WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«ББК 67.99(2)3 УДК 347 С 32 Председатель редакционной коллегии серии: ...»

-- [ Страница 5 ] --

4. Последствием отказа от наследства является переход доли отказавше гося законного наследника по приращению к другим наследникам по закону той очереди, к которой принадлежал наследник, заявивший о своем отказе от принятия наследства. Если таких наследников не окажется или они не при мут наследства, то доля отказавшегося наследника переходит к наследникам следующей очереди. В тех случаях, когда наследников по закону вовсе нет, доля отказавшегося наследника переходит к государству (ст. 433 ГК, п. постановления Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 г.).

Если было оставлено завещание, то надо различать два случая: а) когда завещателем на случай непринятия наследником наследства был назначен другой наследник;

б) когда завещателем наследник на этот случай не был назначен. В первом случае доля отказавшегося наследника поступает к под назначенному наследнику. Во втором же случае, если из текста завещания Судебная практика Верховного суда СССР, 1946. Вып. IX (XXXIII). М., 1947, стр. 11.

В. И. Серебровский можно установить, что завещатель имел в виду оставить в с е свое имуще ство лицам, назначенным им в завещании наследниками, доля наследника, отказавшегося от наследства, поступит по приращению к остальным на следникам по завещанию. Если же из текста завещания такого вывода сде лать нельзя, то доля отказавшегося наследника поступит по приращению к наследникам по закону.

Приведенное выше постановление Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 г. не затрагивает чрезвычайно важного вопроса о последствиях отказа наследника от наследства для его нисходящих. Устраняются ли они также от участия в наследстве? Как было разъяснено Верховным судом СССР, внуки и правнуки наследодателя призываются к наследованию по праву представления только в тех случаях, когда их родители умерли д о о т к р ыт и я наследства (п. 8 постановления Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 г.). В тех же случаях призывается к наследованию по праву представления и потомство усыновленных. Отказ же от наследства может быть совершен только п о с л е открытия наследства. В связи с этим на поставленный выше вопрос надо ответить в том смысле, что в силу отказа наследника от наследства его нисходящие (дети, внуки) устраняются от на следования. Поэтому, если, например, после умершего наследодателя оста лись три взрослые дочери, причем одна из них, имевшая детей, отказалась от наследства, то причитавшаяся ей наследственная доля поступит не к ее де тям, а к двум другим дочерям наследодателя – наследницам по закону. Иное положение может сложиться при наследовании по завещанию. При наследо вании по завещанию возможен случай, когда доля наследника, отказавшего ся от наследства, поступит к его нисходящим, однако все же не по праву представления, а по приращению. Если наследодатель завещал, например, все свое имущество сыну и внукам (детям сына), а сын отказался от наслед ства, то его доля по приращению перейдет к внукам. Такой вывод вытекает непосредственно из содержания ст. 433 ГК РСФСР, согласно которой в слу чае «отказа от принятия наследства (за исключением случаев, предусмотрен ных ст. 424)… доля переходит к другим наследникам по закону… если толь ко в завещании не указано, что завещатель оставляет все свое имущество назначенным им наследникам».

5. Имеет ли отказ от наследства бесповоротное значение? Наследник подал нотариусу заявление об отказе от наследства, а затем, до истечения сроков, предусмотренных ст. 429 и 430 ГК, подал нотариусу другое заявле ние, в котором сообщил, что он берет свой отказ от наследства обратно;

или См. гл. VII.

К потомству других наследников по закону – родителей, братьев и сестер наследодателя, его пережившего супруга и «иждивенцев» – право представления не применяется.

Очерки советского наследственного права наследник подал нотариусу заявление об отказе от наследства, а затем фак тически вступил в управление и владение наследственным имуществом.

Мы считаем, что как принятие наследства является бесповоротным, так же бесповоротным должен быть признан и отказ наследника от наследства.

Правило о бесповоротности отказа от наследства неприменимо, разуме ется, к случаям, когда наследник оспаривает в судебном порядке заявленный им отказ от наследства вследствие пороков воли (как совершенный под влия нием обмана, насилия и т. д.). Такое оспаривание отказа возможно не только до, но и после принятия наследства другими наследниками.

6. На практике может возникнуть вопрос, вправе ли назначенный заве щателем наследник отказаться от наследства, а затем принять его в качестве наследника по закону. Мы склоняемся к отрицательному решению этого вопроса. При помощи такого маневра наследник по завещанию (если он был единственным наследником по завещанию) или наследники по завещанию (если их было несколько) могут аннулировать волю завещателя о судьбе наследственного имущества, а если на них завещателем было возложено выполнение известных обязательств (завещательных отказов), то освобо диться от их выполнения. Поэтому наследник по завещанию, отказавшийся от наследства, не может наследовать завещанное ему имущество в качестве наследника по закону. Но на часть имущества, оставшуюся вне завещатель ных распоряжений, его отказ не распространяется, если только он в своем отказе прямо не заявит, что вообще отказывается от наследства.

7. Те же последствия, что и при формальном отказе от наследства, име ют место при фактическом непринятии наследником наследства, когда на следник, не подавая нотариусу формального заявления об отказе, просто не является за получением наследства. Такие случаи на практике бывают не редко. В отношении отсутствующих в месте открытия наследства наследни ков факт непринятия ими наследства может быть легко доказан, поскольку ст. 430 ГК РСФСР требует от отсутствующих наследников принятия наслед ства лично или через представителей;

если они этого в течение шести меся цев со дня открытия наследства не сделали, то становится очевидным, что они наследства не приняли. Значительные затруднения могут возникнуть в отношении присутствующих в месте открытия наследства наследников. В отношении присутствующих наследников, как известно, действует презумп ция о принятии ими наследства. Правда, как мы полагаем, презумпция эта не является неопровержимой, но тем не менее присутствующий наследник в силу одного факта своего присутствия в месте открытия наследства к момен ту его открытия считается принявшим наследство. Значит, простое проявле См. также: А н т и м о н о в Б., Г е р з о н С., Ш л и ф е р Б. Наследование и нотариат, стр. 11.

В. И. Серебровский ние им незаинтересованности в наследственном имуществе не может, при действии ст. 429 ГК, служить доказательством непринятия им наследства.

Если он действительно не хочет принять наследство, он должен, в соответст вии со ст. 429 ГК, заявить нотариусу об отказе от наследства. На практике все же бывают случаи, когда присутствующие наследники фактически во владение или управление наследственным имуществом не вступают, и суды иногда признают их доли перешедшими к другим наследникам. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР от 30 апреля 1947 г.

установила, что «Солдатова и Шабанова в момент открытия наследства про живали в г. Нальчике, т. е. месте открытия наследства, но в течение четырех лет к управлению имуществом не приступали и своих прав на это имущество не осуществили. Поэтому, в силу ст. 433 ГК, они утратили право на имуще ство, оставшееся после смерти их матери Зацепилиной… Поскольку в управление имуществом вступили фактически принявшие его наследники Галкина и Зацепилин», то, по определению Судебной коллегии, «все наслед ственное имущество должно быть признано за ними».

В этом определении вызывают возражения соображения Судебной кол легии о том, что невступление гр. Солдатовой и Шабановой в течение четы рех лет в управление наследственным имуществом влечет утрату их права на наследство. Гр. Солдатова и Шабанова, проживавшие в г.Нальчике в момент открытия наследства, являлись присутствовавшими наследниками и должны были, в соответствии со ст. 429 ГК, быть признаны принявшими наследство по истечении трех месяцев со дня его открытия (отказа от его принятия они не заявляли). Поэтому нет оснований в данном случае для применения ст. 433 ГК, которая имеет в виду случаи неявки наследников или отказа их от принятия наследства, т. е. случаи непринятия наследниками наследства. При отсутствии же заботы и надзора по поводу сохранности строения и возмож ности гибели его местный совет может в порядке предъявления гражданско го иска возбудить вопрос о признании строения бесхозяйственно содержи мым, причем лишь по вынесении судом соответствующего решения такое строение может быть изъято у владельца (постановление Пленума Верховно го суда РСФСР от 3-14 августа 1934 г., протокол № 37). Но в таких случаях имущество изымается от личного собственника и передается государству, а не поступает к другим наследникам.

В рассматривавшемся выше случае дело шло о наследниках, присутст вовавших в месте открытия наследства, но не вступивших в управление на следственным имуществом. Но Судебная коллегия по гражданским делам Судебная практика Верховного суда СССР, 1947. Вып. V (XXXIX). М., 1948, стр. 14–15.

ГК РСФСР. М., 1950. Постатейно систематизированный материал, стр. 191–192.

Очерки советского наследственного права Верховного суда СССР сделала аналогичные выводы даже в отношении наследников, присутствовавших в месте открытия наследства и вступивших в управление наследственным имуществом.

Обстоятельства данного дела в интересующей нас части таковы: сестры М. С. Теплова и Зункова в 1945 г. получили свидетельство о праве наследова ния на дом в г. Павлодаре, а в 1947 г. предъявили иск о выселении из этого дома Петушковой – жены их брата, умершего на фронте, на том основании, что истица Зункова не имеет квартиры и нуждается в жилой площади. Петуш кова предъявила встречный иск о признании недействительным свидетельства о праве наследования, выданного нотариусом Тепловой и Зунковой. Судебная коллегия по гражданским делам Павлодарского областного суда в иске Тепло вой и Зунковой о выселении Петушковой отказала, а заявленный Петушковой встречный иск удовлетворила, свидетельство о праве наследования признала недействительным, а наследниками в имуществе погибшего на фронте П. С.

Теплова признала его жену Петушкову и сына его, Ю. П. Теплова;

тем же ре шением Павлодарского областного суда было постановлено выселить М. С. Теплову из половины дома. Верховный суд Казахской ССР отменил решение в части выселения Тепловой, а в остальном решение оставил в силе.

По протесту Генерального прокурора СССР дело было рассмотрено Судебной коллегией Верховного суда СССР. Судебная коллегия признала, что «в мате риалах дела имеются данные, что после смерти Х. К. Тепловой с 1931 г. на следственным домом владели фактически принявшие наследство истицы Теп лова, Зункова и их брат, умерший на фронте П. С. Теплов, хотя все они надле жащим образом не оформили свои наследственные права, причем Зункова с 1938 г. прекратила управлять имуществом и выехала из Павлодара». По мне нию Судебной коллегии, «суд должен был выяснить, имеет ли Зункова право требовать признания ее наследницей через 15 лет после смерти наследодателя к имуществу, которым она фактически много лет не управляла и о нем не забо тилась, и не являются ли наследниками спорного дома после смерти Х. К. Теп ловой лишь ее внуки – истица М. С. Теплова и умерший на фронте П. С. Теп лов, которые фактически приняли наследство и управляли им. В последнем случае правопреемником на долю П. С. Теплова также в порядке наследования имеют право его жена Петушкова и сын Ю. П. Теплов, которые фактически и проживают в половинной части дома, оплачивая все налоги и сборы». Ввиду изложенного Судебная коллегия определила отменить все решения и опреде ления и направить дело на новое рассмотрение в Павлодарский областной суд (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 10 мая 1950 г. по делу № 36/464).

В связи с определением Судебной коллегии надо прежде всего указать, что действующее законодательство не требует обязательного оформления В. И. Серебровский заинтересованными лицами своего права наследования (ст. 435 ГК). Поэтому непонятно, почему Судебная коллегия специально оговаривает, что заинте ресованные по делу лица «надлежащим образом» не оформили своих на следственных прав. Но уже совершенно непонятным является вывод Судеб ной коллегии, что при указанных условиях суду следовало выяснить, имеет ли право требовать Зункова признания ее наследницей через 15 лет после смерти наследодателя. Как видно из обстоятельств дела, изложенных в рас сматриваемом определении Судебной коллегии, Зункова вовсе не требовала признать ее наследницей. Да и для чего ей было предъявлять такие требова ния? Как указывается в определении Судебной коллегии, после смерти Х. К.

Тепловой в 1931 г. наследство фактически приняли ее внуки – М. С. Теплова, Зункова и их брат П.С.Теплов, причем все они вместе управ ляли имуществом до 1938 г. (т. е. в течение семи лет), после чего Зункова выехала из г. Павлодара. Но если это так, то, согласно ст. 429 ГК, Зункова, как не заявившая в трехмесячный срок о своем отказе от наследства, должна считаться полноправным преемником в соответствующей доле наследствен ного имущества, участником в праве собственности на дом, принадлежав шем ранее Х. К. Тепловой. То же обстоятельство, что через семь лет после смерти наследодательницы Х. К. Тепловой Зункова выехала из Павлодара и «перестала управлять имуществом», вовсе не означает, что она перестала быть собственником в известной доле этого имущества. Получение ею в 1945 г. вместе со своей сестрой М.С.Тепловой у нотариуса свидетельства о праве наследования ясно показывает, что она считала себя полноправной наследницей (что и соответствовало действительности).

Оформление же права наследования для наследников, принявших на следство, как неоднократно разъяснял Верховный суд СССР, никаким сро ком не ограничено (см., например, определения Судебной коллегии по граж данским делам Верховного суда СССР от 7 октября 1950 г. по делу № 36/1026 и от 26 сентября 1951 г. по делу № 36/828).

Поскольку М. С. Теплова, Зункова и впоследствии умерший на фронте их брат П. С. Теплов фактически приняли в 1931 г. наследство, все они в равных долях должны считаться собственниками спорного дома. Но так как П. С. Теплов умер на фронте, причитающаяся ему наследственная доля должна в порядке наследования поступить к его жене Петушковой и к сыну Ю. П. Теплову. В иске об их выселении как не имеющем под собой каких либо законных оснований, разумеется, должно быть отказано.

Анализируя это определение Судебной коллегии, а также аналогичное определение по делу Дунаевых, Н. В. Рабинович замечает, что в этих опре Вестник Ленинградского университета. 1951, № 2, стр. 87–88.

