WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Биографическая библиотека Ф. Ф. Павленкова АРИСТОТЕЛЬ (384 — 322 до н. э.) Древнегреческий философ Данте воспевает Аристотеля как «великого ство, оказал на мальчика большое влияние;

учителя сведущих, мощного мертвеца, торже- он привык видеть людей, приобрел уменье об ственно шествующего по сумрачным чертогам ходиться и с низшими, и с высшими. Он был невидимого мира... » в юности очень дружен с Филиппом Маке донским, вероятно, их связывали общие ум Более двух тысяч лет прошло со времени ственные интересы и широко распространен рождения Аристотеля, но он все еще живет ная тогда ненависть к Персии. Деятельность среди нас своими мыслями, и «сведущим» все отца имела большое значение для жизни и де еще есть чему у него поучиться. Трудно ука ятельности Аристотеля. Отец был его первым зать область знания, в которой Аристотель не наставником и передал ему свои познания в оставил бы следа, уцелевшего до настоящего естествознании и медицине.

времени. Немногое достоверно известно нам из жизни Аристотеля, однако и это немногое Пятнадцати лет Аристотель лишился роди дает совершенно ясное понятие о его характе телей, и заботы о нем принял на себя опекун ре, привычках, нравственных и политических его, Проксен. Аристотель наследовал от отца убеждениях, об отношении к семье, к друзьям своего значительные средства, это дало ему и вообще к людям.

возможность продолжать образование под ру Аристотель родился в Стагире, недалеко ководством Проксена. Книги тогда были чрез от Афонской горы, в 384 году до н. э. Отец вычайно дороги, но Проксен покупал ему да его, Никомах, был придворным врачом при же самые редкие;

таким образом Аристотель в Аминисе, царе македонском. Никомах проис- юности своей привык много читать. Из даль ходил из семейства, в котором врачебное ис- нейшей жизни Аристотеля видно, как глубоко кусство переходило из рода в род. Он поль- он был привязан к Проксену: в благодарность зовался большой славой как врач. Македон- за его попечения он после смерти своего опе ский двор, где провел Аристотель свое дет- куна заботился о его вдове, усыновил сына ©«Im Werden Verlag», 2003 The publication may not be copied in whole or in part.

Commercial use of the publication is strictly prohibited.

info@imwerden.de The publication should be removed from server immediately upon © request.

©Anatoly Eydelzon, design, books@tumana.net АРИСТОТЕЛЬ его Никанора, любил мальчика как родного и сти великих людей. И прежде чем Аристотель впоследствии выдал за него замуж свою дочь увидел наяву Платона, философ не раз снился Пифиаду. ему. В 367 году до н. э. Аристотель отправил В Стагире было легко и удобно заниматься ся довершать свое образование в Афины. Пла естественными науками, т. е. наблюдать яв- тона он там не застал;

тот в это время на три ления природы;

к этому располагала Аристо- года уезжал на Сицилию. Можно себе пред теля тихая жизнь этого города, мягкий кли- ставить огорчение Аристотеля. Это неприят мат, роскошная природа и влияние Проксена, ное событие имело, однако, очень важные по во всех отношениях заменившего ему отца. следствия. Аристотель нашел в Афинах много Под руководством Проксена начал он соби- людей, прекрасно знакомых с греческой фило рать редкие растения и сравнивать между со- софией вообще и с учением Платона в осо бой животных. Многие историки утверждают, бенности. Не теряя времени, он принялся за что Аристотель наследовал от отца не толь- изучение философии на месте ее происхожде ко материальные средства, но также сочине- ния. К приезду Платона он был уже хорошо ния, заключавшие в себе тщательно записан- знаком с основными положениями его фило ные наблюдения над органической и неоргани- софии. Может быть, этим объясняется то, что ческой природой. Итак, прежде чем окунуться Аристотель не подпал совершенно под влия в умозрительные науки, Аристотель приобрел ние учения Платона, а мог отнестись к нему большой навык наблюдать и записывать фак- критически. Результаты получились бы дру ты, делать разные догадки относительно зако- гие, если бы он впервые познакомился с уче нов природы и проверять их с помощью опыта. нием Платона от него самого и подчинился бы Период юности Аристотеля относится к обаянию его личности.

тому времени, когда сильная полуварварская Наконец Платон вернулся на родину и стал Македонская монархия достигла полного рас- опять учить в Академии. Академия, т. е. об цвета, а истощенная демократия Аттики при- щественный сад в окрестностях Афин, была ближалась к своему упадку. По своему обра- любимым местопребыванием Платона;

от нее зованию и языку Аристотель был грек и питал получила название основанная им школа. В в юности симпатии к народным учреждениям, саду Академии, украшенном статуями, ждало но в то же время он был подданным македон- слушателей не одно приятное препровождение ского государя. Это обстоятельство, как будет времени, но также упорный труд, сопряжен видно далее, имело также большое влияние ный с продолжительным отвлеченным мыш на дальнейшую жизнь Аристотеля и его фи- лением. Сам Платон был всегда погружен в лософскую и научную деятельность. глубокую меланхолию. Его большой, широкий Как ни любил Аристотель свою очарова- лоб, от которого он получил свое прозвище, тельную, хотя полуразрушенную Стагиру, его, был постоянно нахмурен. Мощные плечи его однако, неудержимо влекло в Афины. Афины были опущены, точно под тяжестью дум;

та были центром умственной жизни и сохраня- кое бывает иногда у мыслителей. Он улыбал ли долгое время свою нравственную власть ся редко и никогда не смеялся. «Грустен, как и свое величие. И в Македонии, и в Ста- Платон» – это вошло в поговорку. И в отно гире Аристотель слышал рассказы об афин- шении нравственности поэтичный Платон был ских мудрецах, о Сократе и Платоне. Греки со нетерпим и суров. Из числа его новых учени свойственной им живостью и пластичностью ков Аристотель выделялся решительно всем, передавали подробности жизни и деятельно- не исключая внешности.

АРИСТОТЕЛЬ Сравним два изображения – Демосфена и излишествам;

он знал медицину и в Афинах Аристотеля. И тот, и другой представлены в оказывал медицинскую помощь, когда за ней сидячем положении, в задумчивой позе, заку- к нему обращались. Но в то время каждый танными плащом. И все же какая разница! медик изготовлял и продавал лекарства своим Демосфен сидит, низко опустив голову, лоб больным;

отсюда и возникла нелепая басня.

его сморщен, как под влиянием гнетущей пе- Аристотель провел в сообществе с Плато чали. Плащ его совсем не по нему – широк ном семнадцать лет. Между учителем и уче и велик, он как будто не надет им самим, а ником образовалась тесная связь с ее необхо наброшен кем-то другим ему на плечи;

плащ, димыми последствиями: временными размолв видимо, спустился на пол, а Демосфен наско- ками, горячими примирениями и т. д.

ро захватил его рукой, сжатой в кулак, от че- Аристотеля часто обвиняли в неблагодар го образовались на нем самые беспорядочные ности к Платону;

но лучшей защитой против складки. Совершенно иной вид представляет этого обвинения служит то, что Аристотель плащ Аристотеля;

он, как видно по складкам, сам говорит о своих отношениях к Платону.

из хорошей, тонкой материи, и складки его та- В элегии на смерть одного из своих любимых кие ровные, свободные. Плащ облегает тело, учеников он вспоминает своего учителя и го как нечто неотъемлемо к нему принадлежа- ворит: «Ему не решился бы сделать вреда са щее. У Аристотеля видна и свободная мане- мый злейший человек». Затем в «Никомаховой ра держать себя, голова его не наклонена, а этике» он, как всегда в немногих, но сильных несколько подалась вперед. Думы, очевидно, словах, высказывает, как тяжело ему, истины его не тяготят, а действительно увлекают впе- ради, говорить против Платона. Действитель ред – переносят в далекое будущее человече- но, в своей полемике с творцом идей он всегда ства. Зоркий взгляд великого учителя вскоре говорит в сдержанном и глубоко почтитель остановился на великом ученике. ном тоне. До смерти Платона Аристотель не Крайняя живость Аристотеля возбуждала открывал своей школы, хотя философские его в Платоне постоянное желание его сдержи- воззрения давно были разработаны во всех по вать. Аристотель же с юности своей не при- дробностях.

учен был к лишениям и стеснениям, имел свои Достоверно известно, что Аристотель оста привычки и нравы, иногда не входившие в ко- вил город Афины за 348 лет до н. э., в год декс греческого философа. Аристотель не тер- смерти Платона, для того, чтобы путешестви пел, чтобы ему предписывали, как есть, пить ями дополнить свое образование. Вместе с и одеваться. Он любил женщин, хотя невысо- Ксенократом, преемником Платона, он посе ко их ценил, и, вопреки обычаю, не находил тил Малую Азию и принял приглашение лю нужным скрывать первого. Всем этим Аристо- бимого ученика Гермия, тирана Атарнея, по тель вооружил против себя афинян, не желав- гостить у него. Воспитанный в Афинах и пре ших признать его за истинного философа. данный философии, пылкий Гермий лелеял Свободный образ жизни Аристотеля по- мечту освободить все греческие города Ма служил основанием к различным возведенным лой Азии от персидского ига. Это было так на него клеветам. Говорили, что он в куте- же заветной мыслью Филиппа Македонского, жах спустил свое состояние и для приискания а для сына его, Александра, служило вечным средств избрал себе ремесло торговца снадо- предлогом для нескончаемых войн. Желания бьями. В действительности же Аристотель, не Гермия не мог не разделять Аристотель;

нет терпевший стеснений, никогда не предавался сомнения, что у него была с друзьями поли АРИСТОТЕЛЬ тическая программа, и весьма вероятно, что времена Аристотеля, потому что я надеюсь, ему в этом отношении принадлежала инициа- что твои наставления сделают его достойным тива. Это можно заключить из того, что путе- наследовать мне и повелевать македонянами».

