WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Ю. А. М О Л И Н С У Д Е Б Н О - М Е Д И Ц И Н С К А Я Э К С П Е Р Т И З А П О В Е Ш Е Н И Я НПО «МИР И СЕМЬЯ-95> Санкт-Петербург 1996 ББК 58 М 43 УДК 340.626<035) Ю.А.МОЛИН ...»

-- [ Страница 5 ] --

268 Судебно-медицинская экспертиза повешения Таблица Клиническая характеристика постасфиксического состояния после опасной для жизни ст рангу ляшлонной асфиксии (по Р.А.Якупову) Стадии Периоды постасфикси­ постасфикси Клиническая симптоматика ческого ческого состояния состояния Отсутствие реакций на внешние раздражения и рефлек­ 1. Стадия 1. Асфикси- сов (роговичного, арачкового, глотательного и др.). макси­ арефлексии.

ческая кома мальное расширение зрачков. Глаза полуоткрыты, глазные мышечной яблоки фиксированы кверху в положении расходящегося атонии и косоглазия. Мышечный тонус снижен, пассивное вытянутое резкого положение тела и конечностей с ротацией стоп кнаружи, угнетения следы непроизвольной дефекации и мочеиспускания.

стволовых Пульс слабого наполнения и напряжения, временами не функций прощупывается, тоны сердца ослаблены, аритмичны, арте­ риальное давление 70/30 мм рт.ст. или не определяется. Ци­ аноз с мраморным оттенком кожных покровов, акроцианоз, синюшность и одутловатость лица, шеи, мелкоточечные кровоизлияния на слизистой оболочке век. Дыхание затруд­ 2. Стадия ненное, ослабленное с участием вспомогательных мышц, децереб раци­ аритмичное, временами останавливается, изо рта и носа вы­ онной ригид­ деляется пенистая слизь.

ности, Тоническое напряжение всей скелетной мускулатуры по пирамидной типу децеребрационной ригидности с преобладанием в гипертонии группе мышц-разгибателей, мышц шеи с тризмом челю­ и тонических стей. Тонические су дороги-напряжение мышц верхних и судорог нижних конечностей с пиперэкстензией их и с нарастающи­ ми по интенсивности непроизвольными движениями кис­ тей и пальцев рук замедленного пронаторно-сгибагельного характера, вытягивание стоп в резкой подошвенной флек­ сии, прогибание туловища в спине. Периодически наступа­ ет мышечная дрожь (тремор) с частым и асинхронным по­ дергиванием отдельных мышечных групп преимуществен­ но плечевого пояса. Резкое усиление сухожильных рефлек­ сов с расширением их рефлексогенных зон. Наличие руди­ ментарных рефлексов (симптомы орального автоматизма ладонно-подбородочный, хоботковый и др.), патологиче­ ских рефлексов разгибательного типа (разгибательный ре­ флекс Бабинского, симптом Оппенгейма. Гордона и др.), за­ щитных рефлексов в виде сгибаний ног при тактильном раз­ дражении подошв, сгибании рук в локтевом и лучезапяст ном суставах при тактильном раздражении ладоней. Зрачки расширены, глазные яблоки периодически совершают плава­ тельные движения или возникает горизонтальный нистагм.

Роговичный, зрачковый, глотательный и кашлевой рефлексы отсутствуют. Обильное потоотделение, кожные покровы гипе ремированы с синюшным оттенком, повышение температуры тела до 38-39 еС. Постепенное повышение артериального дав­ ления, учащение пульса до 160-180 в мин. Дыхание затруднен­ ное, хрипящее, аритмичное, тризм челюстей, отек языка, ги­ перемия и отек слизистых оболочек полости рта и дыхатель­ ных путей, обильное выделение пенистой слизи, нередко с примесью крови и рвотных масс.

Глава Стадии Таблица 8 (продолжение) постасфикси Клиническая симптоматика ч ее кого состо­ яния На фоне повышенного мышечного тонуса наблюдаются разма­ 3. Стадия то- шистые насильственные движения рук и ног, отведение, приве­ нико-клони- дение, сгибание и разгибание их. вращательные движения в лу ческих судо­ чезапястных суставах, вращательные движения туловища. При­ рог и других ступы клонических судорот различной интенсивности — от ло­ гиперкинезов кальных спорадических подергиваний конечностей, усиливаю­ щихся при внешних раздражениях до продолжительных генера­ лизованных судорожных припадков по типу эпилептического ста­ туса. Патологические рефлексы сгибательного типа;

хвататель­ ный рефлекс при штриховом раздражении подошв, рефлекс Рос солимо. Нечленораздельные звуки и крик, стон, гримасы боли при тактильных раздражениях (гиперпатия). К концу периода восстанавливаются глотательный и кашлевой рефлексы, рогович ный рефлекс и реакция зрачков на свет. Тоны сердца усилены, учащены до 180-200 в мин, аритмичны. Артериальное давление повышается до 250/150 мм рт.ст. Дыхание затрудненное с удли­ ненным выдохом, неравномерное по глубине и частоте (судорож­ ное дыхание);

урежение. снижение глубины дыхания и продол­ жительные периоды апноэ во время приступов судорог и резкое П. Оглуше­ 1. Стадия учащение (до 30-40 в мин) в меж приступком периоде. Гиперемия ния, эф- сопора и и одутловатость лица, гипертермия, гипергидроз, обильный диу­ фективно- глубокого рез, макро и микрогематурия, в отдельных случаях маточное и же­ подкорко- оглушения лудочное кровотечение.

вого пси­ Появление признаков восстановления сознания — ориенти­ хомоторно­ ровочная реакция на обращение в виде временного прекраще­ го возбуж­ ния движений, попытки фиксировать взор. Прекращение тони дения ко-клонических судорог. Приступы психомоторного возбужде­ ния по типу аментивно-делириозного состояния — частые из­ менения положения тела, переворачивания вниз лицом, враща­ тельные движения головой, попытки встать. Сгибательно-раз гибательные движения конечностей по типу тройного укороче­ 2. Стадия ния в ногах, автоматизированной жестикуляции в руках. Крат­ легкого ковременные судорожные подергивания конечностей. Патоло­ оглушения и гические рефлексы сгибательного характера. Гиперемия лица.

сонливости гипергидроз, гиперестезия. ЧСС до 120-140 в мин. артериальное давление повышено до 160/100 мм рт.ст Дыхание учащено до 20-25 в мин. Гиперемия и отечность слизистых оболочек век, дыхательных путей. Сухие и влажные хрипы в легких. Затруд­ нение глотания.

Прекращение психомоторного возбуждения, полусонное состоя­ ние, слабое реагирование на окружающее, дезориентация в про­ странстве и окружающей обстановке. Появление способности фикси­ ровать взор при обращении, выполнять простейшие указания (под­ нять руку, открыть рот и др.), словом или жестом отвечать на вопросы о самочувствии. Констатация жажды, жалобы на боли в области шеи и др. Соматически;

слабость, лабильность функции дыхания и сердеч­ но-сосудистой системы — резкая тахикардия, одышка и гипергидроз при движениях. Выражение растерянности и недоумения на лице.

При неврологическом обследовании выявляется мышечная дисто ния, менингеальный синдром — ригидность мышц затылка, симп­ том Кернига, верхний и нижний симптом Брудзинского.

270 Судебно-медицинская экспертиза повешения Таблица 8 (продолжение) Клиническая характеристика постасфиксического состояния после опасной для жизни странгуляционной асфиксии (по Р.А.Якупову) Периоды Стадии постасфикси­ постасфикси­ Клиническая симптоматика ческого ческого состояния состояния Чередование состояния покоя и сонливости с двигатель­ III. Дезориен­ 1. Стадия дез­ ным беспокойством и суетливостью. Дезориентация во вре­ тации и рас­ ориентации мени и месте пребывания, растерянность, неадекватная ре­ стройств па- во времени и акция на окружающее, отсутствие критики к своему состоя­ мяти месте пребы­ нию, неленость поведения, чередование эйфоричности с вания повышенной возбудимость и аффективностью. Ретроград­ ная и антероградная амнезия, конфабуляторные высказыва­ ния (ложные узнавания) — пребывание в стационаре связы­ вают с травмой, различными заболеваниями, перенесенны­ ми ранее, и другими причинами — пострадавшие как бы возвращаются к событиям и состояниям, ранее имевшим ме­ сто в их жизни. Полное отрицание (иногда бурное) факта странгуляции, требование немедленной выписки, злоб­ 2. Стадия рас­ ность и подозрительность, обвинение медицинского персо­ стройства па­ нала в насильной госпитализации.

мяти на теку­ Прекращение конфабуляторных высказываний и явле­ щие события ний дезориентации в месте пребывания и во времени. Вос­ (кратковре­ становление критического отношения к своему состоянию и менной памя­ адекватной реакции на окружающее. Выявляется амнести ти) ческий симптомокомплекс — снижение способности запо­ минания текущих, особенно малозначительных, событий — фиксационная амнезия, легкая тормозимость запоминания различными побочными раздражителями. Границы ретрог­ радной и антероградной амнезии несколько сокращаются — вплоть до периода времени, непосредственно предшество­ вавшего моменту странгуляции и следующего за стадией глубокого оглушения.

Выявляется не грубая, но четко выраженная неврологи­ ческая симптоматика рассеянного характера.

1. Нарушения функций черепно-мозговых нервов — гла зо-двигательных (III, IV, VI пары): анизокория, дефект кон­ вергенции, неравенство реакции зрачков на свет, ограниче­ ние подвижности глазных яблок в стороны, парез взора, го­ ризонтальной нистагм;

лицевого и подъязычного нервов (VII и XII пары): симметрия носогубных складок, опущение угла рта, уклонение языка в сторону, небольшая атрофия полови­ ны языка;

тройничного нерва (V пара): одностороннее или двухстороннее снижение роговичного рефлекса.

II. Пирамидная недостаточность: двухстороннее или пре­ имущественно одностороннее повышение глубоких рефлек­ сов с расширением их рефлексогенных зон, снижение брюшных рефлексов, патологические рефлексы Бабинско го, Якобсона-Ляске и др.

III. Менингеальная симптоматика и нарушения функций мозжечка (задне-черепная симптоматика);

ригидность за­ симптом Брудзинского,неустойчивостьв позеРомберга, тылочных мышц, симптом Кернига, верхний и нижний Глава 13 Периоды Стадии Таблица 8 (продолжение) постасфикис- постасфикси Клиническая симптоматика ческого ческого состояния состояния атаксическая походка, интенционное дрожание, мимопо падание при пальце-носовой пробе.

IV. Нарушение функций периферической нервной сис­ темы по корешковому типу: жалобы на чувство онемения и боли в области шеи. затылка, ушной раковины, плеча и вер­ хней части грудной клетки. Снижение чувствительности в зоне иннервации ушного, большого и малого затылочных нервов, выраженные симптомы натяжения по шейно-плече вому типу: болезненность при пальпации шеи на стороне преимущественного сдавления петлей, болезненность при отведении головы в противоположную сторону и при отведе­ нии плечевого пояса назад.

Примечание: продолжительность периода асфиксической комы составляет в среднем 10 12 ч (от 4 до 24 ч) в зависимости от продолжительности странгуляции, своевременности и адекватности реанимационных мероприятий и интенсивной терапии;

период оглушения и аффективно-подкоркового психомоторного возбуждения длится в среднем 3.5 суток (от 2 до суток);

период дезориентации и расстройств памяти на текущие события (фиксационная ам­ незия) сохраняется неопределенно длительное время (практически постоянно), что ведет к стойкой утрате трудоспособности различной степени.

Особенно внимательным эксперт должен быть при оценке обсуж­ даемых состояний у малолетних детей, которые лишены способно­ сти правильно оценить факт кратковременной утраты сознания и сообщить о нем. При этом множественные точечные кровоизлияния в кожу головы и слизистые оболочки (при исключении фоновых за­ болеваний и состояний, характеризующихся подобными проявлени­ ями) должны рассматриваться как показатель жизнеопасного состо­ яния у ребенка. М. И. Федоров (1967) полагал, что факт появления выраженного судорожного синдрома, сопровождающего бессозна­ тельное состояние, дает основание для квалификации телесных по­ вреждений в качестве тяжких. Безусловно свидетельствующим о расстройстве мозгового кровообращения при асфиксии является комплекс признаков: потеря сознания, объективные неврологиче­ ские симптомы нарушения гемоциркуляции в ЦНС.

Диагностически значимым критерием, свидетельствующим об опасности для жизни перенесенной асфиксии, является коматоз­ ное состояние с резким угнетением стволовых функций, арефлек сией, мышечной атонией и последующим развитием децеребраци онной ригидности, клонико-тонических судорог, патологических ре­ флексов разгибательного и сгибательного типа, расстройствами функций вегетативной нервной системы. Соответствующие характе 272 Судебно-медицинская экспертиза повешения ристики ЭЭГ, ЭКГ, спиромегабалографии представлены в выше­ приведенных таблицах Р. А. Якупова (1990).

При неблагоприятных исходах пострадавшие погибают, как прави­ ло, в стадии арефлексии, резкого угнетения стволовых функций или в стадии децеребрационной ригидности и пирамидной гипертонии.

Наши наблюдения, иллюстрирующие это положение, представле­ ны в разделе 13.7.4.

При выходе потерпевших из коматозного состояния, признаками, достоверно свидетельствующими об имевших место жизнеопасных яв­ лениях, будут: состояние оглушения, перемежающееся приступами психомоторного возбуждения, лабильность деятельности сердца в со­ четании с нарушением функций вегетативной нервной системы, рас­ стройствами КЩС, наличием на ЭЭГ патологической медленной ак­ тивности (дельта- и тета-волн), судорожных потенциалов.

После восстановления сознания симптомами перенесенного по­ страдавшими жизнеугрожающего состояния, являются психотиче­ ские расстройства (в том числе амнезия), нарушения функций че­ репно-мозговых нервов, признаки пирамидного дефицита, мозжеч­ ковые расстройства, менингеальная симптоматика, наличие на ЭЭГ дезорганизованного альфа-ритма и низкоамплитудного бета ритма.

При оценке степени тяжести повреждений у извлеченных из пет­ ли возможно применение и подпункта «т» «Правил»: «... поврежде­ ния, повлекшие за собой шок тяжелой степени». Признаки шока не­ редко отмечаются при поступлении в стационар лиц соответствую­ щей категории.

Помимо поражений ЦНС, описаны значительные клинические и морфологические изменения сердца при постстрангуляционных со­ стояниях (Федоров М. И., 1967;

Якупов Р. А., Жилис Б. Г., 1973;

Dvorak К., Ingrova H., I960, и др.).

По данным Р. А. Якупова (1986), признаками опасных для жиз­ ни расстройств функции сердца на ЭКГ являются синусовая тахи­ кардия, явления перегрузки правой половины сердца на фоне ги­ поксии миокарда. На основании наблюдения 144 человек, находив­ шихся в тяжелом состоянии после сдавления шеи, Р. А. Якупов констатирует, что опасные для жизни явления закономерно наблю­ даются при длительности странгуляции свыше 4 мин.

Следует иметь в виду, что, благодаря рыхлости клетчатки шеи создаются благоприятные условия для возникновения и прогресси рования кровоизлияний и отеков при переломах подъязычной кости Глава 13 и хрящей гортани, что может «отсроченно» привести к сужениям гортани, тяжелым нарушениям дыхания. Грозными осложнениями могут явиться: западение вывихнутых хрящей, что ведет к стенозу, кровотечение при повреждениях слизистой оболочки гортани с уг­ розой гемоаспирации.

Практика судебно-медицинской экспертизы показывает, что постстрангуляционные состояния целесообразно квалифицировать как по опасности для жизни, так и по их исходам. Результатом сдавления шеи может быть утрата функции, как в случае, описан­ ном Л. С. Гапеевой и С. Б. Трахтенберг (1974) с развитием корти­ кальной слепоты у потерпевшего, или наступление полной потери трудоспособности, например, при децеребрации. Наша практика свидетельствует о возможности применения двойного критерия оценки повреждений в качестве тяжких: как по признаку опасности для жизни, так и по исходу в виде полной утраты трудоспособно­ сти. Это позволяет следствию и суду полнее оценить соответствую­ щую ситуацию.

Последствием сдавления шеи может явиться кратковременное или длительное расстройство здоровья, и по этому признаку его обычно относят (при отсутствии опасности для жизни) к разряду менее тяжких или легких телесных повреждений.

Приводим одно из наших наблюдений. Мальчик 11 лет, из­ влечен матерью из мягкой петли на первой минуте повешения, положение тела в петле с касанием пола пальцами стоп. Созна­ ния не терял (по словам ребенка). Тошноты, рвоты не было, обстоятельства подготовки повешения помнит хорошо. При ос­ мотре экспертом на второй день после суицидальной попытки:

общее состояние удовлетворительное, лицо несколько отечное, с единичными мелкоточечными кровоизлияниями в височных областях, на щеках, подбородке. На коже передней поверхно­ сти шеи — незамкнутая слабо вдавленная с мелкоочаговыми осаднениями странгуляционная борозда. Заключение невропа­ толога: резкое оживление сухожильных и периостальных ре­ флексов, анизорефлексия брюшных рефлексов, дистальный гипергидроз. Неврологические нарушения сохранялись в тече­ ние четырех недель лечения в стационаре и поликлинике. В заключении эксперта повреждения оценены как менее тяжкие по признаку длительного расстройства здоровья на срок более 3 недель.

