WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«От издателя! ...»

-- [ Страница 5 ] --

В начале 1803 г., когда комплектовались штаты вновь учреж денных министерств, Пнин оставил службу в канцелярии Госу дарственного совета и определился на должность экспедитора в департамент министерства народного просвещения. Директором канцелярии нового министерства был назначен И. И. Мартынов, старинный приятель Пнина, сотрудник „Санктпетербургского Журнала“. Очевидно, он рекомендовал Пнина министру гр.

П. В. Завадовскому. Во „всеподданнейшем“ докладе от 24 янва ря 1803 г. Завадовский ходатайствовал о назначении директором своей канцелярии И. И. Мартынова, а экспедиторами — „отстав ного поручика Дунина-Борковского и служащего в канцелярии Государственного совета коллежского ассесора Пнина, как таких людей, которые в дарованиях, знаниях, в примерном поведении и усердном исполнении должности мною испытаны“. Резолюция Александра I гласит: „Быть по сему“ (ЛОЦИА. Архив министерст ва народного просвещения, дело № 8612 к 195). Пнин получил назначение экспедитором 1-ой экспедиции, где были сосредото чены дела цензурного ведомства.

III.

Расцвет литературной деятельности Пнина падает на послед ние годы его жизни (1802—1805), — именно в это время он пи шет крупнейшие свои публицистические произведения („Вопль невинности“, „Опыт о просвещении“ и не дошедшее до нас „О возбуждении патриотизма“), готовит к изданию собрание своих стихотворений, работает над драмой „Велизарий“ (также до нас не дошедшей), разрабатывает проект нового журнального пред приятия, принимает участие в некоторых периодических изда ниях и появляется в столичных литературных кружках.

Круг литературных знакомств Пнина в эти годы расширя ется и приобретает более четкие очертания. Департамент ми нистерства народного просвещения в начале 1800-х гг. являл ся средоточием кружка молодых литераторов. Одновременно с Пниным сюда определились на службу: Н. А. Радищев, Д. И. Языков, К. Н. Батюшков;

в 1803 г. к ним примкнул Н. И. Гнедич. Участником и покровителем этого департамент ского кружка был упомянутый уже И. И. Мартынов. Все это были люди, близкие Пнину по своим литературным мнениям:

здесь слагалась оппозиция одновременно и „ветхому“ класси цизму „Беседы“ и слащавой чувствительности московской сен тиментальной школы, шла „борьба на два фронта“ — и с Шишко вым и с Карамзиным.

Известно также, что Пнин был „своим человеком“ в доме Михаила Никитича Муравьева, назначенного в 1803 г. товари щем министра народного просвещения (туда ввел его, вероят но, К. Н. Батюшков — племянник Муравьева). В доме Муравьева Пнин мог встречаться со многими видными деятелями литера туры и просвещения, например, с Державиным, Капнистом, И. М. Муравьевым-Апостолом, А. Н. Олениным. Бывал Пнин и среди литературной молодежи, собиравшейся у издателя „Жур нала российской словесности“ Николая Петровича Брусилова и у издателя „Журнала для пользы и удовольствия“ Алексея Николаевича Варенцова (см. о нем в указателе имен). Из дру гих литературных знакомств Пнина мы знаем о его, повидимо му, близких, отношениях с известным митрополитом Евгением Болховитиновым. Евгений упоминает о Пнине в письме к Д. И.

Хвостову от 22 августа 1805 г. (см. Сборник отделения русского языка и словесности Академии Наук, 1868, т. V, вып. I, стр. 70;

или отдельно: Переписка Евгения с Державиным, 1868), но возможно, что Болховитинов знал Пнина еще мальчиком, так как по окон чании Московской духовной академии состоял священником при церкви в имении кн. Н. В. Репнина — Репьевке.

Значительно более крупным событием в жизни Пнина было его сближение с группой радикально настроенных молодых ли тераторов, художников и ученых, объединившихся с 1801 г. в „Дружеское общество любителей изящного“ (впоследствии переименованное в „Вольное общество любителей словеснос ти, наук и художеств“). В заседании общества 16 ноября 1802 г.

Пнин был избран его действительным членом по предложе нию В. В. Попугаева, одного из деятельнейших сотрудников и основателей общества (см. „Периодическое издание Вольного общества любителей словесности, наук и художеств“, 1804, Вторым таким „литературным“ учреждением была в Петербурге в 1800-х гг.

Комиссия составления законов, где служило много членов Вольного общества лю бителей словеснссти, наук и художеств. В этом отношении и департамент и ко миссия напоминают знаменитое гнездо русского „любомудрия“ 1820-х гг. — мос ковский архив Коллегии иностранных дел.

А. С. Поляков упоминает также о знакомстве Пнина с известным педагогом и переводчиком древних авторов Николаем Федоровичем Кошанским;

встречались они в доме M. H. Муравьева (см.,,Пушкин и его современники“, вып. XVII—XVIII, стр. 260). Но знакомство это было мимолетным, так как Кошанский появился в Петербурге не раньше средины августа 1805 г., а через месяц Пнин умер.

стр. XV). Сближению Пнина с Вольным обществом, несомненно, способствовало также и то обстоятельство, что два сослуживца его по департаменту министерства народного просвещения— Н. А. Радищев и Д. И. Языков — были членами Общества.

Согласно общественному уставу, Попугаев представил в качест ве рекомендации предлагаемого члена стихотворение Пнина — оду „Сон“. Ода эта была признана отвечающей требованиям пиитики и вкуса, и Пнину было послано следующее извещение:

„Государь мой! Общество, читавши представленную по воле ва шей г. Попугаевым пиесу вашу „На сон“, определило принять вас в члены в силу 3 параграфа своего постановления. Извещал вас о сем, остаюсь и проч. А. Востоков, секретарь Общества“ (В архиве Вольного общества, хранящемся в библиотеке Ленинградского университета, дело № 24 — о членстве Пнина — утрачено;

данные о пребывании Пнина в Обществе заимствуем из других дел того же архива и из статьи Е. В. Петухова в „Историческом Вестнике“ 1889 г., т. XXXII, стр. 142-147).

Пнин не принимал в занятиях Общества деятельного участия.

Это видно из протокола заседания 5 декабря 1803 г., на кото ром положено было обратиться к Пнину с вопросом, почему он почти полгода не присутствовал на собраниях Общества. Во исполнение этого постановления Пнину была послана следую щая записка: „Вольное общество любителей словесности, кое го вы член, но в заседании коего вы уже более четырех месяцев не присутствовали, требует, чтобы вы в непродолжительном времени объяснили письменно причину сего долговременного отсутствия“. 16 января 1804 г. Пнин лично явился в Общество с извинением, объяснив, что причиной его „долговременного от сутствия“ было незнание места, где Общество собирается. Но и впоследствии Пнин не принимал в „трудах и днях“ Общества сколько-нибудь активного участия: из отчета за 1804—1805 гг.

видно, что до 15 июля 1805 г. он присутствовал всего только на одном заседании, между тем как за это время состоялось 22 „ор динарных“ и 4 „экстраординарных“ заседания (архив Вольного общества, дело № 59).

Тем не менее Пнин пользовался в Обществе столь боль шим авторитетом, что за два месяца до своей смерти, 15 июля 1805 г., был избран его президентом. А. Е. Измайлов, выступая на собрании Общества, посвященном памяти Пнина, сказал:

„Вам, почтенные мои сочлены, вам всех более был он извес тен. Вы, чувствуя цену его талантов и следуя благородному беспристрастию, избрали его в торжественное нынешнее го довое собрание президентом нашего Общества. Он действи тельно достоин был сего звания и, чтобы изъявить нам свою благодарность за сделанное ему предпочтение, оставил служ бу и все свое время хотел посвятить трудам для славы Общества и для пользы народной. Мы ожидали от него плодов, но, увы! не ожидали того, что через два месяца будем оплакивать его кон чину!“ Н. П. Брусилов в своей статье „О Пнине и его сочинени ях“ также писал, что „Пнин не успел произвести в действо того, что он хотел предпринять для чести Общества и, смею сказать, для пользы словесности“ (см. стр. 265 наст. издания). Таким об разом несомненно, что с именем Пнина связывались надежды на оживление Общества и расширение круга его деятельности и что преждевременная кончина нового президента была для Общества большой потерей. Однако нельзя согласиться с биогра фами Пнина, что, „лишившись просвещенного и энергического руководителя, Общество вскоре стало приходить в упадок или, по крайней мере, понизилось в уровне своих интересов“ (точка зрения Л. Н. Майкова): во-первых, Пнин в звании президента по сетил Общество всего лишь один раз и потому никак не может быть назван его „руководителем“, а во-вторых, расширение круга деятельности Общества как раз относится ко времени после смер ти Пнина (1805—1807 гг.). Единственным крупным (в масштабах Общества) мероприятием, проведенным под руководством Пнина, была разработка проекта нового общественного устава (устав этот, утвержденный с некоторыми переменами в общем собра нии 29 июля 1805 г., был издан в том же году отдельной брошю рой;

в архиве Вольного общества сохранилась рукопись устава, подписанная Пниным).

В 1804 г. Пнин издал основное свое сочинение — „Опыт о про свещении относительно к России“. Книжка эта вышла в свет „с дозволения санктпетербургского гражданского губернатора“ (им был в ту пору С. С. Кушников), без каких бы то ни было цензур ных осложнений и продавалась в книжных лавках, но вслед за тем по доносу была конфискована (обстоятельства этого дела нам не известны).

Через H. H. Новосильцова Пнин представил свое сочине ние Александру I и получил какое-то награждение. Как сооб щает сам Пнин (см. ниже), царь предложил ему переиздать книгу на казенный счет, дополнив ее соображениями по крестьянскому вопросу. Включив в книгу „рукописное допол нение, сделанное по воле монарха и заключающее в себе опре деление крестьянской собственности, примененное к настоя щему положению вещей“, Пнин представил ее в только что По указу 9 февраля 1802 г. наблюдение за печатанием книг возлагалось на гражданских губернаторов, которые „имели к сему употреблять директоров на родных училищ“ (до 1802 г. цензура находилась в ведении Управы благочиния).

Предпринятые нами розыски материалов по изданию „Опыта о просвещении“ не увенчались успехом: архив канцелярии Спб. гражданского губернатора за 1800-е гг. не сохранился.

образованный при Главном правлении училищ цензурный ко митет на предмет получения визы для переиздания.

Исправляющий должность попечителя Санктпетербургского учебного округа гр. П. А. Сторганов, самый либеральный член кружка „молодых друзей“, принимавший вместе с H. H. Ново сильцовым личное участие в переработке сочинения Пнина, 15 ноября 1804 г. предложил рассмотреть его цензурному ко митету, который, в свою очередь, поручил цензору Г. М. Яценко (или Яценкову, как писали тогда в официальных бумагах) пред ставить письменный отзыв. 19 ноября Яценко представил отзыв, выводы которого сводились к тому, что „сочинение г-на Пнина...

всемерно удалять должно от напечатания“, ибо автор „своими рассуждениями о всяческом рабстве и наших крестьянах... де рзкими выходками против помещиков... разгорячению умов и воспалению страстей темного класса людей способствовать мо жет“. Цензурный комитет, в составе цензоров И. Тимковского, Христиана Зона, Г. Яценко и секретаря А. Красовского, в засе дании 2 декабря 1804 г. целиком согласился с мнением Яценко и известил об этом П. А. Строганова, препроводив ему и отзыв Яценко и самое сочинение Пнина. Приведем мнение ретивого цензора полностью:

„В С.-Петербургский цензурный комитет от адъ юнкт-профессора и цензора Яценкова.

Д о н е с е н и е Сего ноября 18 дня комитет представил мне на рассмотрение печатную книгу „Опыт о просвещении относительно к России“, соч. г. Пнина, конфискованную гражданским правительством, которую, однако, сочинитель намерен перепечатать с разными переменами и дополнениями, кои также доставлены комитету на рассмотрение, равно как и самая книга при предложении от его с[иятельства] графа Павла Алекс[андровича] Строганова.

Я безотложно занялся рассматриванием сего сочинения, а на шедши в нем разные места, подлежащие сомнению, представляю оные комитету на рассмотрение в общем собрании.

Сомнения мои пали наибольше на ту часть сочинения, где автор с жаром и энтузиазмом жалуется на злосчастное состоя ние русских крестьян, коих собственность, свобода и даже самая жизнь, по мнению его, находятся в руках какого-нибудь каприз ного паши;

на те места, где он восстает против прав помещиков, укоряет их в неправедном присвоении власти над крестьянами;

на те, наконец, места, в коих он собирает над главою России черную тучу и, как зловещий пророк, предвещает рассыпаться ее основа ниям.

След[овательно] вся часть книги от стр. 41 до 56, а в дополнениях от стр. 16 до 26, по мнению моему, противна правилам цензурно го устава.

Впрочем, хотя бы то и справедливо было, что русские кресть яне не имеют собственности, ни гражданской свободы, однако зло сие есть зло, веками вкоренившееся, и требует осторожного и повременного исправления. Мудрые наши монархи усмотре ли его давно, но, зная, что сильный перелом всегда разрушает машину правления, не хотели вдруг искоренить сие зло, дабы не навлечь чрез то еще большего бедствия. Правительство в сем случае действует подобно искусному врачу;

меры его кротки и медленны, но тем не менее безопасны и спасительны. Если бы со чинитель нашел или думал найти какое-нибудь новое средство, дабы достигнуть скорее и вместе безопаснее к предполагаемой им цели, т. е. к истреблению рабства в России, то приличнее бы было предложить оное проектом правительству. А разгорячать умы, воспалять страсти в сердцах такого класса людей, каковы суть наши крестьяне, это значит в самом деле собирать над Рос сией) черную губительную тучу.

При всем том я думаю, что все место, приведенное из г. Болтина, не подлежит ни малейшей критике со стороны цензуры. Оно по черпнуто из исторических истин и представлено с благоразумною осторожностию и скромностию. После того, что сказал Болтин о сем предмете, мне кажется, нечего уже сказать больше. Только на стр. 13 дополнений желал бы я исключить слово жизнию из сего места: „с того времени сделались помещики таковыми же власти телями над имением и жизнию крестьян и холопей своих“;

ибо это мнение несправедливо: помещик в России не есть властелин над жизнию крестьян.

Мне следует теперь предложить комитету прочие места, мень ше важные, которые я желал бы переменить и смягчить в этом сочинении.

На стр. 11 в книге (или на 1 стр. поправок): „Мысль — чтобы невежественным народом управлять страхом и жестокими за конами — поселилась к несчастию в головах великих людей и многих законодателей“. Это нарекание явно относится на Петра Великого, ибо автор в сем месте говорит именно об нем. Но по добное нарекание на просветителя и образователя России есть черное пятно на сердце неблагодарности.

На стр. 3 дополнений: „Насильство и невежество, состав ляя характер правления Турции, не имея ничего для себя священного, губят взаимно граждан, не разбирая жертв“...

Хочу верить, что эту мрачную картину списал автор с Тур ции, а не с России, как то иному легко показаться может. Но и для турецкого правления это язвительная клевета: будто народ сей не имеет ничего для себя священного и губит себя взаимно, не разбирая жертв.

На стр. 70 и 71 в книге: „Купцы не имеют совсем взаимной вспо могательности и никогда не стараются поддерживать друг друга в несчастных случаях. Напротив того, богатый, видя неудачу и гото вящуюся гибель бедного, не только не подает ему руку помощи, но еще спешит притеснить его, дабы воспользоваться его несчас тием“. — Этим местом поругано целое сословие купеческое без всякого выключения, что и несправедливо и оскорбительно.

На стр. 72 в книге: „Вместо ответа покажут они (купцы) сто или двести тысяч рублей, вынесенных ими из массы общих купечес ких капиталов“. — Эта укоризна на взятки требует доказательств, а без того она послужит во вред доказчика. И вообще это место о дворянстве купечества не сообразно с указом, коим сие злоупот ребление навпредь прекращается.

На стр. 115 и 116 в книге: „Все прочие гражданственные состоя ния, исключая дворянское, были правительством забыты“;

„видя несправедливость, угнетавшую столь долго нижнего разряда граждан, державши их в самом глубочайшем невежестве“— уко ризна на правительство, совсем незаслуженная.

На стр. 118 в книге: „В сей механической экзерцииции состоит вся тактика, в корпусах преподаваемая“— несправедливый упрек на корпусы, ксим Россия обязана славнейшими своими генера лами.

На стр. 119 в книге: „В службу же гражданскую определяют лю дей без всякого разбору“. — Пятно гражданским чиновникам и вместе охуждение худых мер правительства.

