WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«ББК 67.99(2)3 УДК 347 С 32 Председатель редакционной коллегии серии: ...»

-- [ Страница 6 ] --

При переходе выморочного имущества к государству не применимы правила закона об отказе от наследства, предоставляющие призванному наследнику право не принять наследство. К тому же такой отказ от наследст ва не достиг бы цели потому, что в этом случае наследственное имущество, став бесхозяйным, все равно с соблюдением только иного порядка сделалось бы собственностью государства.

Хотя наследственное имущество может перейти в качестве выморочно го к государству только на основании выдачи нотариальной конторой свиде тельства о выморочности, в судебной практике по этому вопросу имеются некоторые колебания. Так, определением Судебной коллегии по граждан ским делам Верховного суда СССР от 31 января 1947 г. по иску Пржедполь ской было признано правильным указание Верховного суда Грузин ской ССР, что народный суд неосновательно применил по делу Указ Прези диума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г., поскольку, как установ лено по делу, «оставшееся после умершего имущество еще в августе 1944 г.

как выморочное перешло к государству, о чем 20 августа 1944 г. составлен акт». Акт этот был составлен на основании решения народного суда о при знании спорного имущества выморочным комиссией в составе инспектора финансового отдела, инженера жилищного управления, судебного исполни теля, уполномоченного по дому. Однако никакими действующими законопо ложениями не предусматривается, чтобы на основании актов, составленных подобными комиссиями, наследственное имущество могло переходить к государству. Не предоставлено право и суду признавать факт выморочности имущества, что всецело относится к компетенции нотариальных органов.

Примечательно, что в тот же самый день по другому делу Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда СССР было признано, что «отказ в иске Даниленковой об утверждении ее в правах наследства к иму ществу умершей дочери Езерской по мотивам перехода дома как вымороч Согласно постановлению Пленума Верховного суда СССР от 5 сентября 1952 г., «если в уста новленный шестимесячный срок наследство не будет принято ни одним из наследников, наслед ственное имущество, как выморочное, в силу ч. 2 ст. 433 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик, считается собственностью государства, и заявления отсутст вующих наследников о продлении им шестимесячного срока на принятие наследства удовлетво рению в судебном порядке не подлежат». Таким образом, в случае пропуска всеми наследника ми срока на принятие наследства продление этого срока судом, на основании ст. 49 ГК, не до пускается;

наследственное же имущество в таком случае признается собственностью государст ва, но, разумеется, с соблюдением изложенного выше общего порядка перехода в собственность государства выморочного имущества.

Судебная практика Верховного суда СССР, 1947. Вып. II (XXXVI). М., 1947, стр. 20–21.

Очерки советского наследственного права ного к государству не основан на материалах дела и судом не установлено, когда и в каком порядке перешел дом к государству». Далее, со ссылкой на вышеуказанную Инструкцию НКФ СССР от 31 мая 1943 г. №311 по приме нению Положения о порядке учета и использования национализированного, конфискованного и выморочного имущества, Судебная коллегия указала, что «выморочное имущество поступает в распоряжение финансовых органов по месту этого имущества… на основании свидетельства, выдаваемого нота риальными органами» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 31 января 1947 г. по делу №36/125).

Перешедшее в собственность государства выморочное имущество пе редается затем государственным, кооперативным или общественным органи зациям для соответствующего использования.

Печатается по: В. И. Серебровский. Очерки советского наследственного права. – М., Издательство Академии Наук СССР, 1953.

Судебная практика Верховного суда СССР, 1947. Вып. II (XXXVI). М., 1947, стр. 21–22. На это расхождение в судебной практике обращает внимание К. А. Граве (Вопросы наследственного права в практике Верховного суда СССР, стр. 34).

В. И. Серебровский ШМУЦ НЕКОТОРЫЕ ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ НАСЛЕДНИКОМ НАСЛЕДСТВА В. И. Серебровский Приобретение данным лицом наследства предполагает прежде всего, чтобы имели место открытие наследства и призвание этого лица к наследо ванию. Однако ни открытие наследства, ни призвание к наследованию сами по себе еще недостаточны для приобретения наследником наследства. Как указывается в ч. I ст. 546 ГК РСФСР, «для приобретения наследства наслед ник должен его принять». В этом находит проявление одно из основных по ложений советского наследственного права: приобретение наследства проис ходит не автоматически, а с согласия наследника в силу принятия им наслед ства. Только с принятием наследства наследник делается преемником насле додателя в принадлежавших ему правах и обязанностях.

1. Принятие наследства – акт, всецело зависящий от воли наследника.

По своей юридической природе принятие наследства является односторон ней сделкой, обладающей обратной силой: принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства (ч. V ст. 546).

Не допускается принятия наследства под условием или с оговорками (ч. I ст. 546). Нельзя также одну часть наследства принять, а другую не при нять. Волеизъявление наследника направлено на приобретение наследства в целом, а не на отдельные его части. В силу акта принятия наследник приоб ретает наследственное имущество, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось (п. 7 «а» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. «О судебной практике по делам о наследовании» ).

Принятие наследства является бесповоротным: нельзя принять наслед ство, а затем отказаться от него. Но поскольку принятие наследства является сделкой, оно может быть оспорено наследником в судебном порядке при наличии обстоятельств, делающих волю лица, призванного к наследованию, недействительной, например, в случае принятия наследства под влиянием обмана, насилия, угроз и т. д. (ст. 58).

Эти положения общего характера давно стали достоянием науки совет ского гражданского права и судебной практики.

Новые ГК союзных республик внесли ряд существенных изменений в нормы наследственного права, регулирующие порядок принятия наследни ком наследства. Однако не все эти нормы обладают необходимой полнотой и четкостью формулировок, что вызывает разногласия в теории и затруднения в практике применения указанных норм.

В дальнейшем ГК РСФСР именуется сокращенно – ГК. Ссылки на статьи без указания означа ют ссылки на статьи ГК РСФСР.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. № 4, стр. 22.

Однако, как будет видно из дальнейшего изложения, имеются из этих общих положений и некоторые исключения.

Некоторые правовые вопросы… 2. Согласно ч. II ст. 546, признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявле ние о принятии наследства. В ч. III ст. 546 предусматривается, что указанные действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Из текста ст. 546 (ч. II и ч. III) напрашивается вывод о их применимости ко всем категориям наследников. Однако это не так. Имеется еще ч. IV ст. 546, в которой сказано: лица, для которых право наследования возникает лишь в случае непринятия наследства другими наследниками, могут заявить о своем согласии принять наследство в течение оставшейся части срока для принятия наследства, а если эта часть менее трех месяцев, то она удлиняется до трех месяцев.

Под возникновением права наследования следует понимать возникно вение у данного лица права на принятие наследства. Такой наследник явля ется призванным к наследованию. Но одни наследники призываются со вре мени открытия наследства, а другие – позже. Часть IV ст. 546 предусматри вает именно этот последний случай, а ч. II ст. 546 – те случаи, когда наслед ники призываются со времени открытия наследства.

Сопоставляя ч. II и ч. IV ст. 546, можно прийти к выводу, что в отноше нии принятия наследства существуют две группы наследников, различаю щиеся: а) по времени возникновения у них права наследования;

б) по спосо бу принятия наследства;

в) по срокам для принятия наследства.

Какие же лица входят в первую группу наследников и какие – во вто рую группу?

Часть II ст. 546 имеет в виду лиц, призванных к наследованию со вре мени открытия наследства: а) наследников по закону первой очереди;

б) наследников по закону второй очереди при отсутствии наследников пер вой очереди или в случае лишения их завещателем права наследования;

в) назначенных завещателем своими наследниками;

г) подназначенного за вещателем наследника, если назначенный им наследник умер до открытия наследства (ст. 532, 534, 536 ГК).

Под действие ч. IV ст. 546 подпадают следующие призванные к насле дованию лица: а) наследники по закону второй очереди в случае непринятия наследства наследниками первой очереди;

б) подназначенный наследник, если назначенный наследник не принял наследство;

в) лицо, наследующее в порядке наследственной трансмиссии в случае, когда призванный к наследо В ГК некоторых союзных республик вопрос ставится иначе: основанием возникновения права наследования признается не только непринятие наследства, но и отсутствие других наследников (например, ст. 552 ГК АзССР, ст. 549 ГК УССР).

В. И. Серебровский ванию наследник по закону или по завещанию умер после открытия наслед ства, не успев принять его (ст. 532, 536, 548 ГК).

В отношении наследников первой группы ч. II ст. 546 предусматривает два способа принятия наследства: 1) неформальный – путем совершения на следником конклюдентных действий, из которых можно заключить о его намерении принять наследство (подробно об этом см. п. 3);

2) формальный – путем подачи наследником соответствующего заявления нотариальному ор гану по месту открытия наследства.

Особые правила установлены в отношении способов принятия наслед ства для лиц, предусмотренных ч. IV ст. 546. Там только указывается, что эти лица могут заявить о своем согласии принять наследство. Однако не ска зано, к кому они вправе обратиться с таким заявлением. Надо полагать, что заявление должно быть подано нотариальному органу по месту открытия наследства. Принятие наследства путем вступления во владение или управ ление наследственным имуществом ч. IV ст. 546 не предусматривает.

Несколько иначе решается вопрос о сроках для принятия наследства.

В отличии от наследников первой группы наследники второй группы вправе заявить о своем согласии принять наследство в течение оставшейся части срока, а если эта часть менее трех месяцев, то, как уже отмечалось, она удли няется до трех месяцев. Правило это является обоснованным, так как право наследования у данной группы наследников в ряде случаев может возник нуть не со времени открытия наследства, а позже – даже за один день до ис течения срока на принятие наследства. Но, если этот срок истек, может воз никнуть вопрос о продлении срока на принятие наследства в порядке, преду смотренном ст. 547. Только в некоторых союзных республиках и для наслед ников второй группы установлен общий срок – шесть месяцев со дня откры тия наследства (например, ст. 549 ГК УССР, ст. 542 ГК КазССР, ст. 599 ГК УзССР, ст. 542 ГК ТаджССР).

Помимо принятия наследства посредством подачи заявления нотари альному органу, в литературе были указаны и некоторые другие формальные способы, притом без различия групп наследников. Как указывает В. Толстой, если заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство подано в нота риальный орган до истечения сроков на принятие, никаких доказательств вступления во владение или управление наследственным имуществом не требуется: само это заявление представляет собой один из способов приня тия наследства. Ту же мысль развивает и Т. Чепига, констатирующая, что чаще наследники подают в нотариальную контору заявление о выдаче им Аналогичного взгляда по данному вопросу придерживаются Н. И. Б о н д а р е в, Э. Б. Э й д и- н о в а и А. Л. Я к о в л е в а. Нотариат. М.: Юридическая литература, 1968, стр. 5.

См.: Т о л с т о й В. Принятие наследства и отказ от его принятия. Советская юстиция. 1966.

№ 13, стр. 21.

Некоторые правовые вопросы… свидетельства о праве на наследство. Если такое заявление подано до исте чения шести месяцев со дня открытия наследства, оно рассматривается как заявление о принятии наследства.

Следует заметить, что способ принятия наследства путем подачи заяв ления в нотариальную контору о выдаче свидетельства о праве на наследство прямо предусмотрен законодательством некоторых союзных республик (на пример, ст. 599 УзССР).

По мнению О. С. Иоффе, хотя в законе прямо не говорится, следует, од нако, прийти к выводу, что наследник считается принявшим наследство, ес ли, например, не подавая заявления в органы нотариата, он обратился к ка ким-либо лицам с наследственным иском в суде.

Не входя здесь в детальное рассмотрение природы наследственного ис ка (иска о наследстве), следует лишь заметить, что при наследственном иске спор между сторонами не может выходить за пределы наследственных от ношений, причем истец не обязан доказывать факт принятия им наследства.

Само предъявление наследственного иска есть осуществление принадлежа щего ему права на принятие наследства, реализация которого при данных обстоятельствах не могла быть полностью обеспечена путем подачи заявле ния нотариальному органу.

Было бы желательно, чтобы указанные в литературе формальные спосо бы принятия наследства получили закрепление в законе.

3. Специального внимания заслуживает вопрос, что следует понимать под совершением конклюдентных действий, из которых можно судить о на мерении наследника принять наследство.

Как отмечалось выше, под такими действиями ч. II ст. 546 имеет в виду фактическое вступление наследника во владение наследственным имущест вом. В большинстве же ГК других союзных республик говорится о вступле нии в управление или во владение наследственным имуществом (например, ст. 549 ГК АрмССР, ст. 541 ГК БССР, ст. 559 ГК КиргССР и др.), а не только «во владение», что является более правильным, так как полнее отражает ха рактер конклюдентных действий наследника, из которых можно заключить, что он выразил намерение принять наследство. Но поскольку в ст. 549 ГК РСФСР имеется указание о наследнике, вступившем во владение и л и у п р а в л е н и е наследственным имуществом, можно считать, что и граж данское законодательство РСФСР признает вступление наследника в управ ление наследственным имуществом в качестве одного из способов принятия наследства.

См.: Ч е п и г а Т. Способы принятия наследства. Советская юстиция, 1968. № 16, стр. 14;

см.

также: Б о н д а р е в Н. И., Э й д и н о в а Э. Б., Я к о в л е в а А. Л. Ук. соч., стр. 54.

См.: И о ф ф е О. С. Советское гражданское право, ч. III. Изд-во ЛГУ, 1965, стр. 329.

В. И. Серебровский Что же следует понимать под вступлением во владение и управление наследственным имуществом?

В литературе существуют различные определения понятия владения.

Так, Д. М. Генкин под владением понимает «фактическое господство лица над вещью». Вместе с тем правильно замечает, что поскольку «такое господ ство имеет место в обществе людей и закреплено запретительной нормой закона, постольку оно приобретает правовое значение». Некоторыми авто рами владение определяется как фактическое обладание вещью, дающее возможность физического или юридического воздействия на вещь, а право владения – как основанная на законе возможность обладания вещью, соз дающая условия хозяйственного воздействия на нее.

Несмотря на различие в формулировках, во всех случаях признается, что владение есть обладание вещью.

Владение нередко соединяется с пользованием вещью, заключающимся в извлечении из вещи ее полезных свойств. Но возможно вступление во вла дение вещью и без пользования ею (например, наследник перевез к себе му зыкальный инструмент наследодателя, оставляя этот инструмент без исполь зования).

Вступлением в управление наследственным имуществом надо считать действия, совершаемые наследником так, как если бы их совершал собствен ник в своих интересах, имея в виду сохранение имущества и ведение нор мального хозяйства. Управление наследственным имуществом может быть осуществлено и через представителя путем выдачи наследником доверенно сти другому наследнику или постороннему лицу. Вступление во владение или управление наследственным имуществом не в своих интересах, а в инте ресах других лиц не может считаться принятием наследства (например, когда наследник принимает на себя обязанности хранителя вещей умершего только в интересах других наследников).

