WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«ББК 67.99(2)3 УДК 347 С 32 Председатель редакционной коллегии серии: ...»

-- [ Страница 11 ] --

Гаген, I, стр. 370.

Страхование ко, нельзя делать вывода, что наличие юридической связи лица с имущест венным объектом вызывает и наличие страхового интереса. Можно быть собственником и не иметь страхового интереса (например, собственник суд на, застраховавший его от морских опасностей, если рейс не состоялся).

Поскольку страховым интересом могут обладать только лица, находя щиеся по отношению к имущественному благу в состоянии известной юри дической связанности, такими лицами (страховыми интерессентами) по со ветскому праву являются: а) собственники имущества;

б) лица, обладающие интересом, свойственным собственнику (например, продавец, утерявший право собственности, но находящийся в известном юридическом отношении к проданной вещи в случае продажи ее с правом выкупа;

добросовестный владелец;

наследники, еще не принявшие до истечения законного срока на следства, и др.);

в) лица, являющиеся обладателями вещного права в чужой вещи (залогодержатели, застройщики, горнопромышленники, получившие горный отвод);

г) наниматели;

д) лица, по договору ответственные за ухуд шение и гибель имущества (комиссионеры, фрахтовщики, экспедиторы и др.). Ввиду открытия Госстрахом операций по страхованию гражданской ответственности к числу страховых интерессентов надо отнести и тех лиц, которые могут нести имущественную ответственность за смерть и телесные повреждения, причиненные третьим лицам, и за порчу и уничтожение иму щества, принадлежащего третьим лицам.

3. По общему правилу, страхуется только субъективный интерес, т. е. не интерес в известном имущественном объекте сам по себе, а только интерес определенного лица. Страховой интерессент должен быть назван при самом заключении страхового договора, или, по крайней мере, должны быть обо значены способы, посредством которых он станет известным впоследствии.

При наличии заинтересованности нескольких лиц в одном и том же объекте страхование, заключенное одним из этих лиц, идет в пользу того, кто его заключил.

Этому пониманию субъективного интереса может быть противопостав лено понимание объективного интереса, являющегося самостоятельным имущественным благом, существующим независимо от лица его обладателя.

Практически допущение объективного интереса влечет за собой ряд важных последствий. Поскольку обладатель интереса не имеет особого значения можно обойтись без наименования страхового интерессента как при заклю чении договора, так даже и при его ликвидации. При страховании интереса в полной стоимости были бы застрахованы не только интересы собственника, Прав. страх. моторн. экипажей, § 1, п. 2.

Герм. закон, § 85, 151;

австр. закон, § 50, 63;

швейц. закон, § 16, 60;

см., однако, Мюллер Эрцбах, стр. 738 сл.

В. И. Серебровский но и интересы других лиц, имеющих по отношению к застрахованному иму ществу какие-либо права (залогодержателей, перевозчиков и т. д.), посколь ку все эти интересы в совокупности составляют имущественную ценность данного объекта.

Допущение объективного интереса может иметь для оборота некоторый положительный результат, т. к. оно упрощает заключение договора и ликви дацию убытков и обеспечивает одним договором интересы различных лиц, когда эти интересы связаны с одним объектом. Однако этот положительный результат не искупается теми отрицательными последствиями, которые вле чет за собой допущение объективного интереса. Договор лишается своей определенности, т.к. страховщик при неопределенном количестве страховых интерессентов не мог бы предусмотреть меры своей ответственности и не мог быть даже уверен, что страховое вознаграждение попало к действитель ному интерессенту.

ГК допускает страхование только субъективного интереса. Это явствует из ст. 369, указывающей, что, если при имущественном страховании сумма, указанная в договоре, окажется выше страхового интереса, то договор при знается действительным только в пределах страхового интереса... причем, если означенное превышение было следствием обмана со стороны страхова теля, то страховщик может на суде потребовать признания договора недей ствительным, а также возмещения ему убытков. При страховании объектив ного интереса все эти правила не нашли бы места в законе, и страховщик должен был бы уплатить страховое вознаграждение не только страхователю, но и другим интерессентам, не указанным в договоре.

Идея субъективного интереса поводится ГК и при т. н. страховании за чужой счет. Когда страхователь страхует чужой интерес, указывая имя того, за чей счет и в чью пользу заключается страхование, наличие субъективного интереса не вызывает сомнения. В этом случае застрахованным оказывается интерес выгодоприобретателя. Аналогично разрешается вопрос, когда стра хование заключается за чужой счет без наименования выгодоприобретателя.

В данном случае имя выгодоприобретателя делается известным только впо следствии, при возникновении страхового требования (фрахтовщик страхует груз за счет грузополучателя, который неизвестен). И здесь страхуется, та ким образом, субъективный интерес. Сложнее обстоит дело с т. н. страхова нием «за чей счет следовать будет» (wen es angeht), при котором остается неизвестным, заключается ли страхование в своем или чужом интересе (страхователя или третьего лица). Здесь, действительно, страхование очень близко стоит к страхованию объективного интереса. Тем не менее и при См. также ГК, ст. 370–372.

ГК, ст. 373.

Страхование страховании «за чей счет следовать будет» с того времени, как произошел страховой случай и предъявлено требование о выдаче страхового вознаграж дения, возникает необходимость выяснения личности интерессента, который должен представить доказательства, что ему принадлежал страховой интерес в момент предусмотренного страхованием события и что именно он понес от этого события ущерб.

4. Интерес должен быть правомерным. Это значит, что застрахованным может быть только тот интерес, который не противоречит воззрениям данно го правопорядка.

§ 2. Страховой риск Литература Идельсон, Зап. Харьк. Ун-та, 1903 г., № 3. Шершеневич, II, стр. 369, 440. Серебровский, Сборник памяти проф. В.М. Гордона;

1927 г. Гаген, VIII, I, § 178–181. Ehrenberg, Versicherungsrecht, s. 5. Kisch, Handbuch d. Pri vatversiherungsrecht, II;

1920. Roelli, Komm. z. Schweiz. Bundesgesetze. d. V.

V., s. 371 lg.;

1914. Gosack, Handbuch d. H. R., § 182;

1923. Colin et Capitant, Cours de droit civil, II, p. 665 s.;

1924. Hmard, I, p. 75 s. Thaller, Trait de dr commercial, p. 996, 1013 s.;

1925. Cady, p. 6.

Гаген, I, стр. 691. Н. Зильберштейн в своей рецензии на наши «Очерки» ссылается на ст. Таможенного Устава, содержащую предписание, что грузы, находящиеся на таможне и припис ных складах, подлежат обязательному страхованию за счет распорядителей груза, указывая, что в подавляющем большинстве случаев при данных отношениях интерессент – распорядитель груза – будет инеизвестен ни при заключении и действии страхования, ни при ликвидации стра хового случая. Н. Зильберштейн находит, что ст. 179 Таможенного Устава имеет в виду страхо вание именно объективного интереса;

Сов. Право, 1926 г., № 5, стр. 128. Нам кажется, что в рассматриваемом случае имеет место обычное в транспортном страховании страхование за чужой счет без указания имени выгодоприобретателя. Но для того, чтобы получить страховое вознаграждение, распорядитель груза – выгодоприобретатель – должен надлежащим образом легитимировать себя и доказать, что именно он понес убыток. Если же при гибели груза понесли ущерб еще какие-нибудь лица (например, комиссионер, запродавший этот груз), то эти лица никакого права на страховое вознаграждение получить не могут. Таким образом, и тут страхует ся все же только субъективный интерес.

Гаген, VIII, I, стр. 378;

Киш, III, § 8. Применительно к советскому праву не могут быть застра хованы интересы: 1) связанные с действиями, запрещенными уголовным законом;

2) когда и поскольку имущественные объекты, с которыми связаны интересы, являются изъятыми из обо рота (ГК, ст. 22, 23);

3) если сделка, лежащая в основании правоотношения, вызвавшего интерес, совершена с целью, противной закону или в обход закона, или направлена к явному ущербу для государства (ГК, ст. 30);

4) если интересы осуществляются в противоречии с их социальнохозяй ственным назначением (ГК, ст. 1).

В. И. Серебровский I. На протяжении настоящей работы нам приходилось неоднократно указывать, что наиболее характерным признаком страхования и основным элементом страхового правоотношения является страховой риск. Теперь надлежит остановиться более подробно на выяснении этого фундаменталь ного понятия страхового права.

Понятие страхового риска часто заключает в себе неодинаковое содер жание и может употребляться в различных значениях.

А. Риск может быть понимаем, как с о б ы т и е, от наступления кото рого находится в зависимости выполнение страховщиком своей основной обязанности – уплаты страхового вознаграждения (при страховании от огня – пожар, при страховании жизни – смерть и т. д.). Здесь риск выступает как определенное событие (в большинстве случаев вредоносное) и сближается с понятием «страхового случая», под коим разумеется наступление преду смотренного страхованием события. Сближение указанных понятий не при водит, однако, к их отожествлению. Как правильно замечает Киш, между ними имеется все же, хотя и тонкое, но тем не менее существенное отличие.

Когда говорят о страховом случае, то имеют в виду событие, уже наступив шее, с понятием же риска связывается представление об опасности, которая еще только угрожает, еще только может наступить.

В изложенном понимании риск обычно характеризуется рядом призна ков, частью находящих себе выражение в нормах положительного права, частью выдвигаемых страховой теорией и практикой.

1. Событие, предусматриваемое страхованием, должно быть фактом, наступление которого в о з м о ж н о. Если возможность риска исключена, то оказывается исключенной и обязанность уплаты страхового вознагражде ния, принятая на себя страховщиком на случай наступления известного со бытия, а тем самым падает и все страховое правоотношение.

Трудность проблемы заключается в том, как установить критерий, что бы распознать возможность или невозможность наступления события. Дос таточно ли для этого, чтобы только стороны допускали эту возможность, или же возможность должна быть установлена на основании каких-то объектив ных данных.

ГК не придерживается однообразной терминологии, допуская наравне с термином «риск» и термин «опасность», каковые термины надо считать синонимами, ст. 384, 386.

Этим во многом объясняются разногласия авторов по отдельным вопросам страхового права, например, в вопросе, вызвавшем большие споры, – о признании за страховым договором риско вого характера.

Киш, там же, § 1, стр. 7.

Гаген, VIII, I, стр. 561;

ср. ГК, ст. 367.

Киш, там же, § 1, стр. 9;

ср. ГК, ст. 380, п. 3.

ГК, ст. 367, 384.

Страхование Исходя из интересов прочности оборота, страховая теория выдвигает объективный критерий. Для признания риска возможным является решаю щей объективная точка зрения, т. е. та, которая свойственна при данных условиях каждому разумному и сведущему человеку. Поэтому, если стороны считают возможным наступление такого события, которое, с точки зрения обычных воззрений или представлений, произойти не может, то страхование не получит правового эффекта.

Так как от возможности риска зависит существование всего страхового правоотношения, то представляет немаловажное значение разрешение во проса о моменте времени, к которому должна быть приурочена эта возмож ность. Вопрос этот разрешается в смысле приурочения возможности к тому моменту, когда выясняется действительность страхования. Поэтому, если ставится вопрос, существует ли вообще данное страхование, то исследуется положение ко времени заключения договора, и, если выяснится, что в это время событие представлялось возможным, то договор будет действитель ным (в противном случае – нет). Если же дело идет о том, потерял ли свою силу действительный страховой договор от того, что наступление преду смотренного события стало возможным с известного периода времени, то определяющим моментом окажется именно этот период времени.

2. Событие, предусматриваемое страхованием, должно обладать свой ством н е и з в е с т н о с т и.

В большинстве случаев неизвестность относится к наступлению самого страхового случая. И страхователю, и страховщику при заключении страхо вания, действительно, остается неведомым, произойдет ли пожар, градоби тие, кража, несчастный случай и т. д. Но вполне достаточным для установле ния признака «неизвестности» является, если неизвестным представляется только самый момент наступления страхового случая. Смерть неизбежна, но когда она будет иметь место в пределах действия страхового договора уста новить, разумеется, нельзя. Элемент неизвестности может выражаться и в неопределенности объема страхового вознаграждения.

Киш, там же, § 6, 20. Но и «объективная» точка зрения есть понятие относительное. То, что было невозможно вчера, делается возможным сегодня (страхование авиационных рисков). Об истории развития понятия «объективной» и «субъективной» невозможности см. Schreuer, Deut sches Privatrecht, § 70.

Киш, там же, стр. 51 сл.;

для советского права, ст. 384 ГК.

Colin et Сapitant II, p. 665;

Roelli, s. 337. Ehrenberg, Privatversicherungsrecht, s. I;

1923. Cosack, § 182.

В отношении советского права признак «неизвестности» события можно вывести из ст. ГК, поскольку этой статьей возлагается на страховщика обязанность к уплате страхового возна граждения «в случае наступления предусмотренного в договоре события», т. е. в зависимости от обстоятельства о неизбежности наступления или, по крайней мере, о времени наступления, которого при заключении страхования не было известно. См. также ст. 374.

В. И. Серебровский С точки зрения немецкой теории страхового права, решающим для при знания события «неизвестным» является не «объективная» неизвестность, а неизвестность «с у б ъ е к т и в н а я». Достаточно, чтобы стороны считали наступление страхового случая не неизбежным или, по крайней мере, для них оставалось бы неизвестным время наступления предусмотренного стра хованием события.

Последствия «неизвестности» события, предусмотренного страховани ем, будут различны в зависимости от того, обе ли стороны считали это собы тие неизвестным или одна из них. Если, по субъективному убеждению обеих сторон, нельзя было с неизбежностью ожидать наступления страхового слу чая, то страхование действительно;

страхователь остается обязанным к упла те страховой премии, а страховщик – связанным принятой им на себя обя занностью выплатить страховую сумму.

Иначе складываются отношения, если одной из сторон было при заклю чении соглашения уже известно, что событие должно непременно наступить и даже известен срок его наступления. В этом случае не приходится говорить о страховом договоре, что не исключает, однако, наличия правовых отноше ний между сторонами, возникших из состоявшегося соглашения. Страхов щик, знавший, что страховой случай произойдет в точно определенный мо мент времени, не освобождается от принятого на себя обязательства, но отвечает не по страховому договору, а по какому-либо иному основанию (договор гарантии, дарения и др.). То же правило надлежит применить и к страхователю. Аналогично разрешается вопрос, если при заключении стра хования обе стороны знали о неизбежности и времени наступления страхо вого случая, например, если он знали, что корабль, застрахованный от воен ных опасностей, неминуемо попадет в качестве приза в руки государства, ведущего войну. Из здесь «страховщик» должен будет возместить убытки, а «страхователь» – уплатить «премию». Но и то, и другое обязательство не будут основываться на страховом правоотношении как таковом.