Представляя сии мои сомнения комитету, обязанным себя на хожу объявить собственное мое мнение о сей книге, которое да будет уже принято моим голосом: я думаю, что оное сочинение г-на Пнина, в настоящем его виде, всемерно удалять должно от напечатания, яко противное правилам устава. Цензор Григорий Яценков“ (ЛОЦИА, Архив министерства народного просвеще ния, дело № 206148, к 5916 —„Донесения цензоров СПБ. цензур ного комитета 1804 и 1805 гг., лл. 7—18 об.;

копия в деле № 9826/ к. 134).

Гр. П. А. Строганов, ознакомившись с мнением Яценко, поддержанным всем цензурным комитетом в полном соста ве, согласился на исключение из книги Пнина „указанных цен зором мест“ (см. „Беседы в Обществе любителей российской словесности“, вып. III, 1871, стр. 9). Таким образом, сперва речь шла всего лишь о незначительных в общем купюрах, но не о за прещении всей книги в целом. Но вслед за тем, в силу каких-то неизвестных нам обстоятельств, делу был дан новый ход и пере издание „Опыта о просвещении“ было безусловно и окончатель но запрещено, причем даже влиятельные протекторы Пнина — Строганов и Новосильцов — не сочли для себя возможным вы ступить в его защиту.

Предание приписывает главную роль в деле запрещения книги Пнина Гавриилу Васильевичу Геракову (1775—1838), бесталанно му, но плодовитому писателю, автору многочисленных „патрио тических“ сочинений. Гераков якобы подал на Пнина донос, про будивший бдительность цензуры. Однако никаких следов доноса Геракова в делах цензурного комитета не обнаружено;

впрочем, он мог сделать и устный „извет“.

Цензурный комитет не ограничился запрещением второго из дания „Опыта о просвещении“, но вынес также постановление отобрать у книгопродавцев нераспроданные экземпляры перво го издания.

Узнав о решении цензурного комитета и ознакомившись с от зывом Г. М. Яценко, Пнин обратился в высшую инстанцию — в Главное правление училищ — с прошением, где подробно из ложил обстоятельства, сопровождавшие переработку его со чинения, и приносил жалобу на неправильные действия цен зурного комитета. Приведем текст этого документа.

„В Главное училищное правление П р о ш е н и е Прочитавши полученные мною от его сиятельства графа Пав[ла] Александровича] Строгонова представленные ему цен зурным комитетом, на книгу мою: „Опыт о просве[щении] относит[ельно] к России“, замечания, беспрекословно пере менил я и выбросил из книги моей все те места, которые были противны мнениям цензуры. Таким образом, как сочи нитель, я все сделал для комитета;

надеюсь, что и комитет с своей стороны равномерно сделает все для человека, тем чувс твительнее оскорбляющегося, что, почитая цензуру местом от правительства для пользы, а не для причинения обид уч режденным, имеющим свои постановления, свои правила и Первое по времени упоминание о доносе Геракова встречается, насколько нам известно, в воспоминаниях П. А. Радищева („Русский Вестрик“, 1858 г., т. XVIII, стр. 426—427).

В архиве цензурного комитета хранилось дело № 605/37 — „Об отобрании из книжных лавок сочинения Пнина: Опыт о просвещении“ (см. Исторические сведения о цензуре, 1862 г., стр. 9), но, несмотря на приложенные нами старания, разыскать его не удалось.

долженствующим руководствоваться беспристрастнейшим суж дением, но не во зло употреблять права, ей предоставленные, поступать против <собственных> своих обязанностей и позволять себе такие выражения, которые, заключая в себе личность, пада ют на честь человека. Таковой поступок комитета побуждает меня принести Главному училищ правлению, как верховному судили щу, жалобу мою, с полным уверением, что обрету надлежащую справедливость.

Цензор Яценков, рассматривавший мою книгу, выбрал из различных мест оной по нескольку слов и, составив по собст венному своему произволу из них речи, на 1-й странице сво их замечаний выдает их за собственные мои. Я согласен, что приведенные там слова находятся в моей книге, однакож совсем не в том разуме. Цензор, вместо того, чтобы следовать порядку, в котором они находятся, не знаю почему, с каким-то небла говидным намерением старался везде разрывать связь поня тий и составлять такие выражения, каких в сочинении моем вовсе нет. На 2-ой стран[ице] своих замечаний называет он меня зловещим пророком, собирающим черную тучу на главу России, чтоб она рассыпалась в своем основании. Ужасная мысль! Какая туча может быть чернее ее? Это мысль цензора Яценкова. Самый величайший из неприятелей моих, сказав сие обо мне, не мог бы более меня обидеть. Никогда не со бирал я тучи на главу России;

никогда не грозил исторгнуть у помещиков их достояние;

сам цензор в этом сомневается:

ибо не говорит о сем утвердительно, а употребляет слово ка­ жется грозит исторгнуть и проч[ее];

притом все сии выраже ния находятся только в замечаниях комитета, но их нет в моей книге. Посмотрите на стран[ицу] „ “ и вы увидите мысль мою и мое желание. Я не собирал тучи на главу России, но думал, каким бы образом предохранить ее от оной. Опыт многих столетий, свидетельство собственной истории нашей и многих других народов дают в сем достаточные уроки для вре мен настоящих. Взглядывать на будущее, делать из настоящего свои о нем заключения, не есть злое пророчество, но есть свя щенная обязанность. Тот, кто любит свое отечество, тот имеет чувство, которое ничем не может быть удержано: оно подоб но тонкому эфиру, все тела проницающему. Оно из-за преде лов настоящего времени увлекает мысль в будущее, печалит и восхищает нас, предусматривая несчастную или счастливую участь потомства.

Всякий писатель, пишущий о предметах государственных, никогда не должен терять из виду будущее. Ибо целый народ никогда не умирает, ибо государство, каким бы ни было под вержено сильным потрясениям, переменяет только вид свой, Цифра в подлиннике не проставлена. — Ред.

но вовсе никогда не истребляется. И потому сочинитель обязан истины, им предусматриваемые, представлять так, как он час то находит их. Он должен в сем случае последовать искусному живописцу, коего картина тем совершеннее бывает, чем краски, им употребляемые, соответственнее предметам, им изображае мым. — Впрочем, все сказанное мною о необходимости крестьян ской собственности, все истины, к сему предмету относящиеся, почерпнул я из премудрого Наказа Великия Екатерины. Она внушила мне оные. Она возбудила во мне тот жар и энтузиазм, который цензор ставит мне в преступление. — Рукописное до полнение, сделанное мною по воле монарха, заключает в себе определение крестьянской собственности, примененное мною к настоящему положению вещей.

Далее: цензор, на 4-ой страни[це] своих замечаний, хочет, чтобы я переменил и смягчил те места, которые мною переменены уже были по воле его превосх[одительства] Ник[олая] Николаевича] Навасильцова и были им одобрены. Следовательно, проходить сии места вновь и распространяться о них не было никакой на добности. Но цель цензора в сем случае видна. Он хотел по-свое му переправить период сей, и потому сделал к нему дополнение, приписав сердцу моему черное пятно неблагодарности. Вам, высо копочтенные мужи, вашей мудрости отдаю я на суд: имеет ли цензурный комитет право уполномочить одного из своих членов поносить честь сочинителя? Имеет ли право делать заключения свои о душевных его качествах и еще более представлять мнения свои о его нравственности высшему начальству? Это есть чувстви тельнейшая обида. Таковой поступок комитета явно доказывает неуважение его к законам, нарушение его оных;

ибо закон запре щает всякую личность и обиду. Цензурный комитет учрежден для рассматривания книг, но не для рассматривания добродетелей и пороков сочинителя. Его должность и его суждения простирают ся только на те сочинения, кои подлинно содержат в себе места, противные данным ему правилам. Цензор в праве показать авто ру его заблуждения, в праве предложить ему полезные советы, но не в праве делать ему выговоры, то есть поступать так, как цензор Яценков поступил со мною.

Наконец цензурный комитет заключает замечания свои еще новою, гораздо чувствительнейшею для меня обидою: назы вает меня доносчиком в том, в чем он совсем не понимает содер жания предложенных мною мыслей. Разве это есть укоризна на взятки, когда я сказал, что купцы, переходя из состояния купеческого в состояние дворянское, выносят по сту или по двести тысяч рублей из массы общих купеческих капиталов.

Комитет совсем не хотел понимать меня;

старался приводить из книги моей места совсем иначе, нежели они у меня изоб ражены <давая им совсем иное значение>;

и даже простирая критику свою на те места, которые мною уже переменены были и одобрены начальством. Все сие хотя весьма оскорбительно, однакоже <не так, как> еще оскорбительнее сего непозволен ная личность, им против меня употребленная. Сия-то личность побуждает меня Главному училищ правлению на цензурный комитет приносить жалобу мою, тем более, что книга моя, бу дучи его превосх[одительством] Нико[лаем] Нико[лаевичем] Навасильцовым представлена его импера[торскому] величеству, удостоена монаршего благоволения (что из прилагаемого при сем в копии письма видеть можно), одобрена бывшею тогда под начальством гражданского губернатора цензурою;

потом вновь рассматривана была H. H. Навасильцовым и его сиятель[ством] графом П. А. Строгоновым, мною по воле их переправлена, до полнена и, наконец, по докладам их государю императору вос последовало монаршее повеление печатать ее на счет казны. Из всех сих случаев Главное училищ правление легко усмотреть может поступок цензурного комитета, в рассуждении коего, по причиненным им мне обидам, прошу себе законного удовлетво рения“ (с автографа — без подписи и даты. ЛОЦИА, Архив ми нистерства народного просвещения, дело № 9826;

к. 134, лл. 5—8;

цензурными материалами об „Опыте о просвещении“ пользо вался М. И. Сухомлинов, цитировавший и отзыв Яценко и проше ние Пнина — см. „Исследования и статьи по русской литературе и просвещению“, т. I, 1889, стр. 430—434).

Получил ли Пнин требуемое „законное удовлетворение“— не известно. Повидимому, не получил. Во всяком случае, решение цензурного комитета пересмотру не подвергалось и „Опыт о просвещении“ был зачислен в разряд особо крамольных книг (попытка переиздать его в 1818 г. также не увенчалась успехом;

см. стр. 286 наст. издания). Вторично (и на этот раз в художест венной форме) Пнин отвечал цензуре в остроумном диалоге „Сочинитель и Цензор“, снабженном традиционным защитным подзаголовком: „Перевод с манжурского“. Сочинитель, отвеча ющий цензору, что „его засвидетельствование можно назвать ничего не значущим, ибо опыт показывает, что оно нисколько не обеспечивает ни книги, ни сочинителя“, — явно имеет в виду историю с „Опытом о просвещении“, сперва дозволенным цензу рой, а потом запрещенным (может быть, и самое слово „Опыт“ в приведенной цитате играет семантически двупланную роль).

Неудача с „Опытом о просвещении“ не обескуражила Пнина, не научила его молчанию, но, наоборот, побудила его к новым обширным литературным трудам. Отказавшись почему-то от проекта издать собрание своих стихотворений („Моя лира“) и „склонясь на просьбы журналистов“, он стал деятельным со трудником некоторых периодических изданий („Северный Вестник“, „Журнал российской словесности“, „Журнал для поль зы и удовольствия“), трудился над сочинением „О возбуждении патриотизма“, предполагал с 1806 г. издавать журнал „Народный Вестник“ (и даже составил программу его, до нас не дошедшую) и в последние месяцы жизни писал драму „Велизарий“ (закончено было только первое действие, также не уцелевшее).

Вместе с тем Пнин продолжал службу в департаменте мини стерства народного просвещения (6 февраля 1804 г. он был на гражден чином надворного советника „за отличное усердие“).

В середине 1805 г. Пнин подал прошение об отставке, по одним данным — по причине болезненного своего состояния, по дру гим — желая целиком отдаться литературной деятельности.

Во „всеподданнейшем“ прошении от 21 июля 1805 г. он писал:

„Исполнен будучи ревности к службе вашего императорского ве личества, я бы желал продолжать оную до конца моей жизни, но болезнь моя лишает меня сей способности вопреки моему усердию. Почему всеподданнейше прошу, дабы высочайшим ва шего императорского величества указом повелено было сие мое“ прошение принять и меня от службы с следующим чином уво лить, из получаемого ныне мною жалованья какую-либо часть определить мне в пенсион и выдать мне единовременно годовое мое жалование“ (данные об отставке Пнина заимствуем из дела № 8814/к. 198 — ЛОЦИА, Архив министерства народного просве щения). По докладу товарища министра народного просвещения M. H. Муравьева 12 августа 1805 г. Александр I согласился на уволь нение Пнина „с пожалованием следующего чина [коллежского советника], с обращением третьей части жалованья в пенсион и с выдачей годового оклада единовременно“ (годовой оклад Пнина равнялся 2 000 руб.;

сверх того, он получал 500 руб. „квартирных“;

при отставке Пнин должен был получить 2 000 руб. и пользовать ся „по смерть“ пенсионом в размере 666 руб. 66 коп. в год). В указе Александра I министру финансов гр. А. И. Васильеву от 19 августа 1805 г. сказано, что Пнину назначается пенсион и выдается едино временная денежная награда „в пособие недостаточного состояния его“. Однако Пнину так и не довелось воспользоваться пожало ванными ему наградой и пенсионом: только 18 сентября 1805 г.

экспедиция о государственных расходах запросила департамент министерства народного просвещения о том, где желает Пнин получать деньги. Запрос этот не имел смысла, ибо как раз нака нуне, 17 сентября, Пнин умер.

Мы ничего не знаем о личной жизни Пнина, о его семье;

не знаем, когда и на ком он женился. Известно только, что в 1803 г. у него родился сын Петр. Жена Пнина умерла, пови-димо му, раньше своего мужа, — во всяком случае она не присутствовала при его кончине. Пнин в последние свои годы жил в совершенном одиночестве;

все его имущество после смерти было передано в Дворянскую опеку (единственным человеком, состоявшим при Пнине в последние годы, был его „служитель“ Годфрид Буш).

„Пнин был, — пишет Н. И. Греч, — невысок ростом, худощав, притом очень жив в движениях своих, любезен и учтив в обра щении со всеми, остроумен и добродушен. Все знавшие его были к нему искренно привязаны, и смерть его жестоко поразила дру зей его, приятелей и просто знакомых. Не знаем, удалось ли бы ему сделать что-либо великое и прочное: здоровье его было сла бое и шаткое. Пылкая и деятельная душа рвалась из слабой обо лочки“ („Северная Пчела“, 1857 г., № 125, стр. 587—589).

Вольное общество любителей словесности, наук и художеств посвятило памяти Пнина два специальных заседания — 20 сен тября и 7 октября 1805 г., на которых выступили с речами:

Д. И. Языков, В. В. Попугаев, А. Е. Измайлов, Н. П. Брусилов и Ф. И. Ленкевич;

Н. Ф. Остолопов, Н. А. Радищев, А. А. Пи сарев, А. Е. Измайлов и Ф. И. Ленкевич читали также стихи на смерть Пнина“ (речь Брусилова и стихи названных авто ров, кроме не сохранившегося стихотворения Ленкевича, перепечатаны нами в приложениях, см. стр. 225—236 речи Попугаева и Ленкевича не сохранились, см. отчет о заседа нии 20 сентября в „Северном Вестнике“ 1805 г., ч. VIII, ок тябрь, стр. 86—87). Д. И. Языков в своей речи сказал:,,17-го сего месяца лишились мы сочлена и президента нашего Ивана Петр Иванович Пнин шестилетним мальчиком в 1809 г. был принят „уче ником“ в Академию художеств, в 1819 г. был назначен в „живописный класс“, в 1824 г. был награжден серебряной медалью „второго достоинства“ и в том же году окончил Академию с аттестатом 1-й степени и шпагой (занял седьмое место среди девяти человек, получивших аттестат первой степени;

всего в 1824 г. окончило курс 27 человек). С 1826 г. Петр Пнин служил канцелярским чиновником в департамен те министерства народного просвещения и в 1830 г. состоял в чине губернского секретаря (см. Н. Собко, Словарь русских художников, т. III, вып. 1, 1899, стр. и Сборник материалов для истории Спб. Академии художеств за сто лет ее су ществования, под ред. П. Петрова, ч. II, 1865, стр. 132, 189, 190, 195). В 1825 г. Петр Пнин получил из опекунского совета наследственный капитал, оставшийся после отца, в 8 000 руб. (см. вызов Спб. Дворянской опеки в „Спб. Ведомостях“, 1825 г., № 44, стр. 559). В 1831 г. Петр Пнин ездил в Италию уже отставным губернским секретарем (см. объявление в „Спб. Ведомостях“, 1831 г., № 26, приб., стр. 2312). В 1837 г. он вторично отправился в Италию со своим товарищем по Академии, ху дожником М. И. Лебедевым;

по данным, сообщенным гравером Ф. И. Иорданом, называющим Пнина своим другом и товарищем по Академии), оба художника погибли в Неаполе при эпидемии холеры в 1837 г. (см. „Русская Старина“, 1891 г., № 7, стр. 38 и 46, или Записки Ф. И. Иордана, 1918, по указ.).