Очерки советского наследственного права делениях содержится новое, несколько необычное указание, что лица, фак тически принявшие наследство, тем не менее не могут быть признаны имею щими право на наследственное имущество, если они после этого длительное время не осуществляли своих прав на наследственное имущество и послед нее находилось в распоряжении других наследников. Н. В. Рабинович пишет далее, что Верховный суд считает, очевидно, что такое имущество не долж но быть признано бесхозяйным, хотя хозяин (наследник) фактически от него отказался после принятия наследства, и что оно должно перейти к остальным наследникам точно так же, как к ним переходит доля наследства, которую один из наследников не принял или от которой он отказался до принятия наследства (ст. 433 ГК). По существу, замечает Н. В. Рабинович, действи тельно нет разницы между данным положением вещей и таким, когда на следник, не отказавшийся от наследства или даже принявший наследство, вскоре после этого теряет связь с наследственным имуществом и своих прав по отношению к нему не осуществляет. Основное, что, по мнению Н. В.

Рабинович, в подобных случаях определяет права сонаследника на спорное имущество, – это то, что один из наследников не осуществляет своих прав по управлению и распоряжению своей собственностью. С таким выводом Н. В. Рабинович мы не можем согласиться.

Но советское законодательство не устанавливает нормы, обязывающей гражданина осуществлять свои права по управлению и распоряжению своей собственностью;

управление собственностью можно осуществлять и через другое лицо. Не знает советское законодательство и нормы, в силу которой собственник, выбывший на долгое время с места своего постоянного жи тельства и в течение этого времени не осуществляющий правомочий собственника, утрачивает принадлежащее ему право собственности. Разве, например, лицо, находящееся в длительной заграничной командировке, не осуществляет правомочий собственника, теряет право собственности на оставленное им в СССР имущество?

Вместе с тем, надо иметь в виду, что наше право не знает и института приобретательной давности. Сколько бы времени собственник не отсутство вал, гражданин, во владении которого находилось имущество, принадлежа щее этому собственнику, не делается собственником данного имущества.

Вся проблема, как нам кажется, должна решаться по-иному. Присутст вующие наследники, по точному смыслу ст. 429 ГК, должны считаться при нявшими наследство независимо от того, вступили ли они или не вступили в управление или владение наследственным имуществом. Различие имеется Р а б и н о в и ч Н. В. Указ. работа, стр. 88.

Иное решение вопроса возможно только в законодательном порядке (см. выше, стр. 180).

В. И. Серебровский только в порядке исчисления времени принятия наследства. Для наследни ков, присутствующих в месте открытия наследства и вступивших в управле ние наследственным имуществом, временем принятия наследства признается день вступления их в управление или владение наследственным имущест вом. Для наследников же, присутствующих в месте открытия наследства, но не вступивших в управление или владение наследственным имуществом, временем принятия наследства является день окончания трехмесячного сро ка со дня открытия наследства, если в течение этого срока не последовало отказа наследников от наследства (п. 2 постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 января 1946 г. № 1/2/у). С этого момента они являются такими же собственниками наследственного имущества, как и присутствую щие наследники, вступившие ранее в управление этим имуществом.

В дальнейшем их взаимоотношения должны определяться уже не по нормам наследственного права, а по правилам об общей собственности (ст. 61– 65 ГК), пока между ними не произойдет раздел. Как правильно указывала М. В. Зимелева, советское право «предоставляет отдельному участнику об щей собственности как возможность выхода из нее, так и возможность дли тельного закрепления отношений общей собственности». Поэтому сам по себе факт непредъявления участником общей собственности требования о выделе ему соответствующей доли вовсе не доказывает, что он утратил пра во собственности на эту долю, хотя бы прошло и много времени с момента возникновения общей собственности. С другой стороны, наследник, всту пивший во владение или управление наследственным имуществом в качест ве участника общей собственности, имеет несомненное право требовать от присутствующего наследника, не вступившего в управление наследственным имуществом, возвращения произведенных расходов по управлению наслед ственным имуществом, по уплате налогов и т. д. в пределах, разумеется, соответствующих давностных сроков для предъявления таких требований.

Во всяком случае, право участника общей собственности для требова ния о выделе причитающейся ему доли никаким сроком не ограничено. Но если с момента заявленного им требования о выделе, не удовлетворенного другим или другими участниками общей собственности, пройдет три года, он должен считаться утратившим право на иск, так как, по общему правилу, срок давности по вещным искам начинает течь только с момента нарушения права. Однако, как признано судебной практикой, при наличии уважитель ных причин пропущенный срок давности может быть восстановлен.

Ученые записки ВИЮН, вып. II. М., 1941, стр. 69.

См. Б р а т у с ь С. Некоторые вопросы применения общей части ГК в практике Верховного суда СССР // Социалистическая законность. Чкалов, 1941. № 1–2, стр. 19. Там же анализ судеб ной практики. См. еще определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Очерки советского наследственного права По иску Бабаева и других к Джурабаевой Судебная коллегия по граж данским делам Верховного суда СССР признала, что «хотя с момента реги страции наследственного имущества за мужем ответчицы Джурабаевой Хай ри – Джурабаевым Махмудом прошло свыше трех лет, однако пропущенный срок подлежит восстановлению в порядке ст. 49 ГК Таджикской ССР, по скольку истцы не знали о переводе дома на имя мужа ответчицы» (определе ние Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 20 декабря 1944 г. по делу № 36/826).

Изложенное здесь еще раз показывает, к каким большим затруднениям на практике приводит принятое в ГК деление наследников на «присутст вующих» и «отсутствующих» и как назрела необходимость пересмотра этого деления в законодательном порядке.

8. Последний вопрос, на котором следует остановиться, – это вопрос о праве кредиторов наследников оспорить отказ наследников от наследства или фактическое непринятие ими наследства. Могут ли кредиторы наслед ников, считая, что отказ или фактическое непринятие наследства наследни ками наносит ущерб их материальным интересам, просить суд признать такой отказ или непринятие недействительными и допустить обращение своих взысканий на наследственное имущество, которое должно было бы перейти к наследникам? Вопрос этот привлекал к себе большое внимание в русской дореволюционной науке гражданского права и судебной практике и разрешался в положительном смысле. В советских условиях подобные слу чаи встречаются крайне редко. Действующее советское законодательство такого права кредиторам наследников не предоставляет (ст. 434 ГК имеет в виду кредиторов наследодателя). Но и по существу предоставление такого права кредиторам наследников надо признать нецелесообразным. Принятие наследства, как нами уже отмечалось, – акт добровольный, и наследник не может быть обязан к принятию наследства, если он этого не желает. Вообще же нет оснований к созданию для кредиторов наследников дополнительного обеспечения их претензий за счет наследственного имущества. Вместе с тем, надо иметь в виду, что предоставление права кредиторам наследника оспо рить его отказ от наследства могло бы привести к невыгодным последствиям для кредиторов наследодателя, поскольку право на удовлетворение из на СССР от 10 августа 1944 г. по иску Тищенко к колхозу им. Максима Горького, в котором Су дебная коллегия признала, что срок давности на предъявление иска о праве собственности на домовладение должен исчисляться с момента, когда истцу стало известно о нарушении его права собственности (Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1944. М.: Юриздат, 1948, стр. 233).

Судебная практика Верховного суда СССР, 1946. Вып. IX (XXXIII). М., 1947, стр. 11.

См.: Ш е р ш е н е в и ч Г. Ф. Учебник гражданского права, т. II. М., 1915, стр. 466.

В. И. Серебровский следственного имущества получили бы не только кредиторы наследодателя, но и кредиторы наследника.

Очерки советского наследственного права ГЛАВА VI ПЕРЕХОД ПО НАСЛЕДСТВУ ПРАВА НАСЛЕДОВАНИЯ 1. Возможны случаи, когда отсутствующий в месте открытия наследст ва наследник умирает, не успев в течение шестимесячного срока, установ ленного для принятия наследства, выразить свою волю на принятие наслед ства или на отказ от наследства. Могут быть также случаи, когда присутст вующий в месте открытия наследства наследник умрет до истечения трехме сячного срока, предоставленного законом для заявления об отказе от наслед ства. В этих случаях право наследника принять наследство или отказаться от него переходит к его собственным наследникам (такой переход по наследст ву неосуществленного права наследования в юридической литературе иногда называется наследственной трансмиссией).

С момента открытия наследства наследнику, призванному к наследова нию, принадлежит право наследования в смысле права принять наследство или отказаться от него. Это право является имущественным правом, так как оно дает наследнику возможность стать преемником умершего в его имуще ственных отношениях.

В случае смерти призванного к наследованию наследника после откры тия наследства, но до осуществления им принадлежащего ему права насле дования это имущественное право переходит вместе с прочей наследственной массой к собственным наследникам наследника. Таким образом, в данном случае происходит переход по наследству неосуществленного права наследования: право наследника принять наследство или отказаться от него переходит к его собственным наследникам в том же объеме, в каком оно принадлежало ему самому.

Советское законодательство не регулирует специально перехода по на следству права наследования, но судебной практике этот институт наследст венного права хорошо известен.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда СССР 9 сентября 1940 г. было рассмотрено дело по иску Тамары Енукидзе к ее свекрови Текле Енукидзе и к деверю Владимиру Енукидзе о выдаче наслед ственного имущества, оставшегося после смерти свекра Самсона Енукидзе.

Народный суд г. Тбилиси постановил выделить в пользу Тамары Енукидзе две трети из половины спорного имущества, одну треть оставить в пользу Владимира Енукидзе, а вторую половину всего имущества народный суд постановил выделить Текле Енукидзе. Верховный суд Грузинской ССР ре шение народного суда оставил в силе. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР, куда дело поступило по протесту Председате В. И. Серебровский ля Верховного суда СССР, признала, что Текла Енукидзе как жена наследо дателя Самсона Енукидзе имеет, в силу ст. 17 Кодекса законов о браке, семье и опеке Грузинской ССР (соответствующей ст. 10 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР), право на половину спорного имущества, нажитого супругами при совместной жизни, а кроме того – право на равную долю с остальными наследниками в части имущества наследодателя, переходящей по наследству. Тамара Енукидзе имеет право на получение двух долей из половины наследственного имущества: одной доли, полагающейся ее мужу, являющемуся сыном наследодателя, умершему после смерти отца, и второй доли, полагающейся ее дочери, являющейся внучкой Самсона Енукидзе, зачатой при жизни деда и родившейся после его смерти. Одну долю из поло вины наследственного имущества имеет право получить сын наследодате ля – Владимир Енукидзе. В соответствии с этим, Судебная коллегия по гра жданским делам Верховного суда СССР определила все решения и опреде ления, вынесенные по данному делу, отменить и дело передать на новое рассмотрение в Верховный суд Грузинской ССР по первой инстанции.

В этом деле нас интересует следующее: Тамара Енукидзе являлась же ной сына наследодателя Самсона Енукидзе;

сын этот умер после того как скончался Самсон Енукидзе, не успев принять наследство. Если бы сын Сам сона Енукидзе был жив, Тамара Енукидзе никаких прав в наследственном имуществе не имела бы, как не входящая в круг наследников, предусмотрен ный ст. 418 ГК. Но так как муж Тамары Енукидзе (сын наследодателя) умер, не успев принять наследство, его право принять наследство после Самсона Енукидзе перешло вместе с оставшимся после него другим имуществом к его собственной наследнице – его жене Тамаре Енукидзе. Здесь имел место указанный выше переход по наследству права наследования.

В своем постановлении от 20 июля 1947 г. Пленум Верховного суда СССР уделил специальное внимание возможности перехода по наследству права наследования. В п. 9 этого постановления указывается, что если на следник, призванный к наследованию, умер после открытия наследства, не успев его принять, то его право на причитающуюся ему долю в наследстве переходит его наследникам. В этом определении не хватает указания на воз можность перехода по наследству не только права принять наследство, но и Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1940 год.

М., 1941, стр. 234–235. См. также определение Судебной коллегии по гражданским делам Вер ховного суда СССР от 17 января 1947 г. по делу № 36/56, в котором Судебная коллегия преду сматривает возможность перехода по наследству права наследования. Судебная практика Вер ховного суда СССР, 1947. Вып. II (XXXVI). М., 1947, стр. 23–24.

Открытие наследства имело место до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию», поэтому внучка Самсона Енукидзе призывалась к наследованию совместно со своим отцом (сыном наследодателя).

Очерки советского наследственного права права отказаться от наследства. А в то же время в своем постановлении Вер ховный суд СССР далее указывает, что это право умершего наследника мо жет быть осуществлено его наследниками на общих основаниях в течение сроков, установленных для принятия наследства (ст. 429 и 430 ГК и соответ ствующие статьи ГК других союзных републик). Статья же 429 ГК, как из вестно, прямо указывает на право присутствующего наследника заявить отказ от наследства. Это право принадлежит и отсутствующему наследнику.

2. Условиями для перехода по наследству права наследования являются:

1) открытие наследства;

2) смерть лица, призванного к наследованию, до того как оно осуществило принадлежащее ему право принять наследство или отказаться от него. К смерти, очевидно, должно быть приравнено и призна ние его как безвестно отсутствующего умершим. Что касается наследника, лишенного завещателем права наследования, то если такой наследник умер до открытия наследства, наступают последствия, предусмотренные п. постановления Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 г. Если же он умер после открытия наследства, то, будучи устранен завещателем от наследования и не приобретя в силу этого права наследования, он, естест венно, также не может передать своим наследникам какого-либо права в отношении имущества наследодателя.

3. При переходе по наследству права наследования фигурируют два лица:

1) наследник, умерший после открытия наследства, не успевший осуществить принадлежавшего ему права принять наследство или отказаться от него (так называемый трансмиттент), и 2) его собственный наследник (так называемый трансмиссар). Собственный наследник наследника, умершего до изъявления им воли на принятие наследства или на отказ от него, может быть в отношении первоначального наследодателя совершенно посторонним ему лицом (напри мер, жена сына, как это имело место в приведенном выше деле, рассмотренном Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда СССР).

Переход по наследству права наследования не требует, чтобы лицо, к которому переходит право наследования, знало об открывшемся наследстве.

Этот переход совершается помимо его воли.

Не осуществленное наследником право наследования переходит к его собственному наследнику в тот момент, когда последний примет после него наследство.

Наследники умершего после открытия наследства наследника могут осуществить перешедшее к ним по наследству право наследования на общих основаниях в пределах оставшихся сроков для принятия наследства (ст. и 430 ГК). При этом наследники умершего отсутствовавшего наследника См. гл. IV, § 7.

В. И. Серебровский могут в течение еще не истекшего с момента открытия наследства шестиме сячного срока изъявить свою волю на принятие наследства или на отказ от него;

наследники же умершего присутствовавшего наследника, поскольку он предполагается, в соответствии со ст. 429 ГК, принявшим наследство, могут в течение еще не истекшего с момента открытия наследства трехмесячного срока заявить нотариальному органу о своем отказе от наследства.

