WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Москва ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ серия основана в 1996 г. ...»

-- [ Страница 8 ] --

Физическое принуждение (имеется в виду преодолимое) выражается в избиении, лишении свободы, причинении вреда здоровью. Психическое принуждение — это выраженная устно, письменно, жестами или иным способом угроза причинить вред физический (убить, избить), имущественный (уничтожить, повредить имущество), моральный (унизить честь, достоинство), нарушить иные законные права и интересы (например, уволить с работы). Угроза должна быть существенной и реальной, чтобы повлиять на волю лица.

Если принуждение имеет признаки непреодолимой силы или создает условия крайней необходимости, оно исключает ответственность (ст. 39 и 40 УК).

Материальная зависимость существует тогда, когда лицо получает от кого-либо материальные средства для обеспечения себя, родителей, своих близких, не располагая другими источниками, необходимыми для проживания. Однако нельзя признать материально зависимым того, кто совершает преступление в угоду лицу, которое дает деньги на покупку дачи, автомашины и т.п.

Служебная зависимость основана на подчинении лица другому лицу по работе на предприятиях, в учреждениях, организациях независимо от форм собственности: рабочего — начальнику цеха, последнего — директору. Характерный для нее признак — полномочность принятия мер дисциплинарного характера в отношении подчиненного.

Иная зависимость возникает в различных сферах и ситуациях (например, зависимость, порождаемая общей жилой площадью, подследственного от следователя и пр.).

ж) Совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения.

Для выяснения наличия указанных обстоятельств необходимо обратиться к ст. 37, 38, 39, 41, 42 УК (см.

соответствующие разделы настоящего учебника).

Нужно отметить, что точнее было бы в законе (как в ст. 38, так и в п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК) сказать о задержании лица, совершившего общественно опасное посягательство, ибо, будет ли оно признано преступлением, решить может только суд. Задерживающий может не знать, что задерживает не преступника (например, невменяемого или не достигшего указанного в законе возраста), но он знает, что задерживает лицо, совершившее общественно опасное деяние (например, застрелившее даже без какого-либо повода человека). Именно так поступает ст. 37 УК, предоставляя право на необходимую оборону не от преступника, а от лица, совершающего общественно опасное посягательство, хотя последнее чаще всего, конечно, является преступным.

з) Противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления.

Данное обстоятельство является смягчающим наказание, поскольку поведение потерпевшего в определенной степени провоцирует преступление. Например, лицу, восстановленному судом на работе, препятствуют к ней приступить, и он ударил того, кто ему препятствовал, причинив вред здоровью.

Аморальность поведения потерпевшего заключается в том, что, хотя он и не нарушал нормы права (в отличие от противоправного поведения), но поступки его противоречат нормам морали (например, супружеская измена).

Важно, что указанное поведение потерпевшего явилось поводом для совершения преступления.

и) Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.

Указанные обстоятельства очень близки друг к другу, но не совпадают, потому и названы отдельно. Так, явка с повинной может быть и без последующего активного способствования раскрытию преступления, разоблачению соучастников и розыску имущества. Последние, в свою очередь, могут быть и без явки с повинной. Конечно, все эти обстоятельства могут и сочетаться.

Явка с повинной — это добровольное личное заявление (письменное или устное) виновного, сделанное правоохранительным органам.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания»[8] обращается внимание на то, что при решении вопроса о том, имела ли место явка с повинной, судам необходимо проверять, являлось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в преступлении.

Если по делу, возбужденному по факту совершения преступления, лицо, его совершившее, не установлено, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как «явка с повинной». Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им преступлениях, неизвестных органам расследования.

Активное способствование раскрытию преступления, изобличению соучастников и розыску имущества, добытого в результате преступления, может проявляться в самых разнообразных формах. Например, в указании, где добывались орудия преступления, кто именно являлся соучастниками и какова их роль, где они скрываются и где прячется имущество и т.п. Важно, чтобы лицо добровольно поступало таким образом, а не вынужденно, под давлением улик. Указанные обстоятельства свидетельствуют о меньшей общественной опасности виновного, что и служит основанием для смягчения ему наказания.

к) Оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

Указанное поведение виновного может быть вызвано различными мотивами: жалостью к потерпевшему, страхом перед грозящим наказанием, расчетом на его смягчение, раскаянием в содеянном и др.

Оказание медицинской или иной помощи может проявиться, например, в том, что лицо приняло меры к остановке кровотечения у потерпевшего (наложило жгут), вызвало «скорую помощь» или само доставило потерпевшего в больницу.

Возмещение морального ущерба может выразиться в принесении извинений или в материальной компенсации (уплате денежных сумм).

Иные действия, направленные на заглаживание вреда, могут заключаться, например, в том, что женщина, незаконно уволенная (ст. 145 УК), восстановлена, причем на более высокооплачиваемой работе, чтобы компенсировать нанесенный ей в результате увольнения материальный ущерб.

Перечень в ч. 1 ст. 61 УК смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим, поскольку в ч. 2 той же статьи говорится, что при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и другие обстоятельства. Это могут быть обстоятельства, относящиеся как к самому преступному деянию, так и к личности виновного.

Обобщение судебной практики показывает, что как обстоятельство, смягчающее наказание, рассматривается, например, ненаступление вредных последствий. Так, виновный, прибегнув к шантажу, потребовал у потерпевшего передать ему определенную денежную сумму (оконченное преступление — вымогательство). Однако потерпевший деньги не передал, и имущественный ущерб ему не был причинен.

Как смягчающие обстоятельства рассматриваются, например, такие данные о личности, как нахождение на его иждивении несовершеннолетних детей (в п. «г» ч. 1 ст. 61 УК учтено наличие только малолетних детей), престарелых и больных родителей и др.

Часть 3 ст. 61 УК устанавливает: если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Речь идет об обстоятельствах, из числа предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК, учтенных в специальных нормах об ответственности, например за убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 108, 114 УК). Поскольку при конструировании названных норм Особенной части УК указанные обстоятельства уже учтены и с их учетом установлены санкции, повторно при назначении наказания они учитываться не могут.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» суд в приговоре обязан указать, какие смягчающие наказание обстоятельства установлены, и учесть их.

§ 3. Обстоятельства, отягчающие наказание Отягчающими наказание обстоятельствами ст. 63 УК признает:

а) Рецидив преступлений.

Понятие рецидива раскрывается в ст. 18 УК1.

б) Наступление тяжких последствий в результате совершения преступления.

Данное обстоятельство повышает опасность совершенного преступления. Суд учитывает тяжесть последствий как в том случае, когда они являются обязательным признаком объективной стороны преступления (имеющего материальный состав), так и тогда, когда последствия не входят в качестве необходимого признака в объективную сторону преступления (имеющего формальный состав).

Например, при краже всегда причиняется материальный ущерб, который представляет собой необходимый признак состава оконченного преступления. Но и в том случае, когда кража будет квалифицироваться по одной и той же норме независимо от суммы материального ущерба, тяжесть последнего не может не учитываться при назначении наказания. Например, кража будет в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. УК), если стоимость похищенного имущества превышает 1 млн руб. Но может быть украдено на сумму, немного или многократно (в десятки и более раз) превышающую 1 млн руб. Ясно, что это не может не повлиять на размер назначаемого наказания. Однако суд в таких случаях не может сослаться на п. «б» ч. ст. 63 УК. Возникает несоответствие между законодательным положением и жизненными реалиями (предложение о его разрешении см. ниже — анализ ч. 2 ст. 63 УК).

Материальный ущерб при разбое, например, не является необходимым признаком объективной стороны, поскольку разбой считается оконченным независимо от того, удалось ли завладеть имуществом. Однако факт завладения имуществом (причинение этим материального ущерба) или его отсутствие учитываются при назначении наказания (здесь уже со ссылкой на п. «б» ч. 1 ст. 63 УК).

Являются ли последствия тяжкими, суд решает с учетом обстоятельств дела.

в) Совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы лиц или преступного сообщества (преступной организации).

Названные понятия раскрываются в ст. 35 УК.

г) Особо активная роль в совершении преступления.

Это обстоятельство должно учитываться при совершении преступления как одним человеком, так и группой лиц.

Человек совершает преступление с различной степенью активности. Он может среагировать на какие-то жизненные обстоятельства и совершить преступление внезапно (может быть, даже с аффектированным умыслом), а может долго к нему готовиться (что свидетельствует об устойчивости его преступного намерения) и проявлять особую настойчивость и изобретательность при его совершении. Например, убийца долго выслеживал жертву, обманным путем заманил в безлюдное место или длительное время ее преследовал, пока не осуществил свой план. Такое обстоятельство не может не влиять на размер наказания.

Если преступление совершено группой, то учитывается роль каждого участника группы. Особо активную роль могут играть как организаторы преступления, так и другие лица.

д) Привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Если преступление совершается руками лиц, страдающих психическими расстройствами, исключающими вменяемость, или лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, то исполнителем является тот, кто привлек их к совершению преступления (имеет место так называемое опосредованное исполнение). Ясно, что такая «изобретательность» преступника должна повышать его наказание.

Если вменяемость указанных лиц не исключается и они достигли указанного в законе возраста, то они также несут ответственность, и в этом случае привлекший их тоже наказывается строже.

Привлечение к совершению преступления лиц, находящихся в состоянии опьянения, усиливает наказание, поскольку состояние опьянения ослабляет «тормоза» в поведении, поэтому, во-первых, их легче привлечь к совершению преступления, во-вторых, их соучастие в нем способно причинить большой вред (в силу ослабления у пьяного контроля за своим поведением преступление зачастую совершается с «размахом»), в третьих, такое привлечение во вред и самим привлекаемым, ибо они, как того требует ст. 23 УК, несут уголовную ответственность.

е) Совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.

Статья 19 Конституции РФ устанавливает, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо в том числе от расы, национальности и отношения к религии. В ст. 28 Конституции РФ говорится, что каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Важнейшей гарантией указанных прав выступает усиление наказания за преступления, совершенные по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Совершение преступления из мести за правомерные действия повышает наказание, поскольку преступник препятствует другим поступать правомерно, осуществлять свои права, свободы и обязанности.

Совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение усиливает наказание, поскольку речь идет о двух преступлениях — об уже совершенном, которое надо скрыть, либо о планируемом или совершаемом преступлении, чтобы облегчить их совершение. Причем первое не обязательно должно быть совершено тем лицом, которое совершило второе с целью сокрытия первого. Или же первое преступление совершается для того, чтобы совершить второе, например убивают случайно оказавшегося на месте кражи человека, чтобы он не помешал ее совершению.

ж) Совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Совершение преступления при указанных обстоятельствах обусловлено общественно полезной деятельностью лица, в отношении которого было совершено преступление, или близких ему лиц. Преступник стремится прекратить деятельность по выполнению служебного или общественного долга или отомстить за нее. Поэтому данное обстоятельство усиливает наказание.

Понятия «служебная деятельность», «выполнение общественного долга», «близкие» раскрываются в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»[9].

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Выполнение общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье, благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

з) Совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного.

Данные обстоятельства усиливают наказание, поскольку преступник использует беззащитность указанных лиц, понижающую их способность оказать ему сопротивление, что свидетельствует о его крайне низком моральном уровне.

О наличии беременности, независимо от ее сроков, должно быть заведомо известно виновному. О понятии малолетнего см. в § 2 настоящей главы учебника.