Петровича Пнина. Вот причина сегодняшнего собрания нашего.

Итак, в непродолжительное время оплакиваем мы смерть уже другого сотрудника нашего. Недавно еще бросали мы цветы на гроб Каменева, а теперь украшаем оными также гроб Пнина.

Несчастие преследовав последнего с самой той минуты, как уви дел он свет;

при последних только днях, или, лучше, часах жиз ни его просияло было солнце над его главою: он надеялся быть в тихом пристанище;

но вдруг бездна разверзлась, и его не стало.

Без родителей, без родственников — жил он один во вселенной.

Отечество было его родителем, друзья — родственниками: серд це его билось для них горячейшею любовию. Нет более Пнина, но память его останется незабвенною: она будет чтиться друзья ми его, она будет благословляться теми несчастными, кои невин ным образом осуждаются предрассудками и мнением при самом рождении своем. Его „Вопль невинности“ раздался громко во всех сердцах;

он исторг слезы у чувствительных и смягчил ожесточен ных;

быть может, он возвратит похищенные права у невинных и соорудит ему памятник тверже всякого металла и камня“.

Впрочем, члены Вольного общества постановили соорудить Пнину также и надмогильный памятник „из металла и камня“ с краткой надписью, предложенной А. Востоковым: „Пнину — друзья“. В траурном заседании 20 сентября была объявлена подписка;

в бумагах Общества хранится лист с именами человек, сделавших пожертвования для этой цели;

это были:

Д. Языков, И. Борн, Н. Судаков, Н. Остолопов, Н. Брусилов, А. Измайлов, Ф. Ленкевич, И. Гальберг, А. Иванов, В. Попугаев, Н. Радищев, А. Востоков, М. Крюковский, Сахаров, Ушаков, В. Сопиков, Пучков, Тимковский, общая сумма пожертвований которых составила 160 руб. Тогда же членам-художникам было предложено приготовить эскизы памятника и предста вить их на рассмотрение и утверждение Общества. В октяб ре 1805 г. И. И. Гальберг представил сделанные им рисунки, однако они не были утверждены Обществом, и второй про ект был заказан И. И. Теребеневу, который только в 1807 г.

исполнил возложенное на него поручение. Эскиз Теребенева был утвержден (он хранился в архиве Общества, но ныне ут рачен), и Теребеневу же было поручено „отлить бюст Пнина с доставленной из Общества модели“, что и было сделано им несколько лет спустя. Так, почти целое десятилетие тя нулось дело о памятнике Пнину и, наконец, заглохло окон чательно: „памятник остался одним из тех булыжников, Гавриил Петрович Каменев — известный поэт, член Вольного общества, скон чался 25 июля 1803 г.

Бюст Пнина работы Теребенева до настоящего времени не разыскан.

которыми, по словам пословицы, кажется португальской, вы мощен ад“ (Н. И. Греч;

материалы по делу о сооружении памят ника частично сохранились в архиве Вольного общества;

см. так же „Исторический Вестник“, 1889 г., т. XXXVII, стр. 145—147).

Кроме того, тотчас же после смерти Пнина Вольное общество озаботилось судьбой оставшихся после него бумаг, обратившись к с.-петербургскому обер-полициймейстеру Ф. Ф. Эртелю с прось бой передать в Общество „оставшиеся после умершего коллежс кого советника Пнина бумаги и разные сочинения, как принадле жащие Обществу, коего он был член и президент“. Эртель ответил (12 октября 1805 г.), что еще до получения письма от Общества все имущество Пнина было передано в Дворянскую опеку. Общество адресовалось с прежней просьбой и в Опеку, но предводитель дворянства спб. уезда А. Симанский сообщил в ответ (29 нояб ря 1805 г.)„ что „после того Пнина никаковых сочинений, ниже бумаг, принадлежащих Обществу, кроме партикулярных писем и некоторых счетных записок и счетов, ими не найдено, а изве стились они от бывшего его служителя Годефрида Буша, что ка кие-то бумаги им, Пниным, во время болезни его были розданы некоторым из посещавших его приятелей его, просивших у него тех на время, а кому именно и все ли, или только часть оных, им неизвестно“. Так бесследно пропал архив Пнина: никаких его ру кописей, кроме трех автографов „Вопля невинности“, в доступ ных обследованиям архивных собраниях до настоящего времени не обнаружено.

ПРИМЕЧАНИЯ МОЯ ЛИРА I Время. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, ян варь, стр. 1—5, без подписи и без указания, что это стихотворение являет ся сокращенным переводом одноименной оды французского писателя Ан- туана-Леонара Тома (1732—1785). Кроме Пнина, эту оду перевели: Н. А.

Радищев („Периодическое издание Вольного общества любителей словесности, наук и художеств“, ч. I, 1804, стр. 10—17), П-й К-ъ („Цветник“ 1810 г., ч. V, № 1, стр. 1—6) и Ю. А. Нелединский-Мелецкий („Вестник Европы“ 1813 г., ч. 69, № 9. стр. 18;

также „Чтения в Беседе любителей русского слова“ 1813 г., № 11). См. также анонимный прозаический перевод оды в книге „Переводы из творений Жан-Батиста Руссо и г. Томаса“, Спб. 1771. В журнале Пнина, кроме оды „Время“, был напечатан прозаический перевод „Послания к земледе льцам“ Тома (ч. III, август, стр. 22—31).

Солнце неподвижно между планетами. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, февраль, стр. 11З—117, без подписи и без указания, что это стихотворение является переводом одноименной оды швейцарского писателя и ученого Альбрехта Галлера (1708—1777), автора из вестной в свое время поэмы „Альпы“, прозаический перевод которой был напечатан в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г. (ч I, стр. 6—41). Кроме того, в журнале Пнина появилось еще несколько прозаических переводов из Галлера: „Ода на вечность“, „Дориса“, „Утро“, „Желание возвращения в свое отечество“, „Сатира“, „О славе“ „Письмо к Бодмеру“, „Добродетель“;

воз можно, что все эти переводы принадлежат Пнину.

Стихи на сон. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. I, № 4, стр. 223—225 (подписано: ). Написано, очевидно, в 1802 г., так как в нояб ре 1802 г. было представлено в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств при вступлении Пнина в члены этого Общества (ср. выше, стр. 266).

[На смерть Радищева]. Впервые напечатано в „Русском Вестнике“ 1858 г., т. XVIII, стр. 426—427 (в составе воспоминаний П. А. Радищева). А. Н. Радищев умер сентября 1802 г., — отсюда и дата стихотворения. Текст стихотворения, известный нам единственно по публикации „Русского Вестника“, вызывает сомнения в сво ей аутентичности: девятый стих, замененный в нашем издании строкой точек, в первопечатном тексте вообще отсутствует;

между тем несомненно, что в данном случае стих был пропущен (быть может, из цензурных соображений), благодаря чему нарушена стройность десятистрочной строфы. Судя по тому, что стихотво рение написано традиционной одической десятистрочной строфой, преимущес твенно употреблявшейся Пниным в одах (ср. „Солнце неподвижно между пла нетами“, „Слава“, „Человек“, „Послание к В.С.С“, „Надежда“, „Ода на болезнь“, „Ода на правосудие“), можно предположить, что стихотворение это — фрагменты большой не дошедшей до нас целиком оды. Заметим кстати, что стихотворение это обычно предлагается в качестве свидетельства личной близости Пнина к Радищеву, причем второй стих: „Мой друг, уже во гробе он!“ понимается таким образом: Пнин называет здесь Радищева „своим другом“ (см., например, статью А. Бема в сборнике „Пушкин и его современники“, вып. 23—24, стр. 26). Мы пола гаем, что понимать этот стих нужно как обращение к неизвестному адресету пос лания, — и другие стихи свидетельствуют скорее о том, что перед нами послание Пнина к какому-то его „другу“ по поводу смерти Радищева.

Слава. Напечатано впервые в „Северном Вестнике“ 1804 г., ч. I, стр. 55— 61, с подписью:,, — нъ’’. Вторично напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 11, стр. 135—139, под заглавием,,Ода на славу’’ и с подписью: Пнин. Текст „Журнала для пользы и удовольствия“ содержит следующие варианты:

7. Волшебным прутиком своим 9. Мгновенно злачные долины 11. Ах! сколь стези те все суть страшны 79. Всю похвалу добро трубят 80. Громады видим мы творений 81. Но где творцы? творцов не зрят, 89. Не есмь я метеор пустой 90. Не разношу по свету звука 91. Я ложного моей трубой 96. Кто добродетель исполняет, а также мелкие разночтения, которые мы не учитываем. Текст „Журнала для пользы и удовольствия“ нельзя признать достоверным, так как издатель этого журнала А. Варенцов „исправлял“ стихи Пнина по своему усмотрению (см. ниже примечание к оде „Бог“);

кроме того, текст этот в иных случаях явно испорчен (см., например, стих 11, нарушающий рифмовку).

Человек. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. I, № 4, стр, 38—45 (подписано: ), со следующим примечанием издателя (Н. П. Брусилова): „Чувствительно благодарим любезного поэта за присылку сей Оды“, и с цензурной купюрой в XVIII строфе, — стихи:

.... Но ты в ответ вещаешь, Что ты существ не обретаешь, С небес которые б сошли, Тебя о нуждах известили, Тебя бы должностям учили И в совершенство привели — были исключены из рукописи цензором И. Тимковским (донесение Тимков-ского в цензурный комитет от 2 декабря 1804 г. с предложением „представить г. издате лю или сочинителю выбросить или переменить“ эти стихи см. в „Донесениях цен зоров за 1804—1805 гг.“ в делах Спб. цензурного комитета, ныне в ЛОЦИА, дело № 206 148/к. 5916, лл. 21—22;

см. также дело № 38764/к. 1317, лл. 4 об. — 5). Пнин не пожелал переменить указанное место и предпочел напечатать оду с шестью строками точек. По данным письма известного мистика 1800-х гг. А. Ф. Лабзина к H. H. Новосильцову, пересказанного Н. Дубровиным, выясняется, что Пнин обжаловал решение цензурного комитета в Главном правлении училищ и яко бы получил дозволение напечатать оду „Человек“ полностью (чего, однако, как мы видим, не сделал): „Молодой писатель Пнин напечатал [Sic. Следует, по видимому: „написал“. — В. О.] стихи, в которых подсмеивается над истинами веры, говоря просвещенному своему другу: „Ты не мыслишь, как невежды, буд то небо смеживается с землею, как глазам простолюдина кажется;

для тебя, не нужно, чтобы кто сходил с неба, дабы сделать тебя добродетельным и благо получным“. Старший цензор И. Ф. Тимковской не пропустил этих стихов, но Пнин пожаловался в Главное правление училищ, которое, основываясь на § тогдашнего цензурного устава, разрешило их напечатать. Будучи давнишним и искренним другом Лабзина, Тимковский рассказал этот случай и тем причинил ему такую боль, „как бы кто поранил его в самое сердце“ (см. Н. Дубровин, „Наши мистики-сектанты“ в „Русской Старине“ 1894 г., т. 82, № 11, стр. 67;

никаких сле дов жалобы Пнина по поводу запрещения указанных стихов в делах цензурного комитета и Главного правления училищ не обнаружено).

Послание к В. С. С. на новый год. Напечатано отдельной брошюрой в 1805 г., в Петербурге, в типографии Ивана Глазунова, с подписью: Пнин (брошюра эта чрезвычайно редка). Первоначально Пнин собирался, повиди- мому, напечатать послание в журнале И. И. Мартынова „Северный Вестник“:

30 декабря 1804 г. оно было представлено в цензуру в составе первой книж ки,,Северного Вестника“ на 1805 г. и в тот же день возвращено „с одоб рением“ (ЛОЦИА, Дела Спб. цензурного комитета;

№ 38764/к. 1317, л- 12 об.);

однако в „Северном Вестнике“ стихотворение это напечатано не было.

Адресовано послание, повидимому, к Василию Степановичу Сопикову, известному библиографу и книгопродавцу. Пнин был знаком с Сопиковым еще со времени издания „Санктпетербургского Журнала“ 1798 г., подписка на который принималась „в Суконной линии Гостиного двора, в книжной Василия Сопикова лавке под № 16“ (см. о Сопикове в указателе имен).

Надежда. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. II, № 5, стр. 149—151 (подписано: ), со следующим примечанием издателя (А. Варенцова): „За доставление сей пиэсы долгом поставляю изъявить г. сочини телю искреннюю благодарность“.

Ода на болезнь. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр. 37—40, с подписью: Пнин. Об Осипе Кирилловиче Каменецком см. в указателе имен.

Бог. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 12, стр. 181—186, с подписью: Пнин и со следующим примечанием из дателя (А. Варенцова): „Я думаю, что беспристрастные читатели, кои име ют у себя подлинники или копии сочинений достойного памяти Пнина, извинят сделанные мною как и в сей оде, так в некоторых прежденапеча- танных в моем журнале стихотворениях его небольшие поправки в слоге;

скорая смерть, конечно, не допустила его самого внимательно оглянуться на памятники своей жизни“.

Ода на правосудие. Напечатано отдельной брошюрой в 1805 г. (еще при жизни Пнина) в Петербурге, в Медицинской типографии, с подписью:

Пнин (но без обозначения года). Написана „Ода на правосудие“ была также в 1805 г. (по свидетельству Н. П. Брусилова, ср. стр. 234 наст. изда ния). Как „славнейший памятник, оставленный Пниным“, она была дваж ды перепечатана: в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч, III, № 6, стр. 198—202, и в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. III, № 10, стр. 67—73 (вслед за некрологом Пнина, написанным Н. П. Брусиловым, где сказано: „Дабы дать сильнее почувствовать читателям ту потерю, которую мы сделали, да позволено мне будет, в память несчастного поэта, поместить Оду его на правосудие, хотя она и была уже напечатана. Сие произведение его пера будет лучшим памятником, который только можно воздвигнуть в честь его“). — В первой строфе этой оды А. Д. Галахов ус мотрел подражание известной оде Ломоносова „Царей и царств земных от рада, Возлюбленная тишина“ (см. „Историческая христоматия“, т. II, 1864, стр. 180).

Гимн на случай высочайшего посещения, удостоенного их император­ скими величествами российское купечество по заложении новой биржи 1805 го­ да, июня 23 дня. Напечатано впервые отдельной брошюрой в l805 г.

в Петербурге, с приложением музыкального текста, сочиненного композитором Давыдовым (цензурное разрешение, подписанное цензором Г. Яценко 20 июня 1805 г., — в делах Спб. цензурного комитета, № 206148/к. 5916, л, 157). Вторично напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г. ч. II, № 7, стр. 168—170, в отделе „Известия и смесь“. Здесь в отчете о торжестве закладки нового зда ния петербургской биржи читаем: „23 июня ознаменовалось новою щедротою Александра. В сей день государь император положил основание новой велико лепной биржи.... По заложении биржи государь император и вся высочайшая фамилия удостоили посетить российское купечество, которое угощало их вели чества обеденным столом. В сие время пели Гимн, сочиненный г. Пниным, с му зыкою на оный г. Давыдова. Мы с удовольствием помещаем его в нашем журна ле“ [следует текст „Гимна“]. По свидетельству Н. П. Брусилова, это единственное стихотворение Пнина, обращенное к царю (и написанное явно по заказу), было „последним произведением его пера“ (см. стр. 234 наст. издания).

II Наставление богатому сыну от бедной матери. Напечатано в „Санктпетербург ском Журнале“ 1798 г., ч. I, март, стр. 279—282, без подписи.

Уединение. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. I, № 2, стр. 108—110 (подписано: ).

К роще. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. II, № 6, стр. 91—93 (подписано: ), со следующим примечанием изда теля (Н. П. Брусилова): „Сочинитель сих стихов есть тот самый, который писал оду Человек, Уединение и Стихи на сон, помещенные в 1, 2 и 4 № сего журнала. Издатель чувствительно благодарит любезного поэта за участие, которое он берет в издании“.