Нередко наблюдается ситуация, когда эксперт констатирует у по­ терпевшего переломы подъязычной кости и (или) хрящей гортани 274 Судебно-медицинская экспертиза повешения Таблица Сроки проявления и исчезновения странгуляционных борозд (по данным судебно-медицинской литературы) Автор Время проявление борозды Время исчезновения борозды Материал петли Материал петли мягкий полуже­ жесткий мягкий полуже­ жесткий сткий сткий Н.Миновичи 26 с 8-11 дн.

— — — (1905) М.И.Федоров 1 мин 1 мин 30-40 с 1-3 дня несколь­ до 1 5 дн (1967) ко дней после чего остается пигмента­ ция или ру­ бец 14 дн.

И.А.Концевич — 3-4 мин — — — (1968) Ю.А.Молин 2-6 мин — — — — — (1980) Э. П.Александров 2-3 мин 7-10 дн.

— — — (1987) без клинических признаков опасности для жизни. Такие поврежде­ ния должны квалифицироваться по исходу и, как правило, в каче­ стве менее тяжких телесных повреждений.

С целью восполнения критериев, приводимых в «Правилах», Глав­ ным судебно-медицинским экспертом Министерства здравоохране­ ния Российской Федерации в 1990 г. выпущено «Методическое пись­ мо», посвященное обоснованию признаков опасности для жизни при механической асфиксии от сдавления шеи. Р. А. Якупов, автор пись­ ма, на основе комплексного исследования основных систем жизне­ обеспечения у 238 пострадавших, предложил таблицу симптоматики, которая является основой для диагностики прерванной асфиксии и Глава 13 определения опасности ее для жизни (табл. 8).

Наш опыт экспертиз лиц, перенесших странгуляционную асфик­ сию, свидетельствует о поверхностном и неполном описании стран гуляционной борозды врачами в историях болезни, амбулаторных картах больного, что отрицательно сказывается на доказательст­ венной ценности таких документов.

Это же касается и недостаточного знания клиницистами соответ­ ствующей симптоматики, неприменения консультаций «узких» спе­ циалистов, что приводит иногда к неправильным диагнозам, неа­ декватному лечению, существенным трудностям в определении сте­ пени тяжести телесных повреждений.

Значительно утяжеляется экспертная оценка, если сдавление шеи сочетается с иной травмой. В практике нашего Бюро имел место случай, когда потерпевший при попытке самоповешения в камере предварительного заключения получил ЧМТ при падении (после обрыва петли) с ударом головы о цементный пол.

Учитывая сложность определения состояния потерпевшего, мы рекомендуем во всех сомнительных случаях проводить обсуждае­ мые экспертизы комиссионно, с участием специалистов соответст­ вующего профиля (невропатолога, отоларинголога, психиатра, оку­ листа и др.). Заключение комиссии экспертов о степени тяжести те­ лесного повреждения должно даваться с учетом комплексной оцен­ ки судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего, его медицинских документов, показаний свидетелей, конкретных об­ стоятельств травмы.

Таким образом, вопрос о тяжести телесных повреждений при постстрангуляционной болезни должен решаться только по сум­ марной оценке данных, полученных при очной экспертизе потер­ певшего, в ходе анализа медицинской документации, результатов консультаций специалистов, лабораторных и инструментальных исследований, целенаправленного изучения уголовного дела.

Определение степени тяжести повреждений может проводиться либо по признаку опасности для жизни в момент причинения, ли­ бо по исходу. По первому из этих критериев такие повреждения квалифицируются как тяжкие при наличии комплекса данных, несомненно свидетельствующих о расстройстве мозгового кровооб­ ращения, либо о выраженных нарушениях функций сердечно-со­ судистой и дыхательной систем, подтвержденных инструменталь­ ными исследованиями (ЭЭГ, ЭКГ и др.).

Экхимозы на коже головы, шеи, слизистых и соединительных 276 Судебно-медицинская экспертиза повешения оболочках, наблюдаемые как после сдавления шеи, так и при иных, не связанных со странгуляцией состояниях, без других показателей расстройства мозгового кровообращения не являются критерием опасности для жизни.

13.7.2. Установление времени проявления и исчезновения странгуляционных борозд В судебно-медицинской литературе имеются немногочислен­ ные публикации, посвященные обсуждаемой в данном разделе про­ блеме. Эти данные сведены нами в табл. 9.

К сожалению, авторы, как правило, ограничивались указанием на роль материала петли, в то время как для времени проявления, характера борозды, ее исчезновения, существенное значение имеют и другие факторы (вид повешения, его темп, возраст и иные осо­ бенности организма потерпевшего).

Следует заметить, что укоренившийся в специальной литературе термин «появление борозды» не очень удачен, так как теоретически появляется она во время контакта шеи с петлей, а «проявиться» может спустя определенный период времени (или не проявиться вообще — например, при широкой петле из мягкого материала).

Поэтому при наличии соответствующего вопроса следствия (дозна­ ния) эксперт должен быть осторожным в формулировке ответа. Целе­ сообразен следственный эксперимент в конкретных условиях повеше­ ния на биоманекене с характеристикой, наиболее приближенной к данным потерпевшего (пол, возраст, рост, масса тела и др.).

Таблица Определение продолжительности странгуляции шеи (по М.И. Федорову, 1965) Продолжительность странгуляции в мин 1 2 3 4 5 6 7 8 Длительность 5-6 10-20 25-30 1.5- 3.5- 7-10 9-15 16-22 1 сут бессознательного мин мин мин 2.5 ч 5 ч ч ч ч и состояния бо­ лее Длительность 1-1.5 3-5 5-10 10-15 15-20 1-1.5 2-3 2-5 5- оглушения ч ч ч ч ч сут сут сут сут Глава 13 13.7.3. Определение продолжительности странгуляции На основании детальных катамнестических исследований, по­ казаний свидетелей и родственников, изучения медицинских доку­ ментов, М. И. Федоровым (1964), с учетом знания момента извле­ чения пострадавшего из петли и времени восстановления сознания, предложен способ вычисления продолжительности странгуляции.

Им рекомендована следующая формула:

Х= УУ1, где X — продолжительность странгуляции в минутах;

Y — длитель­ ность бессознательного состояния в минутах.

Формула достоверно отображает высокую нелинейную корреля­ ционную связь между этими двумя величинами. Если известна про­ должительность повешения, то, легко видоизменив формулу, можно определить предполагаемую длительность утраты сознания.

Формула пригодна для установления длительности странгуля­ ции свыше одной минуты. Не прибегая к вычислениям по форму­ ле, соответствующие определения можно провести с помощью табл. 10.

Если неизвестна величина периода бессознательного состояния или он не наблюдался, длительность странгуляции приблизительно мо­ жет быть определена по другим параметрам (время проявления и ис­ чезновения странгуляционных борозд;

длительность и характер ам­ незии, судорожного синдрома;

изменения сердечно-сосудистой систе­ мы — см. соответствующие разделы данной главы).

При продолжительности сдавления шеи в 8—9 мин максималь­ ная граница потери сознания может быть несколько больше, чем указано в таблице. М. И. Федоров объясняет это небольшим коли­ чеством подобных наблюдений и особенностями развития по стстрангуляционного процесса в этих случаях.

13.7.4. Установление причины смерти В судебно-медицинской литературе последних десятилетий практически отсутствуют работы, посвященные изучению патомор фологии и причины смерти в постстрангуляционном периоде.

За последние пять лет в практике нашего бюро встретилось таких случаев. Условно их удалось разделить на три группы, ха­ рактеризующиеся различной непосредственной причиной смерти.

Приводим примеры, наиболее типичные для каждой группы.

278 Судебно-медицинская экспертиза повешения Наблюдение №1. К., 16 лет, извлечен из веревочной сколь­ зящей петли, в которой находился примерно 5 мин (висение полное), без признаков дыхания и сердцебиения. Врач «Ско­ рой помощи» после восстановления сердечной и дыхательной деятельности доставил К. в стационар, где вскоре и наступила смерть. Диагноз при поступлении: прерванное повешение, де­ кортикация, отек головного мозга. Общее время переживания суицидной попытки — около 20 мин. На вскрытии картина ос­ тро наступившей смерти: мелкоточечные кровоизлияния в конъюнктивы глаз и под эпикард, переполнение правой поло­ вины сердца, жидкое состояние крови, венозное полнокровие внутренних органов. На коже верхней трети шеи — замкнутая осадненная странгуляционная борозда. Ткань плавок соответ­ ственно половым органам обильно опачкана подсохшей спер­ мой.

При микроскопическом исследовании обратило на себя вни­ мание резко выраженное полнокровие сосудов кожи соответст­ венно странгуляционной борозде;

наретическое расширение сосудов мягкой мозговой оболочки и ткани головного мозга (особенно, субэпендимарной зоны) со стазом эритроцитов, слабо выраженный отек мозга;

венозно-капиллярное полно­ кровие миокарда, печени, селезенки, легкого;

свежие кровоиз­ лияния в альвеолах, сочетающиеся с очагами острой эмфиземы и ателектаза, в единичных венулах — лейкостаз. Судебно-ме­ дицинский диагноз включал странгуляционную борозду кожи шеи, общеасфиксические признаки смерти (в том числе эйяку ляцию), асфиксическую кому (по клиническим данным).

Наблюдение №2. С, 36 лет, повесился дома. В петле нахо­ дился около 5 мин. Висение неполное, веревочная скользящая петля. Обнаружен без признаков сердцебиения, дыхания. На месте происшествия «Скорой помощью» проводился закрытый массаж сердца, искусственное дыхание. По восстановлении са­ мостоятельного сердцебиения и дыхательных движений, через 2 ч после суицидной попытки доставлен в стационар. При по­ ступлении состояние тяжелое. Сознание отсутствует. На шее осадненная замкнутая странгуляционная борозда, выше нее циркулярная замкнутая полоса багрово-синюшной окраски шириной до 5 см. Цианоз, на лице и шее мелкоточечные крас­ ные кровоизлияния, «распухший язык вывалился изо рта». На левом предплечье параллельные поверхностные резаные раны длиной 4—5 см в количестве трех, не кровоточат. Болевая чувствительность отсутствует, сухожильные рефлексы не вы­ зываются, АД - 60/40, ЭКГ при поступлении: ЧСС = - 130 в мин, признаки нарушения внутрипредсердной прово Глава димости;

эпизодические фибрилляции желудочков, признаки повреждения миокарда. Температура тела — 37.1°С. Осмотр невропатолога: правый зрачок больше левого с вялой реакцией на свет, плавающие движения глазных яблок, преходящая и «играющая» аиизокория;

сухожильные и периостальные ре­ флексы на конечностях равные, тонус низкий, оболочечные — не вызываются, обильная потливость лица. Заключение: Со­ стояние после повешения, отек головного мозга. Через 16 ч с момента суицидной попытки отмечена остановка сердца. Тем­ пература тела — 39.3'С. Реанимационные мероприятия — без эффекта. Заключительный диагноз: Механическая асфиксия (повешение), острая сердечно-сосудистая недостаточность.

Судебно-медицинский диагноз: Состояние после повешения.

Странгуляционная борозда шеи с выраженной лейкоцитарной реакцией, резким отеком дермы. Отек языка, надгортанника, венозное полнокровие паренхиматозных органов. Выраженный отек головного мозга, легких.

Наблюдение №3. Г., 42 лет, повесился в камере предвари­ тельного заключения, в открытой матерчатой петле, в которой находился 3-4 мин;

висение тела неполное. Доставлен в стаци­ онар через 30 мин. При поступлении состояние тяжелое, в вер­ хней трети шеи четкая мягкая борозда. Без сознания, АД = = 100/80, ЧДД — 30, с участием вспомогательной дыхательной мускулатуры. ЭКГ в приемном отделении: синусовая тахикар­ дия (ЧСС — 1 50 в мин), увеличение нагрузки на правый желу­ дочек, депрессия сегмента STh.ih;

не исключается повреждение в области задней стенки левого желудочка. Выраженная адина­ мия, зрачки узкие, фотореакция сохранена, парез взора влево.

Менингеальные симптомы положительные, глубокие рефлексы оживлены, симптом Бабинского положителен с обеих сторон.

Через 1 ч развилось выраженное моторное возбуждение. Тем­ пература тела 37.5"С. Утром в день смерти температура 38&5°С.

Умер на третий день после поступления. Заключительный ди­ агноз: Состояние после сдавления шеи петлей, острая гипокси ческая и дисциркуляторная энцефалопатия с развитием оте­ ка — набухания головного мозга, отек легких. Судебно-меди­ цинский диагноз: Состояние после сдавления шеи петлей.

Странгуляционная борозда с лейкоцитарной реакцией. Отек набухание головного мозга. Пятна Тардье под плеврой и эпи­ кардом. Формирующаяся мелкоочаговая пневмония.

Наблюдение №4, вместе с предыдущим относящееся к 3-й группе. С, 53 лет, предпринял суицидную попытку. Повеше­ ние полусидя в течение 2-3 мин в широкой матерчатой петле, через 30 мин после случившегося поступил в реанимационное 280 Судебно-медицинская экспертиза повешения отделение. В сознании, жалобы на затруднение дыхания. При осмотре слабость, голос хриплый, резкий, цианоз лица, кис­ тей, стоп. На коше передней поверхности шеи слабо различи­ мая странгуляционная борозда, одежда спереди — со следами рвотных масс. На следующий день состояние тяжелое, темпе­ ратура тела 38.7°С, рентгенологически — картина интерстици ального отека легких. Обратило на себя внимание раннее появ­ ление пролежней — на 3-й день нахождения в стационаре. На 4-й день физикально и рентгенологически диагностирована ле­ восторонняя пневмония. На 5-й день развился ишемический инсульт (локализации очага в бассейне левой средней мозго­ вой артерии) с выраженным правосторонним гемипарезом.

Больной погиб через 4 недели после поступления от двусто­ ронней гнойной пневмонии и кахексии. Судебно-медицинский диагноз соответствует клиническому.

Приведенные выше наблюдения иллюстрируют собой наиболее типичные летальные исходы при постстрангуляционной болезни. В первые десятки минут (единичные часы) после извлечения из пет­ ли смерть обычно наступает от асфиксической комы. Характерной непосредственной причиной смерти через десятки часов (единич­ ные сутки) является острая недостаточность кровообращения, про­ являющаяся отеком легких, головного мозга, застойным полнокро­ вием внутренних органов. Через недели после прерванного суицида наиболее типичным исходом является гипостатическая («централь­ ная») пневмония, влекущая абсцедирование, кахексию. Наблюда­ ются центральные нарушения кровообращения в виде вторичных кровоизлияний в головной мозг.

Установление причины смерти при постстрангуляционной бо­ лезни не всегда является простой задачей. Это связано с много­ образием условий повешения, быстротой и качеством оказания медицинской помощи, использованными методами интенсивной те­ рапии, особенностями организма потерпевшего. Весь этот комп­ лекс сочетающихся факторов формирует различную степень по­ вреждения жизненно важных систем и соответствующую сложную клиническую и морфологическую картину, правильно оценить ко­ торую судебно-медицинский эксперт сможет, лишь проанализиро­ вав все вышеуказанные обстоятельства. Тщательное ознакомление с картой стационарного больного, обмен мнениями с лечащими врачами в процессе вскрытия, обязательный учет данных допол­ нительных методов исследования, в первую очередь, микроскопи­ ческого, в подавляющем большинстве случаев позволяют одно Глава 13 Таблица Непосредственные причины смерти при постстрангуляционной болезни N Орган Патологический процесс Причина смерти Временной период воз­ никновения 1.1 острая постасфик- отек-набухание часы, дни сическая энцефалопа­ головного мозга тия с дисциркулятор- с дислокацией Головной 1 ными явлениями некрозы в зонах жиз­ Дни, мозг (асфиксическая кома) ненно важных центров недели 1.2 стойкая децеребра- те же недели ция 2.1 острая сердечная острый инфаркт дни недостаточность миокарда прогрессирующая дни, сердечно-сосудистая недели 2 Сердце недостаточность 2.2. острая постасфик- внезапная остановка часы сическая миокардиоди- сердца строфия 3.1 Острая двусторон­ острая дыхательная дни няя сливная пневмония недостаточность прогрессирующая недели 3 Легкие легочно-сердечная недостаточность 3.2 Диффузный пневмо- те же месяцы склероз, бронхоэктазы 4.1 Паренхиматозная острая почечная недели 4 Почки, дистрофия с исходом в (печеночная) печень острый некротический недостаточность нефроз, в очаговый некроз печени 5.1 Острые прободные острая постгеморраги­ дни, 5 Желудок, язвы желудка, двенад­ ческая анемия недели кишечник цатиперстной кишки, гнойный перитонит ДНИ, очаговые некрозы тон­ недели кой кишки, с перфора­ цией 282 Судебно-медицинская экспертиза повешения значно сформулировать судебно-медицинский диагноз.

