WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«АННОТАЦИЯ Монография посвящена одному из наиболее актуальных и еще недостаточно изученных вопросов судебной медицины. В ней на основании анализа литературы (1054 источника) и собственных наблюдений (1338 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Переезд осуществлялся через голову (4 набл.), шею (7), грудь (2), живот (4), ноги, руки (по 9). В результате переезда подверглись отделению: голова (в 7 сл.), лицо (рис. 93), руки (в 7), ноги (в 6). Ткани поверхности отделения всегда размозжены. В связи с переездом через голову на лице выявлены обширные осаднения и загрязнение на стороне перекатывания колес. Голова была резко деформированной (5 сл.), а иногда разделенной на части (3).

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Рис. 93. Отделение лица вследствие переезда железнодорожного состава через голову.

Нередко рядом с полосой давления на выступающих частях тела видны участки бокового скольжения или осаднения (8 объектов). Еще более многочисленные объекты (40) имеют выраженные пятна обтирания - следы черноватого маслянистого вещества с вращающихся частей подвижного железнодорожного состава на покровах тела и одежде.

Наш материал широко освещает свойства возникающих при переезде переломов. В одном наблюдении переезд через область таза вызвал разделение 3-4 поясничных позвонков, вертикальные переломы 4-5 поясничных позвонков, вертикальные и горизонтальные переломы крестцовой кости, в другом - вертикальные переломы крестца, правой вертлужной впадины, поперечный перелом лобковой и седалищной костей. В двух наблюдениях повреждения таза были двусторонними, с разрушением в одном из них крыла левой подвздошной кости, 6-4 поясничных позвонков и их отростков. Нарушение целости позвонков отражено еще в трех объектах.

Переломы бедренных костей при переезде возникли в 4 случаях, костей голени - в трех.

Расположение и направление трещин в четырех из них позволяют считать, что повреждения образовались преимущественно от кручения, реже причиной нарушения целости костей был изгиб ( в одном случае перелома бедренной кости и в двух - перелома костей голени). Переломы ребер при переезде отражают объекта, отпечаток рисунка ткани одежды в виде кровоподтеков соответствующего вида один объект.

Характерные для переезда многочисленные трещины, надрывы кожи, располагающиеся в одном направлении (участки растрескивания), нередко видны вблизи или в отдалении полосы, лент давления (в объектах). Иногда чрезмерное растяжение кожи вызывало и раны-разрывы на фоне трещин (два случая) или без них (17). В отдельных случаях такие раны образовывались от отломков костей (2 объекта).

Действие силы в центробежном направлении привело к разрыву кожи на большом протяжении, отрывы ее и части тела - руки (одно наблюдение), головы (три). Край таких повреждений покровов тела ровный, неосадненный, иногда с лоскутами (рис. 94). В одном случае резкое тангенциальное воздействие вызвало отслоение и отрыв всей кожи руки выше лучезапястного сустава. Если отделение части тела происходило путем отрыва, то обращало на себя внимание значительное растяжение кожных покровов в месте отделения, поэтому они оказывались большими по площади в сравнении с другими тканями (три объекта).

Рис. 94. Отрыв головы при длительном волочении тела электропоездом. Край отрыва ровный, без осаднений. Параллельно ему - разрыв кожи, напоминающий рану от режущего предмета.

Наши наблюдения дают возможность высказать соображения о некоторых признаках начала и конца PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com переезда, сведений о которых в литературе мы не встретили. В начале накатывания колеса на тело размятие, размозжение тканей выражено больше, значительнее здесь оказывается и осаднение. Края разделения тела в начальной части могут быть закруглены, особенно тот край, к которому колесо подходит под тупым углом.

Образующаяся иногда на фоне трещин от растяжения кожи рана также локализуется в начале переезда (рис.

95 А). В конце полосы давления ткани наименее травмированы (рис. 95 Б). Направление движения колеса при переезде может быть определено по расположению свободных концов отслоений рогового стоя, образующихся преимущественно в начальной части участка перекатывания колес через тело.

Рис. 95. А. Разделение тела в результате переезда поезда через живот. По краям - ленты давления, вблизи них - участки растрескивания. Края разделения в Рис. 95. В. Полоса давления на спине в этом начале закруглены, осаднены на большем протяжении. наблюдении.

В одном наблюдении отображено типичное положение тела на полотне железной дороги при самоубийстве: отделенная голова расположена по одну сторону нитки рельсов, а туловище - по другую. На смещенной верхней части спинки пальто, лежащей на головке рельса, полоса давления в виде загрязнения и уплотнения ткани. На других объектах - резкие изменения конфигурации тела, вызванные длительным во лочением и переездом его поездом. Тело напоминает, «мешок с костями» в связи с множественными их переломами. Одежда почти полностью снята. На кожных покровах многочисленные осаднения, загрязнения маслянистым веществом (пятна обтирания). Ноги подверглись ампутации (3 сл.), а у одного трупа разделена и голова.

Волочение с типичными следами представлено еще на 12 объектах. Такие следы имеют вид полосчатых осаднений или загрязнений с параллельно расположенными царапинами. Концы подобных участков нередко зубчаты за счет следов скольжения (трасс).

В нашем материале приведены довольно характерные проявления волочения - перекручивание сухожилий в месте размятия, лоскутов кожи, соединяющих разделенные переездом части тела (3 набл.), а также разделение тела на множество частей при длительном волочении его.

В связи со скольжением боковой поверхности колеса по телу, если последнее прилегает к колесу во время волочения, мягкие, ткани «спиливаются», а на костях остаются следы скольжения в виде шлифованных площадок с трассами и пятнами обтирания - шлифы. Такие изменения содержат четыре объекта.

Нахождение тела на железнодорожных путях нередко сопровождается попаданием частиц балластного слоя на различные участки тела и одежды (балластная запыленность). Крупинки балластного слоя легко различимы и в значительной степени помогают судебно-медицинской диагностике же лезнодорожной травмы. Они обнаружены в 11 наблюдениях.

Общие для действия тупых предметов признаки повреждений, причиняемых поездом, изображены на ряде объектов. Это обширные осаднения (4 сл.), различные многочисленные ссадины (9), ссадины от предметов с ограниченной поверхностью: овальные (4), продолговатые, полосчатые (5), треугольные (4), полосчатые осаднения рядом с лентой давления от головки рельса (один), ссадины на шее, симулирующие странгуляционную борозду (в одном наблюдении). Чешуйки на поверхности ссадин найдены на 15 объектах.

Их расположение, местонахождение, расположение и направление свободных концов отслоенных частиц эпидермиса помогло установить направление движения травмирующей поверхности.

Кровоподтеки представлены тремя объектами. Иногда их рисунок был схож со структурой ткани одежды, так как образовались они от придавливания ее к телу.

В отдельных случаях полосовидные кровоподтеки отмечены у лент давления. Отражены и раны:

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com лоскутные (9 сл.), щелевидные (5), веретенообразные (2), зигзагообразные (2), овальные (2), раны от преобладающей поверхности (1), от предмета с ребром - серповидные (5), от ограниченной поверхности - лучистые, у-образные. На пяти объектах - свойства перемычек между краями ран.

Повреждения одежды при железнодорожной травме охарактеризованы в 8 объектах, обуви - в трех.

На одежде (рукаве куртки, свитере, нижней рубашке - 4 случая) выражена полоса давления в виде загрязнения черноватым маслянистым веществом (участки обтирания) и множественных разрывов. Переезд в одном наблюдении сопровождался разделением двух поясных широких ремней. Края их истончены, неровные, с надрывами. Выступы одного края отделения не соответствуют углублениям в другом вследствие отсутствия некоторого участка ремня (размозжение). Рядом с повреждением - наложения черного маслянистого вещества (пятно обтирания). В трех объектах - повреждение полушубка, брюк, трусов:

разрывы и дефект с мелколоскутными краями, собранными в мелкие складки, с металлическим блеском (действие колес).

При переезде через ноги в одном случае на сапоге возникла типичная полоса давления, покрытая пятнами обтирания, и отрыв подошвы (рис. 96), в другом - сквозное повреждение головки сапога с размозженными, разорванными краями и наложением черного маслянистого вещества, а в третьем - разрывы валенка, края которых смяты, истончены, извилисты, с металлическим блеском и пятнами обтирания.

Рис. 96 Повреждения сапога и портянок при переезде поезда через ноги. На голове сапога - полоса давления, с пятнами обтирания.

Некоторые повреждения, образовавшиеся при железнодорожных происшествиях, имеют, признаки других воздействий, чаще это раны с ровными неосадненными краями, симулирующие применение острых орудий (в 5 случаях).

ГЛАВА XII ПОВРЕЖДЕНИЯ ОТ ДРУГИХ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ I. Повреждения, причиняемые трамваями На основании анализа 120 наблюдений трамвайной травмы со смертельным исходом М.А. Николаев (1967) сообщает, что при таких происшествиях чаще страдают пассажиры (49,2%) и пешеходы (34,2%), причем 25% пассажиров получили телесные повреждения во время посадки в движущийся трамвай. Это обстоятельство, а также возникновение трамвайной травмы преимущественно в вечернее время - с 18 до часов (52,5%), состояние алкогольного опьянения у большинства пострадавших, учащение подобных происшествий в выходные и праздничные дни (М. Корнеевский, 1940) дают основание считать, что главной причиной трамвайной травмы является нарушение правил движения.

По данным М.А. Николаева, травмирующей частью трамвая, в основном, оказываются колеса, реже фальшборт, букса, рама и пр.

Морфологические особенности телесных повреждений, наносимых трамваем и железнодорожным транспортом, сходны. Трамвайная травма также характеризуемся множественностью повреждений, грубыми разрушениями частей тела, иногда разделением его, наибольшей выраженностью признаков при переезде.

Отличия трамвайной и поездной травмы в основном количественные: трамвай двигается медленнее. поэтому причиняет меньше повреждений, реже вызывает отделение частей тела. Проведя анализ 364 наблюдений железнодорожной травмы и 93 случаев повреждений трамваем, М. Корнеевский (1940) выявил, что отделение головы поездом вызвано в 16,5%, а трамваем - в 2,2% случаев.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com При трамвайных происшествиях наблюдается более частое отделение ног (в 5-7,5% случаев), возникающее обычно вследствие неудачных попыток пассажиров вскочить в движущийся трамвай или спрыгнуть с него (М. Корнеевский, И.Я. Купов, 1968). Вообще трамвайная травма вызывает повреждение ног чаще других частей тела (В.П. Голубев, 1961). По материалам М. Корнеевского, участки обтирания, как результат воздействия трамвая на тело человека, обнаруживаются в 2 раза реже, чем от поезда (соответственно в 20,4% и 53,3% случаев). Правда, автор замечает, что почти половина пострадавших на трамвайных путях была доставлена в больницу и смазку могли снять. Среди случаев трамвайной травмы чрезвычайно редки, единичны самоубийства, в то время как четвертая-пятая смерть на железнодорожных путях является следствием суицидных побуждений (по М. Корнеевскому в 23,35%- наблюдений).

Из костей при трамвайных происшествиях больше всего повреждаются ребра, затем кости ног, череп, позвоночник, таз, кости рук, грудина, ключицы (В.П. Голубев). Внутренние органы по частоте поражения М.

Корнеевский располагает в следующем порядке: головной мозг (49,5%), спинной мозг (31,2%), печень (30,1%), легкие (22,6%), почки, сердце (по 16,1%), селезенка, кишечник (по 7,5%). По данным В.П. Голубева, чаще поражается печень, затем легкие, спинной мозг, почки, селезенка, головной мозг, кишки, сердце, желудок, мочевой пузырь. Более чем у трети умерших нарушения целости внутренних органов не было установлено. Ю.М. Китаев, А.С. Шаровский (1968) подчеркивают возможность возникновения при переезде трамвая повреждений кожи от растяжения - трещин, ран и приводят случай из своей практики.

В нашем материале представлено 12 объектов трамвайной травмы. Среди них полоса давления, возникшая при переезде трамвая через область таза (рис. 97). Начало перекатывания колеса - это осаднение на передней поверхности бедра с мелкозубчатыми краями за счет многочисленных следов скольжения (трасс) катящейся поверхности по телу. Вследствие резкого натягивания при этом кожи живота в паховой области образовались многочисленные трещины, одинаково ориентированные. При трамвайной травме мы наблюдали разнообразные повреждения: щелевидные, Г-образные, треугольные, обширные неопределенной формы раны, овальные, полосчатые, треугольные ссадины, переломы костей черепа и т.д.

Особенности этих повреждений позволяли определить вид травмирующей поверхности (4 наблюдения), тангенциальное действие ее (2), направление движения (5), механизм их образования (3).

Рис. 97. Полоса давления (кровоподтеки, осаднения) при переезде трамвая через область таза. Рядом с ней участки растрескивания.

На краях, стенках некоторых ран отмечены пятна обтирания (в двух случаях). Совокупность следов травматических воздействий позволяла диагностировать трамвайную травму и ее вид (наезд, переезд).

Обнаруживались также повреждения, симулирующие действие острого орудия (рана с ровными краями на тыле кисти).

2. Повреждения, причиняемые тракторами При тракторных происшествиях образуются повреждения, свойственные действию тупых предметов (ссадины, кровоподтеки, рапы с соответствующими свойствами, переломы, размозжения, разрывы внутренних органов и пр.). Они имеют особенности, присущие транспортной травме (множественность, разнообразие, различная локализация, значительная тяжесть и т. д.). Но конструктивные отличия тракторов, неодинаковый диаметр передних и задних колес, наличие гусениц, большой вес, относительно малая скорость и меньшая устойчивость, чем автомобилей, иные условия эксплуатации, - все это сказывается на признаках вызываемых ими повреждений, позволяет диагностировать тракторную травму и поэтому выделять ее в самостоятельную группу.

Тракторная т р а в м а - это совокупность механических воздействий на тело человека частей движущегося трактора, связанных с ними воздействий других предметов и образовавшихся телесных повреждений. Некоторые авторы (В.А. Лаврентьев, А.А. Мовшович, 1962;

В.И. Чарный, 1964;

М.Д.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Мазуренко, 1969) к тракторной травме относят также повреждения тела человека, появляющиеся при паде нии с трактора, что нам кажется недостаточно обоснованным, ибо такие повреждения имеют свойства, характерные лишь для падения с высоты.

Телесные повреждения при тракторных происшествиях возникают в связи с движением колесных (типа «Беларусь»: МТЗ-5М и МТЗ-5Л, Т-28, ДТ-14, ДТ-20) и гусеничных тракторов (ДТ-54, С-100, С-80, СТЗ-НАТИ и др.), однако чаще первых (В.А. Лаврентьев, А.А. Мовшович, Ю.С Янушкявичюс, 1965).

Более половины погибших при авариях тракторов составляют водители (Ю.С. Янушкявичюс, 1965;

Н.Д Тополянский, 1969), а поэтому более 90 проц. это лица мужского пола. Многие из пострадавших (35-80%) в момент происшествия были в соотрянии алкогольного опьянения (Ю.С. Янушкявичюс, 1965;

Н.П. Марченко, 1966;

В.А. Сафронов, 1969 и др.). Это обстоятельство в значительной степени способствует наступлению аварии, что подтверждается и возникновением их преимущественно в вечернее время - после 20 часов (Ю.С. Янушкявичюс, 1965).

При тракторных происшествиях, по мнению В.А. Сафронова, причиняются только комбинированные (нескольких частей тела) повреждения. Ю.С. Янушкявичюс также отмечает чаще комбинированную тракторную травму. По данным же Н.П. Марченко, в большинстве случаев имеют место изолированные повреждения. Из частей тела при тракторных авариях, как пишет В.А. Сафронов, чаще страдают грудь (28,8%) и живот (24,7%), несколько реже голова (18,1%).

Телесные повреждения причиняются тракторами при различных обстоятельствах. Удар человека трактором, идущим с относительно небольшой скоростью (10-20 км в час), очень редко вызывает контактные повреждения, не сопровождается сотрясением и отбрасыванием тела. При тракторной травме превалируют другие причины и условия возникновения повреждений. По данным Л.П. Андрианова (1962), В.А. Лаврентьева, А.А. Мовшовича (1962), Ю.С. Янушкявичюс (1965), Н.П. Марченко (1966), Н.Д. Тополянского (1967), А.В. Любовицкого (1969) в 1/3-1/2 чаоти случаев и более они являются результатом опрокидывания тракторов, преимущественно колесных (типа «Беларусь»). Этому спо собствуют конструктивные особенности таких машин. Расстояние между колесами тракторов можно (и нужно) изменять в зависимости от условий эксплуатации. При выполнении полевых работ колея должна составлять 1200 мм, а с переходом к транспортировке грузов ее следует расширять до 1800 мм, что повышает устойчивость трактора на поперечных уклонах. Однако изменение ширины колеи очень трудоемко, а в связи с появлением ржавчины на осях колес при длительной работе становится практически невозможным. Поэтому трактора работают, имея узкую колею. Примечательно, что опрокидывание тракторов происходит чаще не на полевых работах, когда они движутся с меньшей ско ростью, а на транспортных (В.А. Лаврентьев, А.А. Мовшович, Н.Д. Тополянский, 1969).

