WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Москва ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ серия основана в 1996 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Преступлениями являются деяния, опасные для личности, общества и государства. Общественная опасность преступления может быть раскрыта путем указания на объекты уголовно-правовой охраны. Согласно УК, такими объектами являются: личность, права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Однако характеристика преступления как общественно опасного деяния не исчерпывается только указанием объектов, на которые оно посягает. Это лишь одна из существенных сторон характеристики общественной опасности.

Общественная опасность может зависеть от особенностей самого общественно опасного деяния — места, времени, способа, обстановки его совершения. Так, охота является незаконной, если она произведена с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ или газов, на территории государственного заповедника или заказника (ст. 258 УК);

время совершения убийства матерью новорожденного ребенка — во время или сразу после родов (ст. 106 УК) является обстоятельством, существенно влияющим на степень общественной опасности этого преступления.

Одной из основных величин, определяющих общественную опасность, является вред, который причиняет или может причинить совершенное деяние. Некоторые деяния становятся общественно опасными с момента совершения действия или бездействия независимо от того, какие они повлекли вредные последствия. Другие же приобретают свойство общественной опасности лишь при наступлении тех последствий, которые указаны в законе. Характер последствий, позволяющих отнести деяние к числу общественно опасных и преступных, законодателем может быть описан по-разному. Иногда последствия четко определены (причинение вреда здоровью, имущественный ущерб).

Так, характер последствий (тяжесть причиненного вреда здоровью — тяжкого, средней тяжести или легкого) служит основанием для выделения различных по своей опасности видов преступлений (ст. 111, 112, 115 УК).

В других случаях, когда последствия могут быть разнообразными и нет возможности их конкретизировать, законодатель прибегает к оценочным понятиям. Установление наличия или отсутствия последствий в таких случаях является вопросом факта. Так, в ст. 248 УК законодатель говорит об иных тяжких последствиях, в ст.

167 УК — о причинении значительного ущерба.

Общественная опасность преступления связана и с такими его признаками, как мотив и цель. Так, подмена ребенка является преступлением лишь в случае совершения его из корыстных или иных низменных побуждений (ст. 153 УК).

В некоторых случаях общественная опасность определяется свойствами лица, совершившего деяние. Так, за отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК) несет ответственность лишь должностное лицо.

Нередко особые характеристики субъекта повышают степень общественной опасности преступления, например вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 150 УК).

Вместе с тем следует отметить, что социальная характеристика личности преступника оказывает влияние не на степень общественной опасности преступления, а лишь на индивидуализацию наказания[3. Выражением ] опасности личности является непосредственно совершенное общественно опасное деяние.

Наука уголовного права и уголовное законодательство выделяют в общественной опасности качественную и количественную стороны. Статья 60 УК, определяя общие начала назначения наказания, указывает на необходимость учета судами характера и степени общественной опасности преступления. При этом характер общественной опасности принято называть качественной характеристикой преступления, а степень — количественной.

Раскрывая содержание характера общественной опасности, следует отметить, что он определяется теми общественными отношениями, на которые совершено посягательство, т.е. объектом преступления, а также характером причиненных вредных последствий (физический, имущественный, политический вред и т.д.), а в некоторых случаях и способом посягательства (например, хищение и умышленное уничтожение чужого имущества)[4]. В системе Особенной части УК преступления расположены не произвольно, а в зависимости от той значимости, которую законодатель придает различным видам общественных отношений. Поэтому правомерно утверждение, что характер общественной опасности преступления определяется тем местом, которое норма об этом преступлении занимает в системе Особенной части УК, иначе говоря — квалификацией преступления. Преступления, посягающие на одни и те же общественные отношения, принадлежат к одному типу общественной опасности. Так, посягательства на жизнь человека имеют один характер общественной опасности, посягательства на собственность — другой, т.е. имеют различный типовой характер общественной опасности.

При определении количественной стороны общественной опасности — ее степени — следует принимать во внимание ряд факторов: тяжесть причиненных последствий, особенности посягательства (окончено оно или нет, совершено единолично или в соучастии, какой способ был использован при совершении преступления и т.д.), форму вины, особенности субъекта преступления, т.е. конкретные проявления признаков преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК) имеет более высокую степень общественной опасности, чем причинение вреда средней тяжести (ст. 112 УК) и легкого (ст. 115 УК), разбой (ст. 162 УК) более общественно опасен, чем кража (ст. 158 УК), так как предполагает использование для завладения имуществом более опасного способа — насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Степень общественной опасности преступления свое окончательное выражение находит в санкции. Чем выше степень общественной опасности преступления, тем более строгое наказание предусматривает санкция статьи. Степень общественной опасности определяется не отвлеченно, а в рамках деяния, обладающего определенным типовым характером общественной опасности. Степень общественной опасности позволяет отграничивать друг от друга одинаковые по характеру общественной опасности преступления.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 1 постановления от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что «характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступления (ст. 15 УК), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)».

С положением, что характер общественной опасности зависит от категории преступления, едва ли можно согласиться. Сопоставительный анализ приведенного утверждения во взаимосвязи с ч. 1 ст. 15 УК приводит к выводу о том, что не характер общественной опасности зависит от категории преступления, а, напротив, категория преступления зависит от характера и степени общественной опасности деяния.

Форму вины также представляется неоправданным выделять в качестве критерия, определяющего характер общественной опасности. «Не мотив и не разновидность вины определяют в конце концов отнесение деяния к преступному или непреступному, а ценность общественных отношений (объекта), которым наносится ущерб»[5].

Уголовная противоправность и общественная опасность являются основными и взаимосвязанными признаками преступления. Преступлением признается только такое деяние, которое предусмотрено уголовным законом. В то же время законодатель в качестве преступлений предусматривает лишь деяния, обладающие определенным характером и степенью общественной опасности.

Уголовная противоправность отражает именно такую степень общественной опасности, которая придает деянию характер тяжкого посягательства — преступления. Лишь при совершении преступления возможно применение наиболее суровой формы государственного принуждения — уголовного наказания.

В науке уголовного права уголовную противоправность принято называть формальным признаком преступления, а общественную опасность — материальным признаком. При этом уголовную противоправность — формальный признак преступления — следует понимать как закрепленность признаков деяния в законе, наличие внешней, словесно выраженной формы, определяющей существенные признаки преступления.

Признак общественной опасности в уголовном праве принято называть материальным, поскольку он призван ответить на вопрос, почему из всей массы возможных поступков законодатель в качестве уголовно противоправных выбрал те, которые указаны в законе. Это сделано потому, что такие деяния объективно общественно опасны.

Вместе с тем в работах по уголовному праву неоднократно отмечалась неудачность определения противоправности как формального признака преступления, поскольку он не раскрывает природы противоправности[6]. Деление признаков преступления на формальный и материальный следует считать условным.

Определение понятия преступления, базирующееся на признаке общественной опасности как основополагающем признаке преступления, в литературе принято называть материальным. Формальное определение понятия преступления в качестве основного его признака называет запрещенность деяния уголовным законом.

Наука советского уголовного права с момента своего зарождения базировалась на учении о классовой борьбе и исходила из классового содержания уголовного права. При этом она подчеркивала непримиримую противоположность понятий преступления, даваемых в советской и буржуазной науке уголовного права в связи с их различной классовой природой.

Критикуя формальное определение преступления в буржуазном уголовном праве, советская наука уголовного права указывала на то, что такое определение ограничивалось преимущественно указанием на то, что преступление — это деяние, противоречащее требованию уголовного закона либо запрещенное законом под страхом наказания. Так, УК Франции (1810 г.) — один из первых буржуазных уголовных законов — определял преступление как «преступное деяние, которое законом карают мучительным или позорящим наказанием».

УК Швейцарии (1937 г.) говорит о деянии, запрещенном под страхом наказания[7].

В науке советского уголовного права общепринятым был постулат о том, что формальное определение преступления (его также именуют нормативным)[8], сформулированное классической школой буржуазного уголовного права, лишь констатировало наказуемость преступления, но не раскрывало его внутреннюю сущность. Указывалось, что буржуазное уголовное право, провозглашая формальное равенство людей перед законом, выражает волю экономически и политически господствующего класса. При этом оно путем использования неопределенных формулировок при определении признаков конкретных преступлений, позволяющих свободно манипулировать ими, дает возможность представителям имущих слоев избегать ответственности даже за преступления, причиняющие большой ущерб обществу.

Определение преступления, даваемое советским уголовным правом, было принято называть материальным.

Оно исходило из общественной опасности как основополагающего признака преступления. Как уже отмечалось, указание на необходимость запрещенности деяния, признаваемого преступлением, в законе впервые появилось лишь в Основах уголовного законодательства 1958 г. В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. (ст. 6), УК РСФСР 1922 г. (ст. 6) и 1926 г. (ст. 6) указывалось на общественную опасность как признак преступления. Так, ст. 6 УК РСФСР 1922 г. гласила: «Преступлением называется всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».

Учение об общественной опасности преступления получило свое развитие в рамках социологической школы и признается современной теорией буржуазного уголовного права. Так, Примерный уголовный кодекс США (М., 1969. Ст. 32) определяет преступление как «поведение, неоправданно и неизвинительно причиняющее существенный вред интересам личности и общества или угрожающее причинением такого вреда». Это положение воспроизводится уголовными кодексами ряда штатов. Указание на причинение существенного вреда интересам личности и общества является в данном случае раскрытием понятия общественной опасности.

Анализ содержания ч. 1 ст. 14 УК позволяет сделать вывод о том, что законодатель признает равноправными оба основополагающих признака преступления — общественную опасность и уголовную противоправность[9.

] Следовательно, предусмотренное в ст. 14 УК определение преступления может быть охарактеризовано как формально-материальное.

УК впервые в законодательном порядке указал в качестве признаков преступления виновность и наказуемость. Ранее эти признаки преступления выделялись лишь наукой уголовного права.

Уголовное законодательство предусматривает возможность наступления уголовной ответственности, а следовательно, и существования в деянии признаков преступления только при наличии вины. Статья 14 УК говорит о том, что «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние».

Данное положение закона отвергает возможность объективного вменения, т.е. привлечения к уголовной ответственности без наличия вины. Виновность в уголовно-правовом смысле предполагает определенное психическое отношение лица к своему поведению и его последствиям. Виновность возможна лишь при наличии тех форм вины, которые определены законом (ст. 24 УК): умысел (прямой и косвенный) — ст. 25 УК или неосторожность (легкомыслие или небрежность) — ст. 26 УК.

Под наказуемостью как признаком преступления понимают возможность назначения наказания за совершение каждого преступления, угрозу наказанием при нарушении уголовно-правовой нормы.

Вместе с тем не каждый факт совершения преступления сопровождается назначением наказания. Не противоречит ли это обстоятельство признанию наказуемости признаком преступления? В реальной жизни возможны случаи, когда преступление совершено, а наказание не было назначено. Такая ситуация может возникнуть, во-первых, когда совершенное преступление не было раскрыто. Неприменение наказания может иметь место и тогда, когда суд сочтет возможным освободить лицо от уголовной ответственности или от наказания. Так, согласно ч. 1 ст. 92 УК, несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Признак наказуемости следует понимать таким образом: каждый факт совершения преступления сопровождается угрозой наказания. Только такие деяния следует считать преступлениями, за которые законодатель считает необходимым назначить уголовное наказание. Если деяние не следует наказывать в уголовном порядке, то нет необходимости признавать его преступным[10].

Классифицируя признаки преступления, указанные в ч. 1 ст. 14 УК, следует выделить два основных признака — противоправность и общественную опасность. Представляется, что два других признака — виновность и наказуемость — являются производными и вытекают из уголовной противоправности.

Так, уголовная противоправность деяния предполагает определенное психическое отношение к нему, в УК закреплены лишь те деяния, которые совершены умышленно или по неосторожности.

Наказуемость является составной частью уголовной противоправности. Запрет деяния в уголовно-правовом смысле означает наличие в уголовном законе санкции за его совершение. «Все, что в данное время входит в пределы действия уголовного закона, является преступлением, а наказуемость его необходимым свойством»[11].

