WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ (ВМедА) ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ БОЕВЫХ ПОРАЖЕНИЙ И ИХ ОСЛОЖНЕНИЙ Учебное пособие Под редакцией проф. С. А. Повзуна проф. Н.

Д. Клочкова доц. М. В. Рогачёва Санкт-Петербург 2002 В учебном пособии на современном уровне изложены актуальные вопро сы патологической анатомии боевых поражений и их осложнений. Пособие на глядно показывает, что современная боевая патология, даже в условиях локаль ных войн или вооруженных конфликтов, крайне тяжела, а структура безвоз вратных и санитарных потерь многолика.

Пособие предназначено для слушателей и курсантов всех факультетов Военно-медицинской академии, слушателей военно-медицинских институтов, а также патологоанатомов и клиницистов различного профиля, включая органи заторов медицинской службы.

Учебное пособие создано коллективом сотрудников кафедры патологиче ской анатомии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова: доктором ме дицинских наук профессором С. А. Повзуном, кандидатом медицинских наук доцентом С. М. Герасимовым, доктором медицинских наук профессором Н. Д.

Клочковым, кандидатом медицинских наук В. И. Коваленко, кандидатом меди цинских наук доцентом М. В. Рогачёвым, кандидатом медицинских наук В. П.

Румакиным, доктором медицинских наук профессором В. С. Сидориным, док тором медицинских наук профессором И. В. Тимофеевым, кандидатом меди цинских наук В. С. Чирским, кандидатом медицинских наук доцентом В. М.

Шипиловым, кандидатом медицинских наук доцентом А. К. Юзвинкевичем.

Р е ц е н з е н т — доктор медицинских наук профессор И. М. Самохвалов.

ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ, ЕДИНИЦ И ТЕРМИНОВ АД — артериальное давление БОВ — боевые отравляющие вещества ГБ — госпитальная база ГВМУ — Главное военно-медицинское управление КИЛИ — комиссия по изучению летальных исходов МЛФ — медицинская лаборатория (фронта) МО — Министерство обороны НПС — непосредственная причина смерти ОДН — острая дыхательная недостаточность ОЛБ — острая лучевая болезнь ОПН — острая почечная недостаточность ОПечН — острая печеночная недостаточность ОСН — острая сердечная недостаточность ОЦК — объем циркулирующей крови ПАЛ — патологоанатомическая лаборатория ПАО — патологоанатомическое отделение ПХО — первичная хирургическая обработка СОЭ — скорость оседания эритроцитов ТБ — травматическая болезнь ХЛБ — хроническая лучевая болезнь ЦВМУ — Центральное военно-медицинское управление ЦНС — центральная нервная система Введение Нестабильность внутриполитической жизни многих государств, нараста ние числа вооруженных конфликтов с масштабным применением различных боеприпасов, сложная криминогенная обстановка, большое количество терро ристических актов, многочисленные природные катаклизмы, рост числа техно генных катастроф с выбросом отравляющих веществ, качественное изменение структуры травматизма в сторону увеличения доли множественной, сочетанной и комбинированной патологии привели к возрастанию актуальности изучения боевых поражений и к необходимости создания нового учебного пособия по патологической анатомии боевых поражений и их осложнений.

Данное учебное пособие является четвертым изданием учебного пособия «Патологическая анатомия боевых травм и их осложнений», впервые созданного по инициативе профессора А. Н. Чистовича коллективом профессоров и препода вателей кафедры патологической анатомии Военно-медицинской академии в году. Со времени выпуска третьего его издания в 1981 году под редакцией про фессора А. К. Агеева значительно изменились представления о характере и меха низмах возникновения боевых поражений и их осложнений, которые сформиро вались на основе опыта военных патологоанатомов, полученного при обеспечении боевых действий в Афганистане и Чечне. В частности, разработана современная концепция патогенеза и морфогенеза травматической болезни у раненых. Уточне ны задачи патологоанатомической работы в военное время как составной части лечебно-эвакуационного обеспечения войск в соответствии с существующей во енно-медицинской доктриной, приведена современная организационно-штатная структура патологоанатомических учреждений, дан перечень комплектно-табель ного, инвентарного и расходного имущества этих учреждений.

В пособии также освещены вопросы статистического анализа летальных исходов на поле боя и этапах медицинской эвакуации, базирующиеся на таких понятиях, как основная (начальная) причина смерти, непосредственная причина смерти, тип терминального состояния. На этой основе рассмотрены принципы клинико-анатомического и танатологического анализа летальных исходов, ле жащие в основе формулирования патологоанатомического диагноза у раненых.

В процессе написания основных разделов учебного пособия использован большой фактический материал, обобщенный в кандидатских и докторских диссертациях авторов (С. А. Повзуна, В. С. Сидорина, И. В. Тимофеева, В. М.

Шипилова, А. К. Юзвинкевича, М. В. Рогачёва).

Пособие предназначено для слушателей и курсантов Военно-медицин ской академии и военно-медицинских институтов, для клиницистов различного профиля, патологоанатомов, судебно-медицинских экспертов и врачей — орга низаторов медицинской службы.

I. ОБЩАЯ ЧАСТЬ 1.1. О р г а н и з а ц и я п а т о л о г о а н а т о м и ч е с к о й р а б о т ы в в о е н н о е в р е м я 1.1.1. О б щ и е п о л о ж е н и я Патологоанатомическая работа в военное время является важной состав ной частью лечебно-эвакуационных мероприятий /91, 92/. Она направлена на со вершенствование лечебно-диагностического процесса. Проведение патологоана томической работы осуществляется силами штатных патологоанатомических учреждений. В отдельных случаях к проведению вскрытий привлекают врачей, имеющих специализацию по патологической анатомии или судебной медицине.

Основными задачами патологоанатомической работы в военное время яв ляются: анализ основных причин смерти, непосредственных причин и механизмов смерти раненых и больных на этапах медицинской эвакуации и поле боя;

выявле ние дефектов в оказании медицинской помощи и их причин;

анализ эффективности индивидуальных и коллективных средств защиты;

анализ характера поражающего действия оружия, применяемого противником;

изучение особенностей течения бо лезней в военное время в условиях конкретного театра военных действий;

разра ботка предложений по повышению качества лечебно-эвакуационных мероприятий;

повышение уровня профессиональной подготовки врачебного состава.

Основные мероприятия, выполняемые патологоанатомической службой для решения указанных задач, следующие: проведение вскрытий раненых и больных, умерших на этапах медицинской эвакуации с клинико-анатомическим анализом летальных исходов;

проведение вскрытий павших на поле боя;

оформление протоколов патологоанатомических вскрытий;

выполнение гисто логических исследований биопсийного, операционного и секционного материа лов;

обобщение данных по выявленным дефектам в оказании медицинской по мощи;

участие в организации и проведении клинико-анатомических конферен ций, в заседаниях комиссий по изучению летальных исходов (КИЛИ);

участие в научно-практических конференциях, проводимых медицинской службой;

со ставление и передача по команде отчетов и донесений о проделанной работе.

Руководство деятельностью военных патологоанатомических учреждений по специальным вопросам осуществляет Главный патологоанатом МО РФ — на чальник Центральной патологоанатомической лаборатории (ЦПАЛ). Патолого анатомическое вскрытие в военное время проводится в полном объеме, с эвисце рацией по Шору. По его результатам оформляется протокол вскрытия.

В крупномасштабной войне штатные патологоанатомические учрежде ния дислоцируются в зоне боевых действий и перемещаются вместе с войска ми. Патологоанатомы, в силу своих ограниченных возможностей, проводят вы борочные вскрытия, отвечая на конкретные вопросы, поставленные руково дством медицинской службы. Медицинские свидетельства о смерти после вскрытий патологоанатомы не выписывают, извещения о смерти отправляют представители командования. Трупы подвергают захоронению в братских мо гилах, которые обозначают памятными знаками с указанием воинского звания, фамилии, имени, отчества, даты рождения умершего, номера воинской части.

В локальной войне (вооруженном конфликте) специальные команды дос тавляют трупы в военные патологоанатомические учреждения, где патологоанатомы производят вскрытия всех трупов. После вскрытия патологоанатом выписывает меди цинское свидетельство о смерти, выдаваемое представителям воинской части, военно го комиссариата или родственникам. Трупы доставляют для захоронения по месту призыва или, по желанию родственников, в иное место. В локальной войне (воору женном конфликте) медицинские свидетельства о смерти без проведения полного вскрытия (на основании наружного исследования трупов) выписываются только при смерти военнослужащего на поле боя в случаях: несовместимого с жизнью массивно го разрушения тела (его частей), обширного термического воздействия, множествен ных (более трех) пулевых (осколочных) ранений головы и туловища, массового по ступления тел погибших. Врачам других специальностей выписывать медицинские свидетельства о смерти на основании наружного осмотра трупов запрещено.

Все случаи смерти в военно-лечебных учреждениях подлежат обязатель ному изучению на заседаниях КИЛИ. На этих же заседаниях разбираются слу чаи смерти на догоспитальном этапе, в которых, по мнению патологоанатома, допущены грубые дефекты в оказании медицинской помощи. На клинико анатомических конференциях в военно-лечебных учреждениях рассматривают ся демонстративные летальные исходы с типичными дефектами в оказании ме дицинской помощи. Патологоанатомов могут (в соответствии с законами РФ) привлекать к проведению судебно-медицинских экспертиз.

1.1.2. А н а л и з д е ф е к т о в в о к а з а н и и м е д и ц и н с к о й п о м о щ и Важная сторона деятельности военного патологоанатома — выявление дефектов в оказании медицинской помощи раненым, пораженным и больным.

Обобщенные данные, полученные при анализе дефектов, позволяют руково дству медицинской службы в ходе боевой операции провести организационные мероприятия по улучшению лечебно-эвакуационного обеспечения.

Под дефектами в оказании медицинской помощи следует понимать факты бездействия или ошибочного действия медицинских работников с нару шением требований руководящих документов, регламентирующих медицин скую деятельность, выразившиеся в неоказании или неправильном оказании медицинской помощи, в неправильной диагностике или неправильном прове дении лечебных, эвакуационных и других медицинских мероприятий при от сутствии прямого умысла причинения вреда раненому (больному).

Дефекты имеют объективные и субъективные причины, они подлежат обязательному обсуждению на заседаниях комиссии по изучению летальных исходов. В каждом случае выявленного дефекта патологоанатом определяет сущность дефекта, его причину, влияние на исход ранения (заболевания), а также устанавливает личность специалистов, допустивших дефект. Характер дефектов в оказании медицинской помощи определяется ее содержанием на различных этапах оказания медицинской помощи. По этапам оказания меди цинской помощи все дефекты делятся на догоспитальные и госпитальные.

Под догоспитальным периодом (этапом) понимают период нахождения раненого (пострадавшего, больного) в зоне ответственности войскового звена ме дицинской службы: на поле боя, в расположении воинских частей, а также в их медицинских подразделениях — медицинских пунктах. Основные виды медицин ской помощи в догоспитальном периоде — первая помощь, доврачебная по мощь и первая врачебная помощь. Этими видами медицинской помощи опре деляется содержание лечебно-эвакуационных мероприятий, включающих вынос раненых (пораженных) с поля боя, устранение угрожающих жизни ближайших последствий ранений (поражений, заболеваний), предупреждение развития ос ложнений, подготовку нуждающихся к дальнейшей эвакуации по назначению.

Под госпитальным периодом (этапом) в военное время понимают пери од нахождения раненого в медицинских воинских частях — отдельных меди цинских ротах (омедр), отдельных медицинских батальонах (омедб), отдельных медицинских отрядах (омо), медицинских отрядах специального назначения (МОСН), в гарнизонных (армейских) военных госпиталях (ВГ), в госпиталях госпитальных баз фронта (ВГ ГБФ), в госпиталях тыла страны. В медицинских воинских частях оказывают квалифицированную, и, начиная с ВГ ГБФ, спе циализированную медицинскую помощь. В госпитальном периоде осущест вляется система медицинских мероприятий, направленных на излечение ране ных (пораженных, больных), восстановление структуры и функции поражен ных органов и систем организма, а также медицинскую реабилитацию с целью восстановления их бое- и трудоспособности. Перечень дефектов в оказании ме дицинской помощи и причин, их обусловливающих, в войсках и медицинских воинских частях в военное время приведен в приложении 1.

1.1.3. Ш т а т н ы е п а т о л о г о а н а т о м и ч е с к и е у ч р е ж д е н и я Штатными учреждениями патологоанатомической службы фронта явля ются следующие:

1. ПАО МЛФ — патологоанатомическое отделение в составе патолого анатомического отдела медицинской лаборатории (фронта) — специальной ме дицинской воинской части во фронте, выполняющей судебно-медицинские и патологоанатомические исследования.

2. ПАЛ УГБ — патологоанатомическая лаборатория в составе управле ния госпитальной базы фронта.

1.1.3.1. П а т о л о г о а н а т о м и ч е с к о е о т д е л е н и е м е д и ц и н с к о й л а б о р а т о р и и (ф р о н т а) — ПАО МЛФ В медицинской лаборатории (фронта) — МЛФ (рис. 1) в составе патолого анатомического отдела предусмотрено развертывание четырех патологоанато мических отделений (ПАО), из них подвижных — три и стационарных — одно.

УПРАВЛЕНИЕ Начальник лаборатории — главный судебно-медицинский эксперт фронта Заместитель начальника лаборатории — главный патологоанатом фронта Медицинский статистик Делопроизводитель-машинистка Отдел судебно-медицинской экспертизы Патологоанатомический отдел Начальник отдела 1 Начальник отдела Заместитель начальника отдела 1 Заместитель начальника отдела Итого 2/0 Итого 2/ Отделение судебно- Отделение Биологическое Патологоанатомическое медицинской криминалистики отделение отделение экспертизы — 4 — 1 — 1 — Начальник Начальник Начальник Начальник отделения отделения 4 отделения 1 отделения 1 Врач-специалист Врач- Старший врач- Врач- Лаборант ПАО специалист 4 специалист 1 специалист 1 Санитар (морга) Химик- Врач-эксперт 1 Лаборант СМО аналитик 2 Лаборант СМО 1 Лаборант Лаборант СМО 8 Лаборант Санитар (морга) 2 Фотограф Итого 20/0 Итого 4/2 Итого 3/1 Итого — 18/ Вооружение и техника Отделение материального обеспечения Личный состав Автоматы (АК-74, Начальник отделения 1 Офицеры АКМ) 18 Начальник электростанции 1 Сержанты Пистолеты ПМ 47 Старший водитель 3 Солдаты Электростанция ГКТВ 2 Электрик-моторист 1 Работники МО Водитель Повар Итого 14/0 Итого Автомобильная техника Медицинский состав Судебно-медицинские эксперты Легковые: «УАЗ-469» («ГАЗ-69») 2 Патологоанатомы Грузовые: «ГАЗ-66» («СУМПАЛ-01») 6 Лаборанты СМО «ЗИЛ-130» 2 Лаборанты ПАО Автоприцепы типа ГПН-2М 2 Медицинский статистик Санитары (морга) Итого Рис. 1. Структурно-функциональные подразделения, вооружение и тех ника медицинской лаборатории (фронта) Организационно-штатная структура ПАО МЛФ следующая: начальник (патологоанатом) — 1, врач-специалист (патологоанатом) — 1, лаборант (лабо рант-гистолог) — 2, в стационарном ПАО МЛФ имеются также 2 санитара.

Для выполнения профессиональных задач одно ПАО развертывают ста ционарно в составе патологоанатомического отдела МЛФ, подвижные ПАО МЛФ прикомандировывают к военно-лечебным учреждениям соответствую щих эвакуационных направлений. Начальник военно-лечебного учреждения обеспечивает развертывание подвижного ПАО МЛФ, размещение и питание личного состава, выделение вспомогательного персонала из команды выздо равливающих, проведение заседаний КИЛИ, клинико-анатомических конфе ренций с разбором предлагаемых начальником ПАО МЛФ случаев смерти.

