WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Г.Н. Назаров, ГА. Пашинян М Е Д И К О К Р И М И Н А Л И С Т И Ч Е С К О Е И С С Л Е Д О В А Н И Е С Л Е Д О В К Р О В И Практическое руководство Издательство НЩЙ НИЖНИЙ НОВГОРОД • 2003 УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

В июле 1986 г. один бизнесмен был объявлен в розыск его дочерью. При осмотре в окружности места проживания исчезнувшего лица эксперты об­ ратили внимание на отдельные следы крови на полу гаража жертвы. Было установлено местонахождение многочисленных радиально расположенных следов от брызг крови на полу гаража. Указанные следы находились на рас­ стоянии не менее 4 футов от точки схождения. В результате применения предварительной пробы с люминолом были обнаружены признаки выти­ рания следов в зоне около 10—11 футов в диаметре. Отпечатки рук находи­ лись возле двух окружностей на полу, образовавшихся, по-видимому, от стоявших там ведер. Около 20 следов крови были подробно описаны, обо­ значена их локализация, произведены необходимые измерения. Семь наи­ более хорошо выраженных следов крови использовали для оценки с помо­ щью компьютерной программы. Было определено местонахождение источ­ ника следообразования на высоте 15—16 дюймов над полом гаража. Ради ально расположенные следы крови также согласовались с иными, обнару­ женными в других зонах места происшествия. Приблизительно через один год после осмотра места происшествия следователь обратил внимание на показавшуюся подозрительной могилу возле дороги в необжитой местнос­ ти штата Орегон (США). Извлеченные из могилы костные останки были идентифицированы как принадлежавшие исчезнувшему предпринимате­ лю. На черепе имелись переломы костей в двух различных областях в ре­ зультате многократного (5—6 раз) воздействия на голову пострадавшего тупого твердого предмета. При дальнейшем расследовании данного случая ни одна из версий подозреваемого не согласовалась с механизмом образо­ вания следов крови, обнаруженных на месте происшествия. Прокурор на­ значил проведение дальнейшего расследования, используя для опроверже­ ния версии защиты имеющиеся результаты исследования следов крови. В ночь после начала судебного разбирательства подозреваемый совершил самоубийство в камере тюрьмы.

Использование компьютерной программы дает, по мнению ав­ торов, возможность эксперту посвятить больше времени изучению индивидуальных особенностей следов крови и исключает необхо­ димость проводить реконструкцию местонахождения источника кровотечения вручную. При исследовании дополнительных следов крови в базу данных может быть включено большее количество то­ чек схождения. Статистическая обработка затем позволяет с боль­ шей точностью устанавливать местонахождение источника (источ­ ников) следообразования. Полученную информацию в сочетании с данными аутопсии учитывают при установлении местонахождения пострадавшего в момент причинения травмы.

Автоматизированная аналитическая программа оценки меха­ низма образования следов крови является одним из объективных способов, которые могут быть применены в реконструкции места происшествия.

Имеется ли возможность предсказать связь между размерами следа крови и скоростью кровотечения? Если это действительно так, то можно ли эту скорость в 1 мин (RPM) рассчитать при исследова­ нии следов крови от несчастного случая, когда транспортное сред ство ударяет пешехода? Или же, если разбросанные следы связаны с выстрелом из огнестрельного оружия, или со взрывом, или с кро­ вью, которая была извлечена из раны вакуумом, образованным ле­ тящей пулей? H.L.McDonell продемонстрировал, что, несмотря на перпендикулярное падение капель кровь, в некоторых случаях кровь ударяется о мишень при других (не 90°) углах, и в результате обра­ зуются следы элипсоиднои формы. В то же время не установлена прямая связь между размерами следа крови и скоростью перемеще­ ния крови.

Была выдвинута следующая гипотеза: диаметр следа крови (как измеренный перпендикуляр к линии полета капли) изменяется об­ ратно пропорционально скорости полета капли, а количество (на единицу площади) следов крови, образованых данным объемом кро­ ви, изменяется прямо пропорционально скорости его движения. При этом ускорение известных количеств крови человека происходит за счет прироста величины скорости. Тогда проекция падения кро­ ви зависит от:

• объема крови;

• конечной скорости;

• температуры крови;

• расстояния от источника до мишени;

• угла расположения плоскости мишени относительно источ­ ника следообразования;

• структуры поверхности мишени;

• индекса капиллярности (пористости) мишени.

Методика проведения исследования: гепариновую кровь человека нагревали в вакуумной колбе до 34,4°С. Брали 1 каплю крови пипеткой и выпускали ее над центром вращающегося диска. Кровь перемещалась на край этого диска в виде мелких капель, которые концентрически отклады­ вались вокруг на вертикально расположенную поверхность на расстоянии около 4 дюймов от края диска. Мишень изготовили из изогнутого листа от консервной банки и смонтировали на аппарате с вращающейся осью. Это позволило устанавливать расстояние от края диска до поверхности. Была изготовлена щель по периметру от 2 до 8 дюймов. Как только капли крови срывались с диска они должны были лететь через щель и ударяться о ми­ шень. Вращение диска обусловливало случайное распределение следов крови. Аппарат спроектировали таким образом, чтобы скорость вращения непрерывно увеличивалась от 700 до 5000 RPM. Пик скорости вращения диска был калиброван в милях в час (в интервале 100 — 700 — 3600 RPM) с помощью электрического спидометра, изготовленного компанией Weston Equipment, с точностью 0,33%. Во время начального испытания кровь была разбросана в нескольких дюймах от центра диска кзади. Однако экспери­ мент оказался несостоятельным из-за существования определенного фе­ номена. Так, при 700 RPM больший объем крови слетает с диска одной мас­ сой после вращения более 90°. Две капли крови были использованы для образования быстрых малых следов от брызг. Эти следы были обнаружены в окружности под углом падения 90°. Увеличение величины RPM требует значительного увеличения объема крови, необходимого для получения ви­ димых следов. При 2600 RPM потребовалось 50 капель крови для образо­ вания 17 очень мелких брызг на мишени.

В результате диаметры следов крови из трех групп эксперимен­ тов по 100 следов в каждой были приведены к одной цели. Из этих групп наблюдений затем были выведены средние числа и нанесены на диаграмму как функция абсолютной величины (вектора) скоро­ сти на диске (рис. 60).

Вследствие внутреннего трения молекул воздушная среда или некоторые жидкости оказывают сопротивление плавному полету, обозначаемое как вязкость. Полет в воздухе непосредственно вбли­ зи поверхности обладает некоторой особенностью. Даже у гладкой поверхности предмета молекулы воздуха, которые находятся у са­ мой поверхности, фактически не перемещаются по ней. На близкой дистанции над поверхностью воздух движется плавно, на большем расстоянии от нее скорость молекул воздуха увеличивается. Ука­ занный поверхностный слой воздуха обычно толщиной около 0, дюйма. Относительная скорость воздуха у поверхности составляет нулевую точку (Dalton S., 1977). При малой RPM много крови ос­ тавалось в центре диска, а при 3200 и несколько больше вся кровь покинула этот диск. Перемещение крови из центра диска при высо­ кой RPM незначительно повышало центробежную силу, которая оказывалась наименьшей в центре и выбрасывала кровь вверх по оси диска. Это давление воздуха в центре смывает кровь с диска вакуумом, образованным у края диска.

При бивариантном анализе с учетом объема капель крови и высоты падения интерпретацию следов крови осуществляют при сравнении индекса пористости материала мишени. Капиллярность жидкостей зависит как от прилипания, так и от поверхностного на­ тяжения (прилипание — это сила притяжения между молекулами разного рода;

сцепление — это сила притяжения между молекула­ ми такого же рода). Сцепление обусловливает поверхностное натя­ жение, которое и определяет форму капли. Вязкость, диаметр от­ верстия и барометрическое давление воздействуют на объем капель крови, выпускаемый из пипетки. Индекс капиллярности установ­ лен путем определения соотношения зоны пятна, образованного каплей крови на поверхности материала с зоной пятна, образован­ ного тем же объемом крови, капающей на стеклянную пластинку с высоты около 12 дюймов. Оконное стекло было принято в качестве стандарта, поскольку оно является относительно гладким и неаб­ сорбирующим материалом, а также обычно обнаруживается на ме­ сте причинения травмы.

Для установления индекса капиллярности картонной мише­ ни проведены 3 серии опытов по 20 капель, каждая из которых падала с высоты 12 дюймов на чистое сухое стекло и картонную мишень. Температура стекла и картона была 21,ГС (70° по Фа­ ренгейту), температура крови — 34,4°С (94° по Фаренгейту). Зона следов крови на стекле в среднем составила 1,111 см2, а на картон­ ной мишени — 0,785 см2. Средний индекс капиллярности для кар­ тонной мишени составил: 0,785/1,111=0,707. Строение поверхно сти и пористость ее были изучены при проведении экспериментов с использованием широкой полосы того же качества, что и кар­ тонной мишени. Размер пятна, образованного данным объемом крови, изменяется в зависимости от характера впитывания и струк­ туры ткани мишени. Авторы эксперимента пришли к заключению, что с учетом установленной корреляции между размером следа крови и величиной скорости, объем капающей крови может быть определен и при других силах, действующих на поверхность дис­ ка (например, давление под вакуумом, иная вязкость крови). Уро­ вень скорости определяется величиной центробежной силы, пре­ дела вращения. Конечный объем капелек установлен как резуль­ тат перемещения крови через пограничный слой границы враще­ ния на краю диска.

Результатом проведенного исследования может явиться воз­ можность интерпретации следов крови при вращательном ускоре­ нии (например, при размахивании топором, распиливании тела, вращении вентилятора и т.п.). Эти данные нецелесообразно сопос­ тавлять со следами крови, образованными при одиночном линей­ ном ударе (например, при транспортном происшествии, падении с большой высоты, при взрыве).

При выстреле из огнестрельного оружия образуются различ­ ные виды следов крови. Мелкодисперсные рассеянные следы мо­ гут быть обнаружены вокруг отверстия на стене или же другой по­ верхности вблизи выходной раны. Расстояние до места столкнове­ ния с окровавленной поверхностью может быть большим, чем мы ожидаем (например, мелкие капельки, способные к перемещению в свободном полете из-за сопротивления воздушной среды. На осно­ ве проведенного исследования можно полагать, что следы от брызг крови — это не только результат выброса крови из тела пострадав­ шего, но также и образования минутных объемов крови в вакууме позади летящей пули.

5.7. Сравнительное исследование следов крови В результате исследования следов крови на вещественных до­ казательствах в целях определения вида этих следов или установ ления условий следообразования эксперт может сопоставить выяв­ ленные при этом признаки и полученные данные с описанными выше признаками различных следов с учетом разных условий сле­ дообразования. В качестве сравнительного материала эксперт мо­ жет также использовать иллюстрации и сведения о следах крови, содержащиеся в специальной литературе. Если в ходе исследова­ ния были поставлены эксперименты, то эксперт для задач сравне­ ния должен использовать полученный им экспериментальный ма­ териал.

Сравнительное исследование осуществляют путем непосред­ ственного сопоставления следов на вещественных доказательствах с экспериментально воспроизведенными следами или следами кро­ ви, изображенными на различного рода справочных таблицах. Ре­ зультаты сопоставления эксперт фиксирует с помощью фото-, кино-, видеосъемки и демонстрирует также в заключении на фо­ тотаблицах.

5.8. Оценка результатов исследования следов крови на вещественных доказательствах и формулирование выводов Последним этапом экспертизы следов крови на вещественных доказательствах является оценка результатов проведенного иссле­ дования и формулирование выводов.

При формулировании выводов следует с осторожностью учи­ тывать наличие ограниченного количества мелких следов крови, пригодных для экспертной оценки. Критически нужно оценивать следы от брызг в тех случаях, когда имеются значительные пло­ щади загрязнения кровью. Нередко малые участки со следами от брызг могут оказаться результатом падения капель крови с самого пострадавшего, или же когда лужа крови образует вторичные (са теллитные) следы, которые можно ошибочно расценить как само­ стоятельные.

Эксперт медико-криминалистического отделения должен, ис­ ходя из полученных им данных, дать четкие и ясные ответы на по­ ставленные следователем вопросы.

При этом могут быть сформулированы разные по значимости для следствия выводы, зависящие от количества следов, их сохран­ ности, особенностей следовоспринимающих предметов, влияния факторов внешней среды и т.д.