4. Переход по наследству права наследования не надо смешивать с пра вом представления. Право представления есть право прямых нисходящих родственников наследника, умершего д о о т к р ыт и я наследства, полу чить из наследственного имущества ту долю, которая причиталась бы ему, если бы он был жив в момент открытия наследства. В этом случае умерший еще не был призван к наследованию и права наследования не приобрел, по этому не может произойти и перехода какого-либо права от умершего к его прямым нисходящим.

При переходе же по наследству права наследования наследник уже был призван к наследованию, но не успел в силу своей смерти осуществить при надлежавшее ему право наследования, которое и переходит к его собствен ным наследникам, в числе которых могут оказаться не только его прямые нисходящие родственники, но и другие наследники, например, переживший супруг, родители, братья и сестры.

При переходе по наследству права наследования трансмиссар сначала наследует в имуществе трансмиттента, а уже в силу этого наследует и в иму ществе наследодателя.

Право представления применяется только при наследовании по закону.

Переход по наследству права наследования возможен как при наследовании по закону, так и при наследовании по завещанию.

Наследником, умершм после открытия наследства, может быть как на следник по закону, так и назначенный завещателем наследник. В свою оче редь наследником, к которому переходит неосуществленное право наследо вания, может быть как наследник по закону, так и наследник по завещанию.

В силу принятия наследства после наследника, не успевшего осущест вить свое право наследования, его наследник делается преемником в тех имущественных отношениях, преемником в которых должен был бы стать наследник, не успевший осуществить приобретенное им право наследования.

В частности, это относится и к обязанностям наследника по оплате долгов, обременяющих наследство. И в этом отношении имеется существенная раз ница с ответственностью по долгам наследника, наследующего по праву представления. Наследники, заступающие умершего по праву представле ния, несут ответственность перед кредиторами наследодателя. Наследники, призываемые к наследованию в порядке перехода по наследству права на Очерки советского наследственного права следования, несут ответственность не только перед кредиторами наследода теля, но и перед кредиторами умершего наследника. Эти наследники прини мают не только наследство, принадлежавшее наследодателю, но и наследст во наследника, умершего после смерти наследодателя, – наследство, в состав которого входит и не осуществленное наследником право наследования.

5. Далее, нужно остановиться на вопросе о соотношении между перехо дом по наследству права наследования и подназначением наследника (ст. 424 ГК). Гражданин А. составил завещание, в котором он назначил на следником во всем принадлежащем ему имуществе свою взрослую дочь Елену, а на случай, если дочь Елена умрет ранее завещателя или не примет наследства, – своего сына Василия. Елена вышла замуж. Через два месяца после смерти гр. А. умирает и его дочь Елена, не успев выразить свою волю на принятие или на отказ от наследства. К кому должно перейти не осущест вленное ею право наследования, к сыну завещателя или к мужу его дочери?

Как мы указывали ранее, институт перехода по наследству права насле дования в ГК специально не урегулирован, но тем не менее из содержания ст. 424 ГК можно сделать вывод, что ст. 424 имеет в виду, чтобы основной наследник сам принял наследство. Если же это установленное волей завеща теля условие не будет выполнено, то должны наступить последствия, преду смотренные завещанием: призвание подназначенного наследника. Таким образом, по советскому праву, подназначение наследника (субституция) устраняет переход по наследству права наследования (наследственную трансмиссию). Но если подназначенный наследник не примет наследства, неосуществленное право наследования перейдет по наследству к собствен ным наследникам основного наследника.

В. И. Серебровский ГЛАВА VII ПРАВО ПРИРАЩЕНИЯ 1. Под п р и р а ще н и е м при наследовании понимается увеличение наследственной доли наследника в связи с отпадением кого-либо из других наследников, совместно призываемых к наследованию. При призвании к наследованию нескольких наследников могут иметь место случаи, когда кто нибудь из наследников отпадает и не сможет стать преемником в имуществе наследодателя. В таком случае наследственная доля отпавшего наследника поступит к другому или другим сонаследникам, как бы «прирастет» к их наследственным долям (отсюда и термин – «приращение»). У сонаследника, таким образом, возникает право на долю отпавшего наследника (или на часть этой доли). Такое право принято называть «правом приращения».

В каких же случаях допускается право приращения при наследовании по советскому праву? Часть 1 ст. 433 ГК предусматривает три случая, когда происходит «приращение» долей сонаследников: 1) неявка наследника в течение шести месяцев со дня открытия наследства;

2) отказ наследника от принятия наследства и 3) лишение завещателем наследника права наследо вания. Таким образом, если наследник не заявил в течение установленного законом срока своего желания принять наследство (не явился) либо прямо заявил о своем отказе от наследства, – его наследственная доля переходит в порядке «приращения» к другим сонаследникам. Те же последствия будут иметь место и при лишении завещателем права наследования наследника, у которого нет потомства. Во всех этих случаях происходит отпадение на следника, которому должно было принадлежать право на наследственную долю, и переход его доли к другим наследникам. Если два из этих трех слу чаев могут иметь место сравнительно редко (отказ от наследства и лишение наследства), то третий случай (неявка наследника) происходит довольно часто. В одних случаях сонаследник не заявляет в срок, установленный зако ном, о своем желании принять наследство, потому что хочет, чтобы его на следственная доля перешла к другим, материально менее обеспеченным сонаследникам (заявить же о своем формальном отказе от наследства у него нет желания);

в других случаях – потому что он считает себя вообще матери ально обеспеченным и не нуждающимся в наследстве. У наследника могут быть и иные мотивы для неявки в установленный срок для принятия наслед ства. Во всех этих случаях у сонаследников возникает право на долю отпав шего наследника.

Вопрос о последствиях лишения права наследования наследника, имеющего потомство (детей, внуков), рассмотрен выше (гл. IV, § 7).

Очерки советского наследственного права Мы полагаем, однако, что, кроме случаев, предусмотренных ст. 433 ГК РСФСР (и соответствующими статьями ГК других союзных республик), возможны и некоторые другие случаи, когда отпадение наследника является условием для возникновения права приращения у других наследников.

Основанием для возникновения права приращения может явиться в из вестных случаях смерть сонаследника. Для этого требуются следующие условия: 1) чтобы данное лицо уже было призвано к наследованию и 2) чтобы у этого лица не было собственных наследников. Так например, если из двух братьев-наследников по закону (сыновей наследодателя) один умрет после открытия наследства, не успев до истечения установленного законом срока (ст. 430 ГК) изъявить свою волю на принятие наследства, то при от сутствии у него собственных наследников по закону или завещанию его наследственная доля по праву приращения перейдет к другому брату.

Поскольку признание безвестно отсутствующего умершим приравнива ется по своим правовым последствиям к смерти, оно может служить основа нием для возникновения права приращения у других наследников.

Возможны и другие случаи, когда происходит приращение наследст венной доли. Такие последствия наступают, например, в случае признания брака недействительным уже после смерти одного из супругов. В этом случае переживший супруг наследодателя, имевший право на наследственную долю, утрачивает право на эту долю, которая переходит к другим наследникам.

Приращение наследственной доли возможно также в случаях признания недействительным усыновления, признания недействительной записи в ак тах гражданского состояния об отцовстве или материнстве.

В одной из наших ранее вышедших работ (Наследственное право. М., 1948, стр. 53) мы отнесли к случаям, влекущим за собой право приращения для сонаследников, также смерть до открытия наследства не имеющего потомства наследника по закону. Однако правильнее все же будет признать смерть наследника, не имевшего потомства, за основание для возникновения права приращения у других наследников только в том случае, если смерть наследника по закону про изошла уже после открытия наследства. Для перехода наследственной доли по праву прираще ния к другим наследникам надо, чтобы наследнику уже причиталась какая-то определенная доля в наследстве, а для этого требуется, в свою очередь, чтобы наследник уже был призван к насле дованию (а затем отпал). У лица же, которое еще только могло в будущем быть призванным к наследованию (эвентуального наследника), нет права на долю в наследстве (при жизни наследо дателя). Поэтому если это лицо умрет ранее наследодателя, то хотя это обстоятельство и может повлечь за собой фактически увеличение долей других наследников, но тем не менее в этом случае нет «приращения» наследственной доли.

В. И. Серебровский 2. О приращении наследственной доли может идти речь только в тех случаях, когда имеется хотя бы один сонаследник. Если же по тем или иным причинам сонаследников не окажется, то может возникнуть вопрос о при знании наследственной доли отпавшего наследника выморочной и о перехо де ее к государству.

Поскольку нет оснований для перехода к государству в качестве вымо рочного имущества доли отпавшего наследника, она переходит к другим наследникам по праву приращения, однако не во всех случаях. При наследо вании по закону не может быть приращения наследственной доли, когда доля отпавшего наследника переходит к его потомству по праву представле ния. Такой вывод вытекает непосредственно из самого текста ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. и соответственно ст. 418 ГК, согласно которой, в случае смерти кого-либо из детей наследода теля до открытия наследства его наследственная доля переходит к его детям (внукам наследодателя), а в случае смерти последних – к их детям (правну кам наследодателя). Как уже указывалось, приращение происходит в том случае, если наследник скончался после открытия наследства. При наследо вании же по праву представления дело идет о наследнике, умершем до от крытия наследства. Поэтому, если отпадение наследника (сына или дочери наследодателя) произошло в результате его смерти до открытия наследства (ранее смерти наследодателя), то при наличии у наследника потомства его наследственная доля поступит к его детям (внукам наследодателя), а не к другим наследникам наследодателя, хотя бы и той же очереди. Если, напри мер, после умершего остались: 1) сын, 2) жена (вдова) и 3) три внука (от ранее умершей дочери), то та наследственная доля, которую дочь могла бы получить, если бы дожила до открытия наследства, поступит не ко всем пе речисленным наследникам первой очереди, а только к внукам. В данном случае преимущество сохраняется за прямыми нисходящими наследника, умершего до открытия наследства.

Приращение наследственной доли может быть устранено путем подна значения наследника (субституции). Подназначение завещателем наследника исключает возможность приращения наследственной доли для сонаследни ков. Этот случай прямо предусмотрен ч. 1 ст. 433 ГК. В силу этого, если завещатель, в порядке ст. 424 ГК, назначил другого наследника на случай, если бы назначенный им в завещании наследник не принял наследства, отпа дение наследника не влечет за собой приращения долей других наследников.

Доля такого наследника поступает к подназначенному наследнику, а не к другим сонаследникам. Но если и подназначенный наследник не примет Об условиях признания имущества умершего выморочным см. главу Х.

Очерки советского наследственного права наследства, то причитавшаяся ему наследственная доля поступит к сона следникам в порядке приращения.

Право приращения не может иметь места и при переходе по наследству права наследования. Так например, если из трех сыновей наследодателя один умрет после открытия наследства, не успев в установленный срок осу ществить свое право на принятие наследства, это право перейдет к его соб ственным наследникам (жене, детям и т. д.), которые могут осуществить его в течение оставшегося для принятия наследства срока. Если наследники сына выразят свое согласие на принятие наследства, наследственная доля, причитавшаяся сыну наследодателя, поступит к ним, а не к другим сыновьям наследодателя.

Таким образом, несмотря на отпадение наследника после открытия на следства, приращение не имеет места: 1) когда завещатель назначил другого наследника на случай, если бы назначенный завещателем наследник не при нял наследства;

2) когда право наследника, умершего после открытия на следства, на принятие наследства переходит к его собственным наследникам.

Из сказанного надо заключить, что право приращения при наследова нии имеет вспомогательное, субсидиарное значение. Оно применяется в тех случаях, когда нет оснований для перехода наследственного имущества к другому наследнику в ином порядке.

3. Приращение не является особым призванием к наследованию, а озна чает только известное изменение размера наследственных долей для сона следников. Приращение дополнительной доли не требует особого акта при нятия со стороны сонаследника. Выражая свое согласие на принятие наслед ства, наследник тем самым изъявляет свою волю на принятие наследства вообще, а не на принятие той или иной его части. Принятие наследства под чиняет наследника всем правовым последствиям как предвиденным, так и непредвиденным. Поэтому в случае отпадения кого-либо из наследников от других наследников уже не требуется особого акта принятия доли отпавшего наследника;

эта доля «прирастает» к их первоначальным наследственным долям помимо их воли и желания.

Если сонаследник, получивший свою первоначальную долю, не дожил до того момента, когда выяснится, что ему принадлежит право на прирас тающую долю, право на эту долю осуществят его собственные наследники.

У наследодателя было три сына. Один из них умер после открытия наследст ва, оставив после себя двух детей (внуков наследодателя), а второй некото рое время спустя после смерти своего брата отказался от наследства. Дети умершего сына получат по праву приращения 1/2 наследственной доли отка См. гл. VI.

В. И. Серебровский завшегося от наследства сына, т. е. получат в дополнение к причитающейся им наследственной доле в размере 1/3 наследства еще 1/6 наследства;

другая /6 наследства по праву приращения поступит к третьему сыну.

Вправе ли сонаследник, согласившись на принятие наследства, отка заться от приращения? Здесь должно применяться общее правило о недопус тимости частичного принятия и частичного отказа от наследства. Изъявляя согласие на принятие первоначальной наследственной доли, наследник не может отказаться от части наследства, переходящей к нему по приращению.

4. Приращение возможно как при наследовании по закону, так и при на следовании по завещанию.

Разъясняя порядок перехода наследственной доли по праву приращения при наследовании по закону, Пленум Верховного суда СССР в своем поста новлении от 20 июня 1947 г. установил, что «при отказе наследников от на следства или непринятии ими наследства их доля переходит к наследникам той очереди, к которой они принадлежат, а при отсутствии таких наследни ков или непринятия ими наследства – к наследникам следующей очереди;

если же других наследников вовсе нет, то наследство переходит к государст ву» (п. 4). Это означает, что по праву приращения наследственная доля пере ходит не ко всем наследникам по закону, а только к наследникам той очере ди, к которой принадлежал отпавший наследник. Если, например, в течение установленного срока не принял наследства сын наследодателя, его наслед ственная доля «прирастет» к наследственным долям других наследников по закону первой очереди, но не к наследственным долям наследников других очередей. Но если других наследников первой очереди не окажется, то на следственная доля отпавшего наследника поступит к наследникам второй очереди (к трудоспособным родителям), а при их отсутствии – к наследни кам третьей очереди (братьям и сестрам). Если, например, после открытия наследства единственными наследниками окажутся три сестры наследодате ля и одна из них откажется от наследства, то ее доля по приращению посту пит к остальным сестрам (наследникам третьей очереди).

