WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

А.Ф. РУБЕЖАНСКИЙ Определение по костным останкам давности захоронения трупа Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захо ронения трупа. - М.: Медицина, 1978. - 120 с.: ил.

В книге изложены теоретические основы и рассмотрены рациональные методы исследования эксгумированного костного материала (непосредствен ная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, окраска белкового ве щества реактивом сулема — бромфеноловый синий и декальцинация в усло виях воздействия ультразвука) для объективного определения давности захо ронения трупа.

Особое внимание уделено отбору и подготовке материала для исследо вания и учету влияния морфологических и физико-химических свойств почв на характер изменения костей. Приведены рациональные критерии для прак тического экспертного определения давности захоронения трупа в некоторых почвах.

Монография рассчитана на судебно-медицинских экспертов, а также криминалистов.

ВВЕДЕНИЕ Определение давности наступления смерти является одной из основ ных проблем теории и практики судебной медицины. Установить время на ступления смерти можно, если учитывать степень развития ранних или позд них трупных явлений. Эти судебно-медицинские признаки не могут быть ис пользованы при отсутствии мягких тканей. В таких случаях приобретает зна чение исследование костных останков.

При эксгумации скелетированного трупа вопрос о давности пребыва ния его в земле стоит первым по степени важности в ряду других, возникаю щих у лиц, ведущих расследование.

В судебно-медицинских руководствах, как в отечественных, так и в за рубежных, нет конкретных данных о характере и степени процессов распада костной ткани в почве. Отдельные рекомендации основаны на исследовании костей, извлеченных из земли или гробниц, когда оценивают, как правило, их внешний вид. В монографиях, посвященных экспертизе скелетирования тру па или костей, сведения об определении давности захоронения носят также общий характер (В. И. Добряк, 1960;

В. И. Пашкова, 1963;

N. Minovici, M.

Kornbach, 1932, и др.). Не случайны поэтому заключения относительно вре мени пребывания костей в земле, обычно бывают весьма ориентировочными и колеблются от 10 до 20 лет и более.

Общие ориентировочные сведения о воздействии свойств почвы на степень распада биологического материала и касающиеся лишь его внешнего вида и отдельных морфологических особенностей (Н. В. Попов, 1950;

М. И.

Авдеев, 1960;

В. М. Смольянинов, К. И. Татиев, В. Ф. Черваков, 1963;

К.

Walcher, 1950;

J. E. Kamps, W. В. Parchese, 1956;

О. Prokop, 1960, и др.) не могут в полной мере удовлетворить потребности практики. Возникает необ ходимость в более углубленных исследованиях сущности связи между рас падом костной ткани н морфологическими и физико-химическими свойства ми почвы.

Попытки отдельных авторов за рубежом (A. Foerster, Н. Goldbuch, 1954;

W. Specht, S. Berg, 1958, и др.) использовать некоторые объективные методики для исследования костей, такие, например, как определение харак тера и степени свечения в ультрафиолетовом облучении, распада структуры на гистологическом срезе и др., также нельзя признать удачными. Это объяс няется тем, что в их основу положено изучение отдельных костей небольшо го числа трупов, захоронения, как правило, в гробах, а исследования прово дились без учета морфологических и физико-химических свойств почвы, в которой находились кости. Проблема определения давности пребывания кос тей в земле может быть успешно разрешена лишь путем комплексного изу чения костной ткани в совокупности с исследованием морфологических и физико-химических свойств почвы, в которой костная ткань находилась.

Нами исследован костный материал более 300 трупов различной дав ности захоронения (от 2 до 38 лет) в выщелоченном малогумусном мощном черноземе дерново-карбонатной почве на мергелях и горной дерново карбонатной почве, карбонатном малогумусном мощном и сверхмощном черноземе. Эти почвы занимают значительные регионы в южных районах Европейской части СССР. Контролем служили кости свежих трупов и (для отличия от древних захоронений) субфоссильные кости. При исследовании костной ткани наряду с визуальным осмотром проводились непосредствен ная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, окраска белкового ве щества кости сулемабромфеноловым синим (СБФС) и декальцинация кост ной ткани в условиях воздействия ультразвука.

Результаты исследования показали закономерные связи между харак тером изменения костной ткани и условиями среды захоронения, что позво лило установить критерии судебно-медицинского определения времени захо ронения трупа применительно к отдельным почвам.

Автор надеется, что представленные в книге материалы окажутся по лезными как для судебных медиков, так и для работников судебно следственных органов.

ГЛАВА I СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДАВНОСТИ СМЕРТИ И ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА ПО ЭКСГУМИРОВАННЫМ КОСТНЫМ ОСТАНКАМ Попытки определить давность смерти или захоронения трупа по кост ным останкам имели место еще в XIX столетии, когда в литературе появи лись некоторые сведения относительно сроков гниения трупа и давности пребывания костей в земле. Был описан преимущественно внешний вид кос тей, извлеченных из захоронения различной давности (М. Ortifa, 1834;

Dever gie, 1852;

J, L. Casper, 1860;

Casper-Liman, 1876;

A. Lacassaghe, 1878;

E. Hof mann, 1887, и др.). Внешний вид Гостей большой давности захоронения опи сали М. Orfila и О. Lesueur (1931). Авторы отметили, что цвет костей в гли нистой почве может быть желтым или красновато-желтым, а в некоторых случаях — пурпурно-красным. Brian (1860) провел экспертизу трупа, обна руженного спустя 12 лет после захоронения, и на основании внешнего вида костей, имевших желтовато-бурый цвет, и почти полному отсутствию мягких тканей дал заключение, что тело могло пробыть в земле от 8 до 12 лет. Было отмечено, что свойства песчаной почвы мало способствовали гниению.

Исследователям тогда уже было известно, что кости могут сохраняться бесконечно долго в зависимости от условий среды пребывания. По свиде тельству М. Orfila, кости короля Дагобера, найденные при раскопке в одном из аббатств и пролежавшие в земле 1200 лет, не были изменены. В то же время кости, извлеченные через 11 веков из могилы, находившейся в церкви святого Женовье в Париже, были настолько хрупкими, что ломались от лег кого прикосновения.

В руководствах по судебной медицине того времени стали появляться сведения о примерных сроках скелетирования трупа в земле. L. Mande (1826), например, считал, что если кости не лишены хрящей, а в центральном канале длинных трубчатых костей еще есть костный мозг, то давность их пребыва ния в земле составляет 5 или 10 лет. Наличие высохших хрящей на сочленен ных концах костей, находящихся в сухой почве, позволяет считать этот срок равным примерно 20—30 годам. М. Taylor (1854) отмечал, что мягкие части трупа полностью разлагаются через 10 лет после захоронения, и с этого вре мени наступает период, когда разрушению начинают подвергаться кости.

Изменения костей при скелетировании трупа авторы пытались сопос тавить с характером почвы, учитывая главным образом ее механический со став. Они считали, что быстрее гниет труп, находящийся в сырой земле, и кости в таких случаях сохраняются не так долго, как в сухой земле (A.

Schauenstein, 1862). В то же время в песчаной почве гниение трупа происхо дит быстрее, чем в глинистой (В. Никулин, 1884). На основании исследова ний 150 эксгумированных трупов Н. Reinhard (1879) пришел к выводу, что в почве с большим содержанием гравия и песка распад трупа ребенка заканчи вается не позднее чем через 4 года, а трупа взрослого человека — через 7 лет.

Сроки распада трупа в глинистых почвах увеличиваются на 1—8 лет.

По мнению Э. Гофмана, для того чтобы исчезли мягкие ткани, доста точно трупу взрослого человека пролежать в земле от 2 до 8 лет;

связки и хрящи разрушаются через 5 лет и более. Изменения в костях происходят крайне медленно, и для полного их высыхания и исчезновения из них жира требуется не менее 10 лет. Такого же примерно взгляда придерживалось большинство авторов, в том числе отечественные (А. С. Игнатовский, 1904;

Ф. А. Патенко, 1904;

П. П. Деполович, 1907;

Д. П. Косоротов, 1911, и др.).

М. Orfila впервые определил органический состав костной ткани, из влеченной из старых захоронений. В костях трупа, захороненного 600 лет на зад, он нашел 27% клейковины и 10% жира. В то же время Корнфельд (1876) считал, что различие между свежими костями человека и костями, вырытыми из земли через 100 лет после погребения, весьма ничтожно. A. Schauenstein (1882) пришел к заключению о якобы еще большем постоянстве химического состава костей, не изменяющемся существенным образом даже через столе тия.

Следует отметить, что систематических исследований по определению давности пребывания костей в земле в то время не проводилось. Авторы ог раничивались лишь описанием внешнего вида костей и в отдельных случаях учитывали некоторые морфологические признаки почвы, из которых они бы ли извлечены. Существовал взгляд 6 трудности и даже невозможности опре деления давности захоронения трупа. В дальнейшем исследования в этом на правлении развивались медленно, потому что наряду с другими причинами трудно было учитывать многообразие факторов, влияющих на распад мягких тканей и костей в земле, в частности атмосферных и других видов воздейст вий. Однако С. Toldt (1882) справедливо допускал возможность изменения химических и физических свойств костной ткани в тот период, когда кости находятся в земле. При этом он придавал большое значение разрушающему воздействию различных растений, которые могут оставлять на поверхности кости следы в виде желобков или прорастать их насквозь и способствовать разрушению. Причину этому он видел в том, что корни отдельных растений выделяют угольную кислоту, которая может растворять минеральные соли костей. Он считал, что в сырой почве часть фосфорнокислого кальция кости растворяется под влиянием образующейся азотной кислоты, вследствие чего поверхность ее становится шероховатой, а иногда происходит расслаивание компактного вещества.

Tirelli (1912) установил, что время, необходимое для того, чтобы де кальцинировать кости, извлеченные из захоронения обычными гистологиче скими способами, тем короче, чем больше времени прошло с момента смер ти.

Применение в дальнейшем более точных методов исследования в су дебной медицине, в частности химических и биологических, положило нача ло решению многих вопросов, возникающих перед судебными медиками в связи с конкретной экспертной практикой. Так, например, с помощью откры той Ф. Я. Чистовичем (1899) реакции преципитации оказалось возможным определять видовую принадлежность мелких отломков костей, не представ лявших прежде интереса.

Beumer (1914) впервые обратил внимание на снижение антигенных свойств костной ткани, находившейся в земле. Для получения положитель ной реакции преципитации он должен был увеличивать дозу костной муки пропорционально давности захоронения кости.

А. Ф. Рубежанский (1963), М. Kernbach (1925), S. Berg и W. Specht (1958), Е. Scheibe, В. GibbnS. Beger (1962) отмечали более выраженную и бы стро наступающую реакцию преципитации на материале, полученном из свежих костей, по сравнению с материалом, полученным из захоронений. К.

Minovici и М. Kernbach (1932) высказали мысль, что поскольку микроскопи ческие изменения, развивающиеся в кости в результате гниения, могут быть определены только после длительного пребывания ее в земле, гистологиче ский метод в практике неприменим. Позднее Н. Dumitrescu и М. Tibera с со авт. (1956), проводя гистологическое исследование трубчатых костей скеле тов, относящихся к XIV, XVII, XVIII векам, подтвердили это мнение. Они не выявили каких-либо отклонений от нормы в гистологической картине костей по сравнению с костями, полученными от только что умершего человека.

Это позволило им отрицать возможность определения давности насту пления смерти по гистологической структуре кости.

Внедрение, особенно в последние два десятилетия, новых методов ана лиза биологического материала вызвало появление многочисленных работ, посвященных исследованию посмертных процессов, происходящих в раз личных мягких тканях и жидкостях трупа, но мало отразилось на развитии исследований в отношении давности наступления смерти по изменениям ко стной ткани. Заслуживает внимания исследование N. Dettmer с соавт. (1956), основанное на изучении оптической плотности структуры костей в зависимо сти от давности захоронения трупа. Правда, в 1955 г. на международном кон грессе по судебной медицине в Женеве A. Dell'Erba (1958) представил ре зультаты исследований по, содержанию органической и неорганической час ти в костях с различной давностью захоронения. Однако его данные показа ли, что процентное соотношение обеих субстанций не изменяется в течение нескольких десятилетий и, следовательно, этот метод для судебно медицинской диагностики времени захоронения трупа не пригоден. Такое положение в отношении состояния изучения давности наступления смерти по костным останкам, на наш взгляд, можно объяснить тремя причинами.

Во-первых, трудно учитывать и анализировать условия среды, в кото рой находились кости, так как, помимо особенностей самого трупа на про цессы, происходящие в костях, влияют условия погребения (в гробу или без гроба), свойства почвы, глубина захоронения и др. Во-вторых, отсутствие надлежащего и достаточного по объему костного материала часто не позво ляет исследователям определить рациональные критерии оценки давности наступления смерти применительно к конкретным условиям среды. В данном случае имеются в виду костные останки, относящиеся к трупам, захоронен ным без гробов, так как в экспертной практике речь, как правило, идет о тай ном сокрытии трупа, исключающем обычный погребальный обряд. Что же касается объема материала, то необходимо учитывать практическую невоз можность экспериментальных захоронений трупов в разных почвенных ус ловиях и тем более на сроки, включающие ближайшие 30—50 лет, представ ляющие интерес с точки зрения судебной медицины. И, в-третьих, очень сложен поиск новых и применение уже известных объективных методов ис следования.

В 1958 г. S. Berg и W. Specht провели изучение небольшого числа ко стных останков трупов, время захоронения которых было известно. Они ис следовали 57 образцов бедренных костей из современных погребений, костей из исторических погребений (давность до 600 лет) и 10 костей дои сторического захоронения. Кости были взяты из различных мест, что пред полагает разные условия среды, в которых они находились. Более половины всех объектов принадлежали трупам, захороненным в гробах. Таким образом, несмотря на то что даты погребения известны, материал не является иден тичным с точки зрения условий пребывания костных останков в земле. Одна ко отметить внешние отличия между костями трупов давностью захоронения от 10 до 100 лет и даже между костями трупов давностью захоронения от до 500 лет авторы не смогли, что, вероятно, связано с условиями среды, в ко торых находились кости, а также с отсутствием рациональных методических приемов морфоскопического визуального исследования эксгумированного костного материала. В настоящее время в распоряжении специалистов по су дебной медицине имеются такие методы исследования,.которые позволяют определить характерные признаки распада костной ткани уже в ближайшее десятилетие после захоронения трупа.

С увеличением срока пребывания костей в земле изменяется их флюо ресценция в ультрафиолетовых лучах.

На этом основании рекомендуется придерживаться следующих критериев определения давности захоронения трупа (A. Neckermann, 1958): а) интен сивность и яркость свечения тем сильнее, чем короче период пребывания костей в земле;

б) материалу давностью до 5—20 лет свойствен сине фиолетовый тон свечения;

в) через 30 лет цвет флюоресценции костей изме няется до серо-коричневого и постепенно (через 100 лет) переходит в одно родный красно-коричневый.

S. Berg и W. Specht с помощью этого метода выявили, что свежие кос ти, а также части скелета на стадии разложения в первые годы после захоро нения могут иметь сравнительно слабую флюоресценцию, в то Лвремя как кости трупа давностью захоронения 1000 лет и более могут флюоресцировать очень интенсивно. Степень флюоресценции иногда снижается вследствие пропитывания костей жиром и повышается за счет процесса минерализации, происходящего в последующий период. Кроме того, флюоресцентный метод весьма ориентировочен еще и потому, что различный характер свечения мо жет быть получен при исследовании костей трупов одной и той же давности захоронения.