По возможности следует избегать выводов вероятностного ха­ рактера, которые не несут в себе достаточной и объективной инфор­ мации и иногда могут направить расследование преступления по неверному пути.

Глава ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ СЛЕДОВ КРОВИ НА МЕСТЕ ПРОИСШЕСТВИЯ Следы крови занимают одно из главных мест среди материаль­ ных улик преступлений против жизни и здоровья человека.

Изучение механизма образования следов крови, обнаруженных на месте происшествия, теле и одежде пострадавшего и нападавшего, на предполагаемых орудиях травмы, позволяет установить место со­ вершения преступления, расположение и позы пострадавшего и на­ падавшего в момент начала кровотечения после нанесения ран, пос­ ледовательность причинения телесных повреждений, траекторию передвижения раненого или перемещения трупа, быстроту этих дей­ ствий и направление движения, особенности орудия травмы.

На месте происшествия или обнаружения трупа нередко при­ влекают (применительно к рассматриваемой в настоящем руковод­ стве теме) врача-специалиста в области судебной медицины для участия в следующих следственных действиях:

• в оказании помощи следователю в поиске следов, похожих на кровь, на теле и одежде умершего (или подозреваемого в соверше­ нии преступления), на различных поверхностях (на полу, стенах, потолке) в помещении и на находящихся в нем предметах (мебели и др.), на транспортном средстве и на местности (на почве, дорож­ ном покрытии и т.п.);

• в проведении предварительных химических и иных проб с це­ лью определения наличия крови в следах;

• в применении объективных методов фиксации обнаруженных следов (фотографирование, видеосъемка и др.), в зарисовке схем, построении диаграмм и т.п.;

• в обнаружении, фиксации и изъятии похожих на кровь следов;

• в изъятии различных предметов, орудий и других предметов со следами, похожими на кровь;

• в описании результатов осмотра трупа и обнаруженных сле­ дов биологического происхождения в протоколе осмотра места про­ исшествия.

Участие врача-специалиста в области судебной медицины в ос­ мотре места происшествия и трупа на месте его обнаружения, а так­ же подозреваемого в совершении преступления лица во многих слу­ чаях обеспечивает квалифицированную помощь правоохранитель­ ным органам в успешном раскрытии преступлений против жизни и здоровья граждан. Предварительное изучение обнаруженных на месте происшествия следов и последующие лабораторные исследо­ вания их в соответствующих структурных подразделениях бюро судебно-медицинской экспертизы нередко позволяют опровергнуть версию подозреваемого в преступлении лица об условиях и меха­ низме образования этих следов на его теле и одежде.

Наибольший интерес для исследователей при наиболее раннем осмотре места происшествия представляет изучение его путем со­ ответствующей оценки следов крови, их формы в результате дей­ ствия или деятельности жертвы и нападавшего. Наиболее ранняя информация включает в себя изучение формы пятен крови на мес­ те происшествия. Этому вопросу путем изучения места убийства посвятил свою работу в начале XX века P. Jeserich из Берлина. В 1939 году французский исследователь V.Balthazard провел ориги­ нальное научное исследование с проведением экспериментов по определению траектории образования следов крови и их формы.

Были изучены отдельные случаи, связанные с необходимостью ин­ терпретации формы следов крови. F.Camps из Лондона опублико­ вал в 1949 году обзор литературы по данной проблеме. В США од­ ной из наиболее фундаментальных публикаций, связанных с интер­ претацией формы следов крови, была работа P. Kirk в 1955 году из Университета Калифорнии в г.Беркли (США).

Практическая значимость интерпретации следов крови на мес­ те происшествия отражена во все увеличивающемся интересе к этой довольно специфической области судебно-медицинской эксперти­ зы. Поскольку кровь является частой уликой на месте происшествия в случаях насильственной смерти, в области повышенного интере­ са оказалась работа H.C.Lee (директора полицейской лаборатории штата Калифорния, США) Место пожара является по своей природе, как правило, одним из наиболее разрушительных для вещественных доказательств.

Обычно пожар начинается с низкого уровня (например, пола, верх­ ней части кровати и т.д.). С этого места пламя распространяется главным образом кверху в вертикальном направлении. В то же вре­ мя на месте происшествия следы крови обычно локализуются как на нижнем уровне (например, на полу, мебели и т.д.), так и на верх­ нем (стенах, потолке и др.). Если не произошло полное разрушение предметов и объектов в указанных зонах, то удается обнаружить сохранившиеся следы крови. Они относительно устойчивы к воз­ действию высокой температуры, продуктов горения, дыма, сажи и различных газов.

D.R.Redsicker (цит. по White R.B. [119]) из штата Нью-Джерси (США) изучил следы крови, обнаруженные на пожаре, и провел соответствующее научное исследование с экспериментами, исполь­ зуя для этих целей различные поверхности. Он установил, что воз­ действие пламени не изменяет геометрическую форму многих сле­ дов крови. Следовательно, если след крови в этом случае может быть идентифицирован, то его значение в качестве инструмента рекон­ струкции места происшествия иногда оказывается важным. Иден­ тификация крови после воздействия пламени может осуществляться на различных типах поверхностей пола (твердое дерево, кафель, ковер и др.), даже в присутствии бензина. Наиболее характерные изменения следов крови — это их обесцвечивание. Свежая и «ста­ рая» кровь обесцвечивается в целом одинаково, возможны также изменения окраски от темно-коричневой до черной. Удается обна­ ружить следы крови при внимательном исследовании участков скоп­ ления сажи. Автор также наблюдал, что многие абсорбирующие поверхности (ковры, подушки, обивка, одежда и др.) могут сохра­ нить кровь в жидком виде после воздействия пламени в помеще­ нии. Кроме того, были проведены наблюдения за следами крови в срок более одного года при различных сезонных воздействиях ок­ ружающей среды. В эксперименте в помещении пачкали кровью человека различные поверхности пола, стен, потолка, мебели и ору­ жия, исследовали их влияние на следы крови. Затем помещение облили бензином и подожгли. Горение продолжалось приблизитель­ но в течение одного часа. Затем следы крови исследовали на всех перечисленных поверхностях. При использовании на месте прове­ дения эксперимента предварительной пробы с малахитовой зеле нью на наличие крови во всех случаях были получены положитель­ ные результаты, в том числе на оружии.

Специальные познания позволяют определять позу жертвы в момент причинения ей телесных повреждений, быстроту наступле­ ния смерти, устанавливать факт перемещения тела с места проис­ шествия, а также степень активности пострадавшего после травмы.

До недавних пор образцом экспертного умения являлось зна­ ние происходящих в крови физических процессов и их значимость в образовании соответствующих форм следов крови. В течение дли­ тельного периода времени следы крови на месте происшествия и вещественных доказательствах в недостаточной степени признава­ лись в качестве источника полезной информации. P.Kirk совершен­ но справедливо писал, что «...никакой другой вид исследования кро­ ви не дает такую большую информацию, как изучение характера рас­ пространения ее пятен...». В 1955 году P.Kirk в суде штата Огайо (США) под присягой дал заключение о взаиморасположении жер­ твы и нападавшего по результатам исследования следов крови на вещественных доказательствах.

H.L McDonell подготовил инструкцию по интерпретации сле­ дов крови для экспертов всех учреждений в США, обучил сотни полицейских экспертов, работников криминалистических лабора­ торий.

Результатом усилий H.L. McDonell явилось значительное по­ вышение интереса к вопросам интерпретации формы следов крови как к одному из видов доказательства.

В 1983 году в Нью-Йорке была организована «Ассоциация исследо­ вателей формы следов крови». В настоящее время в ней состоят более членов из США и Канады. Она издает квартальный журнал по указанной теме.

Интерпретацию формы следов крови можно осуществлять не­ посредственно на месте происшествия и/или путем внимательного исследования фотографий, полученных на месте происшествия (бо­ лее предпочтительными являются цветные фотографии с масшта­ бом и схемой). Важно детальное исследование предметов одежды, оружия и других объектов, приобщенных в качестве вещественных доказательств. Детали, содержащиеся в карте стационарного боль­ ного, в акте исследования трупа, его фотографиях, также содержат полезную информацию. В тех случаях, когда невозможно провести подробное исследование на месте происшествия, фотографии его должны сочетаться с детальными эскизами, диаграммами, данны­ ми о месте происшествия и результатами лабораторных исследова­ ний.

Интерпретация следов крови может обеспечить эксперта полез­ ной информацией для последующей реконструкции места проис­ шествия, в частности, о:

• источнике (источниках) образования следов крови;

• связи между распространенностью брызг крови и длительно­ стью кровотечения;

• направлении ударных воздействий, в результате которых об­ разовались следы крови;

• объекте (объектах), который в значительной мере определя­ ет форму следов крови;

• количестве ударных воздействий, выстрелов и т.п.;

• положении жертвы, нападавшего или предметов на месте про­ исшествия в период кровотечения;

• движении и направлении перемещения жертвы, нападавшего или предметов на месте происшествия после окончания кровотече­ ния;

• поддержке или опровержении показаний подозреваемого или свидетеля;

• дополнительных критериях установления давности наступ­ ления смерти;

• корреляции с другими данными (секционными находками, ла­ бораторными исследованиями и т.д.), относящимися к предмету исследования.

Для правильной интерпретации формы следов крови необхо­ димо индивидуальное обучение эксперта с помощью инструкции, индивидуального экспериментирования в каждом конкретном слу­ чае и с учетом опыта работы. Проведение экспериментов для полу­ чения следов, аналогичных следам на вещественном доказательстве или на месте происшествия, необходимо в каждом конкретном слу­ чае для поддержки мнения эксперта и его заключения. Допускают­ ся некоторые предварительные размышления эксперта на началь­ ном этапе исследования, но окончательные выводы его должны со­ держаться в экспертном заключении и базироваться не на размыш лениях, а на научно доказанных фактах. Альтернативный вывод эксперта должен быть основан на корреляции признаков обнару­ женных следов крови и результатов лабораторных исследований.

Это положение имеет особую практическую значимость в тех слу­ чаях, когда количество следов крови являлось весьма ограничен­ ным. Когда эксперт не имел возможности исследовать место проис­ шествия, заключение, основанное на результатах изучения только фотографий, должно быть крайне осторожным.

По следам крови в виде следов волочения устанавливают факт перемещения трупа. Уровень и форма расположения следов крови на стене или на каком-либо предмете (например, шкафу) позволяет судить о положении потерпевшего в момент нанесения ранений (в частности, стоял он или сидел, либо лежал). По следам крови также можно определить, двигался ли потерпевший и в каком направле­ нии после нанесения ему повреждений. Окровавленные следы ног преступника могут указать, в каких направлениях он двигался, к каким объектам подходил. По потекам крови на трупе иногда мож­ но судить, в каком положении находился потерпевший во время нанесения ему ударов [49].

Результаты изучения следов крови на месте происшествия мо­ гут явиться важным источником информации о переживании пост­ радавшего после травмы. При тщательном исследовании скоплений крови удается обнаружить волосы и кусочки кожи. Наличие ткани головного мозга может способствовать не только установлению локализации травмы, но и способности пострадавшего к активным действиям и приблизительного времени его жизни после травмы.

Внешний вид крови может также указывать на источник кровоте­ чения. Повреждения ткани легкого обусловливали наличие крови пенистого характера в полости рта. Важным признаком является откашливание и рвота кровью. Резаная рана боковой поверхности шеи может сопровождаться пересечением стенки сонной артерии и кровотечением в виде сильного фонтанирования. Это быстро при­ водит к обездвиживанию жертвы и наступлению смерти непосред­ ственно на месте происшествия. Следует иметь в виду, что такая травма иногда является результатом несчастного случая или само­ убийства путем причинения повреждений в областях тела, где ар­ териальные сосуды наиболее доступны.

Если источник кровотечения подвергается воздействию какой либо силы, то капли крови могут соприкасаться с поверхностью под различными углами и в разных направлениях. Точка схождения — это общая точка, от которой можно проследить конкретные следы крови. Эту точку определяют путем вычерчивания длинной оси хорошо выявляемых следов крови, перемещаясь в обратном направ­ лении к общей точке или источнику кровотечения (рис. 61).