Киш, там же, стр. 53 сл. «Страхование корабля действительно, если сторонам было неизвестно, что в трюме корабля спрятана адская машина, которая должна была с математической точно стью через известное количество дней взорвать корабль».

Известный случай во время мировой войны с кораблем Dacia;

Киш, там же, стр. 60 сл.

С указанными случаями, когда и страховщику, и страхователю или одной из сторон при заклю чении страхования было уже известно, что событие должно наступить и даже был известен срок его наступления, не надо смешивать рассмотренных ранее (гл. I) страхований terme fixe и рентного с немедленной выплатой ренты. При страховании terme fixe момент неизвестности вытекает из неопределенности срока уплаты страхователем премий;

при рентном же страхова нии с немедленной выплатой ренты страховщик опасается, что страхователь проживет слишком долго и страховщику придется уплатить больше, нежели он от страхователя получил, страхова тель же – что при своей скорой смерти он потеряет больше, нежели успеет получить от страхов Страхование Эти выводы, казалось бы, нет оснований не применять и к советскому страховому праву, поскольку ни ГК, ни правилами страхования только что указанные случаи не предусмотрены, но на практике, конечно, могут встре чаться.

3. Должно ли событие непременно относиться к будущему времени?

Поскольку обязательство прекращается невозможностью исполнения, за которую должник не несет ответственности (ст. 118, 129, 144 ГК), отпаде ние же возможности наступления страхового случая надо трактовать как причину, вызывающую для страховщика невозможность исполнения, по стольку отнесение события к будущему времени должно в принципе быть непременным условием действительности страхования. Коме того, само понятие риска как чего-то неизвестного приводит к заключению о недопус тимости страхования, если событие уже наступило.

Однако потребности оборота уже давно понудили законодательства в некоторых случаях отступить от этого принципа, допустив так наз. страхо вание на прошлое время (Rckwrtsversicherung). Этот вид страхования воз ник и получил свое развитие впервые в морском страховании, где, по усло виям морского транспорта, при заключении страхования сторонам часто бывает неизвестна судьба страхуемого груза или судна, находящихся в пути.

Впоследствии страхование на прошлое время было распространено и на некоторые другие виды страховых операций, при которых сторонам при заключении страхования также может быть неизвестна судьба страхуемого имущества или нет сведений, произошло ли в передах обусловленного вре мени событие, являющееся основанием ответственности (транспортное стра хование, гражданской ответственности, кредита и нек. др.).

щика. Момент неизвестности, таким образом, коренится в неопределенности срока человеческой жизни.

Versicherungslexicon, s. 1078.

Страхование на случай благоприятных или неблагоприятных известий (sur bonnes on mauvaises nouvelles), при котором страховщик является ответственным даже тогда, если событие произош ло до заключения страхования;

франц. торг. код., § 365, 367. Аналогично английское право – оговорка в морском полисе «потерпел или не потерпел потери» (lost or not lost);

Marine insurance Act, § 6;

герм. торг. улож., § 785;

общегерм. прав. морск. страхования 119 г., § 5.

Versicherungslexicon, стр. 1079;

Gerhardt, Hagen, Manes, Komm. Z. d. V. V. Ges., s. 15;

1908.

Ehrenzweig, Komm. z. sterr. V. V. Ges., s. 11;

1918. Ancey, Les risques de credit, p. 131;

1926.

Отчетливо вышеозначенный принцип и исключения из него проведены в швейцарском законе, указывающем, что страховой договор ничтожен, если в момент его заключения риск уже отпал.

Исключение из этого правила устанавливается при страховании от огня предметов, находящихся за границей, и при транспортном страховании, когда обе стороны не знали, что риск уже отпал (§ 9). Герм. страх. зак. указывает прямо, что страхование может быть заключено так, чтобы оно начиналось в момент, предшествующий совершению договора. Если при этом страховщику при заключении договора было известно, что возможность наступления страхового случая уже исключена, то он теряет право на премию;

если страхователю было известно, что страховой В. И. Серебровский ГК в ст. 384 указывает, что договор страхования ничтожен, если во вре мя его заключения... имущество было не подвержено опасности, от которой оно страховалось. Таким образом, ГК проводит общий принцип, что событие предусмотренное в договоре, должно относиться к будущему времени.

4. Является ли характерным признаком события, предусмотренного страхованием, его имущественная невыгодность или убыточность?

Как нами в своем месте указывалось, для ряда страхований начало убы точности не является характерным признаком. В действительности, в осно вании всех видов страхования лежит не идея «убытка», а более широкая идея «обеспечения возможной потребности». Поэтому признак «убыточности» не является характерным свойством риска в рассматриваемом значении.

5. Не вызывающим сомнения признаком риска является его п р а в о- м е р н о с т ь. Поэтому страхования от опасностей занятия недозволенными действиями, например, контрабандным промыслом и т. п., не могут пользо ваться защитой закона. Для советского права, кроме ст. 30 ГК, признающей недействительными сделки, совершенные с целью, противной закону, или в обход закона, а равно сделки, направленные к явному ущербу для государст ва, – критерием правомерности может быть еще ст. 1 ГК, в силу которой гражданские права охраняются законом, за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социальнохозяйственным значени ем.

Б. Риск понимается также как в о з м о ж н о с т ь и л и в е р о я т- н о с т ь н а с т у п л е н и я с о б ы т и я, угрожающего лицу или имуществу (риск пожара, преждевременной смерти и т. п.). В этом значении понятие риска употребляется ГК в ст. 386, гласящей, что, если при имущественном страховании опасность или вероятность наступления страхового случая случай уже наступил, то страховщик освобождается от ответственности;

§ 2. Сходно австр.

страх. закон, § 7.

При морском страховании советское страховое право идет тем же путем, как и западноевро пейское право. Правила страхования грузов по морским путям указывают, что ответственность Госстраха начинается с погрузки первого места или пудо-груза на судно, если в страховых документах не обусловлено иного. Те же правила разрешают заключать страхования на условиях иностранных правил морского страхования;

§ 11, 29. Поэтому, оговорка lost or not lost англий ского права вполне применима и в полисах морского страхования, выдаваемых Госстрахом;

ср.

Долгов, Морское страхование, стр. 10;

1925 г.

См. гл. I.

Ср. Прусск. земское улож., II, § 1953 – Iede knftige Gefahr, die hicht mit verbotenen Handlungen verknpftist, kann versichert werden;

французская практика опирается на § 1133 Фран. ГК: «цель (cause) является недозволенной, когда она запрещена законом, противна добрым нравам или общественному порядку».

Гаген, VIII, I, стр. 385.

Страхование (страховой риск) увеличилась.., то страховщик может предложить страхова телю... уплатить соответственно увеличенную премию.

Риск как возможность наступления события представляет собою поня тие относительное. Он может быть больше или меньше, увеличиваться и уменьшаться. Указанное понимание риска имеет чрезвычайно важное значе ние для страховщика и лежит в основании его расчетов при вычислении степени вероятности наступления страхового случая.

В. Можно понимать риск как н е о б х о д и м о с т ь н е с т и н е в ы- г о д н ы е п о с л е д с т в и я возможного, неизвестного события. В этом смысле применяет термин «риск» законодатель, говоря о принятии на себя страховщиком риска, о переходе риска, о делении риска и т. д. Такое пони мание риска ближе всего стоит к пониманию риска в его экономическом значении, и влияние экономических представлений, нам думается, несо мненно, отразилось и на приведенной здесь терминологии законодателя.

Если, однако, рассматривая вопрос с экономической точки зрения, можно говорить о перенесении риска, о делении риска и пр., то, с точки зрения юридической, такая терминология представляется неточной. Если экономи ческий риск, переданный страхователем страховщику, и риск, принятый на себя страховщиком, покрывают друг друга, то юридически риск страховате ля и риск страховщика являются понятиями несовпадающими. Страхователь несет риск потому, что он является собственником, нанимателем, комиссио нером и т. д. Страховщик несет риск только потому, что он вступил в стра ховые отношения. Юридическим основанием возникшей в его лице обязан ности будет или договор страхования, или требование закона, т. е. иное ос нование ответственности, нежели у страхователя. Юридически риск стра ховщика может не совпадать с риском страхователя и по своему объему, сроку и действию. Поэтому «принятие на себя страховщиком риска» в пра вовом смысле означает возникновение в лице страховщика особого, само стоятельного обязательства, имеющего своим основанием факт заключения страхования. Здесь «риск страховщика» оказывается тождественным с «от ветственностью страховщика», вытекающей для него из заключенного стра хования. С точки зрения юридической, поэтому можно было бы употреблять Также ст. 385 ГК.

«Договором страхования страховщик обязуется за премию взять на себя риск» – итальянск.

проект торг. кодекса, § 567, перев. под ред. проф. В. М. Гордона;

ср. § 16, 129 герм. страх. зако на, § 813, 516, 545 герм. торг. уложения;

«разница, оставленная на риске самого страхователя» – ст. 370 ГК.

Страхуя имущество в сумме 5 000 руб., страхователь переносит экономически риск именно в этой сумме на страховщика.

В частности, страховщик является ответственным и в тех случаях, когда страхователь эконо мически никаких невыгодных последствий от страхового случая не понес.

В. И. Серебровский выражение «принять на себя ответственность», вместо – «принять на себя риск». И если «ответственность» обычно именуется «риском», то происхо дит это потому, что фактическое осуществление этой ответственности ста вится в зависимость от наступления возможного, неизвестного события.

Г. Таковы главнейшие значения, вкладываемые в понятие страхового риска. Но термин «риск» может применяться еще в различных значениях:

риск как предел невыгодных последствий страхового случая (страховщик несет риск в 10 000 руб.);

риск как возможная хозяйственная невыгодность отдельной страховой сделки;

под риском иногда понимается имущество или лицо, оказывающиеся объектами страхового правоотношения (принятие на страх тех или иных рисков – строений, людей и т. д.).

Д. Понятие риска должно быть строго отграничено от понятия страхо вого интереса.

Интерес, говорит Киш, не риск, но то, что подвержено риску;

или, вы ражаясь несколько иначе, та имущественная ценность, которая может быть утеряна отдельным лицом в силу наступления известного события;

интерес связан с застрахованным риском, риск – с известным событием, которое может постичь это имущество. При страховании дома одновременно от огня и от наводнения один и тот же интерес страхуется от нескольких опасностей.

Обратно – страхование грузов, фрахта, ожидаемой прибыли или аварийных денег от опасностей морской перевозки является страхованием различных интересов от одного рода опасности. Смешение риска со страховым интере сом происходит особенно легко тогда, когда интерес не является связанным с определенным имущественным объектом (страхование гражданской ответ ственности). Но и в этом случае между указанными понятиями может быть проведено ясное отличие: риск будет представлять собою или возможность наступления события, или само событие, или необходимость нести невыгод ные последствия этого события;

интерес же будет представлять ту ценность, которую может потерять страхователь при наступлении предусмотренного события.

II. 1. Определение риска при договорном страховании, в принципе, – дело сторон. Стороны должны условиться, от каких опасностей заключается страхование (от огня, градобитий и пр.). Как общее правило, при заключе нии страхования риск строго специализируется (от огня, от падежа скота и т. д.). Однако встречаются и такие виды страхования, при которых объект Киш, там же, стр. 11–12.

Ehrenberg, Versicherungsrecht, § 1;

Hagen, VIII, I, стр. 384;

Rostaing Manuel des assurances, p. 105;

«Правила перестрахования рисков Госстраха», Положение о Госстрахе, приложение к ст. 7.

Киш, там же, II, стр. 19, 20.

ГК, ст. 380, п. 3.

Страхование страхуется от в с е х опасностей, могущих угрожать этому объекту. Таково, например, транспортное страхование. Согласно § 1 Правил страхования грузов по морским путям, Госстрах отвечает за убытки от всех случайностей и опасностей морской перевозки. Не специализируется риск и при гарантий ном страховании, поскольку Госстрах несет ответственность за все убытки в застрахованном имуществе, причиненные преступными или небрежными действиями или упущениями рабочих и служащих страхователя, непосред ственно связанными с приемом, хранением, охраной и транспортированием вверенного им застрахованного имущества.

При обязательном страховании характер риска определяется самим за коном (от огня, градобитий и падежа скота – при обязательном окладном страховании и от огня и опасностей перевозки – при обязательном неоклад ном страховании ).

2. Определение характера риска не устанавливает само по себе его объ ема. Заключение страхования от огня еще не означает, что страховщик со гласился отвечать за все случаи пожара, от каких бы причин они ни про изошли, или что при страховании от несчастных случаев он изъявил согла сие нести ответственность за все несчастные случаи, какого бы они характе ра не были и т. д.

Каким же порядком устанавливается объем риска? Согласно теории, принятой французской доктриной и практикой, объем риска должен быть установлен соглашением сторон. На первый взгляд эта теория представляет ся, с точки зрения общих чтений о договоре, вполне приемлемой: кому как не сторонам определить все существенные моменты договора, в том числе и объем риска. При ближайшем же рассмотрении эта «договорная» теория оказывается, однако, неудовлетворительной, так как она игнорирует те часто встречающиеся на практике случаи, когда стороны не предусмотрели в сво ем соглашении или не смогли предусмотреть все события, представляющие признаки того риска, от последствий которого было заключено страхование.

Имея в виду эти случаи, швейцарский закон поступил вполне последова тельно, установив, что, поскольку в настоящем законе нет иного постанов ления, страховщик отвечает за все события, представляющие признаки того риска, от последствий которого было заключено страхование, разве только в договоре в точных и недвусмысленных выражениях определенные события Правила гарантийного страхования, § 1.

Положение о Госстрахе, ст. 9, 13.

Франц. торг. кодекс. § 348;

Thaller, p. 1014. В старой русской страховой литературе под несо мненным влиянием французской доктрины такого же мнения придерживался Степанов, Опыт теории страхового договора, стр. II;

1875.

В. И. Серебровский были изъяты из действия страхования. По швейцарскому закону, таким образом, определение объема риска, в принципе, принадлежит сторонам, но если стороны по тем или иным причинам объема риска не установили, то страховщик несет ответственность за весь риск как таковой (при страхова нии от огня – за все случаи пожара и т. д.).

ГК не содержит общей нормы об установлении объема риска. Но в Пра вилах страхования обычно подробно, хотя и в достаточной мере казуистиче ски, указывается предел ответственности, лежащей на страховщике. Этот предел ответственности соглашением страхователя с Госстрахом может быть, однако, изменен (расширен или сужен).