шествию Аристотеля в то время все придава- Воспитанию Александра Аристотель по ли характер дипломатической миссии. Беглый святил три года. Философ занимался со сво грек Ментор, находившийся на службе у пер- им царственным учеником всеми образова сидского царя, вовлек Гермия в заговор и за- тельными предметами. Ученик и учитель жи тем выдал его Артаксерксу, который велел ли- ли то в Пелле, то в Стагире, где для них шить жизни тирана Атарнея. Эта смерть глу- был построен роскошный Нимфеум, окружен боко огорчила Аристотеля, может быть, еще ный тенистыми садами;

там долго сохраня более потому, что Гермий погиб за идею, со- лась белая каменная скамья, на которой сидел зревшую в уме самого философа. Свое горе Аристотель, беседуя с Александром. Во вре Аристотель излил в двух стихотворениях, ко- мя восьмилетнего пребывания своего в Ма торые уцелели и дошли до нашего времени. кедонии Аристотель более занимался наблю В Атарнее Аристотель женился на млад- дением природы;

это можно приписать от шей сестре своего друга Гермия, Пифиаде;

де- части влиянию воспоминаний, отчасти то вушка осталась после смерти брата без защи- му, что слишком разнообразная придворная ты и без всяких средств к жизни. Аристотель жизнь мешала занятиям, требовавшим боль принял в ней братское участие, а потом их шой сосредоточенности и напряжения ума.

сблизило общее горе. Гнев персидского царя Филипп, а потом Александр не жалели ни был так велик, что Аристотелю пришлось спа- чего, чтобы обеспечить Аристотелю возмож сать жизнь молодой девушки и свою собствен- ность заниматься науками. Более тысячи че ную. Аристотель удалился на остров Лесбос ловек были заняты доставлением ему редких вместе с Пифиадой. Пифиада долго жила с животных, растений и т. д. Смерть Филип Аристотелем, чувствовала себя с ним вполне па застала Аристотеля еще в Македонии;

он счастливо;

умирая, она завещала, чтобы кости провел со своим воспитанником первые годы ее положили в могилу любимого мужа. Пере- его царствования, но когда Александр отпра жив Пифиаду, Аристотель, как мы увидим, в вился в поход в Азию, Аристотель уехал в завещании своем упомянул об этом желании Афины, оставив Александру вместо себя сво Пифиады. Однако союз Аристотеля с Пифиа- его племянника и ученика, философа Калли дой представляется нам тихим, дружеским со- сфена. Аристотелю в то время было пятьдесят юзом. От Пифиады у Аристотеля была дочь, лет.

носившая то же имя. Как ни отрадно было Аристотелю любо После смерти Пифиады Аристотель же- ваться успехами своего бывшего воспитанни нился на красивой рабыне своей Герпилис, от ка, он задумал переселиться из Македонии в которой родился у него сын Никомах. Афины. К такому переселению не существова Предание гласит, что в год рождения на- ло, по-видимому, никаких внешних поводов.

следника престола Филипп написал Аристо- Благодарный ученик восстановил разрушен телю письмо следующего содержания: «Царь ную Стагиру, родной город своего учителя.

македонский приветствует Аристотеля. Изве- Признательные соотечественники воздвигли в щаю тебя, что у меня родился сын. Но я бла- честь него великолепное здание, где он пре годарю богов не столько за то, что они даро- красно мог учить своей философии, окружен вали мне сына, сколько за рождение его во ный любовью и почетом. Но Аристотеля влек АРИСТОТЕЛЬ ла в Афины какая-то внутренняя сила – в те нян, страсти готовы были вспыхнуть и произ Афины, где он не мог без опасения сказать вести разрушительное опустошение.

слова, где его терпели только благодаря тому, Хотя Аристотель держался в стороне и что ему покровительствовали македонские го- вел себя как истинный мудрец, положение судари. Аристотель отправился туда со своей его с каждым днем ухудшалось, становясь не женой Пифиадой, с дочерью и с воспитанни- только неприятным, но прямо опасным. После ком Никанором. В Академии в то время гла- же смерти Александра ему невозможно было вой платоновской школы был Ксенократ. Ари- оставаться в Афинах. Афиняне обвинили, его стотель открыл свою новую школу в Ликее. в неуважении к богам, потому что он чтил Прогуливаясь по тенистым аллеям, он учил память друга своего Гермия и жены Пифиа два раза в день – утром и вечером;

по утрам ды и воздавал им почести, приличные толь он беседовал о трудных предметах с ученика- ко богам. Обвинителями Аристотеля явились ми, знакомыми с началами философии, а по двое подставных свидетелей. Аристотель оста вечерам учил начинающих. вил Афины, чтобы афиняне вторично не со Любопытной чертой крайней живости Ари- вершили преступления против философии;

он стотеля служит то, что он не мог излагать лек- имел в виду смерть Сократа. Из Афин Аристо ции стоя, он говорил, ходя по тенистой аллее тель уехал в Халкиду, где вскоре и умер ( Ликея в сопровождении слушателей. От этой г. до н. э.) от болезни желудка;

он страдал привычки школа Аристотеля получила назва- ею более или менее постоянно, и она в се ние перипатетиков, т. е. «гуляющих». мье его была наследственной болезнью. Кле Итак, мы видим, что Аристотель рано при- вета преследовала Аристотеля всю жизнь;

ко нялся учиться и поздно начал учить. Исклю- гда он умер естественной смертью, то рас чая немногие годы, отданные Александру Ве- пустили слух, что Аристотель убил себя, не ликому, он всю жизнь посвятил приобрете- желая предстать на суд перед Ареопагом. Но нию знания и самостоятельной работе мысли. Аристотель был всегда против самоубийства.

Аристотель утверждает, что после пятидесяти Поступки же его никогда не шли вразрез с лет умственные силы слабеют;

это пора, ко- убеждениями.

гда надо пожинать то, что раньше посеял. Так Некоторые отцы церкви впоследствии поступил и сам Аристотель;

большая часть утверждали, что Аристотель утонул, бросив его сочинений написана в Афинах в послед- шись в пролив, отделяющий остров Эвбею от ние тринадцать лет его жизни. Это был труд, континента Греции. Это приписывают отчая способный поглотить все время. Вскоре после нию философа от невозможности объяснить в переселения Аристотеля в Афины умерла Пи- то время явление прилива и отлива.

фиада;

Аристотель горько оплакивал потерю Остается сказать несколько слов об отно жены и воздвиг ей мавзолей. Через два года шении Аристотеля к своим современникам, к после смерти ее он, однако, женился на своей той партии демагогов, которая заставила его рабыне, которую также нежно любил. удалиться из Афин. Он мало высказывался об В те годы, когда Аристотель одно за дру- этом при жизни;

говорить и даже писать бы гим писал свои сочинения и терпеливо разъ- ло для него небезопасно;

он наблюдал прояв яснял своим ученикам особенности своей фи- ления страстей с тем спокойствием, с каким лософии, Афины представляли собой насто- отмечал явления бурь и направления ветров.

ящий вулкан, готовый к извержению. Нена- Один из древнейших писателей говорит по висть к македонянам клокотала в груди у афи- этом поводу: «Во дни Соломона мудрость под АРИСТОТЕЛЬ няла голос на площадях, но не была услыша- умственная деятельность Платона проникнута на. Так продолжается и до сих пор. На площа- благородной и рыцарской смелостью;

он ищет дях нет места для мудрости. Мудрость требу- приключений и любит таинственное.

ет спокойного размышления;

на площадях же Аристотель во многих отношениях пред всегда шум и суматоха. Аристотель проник- ставлял резкую противоположность Платону;

нут, презрением к толпе, а толпа в свою оче- нельзя сказать, чтобы он любил людей толпы, редь питает инстинктивное презрение к Ари- как Сократ, происходивший из семьи ремес стотелю. Крайние мнения, выраженные рез- ленников, но он не чувствовал к ним брезг ким языком, имеют в толпе наибольшую по- ливости, отличавшей Платона. Аристотель хо пулярность». тя и рос при македонском дворе, но не видел В неограниченную демократию вообще, и примеров высокомерного обращения с людь особенно в крайнюю демократию того време- ми, потому что в то время отношение маке ни, Аристотель не имел никакой веры, заме- донских государей к придворным было про чая саркастически, что хотя афиняне и откры- стое, дружеское, патриархальное. Аристотель ли две полезные вещи: пшеницу и свободу, но пришел к Платону уже со сложившимся ха умели пользоваться только первой, а другой рактером и привычками, поэтому никогда не пользовались короткое лишь время, и то для мог вполне проникнуться его влиянием. Пла того только, чтобы злоупотреблять ею. тон был на сорок пять лет старше Аристоте Аристотель прожил честно, свободно и ля. В то время как явился к нему Аристотель, просто на земле шестьдесят три года. В этой он уже приобрел привычку иметь дело с уче жизни нет никаких нравственных подвигов, никами, безусловно принимавшими его идеи.

