WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СТЕЗЯ ДУХОВНАЯ Владимир МИКУШЕВИЧ «Каждый за всех виноват» или «нет в мире виноватых»?

Заочный диалог Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского В последние месяцы перед своим уходом Л.Н.Толстой работал над произведением, само название которого не менее, а может быть, более значительно, чем отдельные дошедшие до нас подробности.

Лев Толстой начинает писать его в 1908 году, а в мае 1910 года записывает в дневнике, что у него сло жилось ясное представление о том, как должно образоваться сочинение «Нет в мире виноватых»...

а тридцать лет до этого в романе «Братья нимая к сведению это суждение, Толстой вряд ли мог со Карамазовы» брат будущего старца Зосимы гово- гласиться с ним. Окончательное «нет в мире виноватых», З рит, умирая: «... воистину всякий перед всеми за возможно, как раз от того тайного несогласия. Вина для всех и за всё виноват». Умирает он от чахотки, как в ро- Толстого всегда дело личное, и непререкаемая инстанция мане Льва Толстого «Анна Каренина» брат Константина для вины тоже сугубо личная: смерть. «Барин, грех, по Левина Николай, но не как Николай, не в ужасе и не в от- мирать будем», – увещевает мужик своего обидчика в по чаянье, а в райском восторге: «Пусть я грешен перед все- вести «Фальшивый купон» (Толстой писал эту повесть до ми, зато и меня все простят, вот и рай». 1904 года, и она осталась неоконченной): «Иван Миронов Казалось бы, эти два высказывания «каждый за всех поминал про Бога, про то, что помирать будем». Есть и виноват» и «нет в мире виноватых» исключают друг дру- другая точка зрения на смерть: «...думаю, помрёшь – тра га, между тем они взаимодействуют и даже позволяют ва вырастет. Вот и вся». Люди, как их видит Лев Толстой, предположить, что одного высказывания нет (не было разделяются по своему отношению к смерти. Одних мысль бы) без другого. о смерти удерживает от преступления, других, напротив, Роман «Анна Каренина» был напечатан всего на два года подталкивает к нему, потому что всё равно умрёшь. Но так раньше «Братьев Карамазовых». И вот, усиленно работая или иначе, грех осознаётся потому, что «помирать будем».

над своим романом, Достоевский находит время отклик- На столкновении этих жизненных позиций и стро нуться на высказывание Константина Левина, в котором не ится неоконченная повесть «Фальшивый купон».

без основания видят alter ego Толстого: «Мне, главное, надо Старший товарищ Махин подучивает гимназиста Митю чувствовать, что я не виноват». Этим принципом Л.Н.Тол- Смоковникова поставить единицу перед «2 р. 50 коп.» на стой руководствовался всю жизнь, именно этот принцип купоне – «и будет 12 р. 50 коп.». Приятелям удаётся раз определил его религиозные искания и уход. Достоевский менять этот купон в магазине фотографических принад сразу почувствовал внутреннюю значительность этой фра- лежностей. Владелец магазина Евгений Михайлович рас зы, назвав «Анну Каренину» «фактом особого значения»: плачивается этим купоном за дрова с мужиком Иваном «Я именно провозглашаю, что есть рядом со страшным раз- Мироновым, как раз и пытающимся напомнить барину в вратом, что я вижу и предчувствую этих грядущих людей, суде: «Помирать будем», – но Евгений Михайлович под которым принадлежит будущность России, что их нельзя купает дворника Василия, и тот под присягой показывает, уже не видать и что художник, сопоставивший этого отжив- что ни он, ни барин никогда не видели Ивана Миронова.