Мы посчитали практически целесообразным представить для удобства использования сведения о непосредственных причинах смерти в виде табл. 11.

Следует подчеркнуть, что при постстрангуляционной болезни по­ ражается весь организм и зачастую трудно выделить наиболее по­ страдавшую систему. По нашим данным, сочетание в клинике двух и более синдромов (например, энцефалопатии и пневмонии), зна­ чительно ускоряло летальный исход.

В любом из обсуждаемых вариантов, формулировку судебно-ме­ дицинского диагноза мы считаем целесообразным начинать с тер­ мина: постстрангуляционная болезнь. После чего, по мере убыва­ ния танатогенетическои значимости, в диагнозе располагаются морфологические признаки. Правомерным, с нашей точки зрения, является включение в диагноз и важных прижизненных симпто­ мов (с обязательным указанием — по клиническим данным).

Примеры построения судебно-медицинского диагноза 1. Постстрангуляционная болезнь: странгуляпионная бороз­ да на левой передне-боковой поверхности верхней трети шеи, косовосходящая спереди назад;

острая постасфиксическая эн­ цефалопатия с дисциркуляторными явлениями (по данным карты стационарного больного и результатам судебно-гистоло гического исследования);

отек-набухание с дислокацией голо­ вного мозга.

Точечные инъекционные ранки на коже внутренней поверх­ ности локтевых суставов.

2. Постстрангуляционная болезнь: мягкая странгуляцион ная борозда на передней поверхности шеи в верхней трети (по клиническим данным);

очаги микромиомаляции кардиомио цитов с очаговой лейкоцитарной инфильтрацией и интерстици альным отеком, зернисто-вакуольная дистрофия печени, оча­ говые дистрофические изменения нейронов (по микроскопиче­ ским данным);

двусторонняя очаговая пневмония с абсцедиро ванием. Отек легких.

Состояние после катетеризации левой подключичной вены.

Глава 14 Глава ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОВЕШЕНИЯ Подавляющее большинство повешений (по данным Ленин­ градского областного БСМЭ за 1983—1992 гг. — 99.5 %) по роду смерти является самоубийством. В главе 1 мы дали краткую исто­ рическую справку об отношении к самоубийству в различные исто­ рические эпохи, прежде всего в морально-этическом аспекте. Нам представилось интересным изучить динамику правовой оценки са­ моубийства и, в частности, самоповешения в нашей стране.

В средневековой России в отличие от других европейских госу­ дарств ни в одном своде законов не шла речь об уголовной наказу­ емости самоубийц или пытавшихся покончить с собой. Такие лица подвергались лишь церковному и общественному осуждению. Поло­ жение изменилось в начале XVIII в.

Морской и Воинский Уставы Петра I (1716) указывали: «ежели кто себя убьет, то мертвое его тело, привязав к лошади, волоча по улицам, за ноги повесить, дабы, смотря на то, другие такого беззакония над собой чинить не отважились». С тех пор Россий­ ские уголовные законы (уложения) вплоть до Октябрьской револю­ ции предусматривали жесткие меры воздействия в отношении суи цидентов. Покушавшихся на самоубийство подвергали штрафам, церковному покаянию, исключали из учебных заведений.

Так, «Уложение о наказаниях уголовных исправительных» Алек­ сандра И (1866) имело следующие статьи:

Ст. 1472: «Лишивший себя жизни с намерением и не в безумии, сумасшествии или временном от каких-либо болезненных припад­ ков беспамятстве, признается не имевшим права делать пред­ смертные распоряжения и потому, как духовное завещание его, так и... изъявленная им воля не приводятся в исполнение и счи 284 Судебно-медицинская экспертиза повешения таются ничтожными. Если самоубийца принадлежал к одному из христианских вероисповеданий, то он лишается христианского погребения».

Ст. 1473: «Изобличенный в покушении лишить себя жизни.., когда исполнение его намерения остановлено посторонними, нем зависящими от него обстоятельствами, предается, если он хри стианин, церковному покаянию по распоряжению своего духовно- I го начальства».

Ст. 1475: «Кто склонит другого к самоубийству, или же через \ доставление средств к тому, или иным каким-либо образом бу- I дет участвовать в совершении им сего преступления, тот заЩ это подвергается наказаниям, определенным за пособие в убий- \ стве, учиненном с обдуманным намерением или умыслом, на осно-щ вании постановленных в ст. 121 сего уложения правил о пособни­ ках в преступлении».

Прогрессивные русские юристы выступали против такой практи­ ки. Так, А. Ф. Кони был противником ограничений, которые, со- гласно законам Российской империи, предусматривались светской и духовной властями при ритуальных обрядах и захоронении само­ убийц. Он категорически протестовал против судебного преследова­ ния покушавшихся на самоубийство.

Первые декреты Советского правительства периода 1917— 1919 гг. содержали нормы ответственности за наиболее опасные преступления контрреволюционного характера.

Интересующие нас сведения появились только в первом Уголов­ ном Кодексе (УК) РСФСР 1922 г., а затем, после приведения его в соответствие с положениями Конституции СССР 1924 г., в основ- f ном, были повторены в УК 1926 г. Нормы этого Кодекса (с изме­ нениями и дополнениями) действовали в течение 35 лет, до 1 ян­ варя 1961 г., когда вступил в силу УК РСФСР 1960 г.

УК РСФСР 1926 г. содержал следующие тексты:

Ст. 141: «Доведение лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением по­ следнего или иным подобным путем, до самоубийства или поку­ шения на него, — лишение свободы на срок до пяти лет.

Содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо неспособного понимать свойство или значе­ ние им совершаемого или руководить своими поступками, если са­ моубийство или покушение на него последовали, — лишение сво­ боды на срок до трех лет».

Глава 14 Часть вторая ст. 153: «... если изнасилование имело своим по­ следствием самоубийство потерпевшего лица.., — лишение свобо­ ды на срок до восьми лет».

В СССР в 1950-х гг. человек, совершивший суицидальную попыт­ ку в местах лишения свободы, получал дополнительный срок за­ ключения — за попытку уклонения от общественно полезного тру­ да (Трегубов Л. 3., Вагин Ю. Р., 1993).

В УК РСФСР 1960 г. ст. 107 «Доведение до самоубийства» изло­ жена в следующей редакции: «Доведение лица, находившегося в материальной или иной зависимости от виновного, до самоубий­ ства или покушения на него путем жестокого обращения с по­ терпевшим или систематического унижения его личного досто­ инства — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет ».

Иных, кроме ст. 107, прямых упоминаний о самоубийстве, офи­ циальный текст Кодекса не содержит.

Наступление смерти как последствие преступных действий явля­ ется квалифицирующим признаком ряда умышленных и неосто­ рожных преступлений. Лишение жизни в таких случаях, естествен­ но, рассматривается как противоправное и служит основанием для увеличения наказания.

В частности, в юридической практике встречаются случаи, когда ответственность за самоубийство потерпевшей от изнасилования, как за особо тяжкое последствие насильственного полового акта, наступает по части четвертой ст. 117 «Изнасилование», предусмат­ ривающей в числе санкций и смертную казнь.

В нашей стране практически не существует прецедентов привлече­ ния к уголовной ответственности медицинского персонала за долж­ ностные нарушения, следствием чего явились самоубийства больных, так как обсуждаемый ныне действующим УК перечень уголовно нака­ зуемых деяний медперсонала не содержит оценку самоубийства как следствия противоправных действий (бездействия) врачей.

В немногочисленных монографиях и диссертационных исследова­ ниях отечественных юристов, посвященных оценке преступных на­ рушений профессиональных обязанностей медицинскими работни­ ками (Бердичевский Ф. Ю., 1970;

Кудряшов В. К., 1981;

Глуш ков В. А., 1987), не содержится обсуждения таких ситуаций. Не упоминается о юридической оценке и в работах судебных медиков, посвященных анализу врачебной практики (Громов А. П., 1974;

Концевич И. А., 1974).

286 Судебно-медицинская экспертиза повешения И. А. Концевич полагает, что случаи суицидов вследствие дейст­ вия медперсонала с медицинской точки зрения следует относить к ятрогениям. К таким ситуациям склонны мнительные люди, паци­ енты с тяжелыми хроническими заболеваниями, приводящими к ас тенизации нервной системы. Автор приводит ряд случаев суицидов вследствие неосторожных высказываний врачей в присутствии па­ циентов, не сообщая, однако, о юридических последствиях.

В то же время в США и Западной Европе не редкими являются судебные иски родственников врачам, по вине которых произошел суицид члена их семьи (Slawson P. F. et al., 1974). При этом, как правило, такие дела решаются в пользу близких умершего.

В связи с этим представляют интерес предложения юристов о вве­ дении в УК отдельной нормы, предусматривающей ответственность за преступно-небрежное нарушение медработником профессиональ­ ных обязанностей, повлекшее тяжкие последствия для жизни и здо­ ровья потерпевшего. С целью усиления охраны здоровья, чести и достоинства, с учетом высокой степени общественной опасности в отдельных случаях неправомерного разглашения врачебной тайны, необходимо внести в УК также специальную норму, предусматри­ вающую ответственность за разглашение врачебной тайны вследст­ вие грубой неосторожности, если это повлекло тяжкие последствия (Глушков В. А., 1987).

В нашей практике имел место следующий случай. Больной К., 56 лет, из-за небрежности медсестры, оставившей на ночь историю болезни в доступном месте, получил возможность уз­ нать свой диагноз — рак желудка. В эту же ночь больной по­ весился в туалете отделения, оставив предсмертную записку.

Прокуратура не нашла достаточных оснований для возбужде­ ния уголовного дела против медсестры.

Нам представляется, что такие ситуации могут разрешаться, при соответствующих условиях, и в рамках Гражданского Кодекса.

Предстоящая реформа отечественного здравоохранения открывает значительные возможности наказания низкоквалифицированных, недобросовестных медицинских работников и иными средствами (лишение профессиональных лицензий, страховые штрафы и т. д.).

Пациенты и сегодня имеют право в случае, если считают, что их здоровью в медицинском учреждении причинен вред, обратиться в суд с требованием возместить ущерб. Об этом сказано в главе «Основ гражданского законодательства». Выплату компенсаций по­ терпевшему (или его родственникам) осуществляет не врач или Глава 14 медсестра, являющиеся непосредственными виновниками ущерба, а учреждение, в котором они работают. Однако данная правовая нор­ ма у нас практически «не работает».

Существующая ныне юридическая оценка самоубийства сложи­ лась в шестидесятые годы, после принятия Основ уголовного зако­ нодательства Союза ССР и союзных республик 2-й сессией Верхов­ ного Совета СССР пятого созыва 25 декабря 1958 г.

«Основы» обязывали органы следствия и дознания возбуждать уголовные дела в каждом случае обнаружения признаков преступ­ ления для установления события правонарушения и лиц, виновных в их совершении.

Генеральным прокурором СССР был издан приказ № 3/61 от 17.08.62 г., которым прокурорам и органам дознания разрешалось не возбуждать уголовные дела в случаях, когда явные признаки преступления отсутствуют, но производить соответствующую про­ курорскую проверку. К такой категории дел были отнесены очевид­ ные самоубийства и покушения на них.

В то же время существует неотмененное Указание заместителя Генерального прокурора СССР № З/н-28 от 7.03.69 г., касающееся возбуждения уголовного дела о самоубийствах граждан: «... при ус­ тановлении фактов насильственной смерти с признаками самоубий­ ства и вытекающими в этом случае, как правило, версиями о воз­ можном доведении до самоубийства, замаскированном убийстве или совершении самоубийства с целью избежать ответственности за ка­ кие-либо преступления, проверка которых возможна путем прове­ дения экспертизы, обыска и других следственных действий, — рас­ сматривать такие данные как достаточные основания для немед­ ленного возбуждения уголовного дела».

В теории уголовного процесса утвердился взгляд, согласно кото­ рому для возбуждения уголовного дела достаточно обоснованного предположения о совершении преступления, достоверного вывода об этом не требуется. В настоящий момент обнаружение признаков самоубийства, по мнению многих юристов, является достаточным основанием для возбуждения уголовного дела (Гордон Э. С, 1991, 1993). Что же касается опасений того, что следователям придется потратить больше времени на расследование дел, завершающихся их прекращением, то это не должно иметь приоритета относительно задачи объективного исследования причин смерти гражданина.

В единичных случаях (3 % на нашем материале) возбуждались и расследовались уголовные дела по ст. 107 УК РСФСР. Все они бы 288 Судебно-медицинская экспертиза повешения ли прекращены, при этом существенную роль в оценке обстоя­ тельств имели объективные доказательства — заключения судебно медицинских экспертов.

Нередко основаниями требовать возбуждения уголовного дела для родственников являлись моменты, «подозрительные на убийст­ во»: повешение с касанием пола (стоя, полусидя), падение тела из самораспустившейся петли с причинением посмертных поврежде­ ний, совершение суицида в камере изолятора временного содержа­ ния и т. д.

Особую ответственность эксперт несет при исследовании трупа самоубийцы, совершившего перед этим какое-либо тяжкое преступ­ ление. Мы неоднократно проводили экспертизу случаев смертель­ ных суицидов повешением после совершения убийств.

Л. М. Бедрин (1967), анализируя задачи судебно-медицинского эксперта при исследовании трупа самоубийцы, указывает, что от­ сутствие постановления с перечнем вопросов налагает на врача осо­ бую ответственность.

Эксперт сам решает, на какие вопросы ему следует ответить, ог­ раничиваясь нередко суждением о причине смерти, наличии этано­ ла. Кроме того, имея отношение на исследование трупа, зачастую не содержащее даже кратких обстоятельств смерти, эксперт может упустить ряд важных дополнительных секционных приемов, не на­ править в полном объеме биоматериал для дополнительных иссле­ дований.

М. И. Авдеев (1963), Л. М. Бедрин (1967) рекомендуют разрабо­ тать типовые вопросы, подлежащие разрешению, для каждого вида самоубийства, что позволит наиболее полно исследовать каждый случай суицида.

В частности, при исследовании трупа умершего в результате по­ вешения экспертом могут быть даны ответы, как нам представля­ ется, на следующие основные вопросы:

1. Какова причина смерти? 2. Когда наступила смерть? 3. Какие телесные повреждения имеются на трупе, механизм и давность их возникновения? 4. Могут ли они свидетельствовать о возможной борьбе и самообороне? 5. Соответствуют ли морфологические при­ знаки странгуляционной борозды особенностям петли, в которой был обнаружен труп? 6. Какими заболеваниями страдал покойный при жизни? 7. Не находился ли он перед смертью в состоянии ал­ когольного опьянения? Не принимал ли лекарственных (наркотиче­ ских) препаратов?

Глава 14 В зависимости от особенностей конкретного случая, могут быть сформулированы и дополнительные вопросы:

I. Возникла странгуляционная борозда на шее при жизни или после наступления смерти? 2. Каковы возможные особенности ору­ дия, которым была сдавлена шея? (при отсутствии петли на месте происшествия). 3. Обусловлено ли было натяжение петли массой тела покойного или посторонней силой? В каком направлении про­ исходило затягивание петли? 4. Как долго находился труп в петле?

5. Причинены ли борозды одной петлей или несколькими (при об­ наружении нескольких странгуляционных борозд на шее)? 6. Мог­ ла ли наступить смерть в том положении, в котором обнаружен труп, нет ли признаков его перемещения? 7. Какова последова­ тельность причинения повреждений, способность к совершению це­ ленаправленных действий после получения конкретных травм?

При исследовании трупов повешенных, помимо странгуляцион ной борозды на шее, часто выявляются различные повреждения.

Установление их характера, времени и механизма важно для след­ ствия.

B.C. Бурданова, В. Ф. Коржевская (1975) изучили большое ко­ личество случаев самоубийств, в том числе путем повешения. На трупах были нередко обнаружены колото-резаные, резаные, рубле­ ные, ушибленные, огнестрельные раны, термические и химические ожоги, ссадины, кровоподтеки, переломы костей. В ряде наблюде­ ний эти повреждения образовались при предшествующих попытках самоубийства, реже — атонально, во время асфиксического судо­ рожного периода;

значительную группу составила посмертная трав матизация во время извлечения из петли, при реанимации, транс­ портировке.

В случаях доведения до самоубийства и наличии на трупе по­ вреждений следователю очень важно решить, наносились при жиз­ ни травмы неоднократно или явились следствием однократного на­ силия.

