WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

ББК 67.99(2)3 УДК 347 С 32 Председатель редакционной коллегии серии:

д. ю. н., профессор СУХАНОВ Е.А.

Зам. председателя редакционной коллегии:

генеральный менеджер проекта, к. ю. н., доцент ЕМ В.С.

Редакционная коллегия:

д. ю. н., профессор ВИТРЯНСКИЙ В.В.

д. ю. н., профессор ШЕРСТОБИТОВ А.Е.

к. ю. н., доцент КУЛАГИНА Е.В.

к. ю. н., доцент КОЗЛОВА Н.В.

к. ю. н., доцент ПАНКРАТОВ П.А.

Научный редактор тома:

к. ю. н., доцент ЕМ В.С.

Исполнительный секретарь редакционной коллегии серии:

КОМАРОВА Т.Е.

С 32 Серебровский В. И.

Избранные труды по наследственному и страховому праву. Изд. 2-е, испр. М.: «Статут», 2003. – 558 с. (Классика российской цивилистики.) ISBN 5-89398-011-5 В настоящем издании помещены наиболее значимые научные труды про фессора В. И. Серебровского. Эти труды являются фундаментальными произ ведениями, составляющими классическое наследие российской цивилистики в области наследственного и страхового права. В издании также помещены ста тьи, освещающие жизненный путь, педагогическую деятельность, человече ские качества В. И. Серебровского, дающие оценку его научных идей и поло жений, показывающие их значение для современной теории гражданского пра ва, законотворчества и практики правоприменения.

ББК 67.99(2) УДК ISBN 5-89398-011- © С.М. Корнеев;

Е.Н. Гендзехадзе, Т.С. Мартьянова, вступ. ст., © К.И. Корнеева;

Е.Б. Гендзехадзе, Т.С. Мартьянова, вступ. ст., © «Статут» (редподготовка), © «Статут», переиздание, Владимир Иванович СЕРЕБРОВСКИЙ ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ПО НАСЛЕДСТВЕННОМУ И СТРАХОВОМУ ПРАВУ Научный аппарат и литобработка издания: Т.В. Мальчикова Корректоры: Ч.А. Скруль, Т.М. Шпиленко Художественное оформление: A.G., В.В. Самойлова Компьютерная верстка: С.В. Родина ЛР № 065297 от 17.07. Подписано в печать 15.10.2003. Формат 60841/16. Бумага офсетная.

Гарнитура Таймс. Печать офсетная. Усл. печ. л. 35. Печ. л. 32,55. Тираж 3 000 экз.

Заказ № Издательство «Статут»:

119606, г. Москва, пр. Вернадского, д. 84;

для корреспонденции: 119415, г. Москва, а/я 61;

тел./факс: 789-34- E-mail: statut@au.ru www.estatut.ru I SBN 5 - 89398 - 011 - 9 785893 980110 > В. И. Серебровский: очерк жизни … В. И. СЕРЕБРОВСКИЙ: ОЧЕРК ЖИЗНИ, НАУЧНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Прежде чем начать характеристику трудов профессора В. И. Серебров ского по наследственному праву и страхованию, которые представлены в настоящем издании, необходимо уделить внимание и некоторым другим его трудам, рассказать об особенностях его творческого облика и человеческих качествах.

1.

Владимир Иванович Серебровский заслужил большой авторитет своей многолетней и плодотворной научной деятельностью, он известен как вы дающийся ученый-юрист, один из корифеев отечественной цивилистики.

Ученым-юристам того поколения, к которому принадлежит В. И. Се ребровский, выпала непростая судьба. Получив образование и добившись первых успехов в научной работе в дореволюционное время, В. И. Сереб ровский после революции вынужден был воспринять новую действитель ность. В первые годы советской власти, когда в хозяйственной жизни нахо дили применение традиционные институты частного права, он и другие ци вилисты весьма успешно разрабатывали правовые проблемы, обусловленные новой экономической политикой. Однако вскоре им пришлось пережить потрясения, связанные с острой «классовой борьбой на правовом фронте», с появлением и господством концепции «хозяйственного права», а затем с объявлением ее «вредительской школкой» с обычными для того времени последствиями для ее представителей. В условиях, когда шла борьба против «врагов народа» и каждый ученый мог по чьей-то злой воле попасть в их число, пришлось создавать науку «социалистического гражданского права».

В этой ситуации огромную работу выполнили именно цивилисты, сформи ровавшиеся в дореволюционное время. В 1938 г. был издан двухтомный учебник гражданского права, в написании которого приняли участие такие видные ученые, как М. М. Агарков, С. Н. Братусь, К. А. Граве, М. В. Зимеле ва, И. С. Перетерский, В. И. Серебровский. В дальнейшем стали появляться и теоретические работы по гражданскому праву, а в 50-е годы началось из дание его фундаментального курса.

Наука гражданского права выдержала тяжелые испытания и пришла к началу 90-х годов – времени перехода к рыночным отношениям – с несо мненными успехами, с множеством крупных монографических работ, кото рые сохранят свое значение на многие десятилетия, поскольку созданы под линными учеными – корифеями российской цивилистики. К их числу отно сится и профессор Владимир Иванович Серебровский.

С. М. Корнеев 2.

В. И. Серебровский родился 14 ноября 1887 г. в Москве, в семье врача.

Среднее образование он получил в Харькове, куда переехала семья. В 1906 г.

поступил на юридический факультет Харьковского университета, по окон чании которого в 1910 г. был оставлен при университете «для подготовки к профессорскому званию по кафедре гражданского права и судопроизводст ва». В 1912 г. В. И. Серебровский был назначен младшим ассистентом юри дического факультета Харьковского университета, а через три года успешно выдержал испытания на ученую степень магистра гражданского права.

В январе 1916 г. после прочтения двух пробных лекций по гражданскому праву (одна по собственному выбору – «Юридическая природа фирмы», а другая – заданная факультетом – «Посмертное преемство супругов») В. И. Серебровский получил звание приват-доцента юридического факульте та Харьковского университета, где преподавал до 1919 г., до переезда в Крым для работы в Симферопольском университете – сначала в качестве приват-доцента, а с 1921 по 1922 г. – профессора.

В 1922 г. В. И. Серебровский вернулся в Харьков и до 1924 г. состоял профессором Харьковского института народного хозяйства.

Большой вехой в жизни В. И. Серебровского был переезд в 1924 г. в Москву. Здесь он длительное время (с 1924 по 1935 г.) был на практической работе – служил редактором-консультантом Президиума ВЦИК. Одновре менно в 1924–1929 гг. Владимир Иванович состоял научным сотрудником Института советского права НКЮ, а в 1935–1936 гг. работал юрисконсуль том в системе ОГИЗа.

С 1936 г. началась работа В. И. Серебровского в различных учебных за ведениях и научных учреждениях Москвы: сначала в Московском юридиче ском институте (1936–1938 гг.), затем во Всесоюзной правовой Академии (1938–1941 гг.), во Всесоюзном институте юридических наук (1939– гг.), в Плановой Академии, Институте народного хозяйства им. Г. В. Плеха нова, Институте кооперативной торговли и др.

В течение пяти лет (1943–1948 гг.) В. И. Серебровский заведует кафед рой гражданского права во Всесоюзном юридическом заочном институте. С сентября 1944 до весны 1955 г. (с небольшим перерывом) он являлся про фессором юридического факультета Московского государственного универ ситета им. М. В. Ломоносова, где несколько лет заведовал кафедрой граж данского права.

Многие годы (с 1943 по 1963 г.) В. И. Серебровский работал в Институ те государства и права Академии Наук СССР. Он был старшим научным сотрудником, а затем заведующим сектором гражданского права. Здесь им В. И. Серебровский: очерк жизни … созданы выдающиеся труды: «Очерки советского наследственного права» и «Вопросы советского авторского права».

Большие заслуги В. И. Серебровского в науке и преподавательской дея тельности, его высокое мастерство педагога получили официальную оценку лишь в 1939 г., когда решением ВАК Всесоюзного комитета по делам выс шей школы он был утвержден в ученом звании профессора без защиты дис сертации. Профессор И. С. Перетерский, который в связи с рассмотрением этого вопроса в ВАК давал официальный отзыв о научной и преподаватель ской работе В. И. Серебровского, справедливо отмечал: «Что касается звания профессора, то лишь особыми обстоятельствами, от т. Серебровского не за висящими (отсутствие в УССР ГУСа), можно объяснить то обстоятельство, что В. И. Серебровский, ведущий с 1916 г. самостоятельное преподавание в вузах, не получил в свое время звания профессора. Присвоение ему звания профессора является хотя бы запоздалым констатированием качеств т. Се ребровского как научного работника и преподавателя вуза».

В 1943 г. Владимир Иванович успешно защитил докторскую диссерта цию на тему «Договор страхования жизни в пользу третьего лица», и ноября того же года решением ВАК ему была присуждена ученая степень доктора юридических наук. Основные положения диссертации были позднее опубликованы.

В 1958 г. за большие заслуги в области юридических наук В. И. Сереб ровскому было присвоено почетное звание Заслуженный деятель науки РСФСР.

В последние годы своей жизни, после выхода на пенсию, В. И. Сереб ровский продолжал активную научную работу. Он опубликовал несколько интересных статей по вопросам наследственного права, две главы в учебнике по гражданскому праву для вузов (том II) и другие работы.

Умер В. И. Серебровский 28 ноября 1971 г., едва вступив в 85-ый год жизни. Похоронен на Пятницком кладбище в Москве.

Заслуживает упоминания такой факт. Незадолго до смерти Владимир Иванович выразил пожелание, чтобы на его памятнике не было традицион ной надписи с указанием фамилии, имени, отчества умершего. Такая над пись, как он считал, уместна на двери квартиры, где живет человек. Он сам Отзыв И. С. Перетерского сохранился в архиве В. И. Серебровского. При написании настояще го очерка автором использованы материалы, которые сохранились благодаря заботам Зинаиды Сергеевны Серебровской-Смирдиной – жены, друга и помощника Владимира Ивановича.

См.: Серебровский В. И. Договор страхования жизни в пользу третьего лица (основания воз никновения права выгодоприобретателя) // Ученые труды ВИЮН. Вып. IX. 1947 и Серебровс кий В. И. Договор страхования жизни в пользу третьего лица (назначение выгодоприобретателя и его взаимоотношения с Госстрахом и другими лицами) // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 1. – М., 1948.

С. М. Корнеев сочинил текст своей эпитафии: «Здесь покоится прах профессора-юриста Владимира Ивановича Серебровского». Эта надпись и высечена на надгроб ном памятнике. Приведенный факт – небольшой штрих к пониманию лично сти В. И. Серебровского, его человеческой индивидуальности.

3.

Призванием Владимира Ивановича Серебровского была научная работа, интерес к которой обнаружился у него в молодые годы и которая была до последних дней смыслом его жизни.

Решение посвятить себя науке пришло к В. И. Серебровскому еще в то время, когда он учился на юридическом факультете Харьковского универси тета. На факультете время от времени объявлялись конкурсы на лучшую студенческую работу на заранее заданные темы. Владимир Иванович, буду чи студентом 3 курса, представил исследование на тему «Права добросове стного владельца (по римскому праву)». В отзыве профессора В. М. Гордона было отмечено, что сочинение В. И. Серебровского «убеждает в наличности у автора массы знаний, умения ими пользоваться, выдающейся научной пыт ливости». За эту студенческую работу Владимир Иванович был удостоен присуждавшейся в то время в Харьковском университете премии имени профессора Палюмбецкого, а оценки, содержавшиеся в отзыве профессо ра В. М. Гордона, ставшего впоследствии научным наставником В. И. Сереб ровского, он оправдал всей своей дальнейшей научной деятельностью.

В. И. Серебровский посвятил науке около 60 лет и опубликовал более 140 научных работ. Первая его публикация появилась в 1912 г. – статья «Гражданин и торговое право», а последняя (посмертная) – в 1972 г. – «Фак тическое непринятие наследником наследства и отказ его от наследства».

Важной чертой научной индивидуальности В. И. Серебровского было постоянство его научных интересов и привязанностей, верность избранным темам, стремление добиться исчерпывающей глубины и совершенства в их разработке. Он не распылял свои творческие силы, не любил многотемья.

В течение шести десятилетий своей работы в науке гражданского права Вла димир Иванович исследовал главным образом три больших раздела граж данского права – страхование, наследственное право и авторское право. При этом каждый из названных разделов разработан им по-настоящему глубоко и всесторонне.

Высказанные В. И. Серебровским в научных исследованиях, а также в лекциях, положения всегда были результатом проведенных изысканий, все Отзыв В. М. Гордона сохранился в архиве В. И. Серебровского.

Народная энциклопедия научных и прикладных знаний. – Изд. Харьковского общества распро странения в народе грамотности. – Харьков, 1912.

Правоведение. 1972. № 3.

В. И. Серебровский: очерк жизни … стороннего изучения вопроса, т. е. результатом большого труда. Работать постоянно было его потребностью. Он тщательно шлифовал каждую напи санную страницу, взвешивая каждое положение, каждое слово. Владимир Иванович не прекращал регулярной научной деятельности даже в те годы, когда не имел возможности публиковать свои произведения. И. С. Перетер ский, написавший в 1939 г. отзыв о научных трудах В. И. Серебровского (в связи с решением вопроса о присвоении ему ученого звания профессора без защиты диссертации), свидетельствовал: «При общей оценке научного пути т. Серебровского нельзя не отметить того обстоятельства, что разоблаченные в настоящее время «юристы», орудовавшие на правовом фронте лет десять назад, всячески оттирали т. Серебровского от научной работы, не подпуска ли его к преподаванию в вузах, – и в этом отношении т. Серебровский разде лял то же положение, в которое были поставлены в то время и некоторые другие старые профессора-юристы – честные советские граждане... Оттес ненный от работы в научно-исследовательских учреждениях и в вузах, т.

Серебровский тем не менее продолжал упорно работать над теорией граж данского права, хотя не имел в то время никаких возможностей использова ния своих трудов. Непрерывность научной работы т. Серебровского, являю щаяся чертой настоящего ученого, видна в работах т. Серебровского, поя вившихся в те годы (1937 и след.), когда т. Серебровский вновь получил возможность печататься».