Точку схождения устанавливают на месте происшествия с помо­ щью шнура или рулетки, размещенных вдоль длинной оси каждого следа крови. Графическое изображение точки схождения определяет локализацию следов крови относительно высоты их над полом, рас­ стояния от угла между стенами и углом непосредственно на самой поверхности. Графическое изображение следа крови включает абсо­ лютную его величину, соотношение ширины к длине и угол встречи.

Точку схождения фиксируют на миллиметровой бумаге. Пост­ роение нескольких точек схождения может означать как множество мест столкновения, так и пере­ мещение крови из источника кровотечения. Начало источни­ ка — это место, из которого кровь в результате кровотечения образовала соответствующий след. Этот факт устанавливают путем графического изображе­ ния углов встречи хорошо выяв­ ляемых следов крови и затем пе­ ремещаются в обратном направ­ лении к оси, построенной через точку схождения.

На месте происшествия ис­ пользуемый для визирования шнур может быть спроецирован от каждого измеренного следа крови (от угла встречи) в обрат Рис. 61. Определение на месте про- ном направлении к оси, перпен исшествия локализации источника Дикулярной к плоскости, на ко кровотечения (пострадавшего) пу- тоРой располагаются их точки тем построения точки схождения схождения (рис. 62).

следов крови В месте схождения шнура на этой оси определяют 3 точки, от которых ис­ ходили следы крови.

Точка схождения мо­ жет быть построена гра­ фически путем состав­ ления диаграммы рас­ стояния следов крови от точки схождения, с которой образован угол Рис.62. Установление локализации на месте встречи на поверхнос­ происшествия источника кровотечения (пост­ ти. Определяемое мес­ радавшего) путем проецирования углов встре­ чи их с плоскостью. По оси абсцисс расстоя­ то нахождения источ­ ние от точки схождения;

по оси ординат — рас­ ника кровотечения при стояние от источника следообразования использовании любого из двух изложенных методов позволяет определить высоту над полом или расстояние от стены (потолка, других объектов) до источника кровотечения или места столкновения капель крови с плоскостью. Капельки крови имеют свои индивидуальные траектории перемещения от места столкновения с поверхностью, которые зависят от скорости и рас­ стояния их перемещения.

В том случае, если установлено место нахождения источника кровотечения и путь возможного перемещения капель крови, мож­ но полагать, что этот след образован под тем же углом встречи. На более коротком расстоянии и при более высокой скорости наблю­ дается образование прямой траектории перемещения капель кро­ ви. Установление местонахождения источника кровотечения может способствовать реконструкции места происшествия и соответствен­ но следообразования.

Ранение живота или груди очень часто может быть незначитель­ ным, поэтому кровь не выделяется наружу, а скапливается в соот­ ветствующих полостях тела. Ткань одежды при пропитывании ее кровью создает затруднения выделению крови из раны.

Наружное кровотечение зависит от положения тела. Так, рана задней поверхности груди при нахождении тела пострадавшего в положении лежа на передней его поверхности кровоточит в незна­ чительной степени. Если же тело перевернуть на его заднюю поверх ность, то из грудной полости начнется интенсивное кровотечение.

При интенсивном кровотечении артериальное давление падает зна­ чительно раньше наступления смерти, поэтому наружная кровопо теря может оказаться минимальной.

Низкая температура окружающей среды может сократить объем кровопотери за счет сужения кровеносных сосудов.

Практика производства судебно-медицинской экспертизы в нашей стране и за рубежом позволила накопить значительный по­ ложительный опыт участия судебных медиков в таких исследова­ ниях. Приводим разные по своей практической значимости наблю­ дения. Причем следует отметить, что с познавательной целью в их перечень был включен ряд случаев, когда и по данным предвари­ тельного расследования, и по результатам медико-криминалисти­ ческого исследования следов крови не удалось восстановить собы­ тие конкретного преступления или происшествия. По нашему мне­ нию, все приведенные наблюдения в той или иной степени будут способствовать лучшему пониманию хода мысли и действий врача судебно-медицинского эксперта при интерпретации механизма об­ разования следов крови на одежде и теле субъектов преступления, а также характера активного взаимодействия между нападавшим и пострадавшим на месте происшествия в случаях смертельной огне­ стрельной и автомобильной травм, причинения телесных повреж­ дений тупыми твердыми и острыми предметами (орудиями).

Интерпретация следов крови основана на результатах анали­ за обстановки на месте происшествия (или обнаружения трупа), иногда на изучении фотографий, а также на данных исследований одежды, тела нападавшего и пострадавшего. Изучение фотографий при производстве судебно-медицинской экспертизы (даже в отсут­ ствие иногда на них полноценной информации) все же за счет на­ глядности изображения оказало определенную пользу, но по кон­ кретным делам не всегда удавалось сформулировать категоричес­ кие выводы, поскольку отдельные фотографии варьировали по своему качеству, в частности, по четкости изображения исследуе­ мых объектов.

Наблюдение 1. После вынесения судом приговора преступник сбежал из тюрьмы. Местный орган внутренних дел принял телефонограмму с со­ общением о совершенном преступником новом преступлении на берегу озера, расположенного на расстоянии нескольких километров от тюрьмы.

Был обнаружен труп мужчины с огнестрельными ранами на теле. При су­ дебно-медицинском исследовании трупа установлены множественные раны на голове, шее, туловище и конечностях. Входные огнестрельные отверстия располагались на правой стороне тела. Рана в верхнем отделе грудной клет­ ки переходила в раневой канал, который проникал через правое легкое, стен­ ку главного ствола легочной артерии, заднюю стенку левого предсердия, нижнюю долю левого легкого. Имелось массивное внутреннее кровотече­ ние. Выходное огнестрельное отверстие находилось на боковой поверхнос­ ти грудной клетки слева. Поскольку при первичном исследовании трупа остались не до конца выясненными важные для проведения расследования отдельные вопросы, была назначена эксгумация трупа для повторной су­ дебно-медицинской экспертизы.

Состояние трупа позволило исследовать и подробно описать сохранив­ шиеся на нем огнестрельные раны.

Врач-судебно-медицинский эксперт описал имеющиеся повреждения следующим образом: 1) входное огнестрельное отверстие справа в верхней части грудной клетки с выходом огнестрельного снаряда (пули) через зад­ нюю стенку грудной клетки слева;

2) слепое огнестрельное ранение головы справа с переломом костей основания черепа;

3) сквозное огнестрельное по­ вреждение на передней поверхности правого плеча в нижней трети;

4) вход­ ная огнестрельная рана у угла нижней челюсти справа и выходная рана — на левой боковой поверхности шеи;

5) касательное ранение голени несколько выше уровня пяточной кости;

6) сквозное огнестрельное ранение левого бед­ ра. По мнению эксперта входная рана на правой боковой поверхности груд­ ной клетки могла быть связана с входной и выходной ранами на правом пле­ че, что и было расценено как повторное вхождение снаряда (пули) при усло­ вии, что в момент выстрела в правую нижнюю часть грудной клетки правое плечо было не­ сколько приподнято.

Изучение фотографий с места происшествия не дало оснований для доказательства нахождения пострадавшего в момент выстрела в положении лежа. Следы крови на изгоро­ ди и рубашке образовались в результате кровотечения изо рта в тот момент, когда голова пострадавшего находилась в Рис. 63. Брызги крови большой скорости движении (рис. 63, 64). Лока­ на рубашке спереди справа в проекции до­ лизация и направление брызг полнительного отверстия на ткани Рис. 64. Положение трупа между де­ ревом и забором. Брызги крови на передней поверхности рубашки и отдельные следы крови на заборе слева от головы трупа к I • высокой скорости свидетельствовали об их прямой связи с огне­ стрельным ранением.

Наблюдение 2. Труп женщины обнаружен лежащим на полу в своем доме в положении на спине. На спинке носа имелась огнестрельная рана, которая, как оказалось в дальнейшем, была причинена выстрелом из ре­ вольвера (рис. 65).

Подозреваемый в преступлении утверждал, что в доме произошла ссо­ ра, во время которой женщина угрожала ему винтовкой. В целях самообо­ роны он произвел выстрел ей в лицо, когда она находилась непосредствен­ но перед ним. Указанная винтовка была найдена на полу возле правой руки трупа. Сквозное ранение головы с повреждением головного мозга обусло­ вило, по-видимому, невозможность пострадавшей совершать активные дей­ ствия после причинения ей огнестрельной травмы и наступления смерти в течение нескольких минут. Лужа крови на полу свидетельствовала о не­ большом времени переживания пострадавшей, в течение которого продол­ жалось наружное кровотечение (рис. 66).

В данном случае характер следов крови опроверг версию подозревае­ мого относительно позы женщины в момент выстрела. Брызги крови боль­ шой скорости были обнаружены на стене позади трупа на высоте около Рис. 65. Труп женщины на полу. Брызги крови большой скорости в нижней части сте­ ны и на плинтусе позади ее головы. У правой руки огне­ стрельное оружие Рис. 66. Лужа крови вокруг головы трупа Рис. 67. Брызги крови большой скоро­ Рис. 68. Брызги крови высокой ско­ сти на стене позади трупа на высоте рости на стене 95 см над уровнем пола и углом встре­ чи около 90° 95 см над уровнем пола и образовались в результате соприкосновения со стеной под углом около 90° (рис. 67,68).

Источником наружного кровотечения была входная огнестрельная рана, что могло иметь место только в случае нахождения головы постра­ давшей несколько выше уровня пола, а не в положении стоя, как утверж­ дал подозреваемый. Во время проведения следственного эксперимента было установлено, что приведенная судебным медиком интерпретация ме­ ханизма образования следов крови брызг оказалась обоснованной и пра­ вильной.

Наблюдение 3. Женщина на протяжении нескольких лет покушалась на самоубийство и, наконец, причинила себе смертельное огнестрельное ранение. В этом случае важно было установить взаиморасположение огне­ стрельного оружия в момент выстрела относительно входной раны и обна­ ружить на месте происшествия следы крови высокой скорости. Труп без верхней части головы был найден в положении сидя на стуле в жилой ком­ нате. Брызги крови находились на левой щеке трупа, что соответствовало ее позе на стуле (рис. 69).

Следы крови большой скорости и мелкие фрагменты мягких тканей находились на стене в окружности стула и несколько выше его спинки, что соответствовало положению ее тела на стуле в момент выстрела (рис. 70, 71).

Фрагменты костей черепа находились в области входного огнестрель­ ного отверстия и четко демонстрировали локализацию его на голове (рис. 72).

Эти данные свидетельствовали о том, что в момент выстрела ствол оружия был расположен почти вертикально относительно плоскости пола, а дульный срез оружия находился возле левой стороны ее головы, но при условии небольшого поворота ее вправо. Результаты измерения расстоя­ ния от плечевого сустава до кончиков пальцев трупа женщины допускали возможность нажатия спускового крючка оружия пальцем пострадавшей.

Рис. 69. Труп женщины на стуле. Потеки на левой ще­ ке направлены книзу Рис. 70. Брызги крови высокой ско- Рис. 71. Брызги крови на стене слева рости на стене позади, несколько и выше спинки стула выше уровня спинки стула Рис. 72. Соединение фрагментов ко­ стей черепа для демонстрации лока­ лизации входной раны на голове трупа слева Проведенные исследования позволили подтвердить факт самоубийства женщины.

Наблюдение 4. Мужчину — частного предпринимателя видели в пос­ ледний раз живым в его собственном доме утром перед уходом на работу.

Его труп был обнаружен вскоре после полудня приблизительно в 4 км от его дома в отдаленном месте сельской местности в автомобиле на месте во­ дителя с массивными повреждениями головы (рис. 73).

Двигатель автомобиля продолжал работать и слышалась музыка из его магнитофона. За исключением разбитого стекла двери со стороны места водителя остальные стекла не были повреждены. На грунте возле автомо­ биля находились осколки стекла и кусочки вещества головного мозга. Охот­ ничье ружье располагалось в автомобиле справа от трупа в вертикальном положении, дульный срез был направлен вверх. Левая рука трупа охваты­ вала ствол оружия, а правая рука находилась возле его спускового крючка.

Брызги крови большой скорости обнаружены кпереди от ствола оружия, а Рис. 73. Труп на месте води­ теля автомобиля с массив­ ными повреждениями го­ ловы Рис. 74. Брызги крови вы­ сокой скорости на левой руке и тыльной поверхнос­ ти правой кисти трупа также на наружной и внутренней поверхностях обеих рук. При последую­ щем исследовании автомобиля в его крыше непосредственно над головой трупа имелось сквозное отверстие от огнестрельного снаряда. На переднем и задних сиденьях, а также на внутренней поверхности стекол обнаружено большое количество следов крови и мягких тканей.