ПАО МЛФ оснащены комплектами «ПА» — патологоанатомическим (при ложение 2) и «ПВ» — патологоанатомическим выездным (приложение 3). Каждому из подвижных ПАО МЛФ придана «СУМПАЛ-01» — передвижная судебно-меди цинская и патологоанатомическая лаборатория /107/, предназначенная для прове дения судебно-медицинских и патологоанатомических исследований (рис. 2).

Рис. 2. Передвижная судебно-медицинская и патологоанатоми ческая лаборатория «СУМПАЛ-01» в походном состоя нии: автомобиль «Газ-66-05» с фургоном К-66 и автомобильный прицеп ИАПЗ- В «СУМПАЛ-01» входят: лаборатория в кузове фургона К-66 на шасси автомобиля ГАЗ-66-05;

секционное отделение в палатке, развёртываемой путём соединения с кузовом-фургоном;

хозяйственно-энергетическое отделение в ме таллическом кузове-фургоне на шасси автоприцепа ИАПЗ-738. Оборудование «СУМПАЛ-01»: микроскоп бинокулярный МБС-2;

два микроскопа МБИ-3;

микротом замораживающий;

два секционных набора НС-2 (приложение 4);

магнитофон;

установка репродукционная;

прибор для ночных работ;

фотоаппа ратура;

осветители;

набор реактивов и фотоматериалов;

секционные и лабора торные столы;

ёмкости с водой;

переговорное устройство;

дегазационный ком плект;

комплекты ПЧО;

отопительно-вентиляционные установки. Время раз вёртывания (свёртывания) лаборатории силами четырёх человек — до 40 мин.

Тактические возможности «СУМПАЛ-01» в течение 1 месяца работы 1. В качестве патологоанатомического отделения — не менее 300 вскры тий трупов с гистологическим исследованием органов.

2. В качестве судебно-медицинского отделения — не менее 30 вскрытий трупов, 300 обследований живых лиц, 5 обследований мест происшествия, трассологических и баллистических исследований вещественных доказа тельств, 25 обработок фотоплёнок, 200 чёрно-белых фотографий.

Прочие возможности лаборатории: хранение гистологического архива;

хранение и транспортировка биологических объектов для дальнейших исследо ваний, в том числе частей внутренних органов для 4 полных судебно-химичес ких анализов;

размещение пяти человек для отдыха и сна в лежачем положе нии;

обеспечение длительного передвижения в сложных дорожных условиях четырёх человек в сидячем положении.

1.1.3.2. П а т о л о г о а н а т о м и ч е с к а я л а б о р а т о р и я у п р а в л е н и я г о с п и т а л ь н о й б а з ы — ПАЛ УГБ В госпитальной базе фронта имеется патологоанатомическая лаборатория — подразделение в составе управления госпитальной базы (ПАЛ УГБ). Орга низационно-штатная структура ПАЛ УГБ следующая: начальник (патологоана том) — 1;

врач-специалист (патологоанатом) — 2;

лаборант (лаборант гистолог) — 3. Из батальона обеспечения придаются военнослужащие для ра боты санитарами и медицинскими регистраторами. ПАЛ УГБ оснащена ком плектами «ПА» и «ПВ», люминесцентным микроскопом, замораживающим микротомом, двумя санными микротомами, другим имуществом (приложение 5). ПАЛ УГБ обычно размещают рядом с госпиталями хирургического профиля и развертывают три функциональных подразделения: прозекторскую, гистоло гическую лабораторию (в палатках УСТ или УЗ, оборудованных печкой для обогрева в зимнее время) и морг (в палатке УСТ, не оборудованной печкой).

В прозекторской на трех секционных столах (рис. 3) патологоанатомы с помощью санитаров и медицинских регистраторов производят патологоанато мические исследования и оформление протоколов вскрытия.

Рис. 3. Патологоана томы в прозектор ской, развернутой в палатке УЗ Солдат-санитаров предварительно обучают методикам извлечения органо комплекса, зашивания трупа и проведения его туалета. Медицинские регистра торы в процессе проведения патологоанатомами вскрытий непосредственно у секционного стола под диктовку записывают текст протокола вскрытия.

В гистологической лаборатории (рис. 4) три лаборанта-гистолога изго тавливают микропрепараты. При необходимости оформления фототаблиц для протоколов вскрытий часть палатки отгораживают под фотолабораторию.

Рис. 4. Лаборанты гистологи в гистоло гической лаборато рии изготавливают микропрепараты Морг предназначен для временного хранения трупов (рис. 5) на носил ках, размещенных в станках Павловского.

Рис. 5. В палатке УСТ развернут морг для временного хранения трупов на носилках, размещенных в стан ках Павловского Тактические возможности ПАЛ УГБ 1. Один патологоанатом при 16-часовом рабочем дне с помощью санита ров и медицинского регистратора может произвести от 5 до 6 патологоанато мических исследований с оформлением протоколов вскрытия.

2. Гистологическое исследование секционного, биопсийного и операцион ного материалов — выборочное. Микропрепараты изготавливают методом замо розки или методом заливки в парафин с окраской гематоксилином и эозином.

Таким образом, при наличии трех патологоанатомов, трех лаборантов-ги стологов, четырех санитаров и трех медицинских регистраторов за 16-часовой рабочий день в ПАЛ УГБ может быть произведено до 18 патологоанатомиче ских вскрытий с оформлением протоколов, а также выборочное гистологиче ское исследование секционного, операционного и биопсийного материалов.

1.2. О б щ а я х а р а к т е р и с т и к а б о е в ы х п о р а ж е н и й 1.2.1. О б щ и е п о л о ж е н и я Под боевыми поражениями (боевой травмой) понимают поражения личного состава физическими, химическими и биологическими повреждающи ми факторами при боевом применении войск. Боевые поражения составляют основной предмет военной медицины.

По видам повреждающих факторов (табл. 1) боевые поражения делят на:

— физические боевые поражения, включающие:

— механическую боевую травму (огнестрельную и неогнестрельную), — тепловое и холодовое поражения, радиационное поражение, — поражения другими физическими повреждающими факторами (элек тротравму, баротравму, декомпрессионную, вибрационную, морскую болезни и др.);

— химические боевые поражения;

— биологические боевые поражения.

По ведущему способу лечения различают боевые хирургические и тера певтические поражения. Боевые повреждения, при которых основным содер жанием лечебно-диагностических мероприятий является хирургическое лече ние, относят к боевым хирургическим поражениям (боевой хирургической травме). Это огнестрельные и неогнестрельные ранения;

ушибы, разрывы кап сул и связок, вывихи суставов, переломы костей;

сотрясение головного мозга и общая контузия;

ожоги (термические, радиационные, химические);

отмороже ния и др. Боевые поражения, при которых основным содержанием лечебно диагностических мероприятий является терапевтическое лечение, относят к боевым терапевтическим поражениям. Это общее перегревание и переохла ждение;

баротравма, декомпрессионная, вибрационная и морская болезни;

лу чевая болезнь и поражения БОВ;

биологические поражения (инфекции, токси коинфекции, интоксикации).

Боевую хирургическую травму традиционно определяют как основное со держание патологии военного времени /41/. По своему научно-практическому значению она представляет собой центральную проблему военной медицины.

Поэтому по-прежнему сохраняет актуальность данное еще Н. И. Пироговым оп ределение войны как «травматической эпидемии». Только в Афганистане, где боевые действия проводились силами всего одной армии, потери советских войск убитыми и ранеными составили более 63 тысяч военнослужащих /76/.

Знания различных аспектов боевой хирургической травмы необходимы военному врачу не только для выполнения своих служебных обязанностей на войне. По данным многолетней статистики ГВМУ МО РФ (ЦВМУ МО СССР), травматизм в войсках в мирное время составляет примерно 1/6 часть всей пер вичной заболеваемости военнослужащих.

Таблица Классификация боевых поражений По По характеру По виду поражающего фактора способу поражения лечения Ф И З И Ч Е С К И Е Б О Е В Ы Е П О Р А Ж Е Н И Я М е х а н и ч е с к а я т р а в м а О г н е с т р е л ь н а я т р а в м а:

— пулевая Ранения — осколочная — взрывная Общая контузия — вторичными снарядами и сотрясения Н е о г н е с т р е л ь н а я т р а в м а:

— холодным оружием и другими острыми (колющими, режущими, Ушибы, кровоподтеки рубящими, пилящими) предметами и кровоизлияния, — тупыми предметами, в т. ч. падения с высоты и на плоскости разрывы капсул — транспортная (автотранспортная, авиационная, бронетанковая) и связок, вывихи суста — механическая асфиксия (удушение, заваливание, утопление) вов, переломы костей Т е п л о в о е п о р а ж е н и е Ожоги термические — термическим оружием (огнесмесями) Общее перегревание — пламенем и раскаленными предметами организма (тепловой и — горячей водой и паром солнечный удар, — горячим воздухом тепловые: обмороки, — солнечным излучением судороги, истощение, утомление, отеки) Х о л о д о в о е п о р а ж е н и е Отморожения — воздушное Общее переохлажде — водное ние организма — замороженными металлическими предметами (замерзание) — криогенными веществами (жидким азотом и др.) Р а д и а ц и о н н о е п о р а ж е н и е Лучевые ожоги и — ионизирующим излучением атомного взрыва лучевая болезнь — ионизирующим излучением радиоактивных веществ Поражения, причиненные другими видами физических повреждающих факторов Электротравма — техническим и атмосферным электричеством Баротравма и деком — компрессионно-декомпрессионными перепадами прессионная болезнь барометрического давления Вибрационная, — вибрацией, качкой и др.

морская болезни и др.

Х И М И Ч Е С К И Е Б О Е В Ы Е П О Р А Ж Е Н И Я — боевыми отравляющими веществами Отравления — вторичными токсическими продуктами — агрессивными техническими жидкостями Химические ожоги Б И О Л О Г И Ч Е С К И Е Б О Е В Ы Е П О Р А Ж Е Н И Я — микробными и вирусными рецептурами Инфекции, — боевыми рецептурами с биотоксинами токсикоинфекции и интоксикации ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ХИРУРГИЧЕСКИЙ 1.2.2. Б о е в а я м е х а н и ч е с к а я т р а в м а К боевой механической травме (греч. trauma — рана, повреждение) отно сятся боевые поражения с нарушением анатомической целости тканей или ор ганов и расстройством их функций.

Основные повреждения, характеризующие боевую механическую травму 1. Рана (vulnus) — повреждение частей тела или органов с нарушением анатомической целости их покровов (кожи, слизистых или серозных оболочек), которые возникают при рассечении, прокалывании, разрыве, раздавливании.

Различают огнестрельные, резаные, рубленые, колотые, рваные раны и пр.

2. Ушиб (contusio) — повреждение ударного действия, характеризующее ся полмом тканевых структур с их сдавлением, но без полного анатомического разрушения покровов. Внешним выражением ушиба обычно является крово подтек в области механического воздействия с раздавливанием подлежащих тканей. Тяжелые ушибы могут сопровождаться растяжением или разрывом свя зок и сухожилий, переломом костей, повреждением внутренних органов.

3. Сотрясение (commotio) — повреждение колебательного типа с мень шей деформацией тканей, его существенный компонент — нарушения ультра структурной организации клеток и межклеточных связей. Ведущее значение приобретает полм синаптических связей и связей, опосредуемых механизмами цитомединовой сети ауторегуляции на уровне гистиона. Их ранние проявления — дегрануляция тканевых базофилов и региональные нарушения микроцирку ляции (дистония микрососудов, плазморрагия, диапедезные кровоизлияния).

Кроме того, повреждения опорно-двигательного аппарата характеризуются переломами костей, разрывами и растяжением связок, сухожилий и мышц.

Клиническая оценка тяжести травмы зависит от характера повреждений и их локализации. Так, сотрясение головного мозга можно оценить как тяжелую черепно-мозговую травму даже при отсутствии повреждения иных структур.

Важное значение при обследовании и лечении пострадавших придают нали чию или отсутствию нарушения анатомической целости покрова тела и выстилки его полостей. Соответственно различают травмы открытые (ранения или раны) и закрытые (контузии). Ранения делят на проникающие в полости тела, суставов, крупных сосудов и сердца, и непроникающие — без нарушения выстилки полос тей. При наличии раневого канала с входным и выходным отверстиями говорят о ранениях сквозных, при отсутствии выходного отверстия — о слепых. По отно шению к поверхностям тела и органов бывают ранения фронтальные, тангенци альные, диаметральные, сегментарные, касательные. В зависимости от числа ранящих снарядов различают ранения одиночные и множественные. При одно временном поражении двух и более областей тела говорят о сочетанных ранениях.

Комбинированные боевые поражения — поражения, причиненные раз ными видами оружия, например, комбинацией огнестрельных ранений и ожо гов пламенем при возгорании поврежденных техники, зданий, фортсооруже ний. В плане особенностей организации медицинской помощи важное практи ческое значение имеют комбинированные огнестрельные и лучевые поражения, поражения БОВ и бактериологическим оружием.

Клиническая формулировка диагноза у раненых должна отвечать требо ванию полноты определения ранения: его вида, характеристики и локализации с обязательным указанием на наличие или отсутствие переломов костей, на на личие и характер повреждений сосудов, полых и паренхиматозных органов.

Своевременное выявление повреждений имеет большое значение в определе нии содержания лечебно-эвакуационных мероприятий.

1.2.2.1. Б о е в а я о г н е с т р е л ь н а я м е х а н и ч е с к а я т р а в м а (о г н е с т р е л ь н ы е п о в р е ж д е н и я) Ведущий вид боевой хирургической патологии в современных войнах — огнестрельные повреждения (огнестрельная механическая травма). Они наносят ся стрелковым, ракетно-артиллерийским, гранатометным, минометным оружием, авиационными бомбами, ручными гранатами, стационарными минами. К огне стрельным повреждениям относятся: пулевые и осколочные ранения;

взрывные повреждения;

повреждения, причиненные вторичными ранящими снарядами.

1.2.2.1.1. П у л е в ы е и о с к о л о ч н ы е р а н е н и я Основным поражающим фактором стрелкового оружия служат пули. По ме ханизму нанесения повреждений к ним близки осколки боеприпасов взрывного действия (ракетно-артиллерийского оружия, авиационных бомб, гранат и мин). Это дает основание для объединения пулевых и осколочных ранений в одну группу.

Поражающие характеристики ранящего снаряда (пули, осколка) опреде ляются его кинетической энергией и баллистическими свойствами, от которых зависят скорость и полнота передачи энергии тканям. Кинетическая энергия (E) определяется массой (m) и скоростью (v) ранящего снаряда как E = mv2. Наря ду с улучшением качества порохов, увеличение кинетической энергии современ ных пуль достигается снижением их массы и калибра, что ведет к ухудшению их баллистических свойств. Поэтому используемые в современном стрелковом оружии пули калибра 5,45 (5,6) мм и массой около 3,5 г из-за присущей им неус тойчивости полета отличаются усложненной раневой (терминальной) баллисти кой, определяющей закономерности движения ранящего снаряда в тканях.

Различают прямое действие ранящего снаряда, боковой удар и противоудар.

Прямое действие ранящего снаряда характеризуется механическим проби ванием тела на большую или меньшую глубину с образованием раневого канала.

Боковой удар возникает в результате образования головной ударной волны, исходящей от движущегося в тканях ранящего снаряда, который при выстреле штатным патроном буквально врезается в тело со скоростью до — 800 м · с–1 и более /74/. Вслед за прохождением ранящего снаряда в тканях образуется временная пульсирующая полость, совершающая 2 — 3 цикла коле бательных движений до окончательного формирования раневого канала /44, 102/. Боковой удар приводит к ушибу тканей в стенках раневого канала и в максимальных своих проявлениях характеризуется взрывным эффектом с рез ким возрастанием объема разрушения тканей /2, 62, 88/.

