WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Москва ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ серия основана в 1996 г. ...»

-- [ Страница 9 ] --

В связи с внесенными изменениями в УК рассматриваемый вид освобождения от наказания следует отнести к обязательным. Суд, установив, что лицо отбыло необходимую часть наказания и для своего исправления не нуждается в дальнейшем его отбывании, выносит решение о его условно-досрочном освобождении от наказания.

В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (при отсутствии одного из двух оснований) повторное внесение в суд представления может иметь место не ранее чем по истечении месяцев со дня вынесения определения суда об отказе (ч. 10 ст. 175 УИК РФ) и не ранее чем по истечении лет со дня принятия судом решения об отказе для отбывающих пожизненное лишение свободы (ч. 3 ст. УИК РФ).

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на лицо обязанности, которые должны им исполняться в течение неотбытой части наказания. Перечень этих обязанностей, возлагаемых на условно досрочно освобожденных, совпадает с перечнем обязанностей, которые могут возлагаться на лицо, осужденное условно (ч. 5 ст. 73 УК). Это: не менять постоянного места жительства без уведомления органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи, а также другие обязанности, способствующие, по мнению суда, исправлению осужденного.

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, а также за выполнением возложенных на него судом обязанностей осуществляется уполномоченными на то специализированными органами, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений (ч. 6 ст. 79 УК).

В возложении на лицо судом определенных обязанностей, в контроле за его поведением, а также в возможности отмены условно-досрочного освобождения проявляется условный характер этого вида освобождения от наказания.

Существенным недостатком УК РСФСР было то, что в нем не был решен вопрос о последствиях уклонения условно-досрочного освобождения от воспитательного воздействия, а также о последствиях нарушения им правил общежития. Единственным основанием для отмены условно-досрочного освобождения являлось совершение лицом, к которому было применено условно-досрочное освобождение, в течение неотбытой части наказания нового преступления.

УК устранил этот пробел. В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК нарушениями требований условно-досрочного освобождения, способными повлечь его отмену, признаются: а) нарушение общественного порядка или злостное уклонение от исполнения возложенных на лицо обязанностей;

б) совершение по неосторожности нового преступления в течение неотбытой части наказания;

в) совершение нового умышленного преступления в тот же период.

Первые два из перечисленных обстоятельств являются факультативными основаниями отмены условно досрочного освобождения.

К нарушениям общественного порядка, дающим суду основание для отмены условно-досрочного освобождения, относятся такие, характер которых свидетельствует о том, что осужденный своим поведением не оправдал оказанного ему доверия: неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции, мелкое хулиганство, распитие спиртных напитков в общественных местах и т.д., и повлекшее законное и обоснованное наложение административного взыскания. Если административное взыскание погашено давностью либо снято в установленном порядке до рассмотрения судом вопроса об отмене условно досрочного освобождения, то они не могут учитываться судом.

Уклонение от исполнения — это намеренное, не вызываемое какими-либо уважительными причинами неисполнение лицом возложенных на него судом обязанностей после письменного предупреждения, сделанного органом, осуществляющим контроль за его поведением.

Под злостным уклонением от исполнения осужденным возложенных на него судом обязанностей понимается более двух нарушений в течение года или длительное, более 30 дней, неисполнение возложенных обязанностей либо когда условно-досрочно освобожденный скрывается от контроля (при неизвестности его нахождения более 30 дней).

Если суд постановит об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, то по смыслу закона осужденный должен полностью отбыть оставшуюся неотбытой часть наказания безотносительно к тому, что какое-то время он добросовестно исполнял возложенные на него судом обязанности — за счет этого времени неотбытый срок наказания сокращен быть не может.

В зависимости от характера и тяжести совершенного неосторожного преступления в течение неотбытой части наказания, а также с учетом личности осужденного суд может либо сохранить, либо отменить условно досрочное освобождение. В первом случае назначается и исполняется только наказание за новое преступление, а неотбытая часть наказания продолжает исполнять роль испытательного срока. Суд должен мотивировать свое решение, указав конкретную причину, по которой считает справедливым и целесообразным не исполнять оставшуюся неотбытой часть наказания. Во втором случае наказание назначается по совокупности приговоров (ст. 70 УК).

Здесь возникает интересный вопрос: с какого момента следует исчислять неотбытую часть наказания?

Распространенно мнение, что срок неотбытого наказания надо исчислять с момента оглашения постановления судом. Думается, это правильно по существу. Вместе с тем стоит отметить, что не всегда после оглашения постановления суда осужденные немедленно освобождаются из-под стражи. Поскольку суды, рассмотревшие материалы в колонии, обычно оглашают резолютивную часть постановления.

Мотивировочную часть они, как правило, пишут в помещениях суда и высылают в исправительное учреждение копию постановления с печатью. Учитывая сложившуюся практику, ч. 5 ст. 173 УИК РФ предусматривает, что досрочное освобождение от наказания производится в день поступления соответствующих документов, а если документы поступают после окончания рабочего дня — утром следующего дня. Между тем постановления об условно-досрочном освобождении, как правило, попадают в колонию через 3-4 дня после их оглашения, особенно если суд рассматривал материалы в пятницу[12]. В этой связи исчислять неотбытый срок наказания во всех случаях с момента оглашения постановления, вероятно, не совсем правильно. Однако сложившаяся практика несомненно в пользу осужденного. Поскольку если в период после оглашения постановления об условно-досрочном освобождении и до его фактического освобождения осужденный совершит неосторожное преступление, то тот же суд согласно ч. 7 ст. 79 УК может и не отменить условно-досрочное освобождение. При другом же порядке исчисления испытательного срока осужденному всегда будет назначаться наказание по совокупности приговоров по правилам, предусмотренным ст. 70 УК, что, несомненно, менее предпочтительно для осужденного. Думается, вопрос о порядке исчисления испытательного срока должен быть урегулирован законодателем в УК.

Единственным обязательным основанием для отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является совершение нового умышленного преступления в течение испытательного срока. В этом случае суд назначает наказание по совокупности приговоров. При этом к основному наказанию, назначенному по правилам ст. 70 УК, суд вправе присоединить дополнительное наказание, назначенное по предыдущему приговору, если лицо от него условно-досрочно освобождено.

Рассматривая условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, нельзя оставить без внимания вопрос о порядке погашения судимости.

Например, С. был осужден по ч. 3 ст. 264 УК к 8 годам лишения свободы. После отбытия 3-х лет, его условно досрочно освободили, так как совершенное неосторожное преступление является преступлением средней тяжести. Неотбытый (испытательный) срок у С. — 5 лет. Лицо, осуждается за преступление средней тяжести, судимость погашается по истечении 3-х лет после отбытия наказания (п. «в» ч. 3 ст. 86 УК). При этом в соответствии со ст. 79 и 86 УК срок погашения судимости начинает течь по истечении неотбытого наказания, т.е. той части наказания, от отбытия которой лицо было условно-досрочно освобождено[13]. Постановление Президиума Верховного Суда РФ видится правильным, поскольку неотбытая часть (испытательный срок) входит в назначенное по приговору суда наказание. Именно поэтому нельзя в момент условно-досрочного освобождения считать лицо, полностью отбывшим наказание. В приведенном примере это 5 лет. По их окончании, осужденный еще в течение 3-х лет будет считаться судимым.

Некоторые юристы, не соглашаясь со сложившейся судебной практикой, полагают более правильным исчислять сроки погашения судимости с момента освобождения лица от реального отбытия наказания[14].

Однако такая позиция приводит к тому, что часто срок погашения судимости будет истекать раньше, чем испытательный срок. То есть лицо, будучи признанное несудимым (так как погашение судимости аннулирует все уголовно-правовые последствия осуждения и наказания), тем не менее остается под воздействием испытательного срока, что вряд ли логично и правильно.

Другие ученые идут еще дальше, предлагая еще и срок погашения судимости исчислять в зависимости от размера фактически отбытого наказания. Так, заместитель Председателя Верховного Суда Республики Адыгея А. Трахов иллюстрирует свою позицию следующим примером: «Лицо, осужденное по ч. 1 ст. 105 УК к 7 годам лишения свободы, освобождено условно-досрочно через 5 лет»[ 15]. Судимость, по его мнению, погашается по истечении 3 лет с момента освобождения, поскольку отбытые 5 лет лишения свободы убийство (ч. 1 ст. 105 УК) переводят из категории тяжких[16] преступлений в категорию средней тяжести.

Такая точка зрения видится еще более спорной, поскольку: а) помимо того, что неверно определяется начальный момент исчисления испытательного срока, б) неправильно определяется и его размер. А. Трахов предлагает исчислять его в зависимости от размера реально отбытого наказания. УК же связывает срок погашения судимости не с размером назначенного и отбытого наказания, а с категорией преступления.

§ 4. Освобождение от наказания в связи с заменой неотбытой части наказания более мягким видом Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания относится к факультативным видам освобождения от наказания, т.е. решение этого вопроса зависит от усмотрения суда.

Суд вправе заменить такие основные виды наказания, как ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы. Лицо также может быть полностью или частично освобождено от любого дополнительного вида наказания, если к моменту замены дополнительное наказание не было исполнено. Как правило, речь идет о лишении права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, так как в случае назначения этого вида наказания в качестве дополнительного к ограничению свободы, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы оно распространяется на все время отбывания основного вида наказания, но при этом его срок исчисляется с момента его отбытия (ч. 4 ст. 47 УК). Другие дополнительные виды наказания (штраф, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград) исполняются в течение непродолжительного срока после вступления в силу обвинительного приговора суда, поэтому к моменту замены основного вида наказания лицо уже не может быть освобождено от их отбывания.

Основанием применения замены неотбытой части наказания более мягким являются такие позитивные изменения в поведении осужденного, которые свидетельствуют о том, что он для своего дальнейшего исправления более не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Кроме того, неотбытая часть наказания в виде лишения свободы может быть заменена более мягким видом наказания только после фактического отбытия осужденным за совершение: преступления небольшой или средней тяжести — не менее Уз срока наказания;

тяжкого преступления — не менее срока наказания;

особо тяжкого преступления — не менее % срока наказания. Для наказаний в виде ограничения свободы и содержания в дисциплинарной воинской части подобное условие в законе не предусмотрено.

При отбытии осужденным установленной законом части срока наказания администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, обязана в течение одного месяца рассмотреть вопрос и вынести постановление о представлении либо об отказе в представлении к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ч. 9 ст. 175 УИК РФ). Если вопрос решен положительно, то администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, вносит указанное представление в суд по месту отбывания наказания осужденным. В представлении должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение и отношение к труду и учебе во время отбывания наказания и совершенному преступлению. Суд может заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания или отказать в такой замене. В случае отказа суда в замене неотбытой части наказания повторное внесение представления по этому вопросу может иметь место по истечении б месяцев со дня вынесения постановления об отказе (ч. 10 ст. 175 УИК РФ).

При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, предусмотренными ст. 44 УК. Выбор конкретного вида наказания зависит от того, возможно ли достичь с его помощью целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. При этом суд руководствуется сроками или размерами, установленными УК для каждого из указанных видов наказания.

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания является окончательной. В случае совершения лицом нового преступления к наказанию, назначенному по последнему приговору, присоединяется неотбытая часть наказания, которым было заменено ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы.

§ 5. Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки Данный вид освобождения от наказания впервые включен в Уголовный кодекс (ст. 801 УК). Основанием его применения выступает нецелесообразность назначения лицу наказания в изменившейся обстановке, в которой лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

По сути, в ст. 801 УК предусмотрены два вида освобождения от наказания, хотя и весьма сходных: отпадение общественной опасности лица, совершившего преступление, или отпадение общественной опасности совершенного им деяния.

В обоих случаях для освобождения от наказания Закон помимо основания требует наличия двух условий:

1) совершение преступления впервые. Лицо считается совершившим преступление впервые, если оно ранее не совершило преступление либо совершило, но судимость снята или погашена, либо истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности;

2) совершение преступлений небольшой (ч. 2 ст. 15 УК) или средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК).

Под изменением обстановки, вследствие которого совершенное лицом деяние перестало быть общественно опасным, следует понимать не только изменение социальных, политических или экономических условий в стране (например, прекращение военных действий, крупные экономические реформы), но и изменение конкретной обстановки в том или ином районе, местности, на предприятии (незаконная охота в заповеднике, если к моменту рассмотрения дела в суде она там будет разрешена в силу чрезмерного увеличения поголовья этого вида животных).