Бренность почестей и величий человеческих. Печатается впервые, извлечено из рукописного цензурного экземпляра седьмой (июльской) книжки „Журнала российской словесности“ 1805 г. (была представлена в цен зуру 2 июня 1805 г.), сохранившейся в собрании П. Я. Дашкова (Рукописное отделение Института русской литературы Академии Наук СССР). Здесь стихотворение это, записанное рукою Н. П. Брусилова (подписано: ), вычеркнуто цензором И. Тимковским с пометой: „Не печатать. Ц[ензор] Ив. Тимковской“. Текст стихотворения, повидимому, был испорчен при перепис ку к девятому стиху не достает рифмы.

Карикатура. Печатается впервые, извлечено из той же тетради, что и предыдущее стихотворение, где также вычеркнуто цензором И. Тимковским с точно такой же пометой: „Не печатать. Ц[ензор] Ив. Тимковской“. Подзаголовок стихотворения: „Подражание английскому“, несомненно, имел целью усыпить бдительность цензуры, — стихотворение имеет в виду, очевидно, Александра I („лев“) и его министров („ослы“). К 1804 г. александровская „весна“ была уже явно на ущербе: в 1803 г. был возвращен на службу Аракчеев и произошли крупные перемены в составе комитета министров, причем большинство новых назначений способствовало разрушению либераль ной репутации Александра (так, например, министром юстиции был назначен бывший павловский фаворит кн. П. В. Лопухин, явно неспособный к делам и пользовавшийся в обществе самой дурной славой).

Послание к некоторым писателям. Напечатано в „Журнале для пользы и удо вольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр. 33—37, с подписью: Пнин. „Послание“ напи сано так называемым „русским стихом“, получившим широкое распространение в поэзии конца XVIII — начала XIX в.в. и употреблявшимся преимущественно в псевдонародных поэмах и сказках „о старинных русских происшествиях“, между прочим, „Бове’’ А. Радищева.

Любовь. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр. 70—71, с подписью: Пнин.

Зависть. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 11, стр. 139-140 (подписано: ).

Плач над гробом друга моего сердца. Напечатано в „Журнале для пользы и удо вольствия“ 1805 г., ч. IV, № 12, стр. 238—243, с подписью: П.

Мысли о табаке. Напечатано в журнале Н. Ф. Остолопова „Любитель словесности“ 1806 г., ч. II, № 4, стр. 40, с подписью: Пнин.

III Надежда, Радость, Стыдливость. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, февраль, стр. 181—182, без подписи.

Несчастный любовник. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, март, стр. 244, без подписи.

Южный ветер и Зефир. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, август, стр. 61 — 62, без подписи.

Терновник и яблоня. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 85—87, без подписи.

Преждевременные родины. Напечатано в „Санктпетербургском Жур нале“ 1798 г., ч. IV, ноябрь, стр. 122—124, без подписи. О французском поэте Жан-Батисте Руссо, которому подражал Пнин в этой басне, см. в ука зателе имен.

Царь и Придворный. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. II, № 7, стр. 152—153 (подписано: ). В рукописном цензурованном экземпляре седьмой книжки „Журнала российской словесности“ (собрание П. Я. Дашкова в ИРЛИ Академии наук СССР) басня эта подписана: Р—iй (м. б.:

„Русский“?);

разночтений и вариантов, сравнительно с печатным текстом, в ру кописи нет.

Верховая лошадь. Напечатано в „Любителе словесности“ 1806 г., ч. II, № 6, стр. 207—208, с подписью: Пнин.

IV Сравнение старых и молодых людей относительно к смерти. Напечатано впер вые в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 93, без подписи.

Перепечатано в „Любителе словесности“ 1806 г., ч. II, № 4, стр. 39, с подписью:

Пнин, с измененным заглавием: „Сравнение старых людей с молодыми“ и со сле дующим примечанием издателя Н. Ф. Остолопова: „Кто читал здешние журналы прошедшего года, тот знает о кончине сего любезного человека. — Познания, спо собности и трудолюбие Пнина подавали несомненную надежду, что он принесет большую пользу нашей словесности. Это доказывают сочинения его, как напечатан ные, так и оставшиеся в рукописи. — Я надеюсь доставить читателям сего журна ла удовольствие помещением некоторых его стихотворений, не бывших еще в пе чати“. Вошло в „Опыт русской анфологии“, составленный М. Л. Яковлевым, 1828, стр. 60.

На вопрос: что есть бог? Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 93, без подписи (авторство Пнина раскрыто А. Н. Неустроевым в указателе к „Историческому разысканию о русских повременных изданиях“, 1898, стр. 497).

Счастие. Напечатано впервые в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 94, без подписи. Перепечатано в „Журнале для поль зы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр. 45, с подписью: П... ъ.

Вошло в „Опыт русской анфологии“ М. Л. Яковлева, 1828, стр. 159. В качест ве эпиграфа было помещено в „Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду“ 1833, № 40.

Загадка. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 94, без подписи.

Различие между роскошным и скупым человеком. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. IV, октябрь, стр. 65, без подписи.

Сравнение блондинки с брюнеткою. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, август, стр. 73, без подписи.

Стихи к Ч... Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, фев раль, стр. 197, без подписи.

Стихи к девице Ч.... на день ее рождения. Напечатано в „Санкт-петербургском Журнале“ 1798 г., ч. II, июнь, стр. 23, без подписи. Кто такая была девица Ч. — ус тановить не удалось.

Надгробие Евгению Алексеевичу Колычеву. Напечатано в „Любителе словесности“ 1806 г., ч. II, № 4, стр. 40, с подписью: Пнин. О стихотворце Е. А. Колычеве см. в указателе имен.

Эпиграмма (Женатой господин слугу его спросил). Напечатано в „Санкт- петербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, январь, стр. 54, без подписи.

Эпитафия. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, январь, стр. 54, без подписи.

Эпиграмма (Известный M... страшилище людей). Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. II, апрель, стр. 14, без подписи.

Кого имел в виду Пнин в этой эпиграмме — установить не удалось.

Говорун. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, июль, стр. 27, без подписи. Третий стих этого четверостишия процитирован во втором „Письме из Торжка“, напечатанном в октябрьской книжке „Санкт- петербургского Журнала“ (см. стр. 183 наст. издания).

О женитьбе. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр. 58, с подписью: Пнин.

Эпитафия плясуну. Напечатано в,.Любителе словесности“ 1806 г., ч. II, № 5, стр. 133, с подписью: Пнин. Вошло в „Пантеон русской поэзии“, изданный П. А. Никольским, ч. II, 1814, стр. 273 (под заглавием: „Плясуну“).

ВОПЛЬ НЕВИННОСТИ, ОТВЕРГАЕМОЙ ЗАКОНАМИ Печатается с парадного автографа Пнина, поднесенного им Александру I.

(Эрмитажное собрание манускриптов, № 34, — ныне в Ленинградской госу дарственной публичной библиотеке им. M. E. Салтыкова-Щедрина). Кроме того, нам известно еще два автографа этого сочинения: черновая рукопись с добавлени ями и исправлениями (также в Ленинградской государственной публичной биб лиотеке, шифр: F. II. № 70) и беловая рукопись с незначительными поправками (в Институте русской литературы Академии Наук СССР, шифр: 26. 5. 239), а также четыре современных его списка (Московский исторический музей, Чертковское собрание, шифр: 200. Г. 14/3;

Ленинградская государственная публичная библио тека, шифр: II. Q. 52;

Институт русской литературы Академии Наук, шифр: 4868.

XXV б. 30 и там же — список, поступивший в 1928 г. от Н. П. Бауэра).

С черновой рукописи Публичной библиотеки „Вопль невинности“ был опуб ликован Е. В. Петуховым в „Историческом Вестнике“ 1889 г., т. XXXVII, стр. 147— 160. Публикуемая нами впервые окончательная редакция „Вопля невинности“ содержит, сравнительно с первопечатным текстом, некоторые разночтения, преимущественно стилистического порядка. — На обороте заглавного листа беловой рукописи Института русской литературы (совпадающей за малыми ис ключениями с публикуемым нами текстом) имеется густо зачеркнутый эпиграф в стихах:

Великие дела царей потомство славит.

В замену тронов их, им жертвенники ставит Двустишие это принадлежит, вероятно, Пнину (ср. в „Опыте о просве щении“: „Снять оковы с народа, возвратить людей человечеству, граждан го сударству есть такое благодеяние, которое делает царей бессмертными, упо добляет их божеству и налагает дань благодарности на потомство, которое в замену их тронов воздвигает им жертвенники“— стр. 138 насг. издания).

В стихотворном посвящении Александру I в беловой рукописи Института русской литературы, в первом стихе, вместо: „Пред троном я твоим сей повергаю труд“ первоначально стояло: „Пред троном я твоим сей излагаю труд“.

На заглавном листе черновой рукописи Публичной библиотеки имеется по мета (рукой Пнина): Сие сочинение удостоено высочайшего внимания и награды“.

Точную дату награждения — 24 ноября 1802 г. дает письмо к Пнину Н. Н. Ново сильцова, скопированное Пниным на обороте 2-го листа беловой рукописи „Вопля невинности“, хранящейся в Институте русской литературы (см. стр. наст, издания).

На обороте последнего листа беловой рукописи Института русской литературы Пнин приписал следующее:

„Напечатание сего сочинения принести может величайшую пользу. Во первых, по­ всеминутный страх увидеть предлагаемые мною законы учрежденными, будет сильно удерживать людей от порочных связей, в которые (не будучи теперь ничем обуздывае­ мы) вдаются они со всею стремительностью. Во вторых, истины, в оном изображен­ ные, могут также сильно действовать на сердца, удобные к принятию оных;

и вообще сочинение сие побудит людей к обращению взоров своих на их поведение, напомнит им о святости исполнений их должностей, и тем самым приуготовит уже половину желае­ мого дела“ (приписка эта сделана позже, другими чернилами).

А. С. Поляков без достаточных оснований полагал, что „Вопль невинности“ служил источником известного стихотворения Пушкина „Романс“ (см. его статью „Пушкин и Пнин“ в сб. „Пушкин и его современники“, вып. XVII—XVIII, 1913, стр. 249—264;

ср. статью А. Бема там же, вып. XXIII—XXIV, 1916, стр. 23—44, и ре цензию Н. Лернера в газете „Речь“ 1913 г., № от 23 декабря).

„Наказ“ Екатерины II, данный Комиссии 1767 г. о сочинении проекта нового уложения, из которого Пнин взял эпиграф к „Воплю невинности“ и на который неоднократно ссылается в тексте, в течение долгого времени служил основной „скрижалью“ русского дворянского либерализма и при Павле I попал даже в число „запрещенных книг“. Являясь по существу конспектом крупнейших па мятников просветительной литературы XVIII века (заполненный более чем напо ловину выписками из „Духа законов“ Монтескье и трактата „О преступлениях и наказаниях“ Беккария), „Наказ“ сыграл известную роль в развитии дворянско-ли беральных настроений, но никакого практического значения не имел, посколь ку „Екатерина была не из тех“, которые способны рискнуть ради теории своим личным практическим интересом“ (Плеханов). Поучительную характеристику „Наказа“, роли, которую ему приписывали, и его действительного значения см.

у M. H. Покровского в „Русской истории с древнейших времен“, т. IV (изд. „Мир“ 1914, стр. 65—71).

На стр. 107 в примечании имеется в виду императрица Мария Федоровна (жена Павла I), в ведении которой находились женские институты и воспитательные дома.

На стр. 108 Пнин пишет: „Великая и по делам своим бессмертная Екатерина II, по законам и сердцу, которые ты следуешь“, — имея ввиду известные слова мани феста о воцарении Александра I: „Мы, восприемля наследственно императорский всероссийский престол, восприемлем купно и обязанность управлять богом нам врученный народ по законам и по сердцу в бозе почивающей августейшей бабки нашей, государыни императрицы Екатерины Великие, коея память нам и всему отечеству вечно пребудет, любезна“ (манифест был написан Д. П. Трощинским).

В „Вопле невинности“ Пнин воспользовался некоторыми положениями и фор мулировками анонимной статьи „К Наисе“, напечатанной в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., (ч. II, май, стр. 123—134, и ч. IV, октябрь, стр. 43—46);

прина длежность этой статьи Пнину вызывает, однако, сомнения.

ОПЫТ О ПРОСВЕЩЕНИИ ОТНОСИТЕЛЬНО К РОССИИ Печатается в полной редакции впервые с единственного архивного экзем пляра отдельного издания 1804 г. (Санктпетербург, в типографии Ив. Глазунова, стр. 147);

экземпляр этот, содержащий обширные рукописные добавления, сде ланные Пниным для не увидевшего свет второго издания (см. выше, стр. 268), хранится в Московском центральном историческом архиве, в Древлехранилище, в составе собрания Ф. Н. Хозикова (см. „Каталог славяно-русских рукописей биб лиотеки бывшего Главного архива министерства иностранных дел в Москве, нахо дящейся ныне там же, в Древлехранилище, б. Московском архиве министерства юстиции“— карточка № 1149/1715) и описан А. Н. Филипповым в „Известиях по русскому языку и словесности Академии наук СССР“, 1929 г., т. II, кн. 2, стр. 493— 527. Перед титульной страницей печатного издания „Опыта о просвещении“ в экземпляре Московского Древлехранилища вклеен листок, на котором неизвест ной нам рукой написано: „Сочинение удержано государем. Переправки представлены в ценсуру 18 ноября 1804 г.;

печатать запрещено в 1818 году“. Самый же экземпляр книги был переплетен с белыми листками, на которые были той же рукой пере­ писаны (без единой помарки) все добавления, сделанные Пниным для второго издания, — переписаны, повидимому, с автографа, представленного Пниным в цензуру в 1804 г. В конце второго пространного добавления имеется „Общее при мечание“: „Все слова и строки, отмеченные красными точками, замараны в рукопи­ си Ценсором“, что также свидетельствует о том, что добавления были переписа ны в экземплярах Древлехранилища непосредственно с цензурного экземпляра 1804 г., причем переписаны совершенно точно, так как цитируемые в донесении цензора Г. М. Яценко строки добавлений, вызвавшие запрещение всей книги (см.

выше, стр. 268), не содержат каких-либо разночтений с рукописным текстом в эк земпляре Древлехранилища.

Повидимому, какой-то неизвестный нам друг или почитатель Пнина, вла девший автографом добавлений, возвращенным Пнину из цензуры в 1804 г., спустя четырнадцать лет, в 1818 г., попытался вторично издать „Опыт о просве щении“ в полной редакции. Попытка его не увенчалась успехом:, книга была сно ва запрещена (в 1818 г. было вообще запрещено писать что-либо о крепостном праве, равно и в защиту и в осуждение его), после чего, вероятно, и был вклеен в переплетенную — вместе с рукописными добавлениями — книгу первый листок с вышеприведенным объяснительным текстом. Что же касается замечания: „сочи нение удержано государем, то, по вероятному предположению А. Н. Филиппова, его нужно понимать так: Александр I „удержал“ книгу Пнина не в том смысле, что запретил ее, а в том смысле, что оставил ее у себя (и, как известно, даже „ободрил“ автора, наградив его и приказав печатать второе издание „Опыта“ на казенный счет).

Внесенные нами в основной текстр укописные добавления (на стр. 129—130, 134—141, 145, 146) заключены в ломаные скобки: < >, а все цензурные купюры („за маранные в рукописи цензором“ слова и строки) отмечены в каждом, отдельном случае в подстрочных примечаниях.

На стр. 124—128 Пнин пишет о знаменитой конституции Национального Конвента (1792—1795), выработанной после разгрома жирондистов;

конституция 1793 г„ провозглашая полную отмену феодального строя, сыграла огромную роль в деле установления якобинской диктатуры.

На стр. 133 Пнин упоминает о „Манифесте от марта 5 числа 1803 года, о позволении крестьянам откупаться от своих помещиков“, — имеется в виду закон о свободных хлебопашцах, изданный 20 февраля 1803 г. и раз решивший освобождение крестьян отдельными помещиками за деньги или даром, но непременно с землею;

освобожденные крестьяне не имели права записываться ни в какое другое сословие и образовывали особый класс „сво бодных хлебопашцев“. Закон 20 февраля 1803 г. в старой русской историо графии принято было считать крупнейшим событием в области социальных отношений начала XIX в. Известное принципиальное значение он, несомненно, имел (был встречен крайне сочувственно всеми сторонниками полного уничтоже ния или ограничения крепостного права и, наоборот, произвел „великое волне ние“ в среде крепостников), но практическое его значение было ничтожно (как и следовало того ожидать, поскольку осуществление закона зависело от самих дво рян): он привел к освобождению от крепостной зависимости всего 112 тысяч душ мужского пола (см. о законе 20 февраля 1803 г. у В. И. Семевского, „Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века“, т. I, 1888, стр. 252—282, и статью Бирюковича „Судьба указа о свободных хлебопашцах в царствование Александра I“ в „Архиве истории труда в России“, кн. I, 1921).

