WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Биографическая библиотека Ф. Ф. Павленкова ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) (623 — 544 до н. э.) Основатель буддизма На северо-западе от царства Кошала, меж- «готамид»).

ду непальскими предгорьями Гималаев и сред Страна Шакьев, управляемая мудрыми и ним течением реки Рапти, на восточном бе справедливыми царями, достигла очень высо регу незначительной речки Рохини, притока кой степени благосостояния и процветания.

Рапти, находилось небольшое царство Капи Главное ее богатство составлял рис, в изоби лавасту с главным городом того же имени.

лии произраставший на плодородных полях Оно лежало на плодородной равнине, орошае страны с ее богатым естественным орошени мой бесчисленными речками и потоками, сте ем.

кавшими с вершин Гималаев.

В стране среди великолепных бальзамино Этим незначительным царством владел род вых лесов всюду пестрели желтые поля риса.

Шакьев, еще в древние времена эмигрировав- Многочисленные селения лежали среди этих ший сюда с дельт Инда.

полей, скрываясь в темной зелени магнолий и тамаринд. Бесчисленные торговые пути пере Цари Шакьев, гордость которых вошла в секали это царство и благодаря постоянному поговорку, вели свою генеалогию от царя Ик приливу караванов еще более увеличивали ее швакулы, сына законодателя Ману, и в числе благосостояние и богатство.

своих предков насчитывали даже одного свя того мудреца по имени Готама. От него они Во второй половине VI века до н. э. в приняли свое фамильное прозвание Гаутама этом благословенном уголке земного шара (Гаутама значит «происходящий от Готамы», правил славившийся своей справедливостью ©«Im Werden Verlag», 2003 The publication may not be copied in whole or in part.

Commercial use of the publication is strictly prohibited.

info@imwerden.de The publication should be removed from server immediately upon © request.

©Anatoly Eydelzon, design, books@tumana.net ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) царь Шуддходана. «Царь закона, он управлял милий страны.

по закону. В стране Шакьев не было ни одного Когда Сиддхартхе шел шестнадцатый год, царя, более почитаемого и уважаемого всеми отец решил женить его и выбрал ему в супру классами его подданных», – говорят про него ги дочь удельного шакийского князя Сопра летописи. будды, красавицу Ясодхиру.

Первая, главная жена Шуддходаны обла- Но прежде чем сделаться супругом пре дала необыкновенной физической красотой и красной Ясодхиры, царевич должен был по выдающимися нравственными и умственными древнему арийскому обычаю выдержать со качествами. За красоту ее прозвали Майя, что стязание на турнире со всеми претендентами значит «призрак», «иллюзия». на руку Ясодхиры.

В 623 году до н. э. у Майи родился сын, Состязание это обыкновенно состояло в ребенку дали имя Сирватасиддхартха, сокра- стрельбе из лука, в плавании, верховой езде щенно Сиддхартха, что значит «совершенный и других гимнастических упражнениях, тре во всех вещах». бующих ловкости и силы.

При его рождении один отшельник по име- Царевич вышел победителем из этого со ни Асита предсказал, что новорожденному стязания.

предстоит в будущем высокая судьба быть Кроме Ясодхиры, у Сиддхартхи впослед властелином всего мира, если он изберет свет- ствии были еще две жены и несколько налож скую жизнь, или «совершенным, великим» ниц из бывших при его дворе девушек, тан Буддой, если он отречется от мира. Предска- цовщиц и музыкантш. Вторую жену его звали зание это Асита сделал на основании найден- Гопа, и, по преданиям, она принадлежала не к ных им на теле новорожденного 32 главных касте кшатриев, как того требовал закон, а к знаков и 80 второстепенных, характеризую- касте шудр – отец ее был брадобреем.

щих, по народным воззрениям, великого че- При выборе второй жены Сиддхартха про ловека. сил, чтобы ему нашли невесту, отличающую Предсказание Аситы произвело сильное ся умственными и нравственными качествами, впечатление на родителей Сиддхартхи и по- не обращая внимания на ее происхождение.

служило источником тревог и беспокойства Черта очень характерная и вполне допустимая для честолюбивой души Шуддходаны. в будущем отрицателе кастовых предрассуд Мать Сиддхартхи умерла через семь дней ков.

после рождения сына. Окруженный любящими женами и пре Когда минул детский возраст, молодого ца- данными придворными, Сиддхартха прожил в ревича стали обучать различным искусствам своих роскошных дворцах, предаваясь всевоз и наукам;

он быстро усваивал все, чему его можным удовольствиям и наслаждениям, до учили, и вообще обнаружил блестящие спо- 29-летнего возраста.

собности как к умственным, так и физиче- На 29-м году жизни в царевиче произошел ским упражнениям. Отец отделил ему часть резкий нравственный перелом, в силу которо своих владений, окружил его блистательным го он решил оставить прежний образ жизни и двором и построил для него три великолепных отдаться новому.

дворца, по числу трех сезонов климатическо- Когда произошел в нем этот нравственный го года Индии – летнего, зимнего и осеннего. кризис и какие причины побудили его при Сиддхартха жил в этих дворцах в обществе нять это решение, достоверно решить нельзя.

своих сверстников, сыновей знатнейших фа- Буддийские легенды объясняют это решение ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) так: царь Шуддходана боясь, чтобы царевич него мрачную сторону человеческой жизни.

действительно не сделался отшельником, как Он увидел человека, больного проказой, все предсказал ему Асита, старался держать сы- тело несчастного было покрыто язвами и рана на вдали от всего, что могло бы внушить ему ми, а в скором времени после этой встречи он мысль о несчастиях и бедствиях, наполняю- увидал похоронное шествие. Когда ему объ щих этот мир, и царевич до 29 лет прожил в яснили значение и этих непонятных для него полнейшем неведении о зле и печали, о смерти явлений болезни и смерти и сказали ему, что и страданиях, и даже о старости и болезнях. болезнь и смерть есть удел каждого человека Но вот, прогуливаясь однажды в сопровожде- и они не щадят никого, он воскликнул: «О го нии своего верного возничего Чанны в садах, ре, к чему же служат царский блеск, роскошь окружавших его дворцы, он случайно встре- и удовольствия, если они не могут предохра тил согбенного бременем лет старика, худого, нить человека ни от старости, ни от болезни, с выступающими наружу жилами, с выпавши- ни от смерти?! Как несчастны люди! Неуже ми зубами, все члены старика дрожали, и от ли нет никакого средства прекратить навсе слабости он едва мог говорить. гда страдание и смерть!» Одним словом, эти Пораженный никогда не виданным до три случая открыли глаза царевичу и произ сих пор зрелищем, Сиддхартха с удивлением вели на него глубокое впечатление. Он уви спросил Чанну, что это за странное существо. дел, что в этом лучшем из миров не все так Чанна ответил ему, что это старик... «Что прекрасно, как ему казалось до сих пор. Он же, он и родился в таком виде и такое состо- убедился в ничтожестве удовольствий моло яние есть принадлежность его рода?» – про- дости и утех жизни, обманчивых и скоропре должал спрашивать царевич. «Нет, – отвечал ходящих, он увидел суетность всех забав и Чанна, – когда-то и он был так же юн и цве- наслаждений, которым он так страстно преда тущ, как и ты!» вался, и покинул их. Он стал размышлять о Царевич, все более и более удивляясь, про- зле, наполняющем мир, о несчастной судьбе должал задавать вопросы возничему. «Суще- человека, подверженного болезням, старости ствуют ли еще подобные люди, и каким об- и смерти. Все его помыслы были устремлены разом они доходят до такого жалкого положе- к решению вопроса, как избавить мир от зла, и, наконец, четвертый случай – встреча с по ния?» – говорил он. Чанна отвечал, что таких кинувшим все земные блага отшельником, по людей очень много и что уж таков порядок разившим его достоинством, сосредоточенным вещей, что люди стареют и дряхлеют, если не умирают молодыми. «Так же и я, Чанна?» – спокойствием своего вида, – указал ему путь, спросил в заключение царевич. «И ты, гос- по которому, как он думал, всего легче воз подин», – ответил ему возничий. Эта встре- можно было достичь решения мучивших его ча произвела на Сиддхартху сильное впечат- вопросов.

