WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ЭНДОСКОПИЯ В ГИНЕКОЛОГИИ Под редакцией члена-корреспондента АМН СССР проф. Г. М. САВЕЛЬЕВОЙ Москва „МЕДИЦИНА” 1983 57.1 С12 УДК 618.1-072.1 А в т о р с к и й к о л л е к т и в :

Л. Н. БОГИНСКАЯ, В. Г. БРЕУСЕНКО, Г. В. ЖИЛКИН, Ю. М. КОРНИЛОВ, Г. М. САВЕЛЬЕВА УДК 618.1-072.1 Эндоскопия в гинекологии/Под ред. Г. М. Савельевой. — М.: Медицина, 1983,200 с, ил.

Г. М. Савельева — член-корр. АМН СССР, профессор, зав. кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета 2 Московского ордена Ленина медицинского института им. Н. И. Пирогова В монографии представлена подробная характеристика аппаратуры, применяемой при эндоскопии, описана методика проведения лапароскопии (кульдоскопии) и гистероскопии.

Показана значимость осмотра органов малого таза при лапароскопии (кульдоскопии) с целью дифференциального диагноза опухолей матки и ее придатков, своевременного выявления внематочной беременности, склерокистозных яичников. Особое значение имеют рекомендации по проведению лапароскопии с целью дифференциального диагноза между острыми гинекологическими и хирургическими заболеваниями.

Определена роль лапароскопии при проведении ряда операций и манипуляций на брюшной полости. В разделе, посвященном гистероскопии, подчеркнута значимость этого дополнительного метода исследования в диагностике внутриматочной патологии. При этом подчеркнута ведущая роль в определении характера изменений эндометрия гистологического исследования удаленной при выскабливании слизистой оболочки матки. Дана сравнительная оценка гистероскопии с другими дополнительными методами диагностики внутриматочной патологии (радиометрия, метрография). Показано значение гистероскопии с целью контроля за эффективностью проводимой терапии гиперпластических процессов эндометрия. Определена возможность ряда операций и манипуляций под контролем гистероскопа.

В монографии четко представлены показания и противопоказания к эндоскопическим методам исследования.

Описаны возможные осложнения при этом и их профилактика.

Монография предназначена для гинекологов, онкогинекологов, хирургов. В книге 83 рис., библиография — 56 наименований.

Р е ц е н з е н т — Н.Д. Селезнева, профессор, руководитель отделения оперативной гинекологии Всесоюзного научно-исследовательского центра по охране здоровья матери и ребенка МЗ СССР.

4123000000- --------------------- 192-83 © Издательство «Медицина» Москва • 039(01)— Содержание Предисловие I. ЛАПАРОСКОПИЯ (КУЛЬДОСКОПИЯ) 1. История развития метода Г.М. Савельева 2. Эндоскопическая аппаратура Ю.М.Корнилов 2.1. Аппаратура для наложения пневмоперитонеума и производства лапароскопии 2.2. Инструменты для выполнения оперативных вмешательств и манипуляций на брюшной полости 2.3. Стерилизация эндоскопического оборудования. Методы хранения 3. Методика лапароскопии (кульдоскопии), Г.В. Жилкин 3.1. Помещение для лапароскопии и его оборудование 3.2. Подготовка больных к лапароскопии и обезболивание 3.3. Техника лапароскопии 3.4. Техника кульдоскопии 3.5. Показания и противопоказания к лапароскопии (кульдоскопии) Л. Н. Богинская 4. Осложнения при лапароскопии (кульдоскопии) Г.В.Жилкин 5. Данные лапароскопии (кульдоскопии) в норме и при различных заболеваниях женских половых и смежных органов Л. Н. Богинская, Г. В. Жилкин 5.1. Нормальная лапароскопическая картина органов брюшной полости 5.2. Лапароскопическая картина при опухолях и опухолевидных образованиях матки и яичников 5.3. Опухоли и опухолевидные образования яичников 5.4. Лапароскопическая картина при воспалительных заболеваниях внутренних половых органов 5.5. Лапароскопическая картина при внематочной беременности 5.6. Применение лапароскопии в диагностике женского бесплодия 5.7. Операции и манипуляции в брюшной полости при лапароскопии Л. Н. Богинская, Г. В. Жилкин II. ГИСТЕРОСКОПИЯ 6. История развития метода Г.М. Савельева 7. Аппаратура и среды, используемые при гистероскопии Ю. М. Корнилов 8. Методика гистероскопии В. Г. Бреусенко 9. Показания, противопоказания и осложнения при гистероскопии В. Г. Бреусенко 10. Данные гистероскопии в норме и при различной внутриматочной патологии Г. М. Савельева, В. Г.

Бреусенко 10.1. Гистероскопическая картина при нормальном менструальном цилке и в период менопаузы 10.2. Гистероскопическая картина при различных патологических состояниях эндометрия 10.3. Гистероскопическая картина при миоме матки, аденомиозе и других формах внутриматочной патологии 11. Операции и манипуляции в полости матки при гистероскопии Г. М. Савельева, В. Г. Бреусенко 12. Эндоскопия и другие дополнительные методы исследования Г. М. Савельева, Л. Н. Богинская, В. Г.

Бреусенко 12.1. Лапароскопия (кульдоскопия) в комплексе других дополнительных методов исследования 12.2. Гистероскопия в комплексе других методов исследования внутриматочной патологии Заключение Список литературы ПРЕДИСЛОВИЕ Последние годы характеризуются широким внедрением в клиническую практику эндоскопических методов, которые позволяют совершенствовать как диагностику, так и терапию многих хирургических и гинекологических заболеваний.

Интенсивному использованию эндоскопии способствовало создание новых видов эндоскопов со световолоконной оптикой с мощным источником света, с дополнительным каналом, через который возможно осуществлять различные манипуляции и операции.

В многочисленных работах отечественных авторов [Ю. Е. Березов, В.М.Буянов, А.С.Балалыкин, Ю.М.Корнилов, В.С.Савельев, В.Д.Федоров] показаны возможности эндоскопии в хирургической практике. Меньшее количество работ [В. А. Голубев, И. М.

Грязнова, Н. М. Дорофеев, Н.Д.Селезнева и др.] посвящено использованию лапароскопии (кульдо-скопии) при гинекологических заболеваниях. И лишь единичные исследования отражают значимость гистероскопии при внутриматочной патологии [Н. Д. Водяник, А. И.

Волобуев, Е.П.Зайцева, Л. С. Персианинов, Н. М. Побединский].

В то же время многие заболевания органов брюшной полости представляют серьезные трудности для диагностики. Не всегда легко дифференцировать субсерозный узел матки, опухолевидные воспалительные образования придатков от опухоли яичников. Нередко затруднена диагностика склеро-кистозных яичников. У ряда больных, страдающих бесплодием, по данным метросалышнгографии не представляется возможным решить вопрос о проходимости маточных труб, или о локализации и характере окклюзии. При этом лапароскопия является незаменимым дополнительным методом исследования. Нередко визуальное обследование брюшной полости через эндоскоп помогает избежать пробное чревосечение, например, при нечетких клинических данных об остром аппендиците, разрыве салышнкса, перекруте ножки кистомы и др. В настоящее время поколеблена ранее существовавшая точка зрения о невозможности проведения лапароскопии при клинической картине острого живота. Наоборот, у ряда больных лапароскопия способствует ранней диагностике острых хирургических и гинекологических заболеваний, а следовательно, и более правильному определению врачебной тактики.

В клинике акушерства и гинекологии педиатрического факультета 2 Московского ордена Ленина медицинского института им. Н. И.Пирогова и в эндоскопическом отделении Центральной клинической больницы 4 Главного управления МЗ РСФСР накоплен большой опыт по применению лапароскопии и гистероскопии, который позволяет оценить значимость их применения в гинекологической практике.

На основании данных литературы и собственных наблюдений в монографии представлены основные положения по использованию эндоскопических методов у гинекологических больных. Подробно описаны применяемая аппаратура, методы проведения эндоскопии, показания и противопоказания к ней, а также возможные осложнения. Мы считаем необходимым подчеркнуть, что эндоскопические методы исследования, являясь, как правило, дополнительными в диагностике гинекологических заболеваний, должны проводиться по строгим показаниям и осуществляться высококвалифицированными специалистами.

Лапароскопию может проводить лишь врач с хорошей специальной и общехирургической подготовкой.

Большое значение для практики имеет описание эндоскопической картины основных заболеваний женских половых органов малого таза, в том числе опухолей и опухолевидных образований придатков, опухолей матки, трубной беременности, воспалительных заболеваний гениталий, склерокис-тозных яичников и т. д.

Особое значение имеют рекомендации для проведения лапароскопии с целью дифференциальной диагностики острых гинекологических и хирургических заболеваний, а также для осуществления ряда операций и манипуляций в брюшной полости: к ним относятся хромосалышнгоскопия, биопсия яичников, дренирование брюшной полости, рассечение спаек, стерилизация женщин.

В разделе, посвященном гистероскопии, дано описание и иллюстрация внутриматочной патологии: гиперпластических процессов эндометрия, субмукозной миомы матки, аденомиоза, внутриматочных синехий. Подчеркнута ведущая роль в определении характера изменений эндометрия гистологического исследования удаленной при выскабливании слизистой оболочки матки. Дана сравнительная оценка гистероскопии с другими дополнительными методами диагностики внутриматочной патологии (радиометрия, гистерография).

Определена возможность удаления крупных полипов и субмукозных узлов миомы матки под контролем гистероскопа. Описана методика коагуляции эндометриоидных ходов в матке, рассечения синехий, бужирования труб.

Широкие возможности эндоскопии являются основанием для внедрения этого метода диагностики и терапии в практику крупных гинекологических отделений.

Авторы выражают надежду, что их труд явится руководством для врачей, занимающихся эндоскопией.

I Лапароскопия (кульдоскопия) 1.

История развития метода Идея осмотра органов брюшной полости диагностическом значении лапароскопии с помощью введения в нее при заболеваниях органов малого таза.

осветительных приборов принадлежит Так, в 1920 г. Orndorf описал отечественному акушеру-гинекологу Д. эндоскопическую картину О. Отту. Он назвал этот метод пиосальпинкса, трубной беременности, вентроскопией и применил его во время кист яичника. Осмотр брюшной полости влагалищных операций, о чем было сочетался с рентгенологическим сделано сообщение на заседании исследованием на фоне Петербургского акушерско- пневмоперитонеума. Большое значение гинекологического общества 19 апреля для развития лапароскопии имели 1901 г. В дальнейшем метод носил работы Н. Kalk и его учеников (1928, различные названия (целиоскопия, 1929). В них описаны показания и перитонеоскопия, пельвиоскопия, противопоказания к осмотру внутренних органоскопия, абдоминоскопия). В органов, возможные осложнения и настоящее время осмотр органов профилактика последних. Н. Kalk по брюшной полости с помощью эндоскопа, праву считается основоположником введенного через переднюю брюшную лапароскопии как клинического метода стенку, называется лапароскопией, или исследования. Впоследствии перитонеоскопией, через задний свод лапароскопию использовали не только с влагалища — кульдоскопией. В 1907 г. Г. целью диагностики, но и как метод, Н. Сережников и В. Л. Якобсон — позволяющий производить некоторые ученики Д. О. Отта сообщили о манипуляции в брюшной полости:

применении вентроскопии с целью каутеризацию спаек;

пункцию кист с диагностики внематочной беременности, последующим цитологическим туберкулеза гениталий, а также о исследованием [J. Ruddock, 1934-1939].

возможности каутеризации спаек в Появилась возможность малом тазе. В 1912 г. G.Kelling на съезде фотографирования исследуемых органов.

немецких естествоиспытателей и врачей Начиная с 40-х годов, продемонстрировал осмотр брюшной лапароскопия органов брюшной полости полости собаки при помощи цистоскопа все шире внедряется в практику как после предварительного создания хирургов, так и гинекологов. Для пневмоперитонеума. В последующие гинекологов большое значение имело годы в отдельных хирургических, предложение A. Decher (1942) об осмотре гинекологических и терапевтических органов малого таза путем кульдоскопии, клиниках накапливался опыт по которая сразу же нашла многочисленных использованию эндоскопии, приверженцев [Antia, 1952;

J. Botella совершенствовалась аппаратура. Zlusia, 1952;

R. Palmer, 1954;

Herstein, Продолжали публиковаться сообщения о 1955, и др.]. В нашей стране о диагностике гинекологических придатков матки. Результаты пункции заболеваний с помощью лапароскопии образований и исследования полученной упоминали в своих работах в основном жидкости на наличие атипических хирурги (Аминев А. М., Орловский А. С, клеток позволило у 6 больных избежать 1938;

Орлов Л. Н., 1947, и др.). Начиная с операции. Большое значение 60-х годов появляется серия работ, эндоскопические методы имеют при посвященных применению кульдоскопии затруднении в диагностике внематочной и лапароскопии в диагностике беременности [Грязнова И.М., 1970;

гинекологических заболеваний [Голубев Забарский Л. Т., 1973;

Барсук Н. С. и др., В. А., 1961;

Грязнова И. М., 1961;

1976;

M.Cohen, 1968;

F.Struben, 1974;

Дорофеев Н.М., 1961;

Селезнева Н. Д., R.Henrion, 1977]. Используется 1963]. В 1965 и в 1972 гг. выходят лапароскопия (кульдоскопия) и для монографии И. М. Грязновой, в которых выявления причин как трубного, так и обобщен большой опыт автора по яичникового женского бесплодия [Decker использованию эндоскопии в A., 1952;

Palmer R., 1947-1960;

гинекологии. В них подробно изложена Frangenheim, 1964;

Cohen M., 1968;

методика эндоскопии органов брюшной Henrion R., 1974;

Hepp H. et al., 1974;

полости, показания и противопоказания Phillips F. et al., 1977;

Bruchat M. et al., к ней, описаны возможные осложнения. 1977, и др.]. В последние годы по Последние два десятилетия проблеме бесплодия ведется дискуссия о ознаменовались особенно бурным показаниях к гистеросальпингографии и развитием эндоскопических методов лапароскопической исследования. Это связано с созданием хромосалышнгоскопии. Оба метода стекловолоконной оптики и имеют своих приверженцев, но, как совершенствование аппаратуры, показывает опыт, позволяющей повышать качество гистеросальпингография не оправдала диагностики, а также предпринимать возлагавшихся на нее надежд в определенные вмешательства на органах определении состояния маточных труб и брюшной полости. В настоящее время матки. В точности диагностики она разработаны высококачественные уступает лапароскопии [Coltart Т., 1970;

методы фиксации эндоскопической Allocca G. et al., 1978, и др.]. Бесспорна картины при ее фотографировании и значимость лапароскопии при наличии киносъемке. Все это позволило болевого синдрома неясной этиологии расширить показания к эндоскопии в [Beard R. et al., 1977;

Breen et al., 1978].

гинекологии. По мнению большинства Особенно важным этапом в развитии авторов, лапароскопия прежде всего эндоскопии явилось использование ее является важным методом диагностики для диагностики экстренных опухолей яичников [Грязнова И.М., 1965;

хирургических и гинекологических 1972;

Селезнева Н. Д., 1966;

Нечаева И. заболеваний [Березов Ю. Б. и др., 1971;

Д., 1967;

Е. Kastendieck, 1975;

К. Semm, Буянов В. М. и др., 1972;

Сотников Н. В., 1977, и др.]. При этом некоторые 1977;

Савельев В. С. и др., 1977;

исследователи большое значение в Савельева Г. М. и др., 1979;

и др.].

