WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«А.Ф. РУБЕЖАНСКИЙ Определение по костным останкам давности захоронения трупа Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захо ронения трупа. - М.: Медицина, 1978. - 120 с.: ил. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Для костей умерших в возрасте 51 года и старше отмечается та же законо мерность в накапливании Si возрасте 20—50 лет. Следует лишь отметить значительное накапливание Si в костях умерших в возрасте старше 50 лет в ближайшие 3-4 года со времени захоронения, что кости трупа давностью за хоронения 5-6 лет не отличимы по этому признаку от костей трупа давно стью захоронения 7—8 лет.

Результаты обработки данных фотометрирования спектрограмм по от ношению элементов Са/Mn также показали тенденцию к накапливанию Мn в костях по мере увеличения сроков их пребывания в почве. Это особенно на глядно выявляется при сопоставлении эксгумированных костей со свежим костным материалом, в котором с помощью метода спектрофотометрии Мn обнаруживается. Однако этой закономерности, присущей накапливанию в костной ткани А1 и Si.no отношению к Мn, отметить не удается.

Анализ основных статистических показателей коэффициентов отношения элементов Са/Mn (кости, изъятые из трупов людей, умерших в возрасте 21— 50 лет) показывает (табл. 11), что тенденция к накапливанию Мn в пределах ближайших 9—10 лет после захоронения чередуется с понижением, а затем с повышением интенсивности этого процесса, достигающего максимума в кос тях трупов давностью захоронения 38 лет (коэффициент отношения равен 1.12).

Таблица Основные показатели коэффициента отношения Са/Мn при разных сро ках давности захоронения трупа Давность Давность К К захоронения, n o ±m захоронения, n o ±m Са/Мn Са/Мn годы Свежие 7 0 0 0 9—10 5 1,36 0,593 0, 2 3 2,32 0,327 0,189 11—12 7 1,71 0,672 0, 3—4 13 3,18 1,778 0,493 13—17 10 1,26 0,401 0, 5—6 5 1,81 0,750 0,335 18—20 13 1,77 1,012 0, 7—8 6 1,41 0,249 0,102 38 34 1,12 0,327 0, Постепенное и в основном равномерно возрастающее скапливание Мn имеет место в костях трупов давностью захоронения до 9—10 лет, затем оно приостанавливается и можно считать, что в костях трупов более поздних сроков захоронения сохраняется на одном уровне (табл. 12).

Кости трупов давностью погребения 3—4 года в очень малой степени отличаются от костей давностью захоронения 5—6 лет, но кости, пролежав шие в земле 7—8 лет от них отличаются. При более длительных сроках захо ронения трупа различия между костями по этому показателю не усматрива ются, хотя для костей трупов давностью захоронения 38 лет значение К сни жается да 1,12, однако достоверного различия между объектами например, погребения сроком 18 и 20 лет, нет.

Таблица Степень достоверности различий величины коэффициента Са/Мn I при разных сроках захоронения трупа (2—38 лет) (возрастная группа 21—50 лет) n Достоверность n Достоверность Сравниваемые различий Сравниваемые различий величины t Р величины t р >0, К2 иК3- 4 3 1,629 >0,2 К7- 8 и K9-10 5 0, К3- 4 и Кб- 6 5 2,298 <0,1> K9- 10 и К11- 12 6 1,014 >0, >0,05 К11- 12 и K13- 17 7 1,555 >о, К3- 4 и К7- 8 6 3,320 <0,05 Kl3- 17 И K18- 20 10 1,661 >0, К5-6 и К7- 8 6 3,376 >0,3 K18- 20 И К38 13 2,105 <0, Тенденция к накапливанию Мn отмечается также в костях умерших в возрасте 51 года и старше. Постепенное и в основном равномерно возрас тающее накапливание Мn наблюдается в костях, находившихся в земле да 9—10 лет, затем оно приостанавливается и в костях трупов более позднего захоронения сохраняется пример] но на одном уровне. В целом же для костей умершим в возрасте 51 года и старше, применимы те же закономерности, ко торые наблюдаются в костях умерших я возрасте 21—50 лет, в сопоставимых пределах давности захоронения.

В костях умерших в возрасте 10—20 лет уже к 3—1 4-му году после погребения происходит интенсивное накапливание Мn, сохраняющееся при мерно на одном т том же уровне в течение длительного срока и, таким обра зом, по коэффициенту Са/Мn эти кости отличаются лишь от свежих костных тканей. Накапливание Мn в костях трупов лишь в ближайшие годы после за хоронения мы склонны объяснить не только импрегнацией костями этого элемента из почвы, но главным образом за счет пропитывания костей лизи рованными продуктами мягких тканей. Изучение зависимости между давно стью захоронения костной ткани и изменением величины содержания в них Sr по коэффициенту отношения Sr/Na показало, что количество Sr в костях также постепенно и закономерно возрастает по мере увеличения cроков пре бывания костей в земле. Если для свежей костной ткани коэффициент ока зался равным 0,54, для костей трупов давностью захоронения 3—4 года 0,58, то для костей давностью захоронения 5—6 лет 0, и т. д.

Однако достоверного различия между содержанием Sr/Na в костях трупов давностью захоронения от 2 до 11/12 лет нет. По этому показателю можно говорить лишь о том, что труп находился в земле не менее 11 — 12 лет.

Отличить между собой можно лишь кости трупов, захороненных 11 — 12 лет назад, от костей трупов, захороненных 13—17 лет назад, а кости труда давностью захоронения 13—17 лет от костей трупа давностью захоронения 18—20 лет и 30 лет. Достоверного различия в соотношении Sr/Na свежей ко стной ткани и костях умерших в возрасте 10—20 лет и старше 50 лет и про лежавших в земле до 38 лет установить практически невозможно.

Таким образом, определить давность захоронения трупа по костным останкам, находившимся в выщелоченном малогумусном мощном чернозе ме, довольно точно можно по совокупности величин коэффициентов Са/А1, Ca/Si, Ca/Mn, Sr/Na. Эти коэффициенты всегда близки (статистически нераз делимы) для костей лиц, умерших в возрасте от 18—50 лет и 51 года и стар ше и пролежавших в земле в течение одного и того же времени. По величи нам коэффициентов отношение Са/А1 и Ca/Si можно определить сроки по гребения умерших в возрасте старше 18 лет в основном с достоверностью ± года (табл. 13).

Для костей трупов, захороненных в выщелоченном малогумусном черноземе, характерным является накапливание Мn и Si наряду с А1 и Si. Это не слу чайное явление ибо в указанных почвах содержатся окиси А1 и Si примерно в 10—15 раз больше, чем, например, в дерново-карбонатных почвах.

Таблица Отношения элементов Са/А1 и Ca/Si в костях трупов при захоронении в выщелоченном малогумусном мощном черноземе Давность Давность захоро- захоро- нения, К Са/А1±m К Ca/Si±m нения, К Са/А1±m KCa/Si ± m годы годы Свежие 35,43±0,809 5,66±0,174 9—10 12,36±0,726 2,94±0, 2 26,33±1,000 5,32±0,135 11—12 12,14±0,643 2,73±0, 3—4 25,62±1,019 4,91±0,090 13—17 7,94±0,305 1,65±0, 5—6 18,00±1,094 3,90±0,137 18—20 6,11±0,105 l,31±0, 7—8 14,73±0,633 3,25±0,136 38 3,78±0,189 1,17±0, Необходимо учитывать, что в ближайшие 3—4 года захоронения в кос тях умерших в возрасте старше 50 лет накапливаются микроэлементы более интенсивно, поэтому могут быть получены более низкие коэффициенты чем те, которые характерны для костей умерших в возрасте от 18 до 50 лет. При определении сроков захоронения по костям умерших в возрасте моложе лет следует иметь в виду, что по этим отношениям можно отличить лишь свежую кость от кости трупов давности захоронения 3—4 года, а кость тру пов давностью захоронения 3—4 года от костей трупа более длительных сро ков погребения.

По величинам отношения Са/Mn также можно дифференцировать дав ность погребения трупов. Однако, несмотря на постепенное накапливание Мn (в свежа костной ткани с помощью этого метода Мn обнаружив не удает ся, закономерность в увеличении его содержания в костях трупов, проле жавших в земле более для тельное время, не прослеживается. В связи с этим показатели коэффициентов отношений Са/Mn в этих случаях определены как статистически неразделимые вели чины (табл. 14).

Для определения давности захоронения по костя умерших в возрасте до 20 лет оценка по коэффициент отношения элементов Са/Mn оказалась не пригодной Установление какой-либо величины этого показателя будет сви детельствовать лишь о пребывании кости в земле какое-то неопределенное время.

Меньшие возможности в отношении дифференцирования сроков погребения представляет и учет величины коэффициентов отношения Sr/Na. Давность захоронения умерших в возрасте 21—50 лет по этому признаку может быть определена лишь в костях свежих захоронений, костях трупа давностью за хоронения до 13—17 лет или костях трупа, погребенного 18—20 лет назад и более (см. табл. 14). Для определения давности захоронения трупа по костям умерших в возрасте до 20 и старше 50 лет оценка коэффициента отношения элементов Sr/Na непригодна.

Таблица Отношения элементов Са/Мn и Sr/Na костей при захоронении трупов в выщелоченном малогумусном мощном черноземе Давность К Ca/Mn±m К Sr/Na±m Давность К Ca/Mn±m К Sr/Na±m захоро- захоронения нения, годы годы Свежие 0,0 0,54±0,054 9—10 1,36±0,265 0,67±0, 2 2,32±1,189 0,52±0,028 11—12 1,71±0,254 0,71±, 3-4 3,18±0,493 0,58±0,049 13—17 1,26±0,126 0,75±0, 0,92±0, 5-6 1,81±0,335 0,61±0,094 18—20 1,77±0, 7-8 1,41±0,102 0,62±0,097 38 1,12±0,056 0,79±0, Исследование белкового вещества костей реактивом СБФС проводи лось на 168 бедренных костях от 136 трупов. Для установления, являются ли полученные нами экспериментальные данные специфическими и характер ными для костей трупов различной давности погребения, а также для опре деления степени их достоверности, показатели экстинкции подвергались ста тистической обработке по общепринятому методу. Возрастной признак не учитывался, так как это не влияет на интенсивность процессов распада. При фотометрировании элюата обнаруживается зависимость между давностью погребения трупа по костям и содержанием в них белкового вещества, опре деляемого по оптической плотности раствора, содержащего связанный при окраске -БФС. Оказалось, что экстинкция элюата окрашенной свежей кост ной ткани резко отличается от экстинции элюата эксгумированных костей.

Таким образом, по значениям средних величин оптической плотности элюата с большей степенью достоверности устанавливают различие между свежей костной тканью и костями, находившимися в земле.

Вместе с тем при фотометрировании можно установить определенные и дос товерные различия в содержании белкового вещества в костях трупов раз личной давности захоронения. Содержание белкового вещества уменьшается по мере увеличения сроков захоронения. С большой достоверностью по это му показателю можно отличить кости трупов, захороненных в ближайшие 3- 4 года, от костей трупов давностью захоронения 5—6 лет (табл. 15). В свою очередь кости трупов давностью захоронения 5—6 лет отличаются от костей трупов давностью захоронения 7—8 лет, последние — от костей давностью захоронения 9—10 лет, а кости трупов давностью захоронения 9—10 лет от костей трупов давностью захоронения 11 —12 лет. Различия в содержании белкового вещества в костях трупов, захороненных в сроки от 2 до 3—4 лет и от 11 —12 до 13—17 лет, установить не удается, в результате чего разграни чить давность захоронения трупа по костям в указанные сроки по этому при знаку невозможно.