ление – вся красота окружающей его приро- Он решил покинуть свои дворцы, жен, сы ды потеряла для него всякое значение, и, по- на, только что родившегося у него, и удалить груженный в глубокое и печальное размыш- ся в уединение, чтобы там обдумать причи ление, он возвратился домой. Не успело за- ны зла, смущающего людей, и найти средство глохнуть в душе Сиддхартхи впечатление пер- если не уничтожить это зло, то, по крайней вой встречи, как вторая, случившаяся также мере, смягчить его.

во время прогулки, еще более открыла гла- Это решение, разрушая честолюбивые за за царевичу на так тщательно скрываемую от мыслы и надежды, возлагаемые Шуддходаной ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) на своего наследника, не могло понравиться преврачумкой (так назывались люди, покидав ни царю, ни всему гордому роду Шакьев, ко- шие мир с душеспасительной целью) под име торые относились к отшельникам с крайним нем аскета Гаутамы.

пренебрежением и презрением и нисколько не Под руководством тружеников он усердно уважали их. «Нельзя и требовать этого ува- принялся изнурять свое тело жестокими истя жения, – говорил впоследствии Шакьямуни, заниями, с величайшим терпением переносил – от потомков Кшатрия, благородного и высо- зной полуденного солнца и холод тропических кого рода». ночей, бури и дожди, голод и жажду, и вообще Царь всеми доступными ему средствами все, что предписывалось правилами аскетизма пытался отклонить Сиддхартху от принятого для умерщвления плоти, но в конце концов им решения. Он окружил его еще большим увидел, что все эти истязания нисколько не великолепием, приказал развлекать его тан- приближают его к желанной цели;

он убедил цами, пением, играми, надеясь, что эти сред- ся в их бесплодности, и пыл к аскезе охла ства отвлекут царевича от гнетущих его мозг дел в нем;

он покинул общество произволь мыслей ион забудет о них. ных тружеников и перешел к созерцателям, Но несмотря ни на что царевич остался последователям философии Сапкхьи.

непреклонен и в одну ночь, после роскош- Во главе созерцателей в то время стояли ного празднества, тайно покинул дворец, со- два брамина – Алара и Уддаха. Известно, что провождаемый только своим верным Чанной. все усилия созерцателей устремлены были к На своем любимом коне Кантаке скакал он в достижению бесстрастия: они думали, что до продолжение целой ночи и только на рассвете стигнут совершенства, приучая душу к твер остановился на берегу реки Аномы, в окрест- дому и безмятежному покою.

ностях города Кумнигары, в стране Малла- Спокойный образ жизни созерцателей ав. Здесь он отдал свои драгоценности и коня очень понравился Сиддхартхе, и он решил слуге и отправил его обратно в Капилавасту. ся пробыть среди них возможно долгое вре Прибыв в окрестности города Кушинагары, мя. Под их руководством царевич постепенно он прежде всего обменялся со встретившимся стал усваивать метод их усовершенствования;

ему нищим своим царским одеянием, оставив он прошел все степени символической лестни для себя только желтый охотничий плащ, ко- цы мистических созерцаний, с помощью ко торый он постоянно носил (желтый цвет был торых постепенно умиротворял свой дух, на присвоен в Индии одежде членов царских фа- учился освобождать его от чувственных вол милий), и обрезал свои длинные волосы (то- нений и мыслей, предохранять его от влияния же знак высокого и благородного происхожде- внешних впечатлений и водворять в нем непо ния). колебимый покой.

Он пробыл в окрестностях Кушинагары Целые дни проводил Сиддхартха в бездей семь дней, обдумывая, куда направить ему ствии, с наслаждением погружаясь в мечта дальнейший путь, и наконец решил напра- тельный мир, и так полюбил это занятие, что виться к городу Раджагрихе. Сиддхартха, не оставлял его в продолжение всей своей конечно, слышал об отшельниках, живших жизни.

вблизи этого города и славившихся своей муд- Но и учение созерцателей не удовлетвори ростью. ло Сиддхартху;

он не мог согласиться с глав Прибыв сюда, он сперва вступил в об- ным принципом их учения, что душа созер щество произвольных тружеников и сделался цателя, его «я», восходя по степеням созерца ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) ния, остается неизменной, и что в самых вы- и греха, или нет, и что, наконец, движимый спренних самопогружениях, когда прекраща- состраданием к страждущему миру, решился ется всякая деятельность и всякое движение возвестить ему свое учение.

в душе, «я» могло также существовать. Учение свое Шакьямуни разделил на три Поэтому он покинул и созерцателей и ре- части;

теорию, или догматику, нравствен шил в одиночестве совершить труд предвари- ность, или аскетику, и практику, или созер тельного подвижничества. цание. По своей сущности учение Шакьяму Он направился на юг Магадхи и поселился ни являлось собственно логическим выводом в окрестностях города Гаи, в лесу, вблизи де- из учения браминов и выделившейся из брах ревни Урувелы. Здесь он в полном уединении манства философии Санкхьи. Его учение так с большей страстью стал предаваться столь же проникнуто мыслью, общей всем индусам полюбившимся ему созерцаниям. и не чуждой всем вообще людям в известные В одно из подобных самосозерцаний Сид- моменты душевного состояния, о ничтожестве дхартха, наконец, нашел разрешение всех му- жизни и о том, что род человеческий обречен чивших его ум и совесть вопросов, разреше- на страдания.

ние, которое он тщетно искал до сих пор. Он Но этим сходство и ограничивается.

понял, наконец, и разгадал тайну страданий, В дальнейшем развитие учения Шакьяму – удручающих человека;

он нашел и средство ни является вполне самостоятельным и несо к избавлению его от этих страданий. гласным с догматами браминской теологии.