К изменению обстановки, вследствие которого лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным, следует относить изменения, связанные исключительно с характеристикой личности виновного и степенью его опасности в связи с совершенным им преступлением. Например, женитьба (замужество) виновного на жертве своего преступления, переезд несовершеннолетнего правонарушителя на новое место жительства, вследствие которого он оказался вне неблагоприятного в криминологическом отношении окружения, поступил на службу или учебу, уволен с работы [ 17] или освобожден от занимаемой должности.

Рассматриваемый вид освобождения от наказания является обязательным, поскольку при наличии основания и необходимых условий в соответствии со ст. 801 УК лицо «освобождается судом от наказания», т.е. освобождение представляет собой обязанность, а не право суда.

Уголовный кодекс не указывает, на какой момент следует устанавливать утрату общественной опасности деяния или лица, его совершившего. Полагаем, что она должна быть установлена ко времени рассмотрения дела в суде. Освобождение от наказания по основаниям, предусмотренным ст. 801 УК, производится судом в форме постановления обвинительного приговора без назначения наказания (п. 3 ч. 3 ст. 302 УПК РФ).

§ 6. Освобождение от наказания в связи с болезнью В ст. 81 УК предусматривается три самостоятельных основания освобождения от наказания, связанные с расстройством здоровья лица, совершившего преступление: а) психическое расстройство, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), возникшее после совершения преступления;

б) иная тяжелая болезнь, препятствующая отбыванию наказания;

в) заболевание, делающее военнослужащего негодным к военной службе.

Освобождение от наказания в связи с психическим расстройством, возникшим у лица после совершения преступления. Возникновение у лица после совершения преступления психического расстройства, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), является обязательным основанием освобождения от наказания, т.е. освобождение от наказания не зависит от усмотрения суда.

Согласно закону не любое психическое расстройство может служить основанием освобождения от наказания.

Оно должно: а) возникать после совершения преступления;

б) лишать лицо возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), что не позволяет этому лицу воспринимать принудительный характер и карательно-воспитательный смысл применяемых мер государственного принуждения и затрудняет достижение целей наказания. В связи с этим лицо должно освобождаться от любого вида основного и дополнительного наказания.

Возможны три варианта освобождения лица от наказания в связи с психическим расстройством:

1) в случае когда психическое расстройство наступает после совершения преступления, но до вынесения приговора, лицо освобождается от назначения наказания. Здесь необходимо отметить определенную трудность в уяснении смысла содержания ч. 1 и 4 ст. 81 УК. Так, согласно ч. 4 ст. 81 УК лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и 83 УК. Это дало некоторым ученым полагать, что в случае если данное психическое расстройство возникло после совершения преступления, но до вынесения приговора, то лицо освобождается от уголовной ответственности[18]. Однако судебная практика идет по другому пути. Так, по конкретным делам[19] Верховный Суд РФ указал, что лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), освобождается от наказания, а не от уголовной ответственности. Освобождение этого лица от уголовной ответственности в соответствии с ч.

1 ст. 81 УК является существенным нарушением уголовного закона. Позиция Верховного Суда РФ представляется обоснованной, поскольку лицо, у которого после совершения преступления возникло психическое расстройство, не освобождается от обязанности претерпеть неблагоприятные последствия совершенного им преступления;

2) в случае когда психическое расстройство наступает после вынесения приговора, но до обращения его к исполнению, лицо освобождается от отбывания назначенного наказания в полном объеме;

3) в случае когда психическое расстройство наступает во время отбывания осужденным наказания, он освобождается от дальнейшего отбывания наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УК к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, могут быть применены принудительные меры медицинского характера. При решении вопроса о необходимости назначения указанных мер суд исходит из возможности причинения этим лицом иного существенного вреда, а также опасности для себя или других. Представляется, что исходя из указанных обстоятельств, а также характера психического расстройства, являющегося основанием освобождения лица от наказания, речь идет о таких принудительных мерах медицинского характера, как принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Освобождение от наказания в связи с психическим расстройством не является окончательным, так как в случае выздоровления лицо может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора, предусмотренные ст. 78 и 83 УК.

Освобождение от наказания в связи с иной тяжелой болезнью, возникшей у лица после совершения преступления. Возникновение у лица после совершения преступления иной тяжелой болезни является факультативным основанием освобождения от наказания (ч. 2 ст. 81 УК), т.е. это составляет право суда, а не его обязанность.

Под иной тяжелой болезнью, которая: а) возникла у лица после совершения преступления, б) препятствует отбыванию наказания, следует понимать такое серьезное заболевание, которое существенно затрудняет процесс исполнения наказания.

Возможны два варианта освобождения от наказания лица, заболевшего после совершения преступления иной тяжелой болезнью:

1) в случае возникновения этого заболевания после совершения преступления, но до вынесения приговора суд выносит приговор, назначает наказание и освобождает лицо от полного отбывания наказания. Такое же решение суд принимает в случае, когда лицо заболело иной тяжелой болезнью после вынесения приговора, но до его обращения к исполнению;

2) в случае отбывания наказания лицо освобождается от его дальнейшего отбывания.

В соответствии с ч. 8 ст. 175 УИК РФ перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, а также порядок освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью, утверждаются постановлением Правительства РФ. В настоящее время такого нормативного правового акта не существует. Приказом Минздрава России № 311 и Минюста России № 242 от 9 августа 2001 г. с изм. на 01.11.2002 был утвержден Перечень заболеваний, который может быть использован в качестве основания для предоставления к освобождению от наказания осужденных к лишению свободы.

Этими заболеваниями являются, в частности, определенные формы туберкулеза, новообразований, некоторые болезни эндокринной системы, органов кровообращения и др. Таким образом, этот ведомственный нормативный акт касается только осужденных к лишению свободы. Однако согласно ч. 3 ст.

26, ч. 5 ст. 42, п. «а» ч. 2 ст. 55 УИК РФ лицо может быть освобождено от таких основных видов наказания, как обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, арест, если тяжелая болезнь препятствует их отбыванию. Применительно к данным видам наказания перечень заболеваний, наличие которых может служить основанием освобождения от наказания, отсутствует. Представляется, что вряд ли могут возникнуть затруднения при исполнении других основных видов наказаний (например, штрафа, лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью) и всех дополнительных наказаний (например, лишения специального, воинского, почетного звания, классного чина или государственных наград, конфискации имущества).

При рассмотрении вопроса об освобождении от наказания в связи с иной тяжелой болезнью суд должен принять во внимание характер болезни, возможность стационарного лечения в условиях отбывания наказания, степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного и его поведении в период отбывания наказания.

Освобождение от наказания в связи с иной тяжелой болезнью, не является окончательным, так как в случае выздоровления лицо может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора, предусмотренные ст. 78 и 83 УК.

Освобождение военнослужащих от наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе. Военнослужащие в обязательном порядке подлежат освобождению от ареста или содержания в дисциплинарной воинской части в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе. Кроме того, в соответствии со ст. 174 УИК РФ это положение распространяется также на такой вид наказания, как ограничение по военной службе. Постановлением Правительства РФ от 25.02.2003 № 123 «Об утверждении положения о военно-врачебной экспертизе»[20] предусмотрен перечень болезней, которым должен руководствоваться эксперт при решении вопроса о годности военнослужащего к военной службе.

Вместе с тем, если суд с учетом состояния здоровья, тяжести совершенного преступления, личности осужденного и его поведения во время отбывания наказания не посчитает возможным полностью освободить военнослужащего от наказания, он может принять решение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

§ 7. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей В ст. 82 УК предусматривается факультативное основание освобождения от наказания беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до 14 лет.

Согласно ч. 3 ст. 26, ч. 5 ст. 42, п. «а» ч. 2 ст. 55, ст. 177 УИК РФ отсрочка от отбывания наказания может быть предоставлена от следующих видов наказания: а) обязательные работы;

б) исправительные работы;

в) ограничение свободы;

г) лишение свободы.

Основанием для освобождения от наказания являются беременность подсудимой или осужденной либо наличие у нее малолетнего ребенка в возрасте до 14 лет, поскольку при наличии таких обстоятельств исправительное воздействие реально отбываемого наказания существенно затрудняется.

Тем не менее отсрочка от отбывания наказания не предоставляется женщинам, осужденным к лишению свободы на срок более 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. По смыслу закона под преступлениями против личности в данном случае понимаются преступления, в которых личность выступает в качестве не только основного, но и дополнительного объекта.

Беременность устанавливается на основании медицинского заключения, а наличие малолетнего ребенка — свидетельства о рождении, решения суда об усыновлении либо справки о наличии ребенка.

Беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей в возрасте до 14 лет, могут быть освобождены:

1) от реального отбывания наказания в полном объеме при вынесении приговора. При вынесении приговора беременной женщине и женщине, имеющей ребенка в возрасте до 3-х лет, может быть предоставлена отсрочка отбывания от таких видов наказания, как исправительные работы и лишение свободы.

Обязательные работы и ограничение свободы к данным категориям лиц не применяются (ч. ст. 49, ч. 5 ст. 53 УК). Женщине, имеющей ребенка в возрасте от 3-х до 14 лет, может предоставляться отсрочка также от реального отбывания обязательных работ;

2) от дальнейшего отбывания наказания. Беременная женщина или женщина, имеющая малолетнего ребенка в возрасте до 14 лет, отбывающая назначенное наказание, может быть освобождена от таких видов наказания, как обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы или лишение свободы.

При этом беременным женщинам, отбывающим лишение свободы, отсрочка может быть предоставлена независимо от срока беременности. Беременным женщинам, отбывающим наказание в виде обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, отсрочка может быть предоставлена только со дня, когда согласно Трудовому кодексу РФ у нее возникает право на отпуск по беременности и родам.

В обоих случаях при решении вопроса о предоставлении отсрочки суд принимает во внимание характеристики подсудимой или осужденной, согласие родственников принять ее и ребенка, наличие у нее жилья и возможности создать условия для нормального развития ребенка и т.п.

Отсрочка от отбывания наказания представляет собой условный вид освобождения от наказания. Она может быть отменена в следующих случаях:

а) если женщина отказалась от ребенка. Под отказом от ребенка следует понимать официальное заявление, сделанное матерью ребенка соответствующим органам;

б) если она продолжает уклоняться от воспитания ребенка и ухода за ним после предупреждения, сделанного уголовно-исполнительной инспекцией, осуществляющей контроль за ее поведением.

Осужденная считается уклоняющейся от воспитания ребенка и ухода за ним, если она, официально не отказавшись от ребенка, оставила его в родильном доме или передала в детский дом, либо ведет антиобщественный образ жизни, либо оставила ребенка родственникам или иным лицам, либо скрылась, либо совершает иные действия, свидетельствующие об уклонении от воспитания ребенка (ч. 4 ст.

178 УИК РФ);

в) в период отсрочки осужденная совершила новое преступление.

Первые два основания являются факультативными, т.е. решение вопроса об отмене или сохранении отсрочки зависит от усмотрения суда. При этом суд принимает такое решение только по представлению уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей контроль за поведением осужденной. Кроме того, во всех случаях необходимо установить, не истекли ли сроки давности обвинительного приговора, предусмотренные ст. 83 УК. В случае отмены отсрочки по первому и второму основаниям осужденная направляется для отбывания наказания в место, назначенное приговором суда.

Если осужденная в период отсрочки отбывания наказания совершает новое преступление, как умышленное, так и неосторожное, суд обязан отменить отсрочку и назначить наказание по совокупности приговоров.

По достижении ребенком 14 лет (в случае если у осужденной два и более малолетних детей, то по достижении указанного возраста младшим ребенком) суд принимает одно из двух решений: а) либо освобождает осужденную от отбывания наказания или оставшейся части наказания;

б) либо заменяет оставшуюся часть наказания более мягким видом наказания. Одно из таких решений суд принимает также в случае смерти ребенка (ч. 5 ст. 178 УИК РФ). При принятии решения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, поведение осужденной, ее отношение к воспитанию ребенка, отбытый и неотбытый срок наказания. Однако если истек срок давности обвинительного приговора, установленный ст. 83 УК, осужденная подлежит обязательному освобождению от наказания.

§ 8. Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда Давностью обвинительного приговора суда считается истечение установленных в уголовном законе сроков, после чего вынесенный приговор не может быть приведен в исполнение и осужденный подлежит освобождению от назначенного ему наказания. Вступивший в законную силу приговор суда может быть не приведен в исполнение в силу разного рода обстоятельств: длительная болезнь осужденного, война, небрежность работников канцелярии и др.