Таблица Степень достоверности различий средних величин оптической плотно сти элюата окрашенных костных тканей при разных сроках давности захоронения трупов Достоверность различий Сравниваемые величины n t Р М0 и М2 3 26,428 <0, М2 и М3— 4 3 3,513 <0,1>0, М3-4 И M5-6 7 4,523 <0, М5-6 и М7-8 8 5,666 <0, М7-8 и М9-10 8 5,000 <0, М9- 10 и Мn- 12 9 5,833 <0, M11- 12 И М13- 17 9 2,142 <0,1>0, М13- 17 И М18- 20 14 8,823 <0, М18- 20 И М38 18 13,500 <0, Таблица Оптическая плотность растворов с элюированным СБФС костей трупов при захоронении их в выщелоченном малогумусном мощном черноземе Давность захоронения, годы М ± m Свежие 0,378±0, 2 0,269±0, 3—4 0,256±0, 5—6 0,237±0, 7—8 0,220±0, 9—10 0,204 ±0, 11—12 0,190±0, 18—20 0,172±0, 38 0,125±0, Таким образом, белковое вещество в костях по мере увеличения давно сти захоронения трупа постепенно и закономерно уменьшается. По костям, находившимся в выщелоченных малогумусных мощных черноземах, можно определить давность захоронения трупа с достоверностью в пределах ±2 года по величинам оптической плотности элюата (табл. 16).

Для определения давности захоронения трупа по костям целесообразно про вести декальцинацию эксгумированных костей с помощью ультразвука. Ма териал при этом не разделяют по половому и возрастному признакам, по скольку продолжительность декальцинации костей, взятых от трупов разного пола и от умерших в разном возрасте, но пролежавших в земле в течение од ного и того же времени почти одинаковы. С увеличением сроков пребывания костей в земле время, необходимое для полной декальцинации костей, со кращается. Установлено достоверное различие между величинами, выра жающими длительность декальцинации свежих костных тканей, и теми, ко торые оказались характерными для эксгумированного материала с давностью захоронения трупов более 3 лет. Отличить свежую костную ткань (время де кальцинации ее в минутах составляет 290,00) и костями трупов, захоронен ных в ближайшие 2 года (М — 276,00), невозможно.

Таблица Степень достоверности различий между средними величинами продол жительности декальцинации костной ткани различной давности захоро нения трупов Достоверность различий Сравниваемые величины n t Р М0 и М2 3 3,515 <0,01>0, М2 и М3- 4 3 4,877 <0, М3-4 и М5-6 5 9,714 <0, М5-6 и М7-8 5 5,030 <0, М7-8 и М9-10 6 4,274 <0, М9-10 и М11-12 5 2,983 <0, M11-12 и М13-17 5 7,582 <0, М13-17 иМ18-20 9 4,681 <0, М18-20 и М38 9 9,486 <0, Таблица Продолжительность декальцинации (в минутах) костной ткани при за хоронении трупа в выщелоченном малогумусном черноземе Давность захоронения, годы М + m Свежие 290,00±2, 2 276,00±3, 3—4 254,25±3, 5— 212,40±2, 7—8 195,00±2, 9—10 184, 38± 1, 11—12 178,60±1, 13—17 165,8041, 18—20 155,10±2, 38 130,70±1, Из табл. 17 видно, что имеется разница в продолжительности декаль цинации костей трупов, захороненных в разное время, что дает возможность надежно устанавливать сроки погребения с достоверностью в пределах ± года. По признаку продолжительности Л кальцинации можно определить, относятся ли кости исследуемого трупа к захоронению давности до 3—4 лет или же их давность составляет 3—4 года, 5 - 6 лет, 7—8 лет, 11—12 лет, 13— 17 лет, 18—20 лет или 38 лет и более.

Следовательно, путем определения продолжительности декальцинации костей можно установить сроки захоронения трупа в выщелоченном малогу мусном мощном черноземе с достоверностью в пределах ±2 года (табл. 18).

В случае, когда костная ткань полностью разрушена или по какой-либо причине костные останки из места захоронения были перемещены, указать «а их пребывание в данном месте может повышенное содержание в почве Р в виде доступных форм фосфорной кислоты.

ГЛАВА V ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНОЙ ТКАНИ В ДЕРНОВО-КАРБОНАТНОЙ ПОЧВЕ НА МЕРГЕЛЯХ И В ГОРНОЙ ДЕРНОВО-КАРБОНАТНОЙ ПОЧВЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА Дерново-карбонатная почва на мергелях характерна для пологих скло нов морских террас, покрытых разнолесьем (можжевельник, грабинник), кус тарником (шиповник, держи-дерево), травой эфимерного (лилейные) и ксе рофитического (злаки, зонтичные) типа и состоит из горизонтов А, В, С. Го ризонт А (0—30 см) черного цвета с серым оттенком. Структура его комко вато-ореховато-зернистая, сложение рыхлое, рассыпчатое. Встречаются не большие отломки известняка. Горизонт В (30—60 см)! темно-серого цвета с бурым оттенком. Структура крупно-ореховато-комковатая, сложение рыхлое, книзу более! плотное. Отломки известняка, изъеденные «выветрива-1 днем».

Горизонт С (60—110 см) светло-серого или грязно-белого цвета. Это — бес структурная глинисто-извест-няковая масса с известковой щебенкой. По ме ханическому составу почва представляет собой суглинок. Мощность всей почвы и ее отдельных горизонтов, а также окраска и структурность могут меняться в зависимости от крутизны склона и характера материнской горной породы. Содержание гумуса в горизонте А в среднем составляет около 7,5%, а в нижних резко падает. На глубине 100 см гумуса содержится до 0,75%, рН 7,6. Вследствие своего образования на известняках дерново-карбонатные почвы имеют значительное количество извести (до 75% и более). Они харак теризуются малым содержанием окиси и полуторных окислов А1 и Fe, со ставляющих главные основы других почв. Валовый состав дерново карбонатной почвы на глубине 50 — 55 см приведен в табл. 19.

Таблица Валовый химический состав дерново-карбонатной почвы на мергелях Химические соединения в % от веса прокаленной (безводной и безгумус Потеря от ной) почвы прокаливания СО2 SiО2 SО3 Р2О5 МnО4 АLO3 Fe2O3 СаО MgO К2O Na2O 0,25 40,58 4,85 0,007 0,030 0,200 0,435 0,875 53,61 0,444 0,268 0, Дерново-карбонатным почвам свойственна высокая порозность (до 60%) и влагоемкость, причем полная влагоемкость доходит до 55%, а капил лярная до 45%.

Костные останки находят обычно на глубине 100— 110 см, т. е. в горизонте С. Кости трупов, пролежавших в земле от 12 до 20 лет, обычно плотные, су хие, без мягких тканей, связок или хрящей. Отмытые от почвы, они имеют в основном однородную окраску, одинаковую для костей одного и того же срока погребения. При этом наблюдаются и некоторые отличия в цвете кос тей трупов разной давности захоронения (табл. 20). Резких отличий в окраске объектов, близких по срокам захоронения, отметить не удается.

Цвет костей трупов давностью захоронения 16 лет как бы выпадает из гаммы переходящих друг в друга окрасок костей других сроков захоронения.

Они имеют серовато-желтоватый цвет с ясным розовато-лиловым оттенком.

Так же окрашено и губчатое вещество эпифизарных отделов длинных труб чатых костей. Следов «выветривания» нет. На ощупь кости гладкие, а по прошествии 14—17 лет после захоронения трупа поверхность их становится блестящей. Кости трупов давностью захоронения 18—20 лет имеют как бы полированную поверхность.

Таблица Цвет костей трупов разной давности захоронения в дерново карбонатной почве на мергеле Давность захоронения, Число Число кос Цвет костной ткани годы трупов тей 12 8 32 Серовато-коричневый, иногда с редкими мелкими белесоватыми пятнами 13 3 20 Серовато-коричневатый 14—15 17 183 Светло-коричневато-бурый с мелкими желтоватыми пятнами 16 8 89 Серовато-желтый с розовато-лиловым оттенком 17 1 5 Желтовато-светло-коричневатый 16—18 8 48 Светло - буро - рыжеватый 20 16 69 Светло -желтоватый со слабым коричневатым оттен ком, иногда с редкими мелкими светло-каштановыми пятнами В эпифизарных отделах длинных трубчатых костей трупов давностью захоронения 12—16 лет, в том числе на костях умерших в возрасте моложе 50 лет, дефектов компактного слоя нет. Они появляются в области надмы щелков и на задней поверхности головки бедренных костей, принадлежащих умершим более старшего возраста, но выражены нерезко. Более выраженные «дефекты» компактного слоя встречаются на костях трупов давностью захо ронения 17 лет в тех местах, где компактный слой истончен вследствие ана томического строения костной ткани. На костях трупов давностью захороне ния 20 лет имеются уже значительные «дефекты» компактного слоя, которые по своему характеру соответствуют изменениям, встречающимся в костях эксгумированных через 38 лет после захоронения трупа из почвы выщело ченных малогумусных мощных черноземов.

Кости трупа, захороненного в гробу (давность погребения 17—18 лет), насыщенно буро-коричневого цвета не имеют следов «выветривания» и «де фектов» компактного слоя. Макроскопические признаки разложения остей трупов, захороненных в гробу, отличаются от таковых, которые обнаружи ваются в костях трупов, захороненных в те же сроки, но без гроба. В первом случае процессы разложения костей задерживаются.

Горная дерново-карбонатная почва отличается от дерново-карбонатной на мергелях большей щелочностью (рН 8,3) и влажностью из-за растительности лесного типа (граб, кавказский дуб, каштан) и многочисленных родников, а почвенные воды выступают на глубине 80— 100 см. По механическому со ставу она глинистая (в сыром состоянии очень вязкая). Структура почвы в сухом состоянии глыбисто-комковатая. Костные останки находят обычно на глубине НО—120 см. Этот слой по морфологическим и физико-химическим свойствам близок к дерново-карбонатным (почвам на известняках.

Кости трупов давностью погребения 15—22 года обычно плотные, без мягких тканей, связок и хрящей. На костных останках трупов давностью за хоронения 11 лет сохраняются иногда мягкие ткани в области спины и таза в виде влажного жировоска, что можно объяснить повышенной влажностью главным образом за счет близко расположенных почвенных вод. Кости тру пов разной давности захоронения несколько отличаются по окраске (табл.

21).

Таблица Цвет костей трупов разной давности захоронения в горной дерново карбонатной почве Давность захоронения, Число Число годы трупов костей Цвет костной ткани 11—15 2 18 Серо-слабо коричневатый 17 1 10 Белесовато- сероватый со слабо коричневатым оттенком 18—20 6 82 Белесовато-сероватый 21—22 8 34 Серовато -каштановый Цвет костей изменяется по мере увеличения давности захоронения трупов, но весьма своеобразно. Коричневатый оттенок объектов давностью захоронения 11 — 17 лет постепенно исчезает и через 18—20 лет после захо ронения кости приобретают белесовато-сероватую, а затем серовато каштановую окраску. Кости сопоставимой давности захоронения, эксгумиро ванные из выщелоченного малогумусного мощного чернозема и дерново карбонатной почвы на мергелях, такой окраски не имеют. Это, вероятно, также связано с повышенной влажностью почвы, так как большое количество родниковой воды, постоянно воздействуя на кость, как бы промывает ее.

Следов «выветривания» в таких костях нет. На ощупь они гладкие: поверх ность костей трупов давностью захоронения 18—20 лет и более блестящая.

Через 15 лет после захоронения обнаруживают мелкие трещины ком пактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых костей, в частности, соответственно надмыщелкам бедра. Через 15 лет и более после захоронения трупов наблюдаются дефекты компактного слоя в области эпифизов и по краям плоских костей. Мягкие ткани на трупах, погребенных в дерново карбонатной почве, сохраняются в виде жировоска более 11 лет.

Методом непосредственной микроскопии были исследованы те же бедренные кости. Результаты исследований показывают, что бедренные кос ти трупов, эксгумированных из дерново-карбонатной почвы на мергелях, че рез 12—15 лет после захоронения имеют желтовато-слабо коричневатую, а через 16—20 лет — желтовато-сероватую и коричневато-бурую окраску.

Спустя 12 лет после захоронения на них отчетливо выражен маслянистый от лив, интенсивность которого постепенно, но заметно снижается и через лет пребывания трупа в почве полностью утрачивается.