никаких особенных событий. Аристотель жил В Аристотеле для него было нечто совершен среди людей настолько, что мог прекрасно их но новое, что его неотразимо влекло и в то знать и понимать, но он не вмешивался в де- же время глубоко отталкивало. Пытливый и в ла толпы, не заражался мелкими интересами высшей степени живой ум Аристотеля приво дня, а стоял в стороне, почему и мог спокойно дил его в восторг своей обширностью, но ему заниматься умственным трудом, который все- не нравилось, что он направлен был на изуче гда зреет в тиши. ние действительности. В то же время он чув Можно сравнить Аристотеля с другими ствовал себя бессильным изменить ненавист известными личностями его времени: Плато- ное ему направление ума своего ученика. В ном, Демосфеном, Александром Македонским отношениях Платона и Аристотеля было мно и Каллисфеном. го драматического. Платон называл Аристо Платон, потомок Кодра и Солона, уже по теля душой своей школы и в то же время не одному своему происхождению был как бы мог равнодушно смотреть на его тщательно и предназначен сделаться автором аристократи- даже щегольски обутые ноги. Ему казалось, ческого «Государства», стать тем идеалистом- что дерзкий, независимый ученик этими са философом, для которого идея – все, а ве- мыми ногами попирает то глубокое презрение щество есть нечто суживающее, ограничиваю- ко всему житейскому, которое он воспитал и щее идею, даже оскверняющее ее. Он смотрел вскормил в своей горделивой душе. И это, в на мир вдохновенным взором. Его можно на- сущности, так и было. Аристотель был убеж звать поэтом-философом, который тяготился ден, что в жизни человека все заслуживает действительностью и только в области вечно- внимания и изучения;

презрительное отноше го и идеального чувствовал себя как дома. Вся ние Платона к мелочам жизни его также воз АРИСТОТЕЛЬ мущало. ность преобладала, ею совершенно определял Платону, мы знаем, не нравились ни образ ся нравственный характер того и другого;

этот жизни Аристотеля, ни его манера держать се- характер проявлялся во всех мелочах, кото бя и одеваться. Аристотель одевался изыскан- рыми Платон и Аристотель постоянно кололи но и несколько причудливо;

его обувь отлича- друг другу глаза.

лась особенной опрятностью;

волосы его были Если параллель с Платоном характеризу щегольски пострижены, и это было также не ет Аристотеля главным образом со стороны во вкусе Платона. Тонкие, гибкие пальцы Ари- умственной, то сравнение с его современни стотеля были украшены множеством колец. ком Демосфеном оттеняет личность Аристо Его небольшой, хорошо очерченный рот неиз- теля в ее отношении к действительности того менно сохранял саркастическое выражение в времени. Жизнь Демосфена рисует нам самы то время, как он говорил с замечательной лег- ми яркими красками то, что переживал в то костью. Все это казалось Платону несовме- время в Афинах человек не пришлый, каким стимым с характером философа и было при- был Аристотель, а кровно с ними связанный.

чиной того, что Платон оказывал предпочте- Афины гибли, и, чтобы спасти их, надо бы ние Ксенократу, который впоследствии занял ло прежде всего победить их беспечность и место Платона в Академии. Однако Платон раскрыть им замыслы Филиппа. Но для по отдавал должное и Аристотелю: его дом он следнего надо было хорошо говорить, и вот называл «домом чтеца»;

в этом заключался мы видим, что косноязычный Демосфен под намек на необыкновенную начитанность Ари- вергает себя всяким лишениям, труду и ис стотеля. пытаниям, и наконец, достигает красноречия, Греки были восторженные любители пла- Но все это только начало страданий челове менного, цветистого красноречия. Изложение ка, который в то время воплощал собой истер Платона отвечало их вкусу;

скупой на слова занное сердце Афин. Это была лихорадочная Аристотель долгое время мало их привлекал. жизнь: надежда сменяла отчаяние и отчаяние Аристотель нисколько не стремился нравить- заступало место надежды. Любовь к погиба ся афинянам, оставаясь при своем убеждении, ющей отчизне брала верх у этого настояще что язык должен соответствовать предмету, и го патриота над всеми остальными чувства сознавая, что его изложение отвечало само- ми. Когда разнеслась весть о смерти Филип му духу его философии. Аристотель относил- па, Демосфен, предаваясь неистовой радости, ся к Платону двойственно. Сознательно Ари- расхаживал по улицам Афин с пестрым вен стотель был проникнут глубоким уважением ком на голове, несмотря на то что это было к Платону, а инстинктивно он не мог не раз- через несколько дней после смерти его неж дражаться этим вечно вдохновенным взором, но любимой дочери. Сознавая, что отечество не замечавшим ничего земного. Диалектиче- в опасности, Демосфен вместе с другими де ские тонкости Платона казались Аристотелю магогами бесцеремонно хватал всякого за ши пустой тратой времени. Платон представлял ворот, заставляя почувствовать эту опасность собой тип ума дедуктивного, математическо- и спасать родину. Как ненавистен был ему в го;

Аристотель же, по природе своей, склонен это время Аристотель, спокойно наблюдавший был к индукции. Платон любил находить всю- своими зоркими глазами симптомы этой аго ду сходство между вещами, Аристотель же с нии! Подобное еще можно было простить Пла любовью останавливался на их различии. И у тону, ум которого вечно витал в облаках, но Платона, и у Аристотеля умственная деятель- не Аристотелю, этому земному богу.

АРИСТОТЕЛЬ Объективность Аристотеля обусловлива- доняне, привыкшие к благородной простоте лась не одной любознательностью, заглушив- своих монархов, возмущались такой переме шей все остальные чувства. Видно было, с ной и Каллисфен открыто принимал их сторо какой страстной ненавистью относился он к ну: он явился перед царем выразителем того Персии, как живо чувствовал семейное го- чувства, которое питал каждый неиспорчен ре и радости;

безучастность его к тому, что ный македонянин. Смелость его была вызва волновало в то время афинян, имела другие на не одной только природной гордостью, но причины. Он был, как мы видели, полугрек- также большой привязанностью к Александру полумакедонянин и поэтому не мог разделять или вернее, ко всему, что в нем было силь увлечений демагогов, а смотрел на них со сто- ного, прекрасного. Воспевать славу Велико роны. Демосфен был палачом всего свободно- го Александра было потребностью его пылкой го, индивидуального в человеке;

Аристотель души, но для этого ему было необходимо, что же, как известно, стоял за неприкосновен- бы жизнь героя не омрачалась недостойными ность индивидуальности. действиями. Каллисфен был первым истори Демосфен и Аристотель оба умерли в один ком царствования Александра, от руки кото год. Таким образом Греция почти одновремен- рого он, однако, и погиб. Об основных при но лишилась и своего сердца, и своей головы. чинах раздора между Александром и Калли Аристотель, как мы видели, умер от болезни, сфеном уже говорилось Поводом же к нему с которой всю жизнь упорно боролся. Демо- послужил, как утверждает Плутарх, спор Кал сфен же сам лишил себя жизни, доказав, что лисфена с Анаксаргом, происходивший в при не робкое сердце в нем билось, что умел он сутствии Александра. Каллисфен говорил, что любить и страдать. климат местности, в которой они находились От Демосфена можно перейти к филосо- в то время, суровее климата Греции. Анаксарг фу Каллисфену, родственнику и воспитаннику поддерживал противоположное мнение. Кал Аристотеля, которого последний оставил вме- лисфен, возражая ему заметил между прочим:

сто себя при Александре Македонском. «Согласитесь же сами что в Греции вам прихо Мать Каллисфена, Геро, была племянни- дилось спать ночь под одним легким одеяни цей Аристотеля. Аристотель послал Калли- ем, а здесь вам мало и трех толстых ковров».

сфена к своему ученику как представителя Противник обиделся приняв это за намек на науки и философии;

Каллисфен сопровождал свое прошлое бедственное состояние, и начал македонского царя в отдаленных путешестви- против Каллисфена козни вместе с другими ях и походах. Зная характер Александра. не софистами.

выносившего противоречий, Аристотель сове- Софисты и льстецы сердились на Калли товал Каллисфену не выражать резко своих сфена за то, что молодежь увлекалась его мнений, чтобы не раздражить македонского красноречием;

любили его и пожилые люди царя, избалованного победами и привыкшего за глубину его мыслей, умеренность и пра к лести царедворцев и к глубокой покорности. вильность образа жизни. Каллисфен был ро Гордый и независимый Каллисфен не хо- дом из большого и цветущего города Олинфа, тел или не мог следовать внушениям своего разрушенного Филиппом. Аристотель убедил родственника. Александр, опьяненный своей его сопровождать Александра в Азию, обе славой, становился все заносчивее: он утвер- щая добиться от Александра восстановления ждал, что происходит от богов, и не знал пре- его родного города и возвращения на родину дела своему ненасытному честолюбию. Маке- его сограждан. Каллисфен не скрывал истин АРИСТОТЕЛЬ ной цели своего пребывания в Македонии. В Каллисфена. Аристотель, зная характер Алек характере Александра в то время произошли сандра, ужасался безумной смелости Калли уже резкие перемены, которые не нравились сфена и совершенно ее не одобрял. Это объ независимому философу;

он часто отказывал- ясняется не одной житейской опытностью, ка ся от царских приглашений, а когда бывал у кой в то время обладал Аристотель, но те царя, то всегда смотрел на него мрачными гла- ми воззрениями на нравственность, с какими зами и хранил глубокое молчание. Александр мы познакомимся в этике Аристотеля. Основ чувствовал и имел полное основание подозре- ным правилом этики Аристотеля было: «Ниче вать, что Каллисфен не одобряет его образа го через меру». Поступки же Каллисфена пря жизни и поступков. Это сдержанное глубокое мо противоречили этому правилу. Каллисфен, недовольство было острым ножом для Алек- хотя и был воспитан Аристотелем, все хватал сандра;

он говорил: «Я ненавижу мудреца, у через край и потому погиб. Это, может быть, которого не хватает мудрости пересилить са- еще более убедило Аристотеля в справедли мого себя». вости его нравственных воззрений. Во всех Плутарх рассказывает, что однажды у ца- других отношениях Каллисфен мог служить ря македонского было, по обыкновению, мно- и служил представителем Аристотеля при ма го гостей, в числе их невольный собеседник кедонском дворе. И к науке, и к философии, и гость Каллисфен. Когда Каллисфену пода- и к Александру Македонскому он относился ли кубок с вином, то все стали его просить так же, как и сам Аристотель.