Вопрос о том, находилось ли лицо, в отношении которого совершено преступление, в беззащитном или беспомощном состоянии, решается судом с учетом того, могло ли оно осознавать происходящее и способно ли было оказать сопротивление преступнику. Беззащитное или беспомощное состояние может быть вызвано престарелым возрастом, болезнью и другими обстоятельствами. Оно будет учитываться независимо от того, вызвано ли такое состояние потерпевшего самим преступником, например применением газа, или возникло независимо от него.

Президиум Верховного Суда РФ не признал спящего человека находящимся в беспомощном состоянии (в том понимании, как об этом сказано в диспозиции п. «в» ч. 2 ст. 105 УК). Лица, находящиеся в сильной степени опьянения, также не признаются находящимися в беспомощном состоянии, когда возникает вопрос о квалификации их убийства по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК1. Такой вывод не представляется бесспорным.

Повышаться наказание будет тогда, когда совершивший преступление осознавал, что потерпевший является малолетним, находится в беззащитном или беспомощном состоянии.

Если виновный не осознавал этого факта (например, добросовестно заблуждался в возрасте потерпевшего), то наказание повышаться не должно.

Вопрос о нахождении в зависимости изложен в § 2 настоящей главы учебника при анализе п. «е» ч. 1 ст. УК. Так же должна пониматься и зависимость, о которой говорит п. «з» ч. 1 ст. 63 УК.

и) Совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего.

Данное обстоятельство может проявляться при совершении преступлений против личности, а также других преступлений, связанных с посягательством на личность, например разбоя, хулиганства, превышения служебных полномочий. С особой жестокостью и издевательством могут совершаться и некоторые преступления, не связанные с посягательством на личность, например жестокое обращение с животными.

Совершение преступления с особой жестокостью, издевательством, садизмом, а также мучениями для потерпевшего может выразиться, например, в нанесении большого количества ран, воспрепятствовании оказания помощи тяжелораненому, в истязании или убийстве ребенка на глазах у родителей. Виновный осознает, что он применяет такой способ совершения преступления, который причиняет особые физические или психические мучения, что свидетельствует о его глубокой моральной деградации.

к) Совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения.

Применение преступником указанных орудий и средств отягчает ответственность, поскольку для совершения преступления избирается способ, создающий повышенную опасность не только для лиц, в отношении которых оно совершается, но и для других. Если взорвали, например, автомашину, то пострадать могут и лица, оказавшиеся рядом.

Вопрос о понятии физического и психического принуждения изложен в § 3 настоящей главы учебника при анализе п. «е» ч. 1 ст. 61 УК. Если для лица, совершившего преступление под таким принуждением, оно является снижающим наказание (или даже исключающим ответственность, когда было непреодолимым или подпадало под условия крайней необходимости), то для лица, совершившего преступление с использованием такого принуждения, оно является обстоятельством, усиливающим наказание, поскольку рассчитано воздействовать на волю лиц, привлекаемых к совершению преступления, потерпевших от него либо оказывающих ему сопротивление.

л) Совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или общественного бедствия, а также при массовых беспорядках.

При наличии указанных обстоятельств нужны особая дисциплина и порядок, взаимопомощь людей.

Вследствие пожаров, землетрясений, иных бедствий, в том числе при массовых беспорядках, часто без охраны остаются крупные материальные ценности, бывает много людей, нуждающихся в помощи. Ясно, что использование такой обстановки для совершения преступлений — хищений, преступлений против личности и других — повышает их общественную опасность, свидетельствует об особом эгоизме виновных, что и требует повышения наказания.

Понятие массовых беспорядков раскрывается в ст. 212 УК.

Усиливать наказание будет именно использование названной обстановки для совершения преступления, а не простое ее совпадение со временем его совершения.

м) Совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора.

Указанное обстоятельство повышает наказание, поскольку виновный обманывает лиц, оказавших ему доверие, используя его для совершения преступления.

Использовать доверие, оказанное ему в силу его служебного положения, может не только должностное лицо или не являющийся им руководитель предприятия, учреждения, организации, но и рядовой сотрудник.

Например, государственную тайну в силу выполняемой работы могут знать как те, так и другие. И государственная измена в форме выдачи государственной тайны совершается с использованием доверия, оказанного им по службе.

Договор в соответствии с ГК РФ может быть заключен как с физическим, так и с юридическим лицом.

Использование при совершении преступления доверия, вытекающего из того или другого договора, будет усиливать наказание (например, если руководитель банка или фирмы присвоил деньги вкладчиков).

н) Совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти.

Усиление наказания в таких случаях вызвано тем, что использование форменной одежды или документов представителя власти, во-первых, способно облегчить совершение преступления, т.е. предоставить большие возможности для его совершения, и, во-вторых, подрывает авторитет органов власти. В соответствии с примечанием к ст. 318 УК представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Использование форменной одежды или документов представителя власти будет являться обстоятельством, отягчающим наказание, независимо от того, были они у преступника на законном или незаконном основании.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» суд обязан в приговоре отразить, какие смягчающие и отягчающие обстоятельства доказаны при разбирательстве уголовного дела, и учесть их при назначении наказания.

Согласно ч. 4 ст. 65 УК при назначении наказания лицу, признанному вердиктом присяжных заседателей виновным в совершении преступления, но заслуживающему снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются.

Часть 2 ст. 63 УК устанавливает: если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Речь идет о тех преступлениях, в состав которых обстоятельства, из числа указанных в ст. 63 УК, включены в качестве основного либо квалифицирующего признака. Так, тяжкое последствие — смерть человека — является обязательным признаком состава убийства, а особая жестокость при его совершении — квалифицирующим (п. «д» ч. ст. 105 УК). Поскольку они уже учтены при формулировании состава преступления и установлении санкции, ч.

2 ст. 63 УК предусматривает, что повторно при назначении наказания их учитывать не нужно.

Однако когда обстоятельства, включенные в качестве основного или квалифицирующего признака состава преступления, имеют размеры (степень выраженности), это не может не учитываться при назначении наказания. Например, такое тяжкое последствие, как смерть двух или более лиц, учтено в п. «а» ч. 2 ст. УК. Но убиты могут быть и двое, и десятки людей. И хотя преступление и в том, и в другом случае будет квалифицироваться по одной и той же норме, при конструировании которой уже учтена тяжесть последствий, ясно, что количество убитых (двое или больше) не может не влиять на назначение наказания.

Представляется, что это несоответствие между законом (нельзя ссылаться на п. «б» ч. 1 ст. 63 УК) и жизненной практикой требует законодательного разрешения путем указания на необходимость учета выраженности отягчающего наказание обстоятельства (в количестве, сумме, длительности во времени и т.п.).

В ст. 63 УК перечень отягчающих наказание обстоятельств не называется исчерпывающим и не говорится (как в ст. 61 УК), что отягчающим может быть признано обстоятельство, в ней не названное.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что в соответствии со ст. 63 УК перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В юридической литературе, однако, такое разъяснение оспаривается.

Действительно, запрет учитывать обстоятельства в качестве отягчающих, если они не указаны в УК, не согласуется с общим началом назначения наказания — учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного. В частности, личность виновного характеризуют в том числе и не названные в УК обстоятельства, говорящие как в пользу, так и не в пользу виновного, а последние есть не что иное, как обстоятельства, отягчающие наказание.

В частности, Пленум Верховного Суда РФ в названном выше постановлении указал, что совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих средств, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание, и в силу ч. 3 ст. 60 УК эти сведения, при наличии к тому оснований, могут учитываться при оценке данных, характеризующих личность1. Но суть таких обстоятельств от этого не меняется. Будут ли они названы обстоятельствами, отрицательно характеризующими личность или отягчающими наказание, в любом случае, поскольку они ведут к применению более строгого наказания, они являются для него отягчающими.

Кроме того, не все обстоятельства из числа не предусмотренных ч. 1 ст. 63 УК можно отнести к характеристике личности виновного (например, способ проникновения в помещение или иное хранилище при краже (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК): одно дело, когда вор воспользовался открытой дверью, и другое дело — когда взломал ее). Но назвать тот или иной способ проникновения (с применением обмана, насилия или угроз его применения и др.) как обстоятельство, отягчающее наказание, нельзя. С другой стороны, это не может не влиять на выбор вида и размера наказания. Это несоответствие также требует законодательного решения путем признания перечня обстоятельств, отягчающих наказание, не исчерпывающим.

§ 4. Обязательное смягчение наказания УК предусматривает два способа смягчения наказания:

1) назначение судом наказания ниже низшего предела или более мягкого вида наказания, чем предусмотрено санкцией (ст. 64 УК);

2) установление меньшего верхнего предела более строгого наказания, чем указывает санкция (ст. 62, ч. ст. 65, ст. 66 УК).

В предусматривающей смягчение наказания по первому варианту ст. 64 УК сказано, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, либо не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Часть 2 ст. 64 УК указывает, что исключительными могут быть признаны как отдельные обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

При назначении наказания конкретному лицу суд может прийти к выводу, что назначение даже самого мягкого вида наказания и самого минимального его размера, указанного в санкции, будет несправедливым. Поэтому ст. 64 УК и предусматривает возможность его понижения.

Однако суд не имеет права назначить наказание ниже того минимального предела, который определен для данного вида наказания статьей Общей части УК. Если, например, санкция предусматривает лишение свободы на срок от 2 лет, то суд, назначая наказание с применением ст. 64 УК, может назначить лишение свободы на любой меньший 2 лет срок, но не меньше 2 месяцев, ибо такой минимальный срок лишения свободы установлен ч. 2 ст. 56 УК.

У судов возникал вопрос, возможно ли назначение наказания ниже низшего предела, если санкция является альтернативной и предусматривает более мягкие виды наказания, чем то, которое назначается с применением ст. 64 УК.

В связи с этим в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» разъясняется, что по смыслу ч. 1 ст. 64 УК назначению наказания ниже низшего предела, указанного в санкции статьи Особенной части УК, не препятствует наличие в этой же санкции альтернативных более мягких видов наказаний1.

Суд имеет право также избрать более мягкий вид наказания по сравнению с теми, которые предусмотрены санкцией, иными словам, назначить наказание, санкцией не предусмотренное. Сравнение наказаний по строгости производится с учетом их места в перечне, изложенном в ст. 44 УК (где они перечисляются от более мягкого наказания к более строгому).

Суд может назначить основное наказание ниже минимума или избрать более мягкий вид наказания, чем предусмотрено санкцией, или освободить от дополнительного наказания, предусмотренного санкцией в качестве обязательного.

Нельзя заранее определить, какое именно отдельное смягчающее обстоятельство из числа указанных или не указанных в ст. 61 УК либо их совокупность дают право на применение ст. 64 УК. Это вопрос факта, решаемый с учетом требований указанной нормы при назначении наказания конкретному лицу.

Хотя в ч. 1 ст. 64 УК сказано, что суд может назначить более мягкий вид наказания или не применять дополнительный вид наказания, но если он устанавливает наличие исключительных обстоятельств, предусмотренных этой нормой, то он обязан это сделать.

Смягчение наказания по второму варианту, т.е. путем ограничения верхнего предела наиболее строгого наказания по сравнению с тем, который установлен санкцией за преступление, — новелла УК.