При судебно-медицинском исследовании трупа отмечено, что выстрел был произведен в полости рта пострадавшего с образованием массивных повреждений головы. Брызги крови высокой скорости на руках трупа сви­ детельствовали, что в момент выстрела левая рука находилась вблизи дуль­ ного среза ружья, а правая — на его спусковом крючке (рис. 74).

Расположение следов крови на сиденьях салона автомобиля также позволило считать, что никаких посторонних людей в момент выстрела в салопе автомобиля не было, а двери и окна его в момент выстрела были закрыты. Дальнейшее расследование показало, что мужчина был сильно подавлен смертью своей матери и, по-видимому, имело место самоубийство мужчины, хотя достоверные признаки этого самоубийства не были выяв­ лены. Наличие брызг крови высокой скорости на руке (или руках) трупа явилось доказательством конкретного источника образования всех обна­ руженных следов крови.

Наблюдение 5. В милицию поступило сообщение, что молодой муж­ чина, якобы, застрелился после возвращения из бара домой вместе со сво­ им братом, который подтвердил факт произведенного выстрела. Труп был обнаружен сидящим с ногами на стуле у стола на кухне в своем доме. В его правой руке находился револьвер. При судебно-медицинском иссле­ довании трупа на левом крыле носа была обнаружена входная огнестрель­ ная рана с татуировкой окружающей кожи зернами пороха. Следы в этом случае образовались при выделении крови из носа и полости рта, имели вид брызг, располагались в области левого плеча и на полу под стулом (рис. 75).

На руках умершего не были обнаружены брызги крови высокой ско­ рости. Установлено, что локализация и объем повреждений затылочной области головы и головного мозга обусловили, по-видимому, практически моментальное наступление смерти пострадавшего после нажатия на спус­ ковой крючок оружия. Органы предварительного расследования сделали вывод о том, что наиболее вероятно имело место самоубийство и отвергли версию о выстреле брата в пострадавшего с последующим вкладыванием оружия в руку трупа.

Рис. 75. Потек крови на правой щеке и шее трупа. Небольшое скопление крови на полу возле стула Наблюдение 6. Труп молодой женщины был обнаружен лежащим меж­ ду правым краем кровати и стеной. Левая нога была приподнята и касалась кровати. На передней поверхности шеи имелась глубокая резаная рана.

Между ее ногами находилась бутылка из-под вина (рис. 76), введение ко­ торой и определило образование массивных разрывов стенки влагалища.

Руки трупа были связаны шнуром позади спины (рис. 77).

Рис. 76. Труп женщины с бутылкой между ногами Рис. 77. Руки трупа жен­ щины, связанные позади ее спины При ревизии органов шеи обнаружен разрез стенки сон­ ной артерии, что обусловило образование следов крови на стене справа от ее головы за счет значительного фонтани­ рования крови из поврежден­ ного сосуда. Кроме того име­ лись следы крови в результате выделения ее при кашле на стену (рис. 78).

Данное преступление ос­ Рис. 78. Следы артериального кровотече­ талось нераскрытым.

ния на стене справа от головы трупа Из повседневной прак­ тики известно, что множественные колотые раны в доступной для руки человека области тела могут быть причинены самому себе (набл. 7).

Наблюдение 7. Женщина в возрасте 42 лет обнаружена лежащей в кро­ вати. Входная дверь была открыта и на ней не было обнаружено каких-либо признаков взлома. На теле трупа имелись колотые раны на грудной клетке и животе (рис. 79).

Рис. 79. Труп женщины с множественными колото-резаными ранами и небольшим наружным кровотечением Кроме того, на передней поверхности живота обнаружены поверхнос­ тные резаные раны. Смерть была обусловлена массивным внутренним кро­ вотечением в плевральную и брюшную полости. В правой руке умершей был нож. Вблизи ее левого локтевого сустава на кровати находилась бу­ тылка с остатками алкогольного напитка. В крови трупа установлено зна­ чительное (3,5%о) содержание этилового спирта. В этом случае отсутство­ вали признаки наружного кровотечения в виде следов крови на кровати.

Лишь небольшие по размерам потеки крови имелись на левой стороне жи­ вота и в соответствующей области на простыне. Органы предварительного расследования расценили данный случай как самоубийство, хотя с точки зрения судебного медика это вызывает определенные сомнения.

Наблюдение 8. Труп работника склада обнаружен в заднем помеще­ нии этого склада с множественными колотыми и резаными ранами на теле.

Локализация этих ран была следующей (в кратком изложении): 1 — коло­ тая рана на передней поверхности грудной клетки справа (рис. 80);

2 — колотая рана в верхнем отделе передней поверхности грудной клетки;

3 — колотая рана в нижнем отделе передней поверхности грудной клетки сле­ ва;

4 — колотая рана в средней части поясничной области;

5 — колотая рана на задней поверхности грудной клетки;

6 — резаная рана на передней по­ верхности шеи (рис. 81);

7 — резаная рана в правой височно-теменной об Рис. 80. Колото-резаные и резаная раны на передней поверхности шеи.

Колото-резаное повреждение на пе­ редней поверхности свитера справа Рис. 81. Резаная рана на передней поверхности шеи трупа Рис. 82. Резаная рана в пра­ вой лобно-теменной облас­ ти головы трупа ласти головы (рис. 82);

8 — резаная рана на левой щеке;

9 — множествен­ ные резаные раны на правой кисти и одна рана на левом предплечье. Орга­ ны предварительного расследования расценили последние раны как при­ знаки самообороны.

В правой плевральной полости содержалось около 2 литров крови, в левой — 1,5 литра.

При осмотре места происшествия не было выявлено признаков борь­ бы и самообороны. В то же время позади склада обнаружен значительный беспорядок, множество разбросанных пустых банок из-под безалкогольных напитков и остатки пищи. На столе с кусочками различной пищи имелись следы округлой формы в результате падения на него капель крови. На ку­ хонном ноже обнаружены небольшие следы от брызг крови. На полу возле стола также имелись следы от капель крови. В указанном месте, по-види­ мому, началась ссора между нападавшим и пострадавшим, затем они пере­ местились в середину помещения. Здесь и был обнаружен труп пострадав й шего. На поверхности листа картона справа от трупа найдены окровавленные волосы.

На полиэтиленовой скатерти на ящике непосредственно над головой трупа обнару­ жены отдельные мазки крови. Слева у плеча трупа находился сверток в бумаге коричне­ вого цвета. На нем имелись отдельные следы в виде брызг крови, направленных в сторону левой части тела трупа.

Для дальнейшего исследования следов крови и определения их соответствия ранам на теле одежда трупа была надета на манекен (рис. 83).

На передней поверхности рубашки соот­ ветственно области левой ключицы имелись следы от брызг крови средней скорости и кап­ ли крови различной величины (рис. 84).

Был сделан вывод о том, что передняя по­ Рис. 83. Одежда пострадав верхность шеи с повреждением ее органов шего на манекене для ис была разрезана в направлении справа налево следования следов крови в тот момент, когда пострадавший находился в положении лежа на полу. В нижнем отделе шерстяного свитера (соответственно правой нижней части грудной клетки вблизи проникающей раны) имелись потеки крови длиной от 3 до 6 см, исходящие из единого источника наружного кровотечения. Возле трупа обнаружены отпечатки крови в виде неполных контуров подошвенной по­ верхности обуви нападавшего (рис. 85).

Обнаруженные на одежде нападавшего следы крови по своим группо­ вым свойствам и молекулярно-генетическим признакам оказались иден Рис. 84. Брызги крови высокой ско­ Рис. 85. Фрагмент отпечатка окровав­ рости на воротнике слева ленной подошвы обуви на передней поверхности свитера пострадавшего тичными крови умершего. Мотивом для совершения данного преступле­ ния был грабеж.

Это наблюдение показало возможности интерпретации механизма об­ разования следов крови на одежде трупа и преступника, а также на месте происшествия, что позволило оценить активные действия нападавшего и пострадавшего в момент следообразования крови.

Наблюдение 9. Труп девушки в возрасте 16 лет был найден на полу кухни. В результате судебно-медицинского исследования установлено на­ личие странгуляционной борозды на шее. Смерть наступила от механичес­ кой асфиксии в результате удавления органов шеи петлей, изготовленной из краевой части свитера. На передней его поверхности и джинсах умер­ шей имелись множественные следы крови в виде отпечатков какого-то ок­ ровавленного предмета (предметов) (рис. 86).

Окровавленное полотенце находилось вблизи правого плеча трупа.

На полу кухни были разбросаны ножи и многочисленные окровавленные бумажные полотенца. Следы крови круглой формы имелись на противо­ положной стороне помещения, что могло свидетельствовать о локализа­ ции источника кровотечения. На столе имелись следы крови в виде ка­ пель (рис. 87).

Все обнаруженные следы крови на месте происшествия, включая те, которые находились и на трупе девушки, были той же группы, что и у зна­ комого мужчины. На ее теле отсутствовали какие-либо повреждения, ко Рис. 86. Следы крови в виде отпе­ чатков на передней поверхности куртки торые могли бы обусловить образо­ вание следов крови на месте проис­ шествия. В результате изучения его и с учетом материалов следствия был сделан вывод о том, что знако­ мый девушки, судя по имевшимся отпечаткам пальцев рук, после убийства ее затем совершил поку­ шение на самоубийство.

Рис. 87. Капли крови на столе Наблюдение 10. Мужчину в возрасте 42 лет в последний раз видели в сопровождении трех других муж чип вечером после закрытия бара. Через некоторое время милиционер об­ наружил свет в салоне автомобиля, припаркованного недалеко от озера и в 750 м от бара. Дверь автомобиля со стороны водителя была открыта. При приближении к автомобилю милиционер увидел двух мужчин, стоявших возле этого автомобиля. Вблизи него был припаркован еще один автомо­ биль, в котором не было людей. Во время опроса указанных мужчин мили­ ционер посмотрел в сторону замерзшего озера и увидел труп, лежавший на льду в луже крови (рис. 88).

По подозрению в убийстве были задержаны сначала те двое мужчин, а затем И третий.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что муж­ чине были причинены две колото-резаные раны спины справа в верхнем ее отделе и одна в эпигастральной области (рис. 89).

В правой плевральной полости содержалось около 1,5 л жидкой крови и свертков, в брюшной полости — около 800 мл крови. Имелись также мас Рис. 88. Труп на замерзшем водоеме Рис. 89. Колото-резаная рана в эпи с ранами от воздействия острых и ту- гастральной области живота пых твердых предметов. На льду лужа крови Рис. 90. Следы крови на грунте вбли­ Рис. 91. Следы крови различной зи автомобиля (следы от волочения формы на грунте (следы от волоче­ трупа) ния трупа) сивные повреждения головы, включая множественные оскольчатые пере­ ломы костей свода и основания черепа, ушибы головного мозга. Смерть пострадавшего наступила в результате тупой травмы головы и внутренне­ го кровотечения от колото-резаных повреждений левого легкого и печени.

Изучение места происшествия показало наличие следов крови в виде брызг на земле вблизи автомобиля умершего, а также параллельно распо­ ложенных полос, образовавшихся вследствие контакта и перемещения (во­ лочения) окровавленного предмета с относительно гладкой поверхностью (рис. 90, 91).

На спинке куртки умершего соответственно локализации описанных ран имелись множественные следы крови, смешанные с грязью. По-види­ мому, следы крови на земле образовались именно в результате контакта окровавленной куртки с грунтом. Вероятнее всего тело мужчины было пе­ ремещено к этому месту и переброшено через насыпь на лед озера. При­ близительно в середине этого рас­ стояния книзу от насыпи имелась еще одна зона, в которой обнаруже­ ны аналогичные следы крови в виде полос от контакта окровавленной одежды мужчины с грунтом и кам­ нем (рис. 92).

Тупая травма в виде множе­ ственных переломов костей черепа, повреждения головного мозга обра­ зовалась, по-видимому, дополни­ тельно уже при нахождении пост­ радавшего на льду. Об этом свиде­ Рис. 92. Следы крови на камне (сле­ тельствовали брызги крови сред- ды от волочения трупа) ней скорости на плече пострадавшего, на льду вблизи трупа и у самого бе­ рега озера. На куртке трупа и на льду обнаружены кусочки вещества голов­ ного мозга и фрагменты костей черепа. В дальнейшем было установлено, что орудием травмы являлся топор, извлеченный из багажника автомоби­ ля, принадлежавшего одному из подозреваемых. Доказательством этого послужило наличие на обухе топора крови и ткани головного мозга, а так­ же следы от брызг крови на куртке пострадавшего.