Противоудар связан с эффектом отбрасывания внутренних органов при их пробивании ранящим снарядом. Примером являются топографически не связан ные с раневым каналом (дистантные) повреждения головного мозга, возникающие в результате его смещения в ограниченном пространстве черепной коробки /74/.

Раневой канал. Важнейшей характеристикой пулевых и осколочных ог нестрельных ран является наличие более или менее глубокого, часто сквозного, раневого канала. Возникая при пробивании ранящим снарядом тканей, он по вторяет траекторию движения снаряда, как правило, весьма далекую от линей ной (первичная девиация). Искривления раневого канала усиливаются еще бо лее в результате последующих смещений тканевых структур (вторичная девиа ция). Вследствие этого раневой канал распадается на отдельные фрагменты, смещенные относительно друг друга в толще разнородных тканей, что еще бо лее усложняет топографию огнестрельной раны. В полости раневого канала ос таются вместе с внесенными с ранящим снарядом инородными телами излив шаяся кровь, тканевой детрит, осколки костей. Среди них располагаются также фрагменты тканей, частично сохраняющие связь со стенками раневого канала.

В стенке раневого канала соответственно основным механизмам повреждения различают зону травматического (первичного) некроза и зону бокового удара.

Зона первичного травматического некроза образуется по линии сопри косновения с ранящим снарядом, где ткани подвергаются прямому удару с их ушибом, расщеплением и осаднением.

Зона бокового удара возникает вследствие передачи энергии ранящего снаряда тканям с их непрямым ушибом и сотрясением с большим диапазоном колебаний. Основные патоморфологические изменения в этой зоне — наруше ние микроциркуляции с травматическим отеком и диапедезными кровоизлия ниями. Эти нарушения усиливаются при разрыве или тромбозе магистральных сосудов, а также при травматическом шоке с системной гипотензией. Они мо гут способствовать развитию раневых инфекций и вести к образованию вто ричного некроза тканей в стенке раневого канала, что важно предусмотреть для определения адекватного объема первичной хирургической обработки огне стрельной раны. С учетом этого зону бокового удара разные авторы делят на зоны с более или менее значительными повреждениями. В частности, И. В. Да выдовский /44/ выделял зоны массивного и молекулярного сотрясения. Совре менные авторы говорят о зонах с бльшей или меньшей тяжестью нарушений микроциркуляции, которым придается важное прогностическое значение в оп ределении жизнеспособности тканей /87/. В каждом органе зона бокового удара имеет свои морфологические особенности, определяемые при прочих равных условиях соотношением паренхимы и стромы, степенью кровоснабжения, со держанием в тканях жидкости, другими местными и общими условиями.

К числу поражающих факторов стрелкового оружия относятся также со провождающие выстрел мельчайшие частички гари, разрушившихся уплотни телей и специальных оболочек патрона, не сгоревшие крупинки пороха, выры вающиеся из ствола в виде раскаленного газопылевого потока (пламени вы стрела, «пороховых газов»). Их поражающее действие обычно не играет само стоятельной роли, сопутствуя причиняемым пулей повреждениям. Оно обна руживает себя при выстрелах в упор или с близкого расстояния, что мало ха рактерно для боевого применения стрелкового оружия. Поэтому воздействие «пороховых газов» при выстреле изучено преимущественно с позиций судеб ной медицины, где им придают важное криминалистическое значение /74, 88/.

1.2.2.1.2. В з р ы в н ы е п о в р е ж д е н и я Поражающее действие ракетного, артиллерийского, авиационного бомбо вого, минного оружия определяется использованием боеприпасов взрывного действия — боеголовок ракет, артиллерийских снарядов, бомб, гранат, мин. К поражающим факторам боеприпасов взрывного действия отнесены: газопыле вой поток продуктов детонации;

ударная волна взрыва;

пламя;

токсические продукты горения;

осколки.

Газопылевой поток (выброс) продуктов детонации образуется как своеобразный выстрел продуктов детонации, возникающих при сверхбыстром разложении взрывчатого вещества на газообразные элементы. Он определяет бризантное (дробящее, разрывное) действие на ткани в эпицентре взрыва. Рас ширение продуктов детонации может достигать 4-тысячекратного объема заря да, что приводит к гигантскому скачку давления в эпицентре взрыва /86/ и раз рушению тела человека с его фрагментацией (рис. 6).

Рис. 6. Разру шение тела до от дельных фрагмен тов в результате взрыва боеприпаса фугасного действия Поражающий эффект газопылевого потока отличается короткодистантно стью в связи с относительно малой массой его частиц и быстрым нарастанием фронтального сопротивления среды, поглощающим до 30 — 40 % всей энергии взрыва /52, 77, 78/. Бризантное действие взрыва находится в прямой зависимо сти от мощности боезаряда и может быть усилено за счет направленного взрыва специально сконструированных боеприпасов кумулятивного действия /64/.

Ударная волна распространяется от эпицентра взрыва в виде фронта скачко образного уплотнения среды с избыточным давлением, достигающим нескольких тысяч кПа, который сменяется в последующую фазу снижением давления с образо ванием зоны разрежения (рис. 7).

Рис. 7. Схема прохож дения ударной волны взрыва в воздушной среде Это приводит к образованию мощного ударного импульса, которым опреде ляется повреждающее действие при натекании ударной волны на какую-либо пре граду. Скорость распространения ударной волны в воздухе достигает 2 — 3 км · с–1, затем постепенно снижается с утратой ее разрушающей способности на удалении от эпицентра взрыва, приближаясь к скорости звука (340 м · с–1). В воде, которая в 700 раз плотней воздуха и практически несжимаема, ударная волна по своим пара метрам сближается со звуком, скорость и дальность распространения которого в воде значительно выше. Поэтому ударная волна в воде характеризуется бльшими поражающими способностями и радиусом поражения, чем в воздухе /45, 78, 122/.

Действие воздушной (водной) ударной волны не ограничивается фрон тальным ударом по поверхности тела. Она трансформируется в ударную волну внутренней среды самого организма. Большое значение в возникновении за крытых ударно-волновых повреждений имеют смещения органов относительно друг друга и их повороты в естественных анатомических ложах, например, го ловного мозга относительно черепной коробки /64, 121, 122/. Возникают кави тационно-инерционные дистракционно-компрессионные повреждения с крово излияниями в связочном аппарате и разрывами внутренних органов (печени, селезенки), ушибами сердца и легких, сотрясением (ушибом) головного мозга, переломами позвоночника и основания черепа.

Тяжесть причиняемых ударной волной взрыва повреждений зависит от мощ ности боезаряда. Высокой поражающей способностью ударной волны отличаются боеприпасы фугасного действия и, особенно, боеприпасы объемного взрыва /78/.

Взрывы атомных боезарядов характеризуются несопоставимо бльшей мощностью ударной волны с созданием в радиусе до 2,5 км импульса избыточного давления до тысячи ГПа. При воздушном взрыве атомной бомбы действие ударной волны уси ливается за счет ее отражения от рельефа земной поверхности /121, 122/.

Пламя образуется в результате сгорания боезаряда при его взрыве, является плазменной составной частью газопылевого потока (выброса). Пламя взрыва име ет импульсный (мгновенный характер) и, несмотря на значительную температуру в эпицентре взрыва, обычно оставляет лишь следы в виде закопчения одежды и кожных покровов с опалением волос. Термические поражения с ожогами разной степени тяжести возникают вторично в результате пожаров и возгорания техники.

Токсические продукты горения, образующиеся при взрыве, могут вести к поражению личного состава в закрытых помещениях (в фортификационных сооружениях, кораблях и др.), где ограничена вентиляция воздуха.

Осколки представляют собой фрагменты оболочек боеприпасов (первич ные осколки) и элементы разрушаемых взрывом предметов (вторичные осколки).

Они «выстреливаются» из эпицентра взрыва и могут поражать личный состав иногда на значительном удалении, за пределами действия газопылевого потока и ударной волны взрыва. Для усиления поражения боеприпасы взрывного действия оснащают «осколочными рубашками» и другими специальными (шариковыми, стреловидными) ранящими элементами. Осколки подчиняются закономерностям раневой баллистики, общим для всех огнестрельных ранящих снарядов, включая пули стрелкового оружия. Поэтому осколочные ранения за пределами радиуса действия основных поражающих факторов взрыва (ударной волны, газопылевого потока, пламени) рассматривают в общей группе пулевых и осколочных ранений.

Взрывная рана. Особенностями взрывной раны /64/ является отсутствие раневого канала, обширность, большой объем поражения, часто отрывы частей тела (рис. 8).

Рис. 8. Множествен ные взрывные раны с разрушением головы и других частей тела, полученные при взрыве фугаса При подрыве на противопехотных минах чаще всего повреждается стопа. Поражения конечностей при подрывах человека на противопехотных минах описаны в разделе 2.4.2.4 (минно-взрывная травма конечностей). В отли чие от подрыва человека на противопехотной мине особенно тяжелые взрыв ные ранения с отрывами нижних конечностей на уровне верхней трети голени и бедра, тяжелыми травмами рук и головы, компрессионными переломами по звоночника, с повреждениями органов слуха и внутренних органов возникают у личного состава в кабинах бронетехники при подрывах этой бронетехники на мощных противотанковых минах (рис. 9).

Рис. 9. Разру шение нижних ко нечностей до уровня коленных суставов и левой половины туловища у механи ка-водителя при подрыве в броне технике Это объясняют /78/ заброневым действием ударной волны в замкнутом про странстве кабины с неизбежными ударами тела о приборы стенки кабины, а при пробивании днища также прямым действием газопылевого потока взрыва, врываю щегося внутрь кабины вместе с многочисленными различными осколками (рис. 10).

Фигурные стрелки — действие газо пылевого потока при пробивании кор пуса бронетехники взрывом противо танковой мины.

Черные и заштрихованные стрелки — заброневое действие ударной волны взрыва.

Светлые стрелки — инерционные по вреждения от ударов тела о детали и стенки кабины.

Серой заливкой обозначены харак терные места разрушения частей тела и переломов позвоночника.

Рис. 10. Механизмы и характер повреждений при взрывной травме лично го состава в кабинах бронетехники (использована схема Н. Ф. Фомина /114/) Бризантное действие взрыва опосредуется восходящими струями газопы левого потока, что приводит к расслоению (разрушению) тканей и придает раневой поверхности характерный рваный вид с загрязнением тканей копотью (рис. 11).

Рис. 11. Разрушение левой верхней конеч ности до уровня средней трети пред плечья и обширная взрывная рана в об ластях таза и левого бедра с переломами костей, расслоением и закопчением тканей при взрывной травме При микроскопическом исследовании тканей в краях раны обращает на себя внимание большая глубина зоны первичного некроза, которая без четкой границы переходит в зону коммоционно-контузионных повреждений /64, 73/.

Зона коммоционно-контузионных повреждений характеризуется наруше ниями микроциркуляции с мозаичными очагами кровоизлияний и некроза, кото рые простираются на весь сегмент поврежденной конечности. Характерным счи тается футлярное их распространение, что объясняют проведением ударной вол ны по костно-фасциальным структурам /78, 114/.

Обязательный компонент взрывной травмы — общая контузия, причиняе мая воздушной (водной) ударной волной взрыва. Общая контузия проявляется со трясением головного мозга с оглушением контуженного и множественными за крытыми коммоционно-контузионными повреждениями разной локализации. В зависимости от мощности боезаряда, ударно-волновые повреждения могут возни кать на бльшем или меньшем удалении от раны. В современной литературе /24, 77, 78, 87/ их часто называют дистантными, что нельзя признать этимологически оправданным, поскольку повреждения разной локализации причиняются одной и той же ударной волной.

Патоморфология взрывной травмы известна из работ по обобщению опыта Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. /121, 122/, опыта войны в Афганистане и Чечне /26, 61, 64/. Характерной считают множественность и со четанность открытых и закрытых повреждений, что определяется комбиниро ванным воздействием различных повреждающих факторов взрыва и особенно стями поражающего действия ударной волны. Это выражается в комплексе па томорфологических изменений, которые определяют как морфологический эк вивалент коммоционно-контузионного синдрома.

Морфологические проявления коммоционно-контузионного синдрома у павших от взрывной травмы следующие: множественные очаговые кровоизлияния в оболочках и ткани головного мозга, в других органах (рис. 12), удаленных от мес та приложения взрывного воздействия;

кровоизлияния в связочном аппарате и в корневых структурах внутренних органов (печени, селезенки, почек, сердца, лег ких), в брыжейке кишк, в диафрагме и парааортальной жировой клетчатке;

под капсульные кровоизлияния и, реже, разрывы капсулы паренхиматозных органов (печени, селезенки, почек). В тяжелых случаях отмечают разрушения частей тела и внутренних органов, переломы позвоночника, основания черепа и костей скелета.

В сердце (рис. 13) коммоционно-контузионные повреждения имеют вид мелкоочаговых субэпикардиальных, субэндокардиальных, интрамуральных кровоизлияний, преимущественно в области артериальных и венозных конусов.

В легких повреждения представлены прикорневыми очаговыми кровоиз лияниями, локализованными вокруг бронхов и крупных сосудов, и субплевраль ными кровоизлияниями в виде линейных «реберных отпечатков» (рис. 14).

Рис. 12.

Микропрепарат яичка: кровоизлияние в ткани яичка при взрывной травме (окраска гематокси лином и эозином, 200) Рис. 13.

Микропрепарат сердца: субэндокар диальное кровоиз лияние при взрывной травме (окраска гема токсилином и эози ном, 500) Рис. 14.

Полосовидные кровоизлияния («реберные отпечат ки») в проекции ребер на дорзальной поверхности легких при взрывной травме Обычными являются кровоизлияния на диафрагмальных поверхностях легких, чаще в плевральных синусах, а также очаговые ателектатические и эм физематозные изменения паренхимы. Тяжелые контузионные повреждения в легких проявляются их разрывом с разрывом стенок сосудов и бронхов, об ширными кровоизлияниями и геморрагическим инфарцированием с ателекта зом пораженной доли. Эти изменения описывают при тяжелых взрывных по вреждениях авиационными бомбами /121, 122/ и считают характерными для поражений боеприпасами объемного взрыва. При микроскопии в таких наблю дениях взрывной травмы отмечено «скелетирование» сосудов (по Н. Д. Клочко ву), т. е. отделение сосудов от легочной паренхимы (рис. 15), и разрывы стенок альвеолярных ходов и межальвеолярных перегородок /26, 64/.

Рис. 15.

Микропрепарат легкого: «скелетиро вание» сосуда (отде ление сосуда от па ренхимы) при взрыв ной травме (окраска гематоксилином и эо зином, 64) Обязательным компонентом коммоционно-контузионного синдрома яв ляются поражения головного мозга, которые варьируют весьма широко — от легких степеней сотрясения до ушибов с образованием обширных кровоизлия ний и очагов размягчения. Гистологически выявляют в основном сочетание мо заичных кровоизлияний (рис. 16, а), дисциркуляторных и нейродегенеративных дистрофических изменений, «скелетирование» сосудов головного мозга (рис.

16, б) с кровоизлияниями в новообразованных периваскулярных пространствах.

а б Рис. 16. Микропрепараты головного мозга при взрывной травме (окраска гематоксилином и эозином, 200): а — тотальные и очаговые кровоизлияния;

б — отделение артерии от нейропиля («скелетирование») Взрывные повреждения в кабинах бронетехники возникают при пораже нии бронебойными снарядами, ракетами или противотанковыми минами (фуга сами), которые отличаются большой мощностью боезаряда и способны причи нять тяжелые повреждения в результате заброневого действия ударной волны и резонансных эффектов замкнутого пространства кабины.

Характерными считают тяжелые взрывные травмы с открытыми и закры тыми переломами костей, повреждениями внутренних органов, ушибом и со трясением головного мозга /117/. Постоянно отмечают повреждения среднего и внутреннего уха, вплоть до разрыва барабанных перепонок и разрушения кор тиева органа /38/.