На стр. 134 Пнин делает ссылку на Болтина (см. о нем в указателе имен), не ука­ зывая, что весь дальнейший текст до стр. 138 (от слов: „Прежде завоевания царств Казанского и Астраханского...“ на стр. 134) до слов: „Не ясно ли из сего всякой видеть может...“ на стр. 138;

является прямым заимствованием, дословной вы пиской из сочинения Болтина „Примечания на историю древние и новые России Леклерка“ (1788 г.), именно стр. 206—215 второго тома „Примечаний“, содержа щих сжатый очерк истории крепостного права в России. Многоточия, трижды прерывающие текст Пнина (в начале новых абзацов на стр. 136 и 137), обозначают опущенные им цитаты из „Истории“ Леклерка, которыми оперировал в своих „Примечаниях“ Болтин (подробнее о заимствованиях Пнина у Болтина см. в ста тье А. Н. Филиппова в „Известиях по русскому языку и словесности Академии Наук СССР“, 1929, т. II, кн. 2, стр. 510—515).

На стр. 136 Пнин цитирует замечание Болтина:,,Первый повод к продаже по одиночке подал владельцам набор рекрут с числа дворов, показав тем дорогу, что можно их отделять от земли и от семейств поодиночке“, —имеются в виду указы Петра I от 17 декабря 1717 г. и 29 октября 1720 г.;

впрочем, Болтин (а вслед за ним и Пнин) допускает в данном случае ошибку: уже в XVII веке крепостные постоянно „отделялись от земли“ и продавались „поодиночке“.

На стр. 139 Пнин преувеличил роль „просвещенной Англии“ в деле пре кращения работорговли и освобождения негров от рабства: в английских колони ях рабство даже официально не было отменено вплоть до 1830-х гг.

На той же странице упоминается об изданном 28 мая 1801 г. указе президенту Академии Наук о запрещении печатать в академических ведомостях объявления о продаже людей без земли.

В примечании на стр. 140 Пнин упоминает об объявленном в 1766 г. Вольным экономическим обществом конкурсе на лучшее сочинение на тему: „В чем со стоит собственность земледельца: в земле ли его, которую он обрабатывает, или в движимости, и какое он право на то или другое для пользы общенародной иметь может?“ На конкурс было представлено (в 1768 г.) 162 сочинения (129 — не мецких, 21 — французское, 7 — русских, 3 — на латинском языке, 1 — шведское и 1 — голландское), в огромном большинстве (за исключением всего лишь двух) защищавших идею уничтожения крепостного права. В числе авторов представ ленных сочинений были крупнейшие западно-европейские ученые и писатели (между прочим, Вольтер, Мерсье-де-ла-Ривьер, Мармонтель), но первая награ да была присуждена доктору прав Аахенского университета Беарде-де-л‘Абею (см. о нем в указателе имен), сочинение которого было опубликовано в русском переводе в „Трудах Вольного экономического общества“ (1768 г., ч. VIII;

перепе чатано в „Чтениях в обществе истории и древностей российских“ 1862 г., т. II) и тогда же было издано в Петербурге в подлиннике под заглавием: „Dissertation qui a remport le prix sur la question propose en 1766 par la Socit d’conomie et d’agriculture St.-Ptersbourg, lapquelle on a joint les pices pui ont eues l’accessit“ (здесь, кроме сочинения Б. де-л’Абея были напечатаны премирован ные статьи Вельнера, Граслена и Мека). В сочинении своем Б. де-л’Абей за явил себя в достаточной степени умеренным ниспровергателем крепостного права. Полагая, что крестьяне есть корни, основание всего государства, что самый бедный земледелец полезнее для государства, чем праздный, невежественный вельможа, он признает за крестьянином право на „неотъемлемую собствен ность“, поскольку богатство и могущество государства суть прямые следствия сво боды и благосостояния крестьян. Но этот свой основной тезис Беарде-де-л’Абей сопровождает целым рядом весьма существенных оговорок: хотя он и считает, что прежде, чем дать крестьянину в собственность землю, необходимо сделать его лично свободным, но считает нужным „предостеречь государей от вредной поспешности’’, предлагая целую систему подготовительных мер, цель которых „сделать крестьянина достойным свободы“ (первое место среди них занимает „просвещение“). Беарде-де л’Абей советовал Екатерине сначала просветить крес тьян, затем даровать им личную свободу и право на движимое имущество и лишь после того наделить их небольшими участками земли, которые не обеспечивали бы полностью их существования и при которых они должны были бы арендовать землю у помещика (см. подробнее о конкурсе 1766 г. и сочинении Б. де-л’Абея у В. И. Семевского, „Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века“, т. I, 1888, стр. 45—61).

В примечании на стр. 141 Пнин упоминает о „прекраснейших постановлениях, сделанных недавно для крестьян лифляндских, в обеспечение их собственности, их прав и их благосостояния“, — имеется в виду изданное 20 февраля 1804 г.

„Положение о крестьянах Лифляндской губернии“, несколько облегчившее участь крепостных Прибалтийского края. „Положение“ это носило половинча тый характер: лифляндские крестьяне не были освобождены от крепостной за висимости, было только запрещено продавать или закладывать их без земли, переводить в дворовые и т. д.;

барщина была ограничена двумя днями в неделю;

крестьяне получили некоторые личные права (права свободного заключения бра ков, рекрутских поставок и пр.). В 1805 г. подобное же „Положение“ было, издано и для крестьян Эстляндской губернии.

На стр. 143 Пнин ссылается на „одного знаменитого писателя прошедшего века, доказывающего, „что правительство учреждено для того, чтобы подкреплять нравственность“, — очевидно, имея в виду в данном случае Гольбаха, определя ющего правительство, как силу, принуждающую людей исполнять свои нравст венные обязанности, содействовать общему благу и жить добродетельно (см.

„Politique Naturelle“, Disc. II, §§ 1, 2, 3 и Disc. VU, § 14, также „Morale Universelle“, Sect. 4. ch. II;

ср. Введение в „Systme Sociale“: „Нравственность теряет свою силу, если не опирается на политику;

политика колеблется и уклоняется в сторону, если не поддерживается добродетелью“).

Стр. 148 (стр. 86—88 по изданию l804 г.) является почти дословным (но сокра щенным) переводом из „Проекта закона о народном учении“ Ж.-А. Шапталя, откуда взят и первый эпиграф к „Опыту о просвещении“. Заимствовав у Шапталя его некоторые общие положения по вопросу о народном образова нии (прежде всего о „неравенстве степеней учения“ для различных классов об щества), Пнин самостоятельно „приложил“ их к различным сословиям русско го общества: „земледельцам“, мещанству, купечеству, дворянству и духовенству.

Ср. сокращенный перевод проекта Шапталя в официальном органе минис терства внутренних дел — „Санктпетербургском Журнале“ 1805 г., №№ XI, но ябрь, отд. II, стр. 53—69 и XII, декабрь, отд. II, стр. 105—125 — „Извлечение из проекта закона о Народном учении, представленного Г. Шапталем“ (ср. особен но текстуальные совпадения с „Опытом о просвещении“ на стр. 58—59 в № XI „Спб. Журнала“;

эти совпадения позволяют высказать следующее предполо жение: не Пнин ли перевел указанное „Извлечение из проекта Шапталя“?). В „Спб. Журнале“ переводу из Шапталя было предпослано предисловие (без подписи) где читаем: „Господин Шапталь при новом учреждении во Франции училищ представил проект закона о народном учении. В проекте сем, входя во все подробности прежнего положения училищ, образования их и способов преподавания в них учения, старался он открыть все неудобства с оными соеди ненные. Основываясь на сих исследованиях и предложив перемены, нужные к усо вершенствованию способов просвещения во Франции, между прочим изложил он некоторые общие правила, соблюдение коих считал он нужным, дабы прави тельство в благотворном предположении водворить и сделать колико возможно более общим народное просвещение, с большею удобностию могло надеяться до стигнуть цели своей. — Мы надеемся, что сии общие правила человека, свету столь известного, могут быть достойны внимания для некоторых наших читателей, и потому помещаем их в журнал наш“. На стр. 160 Пнин пишет об учреждении министерств в России. Манифестом Александра I от 8 сентября 1802 г. было объяв лено об учреждении следующих восьми министерств: 1) военных сухопутных сил, 2) морских сил, 3) иностранных дел, 4) юстиции, 5) внутренних дел, 6) финансов, 7) коммерции и 8) народного просвещения. Управление „публичными театрами“ было сосредоточено в придворном ведомстве, и проект Пнина о передаче их „под ведение“ министерства народного просвещения, как известно, при царизме ни когда осуществлен не был.

ПИСЬМО К ИЗДАТЕЛЮ Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. III, № 12, стр. 161— 168, со следующим примечанием издателя (Н. П. Брусилова): „Вот одно из пос ледних сочинений любезного человека, которого смерть похитила рано и не дала ему оправдать на деле ту любовь к отечеству, которая пылала в его сердце.

Счастлив тот, кто и за гробом может быть любим!“ В этом памфлете Пнин выска зался против предварительной цензуры, введенной новым уставом 9 июля 1804 г., доказывая, что ответственность за пропущенное в печать сочинение должен нести не цензор, а сам автор (см. об уставе 1804 г. у М. И. Сухомлинова — „Исследования и статьи по русской литературе и просвещению“, т. I, 1889, стр. 404—415). В пам флете, повидимому, нашло отражение собственное цензурное дело Пнина — за прещение второго издания „Опыта о просвещении“, и конфискация нераспро данных экземпляров первого издания (ср. выше, стр. 274). „Письму к Издателю“, несомненно, подражал А. Е. Измайлов в своей сценке). „Ценсор и сочинитель“ (см.,,Полное собрание сочинений А. Е. Измайлова“, т. I, 1890, стр. 284—288).

DUBIA Выписка из рассужденний и государственном хозяйстве. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, февраль, стр. 185—196 без подписи.

Мы включаем эту статью в раздел сочинений, приписываемых Пнину, на основа нии первых и последних строк ее („Избрав предметом наших рассуждений все, что издается в свет, или что мы сами пишем...“, „Чувствуя всю цену сего сочи нения, намерены мы в продолжении издания нашего помещать некоторые из оного места...“), свидетельствующих, что она принадлежит перу издателя журна­ ла. Статья эта служила редакционным предисловием к семи главам „Meditazioni sureconomia politica“ гр. Пьетро Верри, напечатанным в „Санктпетербургском Журнале“ в переводе И. И. Мартынова (см. ч. I, март, стр. 237—243: „В чем состо ять может торговля между народами, не знающими чеканных денег“;

ibid., стр.

283—287: „Что такое чеканные деньги“;

ч. II, апрель, стр. 15—21: „Умножение и уменьшение государственного богатства“;

ibid., стр. 96—108: „Главные побуждения торговли и первоначальные основания цены“;

июнь, стр. 226—231: „Худой раздел богатства“;

ч. III, август, стр. 42—51: „О купеческих и художнических обществах“ и сентябрь, стр. 35—41: „О законах, запрещающих вывоз товаров за границы“). Об обстоятельствах, связанных с появлением этих переводов в „Санктпетербургском Журнале“, см. выше, на стр. 257;

о Пьетро Верри см. в указателе имен.

Гражданин. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. II, июнь, стр. 215—218, без подписи. Мы сочли возможным включить эту ста тейку в раздел приписываемых Пнину сочинений, как по ее идейному со держанию (ср. хотя бы замечания о правах и обязанностях гражданина в „Опыте о просвещении“), так и по ее стилистическим особенностям (характерный для Пнина риторизм, частые вопросы и восклицания);

укажем так же, что встречающееся в статейке выражение „угнетенная невинность“ принадле жит к числу излюбленных выражений Пнина, — мы находим его в „Послании к В. С. С.“ (строфа VI, стих 7;

ср. строфу V, стих 5;

также „Вопль невинности, отвер гаемой законами“), а упоминание о Курции перед разверстою бездной находим в оде „Слава“ (строфа VII, стих 8).

Чувствования россиянина, излиянные пред памятником Петра Первого, Екатериною Второю воздвигнутым. Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. IV, ноябрь, стр. 148—150, без подписи. Пнин неоднократно упоминал о Петре I в сво их сочинениях и всегда в восторженном тоне: „Обожаемые Севером имена Петра и Екатерины...“ („Вопль невинности, отвергаемой законами“), „Петр Великий, сей бессмертный монарх, отец отечества...“ („Опыт о просвещении“). Одна фра за „Чувствований россиянина“ почти дословно повторяет текст принадлежащего перу Пнина программного объявления об издании „Санктпетербургского Журнала“;

ср. в статье: „...Страны, славившиеся тогда своими художествами, искусст­ вами и науками, коих благотворный свет не касался еще мрачных пределов утопавшего в невежестве государства твоего“ и в объявлении: „Благотворные лучи просвещения проник ли, наконец, в обширные и мрачные доселе пределы Севера“ (см. стр. 257 наст. издания). — Памятник Петру I, работы Фальконета и Марии Колло, был воздвигнут в Петербурге на Сенатской площади в 1782 г.;

торжество открытия памятни ка было описано А. Н. Радищевым в „Письме к другу, жительствующему в Тобольске по долгу звания своего“ (издано отдельной брошюрой в 1790 г.), — Пнин, несомненно, был знаком с „Письмом“ Радищева, где Петр был охарактери зован, как „Муж необыкновенный, название великого заслуживший правильно“, как правитель, „отличившийся различными учреждениями, к народной пользе относящимися“ (впрочем, Радищев упрекает Петра за „истребление вольности частной“).

Письма из Торжка (заглавие дано редактором). Напечатаны в „Санкт- петербургеком Журнале“ 1798 г., ч. III, сентябрь, стр. 16—31;

ч. IV, октябрь, стр. 38—42;

ноябрь, стр. 113—122, и декабрь, стр. 295—303. В Торжке у журнала, несомненно, никакого сотрудника не было, в то же время помечать статьи каким-нибудь провинциальным городом в журналистике XVIII века было весьма распространенным приемом (так, например, Екатерина II под писывала свои статьи в „Живописце“: „Любомудров, из Ярославля“). По справедливой догадке В. П. Семенникова (см. его книгу „Радищев“, 1923, стр. 454—456), подпись „Торжок“ имеет особое значение: в „Путешествии из Петербурга в Москву“ Радищева есть глава „Торжок“, посвященная вопросу о свободе печатного слова, т. е. именно тому вопросу, который поставлен в первом письме „Санктпетербургского Журнала“. В. П. Семенников пишет: „Помещая эту статью, издатели подчеркивали свою связь с Радищевым, и понять этот намек могли все читатели, которые знали его „Путешествие“. Это — самое осторожное предположение;

но есть некоторая вероятность и для того мнения, что эта статья написана самим А. Н. Радищевым“.

Мы придерживаемся первого, более осторожного, предположения В. П. Семенникова и полагаем, что „Письма из Торжка“ вышли из редак ции „Санктпетербургского Журнала“ и что приписывать их перу Радищева нет достаточных оснований. Аргументация В. П. Семенникова в пользу второго его предположения следующая: 1) содержание первого письма „находится в весьма близком соответствии с тем, что сказано в главе „Путешествия“ — „Торжок“ (есть, даже близость в отдельных мотивах, — напри мер, указание на Голландию и Англию, где печатание не стесняется)“;

2) содер жание трех остальных писем (посвященных разбору порнографических книжек Глеба Громова) соответствует мыслям Радищева о „сочинениях любострастных...