выявлении злокачественных Помимо повышения качества новообразований яичников придают диагностики, лапароскопия дает биопсии во время лапароскопии, возможность проводить ряд цитологическому исследованию смывов. манипуляций в брюшной полости, такие, Лапароскопия в диагностике опухолей как рассечение спаек и салышнгостомия имеет значение не только у взрослых [Gomel, 1975;

Semm К., 1977], пересечение женщин, но и у девочек, обследование и клеммирование маточных труб с целью которых традиционными методами стерилизации женщин [Phillips J. et al., весьма затруднено. Так, М. Zoltowski и 1977], вентросуспензия матки [Semm К., соавт. (1977) производили лапароскопию 1975], дренирование брюшной полости у 12 девочек по поводу образований при острых воспалительных процессах гениталий (Забарский Л. Т., 1978;

пространстве или в брюшной полости Савельева Г.М. и др., 1979). Интересен после перенесенных операций.

опыт применения лапароскопии у Kastendieck и соавт. (1975) больных раком яичников I—II стадии на основании 213 кульдоскопии и [М. Piver et al., 1977]. У 35 % больных в лапароскопии дали сравнительную смывах, полученных при лапароскопии оценку этих методов. По их данным, из латеральных каналов и малого таза, лапароскопия имеет гораздо больше были выявлены злокачественные возможностей, как для диагностики, так клетки, хотя макроскопических и тем более для оперативного признаков метастазирования опухоли не вмешательства. В частности было. лапароскопия позволяет получить более Таким образом, анализ данных полный обзор органов малого таза. С литературы свидетельствует о этим, вероятно, связано большее число возрастающей ценности метода для диагностических ошибок при клинической практики, о кульдоскопии. Частота осложнений при целесообразности внедрения его в работу кульдоскопии составила 1,9%, при гинекологических учреждений. лапароскопии 1,8%. Кульдоскопия, по Исследователями-эндоскопистами мнению авторов, технически более дебатируется вопрос, какой метод проста и дает лучшие результаты, чем является более предпочтительным для лапароскопия у тучных больных и при гинекологов — лапароскопия или выраженном спаечном процессе в кульдоскопия. Преимущество брюшной полости. Таким образом, оба кульдоскопии, по мнению ряда авторов, метода являются ценными в диагностике заключается в том, что при коленно- гинекологических заболеваний. Каждый локтевом положении больной не из них имеет свои показания и требуется создания искусственного противопоказания, которые постоянно пневмоперитонеума, в связи с чем пересматриваются. Так, исследованиями уменьшается вероятность Г. В. Жилкина (1980) доказано, что инфицирования. Кроме того, при лапароскопию можно применять у кульдоскопии ранение кишечника некоторых больных и после имевших возможно лишь в экстраперитонеальном место чревосечений, а также у тучных отделе прямой кишки, что менее опасно, женщин. Незаменима лапароскопия при чем повреждение кишечника во время дифференциальной диагностике острого лапароскопии. Сторонники аднексита и острого аппендицита.

лапароскопии считают, что этот метод Оперативные вмешательства (рассечение имеет меньше противопоказаний, дает спаек, стерилизация, дренирование лучший обзор и предоставляет более брюшной полости) возможно проводить широкие возможности для проведения только при лапароскопии. В то же время лечебных и диагностических кульдоскопия является более простым мероприятий [Дерябина Б. Я., 1947;

методом, при котором можно Ruddock, 1957;

Frangenhim, 1959]. использовать любые смотровые приборы И. М. Грязнова считает, что оба метода (торакоскоп, лапароскоп). Следует эндоскопии имеют право гражданства и отметить, что очень важным при выборе их выбор зависит от индивидуальных способа осмотра органов брюшной особенностей больной, в частности от полости является навык врача в выраженности спаечных и других использовании того или другого метода.

изменений в маточно-прямокишечном 2.

Эндоскопическая аппаратура Эндоскопическое исследование органов малого таза состоит из следующих этапов: а) пункции брюшной полости и введения газа;

б) введения троакара лапароскопа;

в) осмотра органов брюшной полости;

г) выполнения различных манипуляций — коагуляции спаек, хромосалбпингоскопии, биопсии и др.;

д) удаления эндоскопа и выведения газа из брюшной полости.

В каждом из этапов используется соответствующая аппаратура.

2.1. Аппаратура для наложения пневмоперитонеума и производства лапароскопии Для наложения п н е в м о п е р и т о н е у м а необходимы специальная игла и прибор для введения газа в брюшную полость. В настоящее время имеется множество конструкций игл. Наиболее удобной и безопасной является игла, предложенная Верешем (рис. 1). Ее диаметр 2 мм, длина от 70 до 150 мм. Мандрен, расположенный внутри иглы, при помощи пружины автоматически трансформирует ее острый конец в тупой при прохождении париетальной брюшины. Отверстие для введения газа расположено на боковой поверхности мандрена в 2 мм от конца иглы. Эти иглы пользуются заслуженным признанием и ими комплектуются лапароскопические наборы фирм „Storz", „Susswolf", „Olympus", и др.

Введение газа в брюшную полость является одним из наиболее ответственных этапов лапароскопии. Выбор газа зависит от целей, стоящих перед эндоскопистом. В брюшную полость можно вводить воздух, кислород, углекислый газ, закись азота.

Воздух в брюшную полость вводят без предварительной фильтрации с помощью обычного шприца Жане вместимостью 150—200 мл и двухходового крана. В комплект лапароскопа фирмы „Storz" входит специальный металлический шприц, который благодаря клапанному устройству позволяет непрерывно нагнетать воздух в брюшную полость. Однако шприц этот неудобен из-за малой емкости.

Некоторые авторы [Васильев Р. X., 1968] рекомендуют использовать для наложения пневмоперитонеума наркозные аппараты, с помощью которых в брюшную полость вводят закись азота или кислород. Скорость поступления газа поддается регулировке и не превышает 1 л/мин.

При планировании проведения манипуляций, связанных с применением тока высокой частоты, для наложения пневмоперитонеума нельзя применять кислород.

Значительный опыт, накопленный отечественными и зарубежными исследователями, свидетельствует, что наилучшим для наложения пневмоперитонеума является углекислый газ, так как он не поддерживает горения, обладает высокой скоростью резорбции из брюшной полости (100 см3 всасываются через 45 мин), вызывает минимальные отрицательные субъективные ощущения у больных, не оказывает раздражающего действия на брюшину.

Для введения углекислого газа в брюшную полость разработан ряд специальных аппаратов-инсуфляторов. К ним относится лапарофлатор Франгенхайма, „Wisap" и др. (рис.2).

Лапарофлатор позволяет измерять как внутрибрюшное давление при поступлении газа, так и уровень его во время исследования. Скорость введения углекислого газа регулируется от 1 до 3 л/мин. Регистрация количества углекислого газа, поступившего в брюшную полость, осуществляется с помощью специального счетчика.

Аппарат типа „Wisap" позволяет не только контролировать внутрибрюшное давление и постоянный объем газа, но и поддерживать их на заданном уровне во время исследования.

Троакары для введения эндоскопов состоят из футляра с герметическим клапаном, препятствующим утечке газа из брюшной полости, и стилета. Диаметр троакара соответствует диаметру оптической или операционной трубки эндоскопа. Стилеты троакаров являются полыми;

через отверстия на конце стилета при прохождении его в брюшную полость начинает поступать газ.

Создание специальных инструментов для лапароскопии прошло несколько этапов. В г. независимо друг от друга были предложены два прибора — модификация цистоскопа Nitze — Kel-ling и специально созданный Jacobaeus прибор, получивший название лапароскоп. В дальнейшем конструкции лапароскопов совершенствовались и усложнялись.

С внедрением стекловолоконной оптики и волоконных световодов можно смело говорить о новой эпохе в эндоскопической диагностике. Использование так называемого „холодного" света от внешних по отношению к корпусу прибора источников позволило значительно повысить освещенность поля зрения, полностью исключить такие осложнения, как ожог внутренних органов.

Все современные лапароскопы, несмотря на различную внешнюю форму, конструктивные особенности отдельных узлов и комплектацию, принципиальных отличий не имеют.

Рис. 1.

Игла Вереша для наложения пневмоперитонеума.

Рис. 2.

Лапарофлатор Франгенхейма.

Рис.3.

Источник света для лапароскопа „Storz" с двумя гнездами для подключения световодов.

Основными частями лапароскопов всех конструкций являются: а) оптическая трубка с системой линз, передающих изображение;

б) осветительная система, включающая внешний источник света и волоконные световоды;

в) различной конструкции троакары для введения в брюшную полость манипуляторов;

г) инструменты для проведения различных манипуляций в брюшной полости;

д) фото- и киноприставки.

В нашей стране накоплен значительный опыт применения отечественных лапароскопов ЛВС-1, приборов „MLW" (ГДР), модификаций лапароскопов, выпускаемых фирмами „Suss Wolf", „Storz" (ФРГ), „Olympus" (Япония).

Лапароскоп ЛВС-1 был разработан во ВНИИ медицинского приборостроения Министерства медицинской промышленности СССР (Цепелев Ю.А., Горохов Л. И., 1976].

Эндоскоп данной модели имеет только одну оптическую трубку — диагностическую, длиной 410 мм и углом направления наблюдения 130°.

В источнике света ОС-100 применена лампа КИМ-12-100 с йодным циклом мощностью 100 Вт. Свет к дистальному концу оптической трубки подается по стекловолоконному световоду длиной 180 см и диаметром пучка волокон 3,5 или 5 мм.

В настоящее время разработан и выпускается источник света ОС-250 мощностью 250 Вт, предназначенный для киносъемки. К отечественным лапароскопам выпускается фотоприставка ФПЭ-1, в комплект которой входят фотоаппарат „Зенит-ВЭ-2", блок электропитания для лампы вспышки ИФП-250 и осветитель с импульсной лампой. Для киносъемки разработана приставка на базе кинокамеры „Красногорск 16 ЛКМ", специально предназначенная для эндоскопической съемки.

В лапароскопе „MLW" источник света мощностью 150 Вт обеспечивает достаточную освещенность поля зрения. Световой поток от источника света передается по гибкому световоду длиной 150 см и диаметром 0,35 см к дистальному концу оптической трубки.

В корпусе эндоскопа отсутствует операционный канал для оперативных щипцов и манипуляторов. В комплект лапароскопа входит импульсная лампа мощностью 250 Вт и эндоскопическая медицинская фотокамера „Practica", которые позволяют получать фотографии высокого качества.

Во всех лапароскопах фирмы „Storz" используется оптика „Hopkins", которая, кроме известных преимуществ бокового расположения окна объектива, имеет ряд положительных свойств. В частности, система воздушных линз обладает очень высокой разрешающей способностью;

практически отсутствует хроматическая аберрация, что очень важно для фото- и лапароскопии. Оптика позволяет добиться пятикратного увеличения при осмотре объекта с близкого расстояния.

Операционные приборы фирмы „Storz" оснащены стандартными источниками света мощностью 150 Вт с галогеновыми лампами, спектр которых приближается к спектру дневного света с цветовой температурой 3700К° (рис.3). Источник света имеет два гнезда для подключения световодов диаметром от 3,5 до 4,8 мм, что позволяет без применения импульсной лампы получать высококачественные негативы или слайды на фотопленке чувствительностью 50-160 ASA (65-180 ед. ГОСТ).

В некоторых случаях вследствие подвижности органов брюшной полости за счет дыхательных экскурсий диафрагмы необходимо использовать импульсную лампу.

Импульсный генератор модели „F-490" имеет семиступенчатый регулятор мощности вспышки и синхронизируется с затвором фотоаппарата „Rolleiflex" в диапазоне выдержек от 1/60 до 74 с.

Стационарный блок 494-F представляет собой смонтированные в одном корпусе источник света мощностью 150 Вт с двумя выходами для подключения световодов, генератор для эндоскопической и импульсной лампы-вспышки, ксеноновую лампу мощностью 500 Вт и цветовой температурой 6000 К0, предназначенную для киносъемки. Световой поток передается к дистальному концу эндоскопа по световоду длиной 180мм и диаметром 4,8мм (рис.4).

Фирма „Storz" выпускает две основные модели операционных эндоскопов-модификацию лапароскопа Wildhirt и модель „Storz-26038А" (рис.5). В лапароскопе фирмы „Wildhirt" используется сменная оптика с углом наблюдения (направления наблюдения) 150° и 180°.

Диаметр корпуса лапароскопа, в котором оптическая трубка фиксируется с помощью специального замка, 11 мм, диаметр оптической трубки 5,5 мм.

Через два операционных канала лапароскопа диаметром 0,2 мм можно вводить щипцы манипуляторы для отведения большого сальника, катетер для взятия выпота и смывов из малого таза с целью цитологического исследования.

Использование комплекта, состоящего из жестких биопсийных щипцов с полым корпусом диаметром 11мм и оптической трубки с углом наблюдения 90°, позволяет производить биопсию без дополнительного прокола передней брюшной стенки.

Особенностью этой модели лапароскопа является наличие двух светопроводящих каналов диаметром 4,8 мм в корпусе эндоскопа и одного канала в оптической трубке. Подключение трех световодов от одного источника света (494-F) позволяет производить киносъемку с большой частотой кадров на пленку небольшой чувствительности.

Лапароскоп „Storz-26038A" представляет собой операционный эндоскоп с направлением наблюдения 180° и диаметром корпуса 11мм.

Для выполнения оперативных вмешательств в брюшной полости необходима достаточная жесткость манипуляторов и их электроизоляция, поэтому операционный канал имеет диаметр мм. Полезная длина лапароскопа 220 мм.

Фотографирование во время лапароскопического исследования позволяет в определенной мере исключить элементы субъективизма в оценке визуальных данных. Для лапароскопической фотографии целесообразно использовать цветную фотопленку, так как многие патологические процессы характеризуются лишь изменением цвета органов и тканей.

В комплект эндоскопов фирмы „Storz" входят фотоаппараты одной из фирм („Rolleiflex", ФРГ;

„Olympus", Япония;

„Polaroid", США) со специальными адапторами к оптическим трубкам, позволяющим изменять фокусное расстояние от 70 до 140 мм и, следовательно, диаметр изображения на пленке от 15 до 36 мм.

Для получения высококачественных фотоснимков или слайдов основным и необходимым условием является точное определение экспозиции при фотосъемке. Желательно использование фотопленки возможно большей чувствительности (160 ASA и выше), так как это позволяет проводить съемку без использования импульсной лампы, которая дает большое количество бликов на изображении. Для фотосъемки могут быть использованы обратимые фотопленки типа „Agfacolor" чувствительностью 50 ASA (ФРГ), „Кодак" чувствительностью 160—180 ASA для дневного и искусственного освещения (США), UT-18, UK-18, UK-21 для искусственного освещения чувствительностью 18—21 ДИН (ГДР). Из отечественных фотопленок наиболее подходящими для эндоскопической фотосъемки являются ЛН-3 (90 ед.

ГОСТ) и ЛН-5 (130 ед. ГОСТ).

Рис.4.

Импульсный генератор для лампы-вспышки „Storz" и стационарный блок источников освещения и импульсного генератора „Storz" 494-F.