шего циника Стиву со своим новым человеком Левиным, как Иван Миронов между тем начинает заниматься коно бы сопоставил это отпетое, развратное, страшно многочис- крадством, и его убивает Степан Пелагеюшкин, бывший ленное, но уже покончившее с собой собственным пригово- солдат, которому на военной службе поручали расстре ром общество русское с обществом новой правды, которое ливать солдата «и, как тогда, так и при убийстве Ивана не может вынести в сердце своём убеждения, что оно вино- Миронова, он не видал ничего страшного. Убили так уби вато, и отдаст всё, чтоб очистить сердце от вины своей». ли. Нынче его, завтра меня». Степана приговаривают к Таким образом, то, что Левин-Толстой относит к само- году тюрьмы, за это время его хозяйство окончательно му себе, Достоевский относит ко всему обществу, и, при- сходит на нет, и, когда Степан выходит из тюрьмы, идти НАУКА и РЕЛИГИЯ [# 613] ноябрь I www.n-i-r.su СТЕЗЯ ДУХОВНАЯ ему некуда. Степан ночует у знакомого мещанина, кото- буквы, но читать не умел. Тюремный вахтёр принёс ему рый отбил жену у бедного мужика, и у Степана возникает Евангелие, где показал молитву «Отче наш»: «Степан стал желание «полоснуть брюхо» мещанину, «сальник выпу- читать «Отче наш», сличая знакомые буквы со знакомыми стить. И скверной бабёнке тоже». Ему попадается под руку звуками. И вдруг ему открылась тайна сложения букв, и он топор. Степан приметил его заранее, как у Достоевского стал читать». Вскоре Степан приобретает влияние на дру Раскольников. Этим топором Степан убивает мещанина и гих арестантов, среди которых убийца Махоркин. Время его сожительницу, вынимает деньги и уходит. от времени Махоркин выполняет обязанности палача.

А в уездном городе живёт бедная вдова Мария Теперь ему поручают казнить двух крестьян, но на этот Семёновна и на свою вдовью пенсию содержит пьяницу раз Махоркин решительно отказывается, хотя начальник отца, сестру и её мужа с детьми. Она нанимает безного- тюрьмы грозит наказать его плетьми, на что Махоркин го деревенского портного, отвечает: «Что ж, плети – чтобы тот перешил поддёв- так плети, а убивать зако ку старику-отцу и покрыл на нет». Начальник тюрьмы сукном полушубок для са- справедливо усматривает мой Марии Семёновны. Он в этом влияние Степана жалеет Марию Семёновну Пелагеюшкина: «Нашёлся за её тяжёлую жизнь, а она пророк острожный...» говорит, что будет ли награ- Степана же Пелаге да на том свете, неизвест- юшкина допрашивает тот но, а только так жить лучше. самый Махин, научив Портной начинает читать ший Митю Смоковникова Евангелие, в деревне у него подделать купон, а те появляется сначала один перь ставший судебным последователь, крестьянин следователем. И он не Иван Чуев, потом и несколько других крестьян переста- может избежать влияния, которое оказывает на лю ют пить, ругаться и ходить в церковь. Другие крестьяне дей Степан Пелагеюшкин: «Махин бессознатель нападают на них, сектанты защищаются, и Иван Чуев но чувствовал, что этот стоящий перед ним человек попадает в тюрьму как бунтовщик. в кандалах и с бритой головой, которого привели и ка А Степан Пелагеюшкин прослышал, что Мария раулят и отведут под замок два солдата, что это человек Семёновна получила пенсию, забрался ночью в её квар- вполне свободный, нравственно недосягаемо высоко тиру, взломав замок, сначала убил её меньшую замужнюю стоящий над ним... Больше же всего поразило Махина сестру, когда та попыталась закричать, зарезал её мужа и то, что он узнал от смотрителя о влиянии Пелагеюшкина потом перерезал горло самой Марии Семёновне, так как на палача Махоркина, который, рискуя быть наказан не мог больше переносить её голоса и взгляда, а она успе- ным, отказался от исполнения своей обязанности».

ла сказать ему: «Чужие души, а пуще свою губишь». Степан А Митя Смоковников стал инженером на золотых при попадает в тюрьму, но ведёт себя так смирно и кротко, что исках, и директор посоветовал ему взять в проводники вызывает подозрения у смотрителя: «Второй месяц он у Степана Пелагеюшкина: «Шесть душ убил, а святой чело нас, примерного поведения. Только боюсь, не задумывает век. Уж я ручаюсь». Так замыкается круг фальшивого купо ли чего. Человек отважный, и силы непомерной». на, наделавшего много зла, оборачивающегося добром.

