, вариабельным изменением уровня иммуноглобулинов с нарушением переключения синтеза антител класса Ig M на антитела класса Ig G.

При ряде опухолей определяется снижение концентрации комплемента. Некоторые изменения иммунитета при опухолях связаны не только с тяжестью заболевания (нарушение деятельности жизненно важных органов, интоксикация), но и с лечени­ ем (цитостатики, лучевая терапия, спленэктомия).

Негативный эффект онкологических заболеваний на раневое заживление не­ редко обусловлен побочным эффектом лечения (облучение, химиотерапия) и будет обсуждаться ниже. Однако многие онкозаболевания и лейкемии в особенности ока­ зывают прямой негативный эффект на важные физиологические процессы ранево­ го заживления. Метастатический рост лейкемических клеток по всему организму не только создает огромное количество индифферентных, нефункционирующих клеток, но также утилизирует нутриенты и метаболиты из окружающих тканей, спо­ собствуя развитию их деструкции.

Замещение нормального костного мозга лейкемическими клетками вызывает тромбоцитопению, что способствует развитию кровоточивости. Пролиферация рас­ тущих злокачественных клеток утилизирует огромное количество метаболических субстратов, особенно аминокислот и витаминов, необходимых для пролиферации фибробластов, синтеза коллагена и новообразования сосудов.

Естественное старение. Хорошо известно замедление уровня клеточного за­ мещения в стареющей коже и эпителизации открытых ран. Хотя количество клеточ­ ных слоев и толщина stratum comeum не свидетельствуют о каких-либо значитель­ ных изменениях, развивающихся с возрастом, имеются другие кожные возрастные Инфекция и рана 1QB изменения, которые могут нарушать нормальное течение процесса раневого зажив­ ления. С увеличением возраста регрессия и дезорганизация капилляров и сосудов небольшого калибра способствуют снижению кровотока. С этой причиной также связано снижение выраженности воспалительного ответа с уменьшением эритемы, отека и уровня гистамина. Кроме того, после 50 лет имеет место некоторое сниже­ ние кожной чувствительности, что способствует возрастанию вероятности травми- рования. Установлено, что после 75 лет эпителизация раневой поверхности занима­ ет приблизительно в два раза больше времени, чем у молодых субъектов. Вслед­ ствие естественных физиологических особенностей, развивающихся с возрастом, раны у пожилых людей заживают значительно медленнее и увеличивается риск раз­ вития раневой инфекции.

Гипотиреоидизм. Хотя первичный гипотиреоидизм — нередкое эндокринное расстройство, его наличие не обязательно развивается после комбинированной те­ рапии по поводу рака гортани. Облучение щитовидной железы вызывает поврежде­ ние капилляров и эндотелия с последующей дегенерации фолликулярного эпите­ лия и снижением функции железы. Гормоны щитовидной железы играют ключевую роль в белковом обмене. Энзимная система цикла Кребса также индуцируется гор­ монами щитовидной железы. При недостатке гормонов щитовидной железы проис­ ходит замедление раневого заживления. Последующая заместительная терапия гор­ монами щитовидной железы ускоряет процесс заживление, способствует улучше­ нию организации межмолекулярных и межфибриллярных связей коллагена и раз­ мягчению рубца.

Хроническая гранулематозная болезнь (ХГБ). Это хронический дефект защиты организма хозяина, при котором нарушается утилизация кислорода, необходимого для нормального переваривания и киллинга бактерий. Хотя при ХГБ уровень фаго­ цитоза, миграция и хемотаксис PMN нормальны, при данной патологии имеется ге­ нетический дефицит миелопероксидазы и никотин-аденин-динуклеотидфосфата (НАДФ). Вследствие данного дефекта нарушается генерация супероксида и переки­ си водорода, что, в свою очередь, приводит к нарушению бактериального киллинга.

Как результат — возрастает вероятность того, что контаминация раны непатоген­ ными бактериями приведет к развитию инфекционного процесса в ране с наруше­ нием процесса ее заживления. Лечение ХГБ включает антибиотикотерапию, инфу зии лейкоцитов или трансплантацию костного мозга.

^Синдром «ленивых» лейкоцитов. Данный синдром характеризуется повторяю­ щимися инфекциями, нарушением процесса раневого заживления, персистирующей нейтропенией и нарушением миграции лейкоцитов. Гуморальный и Т-клеточный иммунитет у пациентов с синдромом «ленивых» лейкоцитов нормальные. Первич­ ный дефект заключается в неспособности PMN мигрировать из капилляров к конта мйнированной ране. Тем не менее, PMN, достигшие бактерий в ране, в состоянии захватывать и уничтожать их. Механизм нарушения миграции PMN изучен недоста­ точно хорошо, чтобы можно было разработать эффективный метод лечения. Лече ' Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициты 1 О ние данного синдрома заключается в назначении бактерицидных антибиотиков, способных проникать в клетки (хлорамфеникол, рифампицин, сульфонамиды, три метоприм). Антибиотикотерапия обязательно комбинируется с адекватным дрени­ рованием раны для получения лучших результатов.

Эмоциональное перенапряжение, депрессия, стрессы оказывают угнетающее влияние на большинство параметров клеточного и гуморального иммунитета. Кли­ нически это проявляется снижением резистентности к возбудителям инфекции и развитием опухолей. Данные состояния также оказывают ингибирующее влияние на процесс раневого заживления. Хорошо известно замедление раневого заживле­ ния у пациентов, находящихся в состоянии тяжелой депрессии. Иммуномодулирую щее действие оказывают и различные психотропные препараты. Первичные изме­ нения иммунной системы влияют на состояние нервной системы, что объясняет осо­ бенности поведения больных при иммунных дисфункциях, инфекционных и ауто­ иммунных заболеваниях. Моделирующие взаимовлияния иммунной и эндокринной систем опосредуются глюкокортикоидами, соматотропином, пролактином, опиоида ми, АКТГ, интерлейкинами, интерферонами и гранулоцитарно-макрофагально-коло ниестимулирующим фактором. При этом отмечаются активация В-системы иммуни­ тета, гипериммуноглобулинемия M,G и А, резкое повышение уровня Ig E.

Посттравматический и послеоперационный периоды часто осложняются ИДС.

Основой нарушения иммунитета у таких пациентов становится стресс. Известно, что психоэмоциональный статус и состояние нейроэндокринной системы непосред­ ственно влияют на уровень иммунитета. Это осуществляется с помощью нейромеди аторов и цитокинов, к которым иммунокомпетентные клетки имеют рецепторы.

Органные и системные повреждения при травмах, развитие интоксикации вслед­ ствие нарушения метаболизма и возможность микробной контаминации, предше­ ствующая патология с возможной «исходной» недостаточностью иммунной систе­ мы — вот далеко не полный перечень механизмов возникновения посттравмати­ ческих ИДС.

Посттравматический (и послеоперационный) период можно рассматривать как период иммунного риска. При этом выраженность ИДС прямо зависит от характера и тяжести травмы, длительности операции, объема кровопотери, от иммуносупрес сивного действия анестетиков.

При ожогах нарушение деятельности иммунной системы объясняется повреж­ дением пограничных тканей (нарушением барьерных свойств кожи и слизистых оболочек), мощным стрессорным воздействием, аутогенной интоксикацией, повы­ шенной антигенной нагрузкой денатурированными или дегидратированными тка­ невыми белками и ферментативным аутолизом тканей. Интенсивная потеря имму­ ноглобулинов с плазмой приводит к тому, что на первом этапе развивается В-кле точный иммунодефицит с предрасположенностью к бактериальным инфекциям.

Вторичный Т-клеточный иммунодефицит возникает при значительной площади ожогового поражения (более 30% поверхности кожи).

108 Инфекция и рана ВНЕШНИЕ ПРИЧИНЫ ЙММУНОДЕФИЦЙТОВ Инфекции. Наиболее активное воздействие на иммунную систему оказывают возбудители инфекционных болезней. Они чаще служат основной причиной вто­ ричных ИДС. Дефицит вторичных подсистем иммунитета различается при действии разных возбудителей.

При вирусных инфекциях, как правило, повреждаются сами лимфоциты. Для большинства вирусов клетками-мишенями являются Т-лимфоциты, а для вируса Эп штейн-Барр — В-лимфоциты.

Бактериальные внутриклеточные инфекции могут привести к Т-клеточному им­ мунодефициту, в остальных случаях ингибирующая активность больше сказывается на В-лимфоцитах, клетках макрофагально-фагоцитарной системы, белках системы комплемента.

Влияние бактерий на процесс раневого заживления рассматривался выше.

Стероиды. Стероиды оказывают хорошо известный ингибирующий эффект на раневое заживление, хотя механизм их действия до конца не ясен. Стероиды вызы­ вают значительное снижение воспалительного ответа, ингибируя миграцию макро­ фагов, нарушая фазу регенерации, способствуя снижению уровней проколлагена, пролиноксидазы и синтеза коллагенового. Среди стероидов кортизон особенно сильно ингибирует пролиферацию фибробластов, образование грануляционной ткани и замедляет раневую контракцию.

Химиотерапия. При онкологических заболеваниях развивается ИДС, и функци­ онирующие нормальные ткани либо замещаются, либо используются как энергети­ ческие субстраты опухолевыми тканями. Назначение цитотоксичных химиотера певтических препаратов пациентам с онкозаболеванием, оказывая воздействие на опухоль, одновременно оказывает ингибирующий эффект на раневое заживление.

Раны пациентов, получающих химиотерапию, часто имеют сниженную прочность, вследствие аддитивного эффекта как опухолевого процесса, так и проводимой те­ рапии. Цитотоксичные препараты оказывают наибольший повреждающий эффект на ранних стадиях фазы регенерации, подавляя белковый синтез и ингибируя кле­ точную репликацию. Цитотоксичные препараты также оказывают повреждающее действие на фазу воспаления.

Ионизирующие излучения оказывают влияние на иммунную систему. Выражен­ ность возникающего при этом вторичного ИДС связана с высокой чувствительнос­ тью лимфоцитов и костномозговых клеток-предшественников к повреждающему действию радиации. Важной составляющей терапии онкологических заболеваний является лучевая терапия, которая используется для уменьшения массы опухоли, чтобы сделать ее операбельной или остановить ее распространение, нарушая ее кровоснабжение. Однако, как и химиотерапия, эффект лучевой терапии не всегда ограничивается опухолевыми клетками, но может также воздействовать и на здоро­ вые ткани. Ткани с наибольшим клеточным делением наиболее радиочувствитель Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициты Ю ны. Радиационное излучение нарушает митотическое деление клеток, а также конверсию мезенхимальных клеток в фибробласты. У облученных пациентов с ра­ нами наблюдается нарушение процессов заживления вследствие сниженной спо­ собности неспецифического клеточно-гуморального ответа. Среди клеточных эле­ ментов макрофаги являются относительно радиорезистентными клетками и могут обеспечить некоторую первичную защиту от бактериальных агентов.

Гипоксия. Гипоксические состояния являются одним из факторов, повреждающих раневое заживление. Нарушение снабжения кислородом раны может быть обуслов­ лено различными причинами, в том числе ИД С, анемией, мальнутрицией и др.

При анемии уменьшается снабжение тканей раны кислородом и падает р02, мас­ са новообразованной ткани снижается. Истощенные пациенты часто имеют анасар ку или генерализованные отеки вследствие снижения запасов эндогенного протеи­ на и альбумина. Этот отек особенно нежелателен при заживлении ран, так как при этом увеличивается расстояние, которое кислород и метаболиты должны проходить при диффузии. Установлено, что при наличии значительного отека удваивается меж­ капиллярное расстояние и р02 в ткани уменьшается настолько, что даже 20-кратное возрастание интенсивности капиллярного кровотока не в состоянии восстановить исходное состояние. Кислород жизненно необходим для физиологического течения процесса раневого заживления, так как окислительный механизм бактериального киллинга лейкоцитами зависим от экстрацеллюлярного напряжения кислорода.

Клинически в ранах при неудовлетворительном снабжении кислородом наблюда­ ются сниженная эпителизация, понижение отложения коллагена, прочности, нару­ шение ангиогенеза и резистентности к инфекции.

Голодание. Голодание, вероятно, является единственным фактором, дающим наи­ больший вклад в развитие ИД С и обусловливающим нарушенное заживление раны.

Дефицит белков в питании может привести к развитию вторичного ИДС. Клиничес­ кие формы дефицита питания — нефротический синдром с потерей белка, энтеро патии, синдром мальабсорбции.

Углеводы и жирные кислоты обеспечивают энергией клетки, способствуя кле­ точной пролиферации и фагоцитарной активности. Клеточные мембраны имеют в своем составе жирные кислоты, вследствие чего дефицит жирных кислот ингибиру ет тканевую репарацию и регенерацию. Энергоснабжение углеводами и жирами жизненно необходимо для предотвращения глюконеогенеза, который лишает внут­ ренние органы аминокислот и снижает массу тела.

Как известно, собственно нутритивные поступления способствуют формирова­ нию лейкоцитов, антител, фибробластов и коллагена. Нутриенты, необходимые для раневой репарации, включают белок, углеводы, жиры, витамины и минералы. Нут­ ритивные дефициты нарушают раневое заживление, пролонгируя экссудативную фазу и ингибируя коллагеновый синтез.

Достаточное поступление белков жизненно необходимо для ангиогенеза, про­ лиферации фибробластов, коллагенового синтеза и образования лимфатической ткани. Среди белков особенно важен для раневой репарации альбумин, являясь про 1 1 О Инфекция и рана тектором внутрисосудистого онкотического давления, обеспечивая транспорт ами­ нокислот из печени, являясь донором аминокислот в процессе внепеченочного син­ теза, обеспечивая функционирование транспортного механизма для цинка (цинк необходим в процессе формирования поперечных связей коллагена) и жирных кис­ лот (важный субстрат энергии).