Ст. 107 УК РСФСР, указывающая на «жестокое обращение» и «унижение личного достоинства», не дает достаточных оснований к тому, чтобы причинение физического насилия можно было бы истол­ ковать как источник «жестокого обращения». Это, в свою очередь, иногда порождает нерешительность следователей и влечет за собой случаи прекращения уголовных дел без достаточных оснований.

Основанием к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 107 УК РСФСР являются достаточные данные, указывающие 290 Судебно-медицинская экспертиза повешения на два элемента состава преступления: на субъект преступления (лицо, от которого погибший в какой-то форме зависел) и на объ­ ективную сторону — наличие жестокого обращения или системати­ ческого унижения личного достоинства.

Следует иметь в виду, что психическое заболевание у потерпев­ шего не исключает уголовной ответственности за доведение до са­ моубийства. Наличие душевной болезни должно рассматриваться в этих случаях как отягчающее обстоятельство в соответствии со ст. 39 УК РСФСР (Бурданова B.C., 1966).

Характер действий потерпевшего при доведении до самоубийства позволяет судить о наличии или отсутствии причинной связи между действиями виновного и самоубийством (Комментарий к УК РСФСР, М., 1980). Доведение до самоубийства, как правило, осуществляется активными действиями виновного в отношении по­ терпевшего, которые состоят в истязаниях, телесных повреждени­ ях, нанесении побоев, издевательствах и т. п.

Для доказательства вины необходимо установление причинной связи между теми действиями, которые могут рассматриваться как «жестокое обращение», и наступившими последствиями (самоубий­ ство). Установление причинной связи невозможно без выяснения мотива самоубийства. Его выявлению в поведении как потерпевше­ го, так и обвиняемого в таких делах помогает анализ характера те­ лесных повреждений на трупах (Бурданова В. С, Коржев ская В. Ф., 1975).

В нашей экспертной практике имел место следующий слу­ чай. Труп гражданки К., 24 лет, был обнаружен в петле у себя дома. При судебно-медицинском исследовании установлен ряд телесных повреждений, кроме странгуляционной борозды на шее, а также состояние беременности. В связи с настоятельны­ ми жалобами матери погибшей было возбуждено уголовное де­ ло по ст. 107 УК РСФСР против мужа гр-ки К. Экспертная ко­ миссия, детально изучив данные протокола осмотра трупа на месте обнаружения, соответствующие фототаблины, результа­ ты вскрытия, аргументированно оценила кровоподтеки на вы­ ступающих частях тела как возникшие в процессе атональных судорог. Уголовное дело было прекращено.

Таким образом, одно из существенных обстоятельств по делам о доведении до самоубийства, а именно наличие причинной связи между травмирующими физическими или психическими факторами и суицидом, в значительной степени устанавливается с помощью судебных экспертиз. При анализе материалов соответствующих дел Глава 14 обратило на себя внимание появление в последние годы посмерт­ ных судебно-психиатрических экспертиз личности погибших, в ходе которых устанавливался психиатрический диагноз заболевания или состояния погибшего (например, маскированной депрессии), оцени­ валась возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Отмечено появление нового вида экспертиз — судебно-психо логических, проводимых комплексно психологами и психиатрами.

В связи с тем, что законодательство не предусматривает ответст­ венности за покушение на самоубийство и тем более за самоубий­ ство, в УПК отсутствуют статьи, регламентирующие цель соответ­ ствующей психиатрической экспертизы. При назначении посмерт­ ных экспертиз по факту смерти лицо, назначившее эти экспертизы, руководствуется ст. 78 УПК РФ.

Основной вопрос, который ставят в посмертных экспертизах та­ кого рода, — выяснение состояния психической деятельности и воз­ можности понимать значение своих действий или руководить ими в тот или иной период, предшествовавший самоубийству. Устанавли­ вается также причина развития психического состояния, предрас­ полагающего к самоубийству, решаются другие вопросы (Гори нов В. В., 1994).

Анализируются самооценка суицидента, его реакция на жизнен­ ные трудности, система ценностей личности, дается оценка его вза­ имоотношений с людьми, особенностей эмоциональной сферы, пове­ дения в конфликтных ситуациях, наличия (отсутствия) физиологи­ ческого аффекта в последние дни и часы жизни, что оказывает су­ щественную помощь следствию в реконструкции события и его при­ чин.

Желающих детально ознакомиться с методикой расследования уголовных дел о доведении до самоубийства, мы отсылаем к дис­ сертационной работе B.C. Бурдановой (1966).

По роду смерти повешение может быть также убийством или не­ счастным случаем. По данным зарубежных исследователей, на до­ лю убийств в общей структуре повешения приходятся десятые доли процента (Bowen D., 1982;

Cooke СТ. et al., 1988;

Vieira D.N. et al., 1988), на долю несчастных случаев — около 1 % (Fiedorczuk Z., 1984).

В практике иногда имеют место факты выявления убийств пове­ шением с последующей симуляцией самоповешения. При этом тру­ пы обычно доставляются в морги при отношении участковых инс­ пекторов как «обычные самоубийцы». Происходит это оттого, что 294 Судебно-медицинская экспертиза повешения деленном положении;

при котором сдавление шеи достигается, в ос­ новном, массой тела, т. е. имеет место повешение. Ответственность должностных лиц при этом наступает по статьям 140 (нарушение правил охраны труда), 172 (халатность), 214 (нарушение правил безопасности горных работ), 215 (нарушение правил при производ­ стве строительных работ) и других, имеющихся в УК РСФСР. Ком­ ментарий к УК подчеркивает, что причинение вследствие халатно­ сти должностных лиц смерти охватывается составом указанных статей и дополнительной квалификации не требует.

В последние годы в практической работе стали встречаться и экс­ пертизы трупов лиц, погибших в результате несчастных случаев при так называемой эротической стимуляции (см. гл. 2).

Таким образом, эволюция юридической оценки повешения проде­ лала в нашей стране длительный путь. Однако, как показывает данный обзор, разрешены далеко не все вопросы, которые могут встретиться в практике. Изложенное требует продолжения совер­ шенствования законоположений, оценивающих обсуждаемые слу­ чаи.

Заключение ЗАКЛЮЧЕНИЕ Эта книга не могла быть не написана. Она родилась, как ре­ бенок, который через определенный срок обязательно появляется на свет.

За почти 25-летний период работы судебным медиком изучение повешения было для меня приоритетным направлением: выполне­ ны более 300 экспертиз трупов, несколько сотен гистологических исследований, проведен большой цикл экспериментов, изучены архивные материалы по этой теме (около 10 тысяч «Актов») Ле­ нинградского областного БСМЭ, по итогам исследований опубли­ ковано 30 научных работ.

Моей целью было предложить судебно-медицинским экспертам написанную на базе последних научных данных и, в то же время, удобную в прикладном отношении монографию. Это и определило структуру книги, построенной, как своеобразный диагностический алгоритм. Мне хотелось убедить читателя, что для проведения экспертизы на современном уровне врач обязан иметь достаточ­ ные профессиональные знания и навыки, четко выполнять мето­ дические рекомендации.

В последнее десятилетие появилась возможность и были сдела­ ны попытки полностью переложить судебно-медицинскую диагно­ стику на компьютер. По нашему мнению, большие надежды в этом плане в ближайшем будущем не оправдаются, так как машина пока не может конкурировать в решении сложнейших многосторонних проблем с головой специалиста. Последнее слово в интерпретации компьютерных данных в приложении к конкрет­ ному судебно-медицинскому заключению на данном этапе 296 Судебно-медицинская экспертиза поношения принадлежит эксперту.

В полной мере сказанное относится и к диагностике повешения.

В судебно-медицинской литературе нам известен опыт примене­ ния статистической программы определения экспертного вывода о причине смерти при повешении (Татаренко В. А., 1990).

С нашей точки зрения, предложенный алгоритм недостоверен, так как построен на узком наборе «классических» признаков («высокое расположение» странгуляционной борозды, ее «незамк­ нутость», редкая встречаемость симптома Амюсса и др.) без учета современных диагностических возможностей и данных о различ­ ных способах повешения, определяющих морфологическую карти­ ну.

В этом заключении по итогам исследований считаем возможным сделать следующие основные выводы.

— Установлена медико-социологическая характеристика лиц, за­ кончивших жизнь повешением;

выявлена роль психических и сома­ тических заболеваний в возникновении суицидальной готовности, определены соответствующие группы риска.

— Составлена классификационная схема орудий странгуляции, охватывающая все разнообразие предметов, используемых для сдавления шеи при повешении.

— Уточнен танатогенез повешения, обусловленный различными способами сдавления шеи.

— Обоснованы новые требования к построению судебно-меди­ цинского диагноза при смерти от странгуляции шеи, предложены конкретные варианты его формулировки.

— Показаны типичные ошибки в диагностике повешения, соот­ ветствующая роль артефактов и аномалий развития.

— Описаны ранее неизвестные комплексы морфологических признаков, характеризующие различные способы повешения.

— Показано, что сочетание комплекса общеасфиксических при­ знаков с видовыми признаками, в том числе со странгуляционной бороздой шеи, характеризует прижизненность повешения.

— Сформулировано понятие о постстрангуляционной болезни, обоснован ее пато- и танатогенез, выявлены наиболее характерные непосредственные причины смерти.

— Предложен алгоритм гистологической диагностики изменений тканей шеи.

— Установлены возможные пути судебно-медицинской реконст­ рукции обстоятельств повешения и показана практическая значи Заключение мость этого направления диагностики.

Таковы краткие итоги авторского решения некоторых актуаль­ ных судебно-медицинских вопросов.

С изданием настоящей книги мы не считаем полностью решен­ ными проблемы танатогенеза и диагностики повешения. Дальней­ шее накопление и научный анализ практического и эксперимен­ тального материала, несомненно, позволит раскрыть остающиеся неясными моменты.

Перспективы судебно-медицинского изучения повешения весьма значительны. Это углубленное познание его патогенеза и морфо­ логии (в частности, рефлекторной смерти в петле);

гистологиче­ ской картины странгуляции, совершенной различными способами;

это и биохимические исследования трупных тканей, в том числе для обоснования прижизненное™ сдавления шеи.

Требуются научные разработки состояний, сопровождающихся комбинированием странгуляционной асфиксии и других видов травмы, в плане установления непосредственной причины смер­ ти.

Известны трудности, которые испытывают эксперты с составле­ нием заключения в случае отсутствия на трупе основного доказа­ тельства повешения — странгуляционной борозды, иногда исчеза­ ющей не только ко времени вскрытия, но и к моменту ОМП.

Основываясь на полученных данных, мы сформулировали по­ нятие о новой нозологической форме, считая, что обьединение клинических и морфологических изменений после прерванного по­ вешения в постстрангуляционную болезнь важно для правильной оценки разнообразных реакций организма, выбора методов реани­ мации, полного статистического учета.

Дальнейшее проведение комплекса исследований в этом плане будет способствовать уточнению механизмов нарушения компенса­ ции функций различных систем, что позволит, в конечном счете, проводить более совершенное лечение потерпевших.

Одним из направлений дальнейшей разработки обсуждаемой про­ блемы может быть и применение многофакторного анализа с целью определения роли каждого состояния и их взаимосвязи в танатоге незе (Автандилов Г. Г., 1980).

Судебно-медицинская реконструкция обстоятельств повешения, иногда совершенно неясных следствию, вполне возможна и долж­ на базироваться на всестороннем анализе данных по рекомендо­ ванным нами направлениям. Требуется дальнейшая разработка 298 Судебно-медицинская экспертиза повешения этой темы — крайне важной и благодарной не только в практи­ ческом отношении.

Полученные данные помогут, с нашей точки зрения, пролить свет и на загадочные обстоятельства многих смертей — Сергея Есенина, Марины Цветаевой...

Впрочем, это материалы уже совсем другой книги.

Литература СПИСОК ОСНОВНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Абрамов С. С. О применении метода непосредственных фотоотпечатков для судеб­ но-медицинских исследований // Судебно-медицинская экспертиза и крими­ налистика на службе следствия: Расширенное совещание судебно-медицин­ ских экспертов Северного Кавказа. — Ставрополь, 1971. — Вып. 6. — С. 102— 104.

Абрамович Г. В. Князья Шуйские и российский трон. — Л., 1991. — 192 с.

Авдеев М. И. Судебно-медицинская экспертиза трупа: Руководство. — М., 1976. — 677 с.

Автандилов Г. Г. Введение в количественную патологическую морфологию. — М.:

Медицина, 1980. — 215 с.

Авцын А. П. Введение в географическую патологию. — М., 1972. — 328 с.

Александров Э. П. Определение характера и степени тяжести телесных поврежде­ ний при постасфиксических состояниях // Актуальные вопросы судебно-ме­ дицинской травматологии. — Л., 1987. — С. 77—84.

Алиев Н. И., Нуритдинов С. Н., Холматов 3. Б. Аномалия щитовидного хря­ ща // Суд.-мед. эксперт. — 1982. — N 2. — С. 54.

Амбрумова А. Г. Суицидальное поведение как объект комплексного изучения // Комплексные исследования в суицидологии. — М., 1986. — С. 7—96.

Амбрумова А. Г. Принципы организации суицидологической службы и перспек­ тивы научных исследований // Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов, VIII: Тезисы докладов. — М., 1988. — Т. 1. — С. 226—228.

Амбрумова А. Не умирать раньше своей смерти // Медицинская газета. — 1993, N 5338, 3 сентября.

Ахунжанов Р. Гистометрия внутримозговых сосудов при смерти от странгуляци онной асфиксии // Суд.-мед. эксперт. — 1978. — N 2. — С. 22—25.

Ахунжанов Р. Стереометрическое исследование внутримозговых сосудов при смерти от странгуляционной асфиксии (повешения): Автореф. дис... канд. мед.

300 Судебно-медицинская экспертиза повешения наук. — М., 1978. — 18 с.

Барсегянц Л. О. Материалы к вопросу о диагностике прижизненных и посмертных странгуляционных борозд // Вопросы судебной медицины: Труды НИИ су­ дебной медицины. — М., 1959. — С. 54—58.

Бастуев Н. В., Филиппенко В. М., Бакиров А. Б. Смерть от сдавления шеи петлей при необычном ее положении // Суд.-мед. эксперт. — 1978.— N 4.— С. 46.

Бачу Г. С. Роль предшествующих заболеваний в происхождении суицидальной смерти // Диагностика давности процессов в объектах судебно-медицинской экспертизы. — Кишинев, 1986.— С. 96—97.

Бедрин Л. М. О задачах судебно-медицинской экспертизы при самоубийствах // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия: Рас­ ширенное совещание судебно-медицинских экспертов Северного Кавказа. — Ставрополь, 1967. — Вып. 5. — С. ?99—201.

Бедрин Л. М., Левин В. Н., Румянцев Я. Я. Материалы к изучению путей микро­ циркуляции в судебно-медицинской практике // Суд-мед. эксперт. — 1973." —~N 3. — С. 3—8.

Бедрин Л. М., Загрядская А. П., Кедров В. С. К статье А. А. Солохина, В.

А. Свешникова, Е. Ю. Дедюевой, А. В. Сахно «Патологоанатомический диаг­ ноз в Заключении (Акте) судебно-медицинского эксперта» // Суд.-мед. экс­ перт. — 1987. — N 2. — С. 49—51.

Бедрин Л. М., Шилин А. В., Белов В. С. и др. Диагностика различных видов смер­ ти по состоянию путей микроциркуляции // Всероссийский съезд судебных медиков, 3-й: Материалы. — Саратов, 1992. — Часть II. — С. 381—384.

Белоногов В. Н. Применение антигипоксантов у больных после суицидной попыт­ ки самоповешения // Там же. — С. 397.

Бердичевский Ф. Ю. Уголовная ответственность медицинского персонала за нару­ шение профессиональных обязанностей. — М., 1970. — 320 с.

Березовский В. А. Напряжение кислорода в тканях животных и человека. — Киев, 1975. — 280 с.

Берзиньш У. Я. О макро- и микроскопическом исследовании сосудов кожи при оп­ ределении прижизненности ее повреждений: Методические указания. — М., 1978. — 6 с.

Бернард В. Г. О значений кристеллеровской пробки при диагностике асфиктиче ской смерти // Сб. научн. работ по судебной медицине и пограничным обла­ стям. — М., 1955. — Вып. 2. — С. 64.

Бойко И. Б., Чугреев С. Н., Цыганов К. М., Аверичев А. А. Смертность от само­ убийств и убийств в судебно-медицинском аспекте (на материале данных по Рязанской области) // Суд.-мед. эксперт. — 1995. — N 3.— С. 23—25.

Бурданова В. С. Расследование уголовных дел, замаскированных инсценировкой самоубийства, и дел о доведении до самоубийства: Автореф. дис... канд. мед.

наук. — Л., 1966. — 17 с.

Бурданова В. С, Коржевская В. Ф. Следственное значение повреждений на трупах лиц, покончивших жизнь самоубийством // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины. — Л., 1975. — Вып. 135. — С. 23.

Буров С. А., Резников Б. Д. Рентгенология в судебной медицине. — Саратов, Литература 1975. — 288 с.