А Степану Пелагеюшкину всё мерещится худая морщи- При этом повесть осталась неоконченной, но художествен нистая шея, которую он перерезал, и слышится увещева- ная мощь Толстого достигла в ней новых глубин и не про ющий голос: «Чужие души и свою губишь. Разве это мож- ходит бесследно ни для кого, эту повесть читающего.

но?» Тогда он ответил: «Стало быть, можно», – а теперь Центральный образ «Фальшивого купона» – Степан чёрные, красноглазые нашёптывают ему: «С ней покончил Пелагеюшкин – сперва закоренелый убийца, а потом свя – и с собой покончи, а то не дадим покоя». И он начинает той человек. Степан Пелагеюшкин – явный аналог и антипод молиться ей, её душеньке с худой, сморщенной, перере- убийцы Родиона Раскольникова, героя романа Достоевского занной шеей, чтобы она простила его. Она ничего не гово- «Преступление и наказание». Раскольников убивает процент рит в ответ, но вдруг ему стало легче, особенно когда он щицу Алёну Ивановну не столько с целью грабежа, сколько услышал, как Иван Чуев читает Евангелие, где, как тот за- для того, чтобы проверить, является ли он высшим челове веряет, всё сказано, сказано, как Христос говорит разбой- ком, которому всё дозволено: «Тварь я дрожащая, или право нику: «Ныне же будешь со Мною в раю». «С этого времени имею». Степан Пелагеюшкин в ответ на умоляющий вопрос Степан стал другим человеком». До сих пор Степан знал Марии Семёновны: «Разве можно?» – перерезывает ей гор НАУКА и РЕЛИГИЯ [# 613] ноябрь I www.n-i-r.su СТЕЗЯ ДУХОВНАЯ ло: «Стало быть, можно», – как, по мнению Раскольникова, на Своё поворотит». Этот символ веры подтверждает должен был бы ответить высший человек. Далее обна- ся простенькой, но ужасающей народной пословицей:

руживается глубокая разница между Раскольниковым и «Коготок увяз – всей птичке пропасть». Работник Никита Пелагеюшкиным. Раскольников убеждается в том, что он не беззаботно крутит любовь со своей хозяйкой Анисьей, из тех, кому всё дозволено. И его наказание именно в этом. что приводит его сначала к убийству мужа Анисьи, а по Настоящего сострадания к своей жертве он всё равно не ис- том к убийству собственного новорождённого ребёнка.

пытывает. Уже идя сознаваться в своём преступлении, он И «Фальшивый купон» весь в последствиях, неожидан кричит своей сестре: «...я убил гадкую, зловредную вошь, ных, но предсказуемых: «Бог на Своё поворотит». Такая старушонку процентщицу, никому не нужную, которую убить аналогия предопределения действительно сближает – сорок грехов простят, которая из бедных сок высасыва- Толстого с западным протестантизмом, и кощунствен ла, и это-то преступление?» И на каторге Раскольников ные страницы из «Воскресения», приведшие Толстого продолжает уверять себя: «Совесть моя спокойна». Чтение к отпадению от православия, объясняются вовсе не Евангелия, любовь Сони позволяют ему разве что сми- тягой к народной вере, а крайним западничеством риться с тем, что он тварь дрожащая. Напротив, Степан интеллектуала-аристократа, привыкшего думать о рели Пелагеюшкин испытывает к убитой физическое сострада- гии по-французски и читать о ней по-немецки.