При пробивании корпуса бронетехники поражающий эффект взрыва уси ливается за счет прямого повреждающего действия продуктов детонации и ударной волны, а также вторичных осколков от разрушающихся конструкций /64, 78/. В этих случаях повреждения часто принимают характер тяжелой по литравмы, вплоть до разрушения и расчленения тела (рис. 17).

Рис. 17. Множествен ные повреждения с разрушениями частей тела у механика водителя вследствие взрыва боекомплекта в бронетранспортере При подрыве техники на минах возможно сбрасывание тела на землю (например, с брони машины). Степень и характер возникающих при этом по вреждений определяются массой тела, высотой падения и характером поверх ности земли. Дифференциальная диагностика этих повреждений с поврежде ниями, причиняемыми непосредственно ударной волной взрыва, не всегда воз можна.

1.2.2.2. Б о е в а я н е о г н е с т р е л ь н а я м е х а н и ч е с к а я т р а в м а Боевая неогнестрельная механическая травма по опыту войны в Афгани стане и Чечне связана в основном с авариями автомобильной и авиационной техники, а также бронетехники, возникавшими в боевой обстановке, в том чис ле при повреждении ходовой части и механизмов управления. Реже боевая не огнестрельная травма вызвана падением с высоты (например, при ведении бое вых действий в горах) и другими причинами. У таких погибших в большинстве случаев это была политравма (с множественными сочетанными закрытыми и открытыми повреждениями, переломами костей, позвоночника, ушибами и раз рывами внутренних органов) и реже — изолированная черепно-мозговая трав ма /63/.

С большой частотой фиксировали, особенно в Чечне, случаи механиче ской асфиксии при утоплении в воде, чаще в летнее время.

При патологоанатомических и судебно-медицинских вскрытиях на тру пах выявляли повреждения, не характерные для боевого применения войск — рубленые, резаные, пиленые раны с отделением головы, половых органов, уш ных раковин, иссечением глазных яблок. Часто такие повреждения были нане сены при жизни, о чем свидетельствовали кровоизлияния в краях ран.

1.2.3. П а т о м о р ф о л о г и я р а н е в о г о п р о ц е с с а Огнестрельная рана служит пусковым звеном раневого процесса, который, в сущности, должен рассматриваться как частный случай репаративной регене рации, завершающейся при благоприятном исходе ранения заживлением раны.

Общий план этого процесса хорошо известен.

По И.В. Давыдовскому /44/ он включает три основных момента: 1) анато мические и функциональные нарушения, связанные с непосредственным действи ем снаряда;

2) реактивно-воспалительные процессы;

3) регенеративные процессы.

Рассматривают три основных варианта раневого процесса: 1) с регенера цией (заживлением ран) по типу «первичного натяжения»;

2) с регенерацией по типу «вторичного натяжения»;

3) с регенерацией «под струпом».

При заживлении первичным натяжением реактивно-воспалительные процессы остаются умеренно выраженными и протекают преимущественно в форме обычного травматического отека. Быстро нарастают процессы регенера ции с рассасыванием и организацией некротизированных тканей и гематом по ходу раневого канала, а также инкапсуляцией оставшихся в ране инородных тел (рис. 18, а). В результате достигается более или менее полное заживление раны с образованием относительно небольшого рубца в мягких тканях.

Заживление вторичным натяжением характеризуется нарастанием экс судативного воспаления в ране. Процессы организации сменяются отторжени ем некротизированных тканей и свертков крови в ране с ее вторичным очище нием посредством нагноения. Это приводит к задержке регенерации и сопро вождается значительным развитием грануляционной ткани в стенке раневого канала (рис. 18, б, в). Ее созревание приводит к склеротическим изменениям, что сопровождается тракцией и способствует сближению краев раны. При этом достигается неполная регенерация с закрытием раны путем ее эпителизации поверх остающегося в глубине тканей грубого соединительнотканного рубца.

а б в Рис. 18. Репаративная регенерация в ранах (окраска гематоксилином и эо зином): а — организация некроза в ране после первичной хирургической обра ботки с ее заживлением первичным натяжением, 7-е сутки ( 100);

б — началь ные признаки образования грануляционной ткани в жировой клетчатке под де маркационным лейкоцитарным валом при развитии нагноения раны, 7-е сутки ( 100);

в — сформированная грануляционная ткань отграничивает зону гной ного расплавления некротизированных тканей при заживлении раны вторич ным натяжением, 25-е сутки ( 75) При рассмотрении раневого процесса в его развитии принято выделять три основных периода, хотя между ними невозможно определить четкие мор фологические и временные границы /3/.

1.2.3.1. П е р в ы й п е р и о д р а н е в о г о п р о ц е с с а Первый период раневого процесса характеризуется развитием в ране нек ротических и воспалительных изменений. При этом некроз тканей по своему ме ханизму может быть как первичным (травматическим), так и вторичным, возни кающим в связи с местными расстройствами кровообращения и нарушениями метаболизма. Одновременно включаются также механизмы воспаления как сложной тканевой реакции на повреждение. Ведущую роль в формировании ее триггерного механизма отводят разрушению и дегрануляции тучных клеток, что сопровождается активацией медиаторов воспаления (гистамина, серотонина, брадикинина и др.) и лизосомальных ферментов. В частности этим во многом объясняется развитие травматического отека тканей вокруг раны. Большое зна чение может иметь также антигенное раздражение, связанное с микробным за грязнением и инфицированием раны, что является при огнестрельных ранениях постоянным и закономерным. Это находит свое морфологическое выражение в нарастании периваскулярной лимфоцитарной инфильтрации (рис. 19).

Рис. 19. Отек тканей и лимфоцитарная периваскулярная инфильтрация в стенке раневого канала с характерным ее распространением по ходу прослоек волокнистой соединительной ткани, 3-и сутки после ранения (окраска азуром II и эозином, 150) При нарастании остроты воспалительной реакции усиливается инфильт рация полиморфноядерными лейкоцитами с преобладанием нейтрофилов, что отражает состояние неустойчивого равновесия между макро- и микроорганиз мом, нарушение которого ведет к развитию раневых инфекционных осложне ний. Концентрация микробов при нагноении составляет около 1 млн в 1 г ткани или в 1 мл отделяемого из ран /69/. Возникновение раневых инфекционных ос ложнений характеризуется нарастанием признаков экссудативного воспаления в краях раны, которое обычно приобретает гнойный характер. Это является вы ражением несостоятельности механизмов заживления раны первичным натяже нием. Прорастающие микробами ткани и свертки крови в инфицированной ра не начинают восприниматься иммунной системой как антигенно чуждые. За пускаются механизмы их отторжения посредством воспалительной демаркации и секвестрации с образованием гнойного отделяемого. В результате раневой процесс задерживается в первом периоде и заканчивается только с завершением вторичного очищения раны. Периваскулярная инфильтрация в тканях вокруг очагов гнойного воспаления приобретает продуктивный характер, что проявля ется нарастанием пролиферативной активности эндотелиальных клеток микро сосудов и перицитов. С участием лимфоцитов и макрофагов они образуют своеобразные муфты вокруг формирующегося сплетения тонкостенных сосу дов грануляционной ткани (рис. 20, а). В ней накапливаются иммунокомпе тентные клетки с признаками антигенной стимуляции (рис. 20, б).

а б Рис. 20. Формирование грануляционной ткани в огнестрельной ране (ок раска азуром II и эозином, 200): а — пролиферация перицитов с образовани ем, при участии лимфоцитов и макрофагов, периваскулярной муфты, 7-е сутки после ранения;

б — полиморфный клеточный состав грануляционной ткани, явления бласттрансформации лимфоцитов в их скоплениях вокруг тонкостен ных сосудов с набухшим эндотелием, 10-е сутки после ранения При иммунолюминесцентном исследовании грануляционной ткани в ней выявляется агрегация цитолеммальных рецепторов T-лимфоцитов хелперов и супрессоров-киллеров с образованием феномена «кеппинга», а также продук ция иммуноглобулинов B-клетками с появлением неклеточных отложений им муноглобулина в очагах воспаления (рис. 21). Это отражает участие грануляци онной ткани в осуществлении местных иммунных реакций и дает основание рассматривать ее так же, как своеобразный временный эффекторно-рецептор ный периферический орган иммунной системы.

Рис. 21. Клеточные и гуморальные иммунные реакции в грануляционной ткани, 14-е сутки после ранения (иммунолюминесцентные исследования с ис пользованием антител — диагностикумов, меченых флюорохромом, 700): а — проявления активации лимфоцитов T-хелперов (Th) и б — T-супрессоров / киллеров (Ts) с агрегацией их цитолеммальных рецепторов и «кеппингом», не прямая реакция Кунса;

в — B-лимфоциты — IgG-продуценты и внеклеточные отложения иммуноглобулина G в очаге вторичного гнойного расплавления гра нуляционной ткани, прямая реакция Кунса 1.2.3.2. В т о р о й п е р и о д р а н е в о г о п р о ц е с с а Второй период раневого процесса характеризуется преобладанием процес сов регенерации тканей. В клиническом плане он представляется особенно важ ным, поскольку выражает сущность раневого процесса, направленного на зажив ление раны. При заживлении первичным натяжением этот период начинается от носительно рано, вслед за стиханием первичного травматического отека. Морфо логически он характеризуется преобладанием процессов организации с образова нием в области раны относительно небольшого количества богатой сосудами но вообразованной грануляционной ткани и достижением в итоге относительно пол ного заживления раны. При нагноении переход раневого процесса во второй пе риод может отодвигаться на недели и даже месяцы. Принципиальным моментом в определении этого периода следует считать достижение вторичного очищения ра ны, что проявляется снижением количества гнойного отделяемого и появлением в краях ран хорошо развитой «цветущей» грануляционной ткани. При гистологиче ском исследовании в ней обнаруживают ясно выраженную стратификацию.

В соответствии с классическим описанием грануляционной ткани /8/ от поверхности в глубь стенки раневого канала выделяют шесть основных слоев:

1) лейкоцитарно-некротический слой;

2) слой сосудистых петель;

3) слой вертикальных сосудов;

4) слой беспорядочно расположенных фибробластов (созревающий слой);

5) слой горизонтально расположенных фибробластов;

6) фиброзный (рубцовый) слой.

Созревание грануляционной ткани идет по направлению в глубь от раневой поверхности и характеризуется ее трансформацией в рубец из плотной соедини тельной ткани с преобладанием зрелых коллагеновых волокон. Большое значение в определении характера патологического процесса отводят становлению оптималь ных морфофункциональных отношений в клеточных кооперациях конкретных гис тионов /67/. Применительно к грануляционной ткани эти отношения изучены с ис пользованием методов гистохимии и электронной микроскопии /95, 97/, в том чис ле при огнестрельных ранениях /40/. По мере затихания воспаления ускоряется трансформация грануляционной ткани в грубоволокнистую соединительную ткань.

При этом достигается сближение краев раны с восстановлением целости анатоми ческих структур за счет образования соединительнотканного рубца. В костной ране идет, соответственно, образование «фиброзной мозоли» /35/.

Второй период завершается закрытием раны с ее эпителизацией проли ферирующим и наползающим с краев эпидермисом.

1.2.3.3. Т р е т и й п е р и о д р а н е в о г о п р о ц е с с а Третий период раневого процесса начинается после достижения первичной консолидации поврежденных анатомических структур и характеризуется даль нейшей перестройкой тканей в области раны. Отражением текущих процессов перестройки являются сохраняющиеся в толще новообразованных соединитель нотканных рубцов очаги грануляционной ткани и лейкоцитарных инфильтратов с преобладанием в них лимфоидных элементов и макрофагов (рис. 22). В этом периоде продолжается формирование окончательного грубоволокнистого соеди нительнотканного рубца с появлением и нарастанием в нем эластических воло кон, завершается консолидация переломов костей с образованием костной мозо ли и ее последующей перестройкой, достигается постепенное восстановление нервной проводимости после повреждения нервных стволов и пр.

Рис. 22. Диффузно-очаговая лимфоцитарная инфильтрация рубцовой тка ни в зажившем участке раневого канала в печени, 45-е сутки после ранения (окраска азуром II и эозином, 150) Это наиболее длительный период, значение которого выходит за рамки клинических аспектов реконвалесценции и находит непосредственное продол жение в социальной реадаптации и профессиональной реабилитации раненого.

Нередко третий период растягивается на многие годы после клинического вы здоровления и восстановления боеспособности (трудоспособности) раненого.

Неблагоприятное течение этого периода может проявляться рецидивами раневой инфекции с повторным открытием ран, образованием хронических абсцессов, возникновением хронического остеомиелита и др. В своем после дующем развитии эти процессы могут постепенно утрачивать непосредствен ную связь с огнестрельной раной и принимать характер вторых болезней /104/.

1.2.3.4. У с л о в и я з а ж и в л е н и я р а н Процесс заживления ран зависит от совокупности многих местных и об щих условий.

Среди местных неблагоприятных факторов выделяют сложные топогра фо-анатомические особенности раневого канала, нарушение целости нервных стволов и магистральных сосудов, образование обширных гематом, а также развитие раневых инфекций.

В числе наиболее значимых общих неблагоприятных факторов обычно указывают принадлежность к старшим возрастным группам, нарушение пита ния и физическую усталость, состояние реконвалесценции после перенесенных тяжелых болезней, а также развитие синдрома эколого-профессионального пе ренапряжения у военнослужащих. В этом ряду необходимо отметить также массивную кровопотерю, развитие травматического шока и других тяжелых проявлений травматической болезни у раненых.

1.3. Р а н е в ы е и н ф е к ц и и Всякое ранение на поле боя закономерно сопровождается микробным за грязнением тканей, что обусловливает высокую вероятность возникновения ра невых инфекционных осложнений. Разнообразные микробы, попадающие в ра ну, вступают в новые конкурентные отношения друг с другом за субстрат пита ния. При этом они подвергаются селективному отбору под влиянием изменяю щихся по ходу раневого процесса местных условий. Последние находят свое интегральное выражение в характере воспалительной реакции и определяются конкретным биохимическим составом поврежденных тканей, состоянием мик роциркуляции, характером обмена веществ в тканях, активностью систем мест ной неспецифической резистентности и иммунитета. Особенностью инфекци онных процессов, вызываемых этими возбудителями (относящимися к катего рии условно патогенных микробов), является выраженная зависимость их воз никновения и характера проявлений от состояния реактивности организма.

Следствием этого является нечеткая нозологическая определенность большин ства видов раневых инфекций (стафилококковых, стрептококковых, энтеробак териальных). Раневой и инфекционный процессы развиваются в неразрывном единстве, с возможной сменой возбудителей на разных этапах заживления ран.

В динамике состава раневой микрофлоры огнестрельных ран выделяют три периода:

первый период (ранний) — с момента ранения до первичной хирургиче ской обработки (ПХО) — характеризуется преобладанием в ране представите лей первичной микрофлоры (спорообразующих анаэробов, стрептококков, пе нициллиназоотрицательных стафилококков, коринебактерий);

второй период (переходный) — в 1 — 2-е сутки после ПХО, когда в ране обнаруживают представителей как первичной (неадаптированной), так и вто ричной (госпитальной) микрофлоры;

третий период (госпитальный) — с 3 — 4-х суток после ПХО, когда до минируют антибиотико-резистентные штаммы /50/.

Основными местными условиями, способствующими развитию инфекци онных осложнений раневого процесса, являются: 1) интенсивное и продолжаю щееся бактериальное загрязнение ран, которое может быть как экзогенным, так и эндогенным (при ранениях кишечника и других полых органов);

2) обилие свое временно не удаленных инородных тел и размозженных тканей, подвергающихся некрозу;

3) тяжелые местные дисциркуляторные, нейротрофические и метаболи ческие нарушения тканей с образованием обширных диапедезных кровоизлияний, с прогрессирующим отеком и расширением очагов вторичного некроза в ранах.