Рис. 5.

Лапароскоп „Storz" — модификация лапароскопа Wildhirt и операционный лапароскоп „Storz 26038A".

Рис.6.

Установка для видеозаписи эндоскопических исследований „JVC" (Япония).

Наилучшую цветопередачу без использования лампы-вспышки дает фотопленка „Agfacolor-professional", так как она сбалансирована с цветовой температурой 3700 К°, которую излучает источник света „F-494". Для получения резких снимков диаметром 15 мм необходимо фокусное расстояние 70 мм и экспозиция 1/4-1/8 с. При этом следует учитывать, что освещенность объекта съемки падает пропорционально квадрату расстояния от него.

Оптимальным расстоянием до фотографируемого объекта является 5—8 см. При необходимости сделать обзорный снимок с большого расстояния, следует либо подключать дополнительные световоды от источника света, либо использовать импульсную лампу мощностью не менее 250 Вт.

При фотографировании органов малого таза в положении Трен-деленбурга матка и ее придатки неподвижны и дыхательные движения диафрагмы не влияют на резкость снимка даже при выдержке 1/2-1/8 с.

Лапароскопическая кинематография стала возможной с появлением мощных источников света и стекловолоконных световодов большого диаметра, позволяющих почти без потерь передавать световое излучение для освещения брюшной полости. 16-миллиметровые универсальные кинокамеры „Красногорск 16ЛКМ" и французская „Bollcane" позволяют вести киносъемку с частотой 12—24 кадра в секунду. Эндоскопические фильмы служат не только объективным документом, но и средством обучения специалистов.

В последние годы фирмами „Bosch" (ФРГ), „Sony" (Япония) производятся телевизионные установки для эндоскопических исследований со специальными адаптерами для лапароскопии.

Цветное изображение может быть записано на видеомагнитофон и использоваться в качестве учебного пособия (рис. 6).

2.2. Инструменты для выполнения оперативных вмешательств и манипуляций на брюшной полости Инструменты для выполнения эндоскопических операций и манипуляций на брюшной полости бывают гибкими или жесткими в зависимости от модели эндоскопа, с которым они используются. Гибкие инструменты применяются с двухканальным эндоскопом Wildhirth. В последних моделях эндоскопов используются манипуляторы, покрытые электроизоляцией и имеющие специальный контакт для подключения источника тока высокой частоты.

Конструкция их довольно сложна, особенно инструментов для биполярной коагуляции.

Применение манипуляторов без изолированного корпуса весьма ограниченно, так как в любой момент при лапароскопии может возникнуть необходимость в коагуляции кровоточащего сосуда или в рассечении спаек.

С операционной одноканальной моделью лапароскопа типа „Storz-26038 А" применяется набор жестких изолированных операционных инструментов длиной 44 см и инструменты без изоляции, но с контактом для подключения коагулятора (рис. 7). В этом случае с лапароскопом применяют троакар, покрытый изоляционным материалом.

Рис.7.

Набор жестких манипуляторов, используемых с операционным лапароскопом, и маточные зонды колпачки LUbke.

Рис.8.

Троакары диаметром 5,5 мм для введения дополнительных манипуляторов в брюшную полость.

В операционный набор для лапароскопа входят: комплект пункционных игл различного диаметра;

полый зонд-коагулятор, который одновременно служит для эвакуации жидкости из брюшной полости и коагуляции источника кровотечения;

электронож;

ножницы;

эластичные зажимы и щипцы для наложения на маточные трубы;

щипцы для наложения клемм на маточные трубы;

биопсийные щипцы с браншами различной конфигурации.

Расположение инструментов и манипуляторов в корпусе лапароскопа параллельно оптической оси эндоскопа ограничивает свободу действий в брюшной полости. Кроме того, возникает необходимость работы двумя манипуляторами. Для этой цели служат дополнительные троакары меньшего диаметра (рис. 8), которые вводят через дополнительный прокол передней брюшной стенки. Стилеты троакаров имеют трехгранную форму. Троакары с изолированным футляром служат для введения инструментов без изоляции. Наиболее удобным для эндоскопических операций является троакар Гавличека, так как он надежно фиксируется в передней брюшной стенке с помощью специальной спирали на корпусе.

В качестве приборов — источников тока высокой частоты, могут быть использованы отечественные электрокоагуляторы (моно- и биполярные) или специальные эндоскопические портативные аппараты „Pnewmotom 200" (США) (рис.9), „Storz-26020XB" (ФРГ), „Olympus PSD" для биполярной и монополярной коагуляции (рис. 10).

Преимуществом биполярной коагуляции является отсутствие пластины-электрода на теле больной. В связи с этим исключаются ожоги кожи, зона коагуляции ограничена областью контакта с электродом, не требуется тока большой мощности.

Рис.9.

Источник тока высокой частоты „Pnewmotom 200" (США).

Рис. 10.

Источник тока высокой частоты „Olimpus PSD" (Япония).

2.3. Стерилизация эндоскопического оборудования. Методы хранения С целью стерилизации операционных инструментов применяются различные методы, из которых далеко не все одинаково приемлемы для эндоскопических приборов. К ним относится термическая стерилизация (автоклавирование, кипячение, сухожаровая стерилизация);

газовая стерилизация;

стерилизация в растворах антисептиков.

Как правило, тот или иной способ стерилизации рекомендуется фирмой, выпускающей эндоскопы с учетом особенностей конструкции и материалов, из которых изготовлен прибор.

Термическая стерилизация. Стерилизация а в т о к л а в и р о в а н и е м является универсальным способом как для лапароскопического набора, так и для хирургических инструментов, используемых во время эндоскопии. Стерилизовать автоклавированием можно лапароскопический инструментарий, за исключением световодов и резиновых деталей, которые быстро разрушаются при термической обработке.

Оптимальными условиями стерилизации, при которых не повреждаются оптические трубки эндоскопов фирм ЛВС-1, „MLW" и „Storz", являются температура 134 °С и давление кг/см2 в течение 30 мин.

Оптические трубки и инструменты упаковывают в марлю в специальном контейнере с отверстиями. Одним из основных условий является медленное охлаждение оптической трубки.

Принудительное охлаждение стерильными растворами выводит оптику из строя.

Стерилизация к и п я ч е н и е м неудобна, так как требует длительного времени. Кроме того, режущие кромки инструментов, а также резиновые детали эндоскопов (клапаны и уплотнители) выходят из строя.

С у х о ж а р о в а я стерилизация. Стерилизация эндоскопов и хирургических инструментов в сухожаровом шкафу не нашла широкого применения, так как подобный способ требует длительного времени (около 2 ч при температуре не выше 134°С). Несоблюдение температурного режима приводит к порче оптики и светопроводящего волокна оптической трубки, особенно при форсированном охлаждении.

Газовая стерилизация. Стерилизация в парах веществ, обладающих бактерицидным и бактериостатическим действием, является наиболее распространенной. Подобным способом можно стерилизовать полный лапароскопический набор, включая световоды, хирургический инструментарий.

Для стерилизации используют сухой формалин в таблетках, порошках или смесь 40 % раствора формалина с сухим хлорамином (1:1).

Для стерилизации пригодна любая герметически закрывающаяся емкость, в которую может быть уложен лапароскопический и хирургический инструментарий.

Для стерилизации в парах формалина их необходимая концентрация достигается при использовании 5г/м2 сухого формалина. Полная стерильность, по данным бактериологического контроля, наступает не ранее чем через 24 ч от начала стерилизации.

Смесь сухого свежего хлорамина с 40% раствором формалина в соотношении 1:1 удобна для стерилизации, так как стерильность инструментов наступает через 30—40 мин от начала стерилизации. Этот метод используется в течение многих лет Р.Х.Васильевым (1976). Наши данные также подтверждают высокую эффективность этого метода стерилизации. Кроме того, важным положительным качеством метода является отсутствие коррозии оптических трубок.

Стерилизация в растворах антисептиков. В клиниках нашей страны уже много лет принят метод стерилизации эндоскопических и хирургических инструментов в 0,1 % растворе диоцида. Раствор обладает бактерицидными свойствами в отношении различных бактерий, а также фунгистатической активностью. Кроме того, диоцид является хорошим детергентом.

Хирургические и эндоскопические инструменты сначала моют, затем помещают на 5 мин в раствор диоцида 1:1000. К раствору добавляют специальный препарат против коррозии — НДА (натрий-дициклогексиламмоний) из расчета 1 г/л диоцида.

Метод зарекомендовал себя с наилучшей стороны [Еланский Н.Е. и др., 1965;

Ермолов А.С. и др., 1972;

Савельев B.C. и др., 1977].

Основными достоинствами метода являются: быстрота стерилизации, широкий спектр бактерицидного действия, возможность одновременной стерилизации основных и вспомогательных инструментов для лапароскопии, отсутствие коррозии оптических трубок эндоскопов.

Мы не случайно уделяем так много внимания стерилизации оптики эндоскопа, так как она является наиболее повреждаемой и дорогостоящей частью прибора.

Методы хранения эндоскопов и ухода за ними. Эндоскопические инструменты — оптика, троакары, манипуляторы, требуют очень тщательного ухода и бережного обращения, так как от исправности оборудования во многом зависит успех исследования.

Для хранения эндоскопов и манипуляторов лучше всего использовать хирургический инструментальный шкаф со стеклянными стенками, который помещают в предоперационной.

Хирургический инструментарий следует хранить отдельно в этом же шкафу или на инструментальном столе.

После проведения исследования лапароскоп должен быть разобран, тщательно вымыт снаружи. Операционный канал чистят специальной щеткой, просушивают сжатым воздухом с помощью специальных приспособлений.

Все вентили и клапаны вспомогательных инструментов также должны быть разобраны, промыты и тщательно высушены перед сборкой. Сушку инструментов можно провести с помощью сжатого воздуха или в сухожаровом шкафу при температуре 50—60 °С в течение нескольких минут.

Особое внимание при обработке инструментов следует обращать на окуляр и объектив трубки, оберегая их от ударов. Световоды должны храниться в вертикальном положении, присоединенные к специальному кронштейну на стене операционной.

Для кульдоскопии может быть применен любой эндоскоп с боковой оптикой (кульдоскоп, лапароскоп, цистоскоп, торакоскоп и др.). Стерилизацию и хранение проводят так же, как и аппаратуры для лапароскопии.

После проведения исследования и механической обработки оптические отделы эндоскопов необходимо укладывать в специальные „гнезда" поролоновой прокладки, предварительно закрыв оптические концы резиновыми или синтетическими наконечниками. В шкафу для хранения эндоскопов следует помещать специальный пакет с порошком, воспринимающим влагу, что препятствует коррозии и увеличивает сроки работы аппаратуры.

Перед исследованием нужно проверять исправность как оптической системы, так и электроустановки. Предохранители и запасные лампочки для источника света всегда должны быть в шкафу для хранения аппаратуры.

3.

Методика лапароскопии (кульдоскопии) 3.1. Помещение для лапароскопии и его оборудование Прежде чем приступить непосредственно к описанию методики лапароскопии, необходимо остановиться на условиях, которые должны соблюдаться при ее выполнении. В связи с этим уместно обратиться к классификации эндоскопии, разработанной Г. И. Лукомским и Ю. Е. Березовым (1967). Ими выделено две группы эндоскопии, требующих различных условий для выполнения.

Первая группа — эндоскопия per vias naturalis: бронхоскопия, гастроскопия, ректоскопия, колонофиброскопия, цистоскопия. К этой группе относится и гистероскопия.

Вторая группа — эндоскопия per operationem: торакоскопия, медиастиноскопия, холедохоскопия, кульдоскопия, лапароскопия.

Для эндоскопии первой группы требуются условия перевязочной, для второй группы условия операционной.

В таком плане, по мнению авторов, должно предусматриваться организационное начало.

В качестве примера решения поставленных вопросов могут быть проекты, разработанные Sachs (1964) применительно к различным типам больниц.

Существенным моментом планировки эндоскопической операционной считается связь ее с рентгеновским кабинетом. Это важно, так как многие виды эндоскопии могут сочетаться с различными рентгенологическими исследованиями.

В предоперационной должны быть размещены: 1) оборудование для мытья и стерилизации эндоскопических и хирургических инструментов (сухожаровой шкаф, камера для газовой стерилизации);

2) шкаф для хранения эндоскопов и вспомогательных инструментов.

Площадь операционной, в которой проводится лапароскопия, должна составлять не менее 18—25 м2 [Васильев Р. X., 1976]. Окна операционной желательно оборудовать шторами для затемнения во время эндоскопических манипуляций.

В операционной необходимо разместить следующее оборудование: а) операционный стол, который позволяет укладывать больную как в горизонтальном положении, так и в положении для влагалищных операций, придавать положение Фовлера, Тренделенбурга;

б) наркозный аппарат, анестезиологический столик с набором инструментов и лекарственных средств.

В последнее время в операционных применяется централизованная подводка кислорода, закиси азота, а также вакуумная магистраль для присоединения к аспиратору с регулируемым разрежением.

Эндоскопическое оборудование — источник света, аппарат для наложения пневмоперитонеума, электрокоагулятор — размещают таким образом, чтобы не мешать активному перемещению эндоскописта и его ассистентов, бригады анестезиологов. В то же время из соображений техники безопасности приборы, питающиеся электрическим током, нельзя ставить один на другой. Это не относится к аппарату для наложения пневмоперитонеума, если в нем не предусмотрен электронный регулятор давления газа в брюшной полости и автоматическая подача газа.

Электрические силовые щитки для приборов в операционной должны предусматривать подключение заземления во избежание электротравм у больной и медицинского персонала.

Большое внимание в организации лапароскопической операционной должно быть уделено подготовке медицинского персонала— опытных медицинских сестер и врачей ассистентов.

По мнению Г. И. Лукомского и Ю. Е. Березова, в крупных многопрофильных учреждениях желательно иметь специалиста, занимающегося только эндоскопией. Авторы считают, что по мере приобретения опыта врач обращает внимание на то, на что раньше не обращал внимания, а следовательно, эндоскопия становится все более точной, не говоря уже о сохранности эндоскопического инструментария, который в неумелых руках быстро превращается в опасную „игрушку", используемую во вред больному и дискредитирует эндоскопию как метод исследования.

Оптимальным является специальная подготовка врача-эндоскописта, владеющего хирургическими навыками и достаточными клиническими знаниями. При этих условиях обеспечивается правильная интерпретация полученных визуальных данных, что повышает значимость эндоскопии в диагностике. Своевременное распознавание возникших осложнений и способность оказать при необходимости хирургическую помощь также повышает безопасность эндоскопии.

3.2. Подготовка больных к лапароскопии и обезболивание Большинство исследователей справедливо считают, что п о д г о т о в к а б о л ь н ы х к л а п а р о с к о п и и весьма ответственна.

Эндоскопия, как правило, является завершающей стадией обследования, поэтому к моменту операции уже имеются данные примененных клинических, лабораторных и инструментальных методов исследования.

Перед лапароскопией больные должны быть осмотрены анестезиологом для определения степени операционного риска.

Одним из важных моментов подготовки является проведение психопрофилактики. Беседа с больной накануне исследования обязательна, так как качество его проведения во многом зависит от контакта с больной во время операции. Разъяснение больным отдельных этапов эндоскопии и ее целей в значительной степени снимает напряженность и страх перед исследованием и необычной обстановкой операционной.