ние, которого, кроме Льва Толстого, никто бы и не мог изо- У Достоевского каждый за всех виноват, и в этом рай, бразить, не мог бы так заразить им читателя. Степан мо- так как рай – это покаяние, и оно непредсказуемо, как не лится её душеньке, но он молится её тощей морщинистой предсказуем Сам Бог, открывающийся лишь вере. Для шее, которую сам же перерезал. Это неодолимое стихийное Толстого «нет в мире виноватых», потому что председа сострадание отличает Толстого от Достоевского, которого тель суда подписывает смертный приговор, а палач веша Н.К.Михайловский недаром назвал «жестоким талантом». ет, приведённые к этому положению так же естественно, Но есть и один несомненный пункт схождения между как мы тут сидим и пьём чай в то время, как многие зябнут Толстым и Достоевским. Это безусловное неприятие ими и мокнут. «От непонятия», – говорит Степан Пелагеюшкин обоими смертной казни. «Отрицание смертной казни судебному следователю Махину, допрашивающему его.

входит в русскую идею», – пишет Н.А.Бердяев. «Сказано: От непонятия – преступление и от непонятия – наказание.

«Не убий», – так за то, что он убил, и его убивать? Нет, Есть у Толстого рассказ «Чем люди живы», основан это нельзя», – настаивает князь Мышкин в «Идиоте» ный на легенде, рассказанной олонецким сказителем Достоевского. Степан Пелагеюшкин становится убий- В.П.Щеголёнком. Подмастерьем у сапожника работа цей после того, как на военной службе ему поручили ет ангел, наказанный Богом за то, что не вынул душу у расстрелять солдата. Палачи в повести «Фальшивый ку- женщины, пожалев её дочерей, которым их сиротство пон» – бывшие убийцы. По Толстому, смертная казнь не принесло счастье: их удочерила соседка и разбогатела предотвращает будущие преступления, а поощряет или от своего доброго дела. В рассказе высказывается то, даже вызывает их. Интересно, что в этом вопросе Лев на что трудно возразить: «Кто в любви, тот в Боге и Толстой сходится не с кем иным, как с Карлом Марксом. Бог в нём, потому что Бог есть любовь».

Так что вполне обоснованно сближение Толстого Но если Бог в человеке, где человек, в котором Бог?

с Марксом, Ибсеном и Золя, которое мы находим у Традиционный ответ на это отчётлив и прост: в Церкви.

Освальда Шпенглера. Шпенглер даже называет Толстого Но Лев Толстой вышел из Православной Церкви, отпал «отцом большевизма» чуть ли не в духе Ленина, назвав- от неё. Митрополит Антоний так объяснял постановле шего Толстого «зеркалом русской революции». А поэт ние Церкви: «Акт отлучения Толстого не есть осуждение Иннокентий Анненский подмечает родство Толстого с его на вечные адские мучения, а только снятие с него учителями западного протестантизма: «...ересиарх с «священного звания» христианина. У Бога Толстому бу Тишендорфом* в руках, Штраусом на полке и Дарвином дет свой суд и по делам его будет воздаяние».

под столом». Дарвин здесь упомянут неслучайно. Не для того ли Л.Н.Толстой ушёл из Ясной Поляны, что Вероучение позднего Толстого если не наука, то религия бы найти дорогу в Православную Церковь? Ведь из Ясной естественного отбора. В его творчестве царит сцепле- Поляны он направляется в Оптину Пустынь, и там не от ние причинных связей. В «Войне и мире» над рациона- казываются принять его. Но именно в Оптиной Пустыни листическим индивидуализмом Наполеона верх берёт старец Амвросий сказал о Толстом: «Горд очень».

стихийное роевое движение народных масс со своими Возможно, в самом конце жизни Толстой убеждается, пророками – Кутузовым и Платоном Каратаевым, даже что из Церкви нельзя просто уйти и нельзя в Церковь про не подозревающим, впрочем, что он пророк, как и Аким сто вернуться. Он отправляется искать свою отдельную из «Власти тьмы», чей символ веры в его «тае»: «...ты на дорогу в Церковь и умирает от простуды, убедившись, своё поворотишь, как тебе лучше, а Бог, значит, тае, что без Церкви, вне Церкви в мире очень холодно.

*Константин фон Тишендорф (von Tischendorf, 1815–1874) – немецкий протестантский богослов, исследователь Библии.

НАУКА и РЕЛИГИЯ [# 613] ноябрь I www.n-i-r.su




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.