WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Ю. А. М О Л И Н С У Д Е Б Н О - М Е Д И Ц И Н С К А Я Э К С П Е Р Т И З А П О В Е Ш Е Н И Я НПО «МИР И СЕМЬЯ-95> Санкт-Петербург 1996 ББК 58 М 43 УДК 340.626<035) Ю.А.МОЛИН ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таблица Основные симптомы асфиксии по Н.В.Попову, 1946, с изменениями (А.А.Матышев, 1993) Стадии Длитель­ Дыхание Кровообращение Мышцы ЦИС асфиксии ность Инспира- 1 -я мин Одышка Замедление Нарастание Десинхрони торной с преоб­ сердцебиения, по­ биоэлектриче­ зация био­ одышки ладани­ нижение АД. На­ ской активно­ электриче­ ем вдоха чало цианоза лица сти скелет­ ской актив­ и шеи ных мышц ности головно­ го мозга. Ог­ лушенность Экспира­ 2-я мин Одышка Колебание Судороги Полная поте­ торной с преоб­ частоты сердцебие­ Расслабление ря сознания одышки ладани­ ний с нарастанием сфинктеров, ем выдо­ брадикардии, коле­ извержение ха бание уровня АД. кала и мочи Усиление иианоза Кратко­ 3-я мин Отсутст­ Выраженная Расслабление Бессознатель­ времен­ вие ды­ брадикардия, паде­ мышц ное состояние ной оста­ хания ние АД новки дыхания 4-я мин Редкие Колебание То же То же.

Терми­ нальное глубокие частоты сердцебие­ Отсутствие Дыхание «вздохи» ний, колебание биоэлектриче­ с откры­ уровня АД ской активно­ ванием сти головного рта мозга Стойкая Через 3- Отсутст­ Брадикардия. Ми­ То же То же останов­ 5 мин от вие ды­ нимальное АД ка дыха­ начала хания ния асфиксии Останов­ Через 5- Отсутствие ка серд­ 30 мин сердечных сокра­ цебиений после ос­ щений. Возможна тановки регистрация био­ дыхания электрической ак­ тивности сердца на ЭКГ 76 Судебно-медицинская экспертиза повешения Танатогенез при повешении, однако, имеет ряд существенных осо­ бенностей, обусловленных характером и уровнем наложения петли, темпом странгуляции, положением тела и другими факторами.

Существующие воззрения на течение странгуляционной асфиксии начали формироваться только после производства экспериментов на животных (Патенко Ф. А., 1886;

Игнатовский А. С, 1891;

Reineboth, 1895). В XX в. выполнен ряд работ (Федоров М. И., 1954— 1965;

Калиновская Е. П., 1955;

Бритван Я. М., 1958;

Крат А. И., 1958;

Rauschke J., 1957;

Funao F.;

Sawaguchi A., 1976, и др.) наболев высоком научно-методическом уровне, с использованием ЭКГ, пнев­ мографии, электромиографии. Однако некомплексное использование этих методов, а также применение разных видов животных при изуче­ нии различных видов механической асфиксии лишает возможности провести сравнительный анализ результатов.

Методы электрокортикографии (ЭКоГ), ЭКГ, пневмографии (ПГ), электромиографии (ЭМГ) в изучении процесса повешения в комплексе применили Е. С. Мишин (1975), В. Т. Севрюков (1976), Ю. А. Молин (1980), что позволило провести изучение нарушения функций дыхательной, сердечно-сосудистой систем, ЦНС, скелет­ ной мускулатуры (рис. 23).

Анализируя изменения дыхания, М. И. Федоров (1954) наблю­ дал кратковременную остановку дыхания при полном повешении кошек сразу после затягивания петли. При расположении петли ни­ же уровня гортани проявлялась характерная смена инспираторной;

и экспираторной одышки.

Е. С. Мишин (1975) при полном повешении кроликов кратковре­ менную задержку дыхания объяснял рефлекторными воздействия­ ми с рецепторов органов шеи. В его опытах задержка дыхания сме­ нялась одышкой и угнетением дыхания в терминальном периоде.

Полная остановка дыхания наступала при повешении с передним положением петли через 6.01 ± 0.06 мин;

при передне-боковом - через 6,89 ± 0,25 мин;

в заднем-боковом — через 17.78 ± 1. мин, и заднем положении — через 29.46 ± 2.92 мин от начала по­ вешения.

Характеризуя нарушения ССС, М. И. Федоров (1954) отметил, что в начале развития асфиксического процесса при полном пове­ шении с расположением петли выше гортани непосредственно после сдавления шеи вследствие раздражения верхне-гортанных нервов и каротидных синусов наступает выраженное падение артериального давления, через 15—20 сек оно восстанавливается, затем вновь сни- • Глава 5 ЛЛуЛ-wWy,' Д^у/у-^ yvv\_jvVvvVyv.- 7V^nO'tyv*'W^v*>v*'V 0-3 Vl^V '<» '.0-4.,.., ~, л.

д ЭКГ т ш т ш ш ^ ш т ш ш ь эмг Рис.23 ЭКоГ, дыхание, ЭКГ и ЭМГ при повешении плавно в мягкой петле:

а —до опыта;

стрелка — начало эксперимента;

б — первые секунды опыте жается. При расположении петли ниже гортани в аналогичных ус­ ловиях отмечается резкая гипертензия, исчезающая к периоду окончательной остановки дыхания. По мнению Л. С. Гапеевой, С. Б. Трахтенберг (1974), при высоком положении петли вследст­ вие вытяжения и перегиба шеи может возникнуть сдавление позво­ ночных артерий, что в первую очередь отражается на гемодинамике в затылочных долях головного мозга.

Е. С. Мишин (1975) при повешении кроликов наблюдал бради кардию, связанную с рефлекторными влияниями, после которой наступало кратковременное восстановление числа сердечных со­ кращений (период относительной компенсации), затем — резкое сокращение их числа. Сердечная деятельность у кроликов (по дан­ ным ЭКГ) исчезала: при переднем положении через 15.8 ± 0.6 мин от начала повешения, при передне-боковом — через 15.8 ± 1. мин;

при задне-боковом — через 27.0 ± 3.4 мин, при заднем — через 44.25 ± 6.65 мин. Б. А. Карагин, Н. Н. Левина (1976) при повешении кроликов отмечали закономерно возникавшие с 30-й сек на ЭКГ признаки гипоксии миокарда. К концу 1-й мин наблюда­ лись нарушения ритма по типу предсердной экстрасистолии, сме Глава 5 зовые изменения биоэлектрической активности головного мозга:

фаза десинхронизации, фаза гиперсинхронизации, фаза угнетения с полной депрессией биоэлектрической активности. Указанные цик­ лы не зависят от положения петли. Аналогичные изменения био­ электрической активности головного мозга наблюдали В. Т. Севрю ков (1976), А. Ю. Молин (1980), которые изучали влияние алко­ гольной интоксикации, темпа повешения, материала и характера петли на развитие и течение асфиксии.

Десинхронизация биоритмов головного мозга может быть объяс­ нена реакцией возбуждения ретикулярной формации и гипоталаму­ са на развивающуюся гипоксию. Гиперсинхронизация рассматрива­ ется как результат тормозящего влияния гипоксии на нейроны ко­ ры больших полушарий в сочетании с прекращением активизиру­ ющего влияния систем мозгового ствола. «Всплески» биоэлектриче­ ской активности на фоне ее угасания, очевидно, являются следст­ вием иррадиации импульсов стволового отдела головного мозга и по времени совпадают с развитием терминальных дыхательных движений (Малкин В. Б. с соавт., 1963;

Баскина Н. Ф., 1967).

Нарушения функций скелетной мускулатуры при повешении ре­ ализуются в виде судорог. Сокращения отдельных мышечных групп, появляющиеся в начальном периоде асфиксии, переходят в резкие общие судороги, обычно клонического характера, нередко заканчиваясь опистотонусом.

Меньшая выраженность судорог отмечается при развитии асфик­ сии на фоне наркотических состояний, алкогольной интоксикации, у пожилых лиц (Леонтьев К. М., 1885;

Дзекунов Г. Т., 1955;

Сев рюков В. Т., 1976).

По данным Е. С. Мишина (1975), судороги появлялись через 2.8 ± 0.25 мин при повешении с передним положением петли, и через 27,2 ± 2.8 мин — при заднем. В. Т. Севрюковым (1976) в экспери­ менте на кроликах установлено, что судороги возникают на фоне ги­ пертонуса мышц на 3-й мин опыта, сочетаются с медленными высоко­ амплитудными волнами на электрокортикограмме, число судорож­ ных приступов составляет от 1 до 8 за период умирания. Их длитель­ ность — от 1 до 4 сек с перерывами между ними от 2 до 10 сек.

Возникновение судорожных сокращений мышц мотивируется: ток­ сическим действием избытка углекислоты на центры продолговатого и спинного мозга (Вроблевский П. М., 1926);

раздражением опреде­ ленных участков коры головного мозга (Райский М. И., 1953);

ре­ флекторными влияниями различных рецепторных зон (Загряд 80 Судебно-медицинская экспертиза повешения ский В. П., 1955);

грубыми нарушениями метаболизма мышечной ткани (Смольянинов В. М. и соавт., 1975), Очаги патологической им пульсации при тонических судорогах расположены в глубоких под­ корковых отделах ЦНС, при клонических — в коре больших полуша­ рий и близлежащих подкорковых отделах (Якупов Р. А., 1973). Су-* дороги прекращаются с истощением соответствующих нервных цент­ ров. Судорогам иногда сопутствует семяизвержение. J. Krarter (1926) в опытах на животных и при наблюдении казней через повешение на­ блюдал эрекцию и эйякуляцию только при грубом раздражении шеи петлей. Семяизвержение у экспериментальных животных отмечали и мы в единичных опытах повешения с рывком.

Наши данные показали, что при различных способах полного пове­ шения (плавно, с рывком) выявляются четкие различия в характере и длительности развития асфиксии. При этом повешение с рывком вы­ зывает более раннее угасание биоэлектрической активности головно­ го мозга, сердца, скелетной мускулатуры, прекращение дыхания (в среднем, соответственно, на0.4 мин;

6 мин;

0.3 мин.;

2 мин).

В экспериментах на кроликах установлено и математически обос­ новано, что при полном повешении со стороны петли на шею дей­ ствует сила, прямо пропорциональная массе тела, максимальной скорости его падения из точки опоры (и, следовательно, пройден­ ному телом пути, т. е., фактически, длине свободной части петли) и обратно пропорциональная времени, которое проходит от момента рывка до момента окончательной остановки тела (Молин Ю. А., 1977). Проведенные эксперименты выявили закономерность воз­ никновения рефлекторной остановки сердечной деятельности и ды­ хательных движений на первой минуте повешения с рывком, что имеет несомненное экспертное значение (рис. 24). Смерть в таких случаях наступает практически мгновенно, в течение долей секун­ ды (скорость продвижения импульса по нервным проводникам со­ ставляет около 50 м/сек). Продолжительность умирания и измене­ ние изученных функций организма в меньшей степени зависят от материала петли, чем от темпа повешения. Это обусловлено тем, что действие материала в основном ограничено раздражением экс терорецепторов кожи. Нами показано также, что, в отличие от экс­ периментов Е. С. Мишина с незатягивающейся петлей, продолжи­ тельность умирания при повешении в скользящей петле при раз­ личных положениях не имеет резких различий. Это связано с от­ носительно равномерным сдавлением всех поверхностей шеи пет­ лей-удавкой.

Глава Полученные при экспериментальном повешении данные не могут быть полностью перенесены на человека, однако они позволяют обос­ нованно утверждать, что и у людей при разных способах повешения, уровнях наложения, положениях и материалах петель характер и длительность умирания существенно различаются. Это подтвержда­ ется и практическими наблюдениями (Федоров М. И., 1967, Мо лин Ю. А., 1993).