Необходимо сказать, что в некоторых исследованиях отмечается связь между повышенным уровнем билирубина и нарушением заживления ран, отмечается воз­ растание уровня раневой несостоятельности среди пациентов с желтухой. Однако в других исследованиях отмечается, что причиной в данном случае является не столько повышение уровня билирубина само по себе, сколько наличие злокаче­ ственного новообразования, нарушение питания, сопровождающиеся низким гема токритом и снижением альбумина. Считается, что нарушение раневого заживления является скорее результатом этих факторов, чем повышенный уровень билирубина.

Изучение среди пациентов с подтвержденным недостатком белково-калорийным обеспечением свидетельствует о снижении уровня гидроксипролина и прочности ран в сравнении с этими показателями у пациентов, которым проводили адекватное парентеральное питание.

Роль витамина С основополагающая в коллагеновом синтезе и формировании фибробластов. Случаи несостоятельности ран в 8 раз чаще встречаются среди паци­ ентов с низким уровнем витамина С. Однако истинный дефицит витамина С нечасто встречается если пациент полностью не лишен питания. Запасы аскорбиновой кис­ лоты есть в плазме, лейкоцитах, тромбоцитах. Во многих случаях эти минимальные тканевые резервы достаточны для обеспечения нормального раневого заживления.

Однако при клинических ситуациях, когда запасы витамина С и нутритивкые ком­ поненты пациента истощены (после операции, у кахектичных или онкологических пациентов), может быть повышенная потребность организма в данном витамине.

Комплекс витаминов группы В необходим для синтеза антител и обеспечения функциональной активности лейкоцитов, делая рану менее чувствительной к ин­ фекции. Витамин А способствует эпителизации, синтезу коллагена и используется местно для ран с целью нейтрализации ингибирующего эффекта стероидов.

В целом, при дефиците витаминов увеличивается деструкция тканей, гноеобра зование, нарушается фагоцитоз и процесс нормального раневого заживления.

Дефицит микроэлементов также оказывает влияние на процесс раневого зажив­ ления. Проходя сложный путь в организме, микроэлементы включаются в состав многих ферментов и различных биологически активных структур (гормонов, вита­ минов, компонентов клеточной мембраны, нуклеиновых кислот и т.д.). В норме мик­ роэлементы находятся в организме в сбалансированном состоянии, их обмен тесно связан с функциональной активностью различных органов. Многие микроэлемен­ ты, обладая широким спектром действия, способны влиять на иммунные реакции.

Дефицит цинка у пациентов с ИДС часто является результатом повышенного катаболизма (стресс, операционная травма, сепсис, диарея, травматичное дрениро­ вание желудочно-кишечного тракта и др.). При недостатке цинка замедляется син Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициты тез коллагена и эпителизация раны. Цинк принимает участие в синтезе нуклеино­ вых кислот и является необходимым ингредиентом для нормального раневого за­ живления. При уровне сывороточного цинка ниже 100 г % наблюдается нарушение вкусовой чувствительности, что может способствовать снижению аппетита и нару­ шению питания. Установлено, что при дефиците цинка снижается миграция нейтро филов и нарушаются функции клеточного иммунитета, особенно у пациентов с зло­ качественными заболеваниями. Введение цинка и повышение его уровня в крови до нормального способствует восстановлению нормального раневого заживления.

Дополнительное введение в организм цинка не вызывает ускорения процесса ране­ вого заживления.

Дефицит цинка приводит к снижению массы тимуса, уменьшению количества тимоцитов и их пролиферативной активности, снижению дифференцировки Т-кил леров. Вступая в конкурентное отношение с ионами кальция, ионы цинка подавля­ ют секрецию медиаторов аллергии тучными клетками и таким образом оказывают противоаллергическое действие.

Железо также жизненно необходимо для нормального функционирования им­ мунной системы. Оно входит в структуру гемоглобина, участвует в доставке кисло­ рода тканям, включено в цитохромы. При дефиците железа повышается митогенная активность клеток при одновременном снижении пролиферации тимоцитов.

Магний активирует ряд ферментов, в частности, АТФ-азу и аденилатциклазу, оказывающих ингибирующее действие на иммунные реакции. Дефицит магния со­ провождается усилением иммунных реакций, стимуляцией клеточной пролифера­ ции, что приводит в конечном итоге к образованию тимом. Дефицит магния снижа­ ет дифференцировку Т-киллеров. Еще одна очень важная роль магния в процессе иммунного ответа — участие в образовании молекул адгезии, без которых невоз­ можно уничтожение вирусов и бактерий, так как для уничтожения бактерий имму нокомпетентные клетки должны к ним прикрепиться.

Микроэлемент селен стимулирует размножение лимфоцитов, активирует Т-лим фоциты и NK-клетки, индуцирует экспрессию интерлейкина-2, повышает синтез ин терферонов, стимулирует функциональную активность В-лимфоцитов. Селен явля­ ется важнейшим антиоксидантом. При недостатке селена в организме повреждают­ ся биологические мембраны, нарушаются неспецифический, клеточный и гумораль­ ный иммунитет.

При дефиците питания различной этиологии выявляется фенотипическая одно­ родность иммунологических изменений, обусловливающих развитие вторичного ИДС. Исследование функционального состояния клеточного звена системного и ме­ стного иммунитета выявляет гиперергический тип реагирования при длительном патологическом процессе в слизистых оболочках. Наиболее выраженные измене­ ния определяются на уровне местного иммунитета. Кроме того, выявляют снижение уровня иммуноглобулинов и выработки антител, снижение компонентов компле­ мента при некоторых формах нефроза. При мальабсорбции страдает преимуще­ ственно Т-клеточный иммунитет: снижены реакции гиперчувствительности замед Инфекция и рана 1 ленного типа (ГЗТ), ответ Т-лимфоцитов на митоген фитогемагглютинин и аллоген ные клетки в реакциях смешанного культивирования. Концентрация иммуноглобу­ линов в сыворотке крови больных в этих случаях может сохраняться в пределах нормы, существенно не меняется и синтез антител.

Загрязнение окружающей среды химическими веществами вредно влияет на организм, нарушая жизнедеятельность различных органов и систем, в том числе иммунной системы, которая является органом-мишенью для большинства ксеноби­ отиков. В результате повреждения иммунной системы вредными химическими ве­ ществами формируется ИДС, при котором снижается резистентность организма к возбудителям инфекционных болезней, нарушается течение воспалительных и ре паративных процессов, в том числе и течение нормального процесса раневого за­ живления, обмен веществ, повышается риск возникновения злокачественных ново­ образований, аутоиммунных и аллергических заболеваний.

Обладая структурно-метаболической гетерогенностью, иммунная система про­ являет различную чувствительность к неблагоприятным факторам окружающей среды. Важная роль в полноценной защите организма принадлежит филогенети­ чески более древним механизмам — факторам неспецифической резистентности.

В дальнейшем на фоне развившихся признаков интоксикации формируется недо­ статочность Т-системы иммунитета.

ОЦЕНКА ИММУННОГО СТАТУСА В последнее время отмечается значительный рост числа хронических инфекци­ онных заболеваний, вызываемых условно-патогенными, или оппортунистическими микробами. Наряду с этим наблюдается снижение иммунологической реактивности населения.

Несмотря на успехи в лечении и профилактике хронических заболеваний, выз­ ванных бактериальной и вирусной микрофлорой, возрастает число тяжелых форм, а также форм с вялым и торпидным течением воспалительного процесса, с частыми рецидивами и малой эффективностью от адекватной этиотропной терапии, что по­ зволяет предположить недостаточность функционирования иммунной системы.

Перед практическим врачом стоит задача по выявлению нарушений в иммунной системе и определению патологии. При этом предварительно необходимо выяснить, является ИДС осложнением основного заболевания или служит причиной хрониза ции инфекционного процесса, т.е. является ли вторичная иммунная недостаточ­ ность самостоятельной нозологической формой или синдромом.

Понятие «синдром» подразумевает состояние, развивающееся как следствие за­ болевания и определяющееся совокупностью клинических, лабораторных, инстру­ ментальных диагностических признаков, которые позволяют идентифицировать его и отнести к группе состояний с различной этиологией, но с общим патогенезом, клиническими проявлениями, общими подходами к лечению, зависящего вместе с Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициту 1 1 тем и от болезней, лежащих в основе синдрома. Исходя из этого, развивающиеся вторичные нарушения иммунной системы обозначаются как синдром вторичной иммунной недостаточности.

Комплексная оценка состояния больного учитывает в первую очередь клини­ ческое состояние на момент обследования, полный иммунологический анамнез и в качестве подтверждения вероятного диагноза результаты лабораторного иммуно­ логического исследования. При клиническом осмотре определяют состояние лим­ фатических узлов, миндалин, селезенки. В клинической диагностике ИДС очень важно обратить внимание на признаки нейроэндокринной патологии.

Изучение иммунного статуса при иммунодефицитах должно включать изучение количества и функциональной активности основных компонентов иммунной систе­ мы, играющих главную роль в противоинфекционной защите организма. К ним от­ носятся фагоцитарная система, система комплемента, Т- и В-системы иммунитета.

Комплекс иммунопатологических изменений носит фазовый характер, поэтому только лабораторно-иммунологическое исследование в динамике помогает опреде­ лять происхождение и глубину ИДС. Широко используются следующие скрининго вые иммунолабораторные тесты. Система комплемента — определение активности комплемента в сыворотке крови (СН50). Фагоцитарная система — определение со­ держания в крови и морфологическая характеристика гранулоцитов разного типа и моноцитов. Естественные киллеры — определение содержания в крови NK-клеток.

Система Т-лимфоцитов — определение содержания в периферической крови Т-лим фоцитов и их CD4+ и CD8+ субпопуляций. Система В-лимфоцитов — определение содержания в периферической крови В-лимфоцитов, иммуноглобулинов классов М, G, А и" Е, изогемагглютининов, антигенспецифических антител и циркулирующих иммунных комплексов.

Полученные данные позволяют включить иммунокорригирующие терапию в па­ тогенетическое лечение различных заболеваний.

Методы, применяемые для оценки функционирования этих систем, условно раз­ делены Р.В. Петровым с соавт. (1984) на ':есты 1-го и 2-го уровней. Тесты 1-го уров­ ня являются ориентировочными и направлены на выявление грубых дефектов в им­ мунной системе;

тесты 2-го уровня являются функциональными и направлены на идентификацию конкретной «поломки» в иммунной системе. К тестам 1-го уровня относятся методы, направленные на идентификацию того продукта функциониро­ вания соответствующей системы иммунитета, который определяет ее антимикроб­ ный эффект. Тесты 2-го уровня являются дополнительными. Они существенно обо­ гащают информацию о функционировании соответствующей системы иммунитета.

К тестам 1-го уровня для оценки фагоцитоза относится определение:

• абсолютного числа нейтрофилов и моноцитов;

• интенсивности поглощения микробов нейтрофилами и моноцитами;

• способности фагоцитов убивать микробы.

Процесс фагоцитоза состоит из нескольких этапов: хемотаксиса, адгезии, погло­ щения, дегрануляции, киллинга и разрушения объекта. Их изучение имеет опреде 8. Справочник хирурга Инфекция и рана ленную значимость в оценке фагоцитарного процесса, так как существуют иммуно­ дефицита, связанные с наличием поломок практически на каждом этапе. Главным итогом работы нейтрофила и моноцита является киллинг и разрешение микроба, т.е. завершенный фагоцитоз. Для оценки киллинга можно рекомендовать определе­ ние образования активных форм кислорода в процессе фагоцитоза. Если нет воз­ можности определять активные формы кислорода с помощью хемолюминесценции, об образовании супероксидного радикала можно судить по восстановлению нитро синего тетрозолия. Но в данном случае следует-помнить, что киллинг микробов в фагоците осуществляется с помощью как кислородозависимых, так и кислородоне зависимых механизмов, т.е. определение активных форм кислорода не дает полной информации об этом процессе.

К тестам 2-го уровня оценки фагоцитоза можно отнести определение:

• интенсивности хемотаксиса фагоцитов;

• экспрессии молекул адгезии (CDlla, CDllb, CDllc, CD18) на поверхностной мембране нейтрофилов.

К тестам 1-го уровня оценки В-системы иммунитета можно отнести определение:

• иммуноглобулинов G, А, М в сыворотке крови;

• иммуноглобулина Е в сыворотке крови;

• определение процента и абсолютного количества В-лимфоцитов (CD19, CD20) в периферической крови.

Определение уровня имуноглобулинов — это по-прежнему важный и надежный метод оценки В-системы иммунитета. Его можно считать главным методом в диаг­ ностике всех форм иммунодефицитов, связанных с биосинтезом антител. К тестам 2-го уровня оценки В-системы иммунитета можно отнести определение:

• субклассов иммуноглобулинов, особенно Ig G;

• секреторногоIg A;

• соотношение каппа- и лямбда-цепей;

• специфических антител к белковым и полисахаридным антигенам;

• способности лимфоцитов давать пролиферативный ответ на В- (стафилококк, липополисахарид энтеробактерий) и Т-В- (митоген лаконоса) митогены.

К тестам 1-го уровня оценки Т-системы иммунитета можно отнести определение:

• общего числа лимфоцитов;

• процента и абсолютного числа зрелых Т-лимфоцитов (CD3) и двух основных их субпопуляций: хелперов/индукторов (CD4) и киллеров/супрессоров (CD8);

• пролиферативного ответа на основные митогены;

фитогемагглютинин и кон канавалин А.

Методы оценки функциональной активности Т-лимфоцитов достаточно сложны.

Простейшим из них является реакции бласт-трансформации с применением двух основных Т-митогенов: фитогемагглютинина и конканавалина А.