Как видно из перечня трудов Владимира Ивановича, у него не было публикаций с 1929 по 1937 г. Но он, по отзыву И. С. Перетерского, работал, ибо он был ученым по призванию, без занятий наукой он не мыслил жизни.

В. И. Серебровский проявлял большой интерес к законотворческой дея тельности и считал, что проекты законов и иных законодательных актов должны готовить юристы самой высокой квалификации, хорошо знающие секреты законотворческой техники. Владимиру Ивановичу пришлось в тече ние 11 лет работать редактором-консультантом Президиума ВЦИК. В этот период он постоянно участвовал в подготовке текстов нормативных актов и имел возможность проявить не только свои обширные юридические знания и эрудицию, но и свой талант давать точные формулировки, добиваться мак симальной ясности и доступности при изложении материала. С 1938 г.

В. И. Серебровский принимал непосредственное участие в подготовке про екта общесоюзного Гражданского кодекса, лично разработал главу о страхо вании и раздел о наследственном праве. Хотя указанный проект не стал за коном, опыт работы над ним был полезным при подготовке Основ граждан ского законодательства Союза ССР и союзных республик, а также граждан Претерский И. С. Отзыв о научных трудах В. И. Серебровского. – Рукопись с датой 12 апре ля 1939 г. Из архива проф. В. И. Серебровского.

С. М. Корнеев ских кодексов союзных республик. В разработке этих законов В.

И. Серебровский также принимал активное участие и в 1961 г. был отмечен благодарностью Комиссий законодательных предположений Совета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета Союза ССР.

В. И. Серебровский поддерживал постоянную связь с правопримени тельными органами, тщательно изучал судебную, нотариальную практику, в своих работах высказывал аргументированные предложения по ее совершен ствованию. Он считал для себя высокой наградой, если его советы и предло жения принимались и находили отражение в практике судов, нотариата, прокуратуры. В свою очередь, Владимир Иванович отмечал, что и научная работа без связи с практикой не может быть плодотворной. Примером такой связи могут быть его труды, которые содержат глубокий анализ практики.

Научная продукция В. И. Серебровского отличается высоким качест вом. Это обеспечило его трудам долгую жизнь: они и по сей день служат источником авторитетных научных концепций, образцом глубокого профес сионального анализа правовых явлений, несомненно, будут выполнять эту роль многие годы и, кроме того, ориентировать правоприменительную прак тику на правильное понимание закона, уважительное к нему отношение.

4.

Большой вклад сделал В. И. Серебровский в разработку проблем автор ского права. Он и в этой области был признанным авторитетом.

Владимиром Ивановичем были написаны разделы об авторском праве в ряде учебников по гражданскому праву, опубликовано несколько интерес ных статей по этой проблематике. Но наибольшую известность имеет его капитальный труд «Вопросы советского авторского права», изданный в 1956 г. и получивший не только признание читателей, но и высокую офици альную оценку: это была вторая книга В. И. Серебровского, удостоенная премии Президиума Академии Наук СССР (первая – «Очерки советского наследственного права»).

Работы В. И. Серебровского по авторскому праву содержат ряд глубо ких теоретических положений, обогативших науку гражданского права. Его заслугой было, в частности, то, что он разработал понятие произведения в аспекте гражданского права и задачу определения этого понятия решительно отнес к сфере гражданского права.

См. : Гражданское право. Часть первая. Учебник для юридических вузов. – М., Юриздат, 1938;

Советское гражданское право. Краткий учебник. – М., 1940;

Гражданское право. Учебник для юридических институтов. Т. 2. – М., Юриздат, 1944;

Советское гражданское право. Учебник для юридических вузов. Т. 2. – М., Госюриздат, 1951.

Авторское право и наследование. – Сов. государство и право. 1955. № 6;

Авторское право в новом Гражданском кодексе РСФСР. – Сов. государство и право. 1965. № 1.

Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. – М., 1956. С. 31.

В. И. Серебровский: очерк жизни … В «Вопросах советского авторского права» убедительно доказана неце лесообразность объединения авторского и изобретательского права в единую отрасль – «авторское право в широком смысле». Со свойственной Владими ру Ивановичу глубиной освещены в монографии вопросы сущности и при роды авторского права, об объектах и субъектах авторского права, о правах автора, формах и способах использования авторских прав, природе издатель ского договора, гражданско-правовой охране прав и интересов авторов. Ос новываясь на обобщении судебной практики по авторским делам, В. И. Се ребровский делает ряд предложений о совершенствовании законодательства об авторском праве, которые сыграли свою роль при разработке в 60-е годы проектов новых законов – Основ гражданского законодательства и граждан ских кодексов союзных республик. Примером может служить ст. 514 Граж данского кодекса РСФСР 1964 г., в которой получили отражение обоснован ные В. И. Серебровским выводы относительно способов охраны интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства.

Среди научных проблем, разработке которых В. И. Серебровский отдал много сил и творческой энергии, была проблема охраны научных открытий.

Она занимает особое место в творческой судьбе Владимира Ивановича.

К названной проблеме он обратился в конце 50-х годов, когда был хорошо известен как выдающийся исследователь страхового, наследственного и авторского права.

Первой научной работой о правовой охране научных открытий была статья Владимира Ивановича, опубликованная в 1959 г. Через год вышла в свет и его монография, посвященная правовой охране научных открытий.

Объем этой книги невелик, но по своему значению она по праву была отне сена к значительным произведениям нашей цивилистической литературы. В ней дано всестороннее научное обоснование нового, самостоятельного ин ститута гражданского права – права на открытие. В скором времени после выхода в свет монографии В. И. Серебровского были приняты Основы граж данского законодательства Союза ССР и союзных республик (1961), где впервые в мировой законодательной практике был предусмотрен самостоя тельный раздел «Право на открытие». Соответствующий раздел появился затем и в ГК союзных республик. Работы В. И. Серебровского сыграли в Там же. С. 23.

См.: Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. С. 127;

Он же. Авторское право в новом Гражданском кодексе РСФСР // Сов. государство и право. 1965. № 1. С. 90.

Серебровский В. И. Научное открытие как объект права // Сов. государство и право. 1959. № 3.

Серебровский В. И. Правовая охрана научных открытий в СССР. – М., 1960.

Это обстоятельство единодушно отмечалось в рецензиях на названную монографию. – См.

рецензии: Рясенцев В. А. – в журнале «Сов. государство и право». 1961. № 12;

Корнеев С. М. – в Вестнике МГУ, серия «Право». 1961. № 4.

С. М. Корнеев этом большую роль, что, несомненно, радовало ученого. Он же был и пер вым комментатором статей этого раздела Основ.

В монографии В. И. Серебровского подробно рассмотрены вопросы о научном открытии как объекте права, о субъектах права на открытие, о его содержании. Автор обосновывает свои правовые выводы великолепно по добранными и поданными материалами из области философии, физики, ас трономии, химии, биологии, металлургии и других наук.

Уместно отметить, что в Стокгольмской Конвенции, подписанной 14 июня 1967 г. и учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, в числе прав, охватываемых этой «собственностью», были названы также и научные открытия. Это означает, что Стокгольмская Кон венция 1967 г. рассматривает научные открытия – впервые в международной практике – как самостоятельный объект правовой охраны.

После такого успеха в осуществлении идеи правовой охраны научных открытий трудно понять исключение этого института из законодательства.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, приня тых 31 мая 1991 г., уже нет раздела о научных открытиях. Нет упоминания о них как объектах правовой охраны и в других нормативно-правовых актах бывшего Союза ССР и в законодательстве Российской Федерации. Исчезло это понятие также из учебной и научной литературы. Это не может не вы звать большого сожаления. Наша наука имела бесспорный приоритет в раз работке проблемы правовой охраны научных открытий, результаты научных изысканий в этой области были восприняты законодательством и находили практическое применение. Возможно, что исключение научных открытий из гражданского законодательства оправдывалось тем, что за годы действия норм об охране научных открытий было мало случаев регистрации открытий и что признание (квалификация) нового научного достижения открытием связано с большими трудностями. Подобные соображения слишком легко весны и неубедительны. Появление научного открытия – огромное событие в сфере науки. Открытия совершаются нечасто, но если решение научной задачи зарегистрировано в качестве открытия, то это означает официальное признание приоритета нашей науки в определенной области. По состоянию на 1 января 1980 г. в СССР было зарегистрировано 224 открытия. В литера туре правильно отмечено, что «несмотря на кажущуюся малочисленность открытий в сравнении с изобретениями, и особенно рационализаторскими См.: Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. – М., Юриздат, 1962. См. также раздел о научных открытиях в книге «Правовые вопросы научно-технического прогресса в СССР». – М., «Наука», 1967.

См.: Богуславский М. М. Вопросы авторского права в международных отношениях. – М., «Наука», 1973. С. 179.

В. И. Серебровский: очерк жизни … предложениями, их роль в ускорении научно-технического прогресса трудно переоценить».

В. И. Серебровский известен как автор глав в учебниках, по которым изучали гражданское право многие поколения юристов, среди них: «Учебное пособие по советскому гражданскому праву» (1938);

учебники по граждан скому праву для высших юридических учебных заведений (1938, 1944, 1951, 1970);

учебники для юридических школ (1940, 1945, 1947, 1951, 1953);

учеб ники по основам советского государства и права (1947, 1951, 1953). Главы, написанные Владимиром Ивановичем, всегда отличались высоким научным уровнем, доступностью и исключительной отточенностью формулировок.

Работу по написанию учебников он рассматривал как выполнение творче ской, исследовательской задачи.

В. И. Серебровский сочетал в себе качества выдающегося ученого и та лантливого педагога. Начав свою преподавательскую деятельность в 1916 г.

в Харьковском университете, он практически всю последующую жизнь не прекращал ее: читал лекции во многих вузах, руководил подготовкой аспи рантов, выполнял многие другие виды учебной работы.

В своих лекциях Владимир Иванович избегал внешних эффектов, они были строгими, академичными по форме. Главное внимание он уделял со держанию, и тот, кто внимательно слушал, получал истинное удовольствие, поскольку лектор раскрывал тему во всех тонкостях, излагал результаты собственных исследований и размышлений, умело увлекал слушателей пред метом изучения. Каждая его лекция была результатом тщательной подготов ки, в ней все до мелочей было продумано и рассчитано. Такому подходу к преподаванию Владимир Иванович учил и своих аспирантов.

В. И. Серебровский подготовил к научной и педагогической работе не мало специалистов. Одним из принципов его работы с аспирантами была высокая, бескомпромиссная требовательность.

Он требовал от аспирантов изучения всех сколько-нибудь значительных работ по специальности, знакомства с русской дореволюционной литерату рой и работами зарубежных авторов. Он подчеркивал, что диссертация – не самоцель, что формирование ученого начинается с тщательного изучения того, что уже достигнуто наукой. Сдача кандидатского экзамена по граждан скому праву, если экзаменовал профессор Серебровский, была для каждого аспиранта большим, запоминающимся событием. Все, кто проходил подго товку под его научным руководством, с гордостью и благодарностью вспо минают своего Учителя.

См.: Зенин И. А. Право на открытие. – Глава в учебнике «Советское гражданское право». Т. 2. – М., Юр. лит.-ра, 1980. С. 457.

С. М. Корнеев Характерными чертами В. И. Серебровского как ученого, педагога и че ловека были его высокая принципиальность, благородство. Он не способен был поступиться своим мнением, для отстаивания своих убеждений он вы ступал с заслуживающей глубокого уважения прямотой и решительностью.

А если было очень трудно, Владимир Иванович подбадривал себя шутливы ми словами: «А если я попячусь, да будет мне, попятчику, стыдно».

В. И. Серебровский очень дорожил своим достоинством ученого и все гда требовал к себе соответствующего отношения. Один из журналов опуб ликовал его статью, но при этом без согласия автора в текст статьи были внесены изменения. Владимир Иванович направил редакции журнала пись мо, в котором со всей категоричностью заявил: «Тем самым редакция жур нала нарушила норму закона, закрепляющую за автором неприкосновен ность произведения (ст. 98 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик). Ведь у каждого автора есть свой стиль, своя манера изложения материала, и закон всемерно оберегает его моральные интересы, не допуская внесения в произведение каких-либо изменений без согласия автора».

Характеризуя личность В. И. Серебровского необходимо указать и на такую его черту, как истинное уважение к закону, обостренное чувство за конности. Он никогда не «подтягивал» закон к своим теоретическим поло жениям, не пытался его «подправить», придать ему выгодный для себя смысл, что, к сожалению, нередко встречается в нашей литературе. Высту пая с заключительным словом после обсуждения его доклада «Вопросы на следственного права в практике» (ИГПАН, май 1968 г.), В. И. Серебровский подчеркнул, что недопустимо вкладывать в текст закона смысл, которого в нем нет, такое «толкование» римляне весьма точно именовали «contra leges».

Во всех работах Владимира Ивановича проводится идея строжайшего следо вания закону. Если те или иные положения закона или иных нормативных актов представлялись ему устаревшими, не соответствующими изменив шимся условиям, В. И. Серебровский высказывался об этом в печати и вно сил предложения об изменении таких норм в официальном порядке. Надо отметить, что подобные предложения делались В. И. Серебровским с боль шой осторожностью, после всестороннего исследования экономических и социальных условий, материалов практики. Он с нескрываемой иронией относился к тем, кто считал возможным легко и просто менять содержание статей Гражданского кодекса и других законов, всегда настораживался, если какую-то работу (в том числе диссертацию) хвалили за то, что в ней содер жится множество предложений по изменению законов. Законы, говорил Записка с этим изречением Владимира Ивановича сохранилась в его архиве.

Упомянутое письмо хранится в архиве В. И. Серебровского.

В. И. Серебровский: очерк жизни … Владимир Иванович, пишутся для того, чтобы применять их и исполнять долго и относиться к ним надо уважительно. Это было его неколебимым убеждением.

5.

Особое чувство В. И. Серебровский питал в течение всей своей творче ской жизни к наследственному праву. Первая его работа по наследственному 1 праву появилась в 1915 г., а последняя опубликована в 1972 г.