сказать хвалебную речь македонянам. Он вы- Остается теперь дополнить несколькими полнил это со своей полугрустной, полупре- чертами историю отношений Аристотеля к зрительной улыбкой, но говорил так хорошо, Александру Македонскому. Приехав в Маке что вызвал неистовые рукоплескания. Гости донию по приглашению друга своего Филиппа не могли усидеть на своих местах и забросали Македонского, Аристотель деятельно принял его венками. Но царь ему заметил: «На бо- ся за воспитание Александра. Молодой Алек гатую тему нетрудно хорошо говорить, не так сандр был замечательно щедро одарен от при легко тебе было бы сказать что-нибудь про- роды. Во время обучения он всей душой при тив нас. А может быть, это было бы полез- вязался к Аристотелю и говорил сам, что лю ней, послужило бы к нашему исправлению». бил Аристотеля не меньше родного отца: отец Каллисфен согласился и на это;

откровенно дал ему жизнь, Аристотель же учил его жить и смело выставил он недостатки македонян, хорошо и любить добродетель. История не сказал, что могущество Филиппа целиком со- сохранила подробностей воспитания великого здано раздорами греческих государств между монарха великим философом, но можно себе собой и заключил свою речь стихом из Ев- представить, какие чувства внушал Аристо рипида: «В мятежное и смутное время возвы- тель своему питомцу. Он сознательно и бессо ситься могут и злейшие люди». Эта речь воз- знательно разжигал честолюбие в своем уче будила к нему ненависть. Александр сказал: нике и внушал ему ненависть к Персии. Алек «Всем этим ты убедил нас больше в своей к сандр не расставался с «Илиадой» Гомера, и нам ненависти, чем в ораторском таланте» любимым его героем всегда был Ахилл. Ари Гермин, уроженец Смирны, написавший стотель дал Александру чисто энциклопеди биографию Аристотеля, свидетельствует, что ческое образование, сообщил ему свои меди все это с мельчайшими подробностями со- цинские познания и развил вкус к исследова общено было Аристотелю Стрэбом, чтецом ниям природы. Известно, что Александр впо АРИСТОТЕЛЬ следствии лечил своих приближенных. Алек- бедитель покорялся сам персидским нравам.

сандр рос и развивался не по дням, а по часам, Мало-помалу Аристотель совершенно и по смерти своего отца вступил на престол охладел бы к Александру, если бы глубокая, двадцати лет от роду. привязанность к ученику не была вырвана из Афинские демагоги ожили и подняли свои души его с корнем, оставив, конечно, в ней головы при известии о смерти Филиппа. В глубокую, неизлечимую рану. Нибур говорит:

Афинах презрительно относились к молодо- «Александр в юности был бесспорно привязан сти Александра, который говорил: «Демосфен к Аристотелю;

в этом нет ничего удивитель называет меня ребенком;

под стенами Афин ного: тигренок и львенок также лижут руки у я покажу ему, что я теперь вырос и возму- тех, кто ухаживает за ними в детстве, и это жал». Действительно, афиняне это скоро по- продолжается до тех пор, пока не разовьется чувствовали, и надежда на освобождение их в них зверство».

снова покинула. Первые шаги Александра на После смерти Каллисфена сношения Алек поприще монарха Македонии были не только сандра с Аристотелем были столь же редки, блестящи, но и прекрасны. Аристотелю выпа- сколь и тягостны для них обоих. Глубокое ло в то время на долю счастье видеть, как молчание обеих сторон говорило яснее слов о все посеянное им в душе ученика прекрас- том, что происходило в душе каждого из них.

но взошло. Как уже говорилось, Александр В Александре было столько хорошего, что он осыпал милостями своего учителя и тратил не мог не чувствовать угрызений совести, и их большие суммы для доставления ему богатых необходимо было чем-нибудь заглушать. Его коллекций редких животных, растений и ми- болезненная жажда ослепительной славы все нералов. Любовь его к науке была настолько росла и росла. По временам сознание освеща известна, что покоренные им народы подно- ло ему мрак земли могильной;

в такие минуты сили ему свои астрономические наблюдения, он, конечно, любил Аристотеля, но он. разуме которые он передавал Каллисфену для пере- ется, избегал их, потому что тогда перед ним сылки их Аристотелю. Аристотель с глубокой всплывали образы его жертв: Клита и Калли страстью предавался своим наблюдениям, ис- сфена.

следованиям и размышлениям в то время, как Из биографии Аристотеля ничего не из от руки его ученика падали городские сте- вестно о его отношениях с Александром в ны;

и в ушах Стагирита постоянно раздавался последние годы жизни царя, однако видно, несмолкаемый гром побед македонского госу- что философ находился в постоянном обще даря. нии с лицами, приближенными к македонско Не так легко было Аристотелю покорять му государю. Полководец Александра Анти умы афинян. Перед ним преклонялись, у него патр был другом Аристотеля. Философ по действительно учились немногие. Семья пе- ручил ему исполнение своей последней во рипатетиков была не особенно велика. Фило- ли, сделав его своим душеприказчиком. Алек софия Аристотеля, как было сказано, заклю- сандр под конец своей недолгой жизни (он чала в себе чуждый элемент для афинян – жил тридцать три года) перестал надеяться естественнонаучную подкладку. Слава Алек- на покровительство богов и сделался подозри сандра между тем все увеличивалась, но в то тельным и недоверчивым ко всем, кто считал же время сверхъестественные успехи, лесть его человеком а не богом. Более всех он опа и поклонение его опьяняли. Радуясь победам сался Антипатра и его сыновей;

младший из его в Персии, Аристотель сокрушался, что по- них, Кассандр только что прибыл из Афин, АРИСТОТЕЛЬ где, очевидно, находился в тесных отношени- личаются сдержанностью и справедливостью;

ях с Аристотелем Кассандр, увидев, как персы он не искажает мыслей своих предшествен падают в ноги Александру, громко рассмеял- ников, а стремится дать о них верное поня ся, потому что получив воспитание в Греции, тие. Сочинения Аристотеля служили и служат он никогда не видел ничего подобного. Алек- лучшим источником сведений о греческих фи сандр рассердился, схватил его за волосы и лософах. Прежние учения сделались основой сильно ударил об стену. Когда Кассандр на- его собственного вполне самобытного учения;

звал клеветниками каких-то македонян, прие- последнему суждено было бессмертие в буду хавших издалека Александр заметил: «Кто же щем также и потому, что оно было органиче поедет так далеко чтобы без малейшего осно- ски связано с прошлым.

вания клеветать на твоего отца?» Находчивый Аристотель, как и предшественник его Кассандр отвечал: «Для этого и надо было Платон, имел самое возвышенное мнение о уехать подальше, ведь на месте их легко бы- назначении философии. В первой книге сво ло бы уличить во лжи» Александр, услышав ей «Метафизики» он говорит: философия есть такой ответ, сказал с презрительным смехом: наука, имеющая предметом исследование пер «Вот образец софизмов учеников Аристотеля, вых начал и причин вещей или сущности они одинаково хорошо умеют говорить и за и явлений. Многие науки нужнее философии, против». И это был последний дошедший до но она выше всех наук. Все другие знания нас отзыв великого завоевателя о своем учи- имеют целью удовлетворение нужд житей теле. ских, а философия чужда всякой корысти.

Бессмертный учитель и бессмертный уче- Она зарождается в то время, когда добыты ник живут и теперь в памяти людей, но пред- средства для удовлетворения физических по ставляют резкие примеры двух видов бессмер- требностей. Источник философии – это наше тия. Александр Македонский жил так, как стремление постигнуть все непонятное и по будто чувствовал, что каждому его слову и разительное силою мысли.

движению предназначено жить в потомстве;

Аристотель, соглашаясь с Платоном, что это была не жизнь, а какая-то бессмертная предмет философии – исследование сущно драма жизни, у которой автор и исполни- сти вещей, расходился со своим учителем в тель – одно лицо. Писать биографии Алек- определении последней. У Платона сущность сандра находилось всегда бесчисленное мно- вещей отделялась от них самих и обитала в жество охотников. Аристотель в этом отно- царстве вечных и неизменных идей. В глазах шении был далеко не так счастлив: его жизнь Аристотеля сущность вещей и явлений заклю известна не только менее жизни Александра, чалась в них самих;

исследуя эти явления, на но о ней знают немногое сравнительно с жиз- ука составляет общие понятия, устанавлива нью Сократа и Платона, может быть, потому, ет начала и через сочетания их образует свои что Аристотель завещал потомству не свою теории и доказательства. Платон утверждал, жизнь, а свои мысли, жизнь же его послу- что всякое явление только затемняет, портит жила только простым и прочным пьедесталом свою идею;

Аристотель же, наоборот, говорит:

для такого рода бессмертия. «Каждое явление проникнуто идеей и служит В философии Аристотеля нужно отличать живым ее выражением». Платон, не выходя из критический разбор учений, ему предшество- идеального мира, не объяснял явлений;

Ари вавших, от развития его собственной фило- стотель первый поставил новую задачу фило софии. Критические разборы Аристотеля от- софии: исходить из общих начал для объясне АРИСТОТЕЛЬ ния частных явлений. них возможно находить основание – оправды Наконец, Аристотель отделил в философии вать их принятие. Наведение (индукция) со науку о явлениях внешнего мира от учения стоит в восхождении от частного к общему, от о нравственности. Указав философии новую известного кому-то одному к известному всем цель, Аристотель дал ей и средства для до- и каждому. Доказывание и наведение явля стижения этой цели, которые заключаются в ются, таким образом, процессами обратными его логике. В его сочинениях, относящихся и образуют научное знание. Истина всегда и к логике, он рассматривал различные формы везде устанавливается не наблюдением, а раз нашего мышления («Категории», «Об истол- мышлением, наблюдение же убеждает нас в ковании», «Первая аналитика»), способы до- действительном существовании истины, т. е.