Общими предпосылками к возникновению раневых инфекций служат массивная кровопотеря и травматический шок, а также посттравматическая иммуносупрессия, которые становятся ведущими факторами патогенеза ранних периодов травматической болезни /65/. Прогрессирование иммуносупрессии в периоде последствий первичных реакций и шока рассматривают как неблаго приятный прогностический признак в отношении развития инфекционных ос ложнений и исхода травматической болезни /46/.

К развитию инфекционных осложнений могут предрасполагать генетические особенности организма /93/ и общие нарушения резистентности, связанные с нали чием предшествующих ранению «фоновых» иммунодефицитных состояний. В ус ловиях войны в Афганистане они обусловливались в основном развитием у военно служащих синдрома эколого-профессионального перенапряжения /79, 130/. Небла гоприятно складывающиеся местные и общие условия протекания раневого про цесса способствуют усилению альтерации в ране. Как правило, это сопровождается обострением воспаления и активизацией раневых инфекций. Их клиническая ма нифестация чаще всего приходится на первую — начало второй недели после ране ния, когда заканчивается инкубационный период с достижением пороговой кон центрации микробов /69/. В сущности, это означает принципиальное изменение взаимодействия макро- и микроорганизмов, при котором организация некротизи рованных тканей в ране становится невозможной. Вместе с обсеменяющими их микробами поврежденные ткани подвергаются отторжению посредством нагное ния и секвестрации, следствием чего является удлинение сроков и характера зажив ления ран по типу вторичного натяжения. Развитие раневых инфекций существен но отягощает состояние раненых и становится ведущим фактором патогенеза трав матической болезни в периоде поздних осложнений травмы /60/.

Целесообразно выделять следующие основные клинико-анатомические формы раневых инфекций: гнойную (местную и общую), а также анаэробную, включая анаэробную гангрену, ихорозную инфекцию и столбняк.

1.3.1. Г н о й н а я р а н е в а я и н ф е к ц и я Гнойная раневая инфекция характеризуется развитием гнойного (серозно гнойного, ихорозно-гнойного) экссудативного воспаления ран. Ее возбудите лями служит обычная «гноеродная» микрофлора, включая стафилококков, стрептококков, псевдомонад, ишерихий и других микробов, обитающих в ок ружающей человека среде, на коже, слизистых оболочках.

Как и все другие инфекции, они также имеют скрытую (доклиническую) фазу своего развития, инкубационный и продромальный периоды, могут проте кать в абортивной, стертой и манифестной формах. По клиническому течению они могут быть легкими, преимущественно местными и тяжелыми, как правило, с выраженными общими проявлениями, которые характеризуются инфекционно воспалительным эндотоксикозом с так называемой гнойно-резорбтивной лихо радкой, инфекционно-токсическим коллапсом и раневым истощением /85/. Даже небольшое местное нагноение в ранах может оказаться начальным проявлением тяжелых раневых осложнений, вплоть до генерализации гнойной инфекции с раз витием раневого сепсиса или возникновения анаэробной гангрены. Нагноение ран осложняет течение травматической болезни у раненых, требуя коррекции лечения, включая проведение дополнительного хирургического пособия. Однако до на стоящего времени вопрос об определении гнойных инфекционных осложнений не нашел общепринятого решения. Следствием этого является отсутствие единого подхода к учету гнойных инфекций у раненых, которые не всегда регистрируют в медицинской документации. В Афганистане гнойные инфекции развивались при ранениях мягких тканей — у 5,7 % раненых, груди — у 24,8 %, живота — у 28 %, конечностей с переломами длинных трубчатых костей — у 33 % /17/.

Обычно гнойные осложнения начинают проявляться клинически с 5 — 6-х суток после ранения. Однако, как показывают гистологические исследования, кли нической манифестации нагноения в ране предшествует нарастание лейкоцитарной инфильтрации в стенках раневого канала с формированием демаркационного вала вокруг подвергающихся некрозу участков тканей со скоплениями в них микробов /3, 99/. Ткани в очаге воспаления подвергаются литическому воздействию лизосо мальных ферментов лейкоцитов и начинают расплавляться с образованием микро абсцессов. Процесс отличается наклонностью к лавинообразному течению и быст ро приводит к тотальному гнойному расплавлению тканей и секвестрации инфици рованных участков некроза. Открывается гноетечение (пиорея), что является важ нейшим клиническим признаком экссудативного гнойного воспаления.

В зависимости от преобладания местных или общих проявлений инфек ционного процесса принято различать местную и общую (сепсис) клинико анатомические формы гнойной инфекции.

1.3.1.1. М е с т н а я г н о й н а я р а н е в а я и н ф е к ц и я Местная гнойная раневая инфекция, первоначально возникнув в том или ином участке раны, развивается далее по присущим ей законам аутокаталити ческого процесса. Она может оставаться локализованной, протекая по типу так называемого поверхностного нагноения, и затухать со сменой экссудативной фазы на продуктивную. В более тяжелых случаях воспаление проявляет тен денцию к распространению в подлежащие ткани с образованием глубоких абсцессов, флегмон и парафасциальных затеков гноя. Последнее в морфоло гическом плане соответствует понятию местно прогрессирующей, «инвазив ной», по определению А. А. Балябина /12/, раневой инфекции.

Развитие раневой инфекции приводит к нарастанию отека, гиперемии ко жи и болезненности в области раны. При задержке снятия швов они начинают прорезываться, и рана раскрывается. Отделяемое раны становится обильным и принимает отчетливо гнойный характер. В глубоких участках раневого канала гнойное воспаление может принимать характер флегмонозного, однако чаще всего ведет к образованию абсцессов и затеков гноя. Нарастающая в этих усло виях эндогенная интоксикация неблагоприятно сказывается на общем состоянии раненых. Иногда осложнение проявляется лишь гектической лихорадкой и дру гими общими симптомами «септического состояния». Даже видимое заживление ран с их эпителизацией не исключает сохранения в толще соединительной ткани очагов дремлющей инфекции. Вспышки ее по типу рецидивов нагноения или в форме более тяжелых проявлений местной и общей раневой инфекции не ис ключаются даже в периоде отдаленных последствий травматической болезни.

Рецидивирующая хроническая гнойная инфекция со временем принимает харак тер самостоятельных заболеваний, так называемых вторых болезней /104/: хро нического остеомиелита, эмпиемы полостей тела, глубоких (висцеральных) хро нических абсцессов, затяжного септического эндокардита, амилоидоза.

Прогредиентное развитие гнойной инфекции может нарушать течение раневого процесса на любом его этапе, что обычно проявляется образованием флегмоны с диффузным пропитыванием мягких тканей лейкоцитарным (гной ным) инфильтратом, возникновением абсцессов, затеков гноя и свищевых хо дов, посредством которых они могут сообщаться с полостями и открываться на поверхности тела. Развитие грануляционной ткани способствует относительной стабилизации местных очагов гнойной инфекции с формированием вокруг них соединительнотканной стенки. При этом стенки абсцессов, гнойных карманов затеков и свищевых ходов приобретают ригидность, что приводит к утрате их способности к спадению при опорожнении от гноя.

Наличие в очаге нагноения подвергающихся секвестрации крупных фраг ментов некротизированных тканей, свернувшихся гематом, отломков костей и инородных тел может становиться важным фактором хронизации инфекционного процесса. Особенно неблагоприятно в этом отношении развитие нагноения в ко стной и костно-суставной ране, что может сопровождаться образованием ложного сустава, анкилозом и вести к возникновению раневого остеомиелита. В неблаго приятных случаях в воспалительную инфильтрацию вовлекаются также стенки сосудов с развитием картины гнойного лимфангита с распространением инфекции по лимфатическим путям или тромбоваскулита с гематогенной диссеминацией.

Перифокальное развитие гнойного тромбоваскулита указывает на несостоя тельность механизмов ограничения микробной инвазии и резко ухудшает местные условия микроциркуляции в тканях, что неблагоприятно сказывается на течении раневого процесса (рис. 23). Это проявляется, в частности, повышенной склонно стью к образованию обширных очагов вторичного некроза, что приводит к быст рому разрушению новообразующихся грануляций и резко нарушает течение репа ративного процесса в ране. Вовлечение в инфекционный процесс сосудов являет ся важным предрасполагающим фактором возникновения сепсиса /4, 9/.

а б Рис. 23. Перифокальный васкулит при развитии гнойной инфекции в ог нестрельной ране (окраска азуром II и эозином, 150): а — гнойный васкулит с явлениями начинающейся парараневой флегмоны кожи, 18-е сутки после ране ния;

б – гнойный тромбоваскулит грануляционной ткани в огнестрельной ране, 10-е сутки после ранения Характер тканевой реакции в очаге гнойного воспаления несет на себе отпечаток видовых особенностей возбудителей.

Так, золотистый стафилококк вызывает преимущественно гнойно некротический тип тканевых изменений с образованием вокруг скоплений мик робов зоны некроза, распространяющейся на клеточные элементы воспалитель ного инфильтрата (рис. 24, а, б, в). Отмечается наклонность к переходу инфек ционно-воспалительного процесса на сосуды с развитием гнойного тромбова скулита и к его распространению вдоль соединительнотканных фасциальных структур (рис 24, г).

Ржавая псевдомонада (синегнойная палочка) вызывает тканевую реак цию гнойно-геморрагического вида (рис. 25, а, б), а энтеробактер — преиму щественно отечно-гнойного (рис. 25, в, г, д).

Своеобразные отечно-гнойные тканевые реакции могут вызывать также протей, кишечная палочка, другие грамотрицательные палочки, а также эпидермальный стафилококк /10, 13, 98/.

Весьма специфичные тканевые изменения отличают также нагноитель ные процессы, вызываемые зеленящим стрептококком. Они характеризуются наклонностью к флегмонозному воспалению и гнойному лимфангиту, а также могут вызывать раневую рожу — серозный, гнойный или некротический дер матит, распространяющийся вокруг ран /44/. Поэтому рассматривать гнойное воспаление как неспецифическое можно лишь весьма условно.

а б в г Рис. 24. Стафилококковая гнойная раневая инфекция (окраска азуром II и эозином — а, б, по Граму — в, по Граму-Вейгерту — г): а — очаг инфекции Staphylococcus aureus в ране с диапедезными кровоизлияниями и распростра нением гнойно-деструктивного процесса в глубину тканей ( 75);

б — некроз лейкоцитов воспалительного инфильтрата вблизи скоплений стафилококков ( 300);

в — скопления стафилококков среди лейкоцитов в мазке-отпечатке той же раны ( 1000);

г — распространение инфекционно-воспалительного процесса по соединительнотканным прослойкам вдоль сосудов в глубину тка ней ( 75) в а б д г Рис. 25. Синегнойная и энтеробактериальная гнойные раневые инфекции (окраска гематоксилином и эозином — а, д, азуром II и эозином — б, в, г): а — очаг синегнойной инфекции с явлениями гнойного тромбоваскулита и распро страненным некрозом в гранулирующей ране ( 100);

б — скопления грамот рицательных палочек Pseudomonas aeruginosa (синегнойной палочки) в мазке отпечатке из той же раны (1000);

в — очаг энтеробактериальной инфекции в ране со скоплением лейкоцитов вокруг некроза с прорастающими его коли формными микробами (палочками) ( 400);

г — грамотрицательные палочки (энтеробактерии) в мазке-отпечатке из той же раны ( 1000);

д — парафасци альное распространение воспалительного процесса при энтеробактериальной инфекции в глубину тканей ( 200) На развитие и характер проявлений гнойной инфекции существенное влияние оказывают местные анатомо-топографические и органные особенно сти. Таковы, например, раневые гнойные менингиты, вентрикулиты и абсцессы головного мозга, раневые гнойные артриты и остеомиелиты, а также раневой перитонит и другие процессы. Раневой перитонит при повреждениях кишечни ка приобретает характер разлитого «калового» с быстрым нарастанием сероз ного и серозно-геморрагического экссудативного воспаления (рис. 26).

Рис. 26. Острый раневой перитонит, реактивная фаза;

набухание и деск вамация мезотелия в месте отложения ино родных частиц на сероз ной оболочке;

отек под лежащей соединитель ной ткани и периваску лярная лимфо макрофаго-цитарная ин фильтрация;

0,5 ч после ранения (окраска азуром II и эозином, 300) Последующее перерастание воспаления в гнойное и фибринозно-гнойное со провождается развитием паралитической кишечной непроходимости и очаго вым переходом нагноительного процесса на стенку кишк (рис. 27).

Рис. 27. Фибринозно гнойный перитонит с распространением гной ного воспаления на стенку подвздошной кишки;

гнойный тром боваскулит и фибриноз но-гнойный язвенный энтерит;

16-е сутки по сле ранения (окраска азуром II и эозином, 100) Острота реактивной фазы раневого перитонита объясняется механиче ским раздражением и интенсивным загрязнением брюшины содержимым кишк. Поэтому первоочередной задачей в организации медицинской помощи раненным в живот является возможно более быстрая их эвакуация с поля боя на этап оказания квалифицированной хирургической помощи. Оптимальным сро ком проведения операции считают не более 6 — 12 ч после ранения.

1.3.1.2. О б щ а я г н о й н а я р а н е в а я и н ф е к ц и я (р а н е в о й с е п с и с) Сепсис — общая, генерализованная форма гематогенной инфекции, ха рактеризуется развитием диссеминированного гнойного тромбоваскулита (сеп тического васкулита), ведущего к образованию абсцессов (гнойных метастазов) разной локализации. Сепсис в период Великой Отечественной войны 1941- гг. служил одной из наиболее частых непосредственных причин смерти ране ных на госпитальных этапах медицинской эвакуации (20,1 %) и сохраняет свое значение в современных войнах и вооруженных конфликтах /63/. Клинически развитие сепсиса проявляется ухудшением общего состояния раненого и нарас танием тяжести инфекционно-воспалительного эндотоксикоза с характерной лихорадкой гектического типа, которая обычно сопровождается бактериемией.

Часто отмечают также признаки гемолитической желтухи и явления геморраги ческого синдрома с кровоизлияниями в коже и слизистых оболочках, которые объясняют тяжелым эндотоксикозом и септическим васкулитом.

Сепсис клинически может протекать без видимых гнойных метастазов — в виде септицемии;

с гнойными метастазами разной локализации — в виде септикопиемии.

Однако, как показывают патоморфологические исследования А. Н. Чис товича, его учеников и последователей (А. К. Агеева, А. А. Балябина, В. М.

Шипилова и др.), при септицемии постоянно обнаруживают гистологические признаки гнойного тромбоваскулита с появлением микроабсцессов. Поэтому септицемию и септикопиемию целесообразно рассматривать не как особые клинико-анатомические формы сепсиса, а как его последовательные стадии.

Клинико-анатомически различают следующие формы раневого сепсиса:

Острейший сепсис — характеризуется развитием септицемии с явления ми септического коллапса (септического шока) и быстрым переходом в терми нальное состояние по сердечному типу.

Острый сепсис — характеризуется развитием септицемии с переходом в септикопиемию, что проявляется образованием гнойных метастазов разной ло кализации. Сопровождается нарастающими явлениями инфекционно-воспали тельного эндотоксикоза, которые также могут завершаться возникновением септического коллапса.

Подострый сепсис — характеризуется затянувшимся течением септико пиемии с гнойными метастазами разной локализации. Клинически может про являться преимущественно симптомами септической пневмонии (инфаркт пневмонии), бактериального эндокардита, абсцесса головного мозга или гной ных метастатических поражений иной локализации. Сопровождается выражен ными явлениями инфекционно-воспалительного эндотоксикоза с усилением признаков раневого истощения и прогрессирующими дистрофическими изме нениями внутренних органов.

Затяжной септический эндокардит (бактериальный полипозно-язвен ный эндокардит) — характеризуется инфекционным поражением клапанного аппарата сердца с формированием своеобразных вторичных ворот сепсиса /56/.