По общему правилу, истечение сроков давности обвинительного приговора является обязательным основанием освобождения лица от наказания. Их продолжительность зависит от категории совершенного преступления и составляет: а) 2 года при осуждении за преступление небольшой тяжести;

б) 6 лет при осуждении за преступление средней тяжести;

в) 10 лет при осуждении за тяжкое преступление;

г) 15 лет при осуждении за особо тяжкое преступление.

Уклонение осужденного от отбывания наказания является основанием приостановления течения срока давности. Под уклонением от отбывания наказания следует понимать осознанные действия лица, направленные на то, чтобы избежать исполнения обвинительного приговора суда, вступившего в законную силу (например, оставление места проживания до обращения приговора к исполнению, побег из места лишения свободы). Срок, в течение которого осужденный уклонялся от отбывания наказания, не учитывается при исчислении срока давности обвинительного приговора. Течение срока давности возобновляется: а) с момента задержания осужденного или б) явки его с повинной. При этом срок давности, который истек к моменту уклонения от отбывания наказания, засчитывается в общий срок давности обвинительного приговора.

В ч. 3 ст. 83 УК предусматривается исключение из общего правила. Применение сроков давности обвинительного приговора в отношении лица, осужденного к смертной казни или пожизненному лишению свободы, является факультативным. Вопрос о применении давности к этому лицу зависит от усмотрения суда. Если суд сочтет невозможным применить срок давности, он обязан заменить смертную казнь или пожизненное лишение свободы на лишение свободы на определенный срок.

К лицам, осужденным за совершение преступлений, ответственность за которые предусмотрены ст. 353 УК (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны), ст. 356 УК (применение запрещенных средств и методов ведения войны), ст. 357 УК (геноцид) и ст. 358 УК (экоцид), сроки давности не применяются. Обвинительный приговор в отношении указанных лиц подлежит исполнению вне зависимости от срока, прошедшего со дня вступлению его в законную силу.

[1] См., например: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2002. С.

443, 444.

Ш БВС РФ. 2002. № 9.

[3] См. п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2000. С. 512.

Ш БВС РФ. 2001. № 3.

[5] Подробнее об этом см.: Артемкин Б. Ответственность условно осужденного за административные правонарушения // Законность. 2001. № 2.

[6] См. п. 29 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ // БВС РФ. 2002. № 8. Ш БВС РФ. 2000.

№ 12.

[8] Ранее, например, в ст. 53 УК РСФСР содержались значительные ограничения применения условно досрочного освобождения лиц, отбывающих лишение свободы. Условно-досрочное освобождение нельзя было применять к особо опасным рецидивистам, лицам, осужденным за ряд тяжких преступлений: бандитизм, умышленное убийство и т.д. Этот перечень был обширен.

[9] См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. С. 63.

[10] Подробнее об этом см.: Ткачевский Ю.М. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 235.

Г11] См.: Ткачевский Ю.М. Указ. раб. С. 225.

[12] Подробнее об этом см.: Улицкий С. Условно-досрочное освобождение от наказания // КонсультантПлюс:

Комментарий Законодательства.

[13] БВС РФ. 2001. № 12. [14] См.: Улицкий С. Указ. раб.

[15] Трахов А. Коллизия «неоднократности» и «рецидива» в новом УК РФ // Российская юстиция. 1999. №4.

[16] Думается, А. Трахов ошибается, считая это преступление тяжким. В соответствии со ст. 15 УК его следует относить к особо тяжким преступлениям.

[17] См., например: Извлечение из постановления Президиума Верховного Суда РФ от 27.02.2002 // БВС РФ.

2002. № 7.

[18] Это мнение высказывает, в частности, А.В. Клад ко в // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. А. И. Рарога. С. 452.

[19] БВС РФ. 1999. № 9. С. 14;

2002. № 12. С. 9. [20] РГ, 2003, 3 марта, № 47.

Глава XVIII. Амнистия. Помилование. Судимость § 1. Амнистия В отличие от УК РСФСР действующий УК содержит специальную статью (ст. 84), в которой определены порядок и правовые последствия амнистии. В соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания РФ (далее — Государственная Дума) в отношении индивидуально не определенного круга лиц.

Термин «амнистия» происходит от греческого слова amnstia, означающего забвение, прощение. Авторы большинства учебников по уголовному праву не проводят различия между понятиями «амнистия» и «акт об амнистии»[1]. Такое отождествление представляется ошибочным. Комплексный анализ действующего законодательства (Конституции РФ, УК) позволяет сделать вывод о том, что амнистия представляет собой своеобразную государственную меру, направленную на реализацию уголовной ответственности[2]. Акт об амнистии является лишь предусмотренной законом формой, в которой эта мера осуществляется.

В системе права институт амнистии занимает особое место, а определение его отраслевой принадлежности относится к числу дискуссионных проблем науки уголовного права. К.М. Тищенко[3] и О.С. Зельдова[4] считают амнистию институтом уголовного права. Аналогичное мнение выразили М.И. Карпушин и В.И.

Курляндский[5].

Другие авторы[6], отмечая специфическую правовую природу актов об амнистии, рассматривают их в рамках конституционного права. Так, Ю.М. Ткачевский и Н.Ф. Крылова полагают, что, несмотря на то что в УК включена ст. 84, институт амнистии «не входит в систему Общей части Кодекса»[7].

Наиболее обоснованным представляется мнение И.Л. Марогуловой, которая предлагает рассматривать амнистию и помилование в рамках многоотраслевого института так называемого государственного прощения.

Издание актов об амнистии отнесено к компетенции высшего органа законодательной власти и с этой точки зрения относится к конституционному праву. В то же время в соответствии с уголовным законодательством акты об амнистии входят в число оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания и поэтому могут быть рассмотрены в рамках уголовного права. Применяются же акты об амнистии на разных стадиях уголовного процесса, что позволяет отнести их к уголовно-процессуальному праву. Все это свидетельствует о том, что амнистию следует считать комплексным межотраслевым институтом.

В науке уголовного права споры вызвал и вопрос о правовой природе актов об амнистии. В юридической литературе выражено мнение о том, что «правовая природа актов об амнистии существенно отличается от правовой природы нормативных актов»[8], что акты об амнистии не применяют и не отменяют нормы права и что акты об амнистии выступают в роли своеобразного юридического факта, порождающего новое правоотношение между государством, с одной стороны, и амнистируемыми лицами — с другой.

Такая точка зрения представляется ошибочной. Несмотря на определенные особенности актов об амнистии, касающиеся в том числе и действия этих актов во времени, они, тем не менее, содержат нормы права — правила поведения, обязательные для субъектов, указанных в этих актах и рассчитанные на применение к индивидуально не определенному кругу лиц. Предписания этих норм реализуются в правоприменительных актах — в решениях (постановлениях) уполномоченных на то должностных лиц и органов (предварительного следствия, дознания и др.). Все это свидетельствует о том, что в отличие от актов помилования акты об амнистии имеют нормативный характер и могут распространяться на определенные категории лиц (например, на женщин, инвалидов, несовершеннолетних и др.) или на всех лиц, совершивших преступления определенных видов (например, неосторожные, экономические и др.).

Акт об амнистии не изменяет и не отменяет закона, устанавливающего уголовную ответственность за те или иные общественно опасные деяния, и не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора суда, вынесенного по конкретному делу. Амнистия лишь смягчает участь лиц, совершивших преступление.

Акт об амнистии влечет определенные уголовно-правовые последствия, устанавливаемые в уголовном законе. В соответствии с ч. 2 ст. 84 УК эти акты могут содержать предписания следующего характера:

а) об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления;

б) об освобождении от наказания или его отбывания лиц, осужденных за преступления;

в) о сокращении назначенного наказания;

г) о замене назначенного наказания более мягким;

д) об освобождении от дополнительного наказания;

е) о снятии судимости.

Конкретное содержание амнистии определяется в самом акте об амнистии. Обычно такие акты носят комплексный характер и содержат предписания нескольких видов из числа предусмотренных ч. 2 ст. 84 УК, а иногда и не предусмотренных данной нормой (например, в несколько последних постановлений об амнистии были включены предписания о сокращении не назначенного наказания, а лишь его неотбытой части).

В разные периоды развития Российского государства акты об амнистии имели разную правовую форму:

указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений Верховного Совета СССР и даже Закона СССР от 01.11.91 «Об амнистии военнослужащих, уклонившихся от военной службы» В настоящее время в соответствии с Конституцией РФ акт об амнистии принимается в виде постановления Государственной Думы.

В связи с тем, что практическое применение акта об амнистии представляет определенную сложность, помимо самого акта об амнистии Государственная Дума обычно принимает дополнительное постановление о порядке применения этого акта, в котором разъясняет вопросы, связанные с применением акта об амнистии (определяются органы, на которые возложено исполнение амнистии, раскрывается содержание терминов, использованных в акте об амнистии, и т.д.).

Круг лиц, на которых распространяется действие конкретной амнистии, определяется в самом акте об амнистии путем максимально подробного их перечисления.

Например, в соответствии с постановлением Государственной Думы от 30.11.2001 «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» освобождению от уголовной ответственности подлежали:

а) подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений в возрасте до 16 лет, за которые предусмотрено наказание не свыше 6 лет лишения свободы;

б) подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений в возрасте от 16 до 18 лет, за которые предусмотрено наказание не свыше 6 лет лишения свободы, ранее не отбывавшие наказания в воспитательных колониях;

в) женщины, имеющие несовершеннолетних детей;

беременные женщины;

женщины старше 50 лет, женщины-инвалиды I или II группы, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше 6 лет лишения свободы, и ранее не отбывавшие наказания в исправительных учреждениях;

г) подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений в возрасте до 18 лет, подозреваемые и обвиняемые женщины, если за преступления, в совершении которых подозреваются или обвиняются указанные лица, предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы.

Этим же постановлением предписывалось освободить от наказания женщин, условно осужденных и условно досрочно освобожденных от оставшейся неотбытой части наказания, женщин, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, женщинам, отбывание наказания которым отсрочено;

осужденных к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности в возрасте до 18 лет, осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 16 лет, осужденных за умышленные преступления, совершенные в возрасте до 18 лет к лишению свободы на срок свыше 6 лет, отбывших не менее половины назначенного срока наказания, женщин, осужденных за умышленные преступления к лишению свободы на срок до 5 лет включительно, отбывших не менее Уз назначенного срока наказания.

Указанный акт об амнистии содержал и предписания сократить неотбытую часть наказания осужденным к лишению свободы, не подпадающим под действие пунктов об освобождении от уголовной ответственности или наказания (на % — женщинам, осужденным за неосторожные преступления, и лицам, совершившим такие преступления в возрасте до 18 лет;

наполовину — осужденным на срок до 6 лет за умышленные преступления, совершенные в возрасте от 16 до 18 лет, женщинам, имеющим несовершеннолетних детей, беременным женщинам, женщинам старше 50 лет, женщинам-инвалидам I или II группы, женщинам, являющимся женами инвалидов войны I или II группы, а также вдовами или одинокими матерями, чьи мужья и (или) сыновья (дочери) погибли при защите Отечества;

на Уз — осужденным за умышленные преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, на срок свыше 6 лет, отбывшим менее половины назначенного срока наказания, и др.).

Рассмотренное постановление об амнистии можно отнести к актам об амнистии широкого применения.

Вместе с тем в последнее время все чаще стали объявляться амнистии, относящиеся к более узкому кругу лиц. Принятие таких актов, как правило, вызывается сложившейся в стране политической ситуацией.

В качестве примеров так называемых политических амнистий можно привести постановления Государственной Думы от 23.02.94 «Об объявлении политической и экономической амнистии»;

от 09.02. «Об объявлении амнистии в отношении лиц, участвовавших в противоправных действиях, связанных с вооруженным конфликтом на территории Республики Дагестан в январе 1996 г.»;

от 12.03.97 «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике»;

от 13.12.99 «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе»;

от 06.06. «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики».

В актах об амнистии, как правило, определяется и круг лиц, на которых ее действие не распространяется.

Так, постановление «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики» содержит перечень лиц, к которым отдельные предписания этого акта не должны применяться (лица, совершившие деяния повышенной общественной опасности, исчерпывающий перечень которых приведен в рассматриваемом акте;

лица, совершившие преступления при особо опасном рецидиве;

иностранные граждане и лица без гражданства).