1. Статья 62 УК устанавливает, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1. ст. 61 УК, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что правила, изложенные в ст. 62 УК, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК смягчающих обстоятельств, если отсутствуют отягчающие обстоятельства. В соответствии со ст. 10 УК ст. 62 УК имеет обратную силу.

Положения ст. 62 УК применяются и тогда, когда санкция статьи Особенной части УК не является альтернативной — в ней предусмотрен лишь один вид наказания.

2. Часть 1 ст. 65 УК устанавливает, что срок и размер наказания лицу, которое при рассмотрении дела судом присяжных признано виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать % максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Если соответствующей статьей Особенной части УК предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК.

3. В ст. 66 УК излагаются правила назначения наказания за неоконченное преступление:

в ч. 1 говорится, что при назначении наказания учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца;

часть 2 предусматривает, что срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление;

часть 3 указывает, что срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать % максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление;

и, наконец, ч. 4 устанавливает, что смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

Правила назначения наказания за неоконченное преступление применяются и тогда, когда назначаемое наказание оказывается ниже низшего предела, предусмотренного статьей Особенной части УК. В этом случае ссылка на ст. 64 УК не требуется1.

Допускается и двойное смягчение наказания. При наличии оснований для применения ст. 62 УК срока (размера) наказания следует исчислять из максимального срока (размера), предусмотренного за неоконченное преступление.

При назначении наказания за неоконченное преступление при вердикте суда присяжных о снисхождении также следует исчислять % от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за неоконченное преступление, т.е. % от — за приготовление и % от — за покушение.

Смягчение наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление вызвано тем, что у них меньшая общественная опасность, чем у оконченного преступления. Преступник еще не причинил вреда охраняемому уголовным законом объекту (при приготовлении и даже покушении) или причинил меньший вред при покушении (например, пытался убить, но только ранил). Приготовление менее опасно, чем покушение, и это учитывает УК, во-первых, устанавливая уголовную ответственность лица только за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30), и, во-вторых, больше снижая верхний предел наиболее строгого наказания за приготовление, чем за покушение (ч. 2 и 3 ст. 66).

При назначении наказания как за приготовление, так и за покушение суд также руководствуется общими началами назначения наказания, в том числе учитывает характер и степень общественной опасности преступления, которое готовилось или уже было покушение на его совершение, личность виновного.

Конкретизируя эти требования, ч. 1 ст. 66 УК обязывает суд учесть обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Они не зависят от воли виновного, но, тем не менее, не могут не учитываться при назначении наказания, ибо оказывают существенное влияние на решение вопроса об опасности совершенного деяния и личности виновного. Приготовление к преступлению может быть, например, пресечено правоохранительными органами, а может быть прекращено, потому что у виновного сломалась машина и ему не на чем было увезти вещи, которые он готовился украсть.

§ 5. Обязательное усиление наказания УК предусматривает обязательное усиление наказания тремя способами в четырех случаях:

1) путем указания на усиление наказания в пределах санкции статьи Особенной части УК за преступление, совершенное группой (ч. 7 ст. 35);

2) путем повышения минимального срока наказания при рецидиве преступлений (ч. 2 ст. 68);

3) путем выхода за пределы максимального 20-летнего срока лишения свободы, установленного ч. 2 ст. 56:

а) при совокупности преступлений (ст. 69);

б) при совокупности приговоров (ст. 70).

1. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии.

В качестве основания для усиления наказания ч. 7 ст. 35 УК называет только соисполнительство, т.е.

совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией). Такое усиление должно быть в пределах санкции статьи Особенной части УК. Каких-либо требований к минимальным размерам назначаемого наказания УК в этих случаях не устанавливает, отдавая решение вопроса на усмотрение суда. Не разъясняются эти вопросы, как и другие вопросы назначения наказания при соучастии, и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания».

При назначении наказания применительно к соучастию с распределением ролей (организатор, подстрекатель, пособник, исполнитель) закон (ст. 34, 67 УК) не предусматривает обязательного усиления наказания.

Статья 67 УК, специально посвященная назначению наказания за преступление, совершенное в соучастии, требует учитывать характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда.

Наказание соучастнику независимо от формы и вида соучастия (в какой роли он выступал при совершении преступления) назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК, по которой квалифицированы его действия.

Наряду с общими началами назначения наказания (ст. 60 УК) суд обязан руководствоваться требованиями, указанными в ст. 67 УК. Они, по существу, конкретизируют общие начала назначения наказания при назначении его соучастнику.

Характер участия лица в совершении преступления, значение этого участия для достижения целей преступления определяются ролью соучастника, кем он выступает — организатором, подстрекателем, исполнителем (соисполнителем), пособником. По общему правилу наказание организаторам, исполнителям, часто и подстрекателям назначается более строгое, чем пособникам. Но позиция УК, не требующего обязательного снижения или повышения наказания тому или иному соучастнику (за исключением участников групповых преступлений, о которых сказано в ч. 7 ст. 35 УК), основана на том, что в определенном конкретном преступлении, казалось бы, второстепенный соучастник может оказаться как раз, наоборот, более опасным (например, взрослый пособник, сообщавший несовершеннолетним адреса квартир, которые можно обворовать, дававший советы, как это сделать, и скупавший у них краденое).

Степень участия в преступлении, значение этого участия для достижения целей преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда зависят не только от роли соучастника (кем он выступает), но и от его активности в исполнении своих функций. Пособник, например, может ограничиться только заранее обещанным укрывательством похищенного, но может наряду с этим предоставить орудие и оружие для совершения преступления, транспортные средства для его перевозки, подыскать скупщиков краденого, инструктировать и оказывать другую помощь.

В ч. 2 ст. 67 УК предусмотрено, что смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику. Ясно, что по возрастному признаку смягчение наказания может применяться только по отношению к несовершеннолетнему соучастнику (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК).

2. Назначение наказания при рецидиве преступлений.

Часть 1 ст. 68 УК предусматривает, что при назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений учитываются характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений.

Понятие указанных видов рецидива дается в ст. 18 УК. Перечисленные в ч. 1 ст. 68 УК обстоятельства имеют важнейшее значение для решения вопроса о выборе вида и размера наказания, назначаемого при рецидиве преступлений, поскольку они характеризуют как содеянное, так и личность виновного.

В ч. 2 ст. 68 УК говорится, что срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее Уз части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК.

Это единственный случай, когда УК предусматривает обязательное повышение минимального размера назначаемого наказания лицам, которые, несмотря на судимости за умышленные преступления, не встают на путь исправления и вновь совершают умышленные преступления. Понятно, что для достижения целей наказания нужно применение к ним более строгих мер воздействия.

В ч. 2 ст. 68 УК говорится о наказании, назначаемом на срок. Таковым не является пожизненное лишение свободы.

Например, ч. 2 ст. 105 УК предусматривает за убийство при квалифицирующих обстоятельствах до 20 лет лишения свободы. Значит, в случае назначения наказания за него при любом виде рецидива минимальный срок назначаемого лишения свободы должен быть не ниже 6 лет 8 месяцев {Уз).

Если назначается наказание за неоконченное преступление при наличии рецидива, то следует, применяя правила ст. 68 УК, исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований ст. 66 УК1.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК при любом из видов рецидива, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК, срок наказания может быть назначен менее Уз части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

3. Назначение наказания по совокупности преступлений.

Понятие совокупности преступлений дано в ст. 17 УК. Правила назначения наказания при совокупности преступлений излагаются в ст. 69 УК: согласно ч. 1 наказание должно быть назначено отдельно за каждое преступление, входящее в совокупность. После этого суд определяет окончательное наказание, пользуясь для этого, как установлено ч. 2, тремя вариантами, если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой или средней тяжести:

1) путем поглощения менее строгого назначенного наказания более строгим. Например, за побои (ч. 2 ст. УК) назначены исправительные работы сроком 6 месяцев, а за кражу (ч. 1 ст. 158 УК) — 1 год лишения свободы. Окончательное наказание может быть определено в 1 год лишения свободы;

2) путем полного сложения назначенных наказаний. В приведенном выше примере 6 месяцев исправительных работ складываются с 1 годом лишения свободы. При этом менее строгое наказание пересчитывается в более строгое в порядке, предусмотренном ст. 71 УК (6 месяцев исправительных работ соответствуют 2 месяцам лишения свободы). Окончательное наказание получается равным 1 году и месяцам лишения свободы;

3) путем частичного сложения назначенных наказаний. В приведенном примере 1 год лишения свободы и месяца лишения свободы (полученные при пересчете 6 месяцев исправительных работ) при частичном сложении могут дать окончательное наказание меньше 1 года и 2 месяцев лишения свободы, но свыше года, в частности 1 год и 1 месяц лишения свободы.

При полном или частичном сложении наказаний окончательное наказание не должно превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. При этом наказания могут складываться в пределах сроков, установленных для данного вида наказания статьей Общей части УК.

Когда надо назначать окончательное наказание путем поглощения менее строгого назначенного наказания более строгим, а когда путем полного или частичного их сложения, УК не регламентирует, отдавая решение этого вопроса на усмотрение суда.

Если лицо наказывается за три или более преступления, то можно сочетать одновременно и поглощение, и полное или частичное сложение назначенных наказаний. Например, к 1 году лишения свободы (наказание, полученное путем поглощения 1 годом лишения свободы 6 месяцев исправительных работ) прибавить полностью или частично наказание за третье преступление небольшой или средней тяжести, соблюдая требования о сроке (размере) окончательного наказания.

Часть 3 ст. 69 УК устанавливает, что, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является преступлением тяжким или особо тяжким, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок лишения свободы, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Он не может превышать также 25 лет, ибо такой максимальный срок лишения свободы установлен при назначении наказания по совокупности преступлений ч. 4 ст. 56 УК.

Применение правила сложения наказаний более эффективно способствует достижению целей наказания. У виновного не возникает чувства безнаказанности за то преступление, наказание за которое было поглощено более строгим. УК, однако, считает необходимым применение только правила полного или частичного сложения наказаний при условии, что совершенные преступления, входящие в совокупность, являются преступлениями тяжкими или особо тяжкими.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 УК к основному наказанию при совокупности преступлений могут быть присоединены дополнительные наказания. Дополнительные наказания также вначале должны быть назначены отдельно за преступления, входящие в совокупность, и только затем присоединяться к окончательному наказанию. Дополнительные наказания одинакового вида тоже могут складываться полностью или частично, но в пределах срока (размера), указанного для данного вида наказания статьей Общей части УК. Например, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью можно сложить в пределах до 3 лет. Этот срок указан ст. 47 УК как максимальный, когда данное наказание назначается как дополнительное.

В ч. 5 ст. 69 УК говорится, что изложенные правила назначения наказания по совокупности преступлений применяются и тогда, когда после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. Например, после осуждения лица за разбой (тяжкое преступление) к 7 годам лишения свободы, из которых оно отбыло 5 лет, было установлено, что им еще до совершения разбоя была совершена кража, предусмотренная ч. 1 ст. УК (преступление небольшой тяжести). Назначая наказание за кражу, суд применяет правила, изложенные в ч. 3 ст. 69 УК. Окончательное наказание должно быть больше наказания, назначенного по первому приговору, т.е. 7 лет лишения свободы, поскольку суд полностью или частично складывает наказания, указанные в приговорах, а не ту часть наказания, которая осталась неотбытой (в данном случае 2 года лишения свободы), с новым наказанием. Отбытая часть наказания исключается из срока, подлежащего отбыванию. Оставшаяся часть определяется к отбыванию.