Поверхность компактного слоя этих сроков захоронения имеет отчет ливо видимые в микроскопе мелкие трещины, скарификации более светлых тонов по сравнению с основным цветом, а также трещины диафизов. Эти признаки разрушения наиболее интенсивно выражены на костях трупов дав ностью захоронения 18—20 лет, При осмотре невооруженным глазом кости представляются гладкими, блестящими, без видимых следов «выветрива ния». На головках бедренных костей трупов, захороненных 12—15 лет назад, определяются мелкие трещины компактного слоя, в более высокие сроки за хоронения «дефекты» компакты отмечаются при визуальном осмотре.

На поперечном срезе почти вся толща компактного вещества костей, за исключением лишь тонкого верхнего слоя, имеет вид плотной, полупрозрач ной, белесовато-серой, бесструктурной массы, по виду сходной с парафином.

С поверхности компактная субстанция представляется рыхлой, белесоватой с участками розоватого цвета. В костях трупов сроком захоронения 12—15 лет толщина минерализованного слоя достигает 0,6—0,8 мм, а в костях трупов, более длительно находившихся в почве, -1 —1,5 мм. Описанные нарушения целостности поверхности и изменения компактного вещества более резко выражены на костях умерших в возрасте старше 50 лет. Костномозговой ка нал костей выполняет грубая, сухая, сетчато-петлистая структура темно коричневого цвета, хорошо видимая при визуальном осмотре.

При микроскопическом исследовании материала, эксгумированного из горной дерново-карбонатной почвы, оказалось, что окраска костей трупов давностью захоронения 11 и 15 лет желтовато-коричневая, 17 лет -желтовато сероватая, а позже — желтовато-золотистая. Поверхность костей масляни стая. Следы разрушения компактного слоя определяются в виде скарифика ций (единичных на объектах давностью захоронения 11 — 20 лет), сопрово ждаются мелкими трещинами диафиза костей и трещинами компактного слоя в области эпифизов костей трупов давностью захоронения 15 лет и бо лее. При визуальном осмотре поверхность костей трупов всех сроков захоро нения гладкая и не имеет следов «выветривания». На поперечном срезе ком пактное вещество костей имеет вид плотной белесовато-серой аморфной массы и лишь в костях трупов давностью захоронения 21—22 года отмеча ются едва намечающиеся чрезвычайно тонкие участки рыхлой массы, утра тившей первоначальный вид парафина. Костномозговой канал костей трупов давностью захоронения 11 и 15 лет обычно заполнен рыхлой белесовато серой порошкообразной массой. В каналах костей трупов других сроков по гребения отмечается грубая сетчато-петлистая структура темно коричневатого цвета.

Таким образом, для костного материала, находившегося в горной дер ново-карбонатной почве, характерно Длительное (до 22 лет) сохранение мас лянистого отлива на поверхности кости и появления следов разрушения ее в виде скарификаций уже через 11 лет после захоронения. Начальные признаки минерализации намечаются лишь в костях трупов давностью захоронения года.

С помощью эмиссионного спектрального анализа определить давность захоронения трупа в этих почвах можно лишь по соотношению содержания в них Са и Ti. Содержание их в свежей костной ткани резко отличается от со держания в эксгумированных костях, а также между костями трупов, захоро ненных в различные сроки (табл. 22).

Таблица Отношение элементов Ca/Ti в костях при захоронении трупов в дерново карбонатной почве на мергелях Давность захоронения, годы К Ca/Ti ±m Свежие 12,06±0, 12—13 6,37±0, 14—15 4,66±0, 16—17 3,58±0, 18—20 2,15±0, Таблица Отношение элементов Ca/Ti в костях трупов при захоронении в горной дерново-карбонатной почве Давность захоронения, годы К Ca/Ti ±m Свежие 12,06±0, 15—18 4,40±0, 18—20 2,40±0, 21—22 1,53±0, В костях умерших в возрасте 14—20 лет, 51 год и старше количество Ti закономерно увеличивается по мере увеличения сроков захоронения. Вместе с тем средние величины коэффициентов отношений Ca/Ti в этих случаях не отличаются друг от друга в костях, пролежавших в почве в течение одного и того же времени, независимо от возраста умершего. В горной дерново карбонатной почве отмечается та же закономерность в постепенном накапли вании костями Ti (табл. 23).

Различия между костями трупов указанных сроков захоронения являются достоверными (р>0,01—р<0,05).

Таким образом, в качестве дифференцирующего признака давности за хоронения трупа в дерново-карбонатной почве на мергелях и в горной дерно во-карбонатной почве следует определять коэффициент отношения Ca/Ti.

Определение давности погребения умерших в возрасте старше 18 лет по это му признаку возможно с достоверностью в пределах ±2 года.

Кроме того, определению давности захоронений трупа, а также харак тера почвы, в которой он был погребен, способствует изучение белкового вещества костей с использованием для этой цели реактива СБФС. Средняя экстинкция раствора СБФС для свежей костной ткани резко отличается от таковой костей, эксгумированных из дерново-карбонатной почвы на мерге лях и из горной дерново-карбонатной почвы через 12 и соответственно 15— 17 лет после захоронения. Достоверно отличаются по этому признаку и кости трупов других сроков захоронения (табл. 24, 25).

Оптическая плотность элюата, получаемого из костей трупов, погре бенных в выщелоченном малогумусном мощном черноземе, ниже оптиче ской плотности элюата, получаемого из костей трупов, погребенных (в со поставимые сроки) в горной дерново-карбонатной и дерново-карбонатной почве и мергелях. Это, по-видимому, связано с интенсивным разложением белкового вещества в костях трупов, погребенных в выщелоченном малогу мусном мощном черноземе. На этом основании следует еще раз подчеркнуть необходимость учитывать при решении вопроса о давности захоронения тру па особенности и свойства почвы, в которой обнаружены костные останки.

Таблица Оптическая плотность растворов с элюированным СБФС при захороне нии трупов в дерново-карбонатной почве на мергелях Давность захоронения, годы М±m Свежие 0,378+0, 12—13 0,236+0, 14—15 0,225+0, 16—17 0,212+0, 18—20 0,182+0, Таблица Оптическая плотность растворов с элюированным СБФС при захороне нии трупов в горной дерново-карбонатной почве Давность захоронения, годы М±m Свежие 0,378±0, 15—17 0,235±0, 18—20 0,199±0, 21—22 0,188±0, Время, необходимое для декальцинации костей, по мере увеличения сроков пребывания трупа в земле, сокращается. В связи с этим на основании учета продолжительности декальцинации костной ткани, находившейся в ус ловиях дерново-карбонатной почвы на мергелях, можно отличить свежие ко стные ткани от эксгумированных костей, а также определить давность захо ронения трупа. Полная декальцинация костной ткани, находившейся в выще лоченном малогумусном мощном черноземе 16 лет и более, наступает мед леннее по сравнению с костями, находившимися в течение тех же сроков в дерново-карбонатной почве на мергелях, что указывает на более интенсив ные процессы разрушения минерального компонента костей в дерново карбонатной почве на мергелях.

Таким образом, на основании показателей продолжительности декаль цинации костной ткани, находившейся в дерново-карбонатной почве на мер гелях, имеется возможность определять давность захоронения трупа с высо кой достоверностью.

Таблица Продолжительность декальцинации (в минутах) костной ткани при за хоронении трупов в дерново-карбонатной почве на мергелях Давность захоронения, годы М±т Свежие 290,00±2, 12—13 208,50±1, 14—15 179,60±4, 16—17 141,30±2, 18—20 122,10±3, Конкретные критерии давности захоронения трупа в виде показателей продолжительности декальцинации в условиях воздействия ультразвука при ведены в табл. 26.

Для костной ткани трупов давностью погребения 18 лет в темно-серой лесной почве, несколько сходной с горной дерново-карбонатной почвой, продолжительность декальцинации в минутах составляет 128,8±1,35.

ГЛАВА VI ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНОЙ ТКАНИ В КАРБОНАТНОМ МАЛОГУМУСНОМ МОЩНОМ И СВЕРХМОЩНОМ ЧЕРНОЗЕМАХ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА Карбонатный малогумусный мощный и сверхмощный черноземы встречаются в местностях, представляющих собой равнину, покрытую расти тельностью степного типа. Состав их различен в горизонтах А и В. Горизонт А (О—48 см) темно-серого цвета с коричневым оттенком, с комковато порошистой структурой, переходящей в зернистую. Сложение его рыхлое, вскипает от действия кислоты. Горизонт В (48—142 см) имеет серовато каштановый цвет, становится бурым в более глубоких слоях. Структура его ореховато-комковатая, сложение рыхлое, но более плотное, чем в горизонте А. Карбонатная плесень встречается в виде белого мягкого налета, имеются большие количества ходов червей и кротовин, белоглазки (СаО). При взаи модействии с кислотами почва бурно вскипает. По механическому составу карбонатные черноземы относятся к глинистым и тяжело-суглинистым поч вам. Содержание гумуса в горизонте А составляет 4,5%, но оно снижается по мере удаления от поверхности, а щелочность увеличивается. На глубине за хоронения трупов содержится гумуса 1,8%, рН 8,3. В толще карбонатных черноземов содержится кремнозем, А1 и Fe, количество которых практиче ски неизменно по всему профилю.

Карбонатные черноземы в отдельных районах очень близки по валово му химическому составу (табл. 27).

Таблица Валовый химический состав карбонатного малогумусного сверхмощно го чернозема Потеря от Химические соединения в % от веса прокаленной (безводной и безгумус прокаливания ной) почвы SiО2 SO3 Р2Об Мn3О4 А12О3 Fe2О3 СаО MgO К2О Na 7,56 59,91 0,14 0,15 0,18 14,50 6,74 4,20 2,02 2,07 1, Карбонатные черноземы характеризуются высокой порозностью и вла гоемкостью благодаря большому содержанию в них гумуса (оно выше в верхнем горизонте и меньше в нижнем). Почва хорошо впитывает дождевые и талые воды, увлажнение нижних горизонтов происходит быстро. Такая во донепроницаемость определяется структурностью.

Костные останки, находившиеся на глубине 100 — • 120 см от поверх ности (горизонт В), бывают обычно плотными, тяжелыми, без мягких тканей, связок и хрящей, окраска их зависит от давности захоронения трупа (табл.

28). Цвет костей изменяется от рыжевато-слабо бурого (давность захороне ния трупа 10 — 12 лет) до светло-коричнево-оранжевой, желтовато рыжеватой или темно-песочной с желтоватым оттенком (давностью захоро нения 13—15 лет), затем становится грязно-буровато-желтой (ореховая) (давностью захоронения 16—17 лет) и, наконец, в костях, пролежавших в почве 21 год, появляются крупные светло-буроватые пятна.

Таблица Цвет костей трупов разной давности захоронения Давность Число Число кос захороне- Цвет костной ткани трупов тей ния, годы 10—12 11 187 Рыжевато-слабо буроватый с мелкими белесовато сероватыми пятнами 13 5 106 Светло-коричнево-оранжевый с мелкими белесовато сероватыми пятнами 14 3 60 Желтовато- рыжеватый или темно-песочный с желто ватым оттенком 15 3 72 Табачно-бурый или темно -песочный с желтоватым оттенком 16—17 15 280 Грязно-буровато-желтый (ореховый) 21 4 27 Бледно-желтый с крупными светло-коричневыми пят нами 31 11 166 Бледно-желтый с пятнами пепельно-серого цвета Поверхность костей блестящая, без следов «выветривания». Лишь в области эпифизов длинных трубчатых костей, в частности в области надмы щелков, через 16 лет после захоронения умерших в возрасте старше 50 лет обнаруживаются единичные мелкие трещины компактного слоя. Дефекты компактного слоя обнаруживаются в этой части костей через 31 год после за хоронения трупа. При микроскопировании костей трупов, захороненных 10—12 лет назад, цвет костей представляется желтовато-белесоватым, а че рез 13—17 лет и более после захоронения — золотисто-слабо коричневатым или золотисто-слабо желтоватым. Хорошо выраженный маслянистый отлив можно наблюдать у костей трупов давностью захоронения до 20 лет, на кос тях трупов более поздних захоронений (начиная с 21 года) он отсутствует.