Метод ультрафиолетовой флюоресценции доступен для применения в практике. Однако необходима обстоятельная проверка в уточнении получен ных результатов на большом, а главное на сопоставимом по условиям захо ронения материале. Объективность регистрации характера и цвета флюорес ценции должна быть обеспечена фото- или денсометрическими способами.

Для проверки степени восприятия некоторых красителей костями раз личной давности S. Berg и W. Specht применили индофенол и нильскую си нюю. В первом случае костные срезы толщиной около 5 мм на 20 мин поме щали в 2% раствор дихлорфенолиндофенола в 70% спирте, затем быстро их прополаскивали, обрабатывали 70% спиртом, в течение 12 ч выдерживали в воде, после чего высушивали. Во втором случае кости окрашивали в течение 10 мин в 2% водном растворе сульфата нильского синего, затем прополаски вали и на 12 ч помещали в 1% раствор уксусной кислоты. Авторы исследова ли 22 образца, из которых пять относилось к костям трупов давностью захо ронения 10—И лет. Оказалось, что свежие кости и кости, пролежавшие в земле, несколько лет, не окрашивались ни индофенолом, ни нильской синей.

Только кости, пролежавшие в земле более 10 лет, равномерно окраши вались и тем, и другим красителем.

Отличия в окраске костей оказались небольшими, однако авторы сочли возможным выделить сроки от 5 до 20 лет и от 100 до 1000 лет для диффе ренцирования сроков погребения. Даже такие весьма широкие пределы дос товерности, на наш взгляд, необоснованны вследствие совпадений результа тов абсорбции красителей у костей трупов различной давности захоронения.

Это прежде всего относится к костям, находящимся в земле от 5 до 20 лет.

Кроме того, S. Berg и W. Specht проводили исследования декальцини рованных поперечных срезов бедренной кости, окрашенных гематоксилином по Делафильду. Срезы изучали при помощи фазово-контрастного микроско па и в поляризованном свете. Каких-либо изменений структуры костей в пер вые десятилетия обнаружено не было. Сохранность внутренних колец вокруг канальцев Гаверса, наблюдавшуюся в костях трупов давностью захоронения 4000 лет, они объясняют тем, что по каналам для сосудов в кость проникают минеральные гели, которые предупреждают распад микроанатомической структуры. Не дали положительных результатов и такие методы исследова ния костей, как определение содержания валового жира.

Реакция преципитации Ф. Я. Чистовича, применяемая для суждения о времени захоронения трупа, оказалась ' полезной лишь в качестве ориенти ровочного метода, позволяющего по сути определить лишь ту крайнюю гра ницу давности, в пределах которой возможно уставить видовую принадлеж ность образца. Мы считаем, что получение четкой реакции преципитации возможно лишь с вытяжками из материала давностью захоронения до 10 лет включительно (А. Ф. Рубежанский, 1965).

Имеющиеся в литературе указания на различные сроки определения давности захоронения, при которых можно получить положительную реак цию преципитации, следует объяснить тем, что авторы приводят данные, по лученные при исследовании материал а, находившегося в разных условиях среды. Отрицательный результат реакции зависит не от того, что в костной ткани отсутствуют азотистые соединения, а, вероятно, от того, что он связан с денатурацией белков кости, наступающей под влиянием ряда факторов (гниение, температура среды, действие химических веществ, содержащихся в почве), что приводит белок в нерастворимое денатурированное состояние, препятствующее его переходу в вытяжку при экстрагировании. Этот вопрос нуждается в специальном изучении.

Заслуживает внимания метод определения скорости прохождения ультразвука через твердый объект, впервые примененный для установления времени пребывания костей в земле (S. Berg и W. Specht). В основе этого ме тода лежит тот факт, что твердые материалы с внутренними дефектами (раз рывы и др.) значительно меньше пропускают звук, чем однородные материа лы без дефектов (С. Я. Соколов, 1929). Исследования выполнялись на аппа рате, работающем по методу отражения импульсов в радарной технике, ши роко применяемому при проверке материалов на их прочность. Время до по явления эха, отраженного от задней стенки испытуемого предмета, отобра жается на экране осциллографа как расстояние между импульсами (зубцами).

Частота ультразвука в опытах была 2,4 МГц. Для исследования применяли пластинки, выпиленные из компактного вещества верхней части бедренной кости, которым придавали соответствующую форму путем план параллель ной шлифовки, и наносили защитный слой для предупреждения попадания парафинового масла в кость при наложении головки аппарата.

Результаты исследований выявили общую закономерность, состоящую в понижении скорости прохождения ультразвука по мере увеличения време ни, прошедшего с момента погребения. Однако данные S. Berg и W. Specht показали, что применение этого метода практически не дает возможности точно распознать, находились кости в земле 10, 20, 50 или 100 лет, не говоря уже о более малых интервалах времени. Так, например, скорость прохожде ния ультразвука зарегистрирована для костей трупов давностью захоронения 10 лет 1940— 2250 м/с, 20 лет—1902—2218 м/с, 35 лет — 2046 м/с, 56 лет— 626—2118 м/с.

Надо полагать, что этот метод исследования отражает не столько срок погребения, сколько степень изменения плотности кости, поэтому он может быть применен лишь для получения сугубо ориентировочных данных, позво ляющих судить о давности погребения. Метод этот не может быть применен к образцам костей у умерших детей и юношей, потому что в таких случаях невозможно получать костные пластинки компактного вещества бедренной кости достаточной толщины. Его можно использовать для отличия костей современных захоронений от археологического материала и, в частности, субфоссильных костей.

Современная археология все чаще прибегает к методам физических, химических и других дисциплин (антропология, остеология, палеоботаника) для решения проблемы хронологии изучаемых явлений. Пользуясь страти графическим и формально-типологическими методами, археолог может без ошибочно отнести какое-либо явление к тому или иному периоду каменного, бронзового или железного века. Но для установления абсолютно точной даты эти методы непригодны.

В Советском Союзе и за рубежом широко применяют радиоуглерод ный, дендрохронологический и археомагнитный способы определения абсо лютного возраста археологического материала. Для установления даты древ них поселений и характеристики окружающих их природных условий до вольно успешно применяют метод спорово-пыльцевого анализа (Г. Н. Лиси цын, 1958;

Р. В. Федорова, 1959). Спорово-пыльцевой анализ, впервые при мененный в 1925 г. болотоведом и палинологом В. С. Дохтуровским, заклю чается в определении состава и подсчета соотношений спор и пыльцы раз личных видов растений из ископаемых почв и последующего сравнения со спектром современной флоры (В. Б. Федорова, 1965).

В основе дендрохронологического метода лежат подсчет и изучение на поперечном срезе годичных колец ископаемых деревьев (И. М. Замоторин, 1959;

В. Е. Вихров, Б. А. Колчин, 1962, и др.), что позволяет получить отно сительные и очень редкие абсолютно точные даты рубки стволов (С. В. Бу томо, 1963).

Археомагнитный, метод исследования представляет собой определение остаточной намагниченности образна. Он основан на том, что направление и величина земного магнитного поля изменяются в течение веков медленно м плавно "(Е. Thellier, О. Thellier, 1946, и др.) и. что.«отпечаток» этого, поля в виде естественной остаточной, намагниченности, приобретаемый при осты вании в магнитном поле, постоянен и сохраняется до нашего времени (С. П.

Бурлацкая, Г. Н. Петрова, 1961;

J. Koenigsberger, 1932, и др.). Объектами ис следования служат различные керамические изделия из глины, возраст кото рых определяется со времени последнего обжига с вероятностью ±25—50 лет (С. П. Бурлацкая, 1963;

М. J. Aitken, 1958;

N. Watanabe, 1958). Упомянутые методы представляют для судебной медицины только справочный интерес, поскольку ими не могут быть исследованы кости.

Метод радиоуглерода используется при исследовании биологических объектов. В основе его лежит тот факт, что воздействие космических лучей влечет за собой непрерывное образование в земной атмосфере радиоактивно го 14С (J. R. Arnold, W. F. Libby, 1951). Пропорциональное соотношение ме жду 14С и остальной массой содержащегося в атмосфере углерода остается постоянным независимо от времени и места. Атмосферный углерод усваива ется живыми организмами (растениями и животными), после гибели которых количество 14С в органических остатках убывает по закону радиоактивного превращения. Период полураспада 14С равен 5568±30 лет (W. F. Libby, 1955), и, установив процент, составляемый этим изотопом в общем количест ве углерода, можно с некоторой степенью погрешности определить возраст данного образца. Метод установления давности органических остатков по содержанию в них 14С предложен W. F. Libby (1952) и нашел широкое при менение в археологических исследованиях (А. Л. Монгайт, 1955;

А. П. Вино градов, А. Л. Девриц и др., 1956;

Н. А. Береговая, 1958;

В. В. Артемьев, 1963;

Б. А. Колчин, 1963, и др.). Он дает возможность датировать образцы, имею щие возраст до 50 000 лет с точностью примерно ±50-100 лет.

Точность радиоуглеродных датировок зависит от времени, которое за трачивается на измерение данного образца. Статистическая ошибка подсчета 14С за период, прошедший со времени первых опытов В. Ф. Либби, умень шилась с 10—5 до 3—1,5% благодаря усовершенствованию методики, в ча стности благодаря развитию техники жидких синцилляторов (X. В. Протопо пов, С. В. Бутомо, 1959), а также поправок на некоторое нарушение радиоак тивного равновесия 14С в природе, связанного с испытанием атомного и во дородного оружия (Н. Е. Suess, 1955;

Т. A. Rafter, 1957, и др.). Этот метод также не может быть применен при исследовании костей, так как они посто янно обогащаются 14С в результате процессов обмена с карбонатами поч венных вод, вследствие чего давность их может быть определена значитель но ниже настоящих (К. О. Munnich, 1957), Пригодность костных останков для определения радиоуглеродного возраста до сих пор не доказана, и полу ченные ранее данные являются сомнительными вследствие изменения изо топного состава углерода кости в условиях залегания (И. Е. Старик, 1961).

Более достоверным является определение возраста горелой кости, так как обожженное вещество химически инертно. При этом, однако, необходимо иметь не менее 1500 г материала.

Важнейшим критерием давности захоронения, по мнению S. Berg (1964), является образование жировоска в костномозговых полостях, а также миграция жира в костное вещество. Для жирового пропитывания компактно го слоя требуется около 10 лет, тотальное заполнение костномозговых полос тей жировоском указывает на то, что давность захоронения составляет менее 30 лет, наличие жировоска в крупных сосудистых каналах наблюдается при давности захоронения до 50 лет, в гаверсовых каналах — до 100 лет. Эти данные нуждаются, разумеется, в проверке на достаточно большом материа ле, сопоставимом по условиям среды, в которой находились кости.

Для того чтобы отличить старые захоронения (более 70 лет) от более свежих, используют ряд методов: флюоресценцию костей в ультрафиолето вых лучах (на распиле), установление общего азота (по методу Кьель-даля), бензидиновую пробу на кровь (с костными опилками), иммуноэлектрофорез в желатиновом геле (с вытяжками из опилок), хроматографию на бумаге по сле гидролиза белков до стадии аминокислот и др. (В. Knight, J. Launder, 1967;

В. Knight, 1969, 1971). Оказалось, что в первые 4 года после захороне ния резко уменьшилось количество аминокислот, выявляемых хроматогра фическим методом. Так, если в костях с небольшой давностью захоронения выявлялось не менее 10 различных аминокислот, то после 70 лет захоронения удавалось выявить лишь четыре: глицин, аланин, фенилаланин и глютамино вую кислоту. Из аминокислот в первую очередь исчезают лизин и цистеин, затем гистидин, продин, цистин, триптофан. Другие методы, за исключением бензидиновой пробы, которая была положительной при исследовании мате риала, имеющего небольшую давность погребения, каких-либо характерных результатов не дали. Авторы не смогли предложить на основании проведен ных исследований конкретных критериев определения давности захоронений в ближайшее десятилетие, так как количества наблюдений было недостаточ но, кроме того, с большими интервалами сроков захоронения. Наряду с этим отсутствуют сведения об условиях погребения трупов, которым принадлежа ли кости.

При испытании на твердость можно выявить различия изменений этого показателя у свежих костей, и у костей трупов давностью захоронения 2— лет, И—20 лет и 38 лет. Те же объекты при установлении предела их прочно сти на сжатие каких-либо различий не дали. Таким образом (Л. И. Головин ская, 1969), использовать этот метод с целью установления давности захоро нения можно либо для получения ориентировочных данных в пределах лет (твердость костей), либо он неприемлем вообще (прочность на сжатие).

Используя метод весового, а также объемного водопоглощения (метод Спирмена), можно достоверно отличить свежие кости от костей трупов дав ностью захоронения до 7 лет, кости давностью захоронения 2—14 лет от кос тей трупов давностью захоронения 38 лет. Широкие пределы достоверности позволяют использовать эти результаты как ориентировочные (В. Н. Горнаев, 1969). В настоящее время получены данные о более раннем (уже в ближай шие годы после захоронения трупа) появлении признаков минерализации компактного слоя со стороны костномозговой полости по сравнению с по верхностью длинных трубчатых костей (Е.С. Недилько, 1973), что можно ис пользовать при определении, давности погребения.

Таким образом, можно выделить три периода в изучении проблемы оп ределения по костным останкам давности захоронения трупа. Первый период (XIX — начало XX века) характеризуется исследованиями, основанными главным образом на визуальном изучении костей, извлеченных из отдельных захоронений или гробниц. Второй период (20—40-е годы XX века) примеча телен тем, что наряду с визуальным изучением такого материала применяют ся уже отдельные специальные методы анализа (гистологический, иммуноло гический и др.). Третий период (примерно с 50-х годов XX века) характери зуется применением новых различных методов исследования, что стало воз можным в связи с бурным развитием физики, химии и других наук. Вместе с тем ряд вписанных методов для судебно-медицинского определения давно сти захоронения трупа по костной ткани либо совершенно не подходят (гис тологическое изучение образцов, определение общего азота и валового жира и др.), либо могут быть использованы лишь в качестве сугубо ориентировоч ных (определение скорости прохождения ультразвука, реакции осаждения белка). Отдельные методы, как, например, определение характера ультра фиолетовой флюоресценции, нуждаются в проверке на большом сопостави мом по условиям хранения материале.

На основании многолетнего опыта изучения костей эксгумированных трупов с целью определения давности захоронения была сделана попытка разработать схематическую модель распада длинных трубчатых костей, от ражающих характер, особенности и последовательность этапов развития это го сложного и многогранного процесса, проявляющегося в виде конкретных признаков (А. Ф. Рубежанский, Е. С. Недилько, 1976).

В процессе распада трупа, захороненного в земле, можно выделить две основные стадии: разрушение мягких тканей и разрушение костной ткани.

Если первая из них заканчивается в сравнительно короткие сроки, исчисляе мые несколькими годами, то вторая (разрушение костей)—процесс, длящий ся десятки, сотни и даже тысячи лет.

Исследование ряда длинных трубчатых костей (бедренных, плечевых, локтевых, малоберцовых) трупов, эксгумированных из различных почв (вы щелоченный малогумусный мощный чернозем, дерново-карбонатная почва горных лесов, карбонатный малогумусный сверхмощный чернозем, темно серая лесная, карбонатный чернозем мощный и др.), показало, что всем им присущи сходные признаки разрушения, появляющиеся в определенной и за кономерной последовательности. Интенсивность их выраженности и сроки появления на разных костях трупов, находившихся в течение одинакового времени в равных условиях захоронения, различны, что обусловлено морфо функциональными особенностями той или иной кости.