В качестве примера конклюдентных действий наследника по вступле нию во владение имуществом можно указать на случаи, когда наследник, проживавший совместно с наследодателем, вступил во владение вещами, принадлежавшими наследодателю, или если наследник, проживавший от дельно от наследодателя, перевез к себе эти вещи. Примером вступления в управление наследственным имуществом может быть уплата наследником налогов и сборов по жилому дому, принадлежавшему наследодателю, произ водство им ремонта этого дама.

В литература указывается ряд фактов, которые могут служить доказа тельством вступления наследника во владение или управление наследствен Г е н к и н Д. М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961, стр. 82.

Советское гражданское право, т. I. М.: Юридическая литература, 1965, стр. 263.

Гражданское право, т. I. М.: Юридическая литература, 1969, стр. 265.

Некоторые правовые вопросы… ным имуществом. К числу таких фактов, в частности, относят: отметки в сберегательной книжке о получении наследником сумм из вклада наследода теля, сдачу наследником внаем наследуемого дома или вселение в него са мого наследника.

Однако не со всеми высказываниями в печати по данному вопросу можно согласиться. Так, В. Толстой, ссылаясь на дело, разбиравшееся в од ном из народных судов Москвы, утверждает, что если гражданин Д. за не сколько дней до своей смерти и еще до истечения шестимесячного срока на принятие наследства после жены составил завещание в пользу брата, лишив тем самым прав наследования двух сестер, то составление завещания говорит о том, что он принял наследство. Далее В. Толстой пишет: «даже если распо ряжение и использование имущества осуществлено вопреки указаниям ст. 549 ГК РСФСР, эти действия все равно свидетельствуют о согласии при нять наследство». Таким образом, получается, что хотя бы данное лицо и не совершило никаких предусмотренных ст. 546 действий, оно, сделав завеща ние, должно считаться изъявившим согласие на принятие наследства.

Вряд ли это можно признать правильным, учитывая то, что ст. 549 за прещает наследнику, даже вступившему во владение или управление наслед ственным имуществом, распоряжаться этим имуществом. Завещание же яв ляется распорядительной сделкой наследодателя о своем имуществе на слу чай смерти. Тем более не может быть признана действительной распоряди тельная сделка, совершенная лицом, еще не вступившим во владение или управление наследственным имуществом.

Вызывает сомнение разъяснение Отдела нотариата Верховного суда РСФСР по следующему вопросу: «как установить факт вступления во владе ние вкладом, если наследник обратился в нотариальную контору по истече нии шестимесячного срока со дня открытия наследства. Данных о принятии наследником другого наследственного имущества не имеется». В разъясне нии Отдела нотариата указывается, что «доказательством получения наслед ником сберегательной книжки до истечения установленного законом шести месячного срока на практике могут быть: отметки в сберегательных книжках или сообщение сберегательной кассы о получении наследником денег из сберкассы, справка управления домами или исполкома Советов депутатов трудящихся о том, что наследнику в определенное время была вручена ос тавшаяся после умершего наследодателя сберегательная книжка, документ о пересылке этой книжки по почте, документ учреждения, предприятия, про изводившего после смерти наследодателя опись наследственного имущества, См.: Б о н д а р е в Н. И. Актуальные вопросы нотариальной практики. Советское государство и право. 1965. № 9, стр. 127.

См.: Т о л с т о й В. Ук. соч., стр. 20.

Т о л с т о й В. Ук. соч., стр. 20.

В. И. Серебровский документ нотариуса, принимавшего меры к охране наследственного имуще ства, о вручении наследнику сберегательной книжки, акт комиссии по орга низации похорон наследодателя, из которого видно о вручении наследнику сберегательной книжки».

В связи с изложенным надо, прежде всего, заметить, что, хотя в быту иногда применяется выражение «владелец вклада», но ведь владеть можно только вещами. По денежному же вкладу вкладчик делается кредитором сбе регательной кассы, приобретает определенные правомочия по отношению к сберегательной кассе (на получение процентов и др.), внесенные же вклад чиком деньги становятся собственностью государства. Что касается сберега тельной книжки с указанием имени вкладчика, попавший тем или иным пу тем к наследнику, то сам факт нахождения сберегательной книжки у наслед ника еще не может служить доказательством принятия наследником наслед ства. Сберегательная книжка – не наследственное имущество, а документ, удостоверяющий факт внесения наследодателем вклада (определенной сум мы денег) в сберегательную кассу. Имуществом, переходящим по наследст ву, является сам вклад. Из приведенного выше перечня доказательств лишь отметки в сберегательных книжках или сообщение сберегательной кассы о получении наследником денег из сберкассы могут подтвердить принятие наследником наследства при условии, что наследодатель не сделал распоря жение сберегательной кассе на случай своей смерти о выдаче вклада какому нибудь определенному лицу или государству, так как в подобном случае вклад не входит в состав наследственного имущества (ч. II ст. 561).

4. Применим ли способ принятия наследства путем совершения конклю дентных действий ко всякого рода правам, принадлежавшим наследодателю?

По этому вопросу в литературе были высказаны различные взгляды.

Как замечает В. Толстой, не всякое имущество может быть приобретено пу тем вступления во владение или управление им. Нельзя, например, с помо щью конклюдентных действий стать владельцем авторского или изобрета тельского права, принадлежавшего наследодателю (право на авторское воз награждение, на получение авторского свидетельства и т. д.). Эти права со ставляют особую категорию, их можно принять и использовать, только по лучив свидетельство о наличии права на данное наследство.

Этот взгляд В. Толстого оспаривает Т. Чепига. По ее мнению, если ав торское право не исчерпывает всего наследства, то вступление наследника в управление или во владение другими частями наследственного имущества влечет, по принципу универсальности, принятие всего наследства, в том чис ле и авторского права. Стало быть, нет надобности в специальном акте при Из практики выдачи свидетельств о праве на наследство по закону и по завещанию. Советская юстиция. 1967. № 12, стр. 10.

Т о л с т о й В. Ук. соч., стр. 21.

Некоторые правовые вопросы… нятия именно авторского права. Но даже если вся наследственная масса ис черпывается авторским правом (что маловероятно), наследство может быть принято и путем совершения некоторых фактических действий: отысканием или собиранием рукописей умершего автора, подготовкой рукописей к изда нию, выполнением обязанностей по редактированию произведения, возло женных на наследника завещанием умершего автора, и др. Получение нота риального свидетельства не является обязательным. Поэтому не свидетель ство о праве на наследство, а принятие наследства дает основание для осу ществления наследственных прав, в частности, авторского права.

В связи с приведенными высказываниями следует, прежде всего, заме тить, что неформальный способ принятия наследства путем совершения конклюдентных действий имеет более ограниченное применение, нежели формальный способ принятия наследства. Первый способ может применять ся лишь в тех случаях, когда по наследству переходят права личной собст венности на вещи. Формальный способ является универсальным, который может применяться во всех случаях. Поэтому, когда, например, по наследст ву переходят авторское, изобретательское право, право получить диплом умершего автора открытия, а также вознаграждение за открытие, принятие наследства может быть осуществлено только формальным способом – пода чей наследником заявления нотариальному органу о принятии наследства или заявления нотариальной конторе о выдаче свидетельства о праве на на следство, причем в законе не содержится запрещения призванному к насле дованию наследнику обращаться в течение установленного законом срока с подобного рода заявлением и после вступления наследника во владение или управление наследственным имуществом. Разумеется, он вправе это сделать и тогда, когда по наследству переходят только вышеуказанные права, при надлежавшие наследодателю (случай, конечно, весьма редкий). Получение же в указанных случаях свидетельства о праве на наследство не предшеству ет принятию наследства, а является подтверждением его принятия.

Как уже упоминалось, Верховным Судом СССР было разъяснено, что фактическое вступление во владение частью наследственного имущества рассматривается как принятие всего наследства (п. 7 «а» постановления Пле нума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г.). По нашему мнению, в рас смотренных выше случаях это разъяснение не должно иметь применения.

Обращаясь к приведенным Т. Чепигой примерам совершения наследни ком фактических действий, надо различать переход по наследству авторско го права и предметов, в которых творчество автора нашло свое внешнее вы ражение (рукопись, чертеж и т. д.). Вступление наследника во владение та кими предметами не означает перехода к нему входящего в состав наследст Ч е п и г а Т. Ук. соч., стр. 14–15.

В. И. Серебровский ва авторского права. Равным образом наследник, получив в свое обладание описание открытия или изобретения, сделанных наследодателем, не стано вится тем самым его правопреемником в отношении принадлежащего ему права на открытие или изобретательского права.

В заключение следует остановиться еще на одной особенности, свойст венной принятию наследником наследства путем совершения конклюдент ных действий. Согласно ч. III ст. 550, не допускается отказ от наследства, если наследник подал в нотариальную контору по месту открытия наследст ва заявление о принятии им наследства или о выдаче ему свидетельства о праве на наследство. Это дает возможность для вывода, что наследник, при нявший наследство путем фактического вступления во владение наследст венным имуществом, не ограничен в праве отказаться от наследства в тече ние шести месяцев со дня открытия наследства. Но тогда придется признать, что положение о бесповоротности принятия наследства в рассматриваемом случае неприменимо.

Чтобы объяснить создавшееся положение, О. С. Иоффе утверждает, что вступление наследников в фактическое владение наследственным имущест вом имеет значение презумпции принятия наследства, которая может быть опровергнута подачей ими в установленный срок заявления об отказе от на следства. Т. Д. Чепига, отвергающая презумпцию принятия наследником наследства, полагает, что фактическое вступление во владение или управле ние наследственным имуществом и неподача заявления об отказе от наслед ства – такова совокупность фактов, которая влечет признание наследника принявшим наследство.

По нашему мнению, обе эти концепции не так уже далеки одна от дру гой: и в том, и в другом случае дается сходная по существу квалификация силы принятия наследства посредством совершения наследником конклю дентных действий. Но в целях устранения неясности следовало бы в ГК со юзных республик уделить рассматриваемому здесь немаловажному вопросу должное внимание.

Печатается по: В. И. Серебровский. Некоторые правовые вопросы, воз никающие в связи с принятием наследником наследства // Вестник Москов ского университета. – 1971. – № 1. – С. 12–19.

См.: И о ф ф е О. С. Ук. соч., стр. 331.

См.: Ч е п и г а Т. Д. Ук. соч., стр. 15.

Некоторые правовые вопросы… ШМУЦ ФАКТИЧЕСКОЕ НЕПРИНЯТИЕ НАСЛЕДНИКОМ НАСЛЕДСТВА И ОТКАЗ ЕГО ОТ НАСЛЕДСТВА В. И. Серебровский Приобретение наследства наследником происходит не автоматически, а по его воле, находящей свое выражение в акте принятия наследства. Но наследник вправе и не принять наследство.

Непринятие наследства является фактическим, когда призванное к на следованию лицо в течение установленного законом срока не совершит тех действий, из которых можно заключить о его намерении принять наслед ство (ст. 546 ГК РСФСР и соответствующие статьи ГК других союзных республик). Однако закон предоставляет наследнику право заявить о сво ем нежелании принять наследство и формальным способом – путем отказа от наследства.

В отличие от принятия наследства, являющегося действием (сделкой), фактическое непринятие наследства по своей юридической природе не действие, а бездействие – юридический факт, с которым закон связывает ряд весьма важных правовых последствий не только для самого наследни ка, выбывающего из наследственных отношений, но и для других лиц. Так, наследники второй очереди призываются к наследованию по закону, в частности, при непринятии наследства наследниками первой очереди (ч. II ст. 532). Допускается подназначение наследника на тот случай, если назна ченный наследник не примет наследства (ст. 536). В случае непринятия наследства лицом, на которое возложено исполнение завещательного отка за, обязанность исполнения последнего переходит на других наследников, получивших его долю.

Могут возникнуть и другие правовые последствия. Лица, для которых право наследования возникает лишь в случае непринятия наследства дру гими наследниками, могут в течение установленных законом сроков зая вить о своем согласии принять наследство (ч. IV ст. 546). Если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после от крытия наследства, не успев его принять в установленный срок (ст. 546), право на принятие причитающейся ему доли наследства переходит к его наследникам (ч. I ст. 548). В случае непринятия наследства наследником по закону или по завещанию его доля наследства поступает к наследникам по закону и распределяется между ними в равных долях, а если наследода тель завещал все свое имущество назначенным им наследникам, то доля наследства, причитавшаяся отпавшему наследнику, поступает к остальным В дальнейшем ссылки на статьи без указания источника означают ссылки на статьи ГК РСФСР.

Фактическое непринятие наследником наследства… наследникам по завещанию и распределяется между ними в равных долях (ч. I и ч. II ст. 551).

Фактическое непринятие наследником наследства может быть вызва но различными обстоятельствами. Наследник может не хотеть принять наследство, но вместе с тем не заявить об этом официально, он может не знать об открытии наследства и др.

В интересах наследников, пропустивших установленный срок для принятия наследства, ст. 547 предусматривает возможность продления срока на принятие наследства как в судебном, так и во внесудебном по рядке.

В ст. 547 сказано: «Срок для принятия наследства, установленный ст. 546 настоящего Кодекса, может быть продлен судом, если он признает причины пропуска срока уважительными». Чрезмерная краткость этой нормы вызвала ее различное толкование и в литературе, и в судебной практике.

Так, Ю.К. Толстой полагает, что если суд вынесет решение о продле нии срока, наследство считается принятым наследником. По мнению М.

В. Гордона, суд одновременно решает вопрос не только о сроке, но и о признании лица наследником, а в случае надобности – и о разделе наслед ства. Иного взгляда придерживаются Н. И. Бондарев и Э. Б. Эйдинова, считающие, что ст. 547 дает основание лишь для продления срока на при нятие наследства. Вместе с тем, с их точки зрения, такие дела следовало бы рассматривать в порядке искового производства и одновременно раз решать вопрос о признании факта и о присуждении наследнику искомого наследства.

Верховный суд СССР разъяснил, что вопрос о продлении пропущен ного срока на принятие наследства, если других наследников нет или на следники, кроме истца, отказались от наследства, разрешается судом по месту открытия наследства с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица представителя финансового органа. Далее Верховный Суд указал, что, продлевая пропущенный по уважительным причинам срок для принятия наследства, принятого другими наследниками или перешедшего См.: О. С. И о ф ф е, Ю. К. Т о л с т о й. Новый ГК РСФСР. Изд. ЛГУ, 1965, стр. 433;

см. также:

Т. Б. М а л ь ц м а н. Судебная практика по делам о наследовании. Научный комментарий судеб ной практики по гражданским делам за 1964–1965 гг. М., Изд. «Юридическая литература», 1966, стр. 163.