К лицам, в отношении которых наряду с наказанием были назначены принудительные меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма или наркомании, а также к осужденным, больным венерическими заболеваниями, подлежащим освобождению от наказания, акт об амнистии обычно применяется после завершения интенсивного курса лечения. Однако эти правила должны быть прямо предусмотрены в акте об амнистии или в постановлении о порядке его применения.

Амнистия распространяется на всех лиц, подпадающих под ее действие независимо от того, согласны они с ней или нет. Однако амнистия не означает реабилитацию лица и является лишь прощением его за совершение преступления. Поэтому освобождение от уголовной ответственности в связи с актом об амнистии возможно только при отсутствии возражений против этого со стороны обвиняемого. При наличии таких возражений производство по делу продолжается в обычном порядке и доводится до судебного разбирательства, в котором суд постановляет либо оправдательный приговор, либо обвинительный, но с освобождением от наказания по акту об амнистии.

Акт об амнистии является обязательным и безусловным основанием для смягчения участи лиц, указанных в нем (освобождения от уголовной ответственности, от наказания, сокращения срока наказания и т.д.). Такое основание не зависит от усмотрения органов, на которые возложено применение амнистии (органов дознания, следствия, суда, органов исполнения наказания соответствующего вида), и не ставится в зависимость от последующего поведения лица или от каких-то иных условий.

Акты об амнистии обычно распространяются на уголовно наказуемые деяния, совершенные до его принятия или вступления в силу.

Применение амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям определяется разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.29 № 23 «Об условиях применения давности». По общему правилу, акт об амнистии к лицам, совершившим длящееся преступление, применим, если их деяние было прекращено до вступления в силу этого акта. Из этого правила возможны исключения, установленные самим актом об амнистии. Так, постановление Государственной Думы «О порядке применения постановления «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики» предусматривало применение данной амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе вооруженного конфликта и (или) проведения контртеррористических операций в пределах границ бывшей Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики в период с 12 декабря 1993 г. до дня вступления в силу постановления об объявлении амнистии, которые отказались от участия в незаконных вооруженных формированиях либо добровольно сдали оружие и военную технику до 00 часов 1 сентября 2003 г.

При совершении продолжаемых преступлений амнистия применяется только в случае, если последний акт такого преступления был совершен до вступления в силу акта об амнистии.

Следует иметь в виду, что сам акт об амнистии не освобождает от уголовной ответственности или наказания и не смягчает наказание. Освобождение от уголовной ответственности на основании акта об амнистии осуществляется органами дознания, следствия (постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении), а также командованием дисциплинарных воинских частей, но обязательно утверждается прокурором. По делам, находящимся на рассмотрении в суде, амнистия применяется судом (определением суда о прекращении уголовного дела), но при обязательном участии прокурора. Амнистия может быть реализована обвинительным приговором суда с освобождением от наказания и судимости;

постановлением начальника исправительного учреждения, санкционированным прокурором, или постановлением специальной комиссии по освобождению из мест лишения свободы.

Предписания актов об амнистии о снятии судимости не требуют принятия каких-то специальных актов применения права. Однако снятие амнистии редко предусматривается постановлениями об амнистии (такие положения содержало, например, постановление Государственной Думы от 06.06.2003 «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики»).

§ 2. Помилование Как и амнистия, помилование представляет собой проявление гуманизма по отношению к осужденным и также направлено на полное или частичное аннулирование юридических последствий совершения преступления, осуществляемое в несудебном порядке.

Помилование применяется к конкретному лицу или конкретным лицам, обозначенным в акте помилования персонально (т.е. поименно). Акт помилования, в отличие от акта об амнистии, носит не нормативный, а индивидуальный характер.

В соответствии со ст. 85 УК акт помилования применяется только к лицу, осужденному за преступление, и может влечь для такого лица следующие правовые последствия:

1) лицо может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания;

2) наказание, назначенное лицу приговором суда, может быть сокращено;

3) назначенное лицу наказание может быть заменено более мягким видом наказания;

4) с лица, отбывшего наказание, может быть снята судимость.

Особое место в законодательстве занимает решение вопроса о помиловании лиц, осужденных к смертной казни. Согласно ч. 3 ст. 59 УК смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет. Однако следует помнить, что в настоящее время действует мораторий на исполнение смертной казни.

Согласно Конституции РФ помилование осуществляет Президент РФ. Однако при определенных условиях это право может передаваться высшему должностному лицу субъекта Федерации. Так, в соответствии с Договором Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан» «правом помилования осужденных судами Республики Башкортостан» обладает Президент этой республики.

Указом Президента РФ от 28.12.2001 № 1500 «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации» установлен новый порядок решения вопросов о помиловании осужденных.

Действовавшая ранее Комиссия по вопросам помилования при Президенте РФ упразднена.

Для обеспечения надлежащей деятельности по разрешению вопросов о помиловании, предварительного рассмотрения ходатайств, подготовки заключений по материалам о помиловании комиссии по вопросам помилования образованы на территориях субъектов Федерации.

Этим же Указом утверждено Положение о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации, в соответствии с которым помилование осуществляется путем издания Указа Президента РФ о помиловании на основании соответствующего ходатайства осужденного или лица, отбывшего назначенное судом наказание и имеющего неснятую судимость.

Закон не ограничивает право Президента РФ на осуществление помилования ни кругом лиц, ни тяжестью преступлений. Однако указанное Положение содержит перечень лиц, в отношении которых помилование, как правило, не применяется (лица, совершившие умышленное преступление в период назначенного судом испытательного срока условного осуждения;

злостно нарушающие установленный порядок отбывания наказания;

ранее освобождавшиеся от отбывания наказания условно-досрочно, по амнистии или актом помилования;

лица, которым ранее производилась замена назначенного судом наказания более мягким наказанием).

Согласно установленному Указом Президента РФ от 28.12.2001 № 1500 порядку представления ходатайств о помиловании осужденный обращается с таким ходатайством к Президенту РФ в письменной форме.

Ходатайство о помиловании регистрируется администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание, и не позднее чем через 20 дней со дня его подачи направляется в территориальный орган Министерства юстиции РФ в субъекте Федерации вместе с прилагающимися документами (копией приговора, справкой о состоянии здоровья осужденного, характеристикой осужденного и др.).

Ходатайство о помиловании в виде снятия судимости направляется заявителем самостоятельно в комиссию по вопросам помилования на территории субъекта Федерации по месту жительства заявителя.

Территориальный орган юстиции не позднее чем через 7 дней со дня получения ходатайства о помиловании представляет его в комиссию, которая в свою очередь не позднее чем через 30 дней со дня получения ходатайства представляет заключение о целесообразности применения акта помилования в отношении осужденного высшему должностному лицу субъекта Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации).

Не позднее чем через 15 дней со дня получения ходатайства о помиловании и заключения комиссии высшее должностное лицо субъекта Федерации вносит Президенту РФ представление о целесообразности применения акта помилования в отношении осужденного или лица, отбывшего наказание и имеющего неснятую судимость. Список лиц, рекомендованных высшим должностным лицом субъекта Федерации к помилованию, подлежит опубликованию в средствах массовой информации соответствующего субъекта Федерации в месячный срок со дня принятия такого решения.

Окончательное решение вопроса о помиловании и его характере принимает Президент РФ. Указ о помиловании в течение 2 дней после его издания направляется высшему должностному лицу субъекта Федерации, МВД России, территориальный орган юстиции, администрацию учреждения.

В случае отклонения Президентом РФ ходатайства о помиловании повторное рассмотрение обращения осужденного допускается не ранее чем через год, за исключением случаев возникновения новых обстоятельств, имеющих существенное значение для применения акта помилования.

Вопрос о части наказания, которую осужденный должен отбыть перед применением к нему помилования, законодательно не решен. Как правило, с просьбой о помиловании осужденные обращаются по истечении более или менее значительной части срока, назначенного судом наказания (обычно — половины). Однако в практике известны случаи и более раннего применения помилования.

§ 3. Судимость Судимость представляет собой особое правовое состояние лица, созданное фактом осуждения его за совершение преступления к какому-либо наказанию и характеризующееся определенными неблагоприятными для данного субъекта социальными и уголовно-правовыми последствиями. Судимость завершает реализацию уголовной ответственности в форме, связанной с назначением лицу наказания.

Состояние судимости начинается со дня вступления в законную силу обвинительного приговора суда и продолжается до момента погашения или снятия судимости (ч. 1 ст. 86 УК).

По существу, судимость означает официальное удостоверение факта осуждения лица за определенное преступление и сопряжена с некоторыми элементами ограничения прав этого лица.

Общесоциальное значение судимости состоит в следующем. Во-первых, лица, имеющие судимость, не могут выполнять определенные трудовые функции (занимать должности судей, прокуроров, следователей, работать сотрудниками милиции и т.д.). Во-вторых, при заполнении официальных анкет лицо обязано сообщать о наличии у него судимости. В-третьих, в соответствии со ст. 23 Федерального закона от 28.03. «О военной обязанности и военной службе» лица, имеющие судимость за тяжкое преступление, не призываются на военную службу. В-четвертых, судимость препятствует лицу в усыновлении ребенка. В пятых, над некоторыми категориями лиц, имеющих судимость, может устанавливаться административный надзор органов внутренних дел. В-шестых, судимость может служить основанием для некоторого ограничения свободы выбора места жительства в соответствии с особым статусом некоторых регионов и городов. В-седьмых, на лиц, имеющих судимость, налагаются определенные ограничения в приобретении и хранении огнестрельного оружия. В-восьмых, некоторые государства, например США, ограничивает въезд на их территорию лиц, имеющих судимость за некоторые преступления.

Уголовно-правовые последствия судимости наступают в случае совершения лицом, имеющим неснятую и непогашенную судимость, нового преступления и выражаются в следующем. Во-первых, при наличии различных комбинаций судимостей за совершение умышленных преступлений устанавливается рецидив, опасный или особо опасный рецидив. Во-вторых, в ряде случаев судимость предусмотрена законодателем в качестве признака основного состава преступления (например, в ст. 314 УК — уклонение от отбывания лишения свободы). В-третьих, при совершении некоторых преступлений судимость лица за тождественные (а иногда и за однородные) деяния имеет значение квалифицирующего (или особо квалифицирующего) признака (например, ч. 3 ст. 213 УК — хулиганство). В-четвертых, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК наличие судимости признается отягчающим обстоятельством при совершении лицом нового умышленного преступления. В-пятых, в ряде случаев наличие судимостей и их число влияют на условия отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК). В-шестых, в случаях совершения нового преступления лицом, отбывающим наказание за ранее совершенное преступление, подлежат применению более жесткие правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК). В-седьмых, судимость за преступления той или иной категории может ужесточить условия применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В-восьмых, наличие неснятой и непогашенной судимости является препятствием для освобождения от уголовной ответственности по некоторым основаниям (в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим). В-девятых, как правило, наличие судимостей за ряд тяжких или особо тяжких преступлений при последующем совершении нового умышленного преступления является препятствием для применения в отношении этих лиц актов об амнистии (такие положения обычно включаются в содержание этих актов).

Часть 2 ст. 86 УК содержит правило, в соответствии с которым лица, совершившие преступление, но освобожденные от наказания, считаются несудимыми. Следует, однако, иметь в виду, что это положение закона относится только к окончательным и полным основаниям освобождения от наказания.

Действующее законодательство предусматривает два способа прекращения состояния судимости: погашение и снятие.

Погашение судимости означает автоматическое прекращение всех правовых последствий, связанных с фактом осуждения лица за совершение преступления, вследствие истечения указанных в законе сроков. При этом для признания лица не имеющим судимости не требуется ни специального судебного решения, ни иного документа, удостоверяющего этот факт.

В действующем уголовном законодательстве сроки погашения судимости дифференцируются в зависимости от вида назначенного наказания и категории совершенного преступления. Исключение сделано только для лиц, условно осужденных: судимость этих лиц погашается по истечении испытательного срока (п. «а» ч. 3 ст.

86 УК), если условное осуждение не было отменено по основаниям, предусмотренным ст. 74 УК.