Все регистрируемые признаки распада длинных трубчатых костей, на ходящихся в почве, выражаются в изменении цвета, появлении на поверхно сти мелких продольных и поперечных трещин, скарификаций. В дальнейшем кости начинают «выветриваться», развиваются «дефекты», компакты в об ласти эпифизов с обнажением губчатого вещества — все это результат еди ного процесса минерализации. Данный процесс по своей сути является не чем иным, как следствием распада органического компонента кости. Он про текает не только на поверхности, но и в стенках костномозгового и гаверсо вых каналов. Параллельно с распадом органического компонента костной ткани происходят изменения минерального состава костных структур вслед ствие импрегнации ряда микроэлементов из почвы, поступающих в кость в виде солевых растворов, которые по сети гаверсовых каналов, питательных отверстий проникают в глубь компакты, где и накапливаются. Следователь но, если на поверхности трубчатых костей в месте непосредственного кон такта кость—почва наблюдается разрушение компакты с утратой костного вещества, то глубинные микроструктуры компакты, накопившие микроэле менты, разрушаются в меньшей степени и сохраняются в течение длительно го времени (примеры археологических находок).

Схематическая модель распада длинных трубчатых костей в почве, от ражая общую закономерность в последовательности характерных признаков распада, дает возможность более глубоко проникнуть в сущность этого про цесса и позволяет систематизировать оценку динамики его применительно к условиям среды и давности захоронения.

Нами предложен комплекс новых объективных методов изучения ко стных останков. К ним относятся: непосредственная микроскопия (позво ляющая регистрировать микроскопические признаки распада костной ткани), эмиссионный спектральный анализ (дающий возможность устанавливать ха рактер и степень накапливания отдельных микроэлементов в костях, импрег нируемых в процессе лежания в земле), окраска костной ткани реактивом СБФС (дающая возможность определить количественное содержание белко вого вещества в эксгумированном материале) и декальцинация образцов кос тей в ультразвуковом поле. Нет оснований отказываться от использования для оценки давности захоронения данных, полученных путем визуального исследования эксгумированного материала, при котором с помощью приме нения ряда методических приемов и, в частности, морфометрических мето дов, удается определить ' дополнительные характеристики процесса распада.

Одним из основных условий оценки давности наступления смерти должен быть обязательный анализ морфологических к физико-химических свойств среды, в которой находились кости и которые в сущности определяют реги стрируемые изменения.

ГЛАВА II ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ХАРАКТЕР И СТЕПЕНЬ РАЗРУШЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА В ПОЧВЕ Разложению трупа в почве предшествуют, факторы, разрушающие его на воздухе. Они связаны с наступлением процессов аутолиза, а также с гние нием, происходящим при участии бактерий. Оба эти явления, особенно на первой стадии развития, тесно переплетаются друг с другом. В основе ауто лиза находится сохраняющаяся в посмертном периоде активность собствен ных ферментов организма, под влиянием которых разрушаются структуры тканей — размягчаются и разжижаются. При гниении происходят сложные химические процессы последовательного расщепления органических ве ществ, главным образом белков, на все более простые соединения. Отмечает ся распад белковых веществ. Образуются алкалоидные соединения - птомаи ны. Изучая изменения окислительно-восстановительного потенциала (О.

Schmidt et al., 1959), можно определять последовательность стадий в процес се посмертного распада некоторых органов трупа. Так, например, посмерт ный распад тканей печени начинается с гликолитической стадии, затем сме няется стадией протеолитического распада. При определенных условиях ак тивное разложение мягких тканей трупа может приостанавливаться консер вирующими процессами: мумификацией и омылением.

Процессы разложения значительно замедляются под влиянием анти биотиков и сульфаниламидов, поступивших в организме при жизни (В.

Selles, 1957;

Н. Reh, 1959;

Н. J. Wagner, 1959;

О. Schmidt, В. Forster, G. Schulz, 1961).

Разрушение трупа на открытом воздухе происходит значительно ин тенсивнее, чем в почве, вследствие развития обильной аэробной микрофлоры и участия в этом процессе животных организмов, в первую очередь различ ных видов насекомых, главным образом мух, которые полностью скелетиру ют труп в течение короткого времени. Для каждой фазы трупных изменений характерно присутствие определенного отряда («работников смерти»). Вслед за мухами (первый период) на трупе появляются жуки (семейство Dermesti dae), питающиеся жиром (второй период), затем «сырные жуки», питающие ся омыленными жирами (третий период) и, наконец, клещи и личинки моли, которые могут поедать плотные ткани (высохшие связки, сухожилия и др.), что находится в полном соответствии с учением о реконструкции биотопов.

Таким образом, по циклу развития различных насекомых можно установить время года, в которое наступила смерть. Так, например, в декабре в 300 м от моря, на склоне Сосновой щели Черноморского побережья Кавказа, были об наружены череп, лопаточные, безымянные тазовые кости, плечевые, луче вые, правая бедренная и пяточная кости человека и часть одежды. Кости на ходились на расстоянии 20—30 м друг от друга. Эксперту, в частности, был задан вопрос: не могла ли смерть наступить до весенне-летнего периода, т. е.

10— 11 мес назад. Кости были влажные, как бы промасленные, плотные, тя желые, серовато-белесоватого цвета, с легким коричневатым оттенком, рез ким гнилостным сладковатым запахом, сочетающимся с запахом прогоркло го жира. На черепе, лопатках, плечевых, локтевых и пяточной костях, а также на правой безымянной кости мягкие ткани полностью отсутствовали. Они частично сохранились лишь у головки бедренной кости в области лобка сле ва в виде плотной буро-коричневой мышечной ткани и небольшого участка мумифицированной кожи с незначительным числом волос. Поверхности кос тей гладкие, без следов «выветривания» поверхностного слоя, «дефектов» компактного слоя в области эпифизов или других каких-либо признаков раз рушения. Костный мозг отсутствовал.

Таким образом, внешний вид костей, свидетельствуя об их относитель ной «свежести», не дал каких-либо объективных оснований для суждения, к какому периоду года можно было отнести наступление смерти. Осматривая полость черепа, эксперты обратили внимание на то, что внутренняя поверх ность его правой половины покрыта тонким слоем плотной подсохшей массы буровато-коричневого цвета, среди которой находились чешуйки и части вы сохших личинок насекомых серовато-светло-коричневого цвета длиной от 0,3 до 1 см и диаметром 0,3 см, куколки мух темно-коричневого цвета, остат ки взрослой мухи и несколько сухих мелких листьев. Немного насекомых было обнаружено и на других костях.

Энтомологическим исследованием среди собранных хитиновых остат ков удалось определить: часть брюшка и лапку зеленой падальной мухи (род Lucilia), оболочки личинок веснянок (отряд Plecoptefa), остатки 2 личинок жука-кожееда (семейство Dermestidae), две хорошо сохранившиеся пупарии (куколки) мух (семейство Tachi-nidae). Обнаружение этих насекомых позво лило сделать вывод, что начало гниения трупа может относиться к периоду ранней весны;

исходят из следующих положений.

Веснянки обитают в горных реках Черноморского побережья Кавказа и полноводных ручьях, подобных протекающему по дну Сосновой щели. Вы ход насекомых из личинок происходит в начале или середине марта, а вы плод взрослых веснянок после того, как личинки выползут на возвышающие ся над водой камни. Сильные ветры, очевидно, перенесли легкие оболочки личинок сначала на склон щели, а затем на остатки трупа.

Остатки личинок мух свидетельствовали о том, что после дня наступ ления смерти человека стояли теплые дни, в течение которых личинки были отложены и из них успели выплодиться взрослые насекомые.

В приморских районах Краснодарского края с теплым климатом вылет некоторых мух из пупариев (в том числе относящихся к семейству Tachinidae, в которое входят зеленые падальные мухи) можно наблюдать уже в феврале.

Самки зеленой падальной мухи обладают очень развитой способно стью обнаруживать запах трупа, при этом личинки их появляются уже через сутки после откладки яиц.

Этот вывод подтверждался также обнаружением жука-кожееда, что особенно важно потому, что мухи могли размножаться на останках трупа в последующие теплые периоды года. Известно, что жуки-кожееды поедают именно свежую кожу;

мышцы и связки их не привлекают. Исходя из того, что при гниении трупа кожа быстро загнивает, появление жуков-кожеедов, вылетающих ранней весной, следует отнести к периоду времени до развития этого процесса. Залететь на костные останки случайно жуки-кожееды не могли;

наличие личинок свидетельствовало о том, что жуки-кожееды раз множались на трупе.

Заключение о том, что начало гниения трупа относится к ранней весне и, таким образом, смерть могла наступить до этого периода, полностью сов пало с данными следствия. В результате идентификации, осуществленной по остаткам одежды в сочетании с данными судебно-медицинского определения пола, возраста и роста по костям, личность умершего была установлена. По койный, уйдя на охоту 1/П, пропал без вести.

Можно, например, определить время пребывания черепа в земле, изу чая поселившиеся на нем водяные улитки (Koseki, Jamanoushi, 1963).

Рис. 1. Уничтожение мышечных групп голени полевыми мышами.

Разрушают труп птицы, собаки, кошки, свиньи, лисы, шакалы (Weiman, 1940;

J. Milcinski, 1956, и др.). Из грызунов особенно значительные повреж дения наносят крысы, а также полевые мыши, которые могут в течение ко роткого времени разрушать погребенный труп, уничтожив целые группы мышц (рис. 1). В разрушении трупа могут участвовать плесневые грибы. На коже трупа обычно обитают три вида плесени: Musor mucedo, Perii-cillium glausum, Aspergillus. Колонии плесневых грибов могут развиваться и на по гребенных трупах. Некоторые авторы (В. Л. Натовский, 1930;

Г. Г. Фраче, 1943, и др..) считают возможным определять по плесени приблизительный срок наступления смерти.

Интенсивность процессов разложения в почве зависит от трех основ ных факторов: степени выраженности гнилостных изменений к моменту по гребения;

характера одежды, находящейся на трупе, а также погребен труп в гробу или без гроба;

морфологических и физико-химических свойств почвы, в которой захоронен труп. Каждый из этих факторов в свою очередь связан с рядом конкретных условий, которые необходимо учитывать. Многообразие условий, в которых происходит разложение трупа, сказывается и на опреде лении сроков скелетирования трупа в почве, в результате чего разные авторы указывают на сроки от 2 до 10 лет, а иногда от 10 до 30 лет (или от 2 до лет).

Полное разрушение мягких тканей происходит в ближайшие 3—5 лет, а кости в земле начинают изменяться не ранее чем через 5—10 и даже 25 лет после захоронения. Определение сроков полного скелетирования основыва ется на результатах визуального осмотра. Сроки появления видимых на глаз признаков распада костей зависят прежде всего от физико-химических фак торов окружающей среды, о чем необходимо всегда помнить. Особенности почвы, степень ее пористости, Достав, отношение, уровня слоев, проводящих воду, и др.—все это должно иметь несомненно большое значение для хими ческих процессов в почве, а отсюда и в трупе (Ф. А. Патенко). Так, известно, что разложение трупа замедляется в глинистых почвах вследствие плохой аэрации и высокой влажности и ускоряется в рыхлых крупнозернистых, по ристых почвах. Однако четко судить о химических и биохимических свойст вах почвы, определяющих дальнейшие процессы распада костной ткани лишь по одному из ее морфологических признаков невозможно. Судебному медику необходимо знать основные свойства почвы и их влияние на процес сы разложения с тем, чтобы научно обоснованно оценить влияния условий, в которых находился объект исследования, представленный на судебно медицинскую экспертизу.

Почва — это сложный комплекс органических и минеральных соеди нений, возникших на поверхности земной коры. В результате физико химических и биологических процессов (В. В. Докучаев, 1881;

П. А. Косты чев, 1888;

В. П. Вильяме, 1949, и др.) любая почва, как и весь почвенный по кров суши в целом, живет и изменяется с эволюцией растительного, живот ного мира и других факторов и условий почвообразования (И. В. Тюрин, А.

А. Роде, 1955;

Н. А. Димо, 1955;

Л. Н. Александров и др., 1958, и др.). Это такая среда, в которой под влиянием жизнедеятельности живых организмов непрерывно происходит образование и разрушение органического вещества и протекает постоянный круговорот зольных элементов и азота (Д. Н. Пря нишников, 1945;

Т. Березов, 1958;

Н. Н. Никольский, 1963, и др.).

Почвы весьма разнообразны как по внешнему виду, так и по физико химическим свойствам. Они состоят из твердой фазы, почвенной воды, воз духа и живых организмов. Каждая почва имеет сумму характерных внешних признаков, по которым можно предугадать ее влияние на процессы разложе ния, что, несомненно, представляет большой интерес для судебно медицинских экспертов.

Внешний вид почвы во многом определяется ее морфологическими свойствами, цветом, механическим составом, структурой, сложением (плот ность), включениями и новообразованиями (С. И. Тюремнов, 1926;

Д. Г. Ви ленский, 1954;

А. А. Роде, 1965;

Е. A. Mitscherlich, 1957, и др.).

Окраска почвы — первый признак, который обращает на себя внима ние исследователей. Именно поэтому научные наименования различных ти пов почв чаще всего основаны на окраске: чернозем, серозем и т. д. Цвет почвы зависит от важнейших составных частей ее: органического вещества (гумуса), являющегося причиной появления темных оттенков, окиси и закиси железа, кварца, полевых шпатов и др. Содержание гумуса находится в тесной связи с процессами распада биологического материала в почве. При высоком содержании гуминовых кислот процесс распада костной ткани протекает бо лее интенсивно.

Под механическим составом понимается относительное содержание в почве частиц разной величины: камней, песка, пыли и глины. От него зависит водопроницаемость почвы, ее способность длительно удерживать влагу и т.

д. В основу разделения почв по механическому составу положено отношение частиц глины (размером менее 0,01 мм) к частицам песка (размером более 0,01 мм).

Наиболее распространенной является классификация Н. А. Качинского (1956) (табл. 1).

Этот признак морфологической характеристики почвы весьма важен для оценки давности захоронения эксгумированных костей трупа, поскольку в условиях глинистых почв процессы разрушения поверхности костей могут замедляться по сравнению со средним и легким суглинком и тем более пес чанными почвами. Механический состав можно определить в полевых усло виях, не обращаясь к лабораторному анализу, требующему много времени, что основано на зависимости между ними и пластичностью почвы. Пользуясь шкалой Н. А. Рамезова (1952), в процессе эксгумации трупа можно получить данные об одном из важных морфологических свойств почвы— ее механиче ском составе (табл. 2).

Под структурностью почвы понимают способность ее распадаться с образованием комков, различающихся по форме и размеру. Зернистая струк тура (комки диаметром 0,5—5 мм) присуща почвам со значительным содер жанием перегноя. Комковатая структура характеризуется большим размером частиц (до 3—5 см) и обладает меньшей прочностью. Ореховатая структура (5 см и более) образуется при значительном содержании коллоидных частиц.

В зависимости от выраженности структуры различают почвы структурные и бесструктурные. Тяжелая глинистая почва в бесструктурном состоянии обла дает малой проницаемостью, плохо проветривается, что снижает интенсив ность распада.

Таблица Классификация почв по механическому составу Глины (частицы размером Название почв по механическому составу меньше 0,01 мм), % Более 80 Тяжелая глина 80—60 Средняя и легкая глина 60-45 Тяжелый суглинок 45—30 Средний суглинок 30—20 Легкий суглинок 20—10 Супесь 10—5 Связный песок Менее 5 Рыхлый песок Сложение почвы выражает степень прилегания механических элемен тов или структурных частей друг к Другу, а также характер ее порозности или скважности. Рыхлое сложение характеризуется тем, что при рытье поч венного разреза его стенки осыпаются. При рыхловатом сложении наблюда ется лишь незначительное осыпание почвы, что имеет место в песчаных, а также в глинистых и суглинистых почвах с мелкокомковатой структурой.