Поверхность диафизов костей трупов через 10—17 лет после захоронения гладкая, блестящая. Следы нарушения целостности ее (мелкие, тусклые ска рификации, единичные неглубокие трещины) обнаруживаются лишь спустя 17 лет после захоронения. Компактный слой эпифизарных отделов характе ризуется появлением мелких трещин в области головок бедренных костей трупов, находившихся в земле 16—17 лет и более. Компактное вещество в этих случаях на поперечном срезе имеет вид плотной бесструктурной полу прозрачной белесовато-серой массы, по виду сходной с парафином, призна ков минерализации нет. По стенкам костномозгового канала располагается мелкая, грубая, сухая, сетчато-петлистая структура темно-коричневого цвета.

Давность захоронения трупов, находившихся в карбонатном малогу мусном сверхмощном черноземе с точностью ±2 года, можно определить с помощью эмиссионного спектрального анализа по коэффициенту отношения элементов Са/А1 и Ca/Si (табл. 29).

Эта почва, так же как и выщелоченный малогумусный мощный черно зем, довольно богата такими элементами.

В костях умерших в возрасте 21 года и старше через 10 лет после их захоронения в карбонатном малогумусном сверхмощном черноземе отмеча ется тенденция к накапливанию А1 и Si. При этом в костях, принадлежавших умершим в возрасте моложе 20 лет А1 и Si накапливаются интенсивнее по сравнению с костями умерших в возрасте старше 20 лет. Это необходимо учитывать при проведении экспертных исследований.

В сходной, но не одинаковой по качеству со сверхмощными чернозе мами почве, а именно в карбонатном малогумусном мощном черноземе (ис следовано 11 костей трупов давностью захоронения 31 год) установлены сле дующие достоверные коэффициенты отношений элементов Са/А1 — 4,23±0,362, Ca/Si 1,50±0,114.

По мере увеличения сроков захоронения трупа в костях отмечается снижение содержания белкового вещества.

Таблица Отношение элементов Ca/Si и Са/А1 в костях трупов, захороненных в карбо натном малогумусном черноземе Давность К Са/А1±m К Ca/Si±m захоронения, годы Свежие 35,43±0,809 5,66±0, 11 — 12 11,03±0,341 1,92±0, 13—14 8,07±0,373 1,62±0, 15—17 2,96±0,265 1,21±0, 21—22 2,84±0,076 1,21±0, По величине оптической плотности элюата, полученного из кости, можно определить давность захоронения трупа в основном с достоверностью в пределах ±2 года (табл. 30).

Кроме того, в костях трупов, находящихся в условиях карбонатного мощного и сверхмощного черноземов, отмечается тенденция к сокращению продол жительности декальцинации (табл. 31).

Таблица Оптическая плотность растворов с элюированным СБФС при захороне нии трупов в карбонатном малогумусном мощном и сверхмощном чер ноземах Давность захоронения, годы М±m Свежие 0,378±0, 10—12 0,183±0, 13—14 0,169±0, 15—17 0,130±0, 21 0,121±0, 31 0,113±0, Для того чтобы полностью декальцинировать кости трупов, извлечен ных из карбонатного малогумусного сверхмощного чернозема, требуется приблизительно на 20—30 мин больше времени, чем для полной декальцина ции костей трупов, извлеченных из выщелоченного малогумусного чернозе ма. Вероятно, это связано с меньшей физико-химической активностью кар бонатных черноземов по сравнению с выщелоченными черноземами по от ношению к минеральной части костной ткани, разрушение которой интен сивнее происходит в почве с более высоким содержанием как органических, так и неорганических кислот, образующихся при гнилостном брожении раз личных органических веществ. Кроме всего прочего, по времени, затрачен ному на полную декальцинацию костей, ориентировочно можно высказаться о характере почвы, в которой находился труп (если в этом есть необходи мость). По времени, необходимому для полной декальцинации костей, можно определить, захоронен ли труп совсем недавно или 10—12, 13—14, 15— лет назад.

Таблица Продолжительность декальцинации (в минутах) костной ткани при за хоронении трупов в карбонатном малогумусном сверхмощном черноземе Давность захоронения, годы М±m Свежие 290,00±2, 10—12 202,50±2, 13—14 191,50±1, 15—17 175,00±2, 21 146,50±1, ГЛАВА VII ПРИЗНАКИ СУБФОССИЛЬНОСТИ КОСТЕЙ И ИХ ОТЛИЧИЕ ОТ КОСТЕЙ СОВРЕМЕННЫХ ПОГРЕБЕНИЙ Случайные обнаружения при проведении земляных работ костных ос танков, принадлежащих фоссильным и субфоссильным захоронениям, не так уже редки. В таких случаях может возникнуть вопрос о давности захороне ния, в том числе о принадлежности костей современным погребениям. По внешнему виду такие кости могут быть весьма сходны с костями современ ных погребений. В то же время, как показывает опыт, кости, извлеченные из древних захоронений, имеют характерные и определенные отличия от костей трупов современных погребений. Так, были исследованы кости, обнаружен ные при археологических раскопках в ряде мест Украины Днепропетровская и Херсонская области, Крым и Симферополь (Неаполь-Скифский), Москов ской области, в Башкирской, Марийской, Мордовской и Татарской автоном ных республиках, преимущественно в послевоенные годы. Материал заимст вован из лабораторного фонда музея археологии МГУ и датировался по ар хеологическим данным (характер культурного слоя, предметы быта и др.).

Сведения о морфологических и физико-химических свойствах почвы, в которой были обнаружены кости, а также о других условиях захоронения от сутствуют.

Макроскопически кости трупов давностью захоронения 600—700 лет оказались плотными, сухими, коричнево-бурого цвета, со слабым блеском.

Поверхность их имела следы значительного «выветривания» с характерной серовато-желтоватой окраской таких участков. Верхний слой компактного вещества одной из костей (раскопки в селе Волково Московской области) от делялся в виде тонких пластинок размером до 2 см2. На костях выявлялись «дефекты» компактного слоя в области эпифизов, причем на одном из объек тов дистальный эпифиз имел вид «тающей глыбы сахара».

Кость трупа давностью захоронения 1500 лет представляла собой диа физ бедра. Она оказалась очень тяжелой, буро-коричневого цвета. Поверх ность ее в результате значительного и глубокого «выветривания» имела вид «скорлупы грецкого ореха». Отмечено также расслаивание компактного ве щества с образованием тонких широких пластинок (толщиной до 0,5 мм) по верхностного и нижележащих частей его, которые легко отделялись руками.

С поверхности в глубину было определено три таких слоя.

Кость трупа давностью захоронения 2000—2500 лет была очень тяжелой, ка менистой, плотной. Цвет ее светло-буровато-коричневый со слабым зелено ватым оттенком. Поверхность шероховатая за счет значительного «выветри вания» и отделения компакты в виде тонких отслаивающихся пластинок.

Встречаются продольные трещины диафиза. Эпифизарные отделы кости в виде «тающей глыбы сахара».

Кости трупа давностью захоронения 2500—3000 лет тяжелые, камени стые, плотные, светло-кирпично-оранжевого (буланного) цвета. Поверхность их неровная, шероховатая за счет интенсивного глубокого «выветривания».

На одной из костей (раскопки в селе Осокоровка Херсонской области) были трещины диафиза, по виду напоминавшие глубокие морщины, как бы избо рождающие ее поверхность. В области эпифизов компактный слой полно стью отсутствует.

Кости трупа давностью захоронения 3500—4000 лет очень тяжелые, плотные, кожано-бурого цвета;

поверхность значительных по размеру участ ков «выветривания» имеет охряно-желтую окраску. На диафизах костей глу бокие продольные трещины компактного слоя. В области эпифизов компакт ный слой полностью отсутствует, а дистальный эпифиз одной из бедренных костей (раскопки на землях совхоза Аккерман на Украине) имеет вид «таю щей глыбы сахара».

Эти кости отличаются еще одной особенностью: они легко режутся пи лой, по твердости походят на мел или истлевшую древесину.

Кости трупа давностью захоронения 6000—8000 лет тяжелые, плотные, светло-коричневато-рыжеватого цвета. Поверхность их «морщинистая» за счет значительного и глубокого «выветривания». Участки «выветривания» имеют белесовато-известковую окраску. В области эпифизов обширные де фекты компактного слоя. Кости легко режутся пилой, напоминают по твер дости мел или истлевшую древесину.

Рис. 19. Поверхность бедренной кости трупа давностью захоронения 3500—4000 лет.

Для примера на рис. 19 приведена фотография поверхности бедренной кости трупа давностью захоронения 3500—4000 лет.

Таким образом, субфоссильный материал давностью захоронения 600—700 лет и более по степени выраженности внешних признаков разложе ния резко отличается от костей трупов, погребенных в разных почвах в бли жайшие четыре десятилетия. Это отличие проявляется в значительном «вы ветривании» и расслаивании компактного слоя с поверхности, а также в ут рате компактного слоя, сопровождающихся разрушением губчатого вещества в области эпифизов длинных трубчатых костей. Высокой степени выражен ности достигают минерализация, через 6000—8000 лет после захоронения захватывающая всю толщу компакты длинных трубчатых костей.

Микроскопическое исследование субфоссильных костей показывает почти полное (давность захоронения трупов 1500 лет и более) или частичное (давность захоронения трупов 600—700 лет) отсутствие верхнего слоя ком пактной субстанции со значительным и глубоким разрушением подлежащих частей. Вся толща компактной субстанции костей трупов давностью захоро нения 3500—4000 и более имеет вид рыхлой крошащейся массы белесовато го цвета. Полупрозрачность и бесструктурность, придающие этой массе вид парафина, свойственные компактной субстанции костей современных погре бений, полностью отсутствуют.

Кости легко распиливаются пилой, крошатся и ломаются.

Кости трупов давностью захоронения менее 3500— 4000 лет имеют та кие же изменения компакты, но не по всей толще, а только с поверхности.

Костномозговые каналы костей свободны, иногда содержат остатки сетчато петлистой структуры, плотно прикрепленной к стенкам.

Таким образом, кости трупов давностью захоронения 600—700 лет и более по степени выраженности макро-микроскопических признаков разло жения отличаются от костей трупов современных погребений. Одним из та ких отличий является более значительное развитие процесса минерализации компактного вещества. Вместе с тем кости трупов длительных сроков захо ронения (приблизительно до 300 лет), но в гробу не имеют признаков, опи санных для костей более высокой давности захоронения. Так, нами исследо ваны костные останки кошевого атамана Запорожской сечи И. Д. Сирко, умершего в 1680г. Труп был захоронен на небольшом кургане в степи. Моги ла представляла собой сферический холм диаметром 7 м, высотой 1,5 м.

Вскрывали ее с помощью бульдозера — насыпь разрезали боковым краем ножа по 5—10 см за один проход. Контуры могильной ямы размером 2,25x0,85, м обозначались на уровне современной поверхности. Расчистку ее производили вручную. На глубине 1 м обнаружили остатки деревянного гро ба из дубовых досок толщиной до 6 см. Гроб представлял собой ящик длиной 2,1 м, глубиной 0,3 м и шириной 0,7 и 0,5 м. Боковые стенки гроба, скреп ленные железными угольниками, находились под прямым углом к дну и крышке, представлявшим плоские доски. Крышка гроба частично истлела и под тяжестью почвы провалилась. Извлечь гроб целиком из-за плохой его сохранности не удалось. Расчистку останков производили на месте. Почва на глубине захоронения желтовато-серая, сухая, по механическому составу пес чаная (во влажном состоянии Шар скатать не удается, при растирании на ла дони не остается глинистых частиц), структура комковато-зернистая, сложе ние рыхлое.