§ 2. Малозначительное деяние Признак общественной опасности преступления более полно раскрывается законодателем в ч. 2 ст. 14 УК, которая дает понятие малозначительности деяния: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Смысл ч. 2 ст. 14 УК состоит в том, что преступлением может быть признано лишь деяние, обладающее высокой, характерной для уголовного закона степенью общественной опасности. В случае лишь формального совпадения признаков совершенного деяния с теми признаками, которые описаны в законе, при отсутствии возможности причинения охраняемым общественным отношениям существенного вреда деяние не должно рассматриваться в качестве преступления за отсутствием одного из его признаков — общественной опасности. Деяние в подобных случаях имеет лишь незначительную степень общественной опасности, которая не доходит до уровня общественной опасности, характерной для преступлений. Уголовное дело в таких случаях не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления по признакам п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Деяние может быть признано малозначительным, а лицо, его совершившее, не подлежащим уголовной ответственности в случае, например, незначительности причиненного ущерба (кража малоценной вещи, повреждение имущества, если для его восстановления не требуется значительных затрат). При совершении умышленного преступления должно быть установлено, что умысел виновного был направлен именно на совершение малозначительного деяния и причинение последствий, не обладающих высокой степенью общественной опасности.

Так, Б. 28 декабря 1997 г., находясь в торговом зале магазина, взял шнурки стоимостью 18 руб. и один тюбик крема для обуви по цене 36 руб., и, не оплатив их стоимость, вышел из торгового зала магазина, однако при выходе был задержан. Б. осужден Тверским межмуниципальным (районным) судом ЦАО г. Москвы по ч. 3 ст.

30, ч. 1 ст. 158 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 апреля 1999 г. отменила приговор в отношении Б., указав на малозначительность совершенного деяния[12].

Если же виновное лицо замышляло причинить существенный вред, но по не зависящим от него причинам не смогло этого добиться, деяние не может считаться малозначительным. Например, виновный, считая, что гражданин К. получил крупный гонорар и хранит его в конверте, совершает кражу конверта. На деле оказалось, что деньги были положены в банк, а в конверте находилось письмо личного характера. В подобной ситуации малозначительность деяния отсутствует, оно должно быть расценено как покушение на хищение в крупном размере.

В случае если крупный ущерб является конструктивным, а не квалифицирующим признаком преступления (например, незаконное получение кредита является преступлением, если причинило крупный ущерб, — ст.

176 УК), отсутствие такого ущерба исключает признак противоправности, т.е. деяние и формально не подпадает под признаки преступления, таким образом, подобное деяние не может быть признано малозначительным.

При совершении деяния с неопределенным умыслом, т.е. если лицо предвидело возможность наступления различных по тяжести последствий и желало наступления любого из них, ответственность наступает за те последствия, которые фактически наступили. Причинение при этом незначительного вреда не может быть расценено как малозначительное деяние, поскольку малозначительность деяния может быть констатирована лишь при совпадении субъективного и объективного моментов: стремления к наступлению незначительных последствий и реального причинения таких последствий. Так, похищая кошелек, лицо обычно не знает, какая сумма денег в нем содержится, и желает завладеть любой суммой. В случае если кошелек оказывается пустым, деяние не может быть расценено как малозначительное, поскольку сознанием и желанием виновного охватывалось и причинение существенно более тяжких последствий.

Малозначительность поступка могут обусловить лишь признаки, которые проявились в совершенном деянии (способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица и т.д.). Обстоятельства, не проявившиеся в деянии (чистосердечное раскаяние лица после совершения преступления, добровольное возмещение причиненного ущерба, образ жизни виновного до совершения преступления, семейное положение и т.д.), при определении его преступности учитываться не должны.

Признаки, определяющие малозначительность деяния, находятся в обратной связи с объектом посягательства: чем большую важность и значимость представляют общественные отношения, которые были нарушены совершенным деянием, тем меньший вред означает признание деяния малозначительным.

Малозначительные деяния следует отличать от обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренных ст. 37-42 УК. Малозначительные деяния не являются преступными, но обладают некоторой (невысокой) степенью общественной опасности. Социальная же природа обстоятельств, исключающих преступность деяния, такова, что эти деяния являются общественно полезными или общественно нейтральными.

§ 3. Категории преступлений УК 1996 г. впервые на законодательном уровне классифицировал преступления в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния. Статья 15 УК выделила следующие категории преступлений:

небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

УК РСФСР содержал такие понятия, как тяжкие преступления, особо тяжкие преступления, а также не представляющие большой общественной опасности. Вместе с тем в законе отсутствовали признаки каждой из указанных категорий преступлений, не было единого критерия для их классификации. Выделявшаяся наукой уголовного права категория менее тяжких преступлений в законе отражения не находила.

Статья 15 УК гласит, что преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает двух лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, превышает два года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает десяти лет лишения свободы.

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание[13]. Данная классификация является естественной, т.е. основанной на существенном признаке, определяемом природой преступления, а именно его общественной опасности. Поскольку общественная опасность не может быть непосредственно воспринята, внешним показателем, формализацией этой опасности принято считать санкцию. Размер наказания, предусмотренный в санкции статьи, в сжатой форме отражает степень общественной опасности преступления и позволяет сравнить степень общественной опасности различных преступлений.

В то же время размер наказания всегда четко определен в санкциях статей. Данное обстоятельство не оставляет возможности для судейского усмотрения при отнесении преступления к той или иной категории.

Дополнительным показателем, способствующим более точной классификации преступлений, является форма вины. Так, преступлениями небольшой и средней тяжести могут быть как умышленные, так и неосторожные преступления. Тяжкие и особо тяжкие преступления могут совершаться только умышленно.

Исходя из данной классификации, к преступлениям небольшой тяжести следует отнести такие преступления, как, например, побои (ст. 116 УК), оставление в опасности (ст. 125 УК), невыполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК), неправомерный доступ к компьютерной информации (ч. 1 ст.

272 УК) и др.

Преступлениями средней тяжести являются, например, нарушение авторских и смежных прав (ч. 3 ст. УК), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ч. 1, 2 ст. 151 УК), незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. УК) и др.

Тяжкие преступления — это, например, массовые беспорядки (ст. 212 УК), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), терроризм (ст. 205 УК), вынесение заведомо неправосудного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 305 УК) и др.

К особо тяжким преступлениям следует отнести убийство (ст. 105 УК), государственную измену (ст. 275 УК), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), диверсию (ст. 281 УК) и др.

Значение категоризации преступлений состоит в том, что она обращена к законодателю, обязывая учитывать ее при конструировании уголовно-правовых институтов и норм[14]. В этой связи категоризацию преступлений следует признать важным приемом законодательной техники.

Значение деления преступлений на категории в зависимости от степени их общественной опасности имеет не только теоретический, но и практический характер. Отнесение деяния к той или иной категории может иметь такие правовые последствия, как определение вида рецидива (ст. 18 УК), наказуемость приготовления к преступлению (ч. 2 ст. 30 УК), определение режима отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК), влияние на определение порядка назначения наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК), на правила отмены условного осуждения (ст. 74 УК), на освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК) или с истечением срока давности (ст. 78 УК), на правила условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79 УК), замены неотбытой части наказания более мягким (ст. 80 УК), на освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80 УК), отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК), освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК), погашения судимости (ст. 86 УК), на назначение наказания несовершеннолетним (ст. 88 УК), а также влияет на применение принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК), освобождение от наказания несовершеннолетних (ст. 92 УК), применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 93 УК), определение сроков давности (ст. 94 УК) и сроков погашения судимости (ст. 95 УК).

Санкции, избираемые законодателем за конкретные преступления, не могут определяться вне зависимости от отнесения преступления к определенной категории.

§ 4. Разграничение преступлений и иных правонарушений Теория государства и права предлагает классифицировать правонарушения в зависимости от их характера и опасности для общественных отношений, а также от характера применяемых за их совершение санкций на преступления и проступки. Проступки характеризуются меньшей по сравнению с преступлениями степенью общественной опасности и влекут применение не уголовно-правовых санкций, а мер административного, дисциплинарного или гражданско-правового воздействия[15].

Видами проступков являются гражданско-правовые деликты, административные и дисциплинарные правонарушения.

При отграничении преступлений от иных правонарушений следует принимать во внимание ряд обстоятельств. Так, некоторые преступления посягают на такие общественные отношения, на которые другие правонарушения посягать не могут (например, жизнь человека, государственная безопасность). Характер общественной опасности, который определяется объектом посягательства, позволяет отнести такие деяния лишь к числу уголовных преступлений. Трудностей в разграничении преступлений и иных правонарушений при этом не возникает.

Необходимость определения критериев разграничения преступлений и других правонарушений возникает при наличии смежных (различных, а иногда аналогичных) правонарушений, относящихся к различным отраслям права, но посягающим на один объект. Например, ответственность за нарушение правил дорожного движения предусмотрена как уголовным (ст. 264 УК), так и административным (ст. 12.1-12.24, 12.28 КоАП РФ) законодательством.

Степень общественной опасности в случаях, когда они являются смежными, является основным критерием, отличающим преступления от других видов правонарушений.

Преступления, смежные с административными проступками, посягают, в основном, на такие общественные отношения, как порядок управления, общественный порядок и общественная безопасность, общественные отношения в области охраны природных богатств.

К преступлениям, совершаемым в сфере служебных отношений — должностным и против военной службы, примыкают дисциплинарные проступки.

Как гражданско-правовые деликты, так и преступления против собственности связаны с причинением личности, организациям и государству имущественного вреда.

Вред правильному функционированию человеческого общества, сложившейся системе общественных отношений причиняют как преступления, так и иные правонарушения. Поэтому и те, и другие являются общественно опасными. Однако степень такого вредного воздействия может быть различной[16].

Основным показателем, определяющим степень общественной опасности совершенного деяния, является причиненный вред. Величина причиненного вреда позволяет отграничивать преступления и другие правонарушения. Так, если использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы повлечет существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства в целом, его действия квалифицируются по ст. 285 УК, а в случае отсутствия такого вреда — являются дисциплинарным проступком. Самоуправство, причинившее существенный вред гражданам или организациям, квалифицируется по ст. 330 УК, а при отсутствии существенного вреда — по ст.

19.1 КоАП РФ.

Субъективными обстоятельствами, определяющими степень общественной опасности, которые могут повлиять на отнесение деяния к числу правонарушений, являются форма вины, мотив и цель.

Так, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью является уголовно наказуемым, если совершено умышленно (ст. 112, 115 УК). В случае неосторожного совершения такого деяния вред может быть возмещен в гражданско-правовом порядке (ст. 1085 ГК РФ). Служебный подлог является уголовно наказуемым, если совершен из корыстной или иной личной заинтересованности (ст. 292 УК).

Еще одним признаком, отличающим преступления от других правонарушений, является характер противоправности. Преступления всегда противоречат уголовному закону. Другие правонарушения нарушают нормы других отраслей права. Это могут быть не только законы, но и подзаконные нормативные акты.

Последствием совершения преступления является применение самой суровой меры государственного принуждения — уголовного наказания с последующей судимостью. Другие правонарушения сопровождаются менее жесткими мерами воздействия. Некоторые из них, например штраф, исправительные работы и арест, как виды административных взысканий по своему содержанию являются схожими с одноименными уголовными наказаниями, однако они не влекут судимости.

[1]Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М., 1994. С. 24. [2] Бернер А.Ф. Учебник уголовного права. СПб., 1865. С. 112.

[3] См., например: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М.

Тяжковой. М., 1999. С. 136, 137.

[4] См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И. Рарога. М., 2003. С. 35.

[5] Иванов Н.Г. Модельный уголовный кодекс. М., 2003. С. 50.

[6] См.: Герцензон А.А. Понятие преступления в советском уголовном праве. М., 1955. С. 40;

Шишов О.Ф.

Преступления и административный проступок. М., 1967. С. 7.

[7] Нормативные определения преступления в зарубежном праве даются не всегда, часто они сформулированы в судебных решениях и доктрине (см.: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран (Англия, США, Франция, Германия) М.,1997. С. 58).

[8] См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Книга первая / Под ред. О.Ф.

Шишова. М., 1998. С. 39.

[9] Высказанное мнение о необходимости отказа от материального определения преступления и необходимости возвращения к его формальному определению как деянию, запрещенному уголовным законом (см.: Игнатов А.Н., Красиков Ю.А., Побегайло Э.Ф., Шишов О.Ф., Пашин С.А., Палеев М.С. // РЮ.

1992. № 3. С. 3), в основном не нашло поддержки в научной литературе (см., например: Российское уголовное право. Общая часть/ Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С. 77).

[10] В специальной литературе высказано мнение об отнесении к числу признаков преступления также аморальности (Герцензон А.А. Указ. соч. С. 52);

вменяемости и достижения лицом возраста ответственности (Марцев А.И. Преступление: сущность и содержание. Омск, 1986. С. 24-28).