Хронический сепсис (хрониосепсис) — характеризуется вялым длитель ным течением, повторными рецидивами септикопиемии с метастатическими оча гами гнойной инфекции. Сопровождается тяжелыми проявлениями инфекционно воспалительного эндотоксикоза с исходом в раневое истощение и кахексию.

Воротами раневого сепсиса чаще всего становятся нагноившиеся костно мышечные и костно-суставные раны. В них отмечают распространенные явле ния перифокального васкулита, тромбоваскулита (обычно тромбофлебита), что сопровождается также усилением вторичных некротических изменений в ранах с распадом грануляционной ткани /12, 104/.

Характер метастатических поражений при сепсисе находится в некоторой зависимости от вида возбудителя. Так, при стафилококковом сепсисе с наи большей частотой метастазами поражаются мягкие ткани (жировая клетчатка, скелетные мышцы) и особенно легкие /1, 4, 53/. Это совершенно не характерно для псевдомонадного (синегнойного) сепсиса, отличающегося также мень шими размерами метастатических очагов с образованием вокруг них геморра гического венчика /11/.

У умерших от сепсиса отмечают выраженные дистрофические и некро биотические изменения внутренних органов, признаки раневого истощения, что соответствует морфологической картине инфекционно-воспалительного эндо токсикоза /84, 85/. Характерной для сепсиса считается гиперплазия селезенки (септическая селезенка), которая при остром сепсисе отличается также чрез мерной дряблостью, что связывают с лейкоцитозом красной пульпы и проли ферацией макрофагов. При отсутствии гнойных метастазов важное диагности ческое значение отводят геморрагическому синдрому и гемолитической желту хе, особенно при бактериологическом подтверждении бактериемии теми же микробами, которые высеваются из очага нагноения. Решающее значение отво дится гистологическому исследованию, а также гистобактериоскопии первич ных и вторичных септических очагов с обнаружением в тканях возбудителей.

1.3.2. А н а э р о б н а я р а н е в а я и н ф е к ц и я Анаэробная раневая инфекция может протекать в трех различных клини ко-анатомических формах:

1) анаэробная (газовая, отечная) гангрена;

2) ихорозная (гнилостная) инфекция;

3) столбняк.

Они неравнозначны в смысле нозологической определенности и отлича ются по виду возбудителей, патогенезу и своему значению в боевой патологии.

1.3.2.1. А н а э р о б н а я г а н г р е н а Анаэробная гангрена — анаэробная раневая инфекция, характеризую щаяся распространенным отеком и омертвением тканей (гангреной) поражен ной области тела, а также тяжелыми общими проявлениями с прогрессирую щим инфекционно-воспалительным эндотоксикозом, сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью. В зависимости от преимущественного распро странения инфекционного процесса в тканях различают анаэробный миозит, анаэробные целлюлит и фасциит.

Возбудителями анаэробной гангрены обычно выступают клостридиаль ные (спорообразующие) анаэробы Cl. perfringens, а также родственные виды клостридий — Cl. oedematiens, Cl. septicum, Cl. histolyticum и, как установлено в последние годы, также неклостридиальные (неспорообразующие) анаэробные кокки Peptococcus и Peptostreptococcus. В литературе обсуждают значение в развитии анаэробной гангрены других родов неклостридиальных анаэробных микробов (бактероидов, фузобактерий и др.). В отличие от типичных возбуди телей анаэробной гангрены (клостридий, пептококков, пептострептококков) их обнаруживают в полимикробных ассоциациях из ихорозно-гнойных (путрид ных) глубоких абсцессов и карманов парафасциальных гнойных затеков /68, 71/, а также из очагов деструктивной пневмонии и гангрены легких /90/. Все они, наряду с клостридиями, пептококками и другими анаэробами, являются нормальными обитателями почвы, кожи, кишечника.

Соответственно различают клостридиальную и неклостридиальную анаэробную гангрену.

Клостридиальная анаэробная гангрена (газовая гангрена, газовая флегмона, злокачественный отек) во всех прошлых войнах была одним из са мых грозных осложнений огнестрельных ранений. В Великую Отечественную войну частота возникновения анаэробной гангрены у раненых не превышала 0,5 — 1,0 %. Вместе с тем ее доля в структуре непосредственных причин смерти от осложнений ран представлялась значительно более весомой и дос тигала на различных этапах медицинской эвакуации 20,7 — 37,6 % /34, 104/.

Однако в 50 — 60-е годы на фоне общего снижения инфекционной забо леваемости частота осложнений ран анаэробной гангреной повсеместно упала, и у военнослужащих США во Вьетнаме случаи возникновения анаэробной гангрены не описаны /134/. В советских войсках в Афганистане анаэробная гангрена встречалась намного реже, чем в годы войны 1941-1945 гг., но все же сохраняла значительную актуальность и служила непосредственной причиной смерти у 6 % умерших от раневых инфекций. Возможно, это отражало гло бальную мировую тенденцию к новому повышению частоты анаэробных ин фекций в 70 — 80-е годы /5, 68, 132, 135/.

Неклостридиальная анаэробная гангрена в годы Великой Отечественной войны не описана. До настоящего времени известны лишь единичные описания стрептококковой анаэробной гангрены у раненых, например, в Афганистане /101/.

Важную роль в патогенезе анаэробной гангрены играют микробные токси ны с их некрогенным и вазопаралитическим действием, чем объясняют харак терное сочетание некротических и отечных изменений в тканях с их сдавлением в соединительнотканных футлярах и аноксией /3, 44, 103/. Решающим моментом патогенеза является сенсибилизация организма анаэробными микробами, разре шение которой сопровождается дегрануляцией тканевых базофилов с интенсив ным выбросом в ткани медиаторов воспаления. Этим объясняют гиперергиче ский тип тканевой реакции, характерный для анаэробной гангрены /99/. Разви тию гиперергической реакции могут способствовать общие нарушения ауторе гуляторных механизмов иммунной системы, возникающие при формировании посттравматической иммуносупрессии и относительной недостаточности им мунной системы у раненых.

Среди местных предпосылок, способствующих развитию анаэробной ган грены, следует выделить ишемизацию области раны при повреждении крупных сосудов и наличие в ней большого количества некротически измененных тка ней, а также инородных тел, что создает условия для селективного развития анаэробной микрофлоры. Этим можно объяснить более частое развитие ана эробной гангрены при огнестрельных ранениях конечностей с переломами трубчатых костей и повреждением магистральных сосудов.

Патоморфология анаэробной гангрены Характер местного патологического процесса при анаэробной гангрене определяется как своеобразное острое серозно-альтеративное воспаление, ко торое сопровождается тяжелыми местными нарушениями кровообращения и бурно нарастающим отеком тканей. Процесс быстро выходит за пределы раны, распространяясь на соседние области тела. Кожа принимает мраморный вид с переходом в багрово-синюшную окраску. Отмечают образование обширных эпидермальных пузырей, заполненных серозно-геморрагическим экссудатом, и мацерацию. На разрезе ткани тусклые, набухшие, с обильным истечением се розной или серозно-геморрагической жидкости. Подвергающиеся некрозу мышцы приобретают характерный вид «вареного мяса».

При инфекции газообразующими микробами Cl. perfringens в тканях по являются пузырьки газа, которые обнаруживают пальпаторно по ощущению крепитации. Это послужило поводом к широко употреблявшемуся в прошлом названию «газовая гангрена» /23, 124/. При микроскопическом исследовании пораженных тканей обнаруживают микробов-возбудителей (грамположитель ных крупных спорообразующих палочек — клостридий или кокков — пепто кокков, пептострептококков, образующих характерные короткие цепочки). Их выявляют на значительном удалении от раны вокруг сосудов, в пери- и эндоми зии мышц, в фасциальных образованиях и подкожной жировой клетчатке, куда они могут проникать вместе с токами тканевой жидкости. Лейкоцитарная реак ция обычно мало выражена (рис. 28).

а б в г д Рис. 28. Клостридиальная анаэробная раневая инфекция, вызванная Clostridium perfringens (окраска по Граму — а, б, в, д, азуром II-эозином — г): а — анаэробный миозит с некрозом мышечных волокон на удалении от края раны.

В отечном эндомизии — крупные грамположительные палочки (клостридии) ( 300);

б — газовый пузырь среди скопления клостридий в некротизированной мышечной ткани ( 75);

в — анаэробный целлюлит с наличием клостридий в глубине некротизированной жировой клетчатки ( 500);

г — некроз и демарка ционная лейкоцитарная инфильтрация в крае раны ( 250);

д — полиморфная грамположительная и грамотрицательная (бледно окрашенная) микробная флора среди некротического детрита в мазке-отпечатке с поверхности раны ( 1000) Неклостридиальная пептострептококковая (стрептококковая) ана эробная гангрена по клинико-морфологическим проявлениям весьма близка к классической клостридиальной анаэробной гангрене. Чаще она принимает форму преимущественно серозно-гнойной некротической (гангренозной) флег моны жировой клетчатки (анаэробный целлюлит) или распространяется пре имущественно по фасциям (анаэробный фасциит). В подлежащих к очагам нек роза тканях можно обнаружить перифокальный тромбоваскулит (рис. 29). По следний развивается вне непосредственной связи со скоплениями микробов возбудителей и может служить видом гиперергической реакции, разные прояв ления которой характерны и для обычной гнойной стрептококковой инфекции.

а б Рис. 29. Стрептококковая анаэробная инфекция в огнестрельной ране бедра, 7-е сутки после ранения (окраска азуром II и эозином, 150): а — некроз мягких тканей в месте инвазии возбудителей на удалении 20 см от раневого ка нала, серозно-лейкоцитарный инфильтрат;

б — некротический тромбоваскулит в подлежащей жировой клетчатке 1.3.2.2. И х о р о з н а я (г н и л о с т н а я) и н ф е к ц и я о г н е с т р е л ь н ы х р а н Ихорозная (гнилостная) раневая инфекция характеризуется гнилостным разложением тканей, что проявляется нарастанием некротических изменений в области раны и своеобразным ихорозным экссудатом, который в отличие от гноя имеет сукровичный вид и неприятный гнилостный запах. Ихорозная ин фекция обычно отмечается в исходе неблагоприятного течения затянувшегося нагноения ран. В качестве возбудителей ихорозной раневой инфекции высту пают разнообразные полимикробные ассоциации с участием большого числа представителей аэробных и анаэробных микробов — разнообразных грамполо жительных и грамотрицательных палочек и кокков — естественных обитателей почвы и пищеварительного тракта человека и животных. Ведущая роль в этих ассоциациях отводится анаэробным микробам, которые обладают мощными ферментными системами сбраживания белков. Это дает основание рассматри вать ихорозные процессы как вариант течения анаэробной раневой инфекции.

Определяющее значение в развитии ихорозных инфекционных процессов отводят не столько самим возбудителям-микробам, сколько состоянию орга низма раненого с формированием неблагоприятного сочетания местных и об щих условий, предрасполагающих к развитию гнилостной микрофлоры в ранах.

К местным условиям, способствующим развитию ихорозной инфекции, относят: обилие в ране не убранных при первичной хирургической обработке размозженных некротизированных тканей;

местные нарушения микроциркуля ции, в том числе при тромбозе и тромбоваскулите или перевязке магистраль ных сосудов с образованием обширных очагов вторичного некроза.

К общим условиям относят тяжелый инфекционно-воспалительный эн дотоксикоз с длительным течением раневой лихорадки (гнойно-резорбтивной) и раневым истощением, а также анемию и развитие иммунодефицитных со стояний комбинированного T- и B-клеточного типа. Последние сопровождают ся нарастанием склеротических и некротических изменений грануляционной ткани в ранах, которые утрачивают способность к полноценной репаративной регенерации (рис. 30).

а б Рис. 30. Изменения грануляционной ткани у раненого при развитии ране вого истощения (окраска азуром II и эозином, 150): а — диффузный склероз грануляционной ткани и усиление некротических изменений ее поверхностных слоев;

б — очаговые диапедезные кровоизлияния и распространение некроза в глубокие слои грануляционной ткани Эти явления обычно характеризуют тяжелое течение травматической бо лезни в периоде поздних осложнений травмы (см. раздел 1.4). Поэтому разви тие ихорозных раневых осложнений у раненых отмечается преимущественно в относительно поздние сроки раневого процесса, на фоне затянувшихся гнойных инфекций. При возникновении гнилостной инфекции воспаление приобретает черты ихорозного, ихорозно-гнойного и обычно сопровождается нарастанием тяжести общих проявлений инфекционного эндотоксикоза у раненых. При этом макроскопически отмечают нарастание некротических изменений и появление признаков гниения тканей в ране. Грануляции подвергаются распаду, отделяе мое из ран приобретает сукровичный (ichorosus) вид и своеобразный гнилост ный запах. Относительно редко развиваются глубокие гнилостные процессы в виде так называемых путридных абсцессов или распространяющихся вширь некротических целлюлитов и фасциитов /68/.

При гистологическом исследовании очагов ихорозной инфекции обнару живают явления отека, диапедезные кровоизлияния и распространенный некроз тканей в краях раны (рис 31, а). В них обнаруживают обилие разнообразных микробов — палочек и кокков, стрептобацилл, фузобактерий, овоидов, которые при бактериоскопическом исследовании экссудата характеризуются картиной так называемого анаэробного мазка (рис 31, б).

а б Рис. 31. Очаг ихорозной инфекции раны: а — массивный некроз и отек тканей в ране при развитии ихорозной инфекции (окраска гематоксилином и эозином, 75);

б — обильная полиморфная палочковая и кокковая микробная флора с наличием овоидов, фузобактерий, стрептобацилл, а также клостридио формных грамположительных палочек в мазке-отпечатке из той же раны — «анаэробный мазок» (окраска по Граму, 1000) 1.3.2.3. С т о л б н я к Столбняк представляет собой особый вид раневой инфекции, возбудите лем которой является анаэробная спорообразующая палочка из рода клостри дий — Cl. tetani. Его особый характер заключается в ярко выраженном преоб ладании общих (нейротропных) токсических эффектов в картине заболевания над местными проявлениями инфекции в ране. Последние могут оставаться во обще незаметными, что резко отличает столбнячную инфекцию от всех осталь ных раневых инфекций.

Клинически заболевание проявляется тоническими судорогами, начи нающимися обычно в области жевательных мышц (тризм). Они нарастают, приобретая генерализованный характер с исходом в состояние опистотонуса, и сопровождаются резким повышением температуры тела, достигающей 42 °C и выше. В связи с длительными судорогами дыхательной мускулатуры наступает асфиксия, которая обычно становится непосредственной причиной смерти. В мышцах в результате судорог нередко возникают кровоизлияния, некрозы, раз рывы. Возможны вывихи суставов и переломы костей, деформации позвоноч ника — так называемые тетанус-кифозы /44/.

У умерших считается характерным резко выраженное и рано наступаю щее трупное окоченение. В головном мозге и внутренних органах отмечают яв ления острого полнокровия, мелкие диапедезные кровоизлияния, которые воз никают преимущественно в терминальном периоде.

Развитие столбнячной инфекции у раненых было всегда чрезвычайно редким явлением и в Великую Отечественную войну отмечалось всего в 0,04 % случаев. Несмотря на очень высокую летальность, достигавшую 90 %, столбняк обусловливал не более 1 — 3 % смертельных исходов, главным образом в ле чебных учреждениях армейского и фронтового тыловых районов /21/.

У военнослужащих 40-й армии в Афганистане, а также при ведении бое вых действий в Чечне столбняк как непосредственная причина смерти не реги стрировали вовсе. Это может быть связано с применением современных средств профилактики или, что также не исключается, с местными особенно стями состава микрофлоры почвы.

1.4. Т р а в м а т и ч е с к а я б о л е з н ь Под травматической болезнью (ТБ) понимают совокупность общих взаимосвязанных морфологических изменений и клинических проявлений, за кономерно развивающихся в организме пострадавшего вследствие механиче ской травмы как комплекса местных повреждений.