Скелет лежал в гробу в анатомическом порядке в положении «на спи не». Череп смещен в правый угол. Нижняя челюсть находилась на шейных позвонках, здесь же были обнаружены окостеневшие хрящи гортани. На че репе и на дне гроба в изголовье выявлены фрагменты меховой опушки собо линой шапки на кожаной основе. Соответственно левому плечевому суставу располагались плетеные шнуры из толстых шелковых нитей, напоминающие по форме кисть. Они имели темно-коричневый цвет и легко разрушались при надавливании. Кроме того, обнаружены остатки истлевшего кожаного пред мета (вероятно, пояса). На дне гроба, соответственно пояснице и грудной клетке, а также на передней поверхности костей ног и таза имелись фрагмен ты шелковой ткани красновато-коричневого цвета, плотной, но чрезвычайно хрупкой. Ткань, вероятно, служила обивкой гроба и покрывала умершего до пояса. Обнаружены также мелкие кусочки древесного угля, что, очевидно, связано с ритуалом погребения.

Кости туловища были сухие, плотные, гладкие, желтовато-серые с лег ким коричневым оттенком, без следов «выветривания» поверхностного слоя или дефектов компактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых кос тей. Хрящи и связки отсутствовали.

При микроскопическом исследовании оказалось, что поверхность длинных трубчатых костей гладкая, как бы зашлифованная, блестящая, но без маслянистого отлива. Встречались единичные мелкие трещины поверх ностного слоя компактного вещества и редкие скарификации.

Признаков начальной минерализации («феномена парафина») не выяв лено.

Лицевой скелет оказался разрушенным. Соответственно своду черепа сохранились волосы в виде красновато-коричневой пряди длиной до 6—7 см, как бы присохшей к кости.

Полуколичественный анализ спектрограмм субфоссильного и фос сильного археологического материала, так же как и данные микрофотомет рии, показали значительное увеличение содержания ряда микроэлементов и прежде всего Sr во всех объектах. Так, если коэффициент отношения элемен тов Sr/Na свежих костей равен 0,54 ±0,054, а у костей давностью захоронения 38 лет в выщелоченном малогумусном мощном черноземе составил 0, ±0,041, то для субфоссильной кости взрослого человека, умершего 6000— 8000 лет назад, он оказался равным 1,59, а для костей трупа давностью захо ронения 3500—4000 и 2500—3000 лет 2,41 и 3,8 соответственно.

Закономерного снижения белкового вещества в субфоссильных костях по мере увеличения давности их захоронения не отмечается. По этому при знаку нельзя отличить кости трупа давностью захоронения 600 лет от костей трупа давностью захоронения 6000 лет или большей (показатели экстинкции соответственно равны 0,103, 0,88 и 0,100) (табл. 32).

Все же количество белкового вещества в костях из древних захороне ний несколько ниже по сравнению с костями трупов современных погребе ний. Так, например, в наших наблюдениях показатель экстинкции элюата костей самой высокой давности захоронения 38 лет в выщелоченном мало гумусном мощном черноземе составляет 0,125.

Таблица Оптическая плотность элюата, полученная в опытах с субфоссильными костями Оптическая плот- Оптическая плот Давность погребения, Давность погребения, ность ность годы годы (М) (М) 6000—8000 0,100 2000—2500 0, 3500—4000 0,103 1500 0, 3500—4000 0,100 600—700 0, 2500—3000 0,097 600—700 0, 2500—3000 0, Таким образом, с помощью реактива СБФС можно дифференцировать кости современных погребений от костей древних погребений, но установить время погребения костей в древних захоронениях можно лишь ориентиро вочно.

Отсутствие прямой зависимости между количеством белкового веще ства в костной ткани и давностью захоронения трупа, а также различие коли чественных показателей экстинкции растворов с СБФС в опытах с костями трупов одинаковой давности захоронения можно объяснить разными усло виями среды, в которой находились кости и которые определяют интенсив ность процессов разложения.

Наличие белкового вещества в костях трупов, захороненных сотни и тысячи лет назад, свидетельствует о большой устойчивости его к воздейст вию факторов Внешней среды, чему способствует состояние денатурации белкового вещества.

Таким образом, с помощью судебно-медицинских методов исследова ния, главным образом с помощью эмиссионного спектрографического анали за, можно отличить субфоссильные кости трупов от костей трупов современ ных погребений. Область применения методов судебно-медицинского анали за может быть расширена за счет включения их в арсенал способов археоло гической датировки материала. Так, например, из Литовской ССР к нам для исследования поступили бедренные кости двух взрослых, обнаруженные при археологических раскопках в местечке Упита Литовской ССР. Археологиче ские раскопки производились в 1938 г. на месте нового кладбища, где слу чайно при погребении были обнаружены древние захоронения. На глубине 83 см от поверхности обнаружена могила с двумя скелетами взрослых людей.

На трупах были серебряные и бронзовые украшения. Археологи датируют захоронения IV—V веками нашей эры. С 1938 по 1969 г. скелеты хранились в Каунасском историческом музее.

Археологов интересовало, принадлежат ли кости лицам, захороненным одновременно, или же трупы погребены в разные периоды.

Характер и степень выраженности различных изменений костной ткани за время пребывания в почве (разрушение поверхностного слоя, минерализа ция и др.) изучались по разработанной нами системе, были применены непо средственная микроскопия и эмиссионный спектральный анализ.

Результаты исследования бедренных костей показали следующее.

Объект 1. Правая бедренная кость взрослой женщины. Визуальные признаки разложения. Кость плотная, сухая, серо-песочного цвета, со слабым желтоватым оттенком. Поверхностный слой компактного вещества всей об ласти шейки бедра и задней стороны кости соответственно шероховатой до рожки (Linea aspera) гладкий, блестящий, без следов «выветривания». Ос тальная поверхность дистального отдела кости слабо шероховатая за счет «выветривания» верхнего слоя компактного вещества. Сохранились не раз рушенными отдельные участки поверхностного слоя в виде блестящих ост ровков небольшого размера (до 0,5—1 см2). Глубина «выветривания» не превышает 0,1—0,2. мм. В области эпифизов имеются дефекты компактного слоя с обнажением губчатого вещества. В нижнем эпифизе такие дефекты определяются в области мыщелков, составляя по площади около половины их поверхности. В верхнем эпифизе дефекты определяются соответственно передне-внутреннему отделу головки бедра на площади 1 см2 и большому вертелу, где имеются также значительные разрушения губчатого вещества.

Непосредственная микроскопия. Сохранившиеся участки поверхност ного слоя компактного вещества представляются гладкими, блестящими, без маслянистого отлива. При изучении передней и боковых поверхностей кости выявлены трещины, которые, располагаясь в беспорядке, определяются в ка ждом поле зрения. Они проникают в компактное вещество на глубину до мм. С помощью препаровальной иглы, введенной в трещину, легко отделя ются участки поверхностного слоя компактного вещества в виде пластинок небольшого размера (до 0,2X0,3 см). Такие пластинки рыхлые, крошащиеся, отпадают несколькими слоями;

под ними плотная костная ткань. На попе речном срезе компактное вещество на глубину до 0,5 мм с поверхности рых лое, крошащееся (начальная минерализация). Остальная толща кости имеет вид полупрозрачной белесоватой аморфной массы, напоминающей парафин (феномен парафина).

Объект 2. Правая бедренная кость взрослого мужчины. Визуальные признаки разложения. Кость без эпифизов, каменистой плотности, очень тя желая, сухая, серовато-светло-коричневого цвета. Концы ее имеют края, на поминающие по виду «тающие глыбы сахара». Обнаружены значительные и глубокие (до 1 мм) следы «выветривания», и вся поверхность кости как бы сморщена, напоминает по виду скорлупу грецкого ореха. Участков с сохра нившимся поверхностным слоем компактного вещества на кости нет. Ком пактное вещество расслоено и отделяется с образованием тонких широких пластин величиной до 1 см2, располагаются они одна над другой. Такие пла стинки легко крошатся.

Непосредственная микроскопия. На поперечном срезе компактное ве щество на глубину до 1,5—2 мм с поверхности рыхлое, крошащееся (началь ная минерализация). Затем следует циркулярная зона потемнения компактно го слоя толщиной до 1 мм. Остальная толща компакты имеет вид полупро зрачной белесоватой аморфной массы, напоминающей парафин (феномен парафина).

Эмиссионный спектральный анализ. Материал готовился и исследовал ся по нашей методике. Результаты фотометрирования показали различие в плотности почернения линий исследуемых элементов в объектах 1 и 2 за счет большей интенсивности их в спектрограмме объекта 2. Особенно это отно сится к Mg, Мn, Fe, A1 и Ti (табл. 3).

Следовательно, более значительное накапливание исследованных эле ментов обнаружено в объекте 2.

Полученные результаты позволили считать, что данные, установлен ные при исследовании бедренных костей взрослых (объект 1 и 2), путем ви зуального изучения непосредственной микроскопии и эмиссионного спек трального анализа дают основание отнести захоронение трупов к разным пе риодам времени, а именно, что бедренная кость, принадлежащая взрослой женщине (объект 1), относится к более позднему периоду захоронения, чем бедренная кость взрослого мужчины (объект 2).

В заключение следует сказать о возможности использования описан ных методов в необходимых случаях археологических исследований, в том числе и для установления действительного места погребения, путем сопос тавления микроэлементного состава костной ткани с химическими характе ристиками почвы.

Таблица Средние плотности почернения линий элементов объектов 1 и Элементы Объекты Mg Мn Fe А1 Ti Na 1 1,63 1,09 1,62 1,55 0,80 1, 2 1,70 2,00 1,71 2,03 0,93 1, ГЛАВА VIII ЭКСПЕРТНАЯ ТАКТИКА И ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ КОСТНЫХ ОСТАНКОВ Опыт исследования эксгумированных костных останков показывает, что решение вопроса о давности захоронения трупа является довольно слож ной задачей, требующей комплексного подхода.

Костные останки обнаруживают, как правило, случайно, при различ ных земляных работах. Реже их эксгумация может быть запланирована, на пример, при расследовании преступления следствие располагает данными о месте сокрытия трупа.

В первом случае, особенно когда применяются различные землеройные машины, следует иметь в виду возможность изменения местоположения ко стных останков или отдельных костей по отношению как к окружающей ме стности, так и к их анатомическому расположению, а также различные по вреждения костей и др. Это требует полного прекращения земляных работ до прибытия следователя и судебно-медицинского эксперта. Во втором случае судебно-медицинский эксперт должен предвидеть и предотвратить подобные последствия. С помощью следователя он должен принять необходимые меры для того, чтобы обеспечить сохранность всего эксгумированного материала в том первоначальном виде, в котором он находился в почве, не допустить возможности нанесения дополнительных повреждений на кости при эксгу мации или утраты имеющихся на них следов различного характера, в том числе посторонних включений и загрязнений (корни растений, остатки насе комых и др.). По этим причинам совершенно недопустимо извлекать костные останки с помощью землеройных машин и других подобных механизмов.

Эксгумацию обнаруженных костных останков следует проводить вручную, осторожно вскапывая лопатой окружающую почву, тщательно осматривать и фиксируя любые находки (по образцу археологических раскопок).

Особенно важно соблюдать это правило в случаях, когда предметом эксгумации являются групповые захоронения (захоронения двух или более трупов) или же при захоронении (или сокрытии!) трупа в месте, где уже на ходились останки животных, например, на территории городских свалок, скотомогильников и др. Несоблюдение этого правила усложняет производст во экспертизы, в частности, может повести к излишнему увеличению числа объектов, изымаемых для исследования, а значит, удлинить сроки его прове дения. Так, через 2 года после совершенного преступления следователь про куратуры получил сообщение о сокрытии трупа на территории городской свалки. Следователь вынес постановление о производстве эксгумации и, не ожидая судебно-медицинского эксперта, эксгумировал труп с помощью экс каватора. Прибывший эксперт нашел на поверхности кости человека впере мешку с костями различных животных. В связи с этим невозможно было ус тановить, во-первых, позу, в которой находился труп, во-вторых, подвергался ли труп расчленению или нет и, кроме того, усложнилось проведение иссле дования, так как наличие значительного количества костных объектов потре бовало определения видовой принадлежности всех костей. Соблюдение всех правил при изъятии костных останков на месте их обнаружения необходимо еще и потому, что при судебно-медицинской экспертизе возникает ряд задач, в том числе и определение по костям пола, роста, возраста, костных дефектов или патологических состояний и др. человека, которому принадлежат кости.