См.: М. В. Г о р д о н. Наследование по закону и по завещанию. М., Изд. «Юридическая литера тура», 1967, стр. 82.

См.: Н. И. Б о н д а р е в, Э. Б. Э й д и н о в а. Координация работы судебных и нотариальных органов по наследственным делам. «Советское государство и право», 1968, № 4, стр. 99.

В. И. Серебровский к государству, суд должен также разрешить вопрос о признании за истцом права на причитающуюся ему часть имущества, сохранившегося в натуре, или на денежные средства, если имущество было реализовано.

Что касается практики народных судов, то она разноречива: при рас смотрении вопроса о продлении срока на принятие наследства одни суды ограничиваются вынесением решения о продлении срока, не указывая его продолжительности;

другие вместе с тем устанавливают определенный срок для принятия наследства – иногда шесть месяцев, а иногда и более продолжительное время.

Нам представляется, что, в соответствии с текстом ч. 1 ст. 547, суд, проверив наследственные права заинтересованного лица и признав причи ны пропуска срока уважительными (тяжелое заболевание, длительная ко мандировка и т. д.), вправе лишь предоставить этому лицу дополнитель ный срок для принятия наследства. Расширение правомочий судов при разрешении такого рода дел возможно лишь в законодательном порядке.

Независимо от этого, в целях упрочения прав принявших наследство на следников на перешедшее к ним имущество следовало бы в законодатель ном порядке установить предельный срок для обращения в суд о продле нии срока на принятие наследства. Такой срок мог бы быть ограничен тре мя годами, считая со дня предусмотренного ст. 546 истечения срока на принятие наследства.

Как указывалось выше, кроме судебного ст. 547 предусматривает еще и внесудебный порядок продления срока на принятие наследства при усло вии согласия на это всех остальных наследников, принявших наследство. К сожалению, в законе не указывается, как происходит оформление продле ния срока на принятие наследства в таком порядке.

Согласно существующей практике, нотариус в данном случае прини мает от наследников, принявших наследство, заявление о включении в число наследников того из наследников, который пропустил срок на при нятие наследства. Нотариус выдает этому наследнику свидетельство о праве на наследство наравне с другими наследниками.

См. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 «О судебной прак тике по делам о наследовании» (пп. «г» и «д» п. 7). «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1966, № 4, стр. 22. – Ссылаясь на указанное постановление Пленума Верховного Суда СССР, отдел нотариата Верховного Суда РСФСР разъяснил, что если суд вынес решение о продлении на следнику срока на принятие наследства, то такое лицо следует считать принявшим наследство (см.: «Советская юстиция», 1969, № 7, стр. 33).

См.: Н. И. Б о н д а р е в, Э. Б. Э й д и н о в а, ук. статья. стр. 98 и след.

См.: Н. И. Б о н д а р е в, Э. Б. Э й д и н о в а, А. Л. Я к о в л е в а. Нотариат. М., Изд. «Юриди ческая литература», 1968, стр. 57.

Фактическое непринятие наследником наследства… Так как ст. 547 допускает продление пропущенного срока без обра щения в суд лишь при согласии на это всех остальных наследников, при нявших наследство, то выражение несогласия со стороны хотя бы одного из них исключает внесудебный порядок продления срока на принятие на следства. Внесудебный порядок не может применяться и в случаях, когда срок пропущен единственным наследником или когда все имеющиеся на следники пропустили этот срок.

Поскольку внесудебный порядок может применяться лишь при усло вии согласия на то всех принявших наследство наследников, нет основа ний к установлению для этого какого-то предельного срока.

Наследник вправе заявить о своем нежелании принять наследство и формальным способом – путем отказа от наследства.

Действующее законодательство предусматривает два вида отказа от наследства: отказ без указания лица, в пользу которого он сделан (безус ловный или безоговорочный отказ), и отказ с указанием такого лица. На званным видам отказа от наследства свойственны общие черты. Но между ними имеются и весьма значительные различия. В том и другом случаях отказ от наследства представляет собою одностороннюю сделку, в которой выражено нежелание наследника принять наследство. В обоих случаях отказ от наследства совершается путем подачи заявления в нотариальную контору по месту открытия наследства в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ч. I и ч. IV ст. 550). Заявление об отказе от наследст ва, сделанное до открытия наследства, недействительно.

См.: Е. А. П о с с е. Охрана интересов граждан в наследственных правоотношениях. В кн.:

«Гражданскоправовая охрана интересов личности». М., Изд. «Юридическая литература», 1969, стр. 246–247.

Правильнее было бы говорить об отказе не от наследства, а от принятия наследства, так как до принятия наследства у наследника нет еще права на само наследство. Но поскольку закон гово рит об отказе от наследства, приходится пользоваться данной формулировкой.

Следует заметить, что советские высшие судебные органы в течение многих лет в своих руководящих постановлениях (см., например: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 20 июня 1947 г. № 9/4/У «О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» и других вопросах наследования», «Справочник по законодательству для судебно-прокурорских работников», т. 3. М., Юриздат, 1949, стр. 480;

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 10 апреля 1957 г. «О судебной практике по делам о наследовании». «Бюллетень Верховного Суда СССР». 1957, № 2, стр. 24) исходили из того, что отказ от наследства может быть толь ко безусловным. Как указывалось в литературе, наследник, не имея права отказаться от своей доли в пользу другого наследника, тем более был бы не вправе уступить ее какому-либо третьему лицу, не являющемуся наследником (см.: К. А. Г р а в е. Вопросы наследственного права в практике Верховного Суда СССР. М., Юриздат, 1949, стр. 45). Таковы были принци пиальные взгляды практики и теории на отказ от наследства до вступления в силу новых ГК союзных республик.

В. И. Серебровский Отказ от наследства выражает волю наследника в отношении наслед ства в целом. Поэтому, хотя бы к моменту отказа наследнику и не был известен весь состав наследственного имущества, отказ от наследства рас пространяется на все это имущество.

Отказ от наследства бесповоротен. Согласно разъяснению Верховного Суда СССР, наследник, отказавшийся от наследства, не вправе впоследст вии претендовать на наследство (пп. «в» п. 8 постановления Пленума Вер ховного Суда СССР от 1 июля 1966 г.). Со всей определенностью беспово ротность заявления наследника об отказе от наследства выражена и в ст. 553 ГК УССР.

Поскольку отказ от наследства является сделкой, суд может признать отказ недействительным, если таковой имел место под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также по иным основаниям недействительности сделок, предусмотренным ГК союзных республик (пп. «г» п. 8 постановления Пле нума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г.).

Не допускается отказ от наследства, если наследник подал в нотари альную контору по месту открытия наследства заявление о принятии на следства или о выдаче ему свидетельства о праве на наследство (ч. III ст. 550). Из этого можно сделать вывод, что наследник, принявший на следство путем вступления во владение или управление наследственным имуществом, не ограничен в праве заявить отказ от наследства в течение шестимесячного срока со дня открытия наследства.

Возможность продления наследнику пропущенного им срока на пода чу заявления об отказе от наследства законом не предусматривается.

Таково в общих чертах то, что характерно для обоих видов отказа от наследства.

Однако между рассматриваемыми видами отказа от наследства име ются значительные различия в отношении тех последствий, которые ими вызываются.

В соответствии с ч. II ст. 550, отказ от наследства без указания, в пользу кого наследник отказывается от наследства, влечет те же последст вия, что и непринятие наследства. Эти последствия рассмотрены выше.

Основное внимание мы намерены уделить отказу от наследства в пользу другого лица. К сожалению, имеющиеся в законе положения слиш ком скудны, чтобы составить ясное представление об этом новом институ те советского наследственного права.

О признании судом недействительным отказа от наследства под влиянием угрозы см.: «Бюлле тень Верховного Суда РСФСР», 1969, № 1, стр. 5.

Фактическое непринятие наследником наследства… В ч. I ст. 550 предусматривается право наследника на отказ от наслед ства в пользу других лиц из числа наследников по закону (ст. 532) или по завещанию (ст. 534), в пользу государства или отдельно государственной, кооперативной или общественной организации. Ту же позицию занимает большинство ГК других союзных республик. Наследник не вправе отка заться от наследства лишь в пользу граждан, не относящихся к числу на следников. Не требуется, однако, чтобы наследники являлись призванны ми к наследованию по закону или по завещанию. Поэтому при наличии наследников по закону первой очереди наследник может отказаться от наследства в пользу наследников второй очереди. Так, по наследственному делу умершей гр-ки К., оформленному Первой московской государствен ной нотариальной конторой, одновременно наследниками оказались: пер вой очереди – муж и сын и наследницей второй очереди – сестра умершей, так как от наследства отказалась в ее пользу дочь умершей.

Исключение представляет ГК УССР (ст. 553), допускающий отказ от наследства только в пользу наследников, призванных к наследованию по закону или завещанию. В отношении же отказа от наследства в пользу государства, отдельной государственной, кооперативной или обществен ной организации в ГК УССР, по сравнению с ГК других союзных респуб лик, каких-либо отличий нет.

В общем, можно признать, что правомочия наследника, отказывающе гося от наследства в пользу другого лица, весьма широки. Они не совпа дают, но в известной мере сходны с правомочиями завещателя. Достаточно для этого сравнить ст. 534 и ч. I ст. 550.

Чрезмерная краткость законодательного регламентирования отказа от наследства в пользу другого лица вызвала затруднения в практике его при менения. В частности, возник вопрос, возможен ли отказ от наследства в пользу внука или правнука наследодателя? Верховный Суд СССР разъяс нил, что отказ от наследства в пользу внука или правнука наследодателя может иметь место, если они являются наследниками по закону или заве щанию (пп. «б» п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г.). Внуки и правнуки наследодателя (со стороны как отца, так и матери) не составляют самостоятельной категории наследников по зако ну. Они являются наследниками по закону лишь в том случае, когда ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был бы наследником (ст. 532). Они наследуют по праву представления, под которым понимается право нисходящих наследников получить долю на См.: Н. И. Б о н д а р е в, Э. Б. Э й д и н о в а, А. Л. Я к о в л е в а, ук. соч., стр. 59–60.

В. И. Серебровский следственного имущества, которая причиталась бы их родителю, если бы он был в живых ко времени открытия наследства.

Внук или правнук будут наследниками по завещанию, если они назва ны в качестве наследников в сделанном наследодателем завещании при условии, что внук или правнук находились в живых к моменту смерти наследодателя или были зачаты при его жизни и родились после его смер ти (ст. 530). Право представления при наследовании по завещанию не применяется.

Известные трудности вызывает решение вопроса о праве несовершенно летнего наследника на отказ от наследства в пользу другого лица. Статья Кодекса о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. не предоставляла опекуну права отказа от наследства, открывшегося в пользу его подопечного;

в данном случае для отказа от наследства требовалось согласие органов опеки и попечительства. При этом норма, установленная ст. 86, имела в виду безоговорочный (безусловный) отказ от наследства, но не отказ в пользу другого лица. В Кодексе о браке и семье РСФСР 1969 г. вопрос решен в более общей форме. В ст. 133 нового КоБС указано, что предвари тельное разрешение органов опеки и попечительства требуется для заклю чения договоров, подлежащих нотариальному удостоверению, отказа от принадлежащих подопечному прав, совершения раздела имущества, обме на жилых помещений и отчуждения имущества. Там же установлено, что правила настоящей статьи распространяются и на сделки, заключаемые родителями (усыновителями) в качестве опекунов (попечителей) своих несовершеннолетних детей.

Отказ от наследства есть вид отказа от принадлежащего лицу права и, следовательно, требует предварительного разрешения органов опеки и попечительства. Это правило должно применяться при безоговорочном отказе от наследства. Но к случаю отказа несовершеннолетнего наследника от наследства в пользу другого лица оно вряд ли применимо.

Какова юридическая природа отношений, возникающих между на следником, отказывающимся от наследства, и лицом, в чью пользу он это сделал? В литературе высказан взгляд, согласно которому, «вместо того, чтобы принять свою долю в наследстве и затем подарить имущество дру гому наследнику, отказавшийся может сразу же передать этому наследни ку свои права на долю». Однако такой взгляд противоречит ч. I ст. 546, в соответствии с которой, для приобретения наследства наследник должен его принять. До принятия наследства наследник не обладает каким-либо правом на наследованное имущество. Только в силу принятия наследства М. В. Г о р д о н, ук. соч., стр. 84.

Фактическое непринятие наследником наследства… он становится преемником наследодателя в принадлежавшем ему имуще стве (как в активе, так и в пассиве).

От чего же он отказывается в пользу другого лица? Следует признать, что поскольку призванному к наследованию наследнику принадлежит лишь право на принятие наследства, он и уступает это право другому лицу.

ГК допускает переход права на принятие наследства в случае наслед ственной трансмиссии. Переход права на принятие наследства имеет место и при отказе наследника от наследства в пользу другого лица. В этом сход ство указанных институтов наследственного права. Но в остальном они резко отличаются друг от друга. При наследственной трансмиссии право на принятие наследства, не осуществленное наследником в установленный законом срок в результате смерти, переходит, на основании ст. 548, к его собственным наследникам в порядке и сроки, предусмотренные законом.

Таким образом, в законе определены все последствия, возникающие в ре зультате неосуществления наследником права на принятие наследства. При отказе же от наследства в пользу другого лица происходит добровольная уступка наследником принадлежащего ему права на принятие наследства.

Решающим фактором является здесь воля наследника.

С нашей точки зрения, в основе отношений наследника с лицом, в пользу которого он отказывается от наследства, лежат две односторонние сделки: в силу одной из них наследник уступает этому лицу право на при нятие наследства, в силу другой – лицо, в чью пользу сделан отказ, выра жает согласие на принятие наследства. Во всяком случае нет оснований для вывода, будто лицо, в чью пользу сделан отказ от наследства, получает его независимо от своего на то согласия.

К сожалению, в ГК не предусматривается, каким способом и в какой срок лицо, в чью пользу сделан отказ, может заявить о своем согласии на принятие наследства. Нет в ГК также указаний о судьбе отказа в пользу другого лица, если это лицо не выразит намерения принять отказ. Вместе с тем, нужно иметь в виду, что приращение наследственной доли к долям других наследников по закону или завещанию, в силу последней части ст. 551, исключается. А поскольку отказ наследника от наследства беспо воротен, может получиться «юридический тупик».

Специального внимания заслуживает вопрос о переходе к государству наследственного имущества, если наследник отказался от наследства в его пользу. В ст. 552 сказано, что если кто-нибудь из наследников отказался от наследства в пользу государства, к государству переходит причитавшаяся этому наследнику доля наследственного имущества. Но порядок перехода к государству этой доли в ГК не определен.