В первой статье, которая называлась «Особые виды посмертного пре емства в русском наследственном праве», дан анализ наиболее сложных институтов дореволюционного наследственного права – наследования суп ругов, наследования восходящих, правопреемства в выморочных имущест вах и др. Значительность этой статьи, вышедшей из-под пера еще совсем молодого ученого, подтверждается тем, что она названа в списке основной литературы в солидном учебнике по русскому гражданскому праву В. И.

Синайского.

В первые годы советской власти регулирование отношений наследова ния имущества приобрело большую остроту. Предметом спора был даже вопрос о том, можно ли вообще говорить о существовании в РСФСР наслед ственного права после издания декрета ВЦИК от 17 апреля 1918 г. «Об от мене наследования». Много неясностей оставалось в этой области и после принятия ГК РСФСР 1922 г.

В. И. Серебровский опубликовал в этот период ряд работ по наследст венному праву, в которых старался доказать, что наследование трудовой собственности сохранилось. Он дал обстоятельный анализ законодательства и судебной практики и содействовал удачному решению многих, как тогда говорили, контроверз.

Среди работ, опубликованных в 20-е годы, выделяется книга «Наслед ственное право» (1925), которая по форме была комментарием к статьям 416–435 ГК, но по существу представляла собой научное исследование, ох ватывающее все основные вопросы наследственного права.

В ряде журнальных статей, опубликованных в 20-е годы и в последую щий период, В. И. Серебровский дал блестящее толкование законодательст ва о наследовании и сформулировал свои теоретические позиции по многим Серебровский В. И. Особые виды посмертного преемства в русском наследственном праве. – Вестник гражданского права. 1915. № 7.

Серебровский В. И. Фактическое непринятие наследником наследства и отказ его от наследст ва. – Правоведение. 1972. № 3.

Синайский В. И. Русское гражданское право. Вып. 2. – Киев, 1918. С. 225.

СУ РСФСР. 1918. № 3. Ст. 456.

С. М. Корнеев 1 вопросам наследственного права, проследил историю его развития, опреде лил важнейшие направления его совершенствования.

Итогом его многолетних исследований в области наследственного пра ва, как отметил и сам В. И. Серебровский, явилась монография «Очерки советского наследственного права», вышедшая в 1953 г. Эта книга была удостоена премии Президиума Академии Наук СССР и еще больше укрепи ла высокий научный авторитет автора.

Книга «Очерки советского наследственного права» энциклопедична.

В ней можно найти ответ на все сколько-нибудь значительные вопросы на следственного права. Несмотря на серьезные изменения в законодательстве, происшедшие после появления «Очерков», книга эта и сегодня не устарела, она будет иметь научную и практическую ценность, пока будет существо вать наследственное право, поскольку разработанные в ней категории и кон струкции глубоко научны, фундаментальны.

Обратим внимание читателей лишь на некоторые наиболее характерные положения, содержащиеся в монографии «Очерки советского наследствен ного права».

В. И. Серебровский вполне обоснованно указывает на неразрывную связь наследования и собственности. Отсюда неизбежен вывод, что наслед ственное право объективно необходимо в любом обществе. В связи с этим автору пришлось уделить значительное место разъяснению известного по ложения «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса о том, что «победоносная пролетарская революция» должна провести отмену «права наследования», а также не менее известного декрета, направленного на выполнение этого программного требования – декрета ВЦИК от 17 апре ля 1918 г. «Об отмене наследования». В. И. Серебровскому предстояло до казать, что хотя право наследования названным декретом отменено, оно тем не менее существует. В монографии эта задача решена весьма тонко и остро См., например, его статьи: Приобретение наследства по Гражданскому кодексу. – Право и жизнь. 1924. № 8;

Лишение наследства. – Вестник советской юстиции. 1924. № 20;

О завеща тельном отказе по Гражданскому кодексу. – Право и жизнь. 1925. № 3–4;

Наследники присутст вующие и отсутствующие. – Право и жизнь. 1927. № 4;

Завещание или договор. – Право и жизнь. 1928. № 1;

О праве приращения при наследовании // Вопросы советского гражданского и трудового права. – М., 1946;

Основные понятия советского наследственного права. – Сов. госу дарство и право. 1952. № 7.

Серебровский В. И. История развития советского наследственного права // Вопросы советского гражданского права. – М., Изд-во АН СССР, 1945.

Серебровский В. И. Наследственное право в проекте Гражданского кодекса СССР. – Советская юстиция. 1937. № 10–11.

Серебровский В. И. Очерки советского наследственного права (в дальнейшем – Очерки). – М., Изд-во АН СССР, 1953. С. 10.

СУ РСФСР. 1918. № 34. Cт. 456.

В. И. Серебровский: очерк жизни … умно. Владимир Иванович сделал вывод, что декрет хотя и объявил отмену права наследования, но отменил не право наследования вообще, а лишь пра во наследования эксплуататорской частной собственности. Более того, дек ретом от 27 апреля 1918 г., как пишет В. И. Серебровский, «были заложены основы социалистического наследственного права». Из содержания книги видно, что cоветская власть скоро забыла об отмене права наследования и достаточно полно урегулировала отношения наследования, предусмотрев почти все институты, которые свойственны наследственному праву буржу азных стран (хотя и в урезанном виде, например, при регулировании насле дования по завещанию). В. И. Серебровский не указывает на это обстоятель ство, но оно вытекает из содержания книги, из анализа советского наследст венного права, которое во многом повторяет нормы наследственного права буржуазных стран. Таким образом, программное требование «Манифеста» формально было выполнено, но фактически уничтожить наследственное право оказалось невозможно.

Обращаясь к вопросу об основаниях наследования, В. И. Серебровский на первое место, как это и было предусмотрено ГК РСФСР 1922 г., ставит наследование по закону. В условиях, когда наследственное имущество за ключалось, как правило, лишь в предметах обычной домашней обстановки, выдвигать на первое место наследование по завещанию было бы неправиль но. Кроме того, основная масса населения оставалась малограмотной и не могла использовать возможность распоряжения имуществом на случай смер ти путем составления завещания. В годы советской власти наследование по завещанию встречалось нечасто. В «Очерках» приводятся высказывания К. Маркса о свободе завещания, которые в настоящее время – в условиях возрождения капиталистических отношений в нашей стране – заслуживают внимания. Свобода завещания, как считал К. Маркс, наиболее соответствует сущности свободной конкуренции. Однако безграничная свобода завещания провозглашается не во всех странах, существуют и определенные ограниче ния этой свободы. Характеризуя «социалистическое наследственное право», В. И. Серебровский, не ссылаясь на опыт буржуазных стран, отмечает, что «советское законодательство устанавливает и известные условия осуществ ления завещательной свободы...». Очевидно, что противоречие между прин ципом свободы завещания и ограничением этого принципа является, можно сказать, вечным, оно разрешается в законодательстве каждой страны с уче том ее особенностей и традиций.

При рассмотрении наследования по закону В. И. Серебровский убеди тельно показывает, что круг наследников по закону по советскому наследст Очерки. С. 17.

Там же. С. 89.

С. М. Корнеев венному праву является «довольно узким». Явного несогласия с таким ре шением вопроса В. И. Серебровский не высказывает. Однако он считает прогрессивным некоторое расширение круга наследников по закону, которое было предусмотрено указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию».

Между тем это расширение было явно незначительным. Владимир Ива нович прямо на это не указывает, но из анализа круга наследников по указу 1945 г., следует, что автор безусловно одобрил бы существенное расшире ние этого круга. Пожалуй, только в нашей стране возможны случаи, когда при отсутствии названных в законе наследников имущество после смерти гражданина переходило как выморочное в собственность государства, хотя у этого гражданина были такие близкие ему люди, как двоюродные братья и сестры, дяди и тети, племянники и племянницы и даже дедушки и бабушки.

Несправедливость такого решения вопроса о круге наследников по закону очевидна.

Значительное место отведено в монографии В. И. Серебровского деле нию наследников в отношении принятия наследства на две категории: на следников, «присутствующих» в месте открытия наследства, и наследников, «отсутствующих» в месте открытия наследства. На большом фактическом материале Владимир Иванович убедительно доказывает нецелесообразность такого деления, которое приводит к серьезным затруднениям на практике.

Автор считает, что при пересмотре действующего законодательства необхо димо «отказаться от этого деления, установив общий порядок принятия на следства как для наследников, проживавших в месте открытия наследства к моменту смерти наследодателя (постоянно или временно), так и для наслед ников, в месте открытия наследства не проживавших». Это предложение (которое высказывалось и другими авторами) было реализовано: в ГК РСФСР 1964 г. деление наследников в отношении принятия наследства на присутствующих и отсутствующих не предусмотрено.

Заслуживают внимания соображения В. И. Серебровского по вопросу о наследовании по закону иждивенцев. Право быть наследником в качестве иждивенца признавалось, согласно указу от 14 марта 1945 г., за лицами не трудоспособными и состоявшими на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. В число иждивенцев, как отмечает В. И. Серебровский, могут войти родственники умершего, не включенные в число наследников по закону (например, двоюродные братья и сестры), а также лица, не имею Очерки. С. 53.

Там же.

Там же. С. 156 и след.

Там же. С. 162.

В. И. Серебровский: очерк жизни … щие никакой родственной связи с наследодателем. Иждивенцы, призванные к наследованию, получают право на полную наследственную долю. На сколько это отвечает принципам социальной справедливости? В. И. Сереб ровский этот вопрос прямо не ставит, но из проведенного им анализа зако нодательства и практики вытекает, что он стоит на позиции более осторож ного подхода к наследованию иждивенцев. Можно представить случай, ко гда к наследованию призваны два человека – сын умершего и посторонний человек, инвалид 3-й группы, которому наследодатель оказывал по каким-то соображениям регулярную материальную помощь в течение двух лет. В состав наследства входили большой жилой дом, дача, автомобиль, богатая обстановка, библиотека и крупный вклад в банке. Родной сын умершего должен будет выделить половину этого имущества иждивенцу, что явно несправедливо. Правильнее было бы предусмотреть право иждивенца полу чить не полную долю, а какую-то ее часть, то есть оказать преимущество сыну. Но закон такой нормы не содержит. В. И. Серебровский обращает внимание на то, что в числе иждивенцев по формальному признаку наличия инвалидности часто оказываются люди, способные работать, и предлагает отказаться от такого подхода. «Во всяком случае, как нам кажется, – пишет В. И. Серебровский, один факт достижения данным лицом известного воз раста (60 лет для мужчины и 55 лет для женщины) еще не является доста точным основанием для признания его нетрудоспособным с точки зрения наследственного права...»2. Владимир Иванович считает необоснованным, в частности, включение в число наследников по закону инвалидов 3-й группы, подавляющее большинство которых продолжает работать. «Мы думаем, – продолжает В. И. Серебровский, – что факт нетрудоспособности, дающий основание к включению данного лица в круг лиц, призываемых к наследова нию, должен быть в каждом конкретном случае установлен соответствую щей врачебно-трудовой экспертизой. Причем, если этой экспертизой будет установлено, что данное лицо трудоспособность утратило частично и может при соответствующих условиях работать, то нет оснований к включению его в число наследников по закону»3. Представляется, что эти предложения В. И. Серебровского отвечают даже самым строгим критериям социальной справедливости. Справедливо, если лицо действительно нетрудоспособное (состоявшее на иждивении умершего более двух лет) получит долю в на следстве, и будет несправедливо, если лицо, способное зарабатывать себе на Очерки. С. 69.

Там же. С. 73.

Там же. С. 74.

С. М. Корнеев жизнь, получит такую долю и тем самым уменьшит долю наследников пер вой очереди (а при их отсутствии – долю наследников второй очереди).

К сожалению, изложенные предложения В. И. Серебровского не были учтены в ГК 1964 г. Но они остаются весьма актуальными и заслуживающи ми реализации.

Таковы некоторые положения монографии В. И. Серебровского «Очер ки советского наследственного права», на которые хотелось обратить внима ние читателей этой книги. Вместе с тем надо подчеркнуть, что каждая ее глава, каждый параграф наполнены глубоким и интересным анализом норм наследственного права, содержат фундаментальные положения, сохраняю щие свое научное значение. В этом нетрудно убедиться, если внимательно прочитать книгу В. И. Серебровского.

После выхода в свет монографии «Очерки советского наследственного права» В. И. Серебровский продолжал разрабатывать свою любимую про блему и опубликовал несколько интересных работ. Мы имеем в виду прежде всего две его статьи, написанные в последние годы жизни: «Некоторые пра вовые вопросы, возникающие в связи с принятием наследником наследства» и «Фактическое непринятие наследником наследства и отказ его от наслед ства».

Вопросы, связанные с приобретением наследства, интересовали Влади мира Ивановича и раньше. В названных статьях (вторая из них увидела свет после смерти автора) В. И. Серебровский преподал образцы ювелирного анализа правового материала на примере принятия наследства наследником или его отказа от наследства. Каждая фраза в этих статьях отшлифована до совершенства, в каждом положении отражена мудрость большого ученого.

В. И. Серебровский оставил большое научное наследство, а цивилисты нового поколения с благодарностью приняли это наследство.

Доктор юридических наук, профессор С. М. Корнеев, (один из учеников профессора В. И. Серебровского) Со своей стороны, автор настоящего предисловия считает, что было бы справедливым и огра ничение доли иждивенца определенным процентом от полной доли (например, 25% полной доли).

Вестник МГУ. Серия «Право». 1971. № 1.

Правоведение. 1972. № 3.

См. его статьи: Приобретение наследства по Гражданскому кодексу // Право и жизнь. 1924.

№ 10;

Принятие наследства // Советское государство и право. 1950. № 6.

Обе названные статьи помещены в настоящем издании.

В. И. Серебровский: очерк жизни … Научный и педагогический талант Владимира Ивановича Серебровско го, его творческие идеи нашли воплощение не только в авторском и наслед ственном, но и в страховом праве.

В первом предисловии профессором С. М. Корнеевым развернуто пред ставлена характеристика трудов В. И. Серебровского по наследственному праву и авторскому праву. Однако научные интересы В. И. Серебровского были настолько неразрывно связаны со страхованием, их разработка так глубоко владела его творческими мыслями, что свою докторскую диссерта цию, успешно защищенную в годы Великой Отечественной войны (1943 г.), он посвятил одному из важнейших институтов страхового права – договору страхования жизни в пользу третьего лица.

