WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Ю. А. М О Л И Н С У Д Е Б Н О - М Е Д И Ц И Н С К А Я Э К С П Е Р Т И З А П О В Е Ш Е Н И Я НПО «МИР И СЕМЬЯ-95> Санкт-Петербург 1996 ББК 58 М 43 УДК 340.626<035) Ю.А.МОЛИН ...»

-- [ Страница 3 ] --

Л. М. Бедриным, В. Н. Левиным, Я. Я. Румянцевым (1973) уста­ новлена практическая значимость исследования микроциркулятор ного русла, изменения которого при странгуляции достаточно ха­ рактерны и могут быть использованы для доказательства прижиз ненности повешения. Наиболее четко по методике, предложенной авторами, специфические признаки выявляются в сосудах плевры, перикарда, брюшины, фасций, оболочек внутренних органов (спазм артериол с образованием перетяжек;

сужение артериального сег­ мента и расширение венулярного в артериоло-венулярных шунтах;

переполнение капилляров и венул эритроцитами с образованием агрегатов;

увеличение проницаемости с выходом плазмы, белка и форменных элементов за пределы сосудистой стенки, переполнение лимфой всех лимфоносных путей).

Р. Ахунжанов (1978) для уточнения состояния микроциркуля­ ции в головном мозге при смерти от странгуляционной асфиксии рекомендует методы гистометрии внутримозговых сосудов с опре­ делением их объемной плотности в различных отделах мозга. При этом в коре лобной, височной долей, в аммоновом роге показатели объемной плотности капилляров закономерно выше на стороне на­ ибольшего сдавления шеи петлей.

С целью проверки значимости некоторых диагностических при­ знаков странгуляционной асфиксии, обсуждаемых в судебно-меди 144 Судебно-медицинская экспертиза повешения пинской литературе (Авдеев М. И., 1976;

Королько Л. Ф., 1977;

Колпащиков Е. Г., 1978, и др.), мы провели окраску 50 случаев на наличие жировых эмболов в сосудах легких и гликогена в печени (Молин Ю. А., Сидорова В. П., Сафрай А. Е., Мельникова А. П., 1995).

При обработке срезов печени реактивом Шиффа в 80 % случаев выявлено выраженное или умеренное обеднение гепатоцитов глико­ геном, проявляющееся полным или частичным исчезновением из протоплазмы характерных гранул малинового цвета. Указанные изменения регистрировались даже на фоне патологических состоя­ ний печени (жировая дистрофия). В круг исследованных не вклю­ чались случаи обнаружения трупов в условиях низкой температу­ ры, с гнилостными изменениями, с высокими концентрациями эта­ нола. Какой-либо закономерности в обеднении гепатоцитов глико­ геном в различных отделах печени или в разных участках клетки, в отличие от данных Л. Ф. Королько (1977), нами не выявлено.

Следует упомянуть о двух случаях полного сохранения гликогена в гепатоцитах. Эти экспертизы выполнены по поводу смерти в ста­ ционаре в первые часы после совершения суицидальной попытки, когда в комплекс реанимационных мероприятий входило введение больших доз глюкозы парэнтерально.

Считаем необходимым отметить достаточно высокое число случа­ ев выявления сладж-феномена. Видимо, образование агрегатов эритроцитов характеризует микрокартину не только шока различ­ ного происхождения, как это считалось ранее, но выступает прояв­ лением стресс-реакции различного генеза, в том числе и при стран гуляционной асфиксии.

На нашем экспертном материале слабо выраженная жировая эм­ болия сосудов легких была выявлена в 2 % наблюдений. В 3 слу­ чаях нам удалось гистологически выявить свежую тромбоэмболию сосудов легких, источником которой, по нашему мнению, явились тромбы вен нижних конечностей. Видимо, этот феномен возникает вследствие асфиксических судорог, и его можно расценивать как один из показателей прижизненности повешения.

Предложения учитывать метахромавию дермы в качестве бес­ спорного критерия прижизненности странгуляции не выдержали многочисленных проверочных исследований, при которых установ­ лена возможность изменения тинкториальных свойств и в ткани по­ смертных борозд. Следует также помнить, что уплощение слоев эпидермиса, гиперхромность ядер, нечеткость клеточных границ, Глава 8 Рис.54 Край неосад ненной стран­ гуляционной борозды кожи шеи.

Микрофото, х набухание клеток мальпигиева слоя, наложение на поверхности бо­ розды эритроцитарных масс обусловлены механическим сдавлива­ ющим, осадняющим действием петли, а также процессом высыха­ ния (рис. 54). Эти морфологические изменения легко образуются при посмертном наложении петли.

Б. Э. Лапиня (1985) считает возможным для установления при­ жизненное™ странгуляционной борозды использовать лишь лейко­ цитарную инфильтрацию, жировую эмболию, выявление крови и жира в регионарных лимфоузлах, хотя практика свидетельствует о возможности артефициального происхождения и этих признаков (например, в случаях посмертного наложения петли на шею, трав­ мированную при жизни;

при травматичном заборе лимфоузлов для исследования и др.). Мы не разделяем пессимистического взгляда Б. Э. Лапини на возможности гистологического метода в диагности­ ке прижизненности странгуляции шеи. Микроскопическое изучение комплекса органов и тканей трупа (с применением дополнительных окрасок на жир, лейкоциты, серебрения и др.) позволяет практиче­ ски во всех случаях, с учетом макрокартины, дифференцировать прижизненное и посмертное повешение. Делать это должен эксперт танатолог, получая от гистолога развернутое заключение по итогам микроскопического исследования. Выше мы уже указывали, что в практическом отношении правильнее говорить об установлении прижизненности повешения, а не странгуляционной борозды.

Следует подчеркнуть: чем подробнее эксперт-танатолог укажет в направлении гистологу обстоятельства происшествия, макрокарти 146 Судебно-медицинская экспертиза повешения ну вскрытия, особенности странгуляционной борозды, чем полнее и аккуратнее произведет забор тканей, тем быстрее получит качест­ венный результат микроскопического исследования. В случаях поз­ днего вскрытия с развитием гнилостных изменений или недоброка­ чественной фиксации информативность микродиагностики резко снижается.

Судебно-гистологические исследования в Ленинградском област­ ном БСМЭ проводятся децентрализованно, в районных отделениях.

Базовая лаборатория выполняет, как правило, лишь сложные экс­ пертизы. Такая система предъявляет особые требования к органи­ зационно-методической работе с экспертами по совершенствованию гистологической диагностики. Одной из форм этой деятельности в последние годы являлась разработка алгоритмов микроскопических описаний разнообразных патологических процессов, наиболее часто встречающихся в экспертной практике. Известные руководства по судебно-медицинской гистологии (Касьянов М. И., 1954;

Гро­ мов Л. И., Митяева Н. А., 1958;

Науменко В. Г., Митяева Н. А., 1980) не содержат четких единообразных схем описания и пример­ ных диагнозов в случаях исследования механической асфиксии, со­ ставляющей значительную часть в практической работе эксперта.

Поэтому одним из первых составленных алгоритмов были схемы, оценивающие странгуляционную борозду. С целью унификации описаний, повышения их качества, сокращения сроков просмотра препаратов, нами совместно с А. П. Мельниковой разработаны ал­ горитмы описания различных странгуляционных борозд, варианты судебно-гистологического диагноза. Такие рекомендации, в первую очередь, адресованы экспертам, имеющим небольшой опыт.

Алгоритмы содержат унифицированную рубрификацию призна­ ков нормального строения кожи шеи (в эпидермисе, дерме, подкож ножировой клетчатке, нервах, мышцах), а также патологически изменений, наблюдаемых при повешении (признаки компрессии метахромазия, кровоизлияния, отек и др.). Это помогает эксперт последовательно и методически правильно, не упуская деталей произвести просмотр микропрепарата.

К алгоритмам прилагаются типовые варианты примерного описа­ ния мягкой и пергаментированной странгуляционной борозды и соот­ ветствующие судебно-гистологические диагнозы (см. приложение).

Указанные формы нашли признание не только среди наших экс­ пертов, но и у специалистов других БСМЭ, стажировавшихся на ба­ зе Ленинградского областного бюро.

Глава 8 8.2. Медико-криминалистическое исследование Изучение объектов в МКО применяется для уточнения харак­ тера повреждений шеи, установления механизма их возникновения, идентификации орудия странгуляции. Для этого изымаются по­ врежденные органы и ткани, иногда (при наложении петли поверх рубашки, галстука, свитера) — и одежда. Кожа осторожно иссека­ ется таким образом, чтобы края выделенного лоскута отступали от странгуляционной борозды не менее чем на 3-4 см;

подкожно-жи­ ровой слой в морге можно не удалять (во избежание причинения артефициальных повреждений и сохранения размеров лоскута). Та­ кой объект закрепляется на плотном картоне (с восстановлением первоначальной формы и маркировки «верх», «низ», направления сторон). Лоскут кожи можно вырезать в виде трапеции, обращенной узкой частью к голове трупа. Поврежденные подъязычная кость, хрящи гортани, шейные позвонки изымаются целиком, помещают­ ся в пакеты из полиэтилена, чистой бумаги или в банки, маркиру­ ются и сразу направляются в лабораторию.

Для решения вопроса об идентификации орудия травмы странгу ляционная борозда иссекается полностью и направляется вместе с петлей (петлями). Эксперт-танатолог в этом случае обязан сделать на направлении пометку о том, что после фотографирования, сте реомикроскопического или рентгенологического исследования экс­ перт МКО должен передать часть тканей (борозды, мышц шеи с кровоизлияниями и др.) в судебно-гистологическое отделение для исследования. Применения крепких растворов формалина для кон­ сервации объектов, особенно кожи, следует избегать, так как он вы­ зывает, вследствие уплотнения, изменение размеров и деталей по­ вреждений. Допускается, в порядке исключения, консервация сла­ бым (1—3%-ным) нейтрализованным мелом раствором формалина со срочной доставкой объектов в лабораторию.

Если предполагается проведение спектрального анализа, матери­ ал вырезается ножницами с неповрежденной хромированной повер­ хностью. Одновременно на контрольное исследование направляется часть неповрежденной кожи шеи. Препараты помещаются раздель­ но в чистые стеклянные банки.

В. Е. Петров, С. Ю. Сашко (1982) рекомендуют применение фи­ зико-технических методов еще до вскрытия — производство фото­ съемки в инфракрасных лучах, что позволяет четко выявлять со 148 Судебно-медицинская экспертиза повешения стояние подкожных кровеносных сосудов, наличие кровоизлияний, мелких осаднений, расправившихся ущемленных валиков. В усло­ виях МКО производится фотографирование изъятого кожного пре­ парата, его визуальное исследование невооруженным глазом, не­ посредственной и поляризационной микроскопией. Затем кожа под­ сушивается при комнатной температуре около двух суток, что не­ редко «проявляет» признаки, характеризующие особенности петли, производится повторная фотосъемка, применяется метод цветных отпечатков для выявления металлических микрочастиц. При сдав лении шеи петлей рельеф ее материала достаточно часто отобража­ ется в странгуляционной борозде. Для сравнительного исследова­ ния в МКО И. 3. Дынкина, В. К. Обрубов, Г. Л. Серватинский (1971) предлагают использовать фотоснимки борозды и экспери­ ментального следа предполагаемой петли. Фотосовмещение или ре пераж наглядно демонстрируют сходство или различие рельефа. В качестве следовоспринимающего материала возможно использова­ ние кожи с трупным пятном, либо синюшного окрашивания кожи над странгуляционной бороздой. При этом борозду и эксперимен­ тальный след от петли фотографируют одним кадром. В повседнев ной работе МКО для указанных целей применяются пластилине вые или восковые композиции.

С учетом быстрого изменения кожи (гниение, высыхание), экс перту-танатологу в морге рекомендуется обращать внимание н особенности борозды и доставленной с трупом петли, фиксиру сходство (различие) размеров отдельных элементов, угол их накло на, расстояние между ними, наличие особенностей стандартного ри сунка. С. С. Абрамов (1971) предлагает для документации детале краев странгуляционной борозды (а при небольшой ее глубине и рельефа дна), после смачивания борозды раствором гипосульфи та натрия на 1 —1.5 мин прикладывать к коже эмульсионной сторо ной засвеченную фотопленку. После промывки в воде, проявлени и фиксирования с полученного «негатива» изготовляются фотоотпе чатки.

Для ускорения и удешевления процесса рентгенографию подъ язычной кости рекомендуется производить непосредственно на фо тобумагу (Федоровцев А. Л., Лопатин В. А., 1987).

При необходимости выполнения рентгенографии шеи, она може быть произведена по методике В. А. Кодина (1974). При этом тру укладывают на подголовник областью лопаток так, чтобы голо была запрокинута и свободно свисала. Рентгеновский аппарат п Глава 8 мещают справа или слева от шеи в зависимости от преимуществен­ ной локализации повреждений. Для получения четкого изображе­ ния рогов подъязычной кости рентгенографию производят под уг­ лом 30—45° к сагиттальной плоскости шеи. При этом рентгеновский аппарат смещают вверх и располагают на уровне гортани. На про­ тивоположную боковую поверхность шеи, соответственно располо­ жению подъязычной кости, плотно к коже в светонепроницаемом пакете укладывают рентгеновскую пленку или фототехническую пленку ФТ-30, ФТ-31. Экспонированный материал обрабатывают в соответствующем проявителе. Подъязычная кость получается на рентгенограмме достаточно четко, щитовидный хрящ выявляется лишь в случаях обызвествления.

Визуальный осмотр, пальпация, рентгенография не позволяют выявить все повреждения, а при последнем из методов возможна и гипердиагностика травмы, когда за переломы принимают сустав­ ные щели атипично расположенных сочленений.

Установить все имеющиеся повреждения, включая мелкие трещи­ ны, расшифровать механизм их образования можно только на ске летированных экспертом объектах (Мишин Е. С, 1992, 1994). Для исключения артефактов автор предлагает изымать комплекс, вклю­ чающий подъязычную кость, гортань и 5-6 верхних полуколец тра­ хеи, до извлечения из трупа всего органокомплекса. Объекты фик­ сируют (не вскрывая гортань) 3—5 дней в 1 %-ном растворе фор­ малина, затем промывают в воде. Мягкие ткани, включая надкост­ ницу и надхрящницу, удаляют путем отслойки. Скелетированный комплекс подвергают стереомикроскопическому исследованию, в дальнейшем хранят в 5 %-ном растворе формалина. Наряду с вы­ явлением всех имеющихся повреждений, метод позволяет устано­ вить механизм их образования, наличие кровоизлияний в мягких тканях, под надхрящницей и в хрящевой ткани. При этом отпадает необходимость в проведении рентгенологического исследования.

Гнилостные изменения мягких тканей шеи не должны служить пре­ пятствием при направлении биологических объектов в МКО. Для вос­ становления первоначального вида повреждений (странгуляционных борозд, ссадин, кровоподтеков, ран) используется обработка кожных лоскутов по методу А. Н. Ратневского, промывание кожных лоскутов проточной водой (с последующим подсушиванием), воздействие 15 %-ного раствора едкой щелочи с дальнейшим воздействием 15% ной уксусной кислоты (Макаров В. И., 1980—1986). Все вышеуказан­ ные методы могут быть использованы в МКО любого БСМЭ.

150 Судебно-медицинская экспертиза повешения Практика нашей работы свидетельствует о полезности комплекс­ ного исследования предполагаемого орудия травмы (в частности, петли) различными специалистами (медицинским криминалистом, биологом, цитологом). При этом значительно возрастает вероят­ ность идентификации или обоснованного исключения орудия.

О факте снятия в морге с поверхности борозды инородных частиц и волокон эксперт-танатолог должен сообщить в МКО.