В. И. Серебровский По распространенному в литературе взгляду, государство всегда при нимает наследственное имущество и не может отказаться от него. Этот взгляд вполне обоснован в отношении тех случаев, когда к государству переходит выморочное имущество: если бы государство в лице соответст вующего органа и отказалось от принятия такого имущества, оно все равно в обязательном порядке по праву наследования перешло бы к государству.

Иначе должен решаться вопрос при отказе наследника от наследства в пользу государства, если наследство не является выморочным.

В литературе уже указывалось на право государства при наследова нии по завещанию либо принять наследство, либо отказаться от него. Так же обстоит дело и при отказе от наследства в пользу государства: без вы ражения государством согласия на принятие наследства к нему не может перейти доля в наследственном имуществе наследника, отказавшегося от наследства.

Некоторые авторы предлагают дополнить правила об отказе от на следства в пользу других лиц указанием на то, что он не распространяется на отказ от обязательной доли;

последний может быть только безуслов ным. Другие полагают, что в случае подназначения наследника отказ от наследства в пользу других лиц не допускается. В литературе отмечалось также, что отказ в пользу другого лица имеет силу, если он не противоре чит воле наследодателя или закону. С этими суждениями следует согла ситься.

Есть, однако, и высказывания, которые нельзя признать убедительны ми. Так, некоторые авторы полагают, что наследник в пределах шестиме сячного срока со дня открытия наследства при согласии остальных на следников может изменить содержание отказа с тем, чтобы безоговорный См.: Советское гражданское право, т. II. М., Изд. «Юридическая литература», 1965, стр. 476;

Научно-практический комментарий к ГК РСФСР. М., Изд. «Юридическая литература», 1966, стр. 622;

М. В. Г о р д о н, ук. соч., стр. 77.

См.: О. С. И о ф ф е. Советское гражданское право (курс лекций), ч. III. Изд. ЛГУ, 1965, стр. 328.

См.: Т. Д. Ч е п и г а. Некоторые вопросы наследования обязательной доли. «Вестник МГУ», серия «Право», 1964, № 3, стр. 70. – Аналогичный взгляд нашел выражение и в выводах отдела нотариата Верховного Суда РСФСР, признавшего, что по смыслу закона, гарантирующего несовершеннолетним или нетрудоспособным наследникам, перечисленным в ст. 532 ГК РСФСР, право на обязательную долю, отказ от обязательной доли не может быть сделан в пользу других лиц (см.: Из практики выдачи свидетельств о праве на наследство по закону и по завещанию.

«Советская юстиция», 1967, № 12, стр. 10).

См.: О. С. И о ф ф е, Ю. К. Т о л с т о й, ук. соч., стр. 435.

См.: Н. И. Б о н д а р е в, Т. Н. И л ь и н а, С. Я. Ш и м е л е в и ч. Удостоверение и исполнение завещаний. Библиотечка нотариуса, вып. 8. М., Изд. «Юридическая литература», 1965, стр. 70;

Советское гражданское право, т. II, стр. 482.

Фактическое непринятие наследником наследства… отказ от наследства дополнить указанием, в пользу кого он совершен, или заменить названного ранее наследника другим.

В ч. I ст. 550 слова: «при этом он может указать, что отказывается от наследства в пользу других лиц» по буквальному их смыслу означают, что наследник вправе это сделать только одновременно с подачей заявления об отказе, а не впоследствии, хотя бы и в течение шести месяцев со дня от крытия наследства. Наследник, отказавшийся от принятия наследства, – «это лицо, навсегда устраняющееся от данного наследственного правопре емства». Сказанное относится как к отказу безоговорочному, так и к отка зу с указанием лица, в чью пользу он сделан.

Заявив в установленном порядке об отказе, наследник выбывает из наследственных отношений, за исключением вышеупомянутых случаев, когда он в судебном порядке докажет, что отказ им был сделан под влия нием насилия, угрозы и т. д. Перестав быть наследником, он не вправе заменить лицо, в чью пользу он сделал отказ от наследства, другим. По этому непонятно, какое юридическое значение может иметь согласие всех остальных наследников «изменить содержание отказа». Наследников нель зя наделять правомочиями, не предусмотренными в законе.

Составители «Справочника государственного нотариуса» утвержда ют, что наследник, отказавшийся от наследства, вправе определить доли тех лиц, в пользу которых он отказывается от наследства. «Однако заявле ния об отказе от наследства с указанием в них конкретного имущества, которое должно перейти в пользу каждого из наследников, – говорится в справочнике, – не могут приниматься нотариальными конторами, посколь ку такой отказ не вытекает из закона». Но и отказ с указанием долей тоже не предусмотрен в законе. Призванный к наследованию наследник в таких случаях только уступает принадлежащее ему право на принятие наследст ва, но не может определять доли в наследстве, которое ему не принадле жит.

Если при пересмотре гражданского законодательства будет признана целесообразность сохранения отказа от наследства в пользу другого лица, следовало бы с учетом практики судебных и нотариальных органов, а так же заслуживающих положительной оценки высказываний отдельных авто ров дать этому институту советского наследственного права более подроб ную законодательную регламентацию.

См.: Справочник государственного нотариуса. М., Изд. «Юридическая литература», 1968, стр. 155.

Б. С. А н т и м о н о в, К. А. Г р а в е. Советское наследственное право. М., Госюриздат, 1955, стр. 191.

Справочник государственного нотариуса, стр. 155.

В. И. Серебровский Печатается по: В. И. Серебровский. Фактическое непринятие наслед ником наследства и отказ его от наследства // Правоведение. – 1972. – № 3. – С. 46–53.

Фактическое непринятие наследником наследства… ШМУЦ ОЧЕРКИ СОВЕТСКОГО СТРАХОВОГО ПРАВА В. И. Серебровский ПРЕДИСЛОВИЕ Приступая к составлению «Очерков», автор имел в виду написать эле ментарное руководство по советскому страховому праву.

Страховое дело в СССР быстрыми шагами идет вперед, создаются но вые отрасли страхования, развиваются старые, все более широкие массы втягиваются в круг страховых отношений. Одновременно с этим процессом развития страхового дела естественно накопляется обширный правовой ма териал, нуждающийся в систематизации и изучении.

Попыткой к такому изучению и систематизации страхового правового материала Союза ССР и являются настоящие «Очерки». Необходимо, одна ко, заметить, что не весь имевшийся в распоряжении автора материал под вергся одинаковой обработке. Одни вопросы смогли получить более подроб ную теоретическую разработку, другие же оказались только намеченными и ждут еще своего исследователя.

В. Серебровский.

Октябрь 1925 г.

Очерки советского страхового права ГЛАВА I НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СТРАХОВАНИЯ И СТРАХОВОЕ ПРАВО § 1. Страхование как средство борьбы с угрожающими человеку и его хозяйству опасностями Деятельность человека как в сфере частнохозяйственной, так и народ нохозяйственной находится постоянно под угрозой различных опасностей.

Пожар, градобитие, буря, несчастный случай, болезнь, смерть и т. д. угро жают на каждом шагу разрушить благополучие той или иной хозяйственной деятельности (человека).

Борьба с угрожающими человеку и его хозяйству опасностями издавна ведется или путем предупреждения опасностей (дома строятся из огнеупор ных материалов и т. п.), или путем подавления возникших опасностей (орга низация пожарного дела).

Кроме этих средств борьбы с опасностями человечество выработало еще одно средство – страхование.

Сущность страхования заключается в том, что ущерб, который данное хозяйство или человек могут понести от известной опасности, распределяет ся между несколькими хозяйствами или группами людей, находящимися в более или менее одинаковых условиях по отношению к наступлению той же опасности. Этот результат достигается тем, что те лица, которым угрожает какая-нибудь опасность, делают на случай наступления определенной опас ности (пожара, болезни и т. п.) известные денежные отчисления (взносы), из коих постепенно составляется тот фонд, из которого впоследствии выплачи вается вознаграждение потерпевшему.

Таким образом, вред, который отдельное лицо понесло от известной опасности, падает на него не целиком, а только в меньшей части (в сумме сделанных взносов), в большей же части – возмещается другими лицами.

Страхование надо отличать от самострахования. При самостраховании носитель хозяйственной деятельности – владелец известного количества однородных имущественных объектов (заводов, пароходов и т. д.) – отчис ляет сам себе ежегодно часть своих доходов в особый страховой капитал, предназначенный для возмещения потерь в ценности указанных объектов от несчастных случайностей. То возмещение ущерба, которое при страховании происходит за счет ряда хозяйств, при самостраховании осуществляется за счет одного хозяйства.

В. И. Серебровский Нельзя не отметить, что самострахование с народнохозяйственной точ ки зрения является организацией более чем неудовлетворительной. Само страхование требует быстрого образования большого страхового капитала, так как несчастье может произойти в любой момент. Кроме того, собранные большие средства должны лежать мертвым капиталом и не принимать уча стия в обороте. При страховании же заинтересованное лицо, делая сравни тельно незначительные взносы, приобретает возможность получить страхо вое вознаграждение немедленно при наступлении предусмотренного страхо ванием события.

Значение страхования для народного хозяйства чрезвычайно велико. На первый взгляд кажется, что страхование приносит пользу только частному хозяйству, получающему возможность восстановить погибшие материаль ные ценности, или отдельному лицу, получающему новые средства к суще ствованию;

для государства же никакой явной пользы не наблюдается.

Тем не менее, значение страхования является весьма ощутительным и для государства.

Для народного хозяйства далеко не одно и то же, окажутся ли, напри мер, разрушенными десятки тысяч отдельных крестьянских и рабочих хо зяйств, а их владельцы – разоренными и нуждающимися в государственной и общественной помощи, или эти хозяйства будут восстановлены, и их вла дельцы окажутся в состоянии принимать активное участие в трудовой жизни страны.

Но значение страхования не исчерпывается восстановлением причи ненного вреда. Страхование ослабляет момент риска для отдельного хозяй ства, дает ему прочную почву для дальнейшего развития. Застраховав посе вы от градобития, крестьянин спокойно взирает на будущее;

застраховав товары, торговец уверенно строит свои дальнейшие коммерческие расчеты;

застраховав свою жизнь в пользу своих малолетних детей, ремесленник не опасается за их судьбу. А это, в свою очередь, ведет к укреплению и упроче нию всей народнохозяйственной жизни, вносит в нее устойчивость и спо койствие.

Эта сторона страхования имеет особо важное значение для Союза ССР как страны с преимущественно крестьянским населением, особенно остро испытывающим нужду в обеспечении от различных стихийных бедствий.

Страхование имеет большое значение и для всего кредитного оборота страны. Накопленные страховые средства не лежат мертвым капиталом в М а н е с, «Основы страхового дела», гл. I;

русск. перевод 1909 г., Ш е р ш е н е в и ч, «Курс торгового права», II, стр. 355 сл., В. П о т о ц к и й, «Краткий популярный курс страхования», стр. 10 сл.

Очерки советского страхового права кассах страховых организаций, а помещаются на выдачу ссуд под строения, в процентные бумаги, на текущие счета и т. п.

Как указывается в «Обзоре НКФ Союза ССР», большая часть наличных средств Госстраха держится в ликвидном состоянии – во вкладах, в ино странной валюте и в платежных обязательствах Центрокассы;

в противопо ложность довоенной практике, когда страховые общества крупные суммы вкладывали в строительство, у Госстраха пока вложения этого рода (акции строительных и кредитующих строительство предприятий) составляют лишь незначительную часть его личных средств. Объясняется это тем, что меняю щиеся пока нормы вознаграждений и тарифов, с одной стороны, и наблю дающееся возрастание страховых случаев, с другой, не позволяют пока зара нее определить, какую часть страховых средств можно иммобилизировать без риска для своевременной выплаты вознаграждения, но так как большая часть сумм Госстраха хранится в банках, то фактически Госстрах дает воз можность кредитным учреждениям направлять собранные по мелочам круп ные суммы на краткосрочное банковское кредитование народного хозяйства.

Другая часть средств Госстраха помещена в облигациях государственных займов и платежных обязательств Центрокассы. Таким образом, Госстрах играет заметную роль на рынке государственных бумаг.

§ 2. Значение понятия «советское страховое право» В западноевропейской теории страхового права принято проводить де ление между частным страхованием (Privatversicherung) и социальным стра хованием (Socialversicherung). Под первым понимается страхование инди видуальных хозяйств и отдельных лиц, под социальным же страхованием – обязательное страхование масс рабочих.

Такое деление страхования, находя себе объяснение в истории развития страхования, допускавшего первоначально только индивидуальное страхо вание, не может быть, однако, оправдано с теоретической точки зрения.

Несомненно, что не только страхование рабочих, но и подавляющее большинство остальных видов страхования, имеет чрезвычайно важное зна чение для всей народнохозяйственной жизни и потому также обладает «со циальным» характером.

«Обзор работы НКФ СССР с 1 октября 1923 г. по 1 апреля 1925 г.», стр. 217.

В новом освещении рисует роль страхования в СССР С. К р а с н и к о в в статье «Страхование и Коммунизм», помещенной в «Вестн. Госстраха», 1925 г., № 13–14.

Г а г е н, «Ehrenberg’s Handb. d. HR», VIII, I, стр. 21. Там же о попытках к установлению специ фической юридической природы социального страхования.

З. Т е т т е н б о р н, «Советское социальное страхование», 1925 г., стр. 8.

В. И. Серебровский Тем более неприменимым делается противопоставление «частного» страхования «социальному» в СССР. Если страхование лиц наемного труда, регулируемое Кодексом Законов о труде, получило в законе наименование «социального», то безусловно в такой же мере заслуживает подобного на именования и государственное страхование имуществ и лиц, проводимое в интересах широких масс населения, с установлением для неимущих слоев ряда разнообразных льгот, выражающихся в льготных тарифах, полном ос вобождении от страховых платежей, в ассигнованиях на меры превенции и репрессии и пр.

Различны организации, проводящие страхование: в первом случае – Цу страх, во втором случае – Госстрах, но и в том, и в другом случае страхова ние, несомненно, имеет резко выраженный «социальный» характер.

И если, тем не менее, мы не пользуемся в настоящей работе термином «социальное страхование» для всех видов страхования, то только потому, что с этим термином уже прочно связан определенный круг представлений, обнимающий обязательное страхование лиц наемного труда. Но в то же вре мя мы не считаем возможным пользоваться при установлении советской правовой терминологии и термином «частное страховое право», поскольку советское страховое право, несомненно, в глубочайшей степени проникнуто социальными элементами.

