WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«ББК 67.99(2)3 УДК 347 С 32 Председатель редакционной коллегии серии: ...»

-- [ Страница 7 ] --

Ст. 1, 3. В виде изъятия Положение о государственном страховании сохраняет за НКПС и НКП и Т предоставленные им действующими законоположениями права на взимание особого сбора с объявленной ценности пассажирского багажа и почтовых отправлений. Не изменяются так же правила об артелях ответственного труда. Там же, прим. 2, ст. 1. Об изъятиях для кооперации (см. стр. 309), для экспортно-импортных товаров (см. стр. 311). О перестраховании (см. стр. 317).

В. И. Серебровский ляющийся при действии различных страховых организаций, и сокращает административные расходы.

Но в условиях советского государства, кроме этих преимуществ общего характера, страховая монополия обладает еще другими положительными свойствами, чуждыми частному страхованию.

Как указывает Е. М е н, даже в буржуазных государствах национализа ция страхового дела (государственная страховая монополия) не связывается исключительно с возможностью извлечения прибыли, а мыслится как мера социальная, не только имеющая прямой своей целью извлечение прибылей, но долженствующая путем удешевления и широкого распространения стра хования создать наибольшую устойчивость как самой государственной опе рации, так и благосостояния населения и всего гражданского оборота стра ны. Самое сосредоточение в руках государства значительных страховых капиталов мыслится лишь в качестве подсобной второстепенной меры, как усиление средств казны, прямое же назначение их усматривается в другом – в открытии для государства возможности широкого развития мероприятий, имеющих целью уменьшение истребления имущества (и людей) стихийными бедствиями, предупреждение их и борьбу с ними.

Тем более резко выступает на первый план значение государственной страховой монополии как меры социальной в СССР.

«Получение прибыли, – говорит С. Р о з е н о е р, – как таковое, как са моцель, не является задачей Госстраха. Конечно, в результате того или иного благоприятного года в кассе Госстраха могут получиться некоторые излиш ки. Но эти излишки – не дивиденд, подлежащий выдаче акционерам. Они возвращаются населению в виде безвозвратных пособий на покупку пожар ных машин, на борьбу с эпизоотиями и др. Цель Госстраха – не прибыль, а оказание помощи населению, пострадавшему от стихийных бедствий».

Наглядной иллюстрацией к этим словам являются суммы, отчисленные Госстрахом на меры борьбы со стихийными бедствиями. Согласно «Обзору работы НКФ Союза ССР» за период с 1 октября 1923 г. по 1 апреля 1925 г., прибыль Госстраха за 1922–23 гг. выразилась в общей сумме в 8,2 миллиона рублей, причем за счет прибылей 1922–23 гг. на меры борьбы со стихийны ми бедствиями (путем превенции и репрессий) было ассигновано свыше 2,2 миллиона руб. За счет прибылей 1923–24 гг. проектируется отчислить 4– 5 миллионов руб.

«Вестн. Госстраха», 1924 г., № 11–12, стр. 13 след.

«Вестн. Госстраха», 1924 г., № 19, стр. 7.

«Обзор работы НКФ СССР», 1925 г., стр. 217.

Очерки советского страхового права II. С т р у к т у р а а п п а р а т а г о с у д а р с т в е н н о г о с т р а х о в а н и я А. Высшим органом надзора по отношению к Госстраху является НКФ СССР, в состав которого входит Главное Правление Госстраха в качестве органа, состоящего на хозяйственном расчете. На обязанности Народного Комиссара Финансов СССР лежит утверждение тарифов страховых премий и правил страхования, а также постановлений Страхового Совета при НКФ СССР, касающихся законодательных предположений по государственному страхованию и др. принципиальных вопросов по страховому делу, вносимых членами Совета или ведомствами Союза ССР.

Народным комиссарам финансов союзных республик присваиваются в отношении соответствующих страховых советов права, аналогичные правам Народного Комиссара Финансов СССР в отношении страхового совета НКФ СССР.

Б. При НКФ СССР состоит Страховой Совет – учреждение совещатель ного характера. На его обязанности лежит: рассмотрение вносимых Главным Правлением Госстраха планов страхования в общесоюзном масштабе, общих правил страхования (полисных условий), тарифов премий, законодательных предположений по государственному страхованию, предположений Главно го Правления об общих основаниях отчислений в резервы премий по всем видам страхования, принципиальных вопросов по страховому делу, вноси мых членами Совета или ведомствами Союза ССР и др.

При НКФ союзных республик также имеются свои страховые советы. На них возлагается расcмотрение вносимых правлениями госстрахов союзных республик проектов планов страхования соответстующих республик, проектов правил страхования (полисных условий), проектов тарифов премий и др.

Структура органов Госстраха, организованная до издания Положения о Госстрахе, несколько отличается от структуры, принятой Положением. До образования соответствующих органов государственного страхования на основе Положения продолжают свою деятельность сущест вующие органы Госстраха. Постановление ЦИК и СНК СССР о введении в действие Положения о Госстрахе, ст. 3.

Положение о НКФ СССР, ст. 13.

При несогласии Народного Комиссара Финансов с постановлением большинства Страхового Совета вопрос переносится на разрешение СТО Союза ССР. План обязательного окладного страхования, во всяком случае, подлежит утверждению СТО по представлению Наркомфина Союза ССР.

При несогласии Народных Комиссаров Финансов с постановлением большинства страховых советов, вопрос переносится на разрешение ЭКОСО соответствующих республик.

Положение о Госстрахе, ст. 38.

Там же, ст. 41.

В. И. Серебровский В. Центральным руководящим органом государственного страхования общесоюзного значения является Главное Правление Государственного Стра хования («Госстрах Союза ССР»).

На Госстрах возложены в союзном масштабе следующие функции: пере страхование рисков Госстраха в иностранных страховых организациях и по приему от последних их рисков в порядке перестрахования, перестрахование рисков взаимных кооперативных страховых организаций, все виды транспорт ного страхования, все виды страхования имуществ государственных учрежде ний Союза ССР и предприятий общесоюзного значения и все виды личного страхования. Кроме того, на Главное Правление Госстраха возлагается: общее руководство и надзор за страховыми операциями и за организацией дела госу дарственного страхования во всем Союзе ССР, распоряжение имуществом и капиталом Госстраха, составление общих по всему Госстраху смет, сводных отчетов и балансов, разработка и внесение в Страховой Совет при НКФ СССР подлежащих его рассмотрению правил страхования (полисных условий), тари фов премий и правил к ним, а равно планов страхования в общесоюзном мас штабе и др.

Главное Правление Госстраха состоит из председателя и членов в коли честве не свыше шести человек. Председатель и члены Главного Правления назначаются Народным Комиссаром Финансов Союза ССР.

Кроме Главного Правления Госстраха имеются еще правления государ ственного страхования в союзных республиках.

На правления государственного страхования в союзных республиках возлагается: непосредственное ведение операций на территории соответст вующих республик, за исключением операций, непосредственно ведущихся Главным Правлением Госстраха, руководство деятельностью местных орга нов Госстраха, их инструктирование и инспектирование и др.

Таким образом, на Главное Правление Госстраха возложено, по преиму ществу, общее руководство и надзор, непосредственное же ведение страховых операций входит в компетенцию госстрахов союзных республик, Главное Правление Госстраха, как указывалось, ведет непосредственно только операции по всем видам личного страхования, транспортного, страхования имуществ государственных учреждений СССР и предприятий общесоюзного значения, а также по перестрахованию рисков взаимных кооперативных страховых органи заций и по перестрахованию рисков Госстраха в иностранных страховых обще ствах.

Положение о Госстрахе, ст. 23, 24.

Там же, ст. 22.

Там же, ст.28.

Очерки советского страхового права Правления государственного страхования союзных республик состоят из председателей и членов в количестве не свыше четырех, назначаемых Народ ным Комиссаром Финансов соответствующей союзной республики по согла шению с Главным Правлением Госстраха СССР, причем, по соглашению НКФ СССР с правительствами союзных республик, допускается взамен учреждения правления государственного страхования назначение уполномоченного Гос страха для данной республики. В настоящее время уже образованы правле ния – Росгосстраха, Белгосстраха, Укргосстраха, и Закгосстраха. Узбекистан и Туркменистан обслуживаются пока через уполномоченного Госстраха.

Г. Для проверки отчетности Госстраха НКФ СССР и НКФ союзных рес публик, по принадлежности, назначаются ежегодно особые ревизионные комиссии;

ревизионная комиссия, назначаемая НКФ СССР, проверяет свод ный отчет и баланс Главного Правления Госстраха, ревизионные же комис сии, назначаемые НКФ союзных республик, проверяют отчеты и балансы правлений Госстраха в соответствующих союзных республиках.

Д. Местными органами Госстраха являются управления, конторы и агентства (агенты), подчиняющиеся правлению Госстраха соответствующей республики. Местные органы Госстраха производят страховые операции на основании Положения о Госстрахе, правил страхования и тарифов премий, а равно инструкций, циркуляров и распоряжений правлений Госстраха в соот ветствующей союзной республике.

Правлениям Госстраха в союзных республиках предоставляется назна чать своих уполномоченных с подчинением страховых органов нескольких губерний их руководству.

Непосредственное руководство всей работой и ответственность за пра вильное ведение страховых операций лежит, соответственно, на уполномо ченном правления, на управляющем конторой или заведующем агентством.

Заведующие агентствами (или агенты) назначаются конторами по соглаше нию с уездными (окружными) исполнительными комитетами, но подчиня ются исключительно конторам Госстраха.

Кроме того, в состав местных органов Госстраха входят: инспектора, на которых возлагается ревизия и инструктирование агентуры, а также установ ление связи с местными органами власти, волостные доверенные и др. Необ ходимо отметить также роль органов, оказывающих содействие, но не под Положение о Госстрахе, ст. 27 и прим.

П о т о ц к и й, там же, стр. 70. О взаимоотношениях Госстраха с Росгосстрахом см. С. К р а с- н и к о в, «Вестник Госстраха», 1925 г., № 23–24.

Положение о Госстрахе, ст. 44–45.

Там же, ст. 31, 33.

Там же, ст. 32, 34, 35.

В. И. Серебровский чиненных непосредственно Госстраху, – агентов-акквизиторов, субагентов, местные финорганы и сборщиков.

Непосредственное осуществление страховых операций производится через участковых и уездных (окружных агентов). Участковые агенты явля ются первичным аппаратом на местах по учету обязательного страхования, заключению и ликвидации договоров и сбору страховых премий. Уездные (окружные) агенты, выполняя те же обязанности, являются, кроме того, представителями Госстраха перед уисполкомами. Уездные (окружные) и участковые агенты состоят на службе Госстраха.

Значение агентов в деле страхования весьма велико. Являясь фактиче ским проводником государственного страхования в гуще населения, выпол няя довольно сложную процедуру заключения страхования, агент должен быть хорошим знатоком своего дела.

От уездных (окружных) и участковых агентов надо отличать агентов акквизиторов и субагентов.

Агенты-акквизиторы не являются служащими Госстраха и работают ис ключительно по привлечению добровольных страхований, без права выдачи страховых документов. Акквизиторами могут быть частные лица или учрежде ния.

Субагенты являются вспомогательными агентами, приглашаемыми, страховыми агентами для обслуживания отдаленных от их контор местно стей. Всю материальную и моральную ответственность за действия субаген тов несут пригласившие их страховые агенты.

Сборщики выбираются населением или назначаются сельсоветом для сбора платежей по обязательному окладному страхованию.

* * * Организация аппарата Госстраха была бы, однако, не вполне охвачена, если бы мы не остановились еще на деятельности местных органов власти, оказывающих содействие Госстраху.

Обязанность оказывать содействие страховому делу лежит на всех ор ганах власти на местах – краевых, областных, губернских, окружных, уезд ных и волостных исполкомах и сельских советах. Особенно подробно уста навливаются в этом отношении функции волостных исполкомов и сельских Западноевропейские законодательства правовому регулированию агентуры отводят достаточ ное внимание: германский закон 1908 г., § 43–48, швейцарский закон 1908 г., § 34, австр. закон 1917 г., § 43–47;

см. также В и л е н к и н, «Журн. мин. юстиции», 1910 г., № 5, стр. 150.

«Словарь страховых терминов», стр. 6, 91, 133.

Полож. о Сев.-Кавк. Крае, § 56, п. «б», § 94, п. «п», Полож. о губисполк., § 30, п. 5, полож. об уисполк., § 22, п. «л» и полож. о волисполк., § 17, п. «и», § 23, п. «в» (РСФСР).

Очерки советского страхового права советов, что, конечно, представляется вполне понятным ввиду того, что без содействия и надзора органов власти, ближе всего стоящих к населению, никакой агент не будет в состоянии проводить надлежащим образом свою работу.

Положение о волостных съездах советов и волостных исполнительных комитетах возлагает на волисполкомы «наблюдение за деятельностью стра ховых агентов волости и оказание помощи сбору по окладному страхова нию, а также выполнение необходимых противопожарных мер и организа цию пожарной охраны». Таким образом, на волисполкомы возлагаются три обязанности: 1) принятие мер страховой превенции, 2) оказание содействия по сбору им взносов по обязательному окладному страхованию, 3) надзор за деятельностью страховых агентов.

Положение о сельских советах возлагает на сельский совет – участие в оценке строений страховыми агентами, содействие сбору страховых взносов и участие в оценке убытков после пожара. На обязанности сельских советов лежит также организация пожарной охраны и наблюдение за выполнением гражданами своих обязанностей по борьбе с пожарами.

* * * В связи с проведением в жизнь обязательного окладного страхования в сельских местностях инструкцией ЭКОСО РСФСР от 29 октября 1925 г.

(«Известия», № 266 от 21 ноября 1925 г.) организованы еще особые органы, принимающие участие в распределении для сельского населения льгот по этому виду страхования.

Самые льготы применяются местными органами Правления Госстраха РСФСР по принадлежности. Но списки хозяйств, имеющих право на льготы, утверждаются, а также все жалобы по применению льгот рассматриваются особыми губернскими (областными, краевыми), уездными (окружными, кантонными, аймачными) или волостными (районными) совещаниями по страховым вопросам, образуемыми: а) губернские (областные, краевые) или уездные (окружные, кантонные, аймачные) в составе: управляющего мест ной конторой Росгосстраха (или уездного агента последнего), представите лей от местной плановой комиссии финансового отдела, земельного отдела, крестьянского общества взаимопомощи и сельскохозяйственной кооперации (по одному от каждой организации);

б) волостные (районные) в составе:

председателя или члена волостного (районного) исполнительного комитета, См. В. М о р о з о в, «Вестн. Госстраха», 1924 г., № 24. Пол. о волисполкомах, § 17, п. «и», § 23, п. «в». Пол. о Госстрахе, ст. 37.