Медикаментозная подготовка должна проводиться всем больным независимо от целей и задач исследования. В качестве премедикации используют ряд препаратов различного назначения и действия — от наиболее часто употребляемых наркотиков до коктейлей сложного состава, включающих обезболивающие препараты, холинолитики, ганглиоблокаторы, антигистаминные средства и др.

Всех больных готовят к лапароскопии и кульдоскопии как к операции на органах малого таза. Вечером накануне исследования и утром в день операции кишечник очищают с помощью клизмы. Волосяной покров на передней брюшной стенке и на лобке удаляют. Мочу выводят через катетер, который оставляют в мочевом пузыре на время проведения лапароскопии. За 20 30 мин до начала исследования внутримышечно вводят 1 мл 2 % раствора промедола, 1мл 0,1% раствора атропина в сочетании с димедролом или дипразином.

При планировании исследования под наркозом премедикацию назначают индивидуально с учетом причин, обусловивших применение наркоза.

Больную укладывают на операционный стол и придают ей горизонтальное положение или положение для влагалищных операций, что предпочтительнее.

Перед исследованием в полость матки вводят полый маточный зонд Liibke, фиксирующийся на шейке матки колпачком-ограничителем (см. рис.7). При помощи этого зонда матку во время осмотра можно смещать во фронтальной и сагиттальной плоскостях, производить ротационные движения. Использование с этой целью обычного маточного зонда и пулевых щипцов недопустимо, так как это может привести к травме вплоть до перфорации матки. При отсутствии зонда Liibke для смещения матки следует использовать ручные приемы [Semm, 1977].

Переднюю брюшную стенку обрабатывают по общепринятой методике спиртом, 5% раствором йода и спиртом или йодонатом. Операционное поле отграничивают стерильными простынями.

При кульдоскопии в положении женщины на гинекологическом кресле производят парацервикальную анестезию. Затем больную переводят в коленно-локтевое положение.

Врач, проводящий эндоскопию, обрабатывает руки так же, как перед чревосечением, надевает стерильный халат, перчатки.

В манипуляциях (перемещение матки с помощью зонда, включение аппаратуры, фотографирование) принимает участие ассистент.

В отношении о б е з б о л и в а н и я операции единого мнения до сих пор нет. Многие авторы использовали как местную инфильтрационную анестезию [Селезнева Н.Д., 1962;

Нарциссов Т. В., 1965;

Вла-димирцев О. В., Секулер Е. Ф., 1967], так и ингаляционный наркоз [Куш Н.М., Тимченко А. Д., 1970;

Хохлов Н.Ф., Нейков Г.Н., 1970;

Васильев Р.Х., 1976].

Сторонники местной анестезии указывают, что она при правильной технике выполнения обеспечивает достаточную анальгезию, дает возможность больной активно изменять положение на операционном столе, напрягать брюшную стенку в момент прокола ее иглой Вереша и троакаром лапароскопа. По мнению В. С. Савельева и соавт. (1977), местная анестезия является методом выбора у больных с острым животом. Авторы указывают, что следует предпочесть тот метод обезболивания, которым хорошо владеет врач и главное риск обезболивания и его возможные опасности не должны быть большими, чем риск эндоскопического исследования.

Сторонники проведения наркоза считают, что он позволяет снять у больных эмоциональное напряжение и дает возможность применить релаксанты и при наложении пневмоперитонеума ввести до 5—10 л газа. Последнее, по мнению ряда авторов, позволяет широко манипулировать в брюшной полости и способствует улучшению качества осмотра.

Мы считаем, что стремление повысить диагностические возможности лапароскопии путем применения с этой целью различных манипуляторов, вводимых как через операционный канал эндоскопа, так и через дополнительный троакар, снижает эффективность местного обезболивания, так как анестезируются только точки введения троакара эндоскопа и манипуляторов. Такие действия, как смещение матки в сагиттальной плоскости для осмотра маточно-прямокишечного углубления, попытка сместить петли кишечника и большой сальник с помощью зонда или щипцов, пересечение спаек с париетальной брюшиной с использованием электрокоагуляции, биопсия яичников, коагуляция очагов эндометриоза, хромопертубация являются довольно болезненными и в этих случаях местная анестезия перестает быть адекватной.

Стремление быстрее закончить процедуру при беспокойном поведении больной на операционном столе связано не только с диагностическими ошибками, но и с серьезными осложнениями. Мы пришли к выводу, что под местной анестезией производство диагностической лапароскопии возможно лишь у некоторых больных. У большинства женщин, особенно плохо переносящих болевые ощущения, или при необходимости производства манипуляций эндоскопию следует производить под наркозом.

Возможно также сочетание местного и общего обезболивания: под местной анестезией вводят иглу Вереша и накладывают пневмоперитонеум;

далее перед введением троакара эндоскопа и осмотром брюшной полости следует переходить к наркозу.

Кульдоскопию, по мнению И. М. Грязновой (1972), лучше проводить под местной парацервикальной анестезией 0,5% раствором новокаина.

Т е х н и к а а н е с т е з и и. Введение новокаина проводится в точках введения иглы Вереша, введения троакара эндоскопа и дополнительных троакаров для манипуляторов.

Выбрав оптимальную точку на брюшной стенке с учетом границы патологических образований и увеличенных органов, топографии сосудов передней брюшной стенки, производят послойную инфильтрационную анестезию. В месте укола делают насечку кожи копьевидно заточенным скальпелем для лучшего тактильного ощущения проходимости тканей иглой. Особенно тщательно обезболивают апоневроз и брюшину. После введения иглы Вереша в эту точку и наложения пневмоперитонеума приступают к анестезии области введения троакара эндоскопа. С учетом болезненности последующих этапов лапароскопии целесообразно в дальнейшем отказаться от местной анестезии и вводить троакар лапароскопа под наркозом.

Введение больной в наркоз можно начинать после того, как врач убедится в том, что конец иглы находится в брюшной полости.

Выбор метода наркоза — внутривенного (барбитураты, эпонтол), ингаляционного (закись азота, фторотан, их комбинация), нейролептоанальгезия зависит от анестезиолога. Любой из этих способов достаточно эффективен и обеспечивает необходимую анальгезию во время операции, которая продолжается от 7 до 40 мин.

3.3. Техника лапароскопии Одним из наиболее ответственных этапов лапароскопии является наложение пневмоперитонеума. Наибольшее число осложнений возникает именно на этом этапе.

Пункцию брюшной стенки иглой Вереша после насечки на коже производят чаще всего в левой подвздошной области, в точке, симметричной точке Мак-Бурнея (рис. 11). В этой области, как правило, реже встречается спаечный процесс с вовлечением в него большого сальника. Другой общепринятой областью для введения газа является нижний сектор пупочного кольца. Обычно в этой точке иглу вводят под наркозом.

В момент прохождения иглы через брюшину слышен характерный щелчок. Чтобы убедиться в том, что конец иглы находится именно в брюшной полости, а не в предбрюшинной клетчатке или большом сальнике, применяют контрольную пробу. На иглу надевают 20 граммовый шприц, заполненный наполовину новокаином или изотоническим раствором хлорида натрия, после чего оттягивают поршень. При нахождении конца иглы в большом сальнике или предбрюшинной клетчатке поршень сдвинуть не удается, при расположении ее в просвете сосуда в шприце при оттягивании поршня появляется кровь, при нахождении в просвете кишки — ее содержимое и пузырьки газа.

При наложении пневмоперитонеума аппаратом лапарофлатором положение конца иглы контролируют с помощью стрелки манометра. При ее нахождении в брюшной полости исходное давление не превышает 8—12мм рт. ст. (1,07—1,60кПа);

если конец иглы находится в мягких тканях, давление может стать равным 80 мм рт.ст. (10,7 кПа).

В момент прокола передней брюшной стенки больную просят напрячь мышцы брюшной стенки. Иглу при пункции наклоняют на 45—70° по отношению к поверхности брюшины.

При введении первых 100—150 мл газа у больных должны отсутствовать болевые ощущения, при перкуссии исчезает печеночная тупость. При наложении пневмоперитонеума под местной анестезией газ вводят в брюшную полость в количестве, которое ограничивается, как правило, субъективными ощущениями больных — появлением чувства давления в эпигастральной области, затруднения дыхания, френикус-симптома. Обычно эти жалобы появляются при введении 1500—2000 мл газа. Этого количества в большинстве случаев достаточно для осмотра органов малого таза.

Рис. 11.

Схема расположения точек на передней брюшной стенке для наложения пневмоперитонеума и введения эндоскопа (по Р. X. Васильеву).

1—4 — типичные точки Калька;

5 — точка для введения иглы Вереша.

У больных с асцитом неясного происхождения не рекомендуется вводить троакар эндоскопа без предварительного наложения пневмоперитонеума, так как возможно ранение сальника, который часто в таких случаях прилегает к передней брюшной стенке.

У тучных больных наложение пневмоперитонеума возможно через задний свод влагалища при отсутствии фиксированной ретрофлексии матки и других препятствий. Троакар лапароскопа в данном случае вводят после наложения пневмоперитонеума в околопупочную область.

Выбор точки введения троакара зависит от величины и расположения патологического очага в брюшной полости, а также от наличия послеоперационных рубцов на передней брюшной стенке.

В типичных случаях эндоскоп вводят по средней линии в области пупка или ниже его, помня о возможности перфорации мочевого пузыря. При наличии рубцов на передней брюшной стенке место пункции выбирают индивидуально с учетом топографии сосудов и задач исследования.

При введении троакара даже в случае исследования под наркозом необходима пробная пункция обычной иглой с оттягиванием поршня шприца. Она позволяет по появлению пузырьков газа убедиться в том, что к передней брюшной стенке в этой области не припаян сальник или кишка.

В этой точке копьевидным скальпелем рассекают кожу и апоневроз на ширину, несколько меньшую, чем диаметр троакара. В этом случае троакар входит в брюшную полость почти без усилий. Момент его вхождения определяется по шипению воздуха, выходящего через отверстие стилета. Следует избегать контроля по ощущению „проваливания" троакара в брюшную полость, так как при эластичной брюшной стенке и ненапряженном пневмоперитонеуме легко попасть в просвет кишки или даже в брюшную аорту.

После введения троакара стилет его извлекают и в брюшную полость вводят лапароскоп.

М е т о д и к а о с м о т р а о р г а н о в м а л о г о т а з а. Визуальное исследование нужно начинать с оценки размеров газового пузыря и определения места нахождения иглы для наложения пневмоперитонеума. Если конец иглы находится в большом сальнике или в спайках, его следует освободить с помощью манипулятора, введенного в операционный канал эндоскопа. Иглу под контролем зрения выводят кнаружи так, чтобы в брюшной полости находился ее конец длиной 3—4 см, или извлекают совсем, а вместо нее вводят троакар, через который затем проводят различные манипуляторы.

Последовательность осмотра органов брюшной полости диктуется задачами исследования. Его нужно начинать с органов малого таза.

При наличии в брюшной полости свободной жидкости последнюю аспирируют для посева, цитологического и биохимического исследований из складок брюшины через катетер, введенный через канал лапароскопа. Аспирацию необходимо проводить перед началом осмотра, так как последующие манипуляции на брюшной полости могут привести к изменению клеточного состава жидкости и увеличению числа клеток мезотелия и особенно эритроцитов.

Незначительный поворот операционного стола в положение Тренделенбурга на 10—15° при отсутствии спаечного процесса вызывает смещение подвижных петель кишечника и участков большого сальника к желудку и диафрагме. Для обзора открывается дно мочевого пузыря, тело матки, воронко-тазовые и широкие связки матки, истмический отдел маточных труб, верхний полюс яичников. Как правило, для обзора становятся доступны патологические образования внутренних половых органов.

Перемещая зонд Liibke или манипуляторы, введенные в канал лапароскопа или через дополнительный троакар, осматривают ма-точно-прямокишечное пространство, крестцово маточные связки, медиальный полюс яичников, маточные трубы на всем протяжении. Наличие спаек у больных, перенесших воспалительные заболевания, значительно сужает зону осмотра.

Если большой сальник припаян к париетальной брюшине по линии входа малого таза, осмотр органов не удается.

Лапароскопию при подозрении на непроходимость маточных труб необходимо сочетать с введением в полость матки через зонд Liibke 10—15 мл красителя под давлением, что позволяет установить характер и уровень окклюзии.

В случае необходимости больным с воспалительными процессами производят дренирование малого таза и подведение микроирригаторов к очагу воспаления. Подробнее об этих манипуляциях будет изложено в соответствующих разделах.

После тщательного осмотра органов малого таза и выполнения всех необходимых манипуляций обязательной является ревизия всех доступных осмотру органов брюшной полости. При подозрении или установлении диагноза рака яичников необходим тщательный осмотр большого сальника, печени, диафрагмы.

После завершения осмотра и проведения манипуляций газ удаляют из брюшной полости.

Иглу Вереша или манипуляционный троакар в момент выведения воздуха наклоняют таким образом, чтобы их конец располагался параллельно париетальной брюшине и был прижат к ней. Иглу или троакар выводят из брюшной полости только после удаления газа. Затем извлекают гильзу троакара. На кожную рану накладывают скобку Мишеля или шелковый шов.

3.4. Техника кульдоскопии После обезболивания больную переводят в коленно-грудное положение [Грязнова И. М., 1972]. В таком положении во влагалище больной вводят желобоватое зеркало, которым промежность максимально отводят кверху. Заднюю губу шейки матки пулевыми щипцами низводят книзу.

Задний свод влагалища посередине прокалывают длинной толстой иглой до получения ощущения ее „проваливания". При этом воздух с характерным шипением засасывается в брюшную полость.

При коленно-грудном положении больной кишечные петли вследствие тяжести, а также оттесняемые воздухом начинают перемещаться к диафрагме — возникает спонтанный пневмоперитонеум. В малом тазе создаются условия для осмотра половых органов.

По игле узким скальпелем производят разрез заднего свода влагалища длиной 0,3—0, см, который затем расширяют троакаром. После извлечения стилета в цилиндр троакара вводят кульдоскоп и осматривают органы малого таза.

При кульдоскопии обычно хорошо видна задняя поверхность матки и яичники, менее четко — маточные трубы. Для лучшей ориентации в расположении половых органов во время осмотра мы рекомендуем несколько смещать матку, потягивая за пулевые щипцы, наложенные на заднюю губу шейки матки. В цервикальный канал можно ввести наконечник для пертубации. Смещая его, отклоняют матку в ту или иную сторону, что также облегчает осмотр половых органов.

В п о с л е о п е р а ц и о н н о м п е р и о д е после лапароскопии на сутки назначают постельный режим, холод на область пункции, анальгетические средства по показаниям. На 2-е сутки больным разрешают ходить. Если по результатам эндоскопического обследования больная не нуждается в стационарном лечении, то на следующий день она может быть выписана под наблюдение гинеколога поликлиники. Скобку снимают в амбулаторных условиях.

П о с л е к у л ь д о с к о п и и женщине после глубокого вдоха предлагают сделать выдох и потужиться. Воздух с шумом выходит из трубки троакара наружу. Трубку извлекают и на кольпотомное отверстие накладывают кетгутовый шов. После кульдоскопии больная должна находиться в постели не менее 24 ч.

3.5. Показания и противопоказания к лапароскопии (кульдоскопии) Относительная простота эндоскопии, точность диагностики иногда приводят к необоснованному расширению ее применения. Следует особо подчеркнуть, что лапароскопию (кульдоскопию) всегда следует производить только по строгим показаниям.