Эти соображения приводят нас к необходимости пользоваться терми ном «советское страховое право» без добавления – «частное» в отношении всех норм, регулирующих в СССР страхование, кроме тех норм, которые регулируют страхование лиц наемного труда («социальное»). Это «советское страховое право» и является предметом настоящих «Очерков». Право «соци ального страхования» нашему рассмотрению здесь не подлежит.

* * * Представляет собой «страховое право» такую же самостоятельную пра вовую дисциплину, как право государственное, финансовое, административ ное, уголовное, гражданское?

На этот вопрос приходится ответить отрицательно. Правда, в настоящее время, несомненно, существует весьма развитая наука страхового права, развивается самостоятельное страховое законодательство, читаются специ альные курсы страхового права. Но, тем не менее, если всмотреться ближе, то страховое право представляется ни чем иным, как только объединенной в Ст. 175–192.

См. доклад С. Р ы б н и к о в а «Об обязательном страховании» на съезде страховых работни ков. «Вестн. Госстраха», 1925 г., № 6, стр. 69.

Очерки советского страхового права целях удобства изложения и изучения совокупностью норм самого разнооб разного содержания, заимствованных из различных отраслей права.

В состав страхового права входят:

1) нормы государственного права, регулирующие организацию страхо вых учреждений;

2) нормы административного права, регулирующие стра ховую превенцию и репрессию (организация огнестойкого строительства, пожарное дело);

3) нормы уголовного права, карающие совершение преступ лений, связанных с страхованием (поджоги с целью получения страхового вознаграждения);

4) нормы гражданского (торгового) права, регулирующие страховой договор и др.

Поскольку значительное количество норм страхового права имеет це лью регулирование тех отношений, которые возникают в договорном поряд ке между страховщиком, страхователем и другими лицами, являющимися иногда субъектами страхового правоотношения, главную роль в системе страхового права играют нормы гражданского (торгового) права. Часть этих норм имеет специальное назначение регулировать страховые отношения, часть является заимствованной из общего арсенала норм гражданского, по преимуществу обязательственного, права. Это обстоятельство заставляет не которых исследователей вообще считать страховое право частью граждан ского или торгового права. Однако, такой взгляд можно считать правиль ным только отчасти, потому что, как мы видели, помимо норм гражданского права страхование регулируется нормами и других отраслей права.

Глава XI ГК: «О страховании».

И д е л ь с о н, «Записки Харьковск. Ун-та», 1903 г., № 1.

Также и право «социального страхования» является не самостоятельной правовой дисципли ной, а только частью «трудового права». З. Т е т т е н б о р н, «Советское социальное страхова ние», 1925 г., стр. 1.

В. И. Серебровский ГЛАВА II РАЗВИТИЕ СТРАХОВАНИЯ § 1. Развитие страхования на Западе Идея страхования уходит далеко в глубь веков. Первые зачатки страхо вания встречаются еще в законах вавилонского царя Хамураби (более 2000 лет до нашей эры), устанавливавших нечто вроде взаимного страхова ния караванов вавилонских путешественников от вреда, причиняемого им нападениями разбойников. В Египте существовали на началах взаимного страхования товарищества религиозного характера, имевшие целью оказы вать помощь родственникам своих умерших членов. Подобного рода рели гиозные товарищества под именем collegia tenuiоrum существовали и в древ нем Риме;

эти collegia tenuiоrum взимали со своих участников взносы и вы плачивали родственникам известную сумму денег на погребение умершего участника товарищества – главы семьи.

В средние века, уже в Х столетии существовала англо-саксонская гиль дия (союз), учредившая особую кассу для возмещения своим участникам стоимости украденного у них скота. В XI столетии в Дании образовались союзы, выдававшие своим членам вознаграждение, если кто-нибудь из них попадал в плен или терпел кораблекрушение. В XII веке в Исландии кресть яне образовывали союзы для совместного несения убытков от пожаров и падежа скота. Подобного рода организацию мы встречаем в XII веке и на юге Франции в виде товарищества с обязательным в нем участием, полу чающего от своих членов твердые взносы и возмещающего им полную стоимость убытков от грабежа или кражи;

эта организация существовала до 1789 г. (до Великой Французской Революции). В XIV веке в Португалии организуются на началах обязательности участия товарищества мореплава телей, возмещавшие убытки от морских опасностей.

Все перечисленные зародышевые формы страхования были построены на началах общности интересов участников и были проникнуты духом това рищеского единения. Но не из этих первичных форм получило свое развитие современное страхование. Своим возникновением и развитием современное страхование обязано построенному на коммерческих началах, т. е. с целью Развитие страхования здесь может быть дано лишь в самом кратком и суммарном изложении.

Подробное изложение вопроса см. М а н е с, «Основы страхового дела», гл. II, русск. пер.

1909 г.;

см. также В. П о т о ц к и й, «Краткий курс страхования», гл. II, изд. 2-ое;

В. С. Г р о х- м а н, «Очерки по страхованию жизни», гл. I;

Г а г е н, Ehrenberg’s Handb. d. HR, VIII, § 1;

М ю л л е р-Э р ц б а х, Deutsches Handelsrecht. S. 668.

Очерки советского страхового права извлечения прибыли, морскому страхованию, зародившемуся еще в XII веке на Средиземном море. Исходным пунктом для морского страхования послу жил так называемый морской заем (foenus nauticum), представлявший собою нечто среднее между обыкновенным займом и товариществом. Капиталист выдавал судовладельцу под товары известную сумму денег, причем эта сум ма денег первоначально возвращалась капиталисту только в случае благопо лучного прибытия корабля в назначенный порт. В случае гибели товаров в пути капиталист терял свои деньги. Неся предпринимательский риск, капи талист, естественно, хотел получить за это соответственное вознаграждение, которое и получал первоначально в форме процентов на ссуженный капитал.

С течением времени капиталист стал выплачивать обещанную им сумму денег только в случае гибели товаров, т. е. не при заключении договора, а по наступлении предусмотренного договором события, проценты же, получав шиеся им с судовладельца, превратились в страховые премии. К половине XIV века морской заем превратился в чистое страхование. В нотариальных архивах Генуи самостоятельный договор страхования встречается уже в половине XIV века. В XIV же веке возникает и так называемый полис – ча стный документ, выдаваемый страховщиком, сменивший собою сложную форму нотариального засвидетельствования морского страхования.

Из Италии морское страхование проникает в Испанию, Голландию и за тем в Англию. Во Франции и Германии морское страхование развивается несколько позже.

Вслед за морским страхованием возникло и страхование от огня. Гро мадный пожар в Лондоне в 1666 г. дал сильный толчок к развитию на ком мерческих началах этого вида страхования.

В дальнейшем получает свое возникновение и развитие страхование от града, падежа скота, сухопутное транспортное и проч. виды имущественного страхования.

Позже многих видов имущественного страхования возникает страхова ние жизни.

В возникновении страхования жизни известную роль сыграли пари, ренты и тонтины – институты, на первый взгляд ничего общего со страхова нием не имеющие.

В конце средних веков большое развитие получили пари относительно жизни отдельных лиц (императоров, пап, политических деятелей и т. п.). При господствовавших в те времена нравах довольно часто заинтересованные лица не останавливались перед убийством лица, на жизнь которого заключа лось такое страховое пари, прибегая к помощи наемного убийцы или к яду.

Борьба правительства с такими страховыми пари привела к отграничению сделок дозволенных, в основании которых лежал страховой интерес (страхо В. И. Серебровский вых договоров), от сделок недозволенных, в основании которых такого стра хового интереса не было (страховых пари).

Большое распространение еще в XVI веке получили ренты, состоявшие в том, что отдельные лица передавали какому-либо учреждению, например, монастырю, известную сумму денег, получая взамен от этого учреждения пожизненно определенный ежегодный доход.

Известное значение в возникновении страхования жизни имели и тон тины, обязанные своим происхождением и именем итальянцу Тонти (XVII век). С внешней стороны тонтина представляла собою особую форму госу дарственного займа с распределением подписчиков на несколько возрастных групп и с выплатой каждой группе ежегодно определенной суммы процен тов. Эта сумма процентов не подлежала изменению при выбытии (смерти) отдельных подписчиков. Таким образом, при выбывании отдельных участ ников тонтины доход оставшихся в живых увеличивался. По смерти послед него участника заем оказывался погашенным. С внутренней же стороны тонтина представляла собою ежегодно возраставшую пожизненную ренту.

И страховое пари, и ренты, и тонтины, несомненно, оказали свое влияние на развитие страхования жизни. Но только со времени выработки на научных основах английским математиком и астрономом Галлеем таб лиц смертности человека, позволивших с большой долей правдоподобно сти устанавливать смертность людей одинакового возраста при более или менее одинаковых условиях, страхование жизни могло получить свое на стоящее развитие.

Первое страховое общество по страхованию жизни было открыто в Англии в 1765 г. На континенте Европы и в Америке страховые общества жизни возникли только в XIX веке. Со второй половины XIX века развивает ся государственное страхование жизни (Франция, Бельгия, Англия, Япония и др.). Возникает так называемое народное страхование, преследующее цели распространения страхования среди широких кругов малоимущего населе ния на упрощенных и льготных основаниях (Англия, Соединенные Штаты, Германия и др.).

Бурный рост промышленности и транспорта, столь характерный для второй половины XIX века, породил ряд постоянных очагов повышенной опасности (заводы, железные дороги и т. п.) и вызвал вслед за этим новый вид страхования – страхование от несчастных случаев.

Английский «Gambling Act» (закон по игре) 1774 г.

Кроме Франции тонтины нигде не получили большого распространения и во многих странах были воспрещены. Во Франции и Италии в настоящее время на тонтинных началах построены разного рода пенсионные кассы. Ф е д о р о в, «Торговое право», 1911 г., стр. 896.

Очерки советского страхового права К XIX же веку относится развитие и перестрахования, представляюще го собою передачу страховщиком страховых рисков другому страховому учреждению.

ХХ век рождает новый вид страхования – страхование авиационных рисков.

§ 2. Развитие страхования в дореволюционной России и в СССР I. В дореволюционной России страхование впервые возникает в 1786 г.

как страхование государственное в форме «страховой экспедиции» при госу дарственном заемном банке, а некоторое время спустя – в форме «страховой конторы» при государственном банке. Но только с начала XIX века страхо вание начинает идти быстрыми шагами вперед. В 1827 г. возникло «1-е Рос сийское страховое от огня общество», организованное на акционерных нача лах. За ним возник ряд других акционерных страховых обществ («Саламанд ра», «Надежда», «Якорь», «Россия», «Волга»). С 1835 г. открыло операции по страхованию жизни акционерное общество «Жизнь».

Кроме акционерного страхования, производившего преимущественно операции по страхованию от огня, жизни и транспорта, существовало еще страхование государственное. С 1844 г. государственное страхование от огня (обязательное) было учреждено для государственных и удельных крестьян, сохранившееся и после введения земства в тех губерниях, где не было земств, в форме взаимного губернского страхования. В 1897 г. было введено государственное обязательное взаимное страхование судов поморов Архан гельской губернии. В 1906 г. были открыты операции по страхованию жизни через государственные сберегательные кассы.

В 1864 г. было организовано «Земское страхование». Земское страхова ние распадалось на два вида – обязательное и добровольное. Обязательное страхование представляло собою страхование сельских построек от огня.

Добровольное же земское страхование, кроме страхования от огня, проводи ло еще операции по страхованию рогатого скота и лошадей и в ничтожной степени от градобития (опыты Орловского земства).

С половины XIX века возникают городские общества взаимного добро вольного страхования от огня, число коих в 1910 г. достигает довольно круп ной цифры – 148.

Первое Об-во взаимного страхования возникло в Риге еще в 1765 г., но действительное разви тие этой формы страхования можно наблюдать только с середины XIX столетия;

о других раз нообразных и многочисленных формах взаимного страхования в дореволюционной России см.

В. П о т о ц к и й, «Краткий курс страхования», стр. 20.

В. И. Серебровский II. Октябрьская революция не затронула непосредственно деятельности страховых учреждений, и они продолжали свое самостоятельное существо вание до весны 1918 г., когда был образован Совет по делам страхования, на который был возложен контроль за их деятельностью (С.У. 1918 г. № 30, ст. 397).

Но уже в конце 1918 г. страхование во всех его видах и формах было объявлено государственной монополией (С.У. 1918 г. № 86, ст. 904). Все частные страховые общества и организации (акционерные и взаимные) были ликвидированы, а земские и взаимно-городские страховые организации были объявлены достоянием РСФСР. Страхование жизни по-прежнему должно было производиться через государственные сберегательные кассы (однако уже в 1919 г. все договоры по страхованию жизни, в том числе и через сбе регательные кассы, были аннулированы) (С.У. 1919 г. № 56, ст. 542). Исклю чение из страховой монополии было допущено только для кооперации. Все советские имущества и предприятия освобождались от страхования. Совет по делам страхования был реорганизован в страховой отдел при ВСНХ. Од нако жизнь сделала это учреждение, по правильному замечанию В. Потоцко го, излишним, так как в эпоху военного коммунизма за отсутствием торго вого оборота и за отмиранием денежного обращения страхование теряло свой смысл, становилось ненужным. На смену старым страховым формам должна была возникнуть другая организация, соответствующая новым на роднохозяйственным условиям.

В декабре 1920 г. государственное монопольное страхование, установ ленное в 1918 г., было упразднено и заменено организованной государствен ной помощью пострадавшим от стихийных бедствий (декрет от 18 декаб ря 1920 г. С.У. 1920 г. № 100, ст. 538). В силу этого декрета государственная помощь в стихийных бедствиях (пожары, градобитие и проч.) должна была оказываться всем трудовым хозяйствам, если деятельность их отвечает инте ресам рабоче-крестьянского государства. Хозяйственная помощь могла ока зываться: 1) натурой;

2) в форме безвозмездного производства государством для надобности пострадавших хозяйств строительных и других работ и т. п.;

3) в исключительных случаях – в денежной форме. Эта помощь должна была оказываться из государственных, а также из местных средств. Но проведение на практике такой государственной помощи от стихийных бедствий оказа лось неосуществимым для государства, разоренного империалистической и гражданской войнами. Фактически крестьянство ничего не получало за этот период, кроме разрозненных и довольно случайных пособий из центра и, в некоторых случаях, от местных советских учреждений.

В. П о т о ц к и й, «Кратк. курс», стр. 21.

В. П о т о ц к и й, «Кратк. курс», стр. 22.

Очерки советского страхового права Переход к новой экономической политике, вызвавшей оживление де нежного и товарного обращения, привел к необходимости восстановления и страхования в его денежной форме.