[11] Красиков Ю.А., Алакаев А.М. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. Лекции 2-3. Понятие преступления. Множественность преступлений. М., 1996. С. 76, 77. См. об этом: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., 1948. С. 190;

Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 100.

[12] БВС РФ. 2000. № 9. С. 7.

[13] Приведенная классификация отражает современные представления науки уголовного права по рассматриваемому вопросу (см.: Классификация преступлений и ее значение для органов внутренних дел / Под ред. Н.И. Загородникова. М., 1983;

Кривоченко Л.Н. Классификация преступлений. Харьков, 1979).

[14] См.: Курс уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 154. [15] См.:

Общая теория государства и права. Академический курс. Т. 2. М., 1998. С. 584, 585.

[16] Данное положение является спорным в юридической литературе. Некоторые авторы считают, что общественная опасность — свойство лишь преступления;

другие же правонарушения не являются общественно опасными (см.: Дурманов Н.Д. Указ. соч. и др.).

Глава IV. Уголовная ответственность и состав преступления как ее основание § 1. Понятие уголовной ответственности Понятие «уголовная ответственность» встречается во многих нормах УК: ст. 1, 2, 4-6, 8, 11-13, 17, 126, 127, 228 и т.д. Оно присутствует также в названиях глав 4, 11 и 14, разделов IV и V УК. Действительно, уголовная ответственность является одним из фундаментальных понятий в уголовном праве, однако, несмотря на это, УК не содержит его определения.

В теории по данному вопросу ведется оживленная дискуссия. Например, группа ученых сводит уголовную ответственность к «обязанности» виновного лица подвергнуться наказанию или иным мерам уголовно правого воздействия[1]. Другие считают такую обязанность недостаточной и понимают уголовную ответственность как реальное «претерпевание» лицом отрицательных последствий совершенного преступления[2].

Согласно еще одной позиции, уголовная ответственность — это предусмотренные УК «негативные последствия, налагаемые судом» на виновное лицо[3]. Не менее распространена и точка зрения, в соответствии с которой под уголовной ответственностью понимается основанная на требовании уголовного закона, производимая судом от имени государства отрицательная оценка общественно опасного деяния и порицание лица, его совершившего[4].

Безусловно, приведенные мнения имеют право на существование. Однако нам представляется, что они все таки не содержат полной характеристики уголовной ответственности. Поэтому мы разделяем позицию тех исследователей, которые рассматривают уголовную ответственность как сложное структурное образование, состоящее из ряда элементов (составных частей)[5.

] Первым из таких элементов следует считать основанную на законе обязанность лица дать отчет перед государством (в лице его соответствующих органов) за совершенное преступление. Второй элемент заключается в отрицательной оценке деяния и порицании лица, его совершившего. Уголовная ответственность включает также назначаемые виновному лицу наказание и иные меры уголовно-правового характера (третий элемент) и судимость как правовое последствие осуждения за совершение преступления (четвертый элемент).

Уголовная ответственность тесно связана с уголовно-правовыми отношениями, так как в рамках этих отношений она существует и реализуется. Под уголовно-правовыми отношениями понимают урегулированные нормами уголовного закона общественные отношения между государством и лицом, совершившим общественно опасное деяние.

Юридическим фактом, в связи с которым возникают уголовно-правовые отношения, является виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. Время возникновения уголовно-правовых отношений, как и уголовной ответственности, объективно совпадает со временем совершения уголовно наказуемого деяния[ ]. С этого же времени (со дня совершения преступления) исчисляются сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК).

Соответственно, прекращаются (заканчиваются) уголовно-правовые отношения и уголовная ответственность с аннулированием правовых последствий совершения уголовно наказуемого деяния — реальным исполнением мер уголовно-правового характера. Если иметь в виду принудительные меры воспитательного воздействия, то момент прекращения их применения зависит от характера самих мер: предупреждения, возложения обязанности загладить причиненный вред, ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего, передачи под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа (ст. 91 УК).

Что касается принудительных мер медицинского характера, то прекращение их применения производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей психиатров (ч. 4 ст. 104 УК).

Если было назначено и реально отбыто (исполнено) наказание, то только с погашением или снятием судимости следует связывать момент прекращения уголовно-правовых отношений и уголовной ответствен ности.

Неразрывную связь судимости и уголовной ответственности подтверждает, в частности, тот факт, что именно УК (ст. 86, 95 и др.) регламентирует вопросы судимости[7]. Судимость имеет место не только в отношении лиц, которым назначено наказание, но также в отношении лиц, условно осужденных (ст. 73 УК), условно досрочно освобожденных от отбывания наказания (ст. 79 УК), и лиц, которым неотбытая часть наказания заменена более мягким видом наказания (ст. 80 УК). Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Субъектами уголовно-правовых отношений являются государство, с одной стороны, и лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, — с другой[8. В таком случае суд, вынося приговор (назначая меры уголовно ] правового характера), выступает от имени государства. Второй субъект уголовно-правовых отношений — физическое лицо. Достижение установленного законом возраста и вменяемость лица, согласно ст. 19 УК, являются общими условиями уголовной ответственности.

Еще одним структурным элементом уголовно-правовых отношений является объект, т.е. то, ради чего собственно возникают эти отношения. Поскольку уголовно-правовые отношения возникают по поводу уголовной ответственности и мер уголовно-правового характера, то последние и должны быть признаны объектом правоотношения.

Содержание уголовно-правовых отношений образуют права и обязанности их сторон (субъектов).

Разумеется, речь идет не только об обязанности виновного лица понести наказание и праве государства подвергнуть такое лицо наказанию. Лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, наделено определенными правами, так же как и на государство, осуждающее его, возложены соответствующие обязанности. Вместе с тем именно в обязанности лица, виновного в совершении общественно опасного деяния, выражена сущность уголовной ответственности. По этой причине следует согласиться с теми авторами, которые уголовную ответственность не отождествляют с уголовно-правовыми отношениями, а рассматривают лишь как элемент (часть) содержания уголовно-правового отношения[9].

Таким образом, уголовная ответственность заключается в обязанности лица отвечать на основании норм УК за совершенное деяние, отрицательной оценке государством данного деяния и порицании лица, его совершившего, а также назначении ему мер уголовно-правового характера и судимости.

Видами уголовной ответственности (формами ее реализации) являются:

а) осуждение без назначения наказания;

б) осуждение с назначением предусмотренного санкцией нормы УК наказания или иных мер уголовно правового характера[10].

Содержание первого вида уголовной ответственности, таким образом, составляет только осуждение лица (на основании оценки содеянного им как преступления), а второго — и осуждение, и меры уголовно-правового характера.

Об осуждении без назначения наказания говорится, например, в ст. 80 УК. Она предусматривает условие освобождения судом от наказания лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести. Кроме того, согласно ч. 1 ст. 92 УК, к несовершеннолетнему, осужденному за совершение преступления небольшой или средней тяжести, суд может вместо наказания применить принудительные меры воспитательного воздействия.

Назначению наказания совершеннолетним лицам посвящена гл. 10, а особенностям его назначения несовершеннолетним — ст. 89 УК. При этом уголовная ответственность может сопровождаться не только назначением наказания, но и, например, условным осуждением лица, которому назначены исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до 8 лет (ст. 73 УК), либо отсрочкой отбывания наказания, назначенного беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК).

Кроме наказания уголовно-правовой характер имеют также принудительные меры воспитательного воздействия и принудительные меры медицинского характера.

В соответствии с ч. 2 ст. 87 УК к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия (либо им может быть назначено наказание). Однако в содержание уголовной ответственности эти меры входят не всегда. Например, они не являются формой реализации уголовной ответственности в случае их применения к несовершеннолетнему, освобожденному от уголовной ответственности за преступление небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 90 УК).

В содержание уголовной ответственности не входят также принудительные меры медицинского характера, назначенные лицу, совершившему деяние, предусмотренное УК, в состоянии невменяемости, или лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (ч. 1 ст. 97 УК). И, наоборот, принудительные меры медицинского характера, назначенные наряду с наказанием (ч. 2 ст. 99 УК), необходимо относить к формам реализации уголовной ответственности.

Частью уголовной ответственности могут стать также меры уголовно-процессуального принуждения, применяемые к подозреваемому (обвиняемому). Так, согласно ч. 3 ст. 72 УК, время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки таких видов наказания, как лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части и арест из расчета один день за один день, ограничения свободы — один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за три дня, обязательных работ — один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ.

Также, учитывая сроки содержания под стражей, суд может смягчить назначенные штраф или лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо полностью освободить лицо от их отбывания.

Вместе с тем в отдельных случаях уголовная ответственность может быть не реализована. Например, в связи с наступлением после совершения преступления смерти виновного, делающей невозможным назначение или исполнение наказания. Не будет реализована уголовная ответственность также в случае освобождения от нее лица, совершившего общественно опасное деяние[11].

Отказ государства от привлечения лица к уголовной ответственности осуществляется по двум основаниям:

общим и специальным. Первые предусмотрены в ст. 75, 76, 78 и 84 УК. Это освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, истечением сроков давности и актом амнистии.

Специальным основаниям освобождения от ответственности посвящены примечания к ряду статей Особенной части УК: 126, 127, 204, 205, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 291, 307, 337, 338. В одних случаях такой отказ является обязательным (например, в отношении лица, добровольно прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшего оружие, — примечание к ст. 208 УК), в других — факультативным (например, в отношении военнослужащего, впервые совершившего дезертирство без отягчающих обстоятельств, — примечание к ст. 338 УК).

Освобождение от уголовной ответственности за совершение одного преступления не исключает возможности привлечения его к такой же ответственности, но за другое преступление. Например, лицо, освобожденное от ответственности за похищение человека (ст. 126 УК), может быть привлечено к уголовной ответственности, например, за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. УК). Кроме того, освобождение лица от уголовной ответственности не исключает возможности привлечения его к иным видам юридической ответственности (гражданской, административной и т.д.).

§ 2. Основание уголовной ответственности. Понятие и значение состава преступления Уголовная ответственность является частью социальной ответственности.

В уголовно-правовой литературе проблему основания уголовной ответственности традиционно рассматривают в двух аспектах: философском и юридическом. В свою очередь, в философской литературе выделяют ответственность позитивную (или активную) и негативную (или ретроспективную). Если первая — это ответственность за будущее (за воспитание детей, выполнение долга и т.д.), то вторая — ответственность за прошлое (за определенное поведение, совершенный поступок и т.д.). Очевидно, уголовную ответственность следует считать негативной (ретроспективной).

Философский (социальный) аспект вопроса об основании уголовной ответственности заключается в выяснении вопроса о том, почему физическое лицо может нести уголовную ответственность за совершенное им деяние. Свобода воли, возможность выбора своего поведения, способность отвечать за них — вот что является основанием ответственности правовой (уголовной). И наоборот, отсутствие возможности выбора линии собственного поведения, несвобода воли исключают ответственность. Так, лицо, причинившее вред охраняемым законом интересам в результате физического принуждения, при котором оно не могло руководить своим деянием, к уголовной ответственности не привлекается. УК (ст. 40) причинение вреда при таких обстоятельствах (т.е. при отсутствии свободы воли) преступлением не считает.

Юридический аспект анализируемой проблемы предполагает выяснение вопроса о том, за что, за какое поведение лицо может привлекаться к уголовной ответственности, что считать ее основанием. Ответ на этот вопрос содержится в ст. 8 УК: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

Безусловно, законодательная формулировка, содержащаяся в ст. 8 УК, является более удачной, нежели соответствующее определение, имевшее место в ст. 3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 3 УК РСФСР). Оно сыграло свою положительную роль, в частности, в связи с отменой института аналогии в уголовном праве, укреплением законности, но недостатков не избежало.

Во-первых, из названия ст. 3 («Основания уголовной ответственности») следовало, что для наступления уголовной ответственности требуется установление будто бы нескольких оснований.

Во-вторых, текст самой статьи не содержал прямого ответа на вопрос о том, что все-таки считать основанием («основаниями») уголовной ответственности. Но если по первому вопросу (относительно наличия на самом деле одного — единственного основания уголовной ответственности) ни в теории, ни в практике сомнений в целом не было, то по второму вопросу мнения ученых разделились: одни считали основанием уголовной ответственности состав преступления, другие — преступление[12].