Ван Лир Э., Стикней К. Гипоксия: Пер. с англ. — М., 1967. — 368 с.

Вайнер А., Вайнер Г. Евангелие от палача. — М., 1991. — 512 с.

Варданян Ш. Взаимосвязь гелиометрологических и других факторов с самоубий­ ством в Республике Армения // Medicina Legalis Baltica. — 1993. — N 3—4. — С. 117—120.

Вашетко Р. В., Пронин О. В. Судебно-медицинская и патологоанатомическая ди­ агностика травматического шока: Методические рекомендации. — С.-Петер­ бург, 1992.— 18 с.

Витер В. И. Дифференциально-диагностические критерии, выявляемые в перифе­ рической нервной системе при скоропостижной смерти от ишемической болез­ ни сердца // Современные методы исследования судебно-медицинских объек­ тов. — Рига, 1978. — С. 29—31.

Витер В. И. Патоморфология периферической нервной системы в аспекте судеб­ но-медицинской диагностики. — Ижевск, 1992. — 229 с.

Витер В. И., Пермяков А. В., Мельников Н. И. Микроскопическая диагностика прижизненности странгуляционной борозды // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1994. — Вып. VII. — С. 77—80.

Вылегжанин А. И., Юрченко В. Г. Смерть при эротической стимуляции // Акту­ альные вопросы судебно-медицинской экспертизы: Сб. научн. статей. — Тула, 1991. — С. 44—47.

Войно-Ясенецкий М. В., ТКаботинский Ю. М. Источники ошибок при морфологиче­ ских исследованиях. — Л., 1970. — 320 с.

Вроблевский П. М. О болезненных явлениях, наблюдаемых у оживленных после повешения // Архив криминологии и судебной медицины. — 1926. — Т. 1, N 1.— С. 61—68.

Вроно Е. М. Советская суицидология // Синапс. — 1991. — N 1. — С. 42—46.

Газов Е. Ф. Морфологические изменения легких при некоторых видах механиче­ ской асфиксии: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Л., 1981. — 17 с.

Гамбург А. М. Судебно-медицинская экспертиза механической травмы. — Киев, 1973. — 198 с.

Гапеева Л. С, Трахтенберг С. Б. О происхождении кортикальной слепоты после странгуляции // Суд.-мед. эксперт. — 1974. — N 4. — С. 50.

Гладышев Ю. М. Исследование половых и возрастных особенностей подъязычной кости в судебно-медицинском отношении: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Воронеж, 1961.

Гладышев Ю. М. О возможности судебно-медицинского определения возраста по подъязычной кости // Сб. работ по теории и практике судебной медицины. — Л., 1962. — Вып. 29. — С. 78—87.

Глушков В. А. Ответственность за преступления в области здравоохранения. — Киев, 1987. — 200 с.

Гордон Э.С. Применение судебно-медицинских познаний для выявления причин смерти // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практи­ ки. — Ижевск, 1991. — Вып. 5. — С. 18—23.

302 Судебно-медицинская экспертиза повешения Горинов В. В. Вопросы теории в методологии посмертных судебно-психиатриче ских экспертиз // Суд.-мед. эксперт. — 1994. — N 2. — С. 37—39.

Громбах С. М. Пушкин и медицина его времени. — М., 1989. — 272 с.

Громов А. П. Основы медицинской этики, деонтологии и ответственности вра­ ча. — М., 1974. — 32 с.~ Громов А. П., Маслов А. В. Смерть Есенина — факты и домыслы // Суд.-мед.

эксперт. — 1991. — N 2. — С. 58—60.

Гурвич А. М. Электрическая активность умирающего и оживающего мозга. — Л., 1966. — 216 с.

Дедюева Е. Ю., Серебренников И. М. Несчастные случаи среди детей, окончив­ шиеся летально (по материалам судебно-медицинской экспертизы) // Акту­ альные вопросы судебной медицины. — М., 1990. — С. 95—100.

Декабристы в воспоминаниях современников / Под ред. В. А. Федорова. — М., 1988. — 508 с.

Дембинскас А., Милашюнас Р., Навицкас А. Самоубийства в Литве // Medicina Legalis Baltica. — 1993. — N 3—4. ~— С. 125—128.

Дементьева Н. М., Севрюков В. Т. Анализ случаев смерти от повешения при ал­ когольном опьянении // Актуальные вопросы судебной токсикологии. — М.: Ставрополь, 1974. — С. 34—35.

Дементьева Н. М. Состояние сукцинатдегидрогеназы, кислой и щелочной фосфа тазы в ткани печени и почек при повешении // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы. — Л., 1982.— С. 95—97.

Дементьева Н. М., Мишин Е. С, Севрюков В. Т., Молин Ю. А., Газов Е. Ф. Судеб­ но-медицинские аспекты острых гипоксических состояний // Актуальные воп­ росы судебной медицины и патологической анатомии. — Таллинн, 1982.— С. 92—95.

Дементьева Н. М. К вопросу о механической асфиксии // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины: Материалы научно-практич. конф. — Л., 1986.— С. 75—76.

Десятое В. П., Тетерин А. П., Суздальский О. В. О прижизненное™ странгуляци онной борозды II Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1972. — Вып. 2 — С. 115—117.

Десятое В. П., Суздальский О. В. Изменения в головном мозге после самоповеше­ ния // Суд.-мед. эксперт. — 1973. — N 3. — С. 53—54.

Дойчинов Й., Симеонов С. Ренгенографско изеледване на хиоидно-ларингеалния комплекс при обесване // Съдебна медицина и криминалистика. — 1982. — N 1. — С. 15—17.

Докторов А. А., Денисоз-Никольский Ю. И. Об участии передней продольной связки позвоночника в морфогенезе остеофитов при деформирующем спонди лезе // Архив патологии. — 1993. — N 6. — С. 61—65.

Дынина Р. Ф. Кровоизлияния в лимфатические узлы при смерти от повешения как диагностический признак // Сб. трудов кафедры судебной медицины I Ленин­ градского мед. ин-та. — Л., 1955. — С. 68—73.

Дынкина И. 3., Обрубов В. К., Серватинский Г. Л. Фотодокументация при прове Лите рату pa дении судебно-медицинской экспертизы трупа;

Методическое пособие для вра­ чей-курсантов. — Л., 1971. — 21 с.

Есипова И. К. Патологическая анатомия легких. — М., 1976. — 183 с.

Житков В. С. Гистологическое исследование языка для определения прижизненно сти прикуса // Суд.-мед. эксперт. — 1978. — N 3. — С. 50—51.

Забусов Ю. Г., Ширяк А. М. К диагностике прижизненное™ странгуляции // Суд.-мед. эксперт. — 1982. — N 3. — С. 52—53.

Зелигман С. Б. Возрастные изменения и половые особенности крупных хрящей гортани человека: Рентгеноанатомическое исследование // Суд-мед. экс­ перт. — 1959. — N 2. — С. 6—16.

Зингерман В. Г., Наседкин А. Н. Повреждения гортани и трахеи. — М., 1991. — 240 с.

Зубков В. Л. К вопросу об очаговом отеке кожи и образовании пузырей в области странгуляционной борозды // Вопросы судебной травматологии. — Киев, 1966. — С. 181 — 183.

Ильин А. С. Три случая «ретроградной» амнезии у оживленных повесившихся // Судебно-медицинская экспертиза. — М.;

Л., 1931. — Кн. 15. — С. 44—48.

Калиновская А. П. О смерти и фазах умирания при странгуляции петлей // Расш.

конф. Ленинградского отд. ВНОСМ и К., 9-я: Материалы. — Л., 1955. — С. 132.

Калитиевский П. Ф. Макроскопическая дифференциальная диагностика патологи­ ческих процессов. — М., 1987. — 400 с.

Капустин А. В., Павлов Н. П. К диагностике смерти от рефлекторной остановки сердца // Суд.-мед. эксперт. — 1987. — N 3. — С. 10—12.

Карагин Б. А., Левина Н. Н. Динамика изменений в системе кровообращения при странгуляционной асфиксии // Всесоюзный съезд судебных медиков, 1 -й: Те­ зисы докладов. — Ставрополь, 1976. — С. 333—334.

Карлов О. А. О некоторых трудностях, возникающих при оказании психиат­ рической помощи лицам, совершающим суицидальные действия // Суд. мед. эксперт. — 1994. — N 3. — С. 35—37.

Кассиль В. Л. Искусственная вентиляция легких как метод ликвидации острой дыхательной недостаточности при терминальных состояниях // Вестн. АМН СССР. — 1974. — N 10. — С. 32—35.

Касьянов М. И. Очерки судебно-медицинской гистологии. — М., 1954. — 212 с.

Качаев А. К., Попов П. М. Клинические особенности больных алкоголизмом с су­ ицидальными тенденциями // Суд.-мед. эксперт. — 1973. — N 4. — С. 47— 50.

Качина Н. Н. Содержание гликированного гемоглобина в трупе как доказательство уровня прижизненной гликемии // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск;

М., 1993. — Вып. IV. — С. 197—200.

Квитницкий-Рыжов Ю. Н. Современное учение об отеке и набухании головного мозга. — Киев, 1988. — 200 с.

Кинле А. Ф., Уткина Т. М. Морфологические изменения аденогипофиза при смер­ ти от странгуляционной асфиксии // Всероссийский съезд судебных медиков, 304 Судебно-медицинская экспертиза повешения 3-й: Материалы. — Саратов, 1992. — Часть II. — С. 314—317.

Китаев Ю. М. Очаговый отек кожи в области странгуляционной борозды // Суд мед, эксперт. — 1964. — N 2. — С. 47—48.

Кишиневский А. Н., Мазур М. А., Гольдфельд 3. И., Платонов Г. Г. Автоматизи­ рованные системы управления в профилактике суицидов, совершаемых душев­ нобольными // Съезд судебных медиков Латвийской ССР, 1-й: Тезисы докла­ дов. — Рига, 1985. — С. 407—408.

Кноблох Э. Медицинская криминалистика. — 2-е изд. — Прага, 1960. — 420 с.

Коган Л. И. Исследование самоубийств комбинированными способами // Совре­ менные методы исследования судебно-медицинских объектов. — Рига, 1978. — С. 56—60.

Кодин В. А. Судебно-медицинская характеристика переломов подъязычной кости и щитовидного хряща при некоторых видах внешнего насилия. — Владимир, 1974. — 106 с.

Кодин В. А. О кровоизлияниях в слизистую полости рта при странгуляционной механической асфиксии // Всесоюзный съезд судебных медиков, 1-й;

Тезисы докладов. — Ставрополь, 1976. — С. 363—364.

Кодин В. А. Случай разрыва аорты при повешении // Труды судебно-медицин­ ских экспертов Узбекистана — Ташкент, 1976. — Вып. 4. — С. 91—92.

Козлов В. В., Краюшкин А. И. Отсутствие выраженных постстрангуляционных расстройств у спасенного при самоповешении // Вопросы судебной медици­ ны. — Саратов, 1969. — Вып. 4. — С. 208—211.

Козлов В. В. Судебно-медицинское определение тяжести телесных поврежде­ ний. — Саратов, 1976.— 254 с.

Колпащиков Е. Г. К вопросу о значении жировой эмболии в генезе быстрой смерти от повреждений длинных трубчатых костей // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. — Горький, 1978. — Вып. 7. — С. 93—96.

Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине: Перев. с чешек.— Прага, 1983. — 218 с.

Концевич И. А. Судебно-медицинская диагностика странгуляций.— Киев, 1~968. — 156 с.

Концевич И. А. Судебно-медицинские аспекты врачебной практики. — Киев, 1~974. — 128 с.

Концевич И. А., Михайличенко Б. В., Радловская 3. Т. Количественное определе­ ние содержания свободного гистамина в прижизненно травмированной коже // Диагностика давности процессов в объектах судебно-медицинской экспертизы.

— Кишинев, 1986. — С. 61— 62.

Корнеевский М. Е. Генезис смерти при повешении в свете современных танатоло­ гических воззрений: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Пермь, 1946.

Королько Л. Ф. К оценке обшеасфиксических признаков при смерти от повешения с учетом различных положений петли (экспериментальные наблюдения) // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины. — Л., 1975. — С. 34.

Королько Л.Ф. Морфологические изменения головного мозга и легких при нару Литература шении гемодинамики и гипоксических состояниях организма // Всесоюзный съезд судебных медиков, 1-й: Тезисы докладов. — Ставрополь, 1976. — С. 354—355.

Королько Л. Ф. Распределение гликогена в печени при повешении с различным положением петли (экспериментальные наблюдения) // Судебная экспертиза:

Сб. проблемных научн. работ по судебной экспертизе. — Л., 1977. — Вып. V. — С. 55—56.

Королько Л. ф., Павлов Б. Л., Крыжановская И. В. Морфологические признаки повешения // Там же. — С. 56—58.

Красналиев И. И. Сопиално-хигиенни аспекти на самоубийствата в Русенски окръг: Автореф. дис... канд. мед. науки. — Варна, 1978. — 29 с.

Крат А. И. Использование феномена малокровной селезенки как диагностического признака в судебно-медицинской практике // Сб. научн. статей Винницкого гос. мед. ин-та. — Винница, 1957. — Вып. 3. — С. 42—49.

Краттер Ю. Руководство судебной медицины (для врачей и студентов): Пер. с нем.— М., 1926.

Круть М. И. Свертывающая и фибринолитическая активность трупной крови в су­ дебно-медицинском отношении: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Л., 1979. — 22 с.

Кудиярова Г. М., Джараспаева Р. М., Джарбусынова Б. Б. Суицид среди подрост­ ков // Проблемы судебно-медицинской экспертизы: Сб. научн. работ. — Ал­ ма-Ата, 1991. — Вып. 9. — С. 330—331.

Кудряшов В. К. Расследование преступных нарушений профессиональных обязан­ ностей медицинских работников: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Л., 1981. — 21 с.

Кузнецов В. И. Комплексные реанимационные мероприятия при странгуляцион ной асфиксии: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Воронеж, 1976. — 28 с.

Кулагин В. К. Патологическая физиология травмы и шока. — Л., 1978. — 296 с.

Кустанович С. Д. Судебно-медицинская трасология. — М., 1975. — 168 с.

Лаврин А. П. Хроники Харока: Энциклопедия смерти. — М., 1993. — 511 с.

Лазарева Н. Н. Состояние путей микроциркуляции крови внутреннего, среднего и наружного уха при смерти от повешения (экспериментально-морфологическое и экспертное исследование): Автореф. дис... канд. мед. наук. — М., 1977. — 23 с.

Лапшин В. Н., Бидерман Ф. М., Кирилюк И. Г. Оказание экстренной помощи при механической асфиксии на догоспитальном этапе // Вестн. хир. — 1985. — N 2. — С. 118—119.

Лапшин В. Н., Яковлев В. Н. Обезболивание при тяжелой травме в условиях рабо­ ты реанимационной бригады // Клиника и патогенез раннего периода травма­ тической болезни. — Л., 1986. — С. 99—102.

Лившиц А. М., Ахмеджанов М. Ю. Современные функции диагноза — детерми­ нанты его структуры и информативности // Арх. пат. — 1992. — N 8. — С.

37—40.

Линденбратен Л. Д. Методика чтения рентгеновских снимков. — Л., 1969. — 306 Судебно-медицинская экспертиза повешения 362 с.

Лисицын А. Ф. Необходим ли судебно-медицинский диагноз? // Суд.-мед. экс­ перт. — 1988. — N4. — С. 43—44.

Лиходий С. С. Мембранные фосфолипидные механизмы постреанимационных со­ стояний // Нарушения гомеостаза при экстремальных и терминальных состо­ яниях. — Новосибирск, 1981. — С. 5—12.

Лопатин Ю. Л., Фурман М. А. Значение аномалий развития щитовидного хряща для практики судебно-медицинской экспертизы // Суд.-мед. эксперт. — 1992. — N 3. — С. 10—11.

Лубеев А. Г. Кровоизлияния в слизистую оболочку среднего уха при утоплении, повешении, удавлении петлей // Вопросы судебной медицины: Сб. работ су­ дебных медиков г.Ленинграда. — Л., 1977. — Вып. 1. — С. 125—127.

Лысый В. И. О локализации посмертных повреждений костей черепа от действия отрицательных температур в зависимости от области первичного промерзания головы // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. — Горький, 1978. — С. 17—19.

Малова М. Н. Эмфизема легких. — М., 1975. — 88 с.

Марченко Н. П., Марченко Н. Н. Дифференциальная диагностика различных ви­ дов смерти с помощью лабораторных методов исследования (современное со­ стояние и перспективы развития) // Вопросы судебно-медицинской танатоло­ гии. — Харьков, 1983. — С. 108—112.

Мастеров В. Ф. Экспертное значение наложений на ладонях при самоповешении // Суд.-мед. эксперт. — 1972. — N 1. — С. 19—21.