8.3. Судебно-химическое и биохимическое исследование Изучение экспертами-химиками внутренних органов и жид­ костей трупа является распространенным методом дополнительного исследования. При взятии объектов эксперт-танатолог обязан руко­ водствоваться «Правилами изъятия и направления трупного мате­ риала на судебно-химическое исследование в судебно-медицинские лаборатории бюро судебно-медицинской экспертизы» (1962). Осно­ ванием для забора объектов являются морфологические изменения, обнаруженные при вскрытии, наличие инородного запаха от орга­ нов и из полостей трупа, содержание предсмертных записок, выяв­ ление на МП рвотных масс, пустых лекарственных упаковок, шприцов с остатками жидкостей и др. Внутренние органы из трупа взрослого человека изымаются в количестве не менее 2 кг (при по­ дозрении на принятие неизвестного яда). В тех случаях, когда экс­ перт имеет сведения или предполагает прием конкретного яда, для исследования берется меньшее количество объектов. Обычно это ор­ ганы, которые участвуют во всасывании, депонировании и выделе­ нии определяемого химического вещества. Следует помнить о воз­ можности введения ядов через прямую кишку, влагалище, а также под кожу, в мышцу, в вену.

Исследование на содержание этилового спирта производится во всех случаях, при этом эксперту-химику направляется кровь, моча, а при необходимости решения вопроса о времени последнего приема спиртных напитков — и желудок с содержимым. При наличии вы­ раженных гнилостных изменений трупа для определения этанола изымают мышечную ткань или часть головного мозга (не менее 200—300 г), а также спинно-мозговую жидкость (до 10 мл).

В последние годы в экспертную практику при повешении все шире внедряются методы биохимического исследования (Авдеев М. И., 1976, Loubser J., 1986, и др.). Предложен ряд методик, позволяющих Глава 8 выявить функциональные изменения в органах и тканях, предшест­ вующие морфологическим. Значение этих методов особенно возраста­ ет при отсутствии четких признаков прижизненности странгуляции.

Действующими методическими рекомендациями «Биохимические исследования трупной крови в патологоанатомической и судебно медицинской практике» (М., 1978) определены порядок, сроки взя­ тия материала для исследования. Кровь необходимо забирать из трупа в первые 24 ч после смерти. Забор крови в более поздние сроки нецелесообразен, так как к этому времени в ней развиваются процессы аутолиза, влияние которых на биохимические параметры трудно учесть. При невозможности выполнить анализ сразу после забора кровь можно хранить в холодильнике при температуре + 4—8 °С в течение не более 2—3 суток. Экспериментами на живо­ тных, а затем и исследованием практического материала, А. В. Чвалун (1975, 1976) доказал, что при повешении возникают различия в содержании глюкозы крови из церебральных отделов сосудистой системы и из сосудов туловища. Указанный феномен обусловлен быстрым возникновением гиперадреналинемии вследст­ вие стресса с резкой активизацией фосфорилазы, мобилизацией гликогена из печени и нарастанием концентрации глюкозы в крови сосудов туловища. Головной мозг, как известно, не располагает уг­ леводными ресурсами, и в условиях изоляции его сосудистой сис­ темы (при сдавлении шеи петлей) от общего кровотока, отмечается меньшее содержание глюкозы. А. В. Чвалуном установлено также, что интенсивное мышечное напряжение (вследствие судорог) сопро­ вождается значительным увеличением содержания молочной кисло­ ты в крови, при этом концентрация ее в крови головного мозга ос­ тается достоверно меньшей. Для доказательства этих биохимиче­ ских изменений берут по 5 мл крови из сагиттального синуса твер­ дой мозговой оболочки и полости сердца. Проверочные исследова­ ния (Шершевский А. Л., 1981), наши собственные наблюдения ( случаев) подтвердили практическую значимость указанного при­ знака для доказательства прижизненности странгуляции (Ушако­ ва Л. И., Молин Ю. А., Самойлова Т. М., 1991).

Однако оценивать этот симптом следует осторожно, помня, что колебания уровня глюкозы в крови связаны со временем употреб­ ления, качеством и количеством пищи, приемом некоторых лекар­ ственных средств, спиртных напитков, эмоциональным состоянием и другими факторами. Следует иметь в виду, что грубые манипу­ ляции с трупом после снятия петли на МП и в морге, сопровожда 152 Судебно-медицинская экспертиза повешения ющиеся перемещением крови из сосудов головы в туловище и об­ ратно, нивелируют указанную разницу в концентрациях глюкозу и молочной кислоты.

Определение лучше проводить глюкозооксидатным методом, как наиболее чувствительным и специфичным, так как популярный в судебно-медицинских учреждениях орто-толуидиновый реактив оп­ ределяет в крови не только глюкозу, но и другие альдосахара.

Ряд авторов, учитывая уменьшение концентрации глюкозы в кро­ ви трупа в течение первых двух суток после смерти, не рекоменду­ ют этот параметр в диагностических целях (Галицкий Ф. А., 1985;

Качина Н. Н., 1993). Для объективной оценки прижизненной гли­ кемии предложено определять не только глюкозу, но и более на­ дежный показатель — процент гликированного гемоглобина. Кон­ центрация этого соединения у живых людей является стабильной и не зависит от колебаний глюкозы в крови. Лишь ее длительно со­ храняющееся повышение (месяцы) влечет рост уровня гликирован­ ного гемоглобина (Becattini U. et al., 1982). Н. Н. Качиной (1993) доказано, что уровень этого показателя после смерти в жидкой кро­ ви и в сухом пятне стабилен. Определение проводится колоримет­ рическим методом (Карпова Е. А., Городецкий В. К., 1989). Для идентификации различных прижизненных состояний рекомендует­ ся одновременно определять два параметра: и уровень глюкозы, и процент гликированного гемоглобина. При этом высокая концент­ рация глюкозы в крови при нормальной степени гликированного гемоглобина свидетельствует о единовременном (однократном) по­ вышении этого сахара, что нередко наблюдается при различных стрессовых состояниях (Качина Н. Н., 1993).

Гнилостные изменения крови делают биохимические исследова­ ния нецелесообразными. P.M. Султанов (1977), Н. П. Марченко, Н. Н. Марченко (1983) рекомендуют при странгуляционной асфик­ сии исследовать перикардиальную жидкость (с выявлением повы­ шения содержания общего белка), кровь (с установлением умень­ шения количества К и Na, повышения активности церулоплазми на). К сожалению, опыт практического применения этих методов еще очень мал, что не позволяет высказаться об их экспертном зна­ чении.

Большинство судебных медиков, работавших в направлении диф­ ференциальной диагностики прижизненных и посмертных странгу ляционных борозд, изучали изменения морфологии травмированной кожи. Вместе с тем, перспективными представляются исследования, Глава 8 указывающие на изменения метаболизма дермы, в том числе опреде дение в ней веществ, освобождающихся из депонированных и связан­ ных форм в ответ на травму (Ананьев Г. В., 1969;

Raekalio J., 1965, 1970;

Ргосор О., 1966). Содержание и соотношение некоторых макро и микроэлементов в коже борозд (по сравнению с неповрежденной ко­ фей) определяли при помощи эмиссионного спектрального анализа.

Отмечено снижение содержания калия и натрия при одновременном увеличении фосфора, железа, меди и кальция.

И. А. Концевич и соавт. (1986), J. Raekalio (1970) в результате количественного определения свободного гистамина в коже прижиз­ ненных ссадин и странгуляционных борозд флюориметрическим методом установили повышение его уровня на 37—51 % в сравне­ нии с контролем. Авторы доказали, что гнилостные изменения не снижают указанное повышение. И. А. Концевич, В. А. Сашко (1987) разработали также дифференциально-диагностические кри­ терии прижизненное™ и посмертности происхождения повреждений кожи по содержанию в ней свободного серотонина. Эти методы пока не нашли широкого применения в практике из-за сложности и тру­ доемкости.

К сожалению, разные исследователи приводят противоречивые сведения относительно сроков изменения активности одних и тех же ферментов и биологически активных веществ, что затрудняет при­ менение их рекомендаций в практике.

Исследованиями Ф. Ф. Скворцова (1969) доказано, что в случаях гибели от повешения электролитный состав миокарда практически не меняется в отличие от смерти в результате острой сердечно-сосуди­ стой недостаточности. Это позволяет рекомендовать метод для диф­ ференциальной диагностики в сложных случаях (отсутствие или сла­ бая выраженность странгуляционной борозды на шее в случаях пове­ шения, наличие артефициальной «борозды» на шее скоропостижно умерших от заболеваний и др.). Методика может использоваться и в случаях гнилостных изменений трупа. Для исследования в биохими­ ческую лабораторию направляется 4 кусочка сердца размерами по 2.0 * 2.0 см (на всю толщу) из передней и задней стенки левого желу­ дочка ближе к верхушке, межжелудочковой перегородки и передней стенки правого желудочка. Достоверность данной методики подтвер­ ждена нами рядом наблюдений из практики.

Л. М. Эйдлин (1978), обобщив публикации, посвященные судеб­ но-медицинскому значению макро- и микроэлементов, указывает на разнобой в приемах анализа и разноречивость полученных ре 154 Судебно-медицинская экспертиза повешения зультатов, в связи с чем отмечает ограниченную ценность этих ис­ следований для экспертной практики. Анализ работы различных БСМЭ свидетельствует, что в настоящее время исследования макро и микроэлементов в диагностике странгуляционной асфиксии прак­ тически не применяются.

В случае затруднений в дифференциации прижизненных и по­ смертных кровоизлияний рекомендуем использовать эффективную, по опыту работы нашего БСМЭ, методику определения гемина в со­ ответствующих мягких тканях (Джалалов Д. Д., Икрамов Л. Т., 1986). Метод имеет доказательственное значение и в случаях гни­ лостных изменений.

Новым направлением в лабораторной диагностике странгуляцион­ ной асфиксии является применение биофизических методов для ус­ тановления биохимических изменений. Так, В. О. Плаксин, О. В. Мышанская (1992) предлагают использовать трехволновую ме­ тодику люминесцентного спектрального анализа с количественным определением липидов, белков, нуклеиновых кислот и морфологиче­ ским определением их расположения в тканях. При этом выявляется увеличение содержания указанных веществ в сосочковом слое дермы и сальных железах соответственно странгуляционной борозде.

Предприняты попытки дифференциальной диагностики прижиз­ ненных и посмертных странгуляционных борозд путем импульсных цитофотометрических измерений ДНК. в клетках дермы (Miiller E., Simon A., Weidhase R., 1981).

8.4. Судебно-биологическое и другие виды исследований При наличии признаков наружного кровотечения, исследова­ нии трупа неизвестного лица, в других необходимых случаях экс­ перт-танатолог направляет материал в судебно-биологическое отде­ ление. Для определения групповой специфичности кровь может быть доставлена в жидком виде (в пенициллиновом флаконе, за­ полненном до пробки) в сочетании с высушенной на марле, сложен­ ной перед притыванием в 5-6 слоев (с контролем чистой марли).

Забор крови и ее высушивание производятся по общеизвестным «Правилам». При обескровливании или гнилостных изменениях на­ правляется фрагмент трубчатой кости, ногти. Изъятия скелетной мышцы следует избегать, так как ее исследование часто дает неот­ четливые результаты. Для определения категории выделительства Глава 8 Рис.55 Пласт клеток кожи шеи, обна­ руженный в смыве с петли. Окраска атебрином, гематоксилином эозином.

Микрофото, х Эксперт Л.А.Назарова из трупа изымают образец жидкой желчи (3—5 мл) с последую­ щим высушиванием на марле. В случаях, подозрительных на убий­ ство, предшествующее повешению изнасилование, и в других ситу­ ациях от трупа берутся волосы головы (5 областей) и лобка, ногти с подногтевым содержимым (состригать аккуратно, не повреждая кожу!), содержимое полости рта, влагалища, прямой кишки на мар­ левые тампоны (с изготовлением мазков на предметных стеклах).

Для исключения артефициальной диагностики спермы в прямой кишке (вследствие затекания ее из влагалища на анус) необходимо взять на тампон наложения на заднепроходном отверстии, и лишь после этого — отдельным тампоном — ректальное содержимое.

В случаях обнаружения на одежде пятен крови или спермы, про­ исхождение которых не может быть объяснено особенностями конк­ ретного случая повешения, одежду после высушивания следует пе­ редать следователю с рекомендацией назначения судебно-биологи ческой экспертизы.

Эксперту-биологу, владеющему методами цитологического исс­ ледования, могут быть направлены (при подозрении на наличие гонорреи) мазки из уретры, фаллопиевых труб, срезов яичников и яичек.

Впервые возможность идентификации петли как орудия травмы по биологическим наложениям доказана Е. С. Мишиным и В. А. Ковалем (1985). Установлено, что на петлях, которыми сдав­ ливалась шея, могут быть обнаружены наложения клеток эпидер­ миса (рис. 55), помарки высохшей крови и лимфы, волосы. Коли 156 Судебно-медицинская экспертиза повешения чество и характер наложений, распределение их по длине петли за­ висят от особенностей материала, из которого изготовлено орудце травмы, а также от механизма сдавления шеи. Метод снятия нало­ жений разработан, доказана возможность определения их принад­ лежности с использованием серологических и цитологических мето­ дик. После визуального осмотра, описания и фотографирования петлю с целью обнаружения наложений исследуют на всем протя­ жении под стереомикроскопом. Участки с наложениями маркируют путем обшивания нитками (на петлях из мягкого материала) или карандашом для стекла (на орудиях из твердого материала). По­ вторно фотографируют эти участки с маркировкой. В случае обна­ ружения волос они изымаются и передаются для биологического исследования.

Выбор метода снятия наложений с петли зависит от материала, из которого она изготовлена. Если поверхность гладкая, то их мож­ но снять влажным тампоном или путем смыва-соскоба с последую­ щим центрифугированием жидкостей. Эти методы, однако, весьма травматичны для клеток. Можно использовать также люминесцен­ тную микроскопию наложений непосредственно на петле.

Для снятия клеток с петель из волокнистых и гидрофильных ма­ териалов рекомендуется предварительное размачивание в физиоло­ гическом растворе участка петли с наложениями, затем центрифу­ гирование объекта с этим же раствором в сетчатой камере (Ми­ шин Е. С, Коваль В. А., 1987). При этом биологические наложения отслаиваются от материала, свободно проникают через отверстия сетки наружного корпуса и скапливаются на дне пробирки. Пол­ ученный осадок исследуют с применением обычных биологических и цитологических методик для определения наличия наложений и их принадлежности.

При наличии наложений эпидермиса на петле можно установить его видовую принадлежность путем проведения реакции преципи­ тации на агаре (Туманов А. К., Лазуренко И. С, 1961), групповую принадлежность — реакцией смешанной агглютинации.

Успешно применяется для выявления группоспецифичного анти­ гена Н, свойственного только человеку, в изолированных клетках реакция иммунофлюоресценции (Тишинова Л. А., 1985).

Так как верхний слой эпидермиса безъядерный, то установить по­ ловую принадлежность можно только в случаях обнаружения клеток более глубоких слоев кожи с ядрами. Такие клетки обнаруживают на петле при наличии пергаментированных странгуляционных борозд.

Глава 8 Групповая и половая принадлежность крови, обнаруженной на петлях, может быть определена методами, изложенными в извест­ ных методических письмах и пособиях (Туманов А. К., 1975;

Лю бинская С. И., Ковач М. П., 1976, и др.) и другими способами, ис­ пользуемыми при обнаружении крови в малых количествах.