Конечно, сегодня можно спорить о редакции ст. 8 УК, предлагать варианты его толкования, но встречающееся в литературе мнение о преступлении как основании уголовной ответственности нельзя считать бесспорным.

В качестве основания уголовной ответственности УК не называет и состав преступления. Таким основанием, согласно ст. 8 УК, является совершение действия (бездействия), содержащего признаки состава преступления, предусмотренного законом. Эта позиция законодателя зафиксирована и в другой статье — (ч. 3), по которой лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если «фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления». Об этом же говорится в примечаниях к некоторым статьям Особенной части УК (126, 205, 206, 208, 210, 222, 223, 275, 322). Так, согласно примечанию к ст. 275 УК («Государственная измена»), лицо, совершившее преступления, предусмотренные данной статьей, а также ст. 276 и 278 УК, «освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Соответственно, «отсутствие в деянии состава преступления» является основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращении уголовного дела (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ)[13].

Что понимается под составом преступления, не сказано ни в УК, ни в УПК РФ. В науке же под составом преступления понимают совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Вместе с тем, между понятиями преступления и состава преступления, определенного преступления и состава конкретного преступления существует неразрывная связь.

Общее понятие преступления, содержащееся в УК, указывает на признаки, обязательные для всех преступлений (деяний): виновность, общественная опасность, противоправность и наказуемость. Статья УК раскрывает социально-политическую сущность преступления (любого), содержит признаки, при помощи которых оно отличается от деяний, не предусмотренных уголовным законом (правонарушений, проступков и т.п.).

Общее понятие состава преступления представляет собой научное обобщение признаков, единых для всех составов, предусмотренных законом. Речь здесь идет о признаках, которые должны иметь место в составе любого конкретного преступления, совершенного как единолично, так и в соучастии, как оконченного, так и неоконченного.

Понятно, что преступления или состава преступления «вообще» не бывает. Преступление, за которое лицо привлекается к ответственности, всегда конкретно (убийство, изнасилование, кража и т.д.). Оно — явление объективной действительности, характеризующееся множеством признаков. Однако для привлечения к уголовной ответственности лица, его совершившего, юридическое значение имеют только отдельные из них, а именно те, которые содержатся в УК.

Например, для привлечения к ответственности за кражу по ст. 158 УК необходимо установить следующие признаки:

1) предмет преступления (чужое имущество);

2) общественно опасные действия (противоправные безвозмездное изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц), способ их совершения (тайно), последствие (причинение ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества), наличие причинной связи между действиями и их последствием;

3) вину в совершении преступления (прямой умысел) и цель его совершения (корысть);

4) достижение виновным лицом возраста уголовной ответственности (14 лет), его вменяемость.

Остальные признаки совершенного преступления (орудие преступления, место, время, обстановка его совершения, должностное положение виновного, его эмоциональное состояние и т.д.) для состава кражи, согласно УК, безразличны. Их можно учитывать только в процессе индивидуализации[14].

Признаки конкретных преступлений содержатся в диспозициях уголовно-правовых норм. Однако количество таких признаков минимальное. Это только типичные, специфические признаки кражи. Поэтому нельзя считать, что диспозиция и состав конкретного преступления — это одно и то же.

С одной стороны, в Особенной части есть немало норм (диспозиций), в которых признаки преступлений не названы вовсе. Например, ст. 258 УК, предусматривающая ответственность за незаконную охоту, определения данного преступления не содержит. Признаки незаконной охоты можно установить только путем толкования закона.

С другой стороны, признаки преступлений имеются не только в нормах Особенной, но и Общей части УК, где речь идет об общих, повторяющихся для всех преступлений признаках. Так, ст. 2 перечисляет объекты преступления;

ст. 20 указывает возраст, по достижении которого лицо может отвечать за совершенное преступление;

ст. 25 и 26 определяют признаки умышленного и неосторожного преступлений;

ст. устанавливает признаки приготовления к преступлению и покушения на преступление;

ст. 32 раскрывает признаки соучастия в преступлении и т.д. Именно совокупность всех этих признаков (содержащихся как в нормах Особенной, так и Общей части УК) образует состав конкретного преступления.

Итак, совершение деяния, содержащего все объективные и субъективные признаки состава конкретного преступления, выступает необходимым и достаточным основанием для привлечения лица к ответственности по УК. Без наличия в деянии лица признаков состава преступления не будет и уголовной ответственности.

При наличии в деянии лица признаков состава преступления установления иных оснований для привлечения виновного к уголовной ответственности не требуется.

Но одним лишь сказанным значение состава преступления не исчерпывается. С его помощью производится квалификация преступления, т.е. установление соответствия совершенного лицом деяния всем признакам предусмотренного законом состава преступления.

Квалификация преступления, даваемая органами предварительного расследования или судом (официальная квалификация), находит свое закрепление в соответствующих процессуальных документах. Именно приговор суда содержит окончательную квалификацию преступления. При этом он не может быть признан законным и обоснованным, если обстоятельства, влияющие на квалификацию содеянного, не были в должной мере исследованы и оценены[15].

Выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту должны быть мотивированы. В частности, признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и др.), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном преступлении указанного признака[16]. Данное требование не выполнил, например, один из районных судов Волгограда. Мотивируя квалификацию действий З., причинившего материальный ущерб Т., по ч. 2 ст. 167 УК, суд указал, что осужденный причинил потерпевшей значительный ущерб. Однако почему суд пришел к такому выводу и в чем заключается «значительный ущерб», в приговоре не было указано[17].

Задачи борьбы с преступностью могут быть успешно решены в т.ч. при условии правильной квалификации преступлений. Неверная или неполная квалификация является причиной назначения несправедливого наказания, нарушения законности, прав и свобод личности. К такому выводу приводят материалы многих уголовных дел, в которых правоприменительными органами была предложена ошибочная квалификация преступлений. Так, Верховным Судом РФ был изменен приговор в отношении К. и А., чьи действия были квалифицированы по ст. 316 УК (укрывательство преступлений). По мнению высшей судебной инстанции, осужденные совершили сокрытие следов собственного преступления (изнасилования и последующего убийства потерпевшей), тогда как упомянутая выше норма устанавливает ответственность за укрывательство следов преступления, совершенного иными лицами.

Поэтому уголовное дело в этой части производством было прекращено за отсутствием в действиях виновных состава преступления[18].

Наряду с вышеизложенным состав преступления имеет важное значение также для отграничения преступлений и правонарушений, разграничения различных преступлений, дифференциации размера и вида наказания и т.д.

Например, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства является обязательным признаком состава злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК). При отсутствии данного признака злоупотребление полномочиями будет квалифицироваться не как преступление, а как иное правонарушение.

По такому признаку состава преступления, как способ, проводится грань, например, между кражей и грабежом (ст. 158 и 161 УК).

От состава преступления зависят также размеры и виды наказания. Так, убийство, предусмотренное ч. 1 ст.

105 УК, наказывается лишением свободы на срок от 6 до 15 лет, а убийство, предусмотренное ч. 2 этой же статьи, — не только лишением свободы (на срок от 8 до 20 лет), но и, альтернативно, пожизненным лишением свободы.

§ 3. Структура состава преступления. Виды составов Уголовный кодекс (ст. 8) содержит термин «признаки», а не «элементы» состава преступления. Однако в теории принято считать, что состав преступления как совокупность, система признаков состоит из четырех элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны[19]. Элементами состава преступления признаются необходимые части конструкции состава преступления, соответствующие различным сторонам общественно опасного деяния, предусмотренного УК. Признаки состава преступления — это обобщенные, юридически значимые свойства (черты, особенности) преступлений определенного вида.

Признаки состава преступления делятся на объективные и субъективные, на обязательные и факультативные.

Признаки, относящиеся к объекту и объективной стороне, называют объективными, а признаки, относящиеся к субъекту и субъективной стороне, — субъективными.

Объект преступления — это те охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает виновное лицо. Перечень наиболее значимых объектов уголовно-правовой охраны содержится в ч. ст. 2 УК. Объект преступления имеет определяющее значение для построения системы Особенной части УК.

В теории различают общий, родовой, видовой и непосредственный объекты (классификация объектов по вертикали), а также основной, дополнительный и факультативный объекты (классификация объектов по горизонтали).

Признаком объекта является предмет преступления, т.е. вещь материального мира, воздействуя на которую, лицо причиняет вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Это может быть не только, например, иностранная валюта при краже (ст. 158 УК), но и изобретение при нарушении изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК).

Совершая преступление против личности (убийство, побои, истязание и т.д.), воздействуя на человека, виновное лицо причиняет ему вред. Однако большинство авторов обоснованно человека признают не предметом, а потерпевшим от преступления.

Объективная сторона — это внешнее проявление общественно опасного поведения лица, причиняющего вред или создающего угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям. Признаками объективной стороны являются: общественно опасное деяние (действие или бездействие), общественно опасное последствие, причинная связь между деянием и последствием, а также время, место, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления. Данный элемент состава преступления — наиболее богатый по содержанию. В диспозициях норм Особенной части УК его признаки встречаются чаще всего.

Поэтому грань между многими преступлениями проводится в основном по этим признакам.

Субъективная сторона — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением уголовно наказуемого деяния. Признаками данного элемента состава преступления являются: вина, мотив и цель. Формами вины являются умысел (ст. 25 УК) и неосторожность (ст. 26 УК).

Субъект преступления — это физическое лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние и способное нести за него ответственность. Российское уголовное законодательство, в отличие от законодательства ряда других стран, исключает возможность признания субъектом преступления юридических лиц (предприятия, организации, производственные кооперативы и т.д.).

Субъект преступления должен быть вменяемым (ст. 21 УК) и достигшим указанного в законе возраста (ст. УК). В отдельных случаях УК наделяет его иными, дополнительными (специальными) признаками[20].

Время, место, способ, мотивы совершения преступления, форма вины, характер и размер вреда, причиненного преступлением, наряду с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, согласно УПК РФ (ст. 73), при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию.

Обязательными (основными) признаками состава преступления следует считать признаки, которые присутствуют во всех составах. При отсутствии любого из них уголовная ответственность исключается. К обязательным признакам состава преступления относятся:

а) общественные отношения (интересы, блага), подвергшиеся посягательству;

б) общественно опасное деяние (действие или бездействие);

в) вина (умысел или неосторожность);

г) возраст, с которого наступает уголовная ответственность (16 или, в отдельных случаях, 14 лет);

д) вменяемость.

Все остальные объективные и субъективные признаки состава преступления являются факультативными (дополнительными). Это предмет преступления, общественно опасное последствие, причинно-следственная связь между общественно опасным деянием и его последствием, время, обстановка, место, орудия и средства совершения преступления, мотив, цель и специальные признаки субъекта преступления (или специальный субъект). Указанные признаки, в отличие от обязательных, могут влиять на квалификацию преступления, а могут и не влиять. Например, без установления предмета преступления квалификация грабежа (ст. 161 УК) невозможна, а квалификация причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) — возможна.

В целом значение факультативных признаков заключается в следующем. Во-первых, они могут стать обязательным признаком основного состава преступления. Например, обязательным признаком мошенничества закон (ч. 1 ст. 159 УК) признает способ преступления (обман или злоупотребление доверием).

Во-вторых, факультативный признак может быть обязательным признаком квалифицированного или привилегированного состава преступления. Такой признак повышает или снижает степень общественной опасности содеянного и меняет тем самым его квалификацию. Например, в числе квалифицирующих признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 111 УК) назван мотив (национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда), а признаком, уменьшающим степень опасности убийства, признается его совершение при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК).

И в первом, и во втором случаях без установления этих признаков (факультативных в общем, но обязательных в конкретном случае) уголовная ответственность по соответствующей норме УК невозможна.

В-третьих, факультативный признак, не включенный в состав преступления и, значит, не влияющий на квалификацию преступления, подлежит учету в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего наказания (ст. 61 и 63 УК). Такое значение имеют, например, мотив сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК), цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК) и т.д.

Учет факультативных признаков (в данном случае в точном соответствии со значением слова «факультативный») необходим суду для выбора оптимального вида и размера наказания в пределах санкции нормы Особенной части УК.

Один и то же признак состава преступления не может быть одновременно и обязательным, и факультативным. Как следует из ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК, обстоятельство, предусмотренное соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Например, совершение преступления с особой жестокостью нельзя признавать обстоятельством, отягчающим наказание лицу, осужденному за убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). В санкции ч. 2 ст. 105 УК данное обстоятельство учтено в полной мере. Наказание в ней уже повышено. Если, например, убийство без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК) может быть наказано лишением свободы на срок от 6 до 15 лет, то убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, наказывается лишением свободы на срок от 8 до 20 лет (либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы).