казательств, или логический метод («Вторая в присутствии ее в данных явлениях. Из ска аналитика»). занного легко усмотреть, как объяснял Ари В «Первой аналитике» Аристотель подроб- стотель происхождение знания. Он говорил, но объясняет образование понятий, суждений что прежде всего необходимо отличать воз и умозаключений и перечисляет их различ- можность (потенцию) от действительности. В качестве возможности (способности) наш ум ные виды. Он говорит: каждый предмет или содержит в себе все общие понятия;

в дей имеет данные свойства, или их не имеет. Эти свойства, или общие понятия, которые мы на- ствительности же он обладает ими, когда их ходим или не находим в данных вещах, Ари- приобретет. Отношение между возможным и стотель называет категориями;

он насчитыва- действительным знанием Аристотель объясня ет их десять, а именно: категории бытия, ко- ет примером, сравнивая возможное знание с личества, качества, отношения, времени, ме- чистой доской, а действительное с доской ис ста, положения, владения, действия и страда- писанной.

ния. Во «Второй аналитике» Аристотель дает Начала знания согласно Аристотелю дво учение о доказательствах. Задача науки, по якие: формальные (логические) и реальные.

Аристотелю, есть познание причин явлений;

Главное между формальными началами, или объяснять явления – значит выводить их из аксиомами, есть закон противоречия, с ко необходимых причин, служащих им основани- торым сопряжено так называемое начало ис ем, это и называется доказывать. Наука есть ключенного третьего. Но формальные нача знание, основанное на доказательствах, в ко- ла не могут дать определенного содержания торых подлежащему приписывается известное исследованиям, они представляют собой толь сказуемое на основании причины, почерпну- ко орудия, которые для создания чего-нибудь той из наблюдения. Но знание, основывающе- нуждаются в материале;

последним служат еся на доказательствах, требует чего-нибудь реальные начала, свойственные каждому осо несомненного, иначе доказывать пришлось бы бенному, роду предметов исследования. Об без конца. Аристотель различает два рода зна- щие формальные начала во всех науках одни ния: непосредственное и опосредованное;

пер- и те же, но предметы их различны.

вое относится к высшим началам и к чув- Логика Аристотеля состоит из шести трак ственному восприятию, второе состоит в до- татов, из которых некоторые в древности и казательстве с помощью умозаключений. На- в новое время неосновательно признавались чала, или аксиомы, не могут быть выведены из подложными. Эти трактаты следующие: 1) чего-нибудь более несомненного;

в таком слу- «Категории»;

2) «Об истолковании»;

3) две чае они не были бы началами. Однако и для книги «Первой аналитики», или так называе АРИСТОТЕЛЬ мый трактат о силлогизме;

4) две книги «Вто- лым человеком. Эти понятия играют такую рой аналитики», или трактат о доказатель- выдающуюся роль в изложении всех воззре стве;

5) трактат о диалектике и 6) «О софи- ний Аристотеля, что знакомство с ними явля стических опровержениях». Все эти сочине- ется существенной необходимостью. Нетрудно ния известны под общим названием аристо- себе представить, что ими объясняется мно телевского «Органона», гое в учении Аристотеля о природе вообще и Говоря о логике Аристотеля, следует при- о природе человека в особенности.

вести его учение о силлогизме. В физике Аристотеля, под которой он ра По определению Аристотеля, силлогизм зумел учение о мире и человеке, не все слу есть такое общее предложение, которое, по- жит выражением его философских воззрений.

сле установления известных частных предло- Природу Аристотель рассматривает как ор жений, выводит заключение, отличное от этих ганическое, гармоническое целое, состоящее предложений, но не содержащее никакой не из последовательных, связанных между собой заключающейся в них идеи. Так, все дурные звеньев;

она, по его выражению, не похожа на люди жалки;

всякий тиран – дурной чело- плохую трагедию. В самой большой связи с век: следовательно, все тираны жалки. Ари- философией Аристотеля находится его учение стотель дал нам анализ шестнадцати форм об органической природе.

силлогизма, который в настоящее время с ло- Очевидно, Аристотель представляет при гической точки зрения признается удовлетво- роду самостоятельной внутренней силой, спо рительным. собной сообщать телам движение и удержи Существенное отличие философии Аристо- вать их в покое. Природу он отождествля теля от философии Платона следует видеть в ет с живой мировой силой и признает, что том, что он отвергает возможность существо- всю вселенную проникает оживляющая теп вания идей отдельно от вещей. Вся остальная лота. Он сравнивает эту природу с худож разница заключается в словах. Идею Аристо- ником, который действует не по полному со тель называет формой, считает чем-то прису- знанию, но под влиянием неясного побужде щим вещи и отделимым от нее только мыс- ния, а потому называет ее не божественной, а ленно: посредством логического процесса аб- только демонической. В этом, по его мнению, стракции. Он признает четыре причины вся- следует искать объяснение того, что в при кого факта: материя, идея, или форма, сила роде так часто имеет место случай и неожи и конечная цель. Аристотель, как и Платон, данность. В этом также заключается причина допускает вечность материи. Сверх того, он многих несовершенств, замечаемых в приро вводит в свою философию два новых поня- де, деятельность которой представляется Ари тия: возможности (потенциальности) и дей- стотелю, таким образом, инстинктивной. В то ствительности (актуальности). В природе яй- же время Аристотель утверждает, что приро цо – это птица в возможности. Материя по от- да стремится всегда к одной цели. Целесооб ношению к форме, к идее – то же, что возмож- разность он признает во всех ее проявлениях;

ность по отношению к действительности. Вся- он говорит, что только ввиду цели ласточка кая вещь представляет в одно и то же время вьет свое гнездо. То же самое замечается и в возможность и действительность, материю и растениях, которые для своего питания пуска форму. Юноша является сформированным по ют корни внутрь земли, а не на ее поверхно отношению к ребенку, но он представляет бес- сти. Это кажущееся противоречие объясняет форменную материю сравнительно со взрос- ся тем, что в природе два начала: материя и АРИСТОТЕЛЬ форма, или действующая идея. Если природа левской астрономии суть следующие: на небе действует иногда ощупью, делает уклонения господствует гораздо больший порядок дви и ошибки, это принадлежит материи. Необ- жений, чем на Земле. Эти небесные движе ходимо допустить, что бог приводит в дви- ния могут быть только простейшие и совер жение материю. Как дисциплина существует шеннейшие, т. е. исключительно кругообраз вместе и в армии, и над нею в уме полковод- ные движения, именно, такие, в которых тела ца, так бог есть в одно и то же время закон постоянно движутся вперед в одном направ и законодатель, порядок и распорядитель ве- лении и все-таки возвращаются только к сво щей. Так как движение есть сущность приро- ему первоначальному положению. Эти небес ды, то физика есть, собственно, теория движе- ные тела – существа, не подверженные стра ния;

ее исследования относятся к неподвиж- даниям, достигшие лучшей цели;

они ближе к ному (божественному), к подвижному нетлен- божественному, чем Земля и живущие на ней ному (небу) и к подвижному тленному, или люди. Небо имеет свою душу и начало сво к подлунной природе. Движение Аристотель его движения в самом себе, и это движение отождествляет с идеей изменения. не нуждается ни в каком отдыхе, как, напри Аристотель доказывает, что не было вре- мер, бывает у животных, потому что соверша мени, когда бы не существовали изменение и ется без труда и не влечет за собой утомле движение. Если бы все вещи находились в по- ния. Превосходство этого движения небесных кое, то первое движение должно было бы про- тел состоит также в том, что от правой сторо изойти от какой-нибудь перемены в некоторых ны оно опять приходит к правой. Впрочем, это из этих вещей, т. е. должна быть какая-нибудь относится только к самому верхнему небу, где перемена прежде первого движения и т. д. Это живут созвездия. Но низшие сферы заключа приводит к признанию существования перво- ют в себе планеты, и эти последние – не такие го двигателя. Движение должно совершать- совершенные существа, потому что они дви ся постоянно, продолжаться или непрерывно, жутся и налево, и направо. В середине мира или последовательно. Однако постоянство бо- стоит Земля, потому что земное всегда стре лее свойственно непрерывному, чем последо- мится к средоточию мира.

вательному. Итак, непрерывное лучше. Но мы Многие обширные трактаты Аристотеля всегда предполагаем, что в природе происхо- состояли почти исключительно из собрания дит лучшее, если оно возможно. Поэтому дви- одних фактов, например трактаты «О звуках» жение первого двигателя должно быть непре- и «О задачах механики». Современные нам рывное, если такое вечное движение возмож- механика и гидростатика основаны исключи но. Шаткость такого доказательства очевидна. тельно на фактах, которые древним были так Аристотель старался решить несколько вели- же хорошо известны, как и теперь. Аристо ких вопросов о вселенной, раскрывая смысл тель имел также представление о шарообраз слов и выражений, обозначающих самые об- ности Земли. Прошло столетие после Геродо щие понятия о вещах и их соотношениях. та, прежде чем Евдокс Книдский, почерпнув Аристотелю, по-видимому, совершенно ший свои сведения от египетских жрецов, а неизвестны были мнения ионийцев и пифаго- затем и Аристотель, признав учение о шарооб рейцев о свободном движении небесных тел разности Земли, подтвердили его несомненны в пространстве, которые, однако, заключали в ми доказательствами и распространили меж себе в зачаточном состоянии теорию всемир- ду всеми образованными людьми того време ного тяготения. Главные положения аристоте- ни.

АРИСТОТЕЛЬ Аристотель пытался также создать меха- человека присоединяется еще разум. Благода нику, но относил причину движения не к си- ря ему человек есть венец природы, конечная ле, а старался объяснить его свойствами про- ее цель, к которой природа стремится через странства, т. е. вводил геометрические идеи постепенно усложняющиеся формы животно вместо механических. Этим обстоятельством го царства.