Эндоскопию производят как при плановом обследовании больной, так и по экстренным показаниям.

Лапароскопия (кульдоскопия) в плановом порядке может проводиться с диагностической целью или с целью осуществления оперативного вмешательства.

П о к а з а н и я к д и а г н о с т и ч е с к о й л а п а р о с к о п и и ( к у л ь д о с к о п и и ) в п л а н о в о м п о р я д к е.

1. Подозрение на наличие опухоли внутренних половых органов (дифференциальная диагностика опухолей яичников, кишечника, наличие спаечного процесса в малом тазе, особенно после перенесенных оперативных вмешательств).

2. Уточнение диагноза склерокистозных яичников.

3. Уточнение проходимости маточных труб при неясных данных гистеросальпингографии.

4. Выявление уровня окклюзии при частично непроходимых маточных трубах и решение вопроса о возможности последующего оперативного лечения.

5. Уточнение характера аномалий развития внутренних половых органов.

6. Выявление причин стойких тазовых болей неясной этиологии.

7. Необходимость контроля при бужировании маточных трубво время гистероскопии.

8. Необходимость биопсии при подозрении на склерокистозные яичники, неполноценность яичников у больных с бесплодием, для уточнения гистологического диагноза при распространенном раковом процессе и туберкулезе гениталий.

Л а п а р о с к о п и я в э к с т р е н н о м п о р я д к е может быть произведена с диагностической или лечебной целью.

Экстренным показанием к лапароскопии является необходимость проведения дифференциального диагноза между острыми хирургическими и гинекологическими заболеваниями или неясность клинической картины последних.

К этим ситуациям относятся следующие.

1. Невозможность исключить острые хирургические заболевания (острый аппендицит, некроз жировой подвески, болезнь Крона).

2. Подозрение на разрыв пиосальпинкса, разрыв кисты яичника, перекрут ножки кисты или кистомы яичника.

3. Подозрение на апоплексию яичника.

4. Подозрение на трубную беременность, особенно прогрессирующую или нарушенную по типу трубного аборта.

5. Подозрение на перфорацию матки.

6. Подозрение на непроникающий разрыв матки после родов.

7. Отсутствие эффекта от консервативной комплексной терапии больных с острым воспалением придатков матки в течение 12—48 ч или нарастание местных и общих симптомов воспаления.

П о к а з а н и я к д р е н и р о в а н и ю б р ю ш н о й п о л о с т и с п о м о щ ь ю л а п а р о с к о п и и : обнаружение во время лапароскопии аднексита с явлениями пельвеоперитонита.

О п е р а т и в н ы е в м е ш а т е л ь с т в а с п о м о щ ь ю л а п а р о с к о п и и производятся: 1) при стерилизации посредством коагуляции маточных труб, наложения танталовой скобки, силиконового кольца или шва;

2) при рассечении и коагуляции спаек в малом тазе;

3) при коагуляции эндометриоидных очагов;

4) при пункции ретенционных образований яичников, гидатид;

5) при сальпинголизисе;

6) при коагуляции ткани яичника у больных с его апоплексией.

К о т н о с и т е л ь н ы м п р о т о в о п о к а з а н и я м для планового эндоскопического исследования относятся: 1) легочно-сердечная патология в стадии декомпенсации;

2) острые инфекционные заболевания, включая грипп, ангину;

3) тяжелый гепатит, сахарный диабет в стадии декомпенсации;

4) геморрагический диатез;

5) грыжа (диафрагмальная, пупочная, послеоперационная и др.).

К противопоказаниям к кульдоскопии следует отнести фиксированную ретрофлексию, обширный спаечный процесс в прямокишечно-маточном пространстве, опухолевые образования, выполняющие малый таз [Грязнова И. М., 1972].

Что касается противопоказаний к экстренной лапароскопии, то они всегда относительны.

Безусловно, она является более легким вмешательством, чем диагностическая лапаротомия.

Лапароскопия не показана в тех случаях, когда уточнение диагноза не может изменить тактику ведения больной, и лечение остается консервативным.

4.

Осложнения при лапароскопии (кульдоскопии) Имеющуюся информацию об осложнениях достаточно трудно оценить, так как истинная их частота, по-видимому, несколько выше, чем опубликованная в литературе.

По данным ряда авторов, тяжелые осложнения при лапароскопии встречаются в 1,75 %, легкие в 21 % случаев [Ponz-Iversen, 1977]. Не проводя разделения осложнений по их тяжести, при обследовании 2700 больных Halemann и соавт. (1977) выявили осложнения в 0,44 % случаев.

Большинство зарубежных исследователей, указывая частоту осложнений, редко разделяют их на возникшие во время наркоза и развившиеся непосредственно при выполнении эндоскопических манипуляций. Эту позицию нельзя считать верной, так как шок во время вводного наркоза, остановка сердца, бронхоспазм являются осложнениями анестезиологического обеспечения лапароскопии.

По данным многих авторов, ошибки и осложнения встречаются чаше всего во время отработки методики и у эндоскопистов с небольшим опытом работы, а также при несоответствии технического оснащения задачам исследования.

Общим является мнение, что только учет показаний и противопоказаний и, что особенно важно, знание патогенеза осложнений дает возможность уменьшить их число до минимума.

Осложнения при лапароскопии условно можно разделить на следующие группы: а) осложнения при обезболивании, б) осложнения при наложении пневмоперитонеума, в) осложнения при введении эндоскопа и осмотре органов брюшной полости, г) осложнения, связанные с применением дополнительных манипуляций в брюшной полости (электрокоагуляции и рассечении спаек, биопсии и др.).

Осложнения при обезболивании. При повышенной чувствительности к боли возможны осложнения, связанные с недостаточным обезболиванием, в частности развитие коллапса.

Проявлениями токсического действия новокаина и аллергической реакции на него при использовании методики анестезии могут быть коллапс, рвота, судороги, апноэ, отек легких, а также некроз тканей [Васильев Р.Х., 1976]. Возможность возникновения подобных осложнений, а также необходимость перехода к наркозу требуют присутствия анестезиологической бригады (врача и сестры-анестезиста).

Применение ингаляционного наркоза закисью азота (без потенцирования барбитуратами) нежелательно, так как для него характерно наличие фазы возбуждения при недостаточной глубине наркоза. Это связано с возможностью ранения органов брюшной полости, если в ней в этот момент находятся эндоскоп и манипуляторы.

Осложнения при наложении пневмоперитонеума. При наложении пневмоперитонеума осложнения могут быть связаны с пункцией передней брюшной стенки иглой и с введением газа в брюшную полость.

Место для введения иглы Вереша следует выбирать тщательно, с учетом топографии передней брюшной стенки.

В результате несоблюдения техники введения иглы может развиться эмфизема различной локализации (предбрюшинная, медиастинальная, большого сальника), произведена перфорация органов брюшной полости (петель кишечника, желудка, селезенки, печени) или ранение крупных сосудов передней брюшной стенки, большого сальника, брыжеечных сосудов.

Без контрольных проб положения конца иглы Вереша введение основного количества газа не должно производиться, так как если конец иглы находится в просвете сосуда, это связано с возникновением газовой эмболии.

Эмфизема подкожной и предбрюшинной клетчатки, а также большого сальника, если она все же возникла, не требует оперативного вмешательства. Она разрешается в течение 1—3 сут.

Больным вследствие неприятных субъективных ощущений следует проводить симптоматическую терапию — ингаляции кислорода, введение анальгетиков.

Перфорация петель кишечника и желудка также не требует оперативного лечения, по мнению Gerhard и соавт., так как перфорационное отверстие имеет незначительный размер и быстро слипается. Однако с этим согласны не все исследователи, так как описаны случаи перитонита, возникшего после перфорации желудка и кишечных петель.

Ruddock (1939), Alexander (1969), Whitford (1972), Edgerton (1974) рекомендуют активную тактику при перфорации полых органов — лапаротомию с наложением швов на перфорационное отверстие.

Мы считаем, что перфорация полых органов и сосудов иглой Вереша требует оперативного вмешательства.

Ранение крупных сосудов передней брюшной стенки (чаще всего чревных сосудов и реже пупочной вены) вызывает развитие гематом. Наиболее серьезным осложнением является газовая эмболия. При введении газа в просвет крупного сосуда наступает смерть в течение 2— мин, поэтому необходим тщательный контроль за положением конца иглы.

Эмфизема средостения, возникающая при инсуффляции газа в брюшную полость, является серьезным осложнением, которое легко диагностируется на основании субъективных ощущений больной, если исследование проводится под местной анестезией. При применении наркоза основным симптомом, позволяющим распознать возникновение эмфиземы, является крепитация подкожной клетчатки в области шеи, изменения со стороны сердечно-сосудистой системы.

Частота эмфиземы средостения равна 1—2 %.

При ее возникновении лечение включает в себя комплекс мероприятий, в том числе применение оксигенотерапии, сердечнососудистых средств. В тяжелых случаях необходимо использовать искусственную вентиляцию легких до полного исчезновения эмфиземы и дыхательной недостаточности.

Осложнения, возникающие при введении эндоскопа и осмотре органов брюшной полости. К осложнениям, возникающим при введении троакара лапароскопа, относятся ранение сосудов передней брюшной стенки, большого сальника, сосудов брыжейки. Это осложнение, как правило, диагностируется без труда. При ранении сосудов большого сальника или брыжейки их можно коагулировать с помощью специальных щипцов. Сосуды передней брюшной стенки прошивают и перевязывают шелком.

При повреждении троакаром кишечника или желудка необходимо оперативное лечение.

Осложнения при лапароскопии, связанные с манипулированием дистальным концом лапароскопа, в настоящее время встречаются редко, так как большинство авторов использует для лапароскопии манипуляторы, вводимые через операционный канал или через дополнительный троакар меньшего диаметра.

С использованием освещения „холодным" светом практически не встречаются ожоги внутренних органов. С развитием эндоскопической хирургии чаще стали встречаться такие осложнения, как кровотечение после биопсии и разделения спаек, коагуляционные некрозы тканей, иногда с перфорацией кишечника и развитием перитонита. Температура коагулированного с целью стерилизации участка маточной трубы может достигать 360—400 °С и снижается до нормальной в течение 4—6 мин. Прикосновение окружающих тканей к этому участку маточной трубы может привести к ожогам.

По нашим данным, на 798 лапароскопии осложнения (подкожная эмфизема) наблюдались у 10 (1,2%) больных.

Частота осложнений, приводящих к летальному исходу, различна. Так, по данным опроса 22 000 лапароскопистов-гинекологов США, опубликованных Phillips в 1977 г., частота осложнений составила 0,46% при диагностическом исследовании и 0,37% при стерилизации.

Частота летальных исходов равна соответственно 5,2 на 100000 (0,0052%) и 2,5 на (0,0025%).

Трудно сказать, насколько достоверны эти данные, так как Mintz (1977) приводит частоту осложнений, в 10 раз превышающую указанную величину (20 на 99204 исследований, или 0,020%).

Осложнения при кульдоскопии в основном сводятся к ранению органов малого таза и прилежащих отделов кишечника при спаечном процессе.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что при тщательном учете показаний и противопоказаний при соблюдении всех технических правил, при достаточном опыте исследователя лапароскопия является высокоинформативным и безопасным диагностическим и лечебным методом.

5.

Данные лапароскопии (кульдоскопии) в норме и при различных заболеваниях женских половых и смежных органов 5.1. Нормальная лапароскопическая картина органов брюшной полости При введении эндоскопа прежде всего виден большой сальник желтого цвета с крупными сосудами и гладкая блестящая париетальная брюшина с нежной сосудистой сетью. Иногда видны часть петель тонкого и участки толстого кишечника. Тонкий кишечник бледно-розового цвета, серозный покров его блестящий, могут быть заметны перистальтические волны.

Толстый кишечник легко узнать по лентовидным продольным тяжам и гаустрам, в области сигмовидной кишки могут быть видны жировые подвески желтоватого цвета. Органы малого таза обычно становятся доступны осмотру после перевода больной в положение Тренделенбурга, когда сальник и кишечник смещаются кверху. В полости малого таза видны внутренние половые органы, мочевой пузырь, просвечивающие через блестящий покров брюшины крупные пульсирующие сосуды (подвздошные артерии и вены).

Брюшина, покрывающая мочевой пузырь и прямую кишку, желтоватого цвета за счет подлежащей жировой клетчатки, с нежной сосудистой сетью. Форма мочевого пузыря зависит от степени его наполнения.

Матка чаще всего расположена по средней линии, видны ее дно, передняя стенка и пузырно-маточное пространство. Серозный покров матки блестящий, гладкий, бледно-розового цвета. Маточные трубы и яичники обычно подвернуты кзади и расположены в маточно прямокишечном пространстве. От передней стенки матки отходят в виде белесоватых тяжей круглые маточные связки, уходящие к лону во внутренние ворота пахового канала.

Собственные, широкие, воронкотазовые и крестцово-маточные связки представляются в виде белесоватых дупликатур брюшины с хорошо просвечивающимися сосудами. Крестцово маточные связки доступны осмотру, как правило, при смещении матки кверху и кпереди.

Придатки матки удается осмотреть только с помощью манипуляторов при смещении тела матки кверху и кпереди. В этих условиях становится доступным осмотру и маточно прямокишечное пространство. Видны маточные трубы — обычно извитые, бледно-розового цвета, с блестящим гладким покровом, легко смещаемые. При дотрагивании инструментом возможно ощутить их мягко-эластическую консистенцию. Фимбриальные отделы маточных труб выглядят как „бахромки" ярко-розового цвета. Свободно расположенные, они легко смещаются манипулятором. Нормальные яичники имеют белый цвет, выраженный „мозговидного типа" рельеф, размеры 2x3x4 см. Иногда хорошо видны желтые тела в различных фазах развития, атретические и белые тела, фолликулы в виде мелких пузырьков (рис. 12).

Рис. 12.

Нормальный яичник с желтым телом.

1 - собственная связка яичника;

2 — яичник, 3 — желтое тело.

Рис. 13.

Червеобразный отросток.

Рис. 14.

Край печени (2) и желчный пузырь (1).

Сигмовидная кишка представляется желтовато-розового цвета, блестящей с различной степенью выраженности легко смещаемыми жировыми подвесками. Сосудистая сеть жировых подвесок практически не видна.

Червеобразный отросток редко попадает в поле зрения при обзорном осмотре. При изменении положения больной, а также с помощью манипулятора удается осмотреть слепую кишку и ее отросток. Слепая кишка представляет собой блестящее голубовато-или желтовато белесоватого цвета выпячивание в области правой подвздошной ямки с продольными лентовидными полосами. Червеобразный отросток может быть самой разнообразной формы и длины с гладкой блестящей поверхностью белесовато-желтоватого цвета и закругленной верхушкой (рис. 13). Сквозь серозный покров его просвечивает нежная сосудистая сеть.

Отросток легко смещается манипулятором или концом лапароскопа.

Неизмененная печень кирпично-красного цвета с гладкой зернистой капсулой, хорошо видны ее доли, особенно правая и дно желчного пузыря. Поверхность его гладкая, блестящая, голубовато-зеленоватого цвета (рис. 14). Могут быть хорошо видны связки печени и передняя стенка желудка.