Основное воздействие трактора на тело человека при опрокидывании - сдавление груди и живота или закрытие дыхательных отверстий (Н.П. Марченко, 1966), вызывающие явления механической асфиксии. При этом повреждений кожных покровов не обнаруживается либо они, как правило, незначительны. Кожа, в особенности верхней половины туловища, может быть синюшной - иногда с точечными кровоизлияниями («экхимотическая маска»). В ряде наблюдений выявляется симптом «экхимотической рамки» (Н.Д. Тополянский, 1969): одна или несколько ссадин, возникших от давления выступающих частей трактора, окружены множественными точечными кровоизлияниями, образующими рамку. Количество их уменьшается от внутренней границы к наружной.

Сдавление тела частями опрокинувшегося трактора сопровождается образованием повреждений внутренних органов, костей. Чаще страдает грудь и живот. Обнаруживаются множественные, по преимуществу, односторонние переломы ребер, иногда - грудины, ключиц, кровоизлияния в паренхиму легких, разрывы мышцы сердца. По наблюдениям Н.Д. Тополянского. из органов живота больше повреждается печень (поперечные, продольные трещины, разрывы, размозжения), меньше почки (трещины, разрывы), селезенка.

Более чем у половины пострадавших находят повреждения головы - кровоподтеки в мягких тканях и у четверти погибших - переломы черепа (Н.Д. Тополянский, 1969). Реже сдавление тела трактором при опрокидывании вызывает повреждения позвоночника, таза, костей конечностей.

Вторым видом тракторных происшествий, сопровождающихся образованием телесных повреждений, является переезд трактора через тело человека. Он совершается преимущественно гусеничными тракторами и может быть полным или неполным. Последний в литературе иногда обозначается как наезд (Ю.С Янушкявичюс, 1965, 1969;

А.В. Любовицкий, 1969 и др.), что нельзя признать допустимым, так как вносит путаницу в терминологию.

Ю.А. Новиков (1968) по анализируемым материалам установил, что переезд бывает в 60% случаев гусеничной тракторной травмы. В.А. Сафронов (1969) выявил еще большую долю переезда - 82% наблюдений всей тракторной травмы. Под переездом следуем понимать как полное, так и неполное перекатывание гусениц или колес трактора через тело, потому что признаков для дифференцирования этих воздействий обычно не бывает.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Переезду чаще подвергаются люди, заснувшие вблизи работающего трактора (72,4% - Ю.А.

Новиков), реже лица, упавшие из его кабины или попавшие под трактор при других обстоятельствах.

Переезд может быть осуществлен не только ходовой частью трактора, но также его колесным или санным прицепом.

Специфическим признаком переезда трактора являются следы его колес (отпечаток протектора) или гусениц на одежде погибших в виде загрязнений (позитивные следы) соответствующего рисунка (И.К. Шевчук, 1962;

Ю.А. Новиков, 1968;

Н.Д. Тополянский, 1969;

Г.И, Заславский, 1971). В одежде, особенно кожаной, бывают рельефные вдавления (негативные следы) - отпечатки шпор (Н.Д.

Тополянский). На кожных покровах тела погибшего, подвергшегося переезду гусеничного трактора, обнаруживаются относительно незначительные повреждения: ссадины, кровоподтеки или раны, что объясняют небольшим удельным давлением гусеничной ленты (В.П. Григорьев, 1969). По форме, размерам и расположению такие осаднения и кровоподтеки отображают опорную поверхность шпор гусеницы или рисунок протектора колеса, являясь также специфическим признаком переезда (рис. 98).

Рис. 98. Ссадины и кровоподтеки на коже левой ягодицы - отпечаток гусеницы трактора «Т 74» вследствие переезда через эту область.

Гусеница составляется из подвижных звеньев (траков), на опорной поверхности которых поперечно к длине гусеницы выступают шпоры (почвозацепы), располагающиеся примерно на одинаковом расстоянии друг от друга у одной марки трактора и на различном - у разнотипных машин. Шпоры могут быть цельными или состоящими из нескольких подвижных частей. От действия первых формируются сплошные полосчатые ссадины, напоминающие перекладины лестницы, а вторые причиняют прерывистые осаднения. Для переезда гусеничного трактора характерно параллельное друг другу, поперечное к направлению движения трактора расположение таких повреждений и равномерное чередование их.

Направление переезда гусеничного трактора позволяют найти лоскуты эпидермиса ссадин или ран, которые отвертываются шпорой назад. Последовательность возникновения повреждений и направление движения трактора можно установить по величине кровоизлияний. Детали осаднений и кровоподтеков от шпор, их размеры, форма, взаиморасположение помогают выявлению марки или даже определенного эк земпляра трактора (Ю.М. Китаев, 1962).

При переезде колесных тракторов на одежде погибших иногда обнаруживается широкая полоса загрязнения от катящейся поверхности колес. На голове, груди, соответственно перекатыванию колес, может возникнуть широкая полоса осаднения (И.К. Шевчук). Переезд санного прицепа трактора сопровождается появлением обширных полосовидных осаднений, уплощением тела за счет переломов костей, разрывами, отрывами внутренних органов (М.Д. Мазуренко, 1969). Переезд колесных прицепов не дает характерных повреждений (Н.Д. Тополянский, 1969).

Важным признаком переезда трактора через голову считают ее деформацию с множественными переломами черепа и разрушением мозга (И.К. Шевчук, 1969;

Н.Д. Тополянский, 1967, как при автотравме.

На голове образуются и другие повреждения, не имеющие характерных особенностей.

Кости и внутренние органы при тракторных происшествиях подвергаются травматизации, как при автотравме. По материалам Ю.А. Новикова, из костей чаще повреждается позвоночник, кости нижних конечностей, таза и ребра.

Гусеничная тракторная травма иногда сопровождается отрывами частей тела (головы, конечностей), разделением его. Нередко наблюдаются обширные отслоения кожи с подкожно-жировой клетчаткой (Ю.А.

Новиков).

Классифицированию повреждений, возникающих от трактора, не уделялось достаточного внимания.

В литературе мы нашли лишь единичные классификации их.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com А.П. Андрианов (1965) называет а) повреждения, характерные для тракторного транспорта;

б) повреждения, не характерные для тракторного транспорта;

в) повреждения от тракторного транспорта, имеющие вид повреждений иного происхождения.

Ю.С. Янушкявичюс (1965) различает следующие способы образования тракторной травмы;

1) сдавление частями трактора при его опрокидывании, 2) наезд, переезд гусеницей или колесами. Ю.А.

Новиков (1968) выделяет четыре механизма гусеничной тракторной травмы: 1) переезд, 2) сдавление (придавливание), 3) затягивание под гусеницы с последующим переездом, 4) удар. В этой классификации три первых вида близки по способу воздействия трактора на тело человека - всюду давление. Автор не дает дифференциально-диагностических признаков, поэтому трудно воспользоваться его предложением в практике.

Наиболее подробное классифицирование тракторных повреждений сделано М.Д. Мазуренко (1969).

Автор предлагает 7 видов тракторной травмы в зависимости от механизма образования: и характера повреждений: 1) прижатие тела к грунту (неполный переезд), 2) полный переезд, 3) комбинированные повреждения - падение с последующим полным или неполным переездом, 4) травма при опрокидывании 5) падение из движущегося трактора, прицепа, 6) прижатие стоящего, человека частями трактора или прицепа к неподвижным предметам, 7) другие случаи.

М.Д. Мазуренко не только названы единицы классификации, но и приведены, довольно подробно, признаки каждого вида. Однако признаки первого и второго вида повторяются (одни и те же), следовательно их нельзя дифференцировать, значит, видимо, надо объединить. В классификации нет единого основания деления. Она больше учитывает обстоятельства происшествия, чем возможности судебно-медицинской ди агностики.

Полагаем, что в судебно-медицинской практике могут быть использованы три вида тракторной травмы: опрокидывание, переезд и наезд с преимущественным действием - давлением. Это условные собирательные обозначения.

Под опрокидыванием надо понимать совокупность механических воздействий на тело человека и образовавшихся у него повреждений вследствие падения трактора и придавливания тела его частями.

Переезд - это комплекс механических воздействий на тело человека и образовавшихся у него повреждений вследствие перекатывания колес, гусениц через тело. Наезд с преимущественным действием давлением представляет собой удар человека частями движущегося трактора с последующим прижатием его к неподвижным предметам. Признаки двух первых видов приведены выше. Наезд может быть установлен при наличии контактных повреждений от фар, крюков и т. д. (Ю.А. Новиков, 1968), проявлений сдавления груди и живота: экхимотической маски, карминового отека легких, застойного полнокровия в системе верхней полой вены, множественных переломов ребер, разрывов, отрывов внутренних органов.

В нашем материале представлено 12 объектов (тракторной травмы. Как специфические признаки переезда показаны: полоса осаднения (давления) на спине пострадавшего, образовавшаяся от действия колес трактора, продолговатые правильно чередующиеся участки загрязнения на куртке и ссадины в области ягодицы - следы гусеницы трактора (рис. 98). В качестве характерных признаков переезда отображены двусторонние, симметричные вертикальные переломы таза, переломы остистых отростков позвонков, обширные разрушения головы с множественными разрывами мягких тканей и оскольчатые переломы черепа.

Несколько объектов наших наблюдений явились результатом опрокидывания трактора. К ним относятся полосчатые кровоизлияния, ссадины на плече, образовавшиеся вследствие придавливания тела трактором, кровоизлияния на груди в виде косых, правильно чередующихся тонких полос - отпечатков рельефа одежды, прижатой трактором к телу, переломы ребер, лоскутные раны, вызванные тангенциальным действием травмирующей поверхности.

3. Повреждения, причиняемые речными и морскими судами Повреждения, образовавшиеся от водного транспорта, до последнего времени очень редко были предметом судебно-медицинского исследования, поэтому в литературе сведения о них ограничиваются единичными казуистическими сообщениями. С появлением на водных путях судов на подводных крыльях.типа «Ракета», «Метеор» и др. травмирование людей водным транспортом несколько участилось. Этому способствуют: большая скорость движения новых теплоходов (60-70 км/час), существование для некоторых видов их так называемой «мертвой зоны» - пространства в 100-200 м кпереди судна, не просматриваемого капитаном в связи с расположением рубки в задней части корабля, забор воды по всему корпусу судна при движении его на больших скоростях, вызываемый вращением мощных винтов, что создает условия для втягивания под теплоход предметов, находящихся в 2-3 метрах от его корпуса (В.В. Ушаков, 1966).

Главной конструктивной особенностью скоростных кораблей является наличие у них двух горизонтальных крыльев, укрепленных на подводной части (спереди и сзади или только спереди), при.скольжении на которых значительно увеличивается скорость движения судна. Передний край крыльев и их вертикальных стоек специально затачивается. Это сказывается на свойствах повреждений мягких тканей, PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com костей, причиняемых крыльями и стойками: они имеют ровные или мелкозубчатые неосадненные края, как при действии рубящих орудий.

Травма, причиняемая судами на подводных крыльях, обычно сопровождается разделением тела или отделением конечностей, головы на различных уровнях. В случаях, описанных К.П. Ханссон (1966), Л.Г.

Богуславским (1967), разделение произошло в верхней и нижней частях туловища.

В двух наблюдениях В.В. Ушакова (1966) наезд быстроходных катеров на пловцов вызвал разделение подводными крыльями головы на уровне нижней части мозгового черепа. Об аналогичной травме из своей практики сообщил В.Г. Бурчинский (1969). Этот случай наблюдали и мы. Он своеобразен в том отношении, что кроме основной горизонтальной плоскости рассечения головы на уровне верхнего конца ушных раковин и нижних краев глазниц, в левой теменно-височной области проходила еще одна линия разделения под некоторым углом (25-30°) к первой. Спереди они соединялись у внутреннего угла левой глазной щели, поэтому между ними образовался треугольный лоскут кожи и такой же отломок кости.

Головной мозг полностью разделен на уровне повреждения кожи и черепа. Видимо, эта травма причинена крыльями и их стойкой, чем надо полагать, и объясняется наличие двух плоскостей разделения головы (рис.99).

Рис. 99. Повреждение головы кораблем на подводных крыльях. Мозговая часть ее отделена полностью. Край отделения ровный, без осаднения.

Почти во всех опубликованных случаях имела место ампутация одной или нескольких конечностей.

У отсеченных частей тела определялась только одна плоскость отделения. Плоскости отделения нескольких частей у одного трупа были параллельны друг другу. Все это свидетельствует об одномоментности воздействия травмирующего предмета (крыльев) причем локализация повреждений зависит от положения тела и его частей в момент столкновения с судном. Края ран, как правило, ровные, а местами - зубчатые, реже - лоскутные. Края поврежденных костей обличаются прямолинейностью. В одних участках они ровные, в других - несколько зубчатые. Зашлифованности краев (как при действии рубящих предметов) не отмечалось.

В связи с расположением подводных крыльев у быстроходных теплоходов в носовой части они прежде всего и травмируют находящегося в воде человека. Но затем тело его может дополнительно подвергаться ударам гребного винта, от которого, по мнению Л.Г. Богуславского, чаще страдают ноги - возникают раны, по свойствам напоминающие повреждения от рубящих орудий. А.А. Лукаш (1959) полагает, что от действия гребных винтов водного транспорта больше повреждается голова и руки.

Лопасти гребного винта могут причинять раны значительных размеров и глубины. На голове, предплечьях, кистях они бывают лоскутными, косо-направленными и зияющими. Края их значительно осаднены, поверхность поврежденных тканей неровная, с отломками костей, разрывами сухожилий и фас ций.

В плоских костях черепа удары гребным винтом вызывают повреждения, сходные с разрубами и имеющие косое направление.

По мнению А.А. Лукаша, на туловище, ягодицах и бедрах ран от воздействия лопастей гребного винта может не образоваться вследствие эластичности и упругости тканей, но возникают значительные ушибы, закрытые переломы.

В нашем материале 11 объектов телесных повреждений, происхождение которых связано с действием частей водного транспорта (подводных крыльев, их стоек и гребных винтов). Особенности случая травмы подводными крыльями, наблюдаемого нами, изложены выше. Причиной возникновения других травматических изменений, которыми мы располагаем, были удары гребными винтами движущихся судов. Повреждения от них вызвали резкую деформацию всего тела вследствие множественных PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com переломов костей, отделения рук, ног на разных уровнях, разрушения головы, размозжения мягких тканей, разрывов покровов тела (2 объекта). Края повреждений кожи в поверхности отделения конечностей были ровными, хотя обрывки мышц, отломки костей выступали за них на различное, но значительное расстояние - до 10 см (2 объекта). На теле обнаруживались следы чрезмерного растяжения кожи в виде ран, надрывов, трещин одинаковой ориентации (2), а также повреждений, связанные с центробежным направлением травматического воздействия (отрывы конечностей - 3 объекта).

Указанные свойства повреждений, их множественность, наличие надрывов, трещин кожи от чрезмерного растяжения ее, отрывы конечностей, - все это указывает на то, что в связи с неоднократными ударами тело подвергалось резким изменениям положения - максимальным сгибаниям и разгибаниям его частей.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ ПОВРЕЖДЕНИЯ, ОБРАЗУЮЩИЕСЯ В СВЯЗИ С РАБОТОЙ МЕХАНИЗМОВ Условия и механизм формирования повреждений Свойства повреждений, возникающих в результате соприкосновения человека с частями работающих механизмов, машин, условия их формирования с судебно-медицинской точки зрения изучены еще слабо и сведения о них представлены лишь в отдельных работах. Между тем при анализе производственного травматизма исследователи, как правило, сталкиваются с подобными повреждениями и выделяют их в самостоятельную группу по механизму и причинам возникновения. Они отличаются и некоторыми морфологическими свойствами (А.П. Громов, 1968).

В материалах Л. Беденко, С. Бабкиной (1963), В.С. Замиралова (1963), В.П. Григорьева (1969) повреждения, нанесенные механизмами, составляют 6,9-9,4% смертельной производственной травмы, что, по данным первых трех авторов, примерно соответствует удельному весу в ней смертельных автотравм.

Колебания этих цифр, видимо, могут быть значительными, так как они зависят от особенностей хозяй ственного развития территории, материалы которой подвергаются анализу.

Травма движущимися частями машин, механизмов возникает при разнообразных условиях, но главными в генезе формирования повреждений являются два воздействия: давление, вызывающее сдавление тела (между движущимися, движущейся и неподвижной деталями) - при центростремительном направлении травмирующей силы и растягивание, следствием которого является растяжение тканей при центробежном травматическом воздействии. Последнее обычно связано с захватом работающим механизмом части тела (как правило, конечности) или одежды, а поэтому растягиванию может предшествовать давление, тогда сдавление тела в одном месте сопровождается растяжением тканей в другом. Возможна и неоднократная комбинация этих воздействий.

Иногда телесные повреждения в связи с работой механизмов обусловливаются падением последних.

В таких случаях могут иметь место удары, (придавливание) тела частями падающей машины и другие воздействия.

Морфология повреждений Движущиеся части механизмов обладают большой кинетической энергией, поэтому давление ими или сдавление тела между ними приводит к множественным раздроблениям костей, разрывам внутренних органов, размозжениям мягких тканей при относительной целости кожных покровов. Отломки костей, выступающие детали агрегатов иногда причиняют разрывы кожи. При травме движущимися частями машин наблюдаются множественные ссадины, форма и свойства которых нередко позволяют устанавливать особенности травмирующей поверхности, например, отпечатки металлической сетки, звеньев гусеничной цепи, зубьев шестерен и пр. (Л.П. Андрианов, 1961).