Плотноватое сложение характеризуется тем, что при выбрасывании лопатой почва рассыпается на составляющие ее структурные части;

это наблюдается в глинистых почвах с хорошо выраженной зернистой или ореховатой струк турой. При плотном сложении лопата d трудом входит в почву, а при весьма плотном для разрушения почвы требуется применение кирки или лома.

Таблица Шкала для определения механического состава почв и грунтов в поле (по Н. П. Ремезову, 1952) Группа почв В сыром состоянии при по механиче- скатывании (если почва В сыром состоянии при В сухом состоянии при сдавливании нанесении черты ножа скому составу сухая, то ее смачивают) Глины Дают длинный шнур, Шар сдавливается в ле- Черта блестящая, узкая тоньше 0,5 пешку, не трескаясь по и мелкая мм краям Суглинки Длинного шнура не да- Шар дает лепешку с Черта матовая, широкая ют, так как он рвется и трещинами по краям крошится Супеси Шнур скатать не удает- Шар при легком давле- Под ножом характер ся, но можно скатать нии рассыпается ный хрустящий звук шар Черта в виде буквы V, края борозды крошатся Глинистые Шар скатать не удается. Шар скатать не удается пески При растирании остав ляет пылевато глинистые частицы Пески Шар скатать не удается. Шар скатать не удается При растирании на ла дони не остается глини стых частиц, ладонь ос тается чистой Объем свободных промежутков между частицами почвы называют скважностью или порозностью. По ее характеру можно различить тонкопо ристое сложение, когда почва пронизана отверстиями не более 1 мм в попе речнике, пористое— 1—3 мм, губчатое — 3—5 мм, ноздреватое — 5—10 мм и ячеистое — более 10 мм.

Рис. 2. Профиль почвы: чернозем мощный (а), чернозем солонцовый (б), каштановая почва (в). Объяснение в тексте.

От структуры и сложения зависит проникновение в почву влаги и ее передвижение, содержание воздуха и его обмен с атмосферным, развитие и направление микробиологических процессов, минерализация органического вещества и др., т. е. тех условий, которые наряду с химическими свойствами среды определяют процессы распада костной ткани и формируют признаки, используемые для оценки давности захоронения.

Почвенная толща имеет некоторую расчлененность на несколько слоев, или горизонтов (в совокупности образуют профиль почвы), отличающихся по цвету, структуре, сложению и др., которые составляют содержание поня тия «строение почвы», определяемое морфологическими и физико химическими свойствами ее, различными для разных типов почв.

На рис. 2 приведен профиль мощного чернозема, чернозема солонцово го и каштановой почвы (по М. М. Филатову, 1945). В самом верхнем слое (перегнойно-аккумулятивный, обозначается буквой А) происходит накопле ние гумуса и зольных элементов. Ниже залегает горизонт вымывания — элювиальный (В). Далее следует третий горизонт вымывания — иллювиаль ный (С). В нем накапливаются вещества, выносимые из горизонтов А и В.

Если подразделения на три горизонта недостаточно, их дополнительно раз бивают на подгоризонты (A1, A2 и т. д.). Естественно, что интенсивность и характер процессов распада трупа зависит от глубины захоронения, т. е. кор ригируется теми физико-химическими условиями, которые характерны для определенного горизонта почвы.

Толща всех горизонтов составляет мощность почвы. По мощности го ризонта А + В черноземы, в частности, делят на маломощные (менее 60 см), среднемощные (60—80 см), мощные (80—120 см) и сверхмощные (более см). По содержанию перегноя различают мало-гумусные почвы (менее 6%), среднегумусные (7—9%). и более 10% —тучные (К. С. Кириченко, 1953).

Гумус, органические остатки, поступающие на поверхность почвы или в самую почву, в разные ее горизонты, подвергаются процессам минерализа ции - вплоть до образования углекислого газа и воды. Однако не вся масса органических остатков минерализуется сразу, часть их превращается в отно сительно устойчивые гумусовые (перегнойные) вещества. Гумус представля ет собой сложную систему веществ, динамичность которых определяется не прекращающимся поступлением в почву растительных и животных субстан ций и непрерывным изменением их под влиянием биологических, химиче ских и физических факторов (М. Н. Кононова, 1951). Большое значение для образования почвенного гумуса имеет растительный покров. В результате ежегодного отмирания корневых систем и наземных частей растений в почву постоянно поступает огромное количество органических веществ.

Значение гумуса чрезвычайно велико. Во-первых, гумус представляет мощный фактор выветривания минералов из ПОЧБЫ, действуя на них в ка честве кислоты и являясь источником углекислоты. Это в полной мере отно сится к костной ткани, поскольку минеральная неорганическая часть состав ляет более 20% ее массы, а следовательно, интенсивность выветривания по верхности кости находится в прямой зависимости от содержащегося в ней гумуса. Во-вторых, гумус, являясь серьезным источником питания растений, освобождает в процессе своего разложения такие окисленные соединения, как азотная и фосфорная кислоты и др. В-третьих, гумус-главный фактор, придающий прочность структуре почвы, в-четвертых, как каллоид гумус об ладает резко выраженной способностью к поглощению и обмену катионов, т е. является частью поглощающегося комплекса почвы.

Содержание и характер гумуса предопределяют не только окраску поч вы, но и характер ее структуры и морфологию. В состав гумуса входят высо комолекулярные соединения: гуминовые и другие кислоты, негуминовые вещества — лигнин, протеин и др., а также низкомолекулярные продукты распада, например органические кислоты. Вот почему для объективного ана лиза и оценки условий пребывания, оказывающей влияние на характер и вы раженность процессов распада костного материала, необходимо иметь сведе ния о конкретном содержании гумуса в почве непосредственно в месте захо ронения трупа.

Почвенная влага. В любой почве содержится то или иное количество влаги. Накопление ее происходит за счет просачивания с поверхности в глу бину почвы дождевых и талых вод;

поглощения водяных паров из окружаю щего воздуха, конденсирования водяных паров в результате понижения тем пературы и за счет грунтовых вод.

На поверхность почвы поступает не чистая вода, а растворенные в ней различные газы, входящие в состав атмосферы, солей и др. Попадая в почву, она начинает реагировать с различными органическими и минеральными ве ществами, обогащается некоторыми из них. Состав и концентрация почвен ного раствора могут быть весьма различными в зависимости от характера почвы, органических веществ, образовавшихся в процессе разложения расти тельных и животных останков и др. Одним из важнейших свойств является реакция раствора (К. К. Гедройц, 1932, и др.). Она оказывает влияние не только на скорость, но и на направление происходящих в почве химических процессов, которые в свою очередь сказываются на процессах распада. Поч венный раствор может иметь кислую, нейтральную или щелочную реакцию.

Кислотность почвы обусловлена как водорастворимьми соединениями, со держащимися в почвенном растворе (свободные кислоты, кислые соли), так и почвенными коллоидами, несущими на себе обменные ионы водорода и алюминия. Кислотность водорастворимых соединений можно измерять вели чиной рН почвенного раствора или почвенной вытяжки, которая дает пред ставление об активной кислотности. Щелочную реакцию почвенного раство ра создают соли сильных оснований со слабыми кислотами. Большое влия ние на рН оказывает углекислота, концентрация которой в почвенном рас творе зависит от ее содержания в почвенном воздухе (А. А. Роде, 1955).

Химические изменения в почве происходят непрерывно. Полный хи мический состав почвенного раствора пока ^неизвестен, но он включает большое число элементов, из которых по концентрации на первом месте сто ят кальций, кремний, магний, калий, натрий, хлор, железо, марганец и др.

Для представления о химических особенностях почвы чрезвычайно ценным является определение ее валового химического состава по Е. В. Аринушки нон (1962) и др., так как постоянное омывание и пропитывание скелетиро ванных останков трупа почвенным раствором определяет импрегнацию ко стной ткани различными микроэлементами, содержащимися в почве. Водные свойства почвы определяются ее влагоемкостью, гигроскопичностью.

Влагоемкость почвы зависит от общего объема пор и их величины (чем крупнее поры, тем большая часть воды стекает и испаряется, поэтому мелко зернистая почва обладает большей влагоемкостью), количества коллоидных и перегнойных частиц (адсорбционная способность), некоторых солей (нит раты, хлориды повышают, а гидраты и углекислые соли щелочей понижают влагоемкость).

Водопроницаемость почвы определяет скорость движения воды в ней и является одним из факторов, характеризующих водно-воздушный режим в почве и биохимические процессы в ней.

Просачивающаяся вода встречает на своем пути водоупорный слой, в котором задерживается и скапливается, заполняя вышележащие поры. Высо та, на которую почва поднимает воду, составляет ее капиллярность;

она об ратно пропорциональна диаметру пор;

Выше поднимается вода в мелкозер нистых почвах.

Гигроскопичность определяется свободной поверхностью ее частиц, достигающей огромных площадей. Благодаря силе поверхностного сцепле ния почва имеет возможность сгущать в своих порах водяные пары воздуха Глинистые гумусовые почвы, загрязненные органическими веществами, об ладают повышенной гигроскопичностью.

От влажности почвы зависит ее аэрация, тепловые свойства, а отсюда и особенности разложения органических веществ. Высокая влажность почвы создает условия, способствующие задержанию или даже прекращению гние ния трупа, и трансформирует процесс, разрушающий мягкие ткани, в прямо противоположной — консервирующий процесс омыления или жировоска.

Такие условия среды пребывания трупа ведут к резкому снижению интен сивности распада костной ткани.

Почвенный воздух. Воздух находится в почве в трех состояниях: сво бодный, заполняющий поры, растворенный в почвенной влаге и поглощен ный твердой фазой почвы. Этот воздух существенно отличается от атмо сферного, так как отдает кислород на окисление органических веществ и обогащается углекислотой и другими газами, выделяемыми при разложении органических продуктов. Почвенный воздух содержит кислорода на глубине 1 м 18,8—21,3%, на глубине 2 м — 16,3—19,4%, а углекислоты соответст венно 0,9—1,04 и 2,9—3%.

Весной и в начале лета в почве (на неодинаковой глубине в разных почвах) в течение довольно продолжительного времени наблюдается очень невысокое содержание кислорода, что вызывает развитие в ней анаэробных процессов. Проветривание и смена воздуха в нижней части почвенного про филя происходит весьма постепенно, а процессы разложения органического субстрата, следовательно, задерживаются.

Водно-воздушный режим почвы тесно связан с тепловым режимом.

Нагревание почвы зависит от солнечной энергии, которую она получает со ответственно географическому положению данной местности, времени года, погоды, а также от способности почвы удерживать тепло и передавать его нижним слоям. В нагревании более глубоких слоев участвуют физико химические и биологические процессы, происходящие в почве. Поглощению тепла способствует темная окраска почвы. Влажная, мелкозернистая почва характеризуется более высокой теплоемкостью и значительной теплопровод ностью. По мере удаления от поверхности суточные колебания температуры воздуха все меньше влияют на температуру слоев почвы, а на расстоянии 1 м от поверхности вообще не оказывают на нее никакого влияния. В связи с этим при захоронении трупа на глубине 1 м и более температуру почвы сле дует принимать за постоянную. Годовой режим температуры создается на греванием почвы летом и охлаждением зимой.

Разложение трупа в земле более интенсивно в первую половину лета, когда тепловой режим и влажность находятся в благоприятных сочетаниях. В жаркие летние месяцы, когда почва сильно пересыхает, жизнедеятельность микроорганизмов в ней снижается и процесс разложения трупа сводится к минимуму. Этот процесс замедляется также но мере остывания почвы в осенний период, а с наступлением морозов он вообще может прекратиться.

Температура почвы, несмотря на ее зависимость от температуры воз духа, отличается от последней. Так, температура почвы черноземной степи Европейской части СССР в летние и осенние месяцы составляет 23°С, тогда как температура атмосферы воздуха бывает, как правило, значительно выше.

Затяжная осень и теплая зима, наблюдающиеся, например, на Северном Кав казе, юге Европейской части СССР, обеспечивают продолжительность мине рализации органических остатков и более глубокое просачивание этих про дуктов в почву, а следовательно, равномерное распределение гумуса по все му профилю. Температура почвы — фактор, который определяет процессы разложения трупа в земле. Почва с ее минеральными и органическими веще ствами в результате нагревания, аэрации, увлажнения представляет благо приятные условия для развития микроорганизмов. Количество их в почве чрезвычайно велико. Так, в 1 г черноземной почвы число их может быть до млрд;

(К- Д. Пяткин, 1965). Микроорганизмам принадлежит главная роль в процессах разложения как растительных, так и животных остатков. Это объ ясняется, во-первых, •повсеместным распространением микробов и чрезвы чайной быстротой их размножения, во-вторых, исключительно большим раз нообразием вызываемых микробами биохимических реакций при разнооб разных внешних условиях и, наконец, метаболическим характером отноше ний существующих между различными группами микроорганизмов, вследст вие чего продукты жизнедеятельности одних микробов используются други ми. Почвенные микроорганизмы принимают участие в создании гумуса. Гу мус же, разлагаясь, в свою очередь образует ряд химических соединений, оказывающих непосредственное воздействие на разлагающиеся части трупа и кости. Так, образующиеся кислоты растворяют кальций почвы и тех орга нических субстратов, в состав которых он входит. С их жизнедеятельностью связано также регулирование окислительно-восстановительных процессов в почве. F. Dominici (1947), изучавший разложение путем микробиологическо го и химического анализов образцов почвы и остатков мягких тканей эксгу мированных трупов (длительность захоронения 10 лет), отметил, что оно обусловливается в основном микроорганизмами, живущими в растительном перегное. Состав органического субстрата со временем становится идентич ным составу гумуса и на какой-то стадии микрофлора трупа становится идентичной микрофлоре перегноя растительного происхождения.

Привести полный микробиологический состав почвы—задача практи чески невозможная. Известный науке длинный перечень видов бактерий с различными биохимическими реакциями не исчерпывает всего многообразия почвенной флоры. Традиционные, применяемые в лабораториях методы ис следования позволяют обнаружить не более 10—20% микробного населения почвы. Многие представители гнилостных, азотистых и других микроорга низмов способны при разложении белковых веществ образовывать различ ные химические соединения. Например, серобактерии наряду с образующи ми сероводород имеют представителей, окисляющих его до хлористоводо родной кислоты, нитробактерии переводят азотистую кислоту в азотную и др.

Активность почвенных микроорганизмов находится в прямой зависи мости от ряда условий, оказывающих непосредственное влияние на их жиз недеятельность. Наиболее важное значение имеет температура, влажность, реакция почвенного раствора, обеспеченность почвы органическими вещест вами. Минимальная температура, при которой еще возможна жизнедеятель ность большинства почвенных микробов, равна приблизительно 4-3°С, ниже этой температуры развитие их обычно прекращается. Максимальной являет ся температура +45°С, а оптимальной +20—35°С. Процесс разложения дос тигает наибольшей интенсивности при влажности около 60% от полной вла гоемкости почвы. Разные группы микроорганизмов предъявляют к реакции среды различные требования (И. Л. Работнова, 1957, и др.)- Все бактерии мо гут развиваться только в нейтральной, слабокислой или слабощелочной сре де. Так, для Proteus vulgaris оптимальным является рН 6,0—7,0. Кислая реак ция действует на бактерии угнетающе.