3. Детальное определение объема принимаемой на себя ответственности страховщик достигает с помощью вспомогательных страховых дисциплин – страховой статистики, страховой медицины и др., дающих ему возможность классифицировать риск, определить степень вероятности предусмотренного события, величину страховой премии и проч. Тем не менее и однородные риски все же не являются тождественными (например, риск смерти многих лиц одного возраста). В каждом данном случае имеются свои индивидуаль ные особенности, увеличивающие или уменьшающие опасность (например, различное состояние здоровья страхуемых лиц одного возраста). Для неко торых видов страхования эти индивидуальные особенности не принимаются во внимание (например, при обязательном окладном страховании). Но для большинства видов страхования индивидуальные особенности отдельных рисков имеют большое значение при установлении объема риска и тем са мым объема ответственности страховщика. Отсюда возникает потребность в и н д и в и д у а л и з а ц и и риска, в подробном описании всех его сущест венных особенностей. Способом такой индивидуализации является возложе ние на страхователя особой «обязанности уведомления» о всех обстоятель ствах, имеющих существенное значение для установления объема риска (Anzeigepficht).

Швейцарский закон, § 33.

Прав. страх. грузов по морским путям, § 4;

прав. гарант. страх., § 1;

прав. страх. от несчастн.

случаев, § 2 и др.

См. гл. VI.

Страхование § 3.Страховой случай Литература Гаген, VIII, I, § 256–259. Colin et Capitant, II, p. 666 s., 1924. Stefani, Les assurances des fautes;

1923. Demogue, Trait des obligations, T. V, p. 429 s.;

1925. Cady, p. 163, 188.

Страховой случай является тем событием, от последствий наступления которого заключалось страхование, и притом событием, уже наступившим.

В этом его отличие от риска как события, которое еще только может насту пить. Так понимает страховой случай и ГК в ст. 367, отождествляя «наступ ление предусмотренного в договоре события» со «страховым случаем». По нятие страхового случая имеет весьма важное значение, т.к. только с наступ лением страхового случая происходит реализация страхового правоотноше ния.

С понятием страхового случая не надо смешивать понятия случайности события.

Отвечает ли страховщик только тогда, когда событие, являющееся ос нованием его ответственности, произошло случайно или и тогда, когда это событие было вызвано намеренно страхователем или лицами, управомочен ными по договору (выгодоприобретателями)?

В этом вопросе чрезвычайно показательна эволюция французского пра ва.

Emerigon и Pothier категорически отрицали возможность соглашений, в силу которых кто-либо принимал на себя ответственность за вину другого.

Такие соглашения, по их мнению, являлись ничем иным, как призывом ad deliquendum. Эта точка зрения отразилась и на французском торговом кодек се 1808 г., установившем, что убытки, проистекающие от действия страхова теля (provenant du fait de l’assur), не подлежат возмещению со стороны стра ховщика. Только путем особого соглашения страхователь может возложить на страховщика ответственность за вину капитана как заместителя страхова теля (barraterie de patron). Такое сужение ответственности страховщика, несомненно, шло вразрез с естественной потребностью страхователя обеспе чить себя не только от невыгодных последствий различных случайностей, но и от того вреда, который страхователь может понести от собственной не брежности или неосторожности, зачастую являющихся естественным след ствием его деятельности. Требовалось дать этой потребности надлежащий Франц. торг. кодекс, § 351, 353. Stefani, p. 38. Старое страховое правило гласит: «Si casus evenit culpa asseceratorii, non tenetur assecuratores»;

cp. Guidon de la mer, Ch. IX, Art. 8.

В. И. Серебровский правовой выход, и он был дан судебной и административной практикой.

Исходя из традиционного деления на culpa levis и cupla lata, судебная прак тика разрешила страхования от последствий легкой вины, запретив соглаше ния, имеющие целью освободить страхователя от последствий его грубой вины, как находящиеся в противоречии с началами общественного порядка (l’ordre public). Издание закона 1898 г. об ответственности предпринимате лей за несчастные случаи с рабочими побудило страховые общества принять на себя ответственность даже за случаи, происшедшие в силу непроститель ной вины предпринимателя-страхователя, что не встретило возражений ни со стороны суда, ни органов надзора за деятельностью страховых обществ.

Не подвергается сомнению и законность страхования от гражданской ответ ственности, в силу которой страховщик отвечает за вину страхователя. При страховании жизни страховщик не отвечает за вину страхователя или застра хованного в случаях, прямо предусмотренных условиями полиса (дуэль, самоубийство). Последний французский проект закона о страховом догово ре пошел еще дальше. Проект выставляет общее положение, что страховщик отвечает за весь вред, причиненный случайным событием или происшедший по вине страхователя. Ответственность страховщика исключается только в случае умышленной вины страхователя (при страховании от гражданской ответственности страховщик отвечает и за умышленную вину). При страхо вании жизни, если полис не заключает в себе оговорки об ответственности за самоубийство, таковое освобождает страховщика от ответственности, если не будет доказано совершение самоубийства в состоянии бессознательности;

наличие оговорки об ответственности за самоубийство влечет за собой от ветственность страховщика только в том случае, если самоубийство про изошло не ранее, как через 2 года после заключения договора.

Страховое законодательство других западно-европейских стран и анг ло-американское право отличается от действующего французского права только в частностях.

Первоначально включение оговорки об ответственности страховщика за легкую вину страхова теля нашло свое применение при страховании от огня.

Colin et Capitant приводят указания, что в страховых полисах при страховании гражданской ответственности от опасности автомобильного движения в настоящее время приняты оговорки, устанавливающие ответственность страховых обществ, даже если шофер заснул или был в состоянии опьянения, или нарушил правила езды. При страховании от огня иногда включаются оговорки об ответственности страховых обществ и в случае пожара, вызванного виной застрахо ванного;

II, 666, 667.

Rostaing. Manuel des assurances, p. 430;

1924.

Revue trimestrielle de dr. civ., 1925, № 4, р. 968, 975.

Швейцарск. страх. закон освобождает страховщика от ответственности, когда страхователь или управомоченное по договору лицо умышленно вызовут предусмотренное в договоре событие.

Грубая небрежность указанных лиц дает страховщику право на уменьшение страхового возна Страхование ГК РСФСР исходит из общепринятой в настоящее время доктрины страхового права и освобождает страховщика от уплаты страховой сумы, если страховой случай наступил вследствие умысла или грубой неосторож ности страхователя или выгодоприобретателя, делая исключение из этого правила только для страхования жизни. При страховании жизни Госстрах не освобождается от ответственности в случае грубой неосторожности застра хованного лица;

если же случай наступит вследствие умысла застрахованно го лица (самоубийство), то Госстрах освобождается от ответственности только в течение двух первых лет действия договора.

граждения в размере, соответствующем степени вины;

при легкой небрежности страховщик отвечает в полном объеме, равно как и в том случае, если указанные лица вызовут предусмот ренное событие, действуя по соображениям человеколюбия;

§14, 15. Германск. и австр. страх.

законы освобождают при имущественном страховании страховщика от ответственности, если событие вызвано умыслом или грубой небрежностью страхователя;

герм. закон § 61, австр.

закон § 55;

но при морском и транспортном страховании страховщик свободен от ответственно сти даже при всякой небрежности страхователя;

герм. страх. закон § 130, герм. торг. улож. § и исключение из этого правила для случая – «fehlhafte Fhrung des Schiffes»;

напротив, при страховании от гражданской ответственности, по германскому закону, страховщик не несет ответственности только в том случае, если страхователь намеренно противозаконно вызвал событие, за наступление которого он отвечает перед третьим лицом;

герман. закон § 152, анало гично австр. закон § 122;

при страховании на случай смерти германский закон освобождает страховщика от ответственности при самоубийстве застрахованного лица, за исключением совершения поступка в состоянии болезненного расстройства, исключающего свободу самооп ределения;

герм. закон § 169. По англо-американскому праву, страховщик не отвечает за поте рю, которая может быть приписана умышленным неправильным действиям страхователя, но он отвечает за всякую потерю, причиненную неправильным действием капитана или команды (baratry), поскольку в полисе не предусмотрено иного;

Marine insurance Act;

Cady, p. 188: выра жение baratry обнимает собою всякое неправильное действие, умышленно совершенное капита ном или командой во вред собственника судна или лица, совершившего цертепатию;

Rules for construction of Policy, прил. к Marine insurance Act;

страхование от гражданской ответственности влечет ответственность страховщика и в том случае, если событие было умышленно вызвано страхователем;

Cady, p. 224;

при страховании жизни англо-американское право не дает права на страховое вознаграждение, если застрахованный умышленно покончил с собой, находясь в здравом уме;

так же решался вопрос в дореволюционной практике Сената, см. Сборн. Малахов ского, тез. 240;

но в полисе допустима оговорка, что в случае самоубийства полис недействите лен независимо от того, был ли застрахованный психически здоров или нет (Sane or insane);

по закону штата Нью-Йорк 1920 г., самоубийство не является поводом к освобождению страхов щика от ответственности, если оно произошло через 2 года после заключения страхования;

Cady, p. 163, 164.

Ст. 393 ГК РСФСР, ст. 3931 ГК УССР. Отступления от указанного общего правила ГК содер жатся еще в правилах страхования гражданской ответственности и от градобитий. Согласно правилам страхования моторных экипажей, по риску от гражданской ответственности Госстра хом не возмещаются убытки, происшедшие вследствие умысла или преступных действий стра хователя или лица, управляющего моторным экипажем;

правила, § 2,2. Согласно же правилам страхования от градобитий, Госстрах не отвечает, когда страхователь умышленными действия ми увеличил размер убытков, причиненных градобитием;

прав. добр. страх., § 10, п. «д»;

прав.

обязат. страх., § 42. Грубая небрежность страхователя влечет за собой ответственность Госстра ха и при обязат. окладн. страх. от огня, Прав. § 42.

В. И. Серебровский Выводы, которые можно отсюда сделать, по нашему мнению, таковы.

Очевидно, что, в принципе, нельзя при всех видах страхования возлагать на страховщика ответственность за всякую вину страхователя. В противном случае у страхователя пропал бы всякий интерес к осмотрительному и бе режному поведению в отношении застрахованного объекта и открылось бы широкое поле для различных злоупотреблений. Но тем не менее, для от дельных видов страхований этот принцип может допускать исключения, т. к.

специфические свойства некоторых страховых операций вызывают потреб ность в распространении ответственности страховщика и на случай грубой небрежности и даже умышленных действий страхователя (страхование гра жданской ответственности, страхование жизни). Эти исключения все же только подтверждают общее правило, что страховщик не должен нести от ветственности за случаи, вызванные умыслом или грубой неосторожностью страхователя.

Имея значение решающего момента для установления ответственности страховщика, страховой случай должен быть точно установлен. Установле ние его лежит на обязанности страхователя или выгодоприобретателя – лиц, наиболее осведомленных во всем, что касается застрахованного интереса.

§ 4. Страховая премия Литература Шершеневич, II, стр. 395, 406. Потоцкий, Краткий курс, стр. 41 сл. Гох ман, Страхование жизни, стр. 40–63;

1926. Эмар, I, стр. 89 сл. Гаген, VIII, I, § 230–240. Ehrenberg, Versicherungsrecht, § 39;

1893. Versicherungslexicon, s. 958 flg. Roelli, Komm. z. Schweiz. V. V. Ges., s. 257 flg;

1914.

Французский проект 1925 г. идет поэтому слишком далеко, устанавливая общее положение об ответственности страховщика за весь вред, причиненный случайным событием или происшед ший по вине страхователя.

При страховании гражданской ответственности нет оснований предполагать, чтобы страхова тель стремился в целях обогащения вызвать страховой случай, т.к. причиненный вред никак не может принести выгоды страхователю, поскольку страховое вознаграждение предназначается исключительно на возмещение тех сумм, которые сам страхователь должен уплатить за вызван ный вред;

Versicherungslexicon, стр. 631;

при страховании жизни трудно предположить, чтобы желание покончить с собой могло жить у застрахованного в течение нескольких лет после за ключения договора.

Страхование Страховой премией является вознаграждение, уплачиваемое страхова телем страховщику за принятие им на себя риска.

В уплате премии, таким образом, находит свое выражение двусторон ний характер страхового правоотношения.

Премия обычно представляет собою известный денежный взнос. Пре мия вносится страхователем или сразу – за весь срок страхования (Mise), или периодически (laufende Premie).

Место платежа премии указывается при заключении страхования (ГК, ст. 389). Но, во всяком случае, забота о своевременном взносе премии лежит на страхователе.

Страховая премия, по общему правилу, обладает свойством неделимо сти. В силу неделимости премии, страховщику принадлежит страховая пре мия за весь страховой период, хотя бы риск грозил страховщику только в продолжение одной части этого периода.

Термин «премия» обычно производят от слова – primo – прежде: уплата премии должна пред шествовать заключению страхования. Иные толкования термина «премия» см. Эмар, I, стр. 89. С технической стороны различаются нетто-премия и брутто-премия. Нетто-премия является чис той себестоимостью страхования для страховщика. Брутто-премия представляет собою тариф ную ставку, фактически уплачиваемую страхователем страховщику, исчисление которой произ водится путем установления известной надбавки к нетто-премии сообразно с принятым в дан ном учреждении планом организации дела.

Однако правила ГК о двусторонних договорах не могут быть применены к премии полностью;

законодательства обычно дают самостоятельное регулирование для обязанности уплаты премии;

герм. закон, § 35 сл., австр. закон, § 23 сл., швейц. закон, § 23 сл., ГК, ст. 389 и др.

См., однако, Релли, стр. 258.

Правила страхования жизни, § 5. Таким образом, обязанность уплаты страховой премии явля ется т.н. Bringschuld: страхователь (должник) обязуется исполнить обязательство в месте жи тельства кредитора или в другом указанном месте за свой счет и риск;

иначе – при Holschuld, когда должник обязывается только держать предмет обязательства готовым к исполнению и передать кредитору по его требованию;

Typ, Schweiz. Obl. Recht, стр. 445. Герм. закон указыва ет, что местом платежа премии является местожительство страхователя в данный момент, но страхователь обязан за свой страх и счет доставить премию страховщику, § 36;

однако страхов щик может, не будучи к тому обязан, сам (через своих агентов) собирать премии;

по германско му, австр., швейцарск. Законодательствам, такой порядок может быть всегда односторонне страховщиком изменен;

герм. закон, § 37, австр. закон, § 24, швейц. закон, § 22;

итальянская и французская практика усматривает в этом случае превращение Bringschuld в Holschuld;

Versicherungslexicon, s. 959.