Обнаруженные на трупе следы крови по своим групповым характери­ стикам и генетическим маркерам соответствовали таковым на обухе и ру­ коятке топора.

Каждый из троих подозреваемых изложил свою версию частных дета­ лей происшедшего. Все они подтвердили, что совместно распивали спирт­ ные напитки в баре, затем вышли из бара вместе с пострадавшим и обеща­ ли ему дать покурить марихуану. Подозреваемые согласились с тем фак­ том, что пострадавший получил телесные повреждения во время драки с подозреваемыми в месте парковки автомобиля вблизи озера. Один из по­ дозреваемых утверждал, что удары своей жертве наносили палкой и кула­ ками в основном другие подозреваемые, а затем через некоторое время унес­ ли его на край берега и сбросили на лед. Этот подозреваемый показал, что не хотел больше участвовать в преступлении и ушел. Остальные двое по­ дозреваемых дали также разные показания относительно причинения ко­ лото-резаных повреждений и ударов тупым твердым предметом.

В данном случае исследование одежды и обуви каждого из подозрева­ емых оказалось полезным при реконструкции обстоятельств травмы, но все же не дало возможность ответить в полном объеме на ряд поставленных вопросов. Подозреваемый, который убежал с места происшествия и был задержан через несколько дней, уже успел постирать свою одежду, поэтому ее исследование не дало дополнительной положительной информации.

Следы крови на ботинках отсутствовали, но он ходил в них во время дож­ дя, который, вероятно и удалил эти следы. Если этот подозреваемый уда­ рил свою жертву дополнительно тупым твердым предметом, как показали другие подозреваемые, то на его одежде не могли образоваться следы кро­ ви. Второй подозреваемый слегка испачкал свою одежду кровью при пере­ мещении тела пострадавшего. Третий подозреваемый показал, что ударил свою жертву всего один раз и затем стоял на берегу озера и наблюдал, как двое других избивали мужчину на льду. Верхний уровень берега находился на расстоянии около 11 м на 2 м выше места нахождения пострадавшего на льду. На одежде и обуви этого подозреваемого имелись множественные не­ большие следы крови в виде брызг средней скорости преимущественно в нижней части правой штанины джинсов и ботинка, на передне-внутренней поверхности левой штанины на уровне коленного сустава, на левом рукаве его куртки (рис. 93,94).

Рис. 93. Брызги крови средней ско- Рис. 94. Брызги крови средней скоро рости в нижней части правой штани- сти на уровне колена правой штани­ ны и правом ботинке подозреваемо- ны и в верхней части левой штанины го в убийстве джинсов подозреваемого в убийстве Описанное расположение следов крови указывало на большую близость нападавшего к пострадавшему во время причинения ему телесных повреж­ дений. На каблуке правого ботинка имелись также следы от брызг крови сред­ ней скорости, корочки крови и волосы головы. Вероятнее всего они образо­ вались в момент причинения тупой травмы головы пострадавшему.

Все подозреваемые были признаны судом виновными в совершении данного преступления.

Наблюдение 11. Мужчина оказался подозреваемым в убийстве сво­ ей жены, тело которой было обнаружено в вечернее время в прачечной комнате частного дома. Он заявил, что помогал своей жене в этой комна­ те и находился в ней до тех пор, пока не начался цикл работы стиральной машины. Вернулся в жилую комнату смотреть передачу по телевизору.

Жена не возвращалась длительное время и муж, якобы, решил посмот­ реть, что она делает в прачечной комнате. Женщина с массивными по­ вреждениями головы лежала на полу в луже крови. Муж пояснил, что он приподнял ее голову, определил отсутствие пульса и понял, что она мерт­ ва. В состоянии сильного душевного расстройства он, якобы, хлопнул по окровавленному полу рука­ ми, затем вытер их об одеж­ ду и убежал к соседу, чтобы вызвать милицию. Он вер­ нулся в прачечную комнату вместе с соседом и вновь по­ пытался приподнять свою жену, при этом обе его руки находились на задней по­ верхности ее головы. Его удержал от дальнейших действий сосед, который по­ ложил на лицо умершей по­ Рис. 95. Труп на полу прачечной комнаты с лотенце до прибытия работ­ множественными следами крови на теле и ников милиции (рис. 95).

одежде При судебно-медицин­ ском исследовании трупа установлено, что женщине причинены множе­ ственные ушибленные раны мягких тканей правой лобной, височных и затылочной областей с образованием ушибов головного мозга (рис. 96).

В то же время отсутствовали переломы костей черепа. Небольших раз­ меров ссадины и кровоподтеки имелись на коже по средней линии шеи (рис. 97).

В мягких тканях шеи и области грудины обширные кровоизлияния без переломов органов шеи и грудины. Имелись переломы II и V ребер слева.

Кроме того, в данном случае были обнаружены признаки смерти от меха­ нической асфиксии в результате удавления руками.

При дополнительном осмотре прачечной комнаты установлено, что вдоль одной из стен располагались 3 стиральные машины, вдоль другой стены — две сушилки для белья. В середине этой комнаты и находился труп женщины. Точкой схождения брызг крови средней скорости была голова пострадавшей (рис. 98).

Указанные следы располагались на полу, стенах, на одной из стираль­ ных машин и сушилке вблизи головы трупа. Следы крови находились на близком расстоянии от уровня пола и явились результатом повторного кон­ такта головы жертвы с полом в месте ее нахождения.

Следы крови, которые образовались вследствие свободного падения капель крови на верхнюю поверхность стиральной машины, вероятнее все­ го были образованы в момент причинения женщине первых ударов тупым твердым предметом, когда она стояла возле стиральной машины. Допол­ нительные капли крови упали на верхнюю поверхность сушилки и крыш­ ку мусорного бачка во время кровотечения из ран на голове жертвы при нахождении ее тела в вертикальном положении. На сушилке были обнару Рис. 96. Рана мягких тканей головы Рис. 97. Ссадины и кровоподтеки на шее трупа Рис. 98. Брызги крови сред­ ней скорости на стене в виде радиалъно расходящихся сле­ дов, напоминающих спицы колеса. Источником кровоте­ чения является голова по­ страдавшей жены следы, которые возникли, вероятнее всего, от контакта с окровавлен­ ными руками жертвы во время ее падения и принятия окончательной позы (рис. 99).

Вблизи тела трупа отсутствовали следы от брызг крови, что ассоции­ ровалось с положением тела мужа, когда он, якобы, шлепал руками по луже крови на полу после поднятия головы своей жены. На полу в прачечной Рис. 99. Следы крови на сушил­ ке для одежды Рис. 100. Отпечатки окровавлен­ ной подошвы обуви на полу пра­ чечной комнаты комнате имелись многочисленные отпечатки окровавленной подошвы обу­ ви, сходные с обувью мужа. Он показал, что дважды входил в прачечную комнату после начала кровотечения из мягких тканей головы жены. Одна­ ко следы от обуви при визуальном исследовании оказались недостаточно доказательными (рис. 100).

Большее значение имела реконструкция этого случая путем исследо­ вания фотографий следов крови от обуви вблизи тела умершей. Причем, поверх некоторых из указанных следов имелись следы от брызг средней скорости (рис. 101), т.е. образование следов от обуви предшествовало про­ дуцированию брызг крови средней скорости.

В результате проведенных исследований установлено, что следы кро­ ви, обнаруженные в прачечной комнате, образовались во время или вскоре после причинения травмы с наружным кровотечением.

На куртке мужа выявлены многочисленные следы крови, которые по своим групповым (типовым) свойствам были отождествлены с кровью жены. Брызги крови средней скорости на правом рукаве и передней полке Рис. 101. Брызги крови средней ско­ рости поверх отпечатка окровавлен­ ной подошвы обуви Рис. 102. Брызги крови на передней поверхности куртки Рис. 103. Отпечаток покрытой кро­ вью ладони на рукаве куртки куртки образовались в момент причинения ударов жертве. Потеки на пра­ вом плече и спинке куртки также образовались при нанесении ударов жер­ тве, а не в результате «шлепания руками» по луже крови на полу (рис. 102).

На правом рукаве куртки мужа имелся отпечаток окровавленной ла­ дони небольших размеров (рис. 103).

Он, вероятнее всего, был образован рукой жертвы при попытке защи­ щаться от нападавшего. Суд обвинил мужчину в убийстве своей жены.

Наблюдение 12. (приведено по данным \\^.СЕскег<: апс! З.Щашез).

Молодой человек в возрасте 20 лет в вечернее время распивал спиртные напитки в местном ресторане. После завершения банкета мужчина отпра­ вился проводить свою знакомую до ее дома, который находился в несколь­ ких кварталах от этого ресторана. В дальнейшем девушка показала, что юноша не казался пьяным и после того, как они дошли до ее дома, он соби­ рался вернуться обратно, поскольку возле ресторана был припаркован его автомобиль. Молодой человек был затем обнаружен мертвым на дороге на половине пути от места проживания девушки и ресторана. Головной мозг трупа находился возле его головы на тротуаре на северной стороне двухпо­ лосной дороги (рис. 104).

На месте обнаружения трупа установлено дорожно-транспортное про­ исшествие. Первоначальное ударное взаимодействие с движущимся авто­ мобилем произошло на полосе южного направления, по которой прошел в ночное время всего лишь один автомобиль. На месте происшествия обна­ ружены фрагменты пластикового пакета и крышка от колеса автомобиля.

Пострадавший был одет в белую верхнюю одежду и фетровую шляпу, ко­ торую в измятом виде нашли вблизи тела трупа (рис. 105).

В результате судебно-медицинского исследования трупа установлено, что молодой человек получил значительные повреждения головы с осколь чатыми переломами костей свода и основания черепа и последующим вы­ падением ткани головного мозга, массивным кровотечением. Кроме того, Рис. 104. Труп мужчины с выпавшим Рис. 105. Шляпа пешехода на мосто головным мозгом на мостовой. Авто- вой впереди трупа мобильная травма имелись переломы левой скуловой дуги и нижней челюсти. Начиная от левого плеча книзу, затем вправо через грудную клетку располагалась в диагональном направлении полоса в виде ссадины темно-красного цвета.

Никаких иных наружных телесных повреждений не было установлено.

Отмечены переломы многих ребер слева и справа с образованием двусто­ роннего пневмоторакса, разрывы ткани селезенки. Содержание этилового спирта в крови трупа составило 1,8%о.

Спустя несколько месяцев после дорожно-транспортного происше­ ствия был установлен конкретный автомобиль. Его собственник был за­ держан и обвинен в причинении смертельной травмы молодому человеку, а также в скрытии с места происшествия. Подозреваемый дал показания, указывающие, что он и его друг выпили алкогольные напитки в ночь дан­ ного происшествия, но отрицал наличие при этом сильного опьянения. С его слов, он ехал по южной полосе дороги и увидел впереди на проезжей части «кучу каких-то тряпок белого цвета». Он утверждал, что успел сде­ лать несколько попыток избежать наезда на эти «тряпки», но вдруг почув­ ствовал удар и подумал, что произошел контакт левой передней стороны его автомобиля с чем-то, находившимся на проезжей части дороги. Вскоре у него возникло подозрение, что это могло оказаться телом человека. У во­ дителя началась паника и он уехал домой, не сообщив о произошедшем в полицию. Основанием для его задержания было обнаружение фрагментов пластикового пакета в деталях передней части автомобиля и частиц краски от автомобиля красного цвета на шляпе и левом плече куртки пострадав­ шего. Обнаруженная на проезжей части дороги крышка от колеса принад­ лежала автомобилю подозреваемого.

При судебно-медицинском исследовании трупа не удалось конкрети зировать ответы на вопросы о положении пешехода (жертвы) во время стол­ кновения его тела с автомобилем, поскольку отсутствовали обычно наблю­ даемые в этом случае переломы костей и иные повреждения нижних ко­ нечностей, голова погибшего было несколько в стороне от места первично­ го контакта. Кроме того, массивные переломы костей черепа и выпадение головного мозга из его полости обычно не наблюдаются у пешехода только в результате удара ею о мостовую. Судебный медик заключил, что повреж­ дения головы образовались вследствие сильного ударного взаимодействия с передним бампером автомобиля. Остальные повреждения были связаны с вращением тела и последующим соударением с дорожным покрытием.