В теории уголовного права существует классификация не только признаков состава преступления, но и самих составов.

По степени общественной опасности выделяют:

а) основной состав преступления;

б) состав преступления с отягчающими обстоятельствами (квалифицированный состав);

в) состав преступления со смягчающими обстоятельствами (привилегированный состав).

Основной состав содержит признаки, не повышающие и не понижающие степень общественной опасности преступления. Такой состав имеет место, например, в ч. 1 ст. 105 УК (убийство).

Квалифицированный состав включает признаки, повышающие степень общественной опасности преступления. Например, общественную опасность убийства повышают такие признаки, как его совершение с особой жестокостью, общеопасным способом, из корыстных и хулиганских побуждений, в целях использования органов или тканей потерпевшего и т.д. Эти и другие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. УК, которая, таким образом, содержит квалифицированный состав убийства.

Если в действиях виновного имеется несколько признаков квалифицированного состава (квалифицирующих признаков), то обвинение ему предъявляется по всем этим признакам.

Признаки так называемого привилегированного состава понижают степень общественной опасности преступления (по сравнению с его основным составом). Например, при совершении убийства смягчающим обстоятельством является состояние аффекта. Значит, ст. 107 УК, предусматривающая ответственность за него, содержит привилегированный состав убийства.

Надо сказать, что не всегда в нормах УК последовательно предусмотрены признаки всех составов преступлений. Есть нормы только с основным составом преступления (например, в ст. 357 УК, имеющей лишь одну часть). С другой стороны, некоторые нормы УК содержат не только основной и квалифицированный составы, но и особо квалифицированный состав. Так, в ст. 159 УК предусмотрены признаки основного (ч. 1), квалифицированного (ч. 2) и особо квалифицированных (ч. 3 и 4) составов мошенничества.

По структуре (способу описания признаков) различают:

а) простой состав преступления;

б) сложный состав преступления.

В простых составах преступления признаки указываются одномерно (в единственном числе): один объект, одно деяние, одно последствие, одна форма вины и т.п. Примером такого состава может служить укрывательство преступлений (ст. 316 УК). Соответственно, в сложных составах речь идет о нескольких объектах, нескольких деяниях, о двух формах вины и т.д. Здесь в качестве примера можно привести угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, повлекший по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 211 УК).

Разновидностью сложного состава можно считать альтернативный состав преступления, характеризующийся несколькими деяниями или последствиями, наличие которых (альтернативно любого) является достаточным, при наличии других обязательных признаков, для наступления уголовной ответственности. Так, состав преступления, предусмотренного ст. 186 УК («Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг»), образует как изготовление, так и сбыт поддельных денег и ценных бумаг.

По конструкции (особенностям описания в уголовном законе объективной стороны) различают:

а) формальный состав преступления, б) материальный состав преступления[21].

В формальном составе при характеристике объективной стороны указывается общественно опасное деяние, а в материальном — не только деяние, но и его общественно опасное последствие. О материальном составе, как правило, свидетельствуют терминологические модели типа: «Деяние, повлекшее (причинившее) …», употребляемые в соответствующих диспозициях норм УК. Значит, к обязательным признакам преступлений с материальным составом относятся деяние, последствие и причинная связь между ними. В преступлениях с формальным составом обязательным является только деяние.

Данное обстоятельство, разумеется, вовсе не свидетельствует о том, что преступление с формальным составом лишено последствия (преступления без последствия не бывает). Оно, конечно же, есть, но на квалификацию преступления не влияет. Последствие в таком случае важно для индивидуализации наказания.

Деление составов на формальные и материальные имеет решающее значение для определения момента окончания преступления. Преступление с формальным составом окончено с момента совершения деяния, безотносительно к его последствию. Преступление же с материальным составом окончено с наступлением общественно опасного последствия. Если оно не наступило, то преступление будет считаться неоконченным (приготовлением к преступлению или покушением на совершение преступления).

Примером преступления с формальным составом является вымогательство (ст. 163 УК). Оно является оконченным с момента требования передачи чужого имущества (права на имущество) или совершения других действий имущественного характера, подкрепленного угрозой совершения указанных в законе действий.

Фактическая передача имущества виновному лежит за рамками состава вымогательства и учитывается только при индивидуализации ответственности (наказания).

Преступлением с материальным составом является, например, нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, если это повлекло причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 143 УК).

Оно окончено с момента наступления указанного в законе последствия.

Некоторые авторы самостоятельными видами считают так называемый усеченный состав преступления и состав угрозы причинения вреда (состав опасности)[22]. В качестве примера первого вида можно привести состав разбоя (ст. 162 УК), второго — состав нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК).

Несмотря на имеющиеся особенности конструкции состава разбоя (из-за «усеченной» объективной стороны момент окончания хищения перенесен на стадию покушения), в законе описано только общественно опасное действие (нападение с целью хищения), а предусмотренное им преступление считается оконченным с момента его совершения (безотносительно к тому, завладело ли лицо чужим имуществом). Поэтому, можно утверждать, «усеченные составы» являются разновидностью формального состава преступления.

Еще больше особенностей содержит конструкция состава нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах. Для признания данного преступления оконченным необходимо установить не только факт нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, но и возможность причинения этим нарушением смерти человека или крупного ущерба (ч. 1 ст. 217 УК). Очевидно, в подобных случаях нет ни формального, ни материального составов преступления. Здесь, скорее всего, самостоятельный вид состава преступления.

Правильное определение вида состава преступления имеет важное теоретическое и практическое значение.

Недостаточное внимание к особенностям конструкций составов преступлений приводит к ошибочному определению момента окончания преступления, а значит, и его квалификации. Например, как покушение на коммерческий подкуп (ст. 204 УК) были квалифицированы действия С., получившего 2200 долл. США и задержанного сотрудниками милиции с поличным. Не соглашаясь с подобной квалификацией, Верховный Суд РФ указал, что получение незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе считается оконченным составом преступления с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей[23].

В другом случае за оконченный грабеж (ст. 161 УК) был осужден Г., который, похитив имущество из помещения магазина, попытался скрыться с похищенным, однако был задержан сотрудниками милиции. Г. не имел возможности реально распорядиться похищенным имуществом, т.е. совершенное им преступление не было доведено до конца. Поэтому вышестоящим судом его действия были переквалифицированы с оконченного грабежа на покушение на грабеж[24.

] [I] См., например: Российское уголовное право. Курс лекций. Т.1 // Под. ред. А. И. Коробеева.

Владивосток, 1999. С. 450.

[2] См.: Санталов А. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. С. 18.

[3] Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 // Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 1999. С. 196.

[4] См.: Осипов П. П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976.

С. 51.

[5] См., например: Российское уголовное право. Т. 1. Общая часть // Под ред. А. И. Рарога. М., 2002. С. 77.

[6] В литературе момент возникновения уголовно-правовых отношений связывают и с другими обстоятельствами: возбуждением уголовного дела;

привлечением в качестве обвиняемого;

вынесением (или вступлением в законную силу) обвинительного приговора.

[7] Некоторые ученые судимость из содержания уголовной ответственности исключают (см.: Уголовное право.

Общая часть. М., 1997. С. 87).

[8] Имеется мнение о том, что еще одним субъектом уголовно-правовых отношений является потерпевший (см.: Уголовное право. Общая часть // Отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. М., 1997. С. 67).

[9] См., например: Курс советского уголовного права. Т. 3. М.: Наука. 1970. С. 7-18;

Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С. 25-27.

[10] По мнению ряда ученых, формами реализации уголовной ответственности являются привлечение в качестве обвиняемого, предание суду, назначение наказания и т.д. (см.: Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Курс российского уголовного права. Т. 1. Общая часть. М., 2001. С. 93).

[II] БВС РФ. 2001. №11. С. 12, 13.

[12] В теории советского уголовного права в качестве оснований уголовной ответственности назывались также вина, виновность, общественная опасность деяния, общественная опасность преступника и т.д.

[13] Правда, нельзя не обратить внимание на противоречивое положение, содержащееся в другой норме УПК РФ — в п. 3 ч. 2 ст. 302. Она одним из оснований постановления оправдательного приговора называет отсутствие в содеянном «признаков преступления».

[14] По мнению А. И. Бойцова, место и время являются обязательными признаками любого преступления, «ибо каждое преступление совершается в определенном месте и в определенное время» (Бойцов А. И.

Преступления против собственности. СПб. 2002. С. 84, 85). Данное рассуждение — результат смешения признаков конкретного преступления и состава преступления. Чтобы убедиться в том, что время и место для квалификации, например, кражи никакой роли не играют, достаточно обратиться к содержанию ч. 1 ст. 158 УК.

[15] БВС РФ. 2003. № 1. С. 20.

[16] См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. М., 1997. С. 380, 381.

[17] БВС РФ. 2002. № 11. С. 23. [18 БВС РФ. 2003. № 3. С. 10, 11.

[19] Данное обстоятельство позволяет некоторым авторам определять состав преступления как совокупность элементов (или элементов и признаков), характеризующих деяние как преступление.

[20] Более подробно об элементах и признаках состава преступления см. следующие главы учебника. [21] В литературе встречаются и другие классификации составов преступления. [22] См.: Ветров Н. И. Уголовное право. Общая часть. М., 1999. С. 100. [23] БВС РФ. 2001. № 4. С. 17. [24] БВС РФ. 2000. № 1. С. 22, 23.

Глава V. Объект преступления § 1. Понятие и юридическое значение объекта преступления Проблема объекта преступления имеет в уголовном праве чрезвычайно большое значение. Установление объекта преступления дает возможность определить социальную и юридическую сущность преступления, обнаружить общественно опасные последствия, правильно решить вопросы о пределах действия уголовно правовой нормы, о квалификации деяния и об отграничении его от смежных преступлений. Можно отметить, что еще римские источники все преступные деяния делили на crimen publica и delictum рrivata, в зависимости от того, были ли они направлены против прав публичных или частных.

Именно объект преступления положен в основу законодательной классификации преступлений в Особенной части УК. Будучи самостоятельным элементом состава преступления, объект вместе с тем в значительной мере влияет на содержание его иных объективных, а также субъективных признаков. Специфика объекта преступления лежит в основе различного характера общественной опасности деяния[1].

В соответствии со ст. 2 УК одной из задач, стоящих перед уголовным законодательством, является охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды и конституционного строя, мира и безопасности человечества. Это указание представляет собой не что иное, как формализованный и обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны, или объектов преступления. Формализованным он является потому, что даже поверхностный взгляд на содержание Особенной части УК позволяет прийти к мысли, что в ст. 2 УК перечислены далеко не все объекты, охрана которых от общественно опасных посягательств является задачей уголовного права. Так, юридической защитой обеспечены интересы правосудия, отношения в сфере военной службы, нормальная управленческая деятельность в коммерческих и иных непубличных организациях и т.п. Иначе говоря, составить представление о полном перечне объектов преступления можно лишь на основе детального изучения и анализа всей совокупности уголовно-правовых норм.

В русском языке термин «объект» употребляется в нескольких смыслах. Объектом считается, во-первых, то, что существует вне нас и независимо от нашего сознания, т.е. внешний мир, окружающая действительность;

во-вторых, явление, на которое направлена какая-либо деятельность;

и в-третьих, то, что является местом какой-либо деятельности[2]. Для понимания объекта преступления представляют интерес первые два значения этого термина. Первое значение показывает, что объект противостоит лицу, совершающему преступление (субъекту), на него, т.е. вовне по отношению к собственной персоне, виновный направляет свои противоправные усилия. Второе значение позволяет понять, что объект является сферой приложения этих усилий, именно он претерпевает отрицательные изменения (вред) или ставится в непосредственную угрозу причинения вреда. Поэтому, в самом общем виде, объектом преступления является то, на что направлена преступная деятельность лица, совершающего преступление, и чему объективно причиняется этим преступлением вред либо создается угроза причинения такого вреда.

Каждое преступление посягает на какой-либо объект. Поэтому объект преступления является одним из четырех обязательных элементов состава преступления.

Приведенное выше определение объекта преступления пока позволяет сделать вывод лишь о том, что объект преступления — это некий феномен, которому преступлением причиняется вред. В отечественной юридической литературе уделено достаточно внимания тому, чтобы конкретизировать это первоначальное знание, глубже и четче понять природу и сущность объекта преступления.