Травматическая болезнь, рана или закрытое повреждение, а также ране вой процесс являются неотъемлемыми элементами механической травмы.

С позиций гемодинамической концепции ТБ /60, 61/ в основе ее патогенеза, морфогенеза и семиотики лежит системный и органный вазоспастический ответ на травму, запускаемый нейроэндокринными механизмами, действие которых при тяжелых ранениях потенцируется кровопотерей, раневыми биологически актив ными веществами, инфекционно-воспалительным эндотоксикозом, а также неко торыми неадекватно проведенными лечебными мероприятиями. Следует учиты вать, что, если вначале развитие ТБ в малой степени зависит от специфики самой травмы, то в последующем характер раневого процесса может оказывать преобла дающее влияние на организм, определяя в ряде случаев исход травмы.

Такова диалектика травматической болезни, которая заставляет рассмат ривать ее как нозологическую единицу, не обладающую чертами самостоятель ного основного заболевания. В то же время ТБ не может рассматриваться в ка честве осложнения ранения, поскольку таковыми являются патологические процессы, которые выходят за рамки типового течения основной травмы.

В течении ТБ условно выделяют ряд периодов, отличающихся по их кли нико-анатомической семиотике и в танатологическом плане (рис. 32):

I период — первичных реакций на травму и ранних осложнений;

II период — травматического шока;

III период — последствий первичных реакций и (или) шока;

IV период — поздних осложнений травмы;

V период — реконвалесценции и отдаленных последствий травмы.

1.4.1. П е р и о д п е р в и ч н ы х р е а к ц и й н а т р а в м у и р а н н и х о с л о ж н е н и й Первый период при легких ранениях может быть единственным в клини ко-анатомических проявлениях травматической болезни. Характерные для него патологические изменения наблюдают у павших на поле боя от ранений, не со вместимых с жизнью, или при пункционных биопсиях внутренних органов у живых раненых. В их основе лежит спазм сосудов терминального внутриорган ного русла в головном мозге, коже, легких, печени, почках, кишках, других ор ганах, возникающий под влиянием симпатикотонии и гиперкатехоламинемии.

Этот спазм, обеспечивая централизацию кровообращения, является главным звеном патогенеза ТБ. Важный морфологический признак симпатикотонии и гиперкатехоламинемии — шунтирование крови в легких, печени, почках.

При морфологических исследованиях о наличии спазма судят по величине в артериолах индекса Керногана, под которым понимают отношение внутреннего диаметра сосуда к толщине его стенки. О выраженности кровенаполнения судят в микропрепарате по количеству в поле зрения кровеносных капилляров, содержа щих эритроциты, а при морфометрическом исследовании — по удельному объему, занимаемому эритроцитами. Для оценки степени кровенаполнения органов воз можно также прямое определение в навеске ткани количества содержащихся в со судах эритроцитов. Вследствие вазоспастических процессов возможно раннее раз витие эрозивно-язвенных поражений желудочно-кишечного тракта и острая почеч ная недостаточность даже при отсутствии признаков травматического шока.

Для первого периода ТБ характерны быстро развивающиеся реактивные изменения в центральных органах эндокринной (рис. 33, 34) и иммунной (рис.

35) систем, проявляющиеся в рамках общего адаптационного синдрома (рис. 36).

Рис. 33. Микропрепарат гипо физа: полнокровие сосудов передней доли гипофиза, ис чезновение секрета из ацину сов, дискомплексация адено цитов (окраска гематоксили ном и эозином, 200), рисунок С. М. Герасимова Рис. 34. Микропрепарат над почечника: дегрануляция сек реторных клеток мозгового вещества надпочечника (окра ска азуром и эозином, 400), рисунок С. М. Герасимова Рис. 35. Микропрепарат ви лочковой железы: уменьше ние объема и разрежение кор кового вещества за счет пере мещения лимфоцитов в моз говое вещество, некроз тими ческих телец и окружающей паренхимы (окраска гематок силином и эозином, 200), рисунок М. В. Рогачева Т Р А В М А Активация симпатической нервной системы Стимуляция гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы Системные нарушения гемодинамики Катаболический эффект Кровопотеря и шок Микробное загрязнение Эндотоксикация Вовлечение иммунной системы в реализацию общего адаптационного синдрома Активация и антигенная стимуляция Неспецифическая фаза Специфическая фаза Активация биосинтеза Фагоцитоз Бласттрансформация И М М У Н О Г Е Н Е З Коммитация Приобретение цитотоксичности Антителогенез Центральные органы Периферические органы и ткани Усиление пролиферации и системное перераспределение клеток Акцидентальная трансформация, миелоз и плазматизация Становление гуморальных и клеточных реакций иммунитета Посттравматическая Адаптивная оптимизация иммуносупрессия иммунобиологического надзора Иммунологическое обеспечение воспаления и регенерации Формирование грануляционной ткани и заживление ран Рис. 36. Действие эндокринных и иммунных механизмов в патогенезе травматической болезни у раненых (по В.С. Сидорину /100/) Следует учитывать влияние на иммунную и эндокринную системы стрес сорных ситуационно обусловленных воздействий, которые находят свое отраже ние в т. н. фоновых процессах перестройки иммунно-эндокринного статуса воен нослужащего, как атрофического, так и гиперпластического характера /33, 100/.

Гемокоагуляционные реакции первого периода ТБ выражаются в волно образных изменениях коагулирующей активности крови с чередованием пе риодов гипер- и гипокоагуляции. Их пусковыми моментами могут быть как ги пертромбопластинемия, так и гиперфибринолиз.

ДВС-синдром характеризуется закупоркой кровеносных капилляров внутренних органов, обычно, почек (рис. 37), легких, надпочечников тромбами в виде компактных червеобразных свертков фибрина с тромбоцитами. Их сле дует отличать от посмертных кровяных свертков и сгустков, образующихся в консервированной крови, переливаемой пострадавшим.

Рис. 37. Микропрепарат почки: закупорка капилля ров клубочка фибриновы ми тромбами (окраска хро мотропом 2 Б — водным голубым, 400), рисунок Н. Д. Клочкова При клинико-анатомической трактовке летальных исходов у раненых с ге мокоагуляционными нарушениями необходимо учитывать значения показате лей, характеризующих системы свертывания крови и фибринолиза. ДВС синдром всегда сопровождается усилением фибринолитической активности кро ви (от 20 до 100 %) и гипофибриногенемией (менее 3 г л–1). Очаги кровоизлия ний в области ранения или операционного поля при этом практически не содер жат волокон фибрина.

Ускорение времени рекальцификации, рост протромбинового индекса и количества фибриногена, появление фибриногена Б, снижение фибринолитиче ской активности указывают на развитие у раненого предтромботического со стояния, которое чаще всего реализуется в виде флеботромбоза.

Систематические исследования легких у умерших после огнестрельных ранений позволили по-новому подойти к оценке танатогенетической значимости микротромбоэмболии сосудов легких, источником которой являются тромбиро ванные межмышечные венулы нижних конечностей. Гематологические сдвиги проявляются развитием лейкоцитоза сосудов микроциркуляторного русла лег ких, печени, головного мозга, других органов, что, вероятно, связано не только с ускоренным выбросом лейкоцитов из костного мозга, но также с изменением по верхностно-активных свойств лейкоцитов и сосудистого эндотелия.

Указанная выше характеристика первого периода ТБ в «чистом» виде свойственна случаям ранений, не осложненных клинически значимой кровопо терей (не превышающей 0,5 л). При наличии таковой патогенез ТБ становится тесно связанным с системной гипотензией и гиповолемией.

Непосредственными причинами смерти (НПС) в первом периоде ТБ явля ются огнестрельные повреждения жизненно важных органов с развитием их первичной недостаточности: сердечной и дыхательной, а также мозговой комы.

При сочетанных и множественных ранениях и тяжелых минно-взрывных повре ждениях эта недостаточность нередко принимает полиорганный характер. Часто НПС служат острая кровопотеря и постгеморрагическая анемия, гемо- и пневмо торакс, разлитой «каловый» перитонит (реактивная фаза);

реже — воздушная, жировая (рис. 38, а, б) и тромбоэмболия, а также другие причины (рис. 32).

а б Рис. 38. Микропрепарат головного мозга (взрывная травма, подрыв на мест ности, смерть через 1,5 сут от жировой эмболии сосудов головного мозга): а — на бухание отростков клеток Пуркинье, некроз зернистого слоя мозжечка (окраска ге матоксилином и эозином, 500);

б — жировые эмболы (черного цвета) в сосудах коры головного мозга (окраска суданом черным, 500);

рисунок Н. Д. Клочкова Особое место в системных гипотензивных реакциях при ТБ занимает травматический шок, который возникает, даже если при отсутствии кровопотери не удается предупредить депонирование крови в микроциркуляторном русле.

Возникающая при шоке гипотензия бывает связана как с уменьшением ОЦК, так и с сердечной недостаточностью, приводящей к синдрому малого выброса.

1.4.2. П е р и о д т р а в м а т и ч е с к о г о ш о к а Второй период — травматического шока не является обязательным в тече нии ТБ. При этом пролонгированный генерализованный спазм пре- и посткапил лярных сфинктеров (эректильная фаза) сменяется их последовательным стойким парезом (торпидная фаза), что связано с нарастанием гипоксии и ацидоза. Сниже ние регионарной перфузии внутренних органов, начинающееся в периоде первич ных реакций, при шоке достигает своего максимума. Сердечная постнагрузка уже не компенсируется открытием артериовенозных шунтов, а более длительное со хранение спазма посткапиллярных сфинктеров по сравнению с прекапиллярными приводит к «заболачиванию» микроциркуляторного русла кровью с высоким ге матокритом. В клинической картине этому соответствует стойкое снижение арте риального давления. Важнейшим анатомическим субстратом шока является ха рактерное полнокровие капиллярного сектора микроциркуляторного русла парен химатозных органов (легких, сердца, печени, почек, селезенки, головного мозга, кишок). Однако указанные гистологические признаки микроциркуляторных на рушений при шоке на вскрытии регистрируют редко, так как большинство ране ных успевает получить тот или иной объем противошоковой терапии.

Таким образом, травматический шок рассматривают как крайнее кли ническое выражение неадекватной капиллярной перфузии. Прямым ее следст вием оказываются ишемические повреждения паренхиматозных элементов конкретных гистионов. Поэтому патологоанатомическая диагностика травма тического шока базируется на результатах комплексного исследования с учетом не только признаков расстройств микроциркуляции, но и их ближайших по следствий в виде ишемических повреждений.

В головном мозге снижение кровотока при шоке приводит к появлению ишемически измененных невроцитов — ишемической энцефалопатии (рис. 39).

Рис. 39. Микропрепарат головного мозга при ишемической энцефало патии: очаговый лизис нейронов в слое пирамидных клеток серо го вещества коры голов ного мозга (окраска гема токсилином и эозином, 500), рисунок Н.Д.

Клочкова В миокарде наблюдают (рис. 40) фрагментацию кардиомиоцитов и их контрактурные изменения (ишемическую кардиомиопатию).

Рис. 40. Микропрепарат сердца при ишемиче ской кардиомиопатии: в миокарде в поляризо ванном свете — усиле ние анизотропии, свиде тельствующее о кон трактурных изменениях кардиомиоцитов (окра ска гематоксилином и эозином, 500), рисунок М. В. Рогачева В легких снижение венозного возврата крови вызывает появление моза ичных ателектазов, получивших название гемодинамических.

В почках отмечают набухание и зернистую дистрофию эпителия про ксимальных канальцев и восходящих отделов петель Генле (ишемическую нефропатию).

В печени на фоне предшествовавшего в первом периоде ТБ болезни спазма артериол и шунтирования кровотока обнаруживают (рис. 41) моноцел люлярные и групповые некрозы гепатоцитов (ишемическую гепатопатию).

Рис. 41. Микропрепарат печени при ишемиче ской гепатопатии: мо ноцеллюлярные и груп повые некрозы гепато цитов (окраска гематок силином и эозином, 100), рисунок С.А.

Повзуна Указанные ишемические изменения могут быть связаны с кровопотерей, однако для танатогенетически значимой кровопотери характерно не полнокро вие микроциркуляторного русла (если не считать синдрома массивных транс фузий), а, напротив, — его малокровие.

Патоморфология кровопотери определяется объемом и скоростью крово течения, временем, прошедшим после его остановки и/или восполнения кровопо тери. В соответствии с этим выделяют три варианта изменений, характерных:

1) для смерти при большой скорости кровотечения (при ранении сердца, магистральных сосудов) и плохом восполнении кровопотери;

2) для замедленной смерти при неполном восполнении кровопотери (смерть через 1,5 — 2 ч);

3) для смерти через 1 — 2 суток, обычно уже при избыточном восполне нии кровопотери.

В первом случае имеет место малокровие большинства внутренних ор ганов, за исключением головного мозга, легких и желез внутренней секреции.

Во втором случае при восстановлении перфузии внутренних органов от мечают уменьшение их массы и наличие распространенных лейкостазов.

Наконец, в третьем случае наблюдают увеличение массы внутренних ор ганов, переполнение их сосудов кровью, отечные изменения.

В основе морфогенеза изменений внутренних органов при смерти от кро вопотери лежат последствия нарушений организменной (системной) и, особен но, внутриорганной гемодинамики, приводящие к возникновению гипоксиче ских повреждений паренхиматозных элементов гистионов. Общим для всех ва риантов летальных исходов при кровопотере является развитие ишемических изменений внутренних органов, выраженность которых зависит от времени, прошедшего после получения ранения.

В головном мозге кровопотеря приводит к расширению рестриктивных сосудов, которое, однако, не предупреждает обескровливания мозга и развития ишемических изменений нейронов (рис. 42).

Т Р А В М А НЕЙРОЭНДОКРИННЫЕ РЕАКЦИИ: ПОТЕНЦИРУЮЩИЕ СИСТЕМНАЯ ФАКТОРЫ СИМПАТИКОТОНИЯ, ГИПОТЕНЗИЯ — Кровопотеря ГИПЕРКАТЕХОЛАМИНЕМИЯ — Шок — Жировая микроэмболия — Сердечно- сосудистая СУЖЕНИЕ РЕСТРИКТИВНЫХ СДАВЛЕНИЕ недостаточность АРТЕРИЙ — Острая АРТЕРИЙ МОЗГА дыхательная недостаточность ОТЕК ГОЛОВНОГО ВНУТРИЧЕРЕПНАЯ МОЗГА ГИПЕРТЕНЗИЯ ИШЕМИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА ИШЕМИЧЕСКАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ ДИФФУЗНО-АНОКСИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ ПАРЦИАЛЬНЫЕ НЕКРОЗЫ СМЕРТЬ МОЗГА ИНФЕКЦИОННО-ТОКСИЧЕСКАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ ИНФЕКЦИОННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ РАНЕВОГО ПРОЦЕССА ИНФЕКЦИОННО-ВОСПАЛИТЕЛЬНЫЙ ЭНДОТОКСИКОЗ Рис. 42. Патогенез ишемической энцефалопатии при травматической бо лезни (по Н.Д. Клочкову, В.М. Шипилову, А.С. Есипову /66/) Кровенаполнение миокарда, независимо от длительности периода жизни после кровопотери, остается на низком уровне, содержание эритроцитов не пре вышает 1 объёмного процента. У умерших в первые минуты после начала крово течения некоторое первоначальное снижение тонуса рестриктивных сосудов в последующие сутки сменяется их сужением. Указанным перфузионным наруше ниям соответствуют дистрофические (вплоть до некробиотических) изменения кардиомиоцитов, лежащие в основе миокардиальной слабости при кровопотере.

В легких у умерших в разные сроки после начала кровотечения отмечают снижение среднего показателя кровенаполнения. Легкие на вскрытии мало кровные, во всех сегментах обнаруживают мелкие ателектазы, чередующиеся с эмфизематозно вздутыми участками, что объясняют закономерным снижением венозного возврата к легким (гемодинамические ателектазы). У проживших бо лее 1 часа после начала кровотечения масса их достигает более 2 кг, что бывает обусловлено их отеком.