Согласно п. «б» ч. 3 ст. 86 УК срок погашения судимости для лиц, осужденных к наказанию, более мягкому, чем лишение свободы, составляет 1 год. В таких случаях категория совершенного преступления не имеет значения. При осуждении лица к лишению свободы срок погашения судимости зависит от категории совершенного преступления и составляет: 3 года — для лиц, осужденных за преступления небольшой или средней тяжести;

6 лет — для лиц, осужденных за тяжкие преступления, и 8 лет — для лиц, осужденных за особо тяжкие преступления.

В отличие от УК РСФСР действующий УК не предусматривает исключений из правила о погашении судимости, а также прерывания течения сроков судимости. В соответствии с правилами ст. 86 УК в случаях, если лицу назначено помимо основного и дополнительное наказание, срок погашения судимости начинает течь с момента отбытия не основного, а дополнительного наказания.

Часть 4 ст. 86 УК определяет правило, по которому при досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, а также замене назначенного наказания более мягким видом наказания срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от основного и дополнительного наказания.

Если приговор не был приведен в исполнение при отсутствии уклонения осужденного от отбывания наказания, то с истечением сроков давности исполнения обвинительного приговора лицо считается несудимым (ст. 78 УК).

Снятие судимости означает прекращение действия ее правовых последствий до истечения установленных УК сроков погашения судимости. В соответствии с ч. 5 ст. 86 УК, если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может досрочно снять с него судимость. При этом законодательство не определяет, после истечения какой части срока судимости возможно обращение с таким ходатайством.

Помимо судебного порядка снятия судимости законодательство предусматривает возможность такого снятия актом об амнистии или посредством помилования.

С момента погашения или снятия судимости лицо, в прошлом судимое, признается несудимым, а все правовые последствия, связанные с фактом совершения этим лицом преступления и осуждения за него, окончательно и безусловно аннулируются.

Снятие судимости следует отличать от реабилитации лица. Реабилитация означает признание государством ошибочности осуждения лица за совершение преступления. При снятии судимости факт совершения лицом преступления не подвергается сомнению, и лишь принимается решение о досрочном прекращении реализации уголовной ответственности.

[1] См., например Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. М., 1999. С. 268 и др.

[2] См.: Марогулова И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве. М., 1998. С. 62. [3] См.:

Тищенко К.М. Помилование в уголовном праве. М., 1994. С. 8-12.

[4] См.: Зельдова О.С. Роль амнистии в осуществлении советской уголовно-правовой политики. Автореф. дис.

канд. юрид. наук. М., 1987. С. 12.

[5] См.: Карпушин М.И., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С. 224.

[6] См.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 36;

Синцова Т.А. Амнистия и помилование в советском государственном праве // Правоведение. 1969. № 6. С. 118;

Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С. 87;

Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания. Киев, 1987. С. 66, 176.

[7] Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. М., 1999. С. 269. [8] Марогулова М.Л. Указ. соч. С. 62.

Глава XIX. Уголовная ответственность несовершеннолетних § 1. Несовершеннолетний как участник уголовно-правового отношения В соответствии со ст. 87 УК «несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет». Таким образом, закон придает принципиальное значение возрасту лица на момент совершения преступления. Однако следует учитывать, что в ряде случаев слово «несовершеннолетний» в УК указывает на лиц, не достигших совершеннолетия ко дню применения нормы (а не момент совершения преступления). Например, ст. 88 УК предусматривает, что «лишение свободы назначается несовершеннолетним осужденным на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях». Тут в части ограничения срока наказания правовое значение имеет возраст на момент совершения преступления, а в части назначения его в воспитательных колониях — на момент применения нормы (т.е. понятие «несовершеннолетнего», данное в УК, в ряде случаев требует ограничительного толкования)[1].

Двойственность правового понятия «несовершеннолетний» и соответствующих норм объясняется двумя причинами, лежащими в их обосновании:

с одной стороны, психические и социальные особенности, связанные с юным возрастом несовершеннолетнего (психическая и социальная незрелость), требуют более мягкого к нему отношения, что прямо вытекает из принципа справедливости, закрепленного в ст. 6 УК;

с другой стороны, эти психические и социальные особенности определяют не только строгость, но и содержание исправительного воздействия. Личность несовершеннолетнего еще не сформировалась окончательно, поэтому исправительное воздействие применительно к несовершеннолетним становится воспитательным. Например, администрации воспитательной колонии приходится решать не только задачу исправления преступника, но и те задачи, которые в обычной жизни возложены на родителей.

Минимальный возраст несовершеннолетнего как особого участника охранительного уголовного правоотношения определяется ст. 20 УК, которая предусматривает, что уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16 лет, а за некоторые преступления - 14 лет[ По достижении возраста 18 лет лицо утрачивает правовой статус несовершеннолетнего[3. В соответствии со ] ст. 96 УК уголовно-правовые нормы, устанавливающие особенности ответственности несовершеннолетних, в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет. Речь идет о лицах, не достигших возраста 20 лет (т.е.

о 18- и 19-летних, но не о 20-летних). Эта норма может применяться в случаях, когда лицо, достигшее 18 летнего возраста, не достигло, тем не менее, обычного для этого возраста уровня психической или социальной зрелости, и применение специальных норм об ответственности несовершеннолетних лучшим образом обеспечивает реализацию принципов уголовной ответственности. Вопрос о применении ст. 96 УК закон относит к ведению суда. Органы, осуществляющие уголовное преследование, не вправе применить эту норму.

Закон дифференцированно подходит к несовершеннолетним в зависимости от того, достигли ли они на момент совершения преступления возраста 16 лет. Лица, не достигшие 16 лет, несут ответственность только за некоторые преступления (ч. 2 ст. 20 УК), недопустимость совершения и социальная опасность которых понятна человеку в столь юном возрасте. Кроме того, наказание в виде лишения свободы им назначается по особым правилам, указанным в ч. 6 ст. 88 УК.

При определении возраста лица следует исходить из разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда РФ относительно установления возраста, с которого наступает уголовная ответственность[4]. Лицо считается достигшим определенного возраста «не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток». «При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица».

К лицам, совершившим общественно опасные деяния до достижения возраста, с которого наступает ответственность (14 или 16 лет), а также не подлежащим уголовной ответственности в силу «возрастной невменяемости» (ч. 3 ст. 20 УК), принудительные меры воспитательного воздействия, в том числе и помещение в специальные воспитательные учреждения закрытого типа, применяются в порядке, предусмотренном нормами административного, а не уголовного, права[5]. Достижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность, также не исключает применения принудительных мер воспитательного воздействия в порядке, предусмотренном административным (а не уголовным) законодательством. Однако в специальные учреждения лица, подлежащие уголовной ответственности, могут быть принудительно направлены только в порядке, предусмотренном УК.

§ 2. Уголовное наказание в отношении несовершеннолетних. Судимость и ее погашение Закон не предусматривает в отношении несовершеннолетних каких-либо специальных видов наказания, не предусмотренных для взрослых преступников. По отношению к полной системе наказаний, закрепленной в ст.

44 УК, система наказаний, назначаемых несовершеннолетним (ст. 88 УК), является усеченной. К несовершеннолетним не применяются наиболее суровые виды наказания (смертная казнь и пожизненное лишение свободы), а также виды наказания, применение которых невозможно или нецелесообразно с учетом их социального статуса (лишение права занимать определенные должности, лишение званий и наград, конфискация имущества, ограничение свободы и наказания, применяемые к военнослужащим). Остальные виды наказания в отношении несовершеннолетних (кроме лишения права заниматься определенной деятельностью) смягчены в размерах и сроках.

Несовершеннолетним могут быть назначены наказания в виде: 1) штрафа, 2) лишения права заниматься определенной деятельностью, 3) обязательных работ, 4) исправительных работ, 5) ареста и 6) лишения свободы на определенный срок.

Штраф несовершеннолетним назначается в размере от 1 тыс. до 50 тыс. рублей либо в размере заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего за период от 2 недель до 6 месяцев. Закон позволяет назначать штраф и при отсутствии у несовершеннолетнего доходов и имущества, на которое может быть обращено взыскание. Штраф, назначенный несовершеннолетнему, по решению суда может быть взыскан с его родителей или иных законных представителей (с их согласия). Это правило представляется нарушением принципа личной ответственности (лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только за совершенное им деяние, а не за действия других лиц), который хотя и не закреплен в законе, однако является одним из основополагающих начал уголовного права[6]. Особенно неудачным это правило представляется в ситуациях, когда функции законного представителя возложены на государственное учреждение либо когда, при наличии родителей, воспитание фактически осуществляется государственным или муниципальным учреждением.

Закон не предусматривает каких-либо особенностей применения к несовершеннолетним наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, например управлять транспортным средством.

Наказание в виде лишения права занимать определенные должности несовершеннолетнему не может быть назначено (даже если он достиг совершеннолетия ко времени вынесения приговора).

Обязательные работы назначаются на срок от 40 до 160 часов, заключаются в выполнении работ, посильных для несовершеннолетнего, и исполняются им в свободное от учебы или основной работы время.

Продолжительность исполнения этого наказания лицами в возрасте до 15 лет не может превышать 2 часов в день, а лицами в возрасте от 15 до 16 лет[7] — 3 часов в день. При назначении и исполнении этого наказания следует учитывать, что оно не должно причинять вреда здоровью несовершеннолетнего и нарушать процесс обучения.

Исправительные работы назначаются несовершеннолетним на срок от 2 месяцев до 1 года. При назначении и исполнении наказаний в виде обязательных или исправительных работ должны соблюдаться все нормы об охране труда несовершеннолетних, закрепленные трудовым законодательством. Эти наказания не должны препятствовать реализации конституционного права каждого на образование.

Арест назначается несовершеннолетним, достигшим возраста 16 лет к моменту вынесения приговора, на срок от 1 до 4 месяцев.

Лишение свободы назначается несовершеннолетним на срок не свыше 10 лет и отбывается в воспитательных колониях[8]. Несовершеннолетним, совершившим преступления (кроме особо тяжких преступлений) в возрасте до 16 лет, лишение свободы назначается на срок не свыше 6 лет.

Назначение наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним должно быть вызвано серьезными причинами и возможно, как правило, лишь за тяжкие и особо тяжкие преступления. Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 постановления от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» по этому вопросу разъяснил: «Суд вправе принять решение о назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от общества, обязательно мотивировав в приговоре принятое решение».

Закон прямо запрещает назначать наказание в виде лишения свободы несовершеннолетнему, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, а также лицу, совершившему в возрасте до 16 лет впервые преступление средней тяжести.

При назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел санкции, предусмотренный статьей Особенной части, сокращается наполовину.

Наказание в виде лишения свободы лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет, но достигшим совершеннолетия ко времени вынесения приговора, назначается не в воспитательных, а в исправительных колониях общего режима или в колониях-поселениях[9]. Вид колонии при этом определяется по правилам ст.

58 УК с учетом того, что за преступление, совершенное несовершеннолетним, не может быть назначено отбывание наказания в колониях строгого, особого режима или в тюрьме. Статья 140 УИК РФ предусматривает, что отбывающие наказание в воспитательных колониях «отрицательно характеризующиеся» осужденные по достижении возраста 18 лет переводятся в исправительные колонии общего режима. Причем в силу прямого указания закона они должны быть переведены именно в колонии общего режима (а например, не в колонии-поселения) независимо от тяжести совершенного преступления и иных обстоятельств, указанных в ст. 158 УК[10]. Остальные осужденные переводятся из воспитательных колоний в исправительные колонии общего режима по достижении возраста 21 года.

В соответствии с ч. 9 ст. 88 УК суд может дать указание органу, исполняющему наказание, об учете при обращении с несовершеннолетним осужденным определенных особенностей его личности. Такими особенностями могут быть, например, особенности психики несовершеннолетнего, состояние здоровья, необходимость учета определенных интересов несовершеннолетнего при исполнении наказания в виде обязательных работ и т.п.

Закон не устанавливает специальных норм для несовершеннолетних о замене одного вида наказания другим в случае злостного уклонения от отбывания наказания. Такая замена применяется к несовершеннолетним на основании общих правил, предусмотренных ст. 46, 49, 50 УК. При этом назначенное наказание не может быть заменено наказанием, не предусмотренным ст. 88 УК.

Особенности назначения наказания несовершеннолетним предусмотрены ст. 89 УК. Руководствуясь общими началами назначения наказания, суд, назначая наказание несовершеннолетнему, учитывает, кроме того: 1) условия его жизни и воспитания;

2) уровень психического развития, иные особенности личности;

3) влияние на него старших по возрасту лиц.