Положение РСФСР о сельских советах, § 9, п. «л», § 8, п. «р».

В. И. Серебровский участкового агента, в район которого входит данная волость (район), или его помощника, представителя волостного (районного) комитета крестьянского общества взаимопомощи, участкового агронома, ветеринара, если они про живают в месте нахождения подлежащего исполнительного комитета, и представителя сельскохозяйственной кооперации.

Постановлением ЭКОСО РСФСР от 5 февраля 1926 г. образованы осо бые страховые комиссии для предоставления льгот по обязательному оклад ному страхованию в городах. Эти страховые комиссии образуются в каждом городе или поселении и городского типа в составе: по одному представите лю от финансовой и коммунальной секций городского совета, представителя от местного органа Росгосстраха, от профессиональных союзов и от органа социального обеспечения («Известия» от 13 февраля 1926 г., № 36).

III. С р е д с т в а и о т ч е т н о с т ь Го с с т р а х а Все средства Госстраха являются едиными для государственного страхо вания Союза ССР. Средства Госстраха составляют: 1) отпущенные ему прави тельством – а) основной капитал в сумме 5 000 000 рублей, б) особый резерв ный капитал в сумме 2 500 000 рублей;

2) образуемые в процессе операций Госстраха – а) запасные капиталы и капиталы специального назначения;

б) ре зервы премий по страхованиям;

в) текущие поступления по операциям.

Из текущих поступлений (страховые премии, проценты по текущим счетам и др. поступления) по операциям, производимым правлениями Гос страха в союзных республиках и по операциям личного страхования 25% поступлений переводятся на счет Главного Правления, остальные 75% теку щих поступлений остаются в распоряжении правлений госстрахов союзных республик. Текущие поступления по операциям, производимым правления ми Госстраха в союзных республиках от имени и за счет Главного Правле ния (ст. 24, 28, п. «л»), за исключением поступлений по операциям личного страхования, полностью зачисляются на счет Главного Правления.

Если в течение года выяснится необходимость в пополнении оборотных средств правлений Госстраха в союзных республиках, то такое пополнение производится Главным Правлением из средств, находящихся в его распоря жении. Равным образом, правления госстрахов союзных республик обязаны в экстренных случаях пополнять средства Главного Правления, если находя щиеся в его распоряжении оборотные средства окажутся недостаточными.

Постановление ЭКОСО РСФСР от 29 октября 1925 г., § 10. Аналогичные органы имеются и в других союзных республиках.

Положение о Госстрахе, ст. 47, 46, 48, 49.

Там же, ст. 51.

Очерки советского страхового права По утверждении общего отчета и баланса Госстраха НКФ СССР и по выведении чистой прибыли, последняя распределяется следующим образом:

по операциям обязательного окладного страхования – а) 50% отчисляются на образование запасного капитала и пополнение заимствований из основного капитала, б) 50% отчисляются на меры предупреждения и борьбы со случая ми, предусмотренными страхованием;

по прочим операциям государствен ного страхования – а) 50% отчисляются на образование запасного капитала и пополнение заимствований из основного капитала, б) 20% отчисляются на меры превенции и репрессии, в) 15% отчисляются на рабочее жилищное строительство, г) 10% отчисляются в доход казны и 5% – на улучшение ма териального положения сотрудников Госстраха.

IV. К о о п е р а т и в н о е с т р а х о в а н и е Как уже отмечалось, декрет от 6 октября 1921 года о государственном имущественном страховании, вводя государственную страховую монопо лию, установил изъятие для кооперции.

Согласно ст. 5 этого декрета, кооперативным организациям предоставля лось право взамен обязательного государственного страхования организовать взаимное страхование собственных имуществ от стихийных бедствий. Отсюда следовало, что имущества, принадлежащие кооперативным организациям, могли страховаться, по желанию кооперативных организаций, или в Госстрахе, или в кооперативных страховых организациях, но, если в течение известного срока – трех месяцев – эти имущества не оказывались застрахованными в коо перативном страховании, то они считались застрахованными в Госстрахе.

На основании декрета от 6 октября 1921 г., в СССР образовались три кооперативных страховых центра: 1) Страховая Секция Центросоюза для страхования имуществ потребительской кооперации;

2) Всероссийский Ко оперативный Страховой Союз для страхования имуществ других видов ко операции и 3) Украинский Кооперативный Страховой Союз для страхования имуществ всех видов кооперации.

Организация этих кооперативных страховых центров построена на принципе взаимности.

Согласно положению об организации страхования Центросоюзом, для ведения страховых операций учреждается основной страховой фонд, обра зуемый из специального ассигнования Центросоюза и из взносов коопера тивных союзов, состоящих членами Центросоюза, причем размер их взносов определяется в зависимости от мощности каждого союза. В случае недоста Положение о Госстрахе, ст. 54.

Циркуляр Госстраха, № 705, гл. XVIII, § 1, 4, 6.

В. И. Серебровский точности страховых капиталов на покрытие чрезвычайных убытков, Центро союз и его члены могут быть привлечены к дополнительной ответственности в размере не менее десятикратного отчисления в основной страховой фонд.

Для организации страхового дела и ведения страховых операций при Цен тросоюзе учреждена Страховая Секция, возглавляемая Страховым Советом, На местах страхование производится кооперативными союзами, действую щими по особому соглашению с Центросоюзом в качестве его представите лей. Страховой Совет разрабатывает общие вопросы кооперативного страхо вания, устанавливает виды и формы страховых операций, разрабатывает вопросы организации кооперативного страхования и проч.

На аналогичных началах построена организация Всероссийского Коопера тивного Страхового Союза и Украинского Кооперативного Страхового Союза.

Право кооперативных организаций на производство страховых опера ций в виде изъятия из действующей в СССР страховой монополии сохрани лось и Положением о государственном страховании.

Положение о государственном страховании предоставляет право сою зам кооперативов всех степеней учреждать взаимные страховые организации для страхования в них собственных имуществ членов данной страховой ор ганизации, а равно имуществ первичных кооперативов, непосредственно входящих в кооперативное объединение любой степени, состоящее членом страховой организации.

Операции кооперативных страховых организаций, действующих на территории одной из союзных республик, производятся на основании ус тавов и правил кооперативных страховых организаций, утверждаемых в порядке законодательства союзных республик. Операции кооперативных страховых организаций, действующих на территории двух или более со юзных республик, производятся на основании уставов и правил, утвер ждаемых НКФ СССР.

В отличие от ранее действовавшего порядка, по которому взаимному кооперативному страхованию подлежали только собственные имущества кооперативных организаций, в настоящее время в кооперативных организа циях могут быть застрахованы не только собственные имущества кооперати вов, но и строения, принадлежащие им на праве застройки, а также товары, переданные им на комиссию, для хранения и для перевозки.

Н. М а т в е е в, «Кооперативное страхование», 1923 г., стр. 31.

Прим. I к ст. 1.

Приложение к ст. 1, ст. 2, I.

Циркуляр Госстраха, № 705, гл. XVIII.

Пол. о Госстрахе, прил. к ст. 1, ст. 2.

Очерки советского страхового права Все эти имущества, в тех случаях, когда они подлежат обязательному окладному и неокладному страхованию, освобождаются от обязательного страхования в Госстрахе, если они застрахованы во взаимном кооперативном страховании.

Предоставление кооперативным организациям права организовать вза имное кооперативное страхование не означает, однако, полного отрыва коо перативного страхования от страхования государственного, проводимого Госстрахом.

Все риски, принятые кооперативными страховыми организациями в суммах, выше установленных, должны перестраховываться в известной доле в Главном Правлении Госстраха. Таким образом, в операционном отноше нии кооперативное страхование тесно связывается с государственным стра хованием. Но эта связь проявляется и в организационном отношении. Поло жение о Госстрахе включает в состав страхового совета, состоящего при НКФ СССР, и страховых советов, состоящих при НКФ союзных республик, представителей от кооперации.

V. С т р а х о в а н и е з а г р а н и ц е й Постановлением СНК от 6 октября 1921 г. застрахование каких-либо имуществ в иностранных страховых обществах не допускалось без разреше ния в каждом отдельном случае СНК (ст. 6). Отсюда следовало, что, если экспортные товары в момент застрахования еще находились на территории Советского государства, то они могли быть застрахованы только в Госстра хе. Поскольку же такие товары находились уже вне территории Советского государства, их можно было застраховать или в Госстрахе, или в иностран ном страховом обществе.

Что же касается страхования импортных товаров, то вне пределов Сою за ССР они могли быть застрахованы, по выбору страхователя, или в Гос страхе, или в иностранных страховых обществах.

Положением о государственном страховании этот прядок был несколь ко изменен.

Пол. о Госстрахе, ст. 3.

Там же, ст. 4.

Там же, ст. 37, п. 5, 6, ст. 40, п. 3.

В. К. Р а й х е р, «Государственное имущественное страхование в СССР», стр. 10. Исключение было сделано только для Добровольного Флота, которому было разрешено страхование в ино странных страховых обществах перевозимых на его судах экспортных грузов (С.У. 1922 г., № 45, ст. 556, § 18 и прим.).

Там же, стр. 11.

В. И. Серебровский Положение о Госстрахе в общем подтверждает прежний порядок, ука зывая, что страхование в иностранных страховых обществах всякого рода имущества, находящегося в пределах СССР, а равно речных, морских и воз душных судов под флагом СССР, допускается исключительно с разрешения СНК СССР;

но в отношении экспортных и импортных товаров Положение вводит новые правила.

Согласно Положению о Госстрахе, экспортно-импортные товары, нахо дящиеся за границей и состоящие в непосредственном распоряжении прави тельственных учреждений, государственных органов, кооперативных орга низаций и граждан Союза ССР, могут страховаться исключительно в Гос страхе или в смешанных обществах по соглашению с Госстрахом.

Некоторое изменение в порядок, установленный Положением, внесено Советско-германским торговым договором от 12 октября 1925 г. Этот дого вор устанавливает, что, если на территории одной из сторон (Германии или Союза ССР) находятся во время ввоза, вывоза или транзита товары граждан или хозяйственных органов другой стороны, не имеющих в первой стране ни своего местопребывания, ни отделений, то эти товары, пока они идут за риск указанных граждан или хозяйственных органов, могут страховаться во вто рой раз в обществах той страны, по которой проходят. Практически это оз начает, что, например, германская фирма, закупившая в пределах СССР какой-либо товар, имеет право страховать этот товар в заграничном общест ве, хотя бы этот товар находился на территории СССР.

В пределах Западной Европы агентура по транспортным операциям со средоточена в руках торговых представительств. Кроме того, организованы агентства в Персии, Манчжурии и Китае. В целях облегчения для иностран ного кредитного оборота обслуживания страхованием внешней торговли Союза ССР, Госстрахом, с разрешения НКФ, было учреждено в Лондоне в 1925 г. в феврале смешанное страховое акционерное общество с капиталом в 100 000 английских фунтов, под наименованием – Черноморско-Балтийское Страховое Общество.

Пол. о Госстрахе, ст. 2.

Советско-германский торговый договор, § 16–18;

изд. НКВТ, Я. Г а н е ц к и й, «Советско германский торговый договор», 1926 г., стр. 22.

П о т о ц к и й, «Краткий курс», стр. 71.

«Обзор работы НКФ Союза ССР от 1 октября 1923 г. по 1 апреля 1925 г.», стр. 206.

Очерки советского страхового права ГЛАВА V ВИДЫ СТРАХОВАНИЯ § 1. Виды страхования по роду страхуемых опасностей Для всех разновидностей страховых правоотношений характерным при знаком является идея обеспечения страхователя или выгодоприобретателя от возможного вреда и недостатка. Но в одних случаях эта идея находит свое выражение в установлении обязанности страховщика возмещать понесенные страхователем или выгодоприобретателем убытки, в других же случаях – в установлении обязанности страховщика к уплате определенной суммы денег, независимо от того, были ли понесены убытки или нет. В первом случае говорят о «страховании убытков» (Schadenversicherung), во втором же случае – «о страховании сумм» (Summenversicherung). Первый вид страхования применяется при страховании имуществ, второй – при страховании лица.

Отсюда ведет свое начало основное деление всех видов страхования – на страхование имущественное и страхование личное. Также поступает и ГК (ст. 367), указывающий, что при имущественном страховании страховщик обязуется возместить страхователю или выгодоприобретателю в пределах страховой суммы понесенные ими убытки, при личном же страховании стра ховщик обязуется уплатить страховую сумму.

В свою очередь имущественное и личное страхования допускают ряд дальнейших подразделений.

I. Имущественное страхование делится в зависимости от рода опасно сти на очень большое количество разновидностей.

Опасности, угрожающие имуществу, могут быть чрезвычайно разнооб разны. Часть этих опасностей вызывается исключительно силами природы:

наводнения, землетрясения, бури, град. Другая часть опасностей, хотя и является результатом сил природы, но тем не менее может быть вызвана и действиями человека: пожар, болезнь животных. И, наконец, последняя часть опасностей может быть вызвана исключительно действиями человека:

кража, растрата.

Положение о Госстрахе СССР предусматривает следующие виды иму щественного страхования:

1) страхование от огня;

2) страхование животных;

3) страхование расти тельных культур от градобития и иных бедствий;

4) страхование средств В. И. Серебровский транспорта, грузов, фрахта и т. п. и почтовых посылок;

5) гарантийное стра хование;

6) страхование от краж со взломом.

II. Личное страхование делится на два основных вида: 1) страхование жизни и 2) страхование от несчастных случаев и болезней, влекущих за со бой временную или постоянную утрату трудоспособности.

Страхование жизни подразделяется на две основных отрасли: а) страхо вание капиталов и б) страхование рент (доходов).

В первом случае страховщик принимает на себя обязательство при на ступлении предусмотренного договором события (смерть, достижение из вестного возраста) уплатить страхователю единовременно известную сумму денег (капитал).

Во втором случае, страховщик обязывается выплачивать страхователю определенную сумму денег (доход, ренту) в течение известного количества времени или пожизненно.

Страхование капитала делится на три основных вида: а) страхование на случай смерти;

б) страхование на дожитие и в) страхование смешанное.

При страховании на случай смерти страховщик обязуется уплатить страховое вознаграждение на случай смерти застрахованного лица. Страхо вание на случай смерти может быть временным или пожизненным.

Временное страхование на случай смерти ограничивается определен ным сроком (2, 5 и т. д. лет). По этому виду страхования страховщик отвеча ет только тогда, когда застрахованное лицо умрет до истечения срока, ука Страхование от краж со взломом, предусмотренное Положением о Госстрахе, до сих пор Гос страхом фактически еще не проводится. По постановлению СТО, государственное страхование может быть распространено и на другие, сверх указанных, виды страхования;

Положение о Госстрахе, ст. 7. Постановлением СТО от 10 февраля 1926 г. введен новый вид страхования – страхование от гражданской ответственности, возникшей на водных, воздушных и сухопутных путях сообщения («Известия ЦИК СССР» от 24 февраля 1926 г., № 45).