Ередных для юношей и незрелых чувств“;

3) в 1798 г. Радищев жил в Саратовской губернии, где получил возможность освободиться от надзора за своей перепиской и ознакомиться с литературными новинками, и 4) автор писем — „человек, знако мый с европейской литературой: так, даже в рецензиях на книжки Громова приво дятся французские цитаты — из Руссо;

язык автора — меткий, выразительный, и отдельные выражения напоминают Радищева“. С этой аргументацией не во всем можно согласиться: 1) Пнин, конечно, был знаком с „Путешествием“ Радищева и мог усвоить его точку зрения на цензуру (и заимствовать из главы „Торжок“ дан ные о свободе книгопечатания в Голландии и Англии);

2) содержание II, III и IV писем далеко не во всем соответствует мыслям Радищева о „любострастных сочи нениях“, ибо Радищев писал, что хотя „таковые сочинения могут быть вредны, но не они разврату корень“ и что действие цензуры не должно распространяться даже на эти „произведения развратного разума“, поскольку „цензура печатаемого принадлежит обществу“;

3) вряд ли в Саратовской губернии, в деревне, Радищев имел возможность познакомиться с литературными новинками;

4) Пнин так же, как и Радищев, был знаком с европейской литературой;

что же касается до язы ковой специфики „Писем из Торжка“, то она скорее напоминает стилистическую манеру Пнина, нежели Радищева, язык которого в значительно большей степени архаичен. — С другой стороны, обращает на себя внимание то обстоятельство, что „Письма из Торжка“ печатались в журнале одно за другим, причем II письмо, помеченное 19 октября, было напечатано в октябрьской же книжке, III письмо, помеченное 29 октября, в ноябрьской, IV-oe, помеченное 28 декабря, — в дека брьской же. О том, что Пнин запаздывал с выпуском очередных книжек своего журнала, сведений не имеется;

между тем, учитывая тогдашние средства сообще ния и крайнюю медленность почты трудно предположить, чтобы Радищев, жив ший в саратовской глуши, успевал столь быстро пересылать Пнину свои рецензии (во втором письме от 19 октября читаем: „Увидя, что замечания на Верное лекарст­ во... в сентябре месяце уже напечатаны... препровождаю при сем еще некоторые на книжку нижеозначенную мнения мои, кои прошу также поместить в журнал ваш“, — это письмо было напечатано в том же октябре месяце). Вернее будет предположить, что „Письма из Торжка“ писались в Петербурге и, скорее всего, в самой редакции „Санктпетербургского Журнала“.

В первом „Письме из Торжка“ речь идет о сочинении известного немецко го мистика Эккартсгаузена „Верное лекарство от предубеждения умов. Для тех, до кого сие пренадлежит“, изданном в Спб., в 1798 г., в переводе Михаила Антоновского (перевод посвящен Павлу I, чье „примерное благочестие есть твердынею государств“). Сочинение Эккартсгаузена — подлинный кодекс обскурантизма: автор вооружается против книгопечатания и советует сжечь все „тетрадки, рукописи и книги“ без всякого изъятия, полагая, что только „единое учение христово есть великий закон порядка“ (стр. 156). „В столетие наше, — пишет автор, — два чудовища изменили человечество. Чудовища сии суть: неверие и суеверие. Первое родилось от ложного просвещения, а другое вскормлено грубою глупостью“ (стр. 141);

все зло — в „сумбуре творений на шего столетия“ (стр. 36), в „мудрецах, проповедующих неограниченную воль ность и равенство между людьми“ (стр. 161). Автор полагает, что книгопеча тание разрушает спасительную христову веру: „При колебании богочтения и веры науки превращаются во зло, ибо тогда разум человеческий совращается с истинного пути. Ничто больше не вводит в заблуждение разума, как худые книги, ибо принятые однажды, без дальнего исследования, ложные поня тия учиняются в споре решениями, и тако люди преходят от предубежде ния к другому и от заблуждения к новому заблуждению... Злоупотребление книгопечатания умножило глупости людские, истребленные восстановило и увековечило многие постыдные дела. Оное предало до нынешних времен их беспорядки, их дурачества, их ссоры и разврат их духа и сердца“ (стр. 6—7) и т. д.

В остальных письмах речь идет о книжках некоего Глеба Громова (см. о нем в указателе имен): „Любовь, книжка золотая“ (посвящена генерал-адъютанту Г. Г. Кушелеву), „Любовники и супруги, или мужчины и женщины (некото рые). И то, и сио. Читай, смекай, и может быть слюбится“ и „Нежные объ ятия в браке и потехи с любовницами (продажными), изображены и сравнены Правдолюбом“, — все три издания 1798 г. (первая помечена инициалами: Гл.

Гр., вторая: Г. Г., третья — анонимна). Книжки эти совершенно ничтожны в лите ратурном отношении, на три четверти составлены из чужих произведений (без указания, впрочем, источников), но пользовались в свое время широкой попу лярностью в силу некоторых особых свойств: это типичные образцы второсте пенной „куртуазной“ литературы XVIII века, одновременно и „чувствительные“ и скабрезные (последняя же книжка — „Нежные объятия в браке и потехи с любовницами“—вовсе порнографична).

„Любовь, книжка золотая“ открывается следующим предисловием („По­ слание к читателю“), вызвавшим резкую отповедь со стороны рецензента „Санктпетербургского Журнала“: „Перевернув два листка, увидишь начертание главных предметов, содержащихся в сей книжке;

а прочитав, узнаешь, что и оные относятся единственно до любовников и супругов. — Творение сие вообще такого рода, какового еще на нашем языке поныне не было. Так отозвались и притом на звали золотою книжкою в одно слово, как бы согласясь, двои знатоки словесности, читавшие оную в рукописи до издания. — Книжка сия почти вся, а паче первые листки ее, состоят из притчей (иносказательного содержания). Дабы уразуметь прямой смысл, который, впрочем, весьма забавен и любопытен, необходимо нуж но читать ее нескорохватом, не борзясь, как обыкновенно читаются романцы, или как некоторые мелют дьячки, что ни сами себя, ни слушатели их не понимают.

Итак, читай и внимай. — Впрочем, любо — читай, а не любо — не читай. Ты и сам, читатель, я думаю, той веры, что на всех угодить и критики избежать муд рено. Человек есть такое животное, которое любит над другими смеяться и само подвержено равно насмешкам. Да и то правда, что гораздо легче судить и ценить, нежели что-либо сделать. — Вот все, читатель, что почел за нужное сказать тебе предварительно доброхот твой издатель“.

Вторая книжка Громова „Любовники и супруги, или мужчины и женщины“, разо бранная в III письме, составлена из стихов и прозы. Первые восемь строк „Забавного баснословия древних греков и римлян“, в которых рецензент усмотрел „дерзкие выражения“, —следующие: „Венера, мать и царица любви, нежностей и прият ностей, владычица сердец и богиня всех роскошен. Одни из стихотворцев про изводят рождение ее от морской пены, купно и от крови, истекшия из детород ного Келова уда, который Сатурном был отрезан и в море брошен...“ —„Разговор Купидона с дурачеством“, не заслуживающий, по мнению рецензента, «никакого внимания“, написан стихами, действительно очень скверными. — „Песня некоего мореходца, выражающего любовь свою теми словами и мыслями, какими вооб ражение его по привычке к мореплаванью наполнено“, составляющая, по мне нию рецензента, „все украшение сей книги“, принадлежит А. С. Шишкову (одно из самых ранних его произведений);

авторство Шишкова Громовым не указано.

Приведем для примера две строфы этого стихотворения (впервые появившего ся в „Зрителе“ 1792 г., ч. II, стр. 226—230 и перепечатанного в „Друге просвеще ния“ 1805 г., ч. I, стр. 164—171 и в „Собрании сочинений и переводов адмирала Шишкова“, ч. XIV, стр. 138—142):

Исчез тогда штиль чувств моих, Престрашна буря в них восстала:

Ты ж из очей своих драгих Брандскугели в меня метала;

Тогда в смятении моем, Зря грозну прелесть пред собою, Не мог я управлять рулем И флаг спустил перед тобою.

..............

Тогда я мню тебя догнать, Надеждою себя ласкаю, Спешу и марсели отдать, И брамсели я распускаю;

Когда же парусов нельзя При шторме много несть жестоком, Любовью трюм мой нагрузя, Иду, лечу к тебе под фоком.

Цитируемое рецензентом стихотворение. „ Песнь. Наказанный Нарциз, или новое превращение“ в книге Громова подписано инициалами: П. И.

О стихах девицы М. (заглавие дано редактором). Напечатано в „Санкт петербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, февраль, стр. 132, в качестве редакционного примечания (подписано: И[здатель]) к стихотворению „Плач над гробом дру га моего“, принадлежащему, быть может, перу одной из сестер Магницких — Александры Леонтьевны (1784—1846) или Настасьи Леонтьевны — сотрудниц журнала „Приятное и полезное препровождение времени“ (1790). Стихотворение девицы М., заслужившее столь лестную оценку Пнина, — типичный образчик сен тиментально-любовной лирики 1790-х гг.;

приведем для примера одну строфу:

Почто отчаяньем, тоскою Сраженна, я еще дышу, Но верную любовь с собою На гроб я друга приношу?

О, друг! достойный друг почтенья!

Почто тебя на свете нет?

Почто не зришь того мученья, На части сердце кое рвет?..

В „Санктпетербургском Журнале“ было напечатано также и другое стихо творение девицы М.: „К моей лире“ (ч. I, март, стр. 256—258).

О письме Неизвестной особы (заглавие дано редактором). Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. I, март, стр. 311—312, в качестве ре дакционного примечания к статье,,К издателю С.-Петербургского Журнала“.

В статье этой неизвестный автор, упоминая о сделанном Пниным „вызове чрез ведомости С.-Петербургские желающих соучаствовать в его трудах“, ставит не сколько вопросов, решения которых ему хотелось бы видеть на страницах журна ла. Вопросы эти разделяются на „физические или естественные“ (землеописание России, геология, климатические условия и пр.), „исторические и политические“ (о занятиях, одеяниях, орудиях и образе правления „первоначального россий ского народа“), „философические, или любомудрственные“ (о богослужении, понятиях, нравах, обычаях и законах „первоначального российского народа“), „вопросы касательно словесности и свободных наук“ (язык, ремесла, художест ва, науки, изобретения и пр. у древних славян). Автор „желает [журналу] от искреннего сердца существования и продолжения, по крайней мере, столько времени, сколько продолжался известный свету Вестник Франции (Mercure de France)“, „желает сердечно видеть журнал С.-Петербургской, или Дневник Града Св. Петра, исполненным не какими-либо обыкновенными, но такими творения ми, которые соответствовали бы имени Дневника, сиречь более касались России, составляя для читателей россиян удовольствие и пользу“. — Несмотря на пригла шение Пнина, „неизвестная особа“ не прислала в „Санктпетербургский Журнал“ решения ни на один из предложенных им вопросов.

О предрассудках (заглавие дано редактором). Напечатано в Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. II, апрель, стр. 22—23, в качестве редакционного примечания к рассуждению: „Разум часто заставляет почитать предрассудки, им осуждае мые“ (ч. II, апрель, стр. 22—62, и май, стр. 171—207;

перевод Н. Анненского, — источник перевода нами не обнаружен). Из редакционного примечания явству ет, что рассуждению этому придавалось программное значение. По существу в „Рассуждении о предрассудках“ поставлен вопрос об оправдании действи тельности, даже с „предрассудками“, даже с „заблуждениями“: „Есть заблуж дения, которые политика приемлет за главные начала, служащие подпорою и славою империй, другие, которые воспитание внедряют в сердца;

они не суть добродетели, но дают твердость добродетелям“. По справедливому замечанию И. М. Троцкого (см. „Воспоминания Бестужевых“, 1931, стр. 13—14) „Рассуждение о предрассудках“ свидетельствует о крайней ограниченности практических выво дов русских вольнодумцев, при сравнительной широте и принципиальности их теоретических представлений о задачах и целях социально-политического пере устройства мира;

— признавая полезность и необходимость первоначальных ре форм (в первую очередь „просвещения“), русские ученики Гольбаха и Гельвеция возражали против революционных преобразований общества, полагая, что „не льзя выводить из состояния равновесия народ, еще не приуготовленный к при ятию истины“.

О вреде войны (заглавие дано редактором). Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. II, июнь, стр. 235—236, в качестве редакционного примечания к статье „Мнения Шарроновы“, именно к следующему „мнению“: „Очень часто случается, что нельзя исполнять одной добродетели, не оскорбляя другой: это значит взять с одного олтаря покрывало и покрыть им другой. Таким образом, любовь к ближнему и справедливость могут между собою быть противны. Ежели сойдусь я на войне с родственником моим и другом и он будет противной сторо ны, то, следуя справедливости, должен я его убить, но, по любви, сберечь“.

О Фонвизине (заглавие дано редактором). Напечатано в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г., ч. III, июль, стр. 63—66, в качестве предисловия (под заглави ем „От издателя“) к сочинению Фонвизина „Чистосердечное признание в де лах моих и помышлениях“. Предисловие это безоговорочно приписано Пнину П. А. Ефремовым (см. „Сочинения, письма и избранные переводы Д. И. Фон Визина“, 1866, стр. 689). Возможно, что Пнин был и лично знаком с Фонвизиным;

намек на это содержится в письме Евгения Болховитинова к Д. И. Xвостову (от 22 августа 1805 г.): „От Гаврилы Романовича [Державина] узнал я также, меж ду прочим мою ошибку в означении смерти Дениса Ивановича Фон-Визина.

Я поверил Пнину, обманувшему меня... Вот сколь трудно писать биографии, когда и уверяющие нас (как, например, Пнин) могут по памяти ошибиться“ („Сборник отделения русского языка и словесности Академии Наук“, т. V, вып. 1, 1868, стр. 70). По данным, сообщенным А. А. Бестужевым-Марлинским, отца его — А. Ф. Бестужева — „вызывали на дуэль за Исповедь Фон-Визина“ (см. выше, стр.

255). Никаких подтверждений этой версии не имеется, но о том, что опубликова ние „Исповеди“ было сопряжено с какими-то затруднениями, свидетельствуют также последние строки редакционного предисловия: „В последствие же изда ния нашего, если не случится никаких препятствий, постараемся сообщить чита телям нашим некоторые письма его [Фонвизина] о Париже к одной особе, им во время пребывания его в сем городе писанные“ (в следующих — сентябрьской и октябрьской — книжках журнала были действительно напечатаны два письма Фонвизина к гр. Н. И. Панину, без указания имени адресата).

ПРИЛОЖЕНИЯ П е р е в о д ы и з с о ч и н е н и й П. Г о л ь б а х а, н а п е ч а т а н н ы е в „ С а н к т п е т е р б у р г с к о м Ж у р н а л е “ 1 7 9 8 г.

О Природе. Напечатано в ч. I, февраль, стр. 197—206, с подписью: „Перевел с иностранного языка Петр Яновский“. Перевод первой главы „Системы природы“, с купюрами.

О движении и начале оного. Напечатано в ч. I, март., стр. 293—310. Перевод второй главы „Системы природы“, с купюрами и добавлением „заключительных слов“ („Вот куда должно устремить свои мысли“ и т. д.), повидимому, вставлен ных по цензурным соображениям или приписанных цензором.

Невоздержание. Напечатано в ч. II, июнь, стр. 222—223. Перевод последних аб зацов (с добавлениями переводчика или издателя) десятой главы третьего раздела „Всеобщей морали“.

Глас неба. Напечатано в ч. III, июль, стр. 28—40. Перевод заключительной гла вы „Системы природы“ (написанной Дидро), с купюрами.

О праздности. Напечатано в ч. III, июль, стр. 54—57. Вольный и сокращенный перевод восьмой главы третьего раздела „Всеобщей морали“.

О нравоучении, должностях и обязанностях нравственных. Напечатано в ч. III, июль, стр. 58—63. Полный и точный перевод первой главы „Всеобщей мора ли“.

О человечестве. Напечатано в ч. III, август, стр. 32—34. Перевод в извлечениях и с дополнениями седьмой главы второго раздела „Всеобщей морали“.

Благодеяние. Напечатано в ч. III, август, стр. 54—60. Вольная композиция на тему девятой главы второго раздела „Всеобщей морали“, с буквальным перево дом некоторых отдельных фраз Гольбаха.

О человеке и его природе. Напечатано в ч. IV, октябрь, стр. 79—82. Полный и точный перевод второй главы „Всеобщей морали“.

О удовольствии и печали;

о благополучии. Напечатано в ч. IV, ноябрь, стр. 202—214. Полный перевод четвертой главы „Всеобщей морали“.

О совести. Напечатано в ч. IV, декабрь, стр. 273—283. Перевод тринадцатой главы первого раздела „Всеобщей морали“, с купюрами.

Переводы эти впервые подробно рассмотрены, сравнены с подлинником и про комментированы в статье И. К. Луппола „Русский гольбахианец конца XVIII века“ („Под знаменем марксизма“ 1925 г., № 3, см. стр. 77—90;

см. также вступительную статью к настоящему изданию).

Оригинал перевода в журнале скрыт: имя Гольбаха ни разу не упоминается, — несомненно, из цензурных соображений (как имя материалиста и безбожника, достаточно известное в правительственных кругах). За исключением первой ста тьи „О природе“, ни одна не помечена даже припиской: „перевод с иностранного языка“. Имя переводчика Петра Яновского (см. о нем в „Русском биографическом словаре“, т. „Я“, 1913) также встречается только под первой статьей, но, повиди мому, ему же принадлежат и все остальные переводы из Гольбаха.