Для того чтобы не допустить досадных упущений, которые могут отразиться или повлиять на результаты как экспертных исследований, так и следствия в целом, при проведении эксгумации костных останков следует руководство ваться определенным планом, программой конкретных экспертных действий.

В отличие от осмотра трупа осмотр места обнаружения костных остан ков имеет свои особенности. Относительно определения давности захороне ния трупа экспертные действия можно разделить на три этапа: 1) осмотр ме стности, эксгумация и осмотр извлеченных костных останков, 2) исследова ние эксгумированных костей в условиях лаборатории судебно-медицинской экспертизы и 3) заключительный этап — экспертная оценка полученных данных, на основании которых можно сделать вывод о давности захоронения трупа.

Неотъемлемым элементом первого этапа, проводимого следователем совместно с судебно-медицинским экспертом, должен быть осмотр окру жающей местности, на которой располагается захоронение. Такой осмотр должен осуществляться до начала эксгумации или проводиться параллельно с эксгумацией. При осмотре необходимо документально зафиксировать рель еф поверхности (равнина, холмистая местность и др.), характер растительно го покрова (степная растительность, лесостепь и др.), так как все это нахо дится в определенной связи с особенностями почвы, в которой захоронен труп. При осмотре места захоронения, могилы, в протоколе эксгумации сле дует указать глубину, на которой располагаются кости, для того чтобы опре делить почвенный горизонт, в котором обнаружено захоронение, отметить морфологические свойства почвы, ее цвет, структуру, механический состав, включения, новообразования. При определенном опыте определить морфо логические свойства почвы не составляет труда. Морфологические свойства почвы позволяют судить о скорости процессов разрушения костной ткани.

Затем следует описать флору и фауну на глубине захоронения, а также обна руженную на костных останках (корни растений, их локализация и следы на костях, остатки в почве насекомых на различных стадиях развития и др.). Не обходимо фотографировать процесс эксгумации костных останков. Фотогра фия должна отображать последовательность послойного вскрытия захороне ния с момента появления перед глазами лиц, участвующих в эксгумации от дельных костей или частей до тех пор, пока не появятся все костные останки трупа. Это дает возможность зафиксировать положение трупа в захоронении, наличие или отсутствие расчленения, иных особенностей. Нельзя извлекать отдельные кости по мере их появления, а следует освободить от почвы все кости скелета и лишь затем извлечь останки полностью. Разумеется, для ис следования нужно собирать весь костный материал полностью, включая и короткие трубчатые кости кистей рук и стоп. На этом этапе эксгумации сле дует брать пробы почвы для физико-химического анализа. Окружающая сре да влияет на изменения костной ткани. От ее особенностей зависят степень выраженности и сроки проявления различных признаков распада, которые могут быть отмечены при исследовании. Кости, находившиеся в течение од ного и того же времени в разных по качеству почвах, имеют резкие отличия, определяемые не только с помощью специальных методов, но и визуально.

Образцы почвы следует брать из места погребения на глубине обнару жения костных останков, а также вблизи от места захоронения на расстоянии 5—10 м от могилы (контрольная проба). Объем каждой пробы должен соот ветствовать примерно 500 см3. Почву можно помещать в стеклянные банки и покрывать либо плотной пергаментной бумагой, либо тонкой резинкой (на пример, от хирургической перчатки), и с соответствующей наклейкой на правлять в почвоведческую лабораторию.

Следующим элементом экспертных действий является непосредствен ный осмотр эксгумированных костей. При этом необходимо использовать специальные приемы осмотра, предполагающие осмотр каждой кости с ука занием ее цвета, который со временем по мере нахождения кости на воздухе может изменяться, а главным образом различных посторонних включений и образований, а также повреждений, особенно возникших в процессе эксгума ции. При этом необходимо дифференцировать повреждения, образовавшиеся в момент эксгумации от тех, которые возникли до захоронения. Сложность для дифференциальной диагностики составляют случаи, когда между эксгу мацией и судебно-медицинским исследованием костного материала проходит длительный промежуток времени, когда признаки механических поврежде ний, возникших при эксгумации (более светлая окраска участков перелома), могут загрязниться, потемнеть и исчезнуть Дифференциацию можно прово дить путем визуального осмотра и непосредственной микроскопии. При ви зуальном осмотре переломы, образовавшиеся при эксгумации, отличаются острыми краями поверхности излома и отсутствием в мельчайших трещинах компактного слоя частиц почвы. Цвет поверхности излома в зависимости от давности погребения может представляться от светло-желтоватого до серо коричневого и отличаться от цвета самой кости. Мелкие частички почвы в таких случаях располагаются лишь на поверхности излома, не проникают в компактный и губчатый слои кости. Легкая механическая обработка удаляет частички почвы с поверхности излома. В то же время в местах переломов, возникших до захоронения трупа, отмечается закругленность и сглаженность острых концов отломков. Цвет поверхности самого перелома не отличается от цвета поверхности кости. Всегда наблюдается импрегнация элементами почвы мельчайших трещин кости в области излома, что придает концам от ломков вид «макового рулета» на разрезе. Наиболее хорошо выражена им прегнация частицами почвы губчатого слоя кости. В некоторых случаях цен ным признаком являются мицелии грибов, глубоко внедрившихся в губчатый слой кости, а в трубчатых костях — в костномозговой канал.

Особое внимание следует обратить на наличие и характер насекомых или их остатков на костях. Их энтомологическое изучение (определение ви да, стадии развития и др.) позволяет судить о времени года, когда был захо ронен труп. Забор проб осуществляется непосредственно на месте по прави лам энтомологии (материал помещают в пробирку с 70% этанолом).

Имеет значение порядок последующей транспортировки эксгумиро ванного материала. Собранный материал (обязательно весь!) должен быть транспортирован в экспертное учреждение в условиях, исключающих нару шение целостности костей или утраты посторонних включений (загрязнений растительного, животного или иного происхождения).

При эксгумации могут обнаруживаться предметы одежды и обуви, ко торые помогают установить давность захоронения. Предметы одежды и обу ви могут сохраняться при довольно длительных сроках захоронения. Так, при проведении земляных работ было вскрыто старое захоронение. На глубине 1,5—3 м от поверхности в глинистой почве находились полностью истлев шие гробы из сосновых досок толщиной до 3 см и скелетированные останки людей. Были обнаружены хорошо сохранившиеся предметы одежды и обуви:

части суконных мундиров и погоны рядовых пехотинцев и артиллеристов (на погонах четко определялись нанесенные краской номера полков и эмблемы рода войск), лосины (вид брюк галифе из замши), кожаные сапоги с целыми подметками и голенищами. Одежда и обувь сохранили свою окраску и проч ность. По архивным данным было установлено, что в этом месте в период Севастопольской обороны (в 1852—1855 гг.) производились погребения рус ских солдат. Таким образом, удалось установить, что давность захоронения составила 120 лет.

Вторым наиболее ответственным и трудоемким этапом экспертной ра боты является непосредственное исследование костей в условиях судебно медицинской лаборатории. Опуская сведения, относящиеся к определению пола, роста и др., остановимся на исследованиях, помогающих решить во прос о давности захоронения трупа. Имеются все основания считать, что на современном уровне наших знаний решение вопроса о давности захоронения трупа по костным останкам может быть осуществлено лишь при использова нии комплекса методов исследования. Практическая ценность результатов, полученных при исследованиях костей различными методами, неодинакова, поэтому комплексное изучение дает возможность сопоставить полученные данные и с наибольшей степенью достоверности определить сроки захороне ния трупа.

Морфометрическому визуальному осмотру предшествует очищение костей от загрязнения землей, которую следует смывать проточной водой с последующим просушиванием костей на открытом воздухе или в помещении при обычной температуре. Ни в коем случае нельзя прибегать к «вымачива нию» костей, помещая их в резервуар с водой.

После установления пола, возраста, роста и других особенностей при ступают к специальному исследованию костей для решения вопроса о давно сти захоронения трупа. Такое исследование проводится по схеме: визуаль ный осмотр, непосредственная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, определение содержания белкового вещества в костной ткани путем окраски реактивом СБФС и, наконец, установление продолжительности де кальцинации в условиях воздействия ультразвука. Методы и практические приемы исследования приведены в предыдущих главах.

Результаты исследования костей следует вносить в специальный про токол «Судебно-медицинского исследования костных останков». По оконча нии изучения эксгумированных костей этот документ будет служить основа нием для экспертной оценки давности захоронения трупа. В протоколе должны также найти отражение данные, касающиеся условий захоронения, особенностей почвы, в которой находились костные останки, и другие сведе ния, полученные при осмотре места обнаружения костных останков и их экс гумации.

В качестве примера экспертной оценки результатов исследования экс гумированных костей приводим одно из наблюдений. В начале апреля при выкапывании ямы для столба у кирпичного забора, огораживающего терри торию ТЭЦ, на глубине 50—60 см от поверхности были обнаружены костные останки. Место захоронения располагалось на равнине, покрытой раститель ностью степного типа. Почва оказалась влажной, темно-серого цвета, комко вато-зернистой, по механическому составу— тяжелый суглинок, почти гли на. Данные лабораторных исследований взятых образцов почвы так же, как и характеристика региона, где были обнаружены костные останки, показали, что почва, в которой был захоронен труп, относится к выщелоченным мало гумусным мощным черноземам. Проведенное морфометрическое изучение костей позволило прийти к заключению, что костные останки принадлежат трупу женщины в возрасте 18— 20 лет, рост 162—164 см. Повреждений кос тей или какой-либо их патологии обнаружено не было.

При визуальном осмотре кости серовато-желтоватого цвета, с золоти стым оттенком, плотные, прочные, сухие, без мягких тканей, связок и хря щей. Поверхность их гладкая, как бы полированная. Следов «выветривания» поверхности в области диафизарных отделов длинных трубчатых костей не выявлено. Имеются дефекты компактного вещества эпифизов бедренных костей в области нижней внутренней поверхности головки на участке 2 см на границе с шейкой. На поверхности наружного и внутреннего мыщелков дефектов компактного слоя нет. В костномозговом канале (на поперечном срезе) содержится сухая, грубая, сетчато-петлистая структура остатков рети кулярной ткани, местами не нарушенная. Результаты визуального осмотра показали, что давность захоронения составляет более 15 лет.

При непосредственной микроскопии обнаружено следующее: цвет бед ренных костей слабо коричневато-желтоватый с золотистым оттенком, по верхность блестящая, гладкая, как бы полированная, видны участки множе ственных мелких скарификаций и продольных трещин диафиза костей и трещины компактного слоя головок костей. Компактное вещество (на разрезе костей на уровне ягодичной бугристости) на глубину до 0,1 см с поверхности рыхлое, крошащееся, желтовато-белесоватого цвета (начальная минерализа ция). Под ним плотная белесовато-серая аморфная полупрозрачная масса, по виду похожая на парафин.

Эмиссионный спектральный анализ выявил путем фотометрического измерения плотности почернений линий избранных элементов соотношения Са/АL, равное 6,20, Ca/Si 1,45, Са/Мп 1,42, Sr/Na 0,61. При сопоставлении ре зультатов отношения элементов Са/АL исследованных бедренных костей с данными, полученными в эксперименте с костями трупов разной давности захоронения в выщелоченном малогумусном мощном черноземе (см. табл.

13, 14), оказалось, что коэффициент отношения (К = 6,20) наиболее близок к таковому костей трупов, захороненных 18—20 лет назад (K = 6,11 ±0,105)..