Было высказано мнение, что голова пострадавшего в момент удара находи­ лась несколько выше уровня мостовой, в то время как тело его лежало па­ раллельно осевой линии. Такое предположение соответствовало возмож­ ной попытке жертвы приподнять голову при приближении к нему автомо­ биля. Пострадавший не успел переместиться, и последовало соударение с частями движущегося транспортного средства. Характер следов крови на месте происшествия показал определенную корреляцию с мнением судеб­ ного медика (рис. 106).

Имелись конусообразной формы следы от брызг крови, а также от ча­ стиц вещества головного мозга и фрагментов костей черепа, расположен­ ные радиально относительно окончательного места расположения тела тру­ па. Приблизительно центральной точкой схождения этих брызг явились вторичные брызги, которые летели тангенциально относительно правого бедра жертвы. На нем отобразились частицы ткани головного мозга, обра­ зовавшиеся в результате «торможения» его на мостовой после выпадения из полости черепа (рис. 107).

Рис. 106. Место причинения первич- Рис. 107. Следы крови вблизи трупа ного удара частями автомобиля в об- в результате перемещения выпавше ласть головы пешехода го головного мозга Рис. 108. Брызги крови на правом рукаве куртки по­ гибшего Большая лужа крови сформировалась вблизи правого плеча жертвы после окончательного фиксирования тела на месте обнаружения трупа.

Более многочисленные следы от брызг обнаружены на рукавах и плече кур­ тки в сравнении с таковыми на брюках, которые оказались относительно свободными от следов крови (рис. 108).

Шляпа пострадавшего находилась возле трупа, была разорвана по пе­ редней поверхности слева, ее внутренняя поверхность содержала значитель­ ное количество крови и ткани головного мозга.

С целью установления вероятного положения жертвы во время ударно­ го взаимодействия тела с автомобилем, был проведен следственный экспе­ римент. Из полимерного материала была изготовлена искусственная голо­ ва, которая затем была покрыта гипсом толщиной около 1—1,5 см (рис. 109).

Через отверстие в «голове» в верхней части добавили раствор желати­ на, который являлся как бы веществом головного мозга. После его засты­ вания и формирования в нем «полости» в нее добавили 50 мл крови чело­ века с антикоагулянтом. Искусственную голову затем прикрепили к подо­ бию тела человека из костюма, заполненного песком и газетами до массы приблизительно 70 кг. «Голову» прикрепили в ее основании к деревянной палке, которую затем вставили в «тело» по длине, чтобы голова прочно удер­ живалась на месте. «Тело» было подготовлено для удара, помещено при­ близительно в том же положении, которое ранее установил судебный ме­ дик и с приподнятой на 4 см над поверхностью дорожного покрытия «голо­ вой».

При такой высоте над дорожным покрытием рассчитывали воспроиз­ вести ударное взаимодействие переднего бампера автомобиля с «головой».

Автомобиль разгоняли до скорости около 45 км/ч, и он ударял левым кон­ цом бампера по «голове». Такой эксперимент повторили несколько раз на различных участках дороги с аналогичными «головами» и со сменой бе­ лых брюк на нижней части «тела».

Рис. 109. Искусственная голова (экспери­ мент) Рис. 110. Следы крови на мостовой в Рис. 111. Повреждения искусствен результате удара бампером автомо- ной головы в результате удара перед биля по искусственному телу (экс- ним бампером автомобиля (экспе перимент) римент) Результаты экспериментальных исследований с использованием ис­ кусственной головы и туловища соответствовали заключению судебного медика о механизме образования телесных повреждений и следов крови на месте происшествия. Сходными оказались также место расположения пер­ вичного соударения и локализация экспериментальных брызг крови, фраг­ ментов желатина и гипса (рис. 110).

Рис. 112. Экспериментальные брыз­ ги крови на правой руке и передней поверхности рубашки «пострадав­ шего» Фактически «раны», образованные на гипсе «головы», также оказались подобными тем, которые были обнаружены на теле пострадавшего (рис.

111).

Если «тело» было несколько повернуто кпереди, то образовывались также «брызги» на рукавах и плечах одежды (рис. 112).

Сложные виды столкновения не удалось воспроизвести путем враще­ ния «тела», заполненного песком. К тому же человек обычно падает совер­ шенно по-другому из-за наличия у него гибкой шеи и суставов.

Но проведенные эксперименты представляются полезными и демонстрируют возможности получения с помощью следственного эксперимента дополнительных данных, позволяющих поддержать или отвергнуть выводы судебного медика, а также его интерпрета­ цию механизма образования следов крови.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Общеизвестно значение экспертизы вещественных доказательств при расследовании преступлений против жизни и здоровья граждан. В судебно-биологическом отделении чаще всего исследу­ ется кровь для определения наличия, видовой, групповой, типовой, половой, региональной принадлежности и др. Другим важным раз­ делом исследования следов крови является установление формы, размеров и ряда морфологических особенностей, их локализации и взаимного расположения (экспертиза формы следов крови).

Однако исследование формы, размеров и других морфологи­ ческих особенностей следов крови проводится относительно редко в сравнении с судебно-биологической экспертизой, на наш взгляд, в связи с недостаточной осведомленностью правоохранительных органов о возможностях судебно-медицинской экспертизы.

Основным условием для образования следов крови является повреждение кровеносных сосудов в разных областях тела челове­ ка. Наибольшую практическую значимость при рассмотрении раз­ личных вопросов медико-криминалистической экспертизы следов крови имеют механические повреждения. Они наиболее разнооб­ разны и подразделяются на ряд признаков в зависимости от состоя­ ния кожи, слизистой оболочки, анатомического субстрата повреж­ дения.

С судебно-медицинской точки зрения повреждения различают­ ся по местоположению и по характеру оружия (орудия), которым они нанесены.

Отмечается большое разнообразие травмы сосудов и множество вариантов последствий этих повреждений (первичные и вторичные кровотечения, пульсирующие гематомы и травматические аневриз­ мы). Первичные кровотечения являются следствием разрыва кро­ веносного сосуда.

Диагностика кровотечения имеет целью не только установле­ ние наличия и места кровотечения, но и определение его происхож дения и особенностей. При наружном кровотечении обычно эти вопросы решаются исследованием состояния крупных кровеносных сосудов, могущих служить источником кровотечения, цветом из­ лившейся крови.

Для правильной оценки следов крови необходимы знания о составе крови, нормальной анатомии и физиологии кровеносных сосудов, об особенностях их механических повреждений и связан­ ных с ними кровотечений, которые обуславливают своеобразие сле­ дов крови на теле и одежде пострадавшего (или нападавшего), на предметах материальной обстановки, на месте происшествия или обнаружения трупа.

Подробно рассматривая вопросы классификации формы сле­ дов крови, необходимо выделить общие понятия и термины. Боль­ шинство криминалистов полагает, что только следы в узком смыс­ ле слова составляют содержание специального раздела криминали­ стической науки — трассологии, учения о следах. Характеристика следа как объекта судебно-медицинской экспертизы определена следующим образом: «след в широком (общекриминалистическом) смысле - признак или результат любого материального изменения первоначальной обстановки, вызванного совершением преступле­ ния;

в узком смысле слова (трассологическом) — это материально фиксированное внешнее отображение одного объекта на другой, а также наслоение, отслоение и подобные им результаты механичес­ ких, термических и химических или иных воздействий, не передаю­ щие внешнего строения воздействующего объекта».

Отображающий предмет является следообразующим, а полу­ чивший отображение — следовоспринимающим.

Следами крови (в широком смысле слова) следует считать не только следы-отпечатки, позволяющие рассчитывать на идентифи­ кацию предметов, лиц и животных, их оставивших, но и любые иные материальные образования, состоящие из вещества крови или со­ держащие в себе компоненты этого вещества.

В отечественной литературе опубликованы многочисленные классификации формы следов крови, разработанные криминалис­ тами и судебными медиками. Однако большинство этих классифи­ каций имеет неравнозначную практическую значимость, не лише­ ны существенных недостатков, обусловленных несоблюдением ло­ гического правила о едином их основании, применением терминов, расходящихся с нормами русского языка и имеющих иное значе­ ние.

Применительно к задачам следственной и судебной практики В.И. Шикановым [68] разработана классификация следов крови, которая рассматривает их особенности в зависимости от объектов, на которых они обнаружены, свойств следовоспринимающих объек­ тов, принадлежности крови, образовавшей след (следы), одному, двум или нескольким лицам, от одного или разных источников кро­ вотечения образовались следы крови, регионального происхожде­ ния крови, консистенции вещества крови в следе на момент его об­ наружения, способа удаления следов крови, особенностей следов крови, характеризующих состояние внутренних органов потерпев­ шего (трупа) - малокровие и т.д., количества излившейся крови.

Исследование расположения, формы и других особенностей следов крови позволяет установить механизм их образования, уточ­ нить некоторые обстоятельства происшествия.

Форма и другие внешние особенности следов крови, а также локализация этих следов находятся в строго определенной зависи­ мости от интенсивности кровотечения, вязкости крови, взаимного расположения источника кровотечения и следовоспринимающей поверхности, физико-химических свойств материалов одежды и других предметов, высоты и угла падения частиц крови и ряда дру­ гих условий образования следов крови.

Исследование обнаруженных следов вещества, похожего по внешнему виду на кровь, с целью установления механизма их обра­ зования является целесообразным и возможным лишь в том слу­ чае, если экспертом судебно-биологического отделения предвари­ тельно уже установлено наличие действительно крови в указанных следах. Поэтому до этого момента следует описывать обнаружен­ ные следы только как «следы, похожие на кровь».

Экспертную значимость обнаружение следов крови приобре­ тает для установления следующих ситуаций: местонахождение жер­ твы в момент травмы;

факт перемещения тела пострадавшего с ме­ ста происшествия;

локализация следов от перемещения тела пост­ радавшего;

место хранения трупа;

локализация на месте происше­ ствия следов крови, образовавшихся в момент травмы, до переме­ щения трупа;

определение объема излившейся крови в случаях про­ питывания различных предметов и скопления ее на поверхностях;

определение общего объема кровопотери;

сроки образования сле­ дов крови;

установление объема кровопотери и возможное состоя­ ние жертвы;

наличие частиц каких-либо тканей внутренних орга­ нов, что могло сделать затруднительными активные действия пост­ радавшего и обусловить потерю сознания.

Возможность обнаружения следов крови зависит от их величи­ ны, интенсивности и от того, насколько они сохранились. Установ­ лен ряд обстоятельств, которые могут препятствовать обнаружению этих следов.

К выводу о наличии именно крови в следах может прийти только эксперт судебно-биологического отделения или судебно-медицин­ ской молекулярно-генетической лаборатории бюро судебно-меди­ цинской экспертизы с помощью апробированных методов исследо­ вания: иммунологического, электрофореза, хроматографического, определения ДНК и др. Только в этих случаях эксперт медико-кри­ миналистического отделения вправе устанавливать механизм об­ разования именно следов крови, а не какого-либо иного вещества.

Методика проведения судебно-медицинской экспертизы следов крови в современном понимании предполагает решение не только диагностических, классификационных, но и непременно ситуаци­ онных экспертных задач. В некоторых случаях (например при на­ личии следов крови в виде отпечатков) могут решаться и иденти­ фикационные задачи, значительно расширяющие возможности су­ дебно-медицинской экспертизы. Такие экспертизы обычно выпол­ няются с соблюдением алгоритма трассологической идентифика­ ции.

Научная достоверность и эффективность экспертизы следов крови при расследовании преступлений против жизни и здоровья значительно повышается в том случае, когда механизм их образо­ вания анализируют с учетом конкретной ситуации. По мнению боль­ шинства ученых и практических экспертов, исследование следов крови целесообразно проводить судебно-медицинскому эксперту медико-криминалистического отделения с участием эксперта судеб­ но-биологического отделения бюро судебно-медицинской экспер­ тизы, так как в процессе производства экспертизы могут решаться вопросы не только о природе следов, но и о возможности проис­ хождения крови от конкретного лица.

Отечественными исследователями предложен алгоритм прове дения судебно-медицинской экспертизы следов крови. Нами вне­ сены незначительные изменения и дополнения в этот алгоритм.