Статьи: „О праздности“, „О человечестве“, „Благодеяние“ и „О удовольствии, печали и благополучии“ вошли в расширенной редакции во второе издание кни ги А. Ф. Бестужева „Правила военного воспитания относительно благородного юношества“ (1807 г.), в состав „Примечаний“ (см. также стр. 298 наст. издания).

Укажем, что в журнале И. И. Мартынова „Северный Вестник“ (1804—1805 гг.) где сотрудничали Пнин и его литературные друзья, также печатались переводы сочинений Гольбаха, именно „Systme Social“ (в переводе В. С. Сопикова) и „La politigue naturelle“.

Стихотворения на смерть Пнина. 1. Напечатано впервые в „Северном Вестнике“ 1805 г., ч. VII, сентябрь, стр. 345—346, с подписью: Бат. — Эпи граф взят из стихотворения Вольтера: „La mort de m-lle Lecouvreur, clbre actrice“.

2. Напечатано впервые в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. III, № 10, стр. 96—97. Ср. примечание Н. Остолопова к стихотворению Пнина „Сравнение старых людей с молодыми“, помещенному в „Любителе словесности“ 1806 г., — см. стр. 283 наст. изд.

3. Напечатано в „Северном Вестнике“ 1805 г., ч. VII, сентябрь, стр., 343—345.

4. Напечатано там же, стр. 341—343.

5. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч, III, № 10, стр.

98—101.

6. Напечатано в „Журнале для пользы и удовольствия“ 1805 г., ч. IV, № 10, стр.

31—32, без подписи.

7. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. III, № 10, стр. (подписано: „—“).

О Пнине и его сочинениях. Напечатано в „Журнале российской словесности“ 1805 г., ч. III, № 10, стр. 57—66, без подписи.

На стр. 234 Брусилов пишет: „Просвещенные иностранцы, хотя в слабом пе реводе, умели чувствовать цену и восхищаться красотами его творений“, — не смотря на предпринятые нами розыски, не удалось установить, где и когда были напечатаны переводы сочинений Пнина на иностранные языки.

На стр. 235 Брусилов дважды цитирует неизвестные нам стихотворения, яко бы принадлежащие Пнину. Однако цитируемый им стих: „Но смерть последняя беда“ находим в оде А. Сумарокова „К M. M. Хераскову „Свободные часы“ 1763, стр. 172;

также в „Собрании сочинений’’ Сумарокова, ч. I, стр. 222, под заглавием:

„Ода на суету мира“):

От смерти убежать не можно, Умрети смертным неотложно, И свет покинуть навсегда.

На свете жизни нет миляе, И нет на свете смерти зляе, Но смерть последняя беда.

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН Август Кай­Юлий­Цезарь­Октавиан (63 до н. э. — 14 н. э.) — римский импера тор—115, 173.

Аккурс, вернее: Аккурзий (по-итал. Аккорзо), Франциск (ок. 1180 — ок. 1260) — итальянский законовед, автор сборника „Glossa ordinaria“, бывшего настольной книгой в средневековых судах —173.

Александр I (1777—1825)— русский император — 81, 82, 105, 131, 133, 142. 154, 161.

Анахарзис — легендарный молодой скиф, посетивший Грецию во вре мена Солона, прославившийся своим умом и любознательностью;

герой ро мана аббата Жана-Жака Бартелеми „Voyage de jeune Anacharsis en Grce“ (1738), весьма популярного в России в конце XVIII — начале XIX вв.;

Пнин на печатал в „Санктпетербургском Журнале“ перевод одной главы из романа Бартелеми: „Карита и Полидор“ (ч. II, стр. 162—169;

в 1763 г. этот роман перевел Д. И. Фонвизин) — 207.

Антонин, более известный под именем Марка-Аврелия (121—180) — римский император;

философ и писатель, защищавший в своих сочинениях идею космо политизма—215.

Антоновский, Михаил Иванович (1759—1816) — писатель, журналист и перевод чик;

служил секретарем Адмиралтейств-коллегий и библиотекарем Публичной библиотеки;

видный масон, сотрудник Шварца и Новикова, член Общества сло весных наук;

издатель журнала „Вечерняя Заря“ 1782 г. (служившего продолжени ем новиковского „Утреннего Света“) и один из издателей журнала „Беседующий Гражданин“ 1789 г. — 178, 183.

Бальд, вернее: Бальди, Бернардино (1553—1617) — итальянский поэт, философ, филолог и математик, автор дидактической поэмы „La nautica“ (1585,) и сборни ков „Il diluvio universale“ и „Sonetti Romani“ — 174.

Бальд, вернее: Бальди, Камилл (1547—1634) — брат предыдущего, итальянский писатель и философ — 174.

Бартол, вернее: Бартоли, Даниелло (160S—1685) — знаменитый итальянский писатель, историк иезуитского ордена, а также физик и филолог;

впрочем, может быть, Пнин имеет в виду Бартоло — знаменитого итальянского юриста средневе ковья (1314—1357), создавшего в науке права школу бартолистов — 174.

Батюшков, Константин Николаевич (1787—1855) — русский поэт — 226.

Беарде­де­л Абеи — доктор прав Аахенского университета, писал по юри дическим и политико-экономическим вопросам, примыкал к группе фи зиократов. —140.

Беккария, Чезаре (1738—1794) — итальянский юрист XVIII в., один из вид нейших представителей т. н.,,Миланской школы“, возглавлявший (вмес те с братьями Верри) кружок,,Il Caff“ и журнал того же наименования, из дававшийся в 1764—1766 гг.;

был тесно связан с энциклопедистами и по их инициативе написал (1764) трактат „Dei delitti e dlie репе“ („О преступле ниях и наказаниях“);

в трактате этом Беккария выступал решительным про тивником жестоких наказаний и, в частности, впервые поднял вопрос об от мене смертной казни. Идеи Беккарии оказали мощное влияние на русских „вольнодумцев“ XVIII в., в частности на Радищева и близкую ему группу членов Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, — член этого об щества Д. И. Языков в 1803 г. издал первый полный перевод трактата „О пре ступлениях и наказаниях“ (раньше некоторые главы трактата были напечатаны, без указания источника, в „Наказе“ Екатерины II). Пнин, несомненно, был зна ком с трактатом Беккарии по французскому переводу Морелле (первое издание 1766 г.) — 128, 172.

Бернард — повидимому, Пнин имеет в виду известного французского писателя Бернардена де­Сен­Пьера (1737—1814) — одного из создателей „сентиментального“ стиля, автора романа „Поль и Виргиния“ (1787), переведенного на русский язык в 1801 г. — 85.

Бестужев, Александр Федосеевич (1761—1810) — офицер, служил в Артил лерийском и инженерном шляхетном кадетском корпусе, правителем канце лярии президента Академии художеств гр. А. С. Строганова, управляющим брон зово-литейной мастерской Академии художеств и Екатеринбургской гранильной фабрикой;

отец декабристов братьев Бестужевых. Литературная деятельность А. Ф. Бестужева выразилась главным образом в издании (совместно с Пниным) „Санктпетербургского Журнала“, где был впервые напечатан его трактат „О вос питании“ и ряд переводных статей. В 1803 г. трактат этот был издан отдельно под заглавием: „Опыт военного воспитания относительно благородного юношест ва, начертанный по расположению знаменитого итальянского законоискусника Филанжери, писавшего о науке законодательства. Дополненный краткими при мечаниями, к предмету воспитания касающимися, А. Б... вым“. В 1807 г. трактат был переиздан в значительно расширенной редакции под заглавием: „Правила военного воспитания относительно благородного юношества и наставления для офицеров, военной службе себя посвятивших. Дополненные нужными примера ми А. Бес... вым“. В предисловии ко 2-му изданию Бестужев указывает, что „при мечания принадлежат отчасти ему, а отчасти взяты из разных авторов“;

между прочим сюда вошли и некоторые переводные статьи из „Санктпетербургского Журнала“ 1798 г., а именно переводы четырех глав „Всеобщей морали“ Гольбаха (см. выше стр. 295) и следующие неподписанные статейки: „О карточной игре“ (ч. I, стр. 219—221), „Судия“ (ч. II, июль, стр. 1—4) „Богатство“ (ч. III, август, стр.

260—262). „Скупой“ (ч. III, сентябрь, стр. 88—91) и „Разум“ (ч. IV, стр. 125—127).

Кроме того, Бестужеву принадлежит, повидимому, в „Санктпетербургском Журнале“ статья „Примечание на кн. XIV, гл. II сочинения Монтеския о разу ме законов“ (ч. I, стр. 84—112) и переводы: „Бюффон“ (ч. III, июль, стр. 45—54), „Лампады“ (ч. III, сентябрь, стр. 32—35) и „Гаетано Филанжери“ (ч. IV, стр. 156— 166). В. С. Сопиков приписал Бестужеву также анонимно изданную хрестоматию:

„Учение, нравственность и правила честного человека, содержащие в себе собра ние рассуждений и разные наставления, взятые из древних и нынешних писате лей, служащие к распространению как духовных, так и гражданских добродете лей, для каждого возраста людей и состояния“ (1807) — 155, 230.

Бойард, вернее: Боярдо, Маттео-Мария, граф Скандиано (1434—1494) — италь янский государственный деятель, автор стихотворений на латинском и итальян ском языках, переводчик сочинений Геродота, Ксенофонта, Апулея;

прославился поэмой „Orlando Innamorato“ (дважды изданной в русском переводе Я. Булгакова:

„Влюбленный Роланд“, 1777 и 1799 гг.) и сборниками любовных канцон и сонетов.

Поэму Боярдо продолжил Ариосто („Orlando Furioso“) — 173.

Боккас, то есть Боккачьо, Джовани (1313—1375) — знаменитый итальянский пи сатель, автор „Декамерона“ — 173, 174.

Болтин, Иван Никитич (1745—1792) — русский историк, автор „Приме чаний на историю древния и нынешния России г. Леклерка“ (1788), „Ответа на письмо кн. Щербатова“ (1789),,,Критических примечаний на историю кн.

Щербатова“ (1793—1794) и других сочинений. В своих трудах Болтин опирался в значительной степени на положения и выводы французских „просветителей“ (широко цитировал Руссо, Монтескье, Рейналя, Вольтера и др.) и по вопросу о крепостном праве держался передовых для своего времени взглядов, предосте регая русское общество и правительство от безземельного освобождения крес тьян — 134.

Бонапарт, Наполеон I (1769—1821) — французский император и полко водец — 124.

Брунелезий, то есть Брунеллески, Филиппо (1377—1446) — знаменитый итальян ский зодчий, строитель купола флорентийского собора — 173.

Брусилов, Николай Петрович (1782—1849) — писатель (автор прозаических и драматических произведений), переводчик и критик, издатель „Журнала россий ской словесности“ 1805 г., член Вольного общества любителей словесности, наук и художеств — 226, 236.

Брут, Марк-Юний (79—42 до н. э.) — римский политический деятель-рес публиканец, имя его в мировой литературе служило символом „гражданской добродетели“— 182.

Брюн, то есть Бруни, Леонардо (1370—1444), по прозванию „L’Aretino“ — италь янский историк-гуманист, переводчик сочинения древних авторов, канцлер фло рентийской республики — 174.

Валерий Максим — герцог Медиоланский — 172.

Балл, Лораят, то есть Валла, Лоренцо (1405—1457) — крупнейший деятель ита льянского гуманизма, историк, филолог и комментатор древних авторов, основа тель метода классической филологии, автор трактатов: „Об истинном благе“ и „О даре Константина“, направленных против папской власти и сильно способство вавших ее дискредитации — 174.

Вареннов, Алексей Николаевич (1751—1806) — поэт и переводчик, издатель „Журнала для пользы и удовольствия“ 1805 г., сотрудничал в журнале „Любитель словесности“ 1806 г. — 232.

Велизарий (490—565) — полководец византийского императора Юстиниана Великого, победитель готов и персов, подвергшийся опале и, по преданию, ос лепленный Юстинианом — 234.

Верри, Александр, граф (1741—1816) — итальянский поэт и ученый юрист, со трудник журнала „Il Caff“, автор,,Notti romane“ (1780) — сборника стихотвор ных диалогов великих римлян, ряда трагедий, романов и „Культурной истории Италии“ — 172.

Верри, Габриэль, граф (1696—1782) — итальянский государственный деятель, ученый юрист, отец предыдущего — 172.

Верри, Пьетро, граф (1728—1797) — старший брат Александра Верри, писал по вопросам административным, финансовым, политико-экономическим и фило софским, автор трактата „Meditazioni sul’economia politica“ (1771), отрывки из ко торого в переводе И. И. Мартынова печатались в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г. (полный перевод Померанцева был издан в СПБ в 1810 г.: „Политическая экономия, или о государственном хозяйстве, творение графа де-Верри“).

Экономические воззрения Верри выражали интересы молодой промышленной буржуазии. Совместно со своим другом и единомышленником Беккарией и бра том Александром, Пьетро Верри стоял во главе миланского кружка „Il Caff“ и был тесно связан с крупнейшими французскими писателями и мыслителями конца XVIII в., особенно же с кружком энциклопедистов — 172.

Вилланий, то есть Виллани. Повидимому, Пнин имеет в виду Джовани Виллани (ум. в 1348 г.) — флорентийского историка XIV в., автора многотомной истории мира с древнейших времен, продолженной после смерти Дж. Виллани его бра том Маттео и племянником Филиппо — 174.

Вирей (Virey), Жюль-Жозеф — известный французский медик, физио лог и естествоиспытатель, автор целого ряда специальных работ, из кото рых наибольшей известностью пользуется,,Histoire naturelle du genre humain (русский перевод С. Юферова — „О человеке“, М., 1828;

много отрывков из сочи нений Вирея печаталось в русских журналах, главным образом в „Новом магази не физики, химии и сведений технических“, изд. проф. И. А. Двигубским). Книга Вирея о воспитании, на которую ссылается Пнин в „Опыте о просвещении“ — „Edusation publigue et prive des Franais“ (Paris, an XI [1802]) — 142.

Вольтер, Франсуа-Аруэ (1694—1778) — французский писатель и философ, чьи сатирические произведения, критика церкви и проповедь свободы совести сыгра ли крупную роль в идеологической подготовке Великой революции — 225.

Бостонов, Александр Христофорович (1781—1864)—крупный русский поэт и ученый-филолог, член Вольного общества любителей словесности, наук и худо жеств — 235.

Глинка, Сергей Николаевич (1775—1847) — писатель, переводчик и журналист, автор многочисленных „патриотических“ сочинений в стихах и прозе и „Русской истории“, не имеющей никакого научного значения;

издатель журнала „Русский Вестник“ (1808—1824) — 229.

Гольбах, Поль, барон (1723—1789) — философ-материалист, атеист, автор знаменитого трактата „Система природы“, являющегося изложением материа листической философии — 78.

Громов, Глеб Иванович — писатель 1790-х гг., автор полупорнографических со чинений: „Любовь, книжка золотая“ (1798), „Любовники и супруги, или мужчины и женщины“ (1798),,,Нежные объятия в браке и потехи с любовницами“ (1798), „Позорище странных и смешных обрядов при бракосочетаниях, и при том нечто для холостых и женатых“ (1798) — 183, 190.

Гуид Арецо, то есть Гвиттоне из Ареццо (ок. 1230—1294) — итальянский, поэт трубадур, автор любовных канцон;

в последние годы жизни вступил в монашес кий орден и писал исключительно на моральные и религиозные темы — 173.

Данте, Алигьери (1265—1321) — один из первых итальянских поэтов, автор по эмы „Божественная комедия“ — 173.

Декарт, Рене-Картезий (1596—1605) — знаменитый французский философ, один из основателей новой философии — 206.

Де­ла­Кроа (Delacroix), Жан-Винцент (1743—1832) — французский юрист и публицист, автор „Rflexions philosophiques sur l’origine de la civilisation“ (1781—1783) и „Tableau des constitutions des principaux Etats de l’Europe et des Etats-Unis d’ Amrigue“ (1790—1792), переводившегося на русский язык в 1800-х гг. членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств Н. И. Федоровым — 126, 127.

Демокрит (ок. 470—ок. З80 до н. э.) — древнегреческий философ-материа лист — 207.

Джиотто, вернее: Джотто ди­Бондоне (1276—1336) — итальянский художник эпохи Возрождения —173.