Весьма интересная форма страхования «от неурожаев» была предметом обсуждения на съезде страховых работников в 1925 г. См. доклад В. Г о х м а н а, выдвинувшего в качестве основных положений: а) принцип «предельного риска», по которому Госстрах гарантирует страхователю определенную долю среднего урожая;

б) построение страхования от неурожаев на основе нату ральных ценностей, т. е. так, чтобы страховое вознаграждение выдавалось, если не натурой, то в денежной сумме, достаточной для реального покрытия дефицита;

в) целесообразность этого вида страхования в форме обязательного. «Фин. газета», 1925 г., № 69. См. также П о т о ц- к и й, «Краткий курс», гл. XIII.

На Западе имущественное страхование применяется в очень широком масштабе. Кроме обыч ных разновидностей страхования – от огня, транспортного, от градобитий, скота, – имуществен ное страхование применяется еще: от краж со взломом, стекол в витринах магазинов от разби тия, от гражданской ответственности, машин, от простоя квартир, от народных волнений, выиг рышных билетов, от ураганов, от дурной погоды, от потери артистами голоса и красоты (в Америке) и мн. др.

Пол. о Госстрахе, ст.7, п. 7.

Очерки советского страхового права занного в договоре. Если же застрахованное лицо умрет после истечения срока договора, то страховщик от ответственности освобождается.

Пожизненное страхование на случай смерти не ограничивается каким либо определенным сроком. В этом случае страховщик обязуется уплатить страховое вознаграждение, когда бы ни произошла смерть застрахованного лица.

При страховании на дожитие страховщик обязуется уплатить страховое вознаграждение лицу, указанному в договоре, в случае, если это лицо дожи вет до определенного возраста.

При смешанном страховании, представляющем собою соединение ука занных двух видов страхования жизни, страховщик обязуется уплатить стра ховое вознаграждение или при достижении лицом, указанным в договоре, известного возраста, или в случае его смерти, и до достижения им этого воз раста.

В свою очередь, указанные формы страхования жизни допускают даль нейшие подразделения.

В качестве особой формы страхования жизни надлежит отметить еще получившее на Западе широкое распространение (Англия, Северо-Амери канские Соединенные Штаты, Германия и др.) так называемое народное страхование жизни, приноровленное к интересам широких кругов малоиму щего населения.

К числу характерных черт этой последней формы страхования жизни относятся: 1) ограничение страховой суммы известным максимумом;

2) от сутствие медицинского освидетельствования (или упрощение его);

3) частые взносы премий;

4) отсроченная ответственность, устанавливающая ответст венность страховщика некоторое время спустя (через несколько лет), а не сразу после заключения договора.

В СССР в настоящее время применяется страхование на случай смер ти и смешанное. Страхование на дожитие в чистом виде Госстрахом не проводится. Что же касается страхования пенсий, то Госстрахом уже раз рабатывается способ страхования пенсий, заключающийся в том, что стра хователь может вносить любые суммы, причем каждая сумма дает, соглас но выработанному тарифу, определенную пенсию;

окончательная же пен сия составится из отдельных частей, получившихся в результате сделан ных отдельных взносов.

В. Г о х м а н, «Очерки», стр. 7 след.;

«Словарь страховых терминов», стр. 108.

Народное страхование применяется и в СССР, «Словарь страх. терминов», стр. 108 и сл.

П о т о ц к и й, «Краткий курс страхования», стр. 196.

В. И. Серебровский II. Не все события, от последствия наступления которых совершаются страхования, являются «несчастием» в буквальном смысле слова. Тем не менее нельзя не признать, что для большинства страхований наступление этих событий, несомненно, является «несчастным случаем» (пожар, градоби тие и т. п.).

Этому пониманию несчастного случая в широком смысле слова надо, однако, противопоставить понимание несчастного случая в узком смысле слова. В последнем своем значении несчастный случай понимается как со бытие, причиняющее человеку помимо его воли и извне телесное поврежде ние, вызывающее смерть или инвалидность (увечье на железной дороге, от автомобиля и т. п.).

Этот последний вид опасности и предусматривает страхование «от не счастных случаев».

В СССР операции по страхованию от несчастных случаев открыты сравнительно недавно – с лета 1925 г.

Немаловажный интерес представляет вопрос о взаимоотношении стра хования от несчастных случаев с так называемым социальным страхованием, проводимым Кодексом законов о труде.

Сходство между этими двумя видами страхований заключается в том, что и при социальном страховании страхование часто имеет целью обеспе чить страхователя или его близких от последствия различных событий, вле кущих за собою смерть или утрату трудоспособности (увечье рабочего на фабрике и т. п.).

Тем не менее, различия между этими видами страхования весьма значи тельны, и оба вида страхований являются самостоятельными институтами.

Согласно Кодексу законов о труде, социальное страхование распро страняется на всех лиц наемного труда (рабочих, служащих), причем все застрахованные обеспечиваются пособиями в размере тарифной сетки, соот ветствующей категории в данном предприятии или учреждении. Неуплата страховых взносов не лишает лиц наемного труда права на получение посо бий по социальному страхованию.

Страхование от несчастных случаев может иметь применение только к тем группам населения, которые не подлежат социальному страхованию. В отношении же тех лиц, которые подпадают под действие социального стра хования, страхование от несчастных случаев может применяться только в Правила страхования от несчастных случаев, § 2, п. I.

Положение о Госстрахе сохраняет эту форму личного страхования, ст. 7, п. 7.

Ст. 175, 179, 191.

Очерки советского страхового права качестве страхования дополнительного, в целях получения полного возме щения вреда, не всегда возмещаемого социальным страхованием.

В отличие от социального страхования размер страхового вознагражде ния при страховании от несчастных случаев в принципе не является ограни ченным какими-нибудь пределами. Но выплата страхового вознаграждения при страховании от несчастных случаев предполагает уплату страховых взносов (премий).

Различен и объем ответственности. По страхованию от несчастных случаев Госстрах уплачивает вознаграждение только в случае смерти, ин валидности или временной неспособности к труду. Социальное же страхо вание охватывает собой: а) оказание медицинской помощи;

б) выдачу по собий при временной утрате трудоспособности;

в) выдачу дополнительных пособий (предметы ухода, погребение и т. п.);

г) выдачу пособий при без работице;

д) выдачу пособий при инвалидности;

е) выдачу пособий членам семейств трудящихся по найму в случае смерти или безвестного отсутст вия их кормильца.

Наконец, социальное страхование строится на началах обязательности, страхование от несчастных случаев является в СССР страхованием добро вольным.

III. В особую категорию видов страхования надо отнести так называе мое перестрахование.

Перестрахование преследует цель придать финансовую устойчивость страховым операциям. Страховщик должен в каждом принимаемом на страх риске соблюдать известный уровень своей заинтересованности, приемлемый для него с технически-страховой и финансовой точек зрения. Всякий риск, превышающий этот уровень, может повлечь за собой гибель всего страхово го учреждения. Отсюда для страховщика два пути: 1) или отказываться от принятия на страх подобных рисков, или 2) привлекать к участию в несении риска других страховщиков. Второй путь и находит свое выражение в пере страховании, под коим разумеется передача страховщиком части риска дру гому или другим страховщикам.

В СССР обязательное перестрахование установлено для кооперативных страховых организаций.

Положение о Госстрахе Союза ССР обязывает кооперативные страхо вые организации все риски, принятые в суммах, превышающих установ ленные по соглашению с Главным Правлением Госстраха максимумы, См. ст. 413 ГК.

Различного рода льготы в уплате премии не меняют этого основного положения.

Код. Зак. о Труде, ст. 176.

«Словарь страховых терминов», стр. 75.

В. И. Серебровский перестраховывать в Главном Правлении Госстраха в доле, устанавливае мой соглашением между ними. В договоры о перестраховании, заключае мые на изложенных основаниях, может, по соглашению сторон, включать ся и условие об ограничении размеров ответственности кооперативных страховых организаций по каждому отдельному риску вторым (предель ным) максимумом с тем, чтобы вся остальная, превышающая этот макси мум страховая сумма полностью поступала на ответственность Главного Правления Госстраха. Разногласия между Госстрахом и кооперативными страховыми организациями относительно условий перестрахования рас сматриваются Страховым Советом при НКФ СССР, причем кооперативные организации, недовольные постановлениями Страхового Совета, имеют право обжалования в СТО Союза ССР.

Госстрах может также заключать перестрахования своих рисков в ино странных страховых обществах по всем видам страхования, кроме обяза тельного окладного страхования.

В свою очередь, Главному Правлению Госстраха разрешается прини мать в перестрахование риски иностранных страховых организаций на осно ве договоров, заключенных с одобрения НКФ СССР.

Риски, принятые Госстрахом в перестрахование как от советских коо перативных страховых организаций, так и от страховых организаций ино странных, разрешается передавать в дальнейшее перестрахование на основа ниях и в пределах, установленных правилами Положения о Госстрахе.

§ 2. Виды страхования по их юридической природе Все виды страхования могут быть по своей юридической природе раз делены на 2 группы: на страхование обязательное и страхование добро вольное.

Страхование обязательное заключается в том, что страховое правоот ношение в некоторых случаях возникает непосредственно в силу веления закона. В этих случаях Госстрах берет на себя инициативу в деле защиты экономических интересов широких масс населения и имущественных инте ресов самого государства или местных советов.

I. В СССР обязательное страхование бывает следующих видов: 1) обя зательное окладное страхование и 2) обязательное неокладное страхование.

1) Обязательному окладному страхованию в СССР подлежат: а) строе ния, принадлежащие кооперативам и частным лицам, страхуемые от огня;

Пол. о Госстрахе, прил. к ст. 1, ст. 4.

Пол. о Госстрахе, ст. 7 и прил. к ст. 7.

Положение о Госстрахе, прил. к ст. 7, ст. 7–8.

Очерки советского страхового права б) растительные культуры, страхуемые от градобитий, и в) сельскохозяйст венный скот от падежа.

Окладное страхование растительных культур от градобития, крупного рогатого скота и лошадей от падежа может быть введено в обязательном порядке в пределах плана, утвержденного СТО, лишь постановлениями гу бисполкомов, с согласия уездных съездов советов или пленумов уездных (или соответствующих им) исполнительных комитетов. Таким же порядком может быть установлено распространение окладного страхования и на дру гие виды имущества и опасности.

Безусловная обязательность страхования, таким образом, оставлена только для огневого страхования.

Обязательное окладное страхование носит массовый характер, а потому пользуется упрощенными формами. Оно не распространяется на каждое имущество и не обеспечивает действительную его стоимость, а идет путем установления однородных групповых норм. Эти групповые нормы носят название окладных, так как в соответствии с ними на страхователя начисля ется определенный обязательный платеж – «оклад». Отсюда и само страхо вание называется окладным.

План окладного страхования на каждый год, в которм предусмат риваются виды обязательного окладного страхования, подлежащие этому страхованию имущества и местности, где такое страхование вводится, а так же сроки и тарифы страховых премий и размер окладных норм обеспечения (страховых сумм) составляются следующим образом: правления государ ственного страхования в союзных республиках разрабатывают проекты пла нов окладного страхования в масштабе соответствующей республики и по рассмотрении их в страховых советах при НКФ союзных республик и по одобрении ЭКОСО данных республик направляют эти проекты в Главное Правление Госстраха, которое на основе представленных проектов со ставляет общий план окладного страхования по Союзу ССР.

Этот общий план по рассмотрении его в Страховом Совете при НКФ СССР и одобрении НКФ Союза ССР утверждается СТО Союза ССР.

Правительства автономных республик, областные и губернские ис полнительные комитеты осуществляют общее наблюдение за проведением в жизнь плана окладного страхования, издают постановления, в которых дифференцируют по отдельным подведомственным им районам нормы страхового обеспечения в пределах средних норм, установленных планом окладного страхования, а также устанавливают в указанных же пределах нормы страхового обеспечения для отдельных строений двора, равным Пол. о Госстрахе, ст. 9.

П о т о ц к и й, «Краткий курс», стр. 26.

В. И. Серебровский образом осуществляют проведение установленных планом льгот бедней шему населению.

Постановлением СТО от 2 сентября 1925 г. об обязательном страхо вании в сельских местностях в 1925–1926 гг., сельское обязательное оклад ное страхование установлено от огня (строений) в 59 губерниях, а также в округах Уральской Области и Северо-Кавказского Края РСФСР, в 42 окру гах и в одной автономной республике УССР, во всей БССР и в одной облас ти Узбекской ССР. Сельское обязательное окладное страхование посевов и сельскохозяйственного скота (крупного рогатого скота, лошадей и верблю дов) разрешено в тех уездах, округах и кантонах автономных республик, областей и губерний, в которых уездными или соответствующими съездами советов, а при невозможности (ввиду срочности дела) немедленного созыва съездов советов – пленумами уездных или соответствующих им исполни тельных комитетов, будут вынесены постановления о введении указанных видов страхования. Постановления, вынесенные вышеуказанными местными органами, о введении названных видов обязательного страхования на 1924– 1925 г. сохраняют свою силу и на 1925–1926 г. за исключением тех случаев, когда названные органы вынесли до 1 октября 1925 г. постановление об от мене обязательности этих видов страхования.

Постановлением СТО от 2 сентября 1925 г. сельскому населению пре доставлен ряд весьма значительных льгот. По страхованию строений от огня и посевов от градобитий беднейшие и разоренные стихийным бедст вием сельские хозяйства, семьи красноармейцев, а также добровольные пожарные организации освобождены от взноса страховых платежей пол ностью или частью с тем, чтобы число освобожденных, по расчету на пол ное освобождение, было равно 15% общего числа соответственно застра хованных хозяйств.

По страхованию животных от падежа освобождаются от взносов бед нейшие и разоренные стихийными бедствиями сельские хозяйства, а также маломощные хозяйства, получившие ссуды в порядке сельскохозяйственно го кредита, а равно добровольные пожарные организации с тем, чтобы коли чество хозяйств, освобождаемых от уплаты страховых платежей, по страхо ванию крупного скота, не превышало 10% общего числа застрахованных хозяйств того округа или уезда, в котором данное страхование производится, а для верблюдов и лошадей этот процент не превышал 7%.

Пол. о Госстрахе, ст. 10, 11.

Пост. СТО об обязательном окладном страховании в сельских местностях в 1925–1926 г., ст. 1, 2. Собр. Зак. и Распор., 1925 г., № 63, ст. 464.

Пост. СТО об обяз. страховании в сельск. местн., ст.8.