С этого времени Сиддхартха-Гаутама сде- Шакьямуни совершенно отрицал браминский лался Буддой, т. е. просвещенным, а со време- центр бытия, мировую душу, Брахму;

он по нем его восторженные поклонники совмести- нял, что сущность бытия браминов – не что ли в нем все совершенные нравственные, ум- иное, как отвлеченное представление, пусто ственные и физические качества, какие только та, и что на самом деле существуют только возможно допустить в человеке. Сам новояв- дробные явления, не имеющие никакой устой ленный Будда не думал так высоко о себе, но, чивости, подвергнутые вечному изменению.

тем не менее, был глубоко убежден в верности Отсутствие постоянства в мировой и зем и основательности открытых истин и надеял- ной жизни составляет одну из максим учения ся, что с помощью их ему удастся искоренить Шакьямуни и, по его мнению, есть величай предрассудки и заблуждения рода человече- шее из всех зол, – это «огонь, пожирающий ского. Он смотрел на себя только как на един- весь мир».

ственного и общего руководителя в духовной Слова его, когда он касался этой макси жизни и мудрого наставника в изыскании ис- мы, поражают своей безнадежностью и горь тины. Рассмотрев всесторонне озарившую его ким, печальным тоном. Он говорит: «Слож идею, Шакьямуни выработал свой собствен- ное должно рано или поздно распасться, ро ный взгляд как на философию, так и на ас- дившееся – умереть. Явления исчезают одно кетику, и составил новое учение, значитель- за другим, прошедшее, настоящее и будущее но отличавшееся от существовавших при нем уничтожаются, все преходяще, над всем за философско-религиозных систем. кон разрушения. Быстрая река течет и не воз Легенды повествуют, что Шакьямуни дол- вращается, солнце безостановочно совершает го обдумывал вопрос, должен ли он возве- свой путь, человек переходит из предшество стить достигнутое им с таким трудом знание вавшей жизни в настоящую, и никакие си человечеству, скованному цепями неведения лы не в состоянии возвратить его прошед ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) шую жизнь. Утром мы видим какой-нибудь ду пожеланий, это лечебница, врачующая от пред-мет, к вечеру уже его не находим. Зачем всякого рода страданий».

гнаться за призрачным счастьем? Иной стре- «После беспрестанного круговорота в бес мится изо всех сил достигнуть его в насто- численных формах существования, после бес ящей жизни, но тщетны его усилия;

он бьет численных перемен состояний, после всех тру палкой по воде, думая, что, расступившись, дов, беспокойств, волнений, страданий, нераз вода останется в таком положении навсегда. лучных с переселениями души, мы, наконец, Смерть владычествует над всем миром, и ни- свергаем с себя узы страстей, освобождаем что, ни воздух, ни моря, ни пещеры, никакое ся от всякой формы существования, времени место во вселенной не скроет нас, ни богат- и пространства и погружаемся в покой и без ства, ни почести не защитят нас от нее;

все молвие, в убежище от всех печалей и стра земное должно рассеяться, исчезнуть. Перед даний, в ничем не нарушимое благополучие – смертью все равны – богатый и бедный, бла- нирвану».

городный и низкий;

умирают и старые, и мо- Итак, Шакьямуни, придя к убеждению, лодые, и люди средних лет, младенцы и да- что всякое бытие есть страдание, учил, что же зародыши в утробе матери;

умирают все для уничтожения страдания должно уничто без разбора и срока. Мы идем к смерти пря- жить самое бытие, разрушить его до основа мой и верной дорогой. Тело человека, произ- ния, «погасить в нирване».

ведение четырех стихий, есть сосуд, распада- Но каким же образом можно было достиг ющийся на части при первом сильном толчке. нуть этого состояния совершеннейшего покоя?

В течение всей жизни оно служит источни- Познанием четырех высоких истин, открытых ком страстей, волнений и мучений. Наступает Шакьямуяи и лежавших в основании его уче старость, а вместе с ней являются и болезни, ния, – истины страдания, истины происхож – старик мечется в предсмертных судорогах, дения страдания, истины уничтожения стра как живая рыба на горячей золе, пока, нако- дания и истины о пути, ведущем к уничтоже нец, смерть не кончит его страданий. Жизнь нию страдания.

то же, что созревший плод, готовый упасть Познанием этих истин можно достигнуть при первом порыве ветра;

каждое мгновение вечного покоя, мудрости, просвещения, нир мы должны опасаться, что течение ее прекра- ваны, т. е. такого душевного состояния, ко тится подобно тому, как прекращаются гармо- гда уничтожается всякая жажда бытия и ис нические звуки арфы, когда струны ее лопа- чезают все страсти, – состояния, которому ни ются под рукой музыканта». что не соответствует в мире, оно выше вся Но и смерть не освобождает человека от кой деятельности, в нем существо, отрешен мира страданий и постепенного изменения, – ное от всякого движения жизни, погружает он вновь возрождается к новой жизни и вновь ся в совершеннейший душевный покой, и на умирает, и так без конца вращается колесо пе- оборот, неведение, незнание этих истин слу рерождений, и от этого круговорота есть од- жит источником всех зол жизни. Кроме по но только прибежище и защита – нирвана. К знания этих четырех истин, люди для дости нирване должен стремиться всякий, кто хо- жения нирваны должны были освободиться чет освободиться от мира страданий;

к ней еще от следующих «десяти цепей», приковы должны быть направлены все помыслы чело- вающих их к существованию: во-первых, от века – она вожделенная цель для всех людей. заблуждения, что «я», индивидуальность или «Нирвана – это вода жизни, утоляющая жаж- душа неизменны;

во-вторых, от сомнения в ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) том, что существует путь к освобождению от следует за шагом вьючного животного», кто перерождений;

в-третьих, от убеждения в том, же творил добрые дела, за тем следовали сча что разные религиозные обряды – молитвы, стье и блаженство «подобно тени, никогда его жертвы, почитание религий и прочие обряды не покидая».

и церемонии – ведут к спасению;

в-четвертых, Этот закон воздаяний обусловливался мо от чувственных страстей и желаний;

в-пятых, ральным порядком вещей (кармой), законом от ненависти и недоброжелательства к своим связи причины и следствия.

близким;

в-шестых, от любви к земной жиз- Учение Шакьямуни сильно разнится от ни;

в-седьмых, от желания будущей жизни на учения браминов.

небе;

в-восьмых, от гордости;

в-девятых, от Отрицая бытие Брахмы, к которому все высокомерия и, наконец, в-десятых, от неве- сводилось в брахманстве, Шакьямуни вместе дения. Познавший четыре истины спасения и с тем отвергнул и первобытный идеалистиче освободившийся от «десяти цепей», по учению ский пантеизм (он не признавал чем-то неиз Шакьямуни, мог достигнуть последней степе- менным ни остальные существа, ни само бо ни нравственного совершенства, совершенства жество) и все источники браминского рели Будды и вместе с тем нирваны. Низшие степе- гиозного учения – Веды с их объяснениями, ни совершенства, присущие людям, не вполне всю браминскую теологию с ее запутанной, познавшим истину и освободившимся от 10 софистической диалектикой, с ее многообраз цепей, но близко стоявшим к достижению со- ной обрядностью и жертвоприношениями.