Растягивание бывает наиболее выражено при соприкосновении тела человека с работающими частями трансмиссий, передающих усилие от источника энергии к рабочим органам агрегата. Обычно в случаях близкого расположения человека от быстро движущихся незащищенных узлов трансмиссии свободно свисающие части одежды, конечность или волосы захватываются ими, вследствие чего приобретают центробежное ускорение и нередко отрываются. На вращающихся деталях машины в таких случаях находят намотанные обрывки одежды, а иногда - кожно-мышечные лоскуты. Одежда, как правило, разорвана во многих местах, края разрывов разволокнены, лоскутны, бахромчаты. В обуви определяются разрывы голенища, отрывы каблука, подошвы. На участках одежды, обуви, соприкасавшихся с деталями машины, проступают пятна черноватой маслянистой смазки (участки обтирания). Одной из особенностей повреждений одежды считают разрыв ее по швам, отрыв рукавов по плечевым швам (Н.Д. Тополянский, 1964).

В связи с неоднократным воздействием частей механизма повреждения локализуются в различных областях тела пострадавших. По наблюдениям Н.Д. Тополянского (1964), характерны множественные следы различной величины и формы, в большем количестве обнаруживающиеся на конечностях. Туловище подвергается, в основном, одностороннему травмированию, поэтому на нем возникают обширные осаднения. Раны имеют все свойства, характерные для действия тупых предметов, но наиболее типичны раны с отслоенным в виде лоскута (лоскутов) краем, обнажающим нередко подлежащую кость (скальпирование). Происхождение таких ран связано с захватом и увлечением (сдавленней и растяжением) иногда вместе с одеждой покровов тела движущейся деталью трансмиссии. Для таких травм характерно и PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com повреждение костей.

У половины пострадавших возникают переломы черепа и позвоночника в грудном и шейном отделах, что связывают с вовлечением тела во вращательное движение, приводящее к быстрому и резкому сгибанию или разгибанию позвоночника в этих отделах (Н.Д. Тополянский, 1964). Нередки переломы ребер - односторонние и двусторонние. В единичных наблюдениях встречаются переломы ключиц, таза.

От воздействия работающих частей трансмиссии весьма часто травмируются конечности (по материалам Н.Д. Тополянского, в 17 из 21 случая). В них образуются различные повреждения, но преимущественно открытые переломы длинных костей, разрывы связок, вывихи и наиболее характерны отрывы конечностей или их частей.

Отрывы рук нередко вместе с лопаткой или ее частью при попадании конечности в движущийся механизм транспортера описали И.Д. Маслов (1925), С.П. Ходкевич (1938), М.И. Ермак (1957), Е.М.

Валентинович (1961), Д.М. Церенцян (1961), А.Я. Вайсберг, 3.Я. Дубров (1962), Е.А. Гуляева, А.С. Губенко (1962), А.П. Громов (1968) и др. Несмотря на такую тяжелую травму, пострадавшие, как правило, самостоятельно добирались до медицинских учреждений, кровотечение останавливалось до оказания медицинской помощи. Во всех случаях исход был благоприятным благодаря лечению.

Область отрыва имеет некоторые морфологические особенности. Поверхность отделения не просто неровна, а состоит из обрывков мышц, сухожилий, сосудов и нервов. В месте отрыва нет следов размятия тканей и сдавления кожи (полосы давления) как бывает при отделении конечности вследствие размятия (М.И. Райский, 1938).

Попадание в движущиеся механизмы косы или распущенных волос приводят к отрыву их вместе с кожей. А.И. Томилин (1940) отмечает, что в хирургической литературе представлено около 100 случаев полного скальпирования волосистой части головы и сам описывает аналогичную травму, возникшую вследствие вовлечения косы в машину.

Э.Г. Журавлева (1940) сообщила о двух наблюдениях захвата волос движущейся частью станка, в результате чего они были вырваны вместе с кожей на участках в 20x15 и 22x17 см. Своевременное лечение помогло добиться благоприятного исхода.

Краткая характеристика повреждений по собственным наблюдениям В нашем материале по травме, связанной с работой механизмов, приведен 61 объект. Среди них - раны, причиненные вращающейся шестерней. Они имеют одинаковую форму (прямоугольников, местами с заостренными концами), размеры и равномерно, правильно чередуются, располагаясь по двум прямым линиям, пересекающимся почти под прямым утлом. Свойства, взаиморасположение этих повреждений нас только характерны, что с несомненностью позволяют установить их происхождение (рис. 100).

Рис. 100. Раны, причиненные шестерней (ограниченная поверхность с характерным рельефом).

Мы наблюдали отрывы мягких тканей лица (рис. 101), конечностей при попадании руки (рис. 102), тела в трансмиссию, при железнодорожной травме, при автотравме, при попадании на вращающееся колесо водяной мельницы. Кожа обычно не покрывала значительный участок мышц в области отрыва, что видимо, связано с ее сокращением. Край отрыва кожи нередко представлялся столь ровным, что вполне мог быть принят за результат действия острого предмета (6 объектов). Только при внимательном осмотре, в особенности, при непосредственной микроскопии, выявлялась его некоторая извилистости, преимущественно за счет неровности линии повреждения подкожной клетчатки. На коже и расслоенных мышцах иногда различима маслянистая смазка - пятна обтирания (5 объектов).

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Рис. 101. Отрыв мягких тканей лица при попадании тела Рис. 102. Отрыв кисти, нижней трети в трансмиссию. предплечья движущейся трансмиссией.

При попадании человека на лопасти колес гидросооружений повреждения образуются преимущественно вследствие чрезмерного сгибания и разгибания тела, что связано с ударами частями колеса, с резким увлечением либо отталкиванием ими тела. В одном из наших наблюдший действию ло пастей колеса водяной мельницы подвергалась девочка, 9 лет. Наиболее характерными повреждениями ее тела были: отрыв правой ноги, левой руки, раны от растяжения кожи на передней поверхности левого голеностопного сустава вследствие чрезмерного подошвенного сгибания, на передне-наружной поверхности левой голени, трещины от растяжения кожи в левой паховой области, переломы костей головы, бедренной кости, плечевой кости (рис. 103А).

Рис. 103. А. Повреждения, образовавшиеся при попадании 9-летней девочки на лопасти водяной мельницы.

Края всех повреждений кожи отличались относительной ровностью. Наличие в месте отрыва ноги неповрежденных петель кишок (рис. 103Б), а в просвете раны соответственно голеностопному суставу (рис.

104) - резко натянутых, но не поврежденных сухожилий подтверждает происхождение этих повреждений в результате растяжения. Параллельно плоскости отрыва ноги на правом бедре расположена большая рана с почти ровными краями. В ее просвете - обнаженные мышцы и отломки бедренной кости, образовавшиеся вследствие кручения бедра (рис. 105А).

Рис. 103. Б. Ровный край раны в передней брюшной Рис. 104. Рана-разрыв на передней стенке. поверхности левого голеностопного сустава, возникшая от чрезмерного подошвенного сгибания стопы. Края ее ровные, без осаднений (наблюдение то же).

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Одинаковое направление этой раны с плоскостью отрыва ноги, ровные, без осаднений края ее, спиралевидный перелом бедренной кости (рис. 105Б) позволяют считать, что рана, как и отделение ноги, повреждения не местные, а отдаленные, возникшие вследствие растяжения при центробежном действии силы. Множественные осаднения тела - по краям ран, соответственно расположению ребер в виде па раллельных полос и в других местах (6 объектов), а также обширные кровоподтеки (3), - все это свидетельствует о неоднократных скользящих ударах.

Рис. 105 А. Крупный план раны передней поверхности Рис. 105. Б. Фотограмма перелома от правого бедра (то же наблюдение). кручения правой бедренной кости (передне наружная, наружная, задняя, внутренняя, внутренне-передняя, передняя поверхности).

Травма при падении работающих механизмов в наших материалах представлена повреждениями, возникшими вследствие падения перегруженного автокрана и ударов, придавливания тела его частями.

Ударом стрелы крана по голове причинена зияющая рана в теменной области. В ее просвете - отломки свода черепа, обрывки твердой мозговой оболочки, разрушенное вещество головного мозга. После осво бождения просвета рана приобрела форму острого угла. Края ее извилисты, осаднены. В правой лобно теменной области - вторая рана в виде вытянутого овала. Края ее не осаднены, но отслоены от костей.

Эти свойства позволяют считать ее результатом растяжения кожи, возникшим, видимо, при образовании первой раны. Участок деформации свода черепа имеет неправильно овальную форму и располагается в правой теменной и правой половине лобной костей. Он окаймлен дуговидными трещинами. От осевой линии его отходят радиальные трещины. Последние в виде меридиональных третий распространяются и на основание черепа, в котором образовался многооскольчатый перелом с выбуханием центральной части средней черепной ямы за счет круговой трещины вокруг большого затылочного отверстия.

Сдавление груди частями упавшего крана вызвало ее деформацию - искривление, западание правой половины вследствие двустороннего перелома всех ребер по задней подмышечной и средне ключичной линиям. Свойства этих повреждений (расхождение трещин у первого перелома к наружной пластинке, а у второго - к внутренней) позволяют считать, что удар (или давление) приложен к правому боку (заднее-подмышечной линии), а перелом по средне-ключичной линии является отдаленным, связанным с деформацией груди во время действия травмирующей силы. Сдавление груди со провождалось разрывами сердца по его краям, поперечным надрывом почки, размозжением преимущественно заднего края правой доли печени.

Удар и придавливание падающим автокраном вызвали еще закрытый поперечный перелом левой бедренной кости и левой голени. Фотограмма повреждения бедренной кости позволяет установить, что травмирующее воздействие было с передней поверхности: на ней виден скол по краю перелома, кпереди же разветвляются трещины от поперечной линии повреждения. В костях левой голени образовался пере лом от кручения. Дистальный конец большеберцовой кости представлен несколькими отломками.

Освобождение их от мягких тканей и склеивание помогло выявить две винтообразные и две косые линии перелома, соединенные поперечными трещинами. Расположение их в дистальном конце кости, направление винтообразных линий по часовой стрелке свидетельствует о вращении этого конца голени слева направо.

Телесные повреждения в связи с работой машин могут причиняться также отлетевшими частями их (при авариях) или обрабатываемыми деталями. В нашем материале есть наблюдение смертельного удара вылетевшей из пилорамы доской по передней поверхности шеи. В этой области соответственно гортани образовалась веретенообразная (до подкожнои клетчатки) рана с заостренными концами и относительно ровными неосадненными краями, похожая на повреждение от острого предмета (рис. 106).

Ее формирование обусловлено резким растяжением кожи во время удара узкой стороны доски, от PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com которой на коже возник отпечаток в виде полосчатого кровоизлияния шириной 2,4-2,7 см, пересекающего разрыв кожи под углом 65-70°. В подлежащий ткани найдено разлитое кровоизлияние и разрыв стенки гортани. Смерть наступила на месте происшествия, почти мгновенно видимо, от, рефлекторной остановки сердца (случай асс. 3.Л. Лаптева) Рис. 106. Рана-разрыв на передней поверхности шеи, причиненная ударом доски, вылетевшей из пилорамы.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ РУБЦЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ВСЛЕДСТВИЕ ЗАЖИВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ, ВЫЗВАННЫХ ТУПЫМИ ПРЕДМЕТАМИ И ТРАНСПОРТНЫМИ СРЕДСТВАМИ Поверхностные повреждения тела от действия тупых предметов типа ссадин не оставляют после себя следов при полном заживлении. Не всегда по внешним признакам можно отличить глубокую ссадину от поверхностной раны. В ряде случаев вид повреждения (ссадина или рана) выявляется лишь после его заживления: образование рубца свидетельствует об имевшей место ране.

Как указывает И. Давыдовский (1962), рубцы являются продуктом патологической регенерации тканей, конечным этапом воспаления, сопровождающегося потерей вещества при невозможности замещения этой потери физиологическими тканями.

Возникновению ран всегда сопутствует более или менее значительная потеря разрушенного участка ткани. При их формировании нарушается целость базальной мембраны - пограничного слоя между эпителиальными и соединительнотканными образованиями. Восстановление поврежденного участка осуществляется как за счет эпидермиса, так и подлежащей соединительной ткани (А.А. Заварзин, С.И.

Щелкунов, 1954).

Исследования показали (Bishop, 1945), что органоспецифическая регенерация кожи возможна только при сохранении той части дермы, в которой расположены волосяные фолликулы (сосочковый слой). Нарушение ее целости приводит к заживлению повреждения рубцом.

Просвет всякой раны вначале бывает заполнен кровью, обрывками поврежденных тканей и жидкостью. Последняя представляет собой проявление травматического отека (И.В. Давыдовский, 1952;

И.К. Есипова, 1966;

Д.С. Саркисов, 1967), который Н.И. Пирогов называл «нормальной местной реакцией» на травму. И.В. Давыдовский отмечает два компонента травматического отека: собственно отек (жидкость в полостях) и набухание (гидратация) тканей. По его мнению, травматический отек по сущности ближе всего к серозному асептическому воспалению.

Дальнейшие изменения в ране зависят от ряда условий и наступают вследствие заживления ее первичным или вторичным натяжением.

Заживление ран первичным натяжением И.В. Давыдовский (1952) считает, что заживлению первичным натяжением способствуют: 1) небольшая ширина раны, 2) объем некротизированного субстрата, 3) отсутствие раневых инфекций, особенно типа анаэробной гангрены, 4) высокий общий потенциал регенерации пораженных тканей - изобилие рыхлой соединительной ткани и высокая общая сопротивляемость организма, 5) сохранение непрерывности раневого субстрата, отсутствие резких раздражителей в ране и др. Автор подчеркивает, что превалирующее значение имеет первое условие (близкое взаиморасположение краев), а инфицирование раны оказывается второстепенным.

При первичном натяжении благодаря набуханию омертвелых тканей в окружности раны ее просвет сужается, стенки сближаются, что способствуем вытеснению, инородных тел и механическому очищению раны.

Уже через несколько часов после ранения наблюдается пролиферация клеточных элементов мезенхимы. По краям повреждения скапливаются лейкоциты, моноциты (из крови), а также полибласты, лимфоидные клетки (из других тканей). Эти клеточные элементы превращаются в макрофагов, поглощающих детрит и фибробластов. На протяжении 1-2 суток свернувшееся содержимое просвета раны прорастают тяжи из фибробластов, чему способствует содержащиеся в нем кровянисто фибринозные массы.

Вследствие ссыхания фибрина в нем появляются щели, которые затем выстилаются пролиферирующим эндотелием травмированных сосудов. Они имеют строение синусоидов, расположены неравномерно и не вертикально, как в грануляционной ткани. Сосудистые щели затем превращаются в вены и артерии.

Постепенно фибробласты вытесняются коллагеновыми н аргирофильными волокнами, которые преобладают над клеточными элементами даже в начале заживления раны, что также не характерно для грануляций: в последних клетки доминируют над парапластической субстанцией.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com К 5-7 суткам заканчивается рассасывание мертвых масс, просвет раны оказывается заполненным молодей соединительной тканью. В это время начинается регенерация нервных волокон, продолжающаяся в течение месяца (И.К. Есипова, 1966).

При заживлении ран первичным натяжением эпителизация наступает быстро, нередко уж через несколько дней после ранения, то есть раньше, чем в глубине раны возникнут прочные сращения (И.В. Давыдовский, 1952;

И.К. Есипова,. 1966).

Образующиеся при первичном натяжении рубцы не бывают столь грубыми и обширными, как при заживлении с нагноением, а в дальнейшем становятся мало заметными. Они обладают достаточной растяжимостью, мало уступая в этом отношении прилежащим тканям. Гистологически такие старые рубцы узнаются с трудом, а иногда от них не остается почти никакого следа, наступает как бы полная регенерация (А.И. Абрикосов, 1949;

А.И. Абрикосов и А.И Струков, 1961;

Д.С. Саркисов, 1967).

Все регенераторные процессы, связанные с первичным натяжением и заживлением под струпом (морфологически сходные), происходят в глубоких тканях, не выступая за края раны.

При микроскопическом изучении, однако, выявляется, что в области рубца соединительная ткань лишена нормальной пучковости, содержит мало эластических волокон или они отсутствуют. В эпителиальном покрове нередко не выявляются сосочки, обнаруживается нарушение ороговения и другие отклонения.

Заживление ран вторичным натяжением Заживление ран вторичным натяжением осуществляется при отсутствии условий для закрытия их первичным натяжением.

Вторичным натяжением называется форма регенерации повреждения, которой предшествует длительное воспаление и нагноение. Оно всегда сопровождается развитием грануляционной ткани с последующей эпителизацией и рубцеванием. Эти явления рассматривают как четыре периода процесса регенерации (И.В. Давыдовский, 1952).

Состояние тканей, предшествующее вторичному натяжению, характеризуется гнойным расплавлением, сменяющим травматический отек. Расплавление и расщепление мертвых масс, кровяных свертков является ферментативным процессом, происходящим под воздействием ферментов гноя, отделяемого близлежащими грануляциями и микроорганизмами.