В русском дореволюционном уголовном праве специального внимания исследованию объекта преступления не уделялось, хотя многие видные ученые в своих курсах затрагивали эту проблему. Так, автор первого русского учебника по уголовному праву В.Д. Спасович указывал, что преступление представляет собой противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других охранительных средств, ограждает ненарушимость его наказанием. Это преступное деяние должно содержать посягательство на известные общественные отношения. Содержанием же этих общественных отношений В.Д. Спасович считал субъективные права и юридические обязанности. Он писал: «...Преступление есть посягательство на чье либо право, а так как всякому праву в одном лице соответствует известная обязанность в других лицах, то преступление можно бы иначе назвать: отрицание известной обязанности. Юридическое право и юридическая обязанность всегда предполагают соотношение между двумя, по крайней мере, лицами»[3].

Таким образом, еще в середине XIX в. объектом преступления считались права конкретных лиц, но взятые не сами по себе, а как содержательные элементы известной социальной связи. Другой видный русский криминалист И.Я. Фойницкий несколько иначе подходил к решению проблемы объекта преступления. Не соглашаясь с пониманием объекта как конкретного блага или субъективного права, он считал, что собственно объектом преступного деяния «должны быть почитаемы нормы или заповеди, которые имеют своим содержанием известные отношения, составляющие условия общежития («не убей», «не покидай в опасности» и др.)» [4].

В российском послереволюционном уголовном праве взгляд на объект преступления как на охраняемые уголовным законом общественные отношения утвердился в качестве преобладающего. Так, еще в 1925 г.

известный отечественный криминалист А.А. Пионтковский писал, что объектом всякого преступления являются общественные отношения, охраняемые аппаратом уголовно-правового принуждения[ ]. Следует заметить, что подобная трактовка объекта преступления была не только научно обоснованной, но и базировалась на достаточно прочном юридическом основании, поскольку Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. определяли преступление именно как «нарушение порядка общественных отношений, охраняемых уголовным правом». В дальнейшем это теоретическое положение было признано подавляющим большинством специалистов в области уголовного права и нашло почти повсеместное отражение в учебной литературе[6]. Большая часть исследований конкретных преступлений, проведенных в последние годы, также исходит из понимания объекта преступления именно как общественных отношений[7].

Поддержание и развитие общественных отношений является объективной необходимостью существования любого человеческого общества. Это поддержание достигается применением многих средств социальной регуляции, но в первую очередь — посредством права. Именно право является основным и наиболее действенным регулятором общественных отношений.

Общественные отношения представляют собой определенные виды и формы поведения индивидов и социальных групп, организаций, органов публичной власти в процессе производства, общения и познания. В философской и социологической литературе наиболее распространен взгляд, что составными элементами любого общественного отношения являются: 1) носители (субъекты) отношения;

2) предмет, по поводу которого существует отношение, т.е. факторы, опосредующие возникновение и существование отношения;

3) социальная связь как содержание отношения, представляющая собой общественнозначимую деятельность субъектов.

Общественные отношения как объект преступления — не есть нечто раз и навсегда данное и неизменное.

Поскольку общественные отношения — категория социальная, они подвержены изменениям, адекватным современному состоянию жизни в обществе. Поэтому перечень и содержание объектов преступления меняется с изменением экономической, общественно-политической и социально-культурной обстановки.

Методом юридического оформления этих изменений выступают два взаимосвязанных процесса:

криминализация и декриминализация. В процессе криминализации объявляются преступными какие-либо ранее не известные уголовному законодательству деяния. Чаще всего необходимость в криминализации обусловлена потребностью в уголовно-правовой защите новых общественных отношений. Так, УК поставил под охрану общественные отношения в сфере управленческой деятельности в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК), отношения в сфере компьютерной информации (гл. 28 УК) и др. Декриминализация имеет место тогда, когда отпадает необходимость уголовно-правовой охраны того или иного общественного отношения. Это может быть связано с тем, что законодатель более не считает охрану такого отношения делом уголовного права или вообще не считает это отношение заслуживающим какой-либо правовой защиты.

В любом случае соответствующая уголовно-правовая норма подлежит исключению из УК.

Далеко не все существующие в данный момент общественные отношения являются объектами преступлений.

Объектом преступления становится только жизненно важное, объективно необходимое и обладающее высокой степенью социальной ценности общественное отношение (отношения, складывающиеся по поводу жизни, здоровья, половой неприкосновенности личности, ее свободы, внешней и внутренней безопасности государства и т.п.). Некоторые общественные отношения защищаются только уголовным правом (например, отношения, складывающиеся по поводу половой неприкосновенности личности);

иные — и другими отраслями (например, отношения собственности). В последнем случае общественные отношения являются объектом уголовно-правовой охраны не всегда, а лишь при наиболее опасных нарушениях — например, когда способами гражданско-правовой защиты собственности (скажем, виндикацией) восстановить их не представляется возможным[8].

Поскольку сами общественные отношения представляют собой вид социальной связи, они недоступны для непосредственного воздействия. Поэтому вред объекту преступления причиняется путем повреждения, уничтожения или искажения одного из его элементов. Способы воздействия на объект преступления следующие:

1) воздействие на субъектов общественного отношения (людей), которое может быть психическим (например, при оскорблении) и физическим (например, при причинении вреда здоровью, подмене ребенка, изнасиловании);

2) воздействие на предмет отношения (например, в преступлениях против собственности), которое может сопровождаться повреждением предмета отношения, если он материален (при уничтожении или повреждении чужого имущества), но может и не сопровождаться таковым (например, при хищении);

3) разрыв социальной связи, т.е. содержания общественного отношения. В данном случае возможны следующие варианты:

изменение виновным своего социального статуса путем исключения себя из общественного отношения. Так, при побеге из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК) виновный посягает на общественные отношения по реализации судебного или иного процессуального акта путем самовольного исключения себя из рассматриваемого отношения;

издание неправомерного акта. Например, при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) дознаватель, следователь или прокурор, вынося обвинительный акт или постановление о привлечении в качестве обвиняемого, привлекают к уголовной ответственности человека, явно, очевидно не причастного к совершению конкретного преступления, нарушая тем самым отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов осуществления правосудия;

невыполнение обязанности, возложенной на виновного законом, положением, приказом или вытекающей из его социального статуса как участника охраняемого отношения либо из его собственного предшествующего поведения. Так, неоказание помощи больному (ст. 124 УК) есть невыполнение обязанности совершения определенных действий участником общественного отношения, существующего по поводу обеспечения здоровье больного[9].

Нормальное функционирование общественного отношения может быть нарушено как «извне», так и «изнутри». В первом случае вред причиняется лицом, которое не является субъектом нарушаемого общественного отношения (например, при убийстве, хищении, изнасиловании, нарушении авторских прав).

Во втором случае посягательство на объект осуществляется самим участником охраняемого законом общественного отношения, который не выполняет или ненадлежащим образом выполняет возложенные на него обязанности. Такое причинение вреда характерно для преступлений со специальным субъектом (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ;

превышение должностных полномочий;

вынесение заведомо неправосудного судебного акта).

Итак, объектом преступления являются охраняемые уголовным законом общественные отношения, которым преступлением причиняется вред или создается непосредственная угроза причинения вреда. Эти отношения представляют собой исторически изменчивую категорию. Вред объекту преступления причиняется посредством общественно опасного воздействия на один из элементов его структуры;

он может быть причинен как субъектом охраняемого отношения («изнутри»), так и посторонним лицом («извне»).

Наряду с пониманием объекта преступления как общественных отношений в теории уголовного права высказаны и иные взгляды. Так, в последние годы в ряде источников теория общественного отношения подвергнута развернутой критике и предложены иные варианты решения проблемы объекта преступления.

Одни авторы предлагают считать объектом преступления «реально существующий и затрагиваемый преступлением феномен, в определенном состоянии которого и соответственно в защите которого общество заинтересовано», правовую ценность[10], другие — правовое благо (интерес), возвращаясь тем самым на позиции классической школы уголовного права[11], третьи — отдельных физических лиц, множество лиц, в том числе и юридических, и социум[12].

Не имея на страницах настоящего учебника возможности полемизировать по вопросу о природе объекта преступления и признавая научную ценность указанных взглядов, мы полагаем трактовку объекта как общественных отношений достаточно универсальной, верной по существу и соответствующей за конодател ьству.

В Особенной части УК в названиях двух его глав (гл. 23 и 30) имеется указание на направленность входящих в эти главы преступлений против соответствующих интересов — интересов службы в коммерческих и иных организациях, а также в государственных органах и в органах местного самоуправления. Указание на интересы имеется также и в диспозициях некоторых уголовно-правовых норм (ст. 163, 201, 202, 285 УК и др.), а также в примечании к ст. 201 УК. В этой связи необходимо ответить, насколько понятие интереса соответствует пониманию объекта преступления как общественных отношений. В психологической литературе интересом принято считать специфическую познавательную направленность личности на предметы и явления окружающей действительности, избирательное отношение к потребностям и стремление к их удовлетворению. В УК указание на интересы имеет более широкое значение. В наименованиях указанных глав и в диспозициях некоторых норм под интересом понимается отношение социального блага к его субъекту-носителю, оформленное от имени государства и нарушаемое при совершении конкретного преступления[13]. Таким образом, в данном контексте интерес можно рассматривать в качестве синонима общественных отношений[14].

Юридическое значение объекта преступления заключается в следующем:

Во-первых, объект преступления является обязательным признаком состава преступления и в этом качестве необходим при решении вопроса о наличии или отсутствии основания уголовной ответственности. Это значит, что деяние, причиняющее ущерб какому-либо объекту, не указанному в уголовном законе или не подразумеваемому им, не является преступлением и не влечет уголовной ответствен ности.

Во-вторых, объект преступления напрямую влияет на характер общественной опасности деяния как его качественную сторону и в этом смысле во многом предопределяет отнесение преступления к той или иной категории. Установить объект преступления — значит определить, какому именно общественному отношению, поставленному под охрану уголовного закона, причинен (мог быть причинен) вред. Значимость этих отношений не одинакова. Так, в Конституции РФ сказано: человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2). Кроме того, объект преступления имеет большое значение для отграничения преступных деяний друг от друга, поэтому его установление является необходимым условием правильной квалификации. В первую очередь по объекту отличаются такие преступления, как похищение человека и захват заложника (ст. 126 и 206 УК);

умышленное уничтожение чужого имущества, терроризм, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения и диверсия (ст. 167, 205, 215 и 281 УК) и др.

В-третьих, объект преступления позволяет отграничить его от иных правонарушений и аморальных деяний, поскольку существуют объекты исключительно уголовно-правовой охраны (например, половая неприкосновенность личности).

В-четвертых, объект преступления положен в основу законодательной группировки преступлений в Особенной части УК по разделам и главам.

Значение правильного установления объекта преступления в практической деятельности правоохранительных органов и суда может быть проиллюстрировано следующим примером. Борисоглебским городским судом Воронежской области В. осуждена по ч. 1 ст. 201 УК. Она признана виновной в том, что, работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия № 2 «Юпитер» и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, злоупотребляла своими полномочиями в корыстных целях: для получения незаконных доходов для себя сдавала в аренду помещения магазина «Стройматериалы», входящего в состав руководимого ею предприятия, и прилегающую к нему городскую землю без надлежащего оформления указанных договоров;

полученные от арендаторов деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причинив тем самым существенный вред интересам предприятия и города. Органами следствия содеянное В. было квалифицировано по п. «в» ч. 2 ст. 160 УК, т.е.

как присвоение чужого имущества лицом с использованием своего служебного положения. Суд признал ошибочной такую квалификацию, указав следующее. В., наделенная правом заключения договоров аренды, официально их не оформляла и деньги за аренду в кассу предприятия не вносила, а получала лично. Суд пришел к выводу об отсутствии в содеянном В. состава присвоения, поскольку она присваивала денежные суммы, полученные от арендаторов и не поступавшие в кассу предприятия, т.е. не находившиеся в его собственности. Поэтому суд квалифицировал содеянное В. как злоупотребление полномочиями по ч. 1 ст.

201 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ с такой квалификацией согласилась[15].

Как видно из данного дела, органы следствия квалифицировали действия В. как хищение (присвоение), ошибочно полагая, что имело место посягательство на отношения собственности. Поскольку же денежные средства, полученные от арендаторов, не приходовались, они юридически не являлись имуществом предприятия, следовательно, вреда отношениям собственности не было причинено.