В постановлении от 20 июня 1947 г. Пленум Верховного суда СССР разрешил вопрос о последствиях отпадения наследника в силу его отказа от наследства или непринятия им наследства. Но, как нам кажется, эти руково дящие указания Верховного суда СССР должны найти применение и в дру гих случаях отпадения наследника по закону, являющихся основанием для возникновения права приращения (например, в случае лишения завещателем наследника права наследования, смерти сонаследника и др.).

Согласно ч. 1 ст. 433 ГК, наследственная доля, перешедшая по праву при ращения к сонаследникам по закону, должна делиться между сонаследниками по закону поровну в порядке, установленном ст. 420 ГК, т. е. на равные части.

Очерки советского наследственного права 5. При наследовании по завещанию доля отпавшего наследника посту пает по приращению к другим наследникам по завещанию только в том слу чае, если завещатель оставил «все свое имущество назначенным им наслед никам» (ч. 1 ст. 433 ГК). Так например, завещатель мог указать в завещании:

«Все мое имущество завещаю моим детям». Но одна из дочерей завещателя не изъявила в установленный срок своей воли на принятие наследства. В этом случае по смыслу завещания ее доля перейдет к остальным наследни кам по завещанию (к остальным детям наследодателя), а не к другим наслед никам по закону (среди которых могут оказаться не только дети завещателя, но, например, его переживший супруг). Закон не различает при этом случаи, когда имущество было завещано с точным указанием наследственных долей назначенных наследников или без указания размера таких долей. Поэтому доля отпавшего наследника как в том, так и в другом случае должна перейти по приращению к остальным наследникам по завещанию. Это положение, как нам кажется, должно иметь применение и к тем случаям, когда наслед никами по завещанию назначены только посторонние лица (граждане, не являющиеся наследниками по закону), причем к моменту открытия наследства наследников по закону не окажется. Но, если посторонним лицам завещана только часть имущества, принадлежавшая завещателю, и кто-либо из этих лиц отпадет после открытия наследства, причитавшаяся ему доля должна считаться выморочной: к другим наследникам по завещанию она поступить, согласно ч. 1 ст. 433 ГК, не может, а наследников по закону не имеется. же должна распределяться в случае приращения освободившаяся Как доля между сонаследниками по завещанию? Ст. 433 ГК не дает на это отве та. В случаях приращения при наследовании по закону деление освободив шейся доли на равные части является вполне обоснованным (поскольку при наследовании по закону доли наследников являются равными);

применение того же правила к случаям приращения при наследовании по завещанию вряд ли можно признать оправданным. Правильно было бы установить в этом случае приращение по соразмерности наследственных долей наследни ка по завещанию (если, например, первоначальная доля наследника по заве щанию составляет 1/2 наследства, то он должен получить по приращению 1/ освободившейся доли и т. д.).

6. Завещатель вправе завещать как все свое имущество, так и какую либо его часть. В последнем случае, по смыслу ч. 1 ст. 433 ГК, при отпаде нии кого-либо из завещательных наследников его доля поступит не к осталь ным наследникам по завещанию, а к наследникам по закону. Пример: поло вина наследственного имущества в равных частях завещана нетрудоспособ ной матери наследодателя и его взрослой, не имеющей потомства дочери, другая же половина наследственного имущества осталась вне завещательных В. И. Серебровский распоряжений;

у наследодателя имелся еще взрослый сын. Дочь умирает после открытия наследства, не успев его принять. В этом случае доля дочери в размере 1/4 наследственного имущества по приращению должна поступить к наследникам по закону (к матери и сыну), которые разделят эту долю по ровну. К ним же как к наследникам по закону поступит и половина имуще ства, оставшегося вне завещательных распоряжений. При этих условиях мать получит по завещанию 1/4 наследства, а по закону – 1/4+1/8, всего же 5/ наследства, сын же – 1/4+1/8=3/8 наследства.

Во всяком случае приращение при наследовании по завещанию не явля ется общим правилом: оно возможно только в том случае, если наследода тель завещал все свое имущество нескольким наследникам. Если же он за вещал только часть своего имущества, то в случае отпадения назначенного в завещании наследника освободившаяся доля переходит по праву прираще ния к наследникам по закону.

В итоге мы приходим к следующим выводам:

1. В случае отпадения наследника причитающаяся ему наследственная доля, если нет оснований к переходу ее к наследникам следующей очереди или к государству в качестве выморочного имущества, переходит к другим наследникам по приращению, за исключением случаев, когда имеет место наследование в порядке подназначения наследника (субституции) либо пере хода по наследству права наследования (наследственной трансмиссии).

2. При приращении не происходит самостоятельного призвания к на следованию. От сонаследника не требуется поэтому и особого акта принятия «прирастающей» доли.

3. При наследовании по завещанию, если наследодатель завещал все свое имущество целиком нескольким наследникам, в случае отпадения кого либо из назначенных наследников причитающаяся ему доля переходит по приращению к остальным назначенным завещателем наследникам. Если же наследодатель завещал только часть своего имущества, то доля, принадле жавшая отпавшему наследнику по завещанию, переходит по приращению к наследникам по закону.

Очерки советского наследственного права ГЛАВА VIII ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНЯТИЯ НАСЛЕДНИКОМ НАСЛЕДСТВА § 1. Ответственность наследника по долгам, обременяющим наследство 1. Говоря о характере универсального наследственного преемства, мы затрагивали уже в известной мере вопрос об ответственности наследника по долгам наследодателя, причем пришли к выводу, что такая ответственность наследника вытекает не из сущности универсального наследственного пре емства, а устанавливается специально законом. Такую специальную норму закона представляет ст. 434 ГК, в которой говорится: «Наследник, приняв ший наследство, а равно органы государства или организации, к которым перешло выморочное имущество, отвечают по долгам, обременяющим на следство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного иму щества».

Обычно в нашей литературе указывается, что на наследника вместе с активом переходит пассив наследственного имущества, причем это положе ние приводится как не требующее особых доказательств. Некоторые авторы утверждают даже, что оно сделалось азбучной истиной современного на следственного права. Однако вопрос об ответственности наследника по долгам, обременяющим наследство, является не столь простым, как это ино гда кажется, и требует более тщательного рассмотрения. Но прежде чем приступить к этому, следует предварительно установить, какое вообще зна чение имеет вопрос об ответственности наследника по долгам, обременяю щим наследство, в условиях социалистического общества.

Цель социалистического производства, как учит И. В. Сталин, не при быль, а человек с его потребностями, то есть удовлетворение его материаль ных и культурных потребностей. Действие основного экономического зако на социализма ведет к систематическому подъему производительных сил общества, к непрерывному росту материального благосостояния и культур ного уровня трудящихся. Коммунистическая партия и Советское правитель П е р е т е р с к и й И. С. ГК РСФСР. Комментарий, вып. VI. М.–Пг., 1924, стр. 7;

ГК советских республик. Текст и практический комментарий под ред. проф. А.Малицкого. Юриздат НКЮ УССР, 1927, стр. 416;

Гражданское право. Учебник для юридических вузов, ч. II. М., 1938, стр.

446–447, 471;

Гражданское право. Учебник, т. 2. М., 1944, стр. 274, 306;

Л а н д- к о ф С. Н.

Основы цивильного права. Киев, 1947, стр. 403;

Советское гражданское право. Учебник для юридических школ УССР. М., 1940, стр. 259.

Б у г а е в с к и й А. А. Советское наследственное право. Одесса, 1926, стр. 101.

В. И. Серебровский ство проявляют неуклонную заботу о максимальном удовлетворении посто янно растущих потребностей трудящихся. В социалистическом обществе уничтожена эксплуатация человека человеком, отсутствуют экономические кризисы и безработица. При таких условиях в социалистическом обществе нет почвы для широкого распространения долговых отношений, участника ми которых были бы граждане СССР. Долговые отношения между гражда нами – это, как правило, долговые отношения по договору займа, носящего характер дружеской услуги в целях оказания материальной помощи родст веннику или знакомому, временно нуждающемуся в средствах для приобре тения каких-либо предметов в потребительских целях. Возможны долговые отношения между гражданами в связи с заключаемыми ими другими дого ворами (купли-продажи, жилищного найма и т. д.), а также возникшие из причинения вреда имуществу или личности (ст. 403 ГК). Возможны также долговые отношения между гражданами и социалистическими организация ми в связи с пользованием гражданами жилыми помещениями, коммуналь ными услугами, получением ссуд на индивидуальное жилищное строитель ство, обложением граждан налогами и т. п. Но удельный вес таких долговых отношений в хозяйстве гражданина СССР, естественно, невелик.

В СССР вообще исключена возможность, чтобы гражданин мог быть «опутан» долгами и его наследникам могли угрожать многочисленные кре диторы наследодателя, как это имеет место в капиталистических странах.

Поэтому в наших условиях вопрос об ответственности наследника по дол гам, обременяющим наследство, вообще не может иметь того значения, ко торое он имеет в буржуазном обществе. Этим, надо думать, объясняется тот факт, что в советской юридической литературе этот вопрос не привлекал к себе достаточного внимания;

но тем не менее это не означает, что он вообще не имеет у нас никакого значения. В связи с ответственностью наследника по долгам, обременяющим наследство, возникает ряд довольно сложных вопро сов – о содержании этой ответственности, ее объеме и др.

2. В СССР законодательное регулирование ответственности наследника по долгам получило свое разрешение еще в первом законодательном акте Советской власти по наследственному праву – в декрете ВЦИК от 27 апре ля 1918 г. «Об отмене наследования» (СУ РСФСР, 1918, № 34, ст. 456).

В этом декрете в ст. VIII указывалось: «Из имущества умершего покрывают ся, в первую очередь, расходы по управлению имуществом. Родственники и супруг умершего получают содержание из его имущества предпочтительно перед его кредиторами. Кредиторы умершего в случае признания их требо ваний подлежащими оплате удовлетворяются из остающегося за указанными вычетами имущества, причем в случае недостаточности имущества для по крытия всех требований кредитора применяются общие начала конкурса».

Очерки советского наследственного права Здесь представляется чрезвычайно интересной последовательность удовле творения долгов: кредиторы умершего стоят на последнем месте, родствен ники же и супруг умершего получают причитающееся им содержание из наследственного имущества ранее кредиторов умершего.

Условия первых лет существования Советской власти не вызывали практической необходимости в дальнейшем правовом регулировании ответ ственности наследника. Но этот вопрос потребовал своего разрешения в условиях перехода Советского государства на мирную работу по восстанов лению народного хозяйства. Это и было сделано в ГК РСФСР 1922 г. Со гласно ст. 434 ГК в редакции 1922 г., наследник, принявший наследство, а равно государство, к которому перешло выморочное имущество, отвечают по долгам, обременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества. 6 апреля 1928 г. редакция ст. 434 ГК была несколько изменена: вместо упоминания о государстве, к которому перешло выморочное имущество, в новой редакции ст. 434 ГК говорится об органах государства или организациях, к которым перешло выморочное имущество. Но по существу содержание ст. 434 ГК осталось без изменения.

Рассмотрим ряд вопросов, связанных с ответственностью наследника по долгам, обременяющим наследство.

3. Прежде всего возникает вопрос о содержании ответственности на следника. Весьма существенно то, что ст. 434 ГК говорит не об ответствен ности наследника по долгам наследодателя, а об ответственности наследника по долгам, обременяющим наследство. Эти два понятия могут не совпадать.

Второе понятие является более широким, включая в себя и первое понятие.

С другой стороны, как мы увидим в дальнейшем, не все долги наследодателя переходят на наследника. Ранее мы уже останавливались на вопросе о соот ношении понятий «наследства» и «долгов», обременяющих наследство. На основании анализа социально-экономической природы понятия имущества по советскому праву, а также гражданского законодательства, относящегося к данному вопросу, мы пришли к выводу, что «долги» не являются состав ной частью наследственного имущества.

Теперь следует более точно установить само понятие «долга» в том смысле, как понимает этот термин ст. 434 ГК.

Под термином «долг» чаще всего понимается обязанность должника уплатить по принятому на себя обязательству определенную сумму денег (в качестве заемщика, покупателя, арендатора и т. д.). Но термин «долг» может пониматься и в более широком смысле. «Долгом» может быть при знан не только такой долг, в котором обязанность уплатить известную сумму См. гл. II, § 4.

В. И. Серебровский денег составляет первоначальное содержание обязательства, но и такой долг, в котором обязанность уплатить денежную сумму может служить санкцией за неисполнение обязательства, первоначальное содержание которого со стояло не в обязанности уплаты денег, а в совершении каких-либо иных действий или в воздержании от каких-либо действий. В таком смысле и по нимается термин «долг» в ст. 434 ГК.

Обременяющие наследство долги по основанию своего возникновения не однородны. Одни из них являются долгами самого наследодателя. Так например, гражданин мог при жизни не уплатить вовремя квартирной платы или причитавшегося с него налога, взять у своего знакомого взаймы некото рую сумму денег и не успеть ее отдать и т. д. Другие обременяющие наслед ство долги могут образоваться по различным основаниям только со смертью наследодателя, например, в связи с расходами по управлению оставшимся после него имуществом или в связи с расходами на его похороны. В своем определении по иску Джанелидзе к Пуладзе Судебная коллегия по граждан ским делам Верховного суда СССР указала, что «суд не разрешил вопроса о встречных исковых требованиях Сурмова, предъявившего истице счет на оплату издержек, понесенных им в связи с погребением ее мужа. Суду сле довало предложить Сурмову оформить встречный иск к Джанелидзе о возме щении ему расходов, связанных с похоронами ее мужа» (определение Су дебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 10 июля 1945 г. по делу № 529).

Таким образом, долги, обременяющие наследство, распадаются на две группы: 1) долги самого наследодателя и 2) долги, возникшие в связи со смертью наследодателя.