5.2. Лапароскопическая картина при опухолях и опухолевидных образованиях матки и яичников Миома матки. В клинической практике нередко необходимо провести дифференциальную диагностику между миомой матки, особенно субсерозной, и опухолями и опухолевидными образованиями яичников. Субсерозная миома матки не всегда является показанием к оперативному лечению, в то же время при яичниковых образованиях, особенно истинных опухолях, требуется оперативное вмешательство даже при наличии экстрагенитальных заболеваний. Особенно важно правильно решить этот вопрос у больных пожилого и старческого возраста с различными тяжелыми экстрагенитальными заболеваниями.

Для дифференциальной диагностики предложен ряд дополнительных методов исследования, в частности газовая рентгено-пельвиография [Грязнова И. М., 1972], внутриматочная флебография [Грязнова И. М., 1972;

Бохман Я. В. и др., 1972]. Однако рентгено-пельвиография не всегда дает правильные результаты. В некоторых случаях тень опухоли матки накладывается на тень яичника, вследствие чего невозможно определить источник образования, его характер, величину опухоли. Неточным диагноз может быть при спаечном процессе в малом тазе. Кроме того, рентгенопельвиогра-фия дает представление только о наружных контурах органов и опухолевых образований без учета таких важных в дифференциальном отношении параметров, как характер поверхности капсулы, окраска, выраженность сосудистого рисунка, характер содержимого образования.

В последние годы с целью диагностики успешно применяется ультразвуковое сканирование [Здановский В.М. и др., 1979;

Стри-жова Н. В. и др., 1979] и термография [Стрижова Н. В. и др., 1979]. Однако, несмотря на несомненную ценность этих методов, они не заменяют лапароскопии.

При к у л ь д о с к о п и и не представляет трудностей диагностика субсерозных узлов, исходящих из задней стенки матки, и интра-лигаментарных. Образование можно расценить как субсерозный узел, исходящий из передней стенки матки, только после осмотра обоих яичников, убедившись в том, что они не изменены.

При л а п а р о с к о п и и все виды миомы матки (кроме субмукозной и редко интралигаментарной) не представляют сложности для диагностики. При интерстициальной миоме видны места отхождения связок, маточных труб и неизмененный сосудистый рисунок.

Форма матки при интерстициально-субсерозной миоме зависит от расположения узлов (рис.

15). Субсерозные миомы, как правило, резко меняют конфигурацию матки, иногда она становится похожей на конгломерат „картофельных клубней".

Субсерозные и интерстициально-субсерозные узлы отличаются по внешнему виду в зависимости от преобладания фиброзной или мышечной ткани. Фиброзные узлы представляются в виде белесоватых бугристых опухолей различной величины. На поверхности их сосудистый рисунок, как правило, не выражен. При инструментальном дотрагивании они очень плотные. Миоматозные узлы отличаются ярко-красной или „мраморной" неравномерной окраской с выраженным сосудистым рисунком (рис. 16, 17).

Миома может представить трудности для диагностики, если она исходит из бокового ребра матки и располагается интралигамен-тарно. Врач-эндоскопист видит лишь верхний полюс образования в листках широких связок. В этих случаях, пользуясь смотровым лапароскопом без манипулятора, определить консистенцию, а следовательно, и характер опухоли, ориентируясь на сосудистый рисунок, практически невозможно. Инструментальная пальпация опухоли и смещение матки с помощью внутриматочного зонда в сторону, противоположную образованию, могут дать верное представление об источнике опухоли.

В некоторых случаях миома матки сочетается с воспалительным процессом в малом тазе.

Лапароскопическая картина в данном случае характеризуется гиперемией серозного покрова матки и париетальной брюшины. Видна сеть расширенных сосудов, что в норме не наблюдается.

Если миома матки закрыта большим сальником, то, смещая сальник манипулятором с тупым концом или щипцами с мягкими браншами и придавая больной положение Тренделенбурга, удается установить диагноз. Иногда лежащий на миоме сальник на отдельных участках довольно тонкий и сквозь него просвечивает опухоль, типичная по цвету, консистенции и сосудистому рисунку (рис. 18).

Миоматозные узлы с нарушением кровообращения имеют синюшно-багровый цвет, серозная оболочка их тусклая. Под серозной оболочкой определяются многочисленные кровоизлияния от мелкоточечных петехий до петехий диаметром 2—3 см. Как правило, видна реакция окружающих тканей: гиперемия брюшины, покрывающей соседние органы, выпот — от серозного до геморрагического, иногда с хлопьями фибрина.

Рис. 15.

Субсерозный узел миомы матки.

1 - кистозное изменение яичника;

2 - узел миомы матки.

Рис. 16.

Интерстициальная миома матки.

Рис. 17.

Субсерозная миома матки, киста яичника.

1 — тело матки;

2 — субсерозный узел;

3 — яичник;

4 — киста яичника.

Дифференциальная диагностика между опухолью матки и придатков проведена нами у 196 больных. До лапароскопии на основании данных пальпаторного и инструментального исследования наиболее вероятным было наличие опухоли яичника. После проведения лапароскопии у 1/3 больных была выявлена миома матки, у 1/3 кистома яичника, у 9 больных сочетание миомы матки и кистомы яичника, у 11 воспалительные тубоовариальные образования, у, 7 больных патологических изменений гениталий обнаружено не было.

Из 46 оперированных больных диагноз полностью совпал у 44, частично у 1 больной. У больной диагноз оказался ошибочным. Интралигаментарная миома, исходящая из правого ребра матки, ошибочно была расценена как кистома яичника.

Таким образом, лапароскопия показана больным, у которых данные пальпаторного и инструментального исследования оставляют сомнения в характере и источнике опухолевого образования в малом тазе. Особенно это относится к больным в возрасте старше 50 лет с сопутствующими заболеваниями и перенесших в прошлом оперативное вмешательство, у которых лапароскопия, безусловно, менее травматична, чем диагностическая лапаротомия.

Рис. 18.

Миома матки (1), прикрытая большим сальником.

5.3. Опухоли и опухолевидные образования яичников Среди новообразований женских половых органов опухоли яичников находятся на втором месте [Нечаева Н. Д., 1972]. Их диагностика до настоящего времени остается трудной.

Трудности дифференциальной диагностики опухолей и опухолевидных образований яичников чаще имеют место у больных со значительным ожирением передней брюшной стенки, а также у женщин, перенесших ранее гинекологические операции. Нередко наличие опухолевого образования имитирует спаечный процесс в малом тазе или варикозное расширение вен малого таза и матки [Spanio, 1975] (рис. 19).

Применение газовой рентгенопельвиографии и внутриматочной флебографии повышает точность топической диагностики соответственно до 85 и 94,7%. Тип опухоли яичника при этом удается определить лишь в 48,9 и 73,7% случаев. Рентгенопельвиография дает представление о наружных контурах внутренних половых органов, в большинстве случаев об источнике опухоли, но о характере опухолевого процесса судить почти невозможно [Грязнова И.М., 1972].

Так же как и для диагностики субсерозной миомы матки ведутся успешные разработки по применению ультразвукового сканирования и термографии. Но особенно большое значение для диагностики опухолей и опухолевидных образований яичников имеют эндоскопические методы исследования. По данным Г.М.Савельевой и соавт. (1979), лапароскопия позволяет уточнить характер опухоли в 95,3—98,8 % случаев.

Эндоскопия является ценным дополнительным методом исследования у больных с подозрением на опухоль яичника и при нечетких пальпаторных данных. Спаечный процесс у больных после перенесенных операций на органах брюшной полости далеко не всегда является препятствием для лапароскопического исследования. Осмотреть органы малого таза удается после перфорации сальника в бессосудистых участках и частичного разъединения спаек (рис.

20,21).

Степень выраженности спаечного процесса может быть различной — от нежных плоскостных спаек до единого спаечного конгломерата сальника, органов малого таза, кишечника. В этих случаях органы малого таза удается осмотреть не всегда.

При наличии обширного спаечного процесса или при сомнении в правильной интерпретации лапароскопической картины врач-эндоскопист не должен делать категорического заключения. Окончательное решение в плане дальнейшей тактики ведения больной принимается совместно с клиницистом в пользу лапаротомии.

При к у л ь д о с к о п и и и л а п а р о с к о п и и можно определить размеры яичников, состояние поверхности опухоли, нередко характер просвечивающего ее содержимого, выраженность сосудистой сети, наличие папиллярных разрастаний на поверхности. При инструментальной пальпации возможно определить консистенцию образования.

Эндоскопическая картина опухолей и опухолевидных образований яичников характеризуется большим разнообразием.

Рис. 19.

Варикозное расширение сосудов (1) в широкой связке матки.

Рис.20. Опухоль яичника. Осмотр через перфорационное отверстие в бессосудистом участке большого сальника.

Р е т е н ц и о н н ы е к и с т ы обычно небольших размеров, с тонкостенной прозрачной капсулой, через которую просвечивает гомогенное содержимое (рис.22). Может быть видно несколько небольших кист. При боковом освещении ретенционные образования приобретают равномерный голубоватый оттенок различной степени интенсивности. При небольших рентенционных кистах видна неизмененная поверхность остальной части яичника с фолликулами или желтыми телами. Сосудистый рисунок капсулы может быть разнообразным, но обычно представляется в виде петлистой сети.

Рис.21.

Органы малого таза при осмотре через перфорационное отверстие в большом сальнике.

1 — тело матки;

2 — миома матки;

3 — маточная труба.

П а р а о в а р и а л ь н а я к и с т а различных размеров располагается межсвязочно или у наружного полюса яичника. В зависимости от ее величины маточная труба располагается различно, иногда она распластана на поверхности кисты. Всегда виден яичник;

он расположен отдельно, сохранено его дольчатое строение, цвет белесоватый, видны фолликулы, иногда желтое тело (рис. 23).

Э н д о м е т р и о и д н а я к и с т а яичников представляет собой образование с плотной, гладкой, непрозрачной капсулой голубоватосинюшного цвета (рис.24). Об эндометриозе яичников можно с уверенностью говорить при наличии на капсуле кисты и на брюшине малого таза отложений гемосидерина в виде коричневого („шоколадного") цвета пятен или характерных синюшно-багровых, нередко кровоточащих эндометриоидных „глазков" (рис. 25, 26). Вокруг них виден отек, рубцовая инфильтрация тканей, местами кровоизлияния.

Рис.24.

Двухкамерная эндометриоидная киста яичника.

Рис.25.

Эндометриоидная киста яичника (1) с очагами эндометрита на капсуле (2).

Рис.26.

Наружный эндометриоз (отложения гемосидерина).

Д е р м о и д н а я к и с т а имеет неравномерную желтовато-белесоватую окраску. При пальпации манипулятором - очень плотная. Определенное дифференциально-диагностическое значение имеет расположение кисты в переднем своде в отличие от других видов опухолей, располагающихся обычно в маточно-прямокишечном пространстве. „Ножка" дермоидных кист обычно удлинена, истончена, сосуды в собственной связке яичника имеют штопорообразный вид, на капсуле могут быть мелкие кровоизлияния различных размеров.

Рис.27.

Воспалительное тубоовариальное образование (1).

В о с п а л и т е л ь н ы е т у б о о в а р и а л ь н ы е образования или сак-тосальпинксы, как правило, являются гладкостенными. При наличии гидросалышнкса стенки маточной трубы истончены, нередко просвечивает прозрачное содержимое (рис.27). О воспалительной природе образований свидетельствует спаечный процесс в малом тазе.

Ф и б р о м ы я и ч н и к а — это опухоль округлой или овоидной формы, со сглаженным рельефом поверхности, скудной васкуля-ризацией оболочки. Капсула обычно белого цвета, сосуды видны только в области маточной трубы (рис. 28). Возможен и беловато-розовый оттенок окраски с невыраженной васкуляризацией. Консистенция опухоли плотная.

П р о с т а я с е р о з н а я к и с т о м а при боковом освещении в отличие от ретенционных образований имеет различную окраску — от голубоватого до белесовато-серого, что объясняется неравномерной толщиной капсулы. Кистома чаще всего тонкостенная, неизмененной яичниковой ткани практически нет, сосудистый рисунок выражен значительно, некоторые участки сосудов расширены (рис. 29).

Ц и л и о э п и т е л и а л ь н а я п а п и л л я р н а я к и с т о м а обычно видна в виде образования с плотной, непрозрачной, белесоватой гладкой капсулой. Важным дифференциально-диагностическим визуальным признаком являются сосочковые разрастания на наружной поверхности капсулы опухоли. Они могут быть единичными в виде „бляшек", выступающих над поверхностью, или в виде скоплений и располагаются в различных отделах яичника. В связи с этим необходимо осматривать всю капсулу полностью.

Рис.28.

Фиброма яичника.

П с е в д о м у ц и н о з н а я к и с т о м а при лапароскопии представляет собой опухоль неправильной формы с плотной, толстой непрозрачной капсулой различного цвета (от белесовато-серого до синюшного). Видны границы между „камерами". На капсуле хорошо видны яркие, ветвящиеся, неравномерно утолщенные крупные сосуды. Многокамерные и односторонние опухоли чаще всего оказываются псевдомуцинозными кистомами.

Лапароскопия при подозрении на г о р м о н о п р о д у ц и р у ю щ и е о п у х о л и имеет ограниченное значение, так как опухоль может быть расположена в глубине яичника и недоступна для осмотра.

В случае п е р е к р у т а н о ж к и о п у х о л и я и ч н и к а при лапароскопии видно синюшно-багрового цвета образование. В зависимости от времени, прошедшего с момента перекрута, изменения, вызванные нарушением кровообращения в капсуле, различны. Иногда цвет капуслы обычный, но на поверхности ее видны единичные или множественные точечные кровоизлияния (рис. 30). В некоторых случаях опухоль темно-вишневого, почти черного цвета.

Рис.29.

Простая серозная кистома яичника.

1 — кистома яичника;

2 — петли тонкой кишки;

3 — сальник.

Рис.30.

Перекрут ножки кисты яичника (1).

Рис.31.

Рак яичника.

При р а к е я и ч н и к о в величина опухоли может быть различной. Форма ее округлая, овальная или неправильная (рис.31). Опухоль бугристая, чаще мягковатой консистенции.

Поверхность в некоторых участках остается гладкой, но, как правило, представляет собой хрупкие, крошащиеся папиллярные разрастания в виде цветной капусты белесоватого, серовато-желтоватого, темно-вишневого цвета с участками кровоизлияний.

Рис.32.

Метастаз рака яичника в печень.

1 — ткань печени;

2 — метастаз.

Кроме органов малого таза и прилежащих соседних органов, при подозрении или установлении наличия рака яичников необходимо осмотреть печень, большой сальник и париетальную брюшину. Лапароскопический диагноз IV стадии распространения рака яичников основывается на обнаружении на поверхности печени, париетальной брюшине плотных белесовато-желтоватых образований или таких же папиллярных разрастаний, как и в малом тазе. Они могут быть одиночными или в виде скоплений. Иногда в печени видны отдельные узлы (рис. 32). В брюшной полости во время лапароскопии при раке яичников обнаруживают жидкость от нескольких миллилитров до 1—2 л и более. Асцитическую жидкость необходимо не только оценить визуально, но и подвергнуть полученный аспират цитологическому исследованию. Если количество свободной жидкости недостаточно, то во время лапароскопии через иглу для наложения пневмоперитонеума или операционный канал лапароскопа вводят новокаин или изотонический раствор хлорида натрия и производят аспирацию смыва.