§ 2. Классификация объектов преступления В теории уголовного права принято классифицировать объекты преступления по двум основаниям: по степени общности охраняемых законом отношений и по значению объекта для квалификации конкретного преступления. Первая классификация осуществляется «по вертикали», а вторая — на одном и том же уровне обобщения, т.е. «по горизонтали».

«По вертикали», в зависимости от степени общности охраняемых законом отношений, все объекты преступления делятся на общий, родовой, видовой и непосредственный[16].

Общим объектом является совокупность всех охраняемых уголовным законодательством общественных отношений. Для того чтобы установить общий объект, необходимо проанализировать все уголовно-правовые нормы. Таким образом, общий объект включает отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности, отношения собственности, отношения в сфере экономической деятельности, отношения по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов, отношения в сфере функционирования публичной власти, отношения военной службы и т.п. Значение общего объекта в том, что он позволяет установить, какие отношения в обществе охраняются методом уголовного права и посягательство на какие из них способно повлечь уголовную ответственность. Иначе говоря, он позволяет очертить сферу действия уголовного закона.

Родовой объект — это объект, которым охватывается определенный круг однородных по своей экономической либо социально-политической сущности общественных отношений, которые в силу этого должны охраняться единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. Так, единым комплексом норм охраняются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности. В систему этих отношений входят однородные по своей социальной сущности социальные связи по поводу неприкосновенности жизни человека, его здоровья, половой свободы, физической свободы, чести и достоинства и др. Единая социальная сущность этих отношений определяется тем, что все они складываются в связи с необходимостью обеспечения неприкосновенности и благополучия каждого отдельно взятого индивида, вне зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения и иных обстоятельств. Помимо отношений, обеспечивающих нормальное функционирование личности, родовыми объектами являются общественные отношения в сфере экономики;

общественная безопасность и общественный порядок;

отношения, обеспечивающие нормальное функционирование системы публичной власти в стране;

отношения в сфере военной службы и отношения, обеспечивающие мир и безопасность человечества. Родовой объект положен в основу кодификации современного российского уголовного законодательства, так как именно по признаку однородности охраняемых общественных отношений законодатель выделяет в Особенной части УК разделы (например, раздел VII «Преступления против личности», раздел Х «Преступления против государственной власти»).

Сама последовательность расположения в Особенной части УК родовых объектов в известной степени позволяет судить о приоритетах в уголовно-правовой охране на данном этапе развития общества и о характере общественной опасности преступления. Так, открывает Особенную часть УК раздел о преступлениях против личности. Такой подход, хотя и встречает в юридической литературе определенные возражения[17], полностью соответствует Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что прямой зависимости между местом уголовно-правовой нормы в структуре УК и значением охраняемого ею общественного отношения нет. Хотя преступления против мира и безопасности человечества предусмотрены в последнем разделе УК, они намного более общественно опасны, нежели преступления в сфере экономики, хотя последние и расположены ранее.

Правильное установление родового объекта является условием постижения социально-политической сущности конкретного преступления. Без установления родового объекта невозможна верная квалификация содеянного. Например, посягательство на жизнь человека может причинять вред различным общественным отношениям. Если совершается убийство (ст. 105 УК), виновный посягает на общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности;

при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК) вред причиняется уже иному родовому объекту — основам конституционного строя и безопасности государства. Только определив на основе установленных фактических обстоятельств, каким общественным отношениям в первую очередь причинен вред в результате лишения жизни потерпевшего, можно правильно квалифицировать содеянное или как убийство, или как террористический акт.

Видовой объект — это совокупность общественных отношений внутри родового объекта, которые отражают один и тот же интерес участников этих отношений или выражают хотя и не идентичные, но весьма тесно взаимосвязанные интересы[18]. Видовой объект находится внутри родового, соотносится с ним как часть с целым и, в отличие от последнего, объединяется на основе не однородности, а тождественности или большой степени сходства (один вид) общественных отношений. Таким образом, внутри видового объекта общественные отношения более тесно связаны между собой, нежели внутри родового, они имеют не просто сходную, а единую социально-политическую или экономическую сущность. В Особенной части УК на основе видового объекта выделяются главы. Несколько глав образуют один раздел, поэтому родовой объект, как правило, охватывает несколько видовых. Например, гл. 21 УК объединяет уголовно правовые нормы, задачей которых является охрана отношений собственности. Отношения собственности являются видовым объектом и в этом качестве входят в более широкий круг общественных отношений в сфере экономики (родовой объект). В этот родовой объект входят также общественные отношения, складывающиеся в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК), и общественные отношения, обеспечивающие нормальную управленческую деятельность в коммерческих и иных организациях (гл. УК)[19].

Под непосредственным объектом следует понимать те конкретные общественные отношения, которые поставлены законодателем под охрану определенной уголовно-правовой нормой и которым причиняется вред преступлением, подпадающим под признаки, установленные данной нормой.

Непосредственный объект может быть индивидуальным для одного преступления либо одинаковым для нескольких, охраняться одной или несколькими нормами. Непосредственный объект является признаком каждого конкретного состава преступления, и именно на него осуществляется преступное посягательство.

Непосредственный объект является частью видового, родового и общего объекта. Иными словами, соотношение этих объектов схематически может быть представлено в виде логических кругов, где понятию непосредственного объекта соответствует внутренний круг, а общего — внешний.

Иногда в юридической литературе встречаются утверждения, что непосредственным объектом преступления является фактически нарушенное общественное отношение (например, жизнь Иванова, отношения собственности Петрова и т.д.)[20]. Такая позиция представляется ошибочной: у всех преступлений данного вида непосредственный объект одинаков. Например, все убийства, вне зависимости от личности потерпевшего и иных обстоятельств, посягают на общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека. Эти отношения и являются непосредственным объектом убийства. Жизнь же Иванова, Петрова и т.п. в случае посягательства на нее становится объектом конкретного преступного воздействия, но не непосредственным объектом убийства как определенного вида преступления. Эти понятия можно соотнести друг с другом как сущность (непосредственный объект) и явление (объект конкретного преступного воздействия). Отождествление их с неизбежностью поставит под сомнение нормативный характер уголовно правового запрета.

Как правило, преступление посягает на какой-то один объект. Например, кража (ст. 158 УК) посягает на отношения собственности, а причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112, 118 УК) — на общественные отношения, обеспечивающие телесную неприкосновенность личности. Однако есть преступления, которые одновременно посягают не на один, а на несколько объектов. Так, при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) объектом преступления являются не только общественные отношения в сфере государственного управления, но и жизнь. При хулиганстве (ст. 213 УК) страдает не только общественный порядок, но и здоровье либо собственность граждан и организаций. Такого рода преступления называются многообъектными, так как они имеют несколько непосредственных объектов.

Поэтому непосредственный объект может быть основным, дополнительным и факультативным[21].

Основным непосредственным объектом являются те общественные отношения, нарушение которых составляет социальную сущность данного преступления и с целью охраны которых издана уголовно правовая норма, предусматривающая ответственность за его совершение. Непосредственный объект оказывает решающее влияние на характер общественной опасности преступления и его место в системе УК.

Специфика основного объекта состоит в следующем:

1) Посягая на него, виновный причиняет вред общественным отношениям, составляющим видовой и родовой объекты данного преступления. Так, разбой посягает на отношения собственности и на здоровье, поскольку представляет собой нападение с целью хищения чужого имущества, сопряженное с насилием, опасным для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК). Основным объектом разбоя считаются отношения собственности, поэтому он отнесен к числу преступлений против собственности, а не личности. В ряде правовых систем наблюдается обратная картина: основным объектом разбоя считается здоровье, поэтому он относится не к преступлениям против собственности, а к преступлениям против жизни и здоровья, и норма о разбое включена в соответствующий раздел УК.

2) Именно общественные отношения, составляющие основной объект, законодатель стремился поставить под охрану в первую очередь, формулируя конкретную уголовно-правовую норму. Если потребность правовой защиты общественных отношений послужила целью создания нормы, значит, эти отношения являются основным объектом.

Дополнительным непосредственным объектом преступления являются те общественные отношения, посягательство на которые не составляет сущности данного преступления, но которые этим преступлением всегда нарушаются наряду с основным объектом. Это такие отношения, которые всегда автоматически претерпевают вред от преступного посягательства, хотя не ради собственно их охраны норма создавалась. Вне этой нормы рассматриваемые отношения заслуживают, как правило, самостоятельной правовой защиты на уровне основного объекта. Например, как уже отмечалось, при совершении разбоя основным объектом являются отношения собственности. Однако при совершении любого разбойного нападения причиняется вред или создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим здоровье личности. Эти отношения являются дополнительным объектом разбоя;

вместе с тем они являются основным объектом ряда преступлений против личности.

Необходимость выделения дополнительного объекта чаще всего обусловлена спецификой способа преступного посягательства на основной объект, когда вред основному объекту причиняется посредством посягательства на дополнительный. Так, при хулиганстве основным объектом является общественный порядок, однако уголовно наказуемым хулиганство будет лишь тогда, когда нарушение общественного порядка сопровождается посягательством на собственность или личность. Посягательство на личность (нападение) является необходимым способом уже упоминавшегося разбоя.

В некоторых случаях дополнительный объект может быть альтернативным. Такое положение имеет место тогда, когда причинение вреда основному объекту автоматически сопровождается причинением вреда какому-либо одному из указанных в законе дополнительных объектов. Так, в ст. 285 УК содержатся признаки злоупотребления должностными полномочиями. Основным объектом этого преступления являются общественные отношения, складывающиеся в связи с обязанностью должностных лиц действовать только в интересах публичной службы как составляющей нормального функционирования публичных органов и учреждений. Рассматриваемое преступление будет иметь место лишь тогда, когда деяние виновного повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, общества или государства. Поэтому в одном случае дополнительным объектом этого преступления может быть личность, а в другом — отношения в сфере экономической деятельности и т.д. Однако если ни одному дополнительному объекту вреда не причинено, состава рассматриваемого преступления не будет.

Факультативным объектом являются такие общественные отношения, которые в иных случаях заслуживают самостоятельной уголовно-правовой охраны, но при совершении данного преступления лишь могут (от случая к случаю) фактически ущемляться либо ставиться в угрозу причинения вреда.

Основным отличием факультативного объекта от дополнительного является то, что дополнительному объекту всегда причиняется вред при совершении конкретного преступления, а факультативному — может причиняться, а может и нет;

это зависит от конкретных обстоятельств дела. Например, при нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК) возможно уничтожение чужого имущества либо нарушение конституционного права граждан на свободу передвижения и выбора места жительства в связи с эвакуацией населения из зоны поражения. Однако рассматриваемое преступление будет иметь место и тогда, когда отношения собственности или конституционные права и свободы человека не страдают, а вред причинен исключительно окружающей среде. Причинение вреда факультативному объекту свидетельствует о более высокой степени общественной опасности деяния и в этом качестве должно учитываться при определении вида и размера наказания виновному.

Итак, основной непосредственный объект — это общественные отношения, ради охраны которых и создана данная правовая норма;

дополнительный непосредственный объект — это отношения, всегда нарушаемые в процессе посягательства на основной объект;

факультативный непосредственный объект — отношения, лишь могущие быть нарушенными в процессе посягательства на основной объект.

§ 3. Предмет преступления и потерпевший В русском дореволюционном уголовном праве понятия «предмет преступления» и «объект преступления» часто употреблялись как синонимы[22].

В современной теории уголовного права эти понятия имеют различное содержание. Объект преступления — это общественные отношения, которым преступлением причиняется вред. В этом смысле объект преступления — один из четырех элементов состава преступления. В рамках этого элемента имеются три признака — обязательный, т.е. сам объект, и факультативные, т.е. предмет преступления и потерпевший.

Факультативными признаками предмет преступления и потерпевший являются потому, что они указаны в законе не во всех составах преступления, а только в некоторых.

Длительное время предметом преступления было принято считать вещественное выражение объекта преступления, т.е. вещь материального мира, воздействуя на которую, преступник причиняет вред объекту[23]. Сходная позиция распространена и в учебной литературе наших дней. В принципе, с понятием предмета преступления как определенной ценности, непосредственно воздействуя на которую виновный причиняет вред объекту, можно согласиться. Однако необходимо сделать два существенных уточнения.