Следует учитывать, что несовершеннолетие само по себе является основанием обязательного смягчения наказания в случае, если санкция статьи Особенной части не предусматривает наказания, которое может быть назначено несовершеннолетнему (например, самое мягкое наказание, предусмотренное ст. 317 УК, — 12 лет лишения свободы). Если с учетом ст. 88 УК несовершеннолетнему должно быть назначено наказание более мягкое, чем предусмотрено в санкции статьи Особенной части, — такое наказание назначается без ссылки на ст. 64 УК.

Применяя к несовершеннолетнему нормы об обязательном усилении и смягчении наказания, следует учитывать, что судебная практика отказалась от буквального толкования этих норм, установив определенную последовательность в исчислении размеров и сроков наказаний:

1) сначала предусмотренное статьей Особенной части наказание понижается до максимального размера или срока данного вида наказания, установленного ст. 88 УК для несовершеннолетних (п. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40);

2) затем полученный результат уменьшается на или, если оно назначается за приготовление или покушение (ст. 66, 88 УК);

3) затем применяются нормы о смягчении наказания при деятельном раскаянии (ст. 62 УК и п. 9 упомянутого постановления № 40), причем уменьшается на наказание, полученное в результате выполнения действий и 2);

4) затем учитываются положения ч. 6ст. 88 УК о сокращении наполовину низшего предела наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления;

5) далее применяются общие начала назначения наказания, если это возможно, что не всегда имеет место, так как иногда можно получить абсолютно определенное наказание (например, при назначении наказания несовершеннолетнему, достигшему возраста 16 лет, за приготовление к убийству, предусмотренному ч. 2 ст. 105 УК, при деятельном раскаянии и отсутствии отягчающих обстоятельств абсолютно определенным наказанием будет 3 года и 9 месяцев лишения свободы[11]).

При назначении несовершеннолетнему наказания по совокупности преступлений или приговоров окончательное наказание не может превышать максимального размера или срока этого наказания, предусмотренного ст. 88 УК, с учетом возраста преступника на момент совершения преступления. Так, если по совокупности преступлений назначается наказание в виде лишения свободы — оно в зависимости от возраста на момент совершения преступлений и их тяжести не может превышать 10 или б лет. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «в случае совершения лицом нескольких преступлений, одни из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие — в совершеннолетнем возрасте, суд при назначении наказания по совокупности преступлений вначале назначает наказание за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, с учетом требований статьи 88 УК РФ, а затем за преступления, совершенные после достижения совершеннолетия, и окончательное наказание — по правилам статьи 69 УК РФ»[12]. При этом срок окончательного наказания может превысить 10 лет. Сходным образом решается и вопрос о назначении наказания за преступления, некоторые из которых совершены в возрасте до 16 лет, а другие — в возрасте 16 лет или старше.

Высокая динамика изменения личности несовершеннолетнего и требование справедливого соотношения преступления и его правовых последствий предполагают существование специальных норм, регламентирующих судимость несовершеннолетних. Закон предусмотрел, что судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений. Кроме того, ст. 95 УК предусматривает сокращенные сроки погашения судимости для лиц, совершивших преступление до достижения возраста 18 лет: а) 1 год после отбытия лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести;

б) 3 года после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление. При назначении несовершеннолетнему наказаний, не связанных с лишением свободы, применяются общие правила погашения и снятия судимости, предусмотренные ст. 86 УК.

§ 3. Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности К несовершеннолетним применяются как общие и специальные (предусмотренные в примечаниях к статьям Особенной части) виды освобождения от уголовной ответственности, так и дополнительный вид освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, который применяется только к несовершеннолетним. При применении общих норм учитываются особенности их применения к несовершеннолетним.

Несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности по общим нормам: в связи с деятельным раскаянием;

в связи с примирением с потерпевшим;

в связи с истечением сроков давности;

по амнистии. При этом срок давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращается наполовину. Норма о применении по усмотрению суда сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, не применяется к несовершеннолетнему, поскольку несовершеннолетнему не может быть назначено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы.

Статья 90 УК предусматривает норму об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Формальным основанием применения этой нормы является совершение несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести. Материальным — возможность исправления несовершеннолетнего без привлечения его к уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Возможность исправления несовершеннолетнего может быть установлена исходя из характера и степени опасности совершенного преступления, личности виновного, условий его жизни и воспитания и других обстоятельств дела. Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 постановления от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указал, что «суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ».

С одной стороны, постановление или определение о прекращении дела (преследования) в связи с освобождением от уголовной ответственности «не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого», «вопрос о его виновности остается открытым»[13]. С другой стороны, дело (преследование) прекращается по нереабилитирующим основаниям. Поэтому необходимо уделить особое внимание установлению факта совершения данным лицом преступления. Все сомнения относительно этого факта должны быть устранены, а при неустранимых сомнениях дело прекращается по реабилитирующим основаниям или выносится оправдательный приговор. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия не допускается, если несовершеннолетний или его законный представитель против этого возражают.

Данный вид освобождения от уголовной ответственности — единственный вид освобождения от уголовной ответственности, связанный с применением мер государственного принуждения — принудительных мер воспитательного воздействия[14]. Поэтому закон предусматривает особый порядок применения этих мер. Как и при других видах освобождения от уголовной ответственности, уголовное дело (преследование) может быть прекращено не только судом[15], но и прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора.

Однако во всех случаях принудительные меры воспитательного воздействия могут быть применены только судом. Поэтому прокурор, прекратив дело (преследование) или дав на это согласие, направляет дело в суд с ходатайством о применении в отношении несовершеннолетнего принудительных мер (ст. 427 УПК РФ).

Статья 90 УК предусматривает единственный в действующем уголовном законодательстве России вид условного освобождения от уголовной ответственности. «В случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется, и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности» (ч. 4 ст. 90 УК). Контроль за исполнением несовершеннолетним назначенной ему принудительной меры возлагается по постановлению судьи на специализированный государственный орган, обеспечивающий исправление несовершеннолетнего, который и вправе обратиться в суд с представлением об отмене указанной меры. Возобновленное дело направляется для производства предварительного расследования или в суд. Причем суд и следователь не связаны ранее вынесенным постановлением о прекращении дела, которое не предрешает вопроса о виновности лица.

Уголовное дело (преследование) может быть вновь прекращено по любым реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям, суд может вынести оправдательный приговор, освободить несовершеннолетнего от наказания. Освобождение от ответственности не прерывает и не приостанавливает течения срока давности.

«Систематическое неисполнение несовершеннолетним принудительной меры» является единственным основанием для отмены принудительной меры и направления материалов для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Совершение несовершеннолетним нового преступления, административных или дисциплинарных правонарушений закон не рассматривает в качестве основания для отмены условного освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответствен ности.

В силу презумпции невиновности факт совершения несовершеннолетним преступления, за которое он был освобожден от уголовной ответственности (при неотмененном постановлении о прекращении дела) не может учитываться при назначении наказания за вновь совершенное преступление, в том числе и в качестве характеристики личности виновного. Не может он учитываться и при решении вопроса об освобождении от ответственности или от наказания.

Прекращение применения принудительной меры влечет безусловное освобождение от уголовной ответственности. Продолжительность срока применения принудительных мер в виде ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего и передачи под надзор устанавливается судом продолжительностью от 1 месяца до 2 лет при совершении преступления небольшой тяжести и от 6 месяцев до 3 лет при совершении преступления средней тяжести.

§ 4. Освобождение несовершеннолетнего от наказания К несовершеннолетним применяются как общие виды освобождения от наказания, так и дополнительные виды освобождения от наказания, применяемые только к несовершеннолетним. При применении первых учитываются особенности их применения к несовершеннолетним.

Несовершеннолетний может быть освобожден от наказания по общим нормам: в связи с условным осуждением;

в связи с условно-досрочным освобождением;

в связи с заменой неотбытой части наказания более мягким;

в связи с изменением обстановки;

в связи с болезнью;

в связи с отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей;

в связи с истечением сроков давности исполнения приговора;

по амнистии;

в связи с помилованием. Срок давности при этом сокращается наполовину.

Судебная практика показывает, что условное осуждение применяется к несовершеннолетним чаще, чем осуждение к реальному отбыванию наказания, т.е. применяется как правило, а не как исключение. Условное осуждение целесообразно применять к совершеннолетним и близким к достижению совершеннолетия лицам, совершившим преступление до достижения совершеннолетия, если, назначив наказание в виде исправительных работ или лишения свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания. Пленум Верховного Суда в постановлении от 14.02.2000 № 7 разъяснил: «При назначении несовершеннолетнему наказания с применением статьи 73 УК РФ судам в каждом случае следует обсуждать вопрос о возложении на условно осужденного исполнения определенных обязанностей».

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено наказание в виде условного осуждения, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд, с учетом обстоятельств дела и личности виновного, может повторно принять решение об условном осуждении. При этом на несовершеннолетнего должны быть возложены обязанности, указанные в ч. 5 ст. 73 УК.

Статья 93 УК устанавливает сокращенные сроки, после отбытия которых несовершеннолетний может быть условно-досрочно освобожден от отбывания наказания. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте после фактического отбытия: а) не менее Уз срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой, средней тяжести или тяжкого преступления;

б) не менее % срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.

Наряду с общими видами освобождения от наказания в отношении несовершеннолетних ст. 92 УК предусмотрены дополнительные виды:

1) освобождение от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, не связанных с помещением в специальное учреждение (ч. 1 ст. 92 УК);

2) освобождение от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ч. 2 ст. 92 УК).

Оба вида освобождения несовершеннолетнего от наказания в соответствии со ст. 92 УК являются безусловным освобождением от наказания. Освобождение от наказания по ст. 92 УК может быть отменено только в результате пересмотра приговора суда в кассационном, надзорном порядке либо по вновь открывшимся обстоятельствам (например, в случае применения этой нормы к несовершеннолетнему, совершившему разбой, изнасилование, участие в массовых беспорядках или другое тяжкое преступление, в случае подкупа свидетелей и т.п.). В литературе высказана точка зрения об условном характере освобождения несовершеннолетних от наказания и возможности отмены его в связи с систематическим неисполнением несовершеннолетним принудительных мер. Такое решение не основано на уголовном и уголовно-процессуальном законах и означает применение ч. 4 ст. 90 УК по аналогии. Такое решение прямо противоречит уголовному закону. Дело в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 86 УК несовершеннолетний, освобожденный от наказания по ст. 92 УК, считается несудимым. Поэтому для применения наказания в случае «злостного несоблюдения» он вновь должен быть осужден за то же преступление, что противоречит принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК, в части правила non bis in idem: «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Уголовная ответственность несовершеннолетнего, освобожденного от наказания на основании ст. 92 УК полностью реализуется актом осуждения несовершеннолетнего. В случае совершения несовершеннолетним нового преступления он не может быть наказан за преступление, от наказания за которое он был освобожден с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Совершение лицом преступления, от наказания за которое он был освобожден по ст. 92 УК, не влечет судимости несовершеннолетнего и не может учитываться при назначении наказания и при квалификации содеянного в случае совершения нового преступления. Однако необходимо учитывать, что факт совершения преступления после освобождения от наказания по ст. 92 УК является обстоятельством, характеризующим личность преступника.

Формальными основаниями применения освобождения несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, не связанного с помещением в специальное учреждение, являются: 1) совершение несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести;

2) осуждение его за это преступление. Закон не определяет материального основания применения этого вида освобождения от наказания. Таким основанием является возможность исправления несовершеннолетнего без применения к нему уголовного наказания. Последствием освобождения несовершеннолетнего от наказания в соответствии с ч. 1 ст. 92 УК является применение к нему принудительных мер, предусмотренных ст. 90 УК (предупреждение, передача под надзор, обязанность загладить ущерб, ограничение досуга и установление особых требований).

Часть 2 ст. 92 УК предусматривает возможность освобождения лица от наказания с помещением его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием.

Особенностями этого вида освобождения от наказания являются: особо жесткие правоограничения, связанные с помещением несовершеннолетнего в специальное учреждение;

особые основания применения этой меры.

Формальным основанием применения этой меры является: 1) совершение несовершеннолетним преступления средней тяжести или тяжкого преступления;

2) его осуждение за совершение этого преступления. Недопустимо освобождение от наказания по ч. 2 ст. 92 УК лица, совершившего преступление небольшой тяжести или особо тяжкое преступление. Кроме того, ч. 4 ст. 92 УК содержит перечень тяжких преступлений, освобождение от наказания за совершение которых на основании ч. 2 ст. УК не допускается (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, квалифицированные виды истязания, изнасилования и др.).