Уменьшение кровенаполнения при кровопотере особенно демонстратив ным оказывается в печени. Ишемические изменения проявляются в виде зер нистой дистрофии, утраты гепатоцитами гликогена, моноцеллюлярных, груп повых и зональных некрозов.

В почках у умерших в течение первого часа после кровопотери отмечают снижение кровенаполнения, что может быть связано как с ангиоспазмом, так и с абсолютной гиповолемией. В связи со снижением перфузии и нарастающей ги поксией вследствие анемии в эпителии нефронов и собирательных трубочек раз вивается белково-гидропическая дистрофия. В случаях смерти спустя несколько часов после ранения отмечают полнокровие капилляров клубочков, перитубу лярной капиллярной сети, венозных сосудов коркового вещества и прямых сосу дов мозгового вещества. Это может быть связано с массивными гемотрансфу зиями, которые раненые успевают получить, а также с нарастающей сердечной недостаточностью. Несмотря на восстановление степени кровенаполнения орга на, дистрофические и некробиотические процессы в нефротелии не только не ослабевают, но, напротив, возрастают вследствие гипероксических повреждений.

Инфузионно-трансфузионная терапия оказывает непосредственное влияние на морфогенез изменений во внутренних органах в различные периоды времени после кровопотери. Неадекватная инфузионно-трансфузионная терапия может уси ливать выраженность фильтрационно-абсорбционных нарушений во внутренних органах, а также способствовать прогрессированию ишемических изменений в них.

1.4.3. П е р и о д п о с л е д с т в и й п е р в и ч н ы х р е а к ц и й и (или) ш о к а Третий период ТБ характеризуется совокупностью синдромов дисфункции или недостаточности отдельных органов. Патогенетически эти синдромы боль шей частью не связаны с особенностями эволюции раневого процесса. В своей основе они имеют такие реакции и осложнения первого периода, как кровопоте рю, микротромбоэмболию легких, жировую эмболию, первичную сердечную не достаточность, а также свойственные первичным реакциям и шоку остаточные нейроэндокринные, сосудистые и метаболические нарушения. Этот период наи более яркий по своим клинико-анатомическим проявлениям. ТБ принимает фор му общего тяжелого заболевания, дающего высокую летальность.

Ведущими в клинико-морфологической картине третьего периода трав матической болезни являются синдромы недостаточности: легких (острая ды хательная недостаточность), почек (острая почечная недостаточность), пе чени (острая печеночная недостаточность), сердца (острая сердечная недос таточность), недостаточность других органов.

Противошоковые мероприятия, другая интенсивная терапия накладывают отпечатки на характер патоморфологических изменений при ТБ. Искусственная вентиляция легких, гипероксигенация, гипертрансфузия и т. п. могут оказывать по вреждающее воздействие в рамках так называемого реперфузионного синдрома.

В третьем периоде основным содержанием травматической болезни ста новятся проявления постгипоксической органопатии, связанные с вазоспа стическими процессами первого периода или даже единичными гипоксически ми (гипотензивными) эпизодами любого генеза. Однако особенно полное свое выражение период последствий первичных реакций и (или) шока обнаруживает у раненых и травмированных, перенесших тяжелый травматический шок, по этому его часто называют также постшоковым.

1.4.3.1. О с т р а я д ы х а т е л ь н а я н е д о с т а т о ч н о с т ь Острая дыхательная недостаточность (ОДН) является синдромом, при котором легочный газообмен не обеспечивает потребностей организма в кисло роде, выведении углекислого газа и поддержании кислотно-основного состоя ния /108, 109, 110/. Осмотр трупа умершего позволяет обнаружить цианоз ко жи, видимых слизистых оболочек и ногтевых фаланг. В трахеобронхиальном дереве обнаруживают значительное количество экссудата. Легкие плотноэла стической консистенции. С поверхности и на разрезе ткань выглядит полно кровной или неравномерно кровенаполненной, иногда с синюшными участками ателектазов и кровоизлияниями. Синдром острой дыхательной недостаточности осложняется полисегментарной пневмонией.

В своем морфогенезе (рис. 43) патоморфологические изменения в легких при острой дыхательной недостаточности проходят 3 фазы.

Легочная Сердечная Кровопотеря Шок эмболия недостаточность СИСТЕМНАЯ ГИПОТЕНЗИЯ Острая Хроническая Нарушения микроциркуляции в легких Мозаичные ателектазы Эмфизема Лейкостазы ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГЕМОДИНАМИКИ Повреждение аэрогематического барьера Дистония (гипоксическое и (или) гипероксическое) легочных сосудов ДИФФУЗНЫЙ АЛЬВЕОЛИТ ИНТЕРСТИЦИАЛЬНЫЙ ОТЕК Десквамация Миграция Внутриальвеолярный отек альвеолоцитов макрофагов С высоким С низким Миграция полиморфноядерных содержанием содержанием лейкоцитов белка белка ПОЛИСЕГМЕНТАРНАЯ ПНЕВМОНИЯ Гиалиновые мембраны ПНЕВМОФИБРОЗ Рис. 43. Патогенез ОДН и морфогенез изменений в легких при травмати ческой болезни (по И. В. Тимофееву /109/) В первой фазе (альтеративной) морфологические изменения характеризу ются преимущественно вентиляционно-перфузионными нарушениями в виде дис телектазов — чередующихся мелких участков ателектазов и эмфиземы (рис. 44).

Рис. 44. Микропрепарат легкого в I фазе ОДН:

чередующиеся мелкие участки ателектазов и эмфиземы — дистелек тазы (окраска гематок силином и эозином, 100), рисунок И. В. Ти мофеева Вторая фаза (экссудативная) морфологически проявляется диффузным альвеолитом, характеризующимся наличием в просветах альвеол отечной жид кости (мембраногенным отеком), эритроцитов, десквамированных альвеолоци тов и значительного количества макрофагов (рис. 45).

Рис. 45. Микропрепарат легкого во II фазе ОДН:

диффузный альвеолит — в просветах альвеол отечная жидкость, эрит роциты, десквамирован ные альвеолоциты, аль веолярные макрофаги (окраска гематоксили ном и эозином, 500), рисунок М. В. Рогачева В альвеолах можно обнаружить пристеночно расположенные белковые мас сы, дающие селективные окраски на фибрин — «гиалиновые мембраны» (рис. 46).

Рис. 46. Микропрепарат легкого во II фазе ОДН:

в просветах альвеол пристеночно располо жены белковые массы — гиалиновые мембраны (окраска на фибрин хро мотропом 2 Б — водным голубым, 500), рису нок И. В. Тимофеева К 4 — 5-м суткам после ранения в легких могут формироваться наслаи вающиеся на альвеолит фокусы полисегментарной пневмонии. Гистологически они характеризуются скоплением в просветах альвеол (иногда всего лишь в не скольких), альвеолярных ходах, респираторных бронхиолах лейкоцитов, а также наличием среди них колоний микроорганизмов. Эти полисегментарные пневмо нии следует отличать от бронхопневмоний, связанных с нарушением дренажной функции бронхов при огнестрельных ранениях черепа, головного мозга, других травмах. При этом формирование пневмонических фокусов начинается с брон хов, стенки которых полнокровны, отечны, а эпителий десквамирован.

Для третьей фазы (пролиферативной) гистологически характерно диф фузное разрастание в альвеолах соединительной ткани с резким сокращением дыхательной поверхности легких.

В танатогенетическом отношении ОДН рассматривают как патогенетиче скую непосредственную причину смерти, если она обусловливает развитие тер минального состояния легочного типа, и как составной процесс механизма смерти при сердечном или мозговом типах терминального состояния. В качестве стати стической НПС следует учитывать шок, кровопотерю, жировую эмболию и т. д.

1.4.3.2. О с т р а я с е р д е ч н а я н е д о с т а т о ч н о с т ь Острая сердечная недостаточность (ОСН) при травматической болезни может быть обусловлена как первичным повреждением сердца вследствие ра нения (при ушибе сердца, касательном повреждении), так и вторичными воз действиями: гиперкатехоламинемией, травматическим шоком, кровопотерей. В каждом из этих случаев патогенез ее имеет свои особенности.

Гиперкатехоламинемия вызывает метаболические повреждения кардио миоцитов (адреналиновые некрозы миокарда).

При шоке и кровопотере миокард также страдает вторично вследствие от носительной коронарной недостаточности. В первом случае она обусловлена ма лым возвратом крови к сердцу вследствие ее депонирования в микроциркулятор ном русле и венозном секторе, во втором — абсолютной гиповолемией (рис. 47).

Т Р А В М А СИМПАТИКОТОНИЯ * ГИПЕРКАТЕХОЛАМИНЕМИЯ СПАЗМ ПРЕКАПИЛЛЯРНЫХ СФИНКТЕРОВ РАЗРЕШЕНИЕ СПАЗМА Ш СИНДРОМ МАЛОГО СЕРДЕЧНОГО ВЫБРОСА О К ИШЕМИЯ МИОКАРДА ПАДЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ СЕРДЦА СЕРДЕЧНЫЙ ТИП ТЕРМИНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ А С И С Т О Л И Я Рис. 47. Патогенез острой сердечной недостаточности при травматиче ской болезни (по Н.Д. Клочкову /62, 65/) Морфологические изменения в сердце при острой сердечной недостаточ ности определяются механизмом наступления момента смерти. Их совокуп ность получила название «травматической болезни сердца».

При быстром резком снижении возврата крови камеры сердца на вскры тии оказываются пустыми, под эндокардом выносящего кровеносного тракта в левом желудочке сердца можно выявить (рис. 48) точечные и полосовидные кровоизлияния (пятна Минакова).

Рис. 48. Макропрепарат сердца:

под эндокардом левого желу дочка сердца полосовидные кровоизлияния — пятна Мина кова, рисунок М. В. Рогачева Кровенаполнение миокарда неравномерное, в кардиомиоцитах обнаружи вают ишемические изменения в виде усиления анизотропии и фуксинофильной дегенерации, отека и дискомплексации кардиомиоцитов (рис. 49).

Рис. 49. Микропрепарат сердца: в миокарде умер шего спустя 1 сутки после пулевого ранения отек и дискомплексация кардио миоцитов в области вста вочных дисков (окраска гематоксилином и эозином, 500), рисунок В. П. Румакина В случае сочетания шока и кровопотери миокард оказывается предельно малокровным, в микроциркуляторном русле отмечают лейкостазы, объемный процент ишемических повреждений кардиомиоцитов нарастает. Со стороны других внутренних органов при ОСН наблюдают отек легких, слабо выражен ный острый мускат печени, полнокровие пирамид почек.

Применение на фоне острой сердечной недостаточности массивных гемо трансфузий приводит к усилению полнокровия внутренних органов, не преду преждая их гипоксических повреждений.

1.4.3.3. О с т р а я п о ч е ч н а я н е д о с т а т о ч н о с т ь Острую почечную недостаточность (ОПН) рассматривают как синдром нарушения гомеостаза, регулируемого почками. Патогенетические факторы развития ОПН при травматической болезни у раненых и травмированных (рис.

50) следующие: диффузные постишемические поражения почек вследствие шо ка и кровопотери;

инфекционно-воспалительный эндотоксикоз;

синдромы дли тельного раздавливания и реваскуляризации;

микротромбоз сосудов почек при диссеминированном внутрисосудистом свертывании крови.

Ш О К К Р О В О П О Т Е Р Я Уменьшение ОЦК Снижение АД, ЦВД Г и п о к с и я Уменьшение МОС Повышение тонуса Повышение синтеза Спазм артериол, Выход К+ из емкостных сосудов вазопрессина коллапс клубочков почек клеточного сектора Активизация ренин- Нарушения Инфузионная ангиотензиновой системы обмена электролитов терапия Повышение синтеза Венозный застой в Стимуляция реаб Гемоглобинурия альдостерона прямых сосудах сорбции воды в соби- почечных пирамид рательных трубочках Активизация транстубулярной регуляции обмена К+ и Na+ Г и п е р г и д р а т а ц и я и н т е р с т и ц и я Отслойка эпителия Отслойка нефроцитов Апикальные и собирательных трубочек восходящей части нефронов моноцеллюлярные некрозы Обструкция канальцев и собирательных трубочек Олигурия • Анурия Рис. 50. Патогенез острой почечной недостаточности и морфогенез изме нений в почках при травматической болезни (по А. К. Юзвинкевичу /129/) Острую почечную недостаточность делят на две формы:

1) неолигурическую — с сохранением достаточного суточного диуреза;

2) олигоанурическую (олигурия — диурез менее 500 мл мочи в сутки, анурия — 50 мл и менее в сутки).

Макроскопически почки увеличены, массой до 400 — 600 г, с гладкой поверхностью. На разрезах отмечают бледность и утолщение коркового веще ства, полнокровие пирамид. Обнаруживают кортикальные некрозы почек, отек легких и головного мозга, пневмонию (часто геморрагическую), перикардит, фибринозно-некротический колит (реже гастрит) элиминационного происхож дения, эрозии и острые язвы слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

Гистологически для ОПН при травматической болезни характерна по стишемическая обструкция канальцев нефронов и собирательных трубочек зернистым материалом, представляющим собою отторгшиеся апикальные части каемчатых клеток. В собирательных трубочках обнаруживают также (рис. 51, а, б) «гирлянды» отторгнутых эпителиальных клеток /129/.

а б Рис. 51. В микропрепарате почки при ОПН в просветах собирательных трубок: а — «гирлянды» десквамированного эпителия, которые вызвали их обструкцию;

б — скопления нефроцитов разрушенных эпителиальных «гир лянд» (а, б — окраска гематоксилином и эозином;

а — 400, б — 300);

ри сунок А. К. Юзвинкевича При инфекционно-воспалительном эндотоксикозе в почках наблюдают зернистую дистрофию преимущественно проксимальных канальцев.

При синдроме длительного раздавливания и синдроме реваскуляризации длительно ишемизированной конечности микроскопически в просветах каналь цев выявляют буроватые миоглобиновые цилиндры.

ОПН, связанная с ДВС-синдромом, характеризуется наличием в капиллярах клубочков микротромбов, дающих реакции на фибрин. Выявляют признаки стаза и сладжа эритроцитов, фибриноидный некроз петель клубочков. Крайняя степень вы раженности указанных расстройств кровообращения сочетается с обширными поля ми некроза коркового вещества. Иногда некротизируются лишь отдельные клубочки.

1.4.3.4. О с т р а я п е ч е н о ч н а я н е д о с т а т о ч н о с т ь Под острой печеночной недостаточностью (ОПечН) понимают клини ческий синдром, в основе которого лежит невозможность поддержания гомео стаза, регулируемого печенью (рис. 52).

Т Р А В М А ФЕРМЕНТЕМИЯ ГИПОТЕНЗИЯ Г Е П А Т О Ц И Ишемия внутренних органов Дистрофия, утрата гликогена Т Некроз Реперфузионный синдром ЗВЕЗДЧАТЫЙ с активацией ПОЛ РЕТИКУЛОЭНДОТЕЛИОЦИТ Набухание Адгезия, дегрануляция ПМЯЛ Вакуолизация Э Н Д О Т О К С И К О З Десквамация Усиление эндотоксикоза Инфекционные осложнения ОПН Рис. 52. Патогенез острой печеночной недостаточности и морфогенез изме нений в печени при травматической болезни (по С. А. Повзуну /83/) Макроскопически в случаях смерти от кровопотери печень имеет замазко образный вид, капсула ее морщинистая. При шоковом шунтировании кровотока печень приобретает мраморный вид. Масса ее может достигать 2,5 кг и более.

Гистологически отмечают дискомплексацию печеночных балок (рис. 53).

Рис. 53. Микропрепарат печени при ОПечН:

дискомплексация печеночных балок (окраска гематоксили ном и эозином, 200);

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.