Домитиан (51—96) — последний римский император из дома Флавиез, жесто кий тиран, пал жертвой заговора — 122.

Дюклос, то есть Дюкло, Шарль-Пино (1704—1772) — французский историк, моралист и романист, враждовавший с энциклопедистами;

пользовался по кровительством Людовика XV и m-me Помпадур;

его „Considrations sur les moeurs de sicle“ (1749) в 1813 г. были переведены на русский язык („Рассуждение о нравах сего времени“) — 216.

Дюпати (1775—1851) — французский писатель, автор чувствительных „пу тешествий“, оказавший, наряду со Стерном, влияние на русских „сентимен талистов“. Его „Lettres sur l’Italie en 1785“ вышли в русском переводе в 1801 г. — 85.

Екатерина II (1729—1796) — русская императрица — 103, 105, 108, 113, 115, 116, 117, 131, 132, 133, 177.

Елизавета Алексеевна (1779—1826) — русская императрица, жена Але ксандра I — 82.

Забарелла, Франческо (1339—1417) — крупнейший деятель римско-католи ческой церкви, юрист и духовный писатель;

требовал реформы церкви и был од ним из главных инициаторов созыва Констанцского собора — 174.

Измайлов, Александр Ефимович (1779—1831) — поэт, романист, журна лист, издатель журналов: „Цветник“ 1810 г. (совместно с П. А. Никольским) и „Благонамеренный“ (1818—1826), член Вольного общества любителей словеснос ти, наук и художеств — 231, 235.

Имол, Жан — повидимому, Пнин имеет в виду итальянского живописца Франкуччи, прозванного Инноченца­да­Имола (1494—1550) — 174.

Калдерин, то есть Кальдерон де­ла­Барка (1600—1681) — известный испанский драматург —174.

Калигула, Гай-Цезарь (12—41) — римский император, прославившийся своей жестокостью, развратом и самодурством — 122.

Каменецкий, Осип Кириллович (1754—1823) — знаменитый русский врач 1790 х гг., практик и теоретик терапии, автор „Краткого наставления о лечении болез ней простыми средствами“ (1-е издание в 1803 г.) — 73, 74, 75.

Катон, Марк-Порций — Утический, или Младший (95—63 до н. э. ) — рим ский трибун, противник Помпея и Цезаря, образец гражданской доблести и чес ти — 182, 213.

Кир — персидский царь и полководец, взявший Вавилон в 538 г. до н. э. — 182.

Колычев, Евгений Алексеевич — поэт. Год его рождения неизвестен, умер он, повидимому, в начале 1800-х гг. Биографических данных о Колычеве в литературе почти не появлялось, известно только, что в 1796 г. он проживал в Вологде (см. спи сок особ, подписавшихся в июле — сентябре 1796 г. на журнал И. И. Мартынова „Муза“, в III ч. этого издания.

Стихотворческая деятельность Колычева пользовалась, по свидетельству С. П.

Жихарева, некоторым успехом у современников, в частности популярным было его стихотворение „Мотылек“, опубликованное в „Санктпетербургском Журнале“ Пнина (см. „Записки Жихарева“, 1890, по указ.). К. Н. Батюшков, набрасывая план очерка истории русской литературы, в числе писателей, незаслуженно обойден ных вниманием критики, наряду с Радищевым, Пниным и Беницким упомина ет и Колычева (см. Сочинения Батюшкова, т. II, 1885, стр. 338). Стихотворения Колычева появлялись: в „Санктпетербургском Журнале“ 1798 г. (здесь напечатано пять пьес, подписанных именем Колычева;

возможно, что ему также принадле жат стихотворения зa подписью: — въ), в „Приятном и полезном препровожде нии времени“ 1795 г. (см. ч. V), в „Музе“ 1796 г. (см. чч. I—III, стихи за подписью:

К—въ). Евгения Колычева не следует смешивать с другим стихотворцем, выступав шим в печати в то же время — Василием Петровичем Колычевым (1736—1794), ав тором многочисленных стихотворений и пьес, частично собранных в двух книгах:

„Труды уединения В. К.“ (1781 ) и „Театр В. К.“ (1781) — 100.

Конфуций (латинская переделка имени Кун-фу-цзы, род. в 551, ум. в 479 г. до н.

э )—китайский мудрец и основатель религиозной системы, господствовавшей в образованных слоях китайского народа — 117, 165, 167, 168.

Коперник, Николай (1473 — 1543) — основатель современной астрономии, до казавший вращение земли и планет вокруг солнца — 58.

Крез — лидийский царь (560—546 до н. э.), легендарный богач — 60.

Ксенофонт (ок. 430—354 до н. э.) — древнегреческий историк и философ — 212.

Кун — см. Конфуций.

Курганов, Николай Гаврилович (ок. 1725—1796) — ученый, педагог и ли тератор, автор знаменитого в свое время „Письмовника“, ваключавшего в себе краткую грамматику русского языка и обширный свод различных по словиц, поговорок, анекдотов, нравоучительных рассуждений, сведений по ми фологии, народных песен, стихотворений различных авторов середины XVIII в.

и пр. — 168.

Курций, Марк — римский юноша, в 362 г. до н. э. бросившийся, по преданию, в бездну, дабы спасти Рим — 64, 176, 182.

Ламберт­де, Иоганн-Генрих (1728—1777) — немецкий философ и ученый — 212.

Леон (Лев) X (1475—1521) — римский папа, покровительствовавший наукам, ли тературе и искусствам — 173.

Ликург — законодатель древней Спарты — 117, 122.

Людовик XIV (1638—1715) — французский король — 215.

Люлл, то есть Люллий, Раймонд (1235—1315) — один из оригинальнейших пред ставителей средневековья, поэт и философ, защитник алхимии и магии („люл лиева медицина“);

сочинения Люллия были популярны среди русских масонов и мистиков XVIII веха — 174.

Мария Федоровна (1759—1828) — русская императрица, жена Павла I. — 82, 107.

Минин­Сухорукий, Кузьма Минич (ум. в 1616 г,) — нижегородский купец, вождь городской торговой буржуазии, боровшийся с крестьянской революцией в эпоху „смуты“ — 151.

Минос — мифический царь Крита;

ему приписывали составление знаменитого древнекритского законодательства — 115.

Мольер, Жан-Батист-Поклен (1622—1673) — знаменитый французский дра матург, изобличивший ханжество и лицемерие в комедии „Тартюф“ (1667) — 195.

Монтань, правильнее: Монтэнь (1533—1592) — французский философ-скеп тик, много способствовавший освобождению мысли от богословских уз средневе ковой схоластики — 222.

Монтескье, Шарль-Луи (1689—1775) — виднейший представитель старшего поколения французских „просветителей“, основоположник буржуазного консти туционного права, автор трактата „Дух законов“ (1748) — 114.

Николай К (1397—1455) — римский папа (с 1447 г.), пользовавшийся славой „первого гуманиста на папском престоле“ — 174.

Нума­Помпилий — второй из семи римских царек, с именем которого римские и новогреческие историки связывали первоначальные правовые и религиозные реформы в древнем Риме — 117.

Остолопов, Николай Федорович (1782—1833) — поэт, переводчик, составитель „Словаря древней и новой поэзии“ (1822), издатель журнала „Любитель сло весности“ (1806), член Вольного общества любителей словесности, наук и худо жеств — 227, 235.

Панормитан, Николас—имеется в виду, вероятно, итальянский гуманист Антонио Беккаделли (1394—1471), по прозванию „il fianormita“, — основатель Неаполитанской академии, более известный, впрочем, как автор сборника непри стойных эпиграмм — 174.

Петр I (1672—1725)—русский император — 81, 105, 117, 122, 177.

Петрарх, то есть Петрарка, Франческо (1304—1374) — величайший итальянский поэт — 173.

Писарев, Александр Алексадрович (1780—1848) — поэт, прозаик, переводчик и историк искусства, член Вольного общества любителей словесности, наук и худо жеств — 232, 235.

Пифагор (580—500 до н. э.) — греческий философ и математик — 145.

Плиний Младший (род. в 61 или 62, ум. после 113 г.) — римский прозаик и ора тор — 212.

Плутарх (ок. 46—120) — древнегреческий публицист и историк — 222.

Подже­Флорентин, то есть Поджо­Браччолини (1380—1459) — видный дея тель эпохи итальянского Возрождения, историк Флоренции, переводчик Квин тилиана, Валерия Флакка, Плавта, Цицерона и других древних авторов. — 174.

Поли, Мартын (1662—1714) — итальянский химик, работавший с 1702 г. во Франции, при дворе Людовика XIV — 215.

Полибий (201—120 до н. э.) — греческий историк, друг Сципиона — 216.

Понтан, Людовик — повидимому, Пнин ошибся в имени и имеет в виду Джовиано Понтано (1426—1503) — виднейшего латинского поэта итальянского Возрождения, стоявшего во главе Неаполитанской академии, автора трактатов, направленных против папской власти — 174.

Попугаев, Василий Васильевич (1779—1816) — поэт, прозаик, переводчик и по литический писатель, член Вольного общества любителей словесности, наук и ху дожеств;

занимал крайнюю позицию на левом фланге русских радикалов начала XIX в. — 235.

Прадон, Никола (1632—1698) — французский поэт, автор трагедий, осмеянных Расином и его поклонниками;

имя Прадона приобрело нарицательное значение бездарного и честолюбивого поэта — 213.

Птоломей, Клавдий (II век) — „отец“ древней (докоперниковской) астро номии — 58.

Пулчин, то есть Пульни. Луиджи (1432—1484) — видный флорентийский поэт XV века, автор пародийной рыцарской эпопеи „Morgante“ — 173.

Радищев, Александр Николаевич (1749—1802) — русский политический де ятель, публицист и писатель, сыгравший огромную роль в развитии русского „вольномыслия“ — 62.

Радищев, Николай Александрович (1777—1829) — сын предыдущего, поэт и пе реводчик, член Вольного общества любителей словесности, наук и художеств — 228, 235.

Регул (III в. до н. э.) — древнеримский полководец, образец гражданского му жества и твердости духа (был замучен в плену у карфагенян) — 182.

Роллен, Шарль (1661—1741) — французский историк и педагог, автор „Древней истории“ (1730—1738) и „Римской истории“ (1738—1741) — 182.

Руссо, Жан-Батист (1671—1741) — французский поэт, известный преимущест веняо своими непристойными стихотворениями и эпиграммами, охотно перево дившимися на русский язык в конце XVIII—начале XIX вв. — 96.

Руссо, Жан-Жак (1712—1778) — французский мыслитель и писатель, идеи кото рого были усвоены левыми бур жуазными революционерами конца XVIII — на чала XIX вв. — 85, 189.

Рюрик (ум. в 879 г.)—первый русский единодержавный князь, призванный, по преданию, новгородскими славянами из Скандинавии в 862 г. — 121.

Сакробоск (вернее: Сакробоско), де, Жан (ум. в 1256 г.) — астроном и математик, изложивший птоломееву систему сферической астрономии в трактате „De sphaera mundi“ — 174.

Сенека (4 г. до н. э.—65 г. н. э.) — римский философ и драматург, обос нователь идей стоицизма, кончил жизнь самоубийством по приказанию Не рона — 216.

Сикст — имя пяти римских пап;

Пнин, вероятно, имеет в виду папу Сикста IV (1414—1484), отличавшегося крайней деспотичностью, корыстолюбием и развра том;

в 1478 г. Сикст IV ввел инквизицию в Испании — 71.

Сократ (469—399 до н. э.)—знаменитый греческий философ — 64, 80, 215.

Солон — легендарный афинский реформатор и законодатель — 115, 117, 122.

Сопиков, Василий Степанович (1765—1818) — известный библиограф, из датель и книгопродавец, составитель „Опыта российской библиографии“ (1815), тесно связанный в своей издательской деятельности с группой ра дикальных русских писателей конца XVIII—начала XIX вв. (Сопиков и сам пе реводил сочинения Гольбаха, его переводы напечатаны в „Северном Вестнике“ 1804—1805 гг.) — 69.

Сцевола, Муций — легендарный римский герой, неудачно покушавшийся на этрусского царя Порсену и, по преданию, сжегший свою руку в огне жертвен ника с тем, чтобы доказать свою неустрашимость — 64.

Сципион, Публий-Корнелий (ок. 235—ок. 183) — римский полководец, победи тель Карфагена — 182, 216.

Тит­Флавий­Веспасиан (41—81 н. э.) — римский император, усмиривший вос стание Иудеи и взявший в 70 г. Иерусалим;

став императором (в 79 г.), старался приобрести популярность мягким управлением, — имя его необоснованно при обрело нарицательное значение кроткого и справедливого государя;

в России Титом именовали Александра I — 212.

Филанджиери, Гаэтано (1752—1788) — знаменитый итальянский юрист, автор трактата „Scienza dlia legislazione“ — „Наука о законодательстве“ (1780—1788), оказавший чрезвычайно сильное влияние на группу радикальных русских писа телей конца XVIII—начала XIX вв. Идеи Филанджиери популяризировал в своем „Опыте военного воспитания“ А. Ф. Бестужев;

в 1803 г.,,Науку о законодательстве“ перевел В. В. Попугаев, а двумя годами позже — Д. И. Языков (их переводы не были изданы и не сохранились);

читали эту книгу А. Н. Радищев и многие дека бристы — 230.

Фичин, Маркелл, то есть Фичино, Марсилио (1433—1499) — один из величайших умов эпохи Возрождения, основоположник неоплатонизма XV в., перевел на латинский язык все сочинения Платона и Плотина со своими комментариями и изложил их учение в своей „Theologia platonica“, стоял во главе знаменитой „Платоновской академии“ во Флоренции — 174.

Фонвизин, Денис Иванович (1745—1792) — русский писатель — 195, 196.

Фицилид или Фокилид — древнегреческий поэт-эпиграмматист, писавший во второй половине VI века до н. э. — 212, 215, 216.

Цицерон (106—43 до н. э.) — римский политический деятель и философ, сла вившийся своим ораторским дарованием — 212, 213.

Чиммабуя, вернее: Чимабуе, Джовани (1240—1302) — флорентийский худож ник, один из виднейших представителей итальянской живописи в эпоху Возрож дения — 173.

Шапталь, Жан-Антуан, граф (1756—1832) — французский политический де ятель и ученый (химик), принимал учасгие в Великой революции (жирондист), после 18 брюмера (1799) — член государственного совета, с 1810 г. — ми нистр внутренних дел при Наполеоне, автор книги „De l’indu strie franaise“ (1819) — 121.

Шаррон, Пьер (1541—1603) — французский писатель и моралист, последо ватель Монтэня — 194.

Шуйский, Василий Иванович (1552—1612 ) — русский царь (1606—1610) — 135.

Эвилисн — наместник Анжерский — 216.

Эйлер, Леонгард (1707—1783) — знаменитый математик и физик XVIII в., член русской Академии наук (с 1730 г.) — 121.

Языков, Дмитрий Иванович (1773—1845) — писатель, переводчик и ученый археограф, член Вольного общества любителей словесности, наук и худо жеств — 235.

Б И Б Л И О Г Р А Ф И Ч Е С К И Й У К А 3 А Т Е Л Ь Л И Т Е Р А Т У Р Ы О П Н И Н Е 1. Адрес-календарь на 1803 г., стр. 8.

2. То же на 1804 г., стр. 11.

3. „Сактпетербургские Ведомости“ 1804 г., № 15, стр. 393.

4. „Периодическое издание Вольного общества любителей словесности, наук и художеств“, ч. I, 1804, стр. 10 („Краткая история Общества“).

5.,,Журнал российской словесности“ 1805 г., ч. II, июль, стр. 168.

6. [Н. Брусилов]. О Пнине и его сочинениях. Там же, ч. III, № 10, стр. 57—66.

7. [А. Писарев]. Impromptu на смерть И. П. Пнина (стих.). Там же, стр. 95.

8. Н. Остолопов. Стихи на кончину И. П. Пнина. Там же, стр. 96—97.

9. А. Измайлов. Стихи на кончину И. П. Пнина. Там же, стр. 98—101.

10. С. Глинка. На смерть Пнина (стих.). „Северный Вестник“ 1805 г., ч. VII, сен тябрь, стр. 341—343.

11. Н. Радищев. На смерть Пнина (стих). Там же, стр. 343—344.

12. К. Батюшков. На смерть Пнина (стих.). Там же, стр. 345—346 (перепечатано в „Современнике“ 1856 г., т. LVII, № 6, „Смесь“, стр. 166, и в Сочинениях К. Н. Ба тюшкова, т. I, 1887, стр. 31—32).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.