объясняют его неудачу. Основание механи- Отношение организма к душе есть отноше ки было впоследствии положено Архимедом. ние между материй и формой, между возмож Удачнее были первые шаги Аристотеля в об- ностью и действительностью и между способ ласти метеорологии: он говорил о происхожде- ностью и деятельностью. Ввиду этой тесной нии ветров, бурь, о метеорах, землетрясениях, связи организм существует и живет только морских приливах и отливах и старался объ- благодаря душе;

душа есть его конечная при яснить явление радуги. «Радуга, – говорит он, чина и цель;

но душа существует только то – производится отражением от облака, проти- гда, когда одушевляет, когда она живет в теле.

воположного Солнцу, когда облако обращает- Чувствовать, желать, домогаться без телесных ся в капли». Что касается явления прилива и органов невозможно, по Аристотелю, как хо отлива, то оно сильно занимало мысль Ари- дить без ног. Душа для тела то же, что острие стотеля;

сложилась даже легенда, будто он топора: если предположить топор живым ор бросился в море, потому что не мог себе объ- ганизмом, то акт рубки составлял бы душу то яснить этого явления. Вообще можно сказать, пора. Очевидно, Аристотель считал основные что в размышлениях о морских и воздушных отправления души нераздельными с телом.

течениях Аристотель был близок к истине и Аристотель видел назначение природы в начало метеорологии положено им. создании мужчины;

рождение женщины он Но во всем своем блеске его гений про- считал некоторым уродством и объяснял это явился в науке об органическом мире. Здесь явление тем, что у зародившегося челове целесообразность казалась ему очевиднее, и ческого существа не было силы развиться это сильно его воодушевляло. Природа здесь, вполне. Он признавал также ненормальным по его мнению, проявляет больше искусства и явлением, если сын не был похож на своего изобретательности, выбирая везде самые про- отца.

стые и лучшие средства для достижения це- Мы не станем вдаваться в более подроб ли. Организмы, которые производит природа ное изложение учения Аристотеля об органи (растения, животные, люди), отличаются от ческой природе;

заметим только, что изучав тел неорганических тем, что они получают шие его натуралисты Бюффон и Кювье отно свои побуждения от внутреннего начала. Ду- сились к нему вообще с большим уважением, ша животного по развитию выше души расте- поскольку Аристотель принес большую поль ния;

она обладает способностью чувствовать зу зоологии и сравнительной анатомии, оста и удерживать чувственные впечатления. Ощу- вив описание многих животных. Итак, мы ви щения зрения, слуха, обоняния, вкуса и осяза- дим, что Аристотелю, прозванному мыслящим ния сходятся в общем чувстве. Чувствитель- наблюдателем, действительно более удались ная к радости и к страданию душа животно- наблюдательные, чем опытные науки.

го стремится к тому, что производит на нее Большая часть сочинений Аристотеля, от приятное впечатление, и избегает противопо- носящихся к математике, потеряна, а в том, ложного. Отсюда самопроизвольное движение что до нас дошло, заслуживают особенного животного. Ко всем этим преимуществам у внимания его мысли о бесконечности. Нет со АРИСТОТЕЛЬ мнения, что Аристотелю известна было все то, служит человеку.

что думал о математике Платон. Физиологическая часть учения Аристотеля Учение Аристотеля о душе составляет как состоит в простом описании процессов челове бы переход от органической природы вообще к ческой жизни без всякой предвзятой философ венцу ее – человеку. Аристотель в своем уче- ской идеи. Учение Аристотеля о человеческой нии о душе собрал все ценное у своих предше- разумной душе состоит из ценных наблюде ственников, присоединив к этому и собствен- ний психологического характера. Он первый ные исследования и размышления. Но в неко- положил основание опытному изучению души торых отношениях учение Платона отличает- в связи с телом и в то же время рассматривал ся большей полнотой, особенно в тех вопро- ее как микрокосм, в котором отражается весь сах, где проявляется самонаблюдение, способ- мир.

ность, которая была больше развита у Пла- Вундт говорит, что несходство Платона с тона, чем у Аристотеля. Таким образом Пла- его великим учеником ищут обыкновенно на тон в «Федре», «Филебе» и в других диало- почве философии, между тем как их главное гах представил довольно подробный анализ различие в этике. Вопрос, к которому сводят душевных волнений и страстей, которых ед- ся все суждения Аристотеля в области этики, ва касается, Аристотель в своем трактате «О заключается не в том, какое значение име душе», ет добро само по себе, как у Платона, а в Аристотель утверждает, что душа относит- том, чем оно является для человека в услови ся к телу, как форма к материи. Но вместе со ях нашей обыденной земной жизни. Он за всем этим он допускал существование разума, метил, что всего полезнее оказываются для называя его формой форм. Относительно это- самого человека и для других людей поступ го разума душа представляет материю. Душа ки, в которых проявляется знание меры, уме принадлежит не только человеку: каждое ор- ние выбрать среднее между двумя крайностя ганическое существо одарено жизненной си- ми. Он возвел знание меры в главный прин лой, или душой, в которой заключается внут- цип нравственности. Мы умышленно употре ренняя причина и конечная цель всякого ор- били выражение знание меры вместо умерен ганического движения или развития. На этом ность, потому что оно лучше передает мысль основании Аристотель допускает, что степень Аристотеля со всеми ее оттенками. Если я телесного совершенства зависит от жизнен- пью и, заметив, что жажда моя утолена, пе ной силы, или души, а не наоборот, как это рестаю пить, это значит – я знаю меру;

ес утверждали некоторые из прежних греческих ли же я перестаю пить, несмотря на то, что мыслителей. Степеней души, обусловливаю- хочу еще, то это значит – я себя умеряю.

щих известные степени совершенства в разви- Нравственность, основанная на знании меры, тии органической природы, Аристотель разли- является вполне естественной, служащей со чает три, а именно: душу растительную, жи- хранению и процветанию наших сил, умерен вотную и разумную, или человеческую. ность же – легкая форма аскетизма, к которо Предмет антропологии есть человек как му не склонен был Стагарит, всегда бравший высшая ступень в развитии органической жиз- под свою защиту природу человека. Аристо ни. Остальная природа служит как бы приго- тель признает и ясно высказывает, что чело товлением к появлению человека: все назна- век по природе существо общественное, что чение ее – в человеке. Это, по мнению Ари- общественные инстинкты, создающие семьи, стотеля, доказывается тем, что все в природе товарищества, классы и национальности, со АРИСТОТЕЛЬ ставляя одну из наиболее выдающихся осо- стотель вследствие этого рассматривает как бенностей сложной человеческой природы, по- необходимое условие всех добродетелей, не стоянно обладают достаточной и более чем до- причисляя ее к ним. Учение о предусмот статочной силой;

они бьют ключом подобно рительности сближает этику Аристотеля с горным потокам, из которых при умении все- сократовско-платоновской этикой. Это еще в гда можно извлечь пользу;

их также можно большей степени относится к мудрости. По сравнить с чрезмерной растительностью бога- следняя является у Аристотеля результатом той почвы, которая не требует удобрения, а сочетания рассудка и науки. В рассуждениях нуждается в мудром хозяйствовании. Аристо- о мудрости Аристотель выражает свои лич тель безусловно верит в природу человека. В ные склонности к созерцательной жизни. Как своей «Никомаховой этике» он посвящает две ни высоко ценил он политическую жизнь, но книги тому, что он называет philia. Это слово все же предпочитал ей уединение, углубление обыкновенно переводят «дружба», но в «Ни- в самого себя.

комаховой этике» оно употребляется в более Учение Платона о добродетели не пред широком значении и обнимает собой все виды ставляет ничего особенно оригинального в симпатий и склонностей людей друг к другу.

сравнении с учением Сократа. Он писал его Главной силой является любовь к совершен- под сильным впечатлением жизни Сократа.

ству. Жить как надлежит истинному человеку У Сократа философия и жизнь представля – идеал Аристотеля. Он как бы говорит: я хо- ли одно целое. Биография Сократа есть луч чу делать все, что наиболее прилично челове- шая история его философии. Ксенофонт гово ку;

кто вздумает делать меньше, тот не чело- рит о Сократе: он был так набожен, что ниче век. В то же время он не проповедует аскетиз- го не делал против воли богов;

так справед ма, не дает человеку трудных, неразрешимых лив, что не причинял никому ни малейшего задач сверхъестественной нравственности, но вреда;

настолько властелин своих чувств, что учит высоко держать голову и предпочитать всегда предпочитал полезное приятному;

его смерть низкому поступку. возвышенный разум позволял ему никогда не Аристотель различает пять основных доб- смешивать зло с добром. Одним словом, он родетелей, или, по-нашему, способностей: зна- вполне оправдывал название совершеннейше ние, искусство, предусмотрительность, рассу- го и счастливейшего человека. Мы со своей док, мудрость;

знание и рассудок относятся стороны заметим, что жизнь Сократа как ре к деятельности ума, искусство и предусмот- зультат нравственного творчества представля рительность суть практические добродетели ет собой изящное произведение во всех тон и стоят рядом с волей. Под именем преду- костях и подробностях. Можно сказать, Со смотрительности Аристотель разумеет способ- крат положил все свои умственные силы на ность найти в отдельных случаях правиль- создание такой жизни и во всякой другой об ный путь на основании приобретенного опы- ласти сделал сравнительно со своими сила та. Предусмотрительность является некото- ми немного. Умственные интересы Аристотеля рым образом воспитательницей воли. Но в были многостороннее, обширнее и глубже;

во воспитании имеет значение привычка и про- просы нравственности привлекали также его исходящее при этом инстинктивное стремле- внимание, но он никогда не был им исклю ние к добру. На созданном привычкой рав- чительно предан. Не в теории нравственно новесии между противоположными наклонно- сти и не в одной нравственной жизни следу стями покоится умеренность, которую Ари- ет искать силу и значение Аристотеля;

про АРИСТОТЕЛЬ ницательный философ очень хорошо понимал, навык к общежитию. Он говорит, что число что не одни только заботь: о нравственном со- добродетелей не ограничено, оно определяет вершенствовании составляют удел человека, – ся числом различных отношений, существую ему необходимо также изучить природу и ее щих между людьми. Добродетель мужа имеет законы. свои особенности, то же относится к добро В своих воззрениях на нравственность детели женщины, ребенка, раба. Но во всех Аристотель весьма резко отличался от Плато- случаях добродетели принадлежит один неиз на. Платон проводит всюду отвлеченную идею менный признак: это чувство меры, заставля добра, существующую независимо от отноше- ющее человека выбирать среднее между дву ния его к жизни. Аристотель же, напротив, мя крайностями – наносить вред и терпеть на утверждает что идея добра не дает нам воз- прасно.