Матузов И. Ф. К вопросу об изменениях в сосудах щитовидной и подчелюстной желез при повешении // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия: Расш. совещание судебно-медицинских экспертов Север­ ного Кавказа. — Ставрополь, 1967. — Вып. 5. — С. 382—383.

Медведев И. И. Основы патологоанатомической техники. — 3-е изд. — М., 1969. — 288 с.

Меркулов Г. А. Курс патологогистологической техники. — 5-е изд. — Л., 1969. — 424 с.

Минчев А. Морфологические изменения легких как признаки жизни до повеше­ ния // Мед.-биол. пробл. — 1984. — N 12. — С. 182—185.

Митяева Н. А. Материалы к вопросу о морфологической диагностике прижизнен­ ных и посмертных странгуляционных борозд // Труды гос. научн.-исслед. ин та судебной медицины. — М., 1949. — С. 85—88.

Митяева Н. А. К вопросу морфологической диагностики прижизненных и посмер­ тных странгуляционных борозд // Сб. научн. работ по судебной медицине и пограничным областям. — М., 1955. — N 2. — С. 59—64.

Митяева Н. А., Герсамия Г. К. Микроскопическая диагностика различных форм механической асфиксии по состоянию гемодинамики // Суд.-мед. эксперт. — 1994. — N 4. — С. 14—17.

Мишин Е. С. К вопросу о выявлении повреждений интимы общих сонных артерий при странгуляции // Актуальные вопросы судебной медицины. — Л., 1970. — С. 123—125. " > Литература Мишин Е. С. Прижизненное течение странгуляционной асфиксии при разных по­ ложения петли: Экспериментальные исследования: Автореф. дис... канд. мед.

наук. — Л., 1975. — 22 с.

Мишин Е. С Коваль В. А. Метод снятия наложения с петель в целях установле­ ния орудия травмы // Лабораторная диагностика на службе судебной медици­ ны. — Харьков, 1985. — С. 80—82.

Мишин Е. С. Методика исследования трупа в случаях смерти от странгуляцион­ ной асфиксии // Суд.-мед. эксперт. — 1988. — N 1. — С. 46—47.

Мишин Е. С, Покровская Л. А. Системная гемодинамика при механической ас­ фиксии от закрытия рта и носа // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1991. — Вып. V. — С. 203—205.

Мишин Е. С. Установление орудия травмы при смерти от сдавления шеи // Ак­ туальные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Тула, 1991. — С. 118—122.

Мишин Е. С. Особенности повреждений хиоидео-ларинго-трахеального комплекса и методы их обнаружения при удавлении петлей // Всероссийский съезд су­ дебных медиков, 3-й: Материалы. — Саратов, 1992. — Часть II. — С. 320— 323.

Мишин ЕС. Следственный эксперимент в случаях смерти от сдавления шеи // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины. — С.-Петербург, 1995. — С. 19—22.

Михайличенко Ю. П. Анизокория при повешении // Судебно-медицинская экс­ пертиза и криминалистика на службе следствия: Расширенное совещание су­ дебно-медицинских экспертов Северного Кавказа. — Ставрополь, 1965. — Вып. 4. — С. 239—243.

Молин Ю. А. Некоторые особенности странгуляционной борозды при повеше­ нии // Научн.-практ. конф., посвященная 60-летию ВОСр, 3-я: Материалы. — Л., 1977. — С. 36—37.

Молин Ю. А. О проведении осмотра места происшествия и экспертизы трупа в случаях смерти от странгуляционной асфиксии (повешения) // Судебная экс­ пертиза: Сб. проблемных научн. работ по судебной экспертизе. — Л., 1977. — Вып. V. — С. 41—43.

Молин Ю. А. К вопросу о классификации механической асфиксии // Там же. — С. 43—46.

Молин Ю. А. Особенности механизма повреждений от сдавления шеи при различ­ ных условиях // Там же. — С. 46—48.

Молин Ю. А. Продолжительность умирания от странгуляционной асфиксии при различных условиях полного повешения // Новое в ранней диагностике пато­ логии человека: Труды ЛСГМИ. — Л., 1977. — Т. 115. — С. 75.

Молин Ю. А. К оценке некоторых видовых признаков странгуляционной асфиксии при различных условиях полного повешения // Там же. — С. 75.

Молин Ю. А. Судебно-медицинская экспертиза трупов лиц, погибших в результате повешения: Методические рекомендации для судебно-медицинских экспер­ тов. — Л., 1978. — 18 с.

Молин Ю. А. Общеасфиксические признаки смерти при различных условиях пол 308 Судебно-медицинская экспертиза повешения ного повешения // Современные методы исследования судебно-медицинских аспектов. — Рига, 1978. — С. 80—82.

Молин Ю. А. Продолжительность умирания от странгуляционной асфиксии в пет­ лях из различных материалов // Там же. — С. 82—84.

Молин Ю. А. Особенности развития странгуляционной асфиксии при различных способах полного повешения: Автореф. дис... канд. медн. наук.— Л., 1980. — 20 с.

Молин Ю. А. Особенности развития странгуляционной асфиксии при различных способах полного повешения // Суд.-мед. эксперт. — 1981. — N 3. — С. 16— 19.

Молин Ю. А. Случай комбинированной странгуляционной асфиксии // Актуаль­ ные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы. — Л., 1982. — С. 106—107.

Молин Ю. А. О судебно-медицинской классификации повреждающих предметов при странгуляционной асфиксии // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины. — Л., 1986 — С. 77—79.

Молин Ю. А. Некоторые источники ошибок в диагностике странгуляционной ас­ фиксии // Там же. — С. 81—82.

Молин Ю.А. Судебно-медицинская экспертиза трупов лиц, погибших в результате повешения: Письмо Главного судебно-медицинского эксперта МЗ РФ N 979/01-04. — М., 1990. — 20 с.

Молин Ю. А. К вопросу о дифференциальной диагностике повешения с полным и неполным висением тела // Судебная медицина и экология. — Л., 1991. — С.

66—68.

Молин Ю. А. Опыт катамнестического исследования погибших в результате пове­ шения // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экс­ пертизы. — Л., 1982. — С. 30—39.

Молин Ю. А. Типичные дефекты в судебно-медицинском исследовании повеше­ ния // Там же. — С. 39—42.

Молин Ю. А. О судебно-медицинском диагнозе в случаях смерти от странгуляци­ онной асфиксии // Medicina Legalis Baltica. — 1993. — N 3—4. — С. 110—112.

Молин Ю. А., Витер В. И. Повешение // Судебно-медицинская экспертиза меха­ нической асфиксии: Руководство. — С.-Петербург;

Ижевск, 1993. — С. 16— 71.

Молин Ю. А., Мельникова А. П. Алгоритмы описания странгуляционной борозды при судебно-гистологическом исследовании // Лабораторные методы исследо­ вания в судебной медицине и задачи судебно-медицинской науки и практики по их совершенствованию: Всероссийский пленум судебных медиков, VIII: Ма­ териалы. — Ижевск, 1994. — С. 66—67.

Молин Ю. А. К вопросу о постстрангуляционной болезни // Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины. — С.-Петербург, 1995. — С. 9—12.

Молин Ю. А. Определение непосредственной причины смерти при постстрангуля­ ционной болезни // Там же. — С. 12—15.

Молин Ю. А., Сидорова В. П., Сафрай А. Е., Мельникова А. П. Судебно-гистоло гическая диагностика в случаях смерти от повешения // Там же. — С. 22—25.

Литература Монастырская Б. И. Патогенез и морфологическая картина пневмоний в свете экс­ периментальных данных. — Л., Медгиз. — 1959. — 200 с.

Монтень М. Опыты. — М.: Голос, 1992. — 90 с.

Москаленко Л. М. Материалы к судебно-медицинской диагностике прижизненно сти странгуляционных борозд: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Л., 1966. — 14 с.

Муханов А. И. Характеристика кровоизлияний в поджелудочной железе при пове­ шении // Сб. научн. статей Винницкого гос. мед.ин-та. — Винница, 1957. — Вып.З. — С. 22—29.

Муханов А. И. Диагноз при судебно-медицинских исследованиях // Суд-мед.

эксперт. — 1988. — N 3. — С. 53—54.

Мухин Н. Г. Исследование узлов и петель в случаях смерти от странгуляиионнои асфиксии // Всесоюзн. научн. конф. судебных медиков, 5-я: Материалы. — М., 1969. — Т. I. — С. 367 —370.

Мухин Н. Г. Узлы и петли (справочно-методическое пособие для экспертов, су­ дей, следователей и оперативных работников). — Л., 1976. — 98 с.

Науменко В. Г., Митяева Н. А. Судебно-медицинское значение некоторых особен­ ностей органного кровообращения // Суд-мед. эксперт. — 1977. — N 1. — С. 34-39.

Неговский В. А., Гурвич А. М., Золотокрылина Е. С. Постреанимационная бо­ лезнь. — М., 1987. — 480 с.

Незнамов Н. Г. Осложнения лекарственной терапии агрессивных расстройств по­ ведения у психических больных // Актуальные проблемы судебно-медицин­ ской токсикологии. — Л., 1991. — С. 17—19.

Неотложные состояния и экстренная медицинская помощь / Авруцкий Г. Я., Ба лаболкин М. И, Баркаган 3. С. и др. — М., 1989. — 604 с.

Носов А. Г. Морфология спинного мозга, спинномозговых ганглиев, узлов трой­ ничного, блуждающего нервов и солнечного сплетения при странгуляции шеи // Вопросы теории и практики судебной медицины: Труды ЛенГИДУВа.

— Л., 1969. — Вып. 69. — С. 156—160.

Носов А. Г. Изменения центральной и периферической нервной системы человека при различного вида смертельной механической асфиксии: Автореф. дис...

докт. мед. наук. — Л., 1972. — 28 с.

Орлов Р. С. Мембранные механизмы гладких мышц сосудов в условиях острой ги­ поксии // Регуляция кровообращения в скелетных мышцах. — Рига, 1980. — С. 105—112.

Осипов А. И., Музеник Ю. К., Симанин Г. В., Юшкова Г. И. К оценке отека лег­ ких при смерти от отравления алкоголем и ишемической болезни сердца // Суд.-мед. эксперт. — 1981. — N 1. — С. 28—31.

Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство для врачей / Под ред. проф.

А. А. Матышева. — Л., 1989. — 264 с.

Основы реаниматологии / Под ред. В. А. Неговского. — 3-е изд., перераб. и доп. — Ташкент, 1977. — 590 с.

Павлов П. С. Редкий случай атипичного расположения петли при самоповеше 310 Судебно-медицинская экспертиза повешения нии // Суд.-мед. эксперт. — 1976. — N 3. — С. 47—48.

Пермяков А. В. Новые морфологические данные по диагностике прижизненности странгуляций // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на служ­ бе следствия: Расш. совещание судебно-медицинских экспертов Северного Кавказа: Тезисы докладов. — Ставрополь, 1971. — Вып. 6. — С. 344—348.

Пермяков А. В. Комплексное исследование периферической нервной системы при повешении (для целей судебно-медицинской лабораторной практики) // Со­ временные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1972. — Вып. 2. — С. 109—114.

Пермяков А. В. Изменения в гортанной части глотки при странгуляционной ас фиксии // Там же. — С. 117—120.

Пермяков Н. К. Осложнения реанимации и интенсивной терапии: Методические рекомендации. — М., 1980. — 48 с.

Пермяков Н. К., Хучуа А. В., Туманский В. А. Постреанимационная энцефалопа­ тия. — М.: Медицина, 1986. — 240 с.

Пермяков Н. К. Патология реанимации и интенсивной терапии // Общая патоло­ гия человека: Руководство для врачей. — 2-е изд. — М., 1990. — Т. 1. — С. 395—422.

Петленко В. П., Струков А. И., Хмельницкий О. К. Детерминизм и теория причин­ ности в патологии. — М., 1978. — 260 с.

Петнюнас В. А., Киселюс С. И. Характеристика случаев самоубийства через по­ вешение по данным Вильнюсского отделения республиканского Бюро судебно медицинской экспертизы МЗ Литовской ССР // Внедрение в практику новых методов судебной медицины и криминалистики. — Каунас, 1987. — С. 74-75.

Петраков Б. Д. Психическая заболеваемость в некоторых странах в XX веке (со­ циально-гигиеническое исследование). — М., 1972. — 120 с.

Петров В. Е., Сашко С. Ю. К методике физико-технического исследования стран­ гуляционной борозды // Актуальные вопросы теории и практики судебно-ме­ дицинской экспертизы. — Л., 1982. — С. 105—106.

Печерникова Т. П., Смирнова Т. А., Васиков С. А. Судебно-психиатрическая оценка психических нарушений у больных сахарным диабетом // Суд.-мед.

эксперт. — 1990. — N 4. — С. 41—44.

Печерникова Т. П., Морозова Н. Б. Клиника и судебно-психиатрическая оценка психогенных состояний у несовершеннолетних потерпевших // Суд.-мед. экс­ перт. — 1991. — N 1. — С. 42—44.

Плаксин В. О., Мышанская О. В. Судебно-медицинская оценка прижизненности возникновения странгуляционной борозды // Всероссийский съезд судебных медиков, 3-й: Материалы. — Саратов, 1992. — Часть II. — С. 310—312.

Плевинскис П. В. Дополнительные признаки странгуляционной асфиксии // Суд. мед. эксперт. — 1992. — N 3. — С. 26—28.

Повреждения верхних шейных позвонков и их лечение: Методические рекоменда­ ции. — Новосибирск, 1979. — 31 с.

Попов В. Л. Судебная медицина. — Л., 1985. — 314 с.

Попов В. Л. Судебно-медицинская казуистика. — Л., 1991. — 304 с.

Литература Попов С. И. Исследование крови из артерий и вен сердца при некоторых острых гипоксических состояниях // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики: Научн.-практ. конф.: Тезисы докладов. — Чебоксары;

Горь­ кий, 1980. — С. 56—58.

Поркшеян О. X., Обрубов В. К. Судебно-медицинская оценка состояния трупной крови (к морфологической дифференциальной диагностике посмертных сверт­ ков крови и тромбов, тромбоэмболов): Учебное пособие для врачей-курсантов.

— Л., 1982. — 25 с.

Поторочин А. И. Повреждения на трупах, извлеченных из петли // Актуальные вопросы судебной медицины. — Л., 1970. — Вып. 3. — С. 125—128.

Пурдяев Ю. С Алисиевич В. И. О танатогенезе при необычном расположении петли в случае самоповешения // Суд.-мед. эксперт. — 1990. — N 4. — С. 55—57.

Пушин Л. Н. О конкуренции причин смерти при электротравме и механической асфиксии. — Ижевск, 1972. — Вып. 2. — С. 126—128.

Раданов Ст., Тошков 3. Анализ на структурата на насильственната смърт в Ре публика България за периода 1989—1990 г. // Първи нац. Конгрес по съдебна медицина и криминалистика в България. — София, 1991. — С. 33—34.

Радушкевич В. П., Косоногов Л. Ф., Кузнецов В. И. Клиника и реанимация ас фиксических, судорожных и делириозных состояний // Реанимация в клинике неотложной терапии и травматологии. — М., 1970. — N 4. — С. 122—124.

Ромодановский П. О., Беляева Е. В., Тикунов В. В. Анализ морфологических про­ явлений механической асфиксии в зависимости от некоторых условий повеше­ ния // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск;

М., 1993. — Вып. VI. — С. 189—192.

Ростошинский Э. Н. К вопросу установления прижизненного повешения // Суд. мед. эксперт. — 1977. — N 2. — С. 56—57.

Салалыкин В. И., Арутюнов А. И. Гипоксия головного мозга. — М., 1978. — 296 с.

Самойлов М. О. Реакция нейронов мозга на гипоксию. — Л., 1985. — 190 с.

Сапожников Ю. С. К особенностям странгуляционных борозд при механической асфиксии // Сб. научн. статей. — Винница, 1957. — Вып. 3. — С. 11—17.

Сапожников Ю. С. Криминалистика в судебной медицине. — Киев, 1970. 268 с.

Сапожникова М. А. Морфология закрытой травмы груди и живота. — М., 1988. — 160 с.

Сафар П. Сердечно-легочная и церебральная реанимация: Пер. с англ. — М., 1984. — 256 с.

Сафронов В. А. К вопросу об удавлении петлей и симуляции повешения // Сб.

научн.работ кафедры судебной медицины Ленинградского педиатрического мед. ин-та. — Л., 1958. — С. 122—129.

Севрюков ВТ. Изменения некоторых функций организма при полном повешении на фоне алкогольной интоксикации: Экспериментальные исследования: Авто реф. дис... канд. мед. наук. — Л., 1976. — 24 с.

Севрюков В. Т. К вопросу о судорогах при полном повешении животных в состо 312 Судебно-медицинская экспертиза повешения янии острой и хронической алкогольной интоксикации // Судебная эксперти­ за: Сб. проблемных научн. работ по судебной экспертизе. — Л., 1977. — Вып. 5. — С. 53—54.