Очерки советского страхового права Что касается обязательного окладного страхования в городах, то по становлением СТО от 2 сентября 1925 г. об обязательном окладном стра ховании в городах на 1925–1926 г., окладное обязательное страхование строений от огня установлено на всей территории Союза ССР, за исключе нием Северного Сахалина, Камчатской губернии, Кара-Калпакской авто номной области и Якутской АССР. Обязательное окладное страхование крупного рогатого скота от падежа введено в 1925–1926 г. в тех городах СССР, которые попали в особый список, установленный СТО. Обязатель ное окладное страхование лошадей и верблюдов установлено для тех авто номных республик, областей, губерний, округов и уездов, в которых в течение 1925–1926 г. будет действовать это страхование в сельских мест ностях. Что касается страхования в пределах городской черты полевых посевов, то оно установлено в качестве обязательного страхования по нормам и тарифам, указанным по плану обязательного окладного страхо вания в сельских местностях на 1925–1926 г. с тем, чтобы постановления, предусмотренные ст. 2 постановления СТО от 2 сентября 1925 г. об обяза тельном окладном сельском страховании, выносились в подлежащих слу чаях горсоветами или соответствующими им органами.

Постановлением СТО от 2 сентября 1925 г. предоставлен ряд льгот и городскому населению. От взноса страховых платежей полностью или ча стью освобождено беднейшее городское население, хозяйства, разоренные стихийными бедствиями, семьи красноармейцев, а также добровольные по жарные организации с тем, чтобы общая сумма сложенного оклада не пре высила 5% общей суммы начисленной страховой премии по каждому виду обязательного окладного страхования в городах. Для членов профсоюзов, рабочих и служащих по найму, лиц, пользующихся социальным обеспечени ем, членов добровольных пожарных дружин и кустарей-одиночек, а также для всякого рода объединений, состоящих исключительно из лиц поимено ванных выше категорий, установлен ряд скидок с тарифов премий: по стра хованию посевов от градобития и строений от огня – в размере 10%, по страхованию лошадей и верблюдов – в размере 5%.

Кроме перечисленных льгот значительные льготы установлены для обя зательного окладного страхования еще постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 13 июля 1925 г. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР, на суммы страхового вознаграждения за убытки, причитающиеся страхова Пост. СТО об обяз. окладном страховании в городах, ст. 1–4. Собр. Зак. и Расп., 1925 г., № 63, ст. 465.

Там же, ст. 8, 9.

Примеч. к ст. 271 ГПК РСФСР, «Известия» № 180 от 9 августа 1925 г. См., кроме того, Пол. о взимании налогов, утвержд. ЦИК и СНК Союза ССР 2 октября 1925 г., ст. 17, п. «в».

В. И. Серебровский телям по обязательному окладному страхованию, при условии обращения этих сумм исключительно на восстановление погибшего имущества, не мо гут быть обращаемы взыскания за всякого рода долги страхователя госорга нам и частным лицам, за исключением претензий по зарплате, социальному страхованию, а также претензий кредитных учреждений, обеспеченных зало гом застрахованного имущества.

2) Обязательному неокладному страхованию в СССР подлежат: а) иму щества, принадлежащие государству и местным советам, находящиеся во временном владении, пользовании или распоряжении на началах аренды, права застройки, комиссии или по какому-либо иному основанию у коопера тивов и частных лиц – физических и юридических;

б) имущества, принадле жащие кооперативам и частным лицам, служащие обеспечением ссуд, вы данных государственными, в том числе и коммунальными, кредитными уч реждениями;

в) товары, принадлежащие государственным органам, коопера тивам и частным физическим и юридическим лицам, поступающие на хра нение в учрежденные надлежащим порядком специальные товарные склады, если под эти товары выданы варрантные (складочные и залоговые) свиде тельства.

В настоящее время обязательное неокладное страхование применяется в СССР при страховании от огня и при транспортном страховании. Рас пространение неокладного страхования на иные виды имущества, кроме перечисленных, а равно ограничение применения обязательного неокладного страхования как в отношении подлежащих означенному страхованию иму ществ, так и в отношении рода опасности, производится по представлению Главного Правления Госстраха постановлением СТО.

II. Страхование добровольное возникает из свободного соглашения сто рон (страхового договора).

В СССР добровольное страхование применяется как страхование от ог ня, животных от падежа, растительных культур от градобитий, транспорт ное, гарантийное и личное. Новым видом страхования, проводимым Гос страхом в добровольном порядке, является еще страхование от гражданской ответственности.

Имущества, находящиеся в ведении государственных, в том числе и коммунальных, учреждений и предприятий, как состоящих на общегосудар ственном или местном бюджете, так и переведенных на хозяйственный или Пол. о Госстрахе, ст. 13. Постановление ЦИК и СНК СССР от 4 сентября 1925 г. о документах, выдаваемых товарными складами. Собр. Зак. и Расп., 1925 г., № 60, ст. 445.

Пол. о Госстрахе, ст. 13.

Там же, ст. 14.

Там же, ст. 17.

Очерки советского страхового права коммерческий расчет, могут страховаться в Госстрахе в порядке доброволь ного страхования, если названные имущества не подлежат обязательному неокладному страхованию. Имущества, застрахованные в обязательном (ок ладном или неокладном) порядке не в полной стоимости или не от всех опас ностей, предусмотренных Положением о Госстрахе, могут быть дополни тельно застрахованы в добровольном порядке.

Пол. о Госстрахе, ст. 18, 19.

В. И. Серебровский ГЛАВА VI ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СТРАХОВАНИЯ § 1. Страхование как правоотношение С юридической точки зрения страхование является правоотношением.

В качестве правоотношения страхование может проистекать из различ ных оснований.

Необходимо отметить, что вопрос о классификации оснований обяза тельства является более чем спорным.

Римляне исходили из деления обязательств на обязательства, возни кающие из договоров, правонарушений и ex variis causarum figuris – из дру гих различных оснований. В дальнейшем, однако, они пришли к четырех членному делению оснований обязательств: обязательства из договоров (ex contractu), как бы договоров (quasi ex contractu), правонарушений (ex delicto) и как бы правонарушений (quasi ex delicto). Римская классификация основа ний обязательств, опиравшаяся на римскую исковую систему, является для настоящего времени, несомненно, устаревшей и поэтому в современной юридической литературе делается немало попыток к установлению более точной и исчерпывающей классификации.

Д е р н б у р г учит, что часть обязательств возникает из юридических сделок, возникновение же другой не менее значительной группы связано с иными юридическими событиями. П л а н и о л ь знает только два основа ния обязательств – договор и закон. Б р и н ц развивает взгляд, что только объективный правопорядок, а не субъективное намерение лица, создает пра воотношение;

сделка вызывает к жизни правоотношение только потому, что такова была воля закона;

закон, таким образом, является единственным ис точником обязательств. В русской юридической литературе известна клас сификация Ш е р ш е н е в и ч а: юридическая сделка, правонарушение, неосновательное обогащение. В последнее время к римской классификации приближается проф. М. М. А г а р к о в, выделяющий, по его мнению, бес спорно установленные основания обязательств – сделку, правонарушение и неосновательное обогащение – и обозначающий все остальные обязательства как обязательства, проистекающие из других различных оснований – ex Gajus l I pr. D. 44,7;

§ 2 J 3, 13.

Д е р н б у р г, «Пандекты, обяз. пр.», § 6.

P l a n i o l, «Trait», II, p. 254.

B r i n z, «L. d. Pandecten, II, § 247.

Ш е р ш е н е в и ч, «Учебн. гражд. права», II, стр. 10.

Очерки советского страхового права variis causarum figuris. Профессор А. Г. Г о й х б а р г, указывая, что, если уже по отношению к буржуазному законодательству мыслимы заявления, что «последним основанием обязательственно-правовой связи служит не воля сторон, а объективный правопорядок», то тем более это применимо к обязательственным отношениям ГК, в котором основания всех обязательств сводятся к указаниям закона.

Из всех этих разнообразных мнений мы должны остановить свое вни мание на взгляде Б р и н ц а, утверждающего, что основанием обязательства всегда является только закон. Этому взгляду нельзя, разумеется, отказать в известной логической последовательности, поскольку все правоотношения в конечном счете, конечно, определяются нормами данного правопорядка. Но так обстоит дело только «в конечном счете». В действительности же мы, не сомненно, имеем случаи, когда для возникновения обязательства необходи мы юридические действия (в этих случаях закон действует посредственно) и когда для возникновения обязательства таких действий не надо (в последних случаях закон действует непосредственно).

Обращаясь теперь к ГК, мы видим, что, согласно ст. 106 ГК, «обяза тельства могут возникать из договоров и других указанных в законе основа ний, в частности, вследствие неосновательного обогащения и вследствие причинения другому лицу вреда». Редакция этой статьи дает проф. А. Г. Г о й х б а р-г у основание к выводу, что «договор» сводится к одному из ука занных в законе оснований, т. е. основанием всех обязательств в конечном счете является закон. Тем не менее, в связи с вышеизложенным учением о посредственном и непосредственном действии закона в качестве источника обязательств, мы полагаем, что утверждение проф. А. Г. Г о й х б а р г а правильно лишь постольку, поскольку дело идет о роли закона «в конечном счете». Из буквального же текста ст. 106 с очевидностью явствует, что ГК знает два источника обязательств: 1) договор и 2) закон как непосредствен ный источник обязательства. К этому надо добавить, что ГК знает еще в качестве источника обязательств и одностороннее обещание (установление завещанием, являющимся односторонней сделкой, завещательного отказа, ст. 423 ГК).

М. М. А г а р к о в, «Право и Жизнь», 1922 г., № 2, стр. 6.

Слова Г е д е м а н а, «Schuldrecht des BGB», стр. 38.

А. Г. Г о й х б а р г, – «Хоз. право», вып. I, стр. 248.

С и н а й с к и й, «Гражд. право», II, стр. 12. См. также A. T u h r, «D. allg. T. d. Schweiz. OR».

S. 38. 1924 г.

В. И. Серебровский В результате мы получаем для советского права такую классификацию оснований обязательств: 1) сделки – односторонние и двусторонние (догово ры) и 2) закон как непосредственный источник обязательства.

Применяя эту классификацию к страхованию, мы устанавливаем в ка честве источников страхового правоотношения, следующие основания: 1) договор и 2) закон.

В буржуазных государствах в качестве основания для страхования на первом месте, несомненно, стоит договор, закон же играет роль гораздо ме нее значительную. Напротив, в СССР с его системой народного хозяйства, основанной на плановых началах, стремящейся силой государственного аппарата направить в желательное русло течение экономических интересов различных классов и социальных групп, договор как основание страхования играет роль заметно менее значительную. Поэтому в СССР в качестве осно вания для страхования не менее важное значение имеет закон, устанавли вающий страховые отношения помимо воли и желания страхователя или принуждающий стороны к вступлению в страховые отношения.

Остановим свое внимание сначала на выяснении понятия страхового правоотношения, основанного на договоре.

§ 2. Понятие страхового договора Разумеется, сделки только тогда могут быть источником обязательств, когда они признаны действующим правопорядком;

в этом случае закон действует в качестве п о с р е д с т в е н н о- г о основания обязательств, но н е п о с р е д с т в е н н ы м источником обязательств все же являются юридические действия, проявляющиеся в форме односторонних сделок или договоров.

Что же касается закона как непосредственного источника обязательства, то правильнее было бы говорить о «юридическом факте или совокупности юридических фактов, точно определенных самим законом».

Поскольку страховое дело в буржуазных государствах сосредоточено по преимуществу в руках акционерных обществ, страховые операции развиваются в форме добровольных страховых соглашений (страховых договоров). Страхования, заключаемые по требованию закона и в силу закона, существуют значительно реже;

§ 192 Германск. Страх. закона различает страхования, которые возникают в общественном учреждении (ffentliche Versicherungsanstalten), согласно местному праву, непосредственно в силу закона, а равно страхования, которые возникают путем принуждения к тому со стороны закона;

общественные учреждения подобного типа существуют в ряде германских государств – Пруссии, Бадене, Баварии, а также в некоторых иных государст вах – Англии, Швейцарии и др. См. М а н е с, «Основы», гл. III.

По мнению М. И. С е м е н о в а, добровольное страхование в СССР – это достояние НЭП’а, и с изживанием этого периода оно должно отмереть;

поскольку в дальнейшем останется частное хозяйство, оно должно будет страховаться обязательно. Примечания М. И. С е м е н о в а в книге В. П о т о ц к о г о, «Краткий курс», стр. 25.

Очерки советского страхового права Несмотря на громадную литературу, посвященную выяснению понятия страхового договора, среди исследователей этого вопроса единодушие дале ко не достигнуто.

Спорят о том, можно ли говорить о едином понятии страхового догово ра или надо различать два самостоятельных страховых договора – договор страхования имущества и договор страхования лица, и можно ли вообще считать страхование лица подлинным страхованием. Спорят также о том, что является характерными признаками страхового договора (его цель, характер события, предусмотренного договором, необходимость заключения договора с планомерно организованным крупным предприятием и др.).

Как совершенно правильно отметил еще Г е к к е р, нет ничего оши бочней при определении понятия страхового договора, как исходить из аль тернативы: или исключать из области страховых договоров все сделки хо зяйственной предусмотрительности и заботы о будущем (договоры страхо вания жизни), или насильственно подводить их под договоры страхования убытков. Тем не менее, и та, и другая ошибки в литературе страхового права делались очень часто.

Существовало научное течение и довольно сильно представленное (Т е л ь, Л а б а н д и др.), которое признавало подлинными договорами страхования только договор страхования имущества, в страховании же лица это научное течение вообще не видело договора страхования, а только раз новидность займа, мены, товарищества, сбережения и т. п.

Противоположный этому научному течению взгляд усматривал в страхо вании лица вид страхования имущества. Сторонники этого последнего взгляда (Л е в и с, Г о л ь д ш м и д т, ранее Э р е н б е р г и др.) учили, что договор страхования лица, в сущности, также имеет целью возмещение убытков, как и договор страхования имущества. Между этими видами страхования есть, ко нечно, некоторая разница, но в общем оба эти вида страхования преследуют одну цель – возместить страхователю тот ущерб, который он понесет от преду смотренного в договоре события. В последнее время этот взгляд получил под держку у В о л ь ф а, утверждающего, что страхование во всех своих прояв лениях имеет целью возмещение вреда;

отличие страхования имущества от Указания литературы у H u p k a, «Zeitchr. f. HR», B. 66. S. 546. В позднейшей литературе:

M. W o l f, «Holzendorff’s Enz.». B. II. S. 418;

J. G i e r k e, – «Z. f. H. R», B. 86. S. 146 flg.

H e c k e r, «Zum Lehre v. d. rechtlichеn Natur d. Versicherungsvertrge», 1892. Цитирую по А. Г. Г о й х б а р г у, «Единое понятие страхового договора», «Право», 1914 г., № 10, стр. 761. См.