Для определения наличия следов крови на петлях целесообразно использовать методику извлечения дериватов гемоглобина, приме­ няемую в Ленинградском областном БСМЭ. Для этого исследуемые объекты выдерживаются в физиологическом растворе в комнатном холодильнике в течение 18 ч. Затем объекты удаляются из раство­ ра и высушиваются на стеклах, после чего могут быть использова­ ны для определения групповой принадлежности крови. Экстракт подвергается центрифугированию в течение 5 мин при 10 000— 15 000 об/мин. Надосадочную жидкость удаляют, и она может, в случае необходимости, использоваться для определения видовой принадлежности крови (методом встречного иммуноэлектрофореза, либо реакцией непрямой иммунофлюоресценции в количественной модификации). Из осадка готовят препараты в виде капель на предметных стеклах, которые высушиваются при комнатной темпе­ ратуре. Готовые мазки обрабатывают концентрированной серной кислотой (каплями). Затем снимают спектр флюоресценции гема топорфирина, если он присутствует в препаратах, либо на микро­ скопе с использованием фотометрических насадок «ФМЭЛ-1», «ФМЭЛ-1а». При этом имеющиеся в препаратах бесструктурные массы, микроволокна, другие примеси не мешают исследованию.

Что касается предложений по обнаружению на петле пото-жи ровых следов, то, судя по опыту работы судебно-медицинских уч­ реждений, реального значения в экспертной практике пока они не имеют.

Крайне редко, при подозрении на наличие инфекционных забо­ леваний, бактериальных отравлений кровь, кусочки внутренних ор­ ганов, содержимое органов и полостей может быть направлено для бактериологического, вирусологического, ботанического исследо­ вания. Техника забора биоматериала изложена в соответствующих инструкциях. Во избежание ошибочных выводов, оценку получен­ ных результатов следует производить совместно с микробиологом и инфекционистом в комплексе со всеми другими данными.

Иногда у эксперта возникает необходимость забора биоматериала Для серологического исследования. При подозрении на наличие си­ филиса в клиническую лабораторию направляется сыворотка крови 158 Судебно-медицинская экспертиза повешения из трупа (не позднее 2 суток после наступления смерти) для про­ изводства реакции Вассермана. В эти же сроки в территориальную лабораторию, определенную органами здравоохранения, может быть направлена сыворотка крови для диагностики ВИЧ-инфекции.

Кровь в обоих случаях забирается в чистую сухую пробирку из со­ судов конечностей в объеме около 10 мл, центрифугируется или ос­ тавляется на 2—3 ч для свертывания, после чего сыворотка пере­ сылается в лабораторию с подробным направлением. Следует знать о возможности ложноположительных реакций в случаях серологи­ ческого исследования, а также о сроках появления диагностических титров антител в ходе развития этих болезней.

Судебно-медицинский эксперт должен быть информирован также о возможностях криминалистических экспертиз в соответствую­ щих случаях. В. С. Бурданова (1966) в своей диссертационной ра­ боте анализирует следующие виды исследований, могущих встре­ титься в практике: 1) экспертиза следов, оставленных петлей на месте ее крепления;

2) изучение следов разреза (разруба) на пет­ ле;

3) исследование следов волочения на одежде трупа;

4) почер коведческая экспертиза предсмертных записок, других рукописных текстов, изъятых с места происшествия. К этому перечню следует добавить экспертизу наложений на кистях трупа, а также исследо­ вание узлов.

Как известно, имеются характерные виды узлов (морские, по­ жарные, ткацкие и др.). В следственной и экспертной практике встречались случаи, когда по характеру формирования узлов иск­ лючалось действие собственной руки потерпевшего или устанавли­ вались профессиональные навыки лица, их завязывавшего (Му­ хин Н. Г., 1976, и др.).

Глава 9 Глава ОСМОТР МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ В подавляющем большинстве случаев повешения место обна­ ружения трупа является местом смерти. При этом, однако, перво­ начальное положение тела до прибытия оперативной группы неред­ ко бывает изменено родственниками, врачами скорой помощи, дру­ гими лицами (в 70 % случаев, по нашим данным). Последователь­ ность действий следователя (дознавателя) и специалиста, судебного медика определяется тем, находился ли труп в петле или освобож­ ден из нее. В соответствии с «Правилами работы врача-специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на ме­ сте его обнаружения» (М., 1978), судебный медик обязан прежде всего убедиться в отсутствии признаков жизни. При наличии досто­ верных симптомов смерти, не извлекая труп из петли, тщательно фиксируют его положение путем фотографирования (как правило, с четырех сторон).

Встречаются случаи повешения без петли как таковой — в раз­ вилинах деревьев, при сдавлении передне-боковых отделов шеи другими твердыми тупыми предметами (рис. 5). В этих случаях, ввиду невозможности изъять орудие странгуляции, фотографирова­ ние приобретает особое значение. Обращается внимание на выявле­ ние возможных других способов совершения суицида, предшество­ вавших повешению, особенно при обнаружении на теле и одежде трупа соответствующих изменений (следы воздействия едких жид­ костей, колото-резаные раны и др.).

В протоколе ОМП описывается положение трупа относительно ок­ ружающих предметов, расстояние до них, особенности положения петли, крепления ее свободного конца в точке подвеса. В начале ос­ мотра рекомендуется составить план МП (масштабный — для по 160 Судебно-медицинская экспертиза повешения мещений, схематический — для открытой местности).

Отмечают характер висения (полное, неполное), положение тела (вертикальное, горизон­ тальное, иное), позу трупа (сидя, на коленях, лежа и др.), располо­ жение головы и конечностей, под какими углами они согнуты в сус­ тавах. Необычное положение кис­ ти руки в одном из наших наблю­ дений показано на рис. 56.

При повешении с полным ви сением тела измеряют расстоя­ ние от подошвенной поверхности стоп (или обуви) до пола, грунта Рис.56 Необычное расположение или подставки (рис. 57). Следу­ кисти трупа ет иметь в виду, что в качестве подставок иногда используются самые неожиданные предметы. Нам приходилось наблюдать приме­ нение для этих целей, помимо мебели, перевернутых кастрюль, пя­ тилитровых стеклянных банок, чемоданов, цветочных кадок, по­ леньев дров (рис. 3). Подставка в момент повешения или при ас фиксических судорогах часто отбрасывается от тела. Ее следует Рис.57 Взаиморас­ положение ног трупа и подставки Глава внимательно осмотреть для обна­ ружения следов от стоп, подошв обуви, измерить высоту подстав­ ки;

если она была расположена на мягком грунте — определить глубину вдавления под ней.

При повешении с неполным ви сением отмечают части тела, имеющие точки опоры (пальцы стоп, колени, ягодицы и др.), как они касаются опоры (лежат на предмете, соприкасаются плотно или слегка), сдвигают ли ковры, половики (рис. 58). Тщательное описание взаиморасположения тела и окружающих его объектов, производство всех замеров, сопо­ Рис.58 Изменение положения ковра ставление окружающих предме­ в процессе повешения тов и обнаруженных повреждений помогают осуществить реконст­ рукцию происшедшего.

В нашей практике иногда име­ ли место случаи «превращения» полного висения тела в непол­ ное. При этом родственники со­ общали в милицию, что труп свободно висит над поверхно­ стью пола, а прибывшие через несколько часов следователь и судебный медик видели «сто­ ящий» в петле труп (рис. 59).

Указанные случаи легко объяс­ нялись наличием скользящего характера петли с плотным сдавлением удавкой шеи и уве­ личением длины свободного кон­ ца, растяжением межпозвонко Рис.59 Превращение полного повешения в неполное 162 Судебно-медицинская экспертиза повешения вых связок и дисков у лиц молодого возраста при длительном ви сении под действием массы тела, прогибанием перекладин, к ко­ торым фиксировались петли, растяжением материала петли.

При этом следует иметь ввиду феномен удлинения тканей при ме­ ханической нагрузке. В. К. Задорожный (1975) приводит следую­ щие данные: при равной нагрузке льняные ткани способны увели­ чить длину на 2—3 %, хлопковые — на 7—8 %, шелковые — на 18—22 %, шерстяные — на 23—35 %, из искусственных воло­ кон — от 10 до 50 %. Растяжимость волокон возрастает во влажном состоянии.

При осмотре висящего трупа приводят характеристику петли, ее локализацию, плотность прилегания. Указывают тип петли: затя­ гивающаяся (скользящая), незатягивающаяся (открытая или за­ крытая), количество оборотов (одиночная, двойная, множествен­ ная), материал (вид, цвет, ширина, форма сечения, рельеф повер­ хности), наличие и характер пряжек, отверстий в ремнях, дополни­ тельных узлов, других особенностей. Также описывается и фотогра­ фируется с масштабом петля, снятая с шеи до приезда опергруппы и находящаяся рядом с трупом или на удалении от него.

Локализация петли фиксируется измерением расстояний ее от верхнего края щитовидного хряща, от углов нижней челюсти, мочек ушных раковин или нижних полюсов сосцевидных отростков, а так­ же центра затылочного бугра. Определяется расстояние от нижней точки кольца петли до подошвенной поверхности стоп или обуви при полном висении, при неполном — до опоры. При измерении всех расстояний последние определяют относительно вертикальной оси тела. Указывается место нахождения узла.

Отмечается соотношение петли с поверхностью шеи (свободное прилегание, плотное соприкосновение, тугой охват с возникнове­ нием поперечных кожных складок и вдавления кожи). Иногда под петлей обнаруживаются тканевые подкладки, ущемленные части одежды, волосы, пальцы кистей. Орудие странгуляции тщательно осматривается для выявления возможных наложений надкожицы, волос, крови, краски. Изредка обнаруживают влажные, смазан­ ные мылом или маслом петли.

Тщательно фиксируют характер крепления свободного конца в точ­ ке подвеса. Измеряют расстояние от места крепления до узла на шее трупа, а также до поверхности пола, грунта. При этом оценивают, с учетом окружности головы, возможность при данных параметрах на­ ложения петли на шею собственными руками погибшего. Осматрива Глава 9 [>ис.60 Схема направле­ ния волокон на веревке и на опоре при подвешивании тела: 1 — опора (поперечный разрез);

2 — подвешивае­ мое тело;

3 — веревка;

А — волокна на веревке;

Б — волокна на опоре (по А.А.Леви, ют место крепления, обращая внимание на стирание краски, пыли, 1982) глубину вдавления, направление волокон материала опоры и петли для исключения подвешивания тела путем подтягивания через пере­ кладину (рис. 60). При этом, как и последующем осмотре странгуля ционной борозды, обязательно использование лупы.

После осмотра и вышеуказанных замеров, труп осторожно опу­ скают на землю, перерезав свободный конец петли в средней части и сохранив все узлы. Если петля снята до приезда опергруппы, то дополнительно измеряют длину обрезанных концов от узла петли и от места крепления в точке подвеса. Важно отметить состояние свободного конца петли (оборван, перерезан, самораспустился).

Иногда рядом с трупом или в его одежде обнаруживается вторая петля. Она, как правило, конструктивно схожа с использованной и отличается от нее меньшими размерами. Ю. С. Сапожников (1970), описавший ряд таких случаев, указывает, что данная ситуация воз­ никает после «примерки» изготовленной петли и установления ее непригодности по длине или другим обстоятельствам.

Далее осмотр трупа производят в обычной последовательности.

Измеряют длину тела, в том числе с вытянутой вверх рукой. От­ мечают расположение предметов одежды, ее соответствие обстанов­ ке, повреждения и опачкивание кровью, слюной, спермой, слизью, калом, мочой. Указывают локализацию и размеры этих загрязне­ ний, их характер (влажные, подсохшие, сухие). Изучают содержи­ мое карманов. Направление и длина потеков на одежде, локализа­ ция следов указанных веществ у трупа имеют большое значение 164 Судебно-медицинская экспертиза повешения при реконструкции позы в тех случаях, когда до приезда опергруп­ пы с шеи трупа петля была снята. О позе тела в момент повешения могут также свидетельствовать загрязнения одежды в области над­ коленников. Следует уделить внимание характеру и локализации опачкипаний на кистях и стопах (подошвах обуви). Отмечают осо­ бые приметы медико-биологического характера.

Принципиальное значение имеют осмотр, тщательное описание и фотографирование тех признаков, которые могут трансформиро­ ваться к моменту вскрытия трупа в морге вследствие транспорти­ ровки и трупных изменений. К их числу относятся локализация, характер, время восстановления после надавливания трупных пя-i тен, интенсивность развития трупного окоченения в различных мышечных группах (с отметкой в протоколе, где оно было нару­ шено врачом при осмотре), температура трупа, цвет лица, поло­ жение языка, характер вышеуказанных потеков. Для большей точности определения давности смерти состояние трупных явле­ ний следует отмечать дважды с интервалом в один час, фиксируя в протоколе соответствующее время. Стадии развития трупных пятен на теле могут быть различными. Этот факт важен для суж­ дения о позе тела при повешении, об изменении положения трупа и времени этого изменения, о длительности пребывания в петле.

Следует иметь в виду, что при исследовании трупа в морге воз­ можна гипердиагностика зияния заднего прохода и опачкивания его калом как следствие измерения ректальной температуры на месте обнаружения трупа.

В плане оценки поздних трупных изменений следует помнить, что повешенные трупы разлагаются медленнее находящихся на по­ чве;

это обусловлено их повышенной теплоотдачей и последующей мумификацией поверхностных слоев тканей. Наличие одежды не задерживает прихода на труп насекомых, но несколько удлиняет сроки гниения. Загрязнение одежды горючесмазочными и лакокра­ сочными веществами примерно вдвое отдаляет по времени появле­ ние насекомых и в половине случаев вызывает существенную за­ держку разложения трупа (Марченко М. И., 1987).

Обнаруженные повреждения описываются по обычным прави­ лам. Особое значение придается осмотру волосистой части голо­ вы, где в случаях убийств, совершенных путем повешения, часто обнаруживаются повреждения вследствие предварительного оглу­ шения жертвы.

Петлю с шеи на МП снимать не рекомендуется, и борозда осмат Глава 9 ривается путем осторожного частичного смещения петли. При этом отмечают соответствие хода борозды расположению петли, размеры и другие особенности.

Детальное описание борозды производят, если петля была снята с щей до приезда опергруппы или вообще отсутствует на МП, а также при наличии слабо выраженной странгуляционной борозды. Такие следы возникают вследствие повешения в широких мягких петлях, особенно при неполном висении и быстром извлечении тела. Подроб­ но описывать эти борозды нужно ввиду того, что они через некоторое время могут почти полностью исчезнуть. Их следует обязательно сфо­ тографировать на месте обнаружения трупа. В практике известен и другой феномен — «усиление» к моменту вскрытия осадненных странгуляционных борозд за счет их посмертного высыхания.

Схема детального описания странгуляционной борозды приводится в гл. 6. При отсутствии вышеуказанных особенностей, требующих подробного описания борозды, достаточно бывает привести в прото­ коле лишь общую ее характеристику: локализацию (верхняя, сред­ няя, нижняя треть шеи), количество вдавлений, замкнутость (с ука­ занием места и формы соединения ветвей, отпечатка узла или рассто­ яния между ними при незамкнутой борозде), направление (косовос ходящая, косонисходящая, горизонтальная), выраженность краев, промежуточных валиков, дна (с указанием ширины, глубины, нало­ жений, направления смещения надкожицы), других особенностей.

Борозда часто имеет различный характер на разных поверхностях шеи. Ее особенности должны быть тщательно отмечены для решения вопроса о механизме сдавления. Глубину борозды также важно оце­ нить на всем протяжении, чтобы констатировать или исключить не­ равномерность вдавления — один из важных признаков повешения.

Следует помнить о возможности смещения вверх при асфиксиче ских судорогах первоначально низко наложенной петли. При этом возникают двойные странгуляционные борозды (верхняя из которых выражена более четко), а также различной формы прерывистые, обусловленные материалом и рельефом петли осаднения кожи между ними.