можности узнать какое отношение имеет это Теория нравственности, завещанная нам добро к практической жизни и каким путем Аристотелем, есть только выражение и по можно его достигнуть. Предметом этики Ари- дробное развитие древнего правила «ничего стотель признает не добро само по себе или чрез меру». Нравственность Аристотеля не вообще, а то, что оказывается полезным в на- выдумана из головы, но выведена из наблю шей жизни. Б своих общих воззрениях на доб- дений над природой человека.

родетель Аристотель расходился с Сократом. «Политика» Аристотеля является венцом Сократ, как известно, отождествлял доброде- его этики;

Аристотель вполне разделяет мне тель с мудростью, в последней же видел спо- ние Платона, что высшее благо может быть собность покорять чувства. достигнуто только совместными усилиями от Этому искусству, по мнению Сократа, воз- дельного лица и государства. Но он призна можно выучиться;

верный самому себе, он ет государственную жизнь выше индивиду учил добродетели, просвещая ум. Аристотель альной не потому, что она преследует высшие же находил корень добродетели не в рассуд- цели, а прежде всего потому, что цели отдель ке, а в тех естественных склонностях, кото- ных лиц лучше могут быть достигнуты с по рые вначале имеют инстинктивный характер, мощью государства.

а йотом уже сознанием направляются к содей- В «Политике» Аристотеля можно найти все ствию общему благу. Согласно такому воззре- те общие выводы относительно форм правле нию, Аристотель отрицает возможность вы- ния, к которым он пришел тщательно изучая учить человека быть добродетельным, непо- различные формы правления существовавших средственно убеждая его рассудок. Доброде- в то время мелких государств. Аристотель – тель мало понять, – необходимы навык и как и следует глубокому наблюдателю – ни упражнение в поведении и поступках, заслу- одну из форм правления не считает безусловно живающих название добродетельных. Все это хорошей, а говорит, что она во всяком случае сводится к воспитанию воли. Дурно направ- должна отвечать степени образованности дан ленная воля и при добрых намерениях, и ного народа и особенностям страны, разумея при просвещенном рассудке мешает ему быть также географическое и экономическое ее по твердым в добродетели. Как бы то ни бы- ложение. Он высказывал мнение, что счастли ло, добродетель обусловливается совместным вейшим можно назвать то государство, кото влиянием природных склонностей, разума и рым управляет добродетель, воплощается ли привычек, приобретенных в детстве. В сущно- она в одном человеке или в нескольких лицах.

сти добродетель, по мнению Аристотеля, это Так как одного совершенного человека легче АРИСТОТЕЛЬ отыскать, чем нескольких, а нескольких лег- считает излишним стремление взращивать си че, чем многих, то Аристотель склонен пред- лачей и атлетов. Музыке придает он большое почитать монархическое и аристократическое значение в деле воспитания и говорит, что на правление демократическому. Однако он отда- значение музыки облагораживать настроение.

ет должное и другим формам правления. Ари- Аристотель утверждает, что музыка приуча стотель в «Политике», в противоположность ет человека испытывать то или другое чув Платону, стремился соединить интересы от- ство, развивать его и укреплять. Это и делает дельного лица и государства. Он не желал ее незаменимым средством в деле воспитания жертвовать отдельными живыми лицами от- чувств. Аристотель вообще придает большое влеченной идее государства и этим отличал- значение привычке в деле воспитания;

он при ся от Платона. В своей «Политике» Аристо- шел к этому заключению наблюдением и опы тель говорит решительно обо всем, что имеет том.

важность для человеческой жизни: о власти Аристотель требовал от школы, чтобы она и рабстве, о воспитании детей, о здоровье, о создавала людей, способных к гражданской долголетии, о праве, о браке. Он заботится о жизни, которые могли бы и жить на войне, человеке еще до его появления на свет, вы- и вести мирные дела, и наслаждаться досу сказывает свои мнения о гигиене беременно- гом. Б то же время школа не должна была сти, предписывая женщине в это время боль- учить их быть гражданами, потому что это не ше двигаться;

он считает вредным для нее ум- ее дело.

ственные занятия. Во всем этом проглядыва- Верный самому себе, Аристотель советует ет любовь Аристотеля ко всему живому, кон- родителям давать как можно больше свободы кретному. Он завещал человеку любить само- детям, ничем не стеснять их природных склон го себя и не отказывать себе ни в чем, что ностей. Он находит вредным не позволять ре служит к усовершенствованию души и тела. бенку кричать и шуметь, и т. д. В своих по И Платон, и Аристотель, как известно, нятиях о жизни свободного человека Аристо придавали большое значение делу воспита- тель является столько же философом, сколько ния. Аристотель как врач рассматривал его естествоиспытателем.

также с физиологической точки зрения. Перейдем теперь к изложению мыслей Цель воспитания Аристотель формулирует Аристотеля о власти и рабстве. Уже самым следующим образом: воспитание, как и всякое рождением определяется различие между тем, искусство, имеет в виду восполнить недостат- кто назначается к подчинению, и тем, кто со ки природы. Воспитание юношества должно здан для власти. Но между властвующими, быть делом общественным;

будущие граждане как и между подчиняющимися, существует должны одинаково уметь повелевать и управ- множество видовых различий.

лять, повиноваться и подчиняться. Учить сле- Всякое живое существо состоит из души и дует не только тому, что полезно и необхо- тела. Естественное отношение между ними та димо;

воспитание свободного человека долж- ково, что душа властвует, а тело подчиняется.

но преследовать также другие, более слож- Подчинение тела душе полезно как для души, ные задачи, должно развивать высшие инте- так и для тела, тогда как равенство или об ресы – эстетические и умственные. Учебные ратное отношение их между собой вредно. То предметы, согласно Аристотелю, это: грамо- же отношение существует между человеком та, музыка, графика и гимнастика;

последней, и прочими животными. Домашние животные впрочем, он не советует слишком увлекаться и по природе своей лучше диких, для них луч АРИСТОТЕЛЬ ше быть в подчинении у человека, потому что ные рабы служили природным господам. Но через это подчинение они достигают своего природных рабов следует отличать от рабов собственного блага. Мужчина лучше женщи- по закону. В отношении между рабом и гос ны по самой природе, потому он властвует над подином, если каждый из них таков по своей ней и она ему подчиняется. Существуют люди природе, имеют место как взаимная польза, – рабы по природе, и для них самое лучшее так и взаимная дружба. Но противоположные быть в подчинении у той же власти, которой явления бывают тогда, когда эти отношения подчиняются тело и животные. Природа, же- устанавливаются не природой лиц, а основы лая установить различие между свободными ваются на законе и праве сильного. Господи и рабами, делает различие между самыми их ном называется кто-либо не потому, что он телами. Тела рабов сильны, так что они мо- знает науку управлять людьми, но потому что гут быть употребляемы на разного рода рабо- на самом деле он рожден властвовать.

тах, необходимых в жизни;

а тела свободных Кто имеет раба, но не умеет владеть им, не способны на такие работы, зато свободные для того раб и его собственное господство над люди годны для политической и научной дея- ним ничего не значат.

тельности. Сочинение Аристотеля о поэзии, как и все Деятельность домохозяина в семейной другие, подверглось превратным толкованиям;

жизни может быть рассматриваема с трех сто- Аристотеля совершенно напрасно обвиняли в рон: с одной, в отношении его как господина грубом материализме.

к рабу, с другой – в отношении его как от- Греки считали образное представление ис ца к детям, и с третьей – в отношении его тинной целью поэзии. Но чтобы вполне образ как мужа к жене, потому что глава семьи но представить людей, чтобы вывести их как имеет власть и над женой, и над детьми – бы живыми, потребно сильное воображение и как над свободными. Над женой он властву- свободное творчество. О выражении собствен ет как правитель в аристократически устроен- ных чувств греки совсем не думали;

у Аристо ном государстве: отношение мужа к жене – теля также об этом нет и помину. Назначение это дружеский союз между двумя неравными поэта, по мнению Аристотеля, излагать не то, лицами. Над детьми же отец властвует как что бывает, а то, что могло бы случиться, т. е.

царь. Родивший имеет. конечно, власть над возможное. Аристотель советует трагическим рожденным, как на основании любви своей к поэтам подражать хорошим портретистам, ко нему, так и по причине своего старшинства;

а торые делают портрет похожим на оригинал, власть, опирающаяся на такие основания, от- но вместе с тем и более красивым. Так и поэту носится к роду царской власти. необходимо порочные характеры облагоражи Аристотель ставит такие вопросы: доступ- вать;

он может воспроизводить то, что есть, на ли рабам иная, высшая, деятельность, и ес- что было, что кажется, или то, что должно ли доступна, то чем тогда они будут отличать- быть. Всякое искусство, по мнению Аристоте ся от свободных? Если жена должна во всем ля, подражает природе, частью восполняя то, подчиняться мужу, то может ли она быть рас- чего природа не в силах произвести. Указав судительна, мужественна? Странно допустить, на назначение поэтического творчества, Ари что она ко всему этому не способна, Но часто стотель переходит к изложению истории по случается наоборот: есть люди, которые толь- степенного развития поэзии и к ее наиболее ко по телу свободны, а другие только по духу, совершенным формам – трагедии и комедии.