4. Назначение наказания по совокупности приговоров.

Вопрос о назначении наказания по совокупности приговоров возникает тогда, когда лицо не отбыло полностью или частично назначенное ему наказание и вновь совершило преступление.

Статья 70 УК предусматривает, что при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Окончательное наказание по совокупности приговоров, если оно менее строгое, чем лишение свободы, не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК.

Окончательное наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы не может превышать 30 лет.

Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Присоединение дополнительных наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 69 УК.

Совершение преступления лицом, в отношении которого до конца не исполнено наказание за первое преступление, свидетельствует о его повышенной общественной опасности. Поэтому УК устанавливает более строгие правила назначения наказания такому лицу, чем при совокупности преступлений. Независимо от тяжести совершенных преступлений здесь предусмотрены только правила полного или частичного сложения неотбытой части наказания с вновь назначенным и повышен максимальный срок лишения свободы, в пределах которого они могут складываться.

Правила назначения наказания по совокупности приговоров применяются в случаях совершения лицом нового преступления после провозглашения приговора (хотя бы он еще и не вступил в законную силу), но до полного отбытия назначенного им основного и дополнительного наказания[10].

Правило поглощения менее строгого наказания более строгим в ст. 70 УК не предусмотрено. Однако суд вынужден будет применять его, если за вновь совершенное преступление назначит максимальный срок (размер), установленный для данного вида наказания статьей Общей части УК. Например, лицу были назначены исправительные работы сроком на 1 год. Не отбыв их, оно совершает новое преступление (кражу, предусмотренную ч. 2 ст. 158 УК), за которую наказывается тоже исправительными работами сроком на года. Окончательное наказание будет составлять 2 года исправительных работ, поскольку это максимальный срок, установленный для этого вида наказания ст. 50 УК. Исключение составляет только лишение свободы.

За отдельное преступление его нельзя назначить на срок более 20 лет, а по совокупности приговоров можно на срок до 30 лет.

§ 6. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний. Исчисление наказаний и зачет наказания При сложении наказаний, как при совокупности преступлений, так и при совокупности приговоров, суд руководствуется правилами, изложенными в ст. 71 УК. В ней сказано, что при сложении наказаний надо исходить из того, что одному дню лишения свободы соответствуют:

а) 1 день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части;

б) 2 дня ограничения свободы;

в) 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе;

г) 8 часов обязательных работ.

Штраф либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград при сложении их с ограничением свободы, арестом, содержанием в дисциплинарной воинской части, лишением свободы исполняются самостоятельно.

Статья 72 УК устанавливает, что сроки лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, а обязательных работ — в часах.

При замене наказания или сложении наказаний, указанных в ст. 72 УК, а также при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях.

В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета 1 день за 1 день, ограничения свободы — 1 день за 2 дня, исправительных работ и ограничения по военной службе — 1 день за 3 дня, а в срок обязательных работ — из расчета 1 день содержания под стражей за часов обязательных работ.

Часть 4 ст. 72 УК предусматривает, что время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу и время отбытия лишения свободы, назначенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, в случае выдачи лица на основании ст. 13 УК засчитываются из расчета день за день.

В срок отбывания лишения свободы засчитывается также время пребывания на принудительном лечении в психиатрическом стационаре из расчета день пребывания на таком лечении за день лишения свободы (ст.

103 УК).

При назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от отбывания этого наказания (ч. 5 ст. 72 УК).

Ш БВС РФ. 1999. № 8. С. 6.

[2] См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 № 14 «О практике назначения судам видов исправительных учреждений» // БВС РФ. 2002. № 1.

Ш ВВС РФ. 2000. № 5. С 13.

[4] См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 1999. № 8.

[5] Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних излагаются в гл. 13 настоящего учебника.

Ш БВС РФ. 1999. № 8. С. 1, 2.

21 БВС РФ. 1999. № 8. С. 2, 3. См об этом также гл. 3 настоящего учебника.

[8] БВС РФ. 1999. № 8.

[9] Анализ его дается в гл. 11 учебника.

[10] БВС РФ. 1999. № 3. С. 3.

[11] См.: БВС РФ. 2000. № 8. С. 19;

2002. № 10. С. 23;

2003. № 12. С. 16.

[12] БВС РФ. 1999. № 8. С. З, 4.

[13] БВС РФ. 1999. № 8. С. 4.

[14] См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 1999. № 8. С. 4.

[15] См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 1999. № 8. С. 4.

[16] Так этот вопрос был решен в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.07.81 № 3 «О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам» с последующими изменениями (БВС СССР. 1981. № 5;

1985. № 1;

1986. № 2). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» данный вопрос не решает, но и не признает недействующим названное постановление Пленума Верховного Суда СССР.

Глава XVI. Освобождение от уголовной ответственности § 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности При наличии оснований и условий, предусмотренных уголовным законом, лицо может быть: а) освобождено от уголовной ответственности;

б) освобождено от уголовного наказания;

в) досрочно освобождено от дальнейшего отбывания назначенного судом наказания. Во всех трех случаях освобождение применяется только в отношении виновных в совершении преступления, т.е. при наличии в действиях лица состава преступления как единственного основания уголовной ответственности. Это значит, что правовой институт освобождения от уголовной ответственности принципиально отличается от случаев, когда действие или бездействие не является преступлением, потому что хотя формально и содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК), а равно от институтов необходимой обороны (ст. 37 УК), крайней необходимости (ст. 39 УК), добровольного отказа от преступления (ст. 31 УК), причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, под физическим или психическим принуждением, а также при обоснованном риске и при исполнении приказа или распоряжения (ст. 38, 40, 41, 42 УК), которые в уголовно правовом отношении объединяются понятием отсутствия в деянии признаков состава преступления.

Следовательно, нормы об освобождении от уголовной ответственности неприменимы в отношении лиц, действия которых не являются преступными. В подобных случаях имеет место не освобождение от уголовной ответственности, а реабилитация, т.е. явление, наполненное принципиально иным юридическим смыслом и нравственным содержанием. Если освобожденному от уголовной ответственности государство ничего не должно, то при реабилитации возникает целый комплекс восстановительно-компенсационных правоотношений, участниками которых являются, с одной стороны, государство, а с другой — гражданин, оказавшийся жертвой судебной или следственной ошибки (ст. 133-139 УПК РФ).

Освобождение от уголовной ответственности имеет принципиальную общность с освобождением от наказания. В обоих случаях государство отказывается подвергать виновного мерам принуждения, которые предусмотрены уголовным законом. Вместе с тем эти правовые явления существенно отличаются друг от друга.

Во-первых, по основаниям применения. Освобождение от уголовной ответственности допускается, по общему правилу, лишь в отношении виновного в совершении преступления небольшой и средней тяжести, тогда как освобождение от уголовного наказания с этим признаком не связано, т.е. допускается и по делам о тяжких преступлениях.

Во-вторых, по участникам процесса, к которым применяется освобождение. От уголовной ответственности может быть освобожден подозреваемый, обвиняемый и подсудимый. От наказания может быть освобожден только осужденный, т.е. лицо, в отношении которого состоялся обвинительный приговор.

В-третьих, по органам, принимающим решение об освобождении. От уголовной ответственности виновный может быть освобожден не только судом, но также прокурором или, с его согласия, следователем либо органом дознания путем прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования. В отличие от этого освобождение от наказания может быть только по решению суда (обвинительный приговор с освобождением от наказания, определение или постановление о прекращении уголовного дела).

При этом одни и те же юридически значимые обстоятельства могут выступать или как основания освобождения от уголовной ответственности, или как основания освобождения от наказания в зависимости от того, в какой стадии уголовного процесса они применяются. Сказанное относится к актам амнистии, которые служат основанием для освобождения от уголовной ответственности, если они действуют и применяются до осуждения лица по приговору суда, и основанием для полного или частичного освобождения от основного или дополнительного наказания, если их действие распространяется на лиц, уже осужденных за совершенное преступление (ст. 84 УК).

УК допускает освобождение от уголовной ответственности в следующих случаях:

в связи с деятельным раскаянием виновного (ст. 75);

в связи с примирением виновного с потерпевшим (ст. 76);

в связи с истечением сроков давности (ст. 78);

в связи с актом амнистии (ст. 84)[1];

в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90)[ В зависимости от того, должен быть виновный освобожден от уголовной ответственности или только может быть освобожден, перечисленные выше случаи (их принято называть видами освобождения от уголовной ответственности) подразделяются на две группы.

К первой группе относятся истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности и акт амнистии. При наличии этих обстоятельств орган дознания, следователь, прокурор или суд, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны освободить лицо от уголовной ответственности, а производство по делу прекратить, и не могут принять никакого альтернативного решения. И лишь в случаях, когда наличие акта амнистии или истечение сроков давности обнаруживается в стадии судебного разбирательства, суд не прекращает дело, а доводит разбирательство до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Этот вывод следует из того, что в ст. 78 УК, предусматривающей освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, употребляется категорическая формулировка «Лицо освобождается от уголовной ответственности…», а также из содержания ст. 24 УПК РФ, которая озаглавлена «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» и устанавливает, что вследствие истечения сроков давности уголовного преследования уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению (п. 3 ч. 1). Аналогичный вывод вытекает и из анализа ст.

27 УПК РФ, где речь идет о прекращении уголовного преследования вследствие акта амнистии (п. 3 ч. 1).

Ко второй группе разновидностей освобождения от уголовной ответственности относятся все остальные, а именно: в связи с деятельным раскаянием виновного, в связи с примирением виновного с потерпевшим (ст.

75 и 76 УК) и в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК). Указанные в этих статьях обстоятельства порождают не обязанность соответствующего правоохранительного органа, в производстве которого находится уголовное дело (органа дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда), а право освободить виновного от уголовной ответственности. Это утверждение вытекает непосредственно из текста упомянутых статей УК, каждая из которых в качестве ключевой содержит формулировку «Лицо… может быть освобождено от уголовной ответственности…».

Общим и обязательным условием такого освобождения является то, что данному лицу инкриминируется совершение преступления небольшой или средней тяжести.

При решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности на основании ст. 75, 76 и 90 УК должны приниматься во внимание все фактические обстоятельства, совокупность которых позволяет однозначно определить степень общественной опасности содеянного и оценить личность виновного, а отсюда — сделать обоснованный вывод о целесообразности его освобождения от уголовной ответственности. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: точный размер причиненного преступлением материального ущерба и документальные сведения о его возмещении, данные, характеризующие лицо, в отношении которого решается вопрос об освобождении от уголовной ответственности, и другая информация (род его занятий, семейное положение и т.п.). Достоверно, на основе предусмотренных уголовно-процессуальным законом доказательств, в каждом конкретном случае должно быть установлено и само основание освобождения от уголовной ответственности — деятельное раскаяние в том смысле, в котором оно формулируется в законе (ст. 75 УК);

примирение с потерпевшим (ст. 76 УК);

возможность исправления (несовершеннолетнего) принудительными мерами воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

В отличие от вышеизложенного, освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности и в связи с актом амнистии (ст. 78 и 84 УК) не обусловлено определенной категорией совершенного преступления. Такое освобождение может иметь место в отношении лица, виновного как в совершении преступления небольшой или средней тяжести, так и тяжкого и даже особо тяжкого преступления.