также В. И д е л ь с о н, «Записки Харьк. Ун-та», 1903 г., № 1, стр. 14.

Г е р г а р д, «Комментарий Manes’a», стр. 10.

В русской литературе – И д е л ь с о н, «Зап. Харьк. Ун-та», 1903 г., № 1.

M. W o l f, там же, стр. 419. В несколько смягченном виде этот взгляд проводится Г е р- г а р д о м, в «Комментарии Manes’a», стр. 9 и S t e f i n g e r’ о м, «Versicherung u. Gesellschaft», стр. 5.

В. И. Серебровский страхования лица заключается только в том, что при страховании имущества возмещается индивидуальный, конкретный вред, при страховании же лица происходит возмещение убытков таким же порядком, как и при уплате дого ворной неустойки, т. е. размер возможных убытков фиксируется вперед из расчета средней, типичной величины возможного вреда.

Обе приведенные здесь теории служат наглядным доказательством, как научная мысль может находиться в плену старых представлений, возникших в свое время в иной обстановке, в иных экономических и политических ус ловиях. Поистине «le mort saisit le vif» – «мертвый влечет за собой живого»!

Дать объяснение указанных теорий нетрудно. Страхование жизни воз никло значительно позже страхования имущества. В известные периоды времени благодаря различного рода злоупотреблениям со стороны страхова телей, заинтересованных в ускорении наступления смерти застрахованных в их пользу лиц, оно даже воспрещалось законодательствами.

Естественно, что сначала консервативная по природе юридическая мысль пугливо отталкивала от себя развивающееся страхование жизни, пы таясь отнести его к другим ей привычным правовым явлениям – договору займа, мены, товарищества и т. д. Когда же рост быстро развивающегося института и притом института, несомненно, обладавшего свойствами, сбли жавшими его с договором страхования имущества, стал резко бросаться в глаза, теория, идя по линии наименьшего сопротивления, попыталась при числить страхование жизни к уже исследованному явлению – договору стра хования имущества. Таким путем исторический приоритет страхования убытков, основанный на том обстоятельстве, что ранее других развившиеся виды страхований – морское страхование и страхование от огня – носили характер страхования от убытков, был возведен в логическую сущность института.

В дальнейшем развитие учения о страховом договоре пошло, однако, по пути логически совершенно правильному. Вместо попыток к априорному под ведению нового явления под старые, сложившиеся правовые формы, после дующие устремления направились к установлению понятия страхового дого вора по методу выяснения признаков, общих всем видам страхования, и уста Ст. 141 ГК.

«Ordonnance de la marine», 1681 г. Знаменитый английский закон 1774 г. под названием «Gambling act» (закон об игре) допустил страхование жизни другого лица только при наличии имущественного интереса со стороны страхователя в продолжении жизни застрахованного лица, см.: P i t m a n’ s mercantile Law, p. 256. 1914.

Старое законодательство (Прусск. Земск. Уложение) expressis verbis отожествляло оба вида страхования со страхованием убытков (§ 1934, 1968 ALR II, 8).

А. Г. Г о й х б а р г, там же, стр. 761.

Очерки советского страхового права новления на основании этих найденных признаков понятия договора страхова ния.

Юридический анализ страхования имущества и лица обнаружил между ними ряд существенных отличий. Прежде всего было отмечено, что страхо вание имущества строится всегда на наличности убытков, страхование же лица – только на возможности их. Поэтому при страховании имущества ответственность страховщика наступает только тогда, когда имущество стра хователя потерпело действительный ущерб. Отсюда была выведена цепь последствий, характерных для договора имущественного страхования: стра ховая сумма не может превышать размера убытков, в случае застрахования имущества выше стоимости, договор признается действительным только в пределах суммы возможных убытков страхователя – его страхового интере са и т. д. Напротив, при страховании лица страховщик обязывается к уплате страхового вознаграждения совершенно независимо от того, понесли стра хователь или выгодоприобретатель какой-нибудь материальный ущерб от наступления предусмотренного в договоре события или не понесли (напри мер, сын, в пользу которого был застрахован его отец на случай своей смер ти, если до своей смерти отец находился у сына на иждивении). Указанное различие, как обнаружилось, влечет за собой и различный объем ответствен ности страховщика. В отличие от ответственности страховщика при имуще ственном страховании, отвечающего, как было указано выше, только в пре делах действительно понесенного ущерба, по договору страхования лица страховщик отвечает в размерах той суммы, которая была выговорена при заключении договора страхования, хотя бы страхователь и не понес никаких убытков.

Приведенные здесь различия между договором страхования имущества и лица казались некоторым исследователям столь значительными, что заста вили их прийти к убеждению о существовании двух совершенно самостоя тельных договоров – договора страхования имущества и договора страхова ния лица.

Критерий «убытков», таким образом, не смог лечь в основании понятия, объединяющего все виды страхования. Но если критерий убытков оказался в качестве такого объединяющего признака непригодным, то, тем не менее, Ш е р ш е н е в и ч, «Курс торг. права», II, стр. 443.

Ст. 368 ГК.

Ст. 369 ГК.

P l a n i o l, «Trait», p. 673;

1912. Ш е р ш е н е в и ч, там же, стр. 444. См. также С и н а й- с к и й, «Гр. право», II, стр. 134. Указанное различие нашло свое отражение и в некоторых законода тельствах, проводящих деление страхования на страхование убытков и страхование известной суммы денег (Schaden- und Summenversicherung, § 1 Герм. закона 1908 г.).

В. И. Серебровский это обстоятельство не охладило попыток к разысканию какого-либо другого объединяющего начала.

Попытки к нахождению такого общего начала делались различными ав торами.

Некоторые (В и в а н т е, последнее время Э р е н б е р г и др.) видят типичный элемент страхового договора в заключении его с планомерно ор ганизованным страховым предприятием. С их точки зрения, договор страхо вания может приводить к желательным результатам только тогда, когда он заключен со страховым предприятием – организацией, собирающей со стра хователей взносы-премии и из собранного из этих премий фонда произво дящей выплаты страхового вознаграждения. Отдельные страховые сделки могут быть допущены только в качестве исключения (в морском страхова нии).

Другие писатели (К о з а к, В о л ь ф) усматривают общий элемент не в признаке заключения договора с планомерно организованным предприяти ем, а в соразмерности уплачиваемой страхователем премии, вероятности наступления предусмотренного договором события.

Третьи (К о л е р, К и ш) видят общее начало в принятии на себя стра ховщиком риска (Gefahrbernahme).

Четвертые (Г у п к а) пытаются найти признак, присущий всем догово рам страхования, в той цели, которую преследуют все страхователи, а имен но, в стремлении к достижению общего обеспечения от возможного вреда и недостатка (zum Zweck der sicheren Deckung eines knftigen Bedarfs).

Интересная попытка к разрешению рассматриваемой проблемы была в свое время сделана и проф. А. Г. Г о й х б а р г о м.

Подвергая детальному анализу различные теории, посвященные вопро су о понятии страхового договора, и, в особенности, теории юристов – В и в а н- т е и Г у п к и, а из экономистов – Г о б б и, проф. А. Г. Г о й х б а р г пришел к следующим выводам.

Отвергая как совершенно оторванные от современной экономической действительности теории, пытавшиеся подвести страхование лица под стра хование убытков, проф. А. Г. Г о й х б а р г тем не менее не находил для се Вышеотмеченная попытка В о л ь ф а заменить понятие индивидуального вреда понятием вреда среднего, типичного нисколько не разрешает, по нашему мнению, проблемы. Факт полно го отсутствия убытков при безусловной ответственности страховщика – явление, несомненно, встречающееся иногда при страховании лица.

V i v a n t e, «Z. f. H. R», B. 39. Versicherungslexicon, S. 1380.

C o s a c k, «Lehrb. d. H. R», § 181;

W o l f, там же, стр. 420.

K o h l e r, in «Dernburg’s Brg. R.», B. 6: K i s c h, «Handb. d. Privatversicherungsrechts», II, 87.

H u p k a, «Z. f. H.R», B. 66.

А. Г. Г о й х б а р г, «Право», 1914 г., № 10.

Очерки советского страхового права бя возможным полностью присоединиться к учению кого-либо из трех толь ко что названных авторов.

Соглашаясь с В и в а н т е в том, что существенным элементом стра хового договора является заключение его с планомерно организованным крупным предприятием, проф. А. Г. Г о й х б а р г находил наличие этого существенного элемента все же недостаточным для конструкции единого договора страхования.

Второй существенный элемент, свойственный всем видам страхования, проф. А. Г. Г о й х б а р г усматривал в возмездном характере договора страхования, выражающемся во взимании страховой премии с страхователя, но с тем, чтобы размер этой премии не был произвольным. Премия, за выче том необходимых расходов и обычной прибыли страхового предприятия, должна быть пропорциональна вероятности наступления события, по поводу которого заключается страхование. Возражая Г у п к е, указывавшему, что при принятии последнего взгляда пришлось бы исключить из сферы понятия страхования все юные его отрасли впредь до накопления статистического материала, достаточного для применения теории вероятностей к вычисле нию надлежащей премии, проф. А. Г. Г о й х б а р г утверждал, что страхо вание для страховщика не должно носить алеаторного, рискового характера.

Для того, чтобы страхование достигало своей основной цели – обеспечения, необходимо, чтобы существовала вероятность, переходящая в уверенность, что всей группе страхователей придется выплатить меньше, чем с них полу чено. В противном случае страховщик рано или поздно должен будет ока заться не в состоянии уплатить причитающиеся страхователям суммы, и наименование таких договоров договорами страхования, т. е. договорами, безусловно обеспечивающими страхователей, окажется несостоятельным.

Третий существенный элемент страхового договора проф. А. Г. Г о й х- б а р г, развивая взгляд Г о б б и и Г у п к и, видел в идее общего обеспе чения, присущей всем видам страхования. Эта идея, по мнению А. Г. Г о й х- б а р г а, свойственна всем разновидностям страхования и позволяет отличать его от похожих на него явлений – игры, пари и лотереи. Если в основании игры лежит азарт, при пари – разногласие во мнениях, при лотерее же – любостяжа ние, то в основании страхования лежит стремление страхователя к общему обеспечению себя или других от случайностей темного, неизвестного будущего.

В окончательном итоге проф. А. Г. Г о й х б а р г приходил к установ лению единого понятия страхового договора как договора, по коему одна сторона (страхователь) в целях удовлетворения будущей нужды получает на случай наступления известного события или момента времени за вознаграж дение, исчисляемое соразмерно вероятности их наступления (страховую премию), от другой стороны, планомерно организованного предприятия В. И. Серебровский (страховщика), обещание совершить действие, исполнение и объем которого зависят от неопределившихся обстоятельств, касающихся имущества или личности самого страхователя или третьего лица.

В новейшее время попытку дать единое понятие страхового договора сделал еще Ю. Г и р к е, определяющий страховой договор в его типичной форме как «самостоятельный договор», в силу которого одна сторона, дейст вующая по определенному плану, принимает на себя за вознаграждение перед другой стороной обязательство к выполнению действия, состоящего в известном имущественном предоставлении (Vermgensleistung), на случай наступления неизвестного хозяйственно-вредоносного события.

* * * Приведенный здесь обзор разнообразных попыток к выявлению харак терных для всех видов страхования признаков и к установлению родового понятия договора страхования показывает, что чем более обширный и раз нообразный круг исследуемых явлений входит в поле зрения исследователя и чем более общие признаки приходится ему брать для создания родового понятия, обнимающего эти явления, тем менее ясным и отчетливым делается выведенное им понятие. Все характерное, яркое – бледнеет, стушевывается.

Остается слабый, неясный контур, с трудом позволяющий распознать новое юридическое понятие от других столь же общих понятий. Затраченный труд, с рабочей точки зрения, оказывается, таким образом, вложенным даром.

В результате образование понятий, имеющее целью облегчить усвоение изучаемого предмета, вопреки желанию самих исследователей превращается в образование понятий ради самих понятий. Поэтому приходится признать совершенно правильным укрепляющийся в последнее время в рядах теоре тиков страхового права взгляд на нецелесообразность стремлений к установ лению общего понятия страхового договора.

«Попытки дать определение страхования оказались бесплодными, – го ворит М ю л л е р – Э р ц б а х, один из позднейших исследователей этого вопроса, – как только описание становится всеобъемлющим, оно делается бесцветным и ничего не говорящим». Правильный метод должен заклю G i e r k e, там же, стр. 161-162. Единое понятие страхового договора дает и итальянский проект торгового кодекса – «договором страхования страховщик обязуется за премию взять на себя риск»;

перевод под ред. проф. В. М. Г о р д о н а.

М ю л л е р-Э р ц б а х, «Deutsches Handelsrecht», стр. 658. В том же духе высказывается и Г а- г е н, там же, VIII, I,.стр. 10. Германский, австрийский и швейцарский законы 1908 г. не дают определения страхового договора, следуя правилу римского юриста Я в о л е н а, что «omnis definitio in jure civili periculosa est» (I. 202 D 50, 17).

Очерки советского страхового права чаться поэтому не в создании тонких, ажурных юридических понятий, а в установлении прочных характеристик страхового договора, которые позво лили бы отличить его от смежных или сходных с ним юридических явлений.

В чем же заключаются характерные признаки страхового договора с точки зрения советского права?

В отличие от германского, австрийского и швейцарского законов, не дающих определения страхового договора, ГК определяет его следующим образом. Согласно ст. 367, по договору страхования, одна сторона (страхова тель) обязуется уплатить условленный взнос (страховую премию), а другая сторона (страховщик) обязуется в случае наступления предусмотренного в договоре события (страхового случая) при имущественном страховании возместить страхователю или третьему лицу (выгодоприобретателю) поне сенные ими убытки в пределах условленной по договору суммы (страховой суммы), при личном же страховании – уплатить страховую сумму.

На первый взгляд получается, что ГК принимает единое понятие стра хового договора. Но редакция конца ст. 367 весьма недвусмысленно обна руживает, что законодатель попросту объединил в одной статье два опреде ления страхового договора: одно – для договора страхования имущества, а другое – для договора страхования лица. В первом случае дело идет о воз мещении убытков (Schadenversicherung), во втором же – об уплате установ ленной в договоре суммы независимо от наличия или размера убытков (Summenversicherung). Приходится, таким образом, сделать вывод, что ГК не знает единого понятия страхового договора.

Тем не менее, отсутствие в ГК единства понятия страхового договора не означает, что советское право не наделяет страхование во всех его видах характерными, только ему присущими свойствами или признаками.

1) ГК уделяет страхованию всю XI главу в количестве 32 статей (ст. 367–398). Из всего этого количества статей только одна (398) касается обязательного страхования. Все же остальные статьи посвящены страхова нию договорному. Это показывает, что уже с чисто внешней стороны ГК придает страховому договору самостоятельное значение. Но таковым он, как мы увидим дальше, не является и по существу.