Возник ряд комиссий, которые начали создавать проекты возрождения страхования. В дальнейшем эти комиссии объединились, и в результате их работ появился декрет от 6 октября 1921 г. о государственном имуществен ном страховании.

Декретом от 6 октября 1921 г. было введено государственное имущест венное страхование частных хозяйств от нижеследующих стихийных бедст вий: пожаров, падежа скота, градобития и аварий на путях водного и сухо путного транспортов. На первое время вводилось государственное добро вольное страхование, а по мере укрепления технического аппарата страхова ния – и государственное обязательное страхование. Кооперативным органи зациям было представлено право организовать взаимное страхование собст венных имуществ. Для заведывания государственным имущественным стра хованием в составе НКФ было учреждено Главное управление Госстраха.

Дальнейшее законодательство только развило те основные начала, ко торые были заложены в декрете 6 октября 1921 г.

Постановление СНК РСФСР от 15 мая 1922 г. ввело во всех действую щих на территории РСФСР страховых учреждениях обязательное отчисле ние с прибылей на содержание местных пожарных организаций. В развитие этого постановления СНК была затем издана подробная инструкция НКВД и НКФ.

6 июля 1922 г. было утверждено постановление СНК РСФСР о государ ственном страховании, представляющее собою дальнейшее развитие декрета 6 октября 1921 г. Согласно этому постановлению, государственное страхо вание строится на началах хозяйственного расчета. Главное Управление Государственного Страхования переименовывается в Главное Правление Государственного Страхования (Госстрах). По мере развития своих опера ций Госстрах может включить в круг своей деятельности, с разрешения НКФ, кроме видов страхования, предусмотренных декретом 6 октября г., также добровольное страхование жизни и страхование от несчастных случаев, не обнимаемых обязательным социальным страхованием. Осталь ное содержание постановления СНК РСФСР от 6 июля 1922 г. предусматри вает, по преимуществу, вопросы образования средств Госстраха и порядка распределения его прибылей.

Постановлением СНК РСФСР от 25 июля 1922 г. обязательное страхо вание в Госстрахе было распространено на имущества коммунальных хо зяйств, находящихся в арендном пользовании или на иных, кроме аренды, основаниях у частных лиц и обществ;

для содействия развитию страхового В. И. Серебровский дела этим же постановлением был учрежден при НКФ Совет по делам стра хования. Постановлением НКФ от 27 ноября 1922 г. было утверждено По ложение о Совете по делам страхования, в котором были детально определе ны функции этого страхового органа.

27 ноября 1922 г. было также утверждено НКФ Положение о Главном Правлении Государственного Страхования (Госстрах), определившее под робно его цели, средства, управление, операции и проч.

Союзные Республики – Украинская, Белорусская и Закавказская – в свое время не только подтвердили в законодательном порядке основные декреты о страховании, изданные в РСФСР, но и издали ряд нормативных актов в развитие этих основных декретов.

Со времени образования Союза ССР появляется ряд актов общесоюзно го значения, развивающих принципиальные начала, заключенные в выше приведенных декретах 1921 г. и 1922 г.

Но свое окончательное организационное и правовое оформление стра хование в СССР получает только в 1925 г. – в Положении о Государствен ном Страховании Союза ССР.

О содержании этих общесоюзных нормативных актов мы будем говорить по мере надобности по ходу изложения материала.

Собр. Зак. и Расп. 1925 г. № 73, ст. 536, 537.

Очерки советского страхового права ГЛАВА III ИСТОЧНИКИ СТРАХОВОГО ПРАВА § 1. Источники страхового права на Западе I. И с т о р и я р а з в и т и я с т р а х о в о г о п р а в а Старейшим сборником морского страхования является Барселонский сборник 1435 г. Но первая настоящая кодификация морского страхового пра ва была достигнута во французском Ordonnance de la marine 1681 г. Доста точное внимание уделяет страхованию и прусское Земское Уложение 1794 г.

XIX век не обогатил особенно страховое законодательство. Во фран цузском гражданском кодексе о страховании сказано буквально несколько слов. Морское страхование регулируется довольно подробно французским торговым кодексом. В достаточной мере подробные правила, регулирую щие страхование, содержатся в ряде торговых кодексов, изданных в тече ние XIX века (Голландия, Бельгия, Венгрия, Италия, Испания, Португалия, Чили и Германия).

Зато ХХ век дал очень много в области страхового законодательства.

В 1906 г. Англия кодифицирует морское страхование. В 1908 г. почти одно временно в Германии и Швейцарии были изданы специальные законы о страховом договоре, явившиеся, в особенности швейцарский, до сих пор еще не превзойденными образцами законодательного страхового творчества.

В 1917 г. Австрия издает специальный закон о страховом договоре, во мно гих своих положениях примыкающий к германскому закону 1908 г.

В остальном источниками страхового права являются на Западе судеб ная практика (Франция, Англия) и так называемые правила страхования, издаваемые страховыми обществами (Германия, Франция и др.). Особого внимания в качестве своеобразных источников страхового права заслужива ют правила страхования (иначе называемые полисными условиями), пред ставляющие собою заранее выработанные основные условия заключаемых обществами однородных договоров страхования. Правила эти определяют наиболее важные элементы этих договоров – род опасности, объем ответст венности страховщика, главнейшие обязанности сторон и т. д. Будучи пер воначально не чем иным, как актами чисто односторонними и являвшимися обязательными для страхователя только после выраженного им согласия на содержащиеся в них условия, правила страхования постепенно превратились в разновидность объективного права в качестве одной из форм внезаконода тельного правотворчества, совершаемого страховыми организациями в пре В. И. Серебровский делах свойственной им способности к правовому самоопределению (соци альной автономии). Ввиду чрезвычайно важного значения правил страхова ния в качестве одного из источников страхового права и в целях защиты ин тересов страхователей законодательства устанавливают определенный поря док издания этих правил, подчиняя издание правил особому правительствен ному надзору (Германия, Швейцария, Австрия и др.).

Постоянным источником страхового права является и частное между народное право.

II. С о с т о я н и е с т р а х о в о г о п р а в а н а З а п а д е в н а с т о я щ е е в р е м я В Германии морское страхование регулируется нормами торгового ко декса 1897 г., несколько измененными новеллой 1908 г., и общегерманскими правилами морского страхования 1919 г. Остальные виды страхования, кро ме перестрахования, подчинены действию закона 1908 г. о страховом дого воре, являющемся краеугольным камнем всего германского страхового пра ва. Гражданское уложение также содержит в себе некоторые положения, касающиеся страхования (§ 330, 759 сл., 1046, 1127 сл.). Страховой надзор за деятельностью страховых обществ осуществляется законом 1901 г., допол ненным новеллами 1917 и 1923 гг. Законы 1922 и 1923 гг. установили осо бый налог на все виды страхования, за исключением перестрахования, стра хования жизни и страхования скота мелкими хозяйствами. Кроме того, от дельные виды добровольного страхования регулируются особыми правила ми страхования. Страховые отношения с общественными страховыми учре ждениями (ffentliche Versicherungsanstalten) регулируются законами от дельных государств, входящих в Германию (Прусский закон 1910 г. для обществ страх. от огня учреждений;

Баварский закон 1884 г.;

§ 192 Герман ского закона о страховом договоре 1908 г.).

В Швейцарии надзор за частными страховыми предприятиями регули руется законом 1885 г. В 1919 г. издан союзный закон о гарантиях, прини маемых на себя страховыми обществами. Договорное страховое право нор мируется законом о страховом договоре 1908 г.

В Австрии действует с 1917 г. специальный закон о страховом догово ре. Страховой надзор за деятельностью страховых обществ осуществляется законом 1921 г.

Л. Т а л ь, «Вестн. гражд. права», 1915 г., № 8, стр. 71, 72. Г а г е н, «Ehrenberg’s H. d. HR», В. VIII, I, стр. 33.

Г а г е н, там же, § 28 сл. См. также B r u c k, «Zwichenstaatliches Versicherungsrecht», 1924.

Очерки советского страхового права Во Франции морское страховое право нормируется торговым кодексом (§ 332–396). Остальные виды страхового права регулируются преимущест венно судебной практикой. С 1868 г. действует особый закон о страховых обществах В 1905 г. издан специальный закон об обществах страхования жизни. В 1904 г. внесен на рассмотрение парламента проект закона о страхо вом договоре, до настоящего времени не получивший силы закона. В 1925 г.

в парламент поступил новый проект, выработанный внепарламентской ко миссией.

Италия до сих пор довольствуется нормами о страховании своего тор гового кодекса. Возбуждавший большой интерес закон 1912 г., устанавли вавший государственную монополию для страхования жизни, не будучи осуществленным, был в 1922 г. аннулирован правительством.

В Польше действует закон 1921 г. о государственном взаимном страхо вании.

В Англии, за исключением немногочисленных законодательных актов, страхование преимущественно регулируется судебной практикой – common law. Кондифицировано в Англии только морское страхование – законом 1906 г. Деятельность страховых обществ нормируется законом 1909 г.

Северо-Американские Соединенные Штаты до сих пор не имеют об щесоюзного страхового законодательства. Из страховых законов отдельных штатов выделяются страховые законы Калифорнии, кодифицировавшей в своем ГК 1872 г. нормы английского страхового права.

Как характерную особенность страхового права средней, главным обра зом, немецкой Европы (Германии, Австрии, Швейцарии), надо отметить проникающее через все страховое законодательство этих стран резко выра женное стремление законодателя прийти на помощь социально слабой сто роне – страхователю, обеспечить его при заключении договора от могущего быть давления со стороны экономически несравненно более сильного и влиятельного контрагента-страховщика, обычно акционерного страхового общества. Отсюда ведет свое происхождение большое количество норм при нудительного характера, не подлежащих изменению соглашением сторон в ущерб для страхователя. В особенности это «начало принудительности» резко проведено в швейцарском законе 1908 г.

Напротив, в странах романских (Франция, Италия) и, в особенности, англо-саксонских (Англия, Северо-Американские Соединенные Штаты), «Revue de droit civil», 1925, № 4.

Подробную регламентацию страхования дает чрезвычайно интересный проект торгового ко декса, выработанный под редакцией крупного итальянского специалиста торгового права проф.

В и в а н т е. Проект этот не получил, однако, силы закона. «Итальянск. проект торг. кодекса», под ред. и с предисл. проф. В. М. Г о р д о н а, 1925.

В. И. Серебровский сообразно более индивидуалистическому характеру права этих стран, гос подствует начало страховой договорной свободы.

Чрезвычайно последовательно это начало договорной свободы прово дится в Англии и Северо-Американских Соединенных Штатах. Что же каса ется вышеупомянутого французского проекта закона о страховом договоре (1904 г.), то и он отводит свободе заключения страхового договора значи тельно больший простор, нежели это делают законодательства Германии, Швейцарии и Австрии.

§ 2. Источники страхового права в дореволюционной России Источники страхового права в дореволюционной России были очень разнообразны.

Морское страхование регулировалось уставом торговым, инкорпориро вавшим специальный закон о морском страховании 1846 г. Кроме того, ис точниками морского страхового права являлись полисы морского страхова ния, уставы страховых обществ и даже иностранные законы (Устав торго вый, ст. 561).

В отношении отдельных видов страхования действовали также разно образные источники права. Некоторые виды страхования (государственного) нормировались законодательными актами (правила о губернском и земском страховании, закон 1906 г. о страховании жизни через государственные сбе регательные кассы и др.);

частному же имущественному страхованию в за конах гражданских была отведена только одна статья (ст. 2199, т. Х, ч. I).

Специальные законы были изданы в 1899 г. о надзоре за деятельностью страховых обществ и учреждений и в 1898 г. о порядке помещения и хране ния средств акционерных страховых обществ.

Вполне естественно, что такая скудость законодательных норм должна была привести к отысканию других источников права. Такими источниками страхового права оказались уставы акционерных страховых обществ и по лисные правила, вызывавшие постоянные споры в литературе и судебной практике об их юридической силе и значении.

Отчасти роль источника страхового права играла и судебная практика.

Г а г е н, «Ehrenberg’s H.d.H.R.», VIII, I, стр. 68.

А. Г. Г о й х б а р г, «Источники договорного страхового права». – «Вестник Гражд. права», 1913 г., № 2.

Очерки советского страхового права § 3. Источники советского страхового права Приходится отметить, что до последнего времени (до издания Положения о государственном страховании Союза ССР 18 сентября 1925 г.) источники советского страхового права представляли собой весьма пеструю картину.

Все действовавшие источники советского страхового права можно было разбить на шесть групп.

Первая группа – нормативные акты, изданные центральными общесо юзными органами всеобщей компетенции.

Положение о НКФ СССР в части, касающейся государственного страхования (ст. 2, п. «е», «з», ст. 3, п. «л», ст. 13), постановление СТО СССР о статистическом учете пожаров (С.У. г., № 16), поставновление СТО СССР о плане окладного обязательного страхования в городах на 1924–1925 г. и об окладном обязательном страховании в сельских местностях в 1924–1925 г.

(С.З. и Р. 1924 г., № 12), постановление СНК СССР о государственном страховании в сельских местностях (С.З. и Р. 1924 г., № 26), постановление СНК СССР о государственном гарантийном страховании («Известия», № 292 от 21 декабря 1924 г.), постановление ЦИК и СНК Союза ССР о выгодоприобретателях по договорам личного страхования и их правах («Известия», № 26 от февраля 1925 г.) и некоторые др.

Вторая группа – нормативные акты, изданные центральными органами всеобщей компетенции союзных республик.

а) По РСФСР сюда входили: декрет СНК от 6 октября 1921 г. о государственном имущест венном страховании (С.У. 1921 г., № 69), постановление СНК о содержании местных пожарных организаций («Известия», 1922 г., № 115), декрет СНК о государственном страховании от 6 июля 1922 г. (С.У. 1922 г., № 41), декрет СНК о страховании имуществ (С.У. 1922 г., № 46), ГК РСФСР (ст.75, 97, 164, 367–398), постановление СНК о предоставлении Госстраху права открыть операции страхования авиационных рисков (С.У. 1923 г., № 74), постановление СНК об установлении текста декретов о страховании имуществ (С.У. 1924 г., № 61), постановление II сессии ВЦИК XI созыва о распределении прибыли Госстраха, инструкция ЭКОСО РСФСР о том же («Известия», № 181 от 11 августа 1925 г.), постановление ВЦИК и СНК РСФСР о дополнении ст. 271 ГПК («Известия», № 180 от 9 августа 1925 г.), постановление Президиума ВЦИК о страховых суммах, выдаваемых за сгоревшие молитвенные здания («Известия», № 20 от 5 сентября 1925 г.) и некотор. др.