Кроме того, все виды освобождения от уголовной ответственности можно разделить на две группы: общие виды освобождения от уголовной ответственности, о которых было сказано выше (ст. 75, 76, 84, 90 УК), и специальные виды освобождения от уголовной ответственности, которые формулируются на основании ч. ст. 75 УК в виде примечаний к соответствующим нормам Особенной части УК.

Освобождение от уголовной ответственности по своему юридическому содержанию означает освобождение виновного от всех правовых последствий совершенного им преступления: от порицания, которое от имени государства объявляется обвинительным приговором суда и означает официальное признание гражданина преступником, от наказания и от судимости. Такое освобождение в обязательном порядке предполагает отмену всех мер уголовно-процессуального принуждения — меры пресечения, ареста на имущество.

Освобожденному от уголовной ответственности должны быть возвращены изъятые вещи, предметы, документы. Вместе с тем освобождение от уголовной ответственности не означает признания лица невиновным и не освобождает его от гражданско-правовой, например имущественной, ответственности за совершенное деяние, а также от мер административного, дисциплинарного и общественного взыскания.

§ 2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием Согласно ч. 1 ст. 75 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Под деятельным раскаянием понимается активное поведение лица после окончания преступления, проявившееся в добровольной явке с повинной, способствовании раскрытию преступления, возмещении причиненного ущерба или в заглаживании иным образом вреда, причиненного в результате совершенного преступления.

Добровольная явка с повинной как признак деятельного раскаяния выражается в том, что гражданин лично и без принуждения, по своей собственной воле обращается в соответствующий правоохранительный орган (милицию, другой орган дознания, к следователю, прокурору или в суд) с устным или письменным заявлением о совершенном преступлении.

Согласно п. 2 ч.1 ст. 140 УПК РФ явка с повинной служит поводом к возбуждению уголовного дела. Это означает, что по общему правилу заявление гражданина касается совершенного им преступления, о котором органам расследования вообще не было известно. Вместе с тем лицо может явиться с повинной и в процессе расследования уже возбужденного уголовного дела. Основанием для освобождения от уголовной ответственности такая явка с повинной может служить лишь в том случае, если органу расследования на этот момент не было известно лицо, совершившее данное преступление, иначе говоря, оно не было раскрыто. Не может служить основанием освобождения от уголовной ответственности добровольная явка в милицию лица, которое скрывалось от следствия в связи с обвинением в преступлении, находилось в розыске и приняло решение прекратить уклонение от следствия и суда. Подобная явка может служить лишь обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность.

Способствование раскрытию преступления как признак деятельного раскаяния выражается в совершении виновным таких действий, которые оказывают существенную помощь органам расследования в установлении фактических обстоятельств преступления, всех лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, в изобличении виновных и пресечении их преступной деятельности, в обнаружении орудий преступления, имущества, подлежащего возвращению потерпевшим, имущества, подлежащего обращению в возмещение причиненного преступлением материального ущерба (так называемое сотрудничество со следствием).

К таким действиям, в частности, относятся:

1) чистосердечное признание вины в совершении преступления и связанные с этим признанием детальные показания на допросах и очных ставках о фактических обстоятельствах преступления, позволяющие органам расследования добыть ценные доказательства, а на этой основе принять важные процессуальные решения, направленные на достижение целей уголовного судопроизводства;

2) личное добровольное участие в предусмотренных законодательством об оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскных мероприятиях милиции или другого органа дознания, направленных на раскрытие преступления, установление фактических обстоятельств дела, лиц, причастных к совершению преступления, места их нахождения, их задержание, розыск и возвращение похищенного и изъятого из оборота имущества (оружия, наркотиков и т.п.).

Возмещение причиненного преступлением ущерба как признак деятельного раскаяния означает следующее.

Если речь идет об ущербе имущественном, т.е. об убытках, причиненных преступлением (кражей, вымогательством, грабежом, мошенничеством и другими корыстными преступлениями), признаком деятельного раскаяния могут служить:

1) возвращение потерпевшему в натуре имущества, которым виновный незаконно завладел в результате преступления, либо добровольная выдача этого имущества органу расследования;

2) добровольная денежная компенсация убытков, причиненных преступлением;

3) восстановление своими силами или за свой счет поврежденного в результате преступления имущества, принадлежащего потерпевшему (например, ремонт автомобиля, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия, по поводу которого возбуждено уголовное дело).

Под иным заглаживанием вреда, причиненного преступлением, следует понимать причинение морального вреда, который может быть заглажен путем принесения извинения потерпевшему, например по уголовному делу об оскорблении. Наибольший эффект такое извинение имеет, если оно принесено публично, тем более с использованием средств массовой информации. По делу о клевете моральный ущерб может быть заглажен также путем извинения перед потерпевшим и опровержения клеветнических сведений с таким расчетом, чтобы это опровержение могло быть принято к сведению тем кругом лиц, в глазах которых потерпевший был опорочен клеветой.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно лишь в отношении лиц, совершивших преступление впервые. Это означает, что ранее лицо не привлекалось к уголовной ответственности, либо не осуждалось, либо истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, либо его судимость снята или погашена в установленном законом порядке. При этом, если лицо было осуждено и его судимость не снята и не погашена, не имеет значения, какое наказание было назначено. Рассматриваемая норма не касается лиц не только ранее судимых, но и состоящих под следствием или судом, либо уклоняющихся от следствия и суда.

Деятельное раскаяние в смысле ст. 75 УК следует отличать от сходного явления, которое отражено в ч. 4 ст.

31 УК, где говорится, что организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Эта норма применяется не только и не столько по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. Она нацелена прежде всего на борьбу с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, совершенными организованной группой. Основанием освобождения от уголовной ответственности организатора преступления и подстрекателя к преступлению в подобных случаях является не деятельное раскаяние в смысле ст. 75 УК, а удавшийся добровольный отказ организатора и подстрекателя, а также удавшийся или неудавшийся добровольный отказ пособника. Статья 31 УК так и озаглавлена «Добровольный отказ от преступления», а в приведенной выше ее ч. 4 применяется формулировка «не подлежит уголовной ответственности» (а не «может быть освобождено от уголовной ответственности»). Это значит, что, в отличие от случаев, предусмотренных ст. 75 УК, речь идет о безальтернативном отказе от уголовного преследования по реабилитирующему основанию, т.е. за отсутствием состава преступления.

Освобождение лица от уголовной ответственности в связи с его деятельным раскаянием производится судом, прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора путем прекращения уголовного преследования в отношении данного лица. До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания такого прекращения и право возражать против подобного нереабилитирующего завершения производства по уголовному делу. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием не допускается, если лицо против этого возражает. В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 3 и 4 ст. 28 УПК РФ).

§ 3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим Согласно ст. 76 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Из содержания этой статьи следует, что освобождение виновного от уголовной ответственности возможно при наличии следующих условий.

1. Совершенное данным лицом преступление относится к преступлениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК) или средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК).

2. Это преступление виновным совершено впервые[3].

3. Виновный примирился с потерпевшим. При этом не имеет значения, от кого — от обвиняемого или от потерпевшего — исходила инициатива примирения. Главное заключается в том, что потерпевший официально заявил о своем нежелании привлечь данное конкретное лицо к уголовной ответственности по мотивам, которые могут быть самого различного свойства.

4. Виновный загладил вред, причиненный потерпевшему (извинился и компенсировал в денежной форме моральный вред, возместил стоимость убытков, т.е. вред имущественный;

своими силами и за свои средства восстановил поврежденную вещь).

Поскольку ст. 76 УК предусматривает не обязанность, а право освободить от уголовной ответственности, при решении данного вопроса, кроме самого факта примирения обвиняемого с потерпевшим, должны приниматься во внимание и все другие как объективные, так и субъективные обстоятельства, отражающие в своей совокупности степень общественной опасности содеянного и целесообразность освобождения виновного от уголовной ответственности.

К числу таких обстоятельств следует отнести, в частности, фактические данные, характеризующие личность виновного, а также отсутствие или устранение вредных последствий преступления. Тщательному исследованию подлежат мотивы примирения. Освобождение от уголовной ответственности в порядке ст. УК допустимо лишь при строго добровольном отказе потерпевшего от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, и недопустимо, если заявление об отказе от такого преследования и о примирении является результатом угрозы либо принуждения со стороны обвиняемого в отношении потерпевшего или его близких.

Освобождение от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК, производится судом, прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора путем прекращения уголовного дела в отношении подозреваемого или обвиняемого (ст. 25 УПК РФ). Такое решение по уголовному делу следует отличать от прекращения уголовного дела частного обвинения (в отличие от дел публичного обвинения), когда виновный тоже освобождается от уголовной ответственности, однако при иных юридических обстоятельствах. Речь идет о делах о преступлениях, предусмотренных ст. 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 УК (побои), ч. 1 ст. 129 УК (клевета при отсутствии квалифицирующих признаков) и ст. 130 УК (оскорбление). Такие дела подлежат прекращению за примирением обвиняемого и потерпевшего в обязательном порядке (а не по усмотрению) мировым судьей, к юрисдикции которого такие дела относятся, причем минуя, по общему правилу, стадию предварительного расследования.

§ 4. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности Под давностью в уголовном праве понимается истечение указанных в уголовном законе сроков после совершения преступления, в силу чего привлечение виновного к уголовной ответственности исключается.

Нормы уголовно-правового института давности основываются на гуманистической идее, согласно которой, во-первых, угроза уголовной ответственности не может довлеть над человеком в течение всей его жизни, а во-вторых, привлечение к уголовной ответственности по истечении определенного срока превращается в неоправданную месть и поэтому теряет смысл и необходимость с точки зрения общей и специальной превенции, хотя объективно совершенное лицом деяние полностью не утратило своей общественной опасности. Кроме того, совершенное действие или бездействие со временем утрачивает общественный резонанс, оно сглаживается в памяти людей, и ворошить его вновь бессмысленно с точки зрения гражданского правосознания.

В памяти людей с течением времени сглаживаются также и сведения о фактических обстоятельствах преступления. Из-за этого слабеет свидетельская база уголовного дела. Вместе с тем утрачиваются, подвергаются порче и разрушаются вещественные следы преступления, возникают порой непреодолимые трудности с собиранием образцов для экспертного исследования. Словом, время создает серьезные практические препятствия для успешного раскрытия, расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела. Эти препятствия относятся к области работы с доказательствами и носят уголовно процессуальный и криминалистический характер. Однако в причинно-следственной связи с освобождением от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности эти обстоятельства не состоят.

В соответствии со ст. 77 УК лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) 2 года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) 6 лет после совершения преступления средней тяжести;

в) 10 лет после совершения тяжкого преступления;

г) 15 лет после совершения особо тяжкого преступления.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу (ч. 2 ст. 77 УК). В срок давности привлечения к уголовной ответственности включается все время, прошедшее до обнаружения преступления, установленные уголовно-процессуальным законодательством сроки предварительного расследования, нахождения уголовного дела с обвинительным заключением у прокурора, в суде и время судебного разбирательства и даже время, которое продолжается после подписания приговора всем составом суда и его оглашения в зале судебного заседания, вплоть до того, как истекут сроки кассационного обжалования или же кассационная инстанция рассмотрит дело и оставит приговор без изменения. Это общее положение нуждается в детализации применительно к преступлениям с материальным составом, когда между самим преступным действием и наступившими последствиями протекает определенный период, а также применительно к длящимся и продолжаемым преступлениям.