Швейц. закон, § 24, герм. торг. уложение, § 897. В герм. и австр. страх. законах правило о неделимости премии применяется не всегда. ГК не говорит о неделимости премии, но правилам страхования она хорошо известна, хотя и допускает исключения;

прав. обяз. стах. от огня, § 22, прав. гарант. страх., § 21.

В. И. Серебровский § 5. Страховая сумма Литература Шершеневич, II, стр. 395, 399. Гойхбарг, Вестник гражд. права, 1915 г., № 2. Линденбратен, Долгов, Морское страхование, стр. 18, сл. Гаген, VIII, I, § 209–229. Эмар, I, стр. 93. Ehrenberg, Versicherungsrecht, § 31, Versi cherungslexicon, s. 1367 flg.

1. Страховая сумма является одним из основных элементов страхового правоотношения как при имущественном, так и при личном страховании. Но в то время как при личном страховании страховая сумма уплачивается стра ховщиком независимо от того, понес ли страхователь какой-нибудь ущерб от наступившего события, при имущественном страховании страховая сумма играет только роль предела, выше которого не должно подниматься факти чески уплачиваемое страховое вознаграждение. Если, при имущественном страховании страховая сумма играет роль предела для выплаты страхового вознаграждения, то, в свою очередь, пределом для страховой суммы являет ся стоимость страхового интереса (страховая оценка). Стоимость страхового интереса обычно определяется ко времени наступления страхового случая.

2. Превышение страховой суммы над стоимостью страхового интереса влечет за собой, по ГК, в случае добросовестного заблуждения признание страхования действительным только в пределах стоимости страхового инте реса, в связи с чем соответственно понижается и уплачиваемая страховате лем страховая премия. Если же это превышение явилось следствием умысла со стороны страхователя, то страховщик может требовать по суду признания договора недействительным и возмещения убытков, поскольку последние превышают полученные премии, каковые в данном случае он возвращать не обязан.

ГК, ст. 368. Возможны, однако, виды личного страхования, когда страховая сумма также играет роль предела для устанавливаемого страхового вознаграждения (страхование от болезни, несча стных случаев). При гарантийном страховании, если при установлении убытка по страхованиям первого риска окажется, что максимальная дневная стоимость имущества за месяц до дня стра хового случая включительно превысила максимальную стоимость имущества, указанную стра хователем, то пропорционально должна быть увеличена и страховая сумма;

§ 40, п. 2.

При обязательном страховании страховая сумма устанавливается законом.

Швейцарский закон, § 62;

швейцарский закон дает чрезвычайно подробно разработанную систему определения стоимости различных интересов, § 63. При транспортном страховании решающее значение для установления размера страхового вознаграждения имеет стоимость страхового интереса при начале страхования (во время и в месте отправки груза);

прав. страх.

грузов по сухим путям, § 10, 21.

ГК, ст. 369.

Страхование При застраховании имущества только в известной части страховой 1 оценки (в, в и т. д.) остальная часть признается оставленной на риске с самого страхователя. При установлении суммы страхового вознаграждения в этом случае применяется общее правило, что страховое вознаграждение стоит в таком отношении к ущербу, как страховая сумма – к страховой оцен ке (стоимости страхового интереса).

3. Возможно, что один и тот же страховой интерес окажется застрахо ванным от одного и того же риска и на тот же срок у нескольких страховщи ков в страховых суммах, превышающих страховой интерес. Тогда мы будем иметь т. н. д в о й н о е с т р а х о в а н и е.

Одни законодательства считают, что если возмещение убытков уже обеспечено, то нет оснований для нового договора, и поэтому все поздней шие договоры должны быть признаны недействительными. Другие законо дательства, исходя из тех соображений, что центр тяжести заключается в том, чтобы страхователь не получил двойного страхового вознаграждения, допускают возможность двойного страхования, устанавливая только извест ный порядок выплаты страхового вознаграждения несколькими страховщи ками, гарантирующий от могущих быть злоупотреблений со стороны стра хователя. По одной системе, все страховщики отвечают перед страхователя ми солидарно, т. е. каждый в полной сумме ценности. По другой системе, каждый из нескольких страховщиков отвечает перед страхователем пропор ционально принятой на страх части ценности.

ГК примыкает к той группе законодательств, которая признает недейст вительность всех позднейших договоров. Согласно ст. 372, если в общей сложности страховые суммы по нескольким договорам имущественного страхования, заключенного относительно одного и того же интереса, пре вышают размер этого интереса, то последующие договоры в части, превы шающей страховой интерес, признаются недействительными, а уплаченные премии не подлежат возврату;

если же страхователь преследовал цель из влечь неправомерную выгоду, то все заключенные договоры недействитель ГК, ст. 370. Исключение из этого правила при гарантийном страховании;

по расчету первого риска, страховое вознаграждение определяется в сумме установленного убытка, § 40, п. 1.

Швейцарск. закон, § 53, герм. закон, § 58 сл., австр. закон, § 54;

не совсем точно – ГК, ст. 372.

Понятие двойного страхования вообще неприменимо при страховании гражданской ответствен ности.

Гер. торг. укл., § 788;

фр. торг. код., § 359;

итальян. торг. код, § 426.

Пропорциональная ответственность установлена швейцарским законом, § 71. Солидарная ответственность принята германским законом, § 59–69, австрийским законом, § 54;

англо американским правом, Cady, p. 62.

В. И. Серебровский ны, а страховщики сверх того могут требовать возмещения причиненных им страхователем убытков.

В СССР при действии страховой монополии, не допускающей наличия нескольких страховщиков, двойное страхование может иметь место только в тех случаях, когда из этой монополии закон допускает изъятия. Поэтому двойное страхование в СССР возможно: а) при кооперативном страховании, б) при страховании экспортно-импортных товаров, в) при страховании НКПС и НКПиТ перевозимого багажа и почтовых отправлений с объявлен ной ценностью, г) при применении на практике правил о страховании, при нятых германо-советским торговым договором.

§ 6. Страховой срок Страховщик несет ответственность по принятому риску только в тече ние известного количества времени – страхового срока. Этот срок может быть установлен календарно (с 1 января по 1 января) или иным образом (на пример, на определенную операцию, на рейс). При добровольном страхова нии срок определяется соглашением сторон, а при обязательном – законом.

Страховой срок, соответственно обусловленному порядку взноса стра ховых премий, может быть разделен на известные промежутки времени – страховые периоды, к которым приурочиваются взносы премий.

См. гл. II. Так как советское право придерживается принципа «старшинства» (Priorittsprinzip), а германское право – принципа «выравнивания» (Ausgleichungsprinzip), то при двойном страхо вании в германском страховом обществе и в Госстрахе германское общество, уплатившее стра ховую сумму, не может требовать от Госстраха возмещения соразмерной части уплаченного;

то же правило применяется и по отношению к Госстраху;

см. Bruck, Zwischenstaatliches Versic herungsrecht, § 4. 1924.

Правила гарантийного страхования, § 12.

ГК, ст. 378;

правила обяз. страх. от огня, § 5.

ГК, ст. 378 неправильно противополагает страховой срок страховому периоду;

страховой срок и страховой период могут совпадать (при единовременной уплате премии).

Страхование Глава V ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТРАХОВАНИЯ § 1. Заключение добровольного страхования Литература Шершеневич, II,§ 108, 114. Серебровский, Вестн. Сов. Юстиции, 1925 г., № 21. Гаген, VIII, I, § 139 сл., 159 сл. Ehrenberg, Versicherungsrecht, § 25. Ehrenberg, Privatversicherungsrecht, s. 7;

1923. Roelli, s. 27 flg., s. 148 flg.

Colin et Capitant, II, p. 669 s. Wahl, p. 494 s. Cady, p. 12, 41.

I. Поскольку добровольное страхование возникает из договора, к за ключению добровольного страхования должны применяться общие правила о заключении договора с теми изъятиями, которые установлены законом или правилами страхования для отдельных видов страхования.

В законодательствах вопрос о форме заключения страхования разреша ется неодинаково. Одни законодательства, в том числе и ГК, требуют совер шения договора в письменной форме. Другие не устанавливают для этого определенной формы. Но обычно договор страхования везде совершается в письменной форме. Страхователь делает предложение страховщику в форме подачи страховщику особого объявления на бланке, составленном страхов щиком. К объявлению прилагаются планы, описи и проч. После принятия предложения страховщиком договор страхования считается заключенным.

По действующим в СССР правилам страхования, договор считается заклю ченным, когда Госстрах в удостоверение принятия предложения страховате ля выдаст последнему полис или страховую квитанцию. Тем не менее, если бы даже полис и был выдан, договор не вступает в силу до уплаты премии сполна, или, при рассрочке, ее первого взноса, если иное, впрочем, не преду смотрено в договоре. На практике встречаются и такие случаи, когда стра Франц. торг. кодекс по отношению к морскому страхованию, § 332. ГК, ст. 379;

ст. 137, п. освобождает договоры страхования от засвидетельствования в нотариальном порядке.

Французское (для всех видов страхования, кроме морского) немецкое, австрийское.

Кэди, стр. 12.

В виде исключения прав. страхования животных не требуют подачи объявления.

Чрезвычайно подробно регулируется порядок заключения страхования в швейцарском законе, § 1–13.

Прав. добровольного страхования от огня, § 8;

прав. гарант. страхования, § 18, п. 1.

ГК, ст. 389;

прав. гарант. страх., § 20, п. 3.

В. И. Серебровский хование считается заключенным со времени уплаты премии, самый же полис выдается впоследствии.

II. Страховой полис является односторонним документом, выдаваемым страховщиком, и представляет собою обещание страховщика уплатить из вестную сумму в случае наступления предусмотренного страхованием собы 2 тия. Полисы могут быть именными, ордерными и на предъявителя. Совет ское право знает только именные и предъявительские полисы: именные по лисы или квитанции – при имущественном страховании;

именные и предъя вительские полисы – при личном страховании.

Назначение полиса – служить главнейшим доказательством правоотно шений, возникающих из страхования между сторонами. Полис не является ценной бумагой. В отличие от ценной бумаги, которая дает право каждому правомерному приобретателю бумаги требовать исполнения полностью того, что написано в бумаге, полис таких правомочий своему держателю не пре доставляет. Требование о выдаче страхового вознаграждения основывается не на полисе, а зависит от многих других обстоятельств (своевременности уплаты премии, выполнения страхователем ряда обязанностей как до насту пления страхового случая, так и после его наступления). Полис является только принадлежностью страхового требования: бумага следует за требова нием, а не требование за бумагой, как это имеет место с ценными бумагами.

Не является полис ценной бумагой и тогда, когда он составлен на предъявителя. В этом последнем случае можно говорить о полисе только как о легитимационной бумаге. Отсюда следует, что страховщик освобождается от обязанности требовать доказательств легитимации от предъявителя поли Мен, Имуществен. страхование по законод. СССР, стр. 33;

Розеноер, Страховой справочник, стр. 96;

Прав. страх. жизни, § 5, п. 2.

Советское право наряду с полисами применяет и страховые квитанции;

юридически их значение одинаково. Полисы выдаются при личном страховании и при страховании грузов в пути (генераль ные полисы);

в остальных случаях выдаются страховые квитанции;

Розеноер, стр. 44, 61, 74.

Германское право допускает ордерные полисы только при транспортном страховании, Герм.

Торг. Уложение, § 363. Однако в отличие от обыкновенной ордерной бумаги держатель полиса приобретает только права предшествующего кредитора;

поэтому страховщик может воспользо ваться против владельца документа всеми возражениями, вытекающими из самого правоотно шения (возражения об отсутствии страхового интереса, нарушения обязанности уведомления и т. д.). Гаген, VIII, I, стр. 360.

Ст. 375 ГК РСФСР в ред. от 1/VI–25 г. допускает при личном страховании полисы – именные, на предъявителя, на имя наследников страхователя и без указания лица, которому должно быть выдано страховое вознаграждение. При назначении выгодоприобретателями наследников без указания их имен полис все же будет разновидностью именного полиса. Выдача полиса без указания лица – несомненно, явление исключительное.

Релли, стр. 149–150.

Релли, стр. 158.

В германском праве это прямо указано в страховом законе, § 4. Герм. Гражд. Уложение, § 808.

Страхование са, но может, однако, если найдет нужным, потребовать от держателя полиса доказательств заявляемых им прав на страховое вознаграждение.

Не будучи ценной бумагой, полис является только одним из главней ших доказательств страхового договора и притом, в принципе, только про тив страховщика, а не в пользу его, поскольку полис является документом, выданным самим страховщиком. Однако принятие полиса страхователем и неоспаривание им его содержания в течение известного срока означает одоб рение содержания полиса.

Эти соображения вполне применимы и к советскому праву.

III. Представляя собою вид доказательства, полис или квитанция должны содержать в себе все существенные элементы страхования. Согласно ст. Германский страховой закон, § 5, 109;

австр. закон, § 2, швейцарский закон, § 12. «Принятием полиса безоговорочно истец принял и все условия, изложенные в нем»;

Опред. Г. К. К. Верхсуда РСФСР по д. № 31974 («Судебная практика РСФСР», 1927 г., № 11, стр. 6).

1. Независимо от выдачи Госстрахом полиса или квитанции для получения страхового вознаграж дения требуется наличие ряда юридических фактов. К числу таких фактов относятся: своевременная уплата премии (ГК, ст. 389), правильность сведений, имеющих существенное значение для опреде ления риска и сообщенных при заключении договора Госстраху (ГК, ст. 383), наличие страхового интереса и страхового риска во все время действия договора (ГК, ст. 384), сообщение страхователем о всех значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных Госстраху, могущих существенно повлиять на увеличение страхового риска (ГК, ст. 385, 386), наступление страхового случая помимо умысла или грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (ГК, ст. 393) и др. 2.