вершенного познания, давали этим людям зна- Расходясь с большей частью принципов ния архатов (высшая степень) и анагаминов браминского учения, Шакьямуни расходился (низшая степень). в то же время и с воззрениями других, совре Но этого совершенства может достичь менных ему философских школ Индии. Осо незначительная часть людей, а именно, те, бенно сильно нападал он на учение о суще которые решатся покинуть мирскую жизнь;

ствовании неизменной души, неизменного по большая же часть, преданная суетной мирской ложения, принятого почти всеми философски жизни, не в состоянии достичь совершенства, ми школами того времени. Шакьямуни, как а может только, в зависимости от свершен- мы знаем, признавал в душе творческую силу, ного, улучшить или ухудшить свою будущую она может нисходить до степени души суще жизнь и, следовательно, приблизить или уда- ства животного и даже растительного царства лить блаженную минуту вечного успокоения в и уничтожиться в нирване, смотря по заслу нирване, и только в редких случаях и при осо- гам. В этом заключалась догматическая часть бенно благоприятных условиях человек, ведя учения Шакьямуни.

мирской образ жизни, мог достичь степени Перейдем теперь к его аскетике или нрав анагамина. ственности. Вместо продолжительных, тяже Всякое существование зависело от дел, лых покаяний и жестоких истязаний брами добрых или злых, совершенных в предыду- нов, Шакьямуни ввел мягкий аскетизм, вы щие рождения. Сумма дел, совершенных су- ражавшийся, главным образом, в соблюдении ществами, поддерживала существование все- нравственной чистоты.

ленной со всеми ее степенями и разрядами, Шакьямуни установил, что желающий спа а качество дел определяло для существа бу- стись должен соблюдать следующие правила:

дущую форму рождения. Кто совершал злые охранять жизнь всякого живого существа и не дела, за тем следовало страдание, как «колесо причинять ему никакого зла, уважать чужую ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) собственность, быть целомудренным, правди- вайся от всякого зла, твори добро, обуздывай вым, воздержанным в питье и еде (Шакьяму- свои мысли», – в этих немногих словах, мож ни запрещает пить спиртные напитки и сове- но сказать, заключается весь смысл учения.

тует принимать пищу в определенное время Шакьямуни о нравственности, или аскетике.

дня и, по возможности, раз в день), удаляться Шакьямуни преследовал только одну цель от всех светских удовольствий и развлечений, – цель спасения человечества путем его нрав а также воздерживаться от разного рода укра- ственного улучшения. В древнейших легендах шений, мазей и т. п. Вот все правила аскетики, и в духовных буддийских книгах, где при которые считал Шакьямуни за необходимые водятся изречения Шакьямуни, не встречает для достижения возрождения при благоприят- ся ни одного возражения против существова ных обстоятельствах и которые он преподавал ния каст;

напротив, он смотрит на это учре своим светским последователям. ждение как на установившийся факт, кото От своих учеников он, кроме исполнения рого он и не думал изменять;

он не пропо этих правил, требовал еще соблюдения двух ведовал общественного равенства, но провоз следующих: 1) спать на жестком и низком ло- гласил его начало – равенство религиозное.

же и воздерживаться от мясной пищи и 2) Брамины считали науку благочестия, спасе жить в добровольной бедности. ния как бы своей наследственной собственно Отсюда мы видим, что Шакьямуни, ясно стью;

прочие касты были принуждены испол сознавая, что не все люди способны отрешить- нять только внешние обязанности, духовную ся от мира и достигнуть нирваны, попытался пищу они получали от браминов, а достигнуть дать им нравственные правила, стремящиеся спасения могли, только возродившись в касте сделать более сносными невзгоды обыденной браминов. Напротив того, Шакьямуни призы жизни, и внушить людям живое и искреннее вает людей всех каст пользоваться духовной сострадание к их ближним и тем смягчить по жизнью и всем обещает спасение за благо крайней мере их горести и печали. честивую жизнь. Мы видели, что основатели Он не оставил людей, неспособных отре- других школ уже положили начало этому де шиться от мирской суеты, их собственной лу, нападая на предписанные браминами пра судьбе, подобно своим предшественникам по вила как на совершенно бесполезные, и один философии. Он учил;

что каждый человек, из них (Капила) сделал для каждого доступ стремясь уменьшить тяжесть неизбежного зла ным имя аскета, которое до него было почти для себя, должен стараться и для себе по- исключительным правом брамина. Шакьяму добных и вообще для всех одушевленных ни пошел далее – он всех людей призывал к существ;

что люди должны быть кроткими, равенству духовной жизни и таким образом снисходительными, сострадательными и де- признавал между различными кастами духов лать все, что возможно для облегчения участи ное равенство, и религию и благочестие сде других ввиду своего собственного благополу- лал не преимуществом одной какой-либо ка чия;

советовал не предаваться скорби о сво- сты, но правом, добродетели, знания и заслу их собственных бедах, но заботиться о других ги.

людях. Он говорил, что следует быть щедры- Эти принципы хотя и не были направлены ми, давать милостыню и творить дела мило- непосредственно против системы каст, но все сердия, доставлять пропитание бедным, забо- таки значительно ее потрясли;

главным же об титься о больных. разом они были направлены против касты бра Одна древняя надпись гласит: «Воздержи- минов. В одной из древних легенд говорится:

ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) «Брамин не отличается так, как камень отли- Варанаси он встретил своих родичей и хотел чается от золота или свет от мрака. И в самом на них испытать силу своего учения и красно деле он не произошел ни из эфира, ни из вет- речия. Но и родичи ответили ему насмешками ра – он, как и чандала, родился от женщины. и укоряли его в непостоянстве и легкомыс Почему же один должен быть благородным, а лии, с каким он изменил свою жизнь, уйдя другой нечистым? Ведь и брамина по смерти в отшельничество. Они доказывали ему, что покидают, как презренную и нечистую вещь;

с у него еще нет ни необходимого авторитета в ним в этом отношении происходит то же, что деле проповеди, ни опытности, какими обла и с людьми других каст. Где же различие?» дают другие философы.

Действительно, Шакьямуни совершенно Шакьямуни редко вообще произносил терялся среди массы философов различных длинные речи, что было результатом его дол школ и отшельников, бродивших, поучая и ни гой отшельнической жизни, большая часть щенствуя, по стране и имевших большей ча которой прошла в безмолвном созерцании;

в стью своих учеников и последователей среди большинстве случаев он высказывал свои по народа.

учения в кратких, но сильных афоризмах (сут ры), украшая их поэтическими сравнениями и Народ не отличал его от этих нищенству аллегориями. Своим афоризмам он часто при- ющих философов, и когда последние из опасе давал числительную форму, что сильно облег- ния найти в новом философе опасного сопер чало их запоминание. Вот, например, один из ника, способного внушить народу недоверие к его афоризмов: «Три печати моего учения – ним и лишить их, таким образом, средств к всякое явление скоротечно, ни в чем нет по- существованию, стали преследовать его, – на стоянства, нирвана есть покой». Учил Шакья- род недоумевал и спрашивал: «Чего вы хотите муни преимущественно на тех туземных на- от него? Разве он не такой же нищий, как и речиях, которые он знал в совершенстве, – вы?» магадхском, тамильском (ныне дровирское) и Одному, без последователей, Шакьямуни млечча.

трудно было выделиться из толпы отшельни ков и бороться с влиянием других философов, Итак, Шакьямуни после долгих колебаний более опытных и пользовавшихся известно решил возвестить миру открытое им учение.

стью и уважением в народе.

Для этой цели он опять вернулся в покину тый им свет. Неудачное начало общественной деятель ности заставило Шакьямуни обратить внима Но начало его учительской деятельности ние на шаткость своего положения.

было неудачно – его ждало горькое разочаро Он стал приискивать средства, с помощью вание: вместо ожидаемого успеха он встретил которых он мог бы подействовать на обще только насмешки и презрение. Когда в первый ственное мнение, и нашел, что самым лучшим раз он выступил в городе Варанаси с публич средством будет приобретение возможно боль ной проповедью об открытых им истинах из шего числа последователей.

бавления от страданий, многие из слушавших его громко выражали сомнение в здравости Для достижения этого он решился скло его умственных способностей и говорили, что нить к принятию своего учения кого-нибудь «царский сын сошел с ума». Между прочим, в из наиболее известных, имевших своих уче По некоторым легендам, Шакьямуни удалось во время его пребывания в Варанаси сделать последователями своего учения пятерых аскетов, бывших его товарищами в прежние времена.

ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) ников и последователей философов. Раджагрихи поспешил в город и здесь прежде Выбор его пал на аскета Кашьяпу. всего постарался опровергнуть слух о своих Поселившись невдалеке от Кашьяпы, он мнимых политических замыслах. Он публич терпеливо и осторожно старался заслужить но заявил, что житейские страсти уже дав внимание знаменитого анахорета. Он оказы- но покинули его сердце и что мирская сла вал ему знаки внимания и разнообразные ва не есть удел анахорета. Когда Шакьяму услуги, простер свою угодливость даже до ни явился к Бимбисаре, последний принял его того, что разводил огонь на жертвенниках благосклонно. Внимание царя имело для Ша при поклонениях Кашьяпы. Когда к Кашья- кьямуни очень важные последствия. Один из пе стекались пилигримы, Шакьямуни посто- придворных по имени Коланда, видя милость янно удалялся на другой берег Нираньчжа- царя к Шакьямуни, подарил философу заго ры и жил в уединении, пока последователи родную бамбуковую рощу, которую он снача Кашьяпы были при своем учителе. Когда они ла отдал было отшельникам школы Ниргрон удалялись, он вновь возвращался к Кашьяпе. та. Он принудил последних отказаться от дара Шакьямуни поступал так, чтобы откло- и передал рощу во владение Шакьямуни. Эта нить тень всякого подозрения со стороны Ка- роща называлась Велувана. В ней находились шьяпы и показать ему, что он вовсе не имеет раскинутые в разных местах дома, беседки, намерения подрывать его авторитет учителя и кладовые, окруженные прудами и скрывающи доверие к нему его последователей. еся в чаще душистых магнолий и зонтичных Подобным поведением он постепенно при- пальм, одним словом, здесь было готовое и обрел доверие и дружбу Кашьяпы. Дружеские удобное помещение для Шакьямуни и его уче отношения философов еще более окрепли, ко- ников.

гда Кашьяпа спас жизнь Шакьямуни во вре- При таких благоприятных обстоятельствах мя переправы вброд через реку Нираньчжары. случилось второе вступление Шакьямуни на Тогда в разговорах и беседах Шакьямуни на- поприще учительской деятельности. О про чал постепенно оспаривать воззрения Кашья- должении этой деятельности сохранилось ма пы и доказывать ему их несостоятельность. ло достоверных сведений.

Наконец, цель его была достигнута. Большинство сказаний о жизни Шакьяму Кашьяпа, а вместе с ним его ученики, при- ни переходят от времени его прихода в Ра знали учение Шакьямуни истинным и сдела- джагриху прямо к повествованию о. послед лись его учениками. За Кашьяпой последова- них событиях из его жизни.

ли и его братья. Впрочем, одно из этих сказаний переда Таким образом, Шакьямуни разом встал во ет, что Шакьямуни вскоре после прибытия главе шестисот учеников и теперь мог смело в Раджагриху узнал, что отец его находит еще раз попытаться возвестить миру открытое ся при смерти и, предчувствуя близкую кон им учение. чину, выразил желание видеть сына. Шакья Когда же Шакьямуни явился во главе мно- муни, все еще сохранивший нежную привя гочисленных учеников, то в народе распро- занность к своему отцу несмотря на долгую странилась молва, что он намерен приобрести разлуку, поспешил отправиться в Капилава сан Чакравартина, т. е. монарха всей Индии. сту, покинутый им двенадцать лет тому на Слух этот дошел до Раджагрихи и возбу- зад. Он застал отца уже на смертном одре.

дил здесь некоторые опасения. Поэтому Ша- Жители города и окрестных селений, пора кьямуни тотчас же по прибытии в окрестности женные грозившей им потерей, толпились у ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) ворот царского дворца, и когда Шакьямуни вителей браминизма и разных философских вошел в город, то прежде чем достичь двор- школ, подвизавшихся на том же поприще.

ца, пробивался сквозь плотную толпу людей, Когда же он стал во главе многочисленных бывших некогда его подданными. Многие из учеников и приобрел сильных покровителей, них, узнав царевича, не могли воздержаться недружелюбное отношение к новому филосо от слез, видя его в нищенском одеянии. С фу обратилось в открытую вражду. Мотивы трудом проникнув во внутренние покои двор- вражды были очень разнообразны: здесь иг ца, все обитатели которого были в большом рали роль и принципы нового учения, пора смятении, Шакьямуни подошел к умирающе- жавшие своей оригинальностью и новизной, му. Царь слабым голосом приветствовал сына и опасения потерять своих последователей, и, и просил, чтобы Шакьямуни прикоснулся ру- наконец, то обстоятельство, что Шакьямуни, кой к его пылающей голове. Шакьямуни вы- хорошо изучивший нравы и обычаи большин свободил руку из-под плаща и, приложив ее к ства этих философов во время отшельниче пылающему лихорадочным жаром лбу больно- ской жизни, относился к ним с величайшим го, держал ее в таком положении, пока тот не презрением.

умер. Пока умирающий находился еще в пол- Антагонистами, оспаривавшими начала ной памяти, Шакьямуни в утешение ему го- учения Шакьямуни, являлись большей частью ворил о высоких истинах избавления от стра- представители эпикурейской школы Локаяти даний. Шакьямуни пробыл в Капилавасту все ка и некоторых других философских школ.

время, пока длились похоронные церемонии. Первые защищали самослучайность, вторые – Когда труп усопшего был возложен на костер, преимущественно неизменность души в чело Шакьямуни сам подложил огонь и по окон- веке и в мире. Шакьямуни часто вступал в чании сожжения сказал: «Ничего нет вечного спор и большей частью оставался победите на земле, ничего нет твердого, жизнь прохо- лем.

дит, как призрак, как обманчивое видение». Но одними диспутами дело не ограничи Затем он покинул Капилавасту. валось, антагонисты Шакьямуни прибегали и Буддийские сказания утверждают, что к интригам в надежде уничтожить соперника.

жизнь Шакьямуни протекла спокойно, что он Благодаря этим интригам некоторыми царями беспрепятственно разбрасывал по стране се- были изданы грозные эдикты, направленные мена своего спасительного учения. против нового учения. Интригам же брами Но с этим нельзя согласиться. Существуют нов приписываются легендами и исключения некоторые факты, показывающие, что жизнь из браминской касты тех ее членов, которые его была полна тревог и огорчений и что толь- ходили слушать поучения Шакьямуни.

ко его личный характер и приобретенные им Последнее обстоятельство показывает, что из среды царей и вельмож могущественные и в среде браминов находились последовате покровители ограждали его честь и безопас- ли Шакьямуни. Действительно, брамины при ность. Шакьямуни не представляли цельного и спло Тем не менее покровительство сильных ми- ченного общества, которое могло бы едино ра сего не спасло Шакьямуни от преследова- душно защищать свои интересы. Как извест ний врагов. но, некоторые из браминов отвергали прин Шакьямуни уже при первом своем вступ- ципы браминской теологии и составляли свои лении на арену учительской деятельности был системы теолого-философии, другие же были встречен недружелюбно со стороны предста- заняты чисто светскими обязанностями и ма ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) ло обращали внимания на религиозные вопро- ристики их поведения.

сы, занимая важные государственные места Враждебные отношения браминов к Ша министров или правителей княжеских уделов кьямуни ограничивались только ожесточен с правом жизни и смерти и правом собирать ными нападками на его учение и оскорбле подати с подведомственных им владений. ниями его и его учеников. Совершенно иной Вследствие этого главными соперниками и характер имели преследования, возникшие в врагами Шакьямуни из браминов являлись те, среде его учеников и постигшие Шакьямуни которые по роду жизни и питания могли опа- уже на склоне его жизни, когда ему было бо саться обличений Шакьямуни, который мог лее 60 лет.

отнять у них хлеб. Этих браминов Шакья- Между учениками Шакьямуни был один муни называл бродячими и уклонившимися из его близких родственников, двоюродный от первоначального рода жизни. Они называ- брат по имени Девадатта.

лись «изучающими Веды», потому что вери- Девадатта уже в юности был соперником ли и следовали тому, чему учили их письме- Шакьямуни во всем и постоянно завидовал на и устные предания, заключавшиеся в Ве- успехам и счастью своего двоюродного брата.

дах. При Шакьямуни они, впрочем, ограничи- Девадатта отличался энергичным, самостоя вались изучением в Ведах только тех пред- тельным характером и был одарен от природы метов, которые имели связь с верованиями и выдающимися умственными и физическими суеверными привычками народа, т. е. занима- качествами. Но все эти блестящие качества лись гаданием и астрологией. Затем не менее затмевала одна черта характера Девадатты – деятельными и ненавистными врагами Шакья- его необыкновенное честолюбие. Его тяготило муни были последователи школы Ниргронта. зависимое положение среди учеников Шакья Эта школа отличалась тем, что соединила в муни несмотря на то, что он благодаря своему одну систему различные способы самоусовер- обширному уму и необыкновенной строгости шенствования. Она учила трем способам до- жизни пользовался большим значением и ува стижения совершенства – просвещению ума, жением среди остальных учеников Шакьяму созерцанию и труженичеству. Вступающий в ни, и он задумал занять место Шакьямуни.

эту школу должен был начать с тружениче- Девадатта составил себе партию из недоволь ства и провести несколько лет в произволь- ных почему-либо своим учителем учеников и ных истязаниях для искоренения чувственно- открыто восстал против Шакьямуни. Несколь сти. Затем он приступал к глубокому и спо- ко раз, по словам легенд, он пытался лишить койному созерцанию и, наконец, к упражнени- Шакьямуни жизни, но последний каждый раз ям в размышлении об истинах и просвещении счастливо избегал грозившей ему опасности своего ума. Шакьямуни прошел все три степе- или же отделывался только незначительными ни и во время отшельничества хорошо изучил ранами или ушибами.

привычки и тайные побуждение этих аскетов. Шакьямуни с большим терпением и кро Последние не могли простить ему презрения, с тостью переносил свои бедствия. Братья каким он относился к ним, особенно к труже- несколько раз мирились и затем опять расхо никам, составлявшим наибольшее число при- дились. Девадатте удавалось даже склонить надлежавших к этой школе аскетов, и платили на свою сторону и других учеников Шакья ему насмешками и обидами, где только воз- муни, но при посредстве Сарипутты, другого можно. Шакъямуни отвечал им обличениями отличавшегося красноречием ученика и дей и не жалел позорных названий для характе- ствовавшего в пользу учителя, перебежчики ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) возвращались обратно. Тем не менее Девадат- проповедуемые им равенство и солидарность та основал свою секту и является, таким обра- людей. Поэтому в числе его учеников, прости зом, первым лицом, внесшим раскол в учение равшемся до 1200 человек, было много людей, Шакьямуни. Отличительной чертой сектант- известных по своему происхождению, уму, об ского учения Девадатты был введенный им разованию или по строгому образу жизни, но более строгий аскетизм. Он не допускал упо- были и люди, совершенно неизвестные, при требления в пищу рыбы, потому что и она бы- надлежавшие к кастам низшим, нечистым, до ла таким же живым существом, как и другие того времени всеми презираемым.

животные;

не пил молока, так как оно пред- Сделавшись главой значительного числа назначено для телят;

одежду носил из цель- духовных последователей, Шакьямуни уста ных полотнищ, чтобы не доставлять портным новил правила их жизни и поддерживал эти лишнего труда на сшивание лоскутьев;

кроме правила личным примером.

того, он жил постоянно внутри города, тогда Общество духовных последователей Ша как последователи Шакьямуни жили вне го- кьямуни называлось сангха, члены его – родской черты. биккху, что значит «нищий», потому что всту Между тем, несмотря на преследования и пившие в общество давали обет соблюдать интриги врагов Шакьямуни, число его учени- бедность и не иметь собственности, за ис ков и светских последователей все увеличива- ключением, конечно, самых необходимых для лось, и его учение все более и более распро- жизни вещей. Звание биккху пользовалось странялось в массе народа. Со своим учени- большим уважением среди светских последо ем Шакьямуни обращался не к одним только вателей Шакьямуни.

ученикам, подобно браминам, но ко всему на- Кастового различия в обществе не призна роду без различия каст, что было совершенно валось – все были равны, и только вступив новым явлением в Индии. шие в общество раньше имели большее значе Брамины учили на языке, не доступном на- ние, чем вновь вступившие. Кшатрий или бра роду, – на языке Вед и ученых. Шакьямуни мин, принявший обет биккху после вайшьи и всегда говорил на языке, понятном толпе, и в шудры, во всем и везде уступал последнему форме, легко усваиваемой даже невежествен- первенство, ными умами. Как было уже упомянуто, он го- В общине своих учеников Шакьямуни со ворил преимущественно в форме кратких из- вершенно отверг разного рода произвольные речений. Все метафизические тонкости своего истязания и заменил их строгой нравствен учения Шакьямуни оставлял для более подго- ной дисциплиной, касавшейся всех мелочей товленных слушателей, желавших разрешить обихода жизни учеников. Он вменил биккху интересовавшие их философские вопросы;

об- в обязанность вести строгую и приличную ращаясь же к народу, он говорил ему о стро- жизнь, не нарушая обета бедности. Биккху гих и чистых нравственных правилах обыден- должен был отличаться прямодушием, правди ной жизни, и сам первый применял их на деле. востью, быть постоянно ласковым, спокойным Всего же более в Щакьямуни поражали и беспристрастным, держать себя с сознанием и привлекали индусов его необычайная кро- своего, достоинства. Платье биккху обязаны тость, его гуманность, столь противополож- были носить сшитое из старых, брошенных, но ные гордости и высокомерию браминов, его чисто вымытых лоскутьев. Оно должно было безграничное сострадание ко всем бедным, быть желтого цвета, шилось по образцу того несчастным, угнетенным и, главным образом, охотничьего плаща, какой Шакьямуни носил ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) со времени своего бегства, и постоянно долж- лениях и городах только в продолжение того но было содержаться в чистоте. По примеру времени, какое нужно было для сбора потреб учителя, биккху брили голову и подбородок. ного на один день количества пищи, или когда Все имение биккху заключалось в трех одеж- он и его ученики были приглашаемы на зва дах (по числу времен года), коврике, чаши для ные обеды.

подаяний, иголке с нитками и паре чулок с День Шакьямуни и его ученики проводи башмаками. До каких-либо драгоценных ве- ли следующим образом: вставали с проблес щей биккху не должен был и касаться. ками зари и раннее утро посвящали духовным В общину имели право вступать все люди, занятиям или беседам. Затем направлялись в обнаружившие твердое намерение стремиться ближайший город или селение с чашами для к спасению, за исключением больных зараз- подаяния в руках, с опущенными к земле взо ными или неизлечимыми болезнями, несовер- рами. При входе в город или селение биккху шеннолетних (без разрешения их родителей), расходились и шли по улицам, сохраняя глу рабов, пока они не приобретали свободы за- бокое молчание. Они никогда не произноси конным путем, и тяжких преступников. Так- ли просьб и только протягивали свои чаши же не принимались в сангху должники, пока в ожидании подаяния. Они так же спокойно не уплатили своих долгов, и состоявшие на принимали отказ в подаянии, как и богатую службе воины и чиновники. милостыню, и брали подаяние без различия Члены общества жили в монастырях или состояний, как у бедных, так и у богатых, по же вели отшельническую жизнь в лесах. Жен- порядку домов.

щины (биккхуни) жили отдельно от биккху и Подаяние состояло обыкновенно из варе в образе жизни нисколько не отличались от ного риса или из других каких-либо съестных последних, впрочем, с той разницей, что жить припасов.

в одиночестве им не позволялось. К полудню биккху возвращались обратно.

Жилища биккху и биккхуни находились Одна часть набранных подаяний уделялась всегда за городом, в загородных рощах и са- бедным, другую предназначали для хищных дах. Шакьямуни благодаря своему знатному зверей и диких птиц, остальное же, разделен происхождению имел легкий доступ к силь- ное поровну на число участвующих, шло на ным мира сего, и среди них, как мы зна- обед.

ем, у него было много покровителей и да- Остаток дня биккху проводили в беседах напати, т. е. людей, обязавшихся доставлять или предавались созерцанию в уединенном ему и его братству средства к существова- месте, сидя с поджатыми ногами и держа тело нию. Они-то и дарили ему загородные рощи, прямо и неподвижно, в позе, какую можно ви где находились жилища его духовных после- деть у статуй и на изображениях Шакьямуни.

дователей и последовательниц. Эти загород- По буддийским легендам, подобную позу имел ные рощи, занятые учениками и ученицами Шакьямуни еще во чреве матери. Так прово Шакьямуни, назывались сангхарами, т. е. са- дили день Шакьямуни и его ученики, когда дами братства. Они находились всегда вне го- жили более или менее продолжительное вре родов и селений. Шакьямуни находил город- мя на одном и том же месте, что обыкновенно скую жизнь, с ее постоянным шумом и развле- случалось зимой.

чениями, несогласной со спокойствием духа и Летом, когда наступали периодические до глубокими размышлениями, каких требовало жди и сообщение делалось трудным, Шакья звание биккху. Он допускал пребывание в се- муни и его ученики расходились по различ ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) ным местам во избежание недостатка в про- Вступив на престол по смерти отца, Ви питании. ручжаки поспешил начать приготовления к Каждый биккху выбирал себе какую- войне с Шакьями.

нибудь деревню и здесь в полном уединении При первых слухах о враждебных намере проводил четыре долгих месяца. ниях Виручжаки Шакьи обратились с прось Это было так называемое летнее сидение. бой к Шакьямуни посетить родину, – они По окончании сезона дождей они опять надеялись на его влияние в случае крайней сходились вместе, преимущественно в окрест- опасности. Кажется, что Шакьямуни и сам ностях Раджагрихи или Шравасти, где, как был не чужд этой мысли и принял горячее, было сказано, жили наиболее могуществен- хотя и бесплодное участие в последних со ные и богатые покровители Шакьямуни. Со- бытиях истории его отчизны. Судьба, до сих бравшись вместе, каждый из биккху отдавал пор покровительствовавшая ему, в последнем отчет в своем духовном самоусовершенствова- несчастье отказалась служить ему и не пожа нии, достигнутом им в продолжение уединен- лела для него самых жестоких ударов. В на ной жизни. С началом осеннего сезона биккху дежде отклонить Виручжаку от его враждеб расходились партиями по Индии для распро- ных намерений Шакьямуни пошел в Кошалу.

странения учения. Сам Шакьямуни странство- На пути он встретил Виручжаку и его вой вал в это время преимущественно по Кошале ско. Он попытался примирить царя со своей и Магадхе и редко посещал области Западной родиной, но эта попытка кончилась неудачно.

Индии, колыбель ведийского культа и брамин- Виручжака не внял убеждениям Шакьяму ства;

границ же собственно Индии он никогда ни и продолжал свой поход. Он взял город Ка не переходил. пилавасту, перебил всех его жителей, которых Так прожил Шакьямуни до 80 лет. К концу было около 100 тысяч, и возвратился с войны жизни ему привелось быть свидетелем разгро- с богатой добычей и новым приобретением для ма его родины и гибели близких ему людей. своих владений.