Исследования рН почвы Т. Formaggio (1946) позволили ему прийти к очень интересным выводам. Было констатировано, что рН почвы на глубине 0,25—1,25 NT по соседству с трупом в первое время после захоронения оста ется неизменным (6,5—6,6). Через несколько дней рН в горизонте на уровне с погребенным трупом становится почти нейтральным, что можно объяснить образованием аммиачных оснований при фильтрации трупной жидкости. В последующие месяцы рН восстанавливается до прежнего уровня и в период между 2—10 годами остается примерно одним и тем же, что соответствует среднему рН той почвы кладбища, в которой трупы не погребались. Таким образом, пребывание трупа в почве в период разложения мягких тканей из меняет ее рН. Это в свою очередь сказывается и на жизнедеятельности бак терий.

Разницу в реакции почвы на разных сроках захоронения можно объяс нить постепенным затуханием процесса аммиачного образования трупных белков вследствие сокращения источника питания по мере распада мягких тканей трупа. Параллельно отмечается и уменьшение бактериальной флоры за счет как общего количества микроорганизмов, так и количества видов.

Следует подчеркнуть, что после распада мягких тканей костные останки ока зываются в такой физико-химической среде, которая была свойственна дан ной почве до захоронения трупа;

именно эти условия и определяют дальней шие процессы разрушения костей.

Таким образом, процессы разложения трупа в почве весьма многооб разны. Их можно по аналогии с принятой в почвоведении системой характе ристики превращения органических остатков объединить в три группы.

1. Химические процессы в широком смысле слова, которые включают собственно химические, биохимические, физико-химические и другие про цессы, совершающиеся вне клеток живых организмов под влиянием фермен тов с участием минеральных катализаторов.

2 Процессы, происходящие при непосредственном воздействии микро организмов.

3. Превращения, происходящие при участии живущих в почве живот ных.

Процессы эти совершаются одновременно, тесно переплетаются друг с другом;

определить степень участия каждого из них в разложении трупа в целом довольно трудно, но применительно к костной ткани на первом месте несомненно стоят химические и микробиологические факторы, тесно связан ные с морфологическими и физико-химическими свойствами почвы.

ГЛАВА III МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСГУМИРОВАННЫХ КОСТЕЙ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА В программу исследования эксгумированного экспертного материала рекомендуется включать визуальный осмотр, непосредственную микроско пию, окраску костной ткани реактивом БФС, эмиссионный спектральный анализ и декальцинацию в условиях воздействия ультразвука.

При визуальном осмотре следует учитывать цвет костей, окраска кото рых претерпевает изменения в процессе пребывания материала в почве. С этой целью целесообразно использовать стандартную шкалу цветов (Г. Г.

Автандилов, 1962). Цвет костей имеет относительную ценность и может быть использован лишь в качестве сугубо ориентировочного метода. Однако про слеживается закономерное изменение окраски костей в зависимости от дав ности захоронения трупа и различие в ее характере и цветовой выраженности применительно к разным по качеству почвам. Более ценным является при знак, известный как «выветривание», усиливающееся по мере увеличения сроков, прошедших с момента погребения трупа (на трубчатых костях «вы ветривание» наблюдается в области метафиза). Метод регистрации глубины «выветривания», измеряемой с помощью стандартного микрометрического глубинометра, позволяет Произвести учет степени выраженности этого признака, различного для костей разной давности захоронения (А. Ф. Рубежанский, Е. С. Недилько, 1973).

Наряду с таким показателем, как плотность кости, удалось выявить и некоторые новые признаки разрушения костей в почве. К ним относится так называемый дефект компактного слоя, состоящий в разрушении компакты и постепенном обнажении губчатого вещества, особенно четко выявляющемся в области эпифизов длинных трубчатых костей. Такие «дефекты» закономер но обнаруживают в строго определенных участках эпифизов (в местах, где в связи с архитектоникой той или иной кости компактный слой наиболее то нок) и по мере увеличения давности захоронения имеют тенденцию к увели чению площади и изменению формы. Их форма и площадь могут быть заре гистрированы путем отражения контуров дефектов на липкой ленте, накла дываемой поверх исследуемого участка, предварительно опыленного порош ком графита с последующим изучением с помощью градуированной пла стинки из прозрачного органического стекла (цена деления 5 мм), под кото рую помещают лейкопластырь (В. Н. Ганженко и др., 1973).

Использование описанных признаков и применение рекомендуемых способов при экспертизе дает хорошие результаты, однако возможности мак роскопического метода исследования костей с целью определения давности их захоронения, на наш взгляд, далеко не исчерпаны.

При исследовании целесообразно применение метода непосредствен ной микроскопии (стереомикроскоп МБС), Большая подвижность оптическо го устройства, установленного на высоте штатива, а также значительное рас стояние от передней поверхности объектива до плоскости исследуемого предмета создают возможность непосредственно изучать под микроскопом поверхность всего костного объекта. С помощью бинокулярного стереоско пического микроскопа (МБС-2, ок. X 8, осветитель ОИ-9, в отраженном све те) можно получить информацию о цвете костей, закономерно изменяюще муся в процессе лежания их в почве, о выраженности маслянистого отлива поверхности костей (признак, характеризующий степень обезжиренности ко стной ткани), о характере разрушения поверхности и состоянии компактного вещества на поперечном срезе. Возможна регистрация микроскопической картины разрушения поверхности, не видимой невооруженным глазом и вы ражающемся в своеобразных мелких скарификациях и трещинах, количество и степень выраженности которых возрастают по мере увеличения сроков по гребения.

Исследование поперечных срезов позволяет выявить минерализацию компактной субстанции костей. Этот признак распада костей состоит в том, что в ближайшие 5 лет после захоронения трупа компактное вещество пред ставляется под микроскопом в виде аморфной полупрозрачной плотной бе лесовато-серой массы, исключительно сходной с видом обычного парафина.

Затем оно постепенно, начиная с поверхности кости, изменяется и по мере увеличения давности захоронения превращается в рыхлую сухую кроша щуюся субстанцию (феномен парафина). Минерализация выявляется с по верхности кости в виде кольца определенной ширины, степень ее выражен ности на трубчатых костях можно зарегистрировать путем микрометрическо го измерения зоны минерализации на специально приготовленных по методу Е. С. Недилько, тонких поперечных шлифах, окрашенных реактивом СБФС.

Исследование содержимого костномозгового канала трубчатых костей дает возможность определить характер изменения ретикулярной ткани.

Широкое применение получил эмиссионный спектральный анализ. В.

А. Татаренко (1960) с помощью эмиссионной спектрографии изучал химиче ский состав костей и установил возможность определения этим методом групповой (родовой) принадлежности костных объектов, а в отдельных слу чаях судить и об общности происхождения объектов, т. е. относятся ли от ломки к одной кости или нет. Было установлено, что костная ткань людей разного возраста и различных частей скелета обладает определенным посто янством в ней Р, Mg, Са, Fe, Al, Cu, Na, Ti, Sr, Ni, Si, В и V. Химический со став костной ткани людей различного возраста не имеет характерных сдвигов в количественном содержании отдельных элементов. Определенная степень различия химического состава костной ткани разных костей и их участков (например, эпифиз, метафиз, диафиз, трубчатых костей) по количественному содержанию некоторых элементов объясняется их различной структурой. Из этого следует, что при спектрографическом исследовании сравнению должны подвергаться только сопоставимые, смежные участки одноименных костей.

Н. К. Стрелец (19S9) по химическому составу дифференцировал кост ную золу от золы, полученной при сожжении различных видов топлива. При спектральном исследовании компактной части трубчатых костей им было выявлено 13 элементов. Определение состава микроэлементов в костях про водили для решения вопроса о типе смерти (В.Д. Десятов, В.С. Журавлев, 1963). Различные кости скелета исследовали на содержание в них Fe, Си и Мп. Концентрация этих элементов в возрасте примерно 20 лет и старше су щественно не изменилась, не зависела и от степени упитанности человека.

Применив эмиссионный спектральный анализ, №. Ф. Яблонский (1975) пока зал принципиальную возможность устанавливать или исключать принадлеж ность длинных трубчатых костей одному человеку, а В. К Иванов (1976), ис следуя вываренные кости, по содержанию, в них химических элементов оп ределил критерии достоверного отличия бедренных костей человека от кос тей коровы и свиньи.. Хотя эти данные касаются свежих костных тканей, они представляют определенный интерес в отношении изучения эксгумирован ных костей. Мы применили этот метод с целью судебно-медицинского уста новления давности захоронения трупа по костным останкам, основываясь на факте накапливания в костях микроэлементов, вследствие процессов диффу зии и импрегнации их из окружающей почвы в период пребывания костных - останков в земле. Ввиду сложности задачи, требующей большого экспери ментального материала для установления сдвига концентрации микроэле ментов в костной ткани в зависимости от времени и условий захоронения, была использована система сравнительного спектрального исследования объектов судебно-медицинской экспертизы с целью идентификации, разра ботанная в Научно-исследовательском институте судебной медицины Мини стерства здравоохранения СССР (В. М. Колосова, 1959).

Мы разработали следующую методику подготовки костного материала к спектрографированию. Путем распила бедренной кости на уровне ягодич ной бугристости вначале выделяют часть ее в виде кольца (рис. 3). Костное кольцо тщательно очищают от посторонних загрязнений с помощью жесткой щетки и последующей обработки чистым этиловым спиртом. Предваритель но с помощью стального скальпеля освобождают стенки костномозгового канала среза кости от частиц губчатого вещества и остатков ретикулярной ткани костного мозга. После высушивания воздушно-сухим способом и в сушильном шкафу при температуре 105°0 объекты взвешивают и помещают в фарфоровые тигли, предварительно прокаленные при температуре 800°С.

Объекты озоляют в муфельной печи при температуре 450°С в течение 5 1/2 ч (до золы светло-серого цвета). Затем их растирают в агатовой ступке до пуд рообразного состояния и в количестве 750 мг смешивают с порошком спек трально чистого углерода в отношении 1 : 1. С целью получения однородного состава пудрообразную массу растирают в агатовой ступке несколько раз, а затем просеивают через сито диаметром 0,25 мм. В таком виде материал го товят к исследованию.

Рис. 3. Способ получения костного кольца.

Спектрографирование необходимо производить при добавлении по рошка спектрально чистого углерода, в отсутствии которого не удастся полу чить полного сгорания пробы, так как она в этом случае сплавляется, а в уг лублении электродов образуются так называемые корольки.

Спектрографирование производят на кварцевом спектрографе (ИСП 28), источником возбуждения служит дуга переменного тока (генератор тока ДГ-2).Этот прибор используют для получения эмиссионных спектров при длине волн 200—600 нм. Линейная дисперсия длины волны следующая: при 3—200 нм, при 9—250 нм, при 16—310 нм, при 39—400 нм, при 110— нм.

Чтобы варьировать интенсивность света с целью последующего срав нения спектральных линий, необходимо применять трехступенчатый ослаби тель. В качестве электродов нужно использовать спектрально чистые угле родные стержни. Электроды готовят следующим образом. Нижний электрод вытачивают в форме чашечки, находящейся на тонком стержне с внешним диамет-1 ром 4,8 мм, с внутренним диаметром 3,2 мм, с глубиной отверстия 3,5 мм. Толщину стенок чашечки подбирают таким образом, чтобы обеспе чить сгорание не на конус,! как это обычно принято, а в форме цилиндриче ского! стержня с диаметром, соответствующим наружному диаметру чашеч ки нижнего электрода. Использование таких электродов позволяет избежать распыления или выбрасывания пробы. Электроды с помощью шпателя плот но | заполняют материалом, взвешенным на торзионных весах.

При спектрографировании необходимо соблюдать следующие условия:

материала в навеске должно быть 30 мг, сила тока 16 А, экспозиция 1 мин с. Ширина щели спектрографа должна соответствовать 0,018 мм.

Спектры фотографируют на пластинки «спектральные», тип I (для спектра в пределах длин волн 520— 350 нм) и «спектральные», тип III (для спектра в пре-1 делах длин волн 350—237 нм). Строго должна соблюдаться идентичность режима проявления и закрепления пластинок. Проявитель го товят по следующей прописи.

Раствор А: метол — 3 г, гидрохинон— 12 г, сульфит натрия безвод ный—100 г, вода дистиллированная-1000 мл.

Раствор Б: натрий углекислый безводный—100 г, бромистый калий — 7 г, вода дистиллированная -1000 мл.

Перед проявлением растворы сливают в отношении 1:1. Время прояв ления при температуре 18—20°С составляет 8 мин. Пластинки фиксируют в течение 10 мин при температуре 18—20°С в растворе: тиосульфат натрия кристаллический — 300 г, сульфит натрия безводный — 25 г, вода дистилли рованная — 1000 мл.

Отфиксированные пластинки равномерно высушивают на воздухе. Ко личественную и полуколичественную оценку спектрограмм выполняют с помощью микроскопа для спектрограмм (МИР-12) и спектропроэктора (ПС 18). Анализируют линии элементов, длина волн которых находилась в преде лах 230—500 нм.

Предварительная полуколичественная оценка спектрограмм позволяет выбрать элементы, содержание которых изменяется в зависимости oт време ни и условий захоронения.

Фотометрирование спектрограмм по избранным элементам осуществ ляют с помощью микрофотометра в нашем эксперименте (МФ-2) (по лога рифмической шкале В качестве спектральных линий элементов, пригодных для фотометрирования с целью определения относительных спектральных характеристик, можно брать стронций (460,73 нм), алюминий (308,22 нм), титан (324,2 нм), железо (302,07 нм), кальций (300,92 нм), кремний (288, нм), марганец (280,1 нм), магний (277,98 нм) и фосфор (255,43 нм). Из указанных элементов подбирают их отношения с таким расчетом, чтобы сни зить ошибку эксперимента (близость спектра, близкая плотность почернения и др.) и получить наиболее конкретное количественное различие между сравниваемыми экспериментальными рядами. Каждую спектральную линию фотометрируют трижды (при этом необходимо тщательно соблюдать посто янство параметров эксперимента и учитывать фон около линии). Из данных трех измерений высчитывают среднюю арифметическую, которая характери зует интенсивность спектральной линии.

Метод окраски реактивом СБФС был предложен Е. L. Durrum (1950) для обнаружения белка в пятнах при хроматографии на бумаге. D. Mazia, P.

Brewer и М. Alfert (1953) использовали его для общего определения белков.

Они установили, что в гистологических препаратах, окрашенных СБФС, ко личество связанного красителя пропорционально количеству белка, что на ходится в полном соответствии с законом Ламберта—Бера.

К использованию нами принципа окраски СБФС с целью определения давности костной ткани послужили следующие основания. Кость человека состоит из 50% воды, 17,75% жира, 12,40% органического вещества, 21,85% солей. Органическая основа кости представляет собой белковую субстанцию, состоящую из волокон и склеивающего вещества. Волокна по своим свойст вам ничем не отличаются от обычного коллагена. При этом коллаген, по дан ным R. Robinson и М. Watson (1952), составляет свыше половины массы ор ганического вещества. Коллагеновая ткань не растворяется ни в воде, ни в солевых растворах, ни в разведенных кислотах и щелочах и находится, по определению Д. Л. Фердмана (1962), в денатурированном состоянии. Только при кипячении с водой коллаген переходит в растворимое состояние —7 желатину, что не сопрово ждается сколько-нибудь заметными изменениями химической природы бел кового субстрата. Кроме коллагена, органическая 1 субстанция содержит значительное количество белка, названного оссоальбуминоидом, который образует комплексы с мукополисахаридами, известными под названием ос сомукоида. Такой характер белкового вещества костной ткани создает воз можность длительного сохранения его в костях, подвергавшихся воздейст вию различных внешних факторов, в том числе свойственных почве. Это подтверждается, в частности, положительными результатами реакции преци питации Ф. Я. Чистовича при экспертизе видовой принадлежности костного материала, находившегося в земле в течение продолжительного времени (до 40 лет).