Согласно ст. 423 ГК, долги по уплате завещательных отказов являются долгами тех наследников, на которых завещатель возложил исполнение со ответствующего обязательства. Однако, как нами выше указывалось, целе сообразно установить иной порядок выполнения завещательных отказов, при котором отпадение по тем или иным причинам наследника не должно влечь за собой отпадение самого завещательного отказа. В случае принятия зако нодателем такого порядка долги по выплате завещательных отказов также должны стать долгами, обременяющими наследство, и притом долгами, воз никающими только после смерти завещателя, хотя и по его воле, выражен ной им при жизни.

Закон не устанавливает порядка удовлетворения долгов, обременяющих наследство. Поэтому, например, долги в связи с расходами на похороны Судебная практика Верховного суда СССР, 1945. Вып. VII (XXIII). М., 1946, стр. 14–15.

См. гл. IV, § 9.

Очерки советского наследственного права наследодателя или по управлению наследственным имуществом не пользу ются преимуществом перед долгами самого наследодателя. Но нам казалось бы более правильным установить в законодательном порядке известную очередность в уплате этих долгов. Можно было бы установить примерно следующий порядок оплаты долгов, обременяющих наследство: в первую очередь должны удовлетворяться из наследственного имущества долги, об разовавшиеся в связи с расходами по уходу за наследодателем во время его предсмертной болезни (приглашение постоянной сиделки и т. п.), а также в связи с расходами на похороны наследодателя. Это вытекает из естественно го чувства уважения к памяти умершего. В первую очередь должны быть включены и расходы на содержание лиц, находившихся на иждивении на следодателя, а также расходы по охране наследственного имущества и по управлению им. Небезынтересно отметить, что Положение о государствен ном нотариате РСФСР от 31 января 1947 г. предоставляет государственным нотариальным конторам в случае необходимости разрешать выдачу из охра няемого наследственного имущества денежных сумм на покрытие указанных расходов (ст. 37 Положения о государственном нотариате РСФСР). При отсутствии в составе наследственного имущества денежных сумм по распо ряжению нотариальной конторы для этой цели могут быть выданы вещи, оставшиеся после покойного, стоимость которых не должна превышать сумм вышеуказанных расходов. Эти выдачи нотариальные конторы вправе произ водить в период хранения имущества, т. е. когда наследственное имущество еще не принято наследниками.

Во вторую очередь должны удовлетворяться прочие долги наследодате ля, причем при недостаточности наследственного имущества выплата долгов должна производиться с соблюдением общего порядка, установленного ст. 266 ГПК РСФСР.

В последнюю очередь должны выполняться завещательные отказы, ко торые, по существу, являются «даром» со стороны завещателя. Естественно поэтому, что они должны удовлетворяться только в том случае, если стои мость оставшейся части наследства это позволяет.

4. Из различных видов долгов, обременяющих наследство, наибольшее значение имеют долги самого наследодателя. На них следует остановиться более подробно.

Прежде всего возникает вопрос, переходят ли на наследника все долги наследодателя? При этом, как уже ранее указывалось, под долгами мы пони маем не только такие долги, в которых обязанность уплатить денежную сум му составляет первоначальное содержание обязательства, но и такие, в кото рых обязанность уплатить денежную сумму может служить санкцией за неисполнение обязательства, первоначальное содержание которого состояло В. И. Серебровский не в обязанности уплаты денег, а в совершении каких-либо действий или в воздержании от совершения каких-либо действий.

По общему правилу, обязанности наследодателя личного характера (не имущественные) не переходят по наследству. Нельзя передать по наследству обязанности, вытекающие из личных отношений, например, обязанности родителей по воспитанию детей. Не переходят по наследству обязанности опекунов, попечителей.

Обязанности же наследодателя имущественного характера, по общему правилу, на наследника переходят. Это относится как к обязательствам, воз никающим из договоров, так и к обязательствам, возникшим из причинения вреда и неосновательного обогащения.

Однако из этого общего правила допускаются некоторые изъятия.

Так, не переходят по наследству обязанности имущественного характе ра, которые, по общему правилу, не могли быть уступлены другому лицу и при жизни наследодателя, например, обязанности автора по издательскому договору, постановочному договору или сценарному договору. Но обязан ность автора возвратить аванс в случае непредставления им рукописи или в случае признания судом недобросовестности в выполнении автором его труда (прим. к ст. 9, ст. 16 типового издательского договора) переходит и на его наследника.

Не переходят на наследников обязанности умершего поверенного, вы текающие из договора поручения (ст. 260 ГК). Закон возлагает на наследников поверенного только обязанность известить доверителя о смерти поверенного, приняв необходимые меры к ограждению интересов доверителя (ст. 263 ГК).

Мы отмечали уже, что, по общему правилу, обязанности по обязатель ствам из причинения вреда переходят по наследству. Если наследодателем был причинен вред имуществу или личности другого, наследник должен нести материальную ответственность по обязательству наследодателя. Одна ко при этом возможно применение ст. 411 ГК. В этом отношении чрезвы По законодательству ряда союзных республик, получивший наследство от лица, содержавшего детей, или от лица, на котором по закону лежала обязанность содержать таковых, обязан достав лять содержание несовершеннолетним или нуждающимся нетрудоспособным детям в пределах полученного им имущества (ст. 42-2 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР и др.).

Однако в этом случае нет перехода по наследству алиментных обязательств наследодателя. Как правильно отмечалось в нашей литературе, самостоятельное алиментное обязательство наслед ников возникает при других основаниях, в другом размере и в отношении иного круга лиц. См.:

П е р г а м е н т А. И. Алиментные обязательства. М., Госюриздат, 1951, стр. 109;

Б о ш- к о В. И. Очерки советского семейного права. Киев, Госполитиздат УССР, 1952, стр. 101.

Очерки советского наследственного права чайно интересным является дело по иску Кадыровой к Галеевой. В 1935 г.

Галеев был осужден за убийство Кадырова и по приговору суда с Галеева были присуждены периодические платежи по 80 руб. в месяц на содержание двух несовершеннолетних детей Кадырова. В феврале 1942 г. Галеев умер, и мать несовершеннолетних детей Кадыровых – Кадырова – обратилась в на родный суд с иском о взыскании средств на содержание этих детей с жены умершего Галеева. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР признала, что «вопрос о материальной ответственности Галеевой перед Кадыровыми должен был обсуждаться судом на основании ст. 434 ГК, в силу которой наследник, принявший наследство, отвечает по долгам, об ременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости на следственного имущества. Из материалов дела видно, что все оставшееся после смерти Галеева наследство заключается в половине деревянного жило го дома, оцененного инвентаризационным бюро в 1800 рублей. На долю ответчицы Галеевой в этом доме приходится 1/6 часть. В пределах стоимости /6 части дома Галеева и могла бы нести, по ст. 434 ГК, материальную ответ ственность перед Кадыровой по уплате периодических платежей на содер жание детей.

Однако, как отмечается в определении Судебной коллегии, и в этом случае вопрос об ответственности Галеевой должен решаться, согласно ст. 411 ГК, т. е. с учетом материального положения сторон.

Из дела же видно, что наследственный дом Галеевой представляет со бою имущество потребительского типа, не приносящее дохода. Сама Галеева является инвалидом второй группы, живет с несовершеннолетней дочерью на получаемую пенсию, а трудоспособный член семьи Галеевой – ее сын – находится в Красной Армии.

При этих условиях взыскание с Галеевой в порядке ст. 434 ГК РСФСР средств на содержание детей истицы Кадыровой может быть произведено путем продажи дома, что было бы равносильно лишению Галеевой по следнего имущества и жилища. Между тем, в деле имеются данные, свидетельствующие о том, что истица материально более обеспечена, чем ответчица, имеет дом и два флигеля, сдает их в аренду и, кроме того, имеет корову. Поэтому Судебная коллегия признала, что на Галееву не может быть возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного ее мужем истице Кадыровой.

5. Каков объем ответственности наследника за долги? Советское право исходит из принципа, что наследник, принявший наследство, отвечает по Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1943 год.

М., 1948, стр. 185–186.

В. И. Серебровский долгам, обременяющим наследство, лишь в п р е д е л а х д е й с т в и т е л ь н о й с т о и мо с т и н а с л е д с т в е н н о г о и му ще с т в а (ст. 434 ГК). Выше действительной стоимости наследственного имуще ства наследник не отвечает. Действительно, обязать наследника, принявшего наследство, отвечать неограниченно по долгам, обременяющим наследство, нет оснований. Могут сказать, пусть наследник осмотрительнее принимает наследство, а раз уже принял, то его имущество должно слиться с имущест вом наследодателя, а таким путем на него должна лечь и неограниченная ответственность за долги наследодателя. Но предъявление таких требований к наследнику было бы нереальным. К моменту принятия наследства креди торы могли еще не успеть заявить своих претензий, а могут быть и такие случаи, когда уже после принятия наследства обнаружатся ранее не из вестные долги наследодателя. Возложение на наследника неограниченной ответственности было бы явно несправедливым;

ведь может получиться, что наследник в результате принятия наследства не только не приобретет никакого имущества, но потеряет и лично ему принадлежащее. Неоправ данным является и улучшение положения кредиторов наследодателя, ко торые в результате смерти своего должника (наследодателя) получают как бы дополнительное обеспечение.

По иску ОРСа лесхоза к Мирон Судебная коллегия по гражданским де лам Верховного суда СССР обратила внимание на то, что «суд не выяснил, какое наследственное имущество осталось у жены Койхмана после смерти.

Выяснение этого вопроса имело существенное значение для правильного разрешения дела, так как, в силу ст. 434 ГК УССР, наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя только в пределах действи тельной стоимости наследственного имущества» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 17 февра ля 1951 г. по иску ОРСа лесхоза к Мирон).

Однако установление ограниченной ответственности наследника не оз начает все же, что кредиторы наследодателя могут обратить взыскание толь ко на унаследованное имущество. Они могут обратить по своему выбору взыскание и на лично принадлежащее наследнику имущество. Но наследник несет ответственность, во всяком случае, не свыше действительной стоимо сти наследственного имущества.

Вместе с тем надо иметь в виду, что, согласно существующему порядку обращения взысканий, должнику предоставлено право заявить судебному исполнителю, на какие предметы по его желанию взыскание должно быть обращено в первую очередь (§ 42 Инструкции НКЮ СССР от 28 сентяб Очерки советского наследственного права ря 1939 г. «О порядке исполнения судебных решений»). Если такое заявле ние должника не препятствует исполнению решения, судебный исполнитель должен его учесть. Таким способом наследник может, если найдет для себя желательным, сохранить лично принадлежащее ему имущество.

6. Лицом, несущим ответственность по долгам, обременяющим наслед ство, является наследник умершего. Однако не всякий наследник несет эту ответственность, а только наследник, п р и н я в ши й н а с л е д с т в о (ст. 434 ГК). Именно в результате принятия наследства и возникает для на следника ответственность его по долгам, обременяющим наследство. Таким образом, ответственность эта – не следствие или элемент наследования как универсального преемства, а результат волевого акта, выраженного дан ным лицом желания принять наследство (с теми долгами, которые это наследство обременяют). Но содержание и объем ответственности наслед ника устанавливаются законом. Этим только и можно объяснить тот факт:

1) что ответственность наследника распространяется не только на долги самого наследодателя, но и на долги, возникшие после смерти наследода теля (в сущности говоря, в отношении последнего вида долгов вообще не приходится говорить о каком-либо преемстве);

2) что ответственность наследника имеет свои пределы – ограничивается действительной стоимо стью наследственного имущества.

Поскольку кредиторы не вправе предъявлять требование об уплате дол га наследнику, еще не принявшему наследства, то тем более они не вправе предъявлять такие требования к наследнику, не пожелавшему принять на следство (отказавшемуся, не явившемуся). Судебная коллегия по граждан ским делам Верховного суда СССР признала, что «ввиду смерти Амбарцу мяна артель могла предъявить иск к его жене лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что она является наследником, получившим после смерти мужа наследственное имущество, ибо по закону наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 23 июля 1940 г. по делу № 857). Из этого определения Судебной коллегии явствует, что хотя Судебная коллегия требует в качестве непременного условия для ответственности наследника получения наследником наследства, но, по существу, дело идет именно о принятии наследником наследства.

Сборник приказов и инструкций Министерства юстиции СССР, 1936–1948 гг. М., 1949, стр. 255.

Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1940 год.

М., 1941, стр. 236.

В. И. Серебровский Таким образом, наследник, не принявший наследства, не может быть привлечен к ответственности по долгам, обременяющим наследство.

Для признания наследника несущим ответственность по долгам, обре меняющим наследство, не имеет значения, получает ли он наследство по закону или по завещанию, целиком или в известной доле, или только какую нибудь определенную вещь. Если он изъявил свое согласие на принятие наследства, то тем самым он принял на себя и ответственность по долгам, обременяющим наследство.

Ответственность по долгам несет и лицо, получающее обязательную долю. Как мы установили, право этого лица является наследственным пра вом, и само это лицо – наследником. Поэтому оно должно нести ответствен ность по долгам пропорционально своей наследственной доле.

Иным является положение отказополучателя (легатария). По смыслу ст. 423 ГК, отказополучатель (легатарий) в отношении наследника сам явля ется кредитором, хотя и находящимся в ином положении, нежели другие кредиторы наследодателя. Приобретая только известное право требования к наследнику, отказополучатель не несет ответственности по долгам, обреме няющим наследство. Поэтому со своими требованиями кредиторы умершего должны обращаться к наследнику, но не к легатарию. В связи с этим мы не можем согласиться с некоторыми авторами, утверждавшими, что ответст венность по долгам умершего должны нести не только наследники в собст венном смысле этого слова, но и лица, в пользу которых завещателем уста новлены обязательства наследников. Но если наследник, не подозревая о существовании долгов, обременяющих наследство, удовлетворил требование отказополучателя, а затем по предъявлении претензий кредиторами умерше го выяснилось, что стоимость наследственного имущества для удовлетворе ния этих претензий недостаточна, – наследник вправе потребовать от отка зополучателя возврата всего или части выплаченного завещательного отказа.

7. При наличии нескольких наследников они, по общему правилу, несут ответственность по долгам, обременяющим наследство, пропорционально своей наследственной доле. Это вытекает из ст. 115 ГК, согласно которой солидарная ответственность наступает, если она предусмотрена договором или законом. Законом же, в качестве общего правила, солидарной ответст венности наследников не устанавливается.