Рис.33. Рак маточной трубы.

1 — маточная труба;

2 — манипулятор.

Оценка стадии ракового процесса и возможности производства радикальной операции не могут основываться только на данных лапароскопии, так как при визуальной диагностике виден лишь верхний полюс опухолевого конгломерата и судить о распространенности процесса в параметрии не представляется возможным.

У некоторых больных с подозрением на опухоль яичников при лапароскопии можно диагностировать рак маточной трубы. При этом маточная труба отечна, деформирована, желтоватого или багрово-синюшного цвета с кровоизлияниями, размер ее увеличен (рис. 33).

Произведенные нами исследования показали, что применение лапароскопии при подозрении на опухоль яичника важно еще и потому, что наличие его новообразования могут имитировать некоторые патологические состояния, не требующие оперативного лечения (некоторые формы воспалительных тубоовариальных образований, спаечный процесс в брюшной полости, варикозное расширение вен, наружный эндометриоз).

Таким образом, опухоли и опухолевидные образования яичников имеют четкую визуальную картину, которая помогает поставить точный и ранний диагноз, а следовательно, способствует более правильному выбору метода терапии.

П р и в а р и к о з н о м р а с ш и р е н и и в е н м а л о г о т а з а, имитирующего при гинекологическом исследовании опухоль яичников, во время лапароскопии видны неизмененные яичники и маточные трубы. В мезосалышнксе и в основании широких маточных связок видны расширенные до 1—1,5 см в диаметре извитые вены, образующие „клубки".

П р и р а с ш и р е н и и п р и с т е н о ч н ы х т а з о в ы х в е н париетальная брюшина малого таза неравномерно выбухает, через нее просвечивают синюшного цвета пульсирующие сосуды.

П р и в е н о з н о м с т а з е размеры матки увеличены, она имеет треугольную форму, серозный покров ее неравномерный, краснова-тоцианотичный, „мраморный", могут быть видны расширенные вены, особенно на уровне внутреннего зева.

Приведем пример.

Больная С, 49 лет, поступила с диагнозом кистомы левого яичника. Жалоб при поступлении не предъявляет.

Анамнез заболевания: во время профилактического осмотра обнаружено опухолевидное образование левого яичника. Менструальная функция не нарушена. Были одни нормальные роды. С 1975 г. страдает воспалением придатков матки. Сопутствующие заболевания: гипертоническая болезнь II стадии. Варикозное расширение вен нижних конечностей.

Проведено клиническое обследование, включая рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта. Патологических изменений не выявлено. Наружные половые органы без особенностей. Шейка матки цилиндрической формы, не изменена, выделения слизистые. Двуручное гинекологическое исследование: шейка матки обычной консистенции. Матка нормальной величины, плотная, подвижная, безболезненная. Справа придатки матки не определяются. Слева пальпируется опухолевидное образование, чувствительное при пальпации, без четких контуров, ограниченное в подвижности, примерные размеры 6x8 см. Своды глубокие.

Установлен диагноз кистомы левого яичника (?), хронического левостороннего аднексита (?). Учитывая нечеткость пальпаторных данных, с диагностической целью произведена лапароскопия: матка в срединном положении, нормальной величины. Серозный покров ее красновато-цианотичной неравномерной «мраморной» окраски. Обе маточные трубы и яичники осмотрены на всем протяжении — не изменены. С обеих сторон в мезосальпинксе выявлено варикозное расширение вен. Слева в области параметрия вены расширены до 1 см в диаметре в виде клубка. Расширены и пристеночные вены таза.

Приведенное наблюдение свидетельствует о том, что опухоль яичника может быть имитирована варикозным расширением вен малого таза, которое диагностируется лишь при лапароскопии.

По нашим данным, из 143 больных, подвергшихся диагностической лапароскопии в связи с подозрением на опухоль яичников, у '/з оказалось возможным отказаться от оперативного лечения. У этих больных вместо предполагаемой опухоли яичников были диагностированы спаечный процесс, тубоовариальные образования воспалительного характера, опухоли кишечника, варикозное расширение вен параметрия. У 11 больных патологических изменений гениталий не выявлено.

У 3 женщин осмотр органов малого таза не удался из-за выраженного спаечного процесса. Впоследствии 2 больных были оперированы. Из них у одной больной в конгломерате спаек петель кишечника были „замурованы" яичники нормальной величины, у другой, перенесшей надвлагалищную ампутацию матки без ее придатков, в спаечном конгломерате была обнаружена ретенционная киста яичника.

Лапароскопический диагноз не совпал с операционным у 2 больных: эндометриоидная и дермоидная киста были расценены как кистомы. Диагностическая ошибка не повлияла на выбор метода лечения.

Точность лапароскопической диагностики опухолей яичников, по данным лапароскопии, составила 96,5%.

5.4. Лапароскопическая картина при воспалительных заболеваниях внутренних половых органов Несмотря на большое количество исследований, посвященных воспалительным заболеваниям внутренних половых органов женщин, многие аспекты данной проблемы требуют дальнейшей разработки.

В частности, до настоящего времени остается актуальной дифференциальная диагностика острых воспалительных заболеваний внутренних половых органов и острой хирургической патологии органов брюшной полости (чаще острый аппендицит) у женщин. Отсутствие четких критериев нередко приводит к диагностическим ошибкам и необоснованному чревосечению [Назаров В. Г., 1974;

Рычковский Г. Ф., 1978;

Левитан Е.Я. и др., 1979, и др.]. Выжидательная тактика ведения больных с неясной клинической картиной связана с прогрессированием заболевания и развитием осложнений. Кроме того, до настоящего времени не выработана единая тактика ведения больных с острыми воспалительными заболеваниями внутренних половых органов, протекающими с явлениями пельвеоперитонита. Одни авторы [Голубев В.

А., 1975] в этих случаях считают показанным чревосечение, большинство же исследователей [Романовская Н.П. и др., 1972;

Бакулева Л. П., 1976;

Никитина З.П., 1977, и др.] предлагают проводить консервативную противовоспалительную терапию. При отсутствии эффекта от проводимого лечения рекомендуется прибегать к операции. В случае отсутствия анатомических изменений во внутренних половых органах объем вмешательства, по мнению большинства исследователей, должен быть ограничен ревизией органов малого таза и брюшной полости, освобождением последней от патологического выпота с последующим введением в нее антибиотиков.

В последние годы важное значение в дифференциальной диагностике острых хирургических заболеваний органов брюшной полости, в том числе и острых гинекологических заболеваний, приобрело лапароскопическое исследование. Этот метод позволяет в максимально короткий срок получить объективные сведения о характере заболевания, своевременно решить вопрос о необходимости оперативного лечения, а у некоторых больных дренировать брюшную полость с помощью эндоскопа. Необходимо отметить, что взгляды на использование лапароскопии при острых хирургических и гинекологических заболеваниях не однозначны. Некоторые авторы считают этот метод ценным [Березов Ю. Е. и др., 1971;

Гаджиев И. С. и др., 1978;

Frangenheim, 1972;

Cibis и Luis, 1975], другие [Грязнова И.М., 1972;

Semm, 1978] расценивают острые воспалительные процессы органов брюшной полости, в том числе внутренних гениталий, абсолютным или относительным противопоказанием к применению лапароскопии из-за возможности генерализации процесса.

Опыт применения лапароскопии в неотложной хирургии в последние годы [Березов Ю.Е.

и др., 1976;

Савельев B.C. и др., 1977;

Горишняк А. И., 1978] свидетельствует о больших диагностических возможностях этого метода при дифференциальной диагностике острого воспалительного процесса внутренних гениталий и хирургической патологии. В хирургической практике необходимостьлапароскопического исследования при явлениях острого живота уже не дискутируется. В гинекологической практике лапароскопия до настоящего времени еще не получила должного распространения.

Л а п а р о с к о п и ч е с к а я диагностика острых воспалительных процессов внутренних половых органов основывается на сопоставлении данных анамнеза, клинических симптомов в сочетании с прямыми и косвенными признаками заболевания, выявленными при исследовании.

Лапароскопия больных с острыми воспалительными процессами показана при невозможности исключить острое хирургическое заболевание (особенно острый аппендицит) или разрыв гнойных образований придатков матки. Кроме того, она показана при отсутствии эффекта от проводимой комплексной противовоспалительной терапии или нарастании местных и общих симптомов воспаления.

Лапароскопия начинается с общей оценки состояния париетальной и висцеральной брюшины, характера экссудата, изменений сосудов брюшной полости и непосредственно зоны предполагаемой патологии (органов малого таза, области слепой кишки и червеобразного отростка). Берут материал для бактериологического исследования.

Накопленный нами опыт позволяет выделить следующие группы лапароскопической картины при остром воспалительном процессе: 1) острый катаральный сальпингит;

2) катаральный сальпингит с явлениями пельвеоперитонита;

3) острый гнойный аднексит с явлениями пельвеоперитонита или диффузного перитонита;

4) гнойные опухолевидные образования придатков матки;

5) разрыв пиосальпинкса или тубоовариального гнойного образования, разлитой перитонит.

Эндоскопическая картина к а т а р а л ь н о г о с а л ь п и н г и т а характеризуется утолщением, отеком, гиперемией серозного покрова одной или обеих маточных труб.

Сосудистый рисунок резко усилен, хорошо виден не только на серозной оболочке маточной трубы, но и на брюшине, прикрывающей тело матки (рис. 34). Практически всегда виден отек и гиперемия яичников (оофорит, рис. 35).

Особенностями лапароскопической картины о с т р о г о к а т а р а л ь н о г о с а л ь п и н г и т а с п е л ь в е о п е р и т о н и т о м являются гиперемия, отек париетальной брюшины малого таза, наличие мелких кровоизлияний;

брюшина тусклая. Маточные трубы гипере-мированы, отечны, нередко с четкообразными утолщениями. Фим-бриальные отделы маточных труб свободны, отделяемое отсутствует При о с т р о м г н о й н о м а д н е к с и т е с п е л ь в е о п е р и т о н и т о м видны утолщенные маточные трубы, серозный покров их отечный, гиперемированный, сосудистый рисунок усилен, могут быть видны единичные и множественные кровоизлияния.

Фимбриальные отделы маточных труб свободны, но фимбрии отечны, гиперемированы и из просвета маточных труб поступает мутное или гнойное содержимое. Серозный покров матки в этих случаях также гиперемирован, с мелкими кровоизлияниями. Отмечается отек яичников и их гиперемия. В прямокишечно-маточном пространстве видно скопление мутного, гноевидного содержимого (рис. 36, 37). Париетальная брюшина малого таза тусклая, отечная, с явлениями очаговых кровоизлияний. При столь выраженных изменениях органов малого таза остальные отделы брюшной полости не изменены: петли тонкого кишечника не вздуты, серозный покров их блестящий, гладкий. Червеобразный отросток обычной формы, бледно-розовой окраски, легко смещается, при „пальпации" манипулятором мягкий.

Рис.34.

Острый катаральный сальпингит.

1 — маточная труба.

Наряду с указанными изменениями у некоторых больных обнаруживаются изменения в прилежащих к малому тазу органах и тканях — отмечается отек и усиление сосудистого рисунка в сальнике, висцеральная брюшина прилежащих петель кишечника тусклая, с единичными кровоизлияниями, петли кишечника умеренно вздуты. В малом тазе и латеральных каналах обнаруживается значительное количество мутного гноевидного выпота, т.е. имеет место картина д и ф ф у з н о г о п е р и т о н и т а (рис.38).

Комплексная оценка жалоб больной, анамнеза, данных объективного исследования и результатов лапароскопии позволяет уточнить истинную границу распространения воспалительного процесса.

Рис.35.

Оофорит.

1 — маточная труба;

2 — гиперемированный яичник.

При сравнении результатов лапароскопии и данных пальпации живота выявлено, что локализация симптомов раздражения брюшины не всегда соответствует истинному распространению процесса. Нередко при локализации процесса только в малом тазе симптомы раздражения брюшины отмечаются в области, распространяющейся до уровня пупка и выше, и наоборот.

При гнойном содержимом сактосальпинкса маточная труба обычно утолщена, ретортообразной формы с толстыми плотными стенками, обычного цвета или гиперемирована, с кровоизлияниями на поверхности, чаще подвернута кзади, может быть в спайках с яичником и петлями кишечника, сальником (рис. 39). При остром воспалительном процессе маточных труб, особенно гнойного характера, вторичный оофорит наблюдается практически постоянно.

При разрыве тубоовариальных образований, пиосальпинкса не всегда можно обнаружить перфорационное отверстие. Однако наличие в малом тазе густого сливкообразного гноя, наложения фибрина на участках перфорации и прилежащих тканях (кишечник, сальник, париетальная брюшина), образование конгломерата позволяют врачу-эндоскописту уточнить диагноз.

На основании эндоскопических данных можно предположительно установить этиологию воспалительного процесса. При гонорее процесс всегда двусторонний, фимбриальные отделы маточных труб обычно свободны, даже если имеется гнойное отделяемое. Экссудат мутный с геморрагическим оттенком.

Рис.36.

Острый гнойный аднексит, пельвеоперитонит.

1 — петля сигмовидной кишки;

2 — уровень гнойного содержимого;

3 — париетальная брюшина.

Рис.37.

Скопление гноя в маточно-прямокишечном пространстве.

1 — яичник;

2 — брюшина малого таза;

3 — гнойное содержимое.

При септических процессах воспалительные изменения чаще отмечаются с одной стороны, гной в брюшной полости сливкооб-разный, нередко с гнилостным запахом.

Уточнению этиологии воспалительного процесса способствуют данные бактериологического исследования содержимого, взятого для исследования во время лапароскопии.

Рис.38.

Диффузный перитонит.

1 — манипулятор;

2 — дно матки;

3 — множественные спайки.

Определенную трудность представляет дифференциальная диагностика острого аппендицита и его вторичных изменений, возникающих в результате воспалительного процесса в малом тазе, когда отросток отечен, гиперемирован с усилением сосудистого рисунка. В этих случаях следует помнить о том, что при остром аппендиците в сочетании с острым сальпингитом червеобразный отросток становится „напряженным", ригидным, смещение его затруднено [Савельев В. С. и др., 1977]. Если отросток осмотреть не удается, врач-эндоскопист должен ориентироваться на косвенные признаки воспалительных изменений: гиперемию, отечность, кровоизлияния, а иногда и наложения фибрина на брюшине купола слепой кишки и париетальной брюшины правой подвздошной ямки (рис. 40). Смещение и пальпация отростка в этой области резко болезненны, чего не наблюдается при отсутствии аппендицита.

Картина острого живота нередко требует проведения дифференциального диагноза между острым аднекситом и острым аппендицитом. Ошибки в диагностике приводят к неправильной тактике ведения больного, к необоснованному чревосечению.

Необходимость использования лапароскопии в дифференциальной диагностике аппендицита и острого аднексита диктуется нечеткими данными анамнеза и клинической картины этих состояний [Иванова Т. В., 1980]. Автор провел ретроспективный анализ больных, поступивших в стационар с диагнозом острого аппендицита.

Рис.39.

Пиоалышнкс.

1 — пиосальпинкс;

2 — тело матки;

3 — варикозно-расширенные вены.

Первую группу составили женщины, у которых не было сомнения в диагнозе, при чревосечении у них был обнаружен острый аппендицит.