В. И. Серебровский принадлежит к числу виднейших ученых в области страхового права. Его творческое наследие по страхованию велико и значи тельно. Основополагающие идеи и концепции теории страхового права В. И. Серебровский последовательно и неуклонно разрабатывал, отстаивал и развивал практически на протяжении всей своей научной деятельности. Они нашли отражение в разнообразных учебно-научных изданиях: главах в учеб 1 никах, журнальных публикациях, статьях в научных сборниках, ученых трудах, ученых записках. Эти публикации принесли их автору широкую См.: Серебровский В.И. Договор страхования // Гражданское право. Ч. II. Учебник для юриди ческих вузов. – М., 1938;

Договор страхования // Советское гражданское право. Краткий учеб ник. – М., 1940;

Страхование // Гражданское право. Т. II / Под ред. проф. М. М. Агаркова и проф.

Д. М. Генкина. – М., 1944;

Страхование // Учебник для юридических школ / Под ред. проф. С. Н.

Братуся. – М., 1944;

Страхование // Советское гражданское право. Т. II / Под ред. проф. С. Н.

Братуся. – М., 1951.

См.: Серебровский В. И. Страховой интерес в Гражданском кодексе РСФСР // Право и жизнь.

1924. Кн. вторая, третья и четвертая;

Личное страхование // Вестник советской юстиции. 1925.

№ 8 (42);

Юридическая природа страхового полиса // Вестник советской юстиции. 1925. № (55);

Источник советского страхового права // Право и жизнь. 1925. Кн. шестая;

Понятие страхо вого договора в Советском праве // Право и жизнь. 1926. Кн. вторая–третья;

Источники Совет ского страхового права по положению о Госстрахе Союза ССР // Вестник советской юстиции.

1926. № 5;

Договор страхования и проект Гражданского кодекса Союза ССР // Проблемы социа листического права. 1939. № 1.

См.: Серебровский В. И. Страхование. Гражданский кодекс советских республик. Текст и практический комментарий под ред. проф. Ал. Малицкого. – Изд. второе. Государственное издательство Украины, 1925;

Страховой риск // Сборник статей кафедры «Проблемы современ ного права» и правового факультета Харьковского института народного хозяйства, посвящен ный памяти В. М. Гордона. – Харьков, 1927;

Договор страхования жизни в пользу третьего лица ( Основания возникновения права выгодоприобретателя) // Ученые труды ВИЮН. – М., 1947.

Вып. IX;

Договор страхования жизни в пользу третьего лица (Назначение выгодоприобретателя и его взаимоотношения с Госстрахом и другими лицами) // Ученые записки ВЮЗИ. – М., 1948.

Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова известность и заслуженное признание как крупнейшего теоретика в области страхования.

Особое место среди трудов В. И. Серебровского по страховому праву занимают две монографические работы – «Очерки советского страхового права» (1926 г.) и «Страхование» (1927 г.), в которых заложен теоретиче ский фундамент изучения понятия страхования как института гражданско го права. Благодаря этим исследованиям с именем В. И. Серебровского связывают важнейшие современные достижения отечественной науки страхового права.

Созданные в период формирования советской социалистической систе мы гражданского права как системы нового общественно-исторического типа, они не только отражали современные законодательные и теоретиче ские взгляды и подходы, но и содержали принципиальные положения и раз работки сложнейших страховых категорий и конструкций, развивающих и обогащающих доктрину страхового права. Поэтому замечание самого авто ра, указавшего в предисловии к «Очеркам советского страхового права» (октябрь 1925 г.), что при их составлении имелось в виду написание элемен тарного руководства по советскому страховому праву, можно в значитель ной мере отнести к предельной научной скромности в оценке своего творче ства, а не к значению данного произведения.

Предлагаемые автором всесторонне обоснованные общетеоретические концепции страхования, отдельные понятия и конструкции, их безупречно точная терминологическая трактовка, опирались на идею о равновеликом значении страхования как для частнохозяйственной, так и для народнохозяй ственной деятельности, его значимости для обеспечения стабильности обще ственного прогресса.

Важнейшие по своей содержательной глубине и перспективному зна чению разработки в области страхового права создавались благодаря по следовательному применению единой методологии исследования: прове дение четкого разграничения экономических страховых отношений и стра хования как гражданско-правовой категории. При этом нисколько не ума лялись достижения и заслуги экономической науки в разработке экономи ческой теории страхования. Страхование в качестве экономической кате гории выполняет задачу устранения или, по крайней мере, уменьшения (минимизирования) неблагоприятных вредоносных последствий для лица или имущества от отдельных случайных обстоятельств или разрушитель ных сил (негативных факторов), достигаемого разложением убытков на целый ряд субъектов, подверженных аналогичной опасности. Такой мето дологический подход, сохранивший свое принципиальное значение и в современных условиях развития страхования, позволил разрешить двуеди В. И. Серебровский: очерк жизни … ную задачу: с одной стороны, избежать односторонности (абсолютизации) в оценке страхования как объекта исследования, а с другой – показать, что воплощение страхованием механизма (способа) разложения предполагае мых (ожидаемых) имущественных потерь с целью предотвращения их наступления, т. е. идеи разложения убытка на нескольких лиц, составляет исключительно внешний, а не генетический признак единства (совпадения) экономической и правовой природы страхования.

К числу фундаментальных проблем, получивших в трудах В. И. Сереб ровского развернутое обоснование и разрешение, относится проблема юри дической природы страхования, имеющая едва ли не определяющее обще теоретическое значение и особенно востребуемая современным этапом раз вития науки страхового права.

Обращаясь к одной из сложнейших и до настоящего времени не утра тившей своей теоретической и практической значимости проблеме об ос нованиях возникновения обязательств, В. И. Серебровский не абсолютизи рует экономическую природу страхования, а рассматривает его, в первую очередь, как правовое отношение. В качестве источников страхового пра воотношения выделяются два основания – договор и закон, анализ кото рых в значительной степени позволил составить единственно правильное представление о действительной сущности обязательной и добровольной форм страхования.

Закон, воплощая публичную волю, действующий правопорядок, высту пает как генеральное основание обязательств, как необходимое условие са мой возможности их создания (возникновения). Значение непосредственного источника обязательства закон приобретает в силу точно определенных са мим законом (содержащихся, названных в нем) юридических фактов или совокупности юридических фактов.

Рассматривая соотношение закона и договора как оснований страхова ния, В. И. Серебровский обосновывал важное значение закона существовав шей советской плановой системой народного хозяйства, стремящейся силой государственного аппарата направить в желательное русло течение экономи ческих интересов различных классов и социальных групп. Кардинальное изменение всей политической и экономической системы и провозглашение новых принципов в организации публичной власти и социально-эконо мического строя не повлияли на концептуальное значение закона в качестве основания для страхования. Страхование, возникающее по требованию зако на и в силу закона, устанавливается в целях защиты таких имущественных интересов, которые с наибольшей полнотой и всесторонностью могут быть обеспечены исключительно государственно-властным регулированием. Та ким образом, обязательное страхование лишь выражает принудительную Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова форму его создания со стороны закона и не может служить критерием его роли и значения в страховом праве того или иного государства, а тем более в качестве аргумента противопоставления национальной и зарубежной граж данско-правовых систем.

Обязательное страхование – внедоговорное обязательство по основа нию его возникновения, т. к. оно может создаваться только при наличии специального указания закона об оформлении тех или иных отношений страхованием, «осуществляется в силу закона», как указано в п. 3 ст. 3 Зако на Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. «О страховании». Ни страхо ватель, ни страховщик не могут создать правоотношение по обязательному страхованию без специального указания закона. Однако гражданско правовые обязательства могут возникать из юридических составов, состоя щих из разных по своей сущности юридических фактов, и потому вполне обоснованными являются указания законов, предусматривающих отдельные виды обязательного страхования, что при создании соответствующего вида страхования заключается договор между страхователем и страховщиком.

Так, в Указе Президента Российской Федерации от 6 апреля 1994 г. № «Об основных направлениях государственной политики в сфере обязатель ного страхования» установлено, что «обязательное государственное личное страхование всех сотрудников Государственной налоговой службы Россий ской Федерации осуществляется на основании договоров, заключаемых Го сударственной налоговой службой Российской Федерации и страховщика ми». Подобное же правило действует и в отношении обязательного страхо вания пассажиров, экскурсантов, туристов;

экологического страхования;

страхования при залоге имущества и т. д.

Несмотря на то, что при обязательном страховании может заключаться договор (п. 2 ст. 927, ст. 936 ГК РФ), его сущность нельзя признать одно значной страховому договору, заключаемому при добровольном страхова нии. Содержание договора в обязательном страховании не основано на сво боде волеизъявления, так как многие его существенные условия не могут определяться сторонами – они определяются законом. Эти императивные установления относятся к сторонам, страховой сумме, страховым рискам и т. д. Следовательно, необходимо признать, что существует два вида страхо вых договоров: один – где действует свобода договора, и другой – где она действует в очень ограниченных пределах. Поэтому в первом случае имеется полноценный договор – как классическая модель частной автономии воли – и страхование добровольное, а во втором – договор ограниченный – прину дительный договор (особого рода разновидность договора присоединения – ст. 428 ГК РФ) – и страхование обязательное.

В. И. Серебровский: очерк жизни … Фундаментальным вкладом в теорию страхования явилась разработка учения о страховом договоре, которое выдвинуло В. И. Серебровского в число крупнейших и известнейших представителей науки страхового права.

Теория страхового договора в определяющей степени влияет на состояние и перспективное развитие доктрины страхового права вообще. Вопрос же о понятии договора страхования и его правовой природе относится к основ ным проблемным вопросам науки страхового права и по существу является центром, вокруг которого концентрируются другие более или менее значи тельные теоретические проблемы страхования. Это определяется смыслом и назначением договора страхования, который способен выполнить обеспечи тельную функцию для конкретного страхователя с его конкретными имуще ственными возможностями (накопление денежных средств, «страховых ка питалов» к определенному сроку, в определенной сумме), воплощая таким образом социальную ценность договорного страхования как института стра хового права.

Поставив своей целью дать характеристику страхового договора, позво ляющую отличить его от смежных или сходных с ним юридических явлений, В. И. Серебровский установил и выделил девять общих характерных призна ков, свойственных всем видам страхового договора, каждый из которых он подверг подробному рассмотрению и убедительному обоснованию. К этим признакам страхового договора В. И. Серебровский отнес: 1) самостоятель ность договора, 2) двусторонний характер, 3) рисковый характер договора, 4) ограниченность ответственности страховщика, 5) срочный характер этой ответственности, 6) случайный характер события, предусмотренного дого вором, 7) возмездность договора, 8) цель договора, направленная к обеспе чению страхователя или выгодоприобретателя от возможного вреда и не достатка, 9) заключение договора с планомерно организованным страхо вым предприятием. В то же время В. И. Серебровский воздержался от установления общего понятия страхового договора, хотя и не отрицал, что эти признаки могут быть положены в основание единого понятия договора страхования.

Действовавший в момент написания «Очерков советского страхового права» ГК РСФСР 1922 г. легально не закреплял единого понятия договора страхования, тем самым подтверждая теоретические заключения В. И. Се См.: Серебровский В. И. Понятие страхового договора в Советском праве // Право и жизнь.

1926. Кн. вторая – третья. С. 34-43;

Договор страхования и проект Гражданского кодекса Союза ССР // Проблемы социалистического права. 1939. № 1.

Предпринятый В. И. Серебровским анализ страхового договора получил высокую оценку в рецензии Н. Зильберштейна на книгу «Очерки советского страхового права». – См.: Советское право. 1926. № 5. (23). С. 127–129.

Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова ребровского. Ст. 367 лишь объединяла два определения договора страхова ния: одно – для договора имущественного, другое – для договора личного страхования. Однако кодекс содержал развернутую и подробную регламен тацию отношений по договорному страхованию. Это позволило В. И. Сереб ровскому назвать данные нормы «маленьким кодексом договорного страхо вого права» и увидеть в этом важное достоинство ГК РСФСР 1922 г., прида вавшего страховому договору самостоятельное значение.

Все последующие отечественные кодификации гражданского законода тельства (безотносительно к самому объему законодательной регламента ции – Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных рес публик 1961 г. (гл. 10, ст. 78–82), ГК 1964 г. (гл. 33, ст. 386–390) и Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (гл. 14, ст. 106–108)) неизменно исходили лишь из объединения в одной норме двух определений договора страхования, не восприняв конструкцию выделения в самостоятельные виды договора имущественного страхования и договора личного страхования. В специальном страховом кодификационном акте – Законе Российской Федерации «О страховании» – также не обнаруживается каких-либо принципиальных отличий в подходах к легальному определению договора страхования.

Принципиальной новеллой в регулировании страховых отношений в части второй ГК РФ 1996 г. явился не только самый значительный в нацио нальных общегражданских кодификациях объем норм о страховании (гл. 48– 44 статьи), но и закрепление двух самостоятельных видов договора страхо вания: договора имущественного страхования (ст. 929) и договора личного страхования (ст. 934).

Предпринятое В. И. Серебровским серьезное научное исследование по нятия страхового договора явилось не только первым в советской науке по страхованию, но и значительным шагом в развитии доктрины страхового договора. Это исследование имело не только теоретическое значение (несо мненно важное в связи с отсутствием единства доктринальных взглядов на сущность и природу страхового договора), но и если не большую приклад ную важность с целью выработки наиболее оптимальной позиции для по строения законодательных конструкций.

Созданная В. И. Серебровским теоретическая концепция страхового до говора по существу означала признание необходимости конструкции едино го гражданско-правового обязательства по страхованию, которое, с одной стороны, оформляет отношения, связанные со страховыми выплатами по имущественному страхованию, а с другой – по личному страхованию. При знавая объектом обязательства по страхованию любой не противоречащий законодательству имущественный интерес – от сохранения материальных В. И. Серебровский: очерк жизни … ценностей до физических и духовных сил или жизни человека, страховое обязательство выполняет тем самым единую обеспечительную функцию для максимально полного возмещения имущественных потерь, понесенных в связи с наступившим страховым случаем. В получении страховой защиты каждый конкретный страхователь видит основное значение и смысл страхо вания.

В 1927 г. В. И. Серебровский издает монографию «Страхование», ко торая является продолжением и развитием идей и положений, содержащихся в «Очерках советского страхового права».