Морфологические признаки гнойно-грануляционного воспаления проявляются, по И.В.

Давыдовскому, не ранее как с 3-4 дня после травмы. Нагноение начинает процесс вторичного натяжения. За ним формируется вал грануляций в виде характерных сосудов, периваскулярных скоплений молодых мезенхимальных клеток и множества полиморфноядерных лейкоцитов.

Постепенно образуется молодая незрелая грануляционная соединительная ткань, для ранней стадии развития которой характерно большое количество новообразованных сосудов и клеточных элементов (эпителиоидных клеток). Затем появляются аргирофильные волокна, превращающиеся в коллагеновые и принимающие постепенно одно направление. Соединительно-тканные клетки располагаются между ними, они сплющиваются, делаются веретенообразными с вытянутым ядром (фибробласты).

Сосудистый остов грануляций состоит из капилляров, имеющих вертикальное расположение и образующих в поверхностном слое петли или аркады. Последние на поверхности представляются в виде зерен, что и послужило основанием для названия грануляционной ткани. Н.Н. Аничков, К.Г.

Волкова, В.Г. Гаршин (1966) отмечают, что грануляционная ткань формируется, в основном, в течение двух недель и к 14-му дню после травмы в ней можно различить четыре слоя:

Верхний - лейкоцитарно-некротический, тонкий, состоящий из мелкозернистых масс экссудата с большим количеством полиморфноядерных лейкоцитов, одноядерных мелких клеток и фибрина. Это защитный слой, так как он мало проницаем для микробов, токсинов и других веществ (Н. Сиротинин, 1940;

Noetzel, 1906;

Melchior, Rosenthal, 1920 и др.).

Средний - слой соединительных петель. В нем много блуждающих клеток, густая сеть фибрина и ряд горизонтально расположенных на поверхности сосудистых петель фибробластов.

Глубокий рыхлый слой отличается вертикально идущими сосудами, вытянутыми вдоль них фибробластами и большим количеством аморфного межуточного вещества, которое постепенно вытесняется растущими снизу коллагеновыми волокнами.

В самой глубокой части грануляций располагается еще один, очень тонкий слой - горизонтально расположенных фибробластов с коллагеновыми и аргентофильными волокнами. Он содержит также вертикально проходящие сосуды и мелкие одноядерные клетки (полибласты).

Последующее развитие грануляционной ткани связано преимущественно с изменениями глубокого слоя (вертикальных сосудов). На третьей неделе происходит его уплотнение и истончение вследствие уменьшения количества аморфного промежуточного вещества и замещения PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com глубоких участков слоем горизонтально расположенных фибробластов. В толще грануляций образуется плотная волокнистая рубцовая ткань. Глубокие участки слоя вертикальных сосудов называют в связи с этим созревающим слоем, а на дне раны выделяют фиброзный (рубцовый) слой.

Таким образом, развитая грануляционная ткань состоит из шести слоев: 1) лейкоцитарно некротического, 2) сосудистых петель (аркад), 3) собственно грануляционной ткани (вертикальных сосудов), 4) созревающего, 5) горизонтально расположенных фибробластов, 6) фиброзного (рубцового).

Дальнейшие изменения грануляций заключаются в замещении их фиброзной тканью. Между фибробластами появляются правильные слои аргирофильных и коллагеновых волокон, постепенно формируется горизонтально расположенный фиброзный слой. Это период рубцевания, которое осуществляется на втором месяце заживления раны. Образуется рубец. Его поверхность покрывается регенерированным эпителием. При заживлении обширных ран рубцовая ткань долго остается лишенной эпителиального покрова.

Как отмечает Н.И. Краузе (1942), эпителизация рубцующейся раны может осуществляться двумя способами. При, «концентрическом рубцевании» эпителизация идет не столько путем расширения эпителиального ободка по краю раны, сколько вследствие сдвига массы эпителия по направлению к центру раневой поверхности. Ширина этого ободка находится в пределах 3- мм, а ширина рубца, по Н.И. Краузе, всегда равна двойной ширине эпителиального ободка.

Другой способ - «заживление от эпителизации» сопровождается увеличением ширины эпителиального ободка. Площадь гранулирующей поверхности уменьшается за счет эпителизации, а не в результате стягивания окружающей кожи Заживление протекает медленнее. Образуется большой, малоподвижный рубец. Внешний вид, структура, размеры рубца определяются величиной повреждения, качеством, продолжительностью нагноения и формой эпителизации (И.В. Давыдовский, 1952).

Изменения в рубце Н.М. Михельсон (1947) в формировании рубца выделяет несколько стадий. Первая стадия - эпителизации (2-2,5 недели) характеризуется уплотнением и некоторым побледнением рубца за счет увеличения в грануляциях волокнистой соединительной ткани и уменьшения сосудов. Во вторую стадию - набухания (3-4 недели) рубец увеличивается в объеме, возвышается над окружающей кожей, приобретает сначала красноватую, а затем синюшную окраску. На протяжении следующих 2-3 недель (3 стадия - уплотнения) он бледнеет, становится бугристым, так как покрывается плотными бляшками. Затем (4 стадия - размягчения) рубец размягчается, уплощается, приобретает подвижность. Формирование рубца происходит около 4 месяцев.

По наблюдениям К.И. Хижняковой (1945), рубцы в течение 2-4 недель имеют красноватый цвет с фиолетовым оттенком. Через 1-2 месяца синюшность в них исчезает, они становятся красными с розовым оттенком, а иногда - фиолетовыми. Спустя 3-4 месяца окраска рубца, как правило, розовая, через 4-6 месяцев - бледно-розовая, а в период от 6 до 12 месяцев - белесоватая с розовым оттенком. По истечении 1-2 лет;

рубец представляется белесоватым, более бледным, чем окружающая кожа.

М.И. Авдеев (1959) отмечает, что цвет свежих рубцов розовато-синеватый, они относительно мягкие, бледнеют при надавливании, так как еще содержат кровеносные сосуды. В дальнейшем рубцы бледнеют, становятся плотнее.

По данным И.М. Серебренникова (1962), до одного месяца рубцы бывают;

розоватыми, красноватыми с синюшным оттенком. В 1-2 месяца они также красноватые с фиолетовым, темно фиолетовым оттенком. Через 2-3 месяца рубцы остаются красноватыми, но синюшный оттенок уменьшается. В «возрасте» 3-6 месяцев рубцы по цвету чаще розоватые, синюшность исчезает.

Рубцы давностью от 6 месяцев до 1-1,5 лет сначала бледно-розовые с коричневатым оттенком, затем белесоватые с отдельными участками коричневатого цвета. По прошествии более 1,5 лет рубцы чаще белесоватые, белые, реже коричневые.

Впечатление о консистенции рубца в зависимости от его «возраста» у исследователей различное. К.И. Хижнякова пишет, что рубцы наиболее плотные до 3 месяцев, затем (от 3-х до месяцев) плотности их уменьшается и с течением времени (после 6-8 месяцев) они становятся мягкими. По наблюдениям С.М. Сидорова (1954), до 2 месяцев рубцы мягкие, затем (до 4- месяцев) несколько уплотняются, а после 6-12 месяцев представляются плотными.

И.М. Серебренников (1962) установил, что к концу первого месяца рубцы плотноваты и остаются такими до конца второго или третьего месяца, а затем постепенно размягчаются и уплощаются. Исследователи отмечают, что изменение окраски, консистенции рубца зависит не только от его давности, но и от ряда других факторов: глубины повреждения, локализации, количества волокнистой ткани и пр. Следует добавить, что определение этих качеств рубца проводится PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com субъективно;

это, видимо, прежде всего сказывается на его результатах.

Структура рубцовой ткани с течением времени также подвергается изменениям.

Гистологически в молодом рубце (до 2-3 месяцев) эпидермис мало отличается по строению и тол щине от неизмененной кожи. Обычно в его базальном слое отсутствует пигмент. Сосочки эпидермиса не выражены, поэтому граница между ним и дермой представляет собой несколько волнистую или почти ровную линию. Рубец состоит из волокнистой соединительной ткани, созревающих фибробластов, располагающихся в различных направлениях. В нем встречаются клеточные инфильтраты, тонкостенные кровеносные сосуды, но отсутствуют эластические волокна и дериваты эпидермиса (И.М. Серебренников, 1962).

В более поздние сроки по границе рубцов образуются эпителиальные выросты в сторону дермы, похожие на сосочки Многолетние рубцы содержат чаще и в большем количестве такие образования, напоминающие сосочки, а иногда и не отличающиеся от них. Базальный слой эпидермиса после 2 3 месяцев имеет разное количество пигмента. После одного года его может быть много, хотя в старых рубцах содержание пигмента снова уменьшается. Число клеток в рубцовой |ткани при ее развитии также падает.

В подэпителиальном слое рубцов сроком более 5-6 месяцев могут быть различимы тончайшие эластические волокна - как проявление начальной стадии регенерации эластической системы. Они имеют горизонтальное направление, иногда образуя пучки. Рубцовая ткань возрастом более одного года содержит довольно развитую сеть эластических волокон, располагающихся вдоль коллагеновых. Строение, ее по сравнению с эластической системой неизмененной кожи более упрощенное.

Эластические волокна в рубцах расположены от одного края к другому, они тоньше, менее извилистые, не имеют в местах разветвления треугольных или лучистых утолщений, свойственных волокнам нормальней кожи. Эластическая система оказывается более выраженной в рубцах подвижных частей тела (например, конечностей). У лиц преклонного возрасту или при тяжелых заболеваниях регенерация эластических волокон не выражена (И.М. Серебренников, 1958).

По наблюдениям А.В. Чиненкова и А.И. Собакиной (1951), строение рубца претерпевает изменения в течение ряда лет. Коллагеновые волокна, в основном составляющие рубец, располагающиеся вначале относительно рыхло, затем превращаются в мощные и плотные пучки с одинаковой ориентацией - параллельно эпидермису или под некоторым углом к нему, соответственно функциональной нагрузке ткани. Эластических волокон в кожных рубцах авторы не обнаруживали.

В рубцах до одного года сосуды преимущественно тонкостенные, затем они облитерируются, а после трех лет снова появляются. Как правило, рубцовая ткань содержит инфильтраты из соединительно-тканных элементов и лимфоидных клеток.

И.М. Серебренников (1962) полагает, что заметные изменения в структуре рубцов происходят только на протяжении первого года после причинения повреждения. Дальнейшие превращения рубцовой ткани незначительны и не могут быть использованы для установления ее давности.

В связи со значительными превращениями и сморщиванием грануляционной ткани поврежденный участок при заживлении значительно изменяет свои очертания.

Форма рубцов может, быть различной. Она зависит от свойств травмирующего фактора, локализации Рубцовых изменений, от особенностей заживления- Н.М. Михельсон (1947) различает три основных конфигурации рубцов:

1. Перепончатая форма. Она характерна для рубцов, расположенных между двумя подвижными частями: плечом и предплечьем, плечом и грудью, между пальцами кисти, стопы и пр. В таких случаях две пластинки кожи тесно прилегают друг к другу своей клетчаткой. Они всегда имеют треугольную форму и различную величину.

2. Веерообразная форма, чаще встречающаяся между подбородком и ключицей. Кожа подобных рубцовых изменений уплотнена, покрыта мелкими плотными вертикальными складками, представляется гофрированной. Из-за складок кожа принимает старческий вид.

3. Звездчатая и разнообразная форма. К ней автор относит звездчатые (после термических и химических ожогов, огнестрельных ранений, повреждений режущими инструментами и т. д.) и все иные рубцы, которые не могут быть отнесены к двум первым группам.

По нашему мнению, приведенная классификация только частично отражает возможные формы рубцовых изменений. Для диагностических целей необходима более детальная классификация, которая бы в определенной мере показывала зависимость формы рубца прежде всего от конфигурации травмирующей поверхности. Таких сведений в литературе мы не нашли.

Особенности рубцов при заживлении ран от тупых предметов Раны от тупых предметов редко закрываются первичным натяжением, как правило, PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com возникающие после них рубцы являются результатом развития грануляционной ткани.

В судебно-медицинском отношении рубцы после заживления повреждений от тупых предметов изучены мало. Н.С. Бокариус (1915) отмечает, что рваные и ушибленные раны заживают более или менее широкими рубцами, а рвано-ушибленные - могут давать линейные рубцы. По наблюдениям А.П. Курдюмова (1938), при заживлении ран от тупого орудия образуются обширные рубцы неправильной формы.

Аналогично высказывается В.Ф. Черваков (1938). Он указывает, что на месте ушибленных ран, если их заживление не происходит первичным натяжением, формируются неправильные, причудливой формы склерозированные рубцы. Называя неправильную форму рубцов, явившихся исходом ран от тупых предметов, М.И. Райский (1938, 1953) подчеркивает их угловатые извилистые контуры, часто с небольшими боковыми ответвлениями. Он обращает внимание на неподвижность рубцов, если повреждение проникло до кости. Подобные сведения о рубцах, появившихся на месте повреждений тупыми предметами, даются К.И. Хижняковой (1949) и М.И. Авдеевым (1959). Отмечают еще, что расположение и особенности рубцов, образовавшихся при заживлении ран, причиненных зубами человека, помогают в ряде случаев установить причину их возникновения и сходство по конфигурации с тем зубным аппаратом, который их произвел (К. Эммерт, 1901;

Г.И. Вильга, 1903;

Н.С. Бокариус, 1915;

А.П. Иванов, 1969 и др.).

В монографии И.М. Серебренникова, посвященной судебно-медицинскому исследованию рубцов (1962), описанию рубцовых изменений при заживлении повреждений тупыми предметами отведено немногим больше полустраницы. Указано на разнообразие формы таких рубцов, на возможность их сходства по форме с первоначальной раной, если при ее заживлении не было нагноения. Автор обращает внимание на то, что рубцы после ран от тупых орудий в отдельных случаях могут напоминать следы повреждений от режущих предметов. Чаще же первоначальная форма ран вследствие их нагноения при заживлении настолько изменяется, что установить вид травмирующего фактора бывает трудно.

Наш материал, включающий 16 объектов рубцовых изменений как следствие травмирующего действия тупых предметов, содержит наблюдения, которые показывают, что в форме таких рубцов могут отражаться в какой-то степени очертания или другие свойства травмирующей поверхности. Это позволяет если не диагностировать, то подтвердить или отвергнуть возможность происхождения подобных изменений в результате заживления ран, причиненных определенной поверхностью.

Удар в левую щеку торцовой частью цилиндра от шприца для смазывания деталей автомобиля причинил дугообразную рану, исходом которой оказался линейный рубец в виде правильной дуги (рис. 107). Его очертания и размеры помогают сделать заключение не только о форме травмирующей поверхности, но и о диаметре цилиндра, так как по дуге легко вычертить всю окружность, пользуясь правилами геометрии.

Рис. 107. Дугообразный рубец после заживления раны, нанесенной ударом торцовой части цилиндрического шприца для смазывания автомашины.

Рубцы на левой щеке в виде прерывающихся полуокружностей расположенных концами друг к другу, мы наблюдали при заживлении раны, причиненной зубами человека (рис. 108).

Установить причину повреждения по свойствам рубцов было даже проще, чем по особенностям раны, которую мы выдели уже покрытую струпом, скрывшим детали повреждения.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Рис. 108. Формирующиеся дугообразные рубцы как результат заживления повреждений вызванных укусом человека.

Ранение правой щеки тупым предметом с ребром в одном из случаев, представленных в нашем материале, закончилось образованием линейного слегка дугообразной формы рубца. Один из его краев несколько нависал, был извилистым. В некоторых наблюдениях свойства рубцов дают возможность высказать предположение об определенном механизме формирования повреждений. Так, в результате заживления травматических изменений, полученных при падении со скачущей лошади и вследствие ударов ее копытами возникли множественные рубцы в левой половине груди. Местами они глубоко западают и образуют значительные овальные или продолговатые углубления. Поверхность этой части груди несколько уменьшена и деформирована за счет стягивания рубцовой ткани. Такие свойства рубцов не противоречат предварительным сведениям о возникновении повреждений вследствие неоднократных ударов (тупым предметом со значительной силой и скольжения тела по грунту.

В другом наблюдении множественные рубцы преимущественно в левой половине лица оказались последствием железнодорожной травмы - удара тепловоза (рис. 109). Они вызвали деформацию левой глазной щели, носа, левой брови и левой половины лба. Их свойства позволяют согласиться с предварительными сведениями о виде травматического воздействия.

Рис. 109. Множественные обезображивающие рубцы - последствие заживления повреждений, связанных с наездом тепловоза.

Попадание рук в соломорезку сопровождается размозжением, иногда (травматической ампутацией пальцев, кисти и появлением на предплечье ран от сдавления его вальцами агрегата. При заживлении повреждений ампутационная культя с характерными почти линейными правильно чередующимися рубцами, продольно располагающимися на предплечье (рис. 110), дает право подтвердить сообщенный в предварительных сведениях механизм формирования повреждений.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Рис. 110. Ампутационная культя и характерные продольно расположенные в виде «браслета» рубцы на предплечье после попадания руки в соломорезку.