В этой самостоятельности договора страхования лежит ключ к отграни чению его от других, похожих на него договоров. Поэтому не будет догово ром страхования договор, в силу которого, например, акционерное общест во, вырабатывающее стекла, принимает на себя ответственность за целость стекол в течение известного срока, так как в этом случае обязательство ак ционерного общества является не самостоятельным, а добавочным к основ ному договору о продаже стекол. Не будет договором страхования также принятие на себя комиссионером так называемого del credere, т. е. принятие В. И. Серебровский на себя комиссионером ручательства за исправность своего контрагента, равно как и принятие на себя фрахтовщиком риска за целость груза и др.

2) Договор страхования является договором двусторонним (прим.. к ст. 139 ГК). Одна сторона – страхователь, обязывается к уплате известного вознаграждения – страховой премии (ст. 367), а другая сторона – страховщик, принимает на себя риск (Gefahrbernahme), т. е. ответственность за те послед ствия, которые могут произойти для имущества или жизни данного лица от наступления предусмотренного в договоре события (страхового случая).

3) Можно ли страхование считать условной сделкой ? Согласно ст. 41 ГК, сделка признается совершенной под отлагательным условием, когда права и обязанности, устанавливаемые сделкой, должны наступить с наступлением условия. По буквальному смыслу ст. 41 ГК получается, что поскольку ответственность страховщика обусловливается наступлением известного события (или срока), страховой договор является условной сдел кой. Однако такой вывод оказался бы неправильным.

В сделке обычно различают части троякого рода: существенные, обык новенные и случайные.

Существенными (essentialia negotii) называются те части, без которых не может быть данной сделки. Так, купля-продажа предполагает уплату по купателем условной цены и передачу продавцом имущества в собственность покупателя (ст. 180 ГК);

по договору займа заимодавец передает в собствен ность заемщику деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества (ст. 208 ГК) и т. д.

Обыкновенными (naturalia negotii) являются те части, которые предпо лагаются присущими сделке, если нет противоположного соглашения между См. также стр. 344.

Фр. ГК (§ 1964) включает страховой договор в группу «алеаторных», или рисковых, договоров, см. также: W a h l, «Prcis de droit commercial», р. 483. Статья 367 ГК не указывает прямо, что основная обязанность страховщика заключается в принятии на себя риска, но это вытекает непосредственно из существа самого страхования. Возражения Ю. Г и р к е, что о «принятии на себя риска можно говорить лишь в переносном смысле» (bildlich), так как «несение риска не есть выполнение известного действия, а только состояние известной правовой связанности», неубе дительны, так как состояние правовой связанности есть нормальное свойство, присущее всякому договору. В данном случае эта связанность находит свое проявление в принятии на себя стра ховщиком несения риска, что выражается в обязанности его возместить убытки (при имущест венном страховании) или уплатить определенную сумму (при личном страховании) в случае наступления предусмотренного договором события.

Так думают, например, P l a n i o l, «Trait», II, p. 675 и Ш е р ш е н е в и ч, «Курс торг. права», II, стр. 367;

в настоящее время такого же мнения придерживается Е. М е н, «Вестн. Госстраха», 1923 г., № 7–8, стр. 12.

Очерки советского страхового права сторонами. При купле-продаже обычно деньги уплачиваются немедленно, но продажа может быть совершена и в кредит.

И, наконец, случайные части сделки устанавливаются сторонами по их усмотрению. Наличность этих частей не вытекает из существа сделки и не предполагается. К числу этих случайных частей сделок и относятся так на зываемые условия, т. е. присоединенные сторонами к основной сделке ого ворки, в силу которых стороны ставят последствия сделки в зависимость от будущего неизвестного обстоятельства. Таким образом, понятие условия предполагает наличие двух обстоятельств: а) существование основной сдел ки, по отношению к которой условие является добавочным соглашением, и б) указание на будущее неизвестное событие. Поэтому не будет условной сделкой завещание, в котором наследодатель завещал свое имущество на следникам при условии, «если он умрет», так как смерть завещателя является существенной составной частью завещания. Но зато, вне сомнения, будет условной сделкой завещание, в котором завещатель завещает свое имущест во сыну при условии, если он окончит высшее учебное заведение.

Обращаясь теперь к страхованию, на поставленный выше вопрос – можно ли считать страхование условной сделкой, – мы должны ответить отрицательно. Страхование не является условной сделкой.

Во-первых, основная обязанность, лежащая на страхователе, уплата страховой премии, не находится в зависимости от какого-либо условия или срока;

по общему правилу страхователь должен уплатить премию при самом заключении договора страхования, если договором не установлена рассрочка или иные сроки.

Во-вторых, установление страховым договором ответственности стра ховщика в зависимости от наступления предусмотренного в договоре собы тия (ст. 367 ГК) также мало походит на условие, как и составление завеща ния в указанном выше примере под условием смерти завещателя. Иначе говоря, «наступление предусмотренного в договоре события» есть не слу чайная, добавочная часть страхового договора, а часть договора существен ная, необходимая (essentiale negotii).

Ст. 389 ГК;

правила добровольного страхования от огня § 9;

правила добровольного страхова ния животных § 8;

правила добровольного страхования растительных культур § 5;

правила страхования грузов по морским (§ 14), речным (§ 7) и сухим (§ 14) путям;

правила страхования судов по морским (§ 9) и речным (§ 8) путям;

правила страхования на случай смерти (§ 5).

Условный характер страхования решительно отрицает G o l d s c h m i d t, «System d. H. R», 235.

Во французской литературе, относящей вместе с ГК (§ 1964) договор страхования к числу так называемых «алеаторных», или рисковых, договоров, отличие договора страхования от догово ров условных проводится весьма отчетливо. В условном договоре от наступления неизвестного события зависит существование самого договора. При «алеаторном» же договоре существование самого договора несомненно;

от наступления неизвестного события зависит только, какая из В. И. Серебровский 4) Необходимым признаком договора страхования является неопреде ленность ответственности страховщика, ее рисковый характер. Страхов щик не знает, будет ли он платить или нет, или, по крайней мере, не знает времени или суммы платежа. В таком положении страховщик находится как при страховании имущества, доколе не наступило предусмотренное в дого воре событие (пожар, градобитие, падеж скота и т. д.), так и при личном страховании до момента смерти застрахованного лица или достижения им известного возраста. Поэтому, если событие, предусмотренное договором, уже наступило или стало невозможным еще до заключения договора, стра ховщик ответственности не несет (дом сгорел или застрахованное лицо умерло до заключения договора страхования).

Риск несет и страхователь, который, уплачивая премию, не знает твер до, получит ли он или выгодоприобретатель страховое вознаграждение, а если и получит, то при продолжительности взноса премий представится ли ему выгодным получение страхового вознаграждения.

5) Ответственность страховщика является ограниченной размерами страховой суммы, показанной в договоре (ст. 367). При личном страховании страховщик уплачивает ту сумму, которую обещал. При имущественном же страховании страховая сумма, установленная в договоре, играет роль того предела, выше которого страховщик не должен отвечать за понесенный стра хователем убыток (ст. 368).

6) Ответственность страховщика является срочной. Согласно ст. 378 ГК, в договоре страхования должен быть установлен срок, на который договор заключается, или периоды, к которым приурочивается исчисление страховой премии (страховой период).

7) Событие, в виду которого заключается договор, должно носить слу чайный характер (страховой случай). Поэтому страховщик не несет ответст венности за события, вызванные волей страхователя или выгодоприобрета теля или их грубой небрежностью.

8) Договор страхования является сделкой возмездной (ст. 367 ГК).

Но можно ли считать характерным для договора страхования, чтобы вознаграждение, уплачиваемое страхователем страховщику (страховая пре мия), исчислялось математически точно пропорционально вероятности на сторон выиграет и какая проиграет. C o l i n e t C a p i t a n t, «Cours de droit civil», II, 1924, p.

659. См. также R o s t a i n g, «Manuel des assurances», 1924, p. 18;

W a h l, «Prcis de droit com mercial», 1922., p. 483.

Отклонения от этого начала «неопределенности» при страховании лица в германском праве см.

у Г а г е н а, там же, стр. 17.

C o l i n e t C a p i t a n t, «Cours de droit civil», 1924, II, p. 268.

Ст. 393 ГК;

ст. 7 пост. ЦИК и СНК СССР от 16 января 1925 г.;

С.З. СССР 1925 г., № 4, ст. 43.

Очерки советского страхового права ступления предусмотренного договором события. На этот вопрос, по наше му мнению, нельзя дать утвердительный ответ по отношению ко всем видам страхования, действующим ныне в СССР.

При страховании жизни вычисление тарифов премий происходит почти математически точно. В основание расчета кладутся так называемые табли цы смертности, в которых на основании многолетних наблюдений показано, какова в среднем смертность людей того или иного возраста, принадлежа щих к кругу, среди которых производятся данные операции по страхованию жизни. На основании этих таблиц определяется размер нетто-премий, т. е.

чистой себестоимости страхований для страховщика без учета накладных расходов и др. статей. Для получения брутто-премии, т. е. тарифной ставки, к нетто-премии делается добавка, исчисление которой производится в соот ветствии с принятым в данном учреждении планом организации дела. Таким образом, установление величины страховых премий при страховании лица происходит, действительно, почти математически точно пропорционально возможности наступления события, предусмотренного в договоре страхова ния.

Но уже при имущественном страховании достижение математической точности вычисления размеров страховых премий представляется делом значительно более трудным. Как общее правило, тариф страховых премий определяется по степени опасности. Но само вычисление возможности этой опасности требует продолжительных, предварительных статистических вы числений, что иногда, в особенности для новых видов страхования, оказыва ется просто невозможным.

К о з а к, В о л ь ф, Г о й х б а р г, см. стр. 334, 335… Проект итальянского торгового кодекса прямо в этом случае употребляет понятие «математи ческого резерва» премий, ст. 602, перев. под ред. проф. В. М. Г о р д о н а, 1925.

Такие таблицы составлялись в различных странах. Данные этих таблиц различались между собой, но очень незначительно. В дореволюционной России за отсутствием собственных таблиц страховые общества пользовались с 1898 г. германскими таблицами смертности. В 1916 г. были опубликованы таблицы смертности, составленные на основании наблюдений над застрахованными в русских страховых обществах с 1835 г. по 1910 г., с подразделением на 3 эпохи, из которых последняя охватывала период с 1886 г. по 1910 г. В СССР в основание расчетов положены таблицы смертно сти застрахованных на случай смерти в русских обществах с тем от них отличием, что период времени взят с 1861 г. по 1910 г. В. С. Г о х м а н, там же, стр. 10–12, 48 сл.

Технику установления тарифов по страхованию жизни см. В. С. Г о х м а н, там же, стр. 48 сл.

См., однако, колебания тарифов в дореволюционных русских страховых обществах, приведен ные В. М. П о т о ц к и м в «Кратк. курсе», стр. 193.

В западно-европейских государствах (как равно и в дореволюционной России) выработка высоты тарифов поставлена в зависимость от учета всех особенностей страховых рисков. Но, как указывает М. И. С е м е н о в, распространять практику буржуазного страхования в отноше нии дифференциации тарифов премий в условиях положения страхового дела в СССР было бы неправильно. Имея в виду монопольный характер советского страхования и пролетарско В. И. Серебровский Если при страховании от огня высота тарифов премий ввиду достаточ ного статистического материала может быть вычислена с относительной приблизительностью к вероятности наступления страхового случая, то уже даже в таком старом виде страхования, как транспортное, установление вы соты тарифов оказывается делом статистически далеко не вполне обосно ванным. Еще менее научно разработанными являются тарифы страхований скота, посевов от градобитий, а в особенности таких юных отраслей страхо вания, как например, гарантийное страхование, введенное постановлением СНК СССР от 16 декабря 1924 г., или авиационных рисков, разрешенное Госстраху постановлением СНК РСФСР от 24 августа 1923 г.

В итоге мы полагаем, что если по отношению к страхованию жизни можно говорить о том, что страховая премия устанавливается в СССР мате матически точно – пропорционально вероятности наступления предусмот ренного договором события, то аналогичный вывод по отношению к уста новлению высоты тарифов страховых премий, взимаемых при иных видах страхований, применяемых в СССР, при современном состоянии статистиче ских данных, имеющихся в распоряжении страховых органов, безусловно не может быть сделан.

Это не значит, конечно, что эти тарифы устанавливаются Госстрахом произвольно. Тарифы премий всегда устанавливаются соразмерно со степе нью опасности, но одно дело «соразмерность» и другое – «пропорциональ ность, основанная на математически точном расчете». Поэтому мы не можем признать, чтобы устанавливаемый некоторыми теоретиками страхового пра классовую экономическую политику Советской власти, необходимо положить в основу тарифи кации наряду с размером объективной страховой опасности также следующие принципы: 1) учет классового признака (кому принадлежит страхуемое имущество);

2) учет хозяйственной мощи страхователя (для имуществ государственных, общественных и т. п.) и 3) меру связи данного вида страхования или застрахованного имущества с заграницей. Дифференциацию же тарифов по размерам страховой опасности допускать только для обширных относительно территорий и для крупных группировок объектов страхования. Примечания М. И. С е м е н о в а в книге П о т о ц к о г о, стр. 44. О классовом принципе тарификации в страховании от огня см. еще Н. П л а т о н о в, «Вестн. Госстраха», 1923 г., № 13–15.

См. интересные данные об американском проекте построения дифференцированного тарифа для страхований от огня, основанного на статистике, «Вестн. Госстраха», 1924 г., № 23, стр. 40.

В. М. П о т о ц к и й, там же, стр. 163. В частности, надлежит заметить, что тарифы премий морского страхования, устанавливаемые в результате конкуренции страховых обществ, а не путем научной разработки, строятся в международном масштабе. Эти тарифы морского страхо вания пока применяются и в советском государственном страховании;

В. М. П о т о ц к и й, там же, стр. 166.

Столь же мало можно говорить о точно научном расчете при установлении тарифов премий по отношению к проектируемому к введению в СССР страхованию от краж со взломом или по отношению к известным на Западе страхованиям – от разбития стекол в витринах магазинов, от ураганов, убытков от народных волнений, от землетрясений, от дурной погоды и т. д.

Очерки советского страхового права ва признак – страховая премия, уплачиваемая страхователем, должна исчис ляться строго пропорционально вероятности наступления предусмотренного договором события, – был свойствен страховому договору во всех его видах.

9) Как мы уже отмечали, ГК, давая в ст. 367 общее определение догово ра страхования, в действительности проводит резкое различие между дого вором страхования имущества и договором страхования лица. В первом случае страхователь возмещает только убытки, во втором – страховщик обя зуется уплатить известную сумму денег независимо от понесенных страхо вателем или выгодоприобретателем убытков. Отсюда с несомненностью вытекает, что элемент «убытков» во всяком случае не является характерным признаком для всех видов советского страхования.