Солидарная ответственность наследников наступает при неделимости предмета обязательства (ст. 116 ГК). Но это вытекает из специальной нормы закона. Наследодатель продал свою корову, но не успел до своей смерти передать ее покупателю. Покупатель вправе, на основании ст. 189 ГК, требо Гражданское право. Учебник для юридических вузов, ч. II. М., 1938, стр. 472.

Очерки советского наследственного права вать от наследников продавца за их солидарной ответственностью передачи покупателю коровы.

Если один из наследников погасил долги наследодателя, превышающие ту сумму, которая причиталась с него пропорционально его наследственной доле, то он имеет право требовать с остальных наследников возмещения излишне выплаченной суммы в соответствии с их наследственными долями.

В противном случае имело бы место неосновательное обогащение других наследников.

Изъятие из этого общего правила представляет случай, когда к наслед нику переходит имущество, обремененное залогом (например, заложенный жилой дом). В данном случае наследник отвечает полностью заложенным имуществом, не имея права обратного требования к другим наследникам.

Это вытекает из существа залоговых отношений. Наследник получает из вестное имущество вместе с лежащим на этом имуществе обременением.

Поэтому обязанность уплаты долга, вытекающего из залога, является обя занностью наследника, к которому перешло заложенное имущество. Но если вырученная от реализации заложенного имущества сумма окажется недоста точной для покрытия требования залогодержателя и наследник удовлетворит требование залогодержателя из другого имущества (ст. 100 ГК), то наслед ник вправе требовать в порядке регресса излишне им уплаченное с других наследников пропорционально наследственной доле каждого.

Так как ответственность наследников по долгам, обременяющим на следство в пределах действительной стоимости полученного ими наслед ственного имущества, установлена законом (ст. 434 ГК), то наследодатель не вправе на одних наследников возложить обязанность платить долги, а других наследников от этой обязанности освободить. Завещательное распоряжение такого рода могло бы иметь силу для расчетов завещательных наследников между собой, но не для кредиторов, которые и в этом случае сохраняют за собой право предъявления своих требований к наследникам в пределах действительной стоимости полученного каждым из них наследственного имущества.

8. Если наследник, принявший наследство, несет ответственность по долгам, обременяющим наследство, в пределах действительной стоимости наследственного имущества, то, естественно, представляется весьма сущест венным вопрос о том, как же устанавливается действительная стоимость наследственного имущества. Установление размера действительной стоимо сти наследственного имущества имеет значение и при уплате государствен ной пошлины, взимаемой за выдачу нотариальными органами свидетельств о праве наследования.

В. И. Серебровский Для того чтобы определить действительную стоимость наследственного имущества, надо сначала установить, чт именно входит в состав наследст венного имущества.

После того как будет установлен состав наследственного имущества (актив), производится оценка этого имущества. Если наследник получает свидетельство о праве наследования, то оценка наследственного имущества производится нотариусом в соответствии с правилами о взимании государ ственной пошлины. Если же наследник свидетельства о праве наследования не получает (получение свидетельства о праве наследования, как правило, для наследников необязательно), то оценка стоимости наследственного имущества устанавливается самими наследниками, а при недостижении ими согласия – судом.

Действительная стоимость наследственного имущества определяется на день открытия наследства.

После установления стоимости наследственного имущества (актива) удовлетворяются долги, обременяющие наследство, о которых кредиторы заявили в течение установленного (прим. к ст. 434 ГК) шестимесячного сро ка. Образовавшийся остаток распределяется между наследниками в соответ ствии с наследственной долей каждого наследника.

Долги бесспорные удовлетворяются с общего согласия наследников;

все же прочие долги должны быть подтверждены вступившим в законную силу судебным решением или нотариальной исполнительной надписью.

В том случае, если право требования у кредитора возникает после исте чения шестимесячного срока, установленного примечанием к ст. 434 ГК (например, если обязательство находилось в зависимости от наступления условия или срока), либо не подтверждено вступившим в законную силу судебным решением или нотариальной исполнительной надписью, а наслед ники уже разделили между собой наследственное имущество, кредиторы, заявившие в срок свои претензии (прим. к ст. 434 ГК РСФСР), могут предъя вить к каждому из наследников свои требования пропорционально стоимо сти их наследственных долей.

9. В случае совпадения в одном лице наследника с кредитором на следник не теряет своих прав в качестве кредитора, но в то же время не освобождается от ответственности по данному обязательству пропорцио нально причитающейся с наследника сумме долга по обязательству. В этом случае обязательство прекращается в части, равной сумме долга, падаю щей на наследника (п. «в» ст. 129 ГК), в остальной же части наследник См. гл. II, § 4.

См. Инструкцию Министерства финансов СССР от 14 марта 1947 г. № 160.

Очерки советского наследственного права кредитор сохраняет право требования против остальных должников. При мер: сын дал отцу взаймы 1000 руб.;

после смерти отца осталось, кроме сына, еще трое детей (всего четыре наследника), которые должны разде лить наследство поровну;

в равной доле каждый из них должен оплатить и долг наследодателя, т. е. уплатить по 250 руб.;

поскольку в лице сына про исходит совпадение наследника с кредитором, происходит прекращение обязательства в сумме 250 руб., остальные же 750 руб. наследнику-сыну должны уплатить остальные наследники.

10. Согласно примечанию к ст. 434 ГК, кредиторы наследодателя, под страхом утраты права требования, обязаны заявить свои претензии в течение шести месяцев после открытия наследства. Таким образом, если кредиторы наследодателя в течение указанного срока своих претензий не заявят, то они лишаются права требовать в судебном порядке осуществления своих прав.

Примечание к ст. 434 ГК (и соответствующим статьям ГК других союз ных республик) дает наследнику возможность при принятии наследства в кратчайший срок установить размер задолженности наследодателя. В из вестной мере в этом может быть заинтересовано и государство, поскольку наследство при наличии условий, предусмотренных ст. 433 ГК, может быть признано выморочным: согласно ст. 434 ГК, органы государства или органи зации, к которым перешло наследственное имущество, отвечают по долгам, обременяющим наследство, также в пределах действительной стоимости наследственного имущества.

Примечание к ст. 434 ГК говорит только о кредиторах наследодателя.

Таким образом, к другим лицам, имеющим права требования к наследнику, принявшему наследство, правило примечания к ст. 434 ГК о необходимости предварительной заявки претензии не применяется (например, к отказополу чателям). Вместе с тем, мы считаем, что правило примечания к ст. 434 ГК не должно применяться к недоимкам, числящимся за наследодателем по нало гам и сборам и приравненным к ним платежам, поскольку для их взыскания законом установлен особый порядок.

Примечание к ст. 434 ГК не указывает, кому должен кредитор наследо дателя заявить свою претензию. Среди комментаторов этого правила закона нет единогласия. Так например, Малицкий полагал, что кредитор наследода теля может заявить свою претензию только народному суду. Аналогичный взгляд в свое время высказывали и другие авторы.

ГК советских республик. Текст и практический комментарий под ред. проф. А. Малицкого.

1927, стр. 626.

См.: П е р е т е р с к и й И. С. ГК. Комментарий, вып. VI. Наследственное право. М.–Пг., 1924, стр. 27;

С е р е б р о в с к и й В. И. Наследственное право. Комментарий к ст. 416–435 ГК РСФСР. М., 1925, стр. 67.

В. И. Серебровский Однако, как впоследствии с основанием отметил М. О. Рейхель, доста точно, чтобы заявление было сделано самому наследнику, так как правила примечания к ст. 434 ГК имеют своей целью обеспечить своевременное ос ведомление наследника о долгах. Наряду с этим, по мнению М. О. Рейхеля, заявление может быть сделано органу, на который возложена обязанность охранения наследства, т. е. нотариальному органу. Последняя точка зрения нам кажется правильной. Поскольку цель правил примечания к ст. 434 ГК заключается в предоставлении наследнику возможности в кратчайший срок определить размер задолженности наследодателя, нет оснований требовать, чтобы кредитор наследодателя адресовал свою претензию только к нотари альному органу. К тому же действующее правило не требует ни обязательно го принятия мер охранения наследства, ни обязательного оформления на следственных прав.

Мы считаем, кроме того, что кредитор наследодателя вправе заявить свою претензию и исполнителю завещания, поскольку на последнего возла гается распределение наследственного имущества между наследниками, а это предполагает, конечно, и предварительную оплату долгов наследодателя.

Свои претензии кредиторы наследодателя под страхом утраты права требования по ним обязаны заявить в срок, указанный в примечании к ст. 434. Это относится и к таким кредиторам, чье право требования находит ся в зависимости от наступления или ненаступления в будущем известного условия. Иначе говоря, свои претензии кредиторы наследодателя обязаны заявить независимо от возникновения у них права на иск.

В то же время надо иметь в виду, что заявление кредиторами своих пре тензий не изменяет, по существу, времени исполнения обязательств и имеет целью лишь установление состава долгов. Поэтому кредитор не вправе тре бовать выполнения обязательства ранее обусловленного в нем срока испол нения, хотя бы он и сделал соответствующее заявление в порядке примеча ния к ст. 434 ГК. Кредитор наследодателя может требовать удовлетворения своих претензий в пределах соответствующих сроков исковой давности, исчисляемых не с момента заявления претензии, а с момента возникновения См.: Гражданское право. Учебник для юридических вузов, ч. II. М., 1938, стр. 472.

Мы держались этой точки зрения в своих позднейших работах: Гражданское право. Учебник для юридических вузов, т. II. М., 1944, стр. 308;

Наследственное право. Учебное пособие. М., 1948, стр. 58;

Учебник советского гражданского права для юридических вузов, т. II. М., Гос юриздат, 1951, стр. 479.

Ст. 198 ГПК РСФСР предоставляет право лицам, имеющим претензии к наследодателю, обра титься в народный суд, в районе которого открылось наследство, с просьбой о принятии мер, обеспечивающих удовлетворение их требований. В данном случае дело идет о порядке обеспе чения иска, который может быть предъявлен кредиторами.

См.: П е р е т е р с к и й И. С. ГК. Комментарий, вып. VI. Наследственное право, стр. 27.

Очерки советского наследственного права у него права на иск. Вполне возможно поэтому предъявление кредитором иска не только после истечения шестимесячного срока, предусмотренного примечанием к ст. 434 ГК, но и до истечения этого срока;

однако в интересах прочих кредиторов (которые в течение всего предусмотренного примечани ем к ст. 434 ГК срока имеют право на заявление своих претензий) в послед нем случае представляется целесообразным отсрочить исполнение решений до истечения указанного шестимесячного срока. Такую позицию в свое вре мя занял Верховный суд УССР (определение Гражданской кассационной коллегии от 4 апреля 1924 г.).

Если же наследник, несмотря на пропуск кредитором срока для заявле ния претензии, все же удовлетворит ее, то, согласно ст. 401 ГК, он будет не вправе требовать возврата уплаченного: право требования кредитора было лишено исковой силы, но не являлось недействительным в силу закона.

Действующий ГК не регулирует достаточно подробно правовое поло жение наследства до истечения шестимесячного срока для явки наследников и заявления кредиторами своих претензий. Некоторые авторы полагают все же, что присутствующие в месте открытия наследства наследники не могут распоряжаться наследственным имуществом до судебного решения о разде ле наследства, но должны лишь сохранить его, ведя нормальное хозяйство (например, производить необходимый ремонт и т. д.). До истечения шести месяцев со дня открытия наследства наследники могут получить наследство только в управление, но не вправе им распоряжаться – продавать, заклады вать и т. д.

Соблюдение такого порядка, несомненно, представляет выгоду как для остальных (еще не явившихся) наследников, так и для кредиторов. Только в виде исключения, поскольку это предусмотрено специальной нормой, могут быть выплачены из наследственного имущества некоторые привилегирован ные долги (долги, связанные с организацией ухода во время болезни и похо ронами наследодателя, а также с затратами на содержание лиц, находивших ся на иждивении наследодателя, с расходами по охране наследственного имущества и по управлению им, – Положение о государственном нотариате РСФСР, ст. 37).

Остальные долги должны выплачиваться только после истечения шес тимесячного срока со дня открытия наследства. Но, во всяком случае, было бы необоснованным допускать выплату долгов по мере явки кредиторов.

При таких условиях кредиторы, явившиеся раньше, получили бы полное удовлетворение своих претензий;

на долю же кредиторов, явившихся позже, См.: ГК советских республик. Текст и практический комментарий под ред. проф. А. Малицко го, стр. 629.

См.: П е р е т е р с к и й И. С. ГК. Комментарий, вып. VI. Наследственное право, стр. 22.

В. И. Серебровский может ничего не остаться. К концу шестимесячного срока должны выяс ниться все претензии кредиторов (кроме таких, на которые этот срок не рас пространяется);

по истечении этого срока наследник и должен произвести сразу расчет со всеми кредиторами. При этом должен соблюдаться общий порядок, предусмотренный ст. 101 ГК и 266 ГПК РСФСР.

В нашей литературе были высказаны сомнения о целесообразности пра вила, установленного примечанием к ст. 434 ГК. М. О. Рейхель указывал, что если закон имеет в виду предоставить наследнику возможность при приня тии наследства узнать о всех долгах наследодателя, то с этим не вяжется установление одного срока как для заявления наследника о принятии наслед ства, так и для заявления кредиторами об их претензиях. Кроме того, шести месячный срок может в отдельных случаях оказаться для кредиторов слиш ком кратким. С этими соображениями трудно не согласиться. Однако про стое исключение правила, предусмотренного примечанием к ст. 434, еще не решает вопроса.

Желательно, чтобы при пересмотре гражданского законодательства бы ли разработаны достаточно подробные правила, обеспечивающие интересы как наследников, так и кредиторов наследодателя.

§ 2. Раздел наследства При наличии нескольких наследников в силу принятия ими наследства между ними возникает право общей собственности на наследственное иму щество. Это наиболее распространенный случай возникновения права общей собственности по долям, регулируемой ст. 61-65 ГК. Право общей собствен ности на наследственное имущество существует до тех пор, пока этого хотят сонаследники. Но, как и всякий участник права общей собственности, каж дый из сонаследников вправе требовать раздела или выдела причитающейся ему наследственной доли.

