WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Анастасия Юрьева ГЛАВНЫМИ БИОГРАФАМИ АНДРЕЯ ПЛАТОНОВА СТАЛИ ОСВЕДОМИТЕЛИ НКВД ОГПУ Такое неожиданное открытие сделала доктор филологических наук, член корреспондент Российской академии наук Наталья

Корниенко на основании сорока закрытых ранее документов, которые предоставлены ныне архивом ФСБ России Институту мировой литературы по его просьбе. Вообще архивы в некотором смысле открыты уже давно. Печатаются, например, личные и персональные дела писателей. Интересно, что сейчас в распоряжении ученых оказались материалы оперативной разработки, которые всегда были засекречены, и это их первые публикации.

Платонов, пожалуй, самый интригующий нас писатель. Он, ушедший не так давно, в середине прошлого века, практически наш современник, по прежнему остается для нас неизвестным — и человеком, и автором. Сложили легенды, выдумали во многом его путь.

Возникло необъятное количество домыслов, что вот он так жил. Бывали и очень курьезные истории, например, что Платонов нищенствовал, пил, ему нечем было кормить семью. А на самом деле он примерный производственник, изобретатель, имевший, кстати, 15 патентов (некоторые из них закрыты до сих пор). Платонов рассматривал свои тексты и писал их аккуратно, как инженер. Он не оставил о себе литературных легенд лишь только потому, что никогда не жил в литературе, а увлечен был исключительно интересом производственным, который и лежит в основе его блистательных текстов.

— Нас интересовало в первую очередь, что произошло с его «Техническим романом», — рассказала Наталья Корниенко. — Оказывается, нашумевшая во времена нашей перестройки первая публикация — НКВД ОГПУшная версия. В свое время органы интересовал только компромат, поэтому они сделали из оригинального текста Платонова монтаж, некую компиляцию, то есть сами подготовили антисоветский вариант. В романе, к примеру, полностью упразднена любовная линия. Получается, что в скандальных современных открытиях новых (как бы) текстов Платонова «Технический роман» начинается с фразы, написанной сотрудниками органов, которые работали над этим материалом. А все воспринимают текст как платоновский. И сейчас по той, кастрированной, версии пишутся крупные научные труды. Так что никогда не нужно торопиться. Теперь, к счастью, (благодаря сотрудникам архива ФСБ и прежде всего Владимиру Гончарову) найдена фотокопия, мы имеем более полный вариант текста и публикуем его с выделениями сокращенных мест («СТРАНА ФИЛОСОФОВ» АНДРЕЯ ПЛАТОНОВА: проблемы творчества. Выпуск 4 й). Кстати, единственная вещь, которая осталась в архиве практически авторской, без правки — «14 красных избушек», трагедия, написанная о голоде в 30 е годы. Там сократить, видно, было совсем нечего.

— Когда Платонов привлек внимание органов и почему?

— Начиналась разработка Платонова с 30 го года. Он написал тогда «Усомнившегося Макара» и прославился. Текст, как известно, попал на стол к Сталину. Еще Фадеев вспоминал, что ему влетело за двусмысленный рассказ. По архивным свидетельствам, Сталин прислал письмо в «Красную новь» из трех слов: «Дурак, идиот, мерзавец». С этого времени и собирают материалы. Все фиксировалось. Например, про «Чевенгур» стало известно, что он читался в московских литературных кругах. Прочитывали и давали советы. Один из самых замечательных — «напечатать на ротаторе в 100 экземплярах и дать почитать нашим вождям — может быть, © Анастасия Юрьева. Фигуры и лица № 19 от 16.11. © Бесплатное электронное воспроизведение: «Im Werden Verlag» http://www.imwerden.de info@imwerden.de вплоть до т. Сталина и других. Это вещь редчайше острая и редчайше вредная (…) Лучше было бы купить эту вещь у автора и законсервировать лет на десять».

Аккуратно фиксируются пересказы разговоров, везде стоят точные даты. Теперь мы можем достоверно знать, что и когда делал Платонов, например, что в середине 1931 года он жил в проезде Художественного театра.