Семененко Л. А. Экспертное установление инсценировки самоповешения // Суд. мед. эксперт. — 1983. — N 1. — С. 54—55.

Серов В. В., Лапиш К. Морфологическая диагностика заболеваний печени. — М., 1989. — 336 с.

Синельников Р. Д. Атлас анатомии человека. — М., 1978. — Т. 1—3.

Скворцов Ф. Ф. К вопросу о дифференциальной диагностике смерти от острой сердечно-сосудистой недостаточности и механической асфиксии // Судебно медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия: Расш. сове­ щание судебномедицинских экспертов Северного Кавказа, 4-е: Тезисы докла­ дов. — Ставрополь, 1971. — Вып. 6.— С. 54—56.

Смольков В. Т. Анализ опасных действий, направленных против собственной лич­ ности (Научно-практические рекомендации: Медико-социологическое иссле­ дование). — Усть-Каменогорск, 1981. — 74 с.

Солохин А. А. К вопросу от отсутствии ретроградной амнезии у лица, оживлен­ ного после повешения // Вопросы судебно-медицинской экспертизы. — М., 1977. — Вып. V.— С. 69—72.

Соколов Е. Я. О переломах шейного отдела позвоночника при самоповешении // Суд.-мед. эксперт. — 1963. — N 4. — Сб.

Сперанский B.C. Основы медицинской краниологии. — М., 1988. — 288 с.

Старович 3. Судебная сексология: Пер. с польск. — М., 1991. — 336 с.

Судебно-медицинская экспертиза трупа: Учебно-методическое пособие / Под ред.

проф. А. А. Матышева. — Л., 1986. — 76 с.

Судебно-медицинское исследование трупа: Руководство / Под ред. А. П. Громо­ ва, А. В. Капустина. — М., 1991. — 320 с.

Суздальский О. В. Переломы подъязычной кости и хрящей гортани при механи­ ческой асфиксии // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1972. — Вып. 2. — С 120—121.

Суздальский О. В., Русина Г. И. Признаки асфиксии на трупе при типичном и атипичном положении петли на шее // Там же. — С. 121—123.

Султанов Р. М. К судебно-медицинской диагностике смерти от повешения // Су­ дебно-медицинские записки. — Кишинев, 1977. — С. 104—105.

Сульженко В. М., Мишин Е. С. Изменение некоторых функций организма и про­ должительность умирания при полном и неполном повешении // Судебная экс­ пертиза: Сб. проблемных научн. работ по судебной экспертизе. — Л., 1977. — Вып. V. — С. 51—53.

Татаренко В. А. Статистико-вероятностный метод определения степени достовер­ ности экспертных выводов // Суд.-мед. эксперт. — 1990. — N 2. — С. 47—48.

Тереховко Ф. К. К вопросу о самоубийствах в С.-Петербурге за 20-летний период (1881—1909). — Санкт-Петербург, 1909.

Толстолуцкий В. Ю., Витер В. И., Жвакин А. Г. Гистологические методы установ­ ления прижизненное™ странгуляции // Современные вопросы судебной меди Литература цины и экспертной практики. — Ижевск, 1994. — Вып. VII. — С. 80—84.

Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства: Руковод­ ство для врачей. — М., 1986. — 384 с.

Трегубов 3. Л., Вагин Ю. Р. Эстетика самоубийства. — Пермь, 1993. — 268 с.

Туманский В. А. Патологическая анатомия и патогенез изменений головного мозга при интенсивной терапии и реанимации коматозных состояний: Автореф.

дис... докт. мед. наук. — М., 1985. — 33 с.

Тунина Э. Л. Квалификация степени тяжести телесных повреждений при сдавле нии органов шеи руками или петлей // Совещание судебно-медицинских экс­ пертов Украины, Ш-е: Сессия УНОСМ и К: Тезисы докладов. — Киев, 1953.

— С. 33—34.

Тюлькин Е. П., Витер В. И. Медико-социальный анализ насильственной смерти по Удмуртской АССР // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1989.— Вып. IV. — С. 184—186.

Уайльд О. Баллада Редингской тюрьмы // Библиотека всемирной литературы, т. 118. — М., 1976. — С. 34—52.

Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. — М., 1987. — 304 с.

Ушакова Л. И., Молин Ю. А., Самойлова Т. М. О работе биохимической лабора­ тории бюро судебно-медицинской экспертизы // Суд.-мед. эксперт. — 1991. — N 2. — С. 50—52.

Федоров М. И. К вопросу о непосредственной причине смерти при повешении: Ав­ тореф. дис... канд. мед. наук. —М., 1954. — 18 с.

Федоров М. И. Судебно-медицинское и клиническое значение постасфиксиче­ ских состояний: Автореф. дис... докт. мед. наук. — Казань, 1965. — 20 с.

Федоров М. И. Судебно-медицинское и клиническое значение постасфиксических состояний. — Казань, 1967. — 312 с.

Фурман М. А. К вопросу о механизмах повреждений подъязычной кости // Воп­ росы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. — Горький, 1978. — Вып. 7. — С. 23—25.

Харди И. Врач, сестра, больной: Психология работы с больными: Пер. с вен герск.— Будапешт, 1981.— 286 с.

Хирш X. Восстановление электрокардиограммы и время возможного оживления го­ ловного мозга поле полного и неполного прекращения церебрального кровооб­ ращения // Современные проблемы реанимации: к 70-летию со дня рождения В. А. Неговского. — М., 1980. — С. 49—54.

Хохлов В. Д. Особенности повреждений подъязычной кости и хрящей гортани при повешении в зависимости от локализации и положения петли на шее // Акту­ альные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы. — С.­ Петербург, 1992. — С. 46—50.

Хохлов В. Д. Судебно-медицинская оценка повреждений подъязычной кости, гор­ тани и трахеи при сдавлении шеи: Автореф. дис... канд. мед. наук. — С.-Пе­ тербург, 1994. — 20 с.

Христова Т. Самоубийствата в предстарческа и старческа возраст // Първи нац.

314 Судебно-медицинская экспертиза повешения Конгрес по съдебна медицина и криминалистика в България. — София, 1991. — С. 85.

Хрущелевски Э., Шперль-Зейфридова Г. Секция трупов плодов и новорожденных:

Пер. с польск. — М., 1962.

Худяков А. В. Суицидальные действия больных шизофренией: Многофакторное эпидемиологическое исследование: Автореф. дис... канд. мед. наук. — М., 1985. — 19 с.

Пелибаев Б. А. Психиатрическое исследование лиц, совершивших суицидальную попытку // Суд.-мед. эксперт. — 1966. — N I. — С. 30—34.

Пепла А. Роль судебно-медицинского эксперта при предупреждении само­ убийств // Medicina Legalis Baltica. — 1993.— N 3—4. — С. 128—131.

Цивильно В. С. Основные гистологические методики окраски центральной нервной системы: Методические рекомендации. — М., 1978. — 36 с.

Пипковская Л. И., Пипковский В. П. К оценке следов удавления руками и стран гуляционных борозд у живых лиц при судебно-медицинском амбулаторном приеме // Сб. научн. статей. — Винница, 1957. — Вып. 3. — С. 18—21.

Чвалун А. В. Лабораторная диагностика острого расстройства мозгового кровооб­ ращения при сдавлении шеи петлей // Вопросы судебно-медицинской экспер­ тизы и криминалистики. — Горький, 1974. — Вып. 5. — С. 288—289.

Чвалун А. В. Лабораторная диагностика прижизненных сдавлении шеи петлей // Всесоюзный съезд судебных медиков, 1-й: Тезисы докладов. — Ставрополь, 1976. — С. 131—132" Чернобай В. А. Анализ летальных исходов при травмах // Ортопед, и травма тол. — 1980. — N 8. —С. 50—53.

Шагылыджов К. Ш., Наубатов Т. X., Билкун В. В. Особенности диагностики дав­ ности наступления смерти по динамике развития поствитальных реакций и ранних трупных изменений в условиях жаркой аридной зоны: Методические рекомендации. — Ашхабад, 1988. — 16 с.

Шадымов А. Б. Необычная причина смерти при самоповешении // Суд-мед. экс­ перт. — 1989. — N 2. — С. 52—53.

Шершевский А. Л. Использование уровня глюкозы и молочной кислоты в крови головного мозга и туловища, как теста прижизненное™ странгуляции // Воп­ росы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики: Расш. научно практ. конф. судебных медиков Горьковской обл., 3-я: Тезисы. — Горький, 1981. — С. 43—44.

Шостакович Б. В., Ушакова И. М., Потапова С. А. Клинические варианты сексу­ ального садизма // Суд.-мед. эксперт. — 1994. — N 3. — С. 33—35.

Шпунт М. А., Савельева К. С Белокуров В. Н., Лавренков М. Д. О лечении су­ дорожных и асфиктических состояний в условиях реанимационного отделе­ ния // Реанимация в клинике неотложной терапии и травматологии. — М., 1970. — N 4. —~С. 126—127.

Шумаков В. М., Пуховский М. Н. Сравнительное эпидемиологическое исследова­ ние больных шизофренией, совершивших суицидальные попытки и обществен­ но опасные деяния // Суд.-мед. эксперт. — N 3. — С. 48—52.

Щербак В. А. Исследование шлеммового канала при странгуляции // Труды су Литература дебно-медицинских экспертов Украины. — Киев, 1965. — С. 77.

Щербак В. А. Значение гистологического исследования глаз при странгуляции // Вопросы судебной травматологии. — Киев, 1969. — С. 101—103.

Щербак В. А. Исследование глазниц при странгуляции // Там же. — С. 104—107.

Эдварде Ф. Странные люди: Пер. с англ. — Л., 1991. — 191 с.

Якупов Р. А. К вопросу об общих признаках механической асфиксии // Совре­ менные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Ижевск, 1972. — Вып. 2. — С. 123—126.

Якупов Р. А. Варианты восстановления электрической активности головного мозга у лиц, перенесших механическую асфиксию // Вопросы теории и практики судебной медицины. — Казань, 1973. — С. 125—129.

Якупов Р. А., Жилис Б. Г. Клиническое и судебно-медицинское значение показа­ телей ЭКГ в раннем постстрангуляционном периоде // Там же. — С. 134— 138.

Якупов Р. А. Электроэнцефалографическая характеристика судорог при асфиксии // Там же. — С. 139—143.

Якупов Р. А. Оценка тяжести расстройств функций некоторых органов и систем в результате странгуляции шеи // Суд.-мед. эксперт. — 1986. — N 3. — С. 16— 20.

Якупов Р. А. Судебно-медицинская оценка нарушений дыхания и функций сер­ дечно-сосудистой системы после странгуляции шеи // Суд.-мед. эксперт. — 1986. — N 4. — С. 25—29.

Якупов Р. А. Судебно-медицинское обоснование критериев опасности для жизни при механической асфиксии от сдавления шеи: Письмо Главного судебно-ме­ дицинского эксперта МЗ РСФСР от 27.08.90 N 2064/01-04. — М., 1990. — 21 с.

Angenmeyer М. С, Robra В.-P., Wagner P. Suizid in der Bundesrepublik Deutschland 1952—1981 // Munch, med. Wschr. — 1985. —Bd. 127, N 8. —S. 153—155.

Batten P. J., Hicks L. J. The use of mental status in death certification of suicide // Araer. J. foren. Med. pathol. — 1988. — Vol. 9, N 3. — P. 203—206.

Baron P. Mechanisme de la mort dans la pendasion. These. — Paris, 1893.

Bowen D. Hanging: A review // Forensic Sci. Jnt. — 1982. — Vol. 20, N 3. — P. 247—249.

Byard R. W., Bramwell N. H. Autoerotic death in females: An underdiagnosed syn­ drome? // Amer. J. forensic Med. pathol. — 1988. — Vol. 9, N 3. — P. 252—254.

Carlson R. W., Schaeffer R. C, Freund U., French W. Acute respiratory failure in the critically ill: «Shock lung» // Critical core medicine manual / Eds. M. H. Weil, P.

L. Dalus. — New York: Springer-Verlag. — 1978. — P. 35—42.

Catrix G., Berder N.. Jery N.. Do J.-P. Interet des lesions vasculaires carotidiennes dans les asphyxies mecaniques par pendaison et strangutaion // J. Med. legale. — 1984.

- Vol. 27, N 1. — P. 97—103.

Clark M., Kerr F. Unusual hanging deaths // J. Forensic Sci. — 1986. — Vol. 31, N 2. — P. 747—755.

Copeland A. R. Suicide while at work: The 7 year metro dade county experience from 316 Судебно-медицинская экспертиза повешения 1977 — 1983 // News letter. — 1985. — N 8. — P. 14—22.

Cooke С. Т., Gadden G., Hilton J. M. Unusual hanging deaths // Amer. J. foren. Med.

patfiol. — 1988. — Vol. 9, N 4. — P. 277—282.

Cromplon M. R. Frontocranial suspension on unusual form of hanging // Med. Sci.

Law. — 1986. — Vol. 26, N 3. — P. 203—206.

Diekstra R. F. W. Suicide and the attempted suicide: an international perspective // Acta psychiatr. Scand. — 1989. — Vol. 80, N 354. P. 1—24.

Dietz G. Gerichtliche Medizin fur Juristen, Kriminalisten, Studierende der Rechtswis senschaften und Medizin. — Leipzig, 1963.

Fiedorczuk Z. Samobojstwa zlozone w przypadkach powieszenia // Arch. Med. Sadow.

i Kriminol. — 1983. — Vol. 33, N I. — S. 53—57.

Fiedorczuk Z. Analiza przypadkow smierce wskutek samobojczego powieszenia // Arch. Med. Sadow. i Kriminol. — 1983. — Vol. 33, N 3—4. — S. 201—210.

Fiedorczuk Z. Trzy przypadkowe powieszenia // Arch. Med. Sadow. i Kriminol. — 1983. — Vol. 34, N2. — S. 143—146.

Frank K., Wihsgott E. Ober Aspirationbefunde beim Erhangen // Kriminalistik und Forensische Wissenschaften. — 1971. — Heft 4. — S. 219—221.

Frost R., Hanzlick R. Deaths in custody. Atlanta City jail and Fulton County jail, 1974—1985 // Amer. J. foren. Med. pathol. — 1988. — Vol. 9, N 3. — P. 207— 211.

Funao Т., Sawagushi A. Experimental studies of the causes of rapid death compression of the neck // Forensic Science. — 1976. — Vol. 7, N 3. — P. 12—18.

Griffiths A. W. Correlates of suicidal history in male prisoners // Med. Sci. Law. — 1990. — Vol. 30, N 3. — P. 217—218."

Gross A., Kunz J., Kosun J. Analiza przyczyn i czestosci zgonow naglych i gwaltownych na terenie wojewodztwa Krakowskiego w latach 1977—1986 (na podstawie materi alu Zakladu Medycyny Sadowej AM w Krakowie) // Arch. Med. Sadow. Kry minol.— 1988. — T. 38, N 4. — S. 205—209.

Grosz K. Cerebral Lahmung nach Halskompression (Strangulation) // Wiener. Klin.

Wschr., — 1923. — Bd. 19. — S. 345—347.

Haberda A. Tod durch Erhangen als unbeabsich tiger Ausgang eines Scherzes // D. Z. f. ger. Med. — 1930. — Bd. 14, N 5. — S. 238.

Harsanyi L., Foldes V., Jozsa L. Hypophysis elvaltozas akasztaskar // Morph. es Orv.

szemle. — 1973. — Vol. 13, N 2. — P. 137—140.

Hulman G. Pathologenesis of nontraumatic fat embolism // Lancet. — 1988. — Vol. 1, N 8599. — P. 1366—1367.

Imami R., Kemal M. Vacuum cleaner use in autoerotic death // Amer. J. foren. Med.

pathol. — 1988. — Vol. 9, N 3. — P. 246—248.

Iamamoto I. Statistical studies on suicides in Shiga prefecture during the 15-year period, 1974 to 1988 // Nippon Hoigaku Zaschi. — 1990. — Vol. 44, N 2. — P. 190— 198.

Kessel N. Self-poisoning // Brit. Med. J. — 1965.— Vol. 5473, N 2. — P. 1265—1270.

Klepel H., Parnitzke С Elektroencephaloghaphische Untersuchungen nach Strangula­ tion // Psychiatr. Neurol, medic. Psychol. — Leipzig, 1975. — N 3. — S. 147 — Литература 154.

Komura S., Fujimura К. Heart rate and fatal course in rabbits asphyxiated by respira­ tory arrest // Tohoku J. Exp. Med. — 1974. — Vol. 114, N 3. — P. 273—275.

Leoney J. Suicide by adolescents // Texas Med. — 1985. — Vol. 81, N 8. — P. 45— 49.

Lester D. Mortality from suicide in follow-up studies of psychiatric patients // Percept.

and Mot. Skills. — 1990. — Vol. 71, N 1. — P. 230.

Lester D. Tattoos, eye color and method for suicide // Activ. nerv. super. — 1986.— Vol. 28, N 3. — P. 239—240.