Во-первых, предметом преступления являются не только физические тела (артефакты и природные объекты), но и интеллектуальные ценности. Например, разглашая сведения, составляющие государственную тайну (ст. 283 УК), виновный может не воздействовать непосредственно на какую-либо вещь материального мира, а просто предавать соответствующие сведения огласке. Незаконно собирая сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК), он также может или непосредственно воздействовать на материальные источники, на которых сведения зафиксированы (путем копирования, похищения и т.п.), или фиксировать информацию без физического воздействия на ее носитель (прослушивание, визуальное наблюдение и запоминание). Чаще всего предмет преступления имеет материальную природу, т.е. он объективирован в окружающей действительности в виде некоего физического тела. Таков предмет в преступлениях против собственности (имущество), во многих преступлениях против порядка управления (официальные документы, печати, государственные награды), в экологических и транспортных преступлениях (животные, деревья и кустарники, лианы, транспортные средства, пути сообщения, магистральные трубопроводы) и т.п. Однако в ряде случаев предмет преступления не имеет такой физической природы. Во всех преступлениях, связанных с незаконными действиями в отношении информации, предмет преступления может быть представлен в виде интеллектуальной ценности. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 20.02.95 № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» информацией являются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления[24]. Таким образом, информация может иметь и не овеществленную форму. Предметом этих преступлений является не только документированная информация (документ), т.е. сведения, зафиксированные на материальном носителе, в котором информация находит свое отражение в виде символов, образов, сигналов, полей и т.д., но и любая иная. Поэтому более широкое понимание предмета преступления все чаще встречается в современной литературе не только при анализе конкретных составов преступлений, но и в рамках общего учения об объекте преступления[25].

Во-вторых, предмет преступления не всегда является выражением объекта преступления. Таков он тогда, когда совпадает с предметом охраняемого общественного отношения. Например, объектом преступлений против собственности являются отношения собственности, которые складываются по поводу правомочий владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. В данном случае имущество будет и предметом отношений собственности, и предметом преступлений против собственности, например хищений, поскольку, именно воздействуя на имущество (изымая его и обращая в свою пользу), виновный наносит вред собственнику. Совпадает предмет преступления и предмет общественного отношения и во многих иных преступлениях: при незаконном получении кредита (ст. 176 УК), контрабанде (ст. 188 УК), нарушении правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК), незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК), приобретении и сбыте официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК) и др.

Однако в ряде случаев предмет преступления не является элементом объекта преступления, так как он не выступает предметом охраняемого законом общественного отношения. Например, при фальшивомонетничестве (ст. 186 УК) предметом преступления являются поддельные (фальшивые) деньги или ценные бумаги, тогда как предметом охраняемых законом отношений в сфере финансовой деятельности государства являются подлинные деньги и ценные бумаги. Поэтому предмет преступления является самостоятельным факультативным признаком состава преступления.

Итак, предмет преступления — это вещи или иные предметы внешнего мира, а также интеллектуальные ценности, воздействуя на которые, виновный причиняет вред охраняемым законом общественным отношениям. Иначе говоря, с определенными свойствами, качествами и состояниями этих вещей и ценностей закон связывает наличие в действиях лица состава преступления. Воздействие на предмет преступления может означать не только его уничтожение или повреждение. Это воздействие может выразиться в создании предмета, его разглашении, собирании, сбыте, переработке, утрате, хранении, передаче и др. Таким образом, в отличие от объекта преступления, который всегда претерпевает неблагоприятные изменения в результате преступной деятельности виновного, предмет может не пострадать от преступления, и даже наоборот, быть созданным (например, в случае с незаконным изготовлением оружия).

Юридическое значение предмета преступления выражается в следующем:

1) Он может являться конструктивным признаком состава преступления и в этом качестве входить в основание уголовной ответственности. Поэтому там, где предмет преступления прямо указан в законе или очевидно подразумевается, его отсутствие исключает привлечение лица к уголовной ответственности. Так, не является преступлением, предусмотренным ч. 4 ст. 222 УК, ношение кухонного ножа, не относящегося к холодному оружию.

2) Количественные или качественные показатели предмета могут являться квалифицирующим признаком состава преступления, т.е. предмет может определять усиление меры ответственности виновного за счет квалификации. Например, получение взятки в крупном размере влечет квалификацию содеянного не по ч. 1, а по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК. Незаконное перемещение через таможенную границу предметов, изъятых из гражданского оборота, будет квалифицироваться по ч. 2 ст. 188 УК как контрабанда при отягчающих обстоятельствах.

3) Наконец, качественные показатели предмета преступления могут влиять на отграничение сходных преступных деяний и, таким образом, влиять на квалификацию. Так, по общему правилу хищение чужого имущества является преступлением против собственности и квалифицируется по ст. 158-162 УК. Однако если предметом хищения являются предметы или документы, имеющие особую культурную ценность, оно должно быть квалифицировано по ст. 164 УК, а если похищаются так называемые общеопасные предметы, — по ст.

221, 226, 229 УК.

Предмет преступления, когда он имеет материальную природу, нужно отличать от орудий и средств совершения преступления, т.е. от используемого виновным инструментария, с помощью которого осуществляется посягательство на охраняемые уголовным законом общественные отношения[26]. Если на предмет оказывается непосредственное воздействие в процессе совершения преступления, то орудия и средства — это то, при помощи (посредством) чего преступление совершается. Следует иметь в виду, что один и тот же предмет материального мира может в одном случае быть предметом преступления, а в другом — средством или орудием его совершения. Например, комплект множительной техники может быть предметом хищения при противоправном и безвозмездном изъятии его из магазина, но может быть и средством фальшивомонетничества. Карабин может быть предметом преступления, предусмотренного ст.

226 УК, и орудием убийства[27].

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Понятие потерпевшего — это в первую очередь понятие процессуальное, характеризуемое определенным комплексом прав и обязанностей (правовым статусом). В уголовном праве потерпевшим традиционно считается человек, на чье физическое благополучие (тело) непосредственно воздействовал виновный при совершении преступления. Таким образом, потерпевший — это фактически предмет преступления, однако, имея в виду этическую упречность употребления в отношении человека термина «предмет», в данном случае говорится о потерпевшем[28].

Действительно, в случаях, когда личность является основным или дополнительным объектом преступления, принципиальных отличий между потерпевшим и предметом преступления в большинстве случаев не усматривается. В этих случаях личность потерпевшего имеет такое же значение, как и предмет преступления.

Особенности личности потерпевшего имеют значение:

1) При решении вопроса об основаниях уголовной ответственности. Так, развратные действия могут быть совершены только в отношении малолетнего (ст. 135 УК).

2) При отграничении преступлений друг от друга и квалификации. Например, при изнасиловании (ст. 131 УК) потерпевшей является лишь женщина, тогда как при насильственных действиях сексуального характера — не обязательно (ст. 132 УК).

3) При конструировании составов со смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Так, обстоятельствами, делающими убийство привилегированным, являются противоправное или аморальное поведение потерпевшего, вызвавшее состояние аффекта у виновного (ст. 107 УК), совершение потерпевшим общественно опасного посягательства или преступления (ст. 108 УК). Убийство считается квалифицированным, если лишается жизни потерпевший или его близкие в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга, находящийся в беспомощном состоянии, беременная женщина (ч. 2 ст. 105 УК).

Однако уголовно-правовое значение личности потерпевшего не исчерпывается тем обстоятельством, что он является «одушевленным предметом» преступления. При назначении наказания личность потерпевшего (его предшествующее поведение, социальный статус и род деятельности, физическое и психическое состояние), сказываясь на целях, мотивах, обстановке и иных признаках состава преступления, учитывается отдельно. В силу п. «ж», «з» ч. 1 ст. 61 УК обстоятельствами, смягчающими наказание, являются: совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны и задержания лица, совершившего преступление, противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. В соответствии с п. «ж», «з» ч. 1 ст. 63 УК обстоятельствами, отягчающими наказание, являются: совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, в отношении малолетнего, другого беззащитного либо беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного.

Значение личности потерпевшего не устраняется и тогда, когда в качестве признака состава имеется собственно предмет преступления. Например, при умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества (ст. 167 УК) предметом является это имущество, а личность потерпевшего может иметь самостоятельное уголовно-правовое значение при назначении наказания.

[1] Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что характер общественной опасности преступления зависит от установленного судом объекта преступления (см.: Российская юстиция. 1999. № 9. С. 54).

[2] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С. 354.

[3] Учебник уголовного права, составленный В. Спасовичем. Т. 1. СПб. 1863. С. 84, 85.

[4] Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Посмертное седьмое издание, дополненное и пересмотренное Жижиленко А.А. Петроград, 1916. С. 5.

[5] См.: Пионтковский А.А. Уголовное право РСФСР: Часть общая. М., 1925. С. 129, 130;

Он же. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 132.

[6] См.: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., 1948;

Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М., 1951;

Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960;

Гельфер М.А. Объект преступления // Советское уголовное право: Часть общая. Вып. 5. М., 1960;

Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980;

Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982;

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога.

М., 1997;

Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.И. Ветрова. М., 1997;

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. А.И. Марцева. Омск, 1998;

Уголовное право Российской Федерации.

Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999;

Уголовное право РФ. Общая часть / Под ред. А.И.

Рарога. М., 2002 и др.

[7] См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997. С. 12;

Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 17;

Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 48;

Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М., 1999. С. 13, и др.

[8] В юридической литературе предложено свойствами объекта преступления считать ценность, степень защищенности и интенсивность потребности в защите (см.: Уголовное право России. Т. 1. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. М., 1998. С. 102, 103).

[9] Подробнее о способах воздействия на объект преступления см.: Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 73-141;

Таций В.Я. Указ. соч. С. 66.

[10] См.: Уголовное право России. Т. 1. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. М., 1998.

С.104.

[11] См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1999. С. 157-159;

Курс уголовного права. Общая часть/ Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. Т. 1. М., 2002. С. 209.

[12] См.: Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 60.

[13] См.: Каиржанов Е.К. Интересы трудящихся и уголовный закон. Алма-Ата, 1973. С.47;

Он же. Основные теоретические проблемы объекта уголовно-правовой охраны в СССР. Автореф. дисс... докт. юрид. наук. Киев, 1975. С. 19.

[14] В юридической литературе высказано и иное мнение: категории интереса и общественных отношений принципиально различны, а указание в нормах закона на нарушаемые интересы является глубоко ошибочным (см.: Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений (объект и квалификация преступлений). Л., 1979).

[15] БВС РФ. 2000. № 2. С. 12, 13.

[16] Впервые такая классификация была предложена В.Д. Меньшагиным в 1938 г. и существенно уточнена Е.А. Фроловым (см.: Меньшагин В.Д. Советское уголовное право. Учебное пособие для правовых школ. М., 1938;

Фролов Е.А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Сб. ученых трудов. Вып. 10.

Свердловск, 1968. С. 203).

[17] См.: Дьяков С.В. Указ. соч. С. 11.

[18] См.: Фролов Е.А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Сб. ученых трудов. Вып. 10.

Свердловск, 1968. С. 203.

[19] На страницах данного учебника нецелесообразно вдаваться в дискуссию о том, утратили ли некоторые общественные отношения родовую общность в связи с изменением структуры уголовного законодательства.

Следует лишь отметить, что многие исследователи считают лежащим в основе выделения глав в действующем УК не видовой, а родовой объект, как это было в УК РСФСР 1960 г. (см.: Лопашенко Н.А. Указ.

соч. С. 12;

Курс уголовного права. Общая часть/Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. Т. 1. М., 2002. С.

214 и др.).

[20] См.: Уголовное право. Общая часть // Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997. С. 185, 186.

[21] См.: РозенбергД.Н. О понятии имущественных преступлений в советском уголовном праве (объект и предмет посягательства).Ученые записки. Харьков, 1948. Вып. 3. С. 74.

[22] См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 5, 6, 33, 168, 435;

Спасович В.Д. Указ. соч. С. 91.

[23] См.: Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 103;

Таций В.Я. Указ. соч. С. 47;

Кравцов С.В. Предмет преступления.

Автореф. дисс.… канд. юрид. наук. Л., 1976. С. 8 и др.

[24] СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 609.

[25] См.: Каиржанов Е.К. Основные теоретические проблемы объекта уголовно-правовой охраны в СССР.

Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. Киев, 1975. С. 23, 24;

Верин В.П. Преступления в сфере экономики. М., 1999. С. 78;

Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 101;

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/ Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 380;

Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2001. С. 108;

Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 767.

[26] Орудия и средства совершения преступления являются признаками не объекта, а объективной стороны преступления. Подробно об этом см. гл. VI настоящего учебника.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.