«Клейковину» в костях, пролежавших в земле в течение 600 лет, нашел Orfila. H. Andersen и J. Jorgensen I (1960) при проведении гистохимической реакции мета-хромазии с археологическими костями сделали вывод, что кис лые мукополисахариды, обусловливающие мета-хромазию кости, могут со храняться тысячелетиями. В то же время, исходя из представлений о сущно сти процессов гниения и распада биологического материала, можно было думать о постепенном уменьшении количества белкового вещества в костях по мере увеличения сроков пребывания их в почве. Так, например, при ис следовании кости, пролежавшей в земле в течение 1800 лет, не было обнару жено в ней тонких коллагеновых волокон;

толстые же волокна сохранились без изменений (К. Little, 1960). Предварительное определение содержания азотистых веществ в костной ткани, осуществленное нами формалиновым методом Ф. О. Сколова (1933), также показало, что среднее содержание азо тистых веществ в костной ткани по мере увеличения давности ее захороне ния постепенно падает. Так, если в свежей костной ткани азотистые вещества составляют 3,92%, то в костях 1 38-летней давности захоронения количество их колебалось в пределах 3,64—3,78%;

в значительно минерализованной кости трупа давностью захоронения 6000—8000 лет среднее содержание азо тистых веществ равнялось уже 1,19%, т. е. было почти в 3i/z раза меньше, чем в свежей костной ткани.

Рис. 4. Цилиндрические воронки для окрашивания (а) и элюации (б), СБФС.

На основании всего сказанного, а также учитывая стехиометрическую связь СБфС с белком, мы использовали этот реактив для количественного определения белкового вещества в костной ткани с целью определения дав ности пребывания ее в земле. Поскольку подобное исследование.костной ткани осуществлялось впервые, нами была специально разработана методика приготовлений материала к окраске и техника самой окраски костного веще ства.

Окраске СБФС подвергается измельченное до состояния муки ком пактное вещество. Костную муку получают при выпиливании костного коль ца, затем ее просеивают через сито с Отверстиями* 0,5 мм, высушивают до постоянного веса воздушно-сухим способом, затем в сушильном шкафу • при температуре 105°С и в количестве 0,1 г (для каждой кости) помещают в стек лянные пробирки, изготовленные в виде цилиндрических воронок с запаян ным концом (рис. 4, а). В пробирку в избытке наливают краситель, приготов ленный по прописи: бромфеноловый синий — 0,2 г, сулема—10 г, ледяная уксусная кислота — 20 мл, вода дистиллированная -980 мл. Навеску костной муки предварительно покрывают фильтровальной бумагой (один слой), вы резанной в форме круга по диаметру пробирки, с тем чтобы частицы костно го вещества равномерно пропитывались СБФС и не всплывали на поверх ность. Время окраски составляет 2 ч, по ее окончании запаянный конец про бирки отламывают и оставшийся не связанным краситель вымывают слабым раствором (2%) уксусной кислоты. Сорбированный краситель элюируют 0, н. раствором NaOH в течение часа, при этом воронкообразную пробирку с материалом вставляют в пробирку большей емкости, куда и поступает элюат (рис. 4,6). Элюат исследуют с помощью фотоэлектроколориметра (в наших опытах ФЭК-М, кюветы 3,085 мм при зеленом светофильтре) для определе ния оптической плотности раствора (сразу же по окончании элюации, так как при извлечении СБФС посредством 0,01 н. NaOH окраска раствора может постепенно изменяться). Отсчет оптической плотности производился по шкале правого барабана.

Использованию метода декальцинации эксгумированной кости в усло виях ультразвука послужили следующие основания. Костная ткань содержит большое количество неорганических солей кальция и фосфорной кислоты, минеральных компонентов. Неорганическая часть составляет 21,85% общей массы кости: 85% фосфорнокислого кальция, 1,5% фосфорнокислой магне зии, 0,3% фтористого кальция, 0,2% хлорида кальция, 10% углекислого каль ция, 2% щелочных солей. Они имеют кристаллическую форму и располага ются вдоль коллагеновых волокон, осаждаясь на них и тем самым прочно их связывая. Тесная связь между направлением волокон и кристаллографиче ской осью минерального компонента кости окончательно установлена на ультрамикроскопическом уровне (R. Engstrom, R. Zetterstrom, 1951;

М. Wat son, R. A. Robinson, 1953;

R. A. Robinson, D. A. Kameron, 1956). По данным Ф. Б. Штрауба, мукополисахариды «крепко» связывают ионы кальция.

Неорганическое вещество костной ткани можно извлечь с помощью кислоты. При этом еще Тирелли в 1912 г. отметил, что для декальцинации обычными гистологическими методами эксгумированной кости требуется заметно меньше времени, чем для свежей костной ткани. Объяснение этому факту мы находим в физико-химических особенностях почвы, одним из свойств которых является постоянное образование в ней различных органи ческих, а также в какой-то мере минеральных кислот (Е. А. Митрчерлих, 1957), способных растворять кальций костей, что, естественно, должно при водить к сокращению сроков декальцинации их в опытах in vitro. Перед нами стояла задача найти такой метод, который наряду с возможно более коротки ми сроками декальцинации позволял бы объективно регистрировать ее про должительность в единицах астрономического времени.

Применяемые в настоящее время в гистологической технике способы декальцинации в растворе нейтрального формалина с ацетатом натрия и дру гих смесях электролитический или вакуумный метод) не подходили для дан ной цели, так как они связаны со значительной длительностью этого процес са, продолжающегося, как правило более 12 ч, а чаще на протяжении не скольких суток. При таких условиях опыта чрезвычайно трудно уловить мо мент полной декальцинации объекта. Наше внимание привлек ультразвук, разрушающим образом действующий на различные объекты. Ультразвуко вые колебания обладают способностью распространяться в любых упругих телах: газообразных, жидких и твердых. В твердых и газообразных телах действие ультразвука сводится к возбуждению колебаний (вибрации) его частиц с ультразвуковой частотой;

в жидкой среде возникает, кроме того, особый эффект, носящий название ультразвуковой кавитации. Сущность это го явления заключается в том, что под воздействием мощного ультразвука в жидкости образуются и исчезают мельчайшие пузырьки, наполненные пара ми жидкости и распространенными в ней газами.

Разрушение, т. е. захлопывание кавитационных пузырьков, сопровож дается интенсивными гидравлическими ударами, которые вызывают посте пенное механическое разрушение твердого тела. Помимо этого эффекта, ультразвуку свойственно химическое, механическое и тепловое действие, проявляющееся в разрушении молекулярных соединений (К. Stuhlfauth, 1949, и др.), и стимулировании процессов диффузии, ввиду разрыхления ткани, вследствие колебаний переменного давления в ультразвуковом поле (F.

Baumgartl, 1949). Кроме того, ультразвук способен увеличивать эффект ка пиллярности (Е. Г. Коновалов) в десятки раз, что должно обеспечить быстрое пропитывание костного объекта декальцинирующей жидкостью. Было пред положено, что можно ускорить декальцинацию костной ткани в условиях вы сокочастотных ультразвуковых колебаний.

Обычно средой, которая воспринимает ультразвуковые колебания от излучателя, служит та или иная жидкость, находящаяся в сосуде. Если необ ходимо воздействовать ультразвуком на какой-нибудь объект, то его погру жают в указанную жидкость либо непосредственно, либо предварительно за ключив в нужную среду (суспензии, буферные растворы и др.), и затем под вергают озвучиванию.

Рис. 5. Металлический резервуар — резонанс с вмонтированной ульт развуковой головкой УТП-1.

Первоначально исследования по декальцинации костей различной дав ности были осуществлены с помощью отечественного генератора непрерыв ного излучения УЗ Г-1,5 (выходная мощность 1,5 кВт, рабочая частота 21, кГц, интенсивность излучения Вт/см2). Была показана принципиальная воз можность использования этого метода при решении вопроса о давности за хоронения трупа по костным останкам. В дальнейшем эта методика была усовершенствована на базе ультразвукового терапевтического прибора УТП 1, использование которого в судебно-медицинской практике более доступно, чем производственной промышленной установки, которой является УЗГ-1,5.

Аппарат УТП-1 представляет собой генератор высокой частоты, пи тающий кварцевый пьезоэлектрический преобразователь, излучающий ульт развуковые колебания. Его технические данные: мощность ультразвука при излучении в воду 8—10 Вт, частота ультразвуковых колебаний 830± 15 кГц, активная площадь ультразвукового излучателя 4 см2. Прибор компактен, прост в применении и имеет очень существенное преимущество, заключаю щееся в наличии на лицевой стороне аппарата электромеханических часов, позволяющих автоматически прекращать подачу ультразвуковых импульсов по истечении заранее установленного времени. Циферблат часов имеет деле ния от 1 до 25 мин. Это позволяет с большой точностью учитывать время не обходимое для полной декальцинации объекта. Применение УТП-1 для целей судебно-медицинского исследования костных тканей требует создания неко торых дополнительных конструкций. Для того чтобы передавать ультразву ковые волны в водную среду изготавливают специальное приспособление в виде металлического резервуара емкостью около 3000 мл, куда монтируют с помощью резинового манжета ультразвуковую головку (рис. 5). Для охлаж дения ультразвуковой головки во время работы прибора в резервуаре преду сматривается проточное устройство, обеспечивающее циркуляцию воды.

Рис. 6. Химический стаканчик;

стеклянное дно замещено слоем тонкой резины.

Наибольший ультразвуковой эффект получали при озвучивании костного объекта в стеклянном химическом стакане, дно которого (предварительно срезанное) замещено одним слоем тонкой резины (от хирургической перчат ки) (рис. 6). Стакан заполняют 25 мл 7% раствора соляной кислоты, на дно которого помещают испытуемый объект. Обязательным условием при этом должно быть совпадение диаметра излучателя с диаметром стаканчика с тем, чтобы испытуемый объект не оказался в «мертвой зоне», поскольку ультра звуковые импульсы распространяются по вертикали. Исследованию подвер гались кусочки бедренных костей толщиной 1,7 мм, полученные путем попе речного распила бедра на уровне ягодичной бугристости. Учитывая имею щиеся в литературе указания о возможном различии в степени концентрации минеральных солей в разных участках кости (К. М. Мауо, 1961), необходимо строго соблюдать правила взятия материала именно из одного и того же от дела бедра в каждом опыте.

Подбор пластинок кости для декальцинации по толщине производили с помощью микрометра. Такие тон кие срезы можно получить с помощью шлифовальной машины, на вал которой укрепляют фрезу из специального приспособления — ограничителя, обеспечивающее получение срезов одина ковой толщины по всей площади объекта.

Площадь объекта не учитывают. В наших опыта} она составляла вели чину, равную квадрату толщину компактного слоя бедра на уровне произво дившегося поперечного распила бедра.

Продолжительность декальцинации учитывают в минутах по отсчету электромеханических часов. Первые порции раствора соляной кислоты, на ходящиеся в стаканчике, меняют через каждые 25 мин тотчас по получении звукового сигнала об автоматическом выключении аппарата. Последующие интервалы времени озвучивания составляли 5 мин каждый. Сливаемый при этом солянокислый раствор подвергается качественному анализу на содер жание кальция с помощью хромогена черного ЕТ-00, используемого при комплексометрическом методе (в присутствии щелочного буфера, рН 10,0), определения ионов кальция и магния. Отрицательный результат анализа яв ляется показателем окончания процесса декальцинации.

Для изучения нужно брать по три костные пластинки от каждой кости.

Из полученных величин времени, потребовавшегося на их декальцинацию, выводят среднюю.

Таким образом, комплекс методов, включающий визуальный осмотр, непосредственную микроскопию, эмиссионный спектральный анализ, окра ску белкового вещества костной ткани реактивом СБФС и декальцинацию;

в ультразвуковом поле, позволяет определить характер и особенности измене ний костной ткани в различных почвах и установить для них конкретные критерии давности захоронения.

ГЛАВА IV ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНОЙ ТКАНИ В ВЫЩЕЛОЧЕННОЙ МАЛОГУМУСНОЙ МОЩНОЙ ЧЕРНОЗЕМНОЙ ПОЧВЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА Выщелоченная малогумусная мощная черноземная почва характерна для равнин, покрытых растительностью степного типа. Ее морфологический состав в разных горизонтах различен.

Горизонт А (на глубине от 0 до 65 см) имеет темно-коричневато-серый цвет, структура его глыбисто-комковато-пылевато-зернистая, ниже зернисто ореховая, при давлении с трудом распадается на зерна. Сложение горизонта А на поверхности трещинновато-рыхлое, но более плотное по мере увеличе ния глубины. Имеются ходы червей, копролиты, кротовины. Горизонт В (65— 180 см) темновато-серого цвета с коричневато-бурым оттенком, посте пенно переходящим в грязно-бурый;

структура в верхней части комковато зернисто-ореховая, в нижней — ореховато-комковатая;

сложение — плотное.

Имеются ходы червей, копролиты, изредка кротовины.

По механическому составу эта почва представляет собой в большей части глину, реже — тяжелый суглинок. Содержание гумуса в горизонте В на глубине нахождения костных останков колеблется в пределах 3— 4%, рН 7,0—8,0.

Выщелоченные малогумусные мощные черноземы имеют довольно высокое содержание окиси кремния и полуторных окислов алюминия. Вало вый состав на глубине 100—125 см приведен в табл. 3. Ввиду плотного сло жения влагоемкость и порозность данной почвы меньше, чем других черно земов, например карбонатных.

Таблица Валовый химический состав выщелоченного малогумусного мощного чернозема Химические соединения в % от веса прокаленной (безводной и безгумусной) почвы SiО2 SO3 Р205 МпО4 АL203 Fe203 СаО MgO К20 Na2O 6,72 64,53 0,124 0,144 0,38 15,48 6,21 1,89 1,77 1,82 1, Чаще всего костные останки находятся на глубине 1 80—125 см, т. е. в горизонте В.

Исследование костей скелета 150 трупов показало следующее. Различия кос тей по полу и их отношение к правой и левой стороне при исследовании можно во внимание не принимать, поскольку развитие процессов разложения Потеря от про калива ния не зависит от этих особенностей. Кости трупов детей и взрослых давностью погребения от 2 до 38 лет плотные, без мягких тканей, связок и хрящей.

Лишь на отдельных объектах с давностью захоронения до 11 — 12 лет на суставных и околосуставных поверхностях можно найти небольшие участки серовато-черного налета, состоящего из легко соскабливаемых мелких сухих частиц, являющихся остатками лизированных мягкий тканей. Следует особо отметить, что уже через 2—3 года после захоронения трупа наблюдается полный распад не только мягких тканей, но и связок и хрящей.

Кости, отмытые от почвы, имеют окраску, слагающуюся из отдельных оттенков, близких к одному какому-либо цвету, одинаковому для каждого срока захоронения трупа. Кости разных сроков погребения имеют различную окраску. Из данных, приведенных в табл. 4, следует, что цвет костей с увели чением сроков пребывания их в почве постепенно изменяется. Однако резких отличий в окраске костей близких сроков давности по сути не имеется. Мож но отметить, что песочный и темно-песочный цвет костных объектов давно стью захоронения 2—3 года изменяется постепенно и через 20—25 лет ста новится бурым и буро-коричневым с различными оттенками, а через 38 лет переходит в серовато-коричневато-желтоватый. Поверхность костей давно стью захоронения до 20 лет обычно бывает не изменена. Можно лишь ука зать, что некоторая «естественная», не связанная с нарушением целости кос ти компакты шероховатость костей постепенно (после 8—10 лет пребывания в земле) исчезает, поверхность их становится гладкой на ощупь, как бы «ла кированной».