Loubser J. D. Ophang as oorsaak van dood, die post mortem diagnose // S. A. J. Con tin. Med. Educ. — 1986. — Vol. 4, N 12. — P. 45—48.

Malavaud S., Rouge D., Malavaud В., Alingrin D., Bras M., Arbus L. Le suicide chez les personnes agees de l'agglomferation toulousaine: Principales caracteristiques fepidemiologigues // Rev. geriatr. — 1989. — T. 14, N 1. — P. 25—27.

Marcinkowski Т., Krzymanska M., Przybylski Z. Petecchie emorragishe sulla superficie anteriore delle cartilagini intervertbrali come segno di morte per impiccamento // Zacchia, — 1972. — T. 47, N 2. — P. 260—266.

Maxeiner H., Dietz W. Anleitung fur eine vollstandige Kehlkopfpraparation // Z.

Rechtsmed. — 1986. — Bd. 96, N 1, — S. 11 —16.

Maxeiner H. Posticusblutungen beim akuten Koronartod // Pathologe. —1987. — Bd. 8, N 4. — S. 221—226.

Miller J. Intracranial pressure and damage. — Berlin, 1986.

Miiller E., Simon A., Weidhase R. Impulsphotometrische Messungen der DNS dermalen Zellen in vitalen und postmortalen Strangmarken // Kriminalistik und forensische Wissenschaften. — 1981. — Bd. 44. — S. 53—55.

Ormenyi L, Kerdo J. Vizsgalatok az ongyilkossagok meteorologiai osszefiiggeseiroi // Morphologiai es Igazsagugyi Orvosi Szemle. — 1972. — N 10. — P. 4.

Poison C. I., Yee D. I., Knight B. The Essentials of Forensic Medicine. — 4th ed. — London, 1985.

Ponsold A. Erstickung // D. Z. f. ger. Med. — 1961. — Bd. 51, N 3. — S. 333.

Ponsold A. Lehrbuch der gerichtlichen Medicin — Stuttgart, 1967.

Raekallio J. Die Altersbestimmung mechanisch bedingter Hautwunden mit enzymhisto chemischen Methoden. — Liibeck, 1965.

Raekallio J. Enzyme Histohemistry of Wound Healing. — Stuttgart, 1970.

Reimann W. Erfahrungen mit einer modifizierten Freischen Faserprobe // Z. Recht­ smed. — 1972. — Bd. 70, N 4. — S. 210—213.

Reimann W., Procop 0. Vademecum Gerichtsmedizin fur Mediziner, Kriminalisten und Juristen, — Berlin, 1973.

Ronge F. Le suicide par pendasion. A propos de 146 cas identifies а Г institut de medi­ cine legale de Lyon // J. med. leg. Droit med. — 1984. — T. 27, N 1. — P. 91 — 95.

Rosenblum S. The adolescent sexual asphyxia syndrome // J. Amer. Acad, of Child Psychiatry. — 1979. — Vol. 18, N 3. — P. 446—558.

Sawaguchi A., Kotani J., Funao T. Effects of asphyxia on thyroid function // Jap. J.

318 Судебно-медицинская экспертиза повешения leg. Med. — 1988. — Vol. 42, N 3. — P. 331—339.

Schwarzacher W. Beitrage zum Mechanismus des Erhanungstodes // Deutsche Zeit schrift fur die gesamte gerichtliche Medizin. — 1928. — Bd. 11, N 4. — S. 145— 153.

Sigrist Th., Germann U. Totung durch Ersticken — ja oder nein? // Z. Rechtsmed. — 1989. — Bd. 102, N 8. — S. 549—557.

Simon A. Vitale Reactionen in Bereich der Lendenwirbelsaule beim Erhangen // Wiss.

Z. Martin-Luther Univ. — Halle — Wittenberg, 1968. — Bd. 17, N 4. — S. 591 — 597.

Soubrier J. P. La prevention pratique du suicide // Bull. Soc. Sci. med. Luxembourg. — 1971. — Vol. 108. — P. 227, 249—253.

Sung-ook В., Uku J. M. Ligature strangulation of a women during sadomasochistic sexual activity // Amer. J. foren. Med. Pathol. — 1988. — Vol. 9, N 3. — P. 249—251.

Tomaszewska Z., Pitera A., Zawora J., Ladowski S. Ocena kliniczna przypadkow ura towanych smierci z powieszenia // Arch. Med. Sadow. Kriminol. — 1984. — Vol. 34., N 2. — P. 133—137.

Vieira D. N.. Pinto A. E., Sa F. O. Homicidal hanging // Amer. J. foren. Med.

Pathol. — 1988. — Vol. 9, N 4. — P. 282—289.

Vock R., Miiller V. Macro- und microskopische Befunde an Strangmarken bei Spattodesfallen durch Erhangen // Z. Rechtsmed. — Bd. 99. — S. 211—218.

Weimann W., Procop O. Bildatlas der Gerichtlichen Medizin. — Berlin: Volk und Ges., 1963.

Wold C.J., Litman K.E. Suicide after contact with a suicide prevention center // Arch.

Gen. Psychiatry. — 1973. — Vol. 28. — P. 735—739.

Wright F., Stanley L. Oxygen toxicity in man // New Engl. J. med. — 1970. — Vol. 283, N 27. — P. 1473—1478.

и ПРИЛОЖЕНИЯ 320 Судебно-медицинская экспертиза повешения Приложение АЛГОРИТМИЗАЦИЯ ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ КОЖИ ИЗ ОБЛАСТИ СГРАНГУЛЯИИОННОИ БОРОЗДЫ Основные элементы алгоритма (норма) Странгуляционная бороада 1. Эпидермис 1.1. Имеются наложения на поверхности эпи­ 1.1. Наложения на поверхности эпидермиса дермиса отсутствуют 1.1.1. Наложения эритроцитов 1.1.2. Наложения инородных частиц 2.1. Роговой слой эпидермиса 2.1.1. Роговой слой частично отслоен 2.1.1. Роговой слой сохранен 2.1.2. Роговой слой полностью отслоен, от­ сутствует 2.1.3. Роговой слой истончен 2.2. Клеточные слои эпителия 2.2.1. Ширина слоев 2.2.1. Ширина слоев 2.2.1.1. Слои истончены 2.2.1.1. Слои широкие 2.2.2.1. Клетки эпителия уплощены, сдавле­ 2.2-2.1. Лежат свободно ны, плотно прилежат 2.2-2.2. Расположены вертикально 2.2.2.2. Клетки эпителия располагаются па­ 2.2.3. Ядра клеток эпителия раллельно поверхности кожи 2.2.3.1. Нормохромны 2.2.3. Ядра клеток эпителия 2.2.3.2. Округлой формы 2.2.3.1. Гиперхромны, пикноморфны 2.2.4. Расположение клеточных слоев эпи­ 2.2.3.2. Имеют палочковидную форму дермиса равномерное 2.2.4. Расположение клеточных слоев эпи­ дермиса 2.2.4.1. Формирование промежуточного вали­ ка 3. Дерма 2.2.4.1.1. Древовидный валик 3.1. Сосочковый слой дермы сохранен 2.2.4.1.2- Валик в виде шипа 3.2. Сетчатый слой дермы 2.2.4.1.3. Валик в виде бугра 3.2.1. Волокна сетчатого слоя оксифильны 3.1. Сосочки дермы сглажены 3.2.2. Границы волокон четкие 3.2- Сетчатый слой дермы 3.2.3. Волокна окрашены равномерно 3.2-1. Волокна сетчатого слоя базофильны 3.2.4. Волокна располагаются свободно 3.2-2. Границы волокон неразличимы, во­ 3.2.5, Сосуды дермы умеренного кровена­ локна гомогенизированы полнения 3.2.3. Выражена очаговая метахромазия воло­ 3.2.6. Придатки кожи кон, местами волокна фрагментированы 3.2.6.1. Строение сохранено 3.2.6-2. Ядра клеток сохраняют свою окра­3.2.4. Волокна плотно прилежат друг к другу 3.2.5. Сосуды дермы резко малокровны, ску и форму сдавлены, имеют вид узких тяжей 3.2.6. Придатки кожи 3.2.6.1. Придатки кожи деформированы, сдавлены 3.2.6-2. Ядра клеток придатков кожи истон­ чены, вытянуты, имеют палочковидную форму Приложение 4. Подкожно-жировая клетчатка 4.1. Сосуды подкожно-жировой клетчатки 4.1. Сосуды клетчатки умеренного кровена­ полнокровны. Выражено краевое состояние полнения лейкоцитов 4.2. Кровоизлияний нет 4-2. Встречаются кровоизлияния 4.3. Отека тканей нет 4.3. Выражен отек ткани 4.4. Лейкоциты в толще тканей не выявля­ 4.4. Имеются периваскулярные скопления ются лейкоцитов и инфильтрация клетчатки лей­ 5. Нервные стволы кожи коцитами 5.1. Нервные стволы кожи четко контуриро 5.1. Некоторые нервные стволы кожи набух­ ваны шие, нейрофибриллы разволокнены, с нали­ 5.2. Миелиновые оболочки нервных стволов чием вакуолей сохранены, непрерывны, четкие 5.2. Миелиновые оболочки отечны, вакуоли зированы, спонгиозны. Некоторые волокна 6. Мышечный слой шеи находятся в состоянии фрагментации и рас­ 6.1. Мышечные волокна имеют оксифиль пада ную окраску 6.1. Саркоплазма мышечных волокон на от­ 6.2. Границы волокон четкие дельных участках базофильна 6.3. Ядра волокон четкие, имеют округлую и 6.2. Границы волокон неразличимы, волок­ овальную форму на уплотнены, сближены 6.4. Волокна ровные 6.3. Ядра волокон уплощены, несколько ги 6.5. Сосуды межуточной ткани умеренного перхромны кровонаполнения 6.4. Волокна извитые, местами истончены.

6.6. Кровоизлияний нет Сарколемма имеет колбообразные вздутия 6.7. Реактивные явления не выражены 6.5. Сосуды межуточной ткани спавшиеся 6.6. В межуточной ткани имеются очаги скоплений свободно лежащих эритроцитов 6.7. Могут быть выражены реактивные явле­ 7. Кожа на всем протяжении без изменений ния 6.7.1. Отек ткани 6.7.2. Скопления лейкоцитов вокруг сосудов и в межуточной ткани 7. Кожа на границе с зоной странгуляции:

7.1. Эпидермис сохранен 7.2. Дерма без изменений: сосочки сохране­ ны, волокна контурированы, сосуды уме­ ренного кровонаполнения 322 Судебно-медицинская экспертиза повешения Приложение ОБРАЗЕЦ примерного описания морфологических изменений кожи при наличии «мягкой странг уляционной борозды» (окраска гематоксилином-эозином) Многослойный плоский эпителий покрыт нешироким роговым слоем. На его поверхности видны наложения инородных частиц черного цвета, не имеющих кле­ точного строения. На большем протяжении слои эпидермиса сохранены, роговой слой хорошо выражен.

Имеется небольшой участок, где роговой слой частично отслоен, клеточные слои эпидермиса несколько уплощены, ядра клеток эпидермиса гиперхромны, де­ формированы, имеют вид тонких палочек. Соответственно этому участку сосочки дермы сглажены, коллагенные волокна несколько гомогенизированы, базофильны.

Сосуды дермы в зоне сдавления малокровны. Придатки кожи сохранены, ядра клеток некоторых волосяных фолликулов и сальных желез вытянуты, истончены, деформированы. Сосуды подкожно-жировой клетчатки умеренного кровенаполне­ ния. Саркоплазма мышечных волокон равномерно окрашена, оксифильна, они сближены, слегка уплощены. Вне очага волокна дермы оксифильны, с четкими границами. В подкожной клетчатке имеется очаговое кровоизлияние из четко кон турированных эритроцитов, без клеточной реакции.

Судебно-гистологический диагноз Мягкая странгуляционная борозда: очаги компрессии клеток эпидермиса кожи шеи с базофилией волокон дермы и очаговым свежим кровоизлиянием в подкож­ ной клетчатке.

Примечание Следует иметь в виду, что в одной и той же борозде имеются и пергаменти рованные, и неосадненные участки.

Приложения Приложение ОБРАЗЕЦ примерного описания морфологических изменений кожи при наличии осадненной странгулянионной борозды {окраска гематоксилином-эозином) На поверхности рогового слоя видны наложения масс эритроцитов с четкими кон­ турами и инородных частиц буроватого и черного цвета, не имеющих клеточного строения.

Имеется участок, где роговой слой отсутствует, остальные клеточные слои эпи­ дермиса резко уплощены, плотно прилежат друг к другу. Ядра клеток эпителия гиперхромны, пикнотичны, имеют палочковидную форму, располагаются параллель­ но поверхности кожи. Один край зоны повреждения пологий, деформированный эпи­ телий постепенно переходит в неповрежденный. С другой стороны на границе де­ формированного и неповрежденного эпителия дерма и эпидермис приподняты с об­ разованием краевого валика в виде широкого шипа, причем в толще дермы видны отдельные мелкие пустоты. В средней трети зоны повреждения на фоне истончения и деформации всех слоев эпидермиса — участок, где дерма и эпидермис припод­ няты с образованием древовидных структур. Эпидермис в области промежуточного валика истончен, в дерме имеются мелкие пустоты. Сосочки кожи в участке сдав ления сглажены, граница дермы и эпидермиса имеет вид прямой линии.

Волокна дермы базофильны, гомогенизированы, плотно прилежат друг к другу, границы их не различимы. Сосуды в этом участке резко малокровны, спавшиеся, не содержат эритроцитов, имеют вид узких клеточных тяжей, располагающихся параллельно поверхности. Придатки кожи деформированы, ядра клеток волося­ ных фолликулов и сальных желез гиперхромны, пикнотичны, имеют вид штрихов.

Сосуды подкожножировой клетчатки соответственно этому участку малокровны, мы­ шечные клетки прижаты друг к другу, имеют гомогенизированную базофильную сар­ коплазму, границы волокон слабо различимы. Сосуды мышечной ткани умеренного кровенаполнения.

Кнаружи от зоны повреждения слои эпидермиса сохранены, роговой слой вы­ ражен. Сосочки дермы хорошо различимы. Волокна оксифильны, четко контури рованы. Сосуды сетчатого слоя подкожножировой клетчатки на границе с зоной поражения резко расширены, переполнены кровью, вокруг них видны скопления масс свободно лежащих эритроцитов с четкими контурами. Саркоплазма рабдо миоцитов оксифильна, равномерно окрашена, с хорошо выраженной исчерченно стью. Сосуды межуточной ткани расширены, переполнены кровью, вокруг неко­ торых из них видны скопления групп четко контурированных эритроцитов.

Судебно-гистологический диагноз Пергаментированная осадненная странгуляционная борозда кожи шеи с нали­ чием промежуточного валика. Свежие пердиапедезные кровоизлияния (без клеточ­ ной реакции) в гиподерме и подкожножировой клетчатке, мышце.

324 Судебно-медицинская экспертиза повешения Министерство здравоохранения РФ Наименование учреждения Адрес АКТ судебно-медицинского исследования трупа № « » 19 г. с « » до « » часов при погоде и освещении, на основании на­ правления от « » 19 г. за № в помещении судебно-медицинского морга судебно-медицинский эксперт должность, место раооты фамилия, имя, отчество, специальность, стаж, категория ученая степень, звание произвел (и) судебно-медицинское исследование трупа.

фамилия, имя, отчество умершего рождения 19 г. лет.

При исследовании присутствовали Вопросы, подлежащие разрешению при исследовании, и другие разделы «Акта судебно-медицинского исследования трупа» излагаются на следующих листах. Информация, соответствующая особенностям конкретного трупа, вписы­ вается, подчеркивается, вычеркивается экспертом.

Глава Предварительные сведения Из направления следует, что Из протокола осмотра трупа на месте его обнаружения, составленного с до час. « » 19 г. известно, что труп гр.

При исследовании трупа необходимо решить следующие вопросы:

Наружное исследование На трупе одежда:

Труп мужчины (женщины) на вид возраста, соответствующего паспортному, пра­ вильного телосложения, пониженного удовлетворительного повышенного питания, длиной тела см, с вытянутой вверх рукой см, длина окружности головы см, шеи см. Кожные покровы бледные, холодные на ощупь трупные пятна синюшно-фиолетовые, с мелкоточечными кро­ воизлияниями, сливные очаговые расположены на задней и боковых поверхностях тела, циркулярно на животе, ногах и кистях рук, исчезают, бледнеют при надавливании и восстанавливают свой цвет через Трупное окоченение слабо хорошо выражено во всех группах мышц Температура в прямой кишке на час мин ° С при температуре окружающего воздуха ° С. Кости свода черепа и лицевого скелета на ощупь целы. Волосы головы длиной до см. Лицо бледное синюшное 326 Судебно-медицинская экспертиза повешения одутловатое. Глаза открыты закрыты.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.