В теории и практике наибольшее предпочтение отдается правилу, согласно которому срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление с материальным составом исчисляется с момента совершения самих общественно опасных уголовно наказуемых действий и не зависит от времени наступления вредных последствий (момент фактического, а не юридического, окончания преступления)[4].

Такая трактовка отвечает содержанию закона (ч. 2 ст. 9 УК), согласно которому временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения независимо от того, по воле виновного или вопреки этой воле произошло это прекращение, а срок давности в отношении продолжаемых преступлений исчисляется с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.

В соответствии с правилами, установленными уголовно-процессуальным законодательством (ст. 128 УПК РФ), при исчислении сроков не принимаются в расчет тот час и сутки, которыми начинается течение сроков;

срок истекает в 12 час. ночи последних суток.

В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно (ч. 2 ст. 77 УК).

Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда (ч. 3 ст. 77 УК), иначе говоря, если оно, будучи обвиняемым по уголовному делу, предприняло умышленные действия, чтобы избежать уголовной ответственности, и тем самым поставило органы расследования перед необходимостью принятия специальных мер розыска. В этих случаях течение срока давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 77 УК).

Вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом, который вправе как освободить подсудимого от уголовной ответственности, так и осудить его на общих основаниях. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются (ч. 4 ст. 77 УК).

Согласно действующему поныне Указу Президиума Верховного Совета СССР от 04.03.65 «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступления»[5] и ч. 5 ст. 77 УК сроки давности не применяются к лицам, совершившим следующие преступления против мира и безопасности человечества: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК), геноцид, т.е. действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, расовой или религиозной группы (ст. 357 УК), и экоцид, т.е. массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу (ст. 358 УК).

Освобождение от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности осуществляется: в стадиях предварительного расследования — постановлением органа дознания, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела;

а в стадии предания суду — постановлением судьи о прекращении уголовного дела. Такое прекращение не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке и доводится до судебного разбирательства. Если истечение сроков давности обнаруживается в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного уже не от уголовной ответственности, а от наказания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ).

§ 5. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности Согласно ч. 2 ст. 75 УК лицо, совершившее преступление иной категории, нежели небольшой и средней тяжести, при наличии условий, образующих понятие деятельного раскаяния, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Такие случаи обычно формулируются в виде примечаний к статье УК, завершая ее содержание. Причем некоторые из таких примечаний содержат не только признаки — условия деятельного раскаяния (ст. 75 УК), но и варьируют их или комбинируют с другими условиями. Такие виды освобождения от уголовной ответственности получили название специальных.

1. Согласно примечанию к ст. 126 УК, озаглавленной «Похищение человека», «лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Похищение человека — тяжкое преступление, а совершенное при особо отягчающих обстоятельствах — особо тяжкое. Освобождение потерпевшего («пленника») в данном случае расценивается как единственное и достаточное проявление деятельного раскаяния, ни явки с повинной, ни других условий, перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК, при этом не требуется. Главное в том, чтобы возвращение потерпевшего было действительно добровольным. От уголовной ответственности на основании примечания к ст. 126 УК не может быть освобожден тот, кто потерпевшего освободил, в предвидении неизбежного разоблачения, недостижения преступной цели, ради которой предпринято похищение человека (например, получения выкупа), а равно вследствие того, что удержание похищенного стало по каким-то причинам не под силу.

Аналогичный вид освобождения от уголовной ответственности предусмотрен в ст. 206 УК, устанавливающей ответственность за захват или удержание человека в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Это преступление также является тяжким, а при отягчающих обстоятельствах — особо тяжким преступлением. Тем не менее, если это лицо не только добровольно, но даже по требованию властей освободило заложника и в его действиях не содержится иного состава преступления, кроме предусмотренного ст. 206 УК, то это лицо освобождается от уголовной ответственности. В отличие от примечания к ст. 126 УК здесь содержатся, по сути, два нереабилитирующих основания для освобождения виновного в захвате или удержании заложника: а) добровольный отказ от продолжения преступной деятельности;

б) подчинение требованию властей о прекращении преступной деятельности. Оба они представляют оригинальную конструкцию нового вида обязательного освобождения виновного от уголовной ответственности исключительно во имя возвращения свободы потерпевшему и ликвидации угрозы для его жизни и здоровья.

2. Согласно примечанию к ст. 204 УК лицо, совершившее коммерческий подкуп, освобождается от уголовной ответственности, если: а) в отношении него имеет место вымогательство или б) это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело. Категорическая формулировка положения («освобождается») также означает: при доказанности, что незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации (менеджер), денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего имела место под угрозой насилия, шантажа или иных действий, образующих состав вымогательства, орган дознания, следователь, прокурор или суд (судья) должны в обязательном порядке прекратить уголовное дело.

Аналогичная конструкция оснований освобождения от уголовной ответственности установлена и по делам о взяточничестве. Согласно примечанию к ст. 291 УК, предусматривающей ответственность за дачу взятки лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имеет место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить дело о даче взятки, или в прокуратуру, к чьей подследственности относятся дела о взяточничестве, или в криминальную милицию (подразделение борьбы с экономическими преступлениями), которая правомочна возбудить уголовное дело о взяточничестве в качестве органа дознания. Дача взятки — преступление также с формальным составом. Поэтому освобождение от ответственности виновного в тяжком преступлении в данном случае не предполагает заглаживания какого-то вреда или устранения иных общественно опасных последствий. Существование такого вида освобождения имеет профилактическое значение как реальное средство разоблачения взяткополучателя.

3. Согласно примечанию к ст. 205 УК лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления. Здесь могут быть две ситуации с различной юридической оценкой. Если действия лица, принимавшего участие в подготовке к акту терроризма, оказались успешными и преступление не состоялось — налицо добровольный отказ, т.е. реабилитирующее основание для освобождения от уголовной ответственности. Если же террористический акт, несмотря на все принятые меры, предотвратить не удалось, виновный в приготовительных действиях к нему также подлежит освобождению от уголовной ответственности, но уже в силу деятельного раскаяния, т.е. по нереабилитирующему основанию.

4. Согласно примечанию к ст. 2051 УК лицо, виновное в вовлечении другого лица в терроризм (ст. 205), захват заложников (ст. 206), организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст.

208), угон воздушного судна или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277) и нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360), освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма либо пресечению указанного в статье преступления террористического характера и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления. Ключевое значение в этом примечании имеют криминологические понятия: а) предотвращение — т.е. недопущение начала преступного деяния;

б) пресечение — т.е. прекращение начатого силой, резким вмешательством. Предотвращение и пресечение конкретных преступлений, в совершении которых виновный вовлек другое лицо или лиц, должны выступать в виде результата его активных действий, которые образуют нереабилитирующее основание освобождения его от уголовной ответственности.

5. Согласно примечанию к ст. 208 УК, устанавливающей ответственность за создание незаконного вооруженного формирования, участие в нем, а также за руководство таким формированием, «лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Этот специальный вид освобождения от уголовной ответственности, внешне сходный с деятельным раскаянием, также существенно отличается от последнего, поскольку от виновного не требуется ни явки с повинной, ни совершения действий по раскрытию преступления, например, направленных на прекращение существования самого незаконного вооруженного формирования, ни ликвидации вреда;

необходимыми условиями освобождения от ответственности является лишь добровольное прекращение участия в незаконном вооруженном формировании и сдача оружия, принадлежащего лично виновному.

6. Согласно примечанию к ст. 210 УК лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Активно способствовать раскрытию преступления — значит своими действиями помогать установлению фактических обстоятельств дела и лиц, совершивших данное преступление, а также их задержанию и изобличению обвинительными доказательствами. (Определение понятия «пресечение преступления» уже приводилось выше). Действия участника преступного сообщества по раскрытию или пресечению преступления в подобных случаях являются логическим продолжением решения о прекращении участия в таком сообществе. Вместе с тем освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст.

210 УК не реабилитирует данное лицо.

7. Согласно примечаниям к ст. 222 и 223 УК, устанавливающим ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия (за исключением гладкоствольного), его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также за незаконное изготовление оружия, лицо, добровольно сдавшее предметы, названные в указанных статьях, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Примечанием к ст. 228 УК, предусматривающей ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: лицо, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, также освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. При этом не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в вышеперечисленных статьях, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Содержание обоих примечаний во многом сходно с общей формулировкой деятельного раскаяния (ч. 1 ст.

75 УК): добровольное обращение в правоохранительный орган, способствование раскрытию преступления и изобличение других виновных и др. Однако примечания к ст. 222, 223 и 228 УК предписывают при наличии соответствующих условий в обязательном порядке освободить виновного от уголовной ответственности, тогда как ст. 75 УК заключает в себе лишь возможность такого освобождения.

8. Согласно примечанию к ст. 275 УК, устанавливающей ответственность за государственную измену, лицо, совершившее данное преступление, а также шпионаж (ст. 276 УК) или насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК), освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления. Все три преступления, о которых идет речь, относятся к категории особо тяжких с формальным составом. Юридический смысл освобождения виновных в совершении указанных преступлений заключается в предотвращении дальнейшего ущерба в широком смысле данного понятия — ущерба для внешней безопасности государства и его конституционного строя.

9. Согласно примечанию к ст. 281 УК, устанавливающей уголовную ответственность за организацию экстремистского сообщества, лицо, прекратившее участие в таком сообществе, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Аналогичным примечанием снабжена и ст. 282 УК об ответственности за организацию деятельности экстремистской организации: лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Общим для обоих примечаний является то, что единственным фактическим обстоятельством, образующим основание освобождения от уголовной ответственности участника экстремистского сообщества или экстремистской организации является сам факт добровольного прекращения «членства» в ней. Ни мотивы такого прекращения, ни последующее поведение бывшего участника юридического значения не имеют, активного сотрудничества с правоохранительными органами от такого лица закон не требует.

10. Согласно примечанию к ст. 307 УК, устанавливающей ответственность за заведомо ложные показания, заключения эксперта или неправильный перевод, свидетель, эксперт или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных им показаний, заключения или о заведомо неправильном переводе. В этом основании освобождения также налицо главный признак деятельного раскаяния, поскольку логическим продолжением заявления участника уголовного процесса о ложности показаний, заключения и перевода мыслится дача правдивых показаний, правильное заключение и правильный перевод, иначе говоря, устранение вредных последствий, грозивших вынесением неправосудного приговора.

При этом нужно иметь в виду, что по общему правилу, действующему в сфере уголовного процесса, окончательная оценка доказательственной информации, в том числе свидетельских показаний и экспертных заключений, а равно других материалов судебного следствия, словом, решение вопроса, что истинно и что ложно, производится только в судебном приговоре. Поэтому освобождение свидетеля, эксперта и переводчика от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 307 УК не может быть осуществлено раньше вступления в законную силу судебного приговора по основному делу. Такое освобождение может иметь форму постановления судьи об отказе в возбуждении уголовного дела, а если дело все же было возбуждено (что допустимо также не раньше, чем вынесен приговор), то оно должно быть прекращено в любой момент своего движения со ссылкой на фактические обстоятельства и их оценку, содержащиеся в судебном приговоре.

11. Согласно примечанию к ст. 337 УК военнослужащий, впервые самовольно оставивший свою часть или место службы, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Аналогичным образом сформулировано и примечание к ст. 338 УК, устанавливающей ответственность за дезертирство.