Распознавание рубцов При хорошей выраженности рубцы обнаружить легко. Труднее высказать суждение об их давности. Рубцы отличаются окраской, консистенцией, очертаниями, меньшей подвижностью по отношению к окружающей коже. В первое время (1-2 месяца) они плотноваты, красноватые с синюшным оттенком, бледнеют при надавливании. Затем (через 2-3 мес.) рубцы размягчаются, уплощаются, становятся розоватыми;

синюшный оттенок в их окраске уменьшается и на протяжении 4-6 месяцев исчезает. После полугода они бледно-розовые, потом белесоватые, иногда коричневые или с коричневым оттенком. В ряде случаев плотность рубцовой ткани с течением времени может наоборот повышаться. Рубцы, про никающие до кости, неподвижны или мало подвижны вследствие срастания их с костью.

Если рубцы слабо заметны и вызывают сомнения, предлагают применять для их распознавания дополнительные методы исследования.

И.М. Серебренников (1958, 1969) рекомендует изучение рубцовой ткани в ультрафиолетовых лучах и с помощью капилляроскопии. По его данным, ультрафиолетовое освещение способствует выявлению малозаметных при обычном свете изменений и следов даже таких повреждений, которые не вызвали образование рубцов.

Освещение ультрафиолетовыми лучами очень молодых рубцов вызывает различное по интенсивности фиолетовое свечение: темные участки соответствуют местам более раннего заживления (обычно по краям повреждения). Свежие рубцы красного цвета с синюшным оттенком, давностью в несколько месяцев, от ультрафиолетового облучения приобретают темно-фиолетовую флюоресценцию.

Рубцы бледно-розового цвета дают слабое бледно-фиолетовое свечение. Коричневая рубцовая ткань в ультрафиолетовых лучах не обладает флюоресценцией и представляется темными пятнами. Такое исследование, как отмечает И.М. Серебренников, позволяет устанавливать различную давность рубцов у одного субъекта и выявлять даже такие незначительные повреждения как следы бывших хирургических швов или внутривенных вливаний.

Изучение состояния капилляров осуществляют следующим образом. На покровы тела для просветления их наносят несколько капель (1-3) кедрового, вазелинового или иного (машинного, бергамотового, гвоздичного) масла, а затем рассматривают их при косом освещении, создаваемом направленным пучком света, в кипилляроскоп или микроскоп. И.М. Серебренников (1958) предлагает использовать для этого стерео-микроскоп МБС-1. Н.А. Скульский (1930) считает возможным пользоваться и дневным освещением.

Нормальные капилляры при капилляроскопии, например, кожи пальца могут иметь вид розово красных точек, ниточек, запятых, завитков, напоминающих простую головную шпильку, петель, трубочек-петель, восьмерок и пр.

Это разнообразие зависит прежде всего от того, какая часть капилляра попадает в поле зрения, под каким углом она рассматривается и как глубоко залегает. У капилляр, различают артериальную (приводящую), венозную (отводящую) части и между ними переходное колено или вставочный отдел. Если капилляр виден полностью, то он похож, на петлю;

верхушка его кажется точкой с хвостатым отростком, напоминающим запятую, завитком, равномерной петлей и пр.

Форма капилляров неодинакова в различных участках тела. Так, у ногтевого ложа пальцев почти все капилярные петли с завитками, но чаще встречаются трубочки-петли, рас положенные наподобие частокола. Артериальная часть трубочки-петли тонкая, а венозная несколько толще и с менее-четкими контурами. В коже области суставов капилляры изогнуты в виде горизонтальных петель, в верхней части груди - представлены точками и крючками. На животе и спине капилляры проступают тонкими и короткими петлями, на шее - они изогнуты и вытянуты в длину.

Короткими и толстыми капилляры бывают на конечностях.

Морфологические особенности капилляров зависят также от конституции;

они претерпевают PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com изменения и под влиянием разнообразных заболеваний (Н.А. Скульский, 1930).

При капилляроскопии рубцовая ткань отличается гладкой поверхностью, без характерного для кожи рисунка, неровными, мелкозубчатыми краями и различной в зависимости от давности окраской:

у молодых рубцов преобладает красноватый, розоватый или синюшный оттенок, а у старых - корич невый. Капилляры в рубцах более крупные, чем в неизмененной коже. Нередко в рубцовой ткани можно различить так же артериолы или венулы.

И.М. Серебренников (1962) описывает следующую капиляроскопическую картину рубцов, образовавшихся при первичном натяжении. В рубцах раннего возраста (до 12 дней) фон бледно розовый, иногда с синюшным оттенком. От их краев к осевой линии и перпендикулярно к ней правильными параллельными рядами горизонтально или под некоторым углом расположено множество крупных сосудов. Они не достигают центральной части рубца и анастомозируют с сосудами только своей стороны.

В тех частях таких рубцов, где заживление происходило вторичным натяжением, кровеносные сосуды отличаются извилистостью, типичностью, множественными анастомозами.

Рубцы в возрасте около одного месяца имеют меньшую ширину, бессосудистую центральную часть, более интенсивное анастомозирование.

В 1,5-2-месячных рубцах нет бессосудистой центральной части так как сосуды противоположных краев соединяются друг с другом, образуя сеть. Отмечается отек тканей. Рубцы сроком не менее двух месяцев содержат участки пигментации. Рубцовая ткань более позднего возраста (2-6 месяцев) мало отличается от описанной. Постепенно исчезает синюшность ее, уменьшается количество сосудов, увеличивается пигментация. Последняя начинается с краев рубца и распространяется к его центру.

Фон рубцов, развивающихся не менее одного года, серовато-белый, бледно-коричневый или разноцветный: белые участки чередуются с коричневыми. Сосудов в таких рубцах мало, расположены они с обеих сторон и часто анастомозируют. Характерна неравномерность в их распределении.

Нередко сосуды представлены отдельными гнездами. Капилляры окружающей кожи узкие, наклонены в сторону рубца.

Таким образом, дополнительные методы исследования (ультрафиолетовое облучение, капилляроскопия, микроскопия) способствуют диагностике незаметных или малозаметных рубцов, установлению их давности, выявлению отдельных деталей, облегчающих решение поставленных следствием вопросов.

Судебно-медицинское значение рубцов 1. Рубцовые изменения покровов тела являются показателем насилия, результатом заживления довольно глубоких повреждений, проникающих в дерму. То есть наличие их убеждает нас в том, что зажившее повреждение было раной.

2. Свойства рубцов (их форма, соотношение длины и ширины, отношение к подлежащим тканям и пр.) помогают нередко высказать суждение о действии предмета определенной группы (тупого, острого или огнестрельного оружия).

3. Так как процесс заживления ран в значительной степени закономерен, то по состоянию рубцовой ткани представляется возможным судить о давности причиненных повреждений.

4. Рубцы, образовавшиеся при заживлении ран от тупых предметов, для судебно-медицинской диагностики представляют большую ценность, чем принято считать. Хотя рубцевание в значительной мере изменяет первоначальный вид таких повреждений, все же нередко в рубцах в той или иной степени отражается их форма. Поэтому в ряде случаев рубцы позволяют установить форму и другие особенности травмирующей поверхности.

5. Иногда свойства рубцовых изменений помогают подтвердить или исключить механизм травмы, механизм образования повреждений, способы травматического воздействия, известные из предварительных сведений.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com ЛИТЕРАТУРА АБАШИДЗЕ К.Р. Множественные отрывы и перемещение внутренних органов при транспортной травме. - «Суд.-мед. эксперт.», 1962, № 2, 52-53.

АБАШИДЗЕ Т.С. Самопроизвольный разрыв селезенки. - «Врач, газ», 1929, № 11, 806-808.

АБРАМОВ С.С. О применении метода непосредственных фотоотпечатков для судебно медицинских исследований. - В сб.: Суд.-мед. экспертиза и крим. на службе следствия. Ставрополь, 1971, вып. VI, 102-104.

АБРИКОСОВ А.И. Основы общей патологической анатомии. М., 1949.

АБРИКОСОВ А.И., СТРУКОВ А.И. Патологическая анатомия М, 1961.

АВДЕЕВ М.И. Судебная медицина. М., 1949.

АВДЕЕВ М.И. Курс судебной медицины. М., Юриздат, 1959.

АВДЕЕВ М.И. Краткое руководство по судебной медицине М, 1966.

АВДЕЕВ М.И. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц. М, 1968, 7-175.

АГАДЖАНЯН В.В. Разрыв стенки левого желудочка сердца с разрывом межжелудочковой перегородки при закрытой травме грудной клетки. Сб. тр. глав, судмедэкспертизы и каф. суд. мед.

Ереван, мед. ин-та. Ереван, 1956, вып. I, 250-252.

АЙРАПЕТОВ В.Б. О признаках прижизненной странгуляционной борозды. Сб. научн. тр. каф.

суд. мед. Ташкентского мед. ин-та. Ташкент, I960, 63-68.

АКБАРОВ В.А. Закрытая травма грудной клетки по секционным данным главного бюро судебно-медицинской экспертизы Узминздрава за 5 лет (1954-1958). - «Мед. жур. Узбекистана». 1960, № 10, 72-74.

АКИМОВ В.И., КАНТОР 3.М. Закрытая травма живота. Киев, 1963, 82 с.

АКОПОВ В.И. Непосредственная микроскопия кожи при повреждениях тупым предметом. Реф.

научн. докл. третьей расш. научн. конф. Одесса, 1956. 42-45.

АКОПОВ В.И. О применении непосредственной микроскопии кожи в экспертной практике.

Материалы третьего Всесоюз. совещ. суд-мед, экспертов. Рига, 1957, 126-127.

АКОПОВ В.И. Характеристика и недостатки судебно-медицинских экспертиз трупов людей, погибших от ударов тупыми твердыми предметами. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практики. Чита, 1963, вып. 2. 3-7.

АКОПОВ В.И. К вопросу о сроках заживления ссадин. - В сб.: Суд. мед. эксперт. и криминал, на службе следствия. Ставрополь. 1967, вып. 5, 347-349.

АКОПОВ В.И., АТАЯНЦ В.А. Повреждения ткани и сосудов легких при сдавлениях и сотрясениях грудной клетки. Сб. труд, республ. бюро суд.-мед. эксперт, и каф. суд. мед. Таджикского мед. ин-та. Душанбе, 1963, вып. 8, 125-129.

АКОПОВ В.И. Непосредственная микроскопия профильного изображения ссадин. - «Суд.-мед.

эксперт.», 1968, №2, 16.

АКОПОВ В.И. Опыт применения лабораторных методов исследования при судебно медицинской экспертизе повреждений твердыми тупыми предметами. Тр. Горьк. гос. мед. ин-та.

Горький, 1968, вып. 27, 250-255.

АКОПОВ В.И. Использование лабораторных методов исследования при экспертизе повреждений у живых лиц. Материалы пятой Всесоюз. конф. суд. мед. Л., «Медицина», 1969, т. 2, 170 178.

АКОПОВ В.И., ПОДОПРИГОРА А.П. Особенности повреждений волос при действии тупого твердого предмета. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт, практики. Чита, 1969, вып. 3, 41-46.

АКОПОВ В.И. Судебно-медицинское исследование повреждений одежды тупыми твердыми предметами. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практики. Чита, 1969, вып. 3, 28-33.

АКОПОВ В.И., ТВЕРИТНЕВ А.С. Определение орудия травмы при ударах тупыми твердыми предметами.- В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практики. Чита, 1969, вып. 3, 16-21.

АЛЕКСАНДРОВИЧ Л.П. Закрытые повреждения селезенки. Сб. тр. Сталинабадского гос. мед.

ин-та. Сталннабад, 1949, т. 4, 61-69.

АЛИСИЕВИЧ В.И. Повреждения и смерть от действия механических факторов. - В кн.:

Судебная медицина, под ред. проф. В.И. Прозоровского. М., 1968, 35-68.

АНГЕЛОВ И.И. К вопросу об отличии прижизненных переломов костей от посмертных. Дисс.

Спб., 1902, 134 с.

АНДРЕЕВ Ю.В. Случай спонтанного разрыва желудка. Сб. труд, республ. суд.-мед. эксперт. и каф. суд. мед. Сталинабадского мед. нн-та. 1952. вып. 3. 169-173.

АНДРИАНОВ Л.П. К экспертной оценке повреждений, возникающих при несчастных случаях на разделке древесины. Сб. тр. научн. о-ва суд. мед. и криминал. Алма-Ата, 1961, вып. 4, 77-80.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com АНДРИАНОВ Л.П. Транспортные травмы при лесозаготовительных работах и их особенности в судебно-медицинском отношении. Тез. докл. к II раcш. конф. Ленинград. ВНОСМиК, Л., 1961, 76-77.

АНДРИАНОВ. Л.П. Судебно-медицинская характеристика транспортного травматизма в лесной промышленности и вопросы его профилактики. Сб. труд. IV Всесоюз. конф. суд. мед. Рига, 1962, 316 319.

АНДРИАНОВ Л.П. Смертельный травматизм на предприятиях лесной промышленности в судебно-медицинском отношении. Автореферат канд. дисс. Пермь, 1955, 20 с.

АНДРИАНОВ Л.П. Судебно-медицинская характеристика смертельного травматизма на узкоколейных железных дорогах. - «Суд.-мед. эксперт.». 1966, № 3, 15-18, АНДРИАНОВ Л.П. Некоторые судебно-медицинские особенности автомобильных травм в условиях лесозаготовительных работ. Тр. Сыктывкар, научн. о-ва. Сыктывкар. 1967, вып. 2, 94- АНИЧКОВ Н.II., ВОЛКОВА К.Г., ГАРШИП В.Г., Морфология заживления ран. М., 1951.

АНРЕП В., ОБОЛОНСКИЙ Н. Материалы для судебно-медицинской диагностики. Сб. работ, произв. в лаборатории В.К. Анрепа. Харьков. 1885, 1, 143-179.

АНТУФЬЕВ И.И., БОЙЦОВ В.М„ ЛЕМАСОВ В.Б, МАСЛОВ А.В САЛТЫКОВА О.Ф., СКРЫПНИК В.Г. Повреждение костей черепа при дозированных ударах. Сб. тр. научн. о-ва суд. мед.

Литовской ССР. Каунас, 1965, т. 2, 93-94.

АРАПОВ Д.А. Закрытая травма черепа по данным института им И.В. Склифосовского. Тр. I съезда хир. Росс. Федер. Л., 1959, 236-238.

АРЕНДТ А.А. Вопросы организации хирургической помощи при закрытой черепно-мозговой травме. То. I съезда хир Рос. Федер. Л 1959 238-243.

АРУСТАМЯН Ш.Н. К вопросу об отличии прижизненных ушибленных ран кожи от посмертных. Сб. тр. главн. судмедэкспертизы и каф. суд. мед. Ереван, мед. ин-та. Ереван, 1956, вып. 1, 229-234.

АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ЛЕВИНА М.С. Тупые травмы живота, Медгиз. Л„ 1941, 140 с.

АТАНАСЯН Л.А. Случай двухфазного разрыва печени, симулировавшего острый холецистит. - «Хирургия». 1952, № 11, 75-76.

АТЯСОВ Н.И. Случай острого расширения и самопроизвольного разрыва желудка. - «Хирургия», 1953, № 10, 82-83.

БАБАЯНЦ Е.С. К вопросу о механизме повреждений костей черепа в судебно-медицинском значении. Сев. осет. гoc. мед. ин-т, 15-я отчетно-итоговая научн. конф. Орджоникидзе, 1956. 120-124.

БАБАЯНЦ Е.С. Разрывы внутренних органов в судебно-медицинской практике. — В кн.:

Здравоохранение и медицина в Северной Осетии. Орджоникидзе. 1958, вып. VIII, ч. II, 301-320.

БАБИТИНСКИЙ Ю.Н. О возможности полного разделения туловища и отрывов конечностей при автомобильной травме. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практики. Чита, 1967, вып. 2, 24-27.

БАБИЧ Б.К. Травматические вывихи и переломы. Киев, 1968.

БАБИЧЕВ И.С., ДЕМЕНТЬЕВА Н.В. Лечение открытых и закрытых повреждений печени. - «Хирургия». 1938, №3, 106-108.

БАБЧИН И.С. Переломы костей черепа мирного времени. «Хирургия», 1949, № 7, 24-37.

БАГБАНЗАДЕ А.И. К определению характера повреждений костей таза от сшибления или попадания под автомашину. - «Азербайджан. мед. журнал». 1957, № 5, 78-80.

БАГБАНЗАДЕ А.И. Зависимость характера повреждений костей таза от механизма действия автомобильных транспортных средств. Автореферат канд. дисс. Баку, 1958, 26 с.

БАГБАНЗАДЕ А.И. Судебно-медицинская оценка переломов тазовых костей при воздействии автомобильного транспорта и определение степени тяжести при этих повреждениях. - «Азербайджан.

мед. журнал» 1958, №7, 101-104.

БАГБАНЗАДЕ А. И. К вопросу о характере перелома костей таза транспортом безрельсового типа. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. на службе следствия. Грозный, 1962, вып. 3, 48-52.

БАГБАНЗАДЕ А., АТАКИШЕВ А. Случай самопроизвольного разрыва печени, возникший на почве свежего инфаркта миокарда. - В сб.: Докл 1-ой расш. научно-практ. конф. суд.-мед. эксперт.