Сама справедливость требует, чтобы природ- Польза же поэзии, по его мнению, заключает АРИСТОТЕЛЬ ся в облагораживании и очищении страстей. рил об общих понятиях;

Платон дал этим об Аристотель в своей «Поэтике» излагает щим понятиям название идей, которые при также грамматику, разбирает части речи и па- знал За нечто само по себе существующее.

дежи. Это объясняется тем, что в то время Но если в этом отношении Сократ нам понят грамматика находилась в младенческом состо- нее Платона, то его общий взгляд на жизнь янии. Аристотель относил грамматику к рито- для нас еще более чужд. Он признавал выс рике, или поэтике, не давая языкознанию са- шим благом отсутствие потребностей и жела мостоятельного места в ряду наук. ний;

это, по его мнению, приближает человека Аристотель известен главным образом как к Богу и не нарушает равновесия нравствен творец логики, но не в одном этом заключа- ных сил, безмятежного душевного покоя. Ис ются его важные услуги человечеству. Мож- ключительная нравственность Сократа вызы но сказать, нет науки, в создании которой не вает поклонение, равно как тонкая диалектика принимал бы участие Аристотель. Всякий спе- Платона возбуждает удивление;

Аристотелю циалист, знакомый с историей своей науки, же принадлежит несравненно большее влия убежден, что она ведет свое начало от Ари- ние на всю умственную жизнь отдаленных ве стотеля. Но не только наука, а весь характер ков, несмотря на то, что жизнь его не пред жизни образованного человека имеет органи- ставляется нам такой образцовой, как жизнь ческую связь с жизнью Аристотеля. Если мы Сократа, а изложение в изяществе и цельно станем внимательно изучать биографии бли- сти уступает Платону.

жайших предшественников Аристотеля, Со- Аристотель был небольшого роста, худо крата и Платона, и сравним их с жизнью Ари- щавый, с небольшими, но чрезвычайно про стотеля, то ощутим большую разницу. Можно ницательными глазами;

одевался всегда без понимать значение Сократа и Платона в исто- укоризненно, строго подчиняясь моде, и про рии философии и мысли вообще, но самый их износил в горло, что служило в то время при образ жизни будет чужд так же, как и их воз- знаком несомненного аристократизма. Он пер зрения. вый из философов собрал богатую библиоте До Сократа философия состояла в объяс- ку, и его студия была переполнена коллекци нении явлений природы. Сократ же первый ями животных, растений и минералов.

обратил все свое внимание на изучение яв- Общий характер его философии вполне лений человеческого духа, углубился в себя гармонировал с его внешностью. Швеглер го и из этого источника почерпнул всю свою ворит: «В руках Аристотеля философия по мудрость. Платон, следуя в том же направ- теряла свой национальный эллинский харак лении, дошел до предела того, что может со- тер и сделалась общечеловеческим достояни здать ум человеческий своими собственными ем. Он заговорил языком более близким к со средствами без всякого знания действитель- временному нам языку. Диалог Платона пре ности. Платон утверждал, что Творец создал вратил он в обыкновенную прозу, место ми мир наподобие идей, воплощая их таким обра- фов и поэтических метафор заступил точный зом. Безукоризненно изящное изложение Пла- и сжатый язык. Мы не находим у него следов тона, свидетельствующее о необъятной силе платоновского вдохновения непосредственной его ума, и теперь вызывает общее удивление, созерцательности: философия Аристотеля – но мы в то же время не чувствуем солидарно- это царство наблюдения и трезвой мысли. Его сти своей с Платоном. Сократа считают твор- занимали не идеи, а все конкретное – вопло цом индуктивного метода, он первый загово- щение идей в смысле Платона.

АРИСТОТЕЛЬ И в природе, и в истории, и во внутреннем его учеников изучали его исключительно как мире человека он ищет фактических данных и философа и творца логики;

другие занима всегда идет от частного к общему. Его фило- лись только задачами нравственной филосо софия заслуживает названия истинной фило- фии;

третьи, как Стратон, совершенно преда софии, потому что она носит индуктивный ха- вались естествознанию;

последних, впрочем, рактер с начала и до конца, и сам Аристотель было немного. Число философских школ в есть истинный философ, потому что никогда Афинах дошло в то время до четырех. Мо не сходил с почвы живой действительности». жет быть, это одностороннее изучение творе Влияние философии Аристотеля вначале ний великого Стагирита и послужило главным было невелико. Как уже говорилось, Аристо- образом к неверному толкованию его мыслей тель во многих отношениях был чужд афиня- как в области философии, так и в сфере есте нам. В числе его последователей не было ни ственнонаучной деятельности. Истинных же одного истинно даровитого философа. Наибо- продолжателей своего дела Аристотель обрел лее выдающимися из них были: Теофраст, Ев- в Сицилии. Египте, на островах Средиземного дем, Стратон. Евдем написал «Этику», по фор- моря.

ме своей напоминавшую «Никомахову этику», История внешней судьбы сочинений Ари но отличавшуюся меньшей жизненностью и стотеля весьма замечательна. Свою библиоте большим аскетизмом. Теофраст был назначен ку и свои сочинения он завещал Теофрасту.

Аристотелем себе в преемники;

он был главой По смерти же Теофраста все эти сокровища школы перипатетиков. В руках последовате- попали в руки людей невежественных – род лей Аристотеля его философия мало-помалу ственников Теофраста: двести лет они проле утратила свой возвышенный характер;

ее раз- жали в подвале, покрытые паутиной и пылью, рабатывали не в чисто научном духе: в ней черви точили их переплеты. В то же время пе стали искать замены религии, которая в то рипатетики, располагая весьма немногими со время у греков потеряла свою силу и власть. чинениями Аристотеля, часто терялись в до Итак, от философии требовали прежде всего гадках, толковали их вкривь и вкось. В I ве цельного миросозерцания, которое учило бы ке до н. э. покорители Афин овладели биб людей как жить и поступать. Попав в такие лиотекой Аристотеля и перевезли ее в Рим.

руки, разносторонняя философия Аристотеля Попорченные рукописи были вновь переписа значительно пострадала. Аристотель никогда ны не особенно тщательно, но большая часть не выражал своих мыслей в виде непрелож- этих рукописей сгорела в царствование Юлия ных догматов, особенно когда дело касалось Цезаря. Птолемей Филадельф первый написал обобщений, выведенных из фактов;

все они биографию Аристотеля и обзор его сочине высказаны в виде предположений. Последова- ний. Из последних особенную популярность тели его постарались придать им твердости и приобрела логика;

другие сочинения, заслу сделали из них правила, обратили их в топор живающие во всяком случае не меньшего вни для мыслей, как выражался Демосфен. По- мания, оставались непонятыми – неоцененны сле Платона и Аристотеля народились стоики, ми. Затем «Органон» Аристотеля попал в ру эпикурейцы и скептики. ки отцов церкви;

с особенной любовью зани Замечательно, что Аристотель, творец на- мался им святой Августин в Константинопо уки и родоначальник положительного знания, ле. В Европе в XI веке сочинения Аристотеля не нашел в Греции себе истинных последо- послужили основанием знаменитой философ вателей;

в Афинах и в самом Ликее одни из ской полемики о реализме и номинализме, на АРИСТОТЕЛЬ той же почве возникло все учение Абеляра роду. Галилей с ранних лет страдал из-за то в XII веке. Но отцы церкви воспользовались го, что осмеливался не соглашаться с Аристо только формальной логикой Аристотеля;

фи- телем;

в нем видели заносчивого и неоснова зика и метафизика Аристотеля были долгое тельного молодого человека, считавшего себя время строго запрещены;

в 1210 году в Пари- умнее самых почтенных комментаторов Ари же все находившиеся там сочинения Аристо- стотеля. В то время в университетах препода теля подверглись сожжению. В то время как вание философии Аристотеля было введено по богословы создавали схоластическое учение, настоянию католического духовенства. Заме заимствовав у Аристотеля только безразлич- чательно, что протестанты также возлюбили ный к истине силлогизм, и воздвигали на шат- Аристотеля, употребляя в свою пользу данное ком фундаменте темные, мрачные храмы схо- им орудие силлогизма. Главным привержен ластической науки, арабы занимались более цем и толкователем Аристотеля в XVI веке всесторонним и полным изучением Аристоте- явился Меланхтон. Это неизменное освеще ля. Но первые, совершенно пересоздав Ари- ние Аристотеля религией неминуемо должно стотеля согласно своим потребностям, окру- было вызвать реакцию, когда свободное изуче жили таким почетом его имя, что под страхом ние природы громко заявило свои права. Ари смертной казни запретили думать иначе, чем стотель подвергся совершенному изгнанию из думал их лже-Аристотель. Еще в царствова- школ и университетов. Лейбниц был поражен ние Людовика XIII, в 1629 году, за протест таким несправедливым отношением к Аристо против лже-Аристотеля трагической смертью телю и употребил все усилия, чтобы внушить погиб Петр Рамус. к нему должное уважение;

позднее Иммануил Изувеченный Аристотель явился, таким Кант в Германии и Кузен во Франции также образом, грозой всех свободомыслящих фи- стремились исправить ошибки веков по отно лософов, в том числе Декарта. К этому-то шению к Аристотелю. Альберт Великий и Кю Аристотелю относились слова мощного побе- вье первыми оценили достоинство трудов Ари дителя схоластики Бэкона: «Аристотеля надо стотеля по зоологии. В настоящее время спе жечь». Далее мы видим, что многие гениаль- циалисты всех областей знаний считают сво ные люди, не зная истинного Аристотеля, про- им родоначальником Аристотеля, и каждый из клинали его имя, сильный авторитет которого них отчетливо сознает, что сделано Аристоте запрещал им говорить истину, вопрошать при- лем в ограниченной сфере его специальности.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.