Полис или квитанция могут быть переданы другому лицу (генеральные полисы передаче не подле жат, правила, § 14). Но страховщик может воспользоваться против всякого держателя полиса или квитанции всеми возражениями, которые он имеет против страхователя (обратное положение – при ценных бумагах;

ГК, ст. 381). 3. Предъявление страхового полиса или квитанции не является не пременным условием и для получения страхового вознаграждения (прав. добровольн. страх. от огня, § 29). 4. Но и полис на предъявителя также оказывается принадлежностью страхового требо вания, как и именной полис. Для получения страхового вознаграждения кроме предъявления полиса надлежит предварительно установить наличие еще других обстоятельств: а) исправность взноса премии (прав. страх. жизни, § 9–12), б) сообщение страхователем Госстраху правильных сведений (в течение первых двух лет действия договора Госстрах вправе, если обнаружится, что в поданных ему объявлениях страхователя или в представленных им документах содержались неверные сведе ния по вопросам, имеющим существенное значение для установления условий страхования при жизни застрахованного, уничтожить страхование, а после смерти застрахованного – отказать в уплате по полису (правила страх., § 15;

там же – исключения для отдельных случаев). Наступающая по истечении двух лет неоспоримость полиса, лишающая Госстрах права отказаться от договора в силу того, что страхователь дал неверные сведения, не влечет за собой превращения полиса в цен ную бумагу, т. к. право на страховое вознаграждение зависит от исправной уплаты страхователем премии (правила, § 9, п. 3). Несмотря на неоспоримость полиса, его обладатель не получит страхо вого вознаграждения, когда страховой случай наступит вследствие умысла или грубой неосторож ности страхователя или выгодоприобретателя, не являющегося одновременно застрахованным лицом (ГК, ст. 375). Наконец и сами Правила указывают, что Госстрах не обязан входить в рассмот рение прав лица, представляющего полис на предъявителя (правила, § 17, п. 3). Поэтому Госстрах, если найдет нужным, может требовать доказательств от предъявителя, что исключается в отноше нии бумаг на предъявителя.

В. И. Серебровский ГК, в полисе или страховой квитанции должны быть указаны: 1) наименование страховщика, страхователя;

2) указание застрахованного интереса;

3) указание риска, от которого заключается страхование;

4) начало и конец страхования;

5) страховая сумма;

6) премия (взносы, срок и место их уплаты). По отдельным видам страхования могут быть установлены также и иные обязательные усло вия, которые должны помещаться в полисе или квитанции.

Обычно полис выдается для каждого заключенного страхования. Ис ключением из этого правила являются т.н. «генеральные полисы», приме няемые при транспортном страховании. Предприятие, которому приходится часто пересылать товары, вместо того, чтобы заключать при каждой отправ ке отдельный договор страхования, вступает с Госстрахом в соглашение, в силу которого Госстрах является обязанным принимать на страх все перево зимые этим предприятием грузы в течение установленного сторонами срока.

В удостоверение такого соглашения и выдается генеральный полис. Приня тие на страх каждой отправленной партии товаров осуществляется подачей объявления в Правление Госстраха или в местные конторы (агентства) или посылкой этого объявления по почте.

Генеральные полисы могут применяться и при перестраховании.

§ 2. Заключение обязательного страхования При обязательном окладном страховании имущество считается застра хованным силой самого закона независимо от взноса страховой премии, причем заключения договора не требуется.

Обязательное неокладное страхование, как мы ранее видели, должно совершаться в форме договора, к заключению которого стороны обязывают ся силой закона. но если лица, к тому обязанные, от заключения договора уклоняются, то Госстрах обязан предъявить иск о признании за ним всех прав, вытекающих из такого договора. После признания за ним этих прав и соответствующих обязанностей Госстрах приступает ко взысканию со стра хователя причитающейся с него страховой премии в бесспорном судебном порядке, причем ответственность Госстраха в этом случае начинается с мо мента получения судебного приказа о взыскании страховой премии Таким образом, судебная процедура распадается на две стадии. Первая стадия – обращение Госстраха в суд с иском о признании за ним всех прав, Особые правила генеральных полисов, § 4, 6, 7.

Положение о Госстрахе, ст. 8.

Положение о Госстрахе, ст. 12, 15;

Инструкция о порядке оформления обязательных неоклад ных страхований и о порядке взыскания по ним страховой премии;

1927. О юридической приро де « договора» при обязательном неокладном страховании, см. гл. III.

Страхование вытекающих из заключения договора страхования. Вторая стадия – обращение Госстраха в суд о выдаче судебного приказа на взыскание страховой премии.

Теория гражданского процесса знает 3 категории исков: 1) о присужде нии, или исполнительные, 2) о признании, или установительные и 3) преоб разовательные. Основной категорией исков является первая (иск о возврате вещи, о взыскании известной суммы денег и т. д.). Вторая категория исков имеет в виду только предварительное удостоверение судом правоотношений тогда, когда нарушение права еще не последовало, но есть опасность потер петь нарушение;

и притом правоотношения уже существующего, не предос тавляя одновременно с этим истцу права на исполнение. Третья категория исков направлена на создание, изменение или прекращение правоотношений (например, расторжение брака в судебном порядке).

Из квалификации, применяемой Положением о Госстрахе, следует, что в рассматриваемом случае как будто речь идет об иске о признании. Но предъявляя иск о признании за собой всех прав, вытекающих из заключения договора неокладного страхования (а не о заключении договора), Госстрах, по существу, просит суд не подтвердить наличие страхового правоотноше ния, существующего между ним и страхователем тогда, когда нарушения права еще не последовало, а понудить страхователя, уже нарушившего при надлежащее Госстраху в силу закона право, – к выполнению возложенных на страхователя законом обязанностей.

Нельзя в данном случае видеть и иск «преобразовательный». Преобра зовательный иск направляется на создание нового правоотношения, ранее не существовавшего. Госстрах же, предъявляя иск, действует в силу права, представленного ему законом, уже существующего и нарушенного.

Называя рассматриваемый иск иском о признании, Положение о Гос страхе не дает ему исполнительной силы, предоставляя Госстраху, для полу чения премии, право прибегать к особому взысканию, в порядке судебного приказа. Такой порядок нам кажется чрезвычайно сложным. Предъявляя иск о присуждении страхователя к выполнению возложенных на него Положе нием и Правилами обязанностей, Госстрах одновременно может также про сить суд обязать страхователя уплатить премию.

Васьковский, Курс гражданского процесса, стр. 3, 65;

1906.

В. М. Гордон, Иски о признании, стр. 3, 65;

1906.

В. И. Серебровский ГЛАВА VI ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН § 1. Обязанности страхователя Литература Шершеневич, II, § 109, 115, III, § 173. Гаген, VIII, I, § 182 сл., 199 сл., 241 сл., 268, 287 сл., 302 сл., Киш, II, § 23 сл. Релли;

стр. 82 сл.;

257 с.л., сл., 459 сл., 530 сл. Кэди, стр. 46 сл. Ehrenberg, Versicherungsrecht, § 39. Wolf, s. 429 flg. Versicherungslexicon, s. 865, 934 flg. Colin et Capitant, II, p. 673 s.

Wahl, p. 498 s.

Ст. 367 ГК, возлагая на страховщика обязанность уплаты страхового вознаграждения, соответственно возлагает на страхователя обязанность уп латы премии. Однако этой обязанностью далеко не исчерпывается содержа ние страхования. Кроме обязанности уплатить премию, на страхователе ле жат и другие обязанности. Все обязанности страхователя могут быть разби ты на 2 группы: I – обязанности до наступления страхового случая и II – обязанности с момента наступления страхового случая.

I. А. Основной обязанностью страхователя является уплата страховой премии. Согласно ст. 389 ГК, до уплаты страховой премии или ее первого взноса договор страхования не вступает в силу, если иное не предусмотрено в страховом договоре. Таким образом, общим правилом является уплата страховой премии при заключении договора. Это общее правило не приме няется, однако, при обязательном страховании.

Ср. ГК, ст. 373, 382, 385, 387, 390, 391;

в правилах страхования количество обязанностей стра хователя временами еще увеличивается.

Правила страхования от огня, § 9. Германский закон требует уплаты страховой премии тотчас по заключении договора, § 35. Тем не менее в западноевропейской страховой практике является распространенной уплата страховой премии и после заключения страхования: actual payement of the first premium is not necessary in order to bind the company;

Cady, p. 45. При морском страхова нии премия часто не уплачивается при заключении страхования, но в полисах отмечается, что страховая премия получена;

значение этой отметки заключается в том, что страховщик по от ношению к третьим лицам теряет право оспаривать действительность полиса, ссылаясь на то, что премия не уплачена;

Долгов, Морское страхование, стр. 11. Уплата премии после заключе ния страхования при наличии особого о том соглашения вполне возможна и при других видах страхования;

прав. гарант. страхования, § 20, п. 3;

прав. страх. моторн. экипажей, § 8.

Обязательное окладное страхование считается заключенным и помимо взноса премии, которая перечисляется в недоимку и взыскивается в бесспорном прядке, Пол. о Госстрахе, ст. 8;

за не платеж страховой премии полагаются и уголовные взыскания, УК, ст. 60;

обязательное неоклад Страхование В случае просрочки в уплате последующих взносов премии страхов щик, если иное не вытекает из договора, освобождается от уплаты страховой суммы, когда страховой случай наступит до уплаты просроченной премии.

В течение всего срока страхования размер премии должен, как правило, оставаться неизменным. Тем не менее, если при имущественном страхова нии во время действия договора страховой риск увеличился по причинам, в договоре не предусмотренным, то страховщик может требовать от страхова теля уплаты соответственно увеличенной премии, а при отказе страхователя от ее уплаты в семидневный срок со дня поступившего о том извещения требовать расторжения договора.

Возможен и обратный случай, когда размер премии может быть умень шен. Согласно ст. 369 ГК, если при имущественном страховании страховая сумма, указанная в договоре, окажется выше страхового интереса, то дого вор признается действительным только в пределах интереса, и премия соот ветственно понижается.

Б. I. К числу обязанностей, лежащих на страхователе до наступления страхового случая, надо отнести и обязанности уведомления об обстоятель ствах, имеющих существенное значение для установления объема риска (An ное страхование может заключаться не только добровольно, но и в судебном порядке, причем в последнем случае оно вступает в силу с момента получения судебного приказа, т. е. оно может быть заключено и до уплаты премии, Пол. о Госстрахе, ст. 15.

ГК, ст. 389. Но по циркулярному разъяснению Госстраха, по всем видам добровольного стра хования, кроме личного, неуплата рассроченной премии в день какого-либо из обусловленных сроков платежа влечет за собой перерыв ответственности Госстраха с 12-ти часов того же дня.

Эта ответственность восстанавливается только с момента уплаты очередного взноса, каковой может последовать до конца страхования. При неокладном страхование в случае неуплаты рассроченной премии страхование остается в силе, но условие о рассрочке платежа считается нарушенным, и Госстрах вправе взыскивать всю остающуюся сумму премии с законными про центами;

доп. к цирк. № 705, стр. 10 сл. Герм. закон (§ 39) и швейц. закон (§ 20) устанавливают для страхователя льготные сроки для уплаты премии при ее просрочке.

ГК, ст. 368;

аналогично ст. 385. Некоторые законодательства дают право страховщику в случае возникшей войны просить суд о повышении премии;

франц. торг. код, § 343, итальянск. торг.

код., § 610. При страховании жизни размер премии имеет силу 5 лет с момента заключения договора, по истечении какового срока премия определяется по возрасту застрахованного теми тарифами, которые к тому времени будут действовать для вновь заключаемых Госстрахом страхований;

прав., § 8, п. 2;

при страховании от несчастных случаев увеличение премии воз можно, § 12, п. 3, 5.

При транспортном страховании, если застрахованный груз был вовсе не отправлен, то страхо ватель имеет право требовать уничтожения страхования и возврата премии;

Госстраху предос тавляется право на ристорно (50% премии, но не свыше % страховой суммы);

прав. страх.

груз. по морским путям, § 16. Швейц. закон дает право страхователю требовать понижения премии, если премия была установлена сообразно известным обстоятельствам, увеличивающим риск, если эти обстоятельства отпадут или потеряют свое значение в течение страхования;

§ 23.

В. И. Серебровский zeigepflicht). Возложение этой обязанности на страхователя производится потому, что ему лучше всего известны обстоятельства, влияющие на объем риска. В этом случае действует разумное правило, что знающий должен осведомить незнающего (der Wissende den Unwissenden informieren muss).

Так поступает и ГК, устанавливая для страхователя при заключении догово ра обязанность сообщить страховщику все обстоятельства, имеющие суще ственное значение для определения опасности или вероятности наступления страхового случая или размеров возможных убытков от его наступления (страховой риск), поскольку эти обстоятельства были известны или должны были быть известны ему во время заключения договора страхования (ст. 382).

2. Возлагая на страхователя «обязанность уведомления», закон не дает, однако, страховщику права требовать выполнения этой обязанности. Правда, страхователь «обязан» сообщить страховщику все обстоятельства, имеющие существенное значение для определения объема риска. Но, если он этого не сделает, у страховщика нет средств заставить страхователя дать требуемые сведения: он не может требовать в судебном порядке выполнения этой обя занности, лишен права искать убытки.

Пред нами, таким образом, «обязанность», которой не соответствует чье-либо право. Естественно, возникает вопрос о юридической природе «обязанности уведомления». Вопрос этот является в достаточной мере слож ным и нуждается в подробном освещении.

Современная цивилистическая теория наряду со сделками, представ ляющими собою действия, сознательно направленные (волеизъявления) на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений (ГК, ст. 26), знает еще и другие действия, могущие служить основанием возникновения и прекращения правоотношений.

Те отрасли страхования, которые в силу своей технической организации не принимают во внимание особенностей индивидуальных рисков, не знают и обязанности уведомления;

Релли, стр. 56. Советское страховое право не устанавливает этой обязанности при обязательном оклад ном страховании, по которому виды имущества, размер окладных норм и проч. определяются планом страхования, Пол. о Госстрахе, ст. 10. При обязательном неокладном страховании эта обязанность отпадает, когда страхование заключается судебным порядком, Пол. о Госстрахе, ст. 15. Обязанность уведомления не лежит на страхователе и при добровольном страховании скота, инстр., § 7–9;

при упрощенном порядке страх. домашней обстановки.

Значение обязанности уведомления не надо, однако, переоценивать. На практике сообщения страхователя иногда играют роль сравнительно незначительную по сравнению с другими дан ными, имеющимися в распоряжении страховщика (наприм., при страховании от опасностей транспорта);

Гаген, VIII, I, стр. 396. Только в совокупности со всеми прочими данными сведе ния, сообщенные страхователем, могут в ряде случаев оказать влияние на заключение страхова ния.

Гаген, VIII, I, стр. 400;

Киш, II, стр. 180. Несколько иначе – швейц. закон, § 27.

Страхование Лицо может изъявить свою волю, часто не имея даже намерения вы звать известные юридические последствия, и тем не менее таковые будут иметь место, поскольку они оказываются предусмотренными самим законом.