АзССР. Баку, 1965, 245-246.

БАНКОВСКИЙ С.Б. Редкий случай травматического разрыва сердца. - «Иркутский мед.

журнал». 1929, т. 7, № 2, 27-32.

БАНКОВСКИЙ С. Смерть под поездом в судебно-медицинском отношении. - «Сибирский журнал». 1930, № 5-6, с. 29-35.

БАЙРАМОВ Д. Изменение цвета кровоподтеков на парализованных конечностях. - В сб.: Докл.

1-й расш. научно-практ. конф. суд.-мед. эксперт. АзССР. Баку, 1965, 126-129.

БАКШИНСКАЯ Р.Е. Судебно-медицинское исследование в случаях сдавливания шеи руками.

Автореферат канд. дисс. Харьков, 1956, 14 с.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com БАЛАГИН И.С. Электрографический метод определения металлов у входных огнестрельных отверстий - «Суд-мед, эксперт.». 1958, №3,9-14.

БАДАЕВ В.В. Фотодиагноскопия и изучение рельефа ссадин для определения направления травматизирующей силы.-«Суд. мед. эксперт.». 1954, № 3, 18-22.

БАДАЕВ В.В. О судебно-медицинской экспертизе механизма образования осаднений. «Суд.-мед.

эксперт.». 1964, № 2, 7-ll.

БАДАЕВ В.В. Микрометрия ссадин кожи для определения травматизирующей силы. - В сб.:

Совр. лабор. методы суд.-мед. эксперт. Тр. 2-го Моск. мед. ин-та, М., 1968, вып. 1, 40-41.

БАЛАКИНА В.С. Несколько случаев жировой эмболии при переломах костей. - «Вестник хирургии им. Грекова». 1940, т. 59, 376-380.

БАЛЬ В.М. О подкожных разрывах малярийной селезенки. - «Новая хирургия», 1928, т. VI, 121 127.

БАНКОГЗСКИЙ О.Ю. Применение люминесцентной спектроскопии при исследовании следов смазочных масел в экспертизе транспортной травмы. Материалы суд. мед. Казахстана, Алма-Ата, 1968, вып. 7, 344-346.

БАРАННИКОВА Н.К. Повреждения черепа и головного мозга при травмах на безрельсовом транспорте. Автореферат канд. дисс., 1952, 12 с.

БАФ М.И. О разрывах печени. - «Врач. дело». 1951, №11, 1033-1034.

БАЧУ Г.С. Частота повреждений костей и органов грудной клетки при закрытой травме. - В сб.:

Суд.-мед. записки. Кишинев, 1971, вып. 5, 39-42.

БАЧУ Г.С. Кровоизлияние в миокарде при закрытой травме грудной клетки, - В сб.: Суд.-мед.

записки. Кишинев, 1971, вып. 5, 48-51.

БГАНЦЕВ Е. Жировая эмболия. БМЭ, 1964, Т. 35, 320-325.

БЕДЕНКО Л., БАБКИНА С. Анализ смертельного производственного травматизма. Сб. научи, работ. Челяб. о-ва суд. мед., 1963, 101-102.

БЕДНОВ Н.Т., ПОСТНИКОВ А.Н. Разрывы органов желудочно-кишечного тракта без нарушения целости брюшной стенки. - «Советская хирургия», 1936, № 5, 814-821.

БЕЛИКОВ В.К. Определение направления и места удара на длинных трубчатых костях при транспортной травме. Сб. тр. IV Всесоюз. конф. суд. мед. Рига, 1962, 269-272.

БЕЛЛИН Э.Ф. Травматические повреждения селезенки в судебно-медицинском отношении.

Дисс., Харьков, 1888, 211 с.

БЕЛЯЕВ В.И. К оценке психического, фактора в возникновении повреждений. - В сб.: Вопр. суд.

мед. Рязань, 1958, т. 5, 85.

БЕНДИГ Я.И. Травматический разрыв селезенки, симулировавший разрыв беременной матки. - «Акушерство и гинекология». 1956, №6. 77-78.

БЕРЕЗНЕГОВСКИЙ Н. Повреждения и хирургические заболевания селезенки. - «Русская хирургия», отдел 35, СПб, 1909, 61 с.

БЕРЕЗНЕГОВСКИЙ Н. Повреждения и хирургические заболевания селезенки. - «Русская хирургия», отдел 35а, (доп. к отделу 35. проф. Н. Березнеговекого). Птг, 1916, 83 с.

БЕРЗИН А.О. Закрытые повреждения груди. - В кн.: Опыт сов мед. в Велик. Отеч. войне 1941 1945 гг. М., 1950. т. 10, 307-343.

БЕРНАРД В.Г. О механизме образования повреждений живота колесами вагона. - В сб.: Суд. мед. эксперт. и криминал. на службе следствия. Грозный, 1962, вып. 3, 64-71.

БЕСЕДКИН М.К учению о признаках прижизненности происхождения странгуляционной бороздки и ссадин на трупе. Дисс. М., 1884. 87 с.

БЕСПАЛОВ А.М. Самопроизвольные разрывы малярийной селезенки. — «Врач. дело». 1950, № 7, 641-644.

БЕЮЛ А.П. К вопросу о переломах таза. - «Нов. хир. архив». 1922. т. 2, № 3, 351-364.

БЛОХ А.Г. Случаи смерти от жировой эмболии сосудов головного мозга без повреждения трубчатых костей и жировой клетчатки. - В сб.: Вопр. травматол., скоропост. смерти и деонтологии в эксперт. практике. М., 1966. вып. 3, 310-311.

БЛЯХМАН С.Д. Костная эмболия как признак прижизненной травмы. Сб. тр. бюро главн. суд. мед. эксперт. и каф. суд. мед. Сталинабадского мед. ин-та. 1958, вып. 6, 37-41.

БОГУСЛАВСКИЙ Л.Г. К вопросу о вдавленных переломах костей свода черепа. Тр. суд.-мед.

эксперт. Украины. Киев, 1958, 106-108.

БОГУСЛАВСКИЙ Л.Г. К вопросу о повреждениях, причиняемых теплоходами на подводных крыльях и гребными винтами кораблей. Материалы 5 Укр. совещ. суд.-мед. эксперт. Херсон, 1967, 151 159.

БОЙКО О.И. Определение времени нанесения травмы по изменению окраски кровоподтеков. Тр.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com судмедэкспертов Украины. Киев, 1958, 196-201.

БОЙКО О.И. К определению времени нанесения кровоподтеков при исследовании трупа.

Материалы 3-й расш. конф. Киев, 1958, 48-49.

БОЙКО О.И. Судебно-медицинская экспертиза при железнодорожной травме. Тр. суд.-мед.

эксперт. Украины. Киев, 1962, 96-99.

БОКАРИУС Н.С. Краткий курс судебной медицины. Харьков, 1911.

БОКАРИУС Н.С. Судебная медицина в изложении для юристов. Харьков. 1915.

БОКАРИУС Н.С. Судебная медицина для медиков и юристов. Харьков, 1930.

БОКАРИУС К.Н. Исследование повреждений одежды тупыми твердыми предметами. Сб. реф.

докл. научн. расш. конф. Харьков. 1956. 62-63.

БОКОВА Е.Т. Транспортный травматизм и его судебно-медицинское значение. Материалы 10-й расш. конф. Ленинград. отделения ВНОСМиК. Л., 1958, 21-23.

БОКОВА Е.Т. Транспортный травматизм и его судебно-медицинское значение. Сб. научн. работ сотруд. каф. и суд. медиков Ленинграда. Л., 1959, вып. 18, 110-115.

БОЛДИН К.М. К диагностике подкапсулярных разрывов печени и тактике хирурга при них. - «Нов. хир. архив». 1959, № 3, 17-19.

ЬОЛЯРСКИЙ Н.Н. К вопросу о травматических повреждениях печени. Дисс. Спб., 1910, 118 с.

БОНДАРЕВ П.Г. К вопросу о дифференциальной диагностике прижизненных и посмертных повреждений, ссадин, странгуляционных бороздин и кровоподтеков. - «Газета Медицина». Спб, 1895, 17 (261-266) 18 (275-280). 19 (291-294).

БРАИЦЕВ В.Я., КОЛЕСНИКОВ С.А. Реакция на острую кровопотерю и шок со стороны селезенки и значение этих факторов при повреждении последней. - В кн.: Соврем. пробл. перелив, крови и гематологии. М., 1932, вып. 3-4, 117-131.

БРЕСЛЕР В.М. Динамика изменений поперечно-полосатых мышц при механической травме и ее судебно-медицинское значение для определения срока нанесения повреждения на трупе. Материалы 4 ой расш. науч. конф. Киев, отделения УНОСМиК. Киев. 1959, 75-77.

БРО Г., НУНАЕВ С. Случай множественного разрыва печени в сочетании с массивным гемотораксом. - «Клинич. хир.». 1963, №10, 78-79.

БРОВИНА И.И. Случай двусторонней подкожной травмы почек. - «Урология», 1958, № 4, 52-54.

БРОНШТЕЙН Е.3. Судебно-медицинская характеристика повреждений зубами человека. - В сб.:

Вопр. суд.-мед. эксперт. М., Госюриздат. 1955, вып. 2, 148-154.

БРОНШТЕЙН Е.3., К экспертной оценке кровоизлияний при автотранспортной травме. Сб. тр.

IV Всесоюз. конф. суд. мед. Рига 1962, 283-286.

БРОНШТЕЙН Е.3., ИЧАЛОВСКАЯ Т.А. Об инородных включениях в ранах, образованных острыми орудиями. - «Суд.-мед. эксперт». 1958. № 1, 47-48.

БУГУЕВ Г.Т. О топографии напряжения в реберном кольце при статических нагрузках. - «Суд. мед. эксперт.». 1968, № 3, 8-10.

БУГУЕВ Г.Т. Обоснование судебно-медицинских критериев повреждений скелета грудной клетки при травме тупыми предметами. Автореферат канд. дисс. Барнаул, 1969, 21 с.

БУГУЕВ Г.Т. О характере переломов лопаток при ударе и сдавлении грудной клетки твердыми предметами. - В сб.: Суд.-мед. эксперт, и криминал, на службе следствия, Ставрополь. 1971, вып. 6, 247 249.

БУДАК Т.А. К вопросу о возможности идентификации некоторых тупых предметов по повреждениям и следам на одежде. Реф. докл. 2-й расш. научи, конф. Киевского отделения УНОСМиК.

Киев, 1956, 11-12.

БУДАК Т.А. О возможности определения некоторых тупых предметов по повреждениям и следам на одежде. Тр. суд.-мед. эксперт. Украины. Киев. 1958, 290-296.

БУДАК Т.А. О научных достижениях в области экспертизы автомобильных травм и возможности внедрения их в практику. Тр. суд.-мед. эксперт. Украины. Киев, 1962, 76-79.

БУДРИН Ю.П. Судебно-медицинская экспертиза травмы автодорожным транспортом. Тез. VII научи, конф. Владивосток, мед. ин-та, Владивосток, 1967, 240.

БУНАК В.В. Линии расщепления костей черепа в сопоставлении с линиями силовыми и ростовыми. - «Архив анат., гистол., эмбриол.». 1964, т. 46, № 3, 43-53.

БУРДЕНКО Т.М. Характерные признаки повреждений, образующихся при падения тела с высоты (по данным Харьковского суд.-мед. морга. за 1954-1960 гг.). Материалы научи, засед., 1961 1962 гг. (Харьковское научн. мед. о-во). Киев. 1965, 724.

БУРОВ С.А., МЫШКИН К.И., МИГАЛЬ Л.А., ЧЕРНОМАШЕНЦЕВ А.Н. Повреждения сердца при закрытой травме груди. - «Суд.-мед. эксперт.». 1966, № 4, 11-14.

БУРЧИНСКИИ В.Г. О закрытой травме сердца. - «Врач. дело». 1963, № 1, 69-72.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com БУРЧИНСКЙИ В.Г. К судебно-медицинской диагностике повреждений, причиняемых подводными крыльями речных катеров. - В сб.: Вопр. суд. травматологии. Киев, 1969, вып. 2, 72-75.

БУЧИНСКИИ В.И., МИХАИЛОВИЧ Л.Г. Анализ смертельного автомобильного травматизма за 12 лет (1954-1965) по материалам Херсонского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. В сб.: Суд.-мед. эксперт, и криминал, на службе следствия. Ставрополь, 1967, вып. V, 157-160.

БЫСТРИЦКИЙ М.И. Переломы костей таза. Л., 1960, 110 с.

БЯЛИК В.Л., ШЕЙНИС М. И. К вопросу о жировой эмболии. -«Ортопед., травматол. и протезирование». 1958, № 3, 43-48.

ВАГНЕР Е.А., ШАЛАЕВ М.И., СМОЛЕНКОВ С.В., КОВАЛЬЧУК Ю.А. К характеристике тяжелой закрытой травмы груди - В кн.: Вопр. груд. хир. и анестезиологии. Пермь, 1958. 155-157.

ВАГНЕР Е.А. Закрытая травма груди мирного времени. М., 1969, 300 с.

ВАЗИНА И.Р. Коллапс легких при закрытой травме грудной клетки и его судебно-медицинское значения. - В сб.: Вопр. суд.-мед. эксперт, и криминал. Горький, 1969. в. 2, 62-65.

ВАЙСБЕРГ А.Я., ДУБРОВ 3.Я. Случай отрыва верхней конечности с частью лопатки и ключицы. - «Хирургия». 1962, № 5, 121.

ВАЛЕНТИНОВИЧ Е.М. Случай бескровного отрыва верхней конечности. - «Хирургия». 1961,.№9, 108-109.

ВАРШАВСКИЙ В. Краткий курс судебной медицины. Киев, 1899, изд. 3.

ВАРШАВСКИЙ Е.С. К вопросу об отличии травматических прижизненных кровоподтеков от посмертных на свежих тканях, подвергнутых гниению и вымачиванию. Дисс. Варшава, 1901, 127 с.

ВАСИЛЕВСКИЙ М.М. К вопросу о механизме и локализации закрытых повреждений печени. - В сб.: Актуал. вопр. суд.-мед. и криминал, Тр. ГИДУВа, Л., 1966, вып. 49, 91-92.

ВАСИЛЕНКО Д.А. Закрытые повреждения селезенки по материалам больницы им. Мечникова.

Сб. научи, работ, посвящен. 100-летию Днепропетров. клинич. больницы им. Мечникова.

Днепропетровск. 1948, 88-95.

ВАХИДОВ В. Случай самопроизвольного разрыва желудка. - «Извест. акад. наук УзССР», 1953, 6, 107.

ВЕКЛЕНКО А., КАПТИЕВСКИИ Е., РЮМШИН И. О переломах у парашютистов. - «Воен. санитар. дело». 1936, № 9, 13-19ЗЕЛЕНГУРОВ В.М. Судебно-медицинская экспертиза по делам об автомобильных происшествиях на предварительном следствии. Автореферат канд. дисс. Львов, 1961, с.

ВЕРЕМКОВИЧ Н.А. К вопросу о зиянии и направлении трещин костей черепа в судебно медицинском отношении. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. на службе следствия. Ставрополь, 1967, вып. V, 84-85.

ВИЛЬГА Г.И. О зубах в судебно-медицинском отношении. Дисс. М., 1903, 287 с.

ВИНОГРАДОВ В.Н. Исследование транспортной смазки с помощью флуоресцентной микроскопии. Материалы X расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМИиК. Л., 1958, 72-74.

ВИНОГРАДОВ И.В., ГУРЕЕВ А.С. Отдельные вопросы улучшения методики судебно медицинской экспертизы при автомобильных происшествиях. Материалы X расш. ко-нф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л. 1958, 41-43.

ВИНОГРАДОВ С.А. О поражениях миокарда при жировой эмболии легких. - «Архив патологии» 1950, № 2, 47-60.

ВИНТЕРГАЛЬТЕР С.Ф., ЩЕГОЛЕВ П.П. Значение рентгенологического исследования кровоподтеков в судебно-медицинской практике. «Суд.-мед. эксперт.». 1962, № 4, 3-6.

ВЛАДИМИРОВ-КЛЯЧКО С.В. К вопросу о значении выявления скрытых следов деталей автомобиля на одежде потерпевшего при транспортной травме, - «Суд.-мед. эксперт.». 1964, № 1, 45-47.

ВОЙТОВИЧ П.А. Закрытые разрывы сердца при травме грудной клетки (случай из практики). - В сб.: Вопросы суд.-мед. эксперт. М., 1954, 226-231.

ВОЛКОВА Н.М., МАКСИМОВ П.И. О характере повреждений конечностей при автотравме.

Материалы X расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК, Л., 1958, 36-37.

ВОЛКОВИЧ Н.М. Повреждения костей и суставов. Киев, 1928, 607 с.

ВОЛЬСКИЙ А.И. К вопросу о причинах возникновения односторонних или двусторонних переломов ребер при переезде груди человека колесом автомобиля. - В сб.: «Вопр. суд.-мед. эксперт.».

М., 1968, вып. 4. 23-25.

ВОРОБЦОВ В. Повреждение почек. БМЭ, 1962, т. 26, 406-415.

ВОРОБЬЕВ В.В. Двухмоментный разрыв печени. - «Вест. хир. им. И.И. Грекова». 1962, т. 88, № 5, 104-105.