К тестам 2-го уровня для оценки Т-системы иммунитета относится определение:

• продукции цитокинов (интерлейкина-2, (ИЛ-2), ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-б, гамма-ин­ терферона, фактора некроза опухоли (ФИО) и др.);

Глава VII. Раневое заживление и иммунодефициты • активационных молекул на поверхностной мембране Т-лимфоцитов (CD25, HLA-DR);

• молекул адгезии (CDlla, CD18);

• пролиферативного ответа на специфические антигены, чаще всего на дифте­ рийный и столбнячный анатоксины;

• аллергической реакции с помощью кожных тестов с рядом микробных анти­ генов.

Инфекция является одним из наиболее частых препятствий для достижения ус­ пешного заживления раны. Факторы, ослабляющие иммунную защиту организма па­ циента и способствующие развитию ИДС, делают пациента более чувствительным к инфекции и оказывают негативный эффект на процесс раневого заживления. Глу­ бокое понимание физиологии процесса раневого заживления необходимо для вы­ бора местно используемых материалов и средств с целью оптимизации раневого заживления.

Достоверность следует искать только в соотношениях, а не в вещах, рассматриваемых изолированно.

А. Пуанкаре Глава VIII РАНЕВОЕ ЗАЖИВЛЕНИЕ И ВОЗРАСТ В последние годы благодаря широкому внедрению ультразвуковой диагностики существует возможность антенатально диагностировать многие врожденные поро­ ки развития. Большинство из них поддаются хирургическому лечению после родов.

Однако существует целая группа аномалий плода, плаценты и пуповины, которые приводят к необратимым нарушениям развития, затрудняющим их хирургическую коррекцию в постнатальном периоде. В таких случаях оптимальным является про­ ведение операции во внутриутробном периоде. Фетальная хирургия начинает от­ счет с 1982 г., когда плоду с двусторонним гидронефрозом была наложена уретеро стома. В настоящее время разработаны показания к выполнению оперативных вме­ шательств в фетальном периоде (табл. 13).

Оптимальным сроком для проведения операции во внутриутробном периоде яв­ ляется возраст плода 18-30 недель гестации. Чем больше срок беременности, тем меньше вероятность получения желаемых результатов. Кроме того, с увеличением срока беременности повышается сократительная активность матки и возрастает ве­ роятность преждевременных родов.

Существует два типа операций, выполняемых в фетальной хирургии: откры­ тым способом с вскрытием полости матки и эндоскопическим путем. Операции открытым способом проводятся под эндотрахеальной анестезией. Плоду вводят анальгетики и миорелаксанты для ограничения подвижности. Производится ла паротомия и гистеротомия. Плод выводится из полости матки или приближается к области разреза.

Важными проблемами являются мониторный контроль в ходе операции и под­ держание гомеостаза плода. Для этой цели используют пульсоксиметрию, эхогра­ фию и радиотелеметрические системы слежения. Необходимый объем амниотичес кой жидкости поддерживается путем выведения в операционную рану только части плода, на которой производится вмешательство, и постоянной перфузии теплого раствора Рингер-лактата. После окончания операции оболочки и стенка матки тща­ тельно ушиваются для избежания подтекания вод.

Эндоскопическое антенатальное вмешательство, обладая меньшей инвазивнос тью, позволяет избежать осложнений, которые сопровождают открытые операции, а именно — уменьшить частоту преждевременных родов, предотвратить охлаждение Глава VIII. Раневое заживление и возраст 11 Таблица Показания к оперативному лечению врожденных пороков развития в фетальном периоде Порок развития Цель операции Диафрагмальная грыжа Предупреждение развития гипоплазии легких Предупреждение развития почечной Обструкция мочевыводящих путей недостаточности и гипоплазии легких Предупреждение развития сердечной Крестцово-копчиковая тератома недостаточности Предупреждение развития гипоплазии легких Объемные образования грудной полости и сердечной недостаточности Дефекты невральной трубки Предупреждение образования грыжи Предупреждение развития сердечной Хорионангиома недостаточности и отека Предупреждение развития деформаций и Амниотические тяжи ампутаций частей плода Предупреждение развития сердечной недостаточности, фето-фетального Аномалии монохориальной беременности трансфузионного синдрома, нарушений при гибели одного близнеца и дегидратацию плода. Под контролем эхографии определяется место введения тро­ акара. Обычно вводится три троакара. Используемые инструменты имеют размеры 3-5 мм, диаметр фетоскопа 1,2-2 мм. Одной из главных проблем при проведении эндоскопической операции является плохая видимость вследствие недостаточной прозрачности вод.

РАНЕВОЕ ЗАЖИВЛЕНИЕ. У МОДА Внутриутробная коррекция врожденных аномалий не может эффективно осу­ ществляться без понимания механизмов заживления ран у плода. В то время как у взрослых процесс раневого заживления в значительной степени изучен, механизмы фетальной рапарации только начинают разъясняться.

Для изучения раневого заживления у плодов используются различные модели на мышах, крысах, морских свинках, кроликах, овцах, обезьянах и других живот­ ных. Образцы ткани плода получают при помощи имплантантов из поливинилалко голя (ПВА-губка), политетрафлюороэтилена, камеры Hunt-Schilling и др.

Экспериментальные исследования свидетельствуют о том, что раневое заживле­ ние у плода имеет существенные отличия от заживления ран у детей и взрослых.

Прежде всего это связано с безрубцовым заживлением ран в фетальном периоде.

Инфекция и рана 1 Только в поздние сроки гестации кожные раны плодов начинают заживать с форми­ рованием рубца.

У взрослых млекопитающих раневое заживление является ответом на травму и завершается восполнением тканевого дефекта с образование рубцовой ткани. При этом процесс раневого заживления последовательно включает фазы воспаления, пролиферации и ремоделирования рубца. В фазе воспаления первыми в процесс вовлекаются PMN, обеспечивающие очищение раны и антибактериальную защиту, в последующем — макрофаги и лимфоциты. В этой фазе раневого заживления проис­ ходит секреция факторов роста, цитокинов и компонентов экстрацеллюлярного матрикса (ЭЦМ). При этом главной эффекторной клеткой, координирующей зажив­ ление раны, является макрофаг.

В фазе пролиферации происходит размножение фибробластов и эндотелиаль ных клеток. Исходный раневой матрикс, богатый фибрином, постепенно замещает­ ся коллагеном. В финальной фазе раневого заживления — фазе ремоделирования, между коллагеновьтми молекулами образуются прочные поперечные связи, проис­ ходит упорядочивание коллагеновых фибрилл и в результате формируется зрелый рубец. При патологическом течении заживления возможно образование гипертро­ фического рубца или келлоида, что приводит к функциональным и косметическим проблемам.

Между плодом и взрослым организмом существуют многочисленные внешние и внутренние различия. Прежде всего, плод запрограммирован для постоянного рос­ та, в отличие от периода внеутробного существования. За 10 лунных месяцев пре­ вращения оплодотворенной яйцеклетки в сформированный плод, масса его перед рождением увеличивается в бхЮ раз. Для столь интенсивного роста плод должен быть обеспечен благоприятными внешними и внутренними условиями.

Важной особенностью фетального периода является то, что кожные раны плода постоянно омываются амниотической жидкостью (АЖ), богатой гиалуроновой кис­ лотой (ГК) и фибронектином, являющимися компонентами ЭЦМ. В АЖ содержатся также факторы роста, стимулирующие активность раневых клеток. Кроме того, АЖ создает идеальное влажное микроэкологическое пространство для раны, способ­ ствующее формированию раневого матрикса, благоприятного для клеточного взаи­ модействия и облегчающее миграцию эпителиальных клеток.

Важнейшее внутреннее различие между плодом и взрослым заключается в осо­ бенностях оксигенации плода. Фетальная артериальная кровь имеет р0, не превы­ шающее 20 мм рт. ст., что ниже, чем у альпиниста, находящегося на вершине Эвере­ ста без кислородной маски. Тканевое р0 у плодов ягнят в середине срока гестации составляет 16 мм рт. ст., тогда как в ткани у взрослого животного — 45-60 мм рт. ст.

Частичная компенсация низкого содержания кислорода в крови и тканях плода про­ исходит за счет фетального гемоглобина, имеющего более высокое сродство к 0, чем гемоглобин взрослого.

Возникает вопрос, почему у плода заживление происходит так быстро, несмот­ ря на наличие гипоксемии? Ранее считалось, что продукция коллагена и эпители Глава VIII. Раневое заживление и возраст 1 1 зация в ране (два интегральных компонента раневого заживления) существенно зависят от напряжения кислорода в тканях раны. Однако в настоящее время уста­ новлено прямо противоположное, т.е. раневое заживление стимулируется и об­ легчается в относительно гипоксичных раневых условиях. Оптимальный рост фибробластов в тканевой культуре наблюдается при низком парциальном давле­ нии кислорода (5-10 мм рт. ст.), а эпидермальный клеточный рост ингибируется при уровне кислорода выше, чем в окружающей воздухе. Установлено также, что хроническая тканевая гипоксия является потенциальным стимулятором пролифе­ рации капилляров. Градиент кислорода между краями раны и ее центром стиму­ лирует рост капилляров в направлении гипоксического центра раны. В этом про­ цессе участвуют макрофаги, которые стимулируются локальной гипоксией к выс­ вобождению факторов роста.

Другим фактором, влияющим на процесс раневого заживления в фетальном пери­ оде, является значительное отличие в строении кожи плода и взрослого. На 9-14-й неделе гестации эпидермис плода человека имеет слоистое строение, в последующем наблюдается фолликулярная кератинизация (14-24-я неделя), а после 24 недели гестации развивается межфолликулярная кератинизация. Между 4 и 24 неделями гестации внешний слой кожи плода (перидерма) имеет множество викроворсинок.

Перидерма обладает абсорбционными способностями и функционирует как диали зирующая мембрана по отношению к амниотической жидкости.

Важное различие между плодом и взрослым заключается в функционировании иммунной системы. Внешнее окружение плода стерильно. До середины периода ге­ стации у плода имеет место нейтропения и отсутствует способность иммунологи­ ческой идентификации. PMN в ранах у плода обладают низкой способностью к хе­ мотаксису и обнаруживаются в небольшом количестве, что является одной из при­ чин отсутствия типичного воспалительного ответа, наблюдаемого у взрослых.

Так как воспаление играет большую роль в процессе репарации в постнатальном периоде, невыраженная воспалительная реакция плода в ответ на травму является важным отличительным признаком фетальной репарации. После инъекции флого генного агента каррагенина в дерму плодов кролика на 19, 23 и 27 сут гестации (весь период гестации 31 сут), у плодов более раннего срока гестации наблюдается практически полное отсутствие воспалительной реакции и постепенное возраста­ ние воспалительного ответа у плодов более позднего срока гестации. Аналогичные результаты получены на плодах животных других видов.

Раневые макрофаги являются ключевыми клетками в процессе раневого зажив­ ления у взрослого. Если PMN могут быть элиминированы из раны без негативных последствий для образования грануляционной ткани, то отсутствие макрофагов вы­ зывает выраженные нарушения процесса раневого заживления. В фетальном пери­ оде в ранах наблюдается значительное количество макрофагов, в то время как чис­ ленность PMN никогда не достигает высокого уровня. При использовании полиме разной цепной реакции (ПЦР) установлено, что фетальные макрофаги, экспресси руя фактор роста, действуют как регуляторы процесса раневого заживления. Ране Инфекция и рана вые макрофаги координируют деградацию и ремоделирование ЭЦМ посредством из­ бирательной активации и ингибирования протеиназ.

Эксперименты на модели ран у плодов ягнят свидетельствуют, что гистологи­ чески кожа после заживления ран неотличима от неповрежденной дермы. Это по­ зволяет считать, что обменные реакции в фетальном раневом матриксе осуществля­ ются быстро и эффективно. Исследования свидетельствуют, что заживление феталь ной раны является процессом, ближе стоящим к регенерации, чем к репарации.

Th.M. Krummel et al. (1987) установили, что раневой матрикс у плодов кролика богат гликозаминогликанами (ГАГ), причем содержание ГАГ в 10 раз превышает их наличие в неповрежденной коже плодов и значительно выше, чем у взрослых жи­ вотных. Главным компонентом ГАГ является гиалуроновая кислота (ГК). Раневой матрикс играет большую роль в процессе заживления. ГК является структурным ключевым и функциональным компонентом ЭЦМ, благоприятствуя клеточной про­ лиферации. Длительное присутствие ГК в матриксе раны плода, вероятно, является одним из факторов, способствующим процессу раневого заживлению путем регене­ рации, а не образования рубцовой ткани. М.Т. Longaker et al. (1989) обнаружили, что сыворотка плодов ягнят обладает способностью стимулировать синтез ГК (ССГК) с пиком активности в середине срока гестации. Из фетальной сыворотки выделен гликопротеин, обладающий такой способностью. После рождения способность сы­ воротки животных ССГК значительно уменьшается.

Анализ раневой жидкости, полученной при помощи цилиндра Hunt-Schilling, имплантированного в середине срока гестации плодам ягнят, показывает значи­ тельное повышение уровня активности раневой жидкости ССГК по сравнению с взрослыми на 1-14 сут после имплантации. Причем данная активность раневой жидкости имеет бимодальное распределение. Первый ее пик (1-4 сут) отражает способность ССГК фетальной сыворотки, тогда как второй пик (8-14 сут) — данную способность раневых фибробластов. Этот феномен, возможно, лежит в основе высо­ кого уровня содержания и длительного присутствия ГК в ЭЦМ фетальных ран.