Типичными случаями стечения тяжелых обстоятельств обычно признаются: неприятные известия из дома, сложившиеся в подразделении неуставные отношения (дедовщина), бездушие и несправедливость командиров на фоне общих тягот армейской службы, а иногда и хроническое недоедание. С учетом перечисленных обстоятельств и причастности к их созданию других лиц виновный в самовольном оставлении части или в дезертирстве может быть освобожден от уголовной ответственности военным следователем, военным прокурором или военным судом с прекращением уголовного дела.

[1] Освобождение от уголовной ответственности в связи с актом амнистии рассматривается в гл. 13, которая (соответственно структуре Общей части УК) специально посвящена этому уголовно-правовому институту.

[2] Рассматривается в гл. 19 учебника. Существует мнение о целесообразности дополнения института освобождения от уголовной ответственности двумя новыми видами: а) освобождение от уголовной ответственности с применением обязательных работ;

б) условное освобождение от уголовной ответственности (см.: Магомедов А.А. Уголовная ответственность и освобождение от нее: эволюция правовых воззрений и современность: Автореф. дис.… докт. юрид. наук. М., 1998). Однако в законодательстве для этого пока никаких предпосылок не содержится.

[3] Совершение преступления впервые раскрывается в § 2 настоящей главы. [4] См.: Курс советского уголовного права. Т. 2. Л., 1970. С. 392. [5] ВВС СССР. 1965. № 10. Ст. 123.

Глава XVII. Освобождение от наказания § 1. Понятие и виды освобождения от наказания Освобождение от наказания является самостоятельным институтом уголовного права, сущность которого заключается в освобождении лица, совершившего преступление, от: назначения наказания за совершенное преступление (ст. 801, ч. 1 ст. 92 УК);

реального отбывания наказания, назначенного приговором суда (ст. 73, 81 УК);

дальнейшего отбывания частично отбытого осужденным к этому времени наказания, назначенного судом (ст. 79 УК).

Основанием освобождения от наказания выступает утрата или существенное уменьшение общественной опасности деяния или лица, совершившего преступление, которое означает нецелесообразность или невозможность исполнения или назначения наказания. Суду очевидно, что цели наказания либо уже достигнуты, либо для их достижения не требуется дальнейшего отбывания наказания, либо их достичь вообще нельзя. Например, у лица, совершившего преступление, наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В институте освобождения от наказания реализуется принцип гуманизма.

Значение института освобождения от наказания заключается в: а) экономии мер уголовной репрессии;

б) стимулировании исправления лица, совершившего преступление;

в) исключении назначения наказания в случае, когда достижение его целей невозможно;

г) аннулировании всех правовых последствий совершенного преступления (ч. 2 ст. 86 УК). Но если освобождение от наказания является условным, то до истечения срока испытания лицо продолжает считаться судимым.

Институт освобождения от наказания напоминает освобождение от уголовной ответственности. Вместе с тем между ними имеются принципиальные отличия:

а) в соответствии со ст. 49 Конституции РФ лицу, совершившему преступление и признанному виновным, наказание назначить может только суд и только он способен освободить от наказания.

Исключение составляет освобождение в силу акта амнистии или помилования. Освобождение от уголовной ответственности возможно до вынесения обвинительного приговора, в связи с чем может осуществляться не только судом, но и следователем, прокурором, органом дознания;

б) от уголовной ответственности обычно освобождается лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести. Освобождение от наказания возможно и при совершении лицом преступлений тяжких и особо тяжких.

УК посвятил освобождению от наказания специальную главу 12, но в ней сосредоточены не все уголовно правовые нормы, которыми решается этот вопрос, в частности, по юридической природе одной из разновидностей условного освобождения от наказания является условное осуждение (ст. 73), хотя законодатель регламентирует его в главе «Назначение наказания». Не вошли в гл. 12 и ст. 84, 85 УК, регулирующие вопросы освобождения от наказания на основании актов амнистии и помилования, а также ч. ст. 10 УК, предусматривающая освобождение от наказания в силу изменения уголовного закона.

Таким образом, УК выделяет следующие виды освобождения от наказания:

условное осуждение (ст. 73, 74);

условно-досрочное освобождение от наказания (ст. 79);

замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80);

освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80);

освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81);

отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82);

освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст.

83);

освобождение от наказания на основании актов амнистии или помилования (ст. 84, 85);

освобождение от наказания в силу изменения уголовного закона (ч. 2 ст. 10);

освобождение несовершеннолетних от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия либо с помещением в специальное или лечебно-воспитательное учреждение (ст. 92).

Все виды освобождения от наказания можно дифференцировать по различным основаниям. Например, разделить на обязательные (освобождение от наказания: условно-досрочное, в связи с истечением сроков давности, акт амнистии или помилования, в связи с изменением уголовного закона и др.), т.е. их применение не зависит от усмотрения суда, и факультативные. Последний вид освобождения является правом суда, применяя который, суд учитывает тяжесть совершенного преступления, личность виновного и все конкретные обстоятельства дела. Ко второй группе, например, относятся: условное осуждение, освобождение от наказания лица, заболевшего после совершения преступления иной тяжелой болезнью.

Предусмотренные уголовным законом виды освобождения от наказания можно сгруппировать и в зависимости от того, возлагаются ли на лицо, освобождающееся от наказания, какие-либо обязанности и может ли освобождение быть впоследствии отменено, на условные и безусловные. К условным видам относятся: условное осуждение (ст. 73 УК), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК) и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей в возрасте до 14 лет (ст. 82 УК). Остальные все виды считаются безусловными.

Существуют и другие классификации видов освобождения от наказания[1]. § 2. Условное осуждение Сущность условного осуждения заключается в том, что суд, вынося обвинительный приговор, назначает осужденному конкретный вид наказания и определяет его размер, но постановляет считать назначенное наказание условным, т.е. не приводит его в исполнение под условием выполнения осужденным определенных требований.

Основанием применения условного осуждения служит установленная судом возможность исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания. Вывод о наличии такой возможности должен осуществляться с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

На практике суды, назначая наказание, не всегда учитывают эти обстоятельства, в связи с чем имеют место случаи отмены приговоров.

Так, по приговору Ивановского областного суда Леонтьев, 1983 г. рождения, осужден по п. «б» ч. 2 ст. 131, п.

«б», «в» ч. 2 ст. 132, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК к 7 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК условно с испытательным сроком 5 лет.

Судебная коллегия, соглашаясь с кассационным протестом прокурора и жалобами потерпевших, приговор в отношении Леонтьева отменила за мягкостью назначенного наказания (нарушение требований ст. 347 УПК РСФСР), указав следующее.

Фактические обстоятельства, при которых, как установлено судом, Леонтьев совершил преступления, — особая жестокость и издевательства при совершении насильственных действий сексуального характера и в процессе причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, объем и характер действий Леонтьева свидетельствуют о повышенной опасности его личности и о несоответствии избранного условного осуждения личности виновного и тяжести содеянного[2].

Законодатель ограничивает возможность применения условного осуждения не только определенными видами наказания (исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы), но и максимальным сроком. Последнее относится исключительно к лишению свободы. Закон предусматривает возможность применения условного осуждения при назначении лишения свободы на срок до 8 лет. Это правило является новеллой, но видится не совсем удачным. Целесообразнее было бы ограничить усмотрение правоприменителя не сроком назначенного наказания, а категорией преступления.

Таким образом, уголовный закон не содержит прямого запрета применения условного осуждения в отношении лица, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление. Вместе с тем сложившаяся судебная практика всегда исходит из того, что условное осуждение может применяться к лицам, совершившим такие преступления лишь в виде исключения. Суд может применять условное осуждение к отдельным участникам таких преступлений лишь в тех случаях, когда установлена второстепенная роль этих лиц, а также если данные, характеризующие личность виновного, и обстоятельства, при которых совершено преступление, дают основание считать нецелесообразным реальное отбывание назначенного наказания.

Не запрещает УК назначение условного осуждения лицу, совершившему два и более преступления. В таком случае решение об условном осуждении принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений[3].

Одна из особенностей условного осуждения заключается в том, что судом в приговоре устанавливаются два срока: срок наказания и испытательный срок.

Испытательный срок означает контрольный период времени, в течение которого осужденный своим поведением должен доказать свое исправление. Его продолжительность зависит от вида и срока назначенного наказания. При назначении наказания в виде лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее 6 месяцев и не более 3 лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше 1 года — не менее 6 месяцев и не более 5 лет (ч. 3 ст. УК).

На практике испытательный срок исчисляется с момента провозглашения приговора, а не с момента вступления его в законную силу, как это предусмотрено ст. 189 УИК РФ.

Так, Ростовским районным судом Ярославской области 13 августа 1999 г. Самадов (судимый 20 апреля г. по п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 325 УК к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год) осужден по п. «а», «б» ч. 2 ст. 166 УК к 3 годам лишения свободы;

на основании ч. 4 ст. 74 УК условное осуждение Самадова по приговору суда от 20 апреля 1998 г. отменено;

на основании ст. 70 УК к наказанию, назначенному по данному приговору, суд частично (в виде 6 месяцев лишения свободы) присоединил неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно к отбытию назначил 3 года месяцев лишения свободы.

Суд первой инстанции при осуждении Самадова по п. «а», «б» ч. 2 ст. 166 УК, отменяя условное осуждение по приговору суда от 20 апреля 1998 г. и применяя при назначении наказания ст. 70 УК, исходил из того, что начало испытательного срока исчисляется с момента вступления предыдущего приговора в законную силу, а потому считал, что Самадов совершил новое преступление в период условного осуждения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ такой вывод сочла ошибочным и сослалась на ст. 73 УК, указав, что при условном осуждении течение испытательного срока начинается с момента провозглашения приговора.

Вывод Судебной коллегии следует признать правильным, поскольку он основан на требованиях ст. 70, 73, УК и ст. 325 УПК РСФСР, установившей, что лицо, в отношении которого состоялся обвинительный приговор, считается осужденным.

Как указано в протесте, при постановлении приговора следовало руководствоваться требованиями ст. УИК РФ, согласно которой испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. Однако этот довод ошибочен, так как УИК РФ регулирует вопросы, связанные с исполнением наказания, а не с его назначением.

В соответствии со ст. 3 УК преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК.

Изложенный в протесте довод о том, что решение Судебной коллегии противоречит требованиям ст. 86 УК и ст. 49 Конституции РФ, также необоснован, так как названные нормы регулируют не вопросы течения испытательного срока, а вопросы судимости и признания обвиняемого виновным в совершении преступления[4].

При условном осуждении могут назначаться любые дополнительные виды наказания, которые исполняются реально, о чем указывается в резолютивной части приговора.

Назначение условного осуждения должно отвечать целям исправления условно осужденного. Поэтому суд в необходимых случаях может с учетом конкретных обстоятельств, личности виновного, его поведения в семье и т.п. возложить на осужденного две группы обязанностей. Обязанности первой группы непосредственно перечислены в ч. 5 ст. 73 УК: а) не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного;

б) не посещать определенные места;

в) пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания;

г) осуществлять материальную поддержку семьи. Эти обязанности могут быть возложены в полном объеме или частично. Суд вправе возложить на осужденного исполнение и других обязанностей, исполнение которых, по мнению суда, будет способствовать исправлению условно осужденного (например, обязать осужденного в определенный срок устранить причиненный преступлением имущественный вред и т.д.).