б) Союзные республики – Украинская, Белорусская и Закавказская – в свое время не толь ко подтвердили в законодательном порядке основные декреты о страховании, изданные РСФСР в 1921–1922 г., но и издали ряд законодательных актов в развитие этих основных декретов (С.У.

Вопрос об источниках советского страхового права и о соотношении этих источников права между собой в своей принципиальной постановке должен разрешаться таким же порядком, как и об источниках других видов советского права (гражданского, уголовного и т. д.). См.:

проф. К. А. А р х и п о в, «Понятие закона», «Советское право», 1924 г., № 2/8;

проф. Д. А. М а- г е р о в с к и й, «Государственная власть и государственный аппарат», стр. 163;

В. Л. К о б а- л е в с к и й, «Очерки советск. администр. права», стр. 134;

М. О. Р е й х е л ь, «Очерки консти туционных взаимоотношений союзных республик», ч. I, гл. III;

В. С е р е б р о в с к и й, «Источ ники советск. страхов. права», «Право и Жизнь», 1925 г., № 6.

Ряд республиканских нормативных актов (по РСФСР) отменен постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 4 января 1926 г. (С.У. РСФСР 1926 г., № 18), а по УССР – постановлением ВУЦИК и СНК (С.У. УССР 1926 г., № 3, ст. 28).

В. И. Серебровский УССР 1924 г., № 14, 31–32, С.У. БССР 1923 г., № 1–2, 7, 17, 1924 г. – № 4, 8, 17, 18, С.У. ЗСФСР 1923 г., № 9, 1924 г. – № 2, 4, «Заря Востока», 1924 г., № 843 и др.).

ГК союзных республик не внесли никаких изменений в главу о страховании ГК РСФСР, заменив только установленный ст. 397 порядок утверждения НКФ правил для отдельных видов страхования порядком утверждения этих правил своими уполнаркомфинами1.

Третья группа – нормативные акты, изданные НКФ и другими наркома тами.

а) Утвержденное НКФ РСФСР положение о совете по делам страхования (С.У. 1922 г., № 79) и утвержденное НКФ РСФСР Положение о Главном Правлении Государственного Стра хования (С.У. 1922 г., № 80).

б) Правила обяз. страхования посевов, утв. НКФ 9 апреля 1922 г., переизданные в 1925 г.;

правила добров. страхования от огня, утв. НКФ 2 мая 1922 г.;

прав. обяз. страхования скота, утв.

НКФ 22 мая 1922 г., переизданные в 1925 г.;

правила страхования грузов по морским путям, утв.

НКФ 27 мая 1922 г., переизданные в 1925 г.;

правила страхования грузов по сухим путям, утв. НКФ 27 мая 1922 г., переизданные в 1925 г.;

правила страхования грузов по речным путям, утв. НКФ мая 1922 г.;

правила обяз. страхования от огня, утв. НКФ 27 мая 1922 г. (частично);

правила добр.

страхования скота, утв. НКФ 29 мая 1922 г., переизданные в 1925 г.;

правила страхования судов по речным путям, утв. НКФ 17 июня 1922 г.;

правила страхования судов по морским путям, утв. НКФ 7 июля 1922 г.;

правила добр. страхования посевов, утв НКФ 5 марта 1923 г.;

правила страхования на случай смерти, утв. НКФ СССР 17 октября 1923 г.;

правила страхования от несчастн. случаев, утв. НКФ 18 декабря 1923 г.;

условия групповых страхований жизни, утв. НКФ 2 июля 1924 г., переизданные в 1925 г.;

правила обяз. окладн. и дополнит. страхования, утв. НКФ 15 октября г.;

правила гарантийного страхования, утв. НКФ 5 февраля 1925 г. и др.

в) Инструкция по страхованию государственных имуществ, подлежащих обязательному страхованию, НКФ, согл. с НКЮ, 1923 г.;

инструкция по страхованию коммун. имуществ, сдан ных в аренду НКФ, согл. с НКЮ и НКВД, 1923 г.;

цирк. НКФ и НКВД от 28 декабря 1923 г. об уплате страхового вознаграждения за сгоревшие храмы и др.

Четвертая группа – нормативные акты, изданные Госстрахом.

Инструкции Госстраха по обязательному страхованию скота, по добровольному страхова нию скота, по обязательному страхованию посевов, по страхованию жизни и др.

Циркуляры Госстраха – сводный циркуляр № 705 по июнь 1924 г. и ряд последующих циркуляров, имеющих нормативный характер (№ 712, 721/2, 737/2, 746/6, 759/2 и др.).

Пятая группа – нормативные акты, изданные местными органами управления.

Постановления по страхованию – Моссовета, Ленинградск. Совета и др.

Шестая группа – нормы иностранного страхового права.

Гамбургские общие правила морского страхования2.

* * * Обращаясь к нормативным актам, изданным центральными общесоюз ными органами, мы должны прежде всего отметить, что Конституция Союза ССР в ст. 1, говорящей о предметах ведения Союза, о страховом законо Текст ст. 397 сохранился до настоящего времени неизмененным, хотя со времени образования Союза ССР Наркомфин построен как объединенный Наркомат.

Правила страхования грузов (§ 7, 13, п. «б») и судов (§ 8, 22, п.«б») по морским путям, изд. 1922 г.

Очерки советского страхового права дательстве непосредственно не упоминает. Но, тем не менее, появление обще союзного страхового законодательства представляется совершенно понятным.

Как правильно замечает проф. С. А. К о т л я р е в с к и й, страховое дело весьма технично и требует постановки, которая более всего обеспечивается центральным руководством. Это – с одной стороны. С другой стороны, стра хование тем устойчивее, чем на большее количество объектов оно простирает ся, т. е. и территория, и население, им обслуживаемые, должны быть по воз можности больше. Этим объясняется, что область страхования в федерациях, вообще говоря, относится к сфере общефедеративной. И едва ли можно спо рить, что самое законодательство о страховании, особенно в условиях дейст вующей страховой монополии, должно быть предоставлено Союзу.

Поэтому представляется вполне понятным, что если III сессия ЦИК СССР 1 созыва – 1) отнесла к предметам ведения НКФ СССР регулирование вопросов государственного страхования на всей территории Союза (ст. 2.

п. «е» Положения о НКФ) и 2) включила в состав НКФ СССР Главное Прав ление Государственного Страхования (ст. 3, п. «л»), осуществляющее в каче стве состоящего на хозяйственном расчете органа НКФ СССР в лице Прав ления Государственного Страхования союзных республик государственную страховую монополию на территории Союза ССР и руководящее деятельно стью государственного страхования в союзных республиках на основании особого Положения (ст.13).

Что же касается нормативных страховых актов республиканского зна чения, то до последнего времени их удельный вес в общем страховом зако нодательстве Союза был весьма велик. Особого внимания из нормативных страховых актов республиканского значения заслуживали в качестве источ ников страхового права правила о страховании гражданских кодексов союз ных республик, детально регулирующие договорное страховое право.

Не меньшее значение имели и нормативные страховые акты, изданные НКФ и другими наркоматами, а также Госстрахом (правила страхования, инструкции, циркуляры).

В известной мере служили источниками страхового права и некоторые постановления местных органов власти.

Иностранное страховое право (Гамбургские правила страхования) игра ло роль субсидиарного источника права при морском страховании.

Проф. С. А. К о т л я р е в с к и й, – «СССР и Союзные Республики», стр. 83. См. также С. Р ы б н и к о в а, высказывающегося за сосредоточение в руках Союза страхового законодательства, страхового надзора и осуществления страховой монополии. – «Союзная конституция и страхо вание», «Вестн. Госстр.», 1923 г., № 1-2.

Под Гамбургскими общими правилами морского страхования 1867 г., понимаются общие правила, на основании которых совершались сделки по морскому страхованию страховыми обществами на Северном море. Правила эти получили широкое применение в дореволюционном В. И. Серебровский Издание 18 сентября 1925 г. ЦИК’ом и СНК Союза ССР Положения о Госстрахе Союза ССР явилось актом чрезвычайно важного значения. В со ветском праве страхование впервые получило законченное правовое оформ ление и притом в общесоюзном масштабе.

С внешней стороны Положение о Госстрахе представляет собою закон размером в 61 статью, не считая двух приложений размером в общей слож ности в 12 статей. Этому закону предшествует вводный закон размером в статей.

Вводный закон сохраняет в силе действующие правила страхования и тарифы премий впредь до издания новых правил и тарифов, основанных уже на Положении о Госстрахе, и уполномочивает существующие органы Гос страха продолжать свою деятельность до реорганизации аппарата Госстраха на основе Положения о Госстрахе.

Положение о Госстрахе Союза ССР распадается на 4 раздела.

В первом разделе устанавливаются общие положения о страховании как государственной монополии, об изъятиях для кооперации, о Госстрахе как предприятии, действующем на началах хозяйственного расчета, об источ никах страхового права и др. (ст. 1–6).

Второй раздел обнимает операции государственного страхования. По ложение о Госстрахе отдельно перечисляет действующие в СССР виды стра ховых операций в области имущественного и личного страхования, а также в области перестрахования. Подробно в этом разделе нормируется обязатель ное окладное и неокладное страхование. Довольно бегло очерчено добро вольное страхование (ст. 7–19).

Третий раздел посвящен органам государственного страхования, цен тральным и местным (ст. 20–45).

Четвертый раздел касается вопроса о средствах и отчетности Госстраха (ст. 46–61).

Приложение 1-е подробно регулирует страхование кооперативных иму ществ (ст. 1–4). Приложение 2-е устанавливает детальные правила перестра хования рисков государственного страхования в иностранных страховых организациях (ст. 1–8).

Положение о Госстрахе Союза ССР определило с достаточной ясностью круг источников страхового права и их соотношение между собой.

Ст. 4 Положения указывает, что операции государственного страхова ния производятся на основании общесоюзного законодательства, издавае мых в их развитие законоположений союзных республик, а равно общих русском морском страховании (перевод Гамбургских правил дает Г е с с е н, «Устав торговый», стр. 662). В 1919 г. Гамбургские правила были заменены в Германии, где они возникли, новыми «Общегерманскими правилами морского страхования».

Очерки советского страхового права правил страхования (полисных условий) и тарифов премий, утверждаемых в установленном порядке.

Таким образом, в качестве общего принципа провозглашается положе ние, что страховое законодательство является общесоюзным.

Союзные республики могут издавать законы, регулирующие страхова ние, только в развитие общесоюзного страхового законодательства.

Правила страхования (полисные условия), представляющие собой зара нее выработанные основные условия по отдельным видам страхования, так же являются общесоюзными нормативными актами. Положение о Госстрахе возлагает рассмотрение вносимых правлениями Госстрахов союзных рес публик проектов правил страхования на страховые советы при народных комиссариатах финансов союзных республик. Одобренные затем наркомфи нами союзных республик эти правила подлежат дальнейшиму направлению через Главное Правление Госстраха в Страховой Совет при НКФ Союза ССР на утверждение НКФ СССР.

Но, если основным источником страхового права теперь может быть только общесоюзное законодательство (Положение о Госстрахе и другие общесоюзные нормативные акты), то, тем не менее, достаточное значение, по нашему мнению, должно сохранится и за республиканскими органами всеобщей компетенции, поскольку, конечно, эти законы издаются в развитие общесоюзного законодательства.

В частности, мы полагаем, что независимо от издания Положения о Госстрахе должны сохранить свою силу и значение в качестве источника страхового права правила о страховании, изложенные в гл. XI ГК союзных республик. Положение о Госстрахе уделяет добровольному страхованию очень мало места – всего 3 статьи (17–19). Это заставляет предполагать, что законодатель имел намерение предоставить законодательству союзных рес публик (ГК) более подробное регулирование добровольного страхования.

Немаловажное значение, несомненно, сохранится по-прежнему и за нормативной деятельностью Госстраха, хотя в Положении об этом говорится вскользь.

Известное значение в качестве источников страхового права будут иметь и постановления местных органов власти, поскольку Положение о Госстрахе дает право правительствам автономных республик, областным, губернским и окружным исполнительным комитетам издавать постановления, в которых должны быть дифференцированы по отдельным подведомственным им рай онам нормы страхового обеспечения в пределах средних норм, установленных Пол. о Госстрахе, ст. 39, 41.

Пол. о Госстрахе, ст. 25, п. «в», ст. 29, п. «г».

В. И. Серебровский планом окладного страхования, а также устанавливать в указанных же преде лах нормы страхового обеспечения для отдельных строений двора.

Последний вид источников страхового права, действовавших до издания Положения о Госстрахе в качестве субсидиарного источника страхового пра ва, – правила Гамбургского страхования, – должен, разумеется, отпасть. Но мы склонны все же думать, что ввиду интернационального характера морского страхования (а отчасти и других видов транспортного страхования), советское страховое право будет постоянно впитывать в себя в качестве дополнительных источников права распространенные на Западе нормы «Английского морского страхового права», «Общегерманских правил морского страхования» и др.

Интересно отметить, что новые, утвержденные 18 сентября 1925 г., пра вила страхования грузов по морским путям допускают в тех случаях, которые не предусмотрены этими правилами, условиями полиса или страховой квитан ции временно, впредь до издания Морского Кодекса СССР, применение «Об щих германских правил морского страхования» 1919 г., если не было обуслов лено применение других иностранных правил морского страхования (§ 30).

Постоянно действующим источником страхового права явится ино странное право и в порядке коллизионном (ст. 7 ГПК).

* * * Большой интерес вызывает вопрос о соотношении источников совет ского страхового права между собой.

Соотношение нормативных страховых актов, издаваемых центральны ми органами всеобщей компетенции, общесоюзными и республиканскими, разрешается довольно просто. Положение о Госстрахе, как мы видели, до пускает республиканское (союзных республик) законодательство только в развитие законодательства общесоюзного.

Поэтому в случае отступления союзных республик от этой нормы долж ны иметь применение общие правила Конституции Союза ССР, дающие верховным органам Союза право приостанавливать и отменять постановле ния ЦИК’ов и СНК союзных республик (ст. 20, 31, 32 и др.).

Значительно сложнее обстоит вопрос о соотношении между норматив ными страховыми актами, утвержденными НКФ СССР (правилами страхо вания), и прочими нормативными страховыми актами, как издаваемыми центральными общесоюзными органами всеобщей компетенции, так и цен тральными органами всеобщей компенетции республиканскими. Разрешение этого вопроса, по нашему мнению, должно идти в плоскости установления Пол. о Госстрахе, ст. 11.

Полисы морского страхования – «Ллойда», «Гамбургский», «Марсельский».

Очерки советского страхового права взаимоотношений объединенных наркоматов (поскольку НКФ является объ единенным наркоматом) с верховными органами Союза и союзных респуб лик.