Кости трупа давностью захоронения 38 лет имеют отчетливо выражен ные изменения поверхности в виде «выветривания» и дефектов компактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых и других костей. «Выветрива ние» равномерно по всей поверхности каждой кости.

Таблица Цвет костей трупов разной давности захоронения Давность Число тру- Количество захороне- Цвет костной ткани пов костей ния, годы 2 3 25 От песочного до темно-песочного с некоторым бе лесоватым и слабожелтым оттенком 3 17 219 Песочный, темно-песочный, со слабожелтоватым и желтовато -буроватым оттенком 4 9 87 От бледно-бурого до грязно-бурого с белесоватым оттенком 5 2 8 От бледно-бурого до коричневато-бурого со слабым желтоватым оттенком 6 5 44 Грязно-буровато-слабо желтый с оливково-серым оттенком 7 3 24 От слабо бурого до коричневато-бурого с дымча тым оттенком 8 5 52 Слабо буро-коричневатый с темно-дымчатым от тенком 9 5 47 Грязно-бурый с пепельно-серым оттенком 10 7 114 Бледно-буро-коричневый с бледно-серовато желтоватым оттенком 11 7 64 Бледно-коричневый с белесовато - желтоватым от тенком 12—14 8 66 Коричневато-бурый с серовато-желтоватым оттен ком 15—17 18 87 Табачно-бурый с желтовато-золотистым оттенком 18-25 19 156 Бурый с бледно-оранжево-золотистым оттенком 38 40 661 Серо-коричневато-желтоватый с золотистым оттен ком На нижнечелюстных костях «выветривание» отмечается лишь на внут ренней стороне тела у нижнего края. «Дефекты» компактного слоя.в виде полной его утраты и обнажения губчатого вещества представляют собой уча стки определенной локализации, формы и размера. Они имеют вид либо кольца вокруг гладкой суставной поверхности, либо отдельных участков не правильно-овальной формы. Локализация и размер дефектов на длинных трубчатых костях следующие: бедренная — в области нижне-внутренней по верхности головки на границе с шейкой, на участке размером от 3 до 6 см2 и на всей поверхности наружного и внутреннего надмыщелков;

большеберцо вая — вокруг суставной поверхности проксимального и дистального эпифи зов в виде кольца шириной от 1 до 3 см;

малоберцовая — по задней поверх ности или вокруг суставной площадки головки в виде кольца шириной от 0, до 2 см, а также в области наружной лодыжки на участке от 1 до 1,5 см, пле чевая: а) на границе между суставной поверхностью головки и анатомиче ской шейкой в задненаружном сегменте шириной от 1,5 до 3 см, а также в области большого бугорка;

б) по краям блоковидной поверхности шириной до 0,5 см и соответственно внутреннему и наружному надмыщелкам;

локте вая вокруг полулунной вырезки и по окружности головки в виде кольца ши риной от 0,5 до 1 см;

лучевая — по окружности суставного края головки в виде кольца шириной от 0,5 до 1 см и по окружности лучезапястной сустав ной поверхности шириной от 0,5 до 2 см. Дефект компактного слоя отмечен также на ключицах у суставной площадки грудинного конца спереди на про тяжении 0,5—0,8 см и по окружности акромиального конца в виде кольца шириной 0,3—1 см и нижнечелюстной кости по окружности суставной по верхности отростка до 0,5 cм-ширины. На рис. 7, 8 и 9 показаны «дефекты» компакты на некоторых костях трупов давностью захоронения 38 лет по сравнению с костями, пролежавшими в земле 18—20 лет.

Кости трупов, захороненных в гробах (давность погребения 34 года и лет), резко отличаются от костей трупов, погребенных без гробов, несмотря на то что последние разрушаются и кости покрывает земля.

Кости трупа, захороненного в гробу 6 лет назад, имели желтовато бурую окраску. На их поверхности были обширные серовато-черные участки легко соскабливаемых частиц подсохшей массы лизированных мягких тка ней. Компактный слой не изменен. Кости трупа дав/ костью захоронения лет по цвету не отличались от костей, пролежавших в земле 20 лет, но без гроба.;

Отсутствуют следы «выветривания» и «дефектов» компактного слоя.

На эксгумированных крупных костях (бедренные, тазовые), а также в полости вскрытых и невскрытых черепов трупов различной давности захоро нения, но погребенных в теплое время года, обычно обнаруживаются Рис 7. Бедренные кости трупов давностью захоронения 38 (а) и 18 (б) лет.

Рис. 8. Те же кости. Нижние эпифизы Рис, 9. Плечевые кости трупов давностью захоронения 38 и 20 (б) лет.

Рис. 10. Пупарии мух в передней ямке вскрытого черепа подростка 14— лет. Давность захоронения 10 лет.

Рис. 11. Пупарии мух в задней ямке вскрытого черепа женщины 30—35 лет.

Давность захоронения 15—16 лет.

остатки насекомых. Они представляют собой пупарии темно-коричневого цвета размером от 0,3х0,1 до I 0,7x0,2 см, которые располагаются по 8— экземпляров в естественных углублениях костных объектов (рис. 10, 11). Как оказалось, пупарии являются куколками мух из семейства Tachinidae, о чем свидетельствует характерная окраска хитина, их сегментация и другие осо бенности. Различные размеры пупариев, несмотря на внешнее сходство, ука зывают на наличие следов по крайней мере двух видов мух. В настоящее время не имеется, к сожалению, средств, с помощью которых можно было бы с уверенностью распознать вид мух по пупариям. Однако, исходя из эколо гии этих насекомых, можно предполагать, что крупные пупарии принадлежат крупным представителям мух (род Tachina R. D., вид Tachina grossa L.), а мелкие к роду Lucilia R. D., именно зеленой падальной мухе (Lucilia caesar L.). He исключено, что некоторые пупарии могли относиться к представите лям рода Calliphora R. D., в частности синей падальной мухе Calliphora eryth rocephala. Эти насекомые очень широко распространены на территории СССР вплоть до Крайнего Севера, причем на юге, естественно, численность их несравненно больше, так как возраста число циклов развития в одном се зоне вследствие благоприятных климатических условий. Эти мухи отклады вают яйца преимущественно на трупах и в больших количествах, превы шающих несколько сот в одну кладку.

С учетом биологических особенностей этих насекомых можно предпо ложить, что мухи откладывают яйца либо до захоронения трупа, либо после его погребения непосредственно в земле, либо личинки, вылупившиеся из отложенных в почву яиц, проникают в захороненный труп. Сильно развитое обоняние позволяет мухам быстро находить разлагающийся биологический материал и отложить яйца на трупы до их захоронения. В таких случаях дальнейший цикл развития насекомых, вплоть до вылета из окуклившихся личинок имаго, проходит уже в почве. Проникнуть в труп, находившийся в почве, мухам удается лишь в том случае, если труп захоронен на относитель но небольшой глубине, обычно не превышающей 40—50 см. При благопри ятных условиях (небольшая глубина захоронения, механический состав, структу-1 ра и плотность почвы) возможно проникновение к гниющему ма териалу личинок, которые выводятся из яиц, отложенных мухами в почвен ные горизонты, расположенные над погребенным трупом. В таких случаях пупарии можно было бы обнаруживать на трупах, захороненных зимой. В них проникали бы личинки, которые вы велись из яиц, отложенных мухами в следующий после захоронения теплый период года, когда процессы гниения, задержанные низкой температурой, начинают вновь развиваться. На костях же трупов, погребенных в декабре, январе и феврале, остатков насекомых или следов их мы не обнаружили.

Пупарии сохраняются в течение довольно длительного пребывания трупа в земле (до 10 лет и более). Правда, отдельные пупарии несколько по мяты (на рисунках отчетливо видны отверстия, через которые произошел вы лет взрослого насекомого-имаго). Сохранность пупариев можно объяснить большой устойчивостью к химическим превращениям хитиновых структур, имеющихся у насекомых, и представляющих собой высокомолекулярные со единения глюкозы. Оптимальные условия (постоянная температура среды и относительно низкая;

влажность) способствуют этому. От механических раз рушений их предохраняют костные объекты (полость черепа естественные углубления тазовых костей и др.), принимающие на себя своеобразную за щитную функцию.

Таким образом, полный распад мягких тканей трупа, в том числе свя зок и хрящей, в условиях захоронения I трупов без гробов в выщелоченном малогумусном мощном черноземе наступает уже спустя 2—3 года после по гребения. Однако судить о давности захоронения материала по его внешнему виду можно лишь сугубо ориентировочно. Так, можно отличить кости трупа давностью захоронения до 3 лет от объектов давностью захоронения до лет и более по появлению различных оттенков коричневого и бурого цветов.

Оценка же характера самих оттенков чрезвычайно затруднена и, разумеется, всегда субъективна. «Выветривание» поверхности и «дефекты» компактного слоя (особенно в области эпифизов длинных трубчатых костей) возникают в более поздние сроки.

Макроскопические признаки разложения костной ткани трупов, захо роненных в гробах, отличаются от таковых, характеризующих кости анало гичной давности погребения, но без гроба.

Обнаружение на эксгумированных костных останках пупариев мух может расцениваться как признак, свидетельствующий о погребении трупа в теплое время года.

При непосредственной микроскопии бедренных костей эксгумированных трупов можно отметить золотисто- желтоватую окраску, появляющуюся че рез 2 года после пребывания костей в земле, которая еще через 2—4 года становится золотисто-слабо коричневой, затем светло- коричневой. Цвет кос тей трупов давностью захоронения 9—10 лет - светло-коричневато каштановый, 11 —12 - лет — золотисто-желтый, 13—17 лет и более — жел товато-коричневый, а 38 лет — серо-коричневато-желтоватый.

В течение длительного времени кости сохраняют ясно видимый в микроско пе маслянистый отлив, интенсивность которого постепенно (примерно спус тя 7—8 лет после захоронения) снижается, а затем (примерно через 1517 лет после захоронения) полностью исчезает. Кроме того, создается впечатление своеобразной «рыхлости» поверхности костей давностью захоронения бли жай-5 лет, которая постепенно сглаживается, а затем исчезает. Кости стано вятся гладкими (примерно спустя 7—8 лет после захоронения), а затем бле стящими, как бы полированными (через 11 —12 лет и более).

Рис. 12 Трещина поверхности головки бедренной кости женщины 45—50 лет.

Давность захоронения 10 лет (МС-51, ок. Х7, об. Х3,7).

Рис. 13, Трещина поверхности головки бедренной кости мужчины 25— лет. Давность захоронения 15—17 лет (МС-51 ок. Х7, об. Х3,7).

Рис. 14. Трещина поверхности головки бедренной кости мужчины 20— лет. Давность захоронения 20 лет (МС-51, ок. Х7, об. Х3,7).

Рис. 15. Минерализация плечевых костей. Давность захоронения 2 года (сле ва) и 7 лет (справа) (МБС-1, ок. Х8, об. Х2).

Наряду с этим примерно через 11 лет пребывания в земле нарушается целостность поверхности компактного слоя в виде своеобразных скарифика ций, вначале мелкий единичных, а затем (по мере увеличения срока пребы вания в земле) более крупных и множественных. В поле зрения микроскопа они представляются тусклыми, ли. шейными блеска и значительно светлее цвета окружающей их поверхности. Им сопутствуют продольные трещины компакты, также вначале поверхностные и единичные (на костях трупа дав ностью захоронения 12 лет), а затем (спустя 17 лет после захоронения трупа) более частые и глубокие.

При микроскопировании эпифизарных отделов бедренных костей тру пов, пролежавших в земле 8 лет, можно обнаружить изменения в виде еди ничных трещин компактного слоя головки. Количество таких трещин и их выраженность возрастают по мере увеличения продолжительности пребыва ния костей в земле (рис. 12, 13, 14). Спустя 20 лет после захоронения трупа скарификации и трещины становятся видимыми на глаз.

Особого внимания заслуживает характер изменения компактной суб станции костей, определяемый на поперечном срезе. В поле зрения микро скопа толща компактного слоя по всей поверхности среза костей трупов, за хороненных в ближайшие 5 лет, представляется в виде аморфной полупро зрачной плотной белесовато-серой, массы, исключительно похожей на обыч ный парафин, Начиная с 5 лет пребывания костей в земле парафине-образная компакта приобретает темно-сероватый оттенок, а через 9—10 лет полупро зрачный вид компакты теряется на глубину до 1 мм от поверхности. В этом слое компактная субстанция представляется белесоватой, как бы рыхлой.

Спустя 11 лет после захоронения появляется розоватый оттенок в отдельных участках этого слоя, а у костей, пролежавших в земле более 13—14 лет, она приобретает характер крошащейся рыхлой белесовато-желтоватой сухой массы. Спустя 20 лет компактное вещество на глубину до 1,5 мм от поверх ности, оставаясь на вид крошащимся, рыхлым и сухим, приобретает слегка желтоватый цвет. Располагающаяся под этим слоем остальная толща ком пактного вещества сохраняет бесструктурный парафинообразный вид. Зона минерализации по окружности поперечного среза кости хорошо различима в микроскопе. На рис. 15 приведены поперечные срезы плечевых костей тру пов взрослых давностью захоронения 2 года (минерализации нет) и 7 лет (видна начальная минерализация). Этот признак, представляющий собой проявление процесса минерализации костей, мы называем «феноменом па рафина». Термин «феномен парафина» предложен нами как контрастное по нятие при оценке состояния компактного слоя и степени минерализации.

Признаки разложения костей, обнаруживаемые непосредственно при микроскопии, не связаны с возрастом умершего.

Данные о цвете и характере изменений компактного слоя костей, обна руживаемые при непосредственной микроскопии, приведены в табл. 5.

При визуальном исследовании содержимого костномозгового канала костей трупов давностью захоронения от 2 до 11 лет в них обнаруживается сухая, грубая сетчато-петлистая структура темно-коричневого цвета, плотно при крепленная к стенкам. В ее петлях находятся сухие мелкие крошащиеся час тицы черного цвета: петли высохшей ретикулярной ткани с частицами моз гового вещества. В костях трупов, находившихся в земле в течение более длительного времени, сетчато-петлистая структура местами оказывается раз рушенной, а сухие мелкие частицы черного цвета располагаются уже по стенкам канала в виде отдельных скоплений.

Определению давности захоронения трупа, помимо визуального осмотра и метода непосредственной микроскопии, способствует проведение спектраль ного эмиссионного анализа эксгумированных костей. Качественная и полу количественная по отношению к свежей кости по пятибалльной системе (—, с. л., +, + +, + + + ) оценка полученных спектрограмм позволила установить два принципиальных положения. Во-первых, костные ткани трупов различ ной давности захоронения, находившиеся' в одинаковой почве, отличаются по содержанию отдельных микроэлементов и, во-вторых, имеется резкое от личие содержания некоторых микроэлементов в костях, находившихся в раз ных почвах (половые различия значения не имеют). Так, в костях, находив шихся в выщелоченном малогумусном мощном черноземе, по мере увеличе ния сроков пребывания в земле постепенно (возрастает количество Si, AL, Fe и особенно Мn, который в свежих костях не определяется (табл. 6). При этом какого-либо заметного отличия в содержании микроэлементов в костях тру пов одинаковой давности захоронения, но принадлежащих лицам разного пола и разных возрастных групп, установить не удается (табл. 7) В этих объ ектах накапливаются те же элементы, в тех же количествах.