Подчеркивая значение страхования, В. И. Серебровский указывал, что существование страхования в первую очередь объясняется постоянным при сутствием в жизни и деятельности человека риска – опасности, непредви денной по источнику своего возникновения и неравномерной по своим по следствиям. Неизвестность этих опасностей может быть связана с недоста точным знанием сил природы, действий самого человека, а также социаль ных групп или даже государства (например, изменение размеров и видов налогов и др.). Она может быть связана также с недостаточной изученностью условий рынка, производственных процессов, торговой деятельности и т. п.

Рисковый характер В. И. Серебровский относил к числу основных при знаков страхования. Возражая тем, кто оспаривал характерность этого при знака для страхования, автор подчеркивал, что риск есть возможность или вероятность наступления известного события (действия), могущего вызвать у страхователя или лица уполномоченного потребность в средствах. Риск всегда относится к будущему времени и поэтому о наличии риска надлежит иметь суждение не тогда, когда событие (действие) уже осуществилось, а тогда, когда еще только возникают предположения о возможности его осу ществления, т. е. при заключении страхования. Ссылаясь на замечание про фессора М. М. Агаркова, автор подчеркивал, что идея риска проходит через все гражданское право. Вместе с тем, В. И. Серебровский сетовал, что эта идея не нашла в законодательстве (ГК РСФСР 1922 г.) должного выражения («открыто» законодатель оперирует этим понятием только в ст. 186 – о риске случайной гибели проданного имущества и в ст. 223 – о риске подрядчика.

Следует отметить, что в действующем ГК РФ устранен этот недочет: в части первой имеется 12 статей, использующих данный элемент правоотно Значение книги В. И. Серебровского «Страхование» для развития теории страхового права было высоко оценено К. К. Яичковым в рецензии на нее. – См.: Советское право. 1928. № 1 (31).

С. 126–128.

См. также: Серебровский В. И. Страховой риск // Сборник статей кафедры «Проблемы совре менного права» и правового факультета Харьковского института народного хозяйства, посвя щенный памяти В. М. Гордона. – Харьков, 1927.

Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова шения, а во второй части их 26. Вместе с тем нельзя не указать, что в Законе Российской Федерации «О страховании» нашло прямое отражение положе ние о том, что в страховании риск означает прежде всего предполагаемое событие (действие), на случай наступления которого осуществляется страхо вание. Событие (действие), рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления (п. 1 ст. 9). К сожалению, гл. 48 ГК РФ не содержит определения страхового риска ни в таком его понимании, ни в каком-либо ином.

Излагая значение страхования, автор указывал, что он имеет целью дать теоретическое освещение страхования с юридической точки зрения. Причем страхование социальное (обязательное страхование лиц наемного труда) в работу не включаются. Таким образом, предметом изучения в монографии, как писал В. И. Серебровский, является та сфера страхования, которой на Западе обычно присваивается наименование частного страхования.

Неизвестность и неуверенность, создаваемые риском, люди в отдельно сти и всем сообществом стремятся элиминировать или, по крайней мере, ограничить. Для этого применяются разные способы, одним из которых яв ляется перенос риска в экономическом значении на лиц, специально беру щих на себя несение риска – поручители, гаранты, страховщики и другие.

При этом В. И. Серебровский подчеркивает, что способность страхования за небольшую плату предоставить возмещение больших потерь имеет значение не только как имущественное средство, но и как моральное, создавая усло вия для активности человека.

Необходимо отметить, что В. И. Серебровский, во-первых, разделяет экономический и юридический аспекты страхования. Это очень важно, так как до сих пор в литературе и практике применения страхования не всегда четко различают эти две стороны. Во-вторых, он вновь употребляет термин «риск», понимая его как явление экономическое, позволяющее перенести возможные неблагоприятные последствия с одного лица на другое, т. е. за конодательно определить, кто будет нести потери из-за наступления тех опасностей и случайностей, которые предусмотрены для данного конкретно го страхового обязательства. Видимо, необходимо в законодательстве пока зать двуединое понятие риска и закрепить его первое и второе проявления.

В-третьих, В. И. Серебровский исключил социальное страхование из тех отношений, которые охватываются его исследованием. Подобное отноше К моменту издания монографий В. И. Серебровского «Очерки советского страхового права» и «Страхование» социальное страхование уже получило освещение в научной литературе, едино душно признаваемое частью трудового права. – См.: Теттенборн З. Р. Советское социальное страхование. – М.;

Л., 1925;

Энгель И. Ф. Социальное страхование в буржуазных государствах. – М., 1925;

Забелин Л. В. Теоретические основы социального страхования. – М., 1926.

В. И. Серебровский: очерк жизни … ние к социальному страхованию нашло отражение в Законе Российской Фе дерации «О страховании», где в п. 3 ст. 1 установлено, что действием на званного Закона социальное страхование не регулируется.

За время, прошедшее с момента издания монографии В. И. Серебров ского, соотношение между социальным страхованием, регулируемыми нор мами трудового права, и страхованием, регулируемым нормами гражданско го права, значительно изменилось;

эти два вида страхования значительно приблизились друг к другу (например, Закон Российской Федерации «О медицинском страховании граждан Российской Федерации»), но все-таки различие превалирует над сходством. Наконец, как показано в новейшей литературе, в настоящее время в нашей стране гражданско-правовое регу лирование создает, как и на Западе, сферу частного страхования.

Указывая, что страхование трудно поддается определению как единое юридическое понятие, В. И. Серебровский пишет вместе с тем, что это пра вовое отношение, регулируемое нормами гражданского права, в котором страхователь противостоит страховщику, что каждый из них имеет права и обязанности, для осуществления и исполнения которых они вступают в это отношение. Причем страхование – самостоятельное правоотношение, оно не носит акцессорного характера. Страхование есть двустороннее правоотно шение, где страховщик принимает на себя обязанность нести ответствен ность за те последствия, которые могут произойти для жизни или имущества страхователя от предусмотренных опасностей и случайностей.

В связи с очень широким кругом личных и имущественных благ, а так же опасностей и случайностей, которым они могут подвергаться, число ви дов страхования, имеющих каждый свои особенности, очень велико. Причем чем более развито в стране страхование, тем труднее дать его единое поня тие. Однако В. И. Серебровский ясно указывает на те общие свойства стра хования, которые позволяют дать его определение. Страхование любого вида представляет собой обязательство, отвечающее положениям ст. 307, 308 ГК РФ. Единство всех видов страхования как гражданско-правового обязательства следует также из положений, которые касаются заключения страхования. Посвящая этому элементу страхового правоотношения отдель ную главу, В. И. Серебровский излагает в ней не только правила заключения добровольно-договорного страхования, а и заключение обязательного стра хования, тем самым подчеркивая их единый и обязательственный характер.

Рассматривая виды страхования по их юридической природе, В. И. Се ребровский показывает, что имеется два вида: страхование добровольное и обязательное. Страхование, как всякое обязательство, основывается на зако См.: Гражданское право России при переходе к рынку: Сборник научных статей, посвященных памяти проф. В. П. Грибанова. – М., 1995. С. 191–208.

Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова не, но и форма, в которой закон влияет на создание обязательства, может быть различной. Закон может предписывать возможность свободного согла шения сторон, т. е. создание договорного, добровольного страхования. Од нако страхование может возникнуть непосредственно в силу закона или по принуждению со стороны закона, когда предписывается заключение догово ра в форме так называемого «предписанного» договора, «недобровольного» договора. Заключение такого договора не зависит от воли сторон, все суще ственные условия этого обязательства устанавливаются помимо желания и воли сторон. Отношения по обязательному страхованию, по мнению В. И. Серебровского, представляют собой отношения публичного права, что не делает, однако, обязательное страхование налогом.

Важное значение для понимания сущности страхования имеет указание автора о том, что страховщик принимает на себя обязанность нести ответст венность. Следовательно, в отличие от обычных обязательств, где ответст венность есть результат неисполнения или ненадлежащего исполнения обя зательства (ст. 309 ГК РФ), в страховании ответственность понимается как обязанность, которую должен исполнить страховщик. Исходя из этого, необ ходимо признать, что производя страховую выплату, страховщик осуществ ляет исполнение, а не несет ответственность. К сожалению, это важное по ложение теории страхового права в действующем законодательстве отраже ния не нашло.

Обсуждая проблему алеаторных договоров, В. И. Серебровский пока зал, что экономическая неизвестность присуща всякому соглашению, а юри дическая – только тем, где риск составляет элемент правоотношения. Раз личные контроверзы об алеаторном характере страхования, безусловно, имеют своим источником смешение тех непосредственных эффектов, кото рые проистекают для страхователя и страховщика от отдельной страховой операции, с тем общим результатом, который получает страховщик от всей совокупности своих операций. Основное отличие алеаторных сделок от страхования в том, что первые имеют своей исключительной целью обога щение, тогда как страхование – обеспечение возможной потребности.

Характерным признаком страхования является его цель. Автор считает, что ни с теоретической, ни с догматической стороны цель взимания убытков не может быть признана в качестве признака, свойственного всем видам страхования. Ближе к истине находится идея «эвентуальной потребности», т. е. покрытия случайно возникающих имущественных потребностей. Одна ко объединяющим все виды страхования является признание, что цель стра хования – дать общее обеспечение возможных потребностей. Там, где этого нет, там нет и страхования, а есть какие-то другие явления – игра, пари, ло терея, т. е. сделки алеаторные. Таким образом, здесь вновь подчеркивается В. И. Серебровский: очерк жизни … сущность страхования как обязательства, цель которого – обеспечить воз можные последствия его рискового характера.

В доктрине гражданского права обязательства, цель которых – обеспе чение определенных потребностей путем действий, не создающих вещест венного (материализованного) результата, относятся к обязательствам по оказанию услуг. Поэтому необходимо признать, что законодатель вполне справедливо в п. 2 ст. 779 ГК РФ исключил страхование из тех платных ус луг, к которым могут применяться нормы гл. 39 ГК РФ о возмездном оказа нии услуг. Это еще раз подтверждает вывод о самостоятельном характере страхования.

В. И. Серебровский полагал, что страховой полис является односторон ним документом, выдаваемым страховщиком и представляющим собой обе щание страховщика уплатить известную сумму в случае наступления преду смотренного страхованием события (действия). Страховой полис не является ценной бумагой, он не предоставляет правомерному держателю права требо вать исполнения того, что написано в этой бумаге. Страховой полис являет ся исключительно принадлежностью страхового требования: бумага следует за требованием, а не требование за бумагой, как это имеет место в случаях с ценными бумагами. Не является страховой полис ценной бумагой и тогда, когда он составлен на предъявителя. В этом последнем случае можно гово рить о страховом полисе как о легитимационной бумаге. Для получения страховой выплаты требуется наличие ряда юридических фактов: своевре менная уплата страховой премии, наличие страхового интереса и страхового риска во время действия обязательства, наступление страхового случая по мимо умысла или грубой неосторожности страхователя, выгодоприобретате ля, застрахованного лица и др.

От страхования необходимо отличать некоторые явления, с внешней стороны на него похожие, но являющиеся другими институтами. Безвоз мездное поручительство отличается от страхования тем, что оно акцессор ное. Возмездное поручительство и очень близкое к нему страхование креди тов отличаются не только потому, что поручительство – акцессорное обяза тельство, а страхование – самостоятельное, но и тем, что даже при страхова нии кредитов страховщик никакого на себя ручательства не принимает, он сам является главным должником. Страхование отличается и от договора См. также: Серебровский В. И. Юридическая природа страхового полиса // Вестник советской юстиции. 1925. № 21 (55). С. 821–823. В литературе того времени высказывались мнения об от несении страховых полисов к категории беспроцентных бумаг на предъявителя (см., например:

Зейфман И. О бумагах на предъявителя // Вестник советской юстиции. 1923. № 5. С. 129-132).

Однако позиция В. И. Серебровского впоследствии стала господствующей в науке страхового права.

Е. Н. Гендзехадзе, Т. С. Мартьянова гарантии. Гарантийный договор является односторонним договором, а стра хование – обязательство двустороннее. Кроме того, лицо, выступающее га рантом, имеет чаще всего известный самостоятельный интерес в успешной деятельности другой стороны, тогда как страховщик обычно такого интереса не имеет.

Взгляд на достоинства и достижения новейшего регулирования страхо вания и их оценка не могут быть даны без обращения к теоретическому на следию по страхованию В. И. Серебровского, научные основы исследования самой юридической конструкции страхования и его гражданско-правовых характеристик.

Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, кандидат юридических наук Е. Н. Гендзехадзе Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, кандидат юридических наук Т. С. Мартьянова В. И. Серебровский: очерк жизни … ШМУЦ ОЧЕРКИ СОВЕТСКОГО НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА В. И. Серебровский ВВЕДЕНИЕ […] В нашей стране удовлетворение все возрастающих материальных и культурных потребностей граждан происходит не только путем развития общественных форм обслуживания этих потребностей, но и путем роста принадлежащей гражданам СССР личной собственности на предметы по требления, предназначенные для удовлетворения их потребностей в питании, одежде, жилье и т. д.

В Манифесте Коммунистической партии К. Маркс и Ф. Энгельс писали:

«Нас, коммунистов, упрекали в том, что мы хотим уничтожить собствен ность, лично приобретенную, добытую своим трудом, собственность, обра зующую основу всякой личной свободы, деятельности и самостоятельно сти». «Мы, – указывали далее К. Маркс и Ф. Энгельс, – вовсе не намерены уничтожить это личное присвоение продуктов труда, служащих непосредст венно для воспроизводства жизни, присвоение, не оставляющее никакого избытка, который мог бы создать власть над чужим трудом. Мы хотим унич тожить только жалкий характер такого присвоения, когда рабочий живет только для того, чтобы увеличивать капитал, и живет лишь постольку, по скольку этого требуют интересы господствующего класса». «Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд».

Развитие и укрепление принадлежащей гражданам СССР личной собст венности происходит на базе социалистической системы хозяйства и социа листической собственности.

Личная собственность граждан является производной от социалистиче ской собственности, так как она возникает и развивается в результате при ложения их труда к орудиям и средствам производства, составляющим со циалистическую собственность.