Материальным основанием применения этой меры является возможность исправления несовершеннолетнего, нуждающегося в особых условиях воспитания, обучения и требующего специального педагогического подхода, путем помещения его в специальное учреждение.

§ 5. Принудительные меры воспитательного воздействия Предусмотренные уголовным законом принудительные меры воспитательного воздействия — это не являющиеся уголовным наказанием меры государственного принуждения, применяемые к несовершеннолетним, совершившим преступления, с целью их исправления.

По своей правовой природе эти меры относятся к «иным мерам уголовно-правового характера», указанным в ст. 6 УК, поэтому при их применении следует учитывать, что они «должны быть справедливыми, т.е.

соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Уголовно-правовой характер этих мер определяется тем, что они: 1) применяются судом к лицам, совершившим преступления, 2) в связи с их освобождением от уголовной ответственности или от наказания и 3) в порядке и на основаниях, предусмотренных уголовным и уголовно процессуальным законами. Сходные и тождественные меры, применяемые в порядке, установленном административным законодательством (Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних), мерами уголовно-правового характера не являются.

Спорным остается вопрос о том, входят ли эти меры в содержание уголовной ответственности.

Представляется, что они не входят в содержание уголовной ответственности, когда применяются в связи с освобождением от уголовной ответственности, и входят — когда применяются в связи с освобождением от наказания. Причем в последнем случае в силу ст. 86 УК несовершеннолетний одновременно освобождается и от судимости. Поэтому в содержание уголовной ответственности входит лишь акт применения их судом, но не их исполнение.

Принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться по общему правилу к лицам, не достигшим совершеннолетия ко времени их применения. Совершеннолетие является важным фактом в жизни лица. Достигшее совершеннолетия лицо приобретает в полном объеме гражданскую, семейную и трудовую правоспособность и дееспособность, приобретает избирательные права и несет обязанность военной службы. В соответствии со ст. 60 Конституции РФ гражданин России может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Поэтому совершеннолетие препятствует применению принудительных мер воспитательного воздействия.

В исключительных случаях эти меры могут применяться к психически и социально незрелым лицам в возрасте от 18 до 20 лет в соответствии со ст. 96 УК. Причем к указанной категории лиц из всего спектра принудительных мер могут применяться разве что предупреждение и возложение обязанности загладить причиненный вред, так как другие меры связаны с ограничением прав лица и требуют осуществления контроля за их исполнением со стороны специализированного государственного органа. В соответствии же со ст. 7 Федерального закона от 24.06.99 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» «индивидуальная профилактическая работа» в отношении несовершеннолетнего прекращается по достижении им возраста 18 лет.

Таким образом, при применении принудительных мер воспитательного воздействия суд должен учитывать возраст преступника. Нецелесообразно, а иногда и невозможно назначать принудительные меры лицам, достигшим совершеннолетия, и лицам, близким к его достижению, если цели принудительных мер не могут быть достигнуты до наступления совершеннолетия. В этих случаях целесообразно применять другие способы исправления преступника, например, условное осуждение.

Статья 90 УК определяет виды принудительных мер воспитательного воздействия: 1) предупреждение;

2) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

3) возложение обязанности загладить причиненный вред;

4) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Предупреждение состоит в «разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений».

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Необходимо отметить, что в отношении родителей и лиц, их заменяющих, предусмотренная обязанность существует и на основе норм семейного права.

Применение этой меры не дает родителям и другим лицам в отношении несовершеннолетних никаких прав, которых бы они не имели, исходя из норм семейного права. Данная мера является своеобразным предупреждением родителям и другим лицам о возможности привлечения их ребенка (подопечного) к ответственности, с тем чтобы побудить их к более активной воспитательной деятельности. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 14.02.2000 № 7 разъяснил: «При передаче несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, суд должен убедиться в том, что указанные лица имеют положительное влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить надлежащее поведение и повседневный контроль за несовершеннолетним. Для этого необходимо истребовать характеризующий материал, проверить условия жизни родителей или лиц, их заменяющих, возможность материального обеспечения подростка и т.д. Несмотря на то что закон не требует согласия родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под надзор, такое согласие судом должно быть получено».

Обязанность загладить причиненный ущерб назначается с учетом имущественного положения и трудовых навыков несовершеннолетнего. Обязанность загладить причиненный вред не сводится исключительно к возмещению ущерба, причиненного преступлением и компенсации морального вреда. В некоторых случаях с согласия потерпевшего ущерб может быть возмещен не в полном объеме, моральный вред может быть заглажен извинением раскаявшегося преступника. Вред может быть заглажен путем совершения каких-либо полезных для потерпевшего или для общества действий, независимо от факта причинения преступлением имущественного ущерба и того факта, что причиненный преступником вред находится за рамками состава преступления (например, вред от преступления с формальным составом). По очевидным причинам нельзя согласиться с рекомендацией ограничить размер возмещаемого вреда половиной минимального размера оплаты труда, применив по аналогии ст. 18 Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего могут предусматривать запрет посещения определенных мест, использования определенных форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток, выезд в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено требование возвратиться в общеобразовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. В отношении несовершеннолетнего могут быть предъявлены и другие требования, необходимые для его исправления. Требования эти должны быть целесообразными, не должны быть жестокими, причинять вред несовершеннолетнему, целью их не может быть унижение достоинства несовершеннолетнего.

Предусмотренные ст. 90 УК принудительные меры воспитательного воздействия не делятся на основные и дополнительные. Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько мер воспитательного воздействия.

Часть 2 ст. 92 УК предусматривает в качестве особой принудительной меры воспитательного воздействия помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Применение этой меры регламентируется УК, Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[16], Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних[17] и Типовым положением о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением[18].

Несовершеннолетние, освобожденные от наказания по ч. 2 ст. 92 УК, на основании приговора суда помещаются в специальные профессиональные училища закрытого типа и специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа[19]. В коррекционные учреждения закрытого типа помещаются несовершеннолетние, имеющие отклонения в развитии и заболевания, вызывающие необходимость их содержания, воспитания и обучения в таких учреждениях (умственно отсталые, глухонемые, слепые и др.). В указанные специальные учреждения (в том числе и коррекционные) не могут быть помещены несовершеннолетние, имеющие заболевания, препятствующие их содержанию и обучению в специальных учреждениях закрытого типа (перечень утверждается Правительством[20]).

Несовершеннолетний может быть помещен в специальное учреждение до достижения им возраста 18 лет, но не более чем на 3 года. Установленный судом срок может быть изменен в процессе применения принудительной меры: 1) воспитанник может быть досрочно выпущен из специального учреждения, если судом будет признано, что он не нуждается более в применении этой меры;

2) срок может быть продлен по ходатайству самого воспитанника в случае необходимости завершения им общеобразовательной или профессиональной подготовки (после чего содержание в учреждении уже не может рассматриваться в качестве принудительной меры).

[1] Кроме того, следует учитывать, что в нормах, где слово «несовершеннолетний» указывает не на преступника, а, например, на потерпевшего, «несовершеннолетний» трактуется более широко как лицо, не достигшее возраста 18 лет (в том числе и не достигшее возраста 14 лет). Несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет, иногда в законе именуются малолетними, а иногда охватываются общим понятием несовершеннолетнего.

[2] Статья 20 УК ограничивает минимальный возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность, 14 годами. Для сравнения: 15-летний возраст установлен в Австрии, Дании, Польше и Швеции;

14 лет — в Германии, Италии, КНР и Японии;

13 лет — во Франции;

12 лет — в Нидерландах, Португалии и Греции;

10 лет — в Англии, Австралии и Новой Зеландии;

7 лет — в Ирландии и Швейцарии.

При этом следует учитывать, что соотношение понятий «уголовная ответственность», «наказание» и «меры воспитательного воздействия», понимание границ уголовного права в праве разных стран существенно различаются. Например, УК Швейцарии предусматривает возможность применения уголовных наказаний лишь в отношении несовершеннолетних, достигших 15 лет, причем только при наличии особых для этого оснований. По общему правилу к лицам, не достигшим возраста 18 лет, применяются не наказания (Bestrafung, sanctions pnales, punizione), а воспитательные меры (Erziehungsmassnahmen, mesures ducatives, misure educative).

ш Эта возрастная граница довольно типична и в иностранных законодательствах, согласуется она и с нормами международного права (см., например, ст. 1 Конвенции о правах ребенка, принятой в 1989 г. 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН).

[4] См. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

[5] См.: Федеральный закон от 24.06.99 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» с изм. на 7 июля 2003 г.;

Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, утв. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 03.06.67 (в ред. Закона РФ от 25.02.93 №4549-I).

[6] Возможность взыскания штрафа с законных представителей закреплена в УК (не без влияния КоАП, вступившего в силу в 2002 г.) в пику ранее существовавшему запрету назначать штраф несовершеннолетним при отсутствии у них имущества и доходов, на которые может быть обращено взыскание. Представляется, что ранее существовавшее правило, как и вновь сформулированное, имеет в своей основе принцип исполнимости наказания. Как и принцип личной ответственности, принцип исполнимости наказания законом не закреплен. При этом его правовое значение несопоставимо со значением принципа личной ответственности. Отказ от принципа личной ответственности неминуемо влечет и отказ от принципа вины, прямо закрепленного в УК.

21 То есть лицами, не достигшими 16 лет, 15-летними.

ш Ранее существовали воспитательные колонии общего и усиленного режима, ныне все они приведены к единым режимным требованиям.

[9] См. п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001. № 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» (БВС РФ. № 4. 2000).

[10] Что представляется ошибкой законодателя.

[11] Индивидуализация наказания в такой ситуации возможна лишь в связи с применением ст. 64 УК или условного осуждения. При исчислении срока наказания в виде лишения свободы с применением норм об обязательном смягчении наказания годы переводятся в месяцы, неполные месяцы (дни) отбрасываются в силу ст. 72 УК.

[12] Пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания».

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 28.10.96 по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РФ в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова (СЗ РФ. 1996. № 45. Ст. 5203).

[14] Поэтому данный вид освобождения от уголовной ответственности вызывает сомнения с точки зрения его конституционности (соответствия принципу презумпции невиновности) (см. Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 13.09.90 «О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека»).

[15] Нельзя согласиться с тем мнением, что суд в судебном разбирательстве не вправе прекратить дело в отношении несовершеннолетнего и освободить его от уголовной ответственности, а обязан вынести приговор.

[16] СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177;

2003. № 28. Ст. 2880.

[17] ВВС РСФСР. 1967. № 23. Ст. 536;

ВВС РФ. 1993. № 12. Ст. 429.

[18] СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1681;

2002. № 52 (ч. II). Ст. 5225.

[19] В специальные общеобразовательные школы закрытого типа они не помещаются, туда помещаются лица в возрасте от 11 до 14 лет.

[20] См. постановление Правительства РФ от 11.07.2002 № 518 «Об утверждении перечня заболеваний, препятствующих содержанию и обучению несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа органов управления образованием» (СЗ РФ. 2002. № 28. Ст. 2873).

Глава XX. Принудительные меры медицинского характера § 1. Понятие принудительных мер медицинского характера, основания и цели их применения В уголовном законе не дано определение принудительных мер медицинского характера, поэтому этот пробел восполняется в юридической литературе. УК раскрывает основания, цели, виды принудительных мер медицинского характера, а также порядок продления, изменения и прекращения таких мер. Исходя из этих нормативных положений ученые дают либо более широкое (включающее основные и второстепенные признаки)[1], либо более узкое (включающее наиболее существенные признаки)[2] определение этого института уголовного права. Принудительные меры медицинского характера — это предусмотренные уголовным законом виды принудительного лечения, применяемые судом к лицам, совершившим общественно опасное деяние или преступление, предусмотренное Особенной частью УК, страдающим психическими расстройствами, в случаях, когда эти расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, но имеют с ним сходство — это меры государственного принуждения, назначаемые судом и обеспечиваемые принудительной силой государственных органов.

Различие их в том, что наказание применяется к виновным в совершении преступления, принудительные меры медицинского характера — к лицам, страдающим психическими расстройствами и представляющим общественную опасность в силу своего состояния и совершения ими общественно опасного деяния (или преступления).