Действия подобного рода образуют группу «действий, подобных сделкам» (geschfftsnliche Handlungen) и обсуждаются по аналогии со сделками (на пример, просрочка, отказ должника в исполнении или кредитора в принятии предмета обязательства и др.). Еще дальше стоят от сделок так называемые фактические действия (Realakte), при которых воля лица оказывается на правленной на изменение условий внешнего мира (например, находка, соз дание литературного произведения и т. д.). В этих случаях закон связывает правовые последствия не с волеизъявлением лица, которое, может, и не по дозревает правового эффекта предпринимаемого действия, а с тем внешним результатом, который является следствием деятельности человека. Наконец, могут быть и такие действия, из которых явствует только, что данное лицо имеет известное представление о каком-либо обстоятельстве или верит в существование известного факта (Vorstellungsusserungen, например, при знание). В эту последнюю группу действий входят и «уведомления» (Anzeigen), представляющие собою внешние проявления известных пред ставлений, имеющие целью вызвать аналогичные представления у другого.

лицаСодержанием уведомлений могут быть обстоятельства прошедшие, на стоящие и будущие. Уведомления могут находиться в связи со сделками, которые лицо, делающее уведомление, предприняло или имеет намерение предпринять. Между волеизъявлениями и уведомлениями имеется сущест венная разница в их логическом содержании: уведомления могут быть пра вильными или неправильными;

волеизъявления – действительными или не действительными. С внешней стороны уведомления часто являются похо жими на волеизъявления, но, тем не менее, между ними кренится глубокое различие, так как для уведомлений не является характерным направление воли лица: уведомление может вызвать правовые последствия, хотя бы лицо, делающее уведомление, и не знало о могущих быть результатах сделанного уведомления. Правила для сделок поэтому могут иметь по отношению к ним только ограниченное применение.

Enneccerus, Kipp, Wolf, Lehrb. d. B. B, I, § 128;

1926. Thur, Allg. t. g. B. R., § 48;

Schweiz. Obl. R., § 23;

1924. Римскому праву «уведомление» не было чуждым, но не играло значительной роли (denuntiatio). Напротив, в современном европейском праве «уведомления» играют большую роль. В ГК «уведомления» встречаются помимо страхования довольно часто: уведомление – должника и залогодателя о передаче залогового права (ст. 103), должника об ступке требования (ст. 124), продавца об обнаруженных недостатках купленного имущества (ст. 196), заказчика о недоброкачественности материалов (ст. 223) Тур, стр. 155. Подрядчик, своевременно уведомивший заказчика о недоброкачественности материалов, освобождается от ответственности за убытки, которые заказчик понесет в силу В. И. Серебровский Что же касается обязанности уведомления, лежащей на страхователе, то, по распространенному мнению (Вернер, Мюллер-Эрцбах и др.), уведом ление является только предположением (Voraussetzung) для возникновения договора страхования. Согласно этому мнению, страховщик принимает на себя ответственность при условии, что страхователь сообщит с исчерпы вающей полнотой все обстоятельства, имеющие существенное значение для заключения страхования. Но, как правильно замечает Киш, в действитель ности страховщик принимает на себя риск безоговорочно и не ставит свои обязательства в зависимость от такого условия. И, если заключение страхо вания во многом может зависеть от данных, сообщенных страхователем, то само страхование, во всяком случае, не является обусловленным правильно стью и полнотой уведомления. Взаимоотношения между договором страхо вания и обязанностью уведомления надо рассматривать несколько в иной плоскости. Нельзя, конечно, отрицать, что обязанность уведомления нахо дится в известной связи с договором страхования: ведь дело идет о прини маемом на себя по договору страхования риске. Тем не менее, обязанность уведомления не вытекает из договора. Ее практическое значение относится к моменту, предшествующему заключению договора. Обязанность уведомле ния имеет целью содействовать заключению договора, но, как только дого вор будет заключен, уведомление делается излишним, и сама обязанность уведомления отпадает. Таким образом, несмотря на свою несомненную связь с договором страхования, обязанность уведомления об обстоятельствах, имеющих существенное значение для установления объема риска, не являет ся обязательством, вытекающим из договора (так же, как например, обязан ность стороны указать другой стороне на невозможность исполнения, герм.

гражд. уложение, § 307).

Обязанность уведомления есть обязанность, установленная законом, а не договором. Но и эта «обязанность» не является, в сущности, формальной правовой обязанностью. Правда, неисполнение этой «обязанности» может повлечь за собой для страхователя известные невыгодные последствия: стра ховщик имеет право отступиться от договора или требовать признания его недействительным. Но закон может угрожать невыгодными последствиями для известного действия или бездействия, и не устанавливая формальной обязанности к выполнению каких-либо действий.

Страхователь «должен» показывать правильно, если он не хочет, чтобы страховщик отступился от договора или возбудил иск о признании его не указанных обстоятельств, хотя бы подрядчику и не было известно, что, делая такое уведомление, он освобождается от ответственности (ГК, ст. 23).

Wrner, s. 149;

1920. Mller-Erzbach, s. 708.

Киш, II, § 23–25. Аналогично – Гаген, VIII, § 1, § 184.

Страхование действительным, но обязанности в тесном смысле этого слова показывать правильно закон на него не возлагает. Показывая правильно, он действует не столько в интересах страховщика, сколько в своих собственных.

В данном случае, по терминологии немецкой теории страхового права, имеет место не обыкновенное обязательство (вытекающее из закона), а про стая обязанность (не Pflicht, a Obligenheit).

Обращаясь теперь к советскому праву, мы видим, что ст. 107 ГК дает кредитору в силу обязательства право требовать от должника определенного действия, в частности – передачи вещей или уплаты денег, или воздержания от действия;

при неисполнении должником обязательства, кредитор может требовать возмещения причиненных ему убытков (ст. 117). Все указанные последствия не возникают при невыполнении страхователем, лежащей на нем в силу ст. 382 ГК обязанности уведомления. Госстраху не принадлежит ни право требовать выполнения страхователем обязанности уведомления, ни возмещения понесенных убытков в случае нарушения страхователем этой обязанности (о других последствиях невыполнения обязанности уведомле ния – ниже). Таким образом, и по советскому праву, «обязанность уведомле ния об обстоятельствах, имеющих существенное значение для установления объема риска», является не обычным обязательством гражданского права (ГК, ст. 106, 107), а своеобразной обязанностью, основанной на велении за кона, не дающей, однако, другой стороне права требовать ее исполнения.

3. Уведомление простирается на все обстоятельства, имеющие сущест венное значение для определения риска (ГК, ст. 382). Здесь надо установить, что понимает закон под этими «обстоятельствами» и какие из этих обстоя тельств имеют «существенное значение».

Обстоятельства, влияющие на объем риска, могут быть самого различ ного свойства. Ими могут быть естественные свойства самого объекта (род Вольф, стр. 430.

Понятие Obligenheit, принятое современной немецкой теорией страхового права (герм. закон, § 6, общегерманск. прав. морск. страх., § 44, австр. закон, § 32, швейц. закон, § 29), принадлежит к центральным понятиям страхования. Количество Obligenheiten в различных отраслях страхо вания находится в зависимости от большей или меньшей возможности оказать влияние на воз никновение страхового случая. Страхование жизни и страхование от градобитий удовлетворя ются Obligenheiten в форме обязанности уведомления до заключения договора (Anzei gepflichten). Другие отрасли страхования насчитывают длинный каталог Obligenheiten. Obligen heiten могут иметь место как до заключения страхования, так и во время действия договора и даже после наступления страхового случая. Obligenheiten не обусловливают с отлагательной или отменительной силой правовые последствия договора;

страховщик является только упра вомоченным изменить по отношению к страхователю свое поведение, т.к. этот последний не выполнил того поведения, которое ему было предписано законом (gesetzlich geregelte Obligen heiten) или правилами страхования (vertraglich geregelte Obligenheiten). Bruck в Versicherungsle xicon, стр. 934 сл.;

Гаген, § 241.

В. И. Серебровский строения, здоровье лица), его местонахождение (корабль в порту или в море, здоровая или нездоровая местность), назначение объекта (строение для жи лья или промышленного типа), юридическое отношение страхователя к страхуемому объекту (собственник, комиссионер) и др. В состав «обстоя тельств», таким образом, в первую очередь входят те факты, которые непо средственно влияют на объем риска. Но не только эти факты могут иметь значение для страховщика при определении им размера риска. На объем риска могут влиять также обстоятельства, которые, хотя и не являются непо средственно связанными с данным объектом, но все же оказывают значи тельное влияние на решение страховщика о принятии на себя риска (напри мер, бывшие ранее пожары у того же страхователя). Подобного рода об стоятельства также должны быть сообщены страхователем.

Что надо понимать под «обстоятельствами, имеющими существенное значение»?

Старое право давало подробное перечисление тех обстоятельств, кото рые считались имеющими существенное значение для определения объема риска. Но так как такое перечисление, с одной стороны, может оказаться неполным, а, с другой стороны, постоянно развивающаяся техника страхо вания может привести к признанию некоторых из этих обстоятельств уже не имеющими существенного значения, то современное право от такого переч ня отказалось. Швейцарский закон говорит: «существенное значение имеют все факты, которые способны повлиять на решение страховщика заключить договор или заключить его на известных условиях». Несмотря на свою ло гическую законченность, формула эта оставляет все же открытым вопрос о том масштабе, которым надлежит руководствоваться при признании данного обстоятельства существенным. Требуется ли для этого объективный мас штаб, т. е. та оценка, которая обычно дается известному обстоятельству, или является достаточной та оценка, которая может быть дана этому обстоятель ству именно страхователем. Исходя из той цели, которая преследуется обя занностью уведомления, – облегчить страховщику наиболее полное знаком ство с принимаемым риском, – теория и практика единодушно высказыва Ehrenberg, Versicherungrecht, s. 329.

Киш, II, § 27, стр. 198.

Прусское Земск. Улож., § 2030 сл.

Швейц. закон, § 4, 5. Ближайшее определение «существенности» принадлежит отчасти сторо нам, отчасти суду. Киш,II, стр. 213. Практика американских судов идет иногда чрезмерно далеко в толковании понятия «существенных обстоятельств», относя к числу таковых, например, сооб щение, что страхователь является «денежным человеком» (moneyed man), хотя бы этот факт и не имел влияния на продолжительность жизни страхователя;

Кэди, стр. 53.

Страхование ются за применение объективного масштаба, не зависящего от субъективных свойств и взглядов страхователя.

Поскольку на практике всегда могут быть все же споры, что считать существенными обстоятельствами, то законодатель установил для признания обстоятельств существенными или несущественными известный формаль ный критерий. Так как определение объема опасности устанавливается в интересах страховщика, то он и должен запросить о всех интересующих его обстоятельствах страхователя. Конкретно это выражается в проставлении страховщиком соответствующих вопросов в бланке объявления, который заполняется страхователем. Все те вопросы, которые страховщик проставил в бланке, считаются существенными, и страхователь должен дать на них правильный ответ. В таком смысле высказывается и ГК в ст. 382, указы вающей, что существенными, во всяком случае, признаются все обстоятель ства, определенно оговоренные страховщиком в предъявленных страховате лю правилах страхования или относительно которых страховщик письменно запросил страхователя в определенных недвусмысленных выражениях.

Если же страховщик упустил включить в бланк объявления какой-либо вопрос, касающийся обстоятельства, могущего иметь для него значение, то умолчание страхователя не может служить поводом к признанию договора недействительным. Равным образом, если договор страхования будет заклю чен при отсутствии ответов на какие-либо вопросы, предложенные страхов щиком в письменной форме, то это обстоятельство не может впоследствии служить основанием к расторжению договора страхования (ГК, ст. 382).

4. ГК требует от страхователя сообщения всех существенных обстоя тельств, поскольку эти обстоятельства были известны или должны были быть известными ему во время заключения договора страхования. Но на страхователе не лежит обязанности производить особые расследования, направленные к выяснению обстоятельств, влияющих на увеличение риска.

Мюллер-Эрцбах, стр. 709;

Киш, § 28;

Гаген, стр. 403;

там же германская судебная практика.

Таким обр., эти бланки имеют не только техническое, но и юридическое значение;

Шершене вич, II, стр. 399.

Ср. герм. закон § 18, австр. закон, § 3, швейц. закон, § 4. Иначе – при морском страховании, где считается существенным не только то, что спрашивал страховщик, но все, что может повлиять на решение страховщика принять или отклонить риск, или на размер страховой премии;

прав.

страх. грузов по морским путям, § 13. Линдебратен и Долгов, Морское страхование, стр. 10. Ср.

англ закон о морском страховании, § 18.

По германскому праву, в данном случае страховщик может отказаться от договора только при злонамеренном умолчании, § 18;

Гаген, стр. 403 сл.

Гаген, VIII, I, стр. 406. При морском страховании страхователь должен сообщить также те сведения, которые он считает неосновательными или сомнительными;

в случае отсутствия у страхователя при заключении страхования полных сведений о предполагаемых на страх грузах, В. И. Серебровский Возможен, однако, случай, когда страхователь даст неверные сведения или уклонится от сообщения об имеющем существенное значение обстоя тельстве. К разрешению этого случая могут быть применены две системы – объективная и субъективная. Объективная система возлагает ответствен ность на страхователя независимо от того, имела ли место с его стороны вина или нет;

напротив, субъективная система выдвигает на первый план поведение страхователя, его виновность или невиновность (Verschuldungsprinzlp). Первая система является более старой, вторая систе ма отвечает современным воззрениям, идущим навстречу страхователям, лицам, обычно малоискушенным в деловых отношениях, от которых можно требовать только обычной предусмотрительности.

ГК склоняется, как будто, к первой системе (объективной). Но обозре ние отдельных правил страхования показывает, что советское страховое право также придерживается субъективной системы.

5. Статья 382 ГК говорит, что страхователь должен дать сообщение об обстоятельствах, ему известных или которые должны были быть ему извест ными ко времени заключения договора страхования. Это значит, что обязан страхователь обязан сообщить эти сведения Госстраху дополнительно;

прав. страх. грузов по морским путям, § 13.

Общегерманск. прав. морск. страхования, § 19, § 20;

Гаген, VIII, I, стр. 394. Объективная сис тема применяется и в англо-американском морском страховом праве;

судебное решение амери канского суда по делу Burrit гласит: in marine insurance the misrepresentation or concealment by the assured of a fact material to the risk will avoid the policy, although no froud was intended;

it is no answer for the assured to say that the error or supression was the result of mistake, accident, forgetfull ness or inadvertance;

it is enough that the insurer has been misled, and thus induced to enter into a contract, which upon correct and full information, he would either have declined, or would have made upon different terms;

Кэди, стр. 47;

ср. англ. закон о морск. срах., § 18. В том же духе высказыва ется и франц. торг. кодекс, §348;

в отношении сухопутного страхования представляется спор ным, является ли страхование недействительным не только тогда, когда страхователь действовал недобросовестно, но и тогда, когда он действовал добросовестно;

большинство французских судебных решений дает, однако, утвердительный ответ;

Colin et Capitant II, стр. 675;

Пляниоль, II, стр. 724.