Но, если элемент «убытков», таким образом, не имеет в советском праве значения объединяющего начала для различных форм страхования, то не мо жет ли сыграть роль такого объединяющего начала, если не с точки зрения ГК, то по крайней мере – существа советского страхования, выдвинутая некоторы ми юристами (Г у п к а, Г о й х б а р г) взамен узкого понятия «убытков» более широкая идея общего обеспечения от возможного вреда и недостатка.

«При лихорадочном темпе нашей жизни, – говорит проф. А. Г. Г о й х- б а р г, – при массе грозящих на каждом шагу неожиданностей, неожиданно стей только для отдельного лица, но в совокупности своей содержащих эле мент закономерности, – при всех этих обстоятельствах никто не уверен в завтрашнем дне, никто не ведает, что станется с ним самим, с его имущест вом, с его близкими или лицами, которыми он по тем или иным многослож ным причинам интересуется».

Желание избегнуть этих случайностей и экономически обеспечить себя или близких от этих случайностей и вызывает применение страхования в его различных проявлениях. Желая обеспечить себя, служащий страхует от огня свою домашнюю обстановку. Но также, желая обеспечить свою жену, ре месленник страхует свою жизнь в ее пользу. Таково общее правило, допус кающее, разумеется, и исключения. Нельзя, конечно, отрицать, что в некото рых отдельных случаях идея общего обеспечения и не будет лежать в осно вании конкретного страхового договора, как в приведенном нами ранее при мере, когда сын страхует в свою пользу жизнь отца, находящегося у него на иждивении. Но такие случаи встречаются, несомненно, крайне редко. Они не Это различие весьма определенно проводится ГК в ряде статей, из коих одни посвящены ис ключительно имущественному страхованию (ст. 368, ч. I, 369, 370, 371 и т. д.), другие же – страхованию лица (ст. 368, ч. 2, 374 и др.).

Понятие общего обеспечения от возможного вреда и недостатка включает в себя и понятие «убытков»;

Г а г е н, там же, VIII, I, стр. 15.

А. Г. Г о й х б а р г, там же, стр. 772. Хотя слова эти написаны были еще в 1914 г., но они не устарели, конечно, и для настоящего времени.

В. И. Серебровский типичны. Типичной же формой договора страхования является та, в которой эта идея общего обеспечения от возможного вреда и недостатка ясно и от четливо выражена. Но ведь только типичные формы дают основание к уста новлению прочных характеристик данного явления.

Эти выводы, основанные на рассуждениях общего характера, становят ся, по нашему мнению, еще более убедительными, если мы обратимся к рассмотрению тех социальных групп, которые являются в СССР в подав ляющем числе страхователями жизни.

Как известно, часть населения – рабочие и служащие – подлежит дейст вию социального страхования. Но остальная, огромная многомиллионная масса, не живущая продажей своего труда, т. е. крестьяне, ремесленники, кустари-одиночки, лица так называемых «свободных профессий» (члены коллегий защитников, врачи и т. д.), остается вне действия обязательного социального страхования. Вот эта многомиллионная масса и образует в СССР те кадры, из которых могут рекрутироваться страхователи жизни, уже по одному своему социальному положению проникнутые стремлением обес печить себя или своих близких. Конечно, закон не ставит препятствий к за страхованию жизни и нетрудящегося (ст. 4, 5 ГК), например, нэпмана, но такая страховая сделка, конечно, будет представлять сравнительно редкое явление по сравнению с основной массой страховых сделок, совершаемых трудящимися. Этими же последними при заключении договоров страхова ния, вне сомнения, всегда руководит стремление обеспечить себя или своих близких от возможного вреда и недостатка, в случае смерти, а также потери и ослабления трудоспособности, в связи с достижением известного возраста.

Таким образом, надлежит заключить, что понятие общего обеспечения от возможного вреда и недостатка является характерным признаком для всех типичных страховых договоров советского страхового права.

10) Последний признак, подлежащий здесь нашему рассмотрению, – это заключение страхового договора с планомерно организованным страховым предприятием.

Приходится отметить, что, если этот признак вызывает споры в рядах западноевропейских теоретиков страхового права, не находя, действитель но, себе опоры в действующем западноевропейском праве (приморском Страхование имущества мы намереннo оставляем в стороне, потому что, как нами указывалось, понятие общего обеспечения включает в себя и понятие убытков, являющееся характерным признаком имущественного страхования.

Ст. 175–192 Код. Закон. о Труде.

В. Г о х м а н, «Очерки по страхованию жизни», стр. 40.

В и в а н т е, Э р е н б е р г и др.;

также Итальян. проект торг. кодекса против – М ю л л е р- Э р ц б а х, Г а г е н.

Очерки советского страхового права страховании, страховании скота и др.), то для советского страхового права этот признак имеет самое первостепенное значение.

Как уже неоднократно отмечалось, в СССР единственным страховщиком является Главное Правление Государственного Страхования (Госстрах), как планомерно организованный и состоящий на хозяйственном расчете орган НКФ СССР, входящий в состав последнего. Кроме Госстраха, страхование в СССР в указанных в законе случаях могут производить еще: кооперативные страховые организации, смешанные общества, страхующие экспортно-импорт ные товары, НКПС в отношении багажа, НКП и Т в отношении посылок с объявленной ценностью, иностранные страховые организации при перестрахо вании рисков Госстраха или с особого разрешения СНК Союза ССР. Но все эти организации также являются планомерно организованными предприятия ми.

11) Можно было бы указать еще один признак, по мнению некоторых авторов, характерный для договора страхования. Поскольку выработка усло вий страхового договора обычно принадлежит страховщику, от страхователя же только зависит изъявить свое согласие на эти условия или нет, договор страхования может быть причислен к той группе договоров, которой С а- л е й л ь дал название «договоров, заключаемых посредством присоеди нения», (contrats d’adhsion). По мнению С а л е й л я, существуют сделки, в которых один контрагент вырабатывает все условия договора, другая же сторона никакого участия в выработке условий договора не принимает;

сами же сделки заключаются путем заявления о согласии (присоединения) со сто роны кого-либо из неопределенного количества лиц, которым становятся известными выработанные контрагентом условия договора. Несмотря на то, что учение С а л е й л я о договорах, заключаемых посредством присоеди нения, получило дальнейшее развитие во французской литературе, понятие этих договоров тем не менее не приобрело и до сего времени достаточной юридической определенности. Это обстоятельство, как равно и то соображе ние, что при заключении договора страхования многие существенные части договора (определение страховой суммы, срок, прядок уплаты страховой премии и др.) вырабатываются соглашением сторон, заставляет нас воздер жаться от наделения страхового договора характеристикой «договора, за ключаемого посредством присоединения».

Пол. о Госстрахе, ст. 1, 2, прил. к ст. 7.

«Dclaration de volont», p. 229.

Д о л л а, П и ш о н, Г а з е н и др., см. П. Т а л ь, «Вестн. Гражд. Права», 1914 г., № 14;

по отношению к страх. договору, W a h l, «Prcis de droit commercial», 1922, p. 485.

Ст. 367, 378, 389 и др. ГК.

В. И. Серебровский В окончательном итоге мы приходим к выводу, что общими признака ми, свойственными всем видам советского страхового договора, являются:

1) самостоятельность договора, 2) его двусторонний характер, 3) рисковый характер договора, 4) ограниченность ответственности страховщика, 5) сроч ный характер этой ответственности, 6) случайный характер события, преду смотренного договором, 7) возмездность договора, 8) цель договора, направ ленная к обеспечению страхователя или выгодоприобретателя от возможно го вреда и недостатка, 9) заключение договора с планомерно организован ным страховым предприятием.

Эти общие признаки могут быть, конечно, положены в основание еди ного понятия страхового договора. Но, как мы уже указывали, такое поня тие, будучи хотя и всеобъемлющим, но весьма громоздким, неизбежно ока залось бы слишком сложным и в то же время бесцветным. Поэтому мы предпочитаем, указав определенные юридические признаки договора стра хования, воздержаться от установления общего понятия страхового догово ра.

Наличие этих общих, свойственных всем видам договора страхования признаков не означает, однако, что отдельные разновидности страхования не могут быть подразделены на основании отличительных, свойственных от дельным видам страхования признаков (differentia specifica) на известные группы или категории, подлежащие самостоятельному рассмотрению и изу чению, равно как и законодательному регулированию.

Установление того факта, что в одних случаях ответственность страхов щика и размер ответственности определяются наличием понесенных убытков, в других же случаях наличие или отсутствие убытков и их величина не опреде ляют ни ответственности, ни размера ответственности страховщика, позволяет подразделить все разновидности страхования на два основных вида: страхова ние имущественное и личное (так поступает и ГК, ст. 367). В свою очередь, тот и другой виды страхования допускают и дальнейшие подразделения.

* * * Чтобы закончить вопрос о понятии страхового договора, надлежит ска зать еще несколько слов о некоторых правовых явлениях, похожих, на пер вый взгляд, на страховой договор, но, тем не менее, совершенно от него отличных. Мы имеем в виду прежде всего известные западноевропейскому праву договоры – игры, пари и лотереи.

См. стр. 43 сл.

Фр. ГК, § 1964 сл.;

Герм. Гр. Ул. § 762–764;

Шв. Об. пр. § 513–514.

Очерки советского страхового права Проще всего разрешается вопрос о договорах игры и пари. Хотя Совет ское право и не знает замкнутого числа (numerus clausus) допустимых дого воров, тем не менее договоры игры и пари, не вошедшие в ГК, по нашему мнению, не могут пользоваться защитой закона (ст. I ГК). Поэтому вопрос об отграничении понятия страхового договора от понятий игры и пари отпа дает сам собой.

Для Советского права может возникать вопрос только об отграничении понятий страхового договора и лотереи. С внешней стороны между страхо ванием и лотереей замечается несомненное сходство. И в том, и в другом случае в основании сделки лежит идея распределения. При лотерее выигры ши, падающие на долю некоторых счастливцев, образуются за счет массы взносов, делаемых покупателями билетов. При страховании – страхователь получает от страховщика страховое вознаграждение из того фонда, который страховщик собирает со страхователей, уплачивающих ему страховые пре мии. Основное отличие между этими явлениями состоит в том, что лотерея основана исключительно на желании обогатиться, получить известную и в достаточной мере неожиданную прибыль, страхование же преследует цель обеспечить страхователя или близких ему лиц от возможного вреда и недос татка. Таким образом, отличительным признаком является цель сделки.

Но договор страхования может быть смешиваем и с некоторыми други ми сделками. Ввиду того, что страхование имеет целью обеспечить страхо вателя от возможного вреда, оно смешивается иногда с теми договорами, которые преследуют аналогичные цели – с поручительством (ст. 236 ГК), с так называемым договором гарантии и с принятием комиссионером на себя d e l c r e d e r e – ручательства из исправность контрагента.

От поручительства договор страхования отличается двумя моментами:

а) страховой договор – возмездный (ст. 367 ГК), поручительство – договор безвозмездный (ст. 236 ГК), б) страховой договор является самостоятельной сделкой, поручительство – сделкой дополнительной, находящейся в зависи мости от существования главного обязательства.

От договора гарантии, состоящего в том, что одна сторона принимает на себя самостоятельное обязательство, заключающееся в ручательстве за достижение другой стороной известной выгоды (например, при ведении торгового предприятия), договор страхования отличается признаком воз Ст. 7 Пост. III сесс. ВЦИК IX соз.;

также проф. В. М. Г о р д о н, Коммент. к ст. 106 ГК, под ред. А. М а л и ц к о г о.

Ш е р ш е н е в и ч, «Курс торг. права», III, стр. 373.

См., однако, в отношении Германского права: М ю л л е р-Э р ц б а х, стр. 652.

W a h l, «Prcis», 1922, p. 483. S. Staub’s Kommentar z. H.E.B., B. II, 1, S. 143;

1921.

В. И. Серебровский мездности, чуждым договору гарантии. Кроме того, лицо, дающее гаран тию, имеет обычно самостоятельный интерес в успешной деятельности предприятия, тогда как страховщик такого интереса не имеет.

От принятия комиссионером ручательства за исправность контрагента (del credere) договор страхования отличается тем, что первое носит характер дополнительного и притом случайного обязательства, договор же страхова ния является сделкой самостоятельной и основной.

§ 3. Юридическая природа страховых отношений, возникающих в силу закона Большой интерес вызывает рассмотрение юридической природы стра ховых отношений, возникающих непосредственно в силу закона или по при нуждению со стороны закона.

В советском страховом праве такого рода страховые отношения имеют место при так называемом «обязательном окладном» и «обязательном неок ладном» страхованиях.

По обязательному окладному страхованию имущества считаются за страхованными силой самого закона без заключения о том особого договора с Госстрахом и независимо от времени поступления страховой премии. Рай оны действия окладного страхования, размер окладных страховых норм и страховых премий, а также сроки страховых периодов определяются помимо воли страхователя. Оценка имущества производится Госстрахом и считается окончательной. Не уплаченная в срок страховая премия перечисляется в недоимку и взыскивается в бесспорном административном порядке, согласно «Положению о взимании налогов и сборов». Характерно также отметить, что при взыскании недоимок по налогам, прежде всего из взыскиваемых сумм удерживаются причитающиеся платежи по окладному страхованию и лишь после покрытия таковых остатки взысканных сумм обращаются на пополне ние прочих государственных и местных налогов и сборов.

На иных началах построена в СССР организация неокладного страхова ния, применяемого при страховании от огня и от опасностей перевозки.

С внешней стороны, обязательное неокладное страхование должно про являться в форме договора, заключаемого страхователем с Госстрахом. Но в М ю л л е р-Э р ц б а х, там же, стр. 525.

Социальное страхование, регулируемое Кодексом законов о труде (ст. 175–192), остается вне сферы нашего рассмотрения.

Пол. о Госстрахе, ст. 8 Прав. Гос. обяз. окладн. и доп. страх. от огня, § 4, 5, 11, 20, 21. Анало гично Прав. обяз. страх. животн. § 3, 4, 19.

Пол. о Госстрахе, ст. 12, 13.

Очерки советского страхового права отличие от добровольного страхования, в котором заключение договора страхования зависит от добровольного согласия сторон, при обязательном страховании заключение договора является для той и другой стороны обяза тельным. Обязательным является также для обеих сторон содержание всех необходимых условий договора, касающихся имущества, отдаваемого на страх, рода опасности, срока страхования, размера страховой премии и раз мера страховой суммы. В отличие от порядка взыскания страховой премии при окладном страховании взыскание страховой премии при неокладном страховании производится не в административном порядке, а в судебном, в порядке выдачи судебных приказов.