Эксперт медико-криминалистического отделения должен, ис­ ходя из полученных им данных, дать четкие и ясные ответы на по­ ставленные следователем вопросы. При этом могут быть сформу­ лированы разные по значимости для следователя выводы, завися­ щие от количества следов, их сохранности, особенностей следовос принимающих предметов, влияния факторов внешней среды и т.д.

По возможности следует избегать выводов вероятностного харак­ тера, которые не несут в себе достаточной и объективной информа­ ции и иногда могут направить расследование преступления по не­ верному пути.

Таким образом, следы крови занимают одно из главных мест среди материальных улик преступлений против жизни и здоровья человека. Изучение механизма образования следов крови, обнару­ женных на месте происшествия, теле и одежде пострадавшего и на­ падавшего, на предполагаемых орудиях травмы, позволяет устано­ вить место совершения преступления, расположение и позы пост­ радавшего и нападавшего в момент начала кровотечения после на­ несения ран, последовательность причинения телесных поврежде­ ний, траекторию передвижения раненого или перемещения трупа, быстроту этих действий и направление движения, особенности ору­ дия травмы.

Указанные положения убедительно доказывают наблюдения из собственной практики авторов.

ЛИТЕРАТУРА 1. Ананьев А.В., Колосов А.Е., Мельников B.C. Сборник патологоанато мических и судебно-медицинских документов, инструкций, правил и ме­ тодических рекомендаций (пособие для врачей и студентов). Киров, 1994.

319 с.

2. БарсегянцЛ.О., Бабаева Э.У.,ДворкинА.И., Клочков В.В., СолохинАА.

Выявление и предварительное исследование следов крови. М., 1994.72 с.

3. Бокариус Н.С. Первоначальный наружный осмотр трупа. Харьков, 1925.186 с.

4. Бокариус Н.С. Наружный осмотр трупа на месте происшествия или обнаружения его. Харьков: Юрид.изд-во НЮ УССР, 1929.188 с.

5. Большая медицинская энциклопедия. Изд. второе. Гос.научн.изд.

«Советская энциклопедия», 1960. Т. 14. «Кровеносные сосуды», «повреж­ дения», «кровотечение», «кровь». С.408—411, 460—467, 619—635, 643— 802.

6. Большая медицинская энциклопедия. Изд.второе, Гос.науч.издат.

«Советская энциклопедия», 1962. — Т. 25. — «Повреждения». С.364—374.

7. Борисова Т.В. Брызги крови и их судебно-медицинское значение // Вопросы суд. медицины: Сб. работ суд. медиков г. Ленинграда. Вып. 1. Л., 1977. С.137-139.

8. Борисова Т.В. К вопросу о лужах крови и их судебно-медицинское значение //Вопросы суд. медицины: Сб. научн. работ суд. медиков г. Ле­ нинграда). Вып. 1. Л., 1977. С. 139-142.

9. Ботвинник М.М. Экспериментальное воспроизведение следов кро­ ви при помощи аппарата искусственного кровообращения АИК-5М. //Пер­ вый Всесоюзный съезд суд. медиков: Тезисы докладов. 21 —24.09.76 г. Киев, 1976. С.382-383.

10. Ботвинник М.М. Значение осмотра места происшествия для прове­ дения экспертизы по следам крови //Матер.расшир. научно-практической конференции Белорусско-Смоленско-Брянского научных обществ суд.

медиков: Тезисы докладов. Смоленск, 1977. С.240—241.

11. Ботвинник М.М., Четин В.А. К определению механизма образова­ ния следов брызг крови //Физико-технические методы исследования в суд.

медицине (тезисы пленума правления ВНОСМ и семинара экспертов фи зико-технич.отделений бюро судебно-медицинской экспертизы, 04 06.10.1972 г., Рига). М. - Ставрополь, 1972. С.82-83.

12. Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, за­ маскированных инсценировкой самоубийства, и дел о доведении до само­ убийства: Автореф. канд. дисс. Л., 1966. 24 с.

13. Вейдыня М.Р. Практическое значение экспертизы форм следов кро­ ви //Физико-технические методы исследования в суд. медицине: Тезисы пленума правления ВНОСМ и семинара экспертов физико-технич. отде­ лений бюро судебно-медицинской экспертизы, 04-06.10.1972 г., Рига. М. — Ставрополь, 1972. С.81-82.

14. Волкова Т.М. Экспертная техника. Вып. 30. М., 1983. С.37.

15. Волкова Т.М. //Внедрение в практику новых методов судебной ме­ дицины и криминалистики. Каунас, 1987. С.165—166.

16. ГегузинЯ.Е. Капля. М.: Наука, 1973. 156 с.

17. Гедыгушев ИЛ. Алгоритм исследования при решении ситуацион­ ных задач по реконструкции условий и обстоятельств причинения повреж­ дений //Актуальные вопросы суд. медицины и экспертной практики. Вып.З.

Новосибирск, 1998. С.152-156.

18. Гедыгушев ИЛ. Алгоритм комплексной оценки следов крови при воспроизведении динамики их формирования //Матер. XIII пленума ВОСМ (21-22 мая 1998 г.). М., 1998. С.79-80.

19. Гедыгушев ИЛ. Медико-криминалистическая реконструкция кон­ кретных условий и обстоятельств травмы как самостоятельная экспертная задача //Материалы XIII пленума ВОСМ (21-22 мая 1998 г.). М., 1998.

С.77-78.

20. Гедыгушев ИЛ. Судебно-медицинская экспертиза при реконструк­ ции обстоятельств и условий причинения повреждений (методология и практика). М., 1999. 196 с.

21. Гедыгушев И.А., Абрамов С. С. Воспроизведение обстоятельств про­ исшествия (преступления) по следам контактного взаимодействия субъек­ тов и объектов события травмы //Материалы XIII ВОСМ (21—22 мая 1998 г.). М., 1998. С.76-77.

22. Гофман Эд.Р. Руководство по судебной медицине /Пер. с 11-го не­ мецкого издания. М.: Госмедиздат, 1933. С.341—364.

23. Грановский ГЛ. Основы трасологии. М., 1965.116 с.

24. Громов А.Ю. Об установлении механизма и условий образования следов крови при исследовании вещественных доказательств //Судебно медицинская экспертиза. 1994. №4. С.40—43.

25. Гуров Ф.И., Караваев СП. Спектры поглощения и люминесцен­ ции крови и дрожжей //Судебно-медицинская экспертиза. 1975. №3.

С.32-35.

26. Законов В.А. К вопросу о капиллярных свойствах кровяных пятен на хлопчатобумажных тканях при обработке ацетоном и растворами неко­ торых солей (сообщение второе) //Вопросы судебно-медиц.экспертизы и криминалистики: Труды ГМИ. Вып. 45. №4. Горький, 1972. С.179—183.

27. Законов ВЛ. Рентгеновское исследование пятен крови и некото­ рых внешне сходных загрязнений на хлопчатобумажном материале //Воп­ росы судебно-медиц. экспертизы и криминалистики: Труды ГМИ. Вып. 45.

№4. Горький, 1972. С.226-228.

28. Каплуновский ПА. //IV Украинская республиканская науч. конф.

судебных медиков: Тезисы докладов. Черновцы, 1981. С.57—59.

29. Киричинский Б.Р. Судебная радиология (рентгено- и радиологичес­ кие методы исследования вещественных доказательств). Киев: Наукова думка, 1969. 264 с.

30. Кисин М.В. Судебно-медицинское исследование микроколичеств некоторых объектов экспертизы вещественных доказательств: Авторефе­ рат докт. дисс. М., 1974. 24 с.

31. Кисин М.В., Туманов А.К. Следы крови. М., 1972. 86 с.

32. Корухов Ю.Г. Криминалистическое значение следов крови на одеж­ де: Автореф канд. дисс. М., 1957.16 с.

33. Корухов Ю.Г. Практическое значение экспертизы формы следов крови на одежде //Сов. криминалистика на службе следствия. Вып.9.

М.,1957.

34. Корухов Ю.Г. Судебно-медицинское и криминалистическое изу­ чение следов крови на одежде по их форме //Материалы III Всесоюзного совещ. судебно-медиц. экспертов и III Всесоюзной конф. научного обще­ ства суд. медиков и криминалистов. 01—06 июля 1957 г. Рига, 1957. С.195— 196.

35. Корухов Ю.Г. Применение расчетно-теоретического метода при фотофиксации следов крови на одежде //Судебно-медиц.экспертиза и кри­ миналистика на службе следствия. Вып. 2. Ставрополь, 1958.

36. Криминалистика/Под ред. проф. И.Ф. Крылова. Л., 1976. С.176— 178.

37. Крылов И.Ф. Следы на месте преступления. Л., 1961. С.98—99.

38. Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. Л., 1976.197 с.

39. Левкович О.Б., Гусаков Ю.А., Гедыгугиев ИЛ. Судебно-медицинская оценка механизма образования брызг крови //Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицины: Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков, часть 1. М. —Владимир, 1996. С.151 —153.

40. Лопатин ЮЛ., Фурман МЛ. Установление механизма образования следов крови при негативных обстоятельствах //Материалы III Всероссий­ ского съезда суд.медиков, часть 2. Саратов, 1992. С.236—238.

41. Муратов ЕЛ. Некоторые вопросы определения механизма возник­ новения пятен крови //Актуальные вопросы теории и практики суд.-ме диц. экспертизы: IV расшир. конф., посвящ. 60-летию образования СССР, май 1982 г. Л., 1982. С.164-166.

42. Назаров Г.Н. Установление механизма образования следов крови в случаях механической травмы //1-й съезд суд.медиков Украинской ССР.

Киев, 1987. С.145-146.

43. О производстве судебно-медицинской экспертизы следов крови:

Метод, письмо /Сост. Мазикин И.И., Мухин Н.Г. М., 1990.14 с.

44. Осмотр трупа на месте его обнаружения /Под ред. проф. А.А. Ма тышева. СПб: Изд. «Лань», 1997. 288 с.

45. Пашинян ГЛ., Завальнюк А.Х. Словарь судебно-медицинских тер­ минов. М., 1996.130 с.

46. Попов В.И. Осмотр места происшествия. М.: Госюриздат, 1959.231 с.

47. Правила производства судебно-медицинских экспертиз в медико криминалистических отделениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы: Приказ Минздрава Российской Федерации от 10.12.96 г. №407.

Приложение №4.

48. Рассешин Д.П. Расследование преступлений против жизни. Сара­ тов, 1965. 115 с.

49. РассейкинД.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследо­ вании убийств. Саратов: Приволжское книжное изд., 1967.152 с.

50. Рош Е. Потеки крови и их значение в криминалистике. Цит. по В.И.Шиканову, 1972.

51. Словарь основных терминов судебных экспертиз. М., 1980.92 с.

52. Словарь русского языка. М.: Русский язык. Т. 4. С.132—133.

53. Советская криминалистика /Под ред.проф. СП. Митричева и проф.

Н.В.Терзиева. Часть 1. М., 1958. С.66-67, 106-110.

54. Станиславский Л.В. Затеки крови — самостоятельная классифика ционная разновидность кровяных следов //Вопросы суд. травматологии.

Киев: Здоровгя, 1971. Вып. 3. С.156-159.

55. Станиславский Л.В. Классификация следов крови в зависимости от механизма их образования //Первый Всесоюзный съезд суд.медиков:

21-24.09.76 г. Тезисы докладов. Киев, 1976. С.383-384.

56. Станиславский Л.В. К вопросу о классификации следов крови в зависимости от условий их возникновения //Актуальные вопросы суд. медицинской травматологии: Научные труды. М., 1977. С.61—64.

57. Станиславский Л.В. Инерционная деформация следов крови — при­ знак нанесения ударов конкретным орудием //Судебно-медицинская экс­ пертиза. 1983. №4. С.16-19.

58. Стешиц В.К., Ботвинник М.М. К установлению механизма обра­ зования следов крови при автотранспортных происшествиях //Матер, рас­ ширенной научно-практ. конференции Белорусско-Смоленско-Брянско го научных обществ суд.медиков:Тезисы докладов. Смоленск, 1977. С.50— 53.

59. Сырков СМ. К вопросу о предмете учения о следах //Вопросы суд.

медицины и криминалистики: Сб. статей. Петрозаводск, 1973. С.108—111.