Приводим пример описания странгуляционной борозды:

«в верхней трети шеи располагается одиночная замкнутая ко совосходящая спереди назад и справа налево странгуляцион иая борозда. По передней поверхности шеи ее верхний край расположен на 1 см выше верхнего края щитовидного хряща, в f 42 см от подошвенной поверхности стоп, по боковым повер 166 Судебно-медицинская экспертиза повешения хностям шеи — на 2 см ниже углов нижней челюсти, справа на 4 см ниже сосцевидного отростка, слева — на 3 см, сзади — на 5 см ниже и несколько влево от затылочного бугра. Ветви борозды соединяются на 3 см ниже и несколько кзади от ле­ вого сосцевидного отростка под углом около 110°, вершиной обращенным вверх. Ширина борозды на всем протяжении 0.6 см, глубина спереди и справа 0.3 см, на левой боковой по­ верхности шеи 0.1 см, откуда плавно убывает, сходя на нет на задней поверхности. Дно неотчетливо желобовидной формы, гладкое, спереди — коричневатое осадненное, на остальных поверхностях — синеватое мягкое. Края выражены четко, вер­ хний нависает над дном, нижний скошен. В дне но передней поверхности шеи белесые чешуйки отслоенной, смещенной кверху надкожицы».

При необходимости удаления петли с шеи, снятие ее после фото­ графирования производится так, чтобы сохранились структура, длина и особенности следообразующей части (кольца), узлы. Для этого петля перерезается в нескольких сантиметрах от узла (ни в коем случае в противоположной узлу части!), концы сшиваются ни­ ткой или скрепляются липкой лентой. При затягивающейся петле рекомендуется шариковой ручкой отметить место расположения уз­ ла;

расслабив, снять петлю через голову, а затем фиксировать узел нитками на месте отметки. Петлю помещают в полиэтиленовый па­ кет, опечатывают и направляют в морг вместе с трупом. Если петля влажная, она подсушивается и помещается в бумажный пакет. При обнаружении связывания рук и ног потерпевшего петли на них изу­ чаются и изымаются по вышеприведенным правилам. Следователь иногда изымает также конец петли, закрепленный на опоре.

В необходимых случаях в целях оперативности изымают с помощью липкой ленты (дактопленки) отпечатки с ладоней и поверхности странгуляционной борозды для обнаружения и сравнительного исс­ ледования волокон. Следователем могут быть изъяты медицинские документы, предсмертные записки, другие документы, имеющие от­ ношение к выяснению мотивов самоубийства, куски мыла со следами рельефа или углублений от петли, материалы, от которых мог быть отделен фрагмент, использованный для формирования петли.

При обнаружении признаков симуляции повешения следователь с помощью судебного медика изымает предметы, предположительно оставленные преступниками: орудия травмы, окурки, расчески, го­ ловные уборы, одежду, обувь, особенно со следами биологических наложений. Все они направляются с соответствующим постановле Глава 9 нием в судебно-медицинскую ла­ бораторию для выявления кро­ ви, слюны, спермы, пота, волос и определения их групповой принадлежности.

Выявление признаков петли по странгуляциошюй борозде достаточно сложно. Известно, что мелкие детали петли оказы­ вают слабое давление на кожу и поэтому не отображаются в бо­ розде (Кустанович С. Д., 1975).

Принципиальная возможность идентификации возникает, если петля характеризуется индиви­ дуальными особенностями (де­ фекты веревки или ремня, до­ полнительные узлы, изломы пряжки и др.). Изложенное сле­ дует иметь в виду на МП при ре­ Редко встречающийся Рис. комендации следователю переч­ вариант наложения петли.

ня возможных лабораторных ис­ Эксперт А.В.Васильев следований.

Ряд особенностей имеет осмотр трупов, обнаруженных в петле с обнаженными или поврежденными половыми органами, наложенными или введенными в них инород­ ными предметами. При этом нередко обнаруживаются приспособле­ ния для «дозированного» сдавления шеи (рис. 13), расположение тела перед зеркалом, порнографические предметы, следы спермы.

Все это позволяет высказать суждение об аутоэротическом характе­ ре случая.

Особое значение приобретает производство различных замеров на МП и характер точки подвеса при редких условиях повеше­ ния — при спрыгивании с петлей на шее с большой высоты и по­ следующей декапитации, при самораспускании петли с последую­ щим падением трупа, при несчастных случаях с альпинистами, ког­ да шея сдавливается страховочной веревкой.

На трупах повесившихся молодых женщин судебным медиком на месте обнаружения может быть ориентировочно установлена бере­ менность (усиление пигментации околососковых кружков и белой 168 Судебно-медицинская экспертиза повешения линии живота, увеличение размеров матки) или послеродовое со­ стояние (отделение молока, лохий, наличие рубцов беременности).

В таких случаях причиной суицида часто являются психозы бере­ менных и родильниц.

Чем более вычурны обстановка вокруг трупа, его поза, характер петли (рис. 61), тем вероятнее наличие психического заболевания у погибшего. В этом плане М. Clark, F. Kerr (1986) приводят ряд интересных особенностей, обнаруженных на трупах повешенных:

привязанный к поясу груз (тяжелая металлическая цепь) для «уве­ личения» массы тела, повязки, закрывающие глаза.

Ряд особенностей имеет ОМП при повешениях — несчастных слу­ чаях. В качестве «петель», особенно в эпизодах с детьми или лица­ ми, находящимися в беспомощном состоянии (стариками, пьяны­ ми), нередко выступают перекладины мебели, детали оград, лест­ ниц, производственных механизмов, развилки деревьев, дверцы транспортных средств. Известны случаи случайного самоповеше­ ния психически больных в смирительных рубашках при неправиль­ ной иммобилизации. Судебный медик, принимая участие в ОМП, обязан охарактеризовать предмет, сдавливающий шею, с указани­ ем его конструктивных и размерных характеристик, материала, уровня расположения.

Значительную сложность приобретает ОМП в случаях умышлен­ ного сокрытия повешения родственниками, зачастую по религиоз­ ным соображениям. При этом трупы снимаются с петли, последняя нередко уничтожается, создается обстановка наступления смерти скоропостижно, вплоть до «гримирования» странгуляционной бо­ розды.

Другим вариантом умышленного изменения места происшествия является инсценировка повешения после имевшего место убийства.

А. А. Леви (1982) рекомендует при этом обращать внимание на следующие признаки: расположение трупных пятен, потеков биоло­ гических жидкостей, противоречащее позе трупа;

отсутствие под­ ставки, без которой невозможно закрепить свободный конец петли;

несоответствие между ее материалом и характером странгуляцион­ ной борозды;

встречное расположение волокон на закрепленном конце петли и опоре;

наличие нескольких вдавленных бороздок на опоре;

чистые руки потерпевшего при загрязненной петле и опоре;

наличие на трупе и вокруг него следов борьбы;

признаки удавления или иных смертельных повреждений на трупе.

Л. А. Семененко (1983) сообщает о случае, когда потерпевшей Глава 9 Рис.62, 63 Обильное опачкивание кровью петли на опоре и кисти руки была причинена несмертельная ЧМТ, после чего произведено удав­ ление петлей с последующим подвешиванием тела в петле из поло­ тенца. Реконструкции происшествия в немалой степени способство­ вало обстоятельство, выявленное судебным медиком на МП — обильно опачканные кровью кисти рук потерпевшей и отсутствие соответствующих наложений на петле.

Иногда наблюдаются иные ситуации. Так, в одном из наших на­ блюдений (рис. 62, 63), совпадение обильного опачкивания кровью кистей и петли явилось одним из симптомов, позволивших доказать факт самоповешения.

Для того, чтобы установить изменение позы и местоположения трупа, рекомендуется также не пропустить следы его волочения;

несоответствие ранних трупных изменений позе трупа;

несоответ­ ствие ложа трупа, снятого с петли, характеру трупных изменений и повреждений.

При обнаружении трупа со связанными руками и ногами решаю­ щим для установления, кем были связаны конечности, является криминалистическое изучение петель, узлов, способа их наложения и взаиморасположения. Случаи связывания рук самоубийцей из-за боязни освободить себя от наложенной на шею петли встречаются Редко. На нашем материале мы наблюдали их в 1 % случаев.

170 Судебно-медицинская экспертиза повешения Обычно об инсценировке говорит подчеркнуто демонстративная картина события, отсутствие следов, которые должны быть (нега­ тивные обстоятельства), и, наоборот, наличие следов, противореча­ щих тому, что хотел бы изобразить автор инсценировки (Василь­ ев А. Н., 1971).

Наша практика свидетельствует о целесообразности и полезности повторных ОМП, в том числе и спустя много времени с момента об­ наружения трупа. Показания к производству таких действий пере­ числены в главе 11.

Особенно часто эти ситуации встречались нам в случаях повеше­ ний в камерах изоляторов временного содержания, палатах меди­ цинских вытрезвителей и больниц.

Все манипуляции с петлей, телом погибшего, одеждой, перечень изъятого тщательно отражаются в протоколе, после чего его копия направляется в морг вместе с трупом.

В заключение следует заметить, что в большинстве случае свое­ временный, подробный, грамотно проведенный осмотр места проис­ шествия и трупа позволяет судебному медику высказать мотивиро­ ванное (предварительное!) суждение о причине, времени смерти, механизме обнаруженных повреждений, по другим вопросам меди­ цинского характера, интересующим следователя.

Глава 10 Глава РЕШЕНИЕ ЭКСПЕРТНЫХ ВОПРОСОВ При судебно-медицинском исследовании повешения эксперту приходится решать разнообразные вопросы: о причине смерти, прижизненное™ повешения, орудии травмы и механизме сдавле ния шеи, о длительности пребывания в петле и другие. Обсуждение этих вопросов, формулирование научно обоснованных выводов ба­ зируется на выявлении специальных морфологических признаков, анализе оперативных и следственных данных, результатах допол­ нительных исследований. Все данные должны рассматриваться комплексно.

10.1. Установление причины смерти Вопрос о причине смерти и формулировке диагноза при на­ личии характерного сочетания видовых и общеасфиксических при­ знаков, не противоречащих предварительным сведениям, решается просто.

Традиционное построение диагноза, рекомендуемое многи­ ми авторами (Бартенева Л. В., 1971;

Матышев А. А., 1986;

Муханов А. И., 1988, и др.) широко распространено в практи­ ческой деятельности. Приводим его. Механическая асфиксия от (давления шеи истлей (повешение): незамкнутая косовосхо дящая спереди назад одиночная прижизненная странгуляци онная борозда в верхней части шеи, мелкоточечные кровоиз­ лияния в конъюнктивы нижних век, жидкое состояние крови, полнокровие внутренних органов, точечные кровоизлияния под висцеральную плевру (пятна Тардье).

Но адекватна ли такая формулировка? А. Ф. Лисицын (1988) Указывает, что в таком виде диагноз при повешении не содержит 172 Судебно-медицинская экспертиза повешения данных о танатогенезе и представляет собой перечень признаков, которые нельзя отнести ни к осложнениям травмы, ни к непосред­ ственной причине смерти.

Нам представляется, что при построении диагноза в обсуждае­ мых случаях следует строго руководствоваться этиопатогенетиче ским принципом. При этом механическая асфиксия должна рас­ сматриваться подобно, например, острой кровопотере, в качестве непосредственной причины смерти, завершающей травму шеи пет­ лей или иным твердым тупым предметом. Эта точка зрения соот­ ветствует «Международной классификации болезней, травм и при­ чин смерти» 9-го пересмотра (1975), согласно которой механическое удушение (асфиксия) не является самостоятельной нозологической формой.

Логика конструкции диагноза требует соблюдения причинно следственных связей, поэтому следствие не может стоять раньше причины. В приведенном выше варианте построения этиопатогене тический принцип подменяется симптоматическим. При таком под­ ходе правомерным представляется начинать диагноз с терминов:

перитонит, отек легких, тромбоз артерии, выделяя их в качестве самостоятельных нозологических единиц.

Исторически сложилось так, что механическая асфиксия рассмат­ ривается в судебной медицине как самостоятельный раздел и авто­ номная нозологическая форма. Это обусловлено особенностями не­ посредственной причины смерти, своеобразной локализацией (шея) и характером повреждений, определяющих манифестирующее зве­ но танатогенеза — нарушение функции внешнего дыхания. В то же время действующими факторами, вызывающими асфиксию, служат тупые предметы (петли, руки, части мебели и др.) с возникновени­ ем типичных для них следов (ссадины, кровоизлияния, переломы).

Кроме того, состояние асфиксии может развиться и при поврежде­ ниях другой локализации (множественные переломы грудной клет­ ки с утратой ее каркасной функции) или иного вида (раны шеи с повреждением крупных сосудов и гемоаспирацией).

Изложенное побуждает нас относить странгуляционную асфик­ сию к осложнениям тупой травмы.

Исходя из указанных позиций, приводим формулировки диагно­ за при смерти от повешения, рекомендуемые нами.

Пример. Сдавление шеи петлей — повешение: одиночная замкнутая неравномерно выраженная странгуляционная бороз­ да в верхней трети шеи, косовосходящая спереди назад;

над Глава 10 рывы интимы обеих общих сонных артерий;

кровоизлияния в мягких тканях но ходу борозды, в грудино-ключично-сосце видные мышцы, в межнозвонковые диски поясничного отдела позвоночника. Асфиксия: мелкоточечные кровоизлияния в конъюктивы, под плевру и эпикард;

венозное полнокровие внутренних органов;

преимущественно жидкая кровь в сердце и крупных сосудах.

Мы разделяем мнение о том, что при построении судебно-меди­ цинского (патологоанатомического) диагноза должны учитываться функциональные проявления, поскольку сами морфологические фе­ номены являются по существу маркерами изменения функций (Бедрин Л. М., Загрядская А. П., Кедров B.C., 1987).

Вследствие сдавления петлей и растяжения крупных нервов шеи, а также зоны синокаротидного узла, смерть может наступить в пер­ вые секунды повешения от первичной рефлекторной остановки сер­ дца. При этом общеасфиксические признаки на трупе отсутствуют.

В нашей экспертной практике такие случаи отмечены. Характер­ ным при этом являлось сочетание следующих условий: полное по­ вешение;

возраст погибших свыше 50 лет;

выраженные морфологи­ ческие признаки сердечно-сосудистой патологии. При биохимиче­ ском исследовании в этих наблюдениях не выявилась разница кон­ центраций глюкозы крови в сосудах головы и туловища.

А. В. Капустин, Н. П. Павлов (1987), подтверждая правомер­ ность диагноза рефлекторной остановки сердца в случаях рефлекса с каротидного синуса при травме шеи, указывают, что исследова­ ние трупа при этом обнаруживает расстройства гемоциркуляции в виде мелкоточечных и очаговых кровоизлияний в серозные оболоч­ ки, микроскопически — периваскулярные кровоизлияния в голо­ вном мозге, миокарде, кишечнике и, главное, резкое расслабление кардиомиоцитов (извитых, истонченных, без полос сокращения и очагов фрагментации). Последний признак, выявляемый при исс­ ледовании в фазовом контрасте, объясняется остановкой сердца в стадии диастолы при рефлексе из области повреждения шеи.

Пример. Сдавление шеи петлей — повешение: одиночная замкнутая, неравномерно выраженная странгуляционная бо­ розда в верхней трети шеи, косовосходящая спереди назад и справа налево;

надрыв интимы правой общей сонной артерии.

Рефлекторная остановка сердца: единичные мелкоочаговые кровоизлияния под плеврой;

микроскопически — извитые ис­ тонченные кардиомиоциты без признаков сокращения и фраг­ ментации. Атеросклероз аорты, артерий сердца и головного 174 Судебно-медицинская экспертиза повешения мозга в стадии кальииноза. Стромогенный миокардиосклероз;

гипертрофия миокарда, преимущественно левого желудочка (масса сердца — 600 г).

Значительные сложности представляет диагностика в случаях об­ наружения в петле скелетированных или гнилостно измененных трупов. При этом эксперт обязан организовать проведение комплек­ са дополнительных исследований (восстановление кожного лоскута шеи по специальным методикам, медико-криминалистическое изу­ чение подъязычной кости и хрящей гортани;

гистологические и би­ охимические методы, применяемые на загнившем материале и др.).

При отсутствии четких данных эксперт должен отказаться от кате­ горического вывода о причине смерти, высказав его в вероятност­ ной форме, после исключения других возможных в данном случае причин.

Пример. Одиночная замкнутая нергаментированная странгу ляционная борозда в верхней трети шеи, косовосходящая спе­ реди назад. Резко выраженные гнилостные изменения трупа.

Иногда перед экспертом возникает еще более сложная пробле­ ма — установление причины смерти при конкуренции нескольких патологических процессов.

Особые трудности появляются, когда смерть наступает при соче­ тании нозологических форм, сопровождающихся первичной оста­ новкой дыхания (с развитием так называемых общеасфиксических признаков) и нечетко выраженными следами внешнего воздейст­ вия. Так, Л. Н. Пушин (1972) приводит наблюдение несчастного случая из своей экспертной практики. Женщина, находившаяся в состоянии алкогольного опьянения, при мытье в бане получила электротравму с возникновением атипичной электрометки кожи груди, после чего, при падении тела, возникло сдавление шеи (по­ вешение) носителем тока — электрическим проводом, с развитием механической асфиксии. Л. И. Коган (1978) обобщил ряд наблюде­ ний, когда повешение прерывалось вследствие обрыва или распу­ скания петли и потерпевшие завершали суицид другим способом (выбрасывались из окна, обливали себя бензином и поджигали, причиняли проникающие колотые раны груди). Как правило, при таких ситуациях детальное секционное исследование, анализ дан­ ных ПОМП и лабораторных исследований позволяет правильно ус­ тановить причину смерти.

Несомненную помощь в этом плане эксперту оказывает микроско­ пическое исследование. В. Г. Науменко, Н. А. Митяева (1977) при Глава 10 водят случай дифференциальной диагностики непосредственной причины смерти 4-летнего ребенка от шока либо странгуляционной асфиксии.

Отсутствие патогномоничных для странгуляции изменений мик­ роцирку ляторного русла (стойкое сужение артериол, наличие на них «перетяжек» в плевре, брюшине, перикарде, разрешение спаз­ ма в венозном русле и др.) позволило авторам указать в качестве непосредственной причины летального исхода травматический шок.

Достаточно часта ситуация сочетания на трупе признаков пове­ шения и ЧМТ. При этом, чтобы правильно решить вопрос о по­ следовательности возникновения этих процессов, непосредственной причине смерти, способности к совершению целенаправленных действий, в том числе наложения петли на шею после ЧМТ, важ­ но знать, что нарастание критического объема внутричерепного кровоизлияния, отека-набухания, развития воспалительного про­ цесса головного мозга или его оболочек имеет достаточно четкие временные параметры, а сохранение сознания и способности к ак­ тивным действиям связано с локализацией повреждения в мозге, феноменом «светлого промежутка» и др. (Бакетин В. М., 1973;

Молин Ю. А., 1989;

Мазуренко М. Д., Беликов В. К., Гребе нюк В. И., 1994, и др.).

Приводим пример построения судебно-медицинского диагноза в одном из подобных случаев нашей экспертной практики.

Сдавление шеи нетлей — повешение: одиночная замкнутая, неравномерно выраженная странгуляционная борозда в верх­ ней трети шеи, косовосходящая спереди назад и слева напра­ во;

надрывы интимы левой общей сонной артерии. Асфиксия:

резко выраженные мелкоточечные кровоизлияния в конъюнк­ тивы, под плевру, эпикард, слизистую оболочку почечных ло­ ханок, венозное полнокровие внутренних органов.

Закрытая тупая травма головы: три изолированные ушиб­ ленные раны в височно-теменных областях, крупноочаговые САК на конвекситальной поверхности теменных и височных долей.

10.2. Определение прижизненности повешения Одним из центральных является вывод о прижизненности по­ вешения. Частота встречаемости признаков, которые могут помочь в его установлении, различна, поэтому оцениваться они должны комплексно.

176 Судебно-медицинская экспертиза повешения Макроскопические признаки прижизненное™: 1) кровоизлияния в дне, промежуточном валике и нижнем крае борозды;

2) очаговые кровоизлияния в подкожной клетчатке, мышцах шеи по ходу бороз­ ды, в глотке, в языке, в ретробульбарной клетчатке;

в мышцах плечевого пояса, грудной клетки, разгибателях спины, в межпоз­ вонковых дисках, ножках диафрагмы;

3) серозно-геморрагические пузырьки в области странгуляционной борозды;

4) анизокория (при исключении ее происхождения от заболевания);

5) кровоизли­ яния в капсулу лимфоузлов шеи и перинодулярную клетчатку (при отсутствии геморрагии в лимфоузлах других областей тела);

6) вы­ раженный отек подкожной клетчатки шеи;

7) кровоизлияния, ок­ ружающие переломы подъязычной кости и хрящей гортани, в ад вентиции общих сонных артерий соответственно повреждениям ин­ тимы;

8) розоватая пена (примесь крови) в просвете бронхов вслед­ ствие разрыва межальвеолярных перегородок при острой эмфизе­ ме;

9) кровотечение из носа, наружных слуховых проходов, потеки слюны, спермы по длинной оси тела на коже и одежде (при исклю­ чении происхождения кровотечения от других причин);

10) комп­ лекс общеасфиксических признаков смерти совместно с видовыми признаками повешения.

Следует особо подчеркнуть, что большинство указанных симпто­ мов имеет диагностическую значимость при отсутствии выражен­ ных гнилостных изменений и локализации вне зоны трупного ги­ постаза.

Микроскопические признаки прижизненности: 1) капиллярное полнокровие и периваскулярные кровоизлияния соответственно промежуточному валику и нижнему краю борозды (A. Ponsold (1967) описал случаи возникновения таких кровоизлияний при под­ вешивании трупа сразу после убийства. Механизм этого феномена заключается в том, наполненные кровью сосуды кожи, ущемляясь в промежуточном валике вследствие давления оборотов петли, при отсутствии оседания эритроцитов, образуют кровоизлияния);

2) стаз, краевое стояние лейкоцитов, формирующиеся тромбы в со­ судах, рыхлая лейкоцитарная инфильтрация дермы (при длитель­ ной агонии);

3) выраженный отек кожи и подкожной клетчатки в области борозды;

4) реактивные изменения нервных элементов ко­ жи, стволов блуждающих нервов (при отсутствии этих изменений в контрольных участках);

5) изменения мышечных и коллагеновых волокон в виде набухания, гомогенизации, распада;

6) жировая эм­ болия сосудов, регионарных лимфоузлов шеи, другие виды эмбо Глава 10 лий;

7) характерная гистологическая картина легкого: острая аль­ веолярная эмфизема с обескровливанием капилляров и перемеще­ нием крови в систему легочных вен;

кровоизлияния под висцераль­ ной плеврой, их отсутствие в местах «разрывов» межальвеолярных перегородок;

8) признаки аспирации желудочного содержимого в респираторные отделы легкого;

9) изменения путей микроцирку­ ляции при изучении пленчатых препаратов фасций и оболочек ор­ ганов (спазм артериол, расширение венул и артериоловенулярных шунтов, переполнение кровью капилляров и венул с агрегацией эритроцитов;

увеличение проницаемости сосудов с выходом из них плазмы, белка, форменных элементов;

переполнение лимфатиче­ ских капилляров). Реакция различных сосудов при странгуляцион ной асфиксии может быть оценена объективно с помощью гистосте реометрии (Ахунжанов Р., 1978).

Результаты дополнительных исследований: 1) выявление раз­ ницы концентраций глюкозы, молочной кислоты в крови из сосу­ дов головы и туловища с повышением содержания этих веществ в крови туловища. Аналогичное повышение концентрации (в 2.5— 10 раз) мы наблюдали и в крови сосудов нижних конечностей.

A. Ponsold (1967) доказал, что грубые манипуляции с трупом (многократное изменение положения головы относительно тулови­ ща, переворачивание и др.) приводят к выравниванию разницы этих показателей;

2) количественное определение свободных фракций серотонина и гистамина в коже странгуляционной бороз­ ды (параллельно — в интактной коже);

3) выявление клеток плоского и бронхиального эпителия в мазках крови из сосудов сердца вследствие острой альвеолярной эмфиземы, разрывов ка­ пилляров межальвеолярных перегородок в результате резкого по­ вышения внутрилегочного давления и проникновения элементов выстилки дыхательных путей в кровь. Этот признак, предложен­ ный С. И. Поповым (1980), требует широкой апробации на прак­ тическом материале.

10.3. Установление орудия странгуляции Современное состояние науки и практики дает возможность аргументированно высказаться о действовавшем орудии странгуля­ ции, идентифицировать или исключить его. Этот вопрос обычно ста­ вится перед судебно-медицинским экспертом в случае обнаружения на МП нескольких петель либо при отсутствии орудия трав 178 Судебно-медицинская экспертиза повешения мы (с представлением для исследования предполагаемого аналога).

Е. С. Мишин (1993) в случаях удавления петлей предлагает про­ изводить ее идентификацию по трем основным направлениям: ус­ тановление групповых и индивидуальных признаков орудия по сле­ ду-отображению на коже;

обнаружение инородных включений и на­ ложений на шее в области страпгуляционной борозды и их сравни­ тельное исследование с материалом предполагаемого объекта;

вы­ явление и изучение следов-наложений биологического происхожде­ ния на петле.

Наша практика свидетельствует, что подобный алгоритм вполне применим и к случаям повешения в петле. Такие экспертизы обыч­ но проводятся двухмоментно. На первом этапе странгуляционная борозда и петля изучаются раздельно и потом сравниваются, сна­ чала по групповым признакам, а затем и по индивидуальным. При четком различии групповых показателей делается вывод об отсут­ ствии тождества этих объектов и исследование прекращается. На втором этапе объекты исследуются и сопоставляются по индивиду­ альным признакам.

Возможности установления орудия по особенностям странгуля ционной борозды многочисленны. Групповыми признаками петли, выявляемыми при этом, могут быть: длина ее следообразующей части;

число оборотов;

вид (конструкция) петли (затягивающаяся, незатягивающаяся);

ширина (диаметр);

рельеф следообразующей поверхности и материал;

иногда — форма поперечного сечения.

К индивидуальным особенностям петли относятся узлы, пряжки, декоративные вставки, разнообразные дефекты и др.

Вышеперечисленные групповые признаки устанавливаются по длине страпгуляционной борозды, количеству вдавлений, наличию и характеру промежуточных валиков, ширине, глубине, рельефу дна, выраженности и характеру краевых валиков. Индивидуальные особенности петли отображаются на коже достаточно редко. Обна­ ружить их можно на хорошо выраженных, как правило, осадненных бороздах.

При наличии глубокого вдавления целесообразно сделать слепок дна при помощи синтетических полимерных материалов (паста К, сиэласт и др.). Выполнять эту операцию следует прямо на секци­ онном столе (после масштабного фотографирования, описания бо­ розды, снятия, при необходимости, наложений с помощью липкой прозрачной ленты). Затем кожа с бороздой иссекается и направля­ ется в лабораторию.

Глава 10 Гистологическое исследование срезов странгуляционной борозды зачастую дополняет макроданные, позволяя установить и докумен­ тировать при микрофотосъемке характер краевых и промежуточ­ ных валиков, степень повреждения кожи, наличие привнесенных металлов и др. (Молин Ю. А., Мельникова А. П., 1993;

Мо лин Ю. А., Сидорова В. П., Сафрай А. Е., Мельникова А. П., 1995).

При медико-криминалистическом исследовании обычно произво­ дят осмотр (визуальный и с помощью стереомикроскопа), фото­ съемку, в том числе в «крайних» лучах спектра, поляризационную микроскопию и др. (см. гл. 8).

Необходимо подчеркнуть, что при проведении экспериментально­ го следообразования очень важно предусмотреть условия, наиболее соответствующие истинному механизму сдавления, сопровождаемо­ му, как правило, скольжением петли по коже. Несоблюдение этого правила (например, при статическом воспроизведении следа при­ жатием изучаемого объекта к пластилину или другой массе) чрева­ то диагностическими ошибками.

После раздельного исследования петли и странгуляционной бо­ розды переходят к сравнительному их изучению путем сопоставле­ ния групповых и индивидуальных показателей, фотоснимков, со­ вмещения признаков. Выявление наложений на поверхности бороз­ ды освещено в ряде публикаций (Мишин Е. С, 1985;

Мишин Е. С, Коваль В. А., 1987, и др.). Соответствующая методика излагается в гл. 8.

Таким образом, для установления орудия травмы при повешении необходимо комплексное исследование, включающее сравнительное изучение групповых и индивидуальных признаков странгуляцион­ ной борозды и предполагаемого орудия, выявление соответствую­ щих наложений на коже и биологических следов на травмирующем объекте с установлением их видовой, групповой, половой принад­ лежности.

10.4. Реконструкция механизма сдавления шеи Установление механизма странгуляции и направления натя­ жения петли также входит в круг вопросов, которые нередко при­ ходится разрешать судебно-медицинскому эксперту. Особое значе­ ние эти моменты приобретают при неясности рода смерти, при диф­ ференцировании суицида и убийства. Наиболее часто такой вопрос 180 Судебно-медицинская экспертиза повешения возникает в ходе диагностики повешения на трупах при наличии нескольких петель или отсутствии их на МП.

Следует еще раз подчеркнуть, что морфологическая картина странгуляционной борозды зависит от многих факторов: строения и материала петли, направления и силы ее натяжения, особенно­ стей следовоспринимающего объекта (шеи). Все они могут быть сходными при повешении и удавлении.

При странгуляции затягивающейся петлей борозда бывает как замкнутой, так и незамкнутой. Если петля незатягивающаяся, то борозда, как правило, прерывистая. На ее локализацию и на­ правление влияет вектор натяжения орудия, который при удавле­ нии зависит, в основном, от взаиморасположения нападавшего и потерпевшего, а при повешении — от положения тела в петле.

Выраженность борозды обусловлена степенью сдавления и тем, как соответствующая сила распределялась — преимущественно по одной поверхности или относительно равномерно по всей окруж­ ности шеи.

С учетом многообразия перечисленных факторов, Е. С. Миши­ ным (1993) предложена дифференциально-диагностическая схема образования странгуляционных борозд при сдавлении шеи петлей (рис. 64).

Так, при повешении с полным и неполным висением в положе­ нии стоя, сидя, на коленях, полулежа борозда имеет косовосходя щее направление, локализуется в верхней трети шеи, что обус­ ловлено натяжением петли вверх по отношению к вертикальному положению тела. Сходный характер борозды наблюдается и при удавлении в случае, если натяжение производилось вверх, к го­ лове, а потерпевший располагался ниже нападавшего сидя (стоя, полулежа) при любом их взаимном расположении, или пострадав­ ший лежал на спине, животе, а нападавший — за его головой, в стороне.

При повешении в положении лежа борозда локализуется в сред­ ней или нижней трети шеи и имеет, как правило, горизонтальное направление. Сходный характер это повреждение имеет и при удав­ лении, когда натяжение петли осуществляется перпендикулярно по отношению к длиннику тела.

Косонисходящая борозда в нижней трети шеи наблюдается при повешении крайне редко, в положении, когда голова и вся шея на­ ходятся ниже туловища (рис. 64). Сходные признаки констатиру­ ются при удавлении, когда натяжение петли осуществляется спере Глава 10 Pixc.64 Схема образования однотипных странгуляционных борозд при повешении и удавлении петлей (Е.С.Мишин, 1993):

а — при вертикальном положении туловища ди назад (сзади наперед) и сверху вниз.

Как мы указывали выше, в экспертной практике иногда встреча­ ются случаи инсценировки самоповешения. Так, В. А. Сафонов (1958) приводит наблюдения, когда следствию удалось раскрыть убийства удавлением петлей лишь на основании заключения суд­ медэксперта, установившего «усикообразно» расходящиеся борозды на шее трупов, обнаруженных висящими в петле (при этом нижняя 182 Судебно-медицинская экспертиза повешения Рис.64 (продолжение) Схема образования однотипных странгуляционных борозд при повешении и удавлении петлей (Е.С.Мишин, 1993):

б — при горизонтальном положении туловища горизонтальная борозда возникла при удавлении, верхняя косовос ходящая — при последующем подвешивании трупа).

Судебно-медицинский эксперт может установить направление на­ тяжения петли по ходу странгуляционной борозды, зоне наиболь­ шей ее выраженности (глубине, осадненности, характеру валиков), локализации ссадины (вдавления) от узла петли, наличию верти­ кальных «запрессованных» складок кожи, по месту прерывания Глава 10 1'ис.64 (продолжение) Схема образования однотипных странгуляционных борозд при повешении и удавлении петлей (Е.С.Мишин, 1993):

в — при положении вниз головой ветвей борозды, по смещению отслоенной надкожицы, по локали­ зации надрывов общих сонных артерий, переломов подъязычной кости и хрящей гортани, выраженности кровоизлияний (а иногда и размозжений) в мышцах, подкожной клетчатке.

Практика свидетельствует, что механизм сдавления шеи может быть крайне сложным, что резко затрудняет реконструкцию об­ стоятельств происшедшего. Так, при удавлении петлей в одном из 184 Судебно-медицинская экспертиза повешения вариантов, если потерпевший находится в вертикальном или близком к нему положении, а нападавший удерживает концы пет­ ли, она смещается в верхнюю треть шеи и удавление «заверша­ ется» повешением за счет массы тела жертвы. Сходный механизм имеет место при протаскивании тела потерпевшего за петлю по поверхности (Молин Ю. А., 1982).

Не исключается комбинация попытки самоудавления петлей (с воз­ никновением горизонтальной или косогоризонтальной, как правило^ слабо выраженной странгуляционной борозды в средней или нижней трети шеи) и последующего повешения.

Таким образом, считающиеся многими экспертами и сегодня «классические» признаки удавления петлей (горизонтальное на-;

правление странгуляционной борозды, расположение ее в нижней трети шеи, замкнутость, равномерная выраженность на протяже­ нии) требуют критического переосмысления. В процессе диагно­ стики, о чем свидетельствуют многочисленные случаи из нашей практики (в том числе и повторные экспертизы), обязательно следует учитывать весь комплекс данных по делу, прежде всего, результаты ОМП, дифференциально-диагностические признаки, позволяющие определить характер положения тела в петле (сим­ птомы Амюсса, Мартина, Валькера, Симона и др. — см. гл. 7).

Приводим один из случаев, наблюдавшихся в нашей практике.

Труп rp-на М., 75 лет, страдавшего неоперабельным раком желудка, был осмотрен фельдшером, вызванным родственни­ ками для оформления свидетельства о смерти. Медработник обнаружила на шее трупа «ссадину», в связи с чем поставила в известность участкового инспектора, направившего умершего на судебно-медицинское вскрытие. При исследовании в морге, помимо незамкнутой косовосходящей спереди назад и справа налево странгуляционной борозды в верхней трети шеи, нами обнаружены также симптом Амюсса справа, перелом правого большого рога подъязычной кости, кровоизлияния в межпоз­ вонковые диски поясничного отдела позвоночника, характер­ ная локализация трупных пятен (сливные циркулярные на предплечьях, кистях, бедрах, голенях, стопах), вертикальные подсохшие потеки крови от увеличенных, уплотненных воспа­ лительно измененных геморроидальных узлов. Был также под­ твержден прижизненный онкологический диагноз.

Нами было высказано мнение о том, что имело место пове­ шение с полным висением тела, петля располагалась на шее в правом передне-боковом положении и была незамкнутой.

Ознакомленные с результатом исследования трупа родственни Глава 10 ки признали, что по религиозным соображениям, а также во избежание дополнительных хлопот, связанных с транспорти­ ровкой тела в морг, они извлекли труп М. из петли и решили имитировать скоропостижный характер смерти.

Решающее значении в возникновении подозрения о факте пове­ шения-убийства по судебно-медицинским данным имеют результа­ ты ОМП (см. гл. 9), ранний и старческий возраст погибшего, об­ наружение в трупе ядовитых или сильнодействующих веществ в токсических концентрациях, локализация и характер повреждений (иногда исключающих способность самостоятельно закрепить пет­ лю на опоре, наложить ее на шею). Следует подчеркнуть, что соб­ ственно характер странгуляционной борозды при повешении-убий­ стве может ничем не отличаться от такового при суициде.

10.5. Установление возможности самоспасения Вопросу о возможности самоспасения при повешении, ввиду его большой теоретической и практической значимости, посвящена обширная судебно-медицинская литература. При этом подавляю­ щее большинство авторов (Strassman F., 1901;

Бокариус Н. С, 1911;

Ponsoki A., 1967, и др.) исключали самоспасение, доказывая это случаями симуляции, кончавшимися летальным исходом, фак­ тами случайного повешения, господствовавшим мнением о быстрой потере сознания в петле.

Умозрительные представления о мгновенной утрате сознания бы­ ли опровергнуты классическими опытами N. Minovici (1905), кото­ рый при экспериментах на себе, в зависимости от различных усло­ вий повешения отмечал потерю сознания в срок от 4-5 сек до 26 сек. М. И. Федоров (1967) из 68 обследованных после суицидной попытки и не имевших амнезии, у 32 человек встретил указания на постепенное угасание сознания;

они подчеркнули, что в первую очередь исчезала способность двигаться. На первой минуте стран­ гуляции, до утраты сознания, субъективные ощущения у предпри­ нявших суицидную попытку представлены сильной болью в голове и шее, «туманом» перед глазами, состоянием беспомощности, сни­ жением чувствительности (вплоть до анестезии) «скачкой» мыслей и картин из прежней жизни, у некоторых — своеобразным чувст­ вом блаженства эротического характера (Minovici N., 1905;

Reimann W., Procop О., 1973, и др.).

В экспериментах М. И. Федорова по повешению собак в течение 186 Судебно-медицинская экспертиза повешения 1-2 мин от начала опыта отмечались оборонительные рефлексы, по­ пытки перегрызть петлю, что, по мнению автора, свидетельствует о сохранении функций коры головного мозга на этом отрезке вре­ мени.

И. А. Концевич (1968) ведущее значение в возникновении беспо­ мощного состояния придает развитию острого кислородного голода­ ния, к которому наиболее чувствительна ЦНС, где развивается раз­ дражение, затем торможение и истощение нервных клеток, в ре­ зультате чего целесообразные действия становятся невозможными.

В свете вышеизложенного возникает вопрос о причинах большой редкости случаев самоспасения при повешении (Поляков Н. Л., 1930;

Федоров М. И., 1967;

Meier A., 1952). По мнению G. Hansen (1957), невозможность самоспасения обусловлена не выключением сознания, а раздражением петлей рецепторного аппарата каротид ных синусов, что сопровождается центральным угнетением функ­ ций скелетной мускулатуры, ее атонией.

Детальный анализ известных случаев самоспасения, проведен­ ный М. И. Федоровым, свидетельствует, что практически во всех случаях речь идет о лицах, страдавших психическими заболевани­ ями, при которых ЦНС, находясь в состоянии нарушенного метабо­ лизма, неадекватно реагирует на асфиксический процесс. Кроме этого, во всех описаниях имели место «щадящие» условия странгу­ ляции (неполное висение тела;

боковое или заднее положении пет­ ли на шее;

плавное, без рывка, повешение).

При повешении экспериментальных животных Е. С. Мишин (1975), В. Т. Севрюков (1976), Ю. А. Молин (1980) наблюдали не атонию скелетной мускулатуры, а повышение тонуса мышц, осо­ бенно резко выраженное при переднем положении петли. Указан­ ный феномен, с нашей точки зрения, обусловливает нарушение ко­ ординации движений на первых же секундах развития странгуля ционной асфиксии. Мы полагаем, что случаи самоспасения при по­ вешении наблюдаются значительно чаще, чем известно об этом, од­ нако спасшиеся, как правило, не обращаются за медицинской по­ мощью, о своих поступках никому не рассказывают.

Известно, что иногда на трупах повешенных обнаруживается ущемление пальцев рук петлей. По мнению М. И. Авдеева (1959), при этом покушавшиеся на самоубийство не успевают убрать руки при стремительно затягивающейся петле. Мы считаем, что этот признак может указывать и на попытку самоспасения (при нали­ чии вышеуказанных «щадящих» условий повешения). Самоспасе Глава 10 ние следует исключить лишь в случаях, когда организм испыты­ вает особые услопия странгуляции (полное повешение с передним, передне-боковым положением затягивающейся петли, совершенное с рывком). При этом наблюдается практически одновременное, очень быстрое развитие изменений в жизненно важных системах организма. Это приводит к неадекватной импульсации из центров, вызывая, в частности, грубые изменения мышечного тонуса и на­ рушая способность к координированным движениям.

10.6. Разрешение иных вопросов, ставящихся перед экспертом Нередко перед экспертом ставится вопрос о длительности пребывания трупа в петле. Для ответа на него следует использо­ вать сроки исчезновения, перемещения и фиксации трупных пятен.

Сходные гипостатические изменения наблюдаются и во внутренних органах: при недолгом пребывании трупа в петле и последующем горизонтальном его положении отмечается застойное полнокровие, преимущественно в задних (нижних) отделах внутренних органов.

При длительном висении в вертикальном положении в петле-удав­ ке, препятствующей оттоку крови, в придаточных пазухах носа об­ наруживается кровянистая жидкость, мозговые оболочки и ткань головного мозга обычно полнокровны. Если труп длительное время (более полусуток) провисел в незатягивающейся петле, особенно без сдавления сосудистых пучков, то вследствие перемещения кро­ ви вниз мягкие ткани головы могут оказаться бледными, слабо кро венаполненными.

Петли кишок, расположенные в нижней половине брюшной по­ лости, при длительном висении трупа имеют резкую синюшную окраску в сравнении с бледными петлями верхней половины. С этим же процессом связаны синюшность и набухание полового члена, образование транссудата в плевральных полостях (легкие при этом, как правило, представляются бледными, суховатыми).

Длительное пребывание трупа в петле при полном висении при­ водит к уменьшению окружности шеи (на вторые-третьи сутки — на I—4 см, что легко выявляется при сопоставлении окружности шеи и воротника рубашки или при расспросе родственников), при многодневном висении — к значительному удлинению шеи (до 20— 30 см). Описаны случаи декапитации петлей при резких гнилост­ ных изменениях и скелетировании. М. И. Касьянов (1954) упоми 188 Судебно-медицинская экспертиза повешения нает еще об одном признаке, позволяющем судить о длительном (часы) пребывании трупа в петле — «напластовании» эпидермиса с образованием шипов, выявляемом при гистологическом исследо­ вании странгуляционной борозды. Мы также иногда наблюдали этот микроскопический симптом.

В выводах необходимо также оценить характер и происхождение повреждений на трупе и одежде, установив (исключив) возмож­ ность их возникновения в процессе борьбы, при других, заданных следователем, обстоятельствах, в результате асфиксических судо­ рог или посмертно (см. гл. 6.3). Наша практика свидетельствует о том, что обнаружение на шее полулунных ссадин в окружности странгуляционной борозды далеко не всегда указывает на факт воздействия посторонней руки. При этом на шее отсутствуют кро­ воподтеки, кровоизлияния в мягкие ткани, ссадины локализуются в непосредственной близости от борозды, на переднебоковых повер­ хностях шеи. Механизм образования таких повреждений прост: они возникают при попытке освободиться от петли вследствие танген­ циального воздействия ногтей. Крайне редко при этом наблюдается ущемление пальцев петлей.

Иногда в основу суждения об убийстве при исследовании трупа ложится факт обнаружения кровоизлияний, нередко обширных, в мягких тканях шеи. Такие ситуации требуют детального анализа всего комплекса данных по делу. При этом следует иметь в виду возможность возникновения таких кровоизлияний как при нена­ сильственной смерти (Авдеев М. И., 1976;

Молин Ю. А., 1979;

Maxeiner H., 1987, и др.), так и в раннем посмертном периоде вследствие небрежной транспортировки (Sigrist Th., Germann U., 1989). Здесь же следует указать, что вскрытие трупа повешенного целесообразно не ранее 12—24 ч после наступления смерти.

Именно через этот срок «проявляются» все повреждения и их де­ тали (Ponsold A., 1967). В подобных случаях следователь не дол­ жен торопить эксперта со вскрытием.

Особый интерес для следствия и дознания представляют выво­ ды о наличии в крови и других объектах от трупа этилового спирта, прочих ядовитых и сильнодействующих веществ. Необхо­ димо иметь в виду, что при тяжелой степени алкогольного опья­ нения асфиксические судороги обычно слабые, редкие. Это прояв­ ляется уменьшением (отсутствием) агональных повреждений. В судебно-медицинской литературе имеются указания на особую ос­ торожность, которую следует проявлять при оценке случаев с вы Глава 10 сокой концентрацией этанола в крови (возможность убийства по­ вешением вследствие беспомощного состояния человека). В то же время, по нашим данным, в 6 % случаев заведомого самоповеше­ ния, при концентрации этанола в крови, превышавшей 4 %0, об­ наруживались сложные осмысленные действия потерпевших не­ посредственно перед смертью (составление предсмертных записок, принос подставок из соседних помещений, закрепление петель, самонанесение дополнительных повреждений и др.). Подробный обзор современной литературы, наши наблюдения о способности к совершению целенаправленных действий, что нередко интересу­ ет следствие и при экспертизе повешения, приведен в руководстве «Осмотр трупа на месте его обнаружения» (1989).

В экспертных выводах могут найти разрешение и иные вопросы (о давности смерти, о заболеваниях, повреждениях и др.), находя­ щиеся в пределах компетенции судебного медика.

В завершение данной главы считаем целесообразным привести возможный вариант построения выводов.

Пример. 1. Причиной смерти гр-на ф. явилось сдавление шеи петлей при повешении, что подтверждается наличием на шее странгуляционной борозды с кровоизлияниями в мягкие ткани, надрывов внутренней оболочки общих сонных артерий, комплекса общеасфиксических признаков (мелкоточечные кровоизлияния в соединительные оболочки глаз, под плевру и эпикард, полнокровие внутренних органов, жидкое состояние крови). 2. Локализация странгуляционной борозды в верхней трети шеи, косовосходящее спереди назад направление, наи­ большая выраженность на передней поверхности шеи, надрывы внутренней оболочки обеих общих сонных артерий и кровоиз­ лияния в грудино-ключично-сосцевидные мышцы свидетель­ ствуют о затягивании петли под действием массы тела, т. е. о повешении в петле, наибольшее давление которой приходилось на переднюю поверхность шеи. 3. Шея была сдавлена одиноч­ ной затягивающейся веревочной нетлей диаметром около 0.6 см, состоящей из переплетенных по оси прядей, на что указывают морфологические признаки странгуляционной бо­ розды (одиночность, замкнутость, соответствующая ширина, наличие в желобообразном дне косорасположенных параллель­ ных возвышающихся валиков). 4. Кроме странгуляционной борозды, при исследовании трупа обнаружен кровоподтек на передней поверхности левой половины груди. Судя по багро­ вому цвету с желтизной по периферии, кровоподтек возник за 4—5 сут до наступления смерти, образовался по механизму ту 190 Судебно-медицинская экспертиза повешения пой травмы и в причинной связи со смертью не находится.

5. Состояние трупных пятен и окоченения на месте обнаруже­ ния трупа и в морге, динамика ректальной температуры свиде­ тельствуют, что смерть последовала за 24—36 ч до момента судебно-медицинского вскрытия. 7. При судебно-химическом исследовании в крови из трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации 1.8 %0, что при жизни обычно соответствует ал­ когольному опьянению средней степени.

Глава 11 Глава СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПОВЕШЕНИЯ В большинстве случаев повешения род смерти, мотивы суици­ да известны. Однако иногда возникают ситуации, когда следствию (дознанию) приходится выяснять многие обстоятельства, устранять противоречия в имеющихся данных. Наш опыт свидетельствует о том, что в таких случаях судебный медик может оказать правоох­ ранительным органам неоценимую помощь.

Первоначально мы планировали осветить возможности реконст­ рукции обстоятельств повешения в предыдущей главе. Однако, учи­ тывая практически полное отсутствие в научной литературе соот­ ветствующих данных и их особую практическую важность, считаем целесообразным выделить эти материалы в самостоятельный раз­ дел (рис. 65).

Для реконструкции обстоятельств повешения мы рекомендуем участие судебного медика в следственном эксперименте. Ввиду не­ разработанности этого вопроса в судебно-медицинской литературе, считаем возможным поделиться своим опытом.

Судебный медик вправе участвовать в следственном действии как в качестве специалиста (ст. 183 УПК. РФ), так и в качестве эксперта (ст. 82 УПК. РФ). Во всех наших наблюдениях соответ­ ствующая инициатива исходила от судебного медика. Приводим °Дин из наших случаев.

Труп гр-на К. был обнаружен дежурным милиционером в изоляторе временного содержания висящим в петле из мягкого материала, закрепленной за прутья зарешеченного окна, каса­ ясь стопами пола. Персоналом «Скорой помощи», прибывшей 192 Судебно-медицинская экспертиза повешения СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПОВЕШЕНИЯ Следственный Морфологический Сравнительный эксперимент анализ анализ фотоснимков Повторный Использование Повторная осмотр данных комиссионная места лабораторных иссле­ экспертиза происшествия дований Рис.65 Судебно-медицинские возможности реконструкции обстоятельств повешения через несколько минут, констатирована смерть, отмечена слабо вдавленная нсосад ценная страшу ляп ионная борозда кожи шеи, неотчетливые кровоподтеки в области кончика носа, пра­ вой скуловой области, передней поверхности правого плечево­ го сустава.

Родственники К., узнав о случившемся, высказали суждение о его убийстве сотрудниками милиции, воспротивились произ­ водству вскрытия районным экспертом, потребовали приезда администрации областного БСМЭ. При выезде в район мной организовано методическое руководство вскрытием, заявлено ходатайство следователю прокуратуры о срочном выяснении размерных параметров закрепления петли, ее конструкции (экспертам была представлена свернутая в жгут простыня без узлов), положения трупа в петле, об участии экспертов в след­ ственном эксперименте. В ходе экспертизы получены антропо Глава 11 метрические данные, характеризующие окружность головы, шеи, рост с вытянутой вверх рукой, проведено полное судеб­ но-медицинское исследование, установившее причину смер­ ти — странгуляционную асфиксию в результате повешения.

В процессе следственного эксперимента обоснована возмож­ ность положения тела в петле, первоначально указанного ми­ лиционером, обнаружившим труп, объяснен механизм возник­ новения атональных повреждений лица и правого плечевого сустава в результате ударов указанными областями тела о сте­ ну камеры при асфиксических судорогах. Ознакомленные с ре­ зультатами экспертизы, родственники К. согласились с фактом самоубийства.

Помимо вышеизложенного, эксперимент может проводиться и с участием статиста, соответствующего потерпевшему по росту, весу, возрасту. В некоторых случаях приходится принимать во внимание даже физическую подготовку. В. Л. Попов (1991) приводит данные следственного эксперимента, когда положение трупа, зафиксиро­ ванное при ОМП, смог воспроизвести лишь спортсмен-гимнаст пу­ тем подтягивания на руках к балке, фиксации к стене ногами, пе­ рехлеста свободного конца ремня к опоре так, что полуоборот ре­ мня вокруг балки накладывался на полуоборот свободного конца и закреплял его (т. е. крепление петли к опоре без узла). Но при этом не удалось получить такого короткого расстояния между пряж­ кой ремня и балкой, какое было запечатлено на фотографии МП.

Данный факт послужил основанием для возникновения сомнений в первоначально установленном роде смерти — самоубийстве. Прове­ денная повторная судебно-медицинская экспертиза дала следствию данные для установления факта убийства удавлением петлей (с по­ следующим подвешиванием трупа) и изобличения преступников.

Обычно в ходе следственного эксперимента у эксперта возникает необходимость постановки (через следователя) участникам проис­ ходящего уточняющих вопросов. Они могут касаться различных об­ стоятельств (положения трупа, конструкции и материала петли, ее локализации на шее и др.). Иногда требуется имитировать положе­ ние тела с петлей на шее. По понятным причинам, выполнить это можно лишь при неполном повешении, исключив угрозу для здо­ ровья статиста.

В научной литературе имеются указания (Мишин Е. С, 1995) об использовании для эксперимента на месте происшествия (по факту Удавления петлей) специально изготовленного манекена (рис. 66), а при участии статиста — о применении петли из легко рвущегося 194 Судебно-медицинская экспертиза повешения Рис.66 Использование манекена в следственном эксперименте материала (полосы бумаги). Иногда перед началом эксперимента целесообразно соответствующими метками на коже шеи статиста произвести имитацию хода странгуляционной борозды.

Во всех наших наблюдениях эксперименты проводились на по­ длинном МП. Считаем это одним из необходимых условий следст­ венного действия, также как и детальное фотовидео документирова­ ние его этапов. Экспериментальное исследование целесообразно вы­ полнять раздельно по каждой проверяемой следователем версии.

Как мы отмечали выше, полученные данные могут и должны ис­ пользоваться экспертом при формулировке выводов своего «Заклю­ чения».

Немалые сложности возникают при оценке случаев повешения о :

связанными конечностями. При этом следует иметь в виду возмож ность «самосвязывания» путем помещения рук в заранее подготов­ ленную петлю, а при локализации связанных рук за спиной — «перешагивание» потерпевшим кистей при выраженном сгибании туловища вперед. Такие ситуации неоднократно моделировались статистами в экспериментах с нашим участием.

Иногда с помощью судебного медика удается разрешить и проти­ воречия иного рода. Так, в ходе следственного действия, проводи­ мого в рамках повторной комиссионной экспертизы, в соответствии Глава 11 Рис.67 Моделирование механизма возникновения повреждений с поставленным следователем вопросом была доказана возможность возникновения линейных ссадин шеи, пересекающих странгуляци онную борозду и локализующихся вблизи нее, в процессе перере­ зания петли ножом для ее снятия с трупа (рис. 67). Судебно-меди­ цинский эксперт при первичном исследовании ошибочно оценил указанные ссадины как следы ногтей нападавшего в ходе удавле­ ния петлей. Данные эксперимента легли в основу соответствующего пункта выводов повторной экспертизы.

Наша экспертная практика свидетельствует, что успешная рекон­ струкция происшедшего по судебно-медицинским данным, устране­ ние различных противоречий по делу возможны и в процессе по­ вторных ОМП. Их проведение целесообразно даже спустя длитель­ ное время после события. В ходе осуществления таких осмотров обязательна фотосъемка и видеозапись.

Показаниями для проведения повторного ОМП являются непол­ ные или недостоверные данные, содержащиеся в протоколе пер­ вичного осмотра (например, о высоте и характере закрепления петли;

размерных параметрах подставки, других предметов вбли­ зи трупа);

поиск и изъятие петли или остатков материала, из ко­ торого она могла быть образована;

несоответствие установленной при вскрытии локализации странгуляционной борозды, иных по 196 Судебно-медицинская экспертиза повешения вреждений позе трупа и окружающим предметам, описанным в первичном ПОМП;

обнаружение следов крови при установлении в процессе исследования трупа источников наружного кровотечения;

изъятие предметов, предположительно оставленных преступника­ ми (орудия травмы, окурки, бутылки и др.), особенно со следами биологических наложений;

проверка фактических данных, связан­ ных с жалобами родственников и др.

Приводим один из случаев, встретившихся в нашей практи­ ке. Труп гр-на М. был доставлен в морг из леса с повреждени­ ями лица. В ПОМП, составленном участковым инспектором, было указано лишь, что тело обнаружено висевшим в петле.

При исследовании трупа, помимо обычных видовых и общеас фиксических признаков смерти, обратили на себя внимание сливающиеся серовато-коричневые западающие участки неоп­ ределенной формы на лице, в том числе у естественных отвер­ стий.

При осмотре тела в морге мать погибшего высказала сужде­ ние о совершении убийства сына «обливанием кислотой». При повторном ОМП с нашим участием нашла подтверждение гипо­ теза, возникшая уже в процессе вскрытия, о посмертном по­ вреждении кожи лица насекомыми. У корней дерева, на кото­ ром повесился М., был обнаружен большой муравейник, а на стволе — обилие передвигающихся по нему муравьев.

Детальные рекомендации по тактике ОМП содержатся в гл. 9.

Еще один из путей реконструкции происшедшего — тщательный морфологический анализ результатов вскрытия.

Из практики известно, что зачастую в направлении на судебно медицинское исследование не содержится детального описания ме­ ста обнаружения трупа, а копия ПОМП своевременно не доставля­ ется. Отсюда вытекает необходимость иметь морфологические диф­ ференциально-диагностические критерии повешения, совершенного в различных условиях. Наши исследования выявили характерное сочетание признаков полного и неполного повешения. Они могут определяться на трупах лиц молодого и среднего возраста, без вы­ раженных морфологических проявлений заболеваний, без гнилост­ ных изменений (Молин Ю. А., 1990, 1991).

Сочетание выраженных мелкоточечных кровоизлияний в слизи­ стых и серозных оболочках, мышцах-разгибателях спины со следа­ ми биологических выделений на коже и одежде, наличием ссадин и кровоподтеков на выступающих частях тела, с полнокровием селе­ зенки, отеком клетчатки шеи и средостения, обнаружением рыхлых Глава 11 красных свертков в полостях сердца и крупных сосудах, более ха­ рактерно для неполного повешения, сопровождающегося замедлен­ ным темпом умирания и выраженными асфиксическими судорога­ ми, морфологической аргументацией которых являются указанные ссадины, кровоизлияния и кровоподтеки.

Слабая выраженность кровоизлияний в слизистые и серозные оболочки или их отсутствие в сочетании с малокровием селезенки, преимущественно жидким состоянием крови, повреждением интимы сонных артерий, подъязычной кости и хрящей гортани, кровоизли­ яниями в межпозвонковые диски обычно характеризует картину полного повешения. Сопоставляя случаи полного повешения с рыв­ ком при передне-боковом положении твердой (полумягкой) петли, мы обратили внимание на закономерную частоту встречаемости в комплексе паралитического миоза, симптома Амюсса, перелома ро­ гов подъязычной кости и щитовидного хряща на стороне, соответ­ ствующей наибольшей выраженности странгуляционной борозды, т. е. месту максимального давления петли.

Полученные данные неоднократно помогали нам в реконструкции обстоятельств повешения.

Иногда в восстановлении происшедшего ведущую роль играют данные дополнительных исследований.

Приводим один из таких случаев. После вскрытия трупа гр-на Т. судмедэкспертом было выдано предварительное сви­ детельство о смерти с диагнозом «острое отравление этиловым спиртом». Одновременно в плане дифференциальной диагно­ стики им направлена на судебно-гистологическое исследова­ ние, в числе других объектов, кожа шеи, макроскопически не измененная. Из предварительных обстоятельств было известно, что труп найден после употребления спиртного, в своей комна­ те у двери, на ручке которой с помощью пряжки был закреп­ лен брючный ремень. При вскрытии трупа выявлены признаки быстро наступившей смерти. В ходе дополнительных исследо­ ваний обнаружено следующее: в крови установлен этанол в концентрации 2.3 %„;

при судебно-гистологическом исследова­ нии, выполненном нами, диагностирован очаг компрессии ко­ жи шеи с горизонтальной переориентацией и гиперхроматозом ядер клеток эпидермиса, с утратой сосочкового строения, го­ могенизацией и набуханием коллагеновых волокон дермы, ло­ кальным обескровливанием сосудов. Обнаружены также участ­ ки острой альвеолярной эмфиземы, ателектазов, серозного отека, свежих пердиапедезных кровоизлияний в легком;

отек головного мозга, единичные периваскулярные кровоизлияния 198 Судебно-медицинская экспертиза повешения в нем;

вспозно-капиллярное полнокровие внутренних органов;

отсутствие каких-либо «острых» патологических изменений, кроме вышеописанных.

Повторный ОИП с участием судебно-медицинского экспер­ та, опрос соседей позволили, с учетом данных судебно-меди­ цинского исследования, реконструировать происшедшее: не­ полное повешение (полулежа) в петле из брючного ремня, бы­ стро самораспустившейся под действием массы тела потерпев­ шего.

В процессе судебно-медицинской реконструкции происшествия очень важно тщательно изучать все имеющиеся в деле фотоснимки (места происшествия в целом, трупа на МП в морге, иллюстрации ме­ дико-криминалистического исследования и др.) с постоянным сопо­ ставлением на всех этапах фотоизображений и описаний. Обнаружи­ вающиеся несоответствия требуют соответственных следственных ре­ шений для устранения противоречий (допросы участников первично­ го ОМП, судебно-медицинского эксперта, производившего вскрытие или выполнявшего медико-криминалистическое исследование;

орга­ низация повторного ОМП или эксперимента с участием членов экс­ пертной комиссии и т. д.).

Характер и объем таких действий обычно определяются следова­ телем по ходатайству председателя комиссии.

В нашей практике имел место случай, когда в ходе предварительно­ го медико-криминалистического исследования были неправильно оценены кровоизлияния, расположенные в зоне странгуляционной борозды. Эксперт трактовал их как результат воздействия пальцев рук. В ходе повторной комиссионной экспертизы с нашим участием, сопровождавшейся детальным изучением фотографий шеи со стран­ гуляционной бороздой на МП, в морге, при медико-криминалистиче­ ском исследовании, было убедительно доказано, что указанные кро­ воизлияния являются составной частью борозды и обусловлены осо­ бенностями сдавления шеи петлей.

Иногда истинные обстоятельства происшедшего удается восстано­ вить в ходе повторных экспертиз.

В качестве примера реконструкции повешения приводим мате­ риалы одной комиссионной экспертизы, выполненной с нашим участием.

Из постановления следователя: «... настоящее уголовное де­ ло возбуждено по факту смерти гр-ки Е., 84 лет, труп которой обнаружен по месту жительства с петлей на шее. По заключе­ нию первичной экспертизы, смерть Е. последовала в результа Глава 11 199 \ Рис.68 Странгу ляуионная борозда на шее трупа Е.

(стрелками отмечены край ремешка и край прошива) те сдавления шеи истлей при повешении, на трупе имеются различные повреждения, обнаруженный на шее ремешок не со­ ответствует морфологии странгуляционной борозды. Допро­ шенный в качестве подозреваемого внук Е., находившийся в квартире в момент наступления смерти бабушки, отрицает при­ частность к убийству и поясняет, что обнаружил ее в туалете, в положении на коленях, лицом вниз с петлей на шее, петля образована ремешком из кожезаменителя шириной 15 мм.

Гр-н Е. считает, что бабушка повесилась путем перекидывания конца ремня через водопроводную трубу в туалете, несовпаде­ ние странгуляционной борозды и ремня объясняет поздним ис­ следованием трупа и кожного лоскута, имеющиеся поврежде­ ния в области липа и шеи мотивирует тем, что их могла при­ чинить себе погибшая во время приступа астмы».

Из «Акта исследования трупа»: «... тонус кожи снижен, она суховатая, морщинистая, в верхней трети шеи по центру и сле­ ва спереди, на левой боковой поверхности и частично левой за­ дней — горизонтальная странгуляционная борозда с мягким буровато-коричневым дном, длиной 15 см, шириной 0.6— 0.9 см».

Из первичного Заключения медико-криминалистической экспертизы:

«1-2: Полоса давления на коже шеи соответствует по морфо­ логическим признакам странгуляционной борозде. Она обра­ зовалась от давления петлей-удавкой шириной (диаметром) 200 Судебно-медицинская экспертиза повешения около 0.7—0.8 см, несущей на своей поверхности определен­ ный рисунок, оставивший в дне борозды очертания фестонов.

3. Представленный на экспертизу ремень не соответствует морфологии странгуляционной борозды на шее Е. и характе­ ристике петли-удавки, данной по ней».

В процессе комиссионной экспертизы выполнено повторное медико-криминалистическое исследование, в ходе которого «... при дополнительном изучении фотографий установлено, что обсуждаемые «фестоны» располагаются нерегулярно, не на всех участках борозды и нельзя исключить, что они являются вершинами складок дряблой кожи, собравшейся от скольжения петли при ее затягивании. При анализе фотографий трупа в морге (рис. 68) установлено, что странгуляпионная борозда отобразила особенности строения верхнего края петли, обна­ руженной на шее трупа: край в виде прямой линии, в 2 мм от которой располагаются отпечатки швов прошива с шагом 5 мм;

то же видно и в экспериментальном следе при затягивании представленного ремня под таким же углом к оси цилиндра, имитирующего тсю (рис. 69). Учитывая, что след от пряжки ремня на фотографии трупа в морге располагается на выступа­ ющем участке ветви нижней челюсти, воспроизвести такой же след не представилось возможным. На фотографии в морге видно, что край этого повреждения имеет вид дуги, такой же, как и на пряжке ремня. Таким образом, учитывая сходство следов от края ремешка на коже и в эксперименте при одина­ ковом механизме затягивания, следует полагать, что повеше­ ние происходило в петле из представленного ремешка. Разли­ чие в ширине борозды может быть обусловлено тем, что ремень изготовлен из мягкого материала, с исчезновением части следа из-за краткого пребывания Е. в затянутой петле. Те отпечатки материала, которые видны на фотографиях трупа, могли ис­ чезнуть уже при вырезке странгуляционной борозды и после­ дующего расправления кожного лоскута на картоне. Сохранив­ шиеся участки борозды связаны с тем, что в этих местах имело место плотное прижатие петли и ее сдвиг при затягивании».

Из Выводов комиссионной экспертизы: «... борозда явля­ лась замкнутой, горизонтальной на передней левой и задней поверхности шеи и слегка косовосходящей на правой ее повер­ хности. Под правым углом нижней челюсти в месте схождения ветвей имелся участок осаднения. Подобная борозда образова­ лась от сдавления шеи одинарной затягивающейся петлей, на­ тяжение которой происходило слева направо, несколько сзади наперед и снизу вверх. Сопоставление морфологических осо­ бенностей этого повреждения и механизма натяжения петли в Глава 11 Рж.69 Экспери­ ментальный отпечаток петли, затянутой вверх (по механизму неполного повешения).

Стрелками отмечены край ремешка и край прошива момент сдавления шеи с показаниями гр-на Е. дает основание полагать, что странгуляционная борозда вполне могла образо­ ваться при затягивании петли под действием части массы тела, то есть при повешении с неполным висением и опорой на коле­ ни. Поза, в которой, по показаниям Е., он обнаружил труп, могла явиться следствием падения верхней части туловища по­ сле соскальзывания с опоры (горизонтальной водопроводной трубы) свободного конца петли. Неполное повешение характе­ ризуется, помимо общеасфиксических признаков, обнаружен­ ных на трупе Е., развитием резкого венозного застоя, прояв­ ляющегося очаговыми и мелкоточечными кровоизлияниями выше места сдавления шеи. Обнаруженные при исследовании трупа кровоизлияния, в частности в языке, полностью уклады­ ваются в такой механизм образования. Повреждений, свиде­ тельствующих о сдавлении шеи руками, экспертная комиссия не усматривает».

После получения Заключения уголовное дело против внука Е. было прекращено.

Данный случай интересен рядом обстоятельств, в том числе не­ доучетом особенностей старческой кожи, как следовоспринимающе го объекта;

неверной оценкой экспертом МКО ширины и конструк­ тивных особенностей возможного орудия травмы из-за непринятия во внимание факторов, влияющих на возникновение и исчезновение Деталей борозды при ее формировании и последующем иссечении 202 Судебно-медицинская экспертиза повешения из трупа;

некритичным отношением эксперта-танатолога к заклю­ чению медико-криминалистической экспертизы.

В повседневной экспертной работе обсуждаемые методы реконст­ рукции часто сочетаются.

В практике нашего бюро имел место следующий случай.

Труп К., 70 лет, был обнаружен в постели, лежа на спине, с ве­ ревочной скользящей петлей на шее, закрепленной к спинке металлической кровати. При исследовании трупа в морге, кро­ ме еле различимой странгуляционной борозды в верхней трети шеи, косовосходящей спереди назад, и общеасфиксичсских признаков смерти, обнаружены неотчетливые кровоизлияния в виде прерывистых горизонтальных полос на слизистой оболоч­ ке полости рта соответственно альвеолярным дугам, признаки гипертонической болезни, следы рассасывающегося кровоиз­ лияния в бассейне левой среднемозговой артерии, формирую­ щаяся двусторонняя нижнедолевая пневмония, пролежни соот­ ветственно крестцу.

Работники уголовного розыска по ходатайству эксперта представили медицинские документы, из которых следовало, что К. три недели назад перенес острое нарушение мозгового кровообращения с кровоизлиянием в головной мозг и развити­ ем правостороннего пареза. В связи с отказом родственников, не госпитализировался, с кровати не вставал, требовал посто­ роннего ухода.

С учетом данных вскрытия произведен повторный осмотр места происшествия с фиксацией параметров кровати, петли, места ее закрепления на опоре, с последующим сопоставлени­ ем с длиной окружности головы и левой (остававшейся по­ движной) руки покойного.

С учетом всех данных, экспертом дано заключение о невоз­ можности сформирования и закрепления представленной пет­ ли, с которой обнаружен труп К. Родственники покойного, бу­ дучи ознакомлены с материалами следствия, в том числе с За­ ключением судебно-медицинского эксперта, сознались в со­ вершении убийства путем закрытия отверстий носа и рта по­ душкой и руками с последующей имитацией самоповешения.

Базируясь на своих познаниях, судебно-медицинские эксперты всегда имеют основание высказаться о возможности (или невозмож­ ности) совершения повешения в заданных следствием условиях.

Как положительный, так и отрицательный результат исследования каждого признака требует критического осмысления. Только после исключения различных оказывающих влияние факторов, случай­ ных и закономерных, факт обнаружения или отсутствия конкрет Глава 11 ного симптома может рассматриваться в качестве одного из значи­ мых дифференциальных тестов в диагностике.

Таким образом, объектами изучения в ходе судебно-медицинской реконструкции повешения являются данные уголовного дела (мате­ риалы проверки), протоколы первичных и повторных ОМП, меди­ цинские документы потерпевшего, результаты исследования трупа, анатомические и гистологические препараты из архива БСМЭ, фо­ тотаблицы, предполагаемая петля (петли), материалы следствен­ ных экспериментов, дополнительные показания фактических уча­ стников обсуждаемого события.

Итоговое мнение эксперта может оформляться либо протоколом допроса, либо, что предпочтительнее, как судебно-медицинская экспертиза с составлением аргументированного «Заключения». При этом делается вывод о возможности или невозможности возникно­ вения странгуляционной борозды, иных повреждений на теле по­ терпевшего, его позы, других особенностей при той или иной версии события и дается соответствующее обоснование. Такая экспертиза обязательно должна сопровождаться иллюстративным материалом (фотографии, рисунки, схемы), что существенно повышает ее убе­ дительность и наглядность.

204 Судебно-медицинская экспертиза повешения Глава ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ И НЕДОСТАТКИ В ДИАГНОСТИКЕ ПОВЕШЕНИЯ Исследование трупов лиц, погибших в результате повеше­ ния — одно из наиболее частых в практике судебного медика. Еже­ годно экспертами Ленинградской области исследуется около трупов повешенных, причем в последние годы наблюдается рост количества таких вскрытий.

Изучение ошибок и недостатков, допускаемых экспертами при проведении этого вида исследований, позволяет определить их при­ чины, наметить пути ликвидации. Для анализа нами разработана Карта тематического рецензирования Акта судебно-медицинского исследования трупа в обсуждаемых случаях (табл. 3). Карта содер­ жит пункты, дающие информацию об уровне диагностики повеше­ ния. Изучено 100 карт, заполненных в процессе рецензирования членами Методического совета БСМЭ. Контролю подверглась рабо­ та всех районных экспертов.

Во вводной части Акта (Заключения) сведения об обстоятельст­ вах происшествий в 10 % сообщались очень кратко, иногда одним предложением, т. е. эксперты не всегда использовали предоставлен­ ное им право на истребование и изучение материалов, необходимых для дачи полноценного заключения. В 40 % рецензенты признали качество предварительных сведений отличным. Лишь в 10 % экс­ перты побывали на месте происшествия, большинство же ограничи­ лись изучением копии протокола ОМП, составленного следователем (дознавателем). В половине случаев петля не снималась с шеи тру­ па при ОМП и доставлялась в морг, в остальных — не доставлялась и не изучалась экспертами.

Глава 12 В 5 случаях эксперты приняли участие в следственных экспери­ ментах, материалы которых затем использовали для составления аргументированных выводов. Все эти экспертизы проводились в случаях повешений в камерах изоляторов временного содержания.

Таблица КАРТА тематического рецензирования в случаях смерти от повешения Акт N год Ф.И.О.

(эксперта) 1. Качество предварительных сведений об обстоятельст­ вах смерти 2. Сформулированы ли эксперту вопросы, кроме вопроса о причине смерти 3. Участие эксперта в ОМП 4. Представлены ли:

а) протокол ОМП б) петля 5. Изучение экспертом:

а) меддокументов умершего, в т.ч. медкарты при смерти в стационаре б) материалов проверки (уголовного дела) 6. Качество описательной части:

6.1. исследование одежды (описание повреждений, за­ грязнений) 6.2. полнота описания наружных повреждений, размер­ ных параметров (окружность головы, шеи, длина тела с вытянутой рукой, уровень странгуляционной бороз­ ды от стоп) 6.3. полнота внутреннего исследования, видовые и общеасфиксические признаки 6.4. применение фотографирования трупа, его качество 6.5. наличие схемы повреждений 7. Полнота и целесообразность дополнительных исследо­ ваний:

7.1. — гистологического — биологического 206 Судебно-медицинская экспертиза повешения — медико-криминалистического — химического — биохимического 7.2. Применение экспертом-танатологом дополнитель­ ных секционных приемов 8. Полнота и правильность построения диагноза 9. Полнота заключения и его адекватность проведенному исследованию, аргументация выводов 10. Время исполнения исследования (наличие даты офор­ мления, превышение месячного срока) 11. Общая оценка качества исследования 12. Рекомендации эксперту Подпись рецензента Примечание. Рекомендуется применение шкалы оценок (но каждому признаку — «плохо», «удовлетворительно», «хоро­ шо», «отлично» или «да», «нет»).

Данные амбулаторных карт и историй болезни (при повешении в стационарах) изучены в 9 случаях. Иногда эксперты, даже имея вопрос дознавателя о здоровье суицидента, не требовали пред­ ставления меддокументации, ограничиваясь перечислением морфо­ логических признаков заболеваний, что нельзя признать аде­ кватным ответом.

При общем благополучном уровне описания экспертами БСМЭ одежды в случаях убийств, автотравмы, обратила на себя внимание краткость и схематичность исследования одежды повешенных. Лишь небольшая группа опытных экспертов детально описывала взаимо­ расположение предметов одежды, содержимое карманов, следы био­ логических жидкостей, иные опачкивания, что в ряде случаев необхо­ димо для полной реконструкции происшедшего. Петля, во всех случа­ ях ее представления эксперту, описана полно, с характеристикой раз­ меров, материала, конструкционных и иных особенностей.

Описание наружного и внутреннего исследования проводилось на приемлемом уровне, с хорошей частотой выявления видовых при­ знаков, которым обычно придается диагностическое значение. Мы считаем это результатом внедрения в экспертную практику много­ летних исследований странгуляционной асфиксии, проводимых ле­ нинградскими судебными медиками. Лишь в единичных случаях не Глава 12 приведена окружность головы, шеи, длина тела с вытянутой вверх рукой, уровень странгуляционной борозды от подошв стоп.

В необходимых случаях (20 %) проводилось рассечение межпоз­ вонковых дисков, препаровка мягких тканей спины, лимфоузлов, ретробульбарной клетчатки, послойное исследование тканей шеи.

Жаль, что не все эксперты сами препарировали подъязычную кость и хрящи гортани, отправляя их в МКО при подозрении на наличие перелома.

Адекватно использовались возможности дополнительных методов исследования. Гистологически и химически материал изучен в 100 % случаев, в 7 % он направлен в МКО. Единичными были био­ логические и биохимические исследования (определение группы крови, наличия спермы во влагалище и прямой кишке, концентра­ ции глюкозы в различных сосудах и др.). Установлено, что экспер­ ты не во всех случаях наружного кровотечения направляли кровь для группового определения, что рецензентами справедливо отме­ чалось как дефектура.

Одним из наиболее типичных упущений является недостаточная иллюстрация документации — в 20 % в Актах имелись фототабли­ цы, в единичных случаях — схемы расположения странгуляцион­ ной борозды.

Судебно-медицинский диагноз и Заключение формулировались в соответствии с предъявляемыми требованиями. Лишь в 15 % слу­ чаев рецензенты отметили неполноту перечисления или нелогич­ ность расположения симптомов в диагнозе, отсутствие аргумента­ ции Заключения.

Более 3/4 Заключений выполнено в срок до 1 месяца. В единич­ ных случаях срок оформления не был установлен ввиду отсутствия соответствующей даты, что также относилось к дефектуре.

В анкете рецензентам предлагалось выставить итоговую оценку по качеству экспертиз. Из 100 Актов 10 оценены отлично, 62 — хо­ рошо, 25 — удовлетворительно, и лишь 3 — неудовлетворительно.

В трех последних случаях Акты были оформлены с грубым нару­ шением сроков, «недобором» объектов для дополнительных иссле­ дований, с безграмотной формулировкой диагноза.

Положительным, с точки зрения рецензентов, является выпуск в 1990 г. Главным судебно-медицинским экспертом МЗ РСФСР мето­ дического письма «Судебно-медицинская экспертиза трупов лиц, погибших в результате повешения», регламентирующего требова­ ния к этому виду работы.

208 Судебно-медицинская экспертиза повешения Проведенный анализ позволил выделить три основные группы де­ фектов:

1) организационные (отсутствие анализа протокола ОМП, дан­ ных материалов проверки или уголовного дела, медицинских доку­ ментов, нарушение сроков оформления Актов);

2) методические (недостаточный уровень описания изменений одежды и трупа, отсутствие иллюстраций, неполный забор объек­ тов для дополнительных исследований);

3) логические (несоответствие диагноза и заключения описатель­ ной части Акта, хаотичное построение диагноза, отсутствие обосно­ вания или неправильность выводов).

Указанные дефекты обусловлены либо низкой квалификацией экспертов, либо недобросовестным отношением специалистов к сво­ им обязанностям, а также недостаточным контролем за их работой, низким уровнем взаимодействия со следователем (дознавателем).

Перечень указанных дефектов определяет пути их возможного ус­ транения.

Вышеизложенное изучение работы, в первую очередь, молодых экспертов, показало актуальность еще одной проблемы, слабо разработанной в судебной медицине. Речь идет об аномалиях раз­ вития, технических погрешностях, что чревато ошибками диагно­ стики.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.