WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Fight Club Бойцовский Клуб by Chuck Palahniuk Чак Паланик Chapter 1 1 Tyler gets me a job as a waiter, after that То этот Тайлер устраивает меня на работу Tyler’s pushing a gun in my mouth and

официантом, то пихает мне ствол в рот и saying, the first step to eternal life is заявляет, что для того, чтобы обрести жизнь you have to die. For a long time though, вечную, надо сначала умереть. Сказать по Tyler and I were best friends. People are правде, долгое время мы с Тайлером были лучшими always asking, did I know about Tyler друзьями. Кого я ни встречу, все меня Durden. спрашивают, не знаком ли я с Тайлером Дерденом.

The barrel of the gun pressed against the Ствол пистолета утыкается мне в гланды. А back of my throat, Tyler says “We really Тайлер говорит:

won’t die.” – Мы умрем не на самом деле.

With my tongue I can feel the silencer Я ощупываю языком отверстия в глушителе holes we drilled into the barrel of the пистолета. Эти отверстия мы просверлили сами.

gun. Most of the noise a gunshot makes is Шум выстрела производят, во-первых, пороховые expanding gases, and there’s the tiny sonic газы, а во-вторых – пуля, когда пересекает boom a bullet makes because it travels so звуковой барьер. Поэтому, чтобы сделать fast. To make a silencer, you just drill глушитель, нужно просверлить отверстия в стволе holes in the barrel of the gun, a lot of пистолета – много-много отверстий. Через них holes. This lets the gas escape and slows выходят газы, а скорость пули становится меньше the bullet to below the speed of sound. скорости звука.

You drill the holes wrong and the gun will Если отверстия просверлить неправильно, blow off your hand. пистолет взорвется прямо у тебя в руке.

“This isn’t really death,” Tyler says. – Смерти на самом деле не существует, – говорит “We’ll be legend. We won’t grow old.” Тайлер. – Мы войдем в легенду. Мы останемся навсегда молодыми.

I tongue the barrel into my cheek and say, Я отодвигаю ствол языком, так чтобы он упирался Tyler, you’re thinking of vampires. в щеку, и говорю:

– Тайлер, что ты городишь! Мы же не вампиры!

The building we’re standing on won’t be Здание, в котором мы находимся, исчезнет с лица here in ten minutes. You take a 98 percent земли через десять минут. Возьмите одну часть concentration of fuming nitric acid and add 98%-ной дымящей азотной кислоты, и смешайте с the acid to three times that amount of тремя частями концентрированной серной кислоты.

sulfuric acid. Do this in an ice bath. Then Делать это надо на ледяной бане. Затем add glycerin drop-by-drop with an eye добавляйте глицерин по капле из глазной dropper. You have nitroglycerin. пипетки. Вы получили нитроглицерин.

I know this because Tyler knows this. Я знаю это, потому что это знает Тайлер.

Mix the nitro with sawdust, and you have a Смешайте нитроглицерин с опилками, и вы nice plastic explosive. A lot of folks mix получите отличный пластит. Некоторые their nitro with cotton and add Epsom salts предпочитают смешивать нитроглицерин с ватой и as a sulfate. This works too. Some folks, английской солью. Это тоже дает неплохой they use paraffin mixed with nitro. результат. А некоторые мешают нитру с Paraffin has never, ever worked for me. парафином. Но при этом получается ненадежная взрывчатка.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru So Tyler and I are on top of the Parker- Мы с Тайлером находимся на вершине небоскреба Morris Building with the gun stuck in my «Паркер-Моррис». Ствол пистолета засунут мне в mouth, and we hear glass breaking. Look рот. Издалека доносится звук бьющегося стекла.

over the edge. It’s a cloudy day, even this Загляни за край крыши. День пасмурный, даже на high up. This is the world’s tallest этой высоте солнца не видно. Это самое высокое building, and this high up the wind is здание в мире, так что на вершине его холодно always cold. It’s so quiet this high up, даже летом. Кругом царит космическое безмолвие.

the feeling you get is that you’re one of Такое ощущение, что ты – дрессированная those space monkeys. You do the little job обезьянка-астронавт. Чему тебя научили, то и you’re trained to do. делаешь.

Pull a lever. Потяни за рычажок.

Push a button. Нажми на кнопочку.

You don’t understand any of it, and then Сам не ведаешь, что творишь, и вот – ты уже you just die. покойник.

One hundred and ninety-one floors up, you Взгляните вниз, туда, за край крыши.

look over the edge of the roof and the Даже с высоты сто девяносто первого этажа street below is mottled with a shag carpet видно, что улица внизу покрыта густой of people, standing, looking up. The колышущейся толпой. Люди стоят, смотрят вверх.

breaking glass is a window right below us. А звук бьющегося стекла доносится с того этажа, A window blows out the side of the который под нами. Там разбивается окно и из building, and then comes a file cabinet big него вылетает шкаф с документами, похожий на as a black refrigerator, right below us a большой черный холодильник. Из других окон six-drawer filing cabinet drops right out вылетают маленькие тумбочки на шесть ящиков, of the cliff face of the building, and которые, по мере приближения к земле, все drops turning slowly, and drops getting больше и больше напоминают черные капли дождя.

smaller, and drops disappearing into the Капли становятся все меньше и меньше. Они packed crowd. исчезают в колышущемся людском море.

Somewhere in the one hundred and ninety-one Где-то под нами, на одном из ста девяноста floors under us, the space monkeys in the этажей небоскреба, обезьянки-астронавты из Mischief Committee of Project Mayhem are Комитета Неповиновения «Проекта Разгром» впали running wild, destroying every scrap of в безумие и приступили к уничтожению истории.

history.

That old saying, how you always kill the Кто-то сказал когда-то давно, что людям one you love, well, look, it works both свойственно убивать тех, кого любишь. Что ж, ways. верно и обратное.

With a gun stuck in your mouth and the Когда у тебя во рту пистолет, и ты сжимаешь barrel of the gun between your teeth, you зубами его ствол, говорить удается только can only talk in vowels. одними гласными.

We’re down to our last ten minutes. Нам осталось жить не более десяти минут.

Another window blows out of the building, Еще одно окно разбито. Осколки стекла прыскают and glass sprays out, sparkling flock-of- в воздух, словно стайка птиц, а затем из окна pigeons style, and then a dark wooden desk показывается край длинного черного стола, pushed by the Mischief Committee emerges который члены Комитета Неповиновения inch by inch from the side of the building выбрасывают из здания. Стол долго качается в until the desk tilts and slides and turns неустойчивом равновесии на подоконнике, затем end-over-end into a magic flying thing lost вываливается и, вертясь в воздухе, планирует на in the crowd. толпу, как таинственный летательный аппарат.

The Parker-Morris Building won’t be here in Через девять минут небоскреб «Паркер-Моррис» nine minutes. You take enough blasting прекратит свое существование. Если взять gelatin and wrap the foundation columns of достаточное количество пластита, чтобы обмазать anything, you can topple any building in им колонны фундамента, – ни одно здание в мире the world. You have to tamp it good and не устоит. Конечно в том случае, если вы не tight with sandbags so the blast goes забыли тщательно обложить колонны со всех against the column and not out into the сторон мешками с песком, чтобы взрывная волна parking garage around the column. ударила в бетон, а не разошлась по помещению Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru подземного гаража.

This how-to stuff isn’t in any history Ни в одном учебнике истории не отыщешь подобных book. полезных сведений.

The three ways to make napalm: One, you can Напалм можно изготовить тремя способами.

mix equal parts of gasoline and frozen Первый: смешайте равные части бензина и orange juice concentrate. Two, you can mix замороженного концентрата апельсинового сока.

equal parts of gasoline and diet cola. Второй: то же самое, но вместо апельсинового Three, you can dissolve crumbled cat litter сока – диетическая кола. Ну и, наконец, можно in gasoline until the mixture is thick. растворять высушенный и измельченный кошачий помет в бензине, пока смесь не загустеет.

Ask me how to make nerve gas. Oh, all those Спросите меня, и я объясню, как приготовить crazy car bombs. нервно-паралитический газ. Или автомобильную бомбу.

Nine minutes. Осталось девять минут.

The Parker-Morris Building will go over, Небоскреб «Паркер-Моррис» упадет, все его сто all one hundred and ninety-one floors, slow девяносто этажей медленно обрушатся как as a tree falling in the forest. Timber. срубленное дерево. Уничтожить можно все, что You can topple anything. It’s weird to хочешь. Страшно подумать, но то место, где мы think the place where we’re standing will сейчас находимся, скоро превратится в only be a point in the sky. математическую точку в воздухе.

Tyler and me at the edge of the roof, the Мы стоим на краю крыши, я и Тайлер, и ствол gun in my mouth, I’m wondering how clean пистолета у меня во рту. Хотелось бы знать, this gun is. насколько он чистый.

We just totally forget about Tyler’s whole Мы чуть не позабыли обо всей этой тайлеровской murder-suicide thing while we watch another философии касательно убийства и самоубийства, file cabinet slip out the side of the зачарованно глядя на то, как еще один building and the drawers roll open midair, конторский шкаф вывалился из здания. Ящики reams of white paper caught in the updraft открылись в полете, рассыпая в воздухе ворохи and carried off on the wind. белой писчей бумаги, тут же подхваченной воздушными потоками.

Eight minutes. Осталось восемь минут.

Then the smoke, smoke starts out of the И тут дым повалил клубами из разбитых окон.

broken windows. The demolition team will Через восемь минут команда подрывников приведет hit the primary charge in maybe eight в действие инициирующий заряд, тот воздействует minutes. The primary charge will blow the на основной заряд, колонны, на которых покоится base charge, the foundation columns will здание, рухнут и фотографии, запечатлевшие crumble, and the photo series of the гибель небоскреба «Паркер-Моррис» войдут во все Parker-Morris Building will go into all the учебники истории.

history books. Моментальные фотографии, запечатлевшие The five-picture time-lapse series. Here, различные стадии падения небоскреба. На первой the building’s standing. Second picture, здание еще стоит. На второй – оно отклонилось the building will be at an eighty-degree от вертикали на десять градусов. На третьей – angle. Then a seventy-degree angle. The уже на двадцать. На следующей угол наклона building’s at a forty-five-degree angle in составляет уже сорок пять градусов, причем the fourth picture when the skeleton starts арматура начинает сдавать, так что to give and the tower gets a slight arch to накренившееся здание прогибается дугой. На it. The last shot, the tower, all one последнем же снимке сто девяносто этажей hundred and ninety-one floors, will slam небоскреба обрушиваются всей своей массой на down on the national museum which is Национальный музей. Он-то и является подлинной Tyler’s real target. мишенью в плане Тайлера.

“This is our world, now, our world,” Tyler – Этот мир отныне принадлежит нам, нам и только says, “and those ancient people are dead.” нам, – говорит Тайлер. – Древние давно в могилах.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru If I knew how this would all turn out, I’d Если бы я знал, чем все это обернется, я бы be more than happy to be dead and in Heaven предпочел сейчас быть мертвым вместе с древними right now. на небесах.

Seven minutes. Осталось семь минут.

Up on top of the Parker-Morris Building Я стою на краю крыши с пистолетом Тайлера во with Tyler’s gun in my mouth. While desks рту. Шкафы, столы и компьютеры летят из окон and filing cabinets and computers meteor небоскреба на толпу, собравшуюся вокруг здания, down on the crowd around the building and дым вырывается из разбитых окон, а за три smoke funnels up from the broken windows квартала отсюда команда подрывников and three blocks down the street the посматривает на часы. Но я знаю – подлинную demolition team watches the clock, I know причину всего, что происходит – пистолета во all of this: the gun, the anarchy, the рту, анархии, взрыва – зовут Марла Зингер.

explosion is really about Marla Singer.

Six minutes. Осталось шесть минут.

We have sort of a triangle thing going У нас здесь нечто вроде любовного треугольника.

here. I want Tyler. Tyler wants Marla. Я люблю Тайлера. Тайлер любит Марлу. Марла Marla wants me. любит меня.

I don’t want Marla, and Tyler doesn’t want А я Марлу не люблю, да и Тайлер меня больше не me around, not anymore. This isn’t about любит. Когда я говорю «любить», я имею в виду love as in caring. This is about property «любить» не в смысле «заботиться», а в смысле as in ownership. «обладать».

Without Marla, Tyler would have nothing. Без Марлы Тайлер был бы никем.

Five minutes. Осталось пять минут.

Maybe we would become a legend, maybe not. Быть может, мы войдем в легенду, а может, и No, I say, but wait. нет. Скорее всего, нет, говорю я, но продолжаю чего-то ждать.

Where would Jesus be if no one had written Кто бы узнал об Иисусе, если бы не было the gospels? евангелистов?

Four minutes. Осталось четыре минуты.

I tongue the gun barrel into my cheek and Я отодвигаю ствол языком, так чтобы он уперся в say, you want to be a legend, Tyler, man, щеку, и говорю:

I’ll make you a legend. I’ve been here from – Ты хочешь войти в легенду, Тайлер, дружище? Я the beginning. помогу тебе. Я-то ведь знаю всю историю с самого начала.

I remember everything. Я помню все.

Three minutes. Осталось три минуты.

Chapter 2 Bob’s big arms were closed around to hold Огромные ручищи Боба вдавили меня в темную me inside, and I was squeezed in the dark ложбину между его огромными потными обвисшими between Bob’s new sweating tits that hang титьками – огромными как сам Бог. Здесь, в enormous, the way we think of God’s as big. полуподвальном помещении под церковью мы Going around the church basement full of встречаемся каждый вечер: вот это Арт, это Пол, men, each night we met: this is Art, this а это Боб. Широченные плечи Боба заменяют мне is Paul, this is Bob;

Bob’s big shoulders горизонт. Прямые светлые волосы Боба made me think of the horizon. Bob’s thick демонстрируют, что случится с вашей прической, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru blond hair was what you get when hair cream если использовать гель для укладки волос в calls itself sculpting mousse, so thick and качестве бальзама: в природе таких прямых, blond and the part is so straight. густых и светлых не бывает.

His arms wrapped around me, Bob’s hand Огромные ручищи Боба обнимают меня, а его palms my head against the new tits sprouted ладонь, похожая на лопату, прижимает мою голову on his barrel chest. к титькам, украшающим с недавних пор его мускулистый торс.

“It will be alright,” Bob says. “You cry – Все будет хорошо, – говорит Боб. – Ты now.” поплачь!

From my knees to my forehead, I feel Всем своим телом я чувствую, как внутри Боба chemical reactions within Bob burning food окисляются питательные вещества.

and oxygen.

“Maybe they got it all early enough,” Bob – Может быть, у тебя еще ранняя стадия, – says. “Maybe it’s just seminoma. With говорит Боб. – Может, у тебя всего лишь seminoma, you have almost a hundred percent семинома. От семиномы еще никто не умирал.

survival rate.” Bob’s shoulders inhale themselves up in a Плечи Боба поднимаются в могучем вздохе, а long draw, then drop, drop, drop in jerking затем опадают толчками. Поднимаются. Опадают.

sobs. Draw themselves up. Drop, drop, drop.

I’ve been coming here every week for two Я хожу сюда уже два года каждую неделю, и years, and every week Bob wraps his arms каждую неделю Боб обнимает меня и я плачу.

around me, and I cry.

“You cry,” Bob says and inhales and sob, – Ты поплачь! – говорит Боб. Плечи поднимаются sob, sobs. “Go on now and cry.” и опускаются, а я всхлипываю им в такт. – Плачь, не стесняйся!

The big wet face settles down on top of my Большое мокрое лицо прижимается к моей макушке, head, and I am lost inside. This is when и тут-то я обычно начинаю плакать. Я один и I’d cry. Crying is right at hand in the темнота кругом. Плакать легко, когда ты ничего smothering dark, closed inside someone не видишь, окруженный чужим теплом, когда else, when you see how everything you can понимаешь: чего бы ты ни достиг в этой жизни, ever accomplish will end up as trash. все рано или поздно станет прахом.

Anything you’re ever proud of will be Все, чем ты гордишься, рано или поздно будет thrown away. выброшено на помойку.

And I’m lost inside. Я один и темнота кругом.

This is as close as I’ve been to sleeping Я не спал уже почти неделю.

in almost a week.

This is how I met Marla Singer. Тогда-то я и познакомился с Марлой Зингер.

Bob cries because six months ago, his Боб плачет, потому что шесть месяцев назад ему testicles were removed. Then hormone удалили яички. Затем посадили на гормональную support therapy. Bob has tits because his терапию, титьки у Боба выросли потому, что у testosterone ration is too high. Raise the него слишком высокий тестостерон. Если поднять testosterone level too much, your body ups уровень тестостерона в крови, то ваши клетки the estrogen to seek a balance. начнут вырабатывать эстроген, чтобы восстановить баланс.

This is when I’d cry because right now, А я плачу, потому что жизнь моя не имеет смысла your life comes down to nothing, and not и кончится ничем. Даже хуже, чем ничем – полным even nothing, oblivion. забвением.

Too much estrogen, and you get bitch tits. Когда в крови слишком много эстрогена, у тебя вырастает сучье вымя.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru It’s easy to cry when you realize that Плакать легко, если знаешь, что все, кого ты everyone you love will reject you or die. любишь, когда-нибудь или бросят тебя, или On a long enough time line, the survival умрут. Долговременная вероятность выживания rate for everyone will drop to zero. каждого из нас равна нулю.

Bob loves me because he thinks my testicles Боб любит меня, потому что он думает, что мне were removed, too. тоже удалили яички.

Around us in the Trinity Episcopal basement Здесь, в полуподвальном помещении епископальной with the thrift store plaid sofas are maybe церкви Пресвятой Троицы, заставленном twenty men and only one woman, all of them клетчатыми думками из мебельного магазина для clung together in pairs, most of them бедных, собрались двадцать мужчин и одна crying. Some pairs lean forward, heads женщина. Они стоят парами, обнявшись, и, в pressed ear-to-ear, the way wrestlers основном, плачут. Некоторые стоят, stand, locked. The man with the only woman полусогнувшись и прижавшись щекой к щеке, как plants his elbows on her shoulders;

one борцы. Мужчина, оказавшийся в паре с elbow on either side of her head, her head единственной женщиной, положил ей локти на between his hands, and his face crying плечи – по локтю на каждое плечо, и рыдает ей в against her neck. The woman’s face twists шею. Женщина же, склонив голову на сторону, off to one side and her hand brings up a выглядывает из-под его локтя и закуривает cigarette.I peek out from under the armpit сигарету.

of Big Bob.

“All my life,” Bob cries. “Why I do – Жизнь моя кончена, – рыдает Боб. – Зачем я anything, I don’t know.” только живу, сам не знаю.

The only woman here at Remaining Men Единственная женщина у нас здесь, в группе Together, the testicular cancer support «Останемся мужчинами», в группе поддержки для group, this woman smokes her cigarette больных раком яичка, курит сигарету, согнувшись under the burden of a stranger, and her под тяжестью партнера, и ее взгляд встречается eyes come together with mine. с моим.

Faker. Симулянтка.

Faker. Симулянтка.

Faker. Симулянтка.

Short matte black hair, big eyes the way Черные тусклые волосы, короткая стрижка, they are in Japanese animation, skim milk огромные глаза, какие бывают у девочек в thin, buttermilk sallow in her dress with a японских мультиках, бледная, как обезжиренное wallpaper pattern of dark roses, this woman молоко, кожа, платье в темно-красных розах – я was also in my tuberculosis support group уже видел ее в прошлую пятницу в моей группе Friday night. She was in my melanoma round поддержки для туберкулезников. А в среду она table Wednesday night. Monday night she was была на круглом столе для больных меланомой. В in my Firm Believers leukemia rap group. понедельник я засек ее в дискуссионной группе The part down the center of her hair is a «Твердая вера» для страдающих лейкемией. Из-под crooked lightning bolt of white scalp. челки светится ее лоб – бледный-бледный, белый белый.

When you look for these support groups, У всех этих групп поддержки всегда такие they all have vague upbeat names. My бодренькие, ни о чем не говорящие имена.

Thursday evening group for blood parasites, Вечером по четвергам я хожу в группу для it’s called Free and Clear. паразитов крови, которая называется «Внутренняя чистота».

The group I go to for brain parasites is А та, где паразиты мозга, носит имя «Преодолей called Above and Beyond. себя!».

And Sunday afternoon at Remaining Men И вот днем в воскресенье здесь, в Together in the basement of Trinity полуподвальном помещении епископальной церкви Episcopal, this woman is here, again. Пресвятой Троицы, в группе «Останемся мужчинами!» я вновь встречаю эту женщину.

Worse than that, I can’t cry with her Но самое ужасное – я не могу плакать, если она Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru watching. рядом.

This should be my favorite part, being held А я так любил безнадежно рыдать, спрятавшись and crying with Big Bob without hope. We между титек у Большого Боба. С утра до вечера – all work so hard all the time. This is the работа, работа, работа. И только здесь я могу only place I ever really relax and give up. позволить себе расслабиться, отпустить поводья.

This is my vacation. Только здесь я чувствую себя человеком.

I went to my first support group two years В первую мою группу поддержки я начал ходить ago, after I’d gone to my doctor about my два года назад, после того, как в очередной раз insomnia, again. пожаловался врачу на бессонницу.

Three weeks and I hadn’t slept. Three weeks Я не спал уже три недели. И после этих трех without sleep, and everything becomes an недель я чувствовал себя как душа, отделенная out-of-body experience. My doctor said, от тела, в рассказах людей, переживших “Insomnia is just the symptom of something клиническую смерть. Мой терапевт сказал:

larger. Find out what’s actually wrong. – Бессонница – это просто симптом. Дело не в Listen to your body.” ней. Попытайтесь понять, что у вас не в порядке. Прислушайтесь к своему телу.

I just wanted to sleep. I wanted little А я просто хотел спать. Хотел, чтобы мне blue Amytal Sodium capsules, 200 milligram- прописали маленькие голубые пилюли амитала sized. I wanted red-and-blue Tuinal bullet натрия. Или красно-голубые, похожие на пули, capsules, lipstick-red Seconals. капсулы туинала. Или ярко-алые таблетки секонала.

My doctor told me to chew valerian root and Мой терапевт посоветовал мне жевать get more exercise. Eventually I’d fall валерьяновый корень и больше заниматься asleep. спортом. Там глядишь, и сон вернется.

The bruised, old fruit way my face had Мое лицо стало походить на старую сморщенную collapsed, you would’ve thought I was dead. грушу, меня принимали за воскресшего из мертвых.

My doctor said, if I wanted to see real Мой терапевт сказал мне, что если я хочу pain, I should swing by First Eucharist on увидеть людей, которым на самом деле плохо, то a Tuesday night. See the brain parasites. мне стоит заглянуть в церковь Первого Причастия See the degenerative bone diseases. The вечером во вторник. Посмотреть на паразитарные organic brain dysfunctions. See the cancer заболевания мозга. На болезни костной ткани. На patients getting by. органические поражения высшей нервной системы.

На раковых больных.

So I went. Я последовал его совету.

The first group I went to, there were В первой группе, которую я посетил, как раз introductions: this is Alice, this is проходило знакомство. Знакомьтесь, это – Элис, Brenda, this is Dover. Everyone smiles with это – Бренда, а это – Довер. Все улыбаются, а в that invisible gun to their head. голове у каждого тикает адская машина.

I never give my real name at support В группах поддержки я никогда не называю своего groups. настоящего имени.

The little skeleton of a woman named Chloe Эту маленькую женщину, похожую на скелет, зовут with the seat of her pants hanging down sad Клои. У нее на заднице брюки обвисли печальным and empty, Chloe tells me the worst thing мешочком. Клои говорит, что из-за паразитов about her brain parasites was no one would мозга никто не хочет заниматься с ней любовью.

have sex with her. Here she was, so close Она умирала уже столько раз, что сумма выплат to death that her life insurance policy had по медицинской страховке составила семьдесят paid off with seventy-five thousand bucks, пять тысяч долларов, и все, чего ей сейчас and all Chloe wanted was to get laid for хочется – это чтобы кто-нибудь ее трахнул.

the last time. Not intimacy, sex. О любви и речи не идет: просто трахнул – и все.

What does a guy say? What can you say, I Что может сказать в ответ мужчина, когда слышит Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru mean. такие слова? Вот вы бы что сказали?

All this dying had started with Chloe being Клои начала умирать с того, что просто стала a little tired, and now Chloe was too bored ощущать постоянную усталость. А сейчас ей уже to go in for treatment. Pornographic настолько на все наплевать, что она даже на movies, she had pornographic movies at home процедуры не ходит. У нее дома полно in her apartment. порнографических фильмов.

During the French Revolution, Chloe told Клои рассказала мне, что во времена французской me, the women in prison, the duchesses, революции аристократки – все эти баронессы, baronesses, marquises, whatever, they would герцогини, маркизы, графини – которые сидели в screw any man who’d climb on top. Chloe тюрьмах, по очереди трахались с любым мужиком, breathed against my neck. Climb on top. которого пускали к ним в камеру. Клои дышала Pony up, did I know. Screwing passed the мне в шею. С любым мужиком. Интересно, кого к time. ним пускали? Да, забавно они время проводили.

La petite mort, the French called it. La petite mort. Кажется, французы так говорят?

Chloe had pornographic movies, if I was Клои говорит, что если мне хочется, то мы можем interested. Amyl nitrate. Lubricants. пойти к ней домой и посмотреть ее коллекцию порнографических фильмов. А еще у нее есть амилнитрат. И интимные кремы.

Normal times, I’d be sporting an erection. Если бы такое мне сказала любая другая женщина, Our Chloe, however, is a skeleton dipped in эрекции не миновать. Но Клои больше всего yellow wax. походит на скелет, местами обтянутый желтым пергаментом.

Chloe looking the way she is, I am nothing. В сравнении с Клои я – ничтожество. Меньше, чем Not even nothing. Still, Chloe’s shoulder ничтожество. Мы садимся в круг на ковер, и pokes mine when we sit around a circle on плечо Клои вонзается в мое плечо.

the shag carpet. We close our eyes. This Мы закрываем глаза. Сегодня очередь Клои was Chloe’s turn to lead us in guided руководить направленной медитацией, вести нас в meditation, and she talked us into the сад безмятежности. Клои ведет нас на вершину garden of serenity. Chloe talked us up the холма, где стоит дворец о семи вратах. Внутри hill to the palace of seven doors. Inside дворца – семь врат: зеленые, желтые, оранжевые.

the palace were the seven doors, the green Клои велит нам открывать эти врата одни за door, the yellow door, the orange door, and другими – голубые врата, красные, белые – и Chloe talked us through opening each door, рассказывать, что скрывается за каждыми the blue door, the red door, the white вратами.

door, and finding what was there.

Eyes closed, we imagined our pain as a ball Закрыв глаза, мы представляем боль в виде шара of white healing light floating around our белого исцеляющего света, который подплывает к feet and rising to our knees, our waist, нашим ногам и поднимается вверх – к коленям, our chest. Our chakras opening. The heart поясницам, грудным Клеткам. Наши чакры chakra. The head chakra. Chloe talked us открываются. Сердечная чакра. Головная чакра.

into caves where we met our power animal. Клои вводит нас в пещеру, где мы встречаем Mine was a penguin. покровительствующих нам животных, символизирующих нашу волю. Мое животное – это пингвин.

Ice covered the floor of the cave, and the Лед покрывает пол пещеры, и пингвин командует penguin said, slide. Without any effort, we мне: «Скользи!». Легко и радостно мы скользим с slid through tunnels and galleries. ним по туннелям и галереям.

Then it was time to hug. Затем наступает время объятий.

Open your eyes. Откройте глаза.

This was therapeutic physical contact, Это – терапевтический телесный контакт, Chloe said. We should all choose a partner. объясняет Клои. Каждый из нас должен выбрать Chloe threw herself around my head and себе партнера. Клои обнимает меня за голову и cried. She had strapless underwear at home, принимается плакать. Она говорит, что у нее Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru and cried. Chloe had oils and handcuffs, дома есть эротическое нижнее белье.

and cried as I watched the second hand on Ароматические масла и кожаные плетки. Она my watch go around eleven times. плачет так долго, что я успеваю одиннадцать раз посмотреть на часы у меня на руке, прежде чем она меня отпускает.

So I didn’t cry at my first support group, В моей первой группе поддержки, два года тому two years ago. I didn’t cry at my second or назад, я еще не плакал. Не плакал я ни во my third support group, either. I didn’t второй, ни в третьей группе. Не плакал, посещая cry at blood parasites or bowel cancers or паразитов мозга, опухоли кишечника и слабоумие.

organic brain dementia.

This is how it is with insomnia. Everything Бессонница – это очень серьезно. Все вокруг is so far away, a copy of a copy of a copy. кажется таким далеким, копией, снятой с копии, The insomnia distance of everything, you сделанной с еще одной копии. Бессонница встает can’t touch anything and nothing can touch вокруг как стена: ты не можешь ни до чего you. дотронуться, и ничто не может дотронуться до тебя.

Then there was Bob. The first time I went А затем появился Боб. В первый же раз, как я to testicular cancer, Bob the big moosie, пришел в рак яичек, этот здоровенный лось, этот the big cheesebread moved in on top of me шмат сала, навалился на меня и принялся лить in Remaining Men Together and started слезы. Когда в группе «Останемся мужчинами!» crying. The big moosie treed right across наступило время объятий, он двинул ко мне, the room when it was hug time, his arms at раскинув свои грабли в стороны, и выставив his sides, his shoulders rounded. His big вперед свой пустой котелок, а на глаза у него moosie chin on his chest, his eyes already уже наворачивались слезы. Шаркая слоновьими shrink-wrapped in tears. Shuffling his ножищами, Боб пересек помещение и навалился на feet, knees together invisible steps, Bob меня всей своей тушей.

slid across the basement floor to heave himself on me.

Bob pancaked down on me. Он подмял меня под себя.

Bob’s big arms wrapped around me. Он сдавил меня в своих душных объятиях.

Big Bob was a juicer, he said. All those Большой Боб поведал мне, что раньше он был salad days on Dianabol and then the качком. Сидел на анаболиках и еще на этом racehorse steroid, Wistrol. His own gym, стероиде, на вистроле. Его еще скаковым лошадям Big Bob owned a gym. He’d been married дают. Боб владел собственным залом, где three times. He’d done product собирались качки. Он был женат три раза. Он endorsements, and had I seen him on рекламировал продукты для качков по телевизору.

television, ever? The whole how-to program Может, я видел, у него еще программа такая about expanding your chest was practically была: «Как увеличить грудную клетку?».

his invention.

Strangers with this kind of honesty make me Когда незнакомые люди начинают со мной go a big rubbery one, if you know what I откровенничать подобным образом, я готов на mean. месте провалиться, если вы понимаете, что я имею в виду.

Bob didn’t know. Maybe only one of his Но Боб этого не знал. Он продолжал делиться со huevos had ever descended, and he knew this мной историей своей жизни. У него с детства was a risk factor. Bob told me about было ущемлено одно из huevos, и он знал, что с postoperative hormone therapy. ним это может случиться. Боб рассказал мне все про послеоперационную гормональную терапию.

A lot of bodybuilders shooting too much Многие качки впрыскивают себе большие дозы testosterone would get what they called тестостерона, и от этого у них вырастает «сучье bitch tits. вымя».

I had to ask what Bob meant by huevos. Мне пришлось спросить у Боба, что такое «huevos».

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Huevos, Bob said. Gonads. Nuts. Jewels. Мексиканцы так называют яйца, объяснил Боб. Ну, Testes. Balls. In Mexico, where you buy мы же говорим: «помидоры», «абрикосы», «шары».

your steroids, they call them “eggs.” А мексиканцы говорят huevos. В Мексику Боб ездил закупать стероиды.

Divorce, divorce, divorce, Bob said and Развод, развод, и еще один развод – сказал Боб, showed me a wallet photo of himself huge открыл бумажник и показал мне свою фотографию с and naked at first glance, in a posing соревнований. Он стоял в качковой стойке, strap at some contest. It’s a stupid way to огромный, голый и блестящий. Дурацкая жизнь, live, Bob said, but when you’re pumped and сказал Боб, качаешься, бреешь тело, выходишь на shaved on stage, totally shredded with body сцену. Жировая прослойка составляет не более fat down to around two percent and the двух процентов от веса тела, пьешь диуретики, diuretics leave you cold and hard as пока не становишься твердым и холодным как concrete to touch, You’re blind from the бетон, слепнешь от прожекторов, глохнешь от lights, and deaf from the feedback rush of рева музыки, а потом судья командует: «Покажите the sound system until the judge orders: правый трицепс и напрягите его!» или «Вытяните “Extend your right quad, flex and hold.” левую руку, зафиксируйте бицепс!».

“Extend your left arm, flex the bicep and hold.” This is better than real life. Но это все же лучше, чем нормальная жизнь.

Fast-forward, Bob said, to the cancer. Then Вот так вот, сказал Боб, в темпе вальса he was bankrupt. He had two grown kids who навстречу опухоли. Болезнь разорила его. У него wouldn’t return his calls. двое взрослых детей, которые не хотят разговаривать с ним даже по телефону.

The cure for bitch tits was for the doctor Скоро ему сделают операцию, удалят сучье вымя – to cut up under the pectorals and drain any сделают надрез под грудной мышцей и откачают fluid. оттуда жидкость.

This was all I remember because then Bob Больше мне ничего не удалось расслышать, потому was closing in around me with his arms, and что Боб прижал меня к своей груди еще сильнее, his head was folding down to cover me. Then придавил мне голову подбородком, и я погрузился I was lost inside oblivion, dark and silent в забвение, очутившись в полной темноте и and complete, and when I finally stepped тишине, а когда я, наконец, смог вырваться, на away from his soft chest, the front of груди у Боба осталось мокрое пятно от моих Bob’s shirt was a wet mask of how I looked слез.

crying.

* * * * * * That was two years ago, at my first night Это случилось два года назад, во время моего with Remaining Men Together. первого посещения группы «Останемся мужчинами!».

At almost every meeting since then, Big Bob После этого почти на каждой встрече я рыдал на has made me cry. груди у Большого Боба.

I never went back to the doctor. I never После этого я так ни разу и не наведался к chewed the valerian root. терапевту. И валерьяновый корень я тоже не жевал.

This was freedom. Losing all hope was В этом и состоит свобода. Когда теряешь всякую freedom. If I didn’t say anything, people надежду. Я не говорил ничего, и люди в группе in a group assumed the worst. They cried полагали, что мне еще хуже, чем им. И они harder. I cried harder. Look up into the рыдали еще сильнее. И я рыдал вместе с ними.

stars and you’re gone. Стоит только поднять голову, посмотреть на звезды – и ты пропал.

Walking home after a support group, I felt Возвращаясь домой после собрания группы, я more alive than I’d ever felt. I wasn’t чувствовал себя просто великолепно. Ведь у меня Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru host to cancer or blood parasites;

I was не было ни паразитов, ни рака – я был маленьким the little warm center that the life of the теплым центром, вокруг которого вращалась вся world crowded around. Вселенная.

And I slept. Babies don’t sleep this well. И я спал. Спал крепче любого невинного младенца.

Every evening, I died, and every evening, I Каждый вечер я умирал и рождался вновь.

was born.

Resurrected. Я воскресал.

Until tonight, two years of success until Каждый вечер, но не сегодня. Я не могу плакать, tonight, because I can’t cry with this когда эта женщина смотрит на меня. Я не могу woman watching me. Because I can’t hit дойти до точки, а значит, не могу и bottom, I can’t be saved. My tongue thinks воскреснуть. Я искусал губы так сильно, что, it has flocked wallpaper, I’m biting the если притронуться к ним языком, то кажется, что inside of my mouth so much. I haven’t slept они покрыты рваными обоями. И я не спал уже in four days. четыре дня.

With her watching, I’m a liar. She’s a Когда она смотрит на меня, я чувствую себя fake. She’s the liar. At the introductions лжецом. Но это она лжет. Симулянтка. Сегодня tonight, we introduced ourselves: I’m Bob, вечером мы, как обычно, представились друг I’m Paul, I’m Terry, I’m David. другу. Я – Боб, А я – Пол. Я – Терри. Я – Дэвид.

I never give my real name. В группах поддержки я никогда не называю своего настоящего имени.

“This is cancer, right?” she said. – Сюда с раком? – спросила она.

Then she said, “Well, hi, I’m Marla А потом сказала:

Singer.” – Привет, меня зовут Марла Зингер.

Nobody ever told Marla what kind of cancer. Видно было, что никто не потрудился объяснить Then we were all busy cradling our inner Марле Зингер, с каким раком сюда ходят. Мы тоже child. промолчали: слишком были поглощены общением с ребенком, живущим внутри каждого из нас.

The man still crying against her neck, Партнер Марлы по-прежнему рыдает у нее на Marla takes another drag on her cigarette. плече. Марла затягивается сигаретой.

I watch her from between Bob’s shuddering Я наблюдаю за ней, прижимаясь ухом к трясущимся tits. титькам Боба.

To Marla I’m a fake. Since the second night Марла считает меня симулянтом. На следующий I saw her, I can’t sleep. Still, I was the вечер после того, как я ее увидел, я не смог first fake, unless, maybe all these people заснуть. И все же она права – первым are faking with their lesions and their симулировать начал я. Если, конечно, не coughs and tumors, even Big Bob, the big допустить, что все эти люди симулируют свои moosie. The big cheesebread. опухоли, свои страдания. И даже Большой Боб, этот здоровенный лось, этот шмат сала – тоже симулирует.

Would you just look at his sculpted hair. Стоит только посмотреть на его прическу.

Marla smokes and rolls her eyes now. Марла курит и смотрит по сторонам.

In this one moment, Marla’s lie reflects my В этот миг моя ложь отражается в Марлиной, и я lie, and all I can see are lies. вижу кругом одну только ложь.

In the middle of all their truth. Everyone Посреди их правды. Они боятся предположить clinging and risking to share their worst самое худшее, они цепляются за жизнь и живут со fear, that their death is coming head-on стволом пистолета во рту. Но сейчас, когда Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru and the barrel of a gun is pressed against Марла курит и смотрит по сторонам, а я погребен the back of their throats. Well, Marla is под содрогающейся в рыданиях тушей Большого smoking and rolling her eyes, and me, I’m Боба, внезапно даже смерть и умирающие начинают buried under a sobbing carpet, and all of a казаться такими же ненастоящими, как sudden even death and dying rank right down искусственные пластиковые цветы, стоящие на there with plastic flowers on video as a видеомагнитофоне.

non-event.

“Bob,” I say, “you’re crushing me.” I try – Боб, – говорю я, – ты меня раздавишь.

to whisper, then I don’t. “Bob.” I try to Сначала я говорю это шепотом.

keep my voice down, then I’m yelling. “Bob, Затем, уже громче, но все еще тихо:

I have to go to the can.” – Боб!

И, наконец, я ору:

– Боб, мне нужно пойти проблеваться!

* * * * * * A mirror hangs over the sink in the В туалете над раковиной висит зеркало.

bathroom.

If the pattern holds, I’ll see Marla Singer Если мои расчеты верны, то я встречу Марлу at Above and Beyond, the parasitic brain Зингер в «Преодолей себя!», группе поддержки dysfunction group. Marla will be there. Of для страдающих паразитарными заболеваниями course, Marla will be there, and what I’ll мозга. Марла туда пойдет. Конечно, пойдет, do is sit next to her. And after the никуда не денется. И вот что я сделаю – я сяду introductions and the guided meditation, с ней рядом. И вот, после того, как мы все the seven doors of the palace, the white представимся друг другу и помедитируем, и healing ball of light, after we open our откроем семь врат дворца, и после белого chakras, when it comes time to hug, I’ll целительного шара света, и после того, как мы grab the little bitch. откроем все чакры и настанет время объятий, я Her arms squeezed tight against her sides, схвачу эту маленькую сучку. Прижав ей руки к and my lips pressed against her ear, бокам и уткнув губы в самое ухо, я скажу:

I’ll say, Marla, you big fake, you get out. – Марла, ты – симулянтка. Выметайся отсюда!

This is the one real thing in my life, and У меня в жизни кроме этих групп ничего нет, а you’re wrecking it.You big tourist. ты все портишь! Туристка чертова!

The next time we meet, I’ll say, Marla, I В следующий раз, когда мы встретимся, я скажу:

can’t sleep with you here. I need this. Get – Марла, ты приходишь, и я потом не могу out. заснуть. А мне сон необходим. Убирайся!

Chapter 3 You wake up at Air Harbor International. Ты просыпаешься в Эйр Харбор.

Every takeoff and landing, when the plane При каждом взлете и каждой посадке, если banked too much to one side, I prayed for a самолет вдруг резко заваливался на бок, я crash. That moment cures my insomnia with молился о том, чтобы произошла катастрофа.

narcolepsy when we might die helpless and Стоит только мне представить, что мы можем packed human tobacco in the fuselage. сгореть, словно табак, в этом летающем сигарном футляре, как моя бессонница проходит, и я начинаю радостно клевать носом.

This is how I met Tyler Durden. Вот так я и повстречал Тайлера Дердена.

You wake up at O’Hare. Ты просыпаешься в О'Харе.

You wake up at LaGuardia. Ты просыпаешься в Ла Гардии.

You wake up at Logan. Ты просыпаешься в Логане.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Tyler worked part-time as a movie Тайлер прирабатывал киномехаником на полставки.

projectionist. Because of his nature, Tyler Он мог работать только по ночам – такая уж у could only work night jobs. If a него была натура. Стоило где-нибудь заболеть projectionist called in sick, the union киномеханику, как звонили из профсоюза и called Tyler. вызывали Тайлера.

Some people are night people. Some people Одни люди – совы, другие – жаворонки. Я – are day people. I could only work a day жаворонок, я могу работать только днем.

job.

You wake up at Dulles. Ты просыпаешься в Даллсе.

Life insurance pays off triple if you die Если ты погиб во время командировки, то сумма on a business trip. I prayed for wind shear страховки утраивается. Я молился о резких effect. I prayed for pelicans sucked into порывах бокового ветра. Молился, чтобы в the turbines and loose bolts and ice on the турбину засосало пеликана, чтобы техник забыл wings. On takeoff, as the plane pushed down затянуть какую-нибудь важную гайку, чтобы the runway and the flaps tilted up, with случилось обледенение закрылков. Во время our seats in their full upright position разбега, пока самолет мчался по полосе, а and our tray tables stowed and all personal спинки наших кресел были приведены в carry-on baggage in the overhead вертикальное положение, столики убраны, и compartment, as the end of the runway ran ручная кладь помещена в багажные отделения над up to meet us with our smoking materials нашей головой, и мы воздерживались от курения, extinguished, I prayed for a crash. я молился о том, чтобы произошла катастрофа.

You wake up at Love Field. Ты просыпаешься в Лав Фильд.

In a projection booth, Tyler did В проекционной, в том случае, когда кинотеатр changeovers if the theater was old enough. был старым, Тайлеру нужно было переходить с With changeovers, you have two projectors поста на пост. Обычно в проекционной имеется in the booth, and one projector is running. два проектора – когда часть фильма, установленная на первом проекторе, подходит к концу, ты ставишь на втором следующую часть и запускаешь его. Это и называется «переходом на другой пост».

I know this because Tyler knows this. Я знаю это, потому что это знает Тайлер.

The second projector is set up with the Итак, ты устанавливаешь следующую часть на next reel of film. Most movies are six or втором проекторе и запускаешь его. Большинство seven small reels of film played in a фильмов состоит из шести-семи частей, которые certain order. Newer theaters, they splice следует воспроизводить в определенном порядке.

all the reels together into one five-foot В кинотеатрах поновее все части склеивают, так reel. This way, you don’t have to run two что получается одна огромная бобина в полтора projectors and do changeovers, switch back метра диаметром. В этом случае уже не and forth, reel one, switch, reel two on приходится метаться между двумя проекторами, the other projector, switch, reel three on устанавливая то одну часть, то другую, бобина, the first projector. щелчок выключателя, бобина, щелчок.

Switch. Щелчок.

You wake up at SeaTac. Ты просыпаешься в Си Таке.

I study the people on the laminated airline Я изучаю картинки людей на ламинированной seat card. A woman floats in the ocean, her инструкции, извлеченной из кармана кресла.

brown hair spread out behind her, her seat Женщина плывет по океанским волнам, прижимая к cushion clutched to her chest. The eyes are груди подушку от кресла. Темные волосы wide open, but the woman doesn’t smile or развеваются по ветру, глаза женщины широко frown. In another picture, people calm as открыты, но на лице не видать ни улыбки, ни Hindu cows reach up from their seats toward гримасы страха. На другой картинке пассажиры, oxygen masks sprung out of the ceiling. спокойные, как коровы в Индии, тянутся за кислородными масками, свисающими с потолка.

This must be an emergency. Аварийная ситуация.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Oh. Ой!

We’ve lost cabin pressure. Давление в салоне падает.

You wake up, and you’re at Willow Run. Ты просыпаешься и понимаешь, что очутился в Уиллоу Ран.

Old theater, new theater, to ship a movie Старый кинотеатр, новый кинотеатр. Чтобы to the next theater, Tyler has to break the перевезти бобины с пленкой из кинотеатра в movie back down to the original six or кинотеатр, Тайлеру приходилось снова разрезать seven reels. The small reels pack into a фильм на шесть или семь частей. Маленькие pair of hexagonal steel suitcases. Each бобины упаковывают в стальные шестиугольные suitcase has a handle on top. Pick one up, ящики с ручками, которые называются «яуфы».

and you’ll dislocate a shoulder. Если взяться за ручку и попытаться поднять один такой яуф, то можно вывихнуть плечо – They weigh that much. настолько он тяжелый.

Tyler’s a banquet waiter, waiting tables at А еще Тайлер работал официантом на банкетах в a hotel, downtown, and Tyler’s a большом отеле в центре города. Это в те ночи, projectionist with the projector operator’s когда он не менял бобины на кинопроекторах. Я union. I don’t know how long Tyler had been даже и не знаю, сколько всего Тайлер успевал working on all those nights I couldn’t сделать за те ночи, когда я страдал sleep. бессонницей.

The old theaters that run a movie with two В старых кинотеатрах, там, где еще используют projectors, a projectionist has to stand два проектора, киномеханик должен сменить посты right there to change projectors at the так, чтобы зрители не заметили, что кончилась exact second so the audience never sees the одна часть и началась следующая. Для этого он break when one reel starts and one reel ran должен следить за белыми точками в верхнем out. You have to look for the white dots in правом углу экрана. Это предупреждение.

the top, right-hand corner of the screen. Внимательно как-нибудь посмотрите: в конце This is the warning. Watch the movie, and каждой части кинокартины в верхнем правом углу you’ll see two dots at the end of a reel. экрана вспыхивают две белые точки.

“Cigarette burns,” they’re called in the Профессионалы называют их «звездочками».

business.

The first white dot, this is the two-minute Одна белая точка означает, что до конца части warning. You get the second projector осталось две минуты. В этот момент нужно started so it will be running up to speed. включить второй проектор, чтобы он успел прогреться.

The second white dot is the five-second Вторая белая точка появляется за пять секунд до warning. Excitement. You’re standing конца части. Трудно описать, что чувствуешь, between the two projectors and the booth is когда стоишь между двумя проекторами, и оба sweating hot from the xenon bulbs that if пышут жаром от пылающих в них ксеноновых ламп, you looked right at them you’re blind. The таких ярких, что можно ослепнуть от одного first dot flashes on the screen. The sound взгляда на них. На экране вспыхивает белая in a movie comes from a big speaker behind точка. Звук в кинотеатре воспроизводится the screen. The projectionist booth is колонками, установленными в зале. В soundproof because inside the booth is the проекционной ничего не слышно, потому что она racket of sprockets snapping film past the отделена от зала звукоизоляцией. Это для того lens at six feet a second, ten frames a чтобы стрекот и треск, производимый foot, sixty frames a second snapping проекторами, не мешал зрителям. Лента through, clattering Gatling-gun fire. The проносится между линзами со скоростью шесть two projectors running, you stand between футов в секунду, в каждом футе – десять кадров.

and hold the shutter lever on each. On Шестьдесят кадров в секунду проглатывает really old projectors, you have an alarm on проектор, словно пулеметную ленту и тарахтит the hub of the feed reel. при этом совсем как настоящий пулемет. Два проектора работают, ты стоишь между ними и держишь в каждой руке ручки заслонок. А на самых старых проекторах на подающей бобине есть еще звуковой сигнал, который начинает звучать, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Even after the movie’s on television, the когда пленка уже подходит к концу.

warning dots will still be there. Even on «Звездочки» остаются даже после перегонки airplane movies. фильма на видео. Видно их и на тех фильмах, As most of the movie rolls onto the take-up которые показывают в самолетах.По мере того, reel, the take-up reel turns slower and the как пленка сматывается, принимающая бобина feed reel has to turn faster. At the end of начинает крутиться все медленнее и медленнее, а a reel, the feed reel turns so fast the подающая – быстрее и быстрее. Звуковой сигнал – alarm will start ringing to warn you that a это такой звонок, который звенит, когда бобина changeover is coming up. крутится очень быстро. А значит – пора менять The dark is hot from the bulbs inside the посты.В проекционной темно, пышет жаром от projectors, and the alarm is ringing. Stand невидимых ламп, звенит звонок. Ты стоишь между there between the two projectors with a двумя проекторами с ручками заслонок в руках и lever in each hand, and watch the corner of смотришь в правый верхний угол экрана.

the screen. The second dot flashes. Count Вспыхивает вторая точка. Сосчитай про себя до to five. Switch one shutter closed. At the пяти. Закрой одну заслонку и одновременно same time, open the other shutter. открой вторую.

Changeover. Смена постов.

The movie goes on. Фильм продолжается.

Nobody in the audience has any idea. Никто в зале ничего не замечает.

The alarm is on the feed reel so the movie Когда на подающей бобине имеется звуковой projectionist can nap. A movie сигнал, киномеханик может позволить себе projectionist does a lot he’s not supposed подремать. Киномеханики вообще много чего могут to. Not every projector has the alarm. At себе позволить. Иногда звукового сигнала на home, you’ll sometimes wake up in your dark подающей бобине нет. Дома тебе порой снится, bed with the terror you’ve fallen asleep in что ты проспал смену постов, и ты просыпаешься the booth and missed a changeover. The в ужасе посреди ночи. В зале шумят зрители. Ты audience will be cursing you. The audience, разбил мечту серебряного экрана, пробудил их their movie dream is ruined, and the ото сна, и они негодуют. Директор кинотеатра manager will be calling the union. снимает телефонную трубку и собирается позвонить в профсоюз.

You wake up at Krissy Field. Ты просыпаешься в Крисси Фильд.

Самое приятное в поездках – это то, что в них тебя окружает одноразовый мир. Поселяешься в номере отеля и находишь там одноразовое мыло, The charm of traveling is everywhere I go, одноразовые пакетики с шампунем, крошечные tiny life. I go to the hotel, tiny soap, одноразовые брикеты масла, одноразовое tiny shampoos, single-serving butter, tiny полоскание для рта и даже одноразовую зубную mouthwash and a single-use toothbrush. Fold щетку. Сядьте в стандартное кресло в салоне into the standard airplane seat. You’re a самолета и осмотритесь вокруг. Вы почувствуете giant. The problem is your shoulders are себя Гулливером в стране лилипутов. Ваши плечи too big. Your Alice in Wonderland legs are слишком широки. Ваши ноги такие же длинные, как all of a sudden miles so long they touch у Алисы, когда та съела волшебный пирожок;

the feet of the person in front. Dinner ступни находятся на расстоянии в несколько миль arrives, a miniature do-it-yourself Chicken от вас и упираются в ноги соседа спереди.

Cordon Bleu hobby kit, sort of a put-it Приносят обед. Он напоминает миниатюрный together project to keep you busy. конструктор на тему "Собери сам цыпленка «Кордон Блю», какую-то изящную головоломку, которую выдают тебе, чтобы ты не скучал в полете.

The pilot has turned on the seat-belt sign, Пилот включает табло «Пристегните привязные and we would ask you to refrain from moving ремни» и просит нас не покидать свои места.

about the cabin.

You wake up at Meigs Field. Ты просыпаешься в Мейгз Фильд.

Sometimes, Tyler wakes up in the dark, Иногда Тайлер Дерден просыпается в ужасе Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru buzzing with the terror that he’s missed a посреди ночи, потому что ему снится, что он reel change or the movie has broken or the проспал смену постов, или что пленка порвалась, movie has slipped just enough in the или выскользнула из направляющих, и шестеренки projector that the sprockets are punching a зажевали звуковую дорожку.

line of holes through the sound track.

After a movie has been sprocket run, the Если такое случается, то при воспроизведении light of the bulb shines through the sound вместо реплик актеров зрители слышат что-то track and instead of talk, you’re blasted вроде звука, который производят лопасти with the helicopter blade sound of whop вертолета при вращении – фырр! фыррр! фырррр!

whop whop as each burst of light comes Этот звук возникает, когда луч света, through a sprocket hole. направленный на фотоэлемент, проходит через отверстия, оставленные зубцами шестеренок на звуковой дорожке.

What else a projectionist shouldn’t do: А вот еще одна вещь, которую киномеханику Tyler makes slides out of the best single делать не положено: Тайлер вырезает отдельные frames from a movie. The first full frontal самые удачные кадры из ленты и делает из них movie anyone can remember had the naked слайды. Первая кинокартина с откровенной actress Angie Dickinson. обнаженкой, получившая широкую известность, включала в себя кадры с голой актрисой Энджи Дикинсон.

By the time a print of this movie had За то время, пока копия фильма добиралась с shipped from the West Coast theaters to the Западного побережья до Восточного, вся East Coast theaters, the nude scene was обнаженка полностью исчезла. Один киномеханик gone. One projectionist took a frame. вырезал кадр. Другой киномеханик вырезал кадр.

Another projectionist took a frame. Всем хотелось иметь у себя изображение голой Everybody wanted to make a naked slide of Энджи Дикинсон. А уж когда в киношках начали Angle Dickinson. Porno got into theaters показывать порнуху, то эти парни разжились and these projectionists, some guys they просто эпическими коллекциями слайдов!

built collections that got epic.

You wake up at Boeing Field. Ты просыпаешься в Боинг Фильд.

You wake up at LAX. Ты просыпаешься в международном аэропорту Лос Анджелеса.

We have an almost empty flight, tonight, so Сегодня на нашем рейсе почти нет пассажиров, feel free to fold the armrests up into the так что можно убрать подлокотники и растянуться seatbacks and stretch out. You stretch out, на креслах во весь рост. Вытягиваешься, вьешься zigzag, knees bent, waist bent, elbows bent ужом, выгибаешь спину, руки, ноги, across three or four seats. I set my watch раскидываешься на три-четыре кресла вокруг. Я two hours earlier or three hours later, перевожу часы на два часа назад или на три часа Pacific, Mountain, Central, or Eastern вперед: Тихоокеанское, Центральное, Восточное time;

lose an hour, gain an hour. поясное время, поясное время Скалистых гор. Час теряешь, час выигрываешь.

This is your life, and it’s ending one Это твоя жизнь, и с минуты на минуту ей придет minute at a time. конец.

You wake up at Cleveland Hopkins. Ты просыпаешься в кливлендском аэропорту имени Хопкинса.

You wake up at SeaTac, again. Ты вновь просыпаешься в Си Таке.

You’re a projectionist and you’re tired and От работы киномеханика быстро устаешь и angry, but mostly you’re bored so you start становишься злым. Но чаще всего начинаешь by taking a single frame of pornography просто маяться от скуки. И тогда берешь слайд collected by some other projectionist that из порнографической коллекции, собранной твоим you find stashed away in the booth, and you предшественником, и вклеиваешь кадр с крупным splice this frame of a lunging red penis or планом здоровенного красного члена или a yawning wet vagina closeup into another распахнутого влажного влагалища в feature movie. художественный фильм.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru This is one of those pet adventures, when И вот на экране фильм про зверушек, в котором the dog and cat are left behind by a пес и кот, потерявшие хозяев во время traveling family and must find their way путешествия, ищут дорогу домой. И в третьей home. In reel three, just after the dog and части, сразу после того, как эти говорящие cat, who have human voices and talk to each человеческими голосами четвероногие other, have eaten out of a garbage can, подкрепились объедками из мусорного бака, на there’s the flash of an erection. экране промелькивает изображение полноценной эрекции.

Tyler does this. Это работа Тайлера.

A single frame in a movie is on the screen Отдельный кадр виден на экране в течение одной for one-sixtieth of a second. Divide a шестидесятой доли секунды. Разделите секунду на second into sixty equal parts. That’s how шестьдесят равных частей. Именно столько была long the erection is. Towering four stories видна эрекция. Монументальный член высотой в tall over the popcorn auditorium, slippery четырехэтажный дом нависает над жующей попкорн red and terrible, and no one sees it. публикой, и никто его не видит.

You wake up at Logan, again. Ты вновь просыпаешься в Логане.

This is a terrible way to travel. I go to Эти поездки – сплошная мука. Я езжу на те meetings my boss doesn’t want to attend. I встречи, в которых не желает участвоват мой take notes. I’ll get back to you. начальник. Я все тщательно записываю. Я приезжаю и докладываю.

Wherever I’m going, I’ll be there to apply Моя задача заключается в правильном применении the formula. I’ll keep the secret intact. секретной формулы.

It’s simple arithmetic. Чистая арифметика.

It’s a story problem. Классическая задачка из учебника.

If a new car built by my company leaves Если новая машина, произведенная компанией, на Chicago traveling west at 60 miles per которую я работаю, выехала из Чикаго со hour, and the rear differential locks up, скоростью шестьдесят миль в час, и тут у нее and the car crashes and burns with everyone заклинило дифференциал, и она улетела в кювет, trapped inside, does my company initiate a разбилась, бензобак взорвался и все, кто были в recall? салоне, сгорели заживо, должна ли компания отозвать все проданные автомобили этой модели на доработку?

You take the population of vehicles in the Возьмите общее количество проданных на field (A) and multiply it by the probable настоящий момент автомобилей (А), умножьте на rate of failure (B), then multiply the среднее количество серьезных отказов (В), а result by the average cost of an out-of- затем умножьте произведение на среднюю court settlement (C). стоимость урегулирования иска родственников пострадавших во внесудебном порядке (С).

A times B times C equals X. This is what it А х В х С = X. Вот во сколько нам обойдется will cost if we don’t initiate a recall. проблема, если мы не будем отзывать модель на доработку.

If X is greater than the cost of a recall, Если Х превышает стоимость доработки, томы we recall the cars and no one gets hurt. производим доработку, и аварий больше не бывает.

If X is less than the cost of a recall, Если Х меньше, чем стоимость доработки, то мы then we don’t recall. доработку не производим.

Everywhere I go, there’s the burned-up Куда бы я не ехал, в конце пути меня ждет wadded-up shell of a car waiting for me. I обгоревший и покореженный корпус автомобиля. Я know where all the skeletons are. Consider знаю каждый скелет, который мы прячем в шкафу.

this my job security. Считайте это моим допуском к секретной Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru информации.

Hotel time, restaurant food. Everywhere I Ночи в гостиницах, ужины в ресторанах. В дороге go, I make tiny friendships with the people заводишь знакомства с одноразовыми знакомыми, sitting beside me from Logan to Krissy to которые очутились на соседнем кресле по пути из Willow Run. Логана в Монтгомери, и из Монтгомери в Уиллоу Ран.

What I am is a recall campaign coordinator, – Я работаю координатором отдела рекламаций, – I tell the single-serving friend sitting говорю я моим одноразовым знакомым, – но мечтаю next to me, but I’m working toward a career о карьере мойщика посуды.

as a dishwasher.

You wake up at O’Hare, again. Ты вновь просыпаешься в О'Харе.

* * * * * * Tyler spliced a penis into everything after После первого успеха Тайлер начал вклеивать that. Usually, close-ups, or a Grand Canyon пенис куда ни попадя. Или, если не пенис, то vagina with an echo, four stories tall and налитое кровью четырехэтажное влагалище twitching with blood pressure as Cinderella величиной с Большой Каньон, которое danced with her Prince Charming and people промелькивало на экране в тот момент, когда watched. Nobody complained. People ate and принц приглашал Золушку на танец. Народ смотрел drank, but the evening wasn’t the same. и ничего не замечал. Зрители пили и жевали как People feel sick or start to cry and don’t прежде, но что-то изменялось в их подсознании.

know why. Only a hummingbird could have Некоторым внезапно становилось дурно или они caught Tyler at work. начинали плакать безо всякой причины. Никто не понимал, в чем дело. Только птичка колибри смогла бы поймать Тайлера за руку.

You wake up at JFK. Ты просыпаешься в аэропорту имени Кеннеди.

I melt and swell at the moment of landing Я растекаюсь в жижу в момент приземления, когда when one wheel thuds on the runway but the одно колесо с глухим стуком касается дорожки, и plane leans to one side and hangs in the самолет накреняется в одну сторону и повисает в decision to right itself or roll. For this нерешительности, не зная, то ли ему moment, nothing matters. Look up into the опрокинуться, то ли покатиться дальше. В этот stars and you’re gone. Not your luggage. миг все теряет значение. Стоит только поднять Nothing matters. Not your bad breath. The голову, посмотреть на звезды – и ты пропал.

windows are dark outside and the turbine Ничего больше не имеет значения. Ни сохранность engines roar backward. The cabin hangs at багажа. Ни запах изо рта. В окнах темно, а the wrong angle under the roar of the сзади ревут турбины. Салон кренится под опасным turbines, and you will never have to file углом и тебе уже никогда не придется заполнять another expense account claim. Receipt командировочный отчет. Для компенсации расходов required for items over twenty-five свыше двадцати пяти долларов необходимо dollars. You will never have to get another предоставить квитанцию. Тебе уже никогда не haircut. понадобится парикмахер.

A thud, and the second wheel hits the Снова глухой стук – это второе колесо коснулось tarmac. The staccato of a hundred seatbelt покрытия. Звучит стаккато сотен расстегиваемых buckles snapping open, and the single-use замков привязных ремней и очередной одноразовый friend you almost died sitting next to знакомый, рядом с которым ты только что чуть не says: умер, говорит:

I hope you make your connection. – Надеюсь, все у вас пройдет гладко.

Yeah, me too. Я тоже надеюсь.

And this is how long your moment lasted. Вот и еще один миг позади. И жизнь идет своим And life goes on. чередом.

And somehow, by accident, Tyler and I met. И однажды, по чистой случайности, я повстречался с Тайлером Дерденом.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru It was time for a vacation. Пришла пора отпуска.

You wake up at LAX. Ты просыпаешься в международном аэропорту Лос Анджелеса.

Again. Вновь.

How I met Tyler was I went to a nude beach. С Тайлером я познакомился на нудистском пляже.

This was the very end of summer, and I was Дело было в самом конце лета, меня разморила asleep. Tyler was naked and sweating, жара, и я задремал. Голое тело Тайлера было gritty with sand, his hair wet and stringy, покрыто потом и песком, слипшиеся длинные hanging in his face. волосы закрывали лицо.

Tyler had been around a long time before we Тайлер бродил по соседству со мной задолго до met. того, как мы познакомились.

Tyler was pulling driftwood logs out of the Тайлер вылавливал из зоны прибоя плавник и surf and dragging them up the beach. In the выволакивал его на пляж. Затем он вкапывал wet sand, he’d already planted a half бревна в сырой песок, так что они превращались circle of logs so they stood a few inches в столбы высотой в человеческий рост. Когда я apart and as tall as his eyes. There were проснулся, Тайлер вкопал уже четыре бревна и four logs, and when I woke up, I watched волок пятое. Он вырыл в песке глубокую яму, а Tyler pull a fifth log up the beach. Tyler затем опустил в нее бревно одним концом, и оно dug a hole under one end of the log, then встало почти вертикально.

lifted the other end until the log slid into the hole and stood there at a slight angle.

You wake up at the beach. Ты просыпаешься на пляже.

We were the only people on the beach. Кроме нас на пляже никого не было.

With a stick, Tyler drew a straight line in Тайлер взял палку и начертил на песке прямую the sand several feet away. Tyler went back линию в нескольких футах от бревна. Затем он to straighten the log by stamping sand вернулся к бревну и принялся утрамбовывать around its base. ногами песок вокруг него.

I was the only person watching this. Кроме меня никто этого не видел.

Tyler called over, “Do you know what time Тайлер окрикнул меня:

it is?” – Эй, не знаешь, который час?

I asked, where? Я сказал:

– Смотря где...

“Right here,” Tyler said. “Right now.” – Здесь, – уточнил Тайлер. – Здесь и сейчас.

It was 4:06 p.m. Шестнадцать часов ноль шесть минут.

After a while, Tyler sat cross-legged in Вскоре Тайлер уселся по-турецки в тени, которую the shadow of the standing logs. Tyler sat отбрасывали бревна. Посидев несколько минут, он for a few minutes, got up and took a swim, встал, окунулся в воду, затем надел майку и pulled on a T-shirt and a pair of шорты и собрался уходить. Я не мог не спросить sweatpants, and started to leave. I had to его.

ask.

I had to know what Tyler was doing while I Мне ужасно хотелось знать, что он такое was asleep. сооружал, пока я спал.

If I could wake up in a different place, at Если я могу проснуться в другом месте и в a different time, could I wake up as a другое время, чем те место и время, в которых я different person? заснул, почему бы однажды мне не проснуться другим человеком?

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru I asked if Tyler was an artist. Я спросил Тайлера, не художник ли он.

Tyler shrugged and showed me how the five Тайлер пожал плечами и объяснил мне, что он standing logs were wider at the base. Tyler специально выбрал пять таких бревен, которые showed me the line he’d drawn in the sand, расширялись бы к основанию. Затем он объяснил and how he’d use the line to gauge the мне, зачем начертил на песке линию и как при shadow cast by each log. помощи этой линии он определил положение тени от каждого из пяти бревен.

Sometimes, you wake up and have to ask Иногда ты просыпаешься непонятно где, и тогда where you are. приходится задавать вопросы.

What Tyler had created was the shadow of a Тень гигантской руки – вот что создал Тайлер.

giant hand. Only now the fingers were Только теперь все пальцы, кроме большого, были Nosferatu-long and the thumb was too short, непропорционально длинными, как пальцы but he said how at exactly four-thirty the Носферату, а большой, наоборот, слишком hand was perfect. The giant shadow hand was короток. Но в половину пятого, объяснил Тайлер, perfect for one minute, and for one perfect тень руки выглядела идеально. Тень гигантской minute Tyler had sat in the palm of a руки выглядела совершенной всего какую-то perfection he’d created himself. минуту, и именно эту минуту Тайлер и сидел в тени созданного им совершенства.

You wake up, and you’re nowhere. Ты просыпаешься и оказываешься нигде.

One minute was enough, Tyler said, a person Одной минуты вполне достаточно, объяснил had to work hard for it, but a minute of Тайлер. Приходится попотеть, чтобы достичь perfection was worth the effort. A moment совершенства, но минутное совершенство was the most you could ever expect from оправдывает все усилия. От совершенства и perfection. требовать нельзя, чтобы оно длилось дольше.

You wake up, and that’s enough. Ты просыпаешься, и будь этим доволен.

His name was Tyler Durden, and he was a Его звали Тайлер Дерден, и он работал movie projectionist with the union, and he киномехаником, а еще официантом на банкетах в was a banquet waiter at a hotel, downtown, шикарной гостинице. Он оставил мне номер своего and he gave me his phone number. телефона.

And this is how we met. Вот так мы и познакомились.

All the usual brain parasites are here, Сегодня ночью у паразитов мозга аншлаг. В tonight. Above and Beyond always gets a big «Преодолей себя!» посещаемость всегда на turnout. This is Peter. This is Aldo. This высоте. Это – Питер, это – Альдо, а это – is Marcy. Марси.

Hi. Привет!

The introductions, everybody, this is Marla Нас представляют друг другу. Знакомьтесь, это – Singer, and this is her first time with us. Марла Зингер, она у нас новенькая.

Hi, Marla. Привет, Марла!

At Above and Beyond, we start with the В «Преодолей себя!» мы начинаем обычно с Обмена Catch-Up Rap. The group isn’t called Новостями. Ни слова о паразитах. Разве наша Parasitic Brain Parasites. You’ll never группа имеет какое-то отношение к паразитам?

hear anyone say “parasite.” Everybody is Ничего подобного, всем постоянно становится always getting better. Oh, this new лучше. О, эта новая методика лечения! Все medication. Everyone’s always just turned только что пошли на поправку. Однако во всем the corner. Still, everywhere, there’s the ощущается неизбывный привкус пятидневной squint of a five-day headache. A woman непрерывной головной боли. Одна из женщин wipes at involuntary tears. Everyone gets a разражается беспричинными слезами. У всех висит name tag, and people you’ve met every на груди табличка с именем. Мы встречаемся уже Tuesday night for a year, they come at you, целый год каждый вторник, и тем не менее handshake hand ready and their eyes on your многие, подходя к тебе с протянутой для Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru name tag. рукопожатия ладонью, смотрят на табличку, чтобы узнать, как тебя зовут.

I don’t believe we’ve met. Извините, разве мы уже встречались?

No one will ever say parasite. They’ll say, Никто не употребляет слова паразит, все говорят agent. возбудитель.

They don’t say cure. They’ll say, Никто не употребляет слова лечение, все говорят treatment. процедура.

In Catch-Up Rap, someone will say how the Так что во время Обмена Новостями кто-нибудь agent has spread into his spinal column and сообщает, что возбудитель внезапно проник к now all of a sudden he’ll have no control нему в спинной мозг, и поэтому у него внезапно of his left hand. The agent, someone will отнялась рука. А другой говорит, что say, has dried the lining of his brain so возбудитель вызвал у него потерю внутричерепной now the brain pulls away from the inside of жидкости, и теперь мозг задевает о стенки his skull, causing seizures. черепа, от чего случаются судороги.

The last time I was here, the woman named Во время последнего собрания, которое я Chloe announced the only good news she had. посетил, Клои сообщила нам радостную весть. С Chloe pushed herself to her feet against трудом поднявшись на ноги и опираясь на the wooden arms of her chair and said she подлокотники кресла, она поведала нам, что no longer had any fear of death. больше не боится смерти. Сегодня после Tonight, after the introductions and Catch- знакомства и Обмена Новостями, душка, которой я Up Rap, a girl I don’t know, with a name никогда раньше не видел, по имени Гленда (если tag that says Glenda, says she’s Chloe’s верить табличке) сказала, что она – сестра Клои sister and that at two in the morning last и что Клои умерла в прошлый вторник в два часа Tuesday, Chloe finally died. утра.

Oh, this should be so sweet. For two years, Какая прелесть! Два года Клои плакала в моих Chloe’s been crying in my arms during hug объятиях, и вот она умерла и лежит в земле, или time, and now she’s dead, dead in the в урне, или в мавзолее, или – как его там – в ground, dead in an urn, mausoleum, колумбарии. Еще одно доказательство того, что в columbarium. Oh, the proof that one day один прекрасный день и ты станешь лакомством you’re thinking and hauling yourself для червей и удобрением для растений. Смерть – around, and the next, you’re cold это волшебное чудо, и я бы не имел ничего fertilizer, worm buffet. This is the против нее, когда бы не эта тварь.

amazing miracle of death, and it should be so sweet if it weren’t for, oh, that one.

Marla. Марла.

Oh, and Marla’s looking at me again, Она снова уставилась на меня, словно кроме меня singled out among all the brain parasites. тут у паразитов не на кого и смотреть.

Liar. Лжец.

Faker. Симулянтка.

Marla’s the faker. You’re the faker. Марла – симулянтка. И ты тоже симулянт.

Everyone around when they wince or twitch Да и все кругом притворяются, когда внезапно and fall down barking and the crotch of валятся на землю, хрипят, пускают пену и делают their jeans turns dark blue, well, it’s all себе в штаны.

just a big act.

Guided meditation all of a sudden won’t Сегодня вечером направленная медитация take me anywhere, tonight. Behind each of неожиданно не действует на меня. За всеми семью the seven palace doors, the green door, the вратами дворца – за зелеными, за оранжевыми – orange door, Marla. The blue door, Marla стоит Марла. И за голубой тоже стоит Марла.

stands there. Liar. In the guided Лжец. Когда я проникаю в пещеру, животным, meditation through the cave of my power символизирующим мою волю, тоже оказывается animal, my power animal is Marla. Smoking Марла. Марла затягивается сигаретой и смотрит her cigarette, Marla, rolling her eyes. по сторонам. Лжец. Черные волосы и губы, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Liar. Black hair and pillowy French lips. пухлые, как французские подушки. Симулянтка.

Faker. Italian dark leather sofa lips. You Губы, нежные, как кожаный итальянский диван. От can’t escape. таких не убежишь.

Chloe was the genuine article. А вот Клои была настоящая.

Chloe was the way Joni Mitchell’s skeleton Она походила на скелет Джони Митчел, который would look if you made it smile and walk заставили улыбаться и ухаживать за гостями на around a party being extra special nice to большой вечеринке. Я часто представляю себе everyone. Picture Chloe’s popular skeleton маленький мультяшный скелетик Клои, размером с the size of an insect, running through the небольшого насекомого, который бежит по vaults and galleries of her innards at two галереям и закоулкам ее собственных in the morning. Her pulse a siren overhead, внутренностей в два часа утра, в то время где announcing: Prepare for death in ten, in то вдалеке завывает сирена и чей-то голос nine, in eight seconds. Death will commence объявляет: «Приготовьтесь к смерти через in seven, six … десять, девять, восемь секунд». «Смерть наступит через семь, шесть...».

At night, Chloe ran around the maze of her В ночной темноте Клои бежит по лабиринту own collapsing veins and burst tubes рвущихся вен и взрывающихся труб, брызжущих spraying hot lymph. Nerves surface as trip горячей лимфой. Нервы выступают на поверхности wires in the tissue. Abscesses swell in the тканей пучками проводов. Абсцессы вздуваются tissue around her as hot white pearls. жаркими белыми бусинами.

The overhead announcement, prepare to Голос сверху объявляет: «Приготовьтесь к evacuate bowels in ten, in nine, eight, опорожнению кишечника через десять, девять, seven. восемь, семь...».

Prepare to evacuate soul in ten, in nine, «Приготовьтесь к эвакуации души через десять, eight. девять, восемь...».

Chloe’s splashing through the ankle-deep Клои шлепает по вытекшей из отказавших почек backup of renal fluid from her failed жидкости.

kidneys.

Death will commence in five. «Смерть наступит через пять...».

Five, four. «Пять, четыре...».

Four. «Четыре...».

Around her, parasitic life spray paints her Повсюду видны следы жизнедеятельности heart. паразитов, похожие на граффити, нарисованные аэрозольной краской на поверхности сердца.

Four, three. «Четыре, три...».

Three, two. «Три, два...».

Chloe climbs hand-over-hand up the curdled Клои карабкается на четвереньках по рифленой lining of her own throat. поверхности собственного горла.

Death to commence in three, in two. «Смерть наступит через три, две...».

Moonlight shines in through the open mouth. Лунный свет льется в открытый рот.

Prepare for the last breath, now. «Приготовьтесь к последнему вздоху – ноль!».

Evacuate. Душа эвакуируется.

Now. Ноль!

Soul clear of body. Отделение от тела.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Now. Ноль!

Death commences. Смерть наступила.

Now.

Oh, this should be so sweet, the remembered Как это было бы славно: сжимать и сжимать в warm jumble of Chloe still in my arms and объятиях теплую дрожь Клои, в то время как сама Chloe dead somewhere. Клои уже давно лежит в сырой земле!

Всё!

But no, I’m watched by Marla. Но вместо этого на меня смотрит Марла.

In guided meditation, I open my arms to Во время направленной медитации, я раскрываю receive my inner child, and the child is объятия, чтобы принять в них ребенка, живущего Marla smoking her cigarette. No white во мне, но вместо ребенка в объятия мои healing ball of light. Liar. No chakras. устремляется дымящая как паровоз Марла. Белый Picture your chakras opening as flowers and исцеляющий шар света не появляется. Лжец. Чакры at the center of each is a slow motion остаются закрытыми. Представьте себе каждую explosion of sweet light. чакру, как распускающийся цветок, в центре которого, словно в замедленной съемке, вспыхивают лучи белого света.

Liar. Лжец.

My chakras stay closed. Мои чакры не хотят открываться.

When meditation ends, everyone is Когда направленная медитация заканчивается, все stretching and twisting their heads and встают на ноги, потягиваются, отряхиваются и pulling each other to their feet in готовятся к терапевтическому телесному preparation. Therapeutic physical contact. контакту. Когда приходит время обниматься, я For the hug, I cross in three steps to делаю три шага навстречу Марле, распахиваю руки stand against Marla who looks up into my и смотрю по сторонам, ища подсказки, что мне face as I watch everyone else for the cue. делать дальше.

Let’s all, the cue comes, embrace someone Подсказка: обними того, кто идет тебе near us. навстречу.

My arms clamp around Marla. Мои руки смыкаются у Марлы за спиной.

Pick someone special to you, tonight. Выбери сегодня того, кто тебе нужен.

Marla’s cigarette hands are pinned to her Рука Марлы, сжимающая сигарету, надежно прижата waist. к бедру.

Tell this someone how you feel. Расскажи ему, как ты себя чувствуешь.

Marla doesn’t have testicular cancer. Marla У Марлы нет рака яичек. У нее нет даже doesn’t have tuberculosis. She isn’t dying. туберкулеза. Она и не собирается умирать.

Okay in that brainy brain-food philosophy Ладно, беру свои слова обратно, с высшей way, we’re all dying, but Marla isn’t dying философской точки зрения мы все потихоньку the way Chloe was dying. умираем, но Марла умирает совсем не так, как умирала Клои.

The cue comes, share yourself. Еще одна подсказка: поделись самым сокровенным.

So, Marla, how do you like them apples? Алло, Марла, ты яблоки любишь?

Share yourself completely. Самым сокровенным.

So, Marla, get out. Get out. Get out. Марла, валила бы ты отсюда. Вон! Вон!

Go ahead and cry if you have to. Вали отсюда вон и плачь там, где я тебя не вижу.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Marla stares up at me. Her eyes are brown. Марла смотрит мне прямо в лицо. У нее карие Her earlobes pucker around earring holes, глаза. Мочки ее ушей проколоты, но сережек она no earrings. Her chapped lips are frosted не носит. На растрескавшихся губах лежат, with dead skin. словно изморозь, чешуйки отшелушившейся кожи.

Go ahead and cry. Вали отсюда и плачь.

“You’re not dying either,” Marla says. – Ты тоже вроде еще не помираешь, – говорит Марла.

Around us, couples stand sobbing, propped Вокруг нас, обнявшись, рыдают пары.

against each other.

“You tell on me,” Marla says, “and I’ll – Расскажи мне все честно, – твердит Марла, – а tell on you.” я расскажу тебе.

Then we can split the week, I say. Marla Мы можем честно поделить неделю, объясняю я.

can have bone disease, brain parasites, and Марла берет себе костные болезни, болезни мозга tuberculosis. I’ll keep testicular cancer, и туберкулез. Я оставляю за собой рак яичек, blood parasites, and organic brain паразитов крови и хроническое слабоумие.

dementia.

Марла спрашивает:

Marla says, “What about ascending bowel – А как насчет рака кишечника?

cancers?” The girl has done her homework. Да, эта девочка твердо вызубрила свой урок.

We’ll split bowel cancer. She gets it the Рак кишечника мы поделим поровну. Ей достаются first and third Sunday of every month. первое и третье воскресенья каждого месяца.

“No,” Marla says. No, she wants it all. The – Нет, – отрезает Марла.

cancers, the parasites. Marla’s eyes Рак кишечника она хочет весь. И паразитов, и narrow. She never dreamed she could feel so остальной рак тоже. Марла прищуривает глаза.

marvelous. She actually felt alive. Her Она и мечтать не мечтала, что может так skin was clearing up. All her life, she прекрасно чувствовать себя. Она впервые never saw a dead person. There was no real чувствует себя живой. Ее прыщи прошли. За всю sense of life because she had nothing to свою жизнь она ни разу не видела мертвеца. Она contrast it with. Oh, but now there was не понимала, что такое жизнь, потому что ей не dying and death and loss and grief. Weeping с чем было сравнивать. О, но теперь-то она and shuddering, terror and remorse. Now знает, что такое смерть и умирание, что такое that she knows where we’re all going, Marla настоящее горе и подлинная утрата. Что такое feels every moment of her life. плач и содрогание, смертный ужас и угрызения совести. Теперь, когда Марла знает, что с нами всеми будет, она может наслаждаться каждым мгновением своей жизни.

No, she wasn’t leaving any group. Нет, она не отдаст мне ни одной группы.

“Not and go back to the way life felt – Я ни за что не соглашусь жить, как жила before,” Marla says. “I used to work in a раньше, – говорит Марла. – Раньше, чтобы жить и funeral home to feel good about myself, наслаждаться просто тем, что еще дышишь, я just the fact I was breathing. So what if I работала в бюро похоронных услуг. У меня, couldn’t get a job in my field.” правда, совсем другая специальность, ну и что с того?

Then go back to your funeral home, I say. Тогда и вали отсюда в свое бюро похоронных услуг, предлагаю я.

“Funerals are nothing compared to this,” – Похороны – это ничто в сравнении с группами Marla says. “Funerals are all

Abstract

поддержки, – возражает Марла. – Похороны – это ceremony. Here, you have a real experience абстрактная церемония. В них нет истинного of death.” ощущения смерти. А здесь оно есть.

Couples around the two of us are drying Пары вокруг нас утирают слезы, сморкаются, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru their tears, sniffing, patting each other хлопают друг друга по спине и расходятся.

on the back and letting go.

We can’t both come, I tell her. Мы не можем ходить в группу вместе, говорю я.

– Тогда не ходи.

“Then don’t come.” I need this. Мне это нужно.

“Then go to funerals.” – Тогда ходи на похороны.

Everyone else has broken apart and they’re Все уже встали в круг и берутся за руки, joining hands for the closing prayer. I let готовясь к завершающей молитве. Я отпускаю Marla go. “How long have you been coming Марлу.

here?” The closing prayer. – Как долго ты ходишь сюда?

Two years. Два года.

A man in the prayer circle takes my hand. Кто-то берет меня за руку. Кто-то берет за руку A man takes Marla’s hand. These prayers Марлу.

start and usually, my breathing is blown. Когда начинается молитва, у меня, как обычно, Oh, bless us. Oh, bless us in our anger and перехватывает дыхание. О, благослови нас! О, our fear. благослови нас в нашем гневе и страхе!

“Two years?” Marla tilts her head to – Два года? – шепчет Марла, склонив голову whisper. Oh, bless us and hold us. Anyone набок.О, благослови нас и сохрани.

who might’ve noticed me in two years has Все, кто могли бы заметить, что я в этой группе either died or recovered and never came уже два года, или умерли или выздоровели и back. перестали сюда ходить.

Help us and help us. Помоги нам, помоги нам.

“Okay,” Marla says, “okay, okay, you can – Ах так, – говорит Марла, – ну что ж, тогда я have testicular cancer.” отдаю тебе рак яичек.

Big Bob the big cheesebread crying all over Большой Боб, здоровенный шмат сала, обливает me. Thanks. Bring us to our destiny. Bring меня слезами. Спасибо тебе большое, Марла.

us peace. Направь нас к нашей участи и даруй нам покой.

“Don’t mention it.” – Пожалуйста.

This is how I met Marla. Вот так я и познакомился с Марлой.

Chapter 4 The security taskforce guy explained Парень из службы безопасности мне все everything to me. разъяснил.

Baggage handlers can ignore a ticking Грузчики не обращают никакого внимания на suitcase. The security task force guy, he чемодан, в котором что-то тикает. Парень из called baggage handlers Throwers. Modern службы безопасности зовет грузчиков bombs don’t tick. But a suitcase that «швырялами». Современные бомбы не тикают. Но vibrates, the baggage handlers, the если чемодан вибрирует, то и «швырялы», и Throwers, have to call the police. служба безопасности обязаны вызвать полицию.

How I came to live with Tyler is because У Тайлера я поселился именно из-за этой most airlines have this policy about политики большинства авиакомпаний в отношении vibrating baggage. вибрирующего багажа.

My flight back from Dulles, I had Возвращаясь из Даллса, я вез с собой один everything in that one bag. When you travel чемодан, в котором было упаковано все. Когда a lot, you learn to pack the same for every часто ездишь, вскоре вырабатывается привычка trip. Six white shirts. Two black trousers. возить с собой все самое необходимое. Шесть The bare minimum you need to survive. белых рубашек. Две пары черных брюк. Минимум, необходимый для выживания.

Traveling alarm clock. Дорожный будильник.

Cordless electric razor. Электрическую бритву на аккумуляторах.

Toothbrush. Зубную щетку.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Six pair underwear. Шесть пар трусов.

Six pair black socks. Шесть пар черных носков.

It turns out, my suitcase was vibrating on Если верить парню из службы безопасности, при departure from Dulles, according to the погрузке в Даллсе мой чемодан начал вибрировать security task force guy, so the police took и полиция сняла его с полета. В этом чемодане it off the flight. Everything was in that было все. Жидкость для контактных линз. Красный bag. My contact lens stuff. One red tie галстук в голубую полоску. Голубой галстук в with blue stripes. One blue tie with red красную полоску. Не в тонкую полоску, как stripes. These are regimental stripes, not клубные галстуки, а в широкую, как офицерские с club tie stripes. And one solid red tie. цветами части. Еще один просто красный галстук.

A list of all these things used to hang on Список всех этих вещей я прикрепил у себя дома the inside of my bedroom door at home. к двери платяного шкафа.

Home was a condominium on the fifteenth Мой дом – это квартира на пятнадцатом этаже floor of a high-rise, a sort of filing кондоминиума, расположенного в многоквартирном cabinet for widows and young professionals. доме, напоминающем мне стеллаж для пожилых вдов The marketing brochure promised a foot of и молодых профессионалов. Рекламная брошюра concrete floor, ceiling, and wall between обещала, что между мной и включенным me and any adjacent stereo or turned-up телевизором или стереоустановкой соседа всегда television. A foot of concrete and air будет не меньше фута бетонного пола, потолка conditioning, you couldn’t open the windows или стены. Фут бетона, но при этом система so even with maple flooring and dimmer вентиляции и кондиционирования воздуха устроена switches, all seventeen hundred airtight так, что невозможно открыть окно без того, feet would smell like the last meal you чтобы вся квартира, невзирая на кленовый паркет cooked or your last trip to the bathroom. и выключатели с регулируемой степенью освещения, не начинала вонять как последний разогретый тобой на плите обед или санузел после твоего недавнего визита.

Yeah, and there were butcher block Ах да, а еще там были кухонный гарнитур со countertops and low-voltage track lighting. столешницами из натуральной древесины и низковольтная проводка для осветительных приборов.

Still, a foot of concrete is important when Но все же, фут бетона – это очень важно, когда your next-door neighbor lets the battery on у твоей соседки села батарейка в слуховом her hearing aid go and has to watch her аппарате и поэтому она смотрит свое любимое game shows at full blast. Or when a игровое шоу на полной громкости. Или когда volcanic blast of burning gas and debris вулканический выброс горящего газа и обломков, that used to be your living-room set and которые некогда были твоим гостиным гарнитуром personal effects blows out your floor-to- и личными вещами, выбивает окна-витрины и ceiling windows and sails down flaming to вырывается наружу, оставляя в скале здания leave just your condo, only yours, a gutted выжженную обугленную пещеру кондоминиума, твою charred concrete hole in the cliffside of личную и ничью больше.

the building.

These things happen. Такие вещи случаются.

Everything, including your set of hand- Все уничтожено взрывом, даже стеклянный зеленый blown green glass dishes with the tiny сервиз ручной работы с крохотными пузырьками bubbles and imperfections, little bits of внутри и неровностями снаружи от прилипшего sand, proof they were crafted by the песка. (Это доказывает, что сервиз изготовил honest, simple, hard-working indigenous простодушный, честный, трудолюбивый туземец aboriginal peoples of wherever, well, these ремесленник из – неважно, откуда). Так вот, dishes all get blown out by the blast. все, включая этот сервиз, уничтожено взрывом.

Picture the floor-to-ceiling drapes blown Трехметровые шторы-картины порваны в клочья и out and flaming to shreds in the hot wind. сожжены огненным ветром.

Fifteen floors over the city, this stuff С высоты пятнадцатого этажа пылающий пепел comes flaming and bashing and shattering развеян над городом и рассыпан по крышам down on everyone’s car. стоящих машин. Я тем временем мчусь во сне на Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Me, while I’m heading west, asleep at Mach запад с крейсерской скоростью 0, 83 числа Маха 0.83 or 455 miles an hour, true airspeed, или 455 миль в час. А в Даллсе the FBI is bomb-squading my suitcase on a спецподразделение ФБР обследует мой чемодан, vacated runway back at Dulles. Nine times одиноко стоящий на транспортере в помещении, из out of ten, the security task force guy которого эвакуирован весь персонал. В девяти says, the vibration is an electric razor. случаях из десяти вибрирует электробритва. Так This was my cordless electric razor. The было и с моим чемоданом. В одном случае – other time, it’s a vibrating dildo. фаллоимитатор.

The security task force guy told me this. Это мне рассказал парень из службы безопасности This was at my destination, without my в аэропорту прибытия. Затем я поехал на такси suitcase, where I was about to cab it home домой и обнаружил, что все мое фланелевое белье and find my flannel sheets shredded on the лежит на асфальте, изодранное в клочья.

ground.

Imagine, the task force guy says, telling a Представьте себе, рассказывал мне парень из passenger on arrival that a dildo kept her службы безопасности, пассажир прибывает к месту baggage on the East Coast. Sometimes it’s назначения, и тут ему объявляют, что его багаж even a man. It’s airline policy not to задержан на Восточном побережье из-за imply ownership in the event of a dildo. фаллоимитатора. Бывает и так, что хозяин Use the indefinite article. чемодана – мужчина. Политика авиакомпаний состоит в том, чтобы никогда не уточнять, кому принадлежал фаллоимитатор.

A dildo. Фаллоимитатор – и все тут.

Never your dildo. Ни в коем случае не «ваш фаллоимитатор».

Never, ever say the dildo accidentally Следует говорить «самопроизвольное включение turned itself on. фаллоимитатора».

A dildo activated itself and created an «Самопроизвольное включение фаллоимитатора emergency situation that required привело к необходимости задержать ваш багаж в evacuating your baggage. аэропорту».

Rain was falling when I woke up for my Дождь шел, когда я покидал Стейплтон, штат connection in Stapleton. Джорджия, где у меня была встреча.

Rain was falling when I woke up on our Дождь продолжал идти, когда я подъезжал к final approach to home. своему дому.

An announcement told us to please take this Сначала стюардесса объявила, чтобы мы осмотрели opportunity to check around our seats for свои места и постарались не забывать в салоне any personal belongings we might have left личных вещей. Затем она объявила, что в behind. Then the announcement said my name. аэропорту меня ожидает представитель Would I please meet with an airline авиакомпании.

representative waiting at the gate.

I set my watch back three hours, and it was Я перевел свои часы на три часа назад, но still after midnight. несмотря на это было глубоко за полночь.

There was the airline representative at the У выхода меня ждал представитель авиакомпании, gate, and there was the security task force а с ним рядом стоял парень из службы guy to say, ha, your electric razor kept безопасности. Ха, ха, ха, ваша бритва your checked baggage at Dulles. The task самопроизвольно включилась, и из-за этого ваш force guy called the baggage handlers багаж задержали в Даллсе. Парень из службы Throwers. Then he called them Rampers. To безопасности называл грузчиков «швырялами». А prove things could be worse, the guy told еще он называл их «пихалами». Дело могло быть и me at least it wasn’t a dildo. Then, maybe хуже, сказал мне этот парень, по крайней мере, because I’m a guy and he’s a guy and it’s бритва – все-таки не фаллоимитатор. А затем – one o’clock in the morning, maybe to make может быть, потому, что мы оба были мужчинами и me laugh, the guy said industry slang for стрелки часов показывали час ночи, а может flight attendant was Space Waitress. Or Air быть, просто чтобы поднять мне настроение, он Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Mattress. It looked like the guy was рассказал, что на авиационном сленге стюарда wearing a pilot’s uniform, white shirt with называют «стюардесс». Парень этот носил форму, little epaulets and a blue tie. My luggage похожую на летную: белая рубашка с маленькими had been cleared, he said, and would arrive эполетами и голубой галстук. Он сказал, что мой the next day. багаж обыскали, и что он прибудет на следующий день.

The security guy asked my name and address Затем он записал мое имя, адрес и номер and phone number, and then he asked me what телефона, и спросил, знаю ли я, в чем разница was the difference between a condom and a между презервативом и кабиной пилотов.

cockpit.

“You can only get one prick into a condom,” – В презерватив только один хер входит, – he said. объяснил он.

I cabbed home on my last ten bucks. Я доехал до дома на такси за последнюю десятку.

The local police had been asking a lot of Местная полиция замучила меня вопросами.

questions, too.

My electric razor, which wasn’t a bomb, was Моя электробритва, которую приняли за бомбу, still three time zones behind me. по-прежнему находилась от меня на расстоянии Something which was a bomb, a big bomb, had трех часовых поясов. А настоящая бомба, очень blasted my clever Njurunda coffee tables in большая бомба, разнесла в щепки мой the shape of a lime green yin and an orange очаровательный кофейный столик дизайна yang that fit together to make a circle. «Ньюрунда» в форме образующих круг ярко Well they were splinters, now. зеленого «инь» и апельсинового «ян».

My Haparanda sofa group with the orange То же самое случилось и с моим мягким уголком slip covers, design by Erika Pekkari, it «Хапаранда» дизайна Эрики Пеккари.

was trash, now.

And I wasn’t the only slave to my nesting Я не единственная жертва того инстинкта, что instinct. The people I know who used to sit заставляет людей обустраивать свои гнездышки.

in the bathroom with pornography, now they Все мои знакомые, которые раньше сидели в sit in the bathroom with their IKEA туалете с порнографическим журналом в руках, furniture catalogue. теперь сидят с каталогом фирмы «ИКЕА».

We all have the same Johanneshov armchair Теперь у нас у всех есть кресло «Йоханнесов», in the Strinne green stripe pattern. Mine обитое полосатым драпом «Штинне». Мое, кстати, fell fifteen stories, burning, into a упало, охваченное пламенем, с пятнадцатого fountain. этажа в фонтан.

We all have the same Rislampa/Har paper У нас у всех одинаковые бумажные фонарики lamps made from wire and environmentally «Рислампа-Хар», обтянутые неотбеленной friendly unbleached paper. Mine are экологически безвредной бумагой. Мои фонарики confetti. были с рисунком «конфетти».

All that sitting in the bathroom. Плоды визитов в туалет.

The Alle cutlery service. Stainless steel. Набор ножей «Алле». Нержавеющая сталь.

Dishwasher safe. Выдерживают машинную мойку.

The Vild hall clock made of galvanized Настенные часы «Видьд» из оксидированной стали, steel, oh, I had to have that. как я мог обойтись без них?

The Klipsk shelving unit, oh, yeah. Стеллажный конструктор «Клипск», ясное дело.

Hemlig hat boxes. Yes. Коробки для шляп «Хемлиг». Конечно.

The street outside my high-rise was Вся мостовая под окнами была усеяна сверкающими sparkling and scattered with all this. обломками.

The Mommala quilt-cover set. Design by Набор покрывал «Моммала». Дизайн Томаса Харила.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Tomas Harila and available in the Большой выбор цветов.

following:

Orchid. Орхидея.

Fuschia. Фуксия.

Cobalt. Кобальт.

Ebony. Слоновая кость.

Jet. Антрацит.

Eggshell or heather. Яичная скорлупа и вереск.

It took my whole life to buy this stuff. Вся моя жизнь ушла на покупку этого барахла.

The easy-care textured lacquer of my Kalix Простое в уходе лаковое покрытие на журнальных occasional tables. столиках «Каликс».

My Steg nesting tables. «Стег» – комплект столиков «три в одном».

* * * * * * You buy furniture. You tell yourself, this Ты покупаешь мебель. Ты уверяешь сам себя, что is the last sofa I will ever need in my это – первая и последняя софа, которую ты life. Buy the sofa, then for a couple years покупаешь в жизни. Купив ее, ты пару лет you’re satisfied that no matter what goes спокоен в том смысле, что как бы ни шли дела, а wrong, at least you’ve got your sofa issue уж вопрос с софой, по крайней мере, решен.

handled. Then the right set of dishes. Then Затем решается посудный вопрос. Постельный the perfect bed. The drapes. The rug. вопрос. Ты покупаешь шторы, которые тебя устраивают и подходящий ковер.

Then you’re trapped in your lovely nest, И вот ты стал пленником своего уютного and the things you used to own, now they гнездышка, и вещи, хозяином которых ты некогда own you. был, становятся твоими хозяевами.

Until I got home from the airport. И так продолжается, пока ты однажды не The doorman steps out of the shadows to вернешься домой, и портье не скажет тебе, что say, there’s been an accident. The police, произошел несчастный случай. И что полиция уже they were here and asked a lot of приезжала и задавала кучу вопросов.

questions.

The police think maybe it was the gas. Полиция предполагает, что это мог быть газ.

Maybe the pilot light on the stove went out Возможно, погас в духовке, или же была утечка, or a burner was left on, leaking gas, and а какая-нибудь конфорка осталась непогашенной, the gas rose to the ceiling, and the gas газ собирался под потолком, пока не наполнил filled the condo from ceiling to floor in весь кондоминиум от потолка до пола. Потолки every room. The condo was seventeen hundred высокие, объем кондоминиума – тысяча семьсот square feet with high ceilings and for days кубических футов, прошел не один день, пока газ and days, the gas must’ve leaked until не заполнил весь объем. А когда это случилось, every room was full. When the rooms were где-то, возможно, в реле компрессора filled to the floor, the compressor at the холодильника, проскочила искра...

base of the refrigerator clicked on.

Detonation. Детонация.

The floor-to-ceiling windows in their Ударная волна выбивает окна из алюминиевых рам aluminum frames went out and the sofas and и все, что находилось в квартире – диваны, the lamps and dishes and sheet sets in лампы, простыни, сервизы, школьные ежегодники, flames, and the high school annuals and the дипломы и телефон, – вылетает, охваченное Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru diplomas and telephone. Everything blasting пламенем, из окна, образовав нечто вроде out from the fifteenth floor in a sort of солнечного протуберанца.

solar flare.

Oh, not my refrigerator. I’d collected Боже, а мой холодильник! Я старательно собирал shelves full of different mustards, some коллекцию различных сортов горчицы – горчица stone-ground, some English pub style. There ручного помола, крепкая английская горчица. У were fourteen different flavors of fat-free меня было четырнадцать сортов не содержащей salad dressing, and seven kinds of capers. жиров заправки для салата и семь сортов каперсов.

I know, I know, a house full of condiments Да, да, – вы совершенно правы, полный дом and no real food. приправ и ни куска еды.

The doorman blew his nose and something Портье прочистил нос, извергнув нечто в носовой went into his handkerchief with the good платок – с таким же звуком, с каким мяч падает slap of a pitch into a catcher’s mitt. в раструб перчатки бейсбольного кэтчера.

You could go up to the fifteen floor, the На пятнадцатый этаж подняться можно, говорит doorman said, but nobody could go into the портье, но квартира все равно опечатана.

unit. Police orders. The police had been Распоряжение полиции. Полицейские спрашивали, asking, did I have an old girlfriend who’d нет ли у меня бывшей подружки с решительным want to do this or did I make an enemy of характером или заклятого врага, имеющего доступ somebody who had access to dynamite. к динамиту.

“It wasn’t worth going up,” the doorman – Да и чего там смотреть, – продолжал портье. – said. “All that’s left is the concrete Ничего, ведь, не осталось, кроме голых стен.

shell.” Полиция не исключает предумышленного поджога.

The police hadn’t ruled out arson. No one Газом не пахло.

had smelled gas. The doorman raises an Портье многозначительно поднимает брови.

eyebrow. This guy spent his time flirting (Этот тип только тем и занимался, что флиртовал with the day maids and nurses who worked in с горничными и сиделками из больших квартир на the big units on the top floor and waited верхнем этаже. После работы они ждали на in the lobby chairs for their rides after стульях в холле, когда за ними приедут, чтобы work. Three years I lived here, and the отвезти домой. Три года я жил в этом доме, и doorman still sat reading his Ellery Queen этот портье сидел и читал свой «Эллери Квин» magazine every night while I shifted пока я перетаскивал мешки с покупками от машины packages and bags to unlock the front door к двери.) and let myself in.

* * * * * * The doorman raises an eyebrow and says how Портье многозначительно поднимает брови" и some people will go on a long trip and говорит, что некоторые уезжают в долговременную leave a candle, a long, long candle burning поездку, оставляя в квартире длинную-длинную in a big puddle of gasoline. People with зажженную свечу, поставленную посреди лужи financial difficulties do this stuff. бензина. Люди, испытывающие финансовые People who want out from under. затруднения, часто откалывают такие номера.

Люди, которые хотят подзаработать.

I asked to use the lobby phone. Я попросил разрешения воспользоваться телефоном в привратницкой.

“A lot of young people try to impress the – Молодежь хочет потрясти мир и покупает больше world and buy too many things,” the doorman вещей, чем может себе позволить, – сказал said. портье.

I called Tyler. Я набрал номер Тайлера.

The phone rang in Tyler’s rented house on Телефон зазвонил в доме, который Тайлер снимал Paper Street. на Бумажной улице.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Oh, Tyler, please deliver me. О, Тайлер, забери меня отсюда!

And the phone rang. Никто не подходит к телефону.

The doorman leaned into my shoulder and Наклонившись к самому моему уху, портье said, “A lot of young people don’t know говорит:

what they really want.” – Молодежь сама не знает, чего хочет.

Oh, Tyler, please rescue me. О, Тайлер, спаси меня!

And the phone rang. Никто не подходит к телефону.

“Young people, they think they want the – Молодежи сразу все подавай.

whole world.” Deliver me from Swedish furniture. Спаси меня от шведской мебели.

Deliver me from clever art. Спаси меня от произведений искусства.

And the phone rang and Tyler answered. И Тайлер подошел к телефону.

“If you don’t know what you want,” the – Когда не знаешь, чего хочешь, – говорит doorman said, “you end up with a lot you портье, – беды не миновать.

don’t.” May I never be complete. Не хочу больше быть укомплектованным.

May I never be content. Не хочу больше быть довольным.

May I never be perfect. Не хочу больше быть самим совершенством.

Deliver me, Tyler, from being perfect and Тайлер, спаси меня от этого!

complete.

Tyler and I agreed to meet at a bar. Я договорился встретиться с Тайлером в баре.

The doorman asked for a number where the Портье спросил, по какому телефону полиция police could reach me. It was still может найти меня. Дождь все шел и шел. Моя raining. My Audi was still parked in the «ауди» на стоянке была целехонька, только lot, but a Dakapo halogen torchiere was лобовое стекло пробито насквозь торшером speared through the windshield. «Дакапо» с галогенными лампами.

Tyler and I, we met and drank a lot of Мы встретились, выпили море пива, и Тайлер beer, and Tyler said, yes, I could move in сказал мне, что я могу пожить у него, если with him, but I would have to do him a окажу ему одну услугу. Мой чемодан прибыл на favor.The next day, my suitcase would следующий день. Шесть пар рубашек и шесть пар arrive with the bare minimum, six shirts, трусов – все остальное пропало.

six pair of underwear.

There, drunk in a bar where no one was Мы сидели в баре, пьяные, и никому до вас не watching and no one would care, I asked было дела и нам ни до кого. И я спросил Tyler what he wanted me to do. Тайлера, что я должен сделать для него.

Tyler said, “I want you to hit me as hard Тайлер сказал:

as you can.” – Врежь мне изо всей силы.

Chapter 5 Two screens into my demo to Microsoft, I Мы успели показать только два демонстрационных Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru taste blood and have to start swallowing. слайда, подготовленных мною для компании My boss doesn’t know the material, but he «Майкрософт», как кровотечение возобновилось и won’t let me run the demo with a black eye мне пришлось сглатывать кровь. Мой начальник не and half my face swollen from the stitches владеет материалом, но он ни за что не позволит inside my cheek. The stitches have come мне проводить демонстрацию с подбитым глазом и loose, and I can feel them with my tongue щекой, вздувшейся от швов, наложенных с against the inside of my cheek. Picture внутренней стороны. Они разошлись, и я вынужден snarled fishing line on the beach. I can сглатывать кровь. Мой начальник ведет picture them as the black stitches on a dog презентацию по написанному мной сценарию, а after it’s been fixed, and I keep меня он посадил к проектору, так что я сижу в swallowing blood. My boss is making the темном углу комнаты.

presentation from my script, and I’m running the laptop projector so I’m off to one side of the room, in the dark.

More of my lips are sticky with blood as I Липкая кровь течет у меня по губам, я пытаюсь try to lick the blood off, and when the слизать ее, и, когда вспыхивает свет и я lights come up, I will turn to consultants поворачиваюсь к Эллен, Уолтеру, Нор6ерту и Ellen and Walter and Norbert and Linda from Линде – консультантам из «Майкрософт» – и Microsoft and say, thank you for coming, my благодарю их за внимание, во рту у меня mouth shining with blood and blood climbing булькает кровь, проступая в щелях между зубами.

the cracks between my teeth.

You can swallow about a pint of blood Можно проглотить пинту собственной крови, before you’re sick. прежде чем тебе станет дурно.

Fight club is tomorrow, and I’m not going Завтра у нас встреча бойцовского клуба, и я не to miss fight club. могу пропустить ее ни в коем случае.

Before the presentation, Walter from Перед презентацией Уолтер улыбается мне Microsoft smiles his steam shovel jaw like фирменной улыбкой, демонстрируя контраст между a marketing tool tanned the color of a жемчужными зубами и шикарным загаром, который barbecued potato chip. Walter with his оттенком напоминает картофельные чипсы, signet ring shakes my hand, wrapped in his поджаренные на барбекью. Уолтер протягивает мне smooth soft hand and says, “I’d hate to see для рукопожатия руку, украшенную кольцом с what happened to the other guy.” печаткой, и мои пальцы тонут в его мягкой лапе.

– Страшно даже подумать, как выглядит тот, кому вы задали трепку.

The first rule about fight club is you Первое правило бойцовского клуба гласит: никому don’t talk about fight club. не рассказывать о бойцовском клубе.

I tell Walter I fell. Я объясняю Уолтеру, что я упал.

I did this to myself. По собственной вине.

Before the presentation, when I sat across Перед презентацией я сижу рядом с начальником, from my boss, telling him where in the и показываю ему по сценарию, где и какой слайд script each slide cues and when I wanted to демонстрируется, и в каком месте я намерен run the video segment, my boss says, включить видеомагнитофон.Начальник спрашивает меня:

“What do you get yourself into every – Почему каждый уик-энд ты попадаешь в какую weekend?” нибудь передрягу?

I just don’t want to die without a few Шрамы украшают мужчину, говорю я.

scars, I say. It’s nothing anymore to have Фабричное состояние вышло из моды. Когда я вижу a beautiful stock body. You see those cars старые автомобили производства 1955 года, that are completely stock cherry, right out которые выглядят так, словно только что сошли с of a dealer’s showroom in 1955, I always конвейера, мне становится противно.

think, what a waste.

The second rule about fight club is you Второе правило бойцовского клуба гласит: никому don’t talk about fight club. никогда не рассказывать о бойцовском клубе.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Maybe at lunch, the waiter comes to your Ты отправляешься перекусить, и к твоему столику table and the waiter has the two black eyes подходит официант, у которого синяки под of a giant panda from fight club last глазами, словно у гигантской панды. Ты weekend when you saw him get his head вспоминаешь, что видел его в прошлый уик-энд в pinched between the concrete floor and the бойцовском клубе: стокилограммовый верзила knee of a two-hundred pound stock boy who грузчик прижимал его голову коленом к бетонному kept slamming a fist into the bridge of the полу и методично бил ему своим кулачищем в waiter’s nose again and again in flat hard переносицу с глухим увесистым звуком, который packing sounds you could hear over all the пробивался даже сквозь одобрительный рев членов yelling until the waiter caught enough клуба, бил до тех пор, пока официант не breath and sprayed blood to say, stop. исхитрился перевести дыхание и не прохрипел «Хватит!» You don’t say anything because fight club Ты не имеешь права говорить ничего, потому что exists only in the hours between when fight бойцовский клуб существует только в период от club starts and when fight club ends. начала и до конца встречи.

You saw the kid who works in the copy Ты видишь паренька, что работает в center, a month ago you saw this kid who копировальном бюро. Ты познакомился с ним месяц can’t remember to three-hole-punch an order назад. Он забывал подшивать при помощи дырокола or put colored slip sheets between the copy заявки и прокладывать цветные пластиковые packets, but this kid was a god for ten разделители между различдыми заказами, но в minutes when you saw him kick the air out клубе этот парень бился как бог. Десять минут of an account representative twice his size он выколачивал душу из главного бухгалтера, then land on the man and pound him limp который был больше его в два раза, а затем until the kid had to stop. That’s the third повалил его на пол и лупил, пока тот не rule in fight club, when someone says stop, взмолился о пощаде. Таково третье правило or goes limp, even if he’s just faking it, бойцовского клуба: если противник теряет the fight is over. Every time you see this сознание, или делает вид, что теряет, или kid, you can’t tell him what a great fight говорит «Хватит!», поединок окончен. Мы he had. встречаемся каждый день, но нельзя даже и словом никому обмолвиться о том, какой он классный боец.

Only two guys to a fight. One fight at a В поединке участвуют только двое. Никто не time. They fight without shirts or shoes. проводит поединков больше, чем один за вечер.

The fights go on as long as they have to. Биться следует голыми по пояс и без обуви.

Those are the other rules of fight club. Поединок продолжается столько, сколько потребуется. Таковы остальные правила бойцовского клуба.

Who guys are in fight club is not who they В бойцовском клубе мы все – совсем другие люди, are in the real world. Even if you told the чем в реальной жизни. Даже если ты скажешь kid in the copy center that he had a good парню из копировального бюро, что он – классный fight, you wouldn’t be talking to the same боец, ты скажешь это совсем другому человеку.

man.

Who I am in fight club is not someone my В бойцовском клубе я – совсем не тот человек, boss knows. которого знает мой начальник.

After a night in fight club, everything in Когда после поединка возвращаешься к the real world gets the volume turned down. повседневному существованию, кажется, что кто Nothing can piss you off. Your word is law, то повернул ручку громкости. Ничто не может and if other people break that law or заставить тебя потерять самообладание. Твое question you, even that doesn’t piss you слово – закон, и даже если другие сомневаются в off. этом или отрицают это, и тогда ничто не может заставить тебя потерять самообладание.

In the real world, I’m a recall campaign В повседневном существовании я – координатор coordinator in a shirt and tie, sitting in отдела рекламаций в галстуке и рубашке, сидящий the dark with a mouthful of blood and в темноте с полным ртом крови и меняющий слайды changing the overheads and slides as my и диаграммы, в то время как мой начальник boss tells Microsoft how he chose a разглагольствует перед консультантами из particular shade of pale cornflower blue «Майкрософт», почему он выбрал для меню именно Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru for an icon. этот оттенок нежно-голубого цвета.

The first fight club was just Tyler and I В первой встрече бойцовского клуба участвовали pounding on each other. только я и Тайлер.

It used to be enough that when I came home Раньше, когда я возвращался домой сердитый, angry and knowing that my life wasn’t сознавая, что безнадежно отстаю от личного toeing my five-year plan, I could clean my пятилетнего плана, я довольствовался тем, что condominium or detail my car. Someday I’d возился с машиной или вылизывал свой be dead without a scar and there would be a кондоминиум. Я знал, что в один прекрасный день really nice condo and car. Really, really умру, и мое тело будет как новенькое – без nice, until the dust settled or the next единого шрама – и такими же будут моя машина и owner. Nothing is static. Even the Mona мой кондоминиум.

Lisa is falling apart. Since fight club, I can wiggle half the teeth in my jaw.

Maybe self-improvement isn’t the answer. Возможно, самосовершенствование – это еще не все.

Tyler never knew his father. Тайлер не знал, кто его отец.

Maybe self-destruction is the answer. Возможно, саморазрушение гораздо важнее.

Tyler and I still go to fight club, Тайлер и я, мы по-прежнему ходим в бойцовский together. Fight club is in the basement of клуб вместе. Бойцовский клуб находится в a bar, now, after the bar closes on подвале одного бара, и в этом подвале – после Saturday night, and every week you go and того, как бар закрывается в субботу ночью – there’s more guys there. собирается все больше и больше парней.

Tyler gets under the one light in the Тайлер становится под единственную лампу, middle of the black concrete basement and которая висит посередине подвала, и видит, как he can see that light flickering back out из темноты блестят сотни глаз. И тогда Тайлер of the dark in a hundred pairs of eyes. громко произносит:

First thing Tyler yells is, “The first rule – Первое правило бойцовского клуба: никому не about fight club is you don’t talk about рассказывать о бойцовском клубе.

fight club.

“The second rule about fight club,” Tyler – Второе правило бойцовского клуба, – yells, “is you don’t talk about fight продолжает Тайлер, – никому никогда не club.” рассказывать о бойцовском клубе.

Me, I knew my dad for about six years, but От меня отец ушел, когда мне уже исполнилось I don’t remember anything. My dad, he шесть лет, но я все равно его не помню. У моего starts a new family in a new town about отца привычка заводить новую семью в новом every six years. This isn’t so much like a городе каждые семь лет. Он, очевидно, считает family as it’s like he sets up a franchise. что семья – это что-то вроде сети фирменных ресторанов.

What you see at fight club is a generation В бойцовском клубе собираются представители of men raised by women. поколения мужчин, воспитанных женщинами.

Tyler standing under the one light in the Тайлер стоит под единственной лампой в after-midnight blackness of a basement full кромешной тьме подвала, полного мужчин, и of men, Tyler runs through the other rules: объявляет остальные правила: дерутся двое, не two men per fight, one fight at a time, no более одного поединка на каждого, биться без shoes no shirts, fights go on as long as обуви и без рубашек, поединок продолжается they have to. столько, сколько потребуется.

“And the seventh rule,” Tyler yells, “is if – И седьмое правило, – громко объявляет this is your first night at fight club, you Тайлер, – новичок обязан принять бой.

have to fight.” Fight club is not football on television. Ходить в бойцовский клуб – это совсем не то же You aren’t watching a bunch of men you самое, что смотреть футбол по телевизору. В Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru don’t know halfway around the world beating телевизоре ты видишь толпу незнакомцев, которые on each other live by satellite with a two- молотят друг друга на обратной стороне земного minute delay, commercials pitching beer шара. Сигнал передается через спутник с every ten minutes, and a pause now for двухминутной задержкой, каждые десять минут station identification. After you’ve been матч перебивается то рекламой пива, то to fight club, watching football on заставкой канала. После первого посещения television is watching pornography when you бойцовского клуба люди начинают относиться к could be having great sex. футболу по телевизору примерно так же, как к порнографии, когда под боком – шикарная женщина.

Fight club gets to be your reason for going Вступив в бойцовский клуб, ты начинаешь to the gym and keeping your hair cut short посещать тренажерный зал, коротко стричь волосы and cutting your nails. The gyms you go to и ногти. В тренажерных залах полно парней, are crowded with guys trying to look like которые хотят походить на мужчин, словно men, as if being a man means looking the «походить на мужчин» ознаяает выглядеть так, way a sculptor or an art director says. как велят скульпторы или рекламные фотографы.

Like Tyler says, even a snuffle looks Как говорит Тайлер, накачанным может назвать pumped. себя любое суфле.

My father never went to college so it was Мой отец так и не получил высшего образования, really important I go to college. After поэтому он считал крайне важным, чтобы я college, I called him long distance and получил его. Окончив колледж, я позвонил отцу в said, now what? другой город и спросил:

– Папа, что мне делать дальше?

My dad didn’t know. Отец не нашелся, что мне ответить.

When I got a job and turned twenty-five, Затем я устроился на работу, и когда мне long distance, I said, now what? My dad исполнилось двадцать пять, вновь позвонил в didn’t know, so he said, get married. другой город, и спросил – а что дальше?

Отец не знал и потому сказал: женись.

I’m a thirty-year-old boy, and I’m Мне тридцать лет, но я по-прежнему мальчик. Чем wondering if another woman is really the тут может помочь другая женщина?

answer I need.

What happens at fight club doesn’t happen То, что происходит в бойцовском клубе, словами in words. Some guys need a fight every не объяснишь. Некоторые парни хотели бы драться week. This week, Tyler says it’s the first каждую неделю. На этой неделе Тайлер сказал, fifty guys through the door and that’s it. что внутрь пускаются первые пятьдесят человек, No more. а потом дверь закрывается. Баста.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.