Общее положение о наркоматах Союза ССР указывает, что распоряже ния народных комиссариатов Союза ССР могут быть приостанавливаемы или отменяемы ЦИК’ом Союза, его Президиумом или СНК СССР;

председа телю СНК ССР и его заместителю принадлежит право приостанавливать распоряжения народных комиссариатов с последующим докладом в СНК СССР. Право приостановки и отмены постановлений наркоматов Союза ССР принадлежит также и СТО Союза ССР.

В свою очередь, распоряжения народных комиссариатов союзных рес публик, при явном несоответствии данного распоряжения Конституции Союза ССР или законодательству союзной республики, могут быть приостанавливае мы ЦИК’ами или президиумаит ЦИК’ов союзных республик. О приостановке распоряжений ЦИК’и союзных республик немедленно сообщают в СНК Сою за ССР или соответствующему народному комиссариату Союза ССР.

Но, как замечает И. Н. А н а н о в, приостановление не может явиться нормальным свойством осуществления органами союзной республики ее прав и является лишь тем решительным средством, к которому республики должны прибегать, когда исчерпаны все другие способы воздействия. Нор мальным же средством правовой защиты союзной республики является пра во опротестования распоряжений наркомата Союза ССР в Президиум ЦИК или СНК Союза ССР.

Обратно, объединенному (и общесоюзному) наркомату СССР принад лежит право опротестовать постановления ЦИК’а или Президиума ЦИК’а союзной республики в Президиум ЦИК Союза ССР, постановление СНК союзной республики – в СНК СССР, а постановление ЭКОСО союзной рес публики – в СТО.

Право протеста принадлежит также и объединенным наркоматам союз ных республик. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1925 г., протесты объединенных наркоматов РСФСР на поста новления и распоряжения соответствующих наркоматов Союза ССР в случае несоответствия таковых законодательству Союза или законодательству Общее положение о наркоматах СССР, ст. 7.

Положение о СТО, ст. 3, п. «в» и «г». См. проф. Д. А. М а г е р о в с к и й, «Вестник Сов. Юс тиции», 1924 г., № 2. Несколько иначе И. Н. А н а н о в, «Очерки федерального управления», стр. 54, 1925 г.

Общее положение о наркоматах СССР, ст. 8.

«Очерки», стр. 52.

Конституция Союза ССР, ст. 35. Положение о СНК СССР, ст. 3, п. «к».

И. Н. А н а н о в, там же, стр. 53.

В. И. Серебровский РСФСР представляются в СНК РСФСР с одновременным сообщением копий таковых протестов подлежащим наркоматам СССР, причем СНК РСФСР в случае признания протеста уважительным принимает соответствующее по становление и направляет таковое или в порядке ст. 59 Конституции РСФСР, или в порядке ст. 7 общего положения о народных комиссариатах СССР.

Изложенный здесь в общих чертах строй взаимоотношений объеди ненных наркоматов с верховными органами Союза, союзных республик и с одноименными объединенными наркоматами союзных республик полностью применим и к Наркомфину.

Правила страхования, утверждаемые НКФ СССР, являются разновид ностью нормативных актов объединенного народного комиссариата и во всем должны разделять юридическую судьбу этих актов в случае их столкно вения с нормами общесоюзного или республиканского страхового законо дательства.

* * * Нормативные акты Главного Правления Госстраха в случае противоре чия их советскому страховому законодательству могут быть в порядке ие рархической подчиненности отменяемы НКФ СССР.

Нормативные страховые акты, издаваемые местными органами власти, подчиняются обычному режиму, установленному для нормативных актов, издаваемых этими органами власти.

Пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1925 г., ст. 1–3 («Известия», № 247, от 28 октября 1925 г.).

Пол. о НКФ СССР, ст. 13.

Конституция РСФСР, ст. 48, 65.

Очерки советского страхового права ГЛАВА IV ОРГАНИЗАЦИЯ СТРАХОВАНИЯ § 1. Организация страхования на Западе По своей организации страхование на Западе делится на два основных вида: частное и публичное. Частное страхование является наиболее распро страненной формой страхования. Публичное страхование встречается реже, хотя в отдельных государствах ему отводится довольно значительное место.

I. Формы частного страхования: 1) единичные предприниматели, 2) ак ционерные страховые общества, 3) общества взаимного страхования, 4) об щества смешанного типа.

1) Организация страхования единичным предпринимателем является одной из самых старых форм организации страхования. В настоящее время на Западе она встречается еще при морском страховании, а также при стра ховании скота от падежа и при страховании выигрышных билетов.

Особую форму единоличного страхования представляют собою так на зываемые Ллойды, случайные объединения физических лиц, внесших (каж дое) определенный залог для выступления в качестве страховщика. Ллойды встречаются при морском страховании главным образом в Англии и в Со единенных Штатах Америки.

2) Акционерные страховые общества, являющиеся наиболее распро страненной формой организации страхования, представляют собою чисто капиталистические предприятия, преследующие цель извлечения прибыли в интересах акционеров. Для этих обществ страхование является не выполне нием известной социальной функции, а средством к получению дохода, как от любой торговой или промышленной деятельности.

По своей юридической структуре акционерные страховые общества представляют собою обычные акционерные общества. Но ввиду того, что эти общества, обладающие громадными капиталами, собранными из взносов страхователей, могут злоупотреблять предоставленными им правами в от ношении страхователей – лиц, в массе случаев экономически слабых, – зако нодательства вводят особые правила, устанавливающие за этими общества ми особый правительственный надзор.

М а н е с, «Основы страхового дела», гл. 2;

«Словарь страховых терминов», 1925 г., стр. 51, 63, 66, 141.

Во Франции – зак. 1868 г. о страховых акционерных обществах и зак. 1905 г. об акционерных обществах страхования жизни;

в Швейцарии – зак. 1885 г. о надзоре за страховыми обществами;

в Германии – зак. 1901 г. о надзоре за деятельностью страховых обществ;

в Австрии – зак. В. И. Серебровский 3) Общества взаимного страхования (частные), представляющие собою весьма распространенную форму страхования, являются добровольными объединениями многих лиц с целью распределения между всеми участника ми убытков от определенного несчастья, которое им всем угрожает, но по стигает в действительности некоторых из них. При этой форме страхования каждый страхователь является участником общества и участвует через соот ветствующие органы – общие собрания, собрание уполномоченных, правле ние и совет – в управлении делами общества и в распоряжении могущими быть прибылями общества.

Преимущества для страхователей этой формы страхования перед ак ционерной формой заключаются: а) в дешевизне, так как в акционерном страховании из собранных премий должен быть не только покрыт убыток, понесенный страхователями, но и быть отчислена прибыль акционерам, при взаимном же страховании размер премии определяется величиной действи тельно понесенного ущерба;

б) в легкости контроля, поскольку каждый страхователь является в то же время участником общества.

Невыгоды обществ взаимного страхования состоят:

а) в ограниченности круга участников;

б) в отсутствии паевого капита ла, что в особенности в первые годы организации общества не дает уверен ности участникам на получение полного вознаграждения.

4) Общества смешанного типа представляют собою организации, заим ствовавшие одновременно много черт, свойственных и акционерным страхо вым обществам, и обществам взаимного страхования. Некоторые акционер ные общества дают акционерам право участия в прибылях и в управлении.

Встречаются общества взаимного страхования, обладающие паевым капита лом, причем пайщики временами играют главную роль в управлении делами общества. Иногда более крупным страхователям предоставляется большее количество голосов, чем вводится в взаимное страхование начало, заимство ванное из акционерного страхования.

II. Формы публичного страхования: 1) государственное, 2) обществен ное.

г. о надзоре за деятельностью страховых обществ;

в Англии деятельность страховых акционер ных обществ нормируется законом 1909 г.

Ш е р ш е н е в и ч, «Курс торгового права», II, стр. 358.

Большое количество частных страховых обществ и конкуренция между ними привели на Запа де к возникновению союзов страховых предпринимателей, преследующих целью уничтожение конкуренции и предупреждение ее возрастания путем установления однообразных тарифов, выработки общих условий страхования и т.п. Этим союзам страховых предпринимателей с незначительным успехом пытаются противостоять союзы страхователей;

М а н е с, «Основы», стр. 46.

Очерки советского страхового права 1) Государственное страхование осуществляется на Западе или через специальные организации (Польша), или через те или другие органы госу дарства, осуществляющие иные функции (страхование жизни через почтово сберегательные конторы в Японии).

2) Общественное страхование совершается различными учреждениями и организациями, встречающимися на Западе в большом количестве и в чрезвычайно разнообразных формах (Германия, Швейцария, Австрия, Бель гия, Англия и т. д.).

Не надо отождествлять страхование публичное с страхованием обяза тельным, а страхование частное с страхованием добровольным. Страхование жизни в Японии через почтово-сберегательные конторы является государст венным и вместе с тем добровольным. Страхование рабочих от несчастных случаев в Италии обязательно, хотя и совершается в частных страховых обществах. Страхование в германских общественных страховых учреждени ях в некоторых случаях заключается на началах обязательности, в других – на началах добровольности.

§ 2. Организация страхования в дореволюционной России В дореволюционной России существовало большое разнообразие в ор ганизационных формах страхования.

Частное страхование строилось, по преимуществу, на акционерных на чалах («1-е Российское О-во», «Россия», «Саламандра», «Жизнь» и др.).

Значительное развитие получили и частные общества взаимного страхования (городские).

Публичное страхование осуществлялось следующими организациями:

а) государственными (губернское страхование от огня в тех губерниях, где не было земств;

страхование жизни через государственные сберегательные кассы, страхование от огня в губерниях царства польского, страхование су дов поморов в Архангельской губ.);

б) общественными (земское страхование от огня и скота от падежа, обязательное страхование строений Варшавским магистратом);

в) сословные (казачье страхование и синодальное);

г) общин ными (общества колонистов).

Все эти страховые организации вели ожесточенную борьбу за страхова теля, что не создавало благоприятных условий для развития страхового де ла.

Подробн. см. М а н е с, «Основы», гл. 2 и С. А. Р ы б н и к о в, «Монополия страхового дела», стр. 29. сл.;

1923 г.

«Словарь страховых терминов», стр. 141.

В. П о т о ц к и й, «Краткий курс», стр. 19 сл.

В. И. Серебровский § 3. Организация страхования в СССР I. Г о с у д а р с т в е н н а я с т р а х о в а я м о н о п о л и я Под именем государственной страховой монополии понимается такая организация страхования, когда во всей стране страхование осуществляется только самим государством в лице его специальных органов.

Вопрос о введении государственной страховой монополии был серьезно выдвинут в теории еще в 80-х годах XIX века известным немецким экономи стом А д о л ь ф о м В а г н е р о м. Но до сих пор, если не считать не при ведшей ни к каким практическим результатам попытки Италии ввести моно полию страхования жизни, нигде на Западе государственная страховая мо нополия введена не была.

Осуществление задачи последовательного проведения государственной страховой монополии было осуществлено только Союзом ССР.

Монополия страхования была провозглашена еще в конце 1918 г. с ис ключением из страховой монополии кооперации. Но только с переходом к новой экономической политике государственная страховая монополия могла быть поставлена на твердую почву и получить практическое осуществление.

Первое свое правовое оформление страховая монополия получила в декрете 6 октября 1921 г. о государственном имущественном страховании, признавшем, что все страховое дело может находиться только в руках госу дарства, с некоторыми исключениями для кооперации. Статьей 7 этого дек рета единственным страховым органом было указано Главное Управление Государственного Страхования, входившее в состав Народного Комиссариа та Финансов. Страхование имуществ, находящихся на территории РСФСР, в иностранных страховых обществах, а также перестрахование таковых иму Монополия страхования жизни была установлена в Италии законом 1912 г., но в 1922 г. прави тельством этот закон был аннулирован. Государственная монополия страхования была провоз глашена еще законом 1911 г. в Урагвае;

но фактически она там отсутствует, так как частные страховые общества продолжают свою работу в Урагвае до настоящего времени. В ближайшем будущем предположено введение страховой монополии в Коста-Рике (Центральная Америка).

Проекты национализации страхования возникали и в других странах, но не получили никаких результатов (в Германии – в 1919 г., в Дании – в 1924 г., во Франции последний проект относит ся к 1924 г.). Вопрос о введении страховой монополии обсуждался серьезно во время войны в 1916 г. и в дореволюционной России. «Вестн. Госстр.», 1924 г., № 23, стр. 42–46;

С. Р ы б н и- к о в, «Монополия страхового дела», стр. 3.

Исследование социально-экономической стороны советской страховой монополии выходит за пределы настоящей работы. См. С. Р ы б н и к о в, «Монополия страхового дела». Ряд статей – в «Вестн. Госстраха» за 1922–1924 гг.

См. гл. II, § 2, II.

Очерки советского страхового права ществ в этих обществах без особого разрешения в каждом отдельном случае СНК было запрещено (ст. 6).

Такое положение вещей, когда единственным страховщиком на всей территории Советского государства оказывается одна государственная орга низация – Госстрах, – является, конечно, не чем иным, как государственной страховой монополией, хотя в декрете от 6 октября 1921 г. такой термин и не употребляется.

Последующее законодательство эту идею страховой монополии укре пило еще больше.

После образования Союза ССР, существование государственной моно полии получило подтверждение в Положении о НКФ СССР. Ст. 13 этого Положения гласит: «Главное Правление Государственного Страхования, в качестве состоящего на хозяйственном расчете органа НКФ Союза ССР, в лице Правления Государственного Страхования союзных республик осуще ствляет государственную страховую монополию на территории Союза ССР и руководит делом государственного страхования в союзных республиках, на основании особого Положения».

Но наиболее ярко эта идея проявилась в Положении о государственном страховании Союза ССР, указывающем, что страхование во всех его видах является государственной монополией Союза ССР.

С теоретической точки зрения обычно указывают на следующие поло жительные стороны государственной страховой монополии, дающие ей ряд преимуществ перед частным страхованием: 1) при страховой монополии создается обширнейшее страховое поле, что создает большую устойчивость для страховой организации и почти совершенно уничтожает потребность в перестраховании иностранных перестраховщиков;

2) облегчается выработка страховой тарификации;

3) государство получает возможность принять на свою ответственность такие риски, которые частные общества отказались бы принять по их высокой опасности, а также предоставить страхователям наи большие льготы в отношении тарифов премий, порядка их уплаты и проч.;

4) страховая монополия уничтожает параллелизм страховых органов, прояв Е. М е н, «Имущественн. страхование по законодат. СССР», 1924 г., стр. 7 сл.;

«Вестн. Гос страха», 1924 г., № 11–12, 13, 14–16.

Пост. СНК от 6 июля 1922 г., пост. СНК от 25 июля 1922 г., постан. НКФ от 27 ноября 1922 г. и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.