Чем больше растет и развивается социалистическая собственность, чем больше увеличивается доля совокупного общественного продукта, которая Несколько страниц из «Введения» в настоящем издании не приводятся, поскольку их содержа ние, в соответствии с требованиями того времени, когда создавалось данное исследование, представляло собой восхваление политики партии и государства. В настоящее время этот мате риал не представляет интереса (примечание издателя).

М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Манифест Коммунистической партии. Госполитиздат, 1952, стр.

48–50*.

*Учитывая важность издания, в книге сохранены все особенности подачи автором справочного аппарата.– Ред.

Очерки советского наследственного права поступает в распоряжение каждого трудящегося, тем больше растет и укреп ляется личная собственность. […] В то же время рост личной собственности на базе общественной социа листической собственности способствует повышению производственной и общественной активности граждан. Это приводит к росту производительно сти их труда в социалистическом производстве, а тем самым – к развитию и укреплению общественной социалистической собственности, к подъему благосостояния социалистического общества в целом.

Таким образом, между социалистической собственностью и личной соб ственностью существует неразрывная связь. […] Основным источником происхождения личной собственности является труд гражданина в социалистическом производстве.

На свой трудовой заработок граждане приобретают продовольственные и промышленные товары, пополняют свое имущество.

Личная собственность, призванная удовлетворять постоянно возрас тающие материальные и культурные потребности граждан, имеет чисто по требительский характер. Использование личной собственности в иных целях является недопустимым. Личная собственность не может быть использована как источник эксплуатации чужого труда, в целях спекуляции, наживы.

Свое юридическое выражение личная собственность граждан получает в праве личной собственности, закрепленном Конституцией СССР. В ст. Конституции сказано: «Право личной собственности граждан на их трудовые доходы и сбережения, на жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, на предметы домашнего хозяйства и обихода, на предметы личного потребле ния и удобства, равно как право наследования личной собственности граж дан – охраняется законом».

Таким образом, охрана законом права личной собственности, а также права наследования личной собственности граждан на предметы потребле ния, является конституционным принципом.

«Наряду с социалистической системой хозяйства, являющейся господствующей формой хозяй ства, в СССР допускается законом мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда» (ст. 9 Конституции СССР). Это – остатки мелкой трудовой частной собственности, которые в условиях запрещения эксплуатации чужого труда не могут переродиться в капиталистическую частную собственность и в связи с явными преимуществами труда в социалистическом хозяйстве постепенно исчезают.

Удельный вес этих остатков трудовой частной собственности в СССР ничтожен. Поскольку сохранившееся пока в СССР мелкое частное хозяйство носит трудовой характер и не может служить источником эксплуатации чужого труда, на него распространяется ряд норм, установ ленных законодательством для личной собственности, в частности – и нормы наследственного права (см. Советское гражданское право. Учебник для юридических вузов, т. I. М., Госюриздат, 1950, стр. 345–346).

В. И. Серебровский В связи с этим необходимо отметить, что в тексте проекта Конституции СССР, представленного Конституционной комиссией на рассмотрение Чрез вычайного VIII Всесоюзного съезда Советов, в ст. 10 указывалось, что охра не законом подлежит «личная собственность граждан». Редакционной ко миссией съезда в ст. 10 были внесены две существенные поправки. Первая из них заключалась в указании, что охране закона подлежит не «личная соб ственность граждан», а «право личной собственности граждан»;

вторая по правка состояла в дополнении ст. 10 указанием, что, наряду с охраной зако ном права личной собственности, охраняется законом и «право наследования личной собственности граждан». Обе эти поправки к ст. 10, включенные в окончательный текст проекта Конституции, утвержденного Чрезвычайным VIII Всесоюзным съездом Советов, явившиеся ярким выражением огромного роста материального благосостояния советских граждан и повышения удель ного веса принадлежащей им личной собственности, возникающей и разви вающейся на основе социалистической системы хозяйства и социалистиче ской собственности, придали формулировкам ст. 10 более точный, всесто ронний и всеобъемлющий характер, подчеркнули большое значение законо дательной, конституционной гарантии права личной собственности.

Конституция СССР неразрывно связывает право личной собственности граждан с правом наследования личной собственности. Это является оче видным доказательством того большого значения, которое имеет в СССР институт наследования.

* * * Дела, связанные с переходом имущества по наследству, занимают до вольно большое место в нотариальной, а, в известной мере, и в судебной практике. Однако некоторые вопросы наследственного права не получили еще в советской литературе соответствующего освещения и требуют теоре тической разработки. Большой интерес представляет судебная практика по наследственным делам, решения Пленума Верховного суда и его руководя щие указания народным судам, основанные на обобщении судебной практи ки. Перед наукой советского гражданского права возникает задача – на почве обобщения и изучения практики попытаться установить принципиальные положения, лежащие в ее основе, а в случае надобности – наметить те пути, по которым следовало бы идти судебной практике. В связи с разработкой См.: С т а л и н И. В. О проекте Конституции Союза ССР. Госполитиздат, 1936, стр. 45.

См.: Р о н и н С. Л. К истории разработки, утверждения и развития Сталинской Конститу ции. М., Изд-во АН СССР, 1951, стр. 73–74.

Очерки советского наследственного права проекта ГК* СССР необходимое внимание должно быть уделено и тем изме нениям и дополнениям, которые следовало бы внести в наше законодатель ство о наследовании в целях его дальнейшего усовершенствования.

Этими задачами и определяется характер настоящей работы, которая является, в известной мере, и итогом других работ автора по советскому наследственному праву. Однако не все вопросы советского социалистиче ского наследственного права смогли получить в этой работе одинаково подробную теоретическую разработку. Вне специального рассмотрения в настоящей работе остался ряд вопросов юридико-технического порядка, как например, охранение наследства, оформление наследственных прав и некоторые другие.

* В целях улучшения восприятия современным читателем редакция сочла возможным устранить разнобой в написании сокращенного названия «Гражданский кодекс», оставив общеизвестную аббревиатуру ГК. – Ред.

В. И. Серебровский ГЛАВА I ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ НАСЛЕДОВАНИЯ И НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА Под наследованием, или наследственным преемством, понимается пе реход имущества умершего к другому лицу или другим лицам – его наслед никам – в установленном законом порядке. Это общее понятие требует рас крытия его значения и классового содержания в условиях эксплуататорского общества и в условиях общества социалистического.

По учению классиков марксизма-ленинизма, наследование находится в неразрывной связи с собственностью и отражает соответствующую эконо мическую и классовую организацию общества. В своем классическом труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс показал, что пока происхождение считалось только по женской линии, по первоначальному порядку наследования умершему члену рода наследовали его ближайшие сородичи – кровные родственники со стороны матери. Дети умершего мужчины своему отцу не могли наследовать, так как не принадле жали к его роду. Когда возникает собственность мужчины на основные сред ства производства, изменяется и порядок наследования. Более влиятельное положение мужчины в семье порождает у него стремление использовать свое упрочившееся положение для того, чтобы изменить обычный порядок наследования в пользу своих детей. Устанавливается наследование детей после отца.

Таким образом, наследование существует уже на известной стадии раз вития родового строя, но наследственное право возникает только с появле нием частной собственности на орудия и средства производства и разделе нием общества на классы, когда обычай передавать имущество умершего членам его семьи или рода закрепляется в признанных государством нормах обычного права или предписаниях закона. Последующее развитие наследст венного права в эксплуататорском обществе находится в тесной связи с раз витием частной собственности, обусловленным, в свою очередь, развитием производственных отношений.

Социально-экономическая природа наследования в буржуазном обще стве с полной ясностью была раскрыта К. Марксом.

В докладе Генерального совета Первого Интернационала Базельскому Конгрессу в 1869 г. К. Маркс указывал: «Право наследования имеет соци альное значение лишь постольку, поскольку оно оставляет за наследником ту См.: Э н г е л ь с Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Госполитиз дат, 1950, стр. 55.

Очерки советского наследственного права власть, которой покойный обладал при жизни, а именно власть при помощи своей собственности присваивать продукты чужого труда. Например, зем ля дает землевладельцу при жизни власть под титулом ренты присваивать без всякой компенсации плоды чужого труда. Капитал дает ему власть де лать то же самое под титулом прибыли и процента. Собственность на ценные бумаги дает ему возможность жить, не трудясь, плодами чужого труда и т. д.

Наследование не создает этой возможности перекладывать плоды тру да одного человека в карман другого – оно касается лишь смены лиц, обла дающих этой возможностью».

В условиях буржуазного общества эксплуататорская сущность наслед ственного права проявляется в том, что, обеспечивая переход права собст венности на средства производства для ряда поколений, оно тем самым ук репляет основанную на частной собственности власть эксплуататоров. Спо собствуя концентрации имущества в руках отдельных лиц и усиливая эконо мическое неравенство, в буржуазных странах институт наследования имеет значение, главным образом, для класса капиталистов, для миллионов же трудящихся институт наследования лишен практического значения, так как им, как правило, наследовать нечего.

К. Маркс считал крупной ошибкой учение социалистов-утопистов (Ба зара и других последователей Сен-Симона) о праве наследования, рассмат ривавших право наследования не как юридическое следствие, а как эконо мическую причину нынешней организации общества и требовавших отмены права наследования. В вышеупомянутом докладе Генерального совета К.

Маркс указал, что «как и все гражданское право вообще, законы о наследо вании являются не причиной, а следствием, юридическим выводом из суще ствующей экономической организации общества, которая основана на част ной собственности на средства производства...». «Исчезновение права на следования будет естественным результатом того социального переустройст ва, которое упразднит частную собственность на средства производства;

но отмена права наследования никогда не может стать отправной точкой тако го социального преобразования». Таким образом, по мысли К. Маркса, не отмена права наследования может стать причиной уничтожения частной собственности, а, наоборот, лишь уничтожение частной собственности при ведет к отмене буржуазного права наследования.

Не считая возможным начинать социальную революцию с отмены пра ва наследования, К. Маркс и Ф. Энгельс выдвинули, тем не менее, в «Мани фесте Коммунистической партии» в качестве одного из важнейших меро М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Соч., т. XIII, ч. 1, стр. 336.

Там же.

Там же, стр. 337.

В. И. Серебровский приятий, которые должна провести победоносная пролетарская революция, отмену «права наследования». Это мероприятие должно было представлять собой непосредственное вторжение «в право собственности и в буржуазные производственные отношения…». В качестве переходных мер основопо ложники научного коммунизма выдвигали и иные мероприятия, направлен ные только к ограничениям права наследования: высокий налог на наследст во, отмену наследования в боковых линиях. Но отсюда вовсе не следует, что основоположники научного коммунизма якобы отказались от своего прин ципиального требования уничтожения буржуазного права наследования и заменили его требованием ограничения этого права, как клеветнически ут верждали социал-реформисты (Эдуард Бернштейн и др.). Ни К. Маркс, ни Ф.

Энгельс никогда не отказывались от выставленного ими в «Манифесте» требования уничтожения права наследования. Однако под этим требованием они понимали не уничтожение наследования вообще, а уничтожение насле дования капиталистической частной собственности, так же как они требова ли не уничтожения собственности вообще, а уничтожения собственности буржуазной.

Это программное требование основоположников научного коммунизма было осуществлено только в результате победы Великой Октябрьской со циалистической революции.

В социалистическом обществе социально-экономическая природа ин ститута наследования является принципиально иной, нежели в капиталисти ческом обществе. В отличие от капиталистических стран, в которых инсти тут наследования рассчитан в основном на обеспечение интересов буржуа зии, на закрепление за ней власти из поколения в поколение эксплуатировать чужой труд, в СССР институт наследования обслуживает интересы широких масс трудящихся, благосостояние которых непрерывно повышается и кото рые могут оставить свое имущество наследникам. В капиталистическом обществе основное значение имеет переход по наследству частной собствен ности на орудия и средства производства;

в СССР по наследству переходят предметы потребительского характера.

Совокупность установленных Советским государством законодатель ных норм, регулирующих условия и порядок перехода по наследству права личной собственности граждан и других принадлежащих им имущественных прав, составляет советское социалистическое наследственное право, являю щееся частью советского социалистического гражданского права.

См.: М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Манифест Коммунистической партии. Госполитиздат, 1952, стр. 55.

Там же.

См.: М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Соч., т. V, стр. 475, 586;

т. VIII, стр. 482.

Очерки советского наследственного права Обеспечивая за преемниками умершего гражданина – его наследника ми – возможность сохранить и использовать его трудовые сбережения и другое имущество, что дает наследникам дополнительные материальные средства, советское наследственное право способствует дальнейшему повы шению их материального благосостояния, укреплению права личной собст венности. Поскольку же законодательство о наследовании признает основ ными наследниками лиц, входивших в состав семьи умершего гражданина, советское наследственное право способствует также укреплению советской семьи. Но в социалистическом обществе институт наследования не может оказывать того влияния на семейно-брачные отношения, какое он оказывает в буржуазном обществе: брак в СССР – подлинно свободный союз мужчины и женщины, основанный на их добровольном взаимном согласии, исклю чающем возможность чьего-либо вмешательства в решение ими вопроса о заключении брака. В социалистическом обществе браки заключаются по взаимной склонности и любви лиц, вступающих в брак, а не по побуждениям материальной заинтересованности, что нередко имеет место в буржуазном обществе (в частности, из опасения лишиться наследства в случае отказа от вступления в брак с лицом, избранным родителями).

Способствуя укреплению личной собственности и обеспечению интере сов советской семьи, советское наследственное право тем самым содейству ет укреплению общественной социалистической собственности и семейных отношений социалистического общества в целом.

Как и все советское социалистическое право, советское наследственное право строится на принципе гармонического сочетания личных интересов с интересами коллектива, государства.

Законодательство о наследовании предоставляет гражданину возмож ность путем завещания распорядиться на случай своей смерти принадлежа щим ему имуществом. В силу этого он может завещать свое имущество дру гому гражданину или другим гражданам. Но, если у данного гражданина имеются законные наследники, он не вправе завещать имущество посторон нему лицу;

в интересах семьи законодательство о наследовании предостав ляет ему право назначить наследником только кого-либо из тех лиц, которые входят в круг наследников по закону.

Гражданину также предоставлено законом право завещать свое имуще ство государственному органу или общественной организации. При этом гражданин может указать определенную цель, на которую должно быть употреблено завещанное имущество. Тем самым советское наследственное Подробнее см. гл. III наст. работы.