Германский закон, § 16–17, швейцарск. закон, § 8.

Также – правила добровольного страхования от огня, § 4.

По правилам страхования от несчастных случаев, Госстрах освобождается от ответственности, если обнаружится, что в поданных ему объявлениях страхователя сдержались заведомо невер ные сведения по вопросам, имеющим существенное значение для установления условий страхо вания;

если же неверные сведения были даны страхователем только по добросовестному заблу ждению, то Госстрах в случае прекращения им действия страхового договора обязан выдать страхователю половину внесенных им премий, § 19;

ср. правила гарантийного страхования, § 15, п. 2;

прав. страх. моторн. экипажей, § 5;

прав. страх. жизни, § 15, п. 1 и 4;

в качестве исключения при страховании жизни право Госстраха прекратить договор не распространяется на те случаи, когда неверные сведения относятся к возрасту застрахованного;

§ 15, п. 3. Подробно разработан вопрос о виновном в нарушении обязанности уведомления у Киша, II, § 5;

там же обозрение германской судебной практики.

Страхование ность уведомления, лежащая на страхователе, не ограничивается временем подачи объявления, а длится вплоть до момента заключения договора. По добное правило вытекает из самой сущности обязанности уведомления, пре следующей цель облегчить для страховщика установление объема риска.

Пока договор еще не заключен, всякое вновь сообщенное обстоятельство может оказать влияние на принятие страховщиком решения об условиях риска.

6. Последствия нарушения страхователем обязанности уведомления чрезвычайно детально разработаны в германском страховом законе. По гер манскому закону, при виновном нарушении страхователем обязанности уве домления страховщик имеет право отступиться от договора (Rcktrittsrecht) в течение месячного срока с того времени, когда это обстоятельство ему стало известным;

в случае отступления от договора обе стороны обязаны возвра тить друг другу все полученное, но страховщику все же принадлежит право на премию не свыше, однако, как за текущий страховой период.

Принятая на себя страховщиком обязанность остается, однако, в силе, когда то обстоятельство, относительно которого была нарушена обязанность уведомления, не имело влияния на наступление предусмотренного догово ром события или на объем обязанностей страховщика (страхователь скрыл болезнь, но затем утонул при купании). В случае злонамеренного нарушения этой обязанности страховщик имеет помимо права отступления еще и право оспаривания договора (Anfechtungsrecht), в силу которого оспоренная сделка рассматривается как ничтожная с самого начала, благодаря чему страховщик освобождается от уплаты страхового вознаграждения во всяком случае (даже если нарушение обязанности уведомления и не имело влияния на наступле ние страхового случая), но и не имеет права на получение премии за теку щий страховой период, в последнем случае может идти речь и о возмещении вреда. Если же страхователь нарушил лежащую на нем обязанность уведом Релли, стр. 82 сл. Такова же практика и американских судов (через неделю после подачи объ явления, в котором страхователь сообщил, что он никогда не страдал болезнями желудка, он узнал, что у него рак желудка и решил подвергнуть себя операции;

полис был выдан на следую щий день после операции, а через неделю в результате операции страхователь умер;

истцу было отказано в иске по мотивам, что страхователь был виновен в умышленном сокрытии обстоя тельств, ему известных ко времени заключения договора), Кэди, стр. 49.

Германский закон, § 16, 17, 20, 21, 40;

герм. гражд. улож., § 346 сл. Аналогично – австр. закон, § 3–6;

неск. иначе – швейц. закон, § 6, 8. По своей юридической природе право отступления входит в группу т.н. Gestraltungsrechte – прав на изменение юридического положения;

Ennecce rus, Kipp, Wolf B. I, § 66, 1;

1926, 1, 2, § 262;

1927. Общая оценка Rckttritsrecht – у Гагена, VIII, I, § 193.

Вольф, стр. 429;

герм. гражд. улож., 13, 142.

Герм. гражд. уложение, § 826. Различны и сроки: для Rcktrittsrecht – 1 месяц, для Anfechtun gsrecht – 1 год.

В. И. Серебровский ления без какой-либо вины, то страховщику не принадлежит ни право отсту пления, ни право оспаривания, но зато он может воспользоваться правом на изменение содержания договора – может требовать повышенной премии (при личном страховании он может требовать уменьшения страховой сум мы). Если увеличившийся риск не будет принят на страх и по более высокой премии, то страховщик может предупредить об отказе от договора (Kndigung), соблюдая месячный срок.

Французское право допускает при нарушении обязанности уведомления только право оспаривания договора. Той же точки зрения держится и англо американское право.

В советском праве последствия нарушения страхователем обязанно сти уведомления предусмотрены ст. 383 ГК, указывающей, что, если после заключения договора страхования окажется, что в действительности об стоятельства, существенные для определения страхового риска, не соот ветствуют заявлениям страхователя, то страховщик по суду может требо вать признания договора недействительным как до, так и после наступле ния страхового случая. Если это обстоятельство стало известным страхов щику до наступления страхового случая, то он может предъявить требова ние о признании договора недействительным не позже двухнедельного срока, лишаясь в противном случае права требовать признания договора недействительным на этом основании.

Сопоставление отдельных правил страхования со ст. 383 ГК приводит, однако, к выводу, что эта статья получила свое отражение не во всех видах страхования. Так, правила страхования от несчастных случаев дают право Госстраху в течение месячного срока со времени обнаружения неверных сведений при жизни застрахованного уничтожить страхование без возврата премии, а после смерти застрахованного – отказать в уплате страховой сум мы, причем в случае прекращения страхования Госстрах обязан известить о том страхователя и точно указать те основания, по которым признается им Германский закон, § 41. Под Kndigung понимается одностороннее, нуждающееся в принятии другой стороной заявление о прекращении обязательственного правоотношения или об отпаде нии известного действия. Эннекцерус, 1, 2, § 248, стр. 82;

1927.

Thaller, Trait, стр. 1014.

Кэди, стр. 52. Проект итальянского торгового кодекса указывает, что всякое ложное или оши бочное заявление и всякое умолчание со стороны страхующегося дает страхователю право требовать уничтожения договора, если заявление или умолчание такого рода, что страховщик не дал бы своего согласия или не дал бы его на этих условиях, если бы знал настоящее положение вещей, даже если бы заявление или умолчание касались обстоятельств, которые фактически не повлияли на наступление несчастного случая;

в случае недобросовестности или умысла застра хованный теряет взятую с него премию: страховщик лишается права требовать уничтожения договора, если не воспользуется этим правом в течение месяца с того дня, когда узнает о невер ности или ошибочности заключения или умолчания, § 577.

Страхование данное страхование прекращенным;

если же окажется, что сведения даны застрахованным по добросовестному заблуждению, то Госстрах в случае прекращения им действия страхового договора обязан выдать страхователю половину внесенных им премий (аналогично решают вопрос правила стра хования жизни, § 15). Правила добровольного страхования от огня просто лишают в данном случае страхователя права на страховое вознаграждение (§ 4).

7. По германскому страховому закону, если договор страхования за ключен уполномоченным или представителем без полномочия, то для права страховщика отказаться от договора имеет значение не только знание и злое намерение представителя, но и знание и злое намерение страхователя;

стра хователь может ссылаться на свою невиновность в том, что сообщение о существенном обстоятельстве не последовало или сообщение было дано неверно только тогда, когда нет вины не только представителя, но и самого страхователя. Австрийский закон исходит из тех же соображений, но делает чрезвычайно существенную оговорку: право страховщика на отступление от договора в случае нарушения обязанности уведомления не имеет примене ния, если лицо, уполномоченное страховщиком на совершение страховых сделок или на посредничество при совершении таковых, одновременно дей ствовало и для страхователя. Включение австрийским законодателем этой оговорки объясняется тем, что очень часто бланк объявления страхователя заполняется не самим страхователем, а агентом страховщика, причем стра хователь иногда подписывает объявление, даже не читая его, находясь в состоянии полного доверия к лицу, уполномоченному страховщиком.

ГК и правила страхования не предусматривают случая нарушения обя занности уведомления при заключении страхования через представителя. Не дают достаточного материала по данному вопросу и ст. 39 и 40 ГК, регули рующие институт представительства. Не имеет прямого отношения к вопро су и ст. 32 ГК, дающая право лицу, совершившему сделку... в случае пред намеренного соглашения его представителя с контрагентом или вследствие заблуждения, имеющего существенное значение, требовать по суду призна Германский закон, § 19. Несколько иначе выражает ту же мысль швейцарский закон: «если до говор заключается через представителя, то уведомление должно быть сделано как о фактах, из вестных представляемому, так и о тех, которые известны или должны быть известны представи телю», § 5.

Австрийский закон, § 5. Французская судебная практика пришла к выводу, что, если агент страховщика принимал участие в составлении ответов, то факт несообщения об обстоятельстве, влияющем на объем риска, не может быть поставлен в вину страхователя (Req. 24 mars, 1896, Д. Р. 97, I, 461, S. 96. I. 488). Но страховые компании, желая избежать таких последствий, вклю чают в полисы особую оговорку, запрещающую страхователю ссылаться на то, что полис был составлен агентом страховщика;

Colin et Capitant, II, p. 675;

Thaller, p. 1014;

Planiol, II, p. 724.

В. И. Серебровский ния сделки недействительной. Приходится признать, что в советском праве в этом вопросе имеется совершенно явный пробел.

В. 1. Принимая на себя риск, страховщик считается с той степенью опасности, которую он находит для себя экономически и технически прием лемой. Соразмерно степени этой опасности он определяет границы своей ответственности. В зависимости от степени опасности устанавливает он и размер уплачиваемой страхователем премии. Вполне естественно, что всякое изменение объема риска в сторону его увеличения меняет все расчеты стра ховщика и делает трудно выполнимыми принятые им на себя обязательства.

По этим соображениям законодательства налагают на страхователя обязан ность уведомления об увеличении опасности.

ГК в ст. 385 указывает, что при имущественном страховании страхова тель обязан незамедлительно уведомить страховщика о всех ставших ему известными значительных изменениях, наступивших в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора и могущих существенно повлиять на увеличение страхового риска, причем значительными признают ся в этом отношении, во всяком случае, все изменения, оговоренные в предъ явленных страхователю правилах страхования;

в случае нарушения этой обязанности страховщик может потребовать расторжения договора или со ответственного изменения его условий с момента увеличения риска.

Право страховщика на досрочное прекращение страхования при изме нениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику, принадлежит послед нему и при некоторых видах личного страхования. Правила страхования от Нельзя, по нашему мнению, оперировать в данном случае и общими учениями о роли предста вителя при совершении сделок. Учения эти чрезвычайно спорны (Совиньи, Виндшейд, Миттейс, Шлоссман, Розенбег и др.) и при крайней скудости соответственных норм ГК не могут быть догматически обоснованы, как это, например, имеет место в германском гражданском уложении (§ 166) в отношении т.н. Reprasentationstheorie, в силу которой вопрос о пороках воли обсужда ется по отношению к личности представителя. В советской юридической литературе по данному вопросу высказаны различные мнения. А. Гойхбарг считает, что действительность сделки обсу ждается с точки зрения сознательности ошибки представителя, а не представляемого. Хозйств.

право, стр. 55;

2-е изд. И. Шерешевский, примыкая к новейшим германским учениям, утвержда ет, что в создании сделки может проявляться распределение воли представителя и представляе мого, а если так, то и качества последнего не всегда могут быть безразличны;

Представительст во, поручение, доверенность;

стр. 22;

1925.

Герм. зак., § 27, 28;

швейц. зак., § 28, 32;

австрийск. зак., § 33, 37. Франц. практика: Planiol, р. 725.

Правила страхования в большинстве случаев дают Госстраху право либо прекратить договор, либо уменьшить страховую сумму, либо взыскать дополнительную премию (прав. страх. от огня, § 12, прав. гарантийн. страхован., § 27, прав. страхован. грузов по сух. путям, § 16 и т. д.).

Страхование несчастных случаев указывают, что Госстрах вправе, если это связано с су щественным изменением риска, отказаться от продолжения страхования.

Об уменьшениях в объеме риска страхователь сообщать не обязан.

2. Изменения, касающиеся застрахованного объекта, могут быть не только фактического, но и юридического характера. Застрахованный объект может перейти в собственность к другому лицу, быть отдан в наймы и т. д.

Так как договор имущественного страхования покоится во многом на лич ном доверии страховщика к страхователю, то переход застрахованного объ екта к новому лицу не может остаться для страховщика безразличным.

Законодательства уделяют особое внимание случаю отчуждения застра хованного имущества. Одни из них, исходя из указанных соображений о том, что страховой договор основывается на доверии страховщика к личности страхователя (contracus intuitae personae), не допускают перехода прав и обя занностей по страховому договору на приобретателя застрахованного иму щества. Другие законодательства указывают, что в случае отчуждения за страхованного имущества права и обязанности бывшего владельца не пере ходят на нового приобретателя, если не было соглашения о противном. Тре тьи законодательства исходят из совершенно противоположного взгляда и выставляют общее положение – о переходе прав и обязанностей по страхо вому договору ipso jure на нового собственника. В несколько смягченном виде последний взгляд принят и действующими германским, австрийским и швейцарским законами, признающими, что права и обязанности по страхо вому договору переходят на нового собственника, но предоставляющими Прав., § 12, п. 3. Если же при изменении профессиональной деятельности застрахованного окажется, что новая его деятельность обнимается правилами страхования, то Госстраху предос тавляется продолжить страхование на прежних или измененных условиях.

Швейц. зак. дает страхователю, если премия была установлена в соответствии с известными обстоятельствами, увеличивающими риск, и эти обстоятельства отпадут или потеряют свое значение в течение страхования, право требовать для следующих периодов страхования сораз мерного понижения премии, § 23;

также – австрийский закон § 31.

На такой же точке зрения стоит англо-американское право. Судебная практика американских судов, см. Кэди, стр. 20, 95;

однако американская судебная практика считает законным, если в полисе будет прямо указано, что страхование заключается в интересах могущих быть правопре емников собственника застрахованного имущества, – «for the owner» или «on account of whom it may concern», Кэди, стр. 21.