ВОРОЖЦОВА Н.В. К судебно-медицинскому исследованию повреждений, нанесенных в ближайшее время до и после наступления смерти. Автореферат канд. дисс. Л., 1952, 12 с.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com ВОРОЖЦОВА Н.В. К судебно-медицинскому исследованию посмертных повреждений. -В сб.:

Вопр. суд.-мед. эксперт. М., 1954, 221-225.

ВОСКОБОИНИКОВ В.И. Судебно-медицинская характеристика повреждений головы тупыми предметами. Тез. докл. XIX итог. научн., конф. Днепропетр. мед. ин-та. 1956, 173-175.

ВЫЧУЖАНИН П.С. К вопросу об укусах зубами человека. Сб. научи, труд. Челяб. о-ва суд. мед.

Челябинск, 1963, 142-144.

ГААГА В.А. К механизму поражения сердца при закрытой травме грудной клетки. Материалы V Украин. совещ. суд.-мед. эксперт. Херсон, 1967, 125-128.

ГАИНУТДИНОВА Ф.А., ДЕСЯТОЕ В.П. О кровоподтеках на бедрах у женщин. Реф. научн.

докл. 3 расш. научн. конф. Одесса, 1956, вып. 1, 52-54.

ГАЙСИНСКНП Б.Е. Подкожные разрывы кишок. - «Хирургия». 1941, № 3, 96-104.

ГАЛЬПЕРН Я.О. О связи между грыжами и разрывами кишок. «Русс. хир. архив». 1909, № 3, 414-427.

ГАРБЕР Н.И. Тупые травмы живота. - «Нов. хир. архив». 1932, т. 25, кн. 2, № 98, 219-228.

ГАРВИН Л.И. Подкожные разрывы селезенки. - «Хирургия», 1940, №12, 59-60.

ГЕЛЬШТЕИН М.3. Определение прижизненности ссадин и ран при гнилостном разложении трупа. Автореферат канд. дисс. Л., 1956, 11 с.

ГЕРСАМИЯ Г.К. Повреждения ребер при транспортных травмах. Реф. докл. 9 расш. конф.

Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1955, 88-90.

ГЕРСАМИЯ Г.К. Повреждения ребер при транспортных травмах. Автореферат канд. дисс. М., 1956, 11 с.

ГЕРСАМИЯ Г.К. Повреждения грудной клетки при автомобильных травмах. «Суд.-мед.

эксперт». 1961, № 2, 10-14.

ГЕРСАМИЯ Г.К. Исследование мягких тканей и костных повреждений при механических травмах Сб. тр. по суд. мед. и суд. химии. Пермь, 1961, 101-103.

ГЕРЦЕН И.Г., ЧАБАНЕНКО В.Д. К вопросу о классификации и лечении переломов костей таза.

- «Ортопед., травмат. и протезир.». 1963, № 1, 70-71.

ГЕХМАН Б.С., КОРИКОВ М.Л. К диагностике и лечению изолированных подкожных травм почек. - «Военно-мед. журнал». 1961, №10, 57-59.

ГИМПЕЛЬСОН Е.А. Насильственная смерть от транспортных средств по г. Куйбышеву за лет. Сб. научи, раб. по суд. медицине. Куйбышев, 1966, 44-51.

ГНИЛОРЫБОВ Т.Е. Непосредственные и отдаленные результаты хирургического лечения травматического повреждения селезенки. Сб. раб., посвящ. 100-летию Днепропетр. клинич. больницы им. И.М. Мечникова. Днепропетровск, 1948, 79-87.

ГОЛОБРОДСКИЙ Г.Л. Судебно-медицинское и криминалистическое значение зубов человека и их следов. Канд. дисс. Харьков. 1950.

ГОЛОБРОДСКИЙ Г.Л. О следах зубов на теле человека. Сб. научи, раб. по суд. мед. и криминал.

Харьков, 1956, 63-69.

ГОЛОБРОДСКИЙ Г.Л. Случай убийства из огнестрельного оружия с последующей симуляцией железнодорожной травмы. Сб. реф. докл. расш. научн. конф. Харьк. обл. научн. о-ва суд. мед. и криминал. Харьков. 1956, 133-134.

ГОЛОБРОДСКИЙ Г.Л. Об определении последовательности повреждений костей черепа тупыми твердыми предметами. Тр. суд.-мед. эксперт. Украины. Киев, 1958. 98-105.

ГОЛУБЕВ В.П. Трамвайные травмы по г. Куйбышеву за 1951-1955 гг. Тр. Куйбышев, мед. ин та. Куйбышев, 1961, т. XIX, 97-100.

ГОЛЬДШТЕИН С.Б., КОНДАКОВ А.М. К судебно-медицинской экспертизе автотранспортного травматизма. Тез. к докл. на 2 Укр. конф. суд.-мед. эксперт. Одесса. 1949, 24-25.

ГОЛЬДШТЕИН С.Б. Об особенностях черепно-мозговой травмы при уличных происшествиях.

Матер. X расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1958, 56-58.

ГОЛЬДШТЕИН С.Б. Черепно-мозговая травма при падении пешехода на плоскости со смертельным исходом на месте происшествия. Тез. докл. 11 расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК.

1961, 80-81.

ГОЛЬДШТЕИН С.Б. Особенности травматизма от мотоцикло-мотороллерного транспорта. Сб.

тр IV Всесоюз. конф. суд. мед. Рига, 1962, 313-315.

ГОЛЬДШТЕИН С.Б. О классификации автомобильной травмы в зависимости от дорожно транспортного происшествия. Тр. суд.-мед. эксперт. Украины. Киев. 1965. 31-34.

ГОЛЬДШТЕЙН С.Б., ГРИНБЕЙН С.В. О механизмах повреждений внутренних органов при автодорожных происшествиях, - В сб.: Вотф. суд. травматол. Киев, 1969, вып. 2, 19-21.

ГОРИНЕВСКАЯ В. Переломы таза. БМЭ, т. 32, 1935, 278-293.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com ГОРИНЕВСКАЯ В.В. Основы травматологии. М 1938, 1953.

ГРИГОРЬЕВ В.П. К экспертизе повреждений гусеничным трактором - 8 сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практики. Чита, 1969, вып. 3, 82-85.

ГРИГОРЬЕВ В.П. К характеристике смертельного травматизма среди строителей. - В сб.: Вопр.

суд. мед. и эксперт, практики. Чита, 1969. вып. 3, 66-69.

ГРИГОРЬЕВА Н.П. Случай спонтанного разрыва селезенки при возвратном тифе. Тр. Кишинев, гос. мед. ин-та. 1960, т. 2, 138-140.

ГРИГОРЬЯН В.Н. Значение жировой эмболии в генезе смерти от травматических переломов костей голени. Сб. тр. главн. суд.-мед. экспертизы. Ереван, 1964, вып. 4 (5), 61-66.

ГРИНБЕРГ Р.Я., БАРАБАНОВА А.В. К казуистике отождествления личности преступника по следам укуса зубами. - «Суд.-мед. эксперт.». 1961. №2, 52-53.

ГРОМОВ А.П., АНТУФЬЕВ И.И. САЛТЫКОВА О.Ф., СКРЫПНИК В.Г., БОЙЦОВ В.М.

БОЛОНКИН Г.С., ЛЕМАСОВ В.Б., МАС-ЛОВ А.В., ВЕРЕМКОВИЧ Н.А., КРАСНЫХ И.Г.

Исследование повреждении костей черепа в эксперименте при дозированных ударах. - «Суд.-мед.

эксперт.». 1967. № 3, 14-20.

ГРОМОВ А.П., САЛТЫКОВА О.Ф., ПЫРЛИНА Н.П., АНТУФЬЕВ И.И., СКРЫПНИК В.Г, МАСЛОВ А.В., ВЕРЕМКОВИЧ Н.А., БОЛОНКИН Г.С., КОРЖЕЯНЦ В.А., РОМОДАНОВСКИЙ О.А., КРАСНЫХ И.Г, ЩЕРБИН Л.А., БОЙЦОВ В.М., ЛЕМАСОВ В.Б. Исследования повреждений костей черепа и позвоночника в эксперименте при дозированных ударах. - В сб.: Вопр. суд-мед, эксперт. М., 1968, 131-136.

ГРОМОВ А.П. Значение судебно-медицинской экспертизы в профилактике производственного травматизма. - В сб.: Вопр. суд. мед М., 1968, 165-174.

ГРОМОВ А.П., САЛТЫКОВА О.Ф. Исследование повреждений костей черепа и позвоночника в эксперименте при дозированных ударах. В сб.: Вопр. суд. мед. М., 1968, 131-136.

ГРОМОВ А.П., БАЧУ Г.С., РОМОДАНОВСКИЙ О.Д., ЩЕРБИН Л.А., САВОСТИН Г.А., ПАВЛОВ Ю.В. Травма грудной клетки при свободном падении человека спиной на плоскости с высоты собственного роста. - В сб.: Суд.-мед. записки. Кишинев, 1971, вып. 5, 28-31.

ГРОМОВ А.П., РОМОДАНОВСКИЙ О.А., ЩЕРБИН Л.А., БАЧУ Г.С., САВОСТИН Г.А. К вопросу о моделировании повреждений головы при падении человека на плоскости.—В сб.: Суд. мед.

записки. Кишинев, 1971, вып. 5, 25-28.

ГРОМОВ Л.И., МИТЯЕВА Н.А. Пособие по судебно-медицинской гистологии. М., 1958.

ГУКОВСКАЯ Н.И., СВЕШНИКОВ В.А. Судебно-медицинская экспертиза трупа по делам о насильственной смерти. М.. 1957, 255 с.

ГУЛЬКЕВИЧ Ю.В., ЗАМАРАЕВ В.Н. Жировая эмболия при боевой травме с повреждением длинных трубчатых костей. - «Архив, патологии». 1946, т. 8, № 1-2, 69-77.

ГУЛЯЕВА Е.А„ ГУБЕНКО А.С. Отрыв плечевого пояса. - «Хирургия». 1962, № 5, 121-122.

ГУНЬКО А.М. О прочностях и особенностях переломов некоторых трубчатых костей человека при поперечном их изгибе. - В кн.: Проблемы криминал, и суд. эксперт. Алма-Ата, 1965, 480.

ГУРЕВИЧ Г.М. Патогенез и симптоматология подкожных разрывов кишок - «Нов. хир. архив».

1925, т. 7, № 4, 558-568.

ГУРЕЕВ А.С. Контактно-диффузионный метод выявления металлов на трупе и вещественных доказательствах. Тез. докл. 11 расш. коиф. Ленинград, научи, о-ва суд. мед. и криминал. М., 1961, 42-43.

ГУСОВСКАЯ Н.Д. К вопросу исследования высохшей ткани. Тр. суд.-мед. эксперт. Украины.

Киев, 1968, 301-308.

ДАВЫДОВСКИЙ И.В. Огнестрельная рана человека М., 1952, т 1, 70-188.

ДАВЫДОВСКИЙ И.В. Огнестрельная рана человека. М., 1954 т. 2, 34-53.

ДАВЫДОВСКИЙ И.В. Эмболия у раненых. Опыт Совет, мед. в Велик. Отечест. войне 1941- гг., М., 1952, т. 34, 251-277.

ДАВЫДОВСКИЙ И.В. Рубец. БМЭ, 1962, т. 28, 1220-1221.

ДАВЫДОВСКИЙ И.В. Общая патология человека. М., 1969, 255-279.

ДАЛЬ М.К. К учению о жировой эмболии легких.-«Казан. мед журнал». 1934, № 6, 606-609.

ДВОРЦИН Ф.Б. Костная и паренхиматозноклеточная эмболия как показатель прижизненности травмы. Тр. судмедэкспертов Украины. Киев, 1955, 27-31.

ДВОРЦИН Ф.Б. Жировая эмболия как критерий прижизненности травмы. Тр. судмедэкспертов Украины. Киев, 1962, 47-51.

ДВОРЦИН Ф.Б. Жировая эмболия как показатель прижизненности травмы, в том числе транспортного происхождения. Сб. тр. IV Всесоюз, конф. суд. мед. Рига, 1962, 294-296., ДЕНЬКОВСКИЙ А.Р. Судебно-медицинская экспертиза.-В кн.: Автотранспортные происшествия. Госюриздат, М., 1962, 194-231.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com ДЕНЬКОВСКИЙ А.Р. Основные вопросы, разрешаемые судебно-медицинской экспертизой при автомобильной травме. Сб. тр. IV Всесоюз. конф. суд. медиков. Рига, 1962, 316-319., ДЖЕМС-ЛЕВИ Д.Е. К вопросу о кровоизлияниях в мягкие ткани и кровотечениях в плевральные полости при посмертных колото-резаных ранениях грудной клетки. Материалы 5-ой расш. научн. конф.

Киев, «Здоровье», 1964, 103-107.

ДЖЕМС-ЛЕВИ Д.Е. Об одном специфичном для железнодорожного транспорта повреждении костей черепа. - В сб.: Вопр. суд травматологии. Киев. 1966, 95-98.

ДЖЛМС-ЛЕВИ Д.Е. О кровоизлияниях в мягкие ткани головы при посмертных колото-резаных ранениях и при тупой травме. Актуал. вопр. суд. мед. и криминал. Тр. Ленинград. ГИДУВа, Л., 1966, вып. 49, 87.

травматических изменений в них. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. на службе следствия.

Ставрополь, 1967, вып. 5, 228-231.

ЖЕРЕНКОВ В.М. Тупая травма почки и ее судебно-медицинская оценка (экспериментально морфологическое исследование). Автореферат канд. дисс. М., 1968, 21 с., ЖИТКОВ В.С. О закрытой травме черепа от падения пешеходов. Матер. 4 расш. конф. Киев, отдел. УНОСМиК. Киев, 1959, 170-171.

ЖИТКОВ В.С. Повреждение туловища и конечностей при падении пешеходов. Тез. докл. расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л.. 1961, 78-80.

ЖУРАВЛЕВА Э.Г. К лечению скальпированных ран головы.- «Вест. хир. им. Грекова». 1940, 59, 4, 373-375.

ЗАВАРЗИН А.А., ЩЕЛКУНОВ С.И. Руководство по гистологии М., 1964.

ЗАГРЯДСКАЯ А.П, ФЕДОРОВЦЕВА Л.С. О некоторых экспертных возможностях при судебно медицинском исследовании тупой травмы. Материалы 5-ой расш. научн. конф. Киев, отдел. УНОСМиК.

Киев, «Здоровье», 1964, 112-116.

ЗАГРЯДСКАЯ А.П., ФЕДОРОВЦЕВА Л.С. Цветные химические реакции и контактно диффузионный метод в судебно-медицинской экспертизе повреждений острыми и тупыми предметами.

- В сб.: Пробл. криминал. и суд. эксперт. Алма-Ата, 1965, 437-438.

ЗАКОНОВ В.А. Спектральное исследование одежды при повреждениях предметами из цветных металлов. Материалы 10-ой расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1958, 67-69.

ЗАКОНОВ В.А. Судебно-медицинское спектрографическое исследование повреждений кожи человека и тканей одежды некоторыми тупыми предметами. Автореферат канд. дисс., Харьков, 1964, с.

ЗАКОНОВ В.А. Об идентификации так называемых ручных тупых орудий при исследовании повреждений на трупе. - В сб.: Вопр. суд. мед. травматологии. Киев, 1966, 31-34.

ЗАКОНОВ В.А. Значение клинических рентгенограмм переломов черепа тупыми предметами при судебно-медицинской экспертизе трупов и живых лиц. - В сб.: Вопр. суд. мед. М., 1968, 433-438.

ЗАМИРАЛОВ В.С. Смертельный производственный травматизм. Сб. научн. раб. Челяб. о-ва суд.

мед. 1963, 103.

ЗАСЕДАТЕЛЕВА И.С. Разрыв селезенки при возвратном тифе. - «Врач, дело», 1974, № 4, 315 316.

ЗАСЛАВСКИЙ Г.И. Значение исследования одежды для диагностики переезда гусеничным транспортом. - В сб.: Суд.-мед. эксперт и криминал. на службе следствия. Ставрополь, 1971, вып. 6, 256 257.

ЗБЫКОВСКАЯ Л.А., ЗЕТЕЛЬ Ф.3. Закрытая травма живота. - В кн.: Закрыт. травма живота и забрюш. органов, М., 1961, т. 6, 19-25.

ЗВЯГИНЦЕВ А.Е. Закрытые разрывы печени у детей. «Хирургия». 1946, № 11, 60-66.

ЗЕБОЛЬД А.Н. Возникновение переломов основания черепа. Доктор дисс., Л. 1943.

ЗЕЛЕНГУРОВ В.М. О характере повреждений, возникающих при падении с кузова движущейся грузовой автомашины. Материалы 1 научн. конф. каф. суд. мед. Тернопол. мед. ин-та. Тернополь. 1965, 26-27.

ЗЕЛЕНГУРОВ В.М., ГАЛАЙКО Р.А. Разделение туловища при автомобильной аварии. - «Суд. мед. эксперт.». 1967, № 4, 48-49.

ЗЕЛЬДЕС И.М. К вопросу об исследовании повреждений на одежде и теле. Тез. докл. 11 расш.

конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. 1961, 189-191.

ЗЕТЕЛЬ Ф.3. Закрытые травмы печени. - В кн.: Закрыт, травма живота и забрюш. органов. М., 1961, т. 6, 58-64.

ЗОЛОТОВСКАЯ В.А. Патолого-анатомическая характеристика закрытых травм живота. - В кн.:

Закрытая травма живота и забрюш. органов. М., 1961, т. 6, 124-129.

ЗОРИН Б.Н. Дифференциальная диагностика прижизненных и посмертных ссадин на трупе.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com Автореферат канд. дисс. Харьков, 1954, 14 с.

ЗОРИН Б.Н. К вопросу о дифференциальной диагностике прижизненных и посмертных ссадин на трупе. - В сб.: Вопр. суд.-мед эксперт. М.,1954, 213-220.

ЗОРИН Б.Н. Влияние одежды на образование ссадин. Реф. научн. докл. 3 расш. научн. конф.

Одесса, 1956, вып. 1, 50-52.

ЗОРИН Б.Н. Судебно-медицинская экспертиза смертельной травмы, обусловленной падением в шахтный ствол. В сб.: Пробл. криминал. и суд. эксперт. Алма-Ата, 1965, 346-347, ЗУБКОВ В.Л. Закрытый травматический разрыв здорового сердца от удара ногой в грудь. Тр.

суд-мед. эксперт. Украины. Киев, 1965, 60.

ИВАНОВ А.П. К вопросу о повреждениях, наносимых зубами человека. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт. практ. Чита, 1969, вып. 3, 101-104.

ИВАНОВ М.А. Случай множественных травматических разрывов сердца при целой грудной клетке. - «Военно-мед. журнал». 1932, вып. 3, 238-239.

ИВАНОВ Н.П., ТУРЛАКОВ Е.И. К вопросу о транспортном травматизме в г. Волгограде. - В кн.: Патогенез, клиника, лечение и профилакт. важнейших заболеваний. Волгоград, 1963, 265-267.

ИГНАТЕНКО А.П., ВЕБЕР О.П., РОМАНОВ В.И. О перемещении внутренних органов при транспортной травме. - «Суд.-мед. эксперт.». 1966, № 1, 35.

ИГНАТЕНКО А.П. О повреждениях крюками бамперов при наезде автотранспортом. - «Суд. мед. эксперт.», 1968. №3, 50-51.

ИГНАТЬЕВ Н.В. Судебно-медицинская экспертиза автомобильной травмы. Сб. научн. раб.

Челяб. о-ва суд. медиков. Челябинск, 1963 33-35.

ИГНАТОВОКИИ А.С. К вопросу о переломах черепа. Киев, 1892, 78 с.

ИГНАТОВСКИИ А.С. Судебная медицина. Юрьев, 1910, вып. 1.

ИЗРАИЛЕВ М.И. О самопроизвольных разрывах малярийной селезенки. Тр. Новосиб. гос. ин-та усоверш. врач. и мед. ин-та, 1940, т. 17, 128-136.

ИМНАЙШВИЛИ Б.Е. Травматические подкожные повреждения селезенки. - «Хирургия». 1954, №7, 30-34.

ИОГАНСОН Р.О. О переломах таза. Доктор, дисс. Юрьев, 1894.50 с.

ИСАЕВ Ю.Л. Характеристика смертельных телесных повреждений при падении с лестниц. Суд.

мед. и реаниматология. Науч. тр. Казан. мед. нн-та. Казань, 1969, т. 26, 55-56.

ИСАЕВ Ю.Л. О кольцевидных переломах основания черепа при падении с высоты и транспортной травме. Суд. мед. и реаниматология. Научн. тр. Казан. мед. ин-та. Казань, 1939, т. 26, 59 61.

ИСАЕВ Ю.Л. К вопросу о механизме закрытых разрывов сердца при падении с высоты. Сб. тр.

по суд, мед. и суд. химии. Пермь 1959 вып. 3, 191-192.

ИСТОМИНА А.П. Подкожные повреждения органов брюшной полости. - «Нов. хир. архив», 1929, т. 18, кн. 1-3, № 69-71, 253-258.

КАДЬЯН А.А. Случай разрыва селезенки при брюшном тифе.- «Летопись Русской хирургии», 1896, т. 12, кн. 1. Прилож., с. 1-6.

КАЖЕВ В.А. О происхождении и судебно-медицинском значении пергаментных пятен на коже трупа. Автореферат канд. дисс. Л., 1955.

КАЖЕВ В.А. Причины происхождения пергаментных пятен на коже трупа. Тр. Куйбыш. мед.

ин-та. Куйбышев, 1961, т. 19, 29-34.

КАЛМЫКОВ К.Н. Значение повреждений связочного аппарата печени для диагностики направления и механизма закрытой травмы груди и живота. Материалы 5-ой Всесоюз. научн. конф. суд.

медиков Л 1969, т. 1, 147-150.

КАПАЦИНСКИЙ Н.К вопросу о трупных пятнах и дифференциальной диагностике прижизненных и посмертных ссадин и странгуляционной бороздки. Дисс. Спб, 1882.

КАПИТОНОВ Ю.В. О возможности определения деформации изгиба по особенностям переломов длинных трубчатых костей. - В сб.: Вопр. травматизма. Волгоград, 1963, вып. 2, 63-68.

КАПИТОНОВ Ю.В. Переломы длинных трубчатых костей при сжатии их в поперечном направлении. - В сб.: Вопр. травматизма. Волгоград, 1963, вып. 2, 56-62.

КАПИТОНОВ Ю.В. Особенности переломов длинных трубчатых костей при торзионных нагрузках. - В сб.: Патогенез, клиника, лечение к профилактика важнейших заболеваний. Волгоград, 1963: 267-269.

КАПИТОНОВ Ю.В. Механизм возникновения переломов длинных трубчатых костей при динамических нагрузках. - В сб.: Патогенез, клиника, лечение и профилактика важнейших заболеваний.

Волгоград, 1954, 269-271.

КАПИТОНОВ Ю.В. Особенности переломов длинных трубчатых костей, возникших при PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com различных видах деформаций и их судебно-медицинское значение. Автореферат канд. дисс. Харьков, 1964, 14 с.

КАПИТОНОВ Ю.В. Рентгенологическая диагностика переломов длинных трубчатых костей, возникших от деформации изгиба. Тр. Волгоград. гос. мед. ин-та. Волгоград, 1964, т. 15, 474-476.

КАПИТОНОВ Ю.В. Морфологическая характеристика переломов длинных трубчатых костей в зависимости от вида деформации. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. на службе следствия.

Ставрополь, 1967, вып. V, 222-224.

КАПИТОНОВ Ю.В. Козырькоподобные выступы кортикального слоя трубчатой кости как признак перелома от сжатия в поперечном направлении. Тр. Горьк. мед. ин-та. 1968, вып. 27, 119-121.

КАПИТОНОВ Ю.В. К методике определения направления воздействия сил, вызвавших винтообразные переломы длинных трубчатых костей. Суд. мед. и реаниматология. Научн. тр. Казан.

мед. ин-та. Казань, 1969, 39-41.

КАПЛАН А.В. Техника лечения переломов костей. М., 1948, 307 с.

КАПЛАН А.В. Закрытые повреждения костей и суставов. М., 1967.

КАПУСТИН А.В. О распознавании прямых и непрямых переломов ребер. - «Суд.-мед. эксперт.».

1962, №1, 14-16.

КАРАВАНОВ А.Г., ГРАЙФЕР Г.Р. Счастливые исходы падения с нераскрывшимся парашютом с больших высот. - «Врач. дело». 1946, №6, 361-362.

КАСЬЯНОВ М.И. Очерки судебно-медицинской гистологии. М., 1954.

КАСЬЯНОВ М.И. Наличие мелких инородных частиц в клетках ретикуло-эндотелиальной системы как признак прижизненного попадания их в организм. Материалы 4-ой расш. научн. конф.

Киев. отд. УНОСМиК. Киев, 1959, 73-74.

КЕЖОЯН А.X. Значение исследования одежды при расследовании преступлений. «Суд. мед.

эксперт.». 1962, № 2, 19-22.

КЕРИМОВА Е.С. Закрытые повреждения кишечника. - В кн.: Закрыт. травма живота и забрюш.

органов. М., 1961, т. 6, 37-43.

КЕССЕЛЬ Ю.Р. Подкапсулярный двухфазный разрыв печени. - «Здравоохранение» (Кишинев).

1963, № 3, 58-59.

КИТАЕВ Ю.М. К дифференциальной диагностике повреждений гусеничными тракторами. Сб.

раб. по теор. и практ. суд. мед. Тр. ГИДУВа. Л., 1962, вып. 29. 163-171., КИТАЕВ Ю.М., ШАРОВСКИИ А.С. О повреждениях трамваем, симулирующих другие виды транспортной травмы. Матер. суд. мед. Казахстана. Алма-Ата, 1968, вып. 7, 156-158.

КИШИНЕВСКИЙ А.Н. К вопросу о значении исследования волос человека при судебно медицинской экспертизе транспортной травмы. Материалы X расш. конф. Ленинград, отдел.

ВНОСМиК. Л., 1958, 71-72.

КОВАЛЕНКО Ю.Н. К вопросу о возможности идентификации травмирующих предметов в судебной медицине. - В сб.: Вопр. суд. травматологии. Киев, 1966, 26-30.

КОВАЛЬСКИЙ Г.В. Экспертные обоснования прижизненной декапитации при рельсовой и других травмах. - «Суд.-мед. эксперт.». 1962, № 4, 6-13.

КОВНЕР С. Очерки истории медицины. Киев, 1883, вып. 2.

КОЗЛОВ В.В. О значении импрегнации серебром нервных волокон кожи для диагностики прижизненности повреждений. - «Суд.-мед. эксперт». 1960, № 1, 18-21.

КОЗЛОВ В.В. Своеобразные перемещения внутренних органов при автотравме. - «Суд.-мед.

эксперт.». 1963, № 3, 51-52.

КОЗЫРЕВА Н.К. Повреждения черепа и головного мозга при травмах на безрельсовом транспорте. Сб. научн. раб. Ростов-на-Дону, 1959, 173-179.

КОЗЫРЬ Н.Н. К вопросу о спонтанных закрытых разрывах желудка. Тр. 2-ой оборонной республик. сессии Туркмен. научн. мед. общества. Ашхабад, 1944, 47-49.

КОЗЬМИН М.Г. О двухфазных разрывах селезенки. Тр. Ижевск, гос. мед. ин-та. 1949, т. 8, 207 КОЛПАЩИКОВ Е.Г. О классификации переломов костей таза применительно к судебно медицинскому определению степени их тяжести. - В сб.: Вопр. суд. мед. и эксперт, практики. Чита, 1969, вып. 3, 51-55.

КОМПАНЕЕЦ А.И. Закрытые травмы внутренних органов. Реф. научн. докл. 3-ей расш. научн.

конф. Одесс. отдел. УНОСМиК. Одесса, 1956, вып. 1, 37-38.

КОНДРАТОВ М.Г. Рентгенологическое исследование костей свода черепа при повреждениях их тупыми твердыми предметами. Сб. научн раб. по суд. и криминал. Харьков, 1956, 76-82.

КОНДРАТОВ М.Г. Характер повреждений, возникших при свободном падении с большой высоты. - В сб.: Вопр. суд. травматологии, Киев, 1969, вып. 2, 31-33.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com КОНДРАТОВ М.Г., КОНОНЕНКО В.И. Рентгенологическая характеристика повреждений костей при железнодорожной травме Матер. X расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК Л., 1958, 54 56.

КОНДРАТОВ М.Г., МАРЧЕНКО С.П. К установлению направления переезда конечностей при железнодорожной травме. Тез. докл. XI расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1961, 62-63.

КОНОНЕНКО В.И. О судебно-медицинском значении ссадин. Сб. научн. раб. по суд мед. и криминал. Харьков, 1956, 44-53.

КОНОНЕНКО В.И. Микроскопическая характеристика ссадин в судебно-медицинском отношении. Сб. научн. раб. по суд. мед. и криминал. Харьков, 1956, 54-61.

КОНОНЕНКО В.И. Ссадины как объект судебно-медицинского исследования. Автореферат канд. дисс. Харьков, 1957, 15 с.

КОНОНЕНКО В.И. Установление по ссадинам травмирующих предметов при транспортных происшествиях. Материалы X расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1958, 64-65.

КОНОНЕНКО В.И. Установление направления движения орудия или тела в момент образования ссадин. Матер. 3 научн. расш. конф Киев отдел. УНОСМиК. Киев, 1958, 40-41.

КОНОНЕНКО В.И. К установлению срока заживления ссадин - «Суд.-мед. эксперт». 1959, № 1, 19-22.

КОНОНЕНКО В.И., КОНДРАТОВ М.Г. Установление по ссадинам направления движения автомашины. Тез. докл. к 11 расш. конф. Ленинград, отдел. ВНОСМиК. Л., 1961, 71-72.

КОНОНЕНКО В.И. К вопросу о механизме образования трещин черепа при различного рода травмах. Сб. тр. IV Всесоюз. конф. суд. медиков, Рига, 1962, 266-268.

КОНЦЕВИЧ И.А., ДИДКОВСКАЯ С.П. Значение судебно-медицинской экспертизы при расследовании транспортной травмы. Материал. 4-й расш. научн. конф. Киев, отдел. УНОСМиК. Киев, 1959, 161-164.

КОНЦЕВИЧ И.А. Судебно-медицинская диагностика странгуляций. Киев, из-во «Здоровье», 1968, 154 с.

КОРНЕЕВСКИЙ М. О железнодорожных и трамвайных бытовых травмах. Тр. Молотов, мед. ин та. Молотов, 1940, вып. XVIII, 179-192.

КОРНЕЕВСКИЙ М.Е. К вопросу о механизме образования конусообразного раневого канала в плоских костях при огнестрельных повреждениях. Сб. научн. раб. по суд. мед. и погран. обл. М., 1955, 106-109.

КОРОЛЕВ А.А. Закрытые повреждения печени. Автореферат, канд. дисс. М., 1945.

КОСОРОТОЕ Д.П. Учебник судебной медицины. М., 1928, 172-189.

КОТЕЛЬНИКОВ В.Г. Случай, разрыва печени при эклампсии во время родов. - «Клинич. мед.».

1925, т. 3-4, 114.

КОТОВ С. И. О некоторых закономерностях микротрещин в зоне повреждения трубчатых костей. Материалы суд. мед. Казахстана. Алма-Ата, 1968, вып. 7, 213-215.

КОШКАЛДА В.Г. К вопросу диагностики жировой эмболии. Материалы IV Укр. совет, суд.-мед.

экспертов. Киев, 1964, 94-95.

КОШКАЛДА В.Г., РАУХВЕРГЕР А.Б. К механизму образования кольцевидных переломов костей основания черепа. - «Суд.-мед. эксперт». 1963, № 3, 52-53., КРАВЧЕНКО М.Я. Редкий случай ранения сердца сучком дерева при падении. - «Врач. дело».

1954, № 3, 255-256.

КРАСНОВ А.К. Судебно-медицинская характеристика смертельных повреждений автотранспортом в г. Иваново за 10 лет. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. па службе следствия.

Ставрополь. 1967, вып. 5, 153-156.

КРАТ А.И. Смерть от отравления серной кислотой с последующей симуляцией железнодорожной травмы. Сб. реф. и научн. статей каф. суд мед. Винница, 1956, вып. 2, 113-116.

КРАУЗЕ Н.И. Грануляционное заживление и раневой рубец. - «Хирургия». 1946, № 4, 131-139.

КРНВОРОТОВ И.А. Закрытые повреждения живота. - В кн.: Опыт совет. мед. в Велик. Отеч.

войне 1941-1945 гг. М., 1949, т. 12, 474- КРЮКОВ В.Н. О судебно-медицинском определении направления удара при переломах длинных трубчатых костей, - В кн.: 1-я конф. молод, научн. сотруд. 2-го Моск. мед. ин-та. Тез. докл. М., 1956, 16.

КРЮКОВ В.Н. Исследования переломов длинных трубчатых костей при экспертизе направления удара. Автореферат канд. дисс. М., 1958, 11с.

КРЮКОВ В.Н. О воссоздании некоторых деталей происшествия в случаях переломов длинных трубчатых костей. - В сб.: Суд.-мед. эксперт. и криминал. на службе следствия. Ставрополь, 1958, вып.

2, 149-152.

PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com КРЮКОВ В.Н. Особенности переломов трубчатых костей как критерий при экспертизе направления удара. «Суд.-мед. эксперт». 1958. № 3, 17-19.

КРЮКОВ В.Н. Определение направления удара в случаях трапмы длинных кистей конечностей.

Материалы X расш. конф. Ленинград. отдел. ВНОСМиК. Л.. 1958, 37-39.

КРЮКОВ В.Н. О прочности длинных трубчатых костей человека в судебно-медицинском отношении. Сб. тр. по суд. мед. и суд. химии. Пермь, 1961, 99-101.

КРЮКОВ В.Н. Повреждения костей черепа как критерий при экспертизе направления удара. Сб.

тр. IV Всегоюз. конф. суд. мед. Рига, 1962, 263-265.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.