Таблица Цвет и характер изменений компактного слоя бедренных костей трупов различной давности захоронения Давность захоро- Вид поверхности ком- Вид компактного вещества Цвет нения, пактного слоя на поперечном срезе годы Золотисто-слабо желто- Нарушения целостности Аморфная, полупрозрач ная плотная, белесовато 2 ватый с маслянистым от- нет. Производит впечат серая масса, похожая на ливом ление рыхлой массы парафин по всей толще От золотисто - слабо желтоватого до золотисто 3-4 То же -светло-коричневого с То же маслянистым отливом Нарушения целостности То же, но цвет с поверхно 5—6 Тот же сти кости более темного нет. Рыхлость сглажена оттенка Светло-коричневый со Нарушения целостности То же. На некоторых кос 7—8 слабым маслянистым от- нет. Рыхлость сглажена. тях сероватый цвет с по тенком Поверхность некоторых верхности заметно усили костей гладкая, шлифо- вается ванная С поверхности на глубину до 1 мм заметное умень Светло-коричневато- шение полупрозрачности 9—10 каштановый со слабым То же или полная утрата ее, ком маслянистым отливом пактное вещество белесо ватое, производит впечат ление рыхлого Давность захоро- Вид поверхности ком- Вид компактного вещества Цвет нения, пактного слоя на поперечном срезе годы Гладкая, блестящая, как Золотисто-желтый или бы полированная. С поверхности на глубину коричневато-каштановый Встречаются тусклые до 1 мм розовато 11— со слабым едва заметным мелкие скарификации и белесоватое, производит маслянистым отливом неглубокие единичные впечатление рыхлого, кро шащегося трещины Желтовато-коричневый с 13—17 То же, но розовый цвет по едва заметным масляни- То же степенно теряется стым отливом В каждом поле зрения Тот же. Маслянистость поверхностные трещины 18—20 То же отсутствует и тусклые участки ска рификаций 20—25 Тот же То же » » С поверхности на глубину Разрушение поверхности до 1,5 мм белесовато Серый слабо коричнево 38 кости определяется «на желтоватое, рыхлое, кро желтоватый глаз» шащееся. Подлежащая толща имеет вид парафина Анализ спектрограмм костной ткани, находившейся в условиях иных почв, качественно отличающихся от выщелоченного малогумусного мощного чер нозема, oпределяет накапливание ряда других микроэлементов и уменьшение количества тех из них, высокое содержание которых было характерным для костей, эксгумированных из выщелоченного малогумусного мощного черно зема.Так в объектах, эксгумированных из дерново-карбонатной почвы на мергелях, обнаружены более значительные количества В, Ti, но меньшее ко личество Си и Мп Кости из перегнойно-карбонатной почвы отличались большим количеством Си, Ti и особенно Fe, и появлением правда, в ничтож ных количествах Ag. В то же время в костях из карбонатного малогумусного сверхмощного чернозема обнаруживается большое количество Вг и Сг, а в костях из дерново-карбонатной почвы на известняках — Si и Fe (табл. 8).

Таблица Данные полуколичественного анализа костной ткани трупов различной давности захоронения в одинаковой почве Давность Элементы захоронения, Mg Р Si В Мп Рb А1 Fe Сг годы - Свежие +++ +++ н.сл. сл. - сл. сл. + 3—4 +++ +++ сл. сл. + сл. сл. + сл.

5—6 +++ +++ СЛ.+ сл. +> сл. сл. > +> сл.

7—8 +++ +++ СЛ.+ сл. ++ сл. > сл. > +> сл.

9—10 +++ +++ + сл.+< ++ сл. > + +> сл.

13-17 +++ +++ + сл.+< ++ сл. > +> +> сл.

38 ++> сл. > +> +> сл.

+++ +++ + сл.+< Давность Элементы захоронения, годы Са Na Cu Sr Ti К Ва Ni Свежие + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. н. сл.

3—4 + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. сл.

5—6 + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. сл.

7—8 + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. сл.

9—10 + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. сл.

13—17 + + + + + + + + + СЛ. сл. сл. сл.

38 +++ + + + +> ++ СЛ. сл. сл. сл.

Таблица Данные полуколичественного анализа костной ткани трупов мужского и женского пола различной давности захоронения в одинаковой почве Дав- Микроэлементы ность Мg Р Si В Мп Рb А1 Fe захоро- нения, м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж.

годы Свежие +++ +++ ++ ++ н.сл. н.сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. + + 3—4 +++ +++ ++ ++ сл. сл. + + + + сл. сл. сл. сл. + + 5—6 +++ +++ ++ ++ сл. сл. сл.> сл>. +> +> сл. сл.> сл.> +< +> +> сл. сл.

7—8 +++ +++ ++ ++ н. сл. сл. ++ ++ сл.> сл.> +< +< +> +> + + сл. - 9—10* +++ — ++ - сл.> _ ++ - сл.> - + - +> - +< 11—12 +++ +++ ++ ++ + + сл. сл. + + + + сл.> сл.> + + +> +> +< сл. - 13—17* +++ — ++ - + - + + - сл.> — +> - +> - +< сл. сл.

38 +++ +++ ++ ++ +> +> + +> ++> сл.> сл.> +> + +> +> +< +< Продолжение таблицы Микроэлементы Давность Сr Са Na Сu Sr Тi K Ba Ni Аg захоро- нения, м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж.

годы н.

Свежие — — +++ +++ +++ +++ + + ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. 3—4 cл. сл. +++ +++ +++ +++ + + ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. — 5—6 cл. сл. +++ +++ +++ +++ + + ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. — 7—8 сл. сл. +++ +++ +++ +++ + + ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. — н.

9—10* сл. — +++ - +++ - + - ++ - сл. — сл. — сл. — сл. — — — - 11—12 cл. сл. +++ +++ +++ +++ + + ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. — — 13—17* сл. — +++ - +++ - + - ++ - сл. — сл. — сл. — сл. — — — 38 сл. сл. +++ +++ +++ +++ +> +> ++ ++ сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. сл. — — * В наших наблюдениях этой давности кости трупов женского пола отсутст вовали.

Таким образом, с помощью спектрального анализа можно определить почву, в которой находились кости. Определить давность захоронения костей трупа, находящихся в одной и той же почве, по результатам полуколичест венной оценки можно только ориентировочно поскольку разграничить этим методом степень накопления микроэлементов удается лишь в довольно ши роких пределах сроков погребения. Так, например, по изменению содержа ния Мп возможно различить кости свежие от находящихся в земле 10 лет и более (см. табл. 6). Примерно такие же пределы достоверности наблюдаются при определении полуколичественным анализом содержания Si и А1.

Результаты, полученные с помощью полуколичественной оценки спек трограмм бедренных костей трупов, захороненных в выщелоченном малогу мусном мощном черноземе, позволили рекомендовать для анализа методом сравнительных относительных количественных характеристик (по результа там фотометрирования) соотношение следующих элементов: Са/А1, Ca/Si, Ca/Mn, Sr/Na. В качестве контроля должны служить спектрограммы, полу ченные при анализе свежих костных тканей. В костях трупа разных сроков захоронения, как правило, заметно постепенное накопление А1, Si, Mn и Так, например, если в свежей костной ткани коэффициент (К) соотношения Са/А равен 35, 43, то в костях трупов давностью захоронения 3—4 года К равен 10 лет— 12,36 и т. д. Эти признаки имеют ) степень достоверности. Однако различить свести и кости трупов, захороненные не позднее ближайших 2 лет, по этим признакам невозможно, Зависимость между сроками захоронения трупа и накапливанием в костях Al, Si, Mn и Na можно выявить, построив графики (кривые) с учетом К давности захоронения трупа.

Таблица Сравнительные данные полуколичественного анализа костной ткани трупов давностью захоронения 18-20 лет в условиях различных почв Элементы Почва Mg р Si В Мп РЬ А1 Fe Сг Са Na Си Sr Fi К Ва Ni Ag Дерново карбонатная н.

на мергелях +++ ++ +> + + сл. + + сл. +++ +++ <+ ++ <— сл. сл. - сл.

.........

Перегнойно- + +++ ++ + + ++> н.сл + ++ сл. +++ ++ + + ++ сл. н. — сл.

карбонатная + сл.

Чернозем кар бонатный ма- + + +++ ++ + +> + сл. +> + +++ + + + + +> сл. н.

логумусный < + сл. сл. —........

Дерново карбонатная +++ ++ ++> + ++ сл.> +> ++ ел. +++ +++ + ++ + сл. н. — на известня- сл. — ках........

Исследуемый материал при этом группируют по возрастному принци пу, т. е. учитывают возраст умершего (10—20 лет, 21—50 лет, 51 год и стар ше), с тем чтобы установить влияние возрастных изменений и интенсивность накапливания в костях микроэлементов. В качестве примера рассмотрим за висимость между давностью захоронения трупа и накапливанием в костях А (по изменению К отношения микроэлементов Са/А1) (рис. 16, 17, 18).

Наиболее интенсивно накапливается А1 и снижается К Са/А1 в костях в ближайшие 7—8 лет захоронения! трупа. В дальнейшем этот процесс за медляется и в костях, пролежавших в земле 9—12 лет, остается приблизи тельно на одном и том же уровне, а затем снова несколько возрастает, при чем через 20 лет накапливание происходит очень медленно. Для выявления степени достоверности различия между К отношений микроэлементов Са/А в костях различной давности захоронения трупа были произведены необхо димые статистические расчеты, результаты которых приведены в табл. 9.

Из табл. 9 следует, что достоверные различия имеются между отношением Са и А1 в свежих костях и в костях трупов давностью захоронения 3—4 года, а также между захоронениями давностью 3—4 и 5—6 лет. Отличить кости трупов давностью захоронения 5—6 лет от| костей трупов, захороненных 7— 8 лет назад, по этому! признаку нельзя, но кости трупов давностью захороне ния 9—10 лет достоверно отличаются от костей трупов, захороненных в ближайшие 5—6 лет. Отношение Са и А1 в костях трупов давностью захоро нения 9—10 и 11 —12 лет не отличается между собой, но отличается от кос тей трупов давностью захоронения 13—17 лет. Имеются также различия это го показателя в костях трупов, захороненных 13—17, 18—20 и 38 лет назад.

Таблица Степень достоверности различий средних величин коэффициента отно шения Са/А1 при различной давности захоронения трупа (от 0 до 38 лет) Сравниваемые Достоверность Сравниваемые Достоверность раз величины n различий величины n личий t Р t Р К0 и К2 3 7,077 <0,02 К5-6 и К9-10 5 4,298 <0, К2 и К3-4 3 0,497 >0,6 К9-10 и K11-12 5 0,227 >0, К3-4 и К5-6 5 5,097 <0,01 К9-10 и К13-27 7 5,616 <0, К5-6 и К7-8 5 2,587 <0,1> 0,05 К13- 17и К18-20 10 5,683 <0, K18-20 и К38 13 10,773 <0, В костях трупов умерших в возрасте 51 года и старше отмечается та же зако номерность накопления А1. Как и у умерших в возрасте 21—50 лет, эксгуми рованные кости интервалов давности резко отличаются от свежих костных тканей. Отмечается тенденция к увеличению накопления А1 по мере возрас тания сроков захоронения трупа — уменьшение величины К отношения Са/А1 (см. рис. 16, 17).

Рис. 16. Зависимость величины коэффициента отношения Са/А1 oт давности захоронения (возраст умерших 21—50 лет).

Рис. 17. Зависимость величины коэффициента отношения Са/А1 от давности захоронения (возрастная группа 51 год и выше).

Рис. 18. Зависимость величины коэффициента отношения Са/А1 примени тельно к давности захоронения (возраст умерших 10—20 лет).

Средние величины К отношения Са/А1 в этих двух возрастных группах (21—50 лет и 51 год и старше) очень близки в сопоставимых интервалах дав ности захоронения а для костей трупов, захороненных 7—38 лет назад ив свежих костных тканях, эти коэффициенты отношений могут рассматривать ся как единая совокупность. В связи с этим применительно к приведенным срокам давности захоронения кости умерших в возрасте 21—50 лет, 51 года и старше при проведении экспертизы можно по возрастному признаку не раз делять. Исключение составляют сроки захоронения в 3—4 и 5—6 лет. В эти периоды в костях умерших в возрасте старше 50 лет происходит более ин тенсивное накапливание А1 по сравнению с костями умерших в более моло дом возрасте.

В костях умерших в возрасте 10—20 лет отмечается та же тенденция к накапливанию А1, а произведенные статистические расчеты убеждают в том, что в указанные сроки захоронения в таких случаях интенсивность накапли вания А1 сходна с таковой в костях умерших в возрасте старше 20 лет (см.

рис. 18). Исключение составляет материал, взятый от умерших детей раннего и подросткового возраста. Оказалось, что в костях трупов новорожденных и подростков А1 накапливается более интенсивно, чем это установлено для костей трупов лиц более старшего возраста при такой же давности захороне ния. Это необходимо учитывать.

Сказанное можно объяснить особенностями строения костей в период роста и развития организма. Для костей умерших в возрасте 17 лет и старше характерны одни и те же особенности накопления А1, что и для костей умерших в возрасте старше 20 лет. Показатели К отношения элементов Са/А1 в них те же, что и в костях погребенных в эти же сроки, но принадле жащих умершим более старшего возраста.

С помощью метода микрофотометрии удалось опреть зависимость ме жду накапливанием в костях Si и давностью захоронения трупа. Накаплива ние Si происходит постепенно. Так, если для свежей костной ткани К отно шения Ca/Si равен 5,66, то для костей трупом захороненных 4—6 лет назад, составляет 3,90, а 11—[I лет назад — 2,73 и т. д. Определение степени досто верности различия между коэффициентами отношения Ca/Si, установленной для костей трупов разной давности захоронения (кости умерших в возрасте 21—50 лет)] свидетельствует о резком различии в содержании этих микро элементов в свежих костях и костях трупов, захороненных 3—4 года назад.

Внутри этого срока различия в содержании Са и Si отсутствуют (табл. 10).

Таблица 10.

Степень достоверности различий величины коэффициента Ca/Si при разных сроках захоронения трупов (0—38 лет) (возраст умерших 21—50 лет) Достоверность Достоверность различия Сравниваемые Сравниваемые различия п величины п величины t Р t Р Ко и К2 3 1,506 >0,2 К7-8 и К9-10 5 2,000 >0, К2 и К3-4 7 3,846 >0,1 K9 - 10 и К11 - 12 6 1,789 >0. К3-4 и К5-б 5 6,158 <0,01 К11- 12 и K13- 17 7 11,586 <0, К5-6 и К7-8 5 3,385 <0,05 K13- 17 и K18- 20 10 5,396 <0, Достоверно отличаются между собой кости трупов давностью захоро нения 3—4 года от костей трупов давностью захоронения 5—6 лет;

давно стью захоронения 5—6 лет от давности захоронения 7—8 лет. Кости трупов, захороненных от 7—8 до 11 —12 лет с момента смерти, по этому признаку между собой не различаются, не могут отличаться от костей трупов давно стью захоронения 13—17 лет, а они в свою очередь резко отличаются от кос тей трупов давностью захоронения 18—20 лет. Отличить кости трупов дав ностью захоронения 18—21 лет от костей трупов давностью захоронения лег не представляется возможным, так как коэффициент отношения элемен тов, установленные для этих групп умерших, статистически неразделимы и должны рассматриваться как единая совокупность.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.