По общему правилу, раздел наследства или выдел наследственной доли осуществляется на основании полюбовного соглашения наследников. Если же такого соглашения наследникам достичь не удается (что, разумеется, См.: Гражданское право. Учебник для юридических вузов, ч. II. М., 1938, стр. 472.

К авторскому праву на произведения литературы, науки и искусства неприменимы ни правила об общей собственности, ни правила о разделе или выделе наследственной доли. Авторское право неделимо. Поэтому при переходе по наследству к нескольким наследникам авторского права на произведение литературы, науки или искусства раздел авторского права или выдел из него соответствующей доли невозможен. Но, разумеется, наследники автора имеют право на соответствующую долю в гонораре, выплачиваемом за издание или исполнение произведения.

Очерки советского наследственного права является исключением из общего правила), то раздел или выдел производит ся в судебном порядке.

При разделе наследства между наследниками должна быть предвари тельно выделена пережившему супругу его доля в общем имуществе, нажи том с умершим супругом во время брака. Однако это, казалось бы, бесспор ное правило не всегда соблюдается.

Рассмотрев протест Председателя Верховного суда СССР по делу Е. Столяровой, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР нашла, что, «разрешая вопрос о праве наследования на имущество, оставшееся после смерти Столярова, суд не установил размер имущества, принадлежащего Столяровой Елизавете, в силу ст. 10 КЗоБСО, т. е. имуще ства, которое было нажито в течение брака с ее мужем Столяровым и кото рое не может быть включено в раздел в порядке наследования» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 30 сентября 1947 г. по делу № 816).

В данном случае суд нарушил общее правило, обязывающее наследников, прежде чем приступить к разделу наследства, выделить пережившему супругу его долю в общем имуществе, нажитом с умершим супругом во время брака.

Если в составе наследственного имущества имеется строение, которое по документам значится принадлежащим умершему супругу-наследодателю, нотариус вправе выделить пережившему супругу долю из общего имущест ва, нажитого в браке с наследодателем, лишь при условии, если переживший супруг представит исполнительный лист или копию решения суда, вошедше го в законную силу, по которому за пережившим супругом признано, на основании ст. 10 КЗоБСО, право на долю в этом строении (§ 144 Инструкции МЮ РСФСР по применению Положения о государственном нотариате).

В особую категорию при разделе наследства должны быть выделены предметы обычной домашней обстановки и обихода, которые делятся между наследниками по закону, проживавшими совместно с наследодателем, сверх причитающихся им наследственных долей.

В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по иску Ягодкиной и других о праве наследования указывается, что «суд произвел также раздел предметов домашнего обихода. Поскольку Ягодкина жила совместно с матерью, то суд, в силу ст. 421 ГК, должен был выделить ей эти предметы домашнего обихода, не включая их в наследст венную массу, подлежащую разделу между всеми наследниками» (определе Судебная практика Верховного суда СССР, 1948. Вып. I. М., 1948, стр. 28–29.

В. И. Серебровский ние Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от июня 1945 г. по делу № 460).

В случае судебного раздела или выдела, в соответствии со ст. 65 ГК, на следственное имущество, по решению суда, делится в натуре, поскольку это возможно без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению. В противном случае выделяемый наследник получает денежную компенсацию (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 31 декабря 1948 г. по делу № 516).

Размер денежной компенсации устанавливается с учетом конкретных обстоятельств данного дела. В качестве примера можно сослаться на опреде ление Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 29 ноября 1950 г. по делу № 36/1185, в котором Судебная коллегия признала, что размер денежной компенсации истцам за долю в доме судом недостаточ но обоснован. Как указала Судебная коллегия, «суд в данном случае исходил из стоимости дома на момент рассмотрения дела, без учета при этом утвер ждения ответчицы о том, что она произвела капитальный ремонт дома, в результате чего повысилась его оценка. Существенным являются доводы ответчицы и в той части, что она в течение многих лет одна и без помощи истцов несла по дому расходы, которые при разрешении настоящего дела суду следовало учесть».

Разрешение судебного спора о разделе наследства не находится в зави симости от получения наследниками нотариального свидетельства о праве наследования, поскольку получение свидетельства о наследовании для лица, принявшего наследственное имущество, по общему правилу, не является обязательным (ст. 435 ГК).

Судебная практика Верховного суда СССР, 1945. Вып. VII (XXIII). М., 1946, стр. 20.

Очерки советского наследственного права ГЛАВА IX ИСК О НАСЛЕДСТВЕ Наследственным имуществом могло завладеть лицо, не являющееся ни наследником по закону, ни наследником по завещанию;

действительный наследник предъявляет иск к незаконному владельцу о выдаче наследствен ного имущества. Один или несколько сонаследников завладели всем наслед ственным имуществом, хотя были и другие наследники, имевшие право на это имущество;

эти последние вправе требовать возврата им незаконно при своенных наследственных долей. Наследственное имущество поступило к лицу, назначенному наследником по завещанию;

но действительность заве щания оспаривается наследниками по закону или наследниками по другому завещанию, которые требуют выдачи им наследства или определенной его части. Во всех этих случаях имеет место так называемый иск о наследстве (наследственный иск).

Иск о наследстве направлен на выдачу данному лицу всего, что ему причитается как наследнику.

В некоторых случаях заинтересованное лицо непосредственно обраща ется в суд с просьбой о признании его наследником в имуществе умершего и о присуждении ответчика к выдаче наследственного имущества или какой либо его части. Но возможны случаи, когда заинтересованное лицо уже по лучило у нотариуса свидетельство о праве наследования. Такое свидетельст во является документом, официально удостоверяющим качество данного лица как наследника. Однако суд не связан фактом выдачи свидетельства о праве наследования и при рассмотрении иска о выдаче наследства обязан решить по существу вопрос, является ли данное лицо наследником.

Суд не связан фактом выдачи свидетельства о праве наследования и в тех случаях, когда такое свидетельство было получено ответчиком по иску о наследстве. Исходя из конкретных обстоятельств данного дела, суд мо жет аннулировать свидетельство, а права наследования признать за други ми лицами. В отдельных случаях наследник обращается в суд с жалобой на действия нотариуса, выдавшего свидетельство о праве наследования лицу, таким правом, по мнению наследника, не обладающему. Но поскольку в подобных случаях, по существу, наследником оспаривается чье-либо пра во наследования, эта жалоба также представляет собой иск о наследстве, и дело, по разъяснению Верховного суда СССР, «должно рассматриваться не в порядке особого производства, а в общеисковом порядке» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 12 июля 1952 г. по иску Чеховых к Шапченко). В тех случаях, когда иск о В. И. Серебровский наследстве связан с требованием о признании недействительным завеща ния, заинтересованное лицо должно доказать предварительно недействи тельность завещания (в силу пороков воли завещателя или несоблюдения формы завещания, либо назначения наследником лица с нарушением уста новленных ст. 422 ГК условий и т. д.).

Поскольку центральным требованием иска о наследстве является требо вание о присуждении ответчика к выдаче наследства или определенной его части, этот иск относится к числу исков о присуждении.

Иск о наследстве может быть направлен против всякого лица, незакон но завладевшего наследством, что делает этот иск сходным с виндикацией.

Но в остальном между этими видами исков имеется ряд различий.

При виндикации истцом является невладеющий собственник вещи, на котором лежит обязанность доказать свое право собственности на виндици руемую вещь, ответчиком же – незаконный владелец вещи, не являющийся ее собственником.

При наследственном иске истцом является лицо, которое должно только доказать, что оно действительно является наследником. Доказать же свое право собственности на тот или иной объект, входящий в наследственную массу, истец не обязан. Таким образом, только лицо, считающее себя на следником, вправе предъявить иск о наследстве. Но, вместе с тем, управомоченным на предъявление иска о наследстве может быть не только ближайше призванный наследник. Им может быть и подназначенный наследник, поскольку имеются налицо условия, предусмотренные ст. ГК, – смерть основного наследника до открытия или неприятие им наследства. Лицом, управомоченным на предъявление иска о наследстве, может быть и наследник наследника, к которому перешло по наследству не осуществленное последним право наследования. Истцом может быть и государство в лице финансового органа, поскольку есть основания для перехода имущества умершего как выморочного в собственность Ответчиком по иску о наследстве может быть только такое лицо, кото государства.

рое завладело наследством, считая себя (по ошибке или по другим основани ям) наследником. Если ответчик хочет опровергнуть притязания истца, он должен доказать, что именно он – ответчик – является настоящим наследни ком. Таким образом, при иске о наследстве спор не должен выходить за пре делы наследственных правоотношений. Если же ответчик ссылается на то, что он приобрел данную вещь от наследодателя по какой-либо сделке (куп ле-продаже, дарению и т. д.), нет места для иска о наследстве.

При виндикационном иске собственник требует возврата принадлежа щих ему вещей (или вещи), индивидуально определенных или хотя бы опре деляемых родовыми признаками, но все же каким-то способом индивидуали Очерки советского наследственного права зированных. При наследственном иске истец требует выдачи ему наследства, в состав которого могут входить самые разнообразные объекты – вещи, обя зательственные права требования, авторское право в его имущественной части и т. п.;

поэтому наследственный иск – иск универсальный. Наследст венное имущество, вообще говоря, величина непостоянная;

наследственное имущество, находившееся в руках ответчика, может подвергаться различ ным изменениям в сторону как его увеличения, так и уменьшения. По иску о наследстве истец требует выдачи ему наследства или известной его части;

при этом истец может требовать выдачи не только предметов, входивших в состав имущества наследодателя, но и тех ценностей, которые были приоб ретены ответчиком за счет имущества наследодателя, например, денег, вы рученных от продажи дома, принадлежащего наследодателю. Взыскание эквивалента выходит из рамок виндикационного иска как такового, хотя и может ему сопутствовать.

Истец по иску о наследстве должен доказать: 1) факт открытия наслед ства (смерть или признание безвестно отсутствующего наследодателя умер шим);

2) свое призвание к наследованию в качестве наследника по закону или завещанию.

Для доказательства факта открытия наследства истец должен предста вить удостоверение органов записи актов гражданского страхования о смерти наследодателя либо свидетельство нотариальной конторы или ко пию определения суда о признании наследодателя как безвестно отсутст вующего умершим.

Если истец требует выдачи наследства в качестве наследника по закону, он должен доказать свое родство с наследодателем. Поскольку в качестве наследников по закону, согласно ст. 418 ГК, могут быть призваны пережив ший супруг и лица, находившиеся на иждивении наследодателя не менее года до его смерти, лица, претендующие на наследство в качестве пережив шего супруга или «иждивенцев», также должны соответствующим образом себя легитимировать. Однако наследник не обязан доказывать, что, кроме него, имеются еще другие наследники, находящиеся по отношению к насле додателю в одинаковом с ним или более близком родстве.

Если наследник по закону призывается по праву представления, он дол жен доказать, что его восходящий умер до открытия наследства.

При наследовании по завещанию истец должен представить суду заве щание или его дубликат, а также указать характер своего отношения к на следодателю (родственник, супруг, иждивенец, постороннее лицо). Но истец не обязан доказывать действительность завещания. В случае спора о недей ствительности завещания, наличие таких обстоятельств, которые делают завещание недействительным (назначение завещательным наследником лица В. И. Серебровский постороннего при наличии к моменту открытия наследства законных на следников, недееспособность завещателя и проч.), должно доказать лицо, оспаривающее завещание.

Истец не обязан доказывать факт принятия им наследства. Но само предъявление иска о наследстве может рассматриваться как принятие на следства.

Как уже ранее указывалось, в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 5 сентября 1952 г. «О судебной практике по применению ст. 430 и 433 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик» сказано, что наследники, к которым перешло наследство в порядке ч. 1 ст. 433 ГК, если не будет установлено, что, принимая наследство, они действовали недобросовестно с целью присвоить долю отсутствующего наследника, отвечают перед последним в пределах того наследственного имущества, которое сохранилось у них в наличии на день предъявления к ним иска. Верховный суд СССР не указал, однако, чем следует руководство ваться в тех случаях, когда будет установлено, что данное лицо, принимая наследство, действовало недобросовестно с целью присвоить долю отсутст вующего наследника. Мы думаем, что в таком случае, в соответствии со ст. 399 ГК, это лицо будет обязано вернуть наследнику все неосновательно полученное им наследственное имущество (а не только имущество, сохра нившееся в наличии на день предъявления иска). Если же возврат имущества в натуре окажется невозможным, то должна быть выплачена денежная сум ма, соответствующая стоимости этого имущества.

В свою очередь, ответчик вправе требовать от истца возмещения сумм, уплаченных ответчиком по долгам, обременяющим наследство;

ответчик мог уже оплатить долги наследодателя, выплатить завещательные отказы и т. д.

Истец должен будет при получении наследства возместить ответчику все эти расходы. Кроме того, ответчик может требовать от истца возмещения произ веденных ответчиком необходимых затрат по содержанию наследственного имущества. Но ответчик, хотя бы и добросовестный, не вправе требовать возмещения таких произведенных им расходов, которые не были действи тельно необходимыми для содержания наследственного имущества, напри мер, если владелец наследственного имущества произвел затраты на пере стройку жилого дома или на сооружение к нему пристройки в целях разме щения своей семьи, приведшие к увеличению стоимости наследственного имущества.

Весьма важное значение имеет вопрос о сроках для исков об истребова нии наследниками своих наследственных долей от других наследников, по лучивших наследственное имущество свыше причитающейся им по закону наследственной доли. Согласно ч. 2 ст. 429 ГК, «находящиеся налицо на Очерки советского наследственного права следники могут вступить в управление наследственным имуществом, не дожидаясь явки прочих наследников, каковые, своевременно явившись, мо гут истребовать свою долю наследственного имущества».

Здесь прежде всего возникает вопрос, кого надо понимать под «про чими» наследниками. Очевидно, под «прочими» наследниками разумеются отсутствующие наследники. Что касается того, что надо понимать под «своевременной явкой» наследников, то, по совокупному смыслу ст. 430 и 433 ГК, следует признать, что в данном случае дело может идти только о шестимесячном сроке со дня открытия наследства. Закон устанавливает шестимесячный срок для принятия наследства отсутствующими наследни ками;

в течение этого срока они вправе требовать выдачи причитающихся им наследственных долей от наследников, уже вступивших в управление наследственным имуществом. Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР пошла в этом вопросе по иному пути, при знав, что «в случае предъявления иска о наследственном имуществе одни ми наследниками к другим применяются правила об общеисковой давно сти, предусмотренной ст. 44 ГК».