АЖ также содержит высокую концентрацию ГК и обладает активностью ССГК, пик которой, в отличие от фетальной сыворотки, приходится на конец периода гес­ тации. Это, по-видимому, отражает увеличивающееся содержание мочи плода в АЖ, так как фетальная моча обладает высокой активностью ССГК. Вследствие постоян­ ного контакта ран плода с АЖ обеспечивается дополнительное отложение ГК в ра­ невом матриксе у плода. Таким образом, способность ССГК сохраняется в фетальной ране в течение длительного периода и обеспечивается из различных источников, в то время как у взрослого ГК откладывается из тромбоцитарно-фибринового сгустка крови в течение короткого периода времени на раннем этапе процесса раневого заживления. Кроме того, в ранах взрослых после отложения ГК начинает продуци­ роваться гиалуронидаза, что приводит к разрушению ГК и замещению раневого мат рикса коллагеном. Таким образом, в фетальной ране, богатой ГК и ЭЦМ, обеспечива­ ется высокая клеточная подвижность и пролиферация, что, по-видимому, способ­ ствует быстрому и безрубцовому заживлению фетальных ран.

Глава VIII. Раневое заживление и возраст Все механизмы, лежащие в основе безрубцового заживления фетальных ран, до конца не известны. Некоторые из них имеют отношение к коллагеновому синтезу и фибриллогенезу. Полученные к настоящему времени данные о роли коллагена в формировании фетального раневого матрикса противоречивы. Так, Th.M. Krummel et al. (1987), имплантируя ПВА-губку плодам кролика, не смогли установить отло­ жение коллагена. В то же время при иммуногистохимическом исследовании с ис­ пользованием антител к коллагену типа I, III и IV было показано его наличие, причем образцы коллагена, полученные у 75- и 100-суточных плодов ягнят через 2недели после нанесения ран, не отличались от образцов неповрежденной кожи. У плодов более позднего срока гестации (120 сут) наблюдалось уже некоторое сходство с заживлением ран у взрослого с образованием рубца.

A.R. Burd et al. (1990) имплантировали ПВА-губку взрослым животным и плодам ягнят на 75 и 100 сут гестации, с извлечением губки на 5, 10, 15 и 20 сут после имплантации. Авторы установили значительное отложение коллагена в фетальных имплантантах, причем у плодов содержание было выше, чем у взрослых животных во все дни исследования. Во всех группах исследования наблюдалось постепенное возрастание прочности ран. Противоречивые результаты, полученные разными ав­ торами, вероятно, обусловлены особенностями используемых методик.

Исследования in vitro позволяют считать, что фетальные фибробласты более ак­ тивно синтезируют коллаген, чем фибробласты у взрослых. Используя пассируе­ мые кожные фибробласты человеческого плода и взрослого, можно показать, что активность фермента пролилгидроксилазы, играющего важную роль в регуляции синтеза коллагена, у фетальных фибробластов до 20-й недели гестации значитель­ но выше, чем у фибробластов взрослого. После 20-й недели активность данного фермента уменьшается и постепенно достигает уровня взрослого. Пролилгидрокси лаза в фетальных клетках, в отличие от клеток взрослого, контролируется поли ADP-рибозосинтетазой — энзимом, участвующим в регуляции опухолевого роста и клеточной репарации. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что фетальный механизм коллагенового синтеза подвержен более тонкой регуляции по сравнению с взрослым организмом.

Так как коллаген является главным компонентом рубцовой ткани в постна тальном периоде у человека и животных, возникает вопрос: почему у плода от­ кладывается богатый коллагеном матрикс и в то же время раневое заживление происходит без образования рубца? Вероятно, безрубцовое заживление обуслов­ лено особенностями организации раневого матрикса плода. Матрикс, богатый ГК, обеспечивает создание среды, способствующей упорядоченному отложению кол лагеновых фибрилл в фетальных ранах, тогда как коллагеновые фибриллы в ране­ вом матриксе взрослых выстраиваются менее организованно, что влечет за собой образование рубца.

Различия, наблюдающиеся в раневом заживлении плода и взрослого организма, могут быть обусловлены и другими компонентам ЭЦМ, помимо ГК и коллагена, а именно — адгезионными гликопротеинами, и в первую очередь их рецепторами, Инфекция и рана известными как интегрины. В течение эмбриогенеза, так же как и процесса ранево­ го заживления, имеют место специфические взаимодействия между мигрирующими клетками и ЭЦМ. ЭЦМ обеспечивает создание каркаса для прикрепления клеток, их адгезии и миграции. В ЭЦМ обнаружены различные гликопротеины, обеспечиваю­ щие адгезию клеток — фибронектин, тромбоспондин, тенасцин. Фибронектин со­ держится в значительно больших количествах в коже у плода, чем у новорожденно­ го и взрослого. Известно, что при местном применении фибронектин ускоряет ра­ невое заживление экспериментальных ран. Возможно, именно повышенное отложе­ ние фибронектина в течение эмбриогенеза и морфогенеза, обеспечивает благопри­ ятную среду для пролиферации и миграции клеток.

М.Т. Longaker et al. установили (1989), что фибронектин откладывается в кож­ ных ранах у плодов кролика раньше, чем у взрослых животных. АЖ содержит фиб­ ронектин и может быть важным источником данного гликопротеина. Тенасцин при­ нимает участие в эпителиально-мезенхимальных взаимодействиях в процессе раз­ вития плода и способствует клеточной миграции. Иммуногистохимически обнару­ жено,, что в ранах у плодов мышей и овец тенасцин откладывается раньше, чем у взрослых животных. Таким образом, более раннее отложение фибронектина и те насцина в фетальном раневом матриксе может способствовать быстрой эпителиза ции и заживлению фетальных ран.

Заживление ран вторичным натяжением у взрослых сопровождается контрак­ цией. Th.M. Krummel et al. (1987), изучая заживление открытых ран плодов кроли­ ка, не наблюдали уменьшения их размеров. Клеточным элементом, обеспечиваю­ щим феномен раневой контракции, являются миофибробласты. При использовании иммунологических и электронно-микроскопических методов в ранах у плодов не было обнаружено присутствия миофибробластов. Следует, однако, отметить, что контракция ран не всегда требует присутствия миофибробластов. Фибробласты кожи плодов кролика также обладают контрактильной способностью, причем в большей степени, чем фибробласты у взрослого. Отсутствие заживления открытых ран у плодов кролика, вероятно, происходит не в результате дефекта контрактиль­ ной способности фетальных фибробластов.

Установлено, что АЖ ингибирует контракцию фетальных фибробластов, а также фибробластов у взрослого. Эти данные, полученные in vitro, могут объяснить за­ живление открытых ран у плодов кролика после изоляции их от АЖ силиконовым покрытием. В других исследованиях, у плодов ягнят установлено заживление от­ крытых ран при наличии раневой контракции. При этом иммунологическими и электронно-микроскопическими методами установлено присутствие миофибробла­ стов в ранах в присутствий матрикса, богатого ГК.

Быстрый рост плода позволяет предположить влияние факторов роста на про­ цесс раневого заживления в фетальном периоде. Факторы роста, в противополож­ ность гормонам, действуют на близлежащие клетки (паракриновый эффект), или на клетки, которые их секретируют (аутокриновый эффект). Например, трансформи­ рующий фактор роста бета (TGF-J3) продуцируется многими клетками раны и может Глава VIII. Раневое заживление и возраст 1 2 стимулировать пролиферацию клеток, особенно в соединительной ткани, но может ингибировать пролиферацию, например, эпителиальных клеток. TGF-3 может также стимулировать синтез таких компонентов ЭЦМ, как фибронектин, протеогликаны и коллаген. Фетальные фибробласты способны реагировать на экзогенный TGF-|3 про­ лиферацией и синтезом коллагена.

Локальное применение TGF-J3 ускоряет раневое заживление и увеличивает прочность ран у крыс. В процессе внутриутробного роста плода и в послеродовом периоде у фибробластов наблюдается прогрессивное снижение количества клеточ­ ных рецепторов TGF-(3. Дальнейшие исследования должны прояснить роль факто­ ров роста в клеточном взаимодействии, пролиферации и дифференциации в про­ цессе фетального раневого заживления.

Сложность исследования раневого заживления у плодов in vivo облегчена раз­ работкой модели in vitro. A.R. Burd et al. (1990) разработали модель эксплантата (ткани, культивируемой вне организма) кожи плодов ягнят. Кожа плода среднего срока гестации помещается в питательную среду, после чего на нее наносилась ре­ заная рана. К 7 сут кожный дефект уменьшается в размере и наблюдается его эпите лизация. Такая модель позволяет исследовать in vitro влияние различных факторов на фетальное заживление ран.

Таким образом, за последние два десятилетия в области фетальной хирургии достигнуты большие успехи. Плод начинает рассматриваться как пациент. Ряд по­ роков развития, которые ранее диагностировались только после рождения ребенка, в настоящее время могут быть антенатально не только выявлены, но и подвергнуты хирургической коррекции. Прогресс в данной области хирургии невозможен без изучения особенностей раневого заживления в фетальном периоде. Данные иссле­ дования позволят установить механизмы, приводящие к безрубцовому заживлению ран у плода. Понимание биологических особенностей регенерации в фетальном пе­ риоде будет способствовать уменьшению патологических изменений, наблюдаю­ щихся при заживлении ран у детей и взрослых, а также более эффективно осуще­ ствлять их лечение.

/ РАНЕВОЕ ЗАЖИВЛЕНИЕ У НОВОРОЖДЕННОГО В основе процесса раневого заживления у новорожденного ребенка лежат те же фундаментальные биологические процессы, что и у взрослых, однако имеются особенности, которые могут оказывать неблагоприятное воздействие на течение репарации.

В процессе раневого заживления выделяют фазы воспаления, пролиферации и ремоделирования, которые не могут быть резко разграничены и частично перекры­ ваются по времени. Фаза воспаления включает остановку кровотечения и очище­ ние раны. В физиологических условиях данная фаза продолжается около 3 сут. При ранении из поврежденных клеток высвобождаются вазоактивные вещества, кото Инфекция и рана рые сужают сосуды. В ходе агрегации тромбоцитов активируется свертывающая си­ стема крови, в результате чего образуется сгусток, который останавливает кровоте­ чение, покрывает рану и защищает ее от бактериальной контаминации и потери жидкости. В последующем происходит расширение сосудов под действием вазоак тивных веществ, таких как гистамин, серотонин и кинины. Это приводит к усиле­ нию кровотока и повышению локального обмена веществ, необходимого для устра­ нения повреждающих факторов. Клинически данный процесс проявляется в локаль­ ном, покраснении и повышении температуры.

Одновременно за счет вазодилятации происходит усиление проницаемости со­ судов с выпотом плазмы в межклеточное пространство. Вследствие замедления кро­ вотока в области раны развивается отек. Смещение кислотно-основного состояния в кислую сторону усиливает катаболические процессы, а увеличение объема ткане­ вой жидкости позволяет разбавить токсические продукты распада тканей и жизне­ деятельности бактерий* Боль в области раны развивается вследствие травмы не­ рвных окончаний и отека, а также под действием продуктов воспалительного про­ цесса, таких как брадикинин.

Первичные продукты распада при активации комплемента СЗА и С5А являются наиболее сильными хемоаттрактантами, продуцируемыми после нанесения раны.

Спустя 2-4 ч после ранения начинается миграция PMN, которые продуцируют раз­ личные соединения, способствующие воспалению, так называемые цитокины (TNF-a, интерлейкины), фагоцитируют бактерии, а также выделяют в рану протеа зы, которые разрушают поврежденные компоненты клеточного матрикса. Кроме того, из PMN высвобождаются метаболиты токсичного кислорода. Каждый из этих молекулярных соединений образуется в результате последовательного электрон­ ного обмена (перекись —» перекись водорода —» гидроксильные радикалы и синг летный кислород) и участвует в активации этих токсичных реакций. Наиболее полно изученная из этих реакций — реакция перекиси водорода с миелоперокси дазой и хлором: СГ + Н 0 «иелопероксидаза _^ дСГ + Н 0. Образующиеся гипохлориты 2 2 формируют комплексы, такие как потенциально токсичный аминокислотный тау рин (хлорамин).

Клеточное повреждение, вызываемое радикалами кислорода, проявляется дег­ радацией гиалуроновой кислоты и коллагена, деструкцией клеточных мембран в результате перекисного окисления жирных кислот в фосфолипидной мембране, по­ вреждением мембран органелл — лизосом и митохондрий. Главным результатом пе­ рекисного окисления клеточных мембран является продукция эйкосаноидов, по­ средством циклооксигеназного и липооксигеназного путей. Вследствие потери ли пидов клеточными мембранами изменяются рецепторные функции и секреторная способность клеток.

Миграция PMN прекращается в течение 3 сут, когда рана очищается, и фаза вос­ паления завершается. Если же в ране развивается инфекционный процесс, мигра­ ция PMN продолжается и фагоцитоз активизируется. Это ведет к пролонгированию фазы воспаления и, тем самым, к увеличению сроков заживления раны. Уничтоже Глава VIII. Раневое заживление и возраст 1 2 ние бактерий внутри фагоцитов может происходить только при помощи кислоро­ да — именно поэтому достаточное снабжение кислородом области раны, имеет столь большое значение для защиты от инфекции. Присутствие бактерий в ране, их концентрация и вирулентность являются важными факторами, влияющими на ране­ вое заживление. Активность цитокинового ответа в значительной степени обуслов­ лена бактериальными эндотоксинами, которые стимулируют продукцию фактора некроза опухолей (TNF-a), а также экзотоксинами и протеиназами.

Заживление раны невозможно без участия макрофагов. Привлекаемые химичес­ кими раздражителями в виде бактериальных токсинов, а также активируемые PMN, моноциты мигрируют из циркулирующей крови в рану, где происходит их диффе­ ренциация до макрофагов. В рамках фагоцитарной деятельности, связанной с мак­ симальной степенью активации клеток, макрофаги не ограничиваются прямой ата­ кой на микроорганизмы, они помогают также в передаче антигенов лимфоцитам.