60. Тахо-Годи Х.М. Пособие по основам научной фотографии в судеб­ ной медицине. М., 1965.192 с.

61. Терзиев Н.В. Применение данных естественных и технических наук при расследовании прступлений //Соц. законность. 1939. №10—11.

62. Трассологическое исследование следов крови на одежде: Метод.

письмо /Сост. Тахо-Годи X. М. М., 1970. 24 с.

63. Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы. М.: Меди­ цина, 1975.408 с.

64. Установление обстоятельств происшествия по следам крови: Ме­ тод, рекомендации /Сост. Станиславский Л.В. Киев, 1978.18 с.

65. Ципковский В.П. Осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. Киев: Госмедиздат УССР, 1960. 320 с.

66. Шевченко Б.И. Научные основы трасологии //Вопросы советской криминалистики. М., 1951. С.72—73.

67. Шиканов В.И. Следы крови как объект исследования судебно-ме­ дицинской, криминалистической и комплексной экспертиз //Сб.научно практич.работ суд. медиков и криминалистов. Вып. 3. Петрозаводск: Ка­ рельское кн. изд., 1966. С.194—211.

68. Шиканов В.И. Криминалистическое значение следов крови. Ир­ кутск, 1974. 142 с.

69. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при рас­ следовании убийств. Иркутск: Восточно-Сибирское кн. изд., 1976. 230 с.

70. Шшиканинец Н.И., Шишканинец Ю.В. К вопросу об установлении механизма образования следов крови //Современные вопросы судебной медицины: Сб. трудов к 50-летию Бюро судебно-медицинской экспертизы Приморского края и 40-летию каф.суд.медицины ВГМУ. Владивосток, 2001.

С.138-140.

71. Эдель Ю.П. Новые данные о пересекающихся потеках «живой» и трупной крови на поверхностях впитывающих и невпитывающих мате­ риалов //Сб. трудов IV Всесоюзной конф.суд.медиков. Рига, 1962. С.517— 519.

72. Эдель ЮЛ. Брызги крови на месте происшествия //Сб.трудов на­ учного общества суд. медиков и криминалистов. Вып. V. Алма-Ата, 1963. С.

171-175.

73. Эдель Ю.П. Исследование кровяных мазков и отпечатков на месте происшествия //Труды суд.-медицинских экспертов Украины. Киев, 1965.

С.26-27.

74. Эдель ЮЛ. Кровяные лужи и пропитывания на месте происшествия //Труды суд.-медицинских экспертов Украины. Киев, 1965. С.23—25.

75. Эдель Ю.П. О следах свободно падающих (с неподвижных и дви­ жущихся предметов) капель крови на горизонтальной плоскости //Матер.

докладов и рекомендаций научной конференции общества суд.медиков Казахстана. Алма-Ата, 1968. С.404—405.

76. Яковлев ЯМ. Комплексная криминалистическая и судебно-меди­ цинская экспертизы при расследовании преступлений против жизни и здо­ ровья //Проблемы суд. экспертизы. 1961. №5.

77. Bar W. е. a. Evaluation of blood traces under field conditions and their preparation for analysis: Introduction to the formation of an inexpensive single use instrument //Archiv for Krimi№logie. 1983. V.5-6. P. 166-170,172.

78. Bevel T. Geometric bloodstain interpretation. FBI Law Enforcement Bulletin, Office of Congressional and Public Affairs, 1983. V.52. №5. P. 7-10.

79. BrettelH.F. e. a. Determination of the Vume of blood puddles //Archiv fur Kriminologie. 1982. V.169,1-2. S.12-16 (Germany).

80. Briggs T.J. The probative value of bloodstains on clothing //Med. Sci., Law, 1978. V.18. №2. P. 79-83.

81. Brinkmann B. e. a. Characterization of microtraces of blood //Journal of Legal Medicine. 1985. V.94. №3. P. 237-244.

82. Dietz G. Gerichtliche Medizin. Leipzig, 1963.203 s.

83. Die Suche und Sicherung von Spuren. (Autorenkollektiv). Teil II.Naturwissenschaftlich — kriminalistische Spuren. Ministerium des innern.

Publikationsabteilung. Berlin, 1974. 352 s.

84. DorrillM. e. a. The species identification of very old human bloodstains //Forensic Sci. Int. 1979. V.13.M2. P. 111-116.

85. Durwald W. Gerichtsmedizinische Untersuchungen bei Verkehrsun fallen. Untersuchung der Leiche. Untersuchung biologischen Spuren.

Untersuchung und fotographischen Sicherung. Leipzig, 1979.

86. Eckert W.G.James S.H. Interpretation of Bloodstain Evidence at Crime Scenes. Elsevier, 1989. 366 p.

87. FioriA. Detection and Identification of Bloodstains. Methods of Forensic Science, 1962. VI. 243-290.

88. Griinbaum B.W. e.a. Some new approaches to the individualization of fresh and dried bloodstains //Journal of Forensic Sciences. 1976. V.21. N<>3.

P. 488-509.

89. Henke J. e. a. Studies of bloodstains of clothing of patients who underwent faith healing (psychic or medial surgery) //Beitr. gerichtl. Med. 1983.

V.41. P. 431-433.

90. Hexing E. Untersuchung von Blutspuren: Med. Dissertaion. Leipzig, 1940.

91. Hirose H. Medicolegal identification of bloodstains. 1. Effects of soil, water, and temperature on the materials buried in the soil //Japan Journal of Legal Medicine. 1966. V.20. P. 17-57.

92. Howell R..E. Some Aspects of Bloodsplash Patterns. Paper presented during the Third National Symposium on the Forensic Sciences. The Australian Forensic Science Society. Sydney, 1973.

93. King LA. The fluorometric detection of salicylate in bloodstains // Journal of Forensic Sciences. 1979. V.24. Xg2. P. 317-318.

94. Kirk L.P. Beseitung von Blutspuren durch Waschen. Kriminalistik, 1954.

327 s.

95. Kohler U. e. a. On the suitability of spectrophotometric analyses for estimation of bloodstain age //Journal of Legal Medicine. 1977. V 79. N°3. P.

183-187.

96. Kusada S., Tshii Y., Hironak H. Blutspuren nach 24-stbndigen Waschen >Jbch feststellbar. Kriminalistik, 1954. 328 s.

97. Kho6jiox9. MeflHiiHHCKaa KpHMHuajiHCTHKa. Ilpara, 1959. 386 c.

98. Laber T.L. Diameter of a bloodstain as a function of origin, distance fallen and Vume of drop //I.A.B.P.A.New, 1985. V.2. Msl. P.12-16.

99. Lins G. e. a. The use of remission analysis for direct colometric determination of age of bloodstains //Journal of Legal Medicine. 1982. V.88.

№1-2. P. 13-22.

100. Lichte T. Dtsch.Z.gerichtl.Med. 1939. №22. 387 s.

101. Lytle L.T. e. a. Chemiluminescence in the visualization of forensic bloodstains //Journal of Forensic Sciences. 1978. V.23. №3.550—586.

102. McDonnelH.L. Interpretation of Bloodstains: Physical Considerations.

Legal Medicine Annual, Cyril Wecht, Ed. New York: Appleton-Century-Crofts, 1971. P. 91-136.

103. McDonell H.L. Institute on the Physical Signifance of Bloodstain Evidence //Law and Order. 1973. V.21. P. 32-37.

104. McDonell H.L. Preserving bloodstain evidence at crime scenes //Law and Order. 1977. V.25. P. 66-69.

105. McDonell H.L. Reconstruction of a homicide //Law and Order. 1977.

V.25. №7. P. 26-31.

106. McDonell H.L. Criminalistic-Blood Examination. //Forensic Sciences.

1981. V.3. P. 26-37.

107. McDonell H.L. Bloodstain pattern interpretation. Laboratory of Forensic Science, Corning, New York. 1982.

108. McDonell H.L., Lorraine F.B. Laboratory Manual on the Geometric Interpretation of Human Bloodstain Evidence. New York: Laboratory of Forensic Science, 1973. 61 p.

109. McDonell H.L., Panchou C.G. Bloodstain pattern interpretation // Identification News. 1979. V.29. P. 3-5.

110. McDonell H.L., Panchou C.G. Bloodstain patterns on human skin // Journal of the Canadian Society of Forensic Science. 1979. V.12. №3. P. 134— 141.

111. Martin 0. Zum Nac hweis witzigsten Blutspritzer, ausgebbrsteter und ausgewaschener Blutspuren//Kriminalistik. 1955. V.144. P. 7.

112. Messier H. e. a. The effect of textile technical parameters of bloodstained fabric on its absorption of blood //Arch. Kriminol. 1982. V.169. №3-4. P 99 113.

113. Pereira M. Recent developments in the analysis of dried bloodstains in England //Med. Leg. Domm Corpor. 1972. V.5.36-39.

114. Prokop 0. Lehrbuch der gerichlichen Medizin. Berlin, 1960. 611 s.

115. Piatt S.R. The effects of the argon ion laser on subsequent blood examinations //Journal of Forensic Sciences. 1982. V.227. №3. P. 726— 728.

116. Rand S. e. a. Systematic aspects of the stain picture in blood spray stains caused by impact // Beitr. gerichtl. Med. 1986. V.44. P.71—80.

117. Свепссон А., Вендель О. Раскрытие преступлений. М., 1957. 131 с.

118. Weber К. The use of chemiluminescence of luminol in forensic medicine and toxicology. 1. Identification of bloodstains//Deutsch.Z.ges.gerichtl.Med.

1966. V.57. P. 410-423.

119. White R.B. Bloodstain patterns on fabrics — the effect of drop Vume, dropping height, and impact angle //Journal of the Canadian Society of Forensic Science. 1986. V.19. №1. P. 3-36.

4.2. Предварительные (внеэкспертные) исследован ОГЛАВЛЕНИЕ похожих на кровь Глава 5. Последовательность медико-криминалис дования следов крови на вещественных доказатель 5.1. Алгоритм исследования следов крови 5.2. Фиксация и изъятие следов, похожих на кровь 5.3. Исследование на одежде следов, похожих н Предисловие 3 5.4. Экспертный анализ следов крови на веществен Введение 5 казательствах 5.5. Методики проведения следственного (экспертн Глава 1. Факторы, влияющие на возникновение и характер крово­ эксперимента течения 5.6. Интерпретация геометрической формы следов 1.1. Краткие сведения о составе крови с помощью компьютерной программы 1.2. Кровеносная система человека 5.7. Сравнительное исследование следов крови 1.3. Повреждения кровеносных сосудов в разных областях тела 5.8. Оценка результатов исследования следов крови человека венных доказательствах и формулирование выводо Глава 2. Формы следов крови Глава 6. Возможности интерпретации следов кро 2.1. Общие понятия и термины происшествия 2.2. Классификации элементарных следов крови Заключение 2.3. Классификации сложных следов крови Литература Глава 3. Зависимость формы следов крови от условий их образования 3.1. Лужи крови 3.2. Пропитывающие следы крови 3.3 Затеки крови 3.4. Потеки крови 3.5. Следы от падения капель крови 3.6. Следы от падения капель, получивших дополнительную кинетическую энергию (следы от брызг) 3.7. Помарки крови Ш 3.8. Мазки крови 3.9. Отпечатки крови 3.10. Замытые следы крови 3.11. Сложные следы крови 3.12. Смешанные следы крови Глава 4. Предварительные исследования следов, похожих на кровь 4.1. Особенности поиска следов, похожих на кровь ^ Г.Н. НАЗАРОВ, ГА. ПАШИНЯН МЕДИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЛЕДОВ КРОВИ Практическое руководство Редактор Г. Н. Зайцева Корректор О. В. Мамутова Техн. редактор М. И. Соколова Компьютерная верстка Е. И. Виноградовой Подписано к печати 25.02.03. Формат 62x84 У16.

Бумага офсетная. Гарнитура «Петербург».

Печать офсетная. Усл.печ.ч. 15,1. Уч.-изд.л. 15.

Тираж 1000 экз. Заказ 3-04-298. С0004.

Издательство Нижегородской государственной медицинской академии 603005, Н.Новгород, пл. Минина, 10/1.

ISBN 5-7032-0459- g'785703ll Типография «BeuOeft - ЖиС», Плр 060400 от 05.07.99 г.

г. Н.Новгород, ул. Б. Панина, д. За, оф. 306, 337.

тел. (8-312) 35-69-61, 35-57-40, 35-17-37.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.