Коэффициент отношения Ca/Si исследованных костей (К=1,45) находится между показателями, установленными в эксперименте для костей трупов с давностью захоронения 13—17 и 18—20 лет (соответственно коэффициенты равны 1,65±0,036 и 1,31±0,57). Эти результаты позволили прийти к выводу, что' по коэффициенту отношения элементов Ca/Si исследованные кости мо гут принадлежать трупу, захороненному 17—18 лет назад. Коэффициенты отношений Са/Мn (К=1,42) и Sr/Na (К = 0,78) свидетельствовали о том, что в первом случае можно утверждать о давности захоронения трупов не менее 7—8 лет и не более 18—20 лет, поскольку установленные для этого интерва ла давности коэффициенты отношения элементов оказались статистически неразделимыми величинами. Во втором случае (К—Sr/Na = 0,78) эти данные оказались между показателями, установленными для костей трупов с давно стью захоронения 13—17 (К = 0,75±0,44) и 18—20 (К-0,92±0,054) лет (см.

табл. 15), что позволило отнести захоронение к давности 17—18 лет.

Окраска белкового вещества костной ткани. Оптическая плотность раствора с элюированным СБФС составила М — 0,168. Этот показатель не сколько ниже установленного для костей трупов с давностью захоронения 18—20 лет (М — 0,172±0,0014;

см. табл. 16) и свидетельствовал, что кости трупа пробыли в земле несколько более 18—20 лет.

Декальцинация в условиях воздействия ультразвука. Продолжитель ность декальцинации (в минутах) составила М— - 156,00, что почти соответ ствует продолжительности, установленной для костей трупов и давностью захоронения 18—20 лет (М — 165,Ю±2,06) (см. табл. 18).

Анализ и оценка полученных результатов позволили прийти к сле дующему выводу. Данные визуального осмотра позволяют считать, что при знаки разрушения исследуемых костей соответствуют тем, которые наблю даются в костях трупов с давностью захоронения более 15—16 лет. Признаки разрушения костей, обнаруженные при непосредственной микроскопии, да ют основание полагать, что давность захоронения трупа находится в преде лах 15—20 лет. Результаты эмиссионной спектрографии показали, что по от ношению элементов Са/АL и Ca/Si кости принадлежат трупу, захороненному от 17 до 18 лет назад. По отношению элементов Са/Mn их давность составля ет не менее 7—8 лет и не более 18—20 лет, а по отношению элементов Sr/Na давность захоронения трупа составляет 17—18 лет. Результат определения экстинкции растворов окрашенных белков дал основание считать, что кости трупа пробыли в почве несколько более 18—20 лет, а результаты продолжи тельности декальцинации указали на давность захоронения в пределах 18— 20 лет.

Оценивая результаты исследования в совокупности, можно прийти к заключению, что давность захоронения трупа женщины, которой принадле жат исследованные кости, составляет 18—20 лет.

Таким образом, с помощью современных методов исследования воз можно обоснованное определение давности захоронения трупа, что повыша ет степень достоверности выводов по сравнению с методом визуального изу чения костей. Однако мы еще далеки от полного разрешения проблемы опре деления давности смерти и захоронения по костным и другим плотным тка ням трупа, которые сохраняются в течение длительных сроков после, разру шения мягких тканей и не так уж редко становятся объектом судебно медицинской экспертизы.

Различные кости скелета, как длинные трубчатые, так и плоские, в процессе распада в почве претерпевают изменения, хотя и аналогичные по сравнению с бедренными костями, однако появляются эти изменения в раз личные сроки. Это связано с морфо-функциональными особенностями кос тей, их топографическим положением в скелете, с различным объемом и мас сой окружающих их мягких тканей, оказывающих влияние на сроки разру шения костей, накоплением в них микроэлементов и др. Вследствие этого механическое перенесение показателей давности, установленных для бед ренных костей, на другие кости скелета недопустимо. Это предполагает не обходимость изучения и других костей, что приобретает особую значимость при направлении таких костей или их фрагментов на экспертизу.

Анатомо-морфологические особенности разных костей вызывают не обходимость разработки новых или модификации уже известных методов, позволяющих наиболее рационально проводить их изучение. Вместе с тем одно только исследование костей далеко не исчерпывает возможности уста новления давности захоронения. Это особенно важно в первые ближайшие сроки захоронения трупа и распада его в почве. Имеется в виду сохранение в такие периоды длительно противостоящих гниению ногтей, волос, других плотных тканей (крупных сосудов, хрящей, связок и др.).

Эти части распадающегося трупа могут и должны изучаться, так как исследование на стадии гниения трупа только костей недостаточно для прак тических результатов, а выявление признаков их распада в этот период не ре гистрируется принятыми методами с целью оценки давности захоронения.

Костные останки или отдельные фрагменты скелетированного трупа, как и другие плотные ткани, могут: обнаруживаться не только в почве, но и на открытом воздухе или в воде, т. е. в условиях резко отличающихся от тех, которые имеются в почве. Следовательно, учитывая почти полное отсутствие каких-либо сведений о характере изменений объектов в указанных средах, необходимо проводить и в этом отношении систематические целенаправлен ные исследования. В литературе отсутствуют (за исключением отдельных экспертных наблюдений) сведения относительно установления давности на ступления смерти в случаях обнаружения останков трупа в воде. Между тем насущная необходимость таких исследований, в том числе применительно к различным географическим регионам, диктуется потребностями экспертной практики.

Однако уже в настоящее время следует руководствоваться рекоменда циями, относящимися к осмотру места обнаружения и изъятия костных ос танков в подобных случаях.

При обнаружении скелетированных останков на открытом воздухе должны быть зарегистрированы для последующего экспертного анализа ха рактер местности, ее флора и фауна непосредственно в месте нахождения костей. Особенно значимым будет выявление на костных останках частей различных насекомых или взрослых особей, наличия посторонних загрязне ний, включений, а также регистрация расположения костных останков по от ношению к анатомическому положению костей в скелете. Важно собрать сведения о климатических условиях среды пребывания (температура воздуха, влажность и др. в различное время года).

При обнаружении скелетированных останков в воде следует зафикси ровать в протоколе осмотра особенности берега и самого водоема (река, озе ро и др.), прибрежной растительности, характер дна водоема в месте обнару жения костей (илистое, песчаное). Необходимо стремиться сохранить на ос танках трупа растительные и животные элементы (водоросли, улитки и др).

Их сопоставление с флорой и фауной водоема будет способствовать (на ос нове учения о реконструкции биотопов) решению важных вопросов и, в ча стности, о первоначальном месте пребывания трупа. Для этих целей необхо дим забор проб воды и грунта дна. — / Последующий анализ собранных ма териалов совместно со специалистами-энтомологами позволит обеспечить высокую степень достоверности выводов о давности наступления смерти.

При соблюдении приведенных условий удается, в частности, решать вопросы о календарном времени года, когда наступила смерть, о перемещении трупа или его останков, например, по течению реки.

Исходя из научного направления кафедры судебной медицины Днеп ропетровского медицинского института — определение давности наступле ния смерти и захоронения по костным и другим плотным тканям трупа, и, основываясь на патентном и информационном поиске, разработана и осуще ствляется единая перспективная программа научных исследований, позво ляющая прогнозировать дальнейшую научно-исследовательскую работу (см.

схему).

Структурная схема программы исследований Программа составлена с учетом условий среды пребывания объектов исследования (в почве, на открытом воздухе, в воде), характера материала (кости, волосы, ногти и другие плотные ткани), комплекса апробированных и перспективных методов исследования (морфологические, морфометриче ские, физико-технические, гистохимические, биохимические и биологиче ские) и включает работы, выполненные и выполняемые в настоящее время сотрудниками нашей кафедры (на схеме они заштрихованы), и те перспек тивные работы, которые рекомендуются планировать в последующее время.

Среди физических и биологических методов наиболее перспективными являются определение электроемкости костной ткани, установление характе ра и степени флюоресценции костей с фото- или денсометрической регист рацией показателей, изучение макро- и микрофауны скелетных останков эн томологическими методами. Необходимо дальнейшее и постепенное накап ливание эксгумированного материала (скелетных останков, других плотных тканей трупа), дата смерти и захоронения которых известна, с обязательной регистрацией данных об условиях, в которых находились костные останки и другие плотные ткани. Следует использовать возможности эксперименталь ных исследований путем помещения частей фрагментов трупа в условия, приближенные к естественным, на определенный, в том числе и на длитель ный срок, регистрируя показатели среды пребывания.

Углубленное изучение всех аспектов этой важной для судебной меди цины проблемы, поиски обоснованных путей и методов исследований дадут возможность научно обоснованного решения одного из сложных вопросов теории и практики судебно-медицинского определения давности наступле ния смерти и захоронения по костным и другим плотным тканям трупа.

ЛИТЕРАТУРА 1. Авдеев М. И. Курс судебной медицины. М., Медгиз, 1959.

2. Арутюнов А. М. Использование энтомологических данных при судебно медицинской экспертизе. — «Суд.-мед. экспер.», 1963, № 2, с. 51—52.

3. Березов Т. Т. Гниение. БМЭ. Т. 7. М., 1958, с. 705—708.

4. Бокариус Н. С. Судебная медицина для медиков и юристов. Харьков, 1931.

5. Бурлацкая С. П. Датирование археологических объектов археомагнитным методом. — «Сов. археол.», 1963, № 3, 99—104, № 4, с. 115—121.

6. Бутомо С. В. Применение радиоуглеродного метода в археологии. Новые методы в археологических исследованиях. [Изд. АН СССР]. М.—Л., 1963, с. 9—31.

7. Быстров С. С. Применение некоторых физико-химических методов для объективного исследования процессов разложения трупов. Дис. канд. Л., 1955.

8. Виноградский С. Н. Микробиология почвы. Проблемы и методы. М., 1952.

9. Вихров В. Е., Колчан Б. А. Основы и методы дендохронологии. — «Сов.

археол.», 1962, № 1, с. 95—112.

10. Ганженко В. Н., Писанец А. А. К объективизации визуальных признаков разложения костей в почве. — В кн.: «Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. Ижевск, 1975, 3, с. 288—289.

11. Десятое В. Я., Журавлев В. С. Микроэлементы в костях как показатель типа смерти. — «Суд.-мед. экспер.», 1963, № 4, с. 28—30.

12. Добряк В. Я. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа.

Киев, 1960.

13. Евгеньев-Тиш /С М. Установление давности смерти в судебно медицинской практике. Казань, 1963.

14. Кириченко К. С. Почва Краснодарского края. Краснодар, 1953.

15. Колосова В. М. К вопросу об идентификации объектов судебной экспер тизы спектрографическим методом. — В кн.: Вопросы судебной медици ны. Под ред. В. И. Прозоровского. М., 1959, с. 248—254.

16. Кустанович С. Д. Судебно-медицинская трассология. М., «Медицина», 1975.

17. Наговский В. Л. Определение времени смерти по плесени на трупе. —• «Суд.-мед. экспер.», 1930, № 4.

18. Недилько Е. С. Приготовление тонких шлифов из недекальцинированной кости. — «Суд.-мед. экспер.», 1974, № 1, с. 50—51.

19. Недилько Е. С. Экспертное значение интенсивности распада костной тка ни при судебно-медицинском определении давности захоронения. — Дис.

канд. Днепропетровск, 1975.

20. Околов Ф. С. Определение белков и остаточного азота в сыворотке крови формалиновым методом Околова. — «Сов. здравоохр. Киргизии», 1933, № 1, с. 58—59.

21. Пантелеев /С М. Макро- и микроскопические особенности распада лопа точных костей при захоронении трупов в различных почвах. — В кн.:

Первый Всесоюзный съезд судебных медиков. [Тезисы докладов. Под ред.

В. М. Смольянинова.] Киев, 1976, с. 461—463.

22. Пашкова В. И. Очерки судебно-медицинской остеологии. М., 1963.

23. Попов Н. В. Судебная медицина. М., 1955.

24. Роде А, А. Почвоведение. М.—Л., 1955.

25. Рубежанский А. Ф. Некоторые причины различия изменений костей, на ходившихся одинаковое время в почвах, сходных по морфологическим признакам. — «Суд.-мед. экспер.». М, 1963, № 4, с. 25—28.

26. Рубежанский Л. Ф. О применении бромфенолового синего для количест венного определения вещества в костях с целью установления давности захоронения трупа. — В кн.: Сборник трудов научного общества судеб ных медиков Литовской ССР. Под ред. И. В. Найнис. Т. 2. Каунас, 1965, с.