Захваченные макрофагами и частично разрушенные антигены передаются в легко распознаваемой форме. Кроме того, макрофаги выделяют провоспалительные цито кины (IL-1, TNF-a) и различные факторы роста (EGF, PDGF, TGF-a и TGF-P). Факторы роста представляют собой полипептиды, которые привлекают клетки и усиливают их миграцию в область раны, а также стимулируют клеточную трансформацию и пролиферацию.

Фаза пролиферации процесса раневого заживления охватывает период раз­ множения клеток, направленных на восстановление сосудистой системы и запол­ нение раны грануляционной тканью. Термин «грануляционная ткань» введен в 1865 г. Т. Бильротом и связан с тем, что при заживлении раны на ее поверхности видны светло-красные стекловидно-прозрачные зерна (лат. — granula). Фаза про­ лиферации начинается примерно на 4-е сутки после возникновения раны. Цитоки ны и факторы роста стимулируют и регулируют пролиферацию клеток, ответствен­ ных за новообразование сосудов и тканей. Клетки эпителиального слоя, выстилаю­ щие кровеносные сосуды (эндотелий), приобретают способность разрушать базаль ную мембрану и мигрировать в ткани, окружающие рану. В ходе дальнейших кле­ точных делений они образуют трубчатые структуры, которые имеют вид почек, рас­ тущих по направлению друг к другу. В последующем они соединяются, образуя капиллярные сосудистые петли, которые в свою очередь продолжают ветвиться до тех пор, пока не наткнутся на более крупный сосуд, в который могли бы впадать.

Проницаемость вновь образованных капилляров очень высокая, благодаря чему поддерживается повышенный обмен веществ в ране.

При благоприятном течении процесса раневого заживления образуются оран­ жево-красные влажные блестящие грануляции. Наоборот, наличие грануляций, по­ крытых серым налетом и имеющих бледно-синеватую окраску свидетельствует о патологическом и затяжном течении процесса раневого заживления. Грануляцион­ ную ткань можно рассматривать как временную примитивную ткань, которая зак­ рывает рану и служит «ложем» для последующей эпителизации. После выполнения этих функций она постепенно превращается в рубцовую ткань.

12В Инфекция и рана В построении грануляционной ткани решающую роль играют фибробласты, продуцирующие коллаген, который формирует волокна и придает тканм проч­ ность, а также синтезирует протеогликаны, образующие основное вещество экст рацеллюлярного матрикса. Фибробласты мигрируют в рану, когда там появляются аминокислоты, образующиеся при разрушении кровяного сгустка макрофагами.

Одновременно фибробласты используют возникшую при свертывании крови фиб риновую сеть как матрицу для строительства коллагена. По мере роста коллагено вых структур фибриновая сеть разрушается. Если в ране присутствуют гематомы, некротические ткани, инородные тела и бактерии, миграция фибробластов задер­ живается.

Фаза ремоделирования включает эпителизацию, образование и созревание руб­ ца. Примерно между 6 и 10 сут после нанесения раны начинается созревание колла геновых волокон. Происходит контракция краев раны, и грануляционная ткань по­ степенно преобразуется в рубец. За стягивание краев раны ответственны фибро­ бласты грануляционной ткани, которые после завершения секреторной функции превращаются в фиброциты (неактивная форма фибробластов), а частично — в м'ио фибробласты. Миофибробласт напоминает клетку гладкой мускулатуры и содержит сократительный белок актомиозин. При сокращении миофибробластов одновремен­ но сокращаются и коллагеновые волокна. В результате рубцовая ткань сморщивает­ ся и стягивает края раны.

Эпителизация завершает раневое заживление и тесным образом связана с гра­ нулированием раны. В основе эпителизации лежит усиление митозов в базальном слое эпидермиса и миграция молодых эпителиальных клеток от края раны. Деление клеток базального слоя в нормальных условиях подавляется специфическими инги­ биторами — кейлонами. После нанесения раны уровень кейлонов резко падает, что стимулирует высокую митотическую активность клеток базального слоя. Миграция клеток имеет свои особенности. В то время как при физиологическом созревании эпидермиса клетки мигрируют из базального слоя к поверхности кожи, репаратив ное замещение клеток происходит путем перемещения клеток в горизонтальном на­ правлении в сторону противоположного края раны. Эпителиальные клетки за счет активных амебоидных движений ползут навстречу друг другу, стремясь закрыть тканевой дефект. Однако это удается только при наличии поверхностной раны. При глубоких ранениях кожи миграция эпителия возможна только после заполнения тканевого дефекта грануляционной тканью.

Процесс раневого заживления в значительной степени зависит от доставки энергетических, пластических соединений, кислорода и состояния микроцирку­ ляции тканей раны. Новорожденный^ ребенок имеет ряд особенностей, которые могут оказать влияние на процесс раневого заживления. Так, развитие гипоксии, ацидоза, гиперкарбии и интерстициального отека легких приводит к увеличению сопротивления в малом круге кровообращения и может вызвать у младенца воз­ врат к фетальному типу кровообращения посредством право-левого шунтирова­ ния через артериальный проток. Стимуляция п. vagus, индуцированная назогаст Глава VIII. Раневое заживление и возраст 1 2 ральной интубацией или аспирацией, увеличивает внутричерепное давление, спо­ собствует развитию брадикардии и уменьшению сердечного выброса. У младен­ цев, лежащих ничком, могут происходить нарушения ритма дыхания, обусловлен­ ные незрелостью центральной нервной системы. У недоношенных детей возмож­ но развитие транзиторных апноэ. Наличие узкой трахеи в периоде новорожден ности является предпосылкой к развитию обструктивного синдрома. Слабая вы­ раженность базальных мембран слизистых оболочек способствует инвазии возбу­ дителей и развитию инфекции. Данные особенности новорожденных детей оказывают большое влияние на оксигенацию и тканевую перфузию, что может способствовать развитию гипоксии и гипоксемии и осложнить течение процесса раневого заживления.

В дерме новорожденного существуют слабые межклеточные связи по сравне­ нию с детьми старшего возраста и взрослыми. Минимальная травма эпидермиса мо­ жет способствовать образованию экскориаций. Тем не менее, кожа доношенного но­ ворожденного является эффективным барьером, препятствующим потере жидкости и всасыванию лекарств. Напротив, барьерные свойства кожи у недоношенных детей несовершенны, особенно при сроке гестации менее 33 недель. Особенности кожи новорожденного, вероятно, оказывают влияние на раневое заживление, однако точ­ ное значение этих особенностей пока не установлено.

Важным фактором, обеспечивающим выживание новорожденного и создающим оптимальную среду для раневого заживления, является терморегуляция. Относи­ тельно большая поверхность тела, тонкий слой подкожного жира и несовершенный механизм теплопродукции предрасполагают новорожденного к чрезмерной потере тепла. Персистирующая гипотермия способствует развитию гипоксии и тяжелого ацидоза, которые негативно отражаются на раневом заживлении, в частности, обус­ ловливают снижение прочности ран. Кроме того, небольшие размеры новорожден­ ного ребенка способствуют распространению естественных выделений и контами­ нации раны.

Ведущим звеном иммунной защиты в периоде новорожденности является нейт рофильное, которому принадлежит большое значение в обеспечении реакций быст­ рой адаптации на ранних этапах раневого процесса. В момент рождения фагоциты и сыворотка крови новорожденных обладают определенной бактерицидной актив­ ностью против ряда микробных штаммов. Хемотаксис и функциональная активность макрофагов снижены. Частично это компенсируется увеличением содержания гра нулоцитов. Поглотительная способность нейтрофилов новорожденных нормальная, однако переваривающая активность снижена, что приводит к незавершенному фа­ гоцитозу. Тем не менее, состояние иммунной системы здорового доношенного ре­ бенка нельзя отнести к иммунодефициткым. Наряду со снижением некоторых пара­ метров — уровня продукции у-интерферона, экспрессии молекул II класса главного комплекса гистосовместимости на моноцитарно-макрофагальных клетках, целый ряд важнейших показателей иммунитета доношенных новорожденных — способ­ ность моноцитов и макрофагов вырабатывать IL-1, TNF-a, уровень продукции IL- Инфекция и рана 12 лимфоцитами и др., сопоставим с таковыми у взрослых. Некоторые характеристики иммунитета новорожденного достоверно превышают аналогичные показатели взрослых людей — уровень спонтанной пролиферации лимфоцитов в реакции бласт трансформации, цитотоксическая активность лимфокин-активированных киллеров и др.

Доношенный новорожденный ребенок имеет особое, отличное от взрослых, био­ логически целесообразное состояние иммунной системы, которое препятствует раз­ витию избыточных реакций системного воспаления, аутоиммунных процессов и де­ струкции собственных тканей. Иммунная система в течение периода новорожден­ ное™ помогает ребенку выжить в условиях интенсивной колонизации кожи и сли­ зистых оболочек микрофлорой. Она настроена на постепенное приобретение ин­ формации об окружающем мире в раннем детском возрасте и последовательное формирование нормергического иммунного ответа.

В постнатальной адаптации иммунной системы новорожденных одним из веду­ щих механизмов является активация системы цитокинов, которые играют важную роль в защите от микроорганизмов, колонизирующих слизистые оболочки и кожу ребенка, активируя фагоцитоз и запуская иммунные процессы с участием Т-лимфо­ цитов. В раннем периоде адаптации у здоровых новорожденных на фоне высокой антигенной нагрузки отмечаются лабораторные признаки системной воспали­ тельной реакции (увеличение сывороточных уровней IL-1|3, TNF-a, белков острой фазы). В физиологических условиях это не сопровождается развитием клиничес­ ких признаков системного воспаления, инфекционного токсикоза и полиорган­ ной недостаточности.

Физиологическое течение процесса раневого заживления в значительной сте­ пени зависит от сбалансированного поступления нутриентов. Белки необходимы для обеспечения фагоцитоза, неоангиогенеза, образования лимфоцитов, синтеза протеогликанов, пролиферации фибробластов, коллагенового синтеза и раневого ремоделирования. При недостаточном поступлении белка раневое заживление за­ медляется.

Недоношенный новорожденный старше 28 недель гестации может усваивать белок при энтеральном его поступлении, однако этот процесс является малоэф-.

фективным. Индикаторами недостатка белка у новорожденного могут служить концентрация азота мочевины, а также уровни альбумина и трансферрина в сыво­ ротке крови. Особенно большое значение для процесса раневого заживления име­ ют серосодержащие аминокислоты — метионин и цистеин, которые ускоряют фибробластическую пролиферацию и образование коллагена. Белковая недоста­ точность может оказывать и непрямой эффект на процесс раневого заживления.

Так, некоторые иммунные реакции и фагоцитоз ингибируются при наличии бел­ кового дефицита.

Без адекватного поступления углеводов не может быть достаточного энергети­ ческого обеспечения PMN, макрофагов и фибробластов. Нарушение обмена углево Глава VIII. Раневое заживление и возраст 1 2 дов оказывает как прямой, так и непрямой эффект на раневое заживление. Прямой эффект заключается в нарушении процесса раневого заживления и снижении толе­ рантности к развитию инфекции, а непрямой — в нарушении утилизации амино­ кислот при наличии энергетического дефицита. Калорийные потребности для не­ доношенных младенцев намного выше, чем у доношенных и детей старшего возрас­ та. Нарушение всасывания углеводов наблюдаются при ряде врожденных анома­ лий, сопровождающихся явления мальабсорбции.

Значение липидов в раневом заживлении еще не раскрыто полностью. Тем не менее, известно, что липиды входят в состав клеточных мембран, принимают учас­ тие в синтезе простагландинов и поэтому их дефицит неблагоприятно сказывается на репаративных процессах в ране.

Среди витаминов наиболее полно изучено влияние витамина С на процесс ране­ вого заживления. При дефиците аскорбиновой кислоты нарушается фибробласти ческая функция. Гидроксилирование лизина и пролина в процессе коллагенового синтеза требует аскорбиновой кислоты, кислорода, а-кето-глютарата и Fe2+. Все они действуют в связи с лизил- и пролилгидроксилазами — энзимами, которые катали­ зируют эти реакции. При наличии дефицита витамина С данные энзимы остаются в неактивной форме, а негидроксилированные протеины являются субстратом для протеолиза. Кроме того, нарушаются функции PMN-, так как этот витамин требуется для превращения кислорода в перекись водорода и последующего-образования бак­ терицидных агентов. Комплемент-зависимые иммунные реакции также угнетаются при дефиците витамина С.

В условиях нехватки витамина А наблюдается задержка эпителизации, коллаге­ нового синтеза и образования поперечных связей между молекулами коллагена.

Установлен лабилизирующий эффект витамина А на лизосомные мембраны. У ново­ рожденных детей с явлениями мальабсорбции имеется риск развития дефицита ви­ тамина А. Витамин К требуется для синтеза протромбина и II, VII, IX, X факторов свертывания крови, в связи с чем нехватка данного витамина способствует повы­ шенной кровоточивости тканей, образованию гематом и отрицательно сказывается на раневом заживлении. Дефицит витамина К следует предполагать у новорожден­ ных, страдающих заболеваниями печени, расстройствами жирового обмена и про­ цессов всасывания в пищеварительном тракте.

Витамин Е, как и глюкокортикоиды, оказывает стабилизирующее действие на клеточные мембраны. Вследствие воздействия на мембраны макрофагов, витамин Е ингибирует раневую репарацию. Однако точное значение данного витамина в про­ цессе раневого заживления до конца не известно. Витамины группы В играют роль кофакторов в различных энзимных системах. Поэтому при их недостатке наблюда­ ются расстройства белкового, жирового и углеводного обменов. При дефиците ри­ бофлавина и пиридоксина имеет место патологическое формирование грануляци­ онной ткани. Кроме того, недостаток комплекса витаминов группы В вызывает сни­ жение резистентности к инфекции. Дефицит витаминов группы В может иметь мес 9. Справочникхирурга 13D Инфекция и рана то у младенцев с синдромом мальабсорбции, а-также после тяжелых, травматичес­ ких операций.