В более развернутом виде этот тезис был дан в уже приводившемся оп ределении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по делу Киселевских. В этом определении Судебная коллегия признала, что, в соответствии с ч. 2 ст. 429 ГК, отсутствующие наследники могут истребо вать свои наследственные доли от других наследников, получивших имуще ство свыше доли по закону, в течение общего трехлетнего срока, а если на следственное имущество как выморочное переходит к государству, то в те чение шести месяцев со дня открытия наследства.

В данном случае Судебная коллегия по существу воспроизвела в сжа том виде то, что было изложено более пространно в постановлении Верхов ного суда РСФСР от 19 апреля 1926 г. В этом постановлении Верховный суд РСФСР разъяснил, что «… слово «своевременно» по отношению к государ ству как ответчику должно быть понято в смысле шестимесячного срока, по отношению же к сонаследнику, незаконно присвоившему себе имущество свыше своей доли по закону (ст. 418, 420 ГК и сл.), если и пока меры охра нения не были приняты и имущество не перешло по закону к государству, должен считаться о б щи й д а в н о с т н ый, т. е. трехгодичный срок (ст. 44)». Но надо иметь в виду, что Верховный суд РСФСР применил этот общий срок исковой давности только к тем случаям, е с л и и п о к а н е б ы л и п р и н я т ы м е р ы о х р а н е н и я н а с л е д с т в а. Если же такие Судебная практика Верховного суда СССР, 1946. Вып. IX (XXXIII). М., 1947, стр. 11.

Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР. М., 1935, стр. 102–103.

В. И. Серебровский меры охранения были приняты, то отсутствующие наследники, явившиеся после шестимесячного срока со дня принятия мер охранения наследства, теряли право на наследственное имущество.

Дело в том, что, по первоначальной редакции ст. 430 ГК, шестимесяч ный срок на явку отсутствующего наследника исчислялся не со дня откры тия наследства, а со дня принятия мер охранения наследственного имущест ва. Наследственное же имущество, по первоначальной редакции ст. 433 ГК, признавалось выморочным в случае неявки наследников в течение шести месяцев по принятии мер охранения. Но могло случиться, что меры охраны не были приняты, а находящиеся налицо наследники вступили в управление наследственным имуществом. В течение какого же срока отсутствующие наследники могли в таком случае истребовать причитающиеся им наследст венные доли? Верховный суд РСФСР при действии ст. 430 и 433 ГК в перво начальной редакции вполне последовательно разъяснил: в течение общего срока исковой давности, потому что при данных обстоятельствах никакого другого срока и быть не могло. Но ст. 430 и 433 ГК 20 июля 1930 г. были изменены (СУ РСФСР, 1930, № 35, ст. 441), причем исчисление шестиме сячного срока было установлено не со дня принятия мер охранения, а со дня открытия наследства. В связи с этим постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 19 апреля 1926 г. должно считаться утратившим силу. При действующем в настоящее время порядке исчисления срока на явку отсутст вующих наследников, очевидно, ни о каком другом сроке, кроме как о шес тимесячном сроке со дня открытия наследства, уже говорить не приходится.

И надо признать, что Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР, воспроизведя в своем определении от 24 мая 1949 г. по делу Киселевских выводы Верховного суда РСФСР от 19 апреля 1926 г., не учла, что ст. 430 и 433 ГК действуют теперь в новой редакции. Следовательно, под «своевременной явкой» отсутствующих наследников надо понимать шести месячный срок со дня открытия наследства;

этот срок должен применяться по общему правилу и при истребовании отсутствующими наследниками своих наследственных долей от других наследников, получивших более того, что им причиталось при наследовании по закону или завещанию.

Часть 2 ст. 429 ГК предусматривает возможность предъявления только одного вида иска о наследстве – иска об истребовании наследником наслед ственной доли от другого наследника, получившего наследственное имуще ство свыше причитающейся ему по закону доли. Но, как мы уже указывали, возможны и другие виды исков о наследстве, в частности, – так называемый иск о недействительности завещания, являющийся, по существу, иском о наследстве, но осложненным требованием о предварительном признании Очерки советского наследственного права судом недействительности завещания. В нашей литературе был высказан взгляд (Хитёв), что если отсутствующий в месте открытия наследства на следник в течение шести месяцев со дня открытия наследства не изъявит желания принять его, то по миновании указанного срока наследник будет считаться утратившим право на наследство. В данном случае, следовательно, его иск о недействительности завещания, предъявленный им по истечении шести месяцев со дня открытия наследства (хотя бы и до истечения общего трехлетнего срока исковой давности), был бы беспредметным, так как на следник уже утратил само право на наследство. Поэтому, если бы суд даже и признал завещание недействительным, истец все равно не получил бы на следства, на которое он уже не имеет права. Напротив, если истец является наследником, присутствующим в месте открытия наследства, то иск о недей ствительности завещания может быть предъявлен в течение общих сроков исковой давности.

Нам представляется непонятным этот вывод о двух сроках для исков об оспаривании завещаний. Общим сроком для установления всех наследствен ных правоотношений является шестимесячный срок со дня открытия наслед ства (ч. 2 ст. 429 и ст. 430 ГК). В течение этого срока и может быть предъяв лен иск о недействительности завещания, независимо от того, будет ли заин тересованное лицо «отсутствующим» или «присутствующим» наследником.

Если же заинтересованное лицо пропустит шестимесячный срок со дня от крытия наследства для предъявления иска о недействительности завещания по причинам, вызванным особыми обстоятельствами (продолжительная болезнь и т. п.), воспрепятствовавшими своевременному предъявлению иска, по ходатайству этого лица суд может в исключительных случаях продлить срок на основании ст. 49 ГК.

Если иск о выдаче имущества предъявлен государством (когда имуще ство завещано государству или подлежит переходу в собственность государ ства в качестве выморочного), то никакого срока для предъявления такого иска не существует. В данном случае должно применяться общее правило о применении исковой давности к искам об изъятии государственного имуще ства из незаконного владения. Но, разумеется, если в составе этого имуще ства имелись права требования, принадлежавшие наследодателю в отноше нии третьих лиц, то к ним должны применяться соответствующие сроки исковой давности.

Посредством иска о наследстве истец требует выдачи ему наследства или известной его части только в силу того, что он является наследником.

См. гл. IV, § 12.

См.: В е н е д и к т о в А. В. Государственная социалистическая собственность. М.–Л., 1948, стр. 539–540, 542–546.

В. И. Серебровский Но, помимо этого, наследник может пользоваться и обычными вещными и обязательственными исками.

Являясь в силу приобретения наследства собственником отдельных ве щей или кредитором по договорным обязательствам, входящим в состав наследства, в случае, если эти вещи незаконно удерживаются другими лица ми или если должники не выполняют своих обязательств, наследник вправе воспользоваться виндикационным иском о возврате ему этих вещей (ст. ГК) или предъявить иск о взыскании по соответствующему обязательствен ному требованию. В случае надобности наследник может предъявить иск о возмещении вреда, нанесенного наследственному имуществу, или иск из неосновательного обогащения. Но такие иски не представляют каких-либо особенностей по сравнению с обычными исками.

Очерки советского наследственного права ГЛАВА X ВЫМОРОЧНОЕ ИМУЩЕСТВО Согласно ст. 433 ГК РСФСР, имущество умершего признается вымо рочным и переходит в собственность государства в случае неявки в установ ленный срок, отказа от принятия наследства или лишения завещателем пра ва наследования всех наследников.

Поэтому будет признано выморочным имущество, если, например, все наследники, присутствующие в месте открытия наследства, в течение трех месячного срока заявят нотариальному органу об отказе от наследства (ст. 429 ГК) или если все отсутствующие наследники не примут наследства в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ст. 430 ГК).

Но выморочным имущество может стать и в тех случаях, когда один на следник отпадает по одному основанию, а другой – по другому, например, когда при наличии только двух наследников по закону (предположим, двух братьев наследодателя) один будет завещателем лишен наследства, а другой откажется принять наследство. Во всяком случае, согласно ст. 433 ГК, тре буется, чтобы в с е, а не некоторые наследники не явились, отказались от принятия наследства или были лишены наследства. В этих случаях все наследственное имущество признается выморочным.

Если же не явились в установленный срок только некоторые наследни ки или отказались от наследства лишь некоторые из них, или завещатель лишил права наследования только некоторых наследников, то, по общему правилу, часть наследственного имущества, причитавшаяся неявившемуся, отказавшемуся от наследства или лишенному права наследования, поступает не к государству, а к другим наследникам либо в порядке призвания к насле дованию наследника следующей очереди, либо в порядке подназначения наследника (ст. 424 ГК), либо по праву приращения (ч. 1 ст. 433 ГК), либо в порядке перехода по наследству права наследования (п.9 постановления Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 г.).

В связи с этим К. А. Граве пришел даже к общему выводу, что в отли чие от действовавшего до издания Указа от 14 марта 1945 г. законодательст Неявка всех наследников, влекущая за собой признание наследственного имущества вымороч ным, может иметь место или потому, что у наследодателя не окажется вовсе наследников (ни по закону, ни по завещанию), или потому, что все наследники не пожелают принять имущество (без заявления, однако, формального отказа от наследства).

В. И. Серебровский ва ныне может быть признано выморочным и поэтому перейти в собствен ность государства только все наследственное имущество в целом.

Мы думаем все же, что возможны и теперь случаи, когда в собствен ность государства перейдет в качестве выморочного только часть наследст венного имущества. Если наследодатель завещал постороннему лицу только часть своего имущества, то при отсутствии наследников по закону остальная часть его имущества должна быть признана выморочной и перейти в собст венность государства. Статьей 433 ГК этот случай не предусмотрен. Ста тья 433 ГК имеет в виду случай перехода доли отпавшего наследства к дру гим наследникам по закону или наследникам по завещанию, причем в по следнем случае лишь тогда, когда завещатель оставил все свое имущество назначенным наследникам. В приведенном же случае дело идет о завещании постороннему лицу части имущества. Очевидно, что часть имущества, ос тавшаяся вне завещательных распоряжений, не сможет перейти к нему по приращению, так как он не является наследником по закону. Не сможет эта часть имущества перейти к нему по приращению и как к наследнику по за вещанию, потому что нет в наличности другого условия, предусмотренного ст. 433 ГК, – завещания всего имущества.

Поэтому и в настоящее время (хотя, конечно, в значительно более ред ких случаях, нежели до изменения ст. 433 ГК) возможны случаи возникнове ния общей собственности государства и граждан на наследственное имуще ство с последующим переходом соответствующей части этого имущества государству.

Немаловажный теоретический и практический интерес имеет вопрос о природе права Советского государства на выморочное имущество.

По господствующему в советской литературе взгляду, право Советского государства на выморочное имущество следует рассматривать как право наследования со стороны государства. Правда, как указывает проф. И. С. Пе ретерский, «в самом ГК соответствующего прямо выраженного правила не содержится… Но важно, конечно, не название, а существо права, и с этой точки зрения следует признать, что переход к государству выморочного имущества носит все черты наследственного права. Этот переход: а) проис ходит в силу смерти лица, б) распространяется на все имущество умершего как единое целое (универсальный характер преемства), в) связывается с от ветственностью по долгам, «обременяющим наследство…», г) считается совершившимся в момент открытия наследства…» По мнению И. С. Пере терского, здесь имеются налицо все признаки, характеризующие наследст См.: Г р а в е К. А. Вопросы наследственного права в практике Верховного суда СССР, стр. 28.

Очерки советского наследственного права венное правопреемство. Мы считаем, что этот взгляд находит свое подтвер ждение и в действующем законодательстве. Правда, ГК не называет прямо право государства на выморочное имущество правом наследования. Но об щий смысл ст. 418, 433 и 434 ГК, равно как и место, отведенное ГК порядку перехода выморочного имущества к государству (в разделе «Наследственное право»), дает все основания утверждать, что ГК признает право государства на выморочное имущество правом наследования.

Но, хотя государство и является наследником в выморочном имущест ве, тем не менее, ни в коем случае нельзя полностью уравнивать положение государства как наследника с положением других наследников.

Прежде всего для государства не требуется акта принятия наследства, что является необходимым для прочих наследников (ст. 429, 430 ГК). Госу дарство делается преемником имущественных правах умершего гражданина не в результате акта принятия наследства, а в силу выдачи нотариусом сви детельства о выморочности наследственного имущества.

Только в силу выдачи такого свидетельства происходит переход на следственного имущества в собственность государства и притом с обратной силой: право собственности государства считается возникшим не с момента выдачи нотариального свидетельства о выморочности, а с момента открытия наследства.

По общему правилу, свидетельство о выморочности имущества выдает ся нотариусом по просьбе местного финансового отдела по истечении шести месяцев со дня открытия наследства (ст. 40 Положения о государственном нотариате;

§117 Инструкции Министерства юстиции РСФСР по применению Положения о государственном нотариате РСФСР). Но нотариус обязан вы дать такое свидетельство о выморочности и независимо от того, поступило ли требование о выдаче свидетельства от финансового органа. Необходимо П е р е т е р с к и й И. С. и К р ы л о в Б. С. Международное частное право. М., 1940, стр. 170.

См. также: проф. Л у н ц Л. Ученые записки ВИЮН, вып. II. М., 1941, стр. 167–168;

е г о ж е.

Международное частное право. Учебник для юридических вузов. М., 1949, стр. 326;

К о р е ц к и й В. М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права. М. Л., 1948, стр. 148. Без каких-либо доказательств авторы неоднократно цитированной работы «Наследование и нотариат» (стр. 76) утверждают, что в данном случае «никакого наследования не происходит».

Советское государство является наследником и в том случае, когда дело идет о выморочном имуществе, оставшемся после смерти советского гражданина за границей. (Проф. Л у н ц Л. А.

Международное частное право. М., 1949, стр. 327.) См.: Г р а в е К. А. Вопросы наследственного права в практике Верховного суда СССР, стр. 35.

См.: А н т и м о н о в Б., Г е р з о н С., Ш л и ф е р Б. Наследование и нотариат, стр. 71. – Свидетельство о праве наследования выдается только по просьбе заинтересованного лица.

В. И. Серебровский только, чтобы истек установленный срок для принятия наследства наследни ками и чтобы наследство никем не было принято.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.