138—139.

27. Рубежанский А. Ф., Ворончук В. И. О планировании, организации и пер спективах научных исследований по определению давности смерти и за хоронения по костным и другим плотным тканям трупа. — В кн.: Первый Всесоюзный съезд судебных медиков. [Тезисы докладов. Под ред. В. М.

Смольянинова]. Киев, 1976, с. 54—56.

28. Рубежанский А. Ф., Недилько Е. С. Схематическая модель динамики рас пада длинных трубчатых костей трупа в почве. Там же, с. 464—465.

29. Рубежанский А. Ф., Недилько Е. С. Новый метод объективной регистра ции степени минерализации эксгумированной костной ткани. — В кн.:

Физико-технические методы в судебной медицине. Москва—Ставрополь, 1972, с. 127—128.

30. Рубежанский А. Ф., Найнис И. В. и др. Современное состояние остеологи ческих исследований. — В кн.: Первый Всесоюзный съезд судебных ме диков. [Тезисы докладов. Под ред. В. М. Смольяии-нова], с. 413—414.

31. Рубежанский А. Ф., Николае С. X. О возможности применения ультразву ка при экспертизе по костным останкам давности захоронения трупа. —• В кн.: Сборник трудов IV Всесоюзной конференции судебных медиков.

Под ред. В. И. Прозоровского. Рига, 1962, с. 490—492.

32. Рубежанский А. Ф.} Очаповский В. С. К возможности установления вре мени смерти путем определения насекомых и их останков, найденных на скелетированном трупе. — «Суд.-мед. экспер.», 1964, № 1,с. 50—52.

33. Русаков А. В. Патологическая анатомия болезней костной системы. — В кн.: Многотомное руководство по патологической анатомии. Т. 5. М., Медгиз, 1959.

34. Стрелец Н. Н. Использование спектрографического метода исследования в отдельных случаях судебно-медицинской практики. Дис. канд. Харьков, 1959.

35. Тюремнов С. И. Почвы Северо-Кавказского края. Ростов-Дон, 1926.

36. Федорова Р. В. Применение спорово-пыльцевого анализа в археологиче ском исследовании Прикаспия и Предкавказья. — «Сов. ар-хеол.», 1959, № 1, с. 286—290.

37. Яблонский М. Ф. Идентифицирующее значение макро-микроэлементов длинных трубчатых костей человека. Дне. докт. М., 1975.

38. Aitken M. J. Magnetic Dating. The Bulletin of the Research Laboratory for Ar chaelogy and the History of Art. Oxford, 1958, 1, N. 1.

39. Andersen H., Jorgensen /. Decalcification and Staining of archaelogical bones, with histochemical interpretation of metachromosia. —"Stain. Technol.", 1960, 35, N 2, p. 91—96.

40. Arnold J. R., Libby W. F. Radiocarbon Dates. Science, 1951, February, 113, No. 2, p. 111.

41. Baumgarte F. Der Einfluss des Ultraschalls auf die Diffusion. — "Arztl.

Forsch.", 1949, 3, 525.

42. Berg S., Specht W. Untersuchungen zur Bestimmung der Liegezeit von Skelet teilen. —• "Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1958, v. 47, No. 2, p, 209—241.

43. Berlias P. La faune entomologique des cadavres dans les rapports avec la crimi nologie. Rev. internat. — "Crimin. et Polic. techn.", 1953, No,7.

44. Beumer Die Unterscheidung von Menschen und Tierknochen in forensischer Beziehung. Lochte, Gerichtsarztl. u. pilizeiarztl. Technik Verlag. J. F. Berg mann. Wiesbaden, 1914, S. 286.

45. Clark P. G. Comptaison of decalcifying methods. Amer. — "J. clin. Path/', 1954, v. 24, p. 9.

46. Del1erba A. L'osteodiagnose de 1'epoque de la mort. Sur la valeur tanatocro nologique des pour cent de matiere organique et inorganique des os enterres. — "Acta Med. leg. soc. (Liege)", 1958, No. 11.p. 140.

47. Dervillee, L'Epee, LasarinL Considerations medicolegales sur les moisissures des cadavres. — "Acta med. leg. Soc. (Liege)", 1953, No. 6, p. 217—222.

48. Dettmer N.} Schmitt-Rhode J. M., Haberisch F. J. Histologisch und mikroden sometrisch nachweisbare postmortale Veranderungen der Knochengrundsub stanz. Virchows Arch., 1956, p. 328, p. 324.

49. Dominici F. Ftat actuel des recherches sur I'hornif ication du cadavre. — "Ann, d. med. leg.", 1947, v. 5, p. 179.

50. Dosa A. Schimmelpilzbefunde an exhumierten Leichen und ihre gerichtlich medizinische Bedeutung. Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1955, v. 43, No. 3, p.

506—516.

51. Dumitrescu H., Tibera M. et al. Des Haversche System als Methode fur Test stellung der Inhumationszeit. — "Probl. Antropol. (Bucuresti)", 1956, No. 2, p.

41.

52. Durwald W. Die forensische Osteologie. — In.: O. Prokop. Lehrbuch der gerichtliche Medizin. Berlin, 19,60, p. 362—380.

53. Foerster A., Goldbuch Я. /. Histologische Differenzierung von Femurdiaphysen Neugeborener. — "Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1954, v. 43, No. 2, p. 273.

54. Formaggio T. Comparatento del pH del terreno circostante il cadavere innumato (ricerche sulla' umificazione del cadavere). — "Arch, diantiropologia Criminale psichiatria e medicina legale, 1946, v. 66,p. 100—105.

55. Glaister J. Medical Jurisprudence dud Toxicology. Livingstone, Edinburg, Lon don, 1958.

56. Kamps J. E., Parchese W. B. Practical Forensic Medicine. London,1956.

57. Kernbach M. Identification des os dans la medicine legale. Ed. cartexRominea sca. Cluj, 1925.

58. Knight B. Launder Practical methods ofdating skeletal remains: Apreliminary stady. — "Med. sci. Law.", 1967, v. 7, v. 4, p. 205—208.

59. Knight B. Metods of Dating skeletal remains Medicine, Science and the Law., 1969, v. 9, p. 247—252.

60. Knight B. Dating of Human Bones. The Criminologist, 1971, v. 6,No. 19, Win ter.

61. Koenigsberger J. Zu Folgheraiter's Bestimmungen des magnetischen Erdfeldes aus der Magnetisierung gebrannter Tongagenstande. Gerlands Beitrage zur Geophysik, 1932, v. 35, No. 1, p. 51.

62. Koseki a. Jamanoushi. Extimation of postmorten interval of a skull by examin ing barnacles (Balanus socialis attached to it). — "Jap. J leg. Med.", 1963, 16, p. 295—300.

63. Leclerg, Quinel L. Quelques cas d'application de lientomologie a la determina tion de 1'epoque de la mort. — "Ann. med. leg.", 1949, No. 6, p. 324.

64. Libby W. F. Radiocarbon Dating. Chicago, 1952. Little K. The matrix in old osteoporotic bones. — "Proc. Ewrop. RenCouf. Electron. Mikr.oscopy. Delft", 1960, No. 2, p. 791—794.

65. Mayo К. М. Quantitative measurement of bone mineral content in normal adult bone. — "Brit. J. Radiol.", 1961, v. 34, v. 403, p. 693—698.

66. Mazia D., Brewer P. A., Alfert M. Tge cytochemical stain ng and measure ments of protein with mercuric bromphenol. blue. — "Biol. Bull.", 1953, v.

104, v. 1, p. 57—67.

67. Merkel H., Watcher K. Gerichtsarztliche Diagnostik und Technik. Berlin, 1951.

68. Milcinski J. Sodna Medicina. Ljublana, 1956.

69. Minovici N.f Kernbach M. Osteologia Medico—Legala. Bucuresti, 1932.

(Mitscherlich E. А.) Митчерлих Е. А. Почвоведение. Пер. с нем. М., 1957.

70. Munnich К. О. Heidelberg Natural Radiocarbon Measusements, 1, Science, 1957, 126, 194.

71. Neckermann A. Todeszeitbestimmung an menschlichen Knochen. Inaug.— Diss. Med. Erlangen, 1950.

72. Prokop O. Lehrbuch der gerichlichen Medizin. Berlin, 1960.

73. Rafter T. A. Atom Bomb Effect. Recent Increase of Carbon-14 content of the Atmosphere and Biosphere. — "Science", 1957, 126, p. 557.

74. Reh H. Diskus lonsbemerkung zum Vortrag H. J. Wagner. "Dtsch.

75. Ztschr. gerichtl. Med.", 1959, v. 60, v. 49, No. 4, p. 720—721.

76. Rhodes W. F., Gordon I., Turner P. Legal Medicine. Capetown, 1945.

77. Robinson R. A., Watson M. L. Collagen-crystal relationships in bone as seen in the electron microscope. — "Anat. Record.", 1952, v. 114, p. 383—409.

78. Rubeshanski A. F. Zur Besimmung des Todeszeitpunktes na'ch den im Boden gefundenen Knochenresten. — "Kriminal. und forensische wissenschaften".

Berlin, 1971, № 4, S. 167—170.

79. Scheibe E., Gibb В., Beyer S. Zum Nachweis von Blutgruppenaktiven Stoffen in Menschenknochen. — "Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1962, v. 52, No. 2, p.

222.

80. Schmidt 0., Forster В., Schulz G. Untersuchungen uber die Anteile der Einigen- und Freundfermenten am postmortalen Eiweisszer-fall. —"Dtsch. Ztschr.

gerichtl. Med.", 1961, v. 52, v. 1, v. 28, v. 3, p. 491.

81. Schmidt 0., Lorke D., Forster B. Studie uber postmortale Abbanvor-gange. — "Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1959, v. 49, No. 2, p. 206—212.

82. Selles В. Leichenverweisung—Antibiotika. — "Dtsch. Ztschr gericht! Med.", 1957, v. 46, No. 3, p. 518.

83. Smith S.f Cook W. G. H., Stewart C. P. Taylor's principles and practice of Medical Jurisprudence, v. 1—II, London, 1948.

84. Specht W. Chemische Abbanreaktion bei der Leichenzersetzung. Ergeb-nisse der allgemeinen Pathologie, 1937, p. 33.

85. Specht W.f Berg S. Eine neue Technik als naturwissenschaftlichen Beitrag zur Altersbestimmung von Knochenfunden. — "Arch. Kri-minal.", 1958, 122, 1— 2, p. 43.

86. Stuhlfauth K. Schadlich Wirkungen des Ultraschall auf den Kreisla-uf. — "Med. klin.", 1949, v. 44, p. 1403.

87. Suess H. E. Radiocarbon Concentration in Modern Wood. Science, 1955, 122, p. 415.

88. Thellier E., Thellier 0. Sur 1'intensite du chammagnetique terrestre en France, a I'epoque galloromaine. Compte Rendue Mensuels de Seances de 1'Academie des Sciences d'Outre—Mer. Paris, 1946, v. 222.

89. Thevenar, Derobert. Radiocinematographia et faune des cadavres. Tra-venr. d.

26 Confer. Internat. Med. leg. Mod. Sol. et. Med. du travail de Langue france.

1953, p. 368—370.

90. Wagner H. Einfluss der Antibiotica und Sulfonamide auf die Leichen-faulnis.

— Dtsch. Ztschr. gerichtl. Med.", 1959/60, v. 49, No. 4, p. 714—720.

91. Walcher K. Gerichtlichen Medizin fur Juristen und Kriminalisten. Leipzig, 1950.

92. Watanabe N. Secular variation on the Direction of Geomagnetism as the Stan dard Scale for Geomagnetochronology in Japan. Nature, 1958, August, 9, v.

4632, p. 383.

93. Watson M. L., Robinson R. A. Collagencrystal relationchips in bone electron microscope study of basis calcium phosphate crystals. — "Am. J. Anat.", 1953, v. 93, p. 25—59.

94. Weimann Leichen fauna. — In: Handworterbuch der gerichtlichen Medizin und naturwissenschaftlichen Kriminalie. Berlin, 1940.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.