Во вторую группу вошли больные, у которых во время операции по поводу острого аппендицита было установлено острое воспаление придатков матки.

Рис. 40.

Катаральный аппендицит.

1 — червеобразный отросток;

2 — купол слепой кишки;

3 — манипулятор.

Изучение анамнеза показало, что начало заболевания во время менструации и в первые дни после нее встречается одинаково часто как при остром аппендиците (37 %), так и при остром воспалении внутренних половых органов (38%).

Тошнота и рвота чаще (60 %) наблюдались у больных с острым аппендицитом. При аднекситах они были у 30 % женщин. Больные с воспалительным процессом половых органов нередко жаловались на учащенное мочеиспускание, сопровождающееся резью, жидкий стул.

В независимости от характера заболевания все женщины при поступлении жаловались на боли внизу живота, больше в правой подвздошной области, которые у 7з больных второй группы иррадиировали в поясничную область, у 8 в прямую кишку. У женщин первой группы иррадиации болей не наблюдалось.

При остром аппендиците заболевание начиналось с внезапного появления болей в 88%, при остром аднексите в 50% случаев. Наличие в анамнезе подобных приступов более характерно для лиц с гинекологической патологией. У 7з женщин с острым аппендицитом заболевание начиналось с появления болей в правой подвздошной области, у 1/3 — по всему животу без четкой локализации. У половины больных с острым аднекситом впервые боли возникали внизу живота, у 1/3 — по всему животу без четкой локализации.

У всех больных была болезненной пальпация и защитное напряжение мышц передней брюшной стенки в правой подвздошной области. Положительный симптом Щеткина— Блюмберга имел место у 80 % больных второй группы и у 30 % первой группы. Симптомы Ситковского, Ровзинга и Воскресенского были положительными у всех больных с острым аппендицитом и у половины больных с острым воспалением внутренних половых органов.

Из-за резкой болезненности четких данных при двуручном влагалищно брюшностеночном исследовании не удалось получить у 7з больных с острым аппендицитом и у 4/5 больных с острым аднекситом.

У 50 % женщин с острым воспалением внутренних половых органов были гнойные или кровяные выделения из половых путей, в то время как у больных с острым аппендицитом патологических выделений не было. Повышение температуры тела до 38 °С и выше встретилось в 4 раза чаще при аднексите. Такая же закономерность отмечалась и при повышенном количестве лейкоцитов, которое при воспалительном процессе колебалось от до 20 • 109л.

Таким образом, несмотря на то что воспалительные заболевания внутренних половых органов и аппендицит имеют характерные черты, последние не абсолютны. Каждый признак — характер начала заболевания, температурная реакция, содержание лейкоцитов в крови, болевой симптом — может отмечаться как при остром аппендиците, так и при остром аднексите. Вот почему провести дифференциальный диагноз на основании только анализа этих признаков не представляется возможным. Для решения вопроса о дальнейшей тактике ведения больной необходимо с диагностической целью произвести лапароскопию.

Под нашим наблюдением находилось 213 больных. Из них у 138 (первая группа) был проведен дифференциальный диагноз между острым аппендицитом и острым аднекситом. У больных (вторая группа) показанием к лапароскопии послужила необходимость уточнения причины развития пельвеоперитонита и неэффективность проводимой противовоспалительной терапии. У 14 больных первой группы при лапароскопии был диагностирован острый аппендицит, у 3 некроз жировой подвески, у 9 разрыв пиосальпинкса, у 8 разрыв капсулы опухоли яичника, у 8 апоплексия яичника, у 4 трубная беременность. У 92 больных диагностировано острое воспаление придатков матки.

Срочное чревосечение потребовалось лишь 32 (23 %) больным. Лапароскопический и операционный диагноз полностью совпал у 31 больной. У 1 больной в возрасте 75 лет с инфильтрацией купола слепой кишки, гиперемией и отеком червеобразного отростка, гиперемией брюшины в правой подвздошной ямке и массивными наложениями фибрина в области отростка во время лапароскопии был ошибочно диагностирован деструктивный аппендицит. Во время операции была обнаружена злокачественная опухоль слепой кишки с микроперфорацией около основания червеобразного отростка. У остальных 106 (77 %) больных лапароскопическое исследование позволило предотвратить ненужную лапаротомию.

У 78 из них был диагностирован острый сальпингит, у 25 явления пельвеоперитонита, у апоплексия яичника (к моменту осмотра кровотечение прекратилось), у 1 аппендикулярный инфильтрат, потребовавший консервативного лечения.

Из 75 больных (вторая группа) при лапароскопии показания к оперативному лечению были установлены лишь у 7 (разрыв пиосальпинкса, перекрут ножки кисты яичника, субсерозная миома матки с нарушением кровообращения). Во время операции у 2 больных была выявлена нагноившаяся трубная беременность. Окончательный диагноз был уточнен лишь при гистологическом исследовании. У больной с некрозом субсерозного миоматозного узла во время операции на задней стенке матки было обнаружено перфорационное отверстие, прикрытое участком большого сальника (в анамнезе диагностическое выскабливание).

Диагностическая ошибка во всех 3 случаях не повлияла на тактику лечения больных.

У остальных 68 больных был обнаружен острый сальпингит и пельвеоперитонит, не потребовавшие оперативного вмешательства. После установления диагноза им было произведено целенаправленное дренирование брюшной полости (см. главу VI).

Сравнение клинического течения заболевания у этой группы больных было проведено с таковыми у 30 больных с острым пельвеоперитонитом, которым дренирование брюшной полости не применяли (контрольная группа).

Анализ показал, что общее самочувствие больных основной группы улучшалось уже на 3 4-е сутки после дренирования, в контрольной группе — на 7—12-е сутки после начала лечения.

Нормализация содержания лейкоцитов в периферической крови у больных с дренированием брюшной полости происходила в течение первых 3 сут, причем у большинства больных в первые 24ч после лапароскопии. У больных контрольной группы число лейкоцитов в крови в основном нормализовалось лишь на 4—6-е сутки после начала противовоспалительной терапии.

Несмотря на то что заболевание у больных, которым было проведено дренирование брюшной полости протекало тяжело, нормализация температуры тела у них наблюдалась на 1—6-е сутки, у больных контрольной группы — лишь на 3—14-е сутки. Исчезновение симптома Щеткина—Блюмберга происходило соответственно в первые 36 ч и на 3—4-е сутки.

Исчезновение очаговых изменений по данным двуручного гинекологического исследования у больных с дренированием брюшной полости отмечалось уже на 5-8-е сутки, у 19 больных контрольной группы — на 12—14-й день лечения. У 11 больных патологические изменения в области внутренних половых органов полностью ликвидировать не удалось.

Все больные основной группы в результате проведенного лечения были выписаны из стационара здоровыми. В контрольной группе 1/3 больных была выписана с улучшением, им требовалось продолжение лечения в амбулаторных условиях.

По данным отдаленных результатов лечения, у 19 больных с дренированием брюшной полости рецидивов заболевания не было, тянущие боли внизу живота отмечали 7 больных в течение первых 6 мес, у 4 женщин наступила беременность. В контрольной группе отдаленные результаты были изучены у 15 больных, из них у 7 на протяжении 1 1/2 лет были обострения воспалительного процесса.

Таким образом, дренирование брюшной полости способствует более быстрому купированию воспалительного процесса, сокращению острого периода заболевания и более полному выздоровлению с сохранением репродуктивной функции. Больные, у которых в течение 12-24 ч не отмечается положительной динамики после дренирования, должны быть подвергнуты лапаротомии.

Как показывают полученные нами данные применение лапароскопии при неясной клинической картине позволяет своевременно диагностировать хирургическую и гинекологическую патологию, определить показания к оперативному или консервативному лечению больных. Лапароскопия избавляет врачей от напряженных часов наблюдения за больной и позволяет предотвратить ненужную лапаротомию.

Своевременное оперативное лечение или консервативное с дренированием брюшной полости способствуют более быстрому выздоровлению больных, сокращают время пребывания в стационаре, а также предотвращают осложнения, связанные с наблюдением за больными с целью уточнения диагноза.

5.5. Лапароскопическая картина при внематочной беременности Если диагностика прервавшейся трубной беременности, протекающей по типу разрыва маточной трубы, как правило, затруднений не представляет, то прогрессирующую внематочную беременность и нарушение ее по типу трубного аборта, не сопровождающегося обильным кровотечением в брюшную полость, диагностировать трудно.

Нередко клиническую картину внематочной беременности имитируют острое и хроническое воспаление придатков матки с нарушением менструальной функции, апоплексия яичников, рефлюкс крови в брюшную полость во время менструации или после искусственного аборта.

Процент диагностических ошибок при внематочной беременности, по данным Р. Р.

Макарова (1958), высок не только в условиях женской консультации (13—24), но и в стационаре (2,1—5,7).

Такие дополнительные методы исследования, как качественное определение хорионического гонадотропина в моче, пункция брюшной полости через задний свод, гистологическое исследование соскоба слизистой оболочки матки не всегда помогают установить диагноз. Более точным методом является количественное иммунологическое определение хорионического гонадотропина. Точность диагностики составляет 96 % [Федоров Ю. Г., 1975]. Но и этот метод не всегда дает основание установить или отвергнуть диагноз внематочной беременности.

Применение кульдоскопии в диагностике внематочной беременности было шагом вперед, но и она не всегда дает желаемые результаты. Число ошибок и неудач вследствие ограниченного обзора маточных труб достигает 20% [Siegler, 1971], хотя Н. С. Барсук и соавт.

(1976), применив кульдоскопию в комплексном обследовании больных с подозрением на внематочную беременность, установили точный диагноз у 41 из 42 больных. На большую значимость лапароскопии при подозрении на трубную беременность указывает В. С. Савельев и соавт. (1977).

Во время лапароскопии (кульдоскопии) при внематочной беременности, протекающей по типу трубного аборта, в брюшной полости определяется жидкая темная кровь со сгустками. На большом сальнике в петлях кишечника видны следы крови в виде мазков. При небольшом количестве крови возникают трудности при осмотре органов малого таза. В этих случаях кровь из брюшной полости необходимо аспирировать и выявить источник кровотечения, так как апоплексия яичника и рефлюкс крови из матки в брюшную полость не всегда требуют оперативного лечения. При небольшом количестве крови осмотреть матку и придатки удается полностью. Матка всегда несколько увеличена, серозный покров ее гладкий, блестящий, но с синюшным оттенком. Одна из труб представляет собой образование веретенообразной или ретортообразной формы от 1,5 до 6—8 см в диаметре, багрово-цианотической окраски с множественными кровоизлияниями на серозной оболочке (рис.41, 42). Фимбрии отечные, из просвета трубы поступает темная кровь.

В случае прогрессирующей трубной беременности, когда в брюшной полости отсутствует кровь, при осмотре виден утолщенный один из отделов маточной трубы синюшно-багрового цвета (рис. 43), фимбриальная часть свободна. Картина прогрессирующей трубной беременности при эндоскопии напоминает таковую при пиосальпинксе.

Однако при внематочной беременности венозная сеть малого таза более выражена, чем при хроническом воспалении;

ткани внутренних половых органов имеют выраженный цианотичный оттенок, особенно матка, цвет которой из бледно-розового становится багровым.

Цвет маточной трубы, заполненной гноем, при сформированной пиогенной капсуле, почти не отличается от нормального, наблюдается незначительная гиперемия серозной оболочки маточной трубы. О перенесенном воспалительном процессе свидетельствуют в некоторых случаях множественные перитубарные спайки.

При локализации ненарушенной трубной беременности в интерстициальном отделе даже при лапароскопии диагноз установить достаточно трудно. Выбухание одного из углов матки цианотично-багрового цвета имитирует интерстициально-субсерозный узел миомы с нарушением кровообращения. Диагноз ставится на основании сопоставления клинических и лапароскопических данных.

При полном трубном аборте иногда можно видеть плодное яйцо в виде темно-вишневого кусочка ткани с белесоватыми бахромками, свободно лежащим в маточно-прямокишечном пространстве. Обнаружение крови в малом тазе и в латеральных каналах не является абсолютным признаком внематочной беременности, так как кровь может быть при апоплексии и разрыве небольших кист яичника. Матка и маточные трубы при этом не изменены, однако обнаруживается дефект белочной оболочки яичника (рис. 44).

Лапароскопическая диагностика рефлюкса крови в брюшную полость основывается на обнаружении равномерно утолщенных, цианотичных маточных труб, из фимбриальных отделов которых поступает темная жидкая кровь.

С подозрением на внематочную беременность нами было обследовано 103 больных.

Лапароскопия проводилась у 40 больных в экстренном порядке при отрицательных результатах пункции брюшной полости через задний свод и сомнительных признаках внутри-брюшного кровотечения. Остальным больным эндоскопия была произведена в плановом порядке в связи с подозрением на прогрессирующую трубную беременность при отсутствии достоверных данных исследования мочи на хорионический гонадотропин, нечетких данных пальпаторного исследования, 33 больным с дифференциально-диагностической целью с помощью качественной иммунологической реакции торможения гемагглютинации (в моче определяли хорионический гонадотропин).

Рис.41. Трубный аборт.

Рис.42.

Трубная беременность в ампулярном отделе (1).

Рис.43.

Прогрессирующая трубная беременность в интерстициальном отделе.

Из 16 больных с внематочной беременностью и у 3 с маточной беременностью ложноотрицательный ответ был получен у 3. Из 51 больной с воспалительными процессами у был ложноотрицательный, у 3 сомнительный результат.

Диагностическое выскабливание производилось 22 больным;

при гистологическом исследовании соскоба была обнаружена децидуальная реакция эндометрия.

Пункция брюшной полости через задний свод, произведенная у 40 больных, не позволила уточнить диагноз. Пунктат был серозно-геморрагический у 6 больных. У остальных больных его не удалось получить.

С помощью лапароскопии у 25 % больных была диагностирована внематочная беременность, подтвержденная во время операции. У 10 из них была выявлена прогрессирующая трубная беременность, У половины обследованных женщин обнаружен воспалительный процесс, у 1/4 — другие патологические процессы (склерокистозные яичники, кистозное изменение яичников, эндометриоидная киста и кистома яичников). Апоплексия яичников диагностирована у 3 больных. У 42 женщин патологических изменений половых органов обнаружено не было.

По нашим данным, точность диагностики трубной беременности как нарушенной, так и прогрессирующей составила 100%, это имеет большую практическую значимость.

Рис. 44. Апоплексия яичника.

1 — яичник;

2 — дефект ткани яичника.

Таким образом, подвергая сомнению ценность других дополнительных методов исследования, лапароскопию следует считать наиболее объективным и достоверным методом диагностики внематочной беременности.

5.6. Применение лапароскопии в диагностике женского бесплодия Как известно, частой причиной бесплодия являются изменения маточных труб, нарушение функции яичников в результате воспалительного процесса и ановуляция (например, при склерокистозных яичниках).

Разнообразие причин бесплодия, трудность их выявления обусловливают необходимость изыскания новых, более эффективных методов диагностики и терапии.

Особое значение в диагностике бесплодия имеет выяснение морфологического и функционального состояния маточных труб и яичников. Ведущим методом диагностики трубного бесплодия является гистеросальпингография. Диагностика склерокистозных яичников включает комплекс эндокринных методов обследования и биконтрастную пельвиграфию.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.