Принудительные меры медицинского характера не выражают отрицательной оценки от имени государства и суда общественно опасного деяния лиц, к которым они применяются;

эти меры лишены карательного характера и не влекут судимости. Лица, к которым применены такие меры, не могут быть амнистированы или помилованы. Принудительные меры не преследуют цели восстановления социальной справедливости и исправления указанных лиц, а направлены на излечение или улучшение их психического состояния, а также на предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК (ст. 98).

Кроме того, они могут назначаться постановлением суда, и суд не устанавливает их продолжительность, так как нельзя определенно установить срок излечения или улучшения состояния здоровья лица с психическими расстройствами. Принудительными эти меры признаются ввиду того, что лечение проводится без согласия лица, страдающего психическим расстройством, либо без согласия его законных представителей[3]. Кроме того, эти меры влекут определенные ограничения правового статуса лица (в частности, ограничение свободы).

В юридической литературе справедливо подчеркивается двойственная природа (два критерия) принудительных мер медицинского характера. К юридическому критерию относят основания, цели, виды, порядок назначения, продления, изменения, прекращения этих мер судом в рамках уголовного (ст. 97- УК), уголовно-процессуального (ст. 433-446 УПК РФ), уголовно-исполнительного (ст. 18 УИК РФ) законодательства. К медицинскому — само содержание этих мер, определяемое врачами-психиатрами (диагноз, рекомендации по проведению лечения и т.д.)[4.

] Основания и пределы применения принудительных мер медицинского характера установлены уголовным законом. Условия и порядок их исполнения определяются уголовно-процессуальным законодательством, Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», а также ведомственными актами органов здравоохранения.

Одним из оснований применения этих мер в соответствии с ч. 1 ст. 97 УК является возможность назначения их судом лицам, совершившим общественно опасные деяния, предусмотренные Особенной частью УК. При отсутствии в деянии признаков состава преступления либо совершении лицом малозначительного деяния, или недоказанности совершения деяния данным лицом дело должно быть прекращено, а следовательно, нет оснований для назначения принудительных мер медицинского характера.

Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10.04.97 обоснованно отменено определение Ульяновского областного суда в отношении Васина (дело направлено на новое рассмотрение). Васин совершил ряд общественно опасных деяний. На основании п. «г» ч. 1 ст. 99 УК ему было назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, так как он страдает реактивным истерическим психозом. Однако суд, в нарушение ст. 20, 408 УПК РСФСР, судебное разбирательство провел поверхностно, не проверил обстоятельства, имеющие существенное значение для решения вопроса о доказанности совершения данным лицом общественно опасных деяний, а следовательно, и о применении к Васину принудительной меры медицинского характера[5].

Если суд установит, что лицо все же представляет угрозу окружающим или самому себе, больному оказывается медицинская помощь органами здравоохранения.

Вторым основанием применения принудительных мер медицинского характера является наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического расстройства.

Уголовный закон называет три категории лиц, страдающих психическими расстройствами, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера (п. «а», «б», «в» ч. 1 ст. 97 УК):

а) совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

К первой категории закон (ч. 1 ст. 97 УК) относит лиц, которым суд может назначить принудительные меры медицинского характера в связи с совершением ими общественно опасных деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости.

Суд может признать невменяемым лицо лишь в отношении совершенного им общественно опасного деяния[6]. Если лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (юридический критерий) вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики (медицинский критерий) — ст. 21 УК, оно не может нести уголовную ответственность и подвергаться наказанию. Только человек, способный осознавать действительные события, причинную связь явлений, оценивать социальный смысл своих действий и регулировать свою деятельность, может быть признан виновным и, следовательно, нести ответственность.

При установлении двух критериев (медицинского и юридического), т.е. при признании лица невменяемым в отношении совершенного им общественно опасного деяния, а также при подтверждении связи психических расстройств лица с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда (риск совершения им повторного общественно опасного деяния) либо с опасностью для себя и других лиц (попытки самоубийства, вспышки агрессивности) суд может назначить принудительные меры медицинского характера.

Уголовный закон (ч. 1 ст. 21 УК) называет следующие четыре группы расстройств, относящихся к формуле невменяемости: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие иное болезненное состояние психики.

Хроническое психическое расстройство практически неизлечимо, оно характеризуется длительностью течения и тенденцией к прогрессированию, утяжелению вызванных болезнью нарушений психики.

Временное психическое расстройство охватывает различные по продолжительности болезненные процессы, оканчивающиеся выздоровлением. Основной признак временного расстройства — не его продолжительность, а принципиальная возможность полного выздоровления.

Слабоумие объединяет стойкие, необратимые расстройства познавательной деятельности с обеднением психики, поражением интеллекта, критических способностей, нарушениями личности. Различают врожденное (олигофрения) и приобретенное слабоумие.

К иному болезненному состоянию психики относят психические расстройства, не попавшие ни в одну из трех групп, но исключающие вменяемость.

Психическое расстройство обусловливает невменяемость, когда достигает известной глубины (степени тяжести), определенной формулой юридического критерия, т.е. такого состояния, когда лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

Ко второй категории лиц, к которым согласно п. «б» ч. 1 ст. 97 УК могут быть применены принудительные меры медицинского характера, относятся лица, совершившие общественно опасные деяния, будучи вменяемыми, но у которых психические расстройства наступили после совершения преступления. Характер глубины психического расстройства лица (хронический, необратимый или временный) определяет ряд правовых последствий уголовного и уголовно-процессуального содержания.

Психические расстройства могут наступить у лица на стадии предварительного следствия, в ходе судебного разбирательства, до вынесения приговора, после его вынесения, на стадии исполнения наказания.

В связи с неспособностью лица осознавать смысл и значение действий, общественную опасность содеянного, смысл наказания цели наказания не могут быть достигнуты, поэтому наказание к ним не может применяться.

Если у лица после совершения преступления наступило хроническое психическое расстройство, характеризующееся длительностью течения, тенденцией к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, сифилис мозга, старческие психозы и др.), и с самого начала ясно, что оно носит необратимый характер, то лицо освобождается от уголовной ответственности или наказания либо от дальнейшего его отбывания и решается вопрос о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Дело может быть прекращено судом при неприменении таких мер (в случаях, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении (ч. 2 ст. 443 УПК РФ).

В случае наступления временного психического расстройства (различного по продолжительности его протекания — от нескольких часов до нескольких недель, месяцев и даже лет: реактивные состояния, большинство алкогольных психозов и т.д.), оканчивающегося выздоровлением, принудительные меры применяются до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими. Приостановленное дело возобновляется (ст. 446 УПК РФ), если не истекли сроки давности (ст. 78, 83 УК). Время принудительного лечения (в психиатрическом стационаре) засчитывается в срок назначенного или возобновляемого наказания из расчета — один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

Принципиально иной характер имеет применение принудительных мер медицинского характера в отношении третьей категории лиц, перечисленных в п. «в» ч. 1 ст. 97 УК. Прежде всего это связано с тем, что эти лица совершили преступление в состоянии вменяемости и они подлежат уголовной ответственности и наказанию. Но наряду с наказанием к ним могут быть применены меры медицинского характера в связи с тем, что они признаны нуждающимися в лечении от психических расстройств, не исключающих вменяемости (ч. 2 ст. 99 УК).

К третьей категории уголовным законом (согласно п. «в» ч. 1 ст. 97 УК) отнесены лица, которые страдают определенными отклонениями в психической сфере (психопатии различной степени, слабоумие в степени дебильности и др.), однако они отдают отчет в своих действиях и способны руководить ими, поэтому признаются вменяемыми, хотя не в полной мере осознают фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Длительные дискуссии в психиатрической и юридической литературе по вопросу оценки подобных состояний как «уменьшенной» или «ограниченной» вменяемости нашли свое закрепление в формулировке п. «в» ч. 1 ст. 97 УК, правовые последствия которых выражаются в учете их судом при назначении наказания и возможности назначения принудительного лечения. Кроме того, в юридической литературе высказывалось мнение о целесообразности наименования лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК) — лицами с психическими аномалиями[7].

Понятие «психические аномалии» толкуется психиатрами как отклонение от нормы, включающее как патологию, так и отклонения, не носящие болезненный характер[8], что, по сути, и охватывает круг лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Согласно ч. 2 ст. 99 УК к этим лицам суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра[9].

Третьим основанием применения мер, предусмотренных гл. 15 УК, всем трем категориям, является то, что они назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст.

97 УК). Это означает, что в отношении тех лиц, которые не представляют опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении (ч. 4 ст. 97 УК).

Применение принудительных мер медицинского характера судом возможно с учетом не только характера и тяжести совершенного общественно опасного деяния (преступления), психического состояния больного в момент совершения этого деяния, а также к моменту судебного рассмотрения дела и с учетом прогноза возможных изменений, т.е. характера течения болезни, определяемого судебно-психиатрическими комиссиями.

В ст. 98 УК впервые сформулированы цели применения принудительных мер медицинского характера:

излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

Исходя из двойственной природы принудительных мер медицинского характера, можно выделить и две группы целей их применения: цели медицинского характера — излечение либо улучшение психического состояния лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК;

цель юридического характера — предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

Цели принудительных мер медицинского характера гармонично сочетают интересы лица, страдающего психическим расстройством, и интересы общества. Достижение цели предупреждения совершения новых общественно опасных деяний тесно связано с излечением лица или улучшением его психического состояния, иными словами, достижение двух последних может служить гарантией достижения первой цели.

В связи с тем что полное излечение ряда психических расстройств при современном развитии медицины не всегда возможно, все же врачи могут добиться таких изменений, которые исключают опасность лица для себя и общества. К таким средствам относят систему мер, направленных не только на излечение, но и на социальную реадаптацию (включающую помимо медикаментозного лечения трудовую терапию, психотерапию, воспитательную работу, социальную адаптацию и др.). Однако адаптация осужденных лиц с психическими расстройствами, названных в ст. 22 УК, предупреждение совершения ими общественно опасных деяний относятся к юридическим целям, и достижение их целями психиатрического характера, т.е.

замена психиатрического лечения немедицинскими целями, вызывает сомнения у специалистов в области судебной психиатрии, так как «эффект отдачи от психиатрической экспансии в исправительно-трудовой процесс едва ли оправдан»[10] и требует дополнительной регламентации и в УК, и УИК РФ[11].

Достижение цели предупреждения новых преступлений со стороны лиц, совершивших преступление и страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в большей мере применимо к наказанию, которое им может быть назначено наряду с применением принудительных мер медицинского характера. По этому же основанию нельзя согласиться и с мнением о том, что целью применения принудительных мер является «способствование исправлению и перевоспитанию осужденных, признанных ограниченно вменяемыми, алкоголиков и наркоманов»[12]. Можно согласиться с мнением о том, что цель частного предупреждения в отношении лиц с психическими отклонениями, перечисленных в ч. 1 ст. 97 УК, достигается в зависимости от достижения медицинских целей[13].

Обоснованным представляется предложение о внесении изменений в ст. 98 УК: исключить в отношении лиц, указанных в п. «в» ч. 1 ст. 97 УК, к которым применяются принудительные меры медицинского характера, соединенные с наказанием, цель предупреждения совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК[14].

Цель предупреждения совершения новых общественно опасных деяний лицами, страдающими психическими расстройствами, не тождественна цели предупреждения совершения преступлений, имеющейся у наказания (ч. 3 ст. 43 УК). Цель общего предупреждения — адресованная к неопределенному кругу лиц, не включается законодателем в цель принудительных мер медицинского характера, так как применение этих принудительных мер не может предупредить других лиц, страдающих психическими расстройствами, от совершения общественно опасных деяний. Кроме того, достижению цели предупреждения совершения новых преступлений служит дифференциация различных видов принудительных мер медицинского характера, охрана личности тех, к кому применены указанные меры.

Вопрос о целях применения принудительных мер медицинского характера тесно связан с принципами оказания психиатрической помощи, к которым относятся законность, гуманизм, соблюдение прав человека и гражданина.

Принятие Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», введение в России с 1997 г. Международной классификации психических болезней (МКБ-10), принятой Всемирной организацией здравоохранения, введение уголовной ответственности за незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК), осуществление судебного контроля, прокурорского надзора, обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве по делам данной категории (ст. 51 УПК РФ) — служат гарантией прав граждан при применении принудительных мер медицинского характера.

§ 2. Виды принудительных мер медицинского характера Часть 1 ст. 99 УК предусматривает четыре вида принудительных мер медицинского характера, которые могут быть назначены судом:

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.