Итальянск. торг. кодекс., § 409, проект итальянск. торг. кодекса, § 600. Таков же распростра ненный взгляд франц. доктрины и франц. судебной практики;

потребности оборота заставляют, однако, франц. страховые общества включать в полисы оговорку, признанную законной судеб ной практикой, возлагающую на страхователя обязанность заручиться согласием приобретателя продолжить страхование и сообщить об этом согласии в известный срок страховщику, при невыполнении чего договор считается прекращенным ipsо yure;

Colin, II, p. 679 s.

Прусск. зем. уложение, § 2163.

В. И. Серебровский страховщику и приобретателю право в течение известного срока заявить об отступлении от договора.

ГК возлагает на страхователя или приобретателя застрахованного иму щества обязанность немедленного извещения страховщика об этом обстоя тельстве. Страховщик может по получении этого извещения в течение 7 дней расторгнуть договор, если он прямо или косвенно не изъявил согласия на передачу прав по договору страхования новому владельцу. Если страховщик не воспользовался этим правом, то договор сохраняет силу, и приобретатель имущества вступает во все права и обязанности страхователя. Если страхов щик воспользовался упомянутым правом, он обязан возвратить приобретате лю имущества часть полученной им вперед страховой премии соответствен но времени, остающемуся с момента перехода имущества до срока следую щего взноса (ГК, ст. 387, 388). Сравнение правил ГК с изложенными выше законодательными системами показывает, что ГК примыкает к последней из этих систем – германско-швейцарской. Но правила страхования Госстраха скорее сближаются с системой итальянско-французской.

Оценивая эти различные системы, мы не можем не присоединиться к мнению Шершеневича, признававшего наиболее правильной систему итальянскую. «Договор страхования, – говорил Шершеневич, нельзя рас сматривать, как какую-то принадлежность предмета страхования, увеличи вающую его ценность». Не такова цель страхования и не таково его юри дическое значение, как договора. Но нельзя и отвергать возможность пере хода прав по страховому договору вместе с переходом страхового интере са. Нельзя утверждать, что страховой договор по своему характеру не до пускает перемены лиц. Во многих видах страхования, личность страхова теля не играет роли, например, в транспортном страховании. Но, напри мер, при страховании от огня для страховщика не безразлично, чье имуще ство он обязан обеспечивать от убытков. Но именно ему и должно быть Германск. зак., § 69–73;

швейцарск. зак., § 54;

австрийск. закон § 64–66.

«Переход застрахованного моторного экипажа в собственность или во владение, или пользова ние другого лица уничтожает договор страхования;

однако, по письменному заявлению страхо вателя о таком переходе, страхование, с согласия Госстраха, может быть оставлено в силе»;

прав. страх. моторн. экипаж., § 10;

ср. правила добровольн. страхован. от огня, § 12.

Шершеневич, II, стр. 412.

При транспортном страховании застрахованные товары находятся в обладании перевозчика, а не грузовладельца. Поэтому перемена в лице последнего не имеет для страховщика особого значения. Правила страхован. грузов указывают, что все права и обязанности по страхованию могут быть переданы страхователем или его правопреемником другому лицу надписью на стра ховой квитанции (прав. страх. по сухим путям, § 17, и по морским, § 17).

И при других видах страхования личность страхователя может иметь для страховщика сущест венное значение, например, при страховании от краж со взломом, моторных экипажей и друг.

Страхование предоставлено право решать, насколько личность страхователя в каждом отдельном случае имеет значение.

Обязанность уведомления об изменении объема риска лежит, по совет скому праву, не только при добровольном страховании, ни и при страхова нии обязательном.

Г. Застрахование имущества не означает освобождения страхователя от проявления обычной заботливости владельца в отношении своих или вве ренных ему вещей. Страхователь, и застраховав свое имущество, должен обращаться с ним также бережно, как если бы он и не заключал страхования.

ГК не устанавливает прямо этой обязанности. Но косвенно она может быть выведена из ст. 393, освобождающей страховщика от уплаты страховой суммы при грубой неосторожности страхователя.

II. А. При наступлении страхового случая страхователь должен принять все зависящие от него меры к уменьшению убытков. Если эти меры были предприняты по указанию агентов Госстраха, то связанные с ними расходы должны быть Госстрахом возмещены.

Б. Страхователь или выгодоприобретатель при наступлении страхового случая обязаны известить об этом страховщика;

при неисполнении этой обязанности страховщик освобождается от уплаты страховой суммы.

По своей юридической природе обязанность уведомления о наступле нии страхового случая, по советскому праву, полностью совпадает с рас смотренной ранее обязанностью уведомления б обстоятельствах, имеющих существенное значение для установления объема риска (Obligenheit), и не дает в случае ее нарушения права на возмещение страховщику убытков.

Правила страхования указывают, что о наступлении страхового случая страхователь или выгодоприобретатель должны уведомить Госстрах неза медлительно;

для отдельных видов страхования допускается отсрочка на несколько дней. По общему правилу, уведомление должно быть произведено в письменной форме (можно телеграммой или телефонограммой). Уведом ление должно быть направлено Главному Правлению Госстраха, его подле Правила обязательного страхования от огня, § 24–26;

правила обязательного страхован. посе вов, § 22, 23.

Обязанность бережного обращения с имуществом прямо возлагается на страхователей прави лами добровольн. страхован. животных, § 17–19, правилами гарантийного страхования, § 29.

ГК, ст. 391;

ср. правила добровольн. страхован. от огня, § 17–18;

правила страхован. судов по речн. путям., § 14.

ГК, ст. 390;

прав. добровольн. страхован. от огня, § 16, добровольн. страхован. животн., § 20, 21, п. «в», добровольн. страхован. от градобит., № 18, правила гарантийного страхован., § 31, прав. страхован. жизни, § 16, п. I. Несколько иначе – правила обяз. страх. от огня (§ 27), от падежа скота (§ 9–14).

Швейцарск. зак. (§ 38) дает страховщику право на уменьшение страхового вознаграждения;

см.

Релли, стр. 461;

для германск. права, Гаген, VIII, I, стр. 568.

В. И. Серебровский жащим органам или же агенту Госстраха (для отдельных видов страхования при отсутствии представителя Госстраха уведомление может быть сделано представителю местной власти).

В. При имущественном страховании на страхователе лежит обязанность доказать факт наступления страхового случая и размер убытков. Тем более он не должен принимать мер или совершать действий, могущих затруднить установление действительного размера убытков. На нем лежит также обя занность легитимировать себя, доказать, что именно он является тем лицом, которому принадлежит право на страховое вознаграждение.

При личном страховании страхователь должен только доказать факт на ступления предусмотренного страхователем события (смерть, достижение известного возраста, инвалидность) и легитимировать свое право на страхо вое вознаграждение.

Г. Как мы знаем, и в имущественном, и в личном страховании в качест ве самостоятельного лица может фигурировать еще выгодоприобретатель.

По ГК, выгодоприобретатель несет обязанности по договору страхования, поскольку иное не вытекает из постановлений закона или договора лишь со времени передачи ему страховой квитанции или страхового полиса. С этого времени страхователь соответственно освобождается от несения страховых обязанностей (уплаты премий и т. д.). Против выгодоприобретателя стра ховщик может пользоваться всеми возражениями, которые он имеет против страхователя (отсутствие страхового интереса, отпадение риска, нарушение обязанности уведомления и т. п.).

Правила обязат. страхован. от огня, § 27, прав. добровольн. страх. животн., § 20;

прав. страхо ван. жизни, § 16, п. 1 и друг.

Статья 392 ГК, правила подробно регулируют порядок определения размера, убытков: прав.

добровольн. страхован. от огня, § 19, ср. прав. страхован. грузов по речным путям, § 1 след. и друг.

Правила обычно подробно указывают, какие документы, кроме полиса или квитанции, требу ются от страхователя;

правила гарант. страхован., § 41, прав. страхован. груз., § 20 и друг.

Правила страхован. жизни, § 16, прав. страхован. от несчастных случ., § 14.

ГК, ст. 376. ГК перечисляет обязанности выгодоприобретателя, как не находящиеся в связи с передачей ему полиса, в ст. 390–392 (извещен. о наступлен. страхового случая, принятие мер к уменьшению убытков от страхового случая). Швейцарск. закон дает право страховщику при страховании за чужой счет требовать уплаты премии также и от застрахованного, если страхова тель впал в несостоятельность, § 18.

ГК, ст. 377.

Страхование § 2. Обязанности страховщика Литература Шершеневич, II, § 110, 166;

III, § 174. Гаген, § 274 сл., § 294 сл. Ehren berg, Versicherungsrecht, § 35–38. Wolf, Holzendorff’s Enz., II, s. 437 flg. Colin et Capitant, II, p. 671 s. Wahl, Prcis de dr. Сomm., p. 501 s. Planiol, II, p. 726 s.

Thaller, p. 1017 s.

I. По сравнению с основной обязанностью страхователя – обязанностью уплаты страховой премии, обязанность страховщика уплатить страховое вознаграждение имеет, несомненно, более важное значение: в сущности, она является единственной целью всего отношения, тогда как уплата премии является к тому только средством.

Как мы уже видели, страховое вознаграждение, по общему правилу, не должно превышать страховой суммы. При личном страховании (жизни) вознаграждение совпадает со страховой суммой, при имущественном же страховании страховое вознаграждение не может превышать размера убыт ков (в пределах страховой суммы).

Страховое вознаграждение выплачивается деньгами.

Высота страхового вознаграждения находится в зависимости от того, погиб ли застрахованный объект полностью или частично. При полной гибе ли застрахованного объекта выплачивается полностью страховая сумма, если, конечно, она не превышает стоимости страхового интереса. При час тичной гибели застрахованного объекта страховое вознаграждение обычно относится к понесенным убыткам, как страховая сумма к действительной стоимости страхового интереса.

Гаген, VIII, I, стр. 608.

Гл. IV, § 5;

там же исключения;

для морского страхования, см. Долгов, стр. 23.

ГК, ст. 368;

на страховщике лежит также обязанность возместить страхователю расходы по принятию, согласно указаниям страховщика, мер, направленных к уменьшению убытков;

ГК, ст. 391.

Герм. зак., § 49, ГК;

ст. 367;

при гарантийном страховании Госстрах имеет право по убыткам в ценных бумагах возместить таковые ценными же бумагами;

§ 41, п. 3. Англо-американское пра во допускает иногда возмещение вреда и в натуре;

Кэди, стр. 128. Особые правила существуют в транспортном страховании: Госстраху предоставлено право исправить судно после аварии за свой счет в срок, необходимый для такого исправления, и сдать таковое страхователю в готовом виде, в каком оно было до аварии;

правила страхован. судов по речным путям, § 19.

Правила обязат. страхован. от огня, § 34, несколько иначе – правила страхован. грузов по морским путям, § 22;

прав. гарант., стр. § 40. В морском страховом праве страхователю предос тавляется право требовать всю страховую сумму, передавая страховщику все, что осталось от застрахованного объекта (абандон). Абандон имеет место, главным образом, в случае пропажи В. И. Серебровский Как мы уже в своем месте указывали, страховщик освобождается от уп латы страхового вознаграждения за случаи, вызванные умыслом или грубой неосторожностью страхователя. Только как исключение ответственность страховщика ввиду специфических свойств некоторых страховых операций может быть распространена и на случаи грубой небрежности и даже умыш ленных действий страхователя (страхование гражданской ответственности).

При имущественном страховании, по ГК, страховщик не отвечает также за убытки, причиненные войной внешней или гражданской.

Уплата страхового вознаграждения производится правлением Госстра ха, местными его органами или агентом, или же, по желанию страхователя, оно высылается в указанное им место.

II. Требование на страховое вознаграждение должно быть заявлено своевременно. Законодательства обычно устанавливают сокращенную иско вую давность для заявления требований о выдаче страхового вознагражде ния. Мотивами к сокращению давности являются те соображения, что чем больше проходит времени с момента, когда событие произвело свое разру шительное действие, тем труднее воспроизвести в точности величину поне сенных убытков и выяснить причину несчастия. Кроме того, сокращение исковой давности вызывается сокращением того же срока в операциях дру гих предприятий, с которыми страховщику приходится считаться по праву регресса (например, с железными дорогами).

судна без вести и при т.н. конструктивной полной потере, когда фактической гибели нет, но экономически для заинтересованного лица имеется полная гибель застрахованного интереса;

Долгов, Морское страхование, стр. 22;

англ. закон о морском страховании, § 55–63.

Гл. IV, §3;

ГК, ст. 393. При страховании жизни страховщик освобождается от уплаты страхово го вознаграждения: а) если страховой случай наступит вследствие умысла или грубой неосто рожности страхователя или выгодоприобретателя, не являющегося одновременно застрахован ным лицом, б) если страховой случай в течение первых двух лет по заключении страхования наступит вследствие умысла застрахованного лица;

ГК, ст. 393 в редакц. 1/VI–1925 г. Таким образом, самоубийство застрахованного лица является поводом к освобождению Госстраха от ответственности только тогда, когда оно произойдет в течение первых двух лет действия дого вора.

ГК, ст. 394. Однако путем особого соглашения Госстрах может принять на себя ответствен ность и за военный риск, прав. страхов. груз. по морск. путям, § 8.

Прав. страхован. грузов по морск. путям, § 25.

Германск. закон – 2 года, § 12, австрийск. зак. – 3 г., § 19;

швейцарский зак. – 2 г., § 46, для сухопутного страхования, по франц. праву, должна применяться обычная 30-летняя давность;

Валь, стр. 508, но полисы страхов. обществ обычно устанавливают краткую давность – 6 мес., 1 г.;

Таллер, стр. 1018;

при морском страховании – 5 лет, § 432. фр. тор. код.

Шершеневич, II, стр.423.

Страхование ГК устанавливает сокращенный сок исковой давности для всех притя заний из договора страхования в 2 года. Это правило применяется и при обязательном страховании.

III. Возможно, что страховой случай произойдет по вине третьего лица (застрахованный дом сгорит по небрежности нанимателя и т. д.). Имеет ли в этом случае страховщик, уплативший страховое вознаграждение, право об ратиться к виновнику ущерба с требованием возместить ему уплаченное страховое вознаграждение?

Западноевопейское страховое право разрешает вопрос о праве регресса в положительном смысле. Также поступает и ГК в ст. 395, указывающей, что к страховщику, уплатившему страховую сумму, переходят в пределах этой суммы притязания и права, которые имеет страхователь или выгодо приобретатель к третьим лицам о возмещении ими тех убытков, на покрытие которых была выдана страховая сумма, причем, если страхователь или выго доприобретатель откажутся от такого притязания или права по отношению к третьим лицам, то страховщик освобождается в соответствующем размере от обязанности уплаты страховой суммы.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.