* * * Вопрос о юридической природе обязательного окладного и неокладного страхований еще до издания Положения о Государственном Страховании Союза ССР вызвал в советской юридической литературе большой и весьма интересный спор, не потерявший своего значения и до настоящего времени, шедший, главным образом, в плоскости признания обязательного окладного и неокладного страхований публично-правовым институтом или граждан ско-правовой сделкой.

Если для изображения правил окладного страхования основой послу жили правила взаимного земского страхования, то для неокладного страхо вания, говорит П. Д о м б р о в с к и й, необходимо было строить новую правовую конструкцию, вполне отвечающую существу этого страхования, так как прошлое страховое право не знало его. Тем не менее, в силу тради ции были позаимствованы правовые формы, применявшиеся в дореволюци онном праве к страхованию имуществ, заложенных в банках, сданных в аренду и т. д., и как ранее в указанных случаях страхование осуществлялось в форме договора, так и неокладное страхование в Госстрахе строится по правилам добровольного, т. е. как и прежде в форме заключения договора страхования, и этим как бы относится к праву частному. Ссылаясь на то, что для частноправового отношения является существенной свобода волеизъяв ления на его установление, так как от субъекта права зависит воспользовать ся своим субъективным правом или нет, П. Д о м б р о в с к и й указывает, Пол. о Госстрахе, ст. 12–14. Прав. обяз. стр. от огня 27 мая 1922 г., § 31.

Пол. о Госстрахе, ст. 15, 16. Цирк. НКЮ РСФСР от 8 августа 1924 г., № 120, Еж. Сов. Юст.

1924 г., № 30., Цирк. Госстраха № 737/1 и № 759/2.

Спор этот происходил на страницах ведомственных изданий, главным образом «Вестника Госстраха», и потому остался мало известным широким кругам юристов.

П. Д о м б р о в с к и й, «Вестн. Госстраха», 1923 г., № 1–2.

В. И. Серебровский что частноправовые отношения не могут быть установлены, если этого не желает участник его. Он может быть обязан уплатить неустойку, убытки, но, при нежелании его, не может получить осуществления то правоотношение, которое требует его участия. Но если арендатор не пожелает страховать, не пожелает вступить в договор страхования, спрашивает указанный автор, то как создавать правоотношения по неокладному страхованию, если остаться на признании его частноправовой сделкой? Единственный выход – это кон струировать неокладное страхование не как договор и отнести его всецело к институтам публично-правовым. Для такого вывода есть и убедительный пример – социальное страхование, устанавливающее ряд аналогичных взаи моотношений между сторонами, но, несомненно, являющееся институтом публичного права.

К институтам публичного права относит как окладное, так и неокладное обязательное страхование и С. Р ы б н и к о в.

Противоположную позицию заняли Е. М е н и проф. М. Я. П е р г а- м е н т.

Полемизируя с П. Д о м б р о в с к и м, Е. М е н находит, что с юриди ческой точки зрения оба вида обязательного страхования объединены одним существенным моментом, который единственно и может породить спор в вопросе о юридической природе обязательного страхования, именно момен том обязательности, ибо во всем прочем, в самом существе возникающих по страховому договору между сторонами правоотношений, нет решительно никакой разницы, ни между окладным и неокладным страхованием, ни меж ду каждым из них и страхованием договорным. Подвергая подробному ана лизу понятие страхового договора, Е. М е н устанавливает следующие ха рактерные для него признаки: двусторонность, условность, возмездность, ог раниченность ответственности страховщика, срочность. Эти признаки Е. М е н усматривает не только при договоре добровольного страхования, но и при страховании обязательном. Госстрах обязан уплатить страховое вознаграж дение, если убыток произойдет вследствие наступления предусмотренного правилами случайного явления (условность сделки);

ответственность Гос страха ограничивается пределами страховой суммы;

страхователь обязан уплачивать страховую премию (возмездность);

изложенные в правилах обя зательного страхования права и обязанности обеих сторон (двусторонность) ограничиваются установленным соком (срочность). Таким образом, при окладном страховании, по мнению Е. М е н а, имеются налицо те же необхо димые признаки страхового договора, которые устанавливаются также пра вилами добровольного страхования и ГК. К этому надо еще добавить при «Вестн. Госстраха», 1923 г., № 11–12.

Там же, № 7–8.

Очерки советского страхового права своенное тому и другому виду страхования право иска страхователя об ис полнении договора и об убытках. Но если так обстоит дело с обязательным окладным страхованием, то еще с большим основанием можно утверждать, продолжает Е. М е н, о наличности договора и при обязательном неокладном страховании, так как это прямо устанавливается источником (Прав. § 33), где мы читаем, что подлежащие неокладному страхованию имущества посту пают на страх по правилам и тарифам добровольного страхования. Что же касается отсутствия свободы волеизъявления, то, по мнению Е. М е н а, при нуждение воли лица к совершению того или иного действия законом ни в коем случае не может почитаться принуждением, порочащим силу совершен ной им сделки. Не может служить основанием к признанию обязательного страхования институтом публичного права и порядок взыскания премии не в судебном порядке, а в административном (при окладном страховании), так как порядок взыскания – судебный или не судебный – ни в какой связи с самой сделкой не стоит.

Интересны по своим построениям рассуждения о юридической природе обязательного страхования проф. М. Я. П е р г а м е н т а.

Нередко, говорит проф. М. Я. П е р г а м е н т, правопорядок, все равно, закон ли или уполномоченная на то административная власть, обязует субъ екта к заключению договора (Kontrahierungszwang). Типичный случай такого Kontrahierungswаng’a представляет собой веление закона к железной дороге об обязанности заключения договоров перевозки. Анализируя отношения до роги к отдельному грузоотправителю, проф. М. Я. П е р г а м е н т усматри вает в них две стадии. Первая стадия – обязанность дороги заключить дого вор принятием предложения грузоотправителя;

вторая стадия – обязанность перевезти груз согласно договору. Первая стадия создается законом, вторая – договором. Итак, сначала «obligatio ex lege», потом «obligatio ex contractu».

По мнению проф. М. Я. П е р г а м е н т а, все различие между приведенны ми отношениями, вытекающими из железнодорожной перевозки, и отноше ниями из страхования, сводится к тому, что во втором случае обязанность не на стороне учреждения, а на стороне публики, граждан. И в этом случае оказываются все те же два обязательства: одно, возникающее силою закона, принуждающее заключить договор, и другое, возникающее из заключенного вслед затем договора страхования, заключенного во исполнение означенного принуждения. Поскольку же договор является заключенным, все равно, доб ровольное ли страхование или обязательное, все происходит в плоскости до говорной и тем самым, конечно, частноправовой. Но ведь контрагент не только принуждается к вступлению в сделку и само содержание договора «Вестн. Госстраха», 1923 г., № 21.

Cp. B i e r m a n n, «Rechtszwang Z. Kontrahieren, Jhering’s Jahrb.» B. 32.

В. И. Серебровский ему также диктуется! Можно ли при таких условиях говорить все же о дого воре? На этот вопрос проф. М. Я. П е р г а м е н т, ссылаясь на новейшие учения о «договорах присоединения» (contrats d’adhsion) и «продиктован ных договорах» (dictierte Vertrge), отвечает утвердительно, указывая, что правильность учения, согласно которому содержание договора устанавлива ется, непременно, соглашением сторон, уже в достаточной степени поколеб лена.

Таким образом, по мнению проф. М. Я. П е р г а м е н т а, по общему правилу, обязательное неокладное страхование остается в границах договор ных, частноправовых. Но можно ли видеть такие же частноправовые отно шения при обязательном окладном страховании, а также при неокладном обязательном страховании, если страхователь отказался заключить страхо вой договор, либо, хотя таковой договор и заключил, но не уплачивает стра ховой премии? Профессор М. Я. П е р г а м е н т полагает, что правопорядок являет в этих случаях фигуру, смешанную из элементов как публично правовых, так и частноправовых. Со стороны своего возникновения право отношение лежит в плоскости публично-правовой;

но со стороны своего содержания то же самое правоотношение преимущественно, в подавляющей мере – гражданско-правовое. Правовая ткань тут соткана из нитей не одно родных, а двух родов. Гражданско-правовым институтом считает обяза тельное неокладное страхование и С. К р а с н и к о в.

В подтверждение своего взгляда проф. М. Я. П е р г а м е н т ссылается на так называемые Mischgebilde (смешанные образования) германского права. «Смешанные образования возникли весьма естественно как результат внесения в Гражданское право социального начала, как резу льтат его, Гражданского права, социализации. Не учитывать «социализации» Гражданского пра ва в настоящее время способен разве слепой или безнадежный упрямец (и это даже там, на За паде, а тем более, следовательно, в условиях нашего социалистического отечества)». М. Я. П е- р г а м е н т, там же, стр. 13.

Взгляд проф. М. Я. П е р г а м е н т а встретил возражения со стороны П. В е й с а («Вестн.

Госстраха», 1924 г., № 5–6), который категорически высказывается за признание обязательного окладного страхования публично-правовым институтом. Что же касается обязательного неок ладного страхования, то П. В е й с рассматривает его всецело как институт частноправовой. По мнению П. В е й с а, обязанность арендатора застраховать вверенное госимущество возникает не иначе, как вследствие предшествовавшего о том соглашения (pactum de contrahendо). Если же арендатор уклонится от заключения договора, то учреждению, сдавшему имущество в аренду, предоставляется на выбор: либо отступиться от договора, либо домогаться исполнения условия о застраховании судом. На этом основании Госстрах правомочен принять данное имущество на учет и, исполнив все требуемые для страхования формальности, представить затем изготовлен ные страховые документы в суд по месту нахождения страхового имущества с ходатайством обязать неисправного арендатора подписать представленные документы, а при нежелании – заменить его подпись решением суда и взыскать с него должные страховые сборы. См. возраже ния проф. М. Я. П е р г а м е н т а П. В е й с у в «Вестн. Госстраха», 1924 г., № 11–12.

«Вестн. Госстраха», 1923 г., № 13–15.

Очерки советского страхового права Изложенные здесь мнения различных авторов показывают, что вопрос о юридической природе обязательного страхования в сущности представляет собою вопрос о том, что лежит в основании страхового правоотношения при обязательном страховании: договор или закон, и является ли само правоот ношение отношением права гражданского или публичного.

Разберем отдельно случаи окладного и неокладного страхования.

Что в основании обязательного окладного страхования лежит веление закона, сомневаться нет никаких оснований. Имущество является застрахо ванным помимо воли и желания страхователя и независимо от взноса им страховой премии. Все существенные части страховых отношений между Госстрахом и страхователем, как мы ранее видели, фиксируются законом и правилами страхования, и страховая премия взыскивается в порядке, уста новленном для взыскания налогов, причем премия эта взыскивается даже прежде других государственных налогов и сборов. Поэтому вряд ли можно согласиться с Е. М е н о м, утверждающим, что «в самом существе возни кающих по страховому договору между сторонами правоотношений нет решительно никакой разницы между окладным и неокладным страхованием, ни между каждым из них и страхованием добровольным». В том-то и дело, что при окладном страховании нет и признаков договора. Непосредственным источником возникновения страхового отношения оказывается закон, и само правоотношение, несомненно, является отношением публичного права.

Но, признавая окладное страхование публично–правовым отношением, не должны ли мы отнести обязательное окладное страхование к числу нало гов, как это делают некоторые, например, Н. З и л ь б е р ш т е й н.

По мнению Н. Зильберштейна, окладное страхование преследует те же цели, что и так называемые целевые налоги (Пост. ЦИК и СНК СССР «об единовременном налоге для нужд населения, пострадавшего от неурожая», Пост. ЦИК и СНК СССР «О целевом квартирном налоге»). Как и в окладном страховании, так и при целевых налогах население обязывается к уплате определенных взносов, а соответствующие органы власти обязаны осущест вить возложенные на них хозяйственные задания путем целесообразного использования этих взносов. Как при окладном страховании, так и при целе вых налогах неуплата взносов влечет определенные невыгодные последствия для неисправного плательщика, Но не приостанавливает обязанности подле жащего государственного органа к устранению вредных материальных по § 21 Прав. госуд. обяз. окладн. страхования от огня. Предоставление страхователю права взы скивать страховое вознаграждение судебным порядком является, конечно, привходящим момен том и не меняет природы института.

«Вестн. Госстраха», 1923 г., № 7–8, стр. 4.

«Советск. право», 1925 г., № 4.

В. И. Серебровский следствий в хозяйстве. Поэтому указанные сборы, как имеющие налоговой характер, используются для восстановления таких хозяйств, которые обслу живают лиц, совершенно не платящих указанных сборов (пост. СТО о плане окладного страхования). Вместе с тем, по мнению Н. З и л ь б е р ш т е й н а, отпадают возражения, что страхование всегда эквивалентно в отличие от налогов. Различие в актах властвования при окладном страховании и целе вых налогах, указывает названный автор, заключается только в том, что в первом случае обязательные взносы устанавливаются ввиду возможности наступления хозяйственного ущерба, а при целевых налогах взимание сбо ров производится в связи с обнаружившимся ущербом.

Несмотря на внешнее сходство с налогом, мы все же полагаем, что обя зательное окладное страхование налогом не является.

Отличительная черта налога как принудительного сбора, взимаемого для покрытия общественных расходов, в том именно и заключается, что плательщик не получает при этом никакого специального эквивалента. И совершенно напрасно Н. Зильберштейн в подтверждение своего взгляда ссылается на целевые налоги, существующие в СССР. Несмотря на свой целевой характер, налоги эти так же построены на отсутствии эквивалентно сти, как и другие налоги. Единовременный налог на нужды населения, по страдавшего от неурожая, был установлен в 1924–1925 г. «в целях увеличе ния средств, отпускаемых правительством СССР, на нужды населения, по страдавшего от неурожая, со всех граждан СССР, достигших 18-летнего возраста». В силу же целевого квартирного налога налогом «на нужды строительства рабочих жилищ была обложена жилая площадь, занимаемая в городах плательщиками подоходного налога, отнесенными к категории «В», т. е. лицами, получающими доход от владения промышленными и торговы ми предприятиями и от других нетрудовых источников дохода».

Напротив, при обязательном страховании, как и при страховании вооб ще, отношения между страхователем и страховщиком строятся на совер шенно иных началах. В основе обязательного окладного страхования, как и страхования добровольного, лежит одна и та же идея – распределение необходимых для страхования сумм между отдельными хозяйствами, могущими понести ущерб от известной опасности.

Здесь нет стремления к удовлетворению фискальных интересов госу дарства или к обеспечению одних групп населения за счет других групп (как при целевых налогах). В сущности, страховщик выступает всегда только как распорядитель собранных средств между отдельными хозяйствами. Выступ ление государства в качестве страховщика накладывает много специфиче Проф. К. В о б л ы й, «Основы экономии страхования», 1915 г., стр. 41.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.