Контроль за поведением условно осужденных в течение испытательного срока осуществляется уголовно исполнительными инспекциями по месту жительства условно осужденных, а в отношении условно осужденных военнослужащих — командованием воинских частей или учреждений (ч. 1 ст. 187 УИК РФ).

Поведение условно осужденных несовершеннолетних контролируется инспекцией по делам несовершеннолетних.

От поведения условно осужденного во время испытательного срока и его отношения к возложенным на него обязанностям зависит, будут ли эти обязанности по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, полностью или частично отменены судом либо, наоборот, дополнены новыми, которые смогут повысить эффективность его исправления.

По истечении испытательного срока, если условно осужденный выполнил предписания приговора суда, его судимость за преступление, за которое лицо было осуждено условно, погашается (п. «а» ч. 3 ст. 86 УК).

УК в качестве меры поощрения предусматривает возможность досрочной отмены судом условного осуждения со снятием с осужденного судимости. Для ее применения необходимо наличие двух условий: а) исправление условно осужденного до истечения испытательного срока, о чем могут свидетельствовать:

добросовестное отношение к исполнению возложенных судом обязанностей в течение испытательного срока;

его трудоустройство;

несовершение преступлений или правонарушений;

соблюдение общественного порядка и т.д.;

б) истечение не менее половины установленного приговором испытательного срока.

УК предусматривает и два вида мер взыскания за нарушение условно осужденным предъявляемых к нему требований — это возможность продления испытательного срока или отмены условного осуждения.

Суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, может продлить испытательный срок по любому из двух оснований: а) уклонение от исполнения возложенных на осужденного обязанностей, т.е. намеренное, при наличии для того реальной возможности, неисполнение любой из возложенных судом обязанностей;

б) нарушение общественного порядка, за которое на условно осужденного наложено административное взыскание.

Установленный приговором испытательный срок может быть продлен не более чем на 1 год. Суд вправе продлить его даже в том случае, когда он был назначен максимальной продолжительности. Повторное продление испытательного срока законом не предусмотрено.

Отмена условного осуждения, предусмотренная как мера взыскания, означает обращение к реальному исполнению наказания, назначенного условно. Основаниями такой отмены являются:

а) систематическое или злостное неисполнение осужденным возложенных на него судом обязанностей;

б) совершение в течение испытательного срока преступления по неосторожности или умышленного преступления небольшой тяжести;

в) совершение в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления. Два первых основания отмены испытательного срока являются факультативными (суд вправе либо сохранить, либо отменить условное осуждение), последнее — обязательным (суд обязан отменить условное осуждение).

Систематическим неисполнением обязанностей признается в случае совершения запрещенных или невыполнения предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом. Под злостным неисполнением осужденным указанных обязанностей понимается упорное нежелание осужденного встать на путь исправления, например отказ пройти курс лечения от алкоголизма, а также уклонение условно осужденного от контроля, когда его местонахождение не установлено в течение 30 дней (ч. 6 ст. 190 УИК РФ).

При этом неоднократное нарушение общественного порядка, за которое на условно осужденного наложены меры административного воздействия (если они в приговоре суда не оговорены в числе возложенных обязанностей), не являются основанием для отмены условного осуждения, а являются лишь причиной для продления испытательного срока согласно ч. 2 ст. 74 УК[5].

При однократном уклонении условно осужденного от исполнения возложенных на него судом обязанностей либо при нарушении им общественного порядка, за которое было наложено административное взыскание, уголовно-исполнительная инспекция письменно предупреждает его о возможности отмены условного осуждения.

Если в течение испытательного срока совершено новое преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой тяжести, то суд по своему усмотрению решает, отменять или нет условное осуждение.

Единственным обязательным основанием отмены условного осуждения с обращением приговора к реальному исполнению является совершение условно осужденным во время испытательного срока нового умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого. В этом случае суд в обязательном порядке отменяет условное осуждение и назначает наказание по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК: к наказанию, назначенному за новое преступление, полностью или частично присоединяется наказание, назначенное условно по первому приговору (ч. 5 ст. 74 УК). Для несовершеннолетних это положение ограничивается только особо тяжкими преступлениями (ч. 8 ст. 88 УК).

Если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК не могут быть применены, поскольку в ст. 74 УК, регламентирующей порядок отмены условного осуждения и продления испытательного срока, дан исчерпывающий перечень обстоятельств, при наличии которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры, как верно разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» по первому и второму делу исполняются самостоятельно[6]. Причем Законом не установлена очередность исполнения приговоров.

Так, Беднодемьяновским районным судом Пензенской области 13 мая 1999 г. Кураев (ранее судимый февраля 1999 г. по п. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК с применением ст. 73 УК к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года) осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК к 5 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 и 5 ст. 69 УК по совокупности преступлений Кураеву назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима и 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, которое назначено отбывать после отбытия наказания в виде 5 лет лишения свободы.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

По мнению заместителя Генерального прокурора, очередность исполнения приговоров не предусмотрена действующим законом, и поэтому суд не вправе ее устанавливать. Суд же приговором от 13 мая 1999 г.

необоснованно установил очередность исполнения наказания осужденным с применением ч. 5 ст. 69 УК и с этим решением согласился президиум, считая, что первым надлежит исполнить Кураеву наказание в виде лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 мая 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 356 УПК РСФСР вступивший в законную силу приговор обращается к исполнению.

Законом очередность исполнения приговоров не предусмотрена.

С учетом изложенного приговор Беднодемьяновского районного суда Пензенской области от 13 мая 1999 г. и постановление президиума Пензенского областного суда от 21 января 2000 г. в отношении Кураева изменены, исключены из судебных решений ссылка на ч. 5 ст. 69 УК и указание об исполнении наказания в виде лишения свободы первым[7].

§ 3. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания Условно-досрочное освобождение — один из видов освобождения от наказания. Суть его заключается в освобождении осужденного от дальнейшего реального отбывания наказания с условием обязательного соблюдения ряда предписаний, перечисленных в законе и установленных судом в соответствии со ст. 79 и УК.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания должно применяться к лицам, твердо вставшим на путь исправления. Только в подобном случае можно считать, что этим лицам для их окончательного исправления нет необходимости полностью отбывать назначенное судом наказание.

Действительно, если очевидно, что цель исправления осужденного достигнута без полного отбывания назначенного ему наказания, то дальнейшее исполнение наказания становится нецелесообразным.

Установленная законом возможность подвергнуться досрочному освобождению от реального отбывания наказания является, с одной стороны, средством поощрения осужденных, вставших на путь исправления, а с другой — стимулом для примерного поведения осужденных во время отбывания ими наказания и последующего освобождения от него. В этом виде освобождения от наказания наиболее ярко нашли отражение принципы гуманизма и справедливости.

Условно-досрочное освобождение является одним из наиболее часто применяемых видов освобождения от наказания, поскольку оно может применяться к лицам, совершившим преступления любой категории, и не ограничено категориями осужденных[8].

УК разрешает условно-досрочно освобождать лиц, отбывающих не всякое наказание, а только наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания (ч. 1 ст. 79 УК).

Таковым может быть только лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это единственное срочное наказание, которое может быть назначено в качестве дополнительного наказания.

Основанием условно-досрочного освобождения является убежденность суда в том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Под исправлением осужденных понимается процесс формирования у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения (ч.

1 ст. 9 УИК РФ). Показатели исправления зависят от вида отбываемого наказания и личности осужденного. К критериям исправления могут быть отнесены: соблюдение всех требований режима, примерное поведение осужденного, добросовестное отношение к труду и учебе.

Вывод суда об исправлении лица, отбывающего любое из указанных в ч. 1 ст. 79 УК видов наказаний, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении на протяжении всего срока наказания, а не только во время, непосредственно предшествующее рассмотрению вопроса об освобождении. На это прямо обращается внимание судов применительно к наказанию в виде лишения свободы в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.71. № 9 «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким»[9] (в ред. от 21.06.85).

Вывод об исправлении лица суд может сделать лишь после более или менее продолжительного отбывания наказания осужденным. Поэтому вторым обязательным основанием применения условно-досрочного освобождения по закону выступает фактическое отбытие определенной части назначенного судом наказания.

Размер этой части зависит от категории преступления, за которое лицо отбывает наказание.

Согласно ч. 3 ст. 79 УК условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК.

Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы, независимо от продолжительности назначенного в приговоре срока наказания, не может быть менее 6 месяцев.

Из п. «в» ч. 3 ст. 79 УК видно, что величину фактически отбытой части наказания закон связывает с опасностью личности только в одном случае, если условно-досрочное освобождение от наказания лица было отменено по основаниям, предусмотренным законом. Повторное рассмотрение вопроса об условно досрочном освобождении от наказания возможно после фактического отбытия лицом двух третей срока наказания, назначенного за новое преступление независимо от его тяжести.

В законе не решен вопрос о том, какую часть срока наказания должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или по совокупности приговоров за преступления, относящиеся к различным категориям. Например, осужденный отбывает назначенное по совокупности преступлений наказание за преступления средней тяжести и особо тяжкое. В подобном случае условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания, назначенного судом по совокупности преступлений[10].

Не исключается применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и в отношении лица, отбывающего пожизненное лишение свободы. Согласно ч. 5 ст. 79 УК такое лицо может быть условно досрочно освобождено, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания, и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы.

Из этого положения существуют исключения (ч. 5 ст. 79 УК). К условно-досрочному освобождению не представляются осужденные: а) совершившие новое тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы (ч. 2 ст. 176 УИК РФ), а также б) злостно нарушавшие установленный порядок отбывания наказания в течение предшествующих 3 лет (ч. 1 ст. 176 УИК РФ).

Условно-досрочное отбывание от наказания применяется судом по месту отбывания наказания осужденным по представлению органа, ведающего исполнением лишения свободы, а относительно содержащегося в дисциплинарной воинской части — по представлению соответствующего военного командования. При положительном решении вопроса суд выносит определение об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания определенного срока наказания. При этом неотбытая часть наказания не аннулируется. Ее исполнение приостанавливается. И лишь после истечения определенного срока, равного неотбытой части назначенного судом наказания (испытательного срока), при соблюдении освобожденным определенных требований возврат к исполнению неотбытой части срока становится невозможным.

При условно-досрочном освобождении осужденного от пожизненного заключения продолжительность испытательного срока не установлена. Но это не означает, что он имеет пожизненный характер.

Испытательный срок может реализовываться в границах судимости. В ст. 86 УК определено, что судимость при условно-досрочном освобождении от наказания исчисляется из фактически отбытого срока наказания.

Максимальный срок судимости равен 8 годам. Сопоставительный анализ ст. 79 и 86 УК приводит к выводу, что испытательный срок при условно-досрочном освобождении от пожизненного лишения свободы равен годам[11].

Учитывая, что никаких других, кроме предусмотренных в ч. 1, 3 и 5 ст. 79 УК, ограничений в применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не имеется, отказ в таком освобождении по любым мотивам, не связанным с оценкой исправления осужденного и отбытия им установленного законом части срока наказания, является необоснованным. Таким образом, при наличии этих двух оснований суд согласно новой редакции ч. 1 ст. 79 УК обязан условно-досрочно освободить осужденного от дальнейшего отбывания наказания.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.