См.: Н о в и ц к и й И. Б. Солидарность интересов в советском гражданском праве. М., Госюриздат, 1951, стр. 43.

В. И. Серебровский право содействует упрочению связей, соединяющих в социалистическом обществе личность с коллективом, обеспечивает использование принадле жащего гражданину имущества на общеполезные цели. Однако несовершен нолетние дети гражданина и другие его нетрудоспособные наследники не могут быть им лишены той доли, которая причиталась бы им при наследова нии по закону. Это правило применяется как в том случае, когда гражданин завещает свое имущество кому-либо из наследников по закону, так и в том случае, когда он сделает завещание в пользу какого-либо государственного органа или общественной организации. В этом находит свое проявление постоянная забота Советского государства об охране нетрудоспособных лиц.

В отличие от наследственного права капиталистических стран, игнорирую щего различие между трудоспособными и нетрудоспособными наследника ми, советское законодательство о наследовании устанавливает ряд преиму ществ в пользу нетрудоспособных наследников.

Характерный для советского общественного строя социалистический демократизм, получающий свое яркое проявление в принципе полного ра венства гражданской правоспособности независимо от пола, расы, нацио нальности, происхождения и социального положения, находит свое последо вательное применение и в советском законодательстве о наследовании.

В своих наследственных правах все граждане СССР равноправны: мужчины пользуются теми же наследственными правами, что и женщины, не допуска ется какая-либо дискриминация по расовому или национальному признаку и т. д. Наследственные доли наследников по закону являются равными.

Таковы наиболее характерные черты советского наследственного права, основанного на сочетании личных интересов с интересами коллектива, госу дарства, – права, проникнутого началами социалистического демократизма и гуманизма.

* * * Руководствуясь познанными объективными экономическими законами развития социалистического общества, Советское государство путем созда ния по воле советского народа правовых норм способствует использованию этих законов в интересах социалистического общества, оказывает активное влияние на социалистический базис.

Активную служебную роль на протяжении всего хода развития Совет ского государства выполняли и выполняют и нормы советского гражданско Подробнее см. гл. IV наст. работы.

Очерки советского наследственного права го права (включая и нормы наследственного права), создававшиеся Совет ским государством под непосредственным руководством Коммунистической партии.

В первой главной фазе развития Советского государства нормы совет ского гражданского права были использованы Советским государством для подавления сопротивления свергнутых эксплуататорских классов, а также для содействия созданию и развитию социалистического хозяйства и обес печению победы социалистической собственности. Вместе с тем, советское гражданское право первой главной фазы развития Советского государства было направлено и на охрану зародившейся со времени Великой Октябрь ской социалистической революции, а затем получившей быстрое развитие личной собственности, производной от социалистической собственности.

Уже в первые годы существования Советского государства была осуще ствлена национализация капиталистической частной собственности. Переход к государству экономических командных высот (земли, недр, лесов, вод, заводов, банков, железных дорог и т. д.) дал возможность заложить основы построения социалистического общества. Экспроприация крупной капитали стической частной собственности разрешала тем самым в отрицательном смысле и вопрос о возможности перехода ее по наследству. Но капиталисти ческая частная собственность не была ликвидирована полностью. Необхо димо было пресечь возможность для перехода ее по наследству. Это и было осуществлено декретом ВЦИК от 27(14) апреля 1918 г. «Об отмене наследо вания», которым было вместе с тем реализовано программное требование, провозглашенное еще в Манифесте Коммунистической партии, об уничто жении права наследования капиталистической частной собственности. Дек рет ВЦИК от 27(14) апреля 1918 г. «Об отмене наследования» (СУ РСФСР, 1918, № 34, ст. 456) являлся одним из звеньев в общей цепи мероприятий Советской власти, направленных на ликвидацию капиталистической частной собственности. Этим декретом наследование капиталистической частной собственности было отменено. Но вместе с тем декрет установил, что, если наследственное имущество не превышает по своей стоимости 10 000 руб., в частности – состоит из усадьбы, предметов домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или деревне, то оно поступает в непосредственное управление и распоряжение имеющихся налицо ближай ших родственников и супруга умершего. При этом ни государство, ни мест ные органы власти в порядок «управления и распоряжения» этим имущест вом не должны были вмешиваться, предоставляя всецело его установление самим заинтересованным лицам. При таких условиях, по существу, имели Подробное изложение развития советского наследственного права дается Н. В. Рабинович в коллективной работе «История советского гражданского права», гл. V. М., Юриздат, 1949.

В. И. Серебровский место отношения, которые возникают из отношений собственности, перехо дящей от умершего к его наследникам. Поэтому следует признать, что дек ретом от 27 (14) апреля 1918 г. были заложены основы советского социали стического наследственного права, направленного на охрану наследования трудовой собственности (зарождавшейся личной собственности и мелкой частной собственности единоличных крестьян, ремесленников и кустарей).

Это новое социалистическое наследственное право имело в виду срав нительно узкий круг лиц, к которым имущество могло перейти по наследст ву и при этом только в порядке наследования по закону, а именно – к пере жившему супругу, родственникам по прямой нисходящей и восходящей линии, братьям и сестрам, и притом имевшимся налицо, т. е. находившимся в том месте, где проживал умерший. Таким образом, декрет 1918 г. имел в виду в первую очередь обеспечение членов семьи умершего. Наследования по завещанию декрет 1918 г. не допускал. Такой порядок исключал возмож ность обхода правил декрета 1918 г.

Переход к новой экономической политике, означавший допущение в известных пределах капиталистических элементов в промышленности, тор говле и в других областях народного хозяйства, но при условии сохранения командных высот народного хозяйства в руках Советского государства, – что обеспечивало победу социалистических элементов над капиталистиче скими, – естественно, должен был отразиться и на вопросах наследования.

Декретом ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имуществен ных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» (СУ РСФСР, 1922, № 36, ст. 423) было признано «право наследования по завещанию и по закону супругами и прямыми нисходящи ми потомками в пределах общей стоимости наследства 10 000 золотых руб лей». Эти положения декрета ВЦИК от 22 мая 1922 г. легли в основу раздела ГК РСФСР – «Наследственное право», действующего (с рядом изменений и дополнений) и до настоящего времени.

Декрет ВЦИК от 27(14) апреля 1918 г. еще не употребляет термина «наследование»;

изданный же несколько позже декрет ВЦИК от 20 августа 1918 г. «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» (СУ РСФСР, 1918, № 62, ст. 674) уже трактует переход имущества по декрету от 27(14) апреля 1918 г. как наследование.

Правовая характеристика этого декрета вызвала в нашей литературе большие споры. См.: О р- л о в с к и й П. Е. Право наследования личной собственности. Советская юстиция, 1937, № 13, стр. 8–10;

Р е й х е л ь М. О. в учебнике «Гражданское право», ч. II. М., 1938, стр. 449;

Д а в и- д о в и ч А.Основные вопросы советского наследственного права. Ученые записки Моск. юрид.

ин-та, вып. I. М., 1939;

С е р е б р о в с к и й В. История развития советского наследственного права. Сб. Вопросы советского гражданского права. М.–Л., 1945;

Р а б и н о в и ч Н. В. в кол лективной работе «История советского гражданского права», гл. V. М., 1949.

Очерки советского наследственного права ГК РСФСР, принятый 31 октября 1922 г. 4-й сессией ВЦИК IX созыва, представлял собою законодательное закрепление в области имущественных отношений грандиозных достижений Великой Октябрьской социалистиче ской революции и первых лет социалистического строительства нашей стра ны. Допуская в известных пределах в целях восстановления народного хо зяйства деятельность капиталистических элементов, ГК должен был содей ствовать окончательной победе социалистического строя над капиталистиче скими элементами. Это нашло свое отражение и в нормах наследственного права ГК 1922 г.

Характеризуя нормы наследственного права ГК 1922 г., надо прежде всего указать на присущий им демократизм.

Принцип равенства гражданской правоспособности независимо от пола, расы, национальности, вероисповедания и происхождения, нашедший свое выражение еще в первых декретах Советской власти и закрепленный в ст. ГК РСФСР (и в соответствующих статьях ГК других союзных республик), получает последовательное выражение и в нормах наследственного права.

ГК устанавливает полное равенство мужчины и женщины в наследственных правах, равенство наследственных долей при наследовании по закону.

По наследству могла переходить не только личная собственность граж дан, но и мелкая трудовая частная собственность единоличных крестьян, ремесленников и кустарей, а также еще не ликвидированная окончательно капиталистическая частная собственность. Но, допуская наследование в нетрудовой частной собственности, ГК вместе с тем устанавливал ряд суще ственных ограничений, направленных против капиталистических элементов.

К числу этих ограничений прежде всего должно быть отнесено положе ние, в силу которого наследование по закону и завещанию допускалось, как правило, только в пределах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10 000 золотых рублей за вычетом всех долгов умершего. Если же общая стоимость наследственного имущества превышала 10 000 золотых рублей, то между государством и лицами, являвшимися наследниками по закону или по завещанию, производился раздел наследственного имущества В связи с этим следует отметить, что в законодательстве дореволюционной России вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции сохранялось неравенство мужчины и жен щины в наследственных правах. До издания закона 3 июня 1912 г. при наследовании по нисхо 1 дящей линии, если оставались сыновья и дочери, дочь получала /14 из недвижимости и /8 из движимости, а при наследовании по боковой линии женщины совершенно исключались лицами мужского пола по правилу, что «сестра при брате – не наследница». Закон 3 июня 1912 г., имев ший целью уравнение наследственных прав мужчины и женщины, все же сохранил неравно правное положение мужчины и женщины при наследовании в земельном (внегородском) иму ществе;

из этого имущества сестра при брате могла получить не более 1/7 части наследства.

В. И. Серебровский или его ликвидация, причем часть, превышающая 10 000 золотых рублей, переходила к государству.

Другое ограничение наследственного преемства по ГК заключалось в установлении узкого круга наследников по закону. ГК 1922 г. знал только три категории наследников по закону: 1) прямые нисходящие умершего (де ти, внуки, правнуки);

2) переживший супруг и 3) нетрудоспособные и не имущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Таким образом, наследниками по закону являлись, в основном, члены семьи умершего гражданина. При отсутствии наследников по закону наследственное имущество переходило к государству в качестве выморочного.

Допуская возможность завещания имущества, ГК 1922 г. существенно ограничивал свободу завещательных распоряжений: имущество не могло быть завещано лицам, не являвшимся наследниками по закону. Принадле жавшее завещателю имущество не должно было выходить за пределы круга его близких родственников и других близких ему лиц, которых законодатель включил в круг наследников по закону. Если же завещатель лишал кого-либо из наследников по закону наследства, то доля лишенного наследства перехо дила к государству.

Установление предельного размера стоимости имущества, которое мог ло переходить по наследству, и узкого круга наследников по закону, ограни чение свободы завещания, довольно широкое допущение возможности пере хода к государству наследственного имущества в качестве выморочного – все это препятствовало образованию крупной капиталистической частной собственности и тем самым способствовало вытеснению и ликвидации капи талистических элементов. Вместе с тем нормы наследственного права ГК, обеспечивая переход по наследству к членам семьи умершего его трудовых сбережений и другого принадлежавшего ему имущества, способствовали укреплению права личной собственности и советской семьи.

Быстрое развитие социалистического строительства и неразрывно свя занный с этим рост благосостояния трудящихся, а также успешное вытесне ние капиталистических элементов дали основание к отмене в 1926 г. пре дельного размера стоимости имущества, которое может переходить по на следству (постановление ЦИК и СНК СССР от 29 января 1926 г. – СЗ СССР, 1926, № 6, ст. 37).

Этим целям служило и налоговое законодательство. Почти одновременно с принятием ВЦИК ГК РСФСР 11 ноября 1922 г. был издан декрет ВЦИК о наследственных пошлинах (СУ РСФСР, 1922, № 71, ст. 905), устанавливавший прогрессивный налог с имущества, переходящего по наследству. В 1926 г. ставки налога в отношении крупных наследств были сильно повышены.

Наследство же стоимостью до 1000 руб. вообще налогом не облагалось.

Очерки советского наследственного права В связи с восстановлением в РСФСР института усыновления (постанов ление ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 г. – СУ РСФСР, 1928, № 47, ст. 355) круг возможных наследников был расширен включением в него усыновленных и их потомства. Другим постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г. (СУ РСФСР, 1928, № 65, ст. 468) был установлен в интересах несовершеннолетних наследников институт обязательной наслед ственной доли. Оба эти постановления имели важное значение для укрепле ния социалистических семейных отношений.

Указанное выше постановление ВЦИК И СНК РСФСР от 6 апре ля 1928 г. имело своей целью также расширить свободу завещательных рас поряжений: было предоставлено право завещать имущество государству и его органам, государственным учреждениям и предприятиям, партийным, профессиональным, кооперативным и другим общественным организациям.

Другие изменения, внесенные в законодательство РСФСР о наследова нии в период первой главной фазы развития Советского государства, имели менее принципиальное значение (например, изменение порядка исчисления срока для явки наследников, возложение на нотариальные конторы обязан ностей по выдаче свидетельств о праве на наследование).

В других союзных республиках развитие наследственного права шло, в общем, по тому же пути, что и в РСФСР, хотя в нормах наследственного права ГК союзных республик и имелись некоторые расхождения.

Во второй главной фазе развития Советского государства нормы совет ского гражданского права используются Советским государством для все мерной охраны общественной социалистической собственности и всесто роннего развития социалистического хозяйства, в целях содействия неук лонному повышению материального и культурного уровня жизни трудящих ся.

Во второй главной фазе развития Советского государства изменяется и природа наследования в СССР. Как указывалось ранее, в первой фазе разви тия Советского государства по наследству могла переходить не только лич ная собственность граждан, но и мелкая трудовая частная собственность и даже еще не ликвидированная окончательно капиталистическая частная собственность. С полной ликвидацией капиталистических элементов и унич тожением антагонистических классов наследование капиталистической ча стной собственности исключено. Личная же собственность, производная от социалистической собственности, становится, по существу, единственным видом собственности, которая может переходить по наследству. Это поло Как отмечалось выше, удельный вес мелкой трудовой частной собственности в СССР ничто жен. При переходе по наследству мелкой трудовой частной собственности применяются общие нормы наследственного права.