Ионы кальция требуются для функционирования многих энзимных систем, на­ пример таких, как тканевые коллагеназы, играющие важную роль в ремоделирова нии коллагеновых фибрилл. Ионы магния активируют большое количество энзи­ мов, принимающих участие в биохимических циклах, продуцирующих макроэрги ческие соединения, а также синтез белка. Присутствие данного иона требуется практически на всех стадиях раневого заживления, но особенно — в фазе репара­ ции. Дефицит магния наблюдается у новорожденных с тонкокишечными свищами, синдромом «короткой кишки» и при длительной несбалансированной внутривен­ ной гипералиментации.

Двухвалентный ион железа требуется для гидроксилирования лизина и проли на и необходим для синтеза коллагена. Медь содержится в лизилоксидазе — энзи­ ме, катализирующем лизильные и гидроксильные остатки коллагена в их альдеги­ ды. Такие реакции играют большую роль при формировании поперечных ковалент ных связей между молекулами коллагена, усиливающих прочность рубца. Дефицит меди у младенцев можно предполагать при проведении длительного парентераль­ ного питания.

Дефицит цинка проявляется снижением скорости эпителизации и уменьшением прочности раны. Недоношенный младенец имеет более высокие потребности в цин­ ке, так как почти две трети запаса цинка в организме плода аккумулируется в тече­ ние последних 10-12 недель гестации. Эти потребности увеличиваются у новорож­ денных с синдромом мальабсорбции, после резекции кишечника и при билиарной атрезии. Ионы цинка связаны с большим количеством биохимических.реакций и являются составной частью таких энзимов, как трансферазы, РНК- и ДНК-полимера зы. Влияние дефицита цинка заключается в подавлении биосинтеза РНК и ДНК с последующим снижением клеточной пролиферации. При этом снижается содержа­ ние коллагена и неколлагеновых протеинов в грануляционной ткани. Дефицит цин­ ка может наблюдаться у младенцев, имеющих расстройства функционирования пи­ щеварительного тракта или длительно проводимую внутривенную несбалансиро­ ванную гипералиментацию.

Ионы марганца требуются для активации энзимов фосфатазы, киназы, декар боксилазы и гликозилтрансферазы. Некоторые из них активируют энзимы, ответ­ ственные за гликозилирование проколлагеновых молекул и необходимы при синте­ зе протеогликанов (гликозаминогликанов). Поэтому в результате недостаточности марганца имеют место нарушения процесса раневого заживления. В целом, при рас­ стройствах раневого заживления всегда необходимо предполагать неадекватное нутриентное снабжение младенца.

Клинические наблюдения свидетельствуют о том, что у новорожденных детей редко наблюдаются расстройства раневого заживления. Наоборот, в данном возрас­ те имеет место более выраженная, чем у взрослых, способность к заживлению ран, что свидетельствует о частичном сохранении регенерирующих способностей пло Глава VIII. Раневое заживление и возраст да. Однако имеет место недостаток резервных возможностей для противодействия различным неблагоприятным факторам. Знание возрастных особенностей новорож­ денного помогает избрать рациональную тактику в лечении ран, что позволяет до­ биться благоприятного течения процесса раневого заживления.

РАНЕВОЕ ЗАЖИВЛЕНИЕ В ПОЖИЛОМ ВОЗРАСТЕ Физиологические изменения процесса нормального старения человека включа­ ют уменьшение пигментации эластичности и васкуляризации кожи. Волосы и ногти начинают расти медленнее. Масса подкожной клетчатки на лице и конечностях сни­ жается, однако сохраняется на бедрах и передней брюшной стенке. Снижается ли с возрастом продукция коллагена, точно не установлено, хотя возможным доводом для этого является уменьшение тканевого объема. Клетки стареющей кожи слущи ваются, регенерация их снижается, развивается сухость кожной поверхности. Глу­ бокие морщины на лице являются результатом длительного воздействия ультрафи­ олетового облучения, продолжительной мышечной деятельности и характеризуют возрастные изменения. В случае защиты кожи от воздействия внешних факторов такие изменения могут быть выражены значительно меньше.

Несмотря на возрастные изменения, у многих пациентов пожилого возраста за­ живление ран может осуществляться без осложнений. Хотя с возрастом процесс за­ живления происходит более медленно, качественно он практически происходит так же, как и в молодом возрасте, последовательно минуя фазы воспаления, регенера­ ции и ремоделирования в зоне нарушенной тканевой структуры. В процессе старе­ ния происходит снижение способности организма адаптироваться к внешним воз­ действиям.

Рассматривая вопрос об особенностях раневого заживления в пожилом возрас­ те, следует учитывать значительную вариабельность возрастных изменений у по­ жилых людей. В целом необходимо подчеркнуть, что, несмотря на значительные изменения в организме у пожилых людей, лечение ран в этом возрасте и у молодых в определенной степени сходное. У возрастных пациентов процесс раневого зажив­ ления может протекать хорошо, однако при возникновении заболевания или под влиянием каких-либо неблагоприятных факторов возможно замедление процессов заживления.

Одной причины старения не существует. На протяжении длительного периода времени исследователи пытаются объяснить, почему биологический организм и его функциональные способности изменяются с возрастом и стремятся открыть меха­ низмы, приводящие к этим изменениям. На этот счет существуют различные теории (табл. 14).

Когда у пожилого человека возникает заболевание и он становится пациентом, происходит суммирование особенностей физиологически естественного старения Инфекция и рана Таблица Теории старения Теория Патогенез Аккумулирование вредных материалов. Окончательно клетка не может ограничивать продукцию повреждающих агентов, или утилизирующие Аккумулирования механизмы не могут удалить их. Клеточные функции и ее жизнеспо­ собность снижаются. Клетка погибает Внутренние, внешние или комбинация этих факторов приводят к струк­ турным изменениям ДНК, приводящим к ошибкам в синтезе белков и энзимов. Например, нарушение стабилизации супрессирует ген;

хими­ ческие изменения в белках, после того как они синтезируются;

вирусы, Ошибки, отклонения инкорпорированные в генетический материал;

генетические мутации приводят к потере клеточного контроля и случайным изменениям с увеличением возраста Человек имеет фиксированные энергетические запасы. Промежуток Истощения жизни универсально пропорционален уровню метаболизма. Организм умирает, когда энергия исчерпывается Свободные радикалы из окружающей среды или продуцируемые клет­ Свободных радика­ ками повреждают ДНК;

окислительное повреждение увеличивается, как лов только клеточные механизмы репарации оказываются несостоятель­ ными. Свободные радикалы инициируют альтерацию генов Программирования Клетки программируются на завершение своего существования Изменения имеют место в нейроэндокринной регуляторной сети, кото­ Регуляторная рая оказывает воздействие на различные функции организма. Иммун­ ная система и регуляция различных систем организма нарушаются и специфических черт, обусловленных той или иной патологией. Данные об осо­ бенностях организма пациентов пожилого возраста различных возрастных групп содержат только усредненные данные. Каждый пациент имеет свои индивидуаль­ ные особенности, касающиеся как структуры органов, так и их функций. В связи с этим каждый пациент пожилого возраста может иметь индивидуальные особеннос­ ти процесса раневого заживления.

У двух пожилых пациентов одного возраста с одинаковой хирургической и со­ матической патологией, принадлежащих к одной социальной среде и перенесших одну и ту же операцию, процесс раневого заживления и возможность развития пос­ леоперационных осложнений могут существенно различаться. Оба пациента необя­ зательно могут иметь одинаковый физиологический возраст. Различие в процессах раневого заживления может быть обусловлено более быстрым уровнем возрастных изменений, в частности в мягких тканях. Также это может быть обусловлено более высокими кислородными и энергетическими запросами миокарда, обусловленными дрожью в процессе выхода из операционной гипотермии. Эпизод послеоперацион Глава VIII'. Раневое заживление и возраст 1 3 ной гипертензии после операции мог дать дополнительную нагрузку на сердце и повлиять на качество заживления раны. Пациент с более медленным заживлением раны мог иметь сниженный сердечный выброс, что могло способствовать снижению насыщения кислородом тканей раны. Таким образом, снижение напряжения кисло­ рода в тканях раны может быть одной из причин замедления процесса раневого заживления. Могут быть и иные, скрытые от врача особенности у пациентов пожи­ лого возраста, косвенно оказывающие влияние на раневое заживление.

Таблица Системы и процессы Изменения Сосудистая эластичность Сердечно-сосудистая Коронарный кровоток и сердечный выброс Периферическая сосудистая резистентность Белковый синтез в печени 4 ' Желудочно-кишечная Зубы, слюна, вкусовая чувствительность Иннервация кишечника и перистальтика Нефроны и почечный кровоток Мочеполовая Растяжимость мочевого пузыря и емкость Уровень гломерулярной фильтрации Реакции гиперчувствительности замедленного типа Иммунная Т-клеточный и гуморальный ответы Аутоантитела Т Подкожный жир на лице и конечностях Кожные покровы Кожные кровеносные сосуды и вода Эластичность 4-, ригидность t Мышечная сила и координация Костно-мышечная Эрозии и оссификация суставов Истончение мышечных волокон Зрительная и слуховая способность Нервная Время скелетного рефлекса и болевой порог Т Нервный контроль циркуляции и скорости нервного импульса Возрастание гетерогенности в ответе на различные стрессорные Психологическая воздействия Эластичность легких и грудной стенки 4 Легочная Альвеолы, капилляры Жизненная емкость легких Воспалительный ответ Заживление ран Защита Миграция, пролиферация и созревание Пролиферация клеток Ремоделирование Коллагеновые поперечные связи Т Инфекция и рана Оптимизация раневого заживления у пожилого пациента определяется знанием патогенеза раневого процесса и особенностей пожилого возраста. Ряд изменений в процессе заживлении является результатом возрастным изменений организма. Уро­ вень ответа воспалительной реакции, клеточная миграция, пролиферация и созре­ вание замедляются. Эпителизация и контракция открытых ран также могут быть замедленными.

В процессе раневого заживления происходит координированное взаимодей­ ствие между клетками различных систем организма. Возрастное снижение функци­ ональной эффективности и резервных способностей систем, продуцирующих необ­ ходимые клетки, может не проявляться у данного пациента до того, пока пациент не будет подвергнут стрессовому воздействию, например, операции. Возрастные изме­ нения различных систем и процессов организма представлены в табл. 15.

Прежде всего, научись каждую вещь называть ее именем, это первейшее и важнейшее из всех наук.

Пифагор Глава IX КЛАССИФИКАЦИИ, МОДЕЛИРОВАНИЕ РАН И ПРОЦЕССА РАНЕВОГО ЗАЖИВЛЕНИЯ При оценке течения раневого процесса большое значение имеет объек­ тивная классификация как процесса раневого заживления, так и характера самой раны. В конечном итоге, правильная диагностика стадии раневого процесса, основанная на объективных критериях, определяет правильное лечение.

КЛАССИФИКАЦИИ РАН В зависимости от условий, при которых возникли раны, их принято разделять на случайные и операционные. Операционные раны подразделяют на:

1) чистые — нетравматические, неинфицированные операционные раны, в ко­ торых нет признаков воспаления, нет сообщения с респираторным, пищева­ рительным трактом, мочеполовой системой и ротоглоткой;

первично-ушитые и недренированные;

2) чистые контаминированные — это раны, имевшие в процессе операции сооб­ щение с респираторным, пищеварительным трактом, мочеполовой системой или ротоглоткой при контролируемых условиях и без необычной контамина­ ции. Раны, когда в процессе операции имело место небольшое нарушение тех­ ники, а также дренированные в послеоперационном периоде;

3) контаминированные — операционные раны со значительными нарушениями стерильности, значительным истечением содержимого из пищеварительного тракта при операции. Резаные раны, имеющие признаки острого, негнойного воспаления;

4) инфицированные — «старые» травматические раны с сохранившимися деви тализированными тканями. Раны с признаками инфекции, имеющие сообще­ ние с перфорированными внутренними органами.

Первичное микробное загрязнение наступает в момент ранения, вторичное — в процессе лечения, чаще вследствие внутригоспитального инфицирования. В отли Инфекция и рана 13В чие от контаминированной, рану считают инфицированной, когда в ней появляются клинические признаки инфекции. В большинстве случаев инфицированные раны заживают вторичным натяжением. И.В. Давыдовский (1969) рассматривал заживле­ ние вторичным натяжением как единый гнойно-грануляционный процесс, включа­ ющий два момента — нагноение и гранулирование. Он считал, что при заживлении по типу вторичного натяжения во всех случаях можно употреблять термин «гной­ ная рана».

В.И. Стручков (1975) гнойные раны в зависимости от их происхождения пред­ лагает подразделять на первичные и вторичные. К первичным гнойным ранам от­ носятся раны, образовавшиеся после оперативных вмешательств по поводу ост­ рых гнойных процессов — абсцессов, флегмон и др. Вторичное нагноение возни­ кает в более поздние сроки в результате повторного инфицирования, нередко внутригоспитального, или возникновения в ране вторичных очагов некроза раз­ личного генеза.

В зависимости от вида ранящего орудия и механизма ранения травматические раны делят на: резаные, колотые, скальпированные, рубленые, ушибленные (рва­ ные, размозженные), укушенные, огнестрельные, а также раны, образующиеся в ре­ зультате сочетаний указанных факторов, — колото-резаные, рвано-скальпирован­ ные и др. По числу выделяют одиночные и множественные ранения. Характер раня­ щего предмета в основном определяет вид раны, объем и тяжесть повреждений тка­ ней и в конечном итоге — хирургическую тактику.

КЛАССИФИЩИИ ПРОЦЕССА РАНЕВОГО ЗАЖИВЛЕНИЯ Патогенез раневого процесса отражает фазность его течения, неразрывность от­ дельных фаз и переход одной фазы в другую. Сроки течения каждой фазы — воспа­ лительной экссудации и инфильтрации, очищения раны и ее репарации определить заранее практически невозможно. Стабильной остается последовательность смены этих фаз, каждая из которых характеризуется определенными функциональными и морфологическими изменениями, протекающими в ране и окружающих тканях (М.И. Кузин, Б.М. Костючонок, 1990;

Е.Е. Peacock et al.,1976). Выделение отдельных фаз и стадий воспалительного процесса носит условный характер, так как невоз­ можно провести строгую грань между окончанием одной стадии и началом другой (И.В. Давыдовский, 1969).

Е. Howes et al. (1929) предложили классификацию, основанную на данных об изменении прочности раны, где выделено три фазы: латентная (прочность снижа­ ется или не меняется), фиброплазии (прочность нарастает до 10-14 сут после ране­ ния) и фаза созревания и укрепления рубца. В клинической практике длительное время пользовалась признанием классификация И.Г. Руфанова (1954), в которой ра­ невой процесс подразделялся на две фазы: 1) гидратации, отека и очищения раны от некротических тканей;

и 2) дегидратации, гранулирования и репарации.

Глава IX, Классификации, моделирование ран 13 Более обоснованными с клинической позиции являются классификации, пред­ ложенные С.С. Гирголавом (1956) и R. Ross (1968). Данные авторы подразделяли раневой процесс на три фазы: воспаления, регенерации (пролиферации) и офор­ мления (реорганизации) рубца. Также на три фазы подразделяет раневой про­ цесс классификация В.И. Стручкова с соавт. (1975): воспаления, регенерации, эпителизации.

В классификации Б.М. Даценко с соавт. (1985) различается три последователь­ ных фазы раневого процесса в гнойной ране: гнойно-некротическая;

гранулиро­ вания и эпителизации. Наиболее полной является классификация М.И. Кузина (1975), в которой выделяются следующие основные фазы течения раневого про­ цесса: 1) воспаления, разделенная на два периода — сосудистых изменений и очи­ щения раны от некротических тканей;

2) регенерации, образования и созревания грануляционной ткани;

3) образования, реорганизации рубца и эпителизации.

Виды раневого заживления Морфологически процесс заживления раны может протекать различно в зави­ симости от анатомического субстрата поражения, степени инфицированное™, об­ щего состояния организма и характера лечебных мероприятий. В связи с этим вы­ деляют три типа раневого заживления: первичным натяжением, вторичным натя­ жением и заживление под струпом.

Заживление по типу первичного натяжения. Если края раны соприкасаются друг с другом, то под защитной повязкой заживление осуществляется в срок от б до 8 сут «самостоятельно». Это возможно при отсутствии в ране инфекционного про­ цесса, гематомы, очагов некроза и при небольшой зоне повреждения. Поверхность раны покрывается тонким струпом. После спонтанного отторжения его можно ви­ деть покрытый эпителием свежий рубец. Каждая операционная асептически нане­ сенная рана заживает именно таким образом. Признаки воспаления при таком типе заживления весьма умеренные и определяются лишь микроскопически.

Заживление по типу вторичного натяжения. Причина вторичного заживления раны лежит в зиянии ее краев, обусловленном дефектом тканей. Клинически за­ живление протекает длительно в связи с необходимостью заполнения дефекта тка­ ней грануляциями. С биологической точки зрения принципиального отличия от за­ живления первичным натяжением нет. Сначала поверхность раны покрывается сло­ ем клеток крови, смешанным со слоем фибрина, защищающим рану от механичес­ ких повреждений. Через 3-6 сут образование фибробластов и капилляров стано­ вится настолько выраженным, что последние представляют собой густую сеть, про­ низывающую слой фибрина. Грануляции создают на поверхности раны биологичес­ кую защиту против возбудителей инфекции и токсинов.

Только после полного очищения раны от некротических тканей и заполнения ее грануляционной тканью начинается собственно заживление. Зрелые глубокие слои грануляций поднимаются до уровня кожи до тех пор, пока не будет заполнен весь 138 Инфекция и рана дефект. В период заполнения раны грануляциями эпителизация по краям ее незна­ чительна, но к моменту заполнения дефекта образование эпителия ускоряется. Что­ бы сократить процесс заживления вторичным натяжением, можно ушить рану или произвести свободную пересадку кожи.

Заживление ран под струпом. При поверхностных ранах, которые не проника­ ют через все слои кожи (ссадинах), заживление происходит под струпом, состоя­ щим из фибрина и форменных элементов крови. При отсутствии инфекционного процесса в ране заживление происходит в течение нескольких суток. При этом эпи­ телий быстро распространяется на всю поверхность раны.

МОДЕЛИРОВАНИЕ ИНФИЦИРОВАННОЙ И ГНОЙНОЙ РАН Модели ран у экспериментальных животных служат для изучения процесса ране­ вого заживления, его особенностей под воздействием различных системных, локаль­ ных факторов, медикаментов и физических воздействий. Модели ран создаются у раз­ личных лабораторных животных — морских свинок, собак, кроликов, крыс, мышей и др. Наиболее выгодно производить изучение раневого заживления на ранах у свиней, так как кожа данного вида животных весьма сходна с кожей человека. Существуют разнообразные возможности моделирования инфицированных и гнойных ран.

Моделирование инфицированной раны После фиксации лабораторных животных (крысы линии Vistar) на операцион­ ном столе и анестезии их тиопенталом натрия из расчета 50 мг/кг массы на внутри брюшное введение на предварительно выбритой коже параллельно позвоночнику наносится рана до мышечного слоя длиной 5 см. В рану пипеткой вносится 0,2 мл взвеси множественно устойчивого штамма золотистого стафилококка, содержащей 2х10 микробных тел. После 30-минутной экспозиции из раны забирается материал с целью определения исходного количества микроорганизмов, после чего рана уши­ вается отдельными узловыми швами шелком № 2.

Для проведения сравнительных исследований по изучению влияния различных методик местного лечения контаминированных и инфицированных ран экспери­ ментальным животным наносится одновременно две раны — на спине, по обе сто­ роны от позвоночника, также длиной 5 см. Аналогичным образом осуществляется контаминация ран. В последующем, в контрольную рану вносится 0,2 мл физиоло­ гического раствора хлорида натрия, а в опытную — такое же количество рабочего раствора испытуемого лекарственного препарата, после чего, спустя 30 мин, из ран повторно производится количественный бактериологический посев. Затем раны ушиваются узловыми швами шелком № 2. Эвтаназия лабораторных животных осу­ ществляется в необходимые дни изучения с выполнением бактериологических, гис­ тологических, цитологических, тензиометрических и других исследований.

Глава IX. Классификации, моделирование ран 1 ЗЭ Моделирование гнойной раны После фиксации и анестезии лабораторных животных (белые крысы линии Vistar) тиопенталом натрия, на участке спины, предварительно выстриженном от шерсти, производится эксцизия полнослойного участка кожи, размером 600 мм (2x3 см). Края и дно ран раздавливается зажимом Кохера для девитализации тка­ ней, после чего в рану вносится 1 мл взвеси множественно устойчивого госпиталь­ ного штамма золотистого стафилококка, содержащей 1010 микробных тел. На рану помещается марлевая повязка с полиэтиленовой прокладкой для создания «парни­ кового» эффекта. На 3 сут рана представляет собой поверхность, покрытую сгуст­ ками крови, фибрином, гноем, наблюдается отек тканей в ране и по ее периметру.

Эвтаназия животных производится на 3, 7,14, 21 и 28 сут. В указанные сроки произ­ водится клиническая, планиметрическая оценка ран, забор материала для бактери­ ологического, цитологического и гистологического исследования. В течение всего периода экспериментальных исследований животные содержатся по одному в клет­ ке для исключения травмирования ран.

\ Est modus in rebus (мера должна быть во всем).

Гораций Глава X МЕТОДЫ КОНТРОЛЯ РАНЕВОГО ЗАЖИВЛЕНИЯ Для объективной оценки процесса раневого заживления используются различные методы контроля — клинические, лабораторные и инструмен­ тальные. Применение дополнительных методов контроля позволяет объек­ тивизировать клиническую оценку заживления раны, избрать рациональный метод лечения и, в конечном счете, способствовать ускорению процесса за­ живления раны и выздоровлению пациента.

КЛИНИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ Клинические симптомы воспаления, характеризующие очаг инфекции мягких тканей, хорошо известны со времен А. Цельса и К. Галена.

Температура тела. Температура тела является одним из существенных крите­ риев оценки раневого процесса. Последовательное ее снижение свидетельствует о нормальном течении заживления. Напротив, сохранение на высоком уровне, стой­ кий субфебрилитет или повышение температуры говорят о развитии местных или общих осложнений.

Боль. Боль — один из наиболее «ощутимых» симптомов воспаления, особенно выраженный при прогрессировании воспалительного процесса. Механизм развития болевого синдрома обусловлен раздражением окончаний чувствительных нервных волокон и связан с их «прямым» повреждением в случае травмы или воздействием на них воспалительного экссудата, содержащего биогенные амины. Источником боли, кроме того, является повышенное внутритканевое давление, усиливающийся ацидоз и локальная гиперкалиемия.

Характер боли отчасти зависит от вида возбудителя, который нередко опреде­ ляет местные особенности воспалительного процесса. Так, для анаэробной инфек­ ции характерна внезапно появляющаяся острая «распирающая» боль, быстро рас­ пространяющаяся по ходу отечных тканей. Постоянная пульсирующая боль сопро­ вождает развитие флегмон мягких тканей. Болевые ощущения в зоне очага воспа Глава X. Методы контроля раневого заживления ления могут постепенно стихать по мере формирования абсцесса с хорошо выра­ женной пиогенной капсулой. В этих случаях даже пальпация области поражения не вызывает выраженных болевых ощущений.

Изменение окраски кожи. Изменение цвета кожи в зоне воспаления появля­ ется обычно в виде очаговой гиперемии, возникающей вследствие локальных ге модинамических нарушений. Если инфекция мягких тканей вызвана гемолитичес­ ким стрептококком, то окраска чаще принимает цианотичный оттенок с наличием кровоизлияний. В случае развития газовой инфекции окраска кожи может быть не изменена (субфасциальные формы) или она приобретает синюшный или жел­ товато-коричневый оттенок (эпифасцнальная форма) с крепитацией газа при пальпации.

В отдельных случаях при осмотре можно обнаружить, что от очага гиперемии кожи в зоне очага инфекции краснота расширяется по ходу лимфатических сосу­ дов;

«шнуры» такой гиперемии болезненны при пальпации. Также пальпируются увеличенные, болезненные регионарные лимфоузлы. Лимфангоит и регионарный лимфаденит являются проявлением острого, нередко гнойного воспалительного процесса. При анаэробной инфекции региональный лимфаденит может не наблю­ даться — из-за скорости распространения воспалительного процесса лимфоузлы не успевают отреагировать.

Отек мягких тканей. Отек тканей является важнейшим признаком воспале­ ния. По скорости и площади его распространения можно судить не только о форме очага инфекции, виде и вирулентности возбудителя, но и прогнозировать течение воспалительного процесса в процессе лечения.

Так, развитие анаэробной инфекции часто сопровождается быстро нарастающим отеком тканей. Распространение отека преимущественно происходит в проксималь­ ном направлении от раны. Наличие отека мягких тканей без четких границ являет­ ся характерным признаком флегмоны, в то время как наличие его контура свиде­ тельствует об абсцессе.

После адекватно проведенной хирургической обработки очага инфекции к 2- сут лечения перифокальный отек мягких тканей должен практически исчезнуть.

Если в эти сроки отек тканей сохраняется, можно предположить наличие гнойного затека или неадекватно проводимого местного лечения.

Очаговый некроз. Наличие нежизнеспособных тканей в ране является неотъем­ лемым признаком гнойно-некротической фазы течения воспалительного процесса.

Характер некротических тканей в ране во многом зависит от микрофлоры, каждый вид которой вызывает специфические ферментативные повреждения.

Так, некротические ткани в очаге воспаления стафилококковой инфекции име­ ют зеленоватый или желтоватый оттенок, относительно прочно фиксированы, одна­ ко легко удаляются скальпелем. При наличии протея или кишечной палочки некро­ тические ткани грязно-серого цвета, рыхло фиксированы. Если же в ране присут­ ствует палочка сине-зеленого гноя, то зона некроза прочно фиксирована, тусклого цвета и с трудом удаляется скальпелем.

Инфекция и рана Некротические изменения в ране, вызванные анаэробной инфекцией, многооб­ разны, поэтому их группируют в следующие формы:

• клостридиальный мионекроз — характеризуется поражением мышц с мини­ мальными изменениями поверхностных тканей. Мышцы напоминают вид «ва­ реных», без четкой линии отграничения поражения. Одновременно развива­ ется анаэробный фасциит, при котором фасции становятся серовато-белого цвета и теряют характерный блеск;

• клостридиальный целлюлит — проявляется ранним изменением цвета кожи («белая рожа») с последующим появлением на ней сине-багровых пятен. Под­ кожная клетчатка тусклая, серо-желтого цвета, не отечна, не кровоточит;

• смешанная форма некроза — характеризуется одновременным поражением всех тканей в очаге воспаления.

'•• раны, при наличии неспорообразующей анаэробной микрофлоры, отличают­ ся обилием некротических тканей серого или серовато-желтого цвета, неред­ ко с гнойным отделяемым и неприятным запахом.

Характер отделяемого. Отделяемое из раны является продуктом жизнедея­ тельности микроорганизмов и местных защитных реакций и позволяет косвенно судить о виде микрофлоры — возбудителе инфекции. Для стафилококковой инфек­ ции характерно отделяемое зеленовато-желтого цвета, густой консистенции. В ра­ нах, где источником нагноения является кишечная палочка, гнойное отделяемое в большом количестве, коричневато-серого цвета без запаха. Неприятный запах, ко­ торый нередко определяют как «колибациллярный», характеризует всегда присут­ ствие анаэробной микрофлоры.

Гнойное отделяемое при протейной инфекции своими характеристиками напо­ минает кишечную палочку — жидкое, серовато-коричневого цвета, но отличается примесью пузырьков газа с неприятным запахом, т.к. протей является факультатив­ ным анаэробом.

Раны, инфицированные палочкой сине-зеленого гноя, имеют скудное серозное отделяемое со специфическим запахом и окраской повязки с зеленоватым оттен­ ком. Однако в случаях, когда штаммы возбудителя потеряли способность вырабаты­ вать пигмент, малое количество отделяемого в ране делают последнюю «сухой» с наличием прочно фиксированных некротических тканей.

Грануляции. Появление в гнойной ране островков грануляционной ткани явля­ ется основным признаком перехода раневого процесса в фазу регенерации. Про­ цесс гранулирования раны является клиническим тестом контроля ее заживления.

Грануляционная ткань ярко-розового цвета, сочная, легко кровоточит. При малей­ шем ухудшении биосинтеза в ране изменяется вид грануляций — они становятся тусклыми, мелкими, покрываются слизистым налетом. В таких случаях необходимо установить причину «болезни» грануляций. Это может быть суперинфекция, недо­ статок нутриентов (белки, витамины, микроэлементы и т.д.) и др.

Чрезмерно быстрый рост грануляционной ткани может привести к образованию гипертрофического рубца. В тех случаях, когда имеется изолированный избыточ Глава X. Методы контроля раневого заживления 1 ный рост грануляций в отдельных участках раны, следует думать о наличии ино­ родного тела в этом месте (лигатура, фрагмент дренажа и т.д.).

Эпителизация раны. Процесс покрытия раневой поверхности эпителием раз­ вивается параллельно с ростом грануляционной ткани. Эпителизация осуществля­ ется за счет пролиферации краевого эпителия, из оставшихся островков эпителия и придатков кожи. Всякое замедление роста грануляций ведет к задержке процесса эпителизации. Для объективного контроля скорости эпителизации раны предложе­ ны специальные методики.

Планиметрия Планиметрические методы исследования скорости эпителизации раны основа­ ны на изменении ее площади в единицу времени. В клинической практике в этих целях широкое распространение получил тест Л.Н. Поповой (1942). На рану поме­ щается стерильная пластинка целлофана и на нее наносится контур раны. Рисунок переносится на миллиметровую бумагу и подсчитывается площадь раны.

Измерение повторяется через несколько суток и вычисляется процент уменьше­ ния площади раневой поверхности за сутки по отношению к предыдущему резуль­ тату по формуле, где S — величина площади раны при предшеству­ ющем измерении;

S -- величина площади раны в настоящий момент;

t — число n суток между измерениями. При нормальном течении заживления суточное умень­ шение площади раны составляет 4%.

Существует весовой метод определения площади раны" по В. Hejda (1963) и ряд его модификаций. Возможно определение площади ран при помощи курвиметра (В.Ф. Хотинян, 1983).

ЛАБОРАТОРНЫЕ МЕТОДЫ Лабораторные методы контроля включают исследование общего анализа крови с подсчетом лейкоцитарного индекса интоксикации по Кальф-Калифу, биохимичес­ кое, бактериологическое и цитологическое исследования.

Общий анализ крови О наличии или угрозе осложнений объективно свидетельствуют изменения в общем анализе крови — повышение СОЭ, лейкоцитоз, сдвиг формулы влево, лимфо пения, в тяжелых случаях — анемия. При нормальном течении процесса раневого заживления эти показатели должны нормализоваться к 6-7 суткам после операции.

Определенное диагностическое значение имеет показатель Кальф-Калифа — эмпирически выведенная формула лейкоцитарного индекса интоксикации (ЛИИ).

Инфекция и рана t где миел — миелоциты;

юн — юные;

пал — палочкоядерные;

сегм — сегменто ядерные;

пл.кл. — плазматические клетки;

лимф — лимфоциты;

мон — моноци­ ты;

эоз — эозинофилы.

При гладком течении послеоперационного периода ЛИИ равен 0,6+0,09;

если он превышает 1,4, то, как правило, это свидетельствует о развитии осложнений (С. Вер ник, 1972).

Биохимическое исследование Биохимическое исследование раневого экссудата обычно включает в себя рН метрию и определение общего белка гнойного отделяемого. У большинства больных после вскрытия гнойного очага в ране определяется ацидоз — рН = 5,5-6,5. В ходе заживления рН постепенно сменяется компенсированным ацидозом или алкалозом.

В 30% случаев реакция отделяемого бывает нейтральной или щелочной. Самостоя­ тельного значения определение рН, как правило, не имеет, что обусловлено местным применением лекарственных средств, изменяющих кислотность раневой среды.

Биохимическое исследование биоптатов раны позволяет определить в ее тка­ нях ряд компонентов, количественное изменение которых в динамике дает возмож­ ность судить о характере раневого процесса. В гомогенате изъятой ткани определя­ ют: общий белок, содержание ДНК и РНК, растворимые и нерастворимые фракции коллагена и гексозаминов, а также неколлагеновые белки.

Количественное определение общего белка проводят по методу Лоури (1965).

Содержание ДНК и РНК определяют методом Шмидта и Тангаузера в модификации Н.Г. Трудолюбовой (1977). Определяют как общее содержание РНК, так и ее количе­ ство в отдельной клетке. Вычисляют показатель «отношение РНК/ДНК», отражаю­ щий биосинтетическую активность клеток.

Определение содержания коллагеновых белков проводят по оксипролину мето­ дом Штегемана в модификации Л.И. Слуцкого (1969). Гексозамины определяют по ме­ тоду Эксли в модификации Л.И. Слуцкого (1969). Содержание неколлагеновых белков вычисляют по разности между содержанием общего белка и коллагеновых белков.

Определение содержания белка в раневом отделяемом имеет диагностическую и прогностическую ценность при анализе заживления ран. При неосложненном процессе отмечается постепенное снижение количества белка в раневом отделяе­ мом — от 12-24 до 3-6 г/л. Повышение этого показателя, как правило, является признаком гнойного осложнения.

Данные определения белка в раневом отделяемом приобретают прогностичес­ кое значение при сопоставлении его с уровнем белка плазмы. М.Ф. Мазурик (1984) предложил прогностический коэффициент (ПК) направленности течения раневого процесса:

Глава X. Методы контроля раневого заживления 1 4 где ОБП — общий белок плазмы;

ОБРО — общий белок раневого отделяемого.

При благоприятном течении раневого процесс ПК составляет 1,2-1,3. Снижение этого показателя свидетельствует о развитии локальных гнойных осложнений.

Для исследования показателей местного гемостаза используют методику (В.П. Ски­ петров, 1969), основанную на действии тканевых экстрактов на процесс гемокоагу ляции донорской плазмы. Данные активности тканевого гемостаза грануляций от­ крытых ран (уровень активности фибринолиза, активность XIII фактора, уровень свободного гепарина и концентрация продуктов деградации фибриногена) исполь­ зуют для суммарной оценки характера процессов репарации и протеолиза на ткане­ вом уровне.

Материалом исследования является грануляционная ткань открытых ран. После обработкираны изотоническим раствором хлорида натрия иссекаются кусочки гра­ нуляционной ткани 0,15-0,25 см3 и готовят экстракты из расчета 100 мг ткани на 1 мл забуференного изотонического раствора натрия хлорида (рН 7,4). Биоптаты гомогенизируются. Полученный гомогенат центрифугируется 1500 об/мин в'тече ние 5 мин. Образующаяся надосадочная жидкость используется для исследований.

Фибринолитическую активность определяют по методу Ковальского, Невяров ского и Капец;

свободный гепарин и тромбиновое время по Ш. Сирман;

тромбо тест — по методу Фуента Ита;

активность XIII фактора — по способу В.П. Балуда;

определение продуктов деградации фибриногена (ПДФ) — по способу Невяровско го иГуревича.

Особое внимание уделяется исследованию активности фибринолиза (XIII фак­ тор) и уровню продуктов деградации фибриногена — факторам, наиболее ответ­ ственным за полноценную репарацию в ране. В фазе воспаления и при замедлен­ ном заживлении активность XIII фактора находится на низком уровне (20-45 с).

Такой же уровень активности отмечается при развитии в ране гнойных осложне­ ний. При нормальном течении раневого процесса в фазе репарации этот показатель возрастает более чем в два раза (70 с).

Фибринолитическая активность грануляционной ткани также зависит от харак­ тера раневого процесса. При нормальном течении заживления в тканях раны обна­ руживается высокое содержание ингибитора плазминогена и соответственно низ­ кая фибринолитическая активность (до 200 мин). При вялом течении раневого процесса, развитии гнойных осложнений возрастают активность плазминогена и фибринолитическая активность плазмы. В соответствии с этим изменяется и со­ держание в ткани ПДФ. В первой фазе раневого заживления он достигает 1 г/л, во второй — обычно бывает ниже 0,2 г/л. При развитии гнойных осложнений уровень ПДФ обычно составляет 0,6-0,8 г/л.

Методами гистохимического анализа в раневых биоптатах изучаются фермен­ ты: кислая и щелочная фосфатаза по методу Гомори, сукцинатдегидрогеназа по ме Инфекция и рана тоду Пахласа, АТФ-аза по методу Такуечи, лактатдегидрогеназа. Липиды окрашива­ ются суданом-Ш, кислые мукополисахариды — альциановым и толуидиновым си­ ним. Гистохимические критерии функциональной активности фибробластов позво­ ляют более точно оценить процесс регенерации в ранах. Фибробласты в хорошо регенерирующих ранах отличаются высокой функциональной активностью (нали­ чие в цитоплазме РНК, высокая активность фосфатазы).

В раннем периоде развития раневого процесса в цитоплазме фибробластов не содержаться липиды, быстро происходит нарастание содержания РНК, увеличива­ ется активность лактатдегидрогеназы, щелочной фосфатазы, глюкозо-б-дегидро геназы, в межуточной ткани быстро нарастает количество гликозогликанов (гиа луроновой кислоты, хондроитин-сульфатов А и С) с максимумом накопления на 7-10 сут.

Бактериологическое исследование Бактериологическое исследование включает в себя качественное и количе­ ственное изучение раневой микрофлоры в динамике, а также определение чувстви­ тельности раневой микрофлоры к антибактериальным препаратам (антибиотики, антисептики). Исследование позволяет также судить об эффективности антибакте­ риального лечения.

В практической работе для предварительной идентификации возбудителя ши­ роко используется сравнительно простой метод бактериоскопии мазков-отпечатков раны, окрашенных по Романовскому и Гимзе. Метод позволяет легко дифференци­ ровать палочки от кокков, обнаружить стрептококки и провести идентификацию вульгарных кокков от патогенных стафилококков. При помощи окраски мазков-от­ печатков по Граму можно дифференцировать грамположительную и грамотрица тельную флору.

Принцип метода основан на том, что у микроорганизмов, красящихся грамполо жительно, генцианвиолет в присутствии йода образует в оболочке стойкое соеди­ нение фиолетового цвета, не разрушающееся спиртом в течение 30 с. Другие клет­ ки этим свойством не обладают и спирт обесцвечивает их, а при докрашивании фук­ сином они приобретают красный цвет (грамотрицательные). К сожалению, при бак териоскопическом исследовании обнаруживаются микроорганизмы, гнездящиеся на поверхности раны, тогда как микрофлора, находящаяся в глубине тканей, не идентифицируется.

Бактериоскопия — простой и быстрый практически прикроватный способ этио­ логической диагностики. Мазок, окрашенный по Граму в модификации Kopeloff Beerman, позволяет в совокупности, с учетом особенностей клинического течения инфекции поставить этиологический диагноз на уровне, достаточном для назначе­ ния правильной химиотерапии. Важно подчеркнуть значение модификации. Она позволяет получить более представительные данные и меньшее количество «грам вариабельных» результатов. Для окраски по Граму в модификации Kopeloff Глава X. Методы контроля раневого заживления 1 4" Beerman необходимо пять реактивов: раствор кристалл-виолета, раствор бикарбо­ ната натрия, раствор йода, смывная жидкость и раствор сафранина.

Рабочий раствор кристалл-виолета готовится из маточного, представляющего смесь 5 г кристалл-виолета и 100 мл 96%-ного этанола. Для приготовления рабо­ чего раствора 20 мл маточного раствора смешивают с 80 мл дистиллированной воды. Раствор бикарбоната натрия состоит из 5 г соли, 10 мл мертиолята натрия и 90 мл дистиллированной воды. Для приготовления раствора йода смешивают 2 г кристаллического йода и 10 мл I N раствора едкого натра с дистиллированной водой до 100 мл. Смывная жидкость состоит из равных частей ацетона и 96%-ного этанола.

Для приготовления раствора сафранина 2,5 г красителя растворяют в 100 мл 96%-ного этанола. Затем 10 мл полученного раствора (маточного) смешивают с 80 мл дистиллированной воды. Фиксированный мазок окрашивают смесью равных частей (на стекле) растворов кристалл-виолета и гидрокарбоната натрия в тече­ ние 2 мин. Затем обрабатывают раствором йода также 2 мин. После этого обесцве­ чивают смывной жидкостью и промывают водой. Далее — двухминутная окраска сафранином и сушка.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.