Интересно было узнать, что «Поднятая целина», которая вышла в 1932 году, по мнению Платонова, — единственная честная книга о коллективизации. Любопытна и мысль о том, что он не против коммунистов, а против тех, кто губит страну. Самый удивительный вывод из этих зарисовок — это одномерность восприятия Платонова его окружением, а он, конечно, никак не помещался в одномерной плоскости.

— А видно ли из текстов, каково в то время было отношение к Платонову?

— Люди, сочинявшие заметки для органов, собирали компромат и рисовали все преимущественно со знаком «минус», потому что социальный заказ был такой. Однако пересказывались и общие беседы, и там положительное отношение к нему окружающих очевидно. Например, Павел Васильев (стучат и на Васильева) говорил, что хоть Сталин и назвал Платонова дураком, а «Платонов — это предсказатель, он гениален…» — Из архивных документов ясно, что докладывали подробности люди, вхожие в дом Платонова, может быть, числящиеся друзьями, те, что пили на его кухне чай с вареньем. Они делали это любительски, или были специально обученные люди, которые по заданию входили в круг?

— История умалчивает. (Смеется.) Однако стиль есть человек и народ. Существуют справки, которые составлялись людьми явно внедренными. Это формализованные тексты.

Человек не всегда даже знал и понимал, о чем речь, но подробно пересказывал. А есть эссе, достойные пера мастера. Они явно начертаны писательской или критико литературоведческой рукой.

— Можно ведь сравнить стилистику, почерк известных литераторов того времени и понять, кто автор?

— Я бы сказала, небольшого труда это стоит. Но мне лично неинтересно, хотя я догадываюсь о многих фамилиях.

— Какое отношение у сегодняшних сотрудников ФСБ, которые помогали вам, к тому периоду, к литературе?

— Могу предположить (у тех, с кем работала), что трогательное. Вообще (безотносительно Платонова) они подготовили множество интересных книг на основании архивных материалов. Пресса почти не уделила им внимания, нет резонанса, может быть, по незнанию, конечно. А они сами люди непубличные. Но это замечательные свидетельства эпохи.

Например, книга «Письма в защиту» о том, кто как кого защищал в те страшные годы. Целое издание посвящено делу Вавилова. Специфические знания архивистов ФСБ бесценны. Многие материалы откомментировать могут только они, потому что мы не знаем всех участников событий, а на многих из них тоже есть дела, и там такие открытия! Вообще нужен институт, который стал бы заниматься литературой и авторами ХХ века. Словом, мы нашли понимание, и они сделали нам все по доброй воле.

— Платонов был человеком закрытым. Он был инженером и изобретателем, всю жизнь на производственной работе. Поэтому и не вел активной жизни в литературных кругах. О нем мало рассказано. Вас как известного исследователя жизни и творчества Платонова что то лично удивило в этих новых материалах?

— Документы лишь подтвердили мои догадки. Было мнение, что его не пускали в литературный процесс. А он туда и не хотел! Мы только предполагали, но теперь это доподлинно известно и видно из его оценок критиков и писателей тех лет, их поведения. Точны и язвительны его характеристики литературной жизни — «По дворику литературного института бегут одержимые достоинства…» Ему хватало своей жизни.

Мне очень хотелось услышать голос Платонова. И документы его донесли.

«Всю войну я провел на фронте, в землянках. Я увидел теперь по другому свой народ.

Русский народ многострадальный, такой, который цензура у меня всегда вымарывает, вычеркивает и не дает говорить о русском народе. Сейчас мне трудно. <…> Я устал за войну.

Меня уже кроют и будут крыть все, что бы я ни написал. Сейчас я пишу большую повесть «Иван — трудолюбивый»: там будет все — и война, и политика. А главное, я как поэму описываю труд человека, и что может от этого произойти, когда труд поется, как песня, как любовь. Хочу написать эту повесть, а потом умереть. Конечно, так как я писатель, то писать я буду до последнего вздоха и при любых условиях, на кочке, на чердаке — где хотите…»




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.