В. И. Серебровский жение и получило свое закрепление в ст. 10 Конституции СССР. На основе Конституции, являющейся юридической базой для всего последующего за конодательства, и шло дальнейшее развитие советского наследственного права.

Исключительное значение имело издание еще в условиях Великой Оте чественной войны Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 мар та 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» («Ведомости Верхов ного Совета СССР», 1945, № 15), внесшего существенные изменения в со ветское наследственное право. В связи с полной ликвидацией капиталисти ческих элементов стало возможным расширить круг наследников по закону и предоставить гражданам более широкие права в распоряжении на случай смерти принадлежащим им имуществом. В соответствии с этим Указ от 14 марта 1945 г. устанавливает более широкий круг наследников по закону, расширяет свободу завещания, усиливает охрану интересов несовершенно летних детей и других нетрудоспособных наследников.

В целях предоставления гражданам СССР возможности воспользовать ся более широкими правами, чем это имело место ранее, на основании ст. 3 Указа от 14 марта 1945 г. действие его было распространено и на на следства, открытые до его издания, но не принятые наследниками и не пере шедшие в собственность государства.

На основе Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» были изданы указы пре зидиумами верховных советов союзных республик (Указ Президиума Вер ховного Совета Грузинской ССР от 28 мая 1945 г., Указ Президиума Вер ховного Совета РСФСР от 12 июня 1945 г. и др.), внесшие ряд дальнейших изменений и дополнений в ГК союзных республик.

Разрабатываемый в настоящее время проект ГК Союза ССР должен дать, исходя из принципов Конституции СССР, подробное регулирование В связи с возникшим на практике вопросом, в течение какого срока лица, входящие на основа нии Указа от 14 марта 1945 г. в круг наследников по закону, вправе требовать передачи им наследственного имущества, а также – с какого времени наследственное имущество считается принятым наследниками или перешедшим в собственность государства как выморочное, Пленум Верховного суда СССР 11 января 1946 г. принял постановление «О применении ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по заве щанию» ». В этом постановлении Пленум указал, что наследники, не входящие до издания Указа от 14 марта 1945 г. в круг наследников, вправе требовать передачи им наследственного имуще ства в пределах общих сроков исковой давности, установленных ст. 44 ГК РСФСР и соответст вующими статьями гражданских кодексов других союзных республик, со дня открытия наслед ства при условии, если оно не принято другими наследниками или не перешло в собственность государства как выморочное. Подробный анализ постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 января 1946 г. дан в работе: Г р а в е К. А. Вопросы наследственного права в прак тике Верховного суда СССР. М., Госюриздат, 1949.

Очерки советского наследственного права всех институтов советского наследственного права в условиях постепенного перехода от социализма к коммунизму в целях содействия дальнейшему развитию и укреплению права личной собственности, всемерному упроче нию советской семьи.

К созданию нового наследственного права приступили и страны народ ной демократии, успешно осуществляющие строительство социализма.

В странах народной демократии охрана права наследования является одним из конституционных принципов (ст. 11 Конституции Албании, ст. 10 Кон ституции Болгарии, ст. 8 Конституции Венгрии, ст. 12 Конституции Румы нии, ст. 158 Конституции Чехословакии, ст. 12 и 13 Конституции Польши).

В некоторых странах народной демократии уже изданы особые законы, ре гулирующие наследственные отношения: Польский наследственный закон от 8 октября 1946 г., Болгарский наследственный закон от 3 января 1949 г.

В Чехословакии наследственное право регулируется ГК Чехословацкой рес публики, введенным в действие с 1 января 1951 г.

В. И. Серебровский ГЛАВА II ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СОВЕТСКОГО НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА § 1. Основания призвания к наследованию Установление лица, к которому должно перейти после смерти собст венника его имущество, может быть предопределено государством в законе:

законом точно предусматривается круг тех лиц, к которым может перейти имущество умершего и порядок их призвания к наследованию. Это и есть так называемое наследование по закону.

Наследование по закону К. Маркс называет семейным правом наследова ния, так как оно имеет в виду, в первую очередь, обеспечение интересов се мьи. Но государство может предоставить воле собственника установление лица, к которому должно перейти имущество после его смерти. Собственнику предоставляется при жизни право указать в завещании своего наследника, к которому должно перейти в случае смерти собственника принадлежавшее ему имущество. В этом случае имеет место так называемое наследование по заве щанию.

ГК РСФСР (и ГК других союзных республик) считает основанием при звания к наследованию: 1) закон и 2) завещание. В силу этого различаются – наследование по закону и наследование по завещанию (ст. 416 ГК). Однако, когда мы говорим, что основанием призвания к наследованию является закон, все же надо считать, что действительным основанием призвания к наследова нию является не непосредственно сам закон, а некоторые факты, предусмот ренные законом: 1) смерть наследодателя, 2) родство наследника с наследода телем, либо 3) усыновление им наследника, 4) состояние наследника в браке с наследодателем и др. Для призвания данного лица в качестве наследника по См.: М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф. Соч., т. XIII, ч.1, стр. 338.

В буржуазном обществе наследованию по завещанию отводится главенствующая роль, хотя формально в ряде буржуазных ГК оно занимает второе место после наследования по закону (например, Французский ГК или Германское гражданское уложение). В Англии и США основ ная роль, бесспорно, принадлежит наследованию по завещанию. В этом находит свое проявле ние связь принципа свободы завещаний с принципом свободы частной собственности. Некото рые буржуазные законодательства, кроме наследования по завещанию и наследования по закону, основанием наследования признают еще так называемый наследственный договор, в силу кото рого наследодатель обязывается оставить свое имущество на случай смерти другой стороне в договоре или третьему лицу (Германское гражданское уложение, Швейцарский ГК). Но это основание наследования имеет на практике значительно меньшее применение, нежели наследо вание по завещанию и наследование по закону.

Очерки советского наследственного права завещанию также требуется наличие некоторых предусмотренных законом фактов: 1) смерть завещателя, 2) наличие завещания, 3) вхождение данного лица на момент открытия наследства в круг лиц, в пользу которых может быть сделано завещание и др.

Призвание к наследованию возможно только по тем основаниям, кото рые предусмотрены законом. Поэтому, если после смерти гражданина при надлежащее ему имущество поступит к кому-либо не по указанным в законе основаниям, то такой переход имущества не может быть признан наследова нием со всеми вытекающими из него юридическими последствиями. Так например, если имуществом умершего завладеет лицо, которое по установ ленным законом правилам не может быть призвано к наследованию, то такой переход имущества умершего к этому лицу не явится наследованием.

Согласно ст. 419 ГК, наследование по закону имеет место во всех слу чаях, когда и поскольку оно не изменено завещанием.

Статья 419 ГК имеет в виду прежде всего случай, когда гражданин во обще не оставил завещания. В этом случае к наследникам по закону посту пит все имущество завещателя. То же самое произойдет, если завещание оказалось недействительным.

Статья 419 ГК допускает и другую возможность – когда гражданин за вещает только часть своего имущества;

в таком случае завещанная часть имущества поступит к наследникам по завещанию, а незавещанная – к на следникам по закону. Таким образом, в данном случае будет иметь место одновременное наследование как по завещанию, так и по закону.

При этом может случиться, что наследник по завещанию будет одно временно призван к наследованию и по закону: в одной части наследства он будет наследовать как наследник по завещанию, в другой же части наследст ва – как наследник по закону вместе с другими наследниками, призванными к наследованию по закону. Этот случай специально предусматривается ст. 466 ГК Белорусской ССР, в которой указывается, что «часть имущества, не распределенная завещанием, переходит равными долями ко всем наслед никам, в том числе и к тем, которым часть завещанного имущества передает ся согласно завещанию».

У гражданина А было два сына и дочь. Он завещал дочери половину своего имущества, а о другой половине имущества распоряжения на случай смерти не сделал. Дочь получит половину имущества в качестве наследницы по завещанию. Другая половина поступит к наследникам по закону, в числе которых окажутся два сына и дочь, на долю которой в качестве наследницы по закону придется 1/6 часть наследства (1/2:3). Таким образом, дочь получит /2 наследства как наследница по завещанию и 1/6 как наследница по закону, а всего – 4/6, или 2/3 наследства.

В. И. Серебровский Для того, чтобы быть призванным к наследованию, наследник, назначен ный в завещании, должен дожить до открытия наследства. Если ко всему иму ществу был назначен один наследник и этот наследник умер ранее завещателя, имущество переходит к наследникам по закону (определение Судебной колле гии по гражданским делам Верховного суда СССР по иску гр. Высоцкого).

Аналогичные последствия наступают и в том случае, когда было назна чено несколько наследников и все они умерли ранее завещателя.

Имущество поступит к наследникам по закону и в тех случаях, когда никто из назначенных наследников по завещанию не пожелает принять наследство.

Говоря о наследовании по закону и наследовании по завещанию, следу ет всегда помнить, что это деление имеет значение только в плоскости при звания данного лица в качестве наследника.

Коль скоро такое призвание по тому или иному основанию состоялось, возникшие отношения по наследованию регулируются нормами наследствен ного права, в основном, общими как для наследования по закону, так и для наследования по завещанию. В частности, такими общими нормами являются нормы, регулирующие порядок охранения имущества, принятие и отказ от наследства, ответственность по долгам, обременяющим наследство, и др.

§ 2. Открытие наследства При наследовании весьма важное значение имеет так называемое от крытие наследства.

Под открытием наследства понимается наступление таких фактов, ко торые обусловливают возникновение права наследования. Только с момента открытия наследства возможные предположения, что данное лицо сделается наследником, получают свою реализацию;

только с момента открытия на следства у данного лица, ставшего наследником, возникает право принять наследство или отказаться от принятия наследства.

Фактами, влекущими за собой открытие наследства, являются:

1) смерть гражданина и 2) признание безвестно отсутствующего гражданина умершим (ст. 12, 60-а ГК).

Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1944 год.

М., 1948, стр. 351–352.

Дореволюционное русское право, кроме смерти и безвестного отсутствия, признавало основа ниями к открытию наследства еще лишение всех прав состояния и пострижение в монашество.

Лишение всех прав состояния приравнивалось к «гражданской смерти» осужденного преступни ка, пострижение в монашество – к естественной смерти лица.

Очерки советского наследственного права Временем открытия наследства признается день смерти наследодателя.

Доказательством факта смерти служит выписка из книги записей актов гра жданского состояния.

В случае открытия наследства в силу признания безвестно отсутствую щего умершим, временем открытия наследства признается день выдачи со ответствующего свидетельства нотариальным органом или дата вступления в законную силу определения суда о признании данного лица умершим (в соответствии со ст. 12 ГК).

К моменту открытия наследства устанавливается круг лиц, приобре тающих право наследования после смерти данного лица (определение Су дебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 17 янва ря 1947 г. по делу № 36/56).

К моменту открытия наследства определяется и состав наследства. Су дебная коллегия Верховного суда СССР по иску Столяровой признала, что «народный суд при разрешении настоящего дела по существу не обследовал всех обстоятельств дела и не установил точно… какое именно имущество осталось после смерти Столярова». Выяснение же размера имущества «име ет существенное значение для правильного разрешения этого дела, так как с момента смерти Столярова до дня рассмотрения дела прошло около десяти лет», а «как указывает истица, за это время много имущества, находящегося в доме, приобретено ею и ее дочерью Столяровой Марией уже после смерти ее мужа Столярова» (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 30 сентября 1947 г. по делу № 816).

Местом открытия наследства признается последнее постоянное житель ство наследодателя, т. е. место, где наследодатель вследствие своей службы, постоянных занятий или местонахождения своего имущества имел постоян ную или преимущественную оседлость (ст. 11 ГК). Место открытия наслед ства может не совпадать с местом смерти наследодателя, если смерть после довала во время его временного выезда из места постоянного жительства.

Если постоянное местожительство наследодателя неизвестно, что, ко нечно, случается редко, местом открытия наследства должно быть признано местонахождение наследственного имущества или его основной части.

Порядок записей случаев смерти в книге актов гражданского состояния регулируется правила ми Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР (ст. 111–117-а, 124–130) и брачно-семейных кодексов других союзных республик.

Судебная практика Верховного суда СССР, 1947. М., вып. II, 1947, стр. 23.

Судебная практика Верховного суда СССР, 1948. М., вып. I, 1948, стр. 28.

На практике иногда возникают затруднения при установлении места постоянного жительства наследодателя, когда наследодатель по условиям работы на длительное время переезжает в другое место (но не на постоянную работу). Однако этот вопрос может получить разрешение только путем издания компетентным органом соответствующих разъяснений.

В. И. Серебровский По месту открытия наследства принимаются меры охраны наследствен ного имущества, выдаются свидетельства о праве наследования и т. д.

Возможны случаи, когда умирают лица, из которых каждое могло бы стать наследником после смерти другого, но конкретные обстоятельства дела не дают возможности установить, кто из них умер раньше другого (напри мер, при гибели от какого-нибудь несчастного случая мужа и жены, отца и дочери и т. д.). В таких случаях следует считать, что эти лица умерли одно временно и, следовательно, никто из них не стал наследником другого. По сле же смерти каждого из них открывается самостоятельное призвание к наследованию: имущество, принадлежащее мужу, перейдет к его наследни кам, имущество жены – к ее наследникам и т. д.

§ 3. Наследодатель и наследник Наследодателем является гражданин, имущество которого после его смерти переходит в порядке наследования к другим лицам. Если гражданин (наследодатель) сделал в установленной законом форме распоряжение о судьбе принадлежащего ему имущества на случай своей смерти, он называ ется завещателем, а самый документ, в котором им было сделано такое рас поряжение – завещанием. Лицо, к которому непосредственно переходит имущество умершего гражданина, именуется наследником. В зависимости от оснований призвания к наследованию различаются наследники по закону (законные наследники) и наследники по завещанию.

Наследодателем может быть каждый гражданин СССР. Но наследова ние после юридического лица невозможно, поэтому юридическое лицо и не может быть наследодателем. Возможно только прекращение юридического лица в форме его ликвидации или реорганизации, в силу чего принадлежав шее ему имущество может перейти к другому субъекту.

Наследником же может быть как гражданин, так и лицо юридическое.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.