Политическое положение царства Капила- Цветущая страна Шакьев опустела и по васту было шатким, Шакьи испытывали нена- теряла навсегда свое политическое значение, висть к могущественному царю Кошалы Пра- уцелевшие от резни Шакьи бежали в Непал и сенаджати и его наследнику Виручжаке. С те- другие соседние страны.

чением времени эта вражда все более обостря- Во время разграбления города Шакьямуни лась. Чтобы унизить Виручжаку, Шакьи ста- вместе с верным Анандой находился невдале ли распространять слух, что мать его, Мо- ке, в одной из пригородных рощ. До него доно ли, взятая насильно из рода Шакьев, вовсе сились шум битвы, звуки мечей, крик и вопли не принадлежала к этому роду, а была про- сражавшихся и умиравших людей.

стой рабыней-цветочницей. Кроме того, они «Да исполнится судьба их», – сказал он не ограничились одними словесными оскорб- и, жалуясь на сильную головную боль, лег на лениями, а несколько раз совершали покуше- землю, прикрывшись плащом;

он хотел скрыть ния на жизнь Виручжаки. от своего ученика овладевшие им скорбь и Разумеется, все эти обиды возбудили в тоску. Когда враги удалились, он ночью про сердце наследника глубокую ненависть и же- ник в город и бродил по его опустевшим ули лание мести – он поклялся жестоко отплатить цам, покрытым развалинами и усеянным тру Шакьям за их гордость и презрение к нему и пами его соотечественников. В дворцовом са стереть род их с лица земли. ду, где он играл в детские годы, были раз ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) бросаны тела молодых девушек, которым вра- На пути к Кушинагаре, в городе Паве, ги отрубили руки и ноги. Некоторые из них он, поев вяленой свинины, предложенной ему были еще живы и издавали жалобные стоны. Чундой, кузнецом, у которого Шакьямуни Шакьямуни жалел и утешал их, обещая им в обедал, сильно заболел, но, несмотря на бо следующем возрождении лучшую жизнь. За- лезнь, продолжил свой путь.

тем он удалился от места горестных сцен. Удрученный болезнью, он шел по бесплод Странствуя в продолжение 45 лет из го- ным и пустынным местам, изредка обращаясь рода в город и повсюду распространяя свое к своему спутнику со словами, показывающи учение, он перед смертью еще раз посетил го- ми печальное настроение его духа. Он гово род Раджагриху, место начала его учитель- рил о недолговечности и о смерти, о непрочно ской деятельности. Отсюда он направился в сти счастья и надежд и оплакивал горестную город Вайшали;

здесь, чувствуя, что его зем- судьбу людей.

ной путь приближается к концу, он обратился Мучимый сильной болью в спине, которой к ученикам с речью, в которой просил их рев- он страдал всю жизнь, он часто останавли ностно поддерживать его учение и, сохраняя вался в пути и отдыхал под тенью деревьев и, в чистоте, распространять его во всех стра- наконец, с трудом дошел до окрестности Ку нах. Вблизи города Вайшали, в деревне Белу- шинагары.

во, он отпустил учеников и провел в уедине- Здесь силы совершенно покинули его, он нии дождливый сезон года. Здесь он опасно почувствовал сильную, невыносимую жажду.

заболел, но, не желая умереть, не поговорив Ананда принес ему воды, чтобы несколько еще раз с учениками, энергично воспротивил- утишить страдания Шакьямуни, и затем при ся развитию болезни и поборол ее. «Не следу- готовил ему ложе из ковра под тенью дерева ет мне, – сказал он, – погружаться в нирва- сала.

ну, не обратившись с последней речью к моим Шакьямуни, по индусскому обычаю, лег на ученикам. Присущей мне силой воли я поборю него головой на север. Наступали последние эту болезнь, удержу на время дыхание жиз- минуты жизни Шакьямуни;

перед смертью он ни». еще раз завещал Ананде строго хранить его Несмотря на слабость, он по окончании учение и затем погрузился в созерцание.

летнего сидения направился к Бхайенагаре, и Ананда с горестью смотрел на предсмерт здесь он еще раз завещал ученикам сохранять ное томление своего брата, друга и настав и распространять его учение и, кроме того, ника, – жизнь постепенно оставляла измож советовал им относиться терпимо к убежде- денное тело великого учителя;

перед тем как ниям и верованиям других людей. Он, убеж- испустить последний вздох, Шакьямуни про дал их относиться без всякого предубежде- изнес:

ния к словам других людей и с глубоким вни- – Ничто не вечно!

манием обдумывать их, и лишь убедившись Он умер около 543 года до н. э.

в их полной неосновательности, отбрасывать По смерти учителя Кашьяпа, занявший его как негодные, в противном же случае прини- место, собрал вею его метафизику, Ананда – мать как его собственные. правила морали и афоризмы и Упали – прави После этой беседы он, сопровождаемый ла аскетики. Устно учение передавалось около Анандой, направился в страну Малласов, к го- 300 лет. Наконец, при царе Ашоке (259- роду Кушинагаре, где он начал свою отшель- гг. до н. э.), после третьего буддийского со ническую жизнь. бора в Паталипутре учение было записано на ШАКЬЯМУНИ (БУДДА) пальмовых листах по приказу царя. Все уче- дениям, всего только 150 миллионов). Но и в ние Шакьямуни было собрано в трех книгах, тех странах, где буддизму удалось водворить известных под названием «типитака» (три кор- ся, он не сохранился в первоначальном виде.

зины) – Суттра, Виная и Абхидхамма-питака. Повсюду он смешивался с туземными религи В первой заключаются поучения, пропове- озными верованиями и, таким образом, в тече ди и афоризмы Шакьямуни, предназначенные ние своего продолжительного существования и для духовных, и для светских последова- выродился почти в такую же чудовищную си телей его учения. Во второй, т. е. в Винае- стему нелепых суеверий и жреческого деспо питаке, содержатся предписания и правила тизма, как и браминство.

образа жизни биккху, и, наконец, в третьей В настоящее время буддизм распадается – Абхидхамме-питаке – находится метафизи- на две главные группы – буддизм северный ческая часть учения Шакьямуни, доступная и буддизм южный.

только людям, достигшим высшей степени ду- Главным центром северного буддизма яв ховного и нравственного совершенства. ляется Тибет, а затем Китай, Япония, Непал, При Ашоке учение Шакьямуни достигло Монголия, а также он распространен среди апогея своего развития в Индии и сильно рас- бурят и калмыков. Северный буддизм являет пространилось в соседних странах. К таким ся полнейшим извращением основного учения странам принадлежат Индокитай, Китай, Япо- Шакьямуни.

ния, Монголия, остров Цейлон и др., где всех Южный буддизм, распространенный в Си последователей учения Шакьямуни насчиты- аме, Бирме и на острове Цейлон, сохранил вается около 400 миллионов (по другим све- учение Шакьямуни в большей чистоте.

Сведения конца XIX века.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.