Продолжительность умирания при повешении составляет 5— 6 мин (Martin E., 1938;

Bucher К., 1955), 5—10 мин (Minovici N., 1905), 25—30 мин (Jonas M.;

Greifova V., 1959). М. И. Федоров (1957) доказал, что время наступления смерти при эксперимен­ тальном повешении зависит от вида животного: кролики в его опы­ тах погибали через 4—5 мин, кошки — через 6—8 мин, собаки — через 6—9 мин. Аналогичного мнения придерживаются Е. J. Van Liere, J. С. Stickney (1967). Ими отмечено и значение возраста — молодые животные более устойчивы к кислородному голоданию, чем старые. У человека при повешении смерть наступает раньше, чем у животных (Minovici N., 1905).

По сравнению с другими видами механической асфиксии, при пове­ шении в результате воздействия петли на шею длительность периодов асфиксии сокращается (Концевич И. А., 1968;

Кузнецов В. А., 1976, и др.). Следует отметить, что во всех изученных нами работах в каче­ стве показателя для определения времени смерти использовалось прекращение сердечной деятельности (в XIX в. — по исчезновению пульса, в XX в. — по исчезновению ЭКГ).

На длительность умирания при повешении действует и ряд дру­ гих факторов. Н. Jacob, W. Pyrkosch (1951) отмечали, что длитель­ ность умирания при повешении с неполным висением тела больше, чем при полном. W. Schwarzacher (1928) доказал, что при непол­ ном повешении сила тяги, действующая на свободный конец петли, а также сдавление шеи, будут различными в зависимости от позы трупа. Так, при неполном повешении и вертикальном положении тела сила тяги веревки составляла 73—85 % массы тела, а при по­ ложении на коленях — лишь 19 %. Неодинаковы и морфологиче­ ские проявления полного и неполного повешения. О трудностях ре­ анимации лиц, извлеченных из петли при полном повешении в от­ личие от неполного пишут Е. И. Чазов (1971), В. А. Кузнецов (1976). В. М. Сульженко, Е. С. Мишиным (1977) в экспериментах на кроликах выявлены различия в развитии асфиксии при полном и неполном повешении (при прочих равных условиях), доказано 82 Судебно-медицинская экспертиза повешения увеличение сохранения жизненно важных функций организма при!

неполном повешении на 4.5—8.0 мин.

На основании анализа обширного клинического материала (исто­ рии болезни оживленных после повешения) М. И. Федоров (1967) считал странгуляцию в течение 6—9 мин и более смертельной. По] нашим данным, эти цифры составляют 8—10 мин.

Изучение нарушения функций организма при повешении с разны­ ми положениями петли на шее позволило Е. С. Мишину (1975) выде­ лить следующие периоды: 1 — период расстройств дыхания и сердеч­ ной деятельности рефлекторного характера как результат воздейст­ вия петли на рефлексогенные зоны шеи;

2 — период относительной компенсации;

3 — период декомпенсации с развитием глубоких рас­ стройств деятельности ЦНС, сердечно-сосудистой и дыхательной сис­ тем;

4 — терминальный период. Длительность умирания значительно варьировала — в основном, за счет периода относительной компенса­ ции — в зависимости от положения петли, являясь наименьшей при переднем ее положении и наибольшей — при заднем.

Судебных медиков издавна интересовали механизм и непосредст­ венная причина смерти при повешении. Традиционно генез смерти связывали со сдавлением дыхательных путей. P. Baron (1893) единст­ венной причиной летального исхода считал асфиксию, быстрота кото­ рой зависит от материала петли, что и обусловливает степень закры­ тия дыхательных путей. По экспериментальным данным автора, при повешении с одинаковым положением петли из латунной проволоки смерть наступала через 7 мин, из веревки — через 9 мин, из ре­ мня — через 10 мин, из скрученной салфетки — через 11 мин.

В. К. Мержеевский (1882), Langreuter (1886) связывали наступление смерти с закрытием глотки корнем языка, подтягиваемым вверх пет­ лей, а также мягким небом и окружающими тканями.

Для полного сдавления трахеи достаточна сила, равная 10— 15 кг (Райский М. И., 1953;

Haberda A., Reiner M., 1894), чем и объясняется возможность неполного повешения.

Однако, закрытие глотки корнем языка, сдавление трахеи не могло объяснить наступление смерти в случаях повешения трахеотомиро ванных больных и экспериментальных животных с положением петли выше трахеотомической трубки. Смерть в указанных случаях насту­ пала, но значительно позже, чем при обычном повешении. Многие ав­ торы (Попов Н. В., 1946;

Федоров М. И., 1967;

Hofmann E., Haberda A., 1927, и др.) объясняли смерть при повешении тяжелыми расстройствами гемодинамики головного мозга, вызванными сжати Глава 5 ем сосудов шеи. Доказано, что для сдавления яремных вен достаточно ничтожного давления на ткани шеи, для пережатия сонных арте­ рий— 3.5—5 кг, позвоночных—16—30 кг (Schwarzacher W., 1928).

В результате сдавления яремных вен нарушается отток крови из по­ лости черепа с быстрым подъемом внутричерепного давления. Оно особенно резко нарастает, когда через не полностью пережатые по­ звоночные артерии кровь продолжает поступать к головному мозгу.

Следствием указанных процессов являются кислородное голодание и сдавление различных центров и структур головного мозга с быстрой потерей сознания и нарушением регуляции жизненно важных функ­ ций. Компрессия и растяжение сонных артерий при странгуляции вы­ зывает тяжелые расстройства деятельности сердечно-сосудистой сис­ темы вследствие реакции рецепторов синокаротидных зон. При этом отмечается выраженная брадикардия, падение АД, диспноэ (Hering Н., 1927). Вследствие локального повышения АД в каротид ных синусах (ниже места странгуляции) возникает снижение давле­ ния и в сосудах большого круга кровообращения, а при падении АД в синусах возможен прессорный эффект (Чеснокова С. А., 1954;

Хаю тин В. М., 1963;

Heymans С, Neil E., 1958, и др.).

М. И. Федоров (1954) экспериментально доказал, что денервация каротидных синусов затягивает развитие асфиксии, удлиняет время функционирования центров продолговатого мозга, замедляет паде­ ние артериального давления в начальном периоде странгуляции. По мнению Д. П. Косоротова (1928), вследствие резкого вытяжения, пе­ региба шеи при повешении страдает и просвет позвоночных артерий.

Известны случаи, когда не было ни сдавления дыхательных путей, ни действия петли на сосудисто-нервные пучки (например, при прохож­ дении петли через рот), однако, смерть наступала. Ее причину в этих случаях видели в резком вытяжении шейной части спинного мозга.

Е. С. Мишин (1975), изучив влияния различных положений петли на танатогенез повешения, доказал, что при переднем положении петли причиной смерти являлась собственно механическая асфиксия, связанная с прекращением или резким сокращением поступления воздуха в легкие. При заднем положении незатягивающейся петли в генезе смерти на первый план выступают гемодинамические наруше­ ния, обусловленные сдавлением сосудов и нервов шеи. При боковом положении петли ведущий компонент в генезе зависит от того, куда больше смещалась петля — кпереди или кзади.

Сдавление блуждающих и верхнегортанных нервов петлей обус­ ловливает их чрезмерное раздражение, что приводит к нарушению 84 Судебно-медицинская экспертиза повешения сердечной деятельности, а иногда и к внезапной остановке сердца в фазе систолы (Попов Н. В., 1946;

Поркшеян О. X., 1974;

Мо лин Ю. А., 1990, и др.). Рефлекторные дуги в этом случае могут замыкаться через каротидные синусы (геринг-рефлекс), верхнегор­ танные нервы (вагусный рефлекс), а также при раздражении окон­ чаний верхнегортанных нервов в слизистой оболочке гортани вследствие давления петли. Более осторожно оценивает роль блуж­ дающих нервов в процессе повешения М. И. Федоров (1967), ука­ зывая, что они являются лишь проводником раздражения с верх­ негортанных нервов.

Подчеркивая ведущее значение в танатогенезе рефлекторных воздействий, возникающих от растяжения и сдавления нервных стволов шеи, мы считаем, что смерть при повешении может насту­ пить в любом периоде, причем, если в танатогенезе превалировало сдавление сосудисто-нервных пучков (особенно, у лиц, страдавших сердечно-сосудистыми заболеваниями), летальный исход возникает от остановки сердца вследствие преимущественного раздражения нервных стволов. В таких случаях морфологические признаки, xjfl рактерные для механической асфиксии, отсутствуют.

Gumprecht (1911) впервые высказал предположение о том, что в случаях переразгибания позвоночника повреждение продолговатого мозга зубовидным отростком второго шейного позвонка может явиться причиной смерти при повешении. Данное утверждение вы­ звало ряд проверочных исследований (Nippe M., 1913;

Meixner К., 1919;

Olbrycht J., 1963). Эти авторы пришли к заключению, что за­ щищенность продолговатого мозга прочным связочным аппаратом позвонков и спинномозговой жидкостью препятствует его травме.

Однако в других руководствах и статьях по судебной медицине уча­ стие указанного механизма в генезе смерти не исключается (Гуков ская Н. И., Свешников В. А., 1957;

Суздальский О. В., Руси­ на Г. И., 1972;

Сапожников Ю. С, Гамбург A.M., 1976). На воз­ можность участия в танатогенезе повешения травмы продолговатого мозга указывает и Е. Knobloch (1959), сообщая о случаях каталеп­ тического трупного окоченения.

Несомненно значение механической травмы в танатогенезе при казнях через повешение, сопровождающихся переломами, вывиха­ ми позвонков, разрывами межпозвонковых дисков, оболочек и ве­ щества спинного мозга (Hofmann E., 1881;

Strassman F., 1901).

Сходные указания есть и в клинической литературе.

При переломе зубовидного отростка, вызванном грубым насили Глава 5 ем сгибательного характера, что может наблюдаться при полном повешении с передним положением петли, отломанный зуб вместе с атлантом и головой двигается кпереди и скользит вниз по сустав лому скосу второго шейного позвонка. Задняя дуга атланта, смеща­ ющаяся кпереди, повреждает мозг на границе между продолгова­ тым и спинным;

смерть при этом наступает практически мгновенно (Цывьян Я. Л., 1979). В современной экспертной практике такие повреждения встречаются крайне редко.

В научной литературе имеются сведения об участии в танатоге незе повешения еще ряда факторов. И. В. Слепышков (1928), G. Dietz (1963), К. Н. Frank, E. Wihsgott (1971) отмечают значе­ ние аспирации пищевых масс в генезе смерти. В анализируемых ими случаях исключены агональное и посмертное попадание со­ держимого желудка в дыхательные пути. Изучение обстоятельств повешения, сопровождающегося аспирацией, показало, что при расположении узла петли спереди или сбоку пищевод остается проходимым. В этих условиях рвота, вызванная раздражением ва гуса, может привести к аспирации. По нашим данным, массивная прижизненная аспирация (вплоть до альвеол) отмечена в 2 % случаев, всегда — при задне-боковом положении незатягиваю щейся петли, неполном повешении, переполненном пищей желуд­ ке, алкогольной интоксикации.

М. И. Авдеев (1976) указывает на возникающие при повешении эмболии: жировую (вследствие раздавливания петлей подкожной жировой клетчатки, а также общих судорог), воздушную (вследст­ вие разрывов межальвеолярных перегородок).

Известно, что частицы жира могут попадать в кровеносное русло при патологических состояниях, сопровождающихся сильным сотря­ сением тела и его жировых депо (Давыдовский И. В., 1952). Такая си­ туация возникает и при резких судорогах, наблюдаемых при повеше­ нии, а также при травме петлей жировой клетчатки шеи. Имеются све­ дения о роли в возникновении эмболов жира неизвестной субстанции, появляющейся при гипоксии и нарушающей устойчивость эмульсии хиломикронов в крови (Колпащиков Е. Г., 1978;

Hulman G., 1988).

А. Минчев (1984) в 15.1 % исследованных трупов повешенных обнаружил в легких жировые эмболы (микроскопически). В нашем материале слабо выраженная жировая эмболия сосудов легкого от­ мечена лишь в 4 наблюдениях;

пробы на воздушную эмболию, про­ веденные в 30 случаях на трупах без признаков гнилостных изме­ нений, оказались отрицательными.

86 Судебно-медицинская экспертиза повешения Рис.25 Топография рефлексогенных зон на теле человека (схемы по Ю.С.Пурдяеву, В.И.Алисиевичу, 1990). А — в области мочек ушей, Б — на задней поверхности шеи Особенностями отличается танатогенез в случаях, описанных П. С. Павловым (1976), Н. В. Бастуевым и соавт. (1978), А.Б. Ша дымовым (1989), Ю. С. Пурдяевым, В. И. Алисиевичем (1990), М. Crompton (1986). Имел место сходный случай и в нашей практике.

Общей чертой, объединяющей эти наблюдения, является своеоб­ разная локализация петли-удавки. Наибольшее давление она со* здавала по задней поверхности верхней трети шеи, откуда ветви борозды поднимались вверх и кпереди, на лицо, замыкаясь либо в области рта (случай Н. В. Бастуева и соавт.), либо на уровне глаз, скуловых областей (случаи П. С. Павлова и М. Crompton), либо в лобной области (остальные наблюдения). Голова трупа при этом во всех случаях, кроме экспертизы Ю. С. Пурдяева и В. И. Алисиевича, было резко запрокинута кзади. Этот факт по-< зволил М. Crompton связать наступление смерти с развитием спи нального шока, как следствия внезапного резкого растяжения спинного мозга. При этом, как результат вовлечения в процесс диафрагмальных нервов, ветви которых выходят из III—V сегмен­ тов, произошла остановка диафрагмального дыхания.

Иной вариант танатогенеза для таких случаев предлагают Ю. С. Пурдяев и В. И. Алисиевич. Странгуляционная борозда при этом проходит по рефлексогенным зонам шеи (рис. 25, 26), без Глава 5 Фэн-фу Я-мзнъ 15-Т Хунь-нень 47-УУ?$Щ Чан-цян 1-Т Рис.26 Топография опасных для жизни точек на теле человека (согласно данным восточной рефлексотерапии, по Г.Лувсон, 1980). А — на задней поверхности шеи, Б — на задней поверхности туловища сдавления сосудов и дыхательных путей. Непосредственной причи­ ной смерти явилась рефлекторная остановка сердца вследствие травмы зон, повреждение которых опасно для жизни.

Остальные авторы, и мы в том числе, склонны рассматривать на­ ступление смерти в подобных случаях все же как следствие сдав­ ления сонных артерий смещающимися мягкими тканями в области сосцевидных бугров. На такой механизм указывают признаки на­ рушения гемодинамики головного мозга в виде резкого его полно­ кровия, пердиапедезных кровоизлияний, отека.

Применительно к умиранию при повешении, общие вопросы нару­ шения метаболизма при механической асфиксии, изложенные в нача­ ле этого раздела книги, еще ждут своей детальной разработки. В част­ ности, возможно применение таких перспективных методик, как ре­ гистрация внутри- и внеклеточных потенциалов биоэлектрической активности нейронов и соответствующего электрофореза веществ, ис­ следование напряжения кислорода в клетках (Самойлов М. О., 1985).

Резюмируя материалы этой главы, следует подчеркнуть, что при повешении на организм действует сложный комплекс мощных раз­ дражителей, и зачастую трудно выделить ведущий среди них. Со­ четание возникающих функциональных и морфологических изме 88 Судебно-медицинская экспертиза повешения нений обусловлено как непосредственным действием петли на ор­ ганы и ткани шеи, так и развивающимся процессом асфиксии.

Сложная цепь танатогенеза начинается механическим раздраже­ нием экстеро- и интерорецепторов шеи с развитием рефлекторных воздействий, причем смерть может наступить уже в первые секунды затягивания петли, особенно при сопутствующей сердечно-сосуди­ стой патологии.

Мощное влияние рывка при повешении обусловлено, помимо раз­ дражения рецепторов, резким растяжением сосудов (о чем свиде­ тельствует большая частота обнаружения симптома Амюсса), нер­ вных стволов, быстрым и полным пережатием вен (с развитием ос­ трого венозного застоя и повышения внутричерепного давления) и, в меньшей мере, общих сонных и позвоночных артерий (что нару­ шает приток крови и усугубляет гемодинамические нарушения в го­ ловном мозге). При повешении с рывком постоянно наблюдается и большая степень сдавления верхних дыхательных путей, чем при плавном повешении, о чем свидетельствует раннее развитие одыш­ ки при этом способе повешения.

Затем включается влияние острого венозного застоя и повышения давления в полости черепа, с развитием острой гипоксии и сдавле­ ния ткани головного мозга. При переднем (передне-боковом) поло­ жении петли ведущую роль в танатогенезе играет сдавление дыха­ тельных путей с нарушением функции дыхания.

Комплекс вышеуказанных процессов приводит к расстройству регуляции функций, неадекватной импульсации из центров, что, в частности, вызывает изменения мышечного тонуса. В дальнейшем присоединяется нарастающая общая гипоксия как результат пре­ кращения поступления кислорода и нарушения усвоения его тканя­ ми, а также ацидоз вследствие накопления углекислоты и наруше­ ния обмена веществ. Тяжелые расстройства метаболизма обуслов­ лены также изменениями микроциркуляции (Бедрин Л. М., Ле­ вин В. Н., Румянцев Я. Я., 1973;

Бедрин Л. М. и соавт., 1992;

Ла­ зарева Н. Н., 1977). В ряде случаев в танатогенезе несомненно уча­ стие травмы продолговатого мозга, аспирации желудочного содер­ жимого. В отличие от большинства других видов механической травмы, действие повреждающего фактора (петли), продолжается в течение всего процесса асфиксии, что, безусловно, усиливает пато­ логическую импульсацию с рецепторов, утяжеляет гемодинамиче­ ские и метаболические синдромы.

Глава 6 Глава ПАТОМОРФОЛОГИЯ ПОВЕШЕНИЯ 6.1. Видовые признаки повешения В секционной диагностике повешения ведущую роль играют так называемые видовые признаки, выявление которых, наряду с общеасфиксическими, служит базой для постановки судебно-меди­ цинского диагноза и составления научно обоснованных выводов.

Во всех учебниках и руководствах изложение алгоритма диагно­ стики смерти при механической асфиксии начинается с общеасфик сических признаков. При обсуждении повешения мы считаем это нелогичным, так как решающее экспертное значение и ведущее по­ ложение в диагнозе и заключении имеют видовые симптомы. С них мы и начнем обзор патоморфологии.

Основным видовым признаком является странгуляционная борозда на коже шеи. Странгуляционная борозда представляет собой желобовидное вдавление, имеющее дно, стенки, верхний и нижний края (валики). Ее морфологические признаки определя­ ются рядом факторов: материалом и конструкцией петли, харак­ тером висения (полное, неполное), темпом повешения, длительно­ стью пребывания в петле, массой тела, особенностями шеи субъ­ екта, интенсивностью и длительностью асфиксических судорог. В результате на единицу площади кожи действует давление опреде­ ленной величины, различной на протяжении борозды и меняю­ щейся во времени, что и обусловливает формирование особенно­ стей морфологии (рис. 27).

Характерной для повешения является локализация странгуля Ционной борозды в верхней трети шеи, выше щитовидного хряща, что наблюдается при вертикальном или близком к нему положе *дачщ,1.,.....,.^.1Л1 ы.,,им1**-Ч^ Судебно-медицинская экспертиза повешения ВРЕМЯ И СКОРОСТЬ ВОЗДЕЙСТВИЯ травмирую­ щее действие ПЕТЛИ ОТСУТСТВИЕ БОРОЗДЫ Рис.27 Меха­ низм МЯГКАЯ БОРОЗДА возник­ БОРОЗДА С ОЧАГОВЫМ новения ОСАДНЕНИЕМ странгуля ционной ПЕРГАМЕНТИРОВАННАЯ борозды прочностные БОРОЗДА свойства КОЖИ БОРОЗДА-РАНА нии тела, а также при конструк­ ции петли, позволяющей ей сме­ щаться вверх. В средней и ниж­ ней третях шеи борозда обычно локализуется при неполном пове­ шении и затягивающейся петле, плотно охватывающей шею, не смещающейся вверх под действи­ ем массы тела и асфиксических судорог. Иногда движению кверху низко наложенной петли препят­ ствуют опухоли, зобы, рубцы.

Направление страЕ1гуляционной борозды по отношению к длинни ку шеи бывает различным. Ха­ рактерным для повешения явля­ ется косовосходящее направле­ ние — спереди или сбоку кзади и наоборот (рис. 28). Горизонталь­ Рис.28 Косовосходящая странгулянионная борозда ное расположение борозды на 92 Судебно-медицинская экспертиза повешения и формы, нередко с образованием отечных пузырей и очаговых внутрикожных кровоизлияний. Следует тщательно проследить ход и взаиморасположение всех элементов, чтобы (например, при от­ сутствии орудия) дифференцировать действие одной многооборот­ ной петли от нескольких одиночных, выявить смещение вверх';

первоначально низко наложенной удавки и т. д.

В практике нашего бюро имел случай возникновения двух бо­ розд (верхняя — четкая замкнутая, нижняя — короткая на пере­ дней поверхности шеи, мягкая) при наложении петли из электро­ кабеля поверх поднятого воротника пальто, с последующим col скальзыванием вверх первоначально низко наложенного орудия]!

Труп был доставлен в морг без верхней одежды, но с петлей. Ис-ц тину позволил установить лишь дополнительный ОМП и опрос егя участников.

Между верхней и нижней бороздой при этом могут быть обна­ ружены вертикальные параллельные ссадины на выступающих частях шеи (следы соскальзывания петли).

Две борозды могут наблюдаться и при повторении неудавшейся первой попытки.

Замкнутость борозды определяется воздействием петли на всад окружность шеи. Достаточно часто в области узла и при смыка­ нии ветвей петли вне пределов шеи возникают незамкнутые сле­ ды.

Ширина борозды, как правило, соответствует ширине петли.

Эта закономерность утрачивается в случае мягких широких ору­ дий странгуляции, зачастую не оставляющих отчетливых следов на коже, а также при воздействии очень узких, глубоко внедря­ ющихся в ткани. В последнем случае петля как бы охватывается кожей, осадняя ее, что при последующем подсыхании приводит к возникновению борозды, по ширине большей, чем диаметр орудия травмы.

Глубина борозды определяется, прежде всего, материалом и кон­ струкцией петли. Естественно, что мягкие широкие петли оставля­ ют невдавленные, слабо заметные следы и, наоборот, узкие твер­ дые, особенно, затягивающиеся, глубоко внедряются в шею. Сте­ пень вдавления определяется и величиной действующей массы те­ ла. Наибольшей она будет при полном повешении, наименьшей — при повешении в положении лежа. Обычно чем длительнее тело ви­ сит в петле, тем глубже становится борозда. Глубина ее на всем протяжении неравномерна, и это — один из ведущих дифференци Глава 6 ально-диагностических признаков борозды при повешении. При этом максимальная глубина возникает соответственно наибольшему давлению петли — в месте, противоположном узлу (при его отсут­ ствии — месту смыкания ветвей петли). На глубину следа влияют и индивидуальные особенности орудия (дополнительные узлы, пряжки, различные предметы, подведенные под петлю, и др.).

Крайне редко наблюдается возникновение борозд, напоминающих резаные раны (при повешении с рывком в узких металлических петлях).

Одновременно с увеличением глубины борозды прогрессирует и другой показатель сдавления тканей шеи — уменьшение окружно­ сти шеи. При длительном полном висении это уменьшение может достигать 4—5 см, что легко выявляется при сопоставлении окруж­ ности шеи и воротника рубашки (или при расспросе родственников о соответствующем показателе).

Характер краев и дна борозды определяется рельефом петли, яв­ ляясь его негативным отображением, а также силой и продолжи­ тельностью воздействия на шею. Верхний край обычно бывает под­ рытым, нижний — скошенным. Особенно четко эти особенности вы­ являются при применении узких петель. Плотность дна определя­ ется осадняющим действием петли с последующим высыханием.

Степень осаднения связана и с дополнительными динамическими нагрузками. Она возрастает при повешении с рывком, а также при длительных выраженных общих судорогах.

При плавном повешении в полужестких петлях осаднения вы­ ражены в области наибольшего давления (передняя поверхность шеи), носят очаговый характер, а при повешении с рывком чаще представлены сплошным осаднением по всей борозде.

Четкие, плотные, различных оттенков, коричневато-бурые бо­ розды называются пергаментированными;

бледно-фиолетовые, практически неосадненные — мягкими. Неравномерность величи­ ны давления, воздействующего на шею, формирует и различную морфологию дна одной и той же борозды. В соответствии с этим мы считаем целесообразным называть борозды преимущественно пергаментированными или преимущественно мягкими.

Следует отметить локализацию и морфологию следа от давления узла, его размеры, уровень расположения (выше, ниже или соот­ ветственно борозде). По нашим данным, след от узла удается об­ наружить в 15 % случаев (рис. 30).

Ю. М. Китаев (1964) и В. Л. Зубков (1966) описали образование се 94 Судебно-медицинская экспертиза повешения розных пузырей в области стран гуляционной борозды. В нашей практике этот симптом наблюдал сяв5 % случаев в виде напряжен­ ных, реже — спавшихся пузырей, содержащих желтоватую или сук­ ровичную жидкость. Их диаметр составлял от 0.3 до 0.8 см, иногда отмечалось слияние пузырьков (рис. 31). Они, как правило, со­ четались с отеком подкожной клетчатки, подслизистого слоя глотки, средостения. Локализо­ вались пузыри преимущественно по вершине промежуточного ва­ лика, реже — на фоне кожи, ущемленной пряжками ремней. В одном из наших наблюдений от вскрывшихся, видимо, в процессе Рис.30 След от узла петли длительной агонии пузырей воз­ на левой шеке никли вертикальные потеки сук­ ровицы.

При микроскопическом исследовании дно пузыря обычно пред­ ставлено отечным сосочковым слоем дермы, «крыша» — отслоен­ ным эпидермисом со сглаженным сосочковым строением.

Рис. 31 Пузырьки с геморра­ гическим содержимым в области борозды.

Эксперт А.В.Васильев Глава 6 Рис.32 Наложе­ ние петли на шею через полотенце Механизм возникновения этого симптома прост: ущемление кожи частями петли приводит к локальному прекращению оттока лимфы с подъемом ее давления, что в сочетании с повышением проницае­ мости лимфатических сосудов формирует полость. При вовлечении в процесс кровеносных капилляров содержимое пузырей становится геморрагическим.

Морфология странгуляционной борозды зависит также от раз­ личных преград между кожей и петлей (рис. 32). Так, при повеше­ нии в жестких и полужестких петлях, накладываемых поверх под­ нятых воротников рубашек, свитеров, пальто, борозды представля­ ют собой слабо осадненные и мягкие полосы вдавления, иногда припухшие гиперемированные (при переживании). При наложении петли поверх широкой густой бороды осаднение кожи возникающей странгуляционной борозды резко ослабляется.

Иногда в области дна наблюдается своеобразный «симптом щип­ ка» (рис. 33, 34). Он возникает при вовлечении в части петли уча­ стков кожи с ущемлением их и формированием разнообразных кро­ воизлияний.

Дополнительные особенности борозды могут быть самыми раз­ личными: ссадины и другие повреждения в окружности и в проек­ ции (рис. 35), перерывы по ходу, ответвления, расположение в зо­ не трупных пятен, просвечивание подлежащих мышц и сосудов (при пергаментации), потеки крови (рис. 36) и др. Все они должны быть тщательно изучены и документально отражены экспертом.

96 Судебно-медицинская экспертиза повешения Рис. 33, 34 формирование симптома щипка Выявление групповых и, особенно, индивидуальных признаков пет­ ли по оставленному следу создает возможность для проведения идентификационных экспертиз.

В связи с тем, что странгуляционная борозда возникает от сугубо механических причин, она образуется как у живого человека, Tarf и на трупе. Время проявления борозд различно и зависит от уело-* вий повешения (см. главу 13.7.2).

В экспериментах с подвешиванием трупов отчетливо выявлялась роль материала петли в формировании борозды. Она возникала и стойко сохранялась после минутного висения в веревочной петле;

после пятиминутного пребывания трупа в удавке из полотенца бо­ розда была слабовыраженной и появлялась не всегда;

увеличение времени наложения широкой мягкой петли до 30 мин не гаранти­ ровало возникновения борозды (Концевич И. А., 1968;

Гам­ бург А. М., 1973).

Кроме следа на коже, при повешении обнаруживаются также иные морфологические проявления в тканях и органах шеи. К ним относится так называемая мышечная странгуляционная борозда (Л. О. Барсегянц, 1953), представляющая собой белесоватое плот наблюдаться и при посмертном повешении, так как его появле­ ние обусловлено оттеснением корня языка кверху затягиваю­ щейся высоко расположенной петлей при переднем (передне боковом) положении ее с высту панием кончика языка из поло­ сти рта и последующей фикса­ цией зубами при развивающемся трупном окоченении. М. И. Фе­ доров (1967) наблюдал повреж­ дение кончика языка в 20—25 % случаев спасенных из петли, подтверждая механизм возник­ новения, предложенный N. Minovici (1905) — «закусыва­ ние» языка при асфиксических судорогах. Особую диагностиче­ скую ценность признак Приобре- 1 Рис. 38 Потеки слизи из носа | тает при обнаружении в толще языка соответственно отпечаткам зубов макро- или микрокровоиз­ лияний (Житков B.C., 1978, Loubser J.D., 1986). По-видимому, в судорожном периоде иногда возникает и закусывание нижней губы.

Поверхностные укушенные ранки без перифокальных кровоизлия­ ний, но с горизонтальными потеками крови мы наблюдали в 2 % секций. Обычно они точно соответствовали резцам и клыкам челю­ стей (рис. 37).

М. И. Райский (1953) к видовым признакам повешения относит кровотечение из носа с потеками по длинной оси тела на коже и одежде. Мы его неоднократно фиксировали, также как потеки крови из наружных слуховых проходов (Якупов Р. А., 1972). Кровотече­ ние при этом развивается из мелких сосудов наружной поверхности барабанной перепонки вследствие резкого венозного застоя и повы­ шенной проницаемости сосудов с формированием диапедезных кро­ воизлияний. Это явление часто сочетается с геморрагией в полость среднего уха;

мы наблюдали их (в комплексе или изолированно) в 4 % случаев. Эти признаки, как и протяженные потеки слизи, слю Hbi, сукровичной жидкости от отверстий рта и носа (рис. 38), явля­ ются симптомами развития странгуляционной асфиксии и, с нашей 100 Судебно-медицинская экспертиза повешения точки зрения, отображают не только положение тела в петле, но ц* (в сумме с другими явлениями) характеризуют прижизненность по­ вешения. К таким симптомам относятся и наблюдавшиеся нами по­ теки крови по бедрам от воспаленных резко увеличенных наруж­ ных геморроидальных узлов.

Практически единодушно в судебно-медицинской литературе признается диагностическая значимость надрывов интимы общей сонной артерии, впервые описанных Амюсса в 1829 г. Чистота об­ наружения признака различна: от 0.3 % (Jonas M., Greifova Vjj 1958) до 43 % (Catrix G. et al., 1984). Малую частоту встречаемости симптома мы объясняем тем, что авторы, приводящие эти цифры, обобщали материал экспертов, недостаточно внимательно изучав­ ших интиму. Е. С. Мишин (1970) из 40 исследованных артерий, взятых от 20 трупов людей, погибших от повешения, применяя ок­ раску надрывов интимы водорастворимой черной тушью с последу­ ющей стереомикроскопией, обнаружил повреждения интимы в артериях. На нашем экспертном материале симптом Амюсса на­ блюдался в 34 % случаев. Надрывы интимы обычно располагаются на задней стенке сосуда, поперечно или косопоперечно, локализу­ ясь в зоне разделения общей сонной артерии на наружную и внут­ реннюю. Форма повреждений прямолинейная, зигзагообразная, полулунная, ветвистая. Общее количество надрывов, как правило, параллельных, в одной артерии может достигать 6—8. Обычно ло­ кализация повреждений интимы соответствует уровню странгуля ционной борозды, хотя может располагаться несколько выше или ниже нее. При переднем положении затягивающейся петли в слу­ чаях полного повешения мы наблюдали, как правило, двусторон­ ний симптом Амюсса;

в случаях односторонней локализации он вы­ являлся соответственно стороне наибольшей выраженности бороз­ ды. Чаще эти надрывы локализуются в непосредственной близости с атеросклеротическими бляшками.

Повреждения внутренней оболочки общих сонных артерий встре­ чаются и при подвешивании трупов (Думарвеская И. С., 1955). В] то же время сочетание надрывов интимы с соответствующим крово­ излиянием в адвентицию артерии (симптом Мартина) характеризу­ ет прижизненность повешения. Этот признак наблюдался нами а] 4.5 % случаев.

Механизм образования симптома Амюсса определяется сдавле нием артерии петлей с одновременным растяжением сосуда поД:

действием массы тела. Аналогичные повреждения описаны в инти Глава 6 Рис. 39 Локали­ зация перелома подъязычной кости при повешении:

1 — тело подъязычной кости;

2 — большие рога подъязыч­ ной кости;

3 — малые рога подъязыч­ ной кости;

a-d — перело­ мы в дисталь ной трети больших рогов;

Ь — перелом тела подъязыч­ ной кости;

с — перелом по уровню со­ ме яремных вен (Kratter J., 1926). Симптом Амюсса чаще встреча­ членений боль­ ется и более выражен при воздействии узких жестких петель, осо­ шого рога бенно при полном повешении и быстром затягивании петли. В опы­ кости с телом тах на кроликах симптом Амюсса установлен нами в 47 случаях из 62, годаздо чаще при повешении с рывком, при переднем положе­ нии скользящей петли. При экспертизах трупов, погибших от пове­ шения с рывком, процент выявления этого признака, по нашим данным, достигает 80 %.

Обсуждая механизм возникновения симптома Амюсса, мы пола­ гаем, что при неполном сжатии артерии петлей усиление гидравли­ ческого удара на суженный участок стенки приводит, наряду с дей­ ствием петли, к дополнительной травматизации интимы. С этим со­ гласуется и частое сочетание локализации надрывов и атероскле ротических бляшек.

В зарубежной литературе отмечается диагностическое значение при повешении симптома Фриберга — локальной вакуолизации ин 102 Судебно-медицинская экспертиза повешения тимы каротид (без разрыва). Так, G. Catrix et al. (1984) констати­ ровали его в 25 % наблюдений. Эти же авторы приводят ряд слу­ чаев кровоизлияний в адвентицию сонных артерий без поврежде­ ния их внутренней оболочки. В постасфиксическом периоде повреж­ дение интимы сонных артерий может служить очагом тромбообра зования и источником тромоэмболии (Раухвергер А. Б., 1976). В нашей экспертной практике указанные морфологические измене­ ния сонных артерий не наблюдались.

Кровоизлияния в регионарных лимфатических узлах шеи каю видовой признак повешения в судебно-медицинской литературе оценивается различно. Р. Ф. Дынина (1955) пришла к выводу, что обширный, «деструктивный» характер кровоизлияний в ткань подчелюстных узлов (не гиперемия!) характеризуют прижизнен­ ное повешение. Возникновение геморрагии имеет сложный харак­ тер: механическое воздействие петли в сочетании с резким лим фостазом, венозным застоем, подъемом кровяного давления при судорогах, увеличением проницаемости стенок сосудов. A.M. Гам­ бург (1973) наблюдала микрокровоизлияния в синусы лимфоуз­ лов при подвешивании трупов. Ю. Г. Забусов, А. М. Ширяк (1982) при повешении наблюдали микрокровоизлияния в перино дулярную клетчатку в сочетании с гиперемией венул клетчатки и капсулы. Авторы отметили в 40 % случаев макроразницу между поднижнечелюстными, околоушными, подбородочными лимфоуз­ лами (увеличенные в объеме, плотные, красноватые, с инъециро­ ванными сосудами капсулы) и контрольной группой подмышеч­ ных, грудных, надключичных узлов (мягкие, беловатые). Реко­ мендуя обсуждаемые признаки в качестве дифференциально-диаг­ ностических, авторы предостерегают от артефициального возник­ новения посмертных геморрагии вследствие травматичного забора лимфоузлов, обращают внимание на возможность возникновения кровоизлияний при лейкозах и других заболеваниях, сопровожда­ ющихся геморрагическим синдромом. Наряду с изменениями са­ мих узлов, мы наблюдали иногда и кровоизлияния в окружающей клетчатке в виде мелких очагов.

Одним из ведущих симптомов повешения являются переломы подъязычной кости и хрящей гортани (рис. 39). Следует указать, что в соответствии с ныне действующей Международной анатоми­ ческой номенклатурой, широко распространенный в судебно-меди­ цинской литературе термин «рожок» следует заменить на «рог».

Механизм переломов подъязычной кости определяется прижатием Глава 6 Рис.40 Механизмы переломов подъязычной кости и щитовидного хряща по A.Ponsold (1967).

Заштрихо­ ванное круглое сечение — петля щитоподъязычной связки к позвоночнику и натяжением боковых свя­ зок, прикрепляющихся к концам подъязычной кости. Это обусловли­ вает типичную локализацию переломов на дистальных концах боль­ ших рогов. А. С. Игнатовский (1910) считал, что при широкой твер­ дой петле подъязычная кость придавливается к позвоночнику, разги­ бается и ломается. В таких случаях возникает перелом не только боль­ ших рогов, но и тела, наблюдаемый очень редко (Суздальский О. В., 1972). Казуистической является и локализация переломов по уровню сочленений большого рога кости с телом (Кодин В. А., 1976;

Weintraub С, 1961). Сочленения в таких случаях представлены не характерным синостозом, а хрящевой тканью.

Переломы рогов щитовидного хряща образуются вследствие на­ тяжения их вверх и от придавливания к позвоночнику (рис. 40).

При сдавлении шеи над хрящом происходит некоторое «запрокиды­ вание» его вверх и назад с прижатием верхних рогов к позвоночни­ ку и одновременным натяжением боковых щито-подъязычных свя­ зок. Это обусловливает образование повреждений рогов вследствие их отклонения кпереди. Если же петля давит на пластинки, то про­ исходит их расхождение в стороны, при этом рога ломаются от на­ тяжения боковых щито-подъязычных связок, смещаясь вперед и внутрь. Возможны прямые повреждения верхних рогов в нижней их части при боковом положении петли.

104 Судебно-медицинская экспертиза повешения По мнению К, Simpson (1979), C.J. Poison et at. (1985), при по­ вешении переломы, как правило, локализуются на верхних рогах щитовидного хряща.

При низком расположении петли, в проекции собственно хряща, встречаются повреждения его пластинок. Линия перелома при этом проходит, как правило, продольно (Игнатовский А. С, 1910, и др.). М. И. Федоров (1967) наблюдал переломы пластинок щито­ видного хряща в 1.5 % случаев. В нашей практике имели место два случая переломов пластинок, оба — при переднем расположении низко локализовавшейся затягивающейся петли, наличии глубоко вдавленной и осадненной соответственно месту перелома странгу ляционной борозды. При этом хрящ был повышенно хрупким вследствие развития процессов окостенения и остеопороза. Перело­ мы подъязычной кости и щитовидного хряща при повешении могут встречаться в различных сочетаниях (Кодин В. А., 1974). Автор экспериментально подтвердил наблюдения XIX—начала XX вв. о возможности появления переломов при подвешивании трупов.

В. А. Кодиным приведен и детальный анализ морфологии перело­ мов подъязычной кости и щитовидного хряща. Переломы рогов щи­ товидного хряща были полными, поперечными или косыми (отно­ сительно продольной оси), редко выявлялись неполные поврежде­ ния (типа трещин). Периферийные отломки, как правило, смеща­ лись кпереди. Переломы рогов подъязычной кости обычно были полными, вертикальными или косыми с черепицеобразным насло­ ением отломков.

Обращает на себя внимание различная частота встречаемости пе­ реломов подъязычной кости и щитовидного хряща в работах раз­ ных авторов (Kunz S., 1987). Л. Ф. Королько и соавт. (1977) на­ блюдали их в 3.4%, М. Jonas, V. Greifova (1959) — в 7.6%, Д. Е. Джемс-Леви (1967) — в 15.8 %. Й. Дойчинов, С. Симеонов (1982), применяя рентгенологический метод с получением увели­ ченного изображения подъязычно-щитовидного комплекса, устано­ вили его повреждение в 46 % случаев повешения. В наших наблю­ дениях обсуждаемые переломы отмечены в 24 %. Во всех эксперти­ зах с травмой подъязычной кости мы отметили непрямые переломы больших рогов с признаками растяжения на наружной поверхности и сжатия — на внутренней. Повреждения малых рогов не встрети­ лись. Наши наблюдения подтверждают выявленную В. А. Кодиным (1974) роль положения петли в морфологии повреждений: передне боковое положение петли приводило к травме рогов одноименной Глава 6 стороны;

для переднего положения орудия странгуляции при пол­ ном повешении характерна двусторонняя локализация переломов.

Практически во всех наших наблюдениях выявленные повреждения характеризовали повешение с рывком. Находя переломы в случаях заведомо прижизненного повешения, мы часто не видели кровоиз­ лияний в их окружности, что, по нашему мнению, является следст­ вием слабой локальной васкуляризации, а также короткой агонии в этих случаях.

Достаточно часто повреждения рогов подъязычной кости и щито­ видного хряща сочетались друг с другом, наблюдаясь, как правило, на стороне наибольшего вдавлеЕШя пегли. В единичных экспертизах отмечены повреждения дуги и пластины перстневидного хряща.

Следует иметь в виду, что резкое перерастяжение связок, крепя­ щихся на концах рогов, может вызвать вслед за переломом и отрыв соответствующего рога. В случаях травмы щитовидного хряща мы иногда наблюдали, удалив надхрящницу, единичные мелкоочаго­ вые кровоизлияния непосредственно в его ткань. Это объясняется наличием сосудов, входящих в собственно хрящ.

В. Д. Хохлов (1992), исследовав 40 трупов лиц, умерших от по­ вешения (методику препаровки см. в главе 7), выявил такие по­ вреждения в 34 случаях, в том числе: повреждения подъязычной кости — в 16 наблюдениях (изолированные повреждения одного рога — в 9 случаях, сочетанные переломы обоих рогов — в 7 слу­ чаях). Повреждения верхних рогов имелись в 21 случае, из них изо­ лированные одного рога — в 11 наблюдениях, сочетанные перело­ мы обоих рогов — в 10-ти. Надлом пластины щитовидного хряща выявлен лишь однажды. Сочетанные повреждения подъязычной ко­ сти и щитовидного хряща, как правило, односторонние, отмечены в 8 случаях. Травма перстевидного хряща в виде надломов и тре­ щин дуги, пластины, встретилась в 8 случаях, из них в 4-х — в сочетании с повреждениями щитовидного хряща и подъязычной ко­ сти. Их морфолология была разнообразной — в виде полных пере­ ломов, надломов, трещин, разрывов и надрывов сочленений, со смещением или без смещения отломков. Автором подтверждена связь между локализацией петли и особенностями обсуждаемых по­ вреждений. Так, при расположении странгуляционной борозды в верхней трети шеи наблюдалась травма подъязычной кости, щито­ видного и перстневидного хрящей. При локализации борозды в средней трети шеи повреждения подъязычной кости не обнаружи­ вались.

106 Судебно-медицинская экспертиза повешения При анализе 63 актов исследования трупов лиц, умерших от по­ вешения с различными положениями петли, П. О. Ромодановский и соавт. (1993) не выявили переломов подъязычной кости и хрящей гортани при заднем и задне-боковом положениях петли. При пере­ днем и передне-боковом положении эти травмы отмечены в единич­ ных наблюдениях, при боковом положении они имелись в 29 %.

На большом экспертном материале В. Д. Хохлов (1994) подтвер­ дил полученные нами данные о влиянии положения тела и темпа повешения на частоту встречаемости травм подъязычной кости щ хрящей гортани. Обсуждаемые повреждения достоверно чаще на­ блюдались при вертикальном положении тела (в отличие от иных поз) и при повешении с рывком (в отличие от плавного затягивания петли). В. Д. Хохловым отмечено, что эти повреждения достоверно чаще встретились в группе старше 40 лет, чем до этого возраста.

При исследовании влияния пола им установлено, что повреждения подъязычной кости в области сочленения тела с большим рогом до­ стоверно чаще встречаются у мужчин, а в средней трети больших рогов — у женщин. У мужчин чаще наблюдались надломы и тре­ щины щитовидного хряща, у женщин преобладали переломы.

В единичных случаях (4 % наблюдений) мы находили типичные костные и хрящевые мозоли в области больших рогов подъязычной кости, верхних рогов щитовидного хряща — следы консолидиро­ вавшихся переломов. Характерно, что эти погибшие при жизни от­ бывали длительные сроки лишения свободы;

в анамнезе четырех человек — указания на давние суицидные попытки, совершенные путем повешения.

В некоторых случаях повешения выявляются повреждения по­ звоночника. Е. Hoffmann (1881), F. Strassmann (1901) приводят собственные наблюдения и обзор литературы в случаях грубых по­ вреждений шеи петлей (в том числе и декапитации) при дополни­ тельной динамической нагрузке, в частности при казни через пове­ шение. При этом возникают разрывы связок, межпозвонковых ди­ сков, переломы шейных позвонков (наиболее часто — зубовидного отростка второго позвонка), расхождение их тел, повреждения спинного мозга и его оболочек. В современной судебно-медицинской литературе описание таких случаев встречается редко, при этом те­ ло с петлей на шее, как правило, падает с высоты не менее не­ скольких метров (Skold G., 1976;

Ronge F. et al., 1984;

Pankratz H.

et al., 1986). Ряд авторов при этом подчеркивают значение атипич­ ного (заднего) положения петли, что приводит к резкому перераз Глава 6 Рис. Механизм образования «перелома палача» по Я.Л.Цывьяну ( гибанию шеи. В таких случаях, ввиду значительной силы, действу­ ющей на шею, переломы обычно сочетаются с выраженными кро­ воизлияниями в мышцы, а также в региональные межпозвоночные хрящи.

Механизмы и морфология травмы этой зоны детально изуча­ лись преимущественно клиницистами. Под «переломом палача» в современной травматологической практике понимают двусторон­ ний перелом корней дужек второго шейного позвонка. Они пред­ ставляют собой наиболее слабое место костного кольца, образуе­ мого аксисом. Корни дужек в механическом плане ослаблены и находящимися вблизи них поперечными отверстиями, а потому представляют собой зону, «удобную» для распространения силы от черепа к нижележащим позвонкам. Возникающие повреждения сопровождаются дислокацией — голова, атлант, тело аксиса сме­ щаются кпереди (рис. 41). При «переломах палача», наблюдае­ мых при несчастных случаях (автокатастрофы, ныряние на мел­ ководье и др.) имеет место экстензионно-компрессионный вариант 108 Судебно-медицинская экспертиза повешения травмы в отличие от аналогичного перелома у повешенных, когда повреждение возникает по экстензионно-дистракционному меха­ низму. Этим объясняется редкость встречаемости у пациентов из первой указанной группы тяжелых спинальных последствий, в то время как у спасенных повешенных такие осложнения часты, вплоть до разрыва верхних отделов спинного мозга (Цывь ян Я. Л., 1979).

Механизм переломов зуба аксиса до конца не выяснен. Большин­ ство травматологов полагает, что он заключается в дистракции го­ ловы от верхних шейных позвонков с последующим отрывом зуба аллярными связками, резко натягивающимися при крайних степе­ нях сгибания, разгибания и вращения в суставах шеи. Может иметь место и «срезывание» зуба поперечной связкой атланта. Клиниче­ ские проявления такого перелома варьируют от локальной боли при движениях головой до мгновенной смерти на МП и определяются степенью смещения зуба (Цывьян Я. Л., 1979).

Гораздо чаще при полном повешении наблюдается еще один ди­ агностический признак — кровоизлияния в межпозвонковые диски (симптом Симона). Механизм появления кровоизлияний определя­ ется резким растяжением дисков при свободном висении тела в со­ четании с многократными латеральными изгибами позвоночника при судорогах, а также приливом крови к нижней части тела с по-» вышением давления в сосудах (Simon A., 1968), Проверочные исс­ ледования (Ростошинский Э. Н., 1977;

Marcinkowski Т., Krzymanska M., 1974, и др.) подтвердили ценность указанного при­ знака полного повешения, его отсутствие в контрольных группах (неполное повешение, смерть от других видов механической асфик­ сии, заболеваний), значение в плане доказательства прижизненно сти странгуляции. Симптом Симона морфологически имеет вид сер­ повидных темно-красных четких кровоизлияний размерами от крупноточечных до очаговых, обнаруживающихся наиболее часто в поясничном и нижнегрудном отделах позвоночника, крайне ре­ дко — в шейном. Источником кровотечения является капиллярная сеть спинальных ветвей поясничных артерий и вен.

В наших исследованиях мы находили положительный симптом Симона в 22 % случаев полного повешения.

В. А. Щербак (1965, 1969) на большом экспертном материале изучил диагностическую значимость кровоизлияний в бассейне глазничных вен, наличия крови в шлеммовом канале, как призна­ ков прижизненного повешения. Геморрагии в ретробульбарной Глава 6 клетчатке обычно видны на верхних стенках глазниц в виде темно синих пятен с четкими границами. При вскрытии орбит в таких случаях определяются темно-красные свертки или очаговые пропи­ тывания клетчатки диаметром до 1 см. Анатомической особенно­ стью надкостницы в этой зоне является весьма рыхлое крепление к кости, что позволяет легко развиваться кровоизлияниям. Они мо­ гут наблюдаться также в собственно надкостнице, в белочной обо­ лочке глазного яблока, между ней и сосудистой оболочкой, в жел­ том пятне, в стволе зрительного нерва и вокруг него, в мышцах глаза. Во всех этих случаях размеры их могут варьировать от круп­ ноточечных до очаговых.

Механизм кровоизлияний определяется резким подъемом веноз­ ного давления в бассейне глазничных вен с возникновением перди апедезных и ректических кровоизлияний. Автором указанные ге­ моррагии не обнаружены ни в одном из случаев посмертного пове­ шения. Более обширные и многочисленные кровоизлияния выявля­ лись при полном повешении, а также при использовании узких, ин­ тенсивно сдавливавших шею петель. При боковом расположении петли выраженность кровоизлияний была больше на соответствую­ щей стороне.

Гистологическое исследование позволяло уточнять и документи­ ровать данный симптом. В наших экспертизах он встретился в 9 % случаев. Выраженность его, однако, никогда не достигала степени, описанной В. А. Щербаком в единичных наблюдениях, когда им фиксировалось в результате слияния множественных мелкоочаго­ вых кровоизлияний в клетчатке подобие кровоподтека на веках глаз.

Помимо вышеперечисленных, в судебно-медицинской диагности­ ке повешения могут иметь значение редко встречающиеся призна­ ки, описанные в единичных публикациях. К ним относятся очаго­ вые кровоизлияния в ткань языка, глотку, под эндокард, в ножки диафрагмы, в придаточные пазухи носа (в виде слизеобразного кровянистого содержимого на фоне синюшной слизистой), разрывы стенки аорты, образование полиморфных кристаллов в коллоиде Щитовидной железы и др. Большинство из них мы наблюдали и на своем экспертном материале.

Редкость публикаций по этим признакам мы объясняем тем, что для их выявления (особенно в мышцах-разгибателях спины, нож­ ках диафрагмы, в ретробульбарной клетчатке) требуются дополни­ тельные затраты времени при вскрытии.

110 Судебно-медицинская экспертиза повешения I 6.2. Общеасфиксические признаки и их роль в диагностике При исследовании трупов людей, погибших в результате ме­ ханической асфиксии вообще, и повешения в частности, выявляют­ ся определенные симптомы, связанные с механизмом асфиксиче ской смерти — так называемые «общеасфиксические признаки».

Они подразделяются на наружные и внутренние. К наружным при­ знакам относят: 1) интенсивно окрашенные разлитые трупные пят­ на;

2) полнокровие и цианоз лица и шеи;

3) мелкие кровоизлияния в соединительнотканные оболочки глаз, кожу лица, шеи, слизистую оболочку рта;

4) следы выделения кала, мочи, у мужчин — спер­ мы.

Большинство авторов подчеркивают, что трупные пятна при по­ вешении — быстро появляющиеся, обильные, резко выраженные, темно-фиолетового или багрово-фиолетового цвета, и связывают та­ кой их характер с сохранением в трупе всей массы крови, находя­ щейся в жидком состоянии. По данным И. А. Концевич (1968), та­ кого характера трупные пятна встречаются в 92 % случаев смерти от повешения. Мы наблюдали этот признак в 94 %, т. е. такой ха­ рактер пятен присутствует всегда, когда их можно оценить на трупе без гнилостных изменений.

К числу общеасфиксических признаков относят обычно цианоз кожи лица и шеи, слизистых оболочек, который особенно резко выражен при повешении и удавлении петлей (Косоротов Д. П., 1928, и мн. др.), что связывается с затруднением оттока крови к правой половине сердцп. Следует отметить, что выраженность дан­ ного симптома зависит от прижизненного и посмертного положения тела. И. А. Концевич (1968) констатирует этот признак в 40%, подчеркивая, что он наиболее выражен при наличии слабо затяну­ той мягкой петли, а также при атипичном положении узла. Проис­ ходит это оттого, что при медленном сдавлении широкой петлей со­ храняется определенный интервал между сдавлением яремных вен и сонных артерий, более длительный по сравнению с быстрым за­ тягиванием орудия. По нашим данным, синюшность лица часто от­ сутствует при заднем (задне-боковом) положении петли, так как проходимость сосудов шеи при этом практически не меняется, а также при рефлекторной смерти, когда венозный застой в тканях головы не успевает сформироваться.

Глава 6 Важным наружным признаком обычно считают субконъюнкти вальные экхимозы. Механизм образования этих кровоизлияний связывается с повышением давления в системе верхней полой вены и ростом проницаемости сосудов при гипоксии. В настоящее время пердиапедезные кровоизлияния при острых гипоксических состоя­ ниях рассматриваются как проявление васкулярной декомпенса­ ции. Последняя является свидетельством истощения под влиянием травмирующего фактора компенсаторных механизмов, взаимосвя­ занных с процессами деструкции и репарации в организме (Митя­ ева Н. А., Науменко В. Г., 1987).

Кровоизляния в соединительные оболочки век наблюдаются и при смерти от других причин, особенно тогда, когда имеется «сла­ бая» васкулярная стенка (старики, дети, больные сосудистыми за­ болеваниями). А. М. Гамбург (1973) подчеркивает, что точечные кровоизлияния на соединительной оболочке глаз — частое прояв­ ление странгуляции, и они не наблюдаются при скоропостижной смерти. Характеризуя разнообразие сведений относительно частоты встречаемости кровоизлияний на серозных и слизистых оболочках, И. А. Концевич (1968) объясняет это явление невнимательностью экспертов или небрежностью при составлении описательной части «Акта». В изученных нами источниках частота выявления этого признака колеблется от 31 до 64 %. В наших наблюдениях он со­ ставил 88 %, морфологически был представлен крупно-, мелкото­ чечными (иногда, выявляемыми только с помощью лупы), редко — мелкоочаговыми кровоизлияниями интенсивного красного цвета, локализующимися в области переходных складок конъюнктивы, на глазных яблоках, веках, слизистой оболочке полости рта (щек, де­ сен), коже лица и шеи.

Многие исследователи отмечают обнаружение следов мочеиспу­ скания, дефекации, семяизвержения, связывая их с судорожным сокращением стенки мочевого пузыря, кишечной мускулатуры, се­ менных пузырьков, а также расслаблением сфинктеров данных ор­ ганов вследствие гипоксии. Явления эти отмечены И. А. Концевич (1968) в 39 %, Ю. А. Молиным (1979) — в 53 %. В. Г. Бернард (1955) отмечает, что цервикальный секрет в виде слизистого тяжа, так называемой пробки Кристеллера, исторгается из цервикально го канала матки при повешении аналогично сперме у мужчин. В на­ ших единичных экспертизах мы тоже констатировали это явление, также как слезотечение, следы которого в виде подсохших «соле­ вых дорожек» выявлялись на щеках, носогубных складках. Из осо 112 Судебно-медицинская экспертиза повешения бенностей, фиксируемых при повешении, на половых органах муж­ чин отмечается «полунапряжение» полового члена, что объясняется перемещением жидкой крови в нижерасположенные части тела при его вертикальном положении.

Более медленное охлаждение трупа при смерти от повешения, при прочих равных условиях, и связанное с этим ускоренное его гниение, упоминаемое еще судебными медиками прошлого века, ка­ кого-либо значения в современной экспертной практике не имеет.

Как отмечает А. Д. Гусев (1938), эти явления могут быть отмечены лишь «в противоположность смерти при постепенном ослабления работы сердца, когда еще в период агонии температура тела не­ сколько падает... и сравнивается быстрее с окружающей средой».

В судебно-медицинской литературе есть указания, что при высо кой температуре воздуха, в частности в условиях жаркой аридной зоны, трупное окоченение при повешении появляется на 0.5—1 ч раньше, чем при других причинах смерти, а максимально выражен­ ным становится к 10—15 ч после смерти (Шагылыджов К. Щ., 1988).

К общеасфиксическим признакам, выявляемым при внутреннем исследовании трупа повешенного, обычно относят: 1) жидкое состо­ яние крови;

2) венозное полнокровие внутренних органов;

3) рас­ ширение и переполнение кровью правой половины сердца и полых вен;

4) мелкие кровоизлияния в серозные оболочки;

5) острую эм­ физему легких.

Со времени описания жидкого состояния трупной крови при внезапной смерти (Morgagni, 1761) судебные медики считали этот феномен специфичным для странгуляционной асфиксии. Однако фибринолиз (термин предложен Dastre, 1893) оказался присущим целой группе патологических процессов, характеризующихся быс­ трым наступлением смерти (некоторые отравления, скоропостиж­ ная смерть от сердечно-сосудистых заболеваний и др.).

Е. Hoffmann (1887) считал, что при асфиксии разжижение крови происходит только посмертно и процесс образования свертков осо­ бенно выражен при медленно протекающей асфиксии. По мнению А. П. Громова (1970), жидкое состояние крови объясняется особен­ ностями течения асфиксического процесса — снижением свертыва­ емости крови в результате фибриногенолиза, возникающего вслед­ ствие гипоксемии и накопления кислых продуктов. Таким образом, разжижение крови есть результат прижизненного процесса, сохра­ няющийся и на трупе.

Глава 6 Б. А. Кудрявцев (1961, 1966, 1971) считает, что генез жидкого состояния трупной крови связан как с ферментативным, так и не­ ферментативным фибринолизом. На судебно-медицинском матери­ але, в частности, при смерти от повешения, М. И. Круть (1979) по­ казал, что такое состояние крови зависит не столько от накопления углекислоты, как это считалось ранее, сколько от увеличения фиб ринолитической активности крови. Повышение фибринолиза обус­ ловлено поступлением в кровеносное русло тканевых активаторов плазминогена в результате нарушения окислительно-восстанови­ тельных процессов.

О. X. Поркшеян, В. К. Обрубов (1982) отрицают прямую причин­ ную связь между длительностью атонального периода и наличием или отсутствием свертков в крови, ссылаясь на существующую в настоящее время в коагулологии теорию о посмертном тотальном свертывании крови в организме (с последующим лизисом сверт­ ков).

Сущность фибринолиза до конца не раскрыта. По мнению Н. К. Пермякова (1985), в терминальном периоде из-за стрессового выброса гепарина блокируется образование фибрина, и кровь еще при жизни утрачивает способность к свертыванию. После смерти наступает лишь реализация ферментативных реакций лизиса фиб­ риногена и фибрина. Доказан феномен повышения протеолитиче ской активности плазмы в процессе посмертного фибринолиза, до­ стигающий максимума к 24—28 ч после смерти (Струков А. И., Струкова СМ., 1982).

Экспериментальные данные последних лет, в том числе и наши, проверенные на практике, позволяют считать жидкое состояние крови в сосудах одним из постоянных признаков повешения. В то же время, в полостях сердца при этом достаточно часто обнару­ живаются мелкие рыхлые красные свертки. Так, если в полостях сердца и сосудов при быстром умирании (например, при полном повешении с рывком) мы практически всегда видели жидкую кровь, то в случаях с длительной агонией, достаточно часто (35 % ), особенно в полостях сердца, обнаруживались вышеука­ занные свертки. Нельзя не согласиться с Е. Knobloch (1960), предлагавшим в таких случаях говорить о преимущественно жид­ ком состоянии трупной крови.

Таким образом, реологические свойства крови в сосудах трупа от­ ражают характер основного заболевания и темп умирания, особен­ ности терминального состояния. С нашей точки зрения, многое мог 114 Судебно-медицинская экспертиза повешения ло бы дать электро-микроскопическое исследование посмертных свертков в плане окончательного раскрытия сущности процессов коагуляции и лизиса при странгуляционной асфиксии.

Что касается темного цвета асфиксической крови, то это явление объясняется почти полным извлечением из крови кислорода в ре­ зультате прижизненной гипоксии тканей, что продолжается после прекращения дыхания и остановки сердца — при этом еще функ­ ционирующие ткани и органы, в том числе сама кровь, продолжают расходовать кислород на окислительные процессы. Он требуется и для начинающихся процессов разложения. В то же время, из прак­ тического опыта известно, что темный цвет вообще свойствен труп­ ной крови, так как вышеописанный процесс поглощения кислорода наблюдается при любом виде смерти и к моменту вскрытия (а это, как правило, вторые сутки после смерти) он завершается. Таким образом, мы считаем, что темный цвет крови не может быть принят в качестве диагностического признака асфиксии.

К постоянным общеасфиксическим симптомам издавна относят полнокровие внутренних органов. А. С. Игнатовский (1910), ука­ зывая, что при асфиксиях степень кровенаполнения органов брюш­ ной полости различна, связывал это явление с моментом наступле­ ния смерти: если она наступила во время повышения кровяного давления и сужения сосудов, то органы будут преимущественно ма­ локровными, если же она совпала с моментом падения давления и расширения сосудов, то будет наблюдаться полнокровие. Д. П. Ко соротов (1928) считал, что, если дыхательные пути были сдавлены после сделанного выдоха, то одышка носит по преимуществу инс пираторный характер и легкие переполняются кровью, и наоборот.

Полнокровие и отек внутренних органов находятся в прямой зави­ симости от продолжительности асфиксии. Несомненно также, что полнокровие органов зависит от гипертензии в малом круге крово­ обращения, что затрудняет отток крови к сердцу. Его работа при отсутствии дыхания ведет к резкому расстройству гемодинамики в легких с развитием застоя крови, кровоизлияний, резкого отека. И чем дольше функционирует сердце, тем больше выраженность этих процессов.

А. И. Кузьминым (1967) изучено 138 случаев смерти от механи­ ческой асфиксии, включая повешение. Отек мягкой мозговой обо­ лочки наблюдался им в 111 случаях, отек ложа желчного пузы­ ря — в 82 случаях, причем последний изолированно отмечен толь­ ко в 12 случаях смерти от утопления, в остальных — сопровождал Глава 6 отек мягкой мозговой оболочки. Механизм этого признака при странгуляции, по А. И. Кузьмину, — преобладание застойных яв­ лений в системе верхней полой вены, а при закрытии дыхательных путей отмечается равномерное соотношение отека мягкой мозговой оболочки и желчного пузыря.

А. И. Осипов и соавт. (1981) сделали интересные наблюдения, позволяющие объективизировать степень отека легких при различ­ ных нозологических формах, приводящих к смерти, в том числе при повешении. Так, если при летальных исходах ИБС удельная масса легких составила в среднем 0.45, то при повешении — 0.61, за счет преобладания в легком процессов отека и кровоизлияний.

Мы наблюдали венозное полнокровие внутренних органов (кроме селезенки) различной степени выраженности практически и 100 % случаев повешения. Вообще же обсуждаемый признак встречается часто при самых разных видах смерти, не сопровождавшихся кро вопотерей, и сам по себе диагностического значения не имеет.

Своеобразно реагирует на асфиксический процесс селезенка.

Впервые ее малокровие на фоне гиперемии других внутренних ор­ ганов было отмечено 3. Ю. Сабинским (1865). Работа вызвала цикл проверочных исследований и длительную дискуссию среди судеб­ ных медиков, причем ряд авторов, например, П. В. Серебренников (1927), подвергли сомнению диагностическую значимость данного признака. Однако Д. П. Косоротов (1928), А. Д. Гусев (1938) вновь подтвердили судебно-медицинское значение анемии селезенки при диагностике странгуляций. Более того, А. Д. Гусев указал, что анемия и сокращение селезенки «наиболее всего типичны для смер­ ти от асфиксии», хотя и не постоянны. Причину сокращения этого органа автор видит в действии «асфиксической» крови на вазомо­ торы и сосуды, подчеркивая, что определенное значение в крове­ наполнении играют прижизненные заболевания, например, маля­ рия. А. И. Крат (1957, 1958) изучил состояние селезенки на труп­ ном материале и в экспериментах на животных. Автор нашел в капсуле и трабекулах селезенки животных большое количество гладких мышечных волокон, отметив, что у человека их мало и преобладает густая сеть волокнистой соединительной ткани. Этим автор и объяснял преимущественное полнокровие органа, установ­ ленное им. В то же время В. И. Прозоровский (1968), А. С. Литвак (1970), описывая признаки смерти от странгуляционной асфиксии, Указывают анемию селезенки в их числе.

Малокровие селезенки, наблюдаемое при повешении, может быть 116 Судебно-медицинская экспертиза повешения объяснено ее сокращением в результате рефлекторных воздействий с рецепторных зон шеи через блуждающие нервы (Крат А. И., 1958), непосредственным и через сосудодвигательные центры про­ долговатого мозга действием асфиксической крови на вазомоторы (Королько Л. Ф., 1975), влиянием дополнительного выброса в кровь катехоламинов (Чвалун А. В., 1976).

При экспериментальном повешении кроликов мы наблюдали ма­ локровие селезенки в 46 случаях из 72, как правило, у тех живо­ тных, которые погибали очень быстро (полное повешение с рывком в затягивающейся петле). На экспертном материале этот признак отмечен нами в 63 % случаев. Следует отметить, что в настоящее время феномен сокращения селезенки при действии различных факторов наглядно подтвержден клиницистами при ультразвуко­ вых исследованиях органов брюшной полости.

Селезенка на вскрытии при смерти от повешения, как правило, небольшая, со сморщенной бледной капсулой, на разрезе серо-ро­ зовая или светло-красная, с зернистой пульпой и подчеркнутыми трабекулами, без значительного соскоба. В плане правильной оценки этого симптома следует иметь в виду легкость его «исчез­ новения» при аутолитических изменениях, возможность влияния фоновой патологии. Так, небольшая селезенка встречается при кахексии, серповидно-клеточной анемии, в позднем старческом возрасте. Атрофия селезенки при этих состояниях сопровождается возникновением фиброза, кальциноза, гемосидероза. Указанные патологические состояния при экспертизе повешения встречаются достаточно редко, что дает основание считать анемию селезенки достоверным общеасфиксическим признаком, а длившуюся более столетия дискуссию о практическом его значении законченной.

Классическим общеасфиксическим признаком смерти большинст­ во авторов считает переполнение кровью правой половины сердца и впадающих в него сосудов, что связывается с застоем в малом кру­ гу кровообращения. Причиной этого является прекращение дыха­ ния гораздо раньше остановки кровообращения, т. е. появление своеобразного «барьера» между правой и левой половинами сердца, а также одышка, развивающаяся при полностью или частично за­ крытых дыхательных путях.

F. Strassmann (1901) при изучении данного вопроса отмечал роль трупного окоченения, указывая, что в связи с большей мощ­ ностью левого желудочка из его полости вытесняется значительно больше крови, чем из правого. Заинтересовавшись данными вы Глава 6 оказываниями, Н. П. Коренева (1953) в результате эксперимен­ тальных исследований установила, что распределение крови в по­ лостях сердца и крупных сосудов является отражением прижиз­ ненных гемодинамических расстройств, и оно не подвержено по­ смертным изменениям. С современных позиций механизм пере­ полнения правой половины сердца при странгуляции может быть представлен следующим образом. Обширность поражения легоч­ ной ткани процессами эмфиземы и ателектаза создает на капил­ лярном уровне «барьер непроходимости» между сосудами легоч­ ной артерии и системы легочных вен. При эмфиземе наблюдается выраженное обескровливание капилляров, при ателектазах — резкий застой крови с агрегацией эритроцитов. Следствием такого блока является выраженное полнокровие сосудов системы легоч­ ной артерии и легочных вен (Газов Е. Ф., 1981).

Суммируя вышеизложенное, можно констатировать, что пере­ полнение кровью правой половины сердца и впадающих в него со­ судов является достоверным (в комплексе с другими) признаком повешения, однако наблюдается и при многих других видах быс­ трой смерти.

В 1855 г. A. Tardieu установил, что при некоторых видах меха­ нической асфиксии постоянно встречаются субплевральные и суб эпикардиа.\ьные зкхимозы (названные затем «пятнами Тардье»).

Ученый считал, что в случае обнаружения этих кровоизлияний речь может идти только об убийстве, и отрицал возможность их воз­ никновения при самоповешении. Впоследствии под влиянием спра­ ведливой критики он отказался от своих ошибочных взглядов. Из­ вестно, что кровоизлияния под плевру и эпикард встречаются не только при механической асфиксии, но и при других видах смерти, особенно при сопровождающихся судорогами.

Пятна Тардье, как правило, имеют круглую форму, четкие края, малые размеры (от точечных до 1-2 мм в диаметре), интенсивный темно-красный цвет. По количеству они варьируются от единичных до множественных. Чаще всего пятна локализуются по междолевым и диафрагмальным поверхностям легких, на задней поверхности сердца.

Наши экспериментальные и практические наблюдения доказали бес­ спорную связь частоты встречаемости пятен Тардье с длительностью умирания при странгуляционной асфиксии. Так, при исследовании тру­ пов умерших вследствие плавного повешения пятна Тардье выявлялись в 100 % (!) случаев, при повешении с рывком — лишь в 47 %.

118 Судебно-медицинская экспертиза повешения В настоящее время механизм образования этих кровоизлияний представляется следующим образом: при острой гипоксии, развива­ ющейся в ходе асфиксического процесса, наблюдается выраженное повышение проницаемости сосудов, стенки которых под влиянием повышения давления в результате застоя крови легко проходимы для эритроцитов. Вполне понятна и роль предрасполагающих фак­ торов, на что мы обращали внимание при рассмотрении субконъ юнктивальных экхимозов, в том числе гиповитаминозов, различ­ ных интоксикаций, особенно алкогольной, зачастую сопровождаю­ щей повешение. Имеет значение падение давления в плевральных полостях в стадии инспираторной одышки, а также резкий спазм артерий с проведением пульсовой волны в капилляры (Ponsold A., 1967), сочетающийся с венозным застоем.

И. А. Концевич (1968) отмечает, что мелкоточечные кровоизли­ яния при повешении встречаются не только на поверхности легких (97 %) и под эпикардом (63 % ), но достаточно часто констатиру­ ются в мягких покровах головы (61 % ), в слизистой оболочке же­ лудка {55 % ), на поверхности почек (11 % ), что в свете вышерас смотренного механизма экхимозов представляется вполне понят­ ным.

Разноречивые сведения о топографии и частоте встречаемости кровоизлияний на иных, кроме легких и сердца, органах являются следствием того, что на ряде тканей кровоизлияния эти плохо раз­ личимы и зачастую просматриваются. Отрицательную роль играет здесь и то, что в руководствах редким локализациям не уделено внимания. В этой связи представляет интерес работа А. И. Муха нова (1957), посвященная кровоизлияниям в поджелудочной железе при повешении. Автор обнаружил их в 15 из 17 изученных случаев.

А. И. Муханов отмечает, что способствующим фактором в возник­ новении геморрагии является функциональное состояние поджелу­ дочной железы, так как в период активности ткань этого органа становится менее резистентной к повреждающим факторам. Здесь же следует упомянуть о работе А. И. Кузьмина (1962), описавшего субэндокардиальные кровоизлияния при механической асфиксии различного происхождения. Автор считает, что механизм образова­ ния таких геморрагии носит гипоксический характер, отличаясь от общеизвестного генеза пятен Минакова при острой кровопотере. В единичных случаях повешения мы также наблюдали мелкоочаго­ вые кровоизлияния под эндокардом левого желудочка.

Сходные по генезу и морфологии кровоизлияния возникают не Глава 6 только в вышеуказанных органах, но и в мышцах, других тканях, слизистых оболочках кишечного тракта и мочевыводящих путей.

Они являются следствием быстрой микроциркуляторной реакции на острую гипоксию и гиперкапнию. Кровоизлияния, подобные пятнам Тардье, иногда наблюдаются и при других видах смерти (отравлениях, черепно-мозговой травме, скоропостижной смерти от заболеваний). Однако при механической асфиксии и, особенно, при повешении они наиболее часты, поэтому их необходимо искать, в том числе и в гистологических препаратах, и учитывать при состав­ лении судебно-медицинского диагноза.

С нашей точки зрения, все многообразие таких кровоизлияний при странгуляциях, вместе с изменениями крови, можно рассмат­ ривать как своеобразный геморрагический синдром, характеризую­ щий танатогенез в таких случаях. Чем длительнее процесс умира­ ния, тем выраженнее и проявления этого синдрома.

Э. Хрущелевски (1962), А. П. Громов (1970), А. С. Литвак (1970) и др. в качестве одного из признаков механической асфиксии называют острое вздутие легких, связывая механизм его образо­ вания с резкой одышкой, которая при разрывах альвеол может привести к образованию альвеолярной эмфиземы. Следует заме­ тить, что такие изменения при повешении не всегда выражены чет­ ко, наблюдаются (в отличие от обтурационной асфиксии) на огра­ ниченных участках, чаще в периферических отделах легких.

Кроме вышеописанных признаков, в единичных работах имеются указания еще на ряд симптомов, наблюдаемых при повешении.

Так, В. А. Шакуль (1967) считает, что благодаря гипертензии при странгуляционной асфиксии создаются условия для забрасывания крови в грудной проток, что может служить дополнительным диаг­ ностическим критерием. Из 10 случаев повешений в 8-ми в просвете протока автор микроскопически обнаружил эритроцитарные массы.

Отсутствие крови в грудном протоке в двух наблюдениях объясня­ ется автором индивидуальными особенностями странгуляции на фоне болезненного состояния, что привело к реализации непосред­ ственной причины смерти не асфиксией, а первичной остановкой сердца.

Морфологической аргументацией клонических судорог при пове­ шении могут служить кровоизлияния в мышцы-разгибатели спи­ ны — крестцово-остистые (Молин Ю. А., 1978). Возникновение этих кровоизлияний мы объясняем, наряду с увеличением прони­ цаемости сосудистой стенки, подъемом и колебанием давления 120 Судебно-медицинская экспертиза повешения крови в венах и капиллярах в периоде судорог, резким нара­ станием механической нагрузки и ее пароксизмальными измене­ ниями (рис. 42). Мы наблюдали этот симптом в 23 % случаев повешения, и ни разу — в кон­ трольной группе (скоропостиж­ ная смерть от сердечно-сосуди­ стых заболеваний, от острого отравления этанолом). Кровоиз­ лияния в мышцы-разгибатели спины выявляются, как прави­ ло, в поясничном отделе в виде очаговых скоплений жидкой крови или ее свертков. Кровь может пропитывать мышцы или локализоваться межмышечно.

Кровоизлияния, как правило, Рис.42 Кровоизлияние в мышцы- симметричные, располагаются разгибатели спины на равном удалении от позво­ ночника по обеим его сторонам.

При отсутствии макроскопически видимых геморрагии отмечалось выраженное венозно-капиллярное полнокровие этих мышц с паре тическим расширением сосудов и пердиапедезными кровоизлияни­ ями. Нередко такие же очаговые темно-красные кровоизлияния мы наблюдали в мышцах шеи (вне проекции странгуляционной борозды), груди, живота. Они легко обнаруживаются при послой­ ной препаровке мягких тканей. Частота выявления, простота об­ наружения на вскрытии позволяют рекомендовать эти диагности­ ческие признаки в качестве вспомогательных.

Результаты экспериментальных исследований повешения на кроликах (Москаленко Л. М., 1966;

Мишин Е. С, 1975;

Севрю ков В. Т., 1976;

Молин Ю. А., 1979, и др.) подтвердили право­ мерность экстраполяции в плане изучения видовых и общеасфик сических признаков этого вида смерти, с обязательным учетом анатомо-физиологических особенностей.

Изучая литературу, посвященную патоморфологии повешения, мы обратили внимание на широкий разброс частоты встречаемости различных признаков. Считаем, что это связано с тем, что до не Глава 6 давнего времени симптомы эти изучались вне конкретных условий странгуляции шеи (характера висения, положения и типа петли, темпа сдавления и др.).

О. В. Суздальский, Г. И. Русина (1972) анализировали выражен­ ность общеасфиксических признаков при повешении в зависимости 0т расположения петли. Авторы не установили зависимости часто­ ты встречаемости цианоза лица, переполнения правой половины сердца, малокровия селезенки от вышеуказанного фактора. При атипичном (заднем) положении петли гораздо чаще наблюдали пятна Тардье. При типичном и при атипичном положении, пример­ но в трети случаев констатировали субконъюнктивальные экхимо­ зы, следы кала, мочи, спермы на коже и одежде.

Л. Ф. Королько и соавт. (1977) отмечали обильные пятна Тардье на легких при переднем положении петли, единичные — при за­ днем;

при боковом положении они преобладали на стороне наиболь­ шего сдавления шеи. Отек легких и следы биологических выделе­ ний при исследовании трупов лиц, погибших от повешения, П. О. Ромодановский и соавт. (1993) гораздо чаще наблюдали при неполном повешении (в отличие от полного). Зависимости частоты встречаемости пятен Тардье, следов биологических выделений от положения петли на шее эти авторы не выявили.

По нашим данным, условия повешения существенно отражаются на проявлении общеасфиксических признаков. Так, субконъюнкти­ вальные экхимозы наблюдались нами в 100 % плавного повешения и лишь в 25 % повешения с рывком (при прочих равных условиях).

Следы семяизвержения и (или) дефекации отмечены в 30 % пове­ шения с рывком и почти в половине случаев плавного повешения.

Малокровие селезенки, наоборот, гораздо отчетливее проявляется при странгуляции шеи с рывком (80 % случаев), чем при плавном повешении (28 % ).

Ряд авторов (Авдеев М. И., 1959, 1976;

Калмыков К. Н., 1985) считают, что обсуждаемые симптомы правильнее называть не об Щеасфиксическими, а признаками быстро наступившей смерти.

Возможно, с этим стоит согласиться. Бесспорно, что эти признаки приобретают диагностическое значение лишь в сочетании с видовы­ ми, с приоритетом последних.

Хотя видовые и общеасфиксические симптомы практически всеми авторами приводятся в качестве типовых, в некоторых случаях по Размерам, форме, локализации они могут иметь определенные от­ клонения от «стандарта». Это объясняется разнообразием условий 122 Судебно-медицинская экспертиза повешения и способов повешения, индивидуальностью субъекта, наличием фо­ новых патологических состояний, терапевтическим патоморфозом (при «отсроченной смерти») и другими факторами.

6.3. Судебно-медицинская оценка повреждений При исследовании трупов, извлеченных из петли, нередко об­ наруживаются различные телесные повреждения. Они могут быть:

1) прижизненными, не связанными с процессом повешения (следы бытовых самоповреждений, предшествующей драки, суицидной по­ пытки и т. п.) (рис. 43);

2) агональными, возникающими в процес­ се асфиксических судорог при ударах об окружающие предметы, ожогов от них, в результате падения тела при обрыве петли;

3) по­ смертными, обусловленными реанимационными мероприятиями, Рис. Повреждения головы, возникшие вследствие драки, предшество­ вавшей самоповешению Глава 6 Рис.44 Возникновение посмертных повреждений при падении трупа вследствие спиливания дерева, на котором произошло повешение.

Эксперт А.В. Васильев возникшими при извлечении тела из петли (рис. 44), при транс­ портировке, а также повреждением животными.

Встречаются самые различные способы «комбинированных» са­ моубийств. Л. И. Коган (1978), Z. Fiedorczuk (1983) приводят данные о ряде таких экспертиз (нанесение ударов утюгом по го­ лове, причинение шилом колотых ран груди, в том числе прони­ кающих, с последующим повешением;

нанесение резаных ран предплечий, прерванное распусканием петли повешение с после­ дующим выпрыгиванием из окна и падением с большой высоты).

Обсуждаемые повреждения располагаются на трупе в местах, до­ ступных (с учетом орудия) для действия собственной руки. При этом резаные раны обычно находятся на участках тела, не по­ крытых одеждой, множественные, поверхностные, часто парал­ лельные. Они локализуются на передней поверхности шеи, груди, лучезапястных, локтевых суставов. Дважды нам довелось наблю­ дать их в области голеностопных суставов. Реконструировать кар 124 Судебно-медицинская экспертиза повешения тину происшедшего помогают следы крови на одежде, теле, ору.

днях травмы (в том числе, петле), на МП.

На нашем материале в 3.5 % случаев можно было говорить о ком­ бинированном способе самоубийства (сочетание повешения с причи­ нением проникающих колото-резаных ран груди, живота, приемом кислот, карбофоса и др.).

Приводим пример из нашей экспертной практики. Труп гражданина Н. был обнаружен в своей квартире, в петле. При ОМП обратил на себя внимание кухонный нож с обильно опач каииыми кровью клинком и рукояткой, лежащий на столе, не­ большая лужица крови рядом с ним на полу, кровяные следы отпечатки обуви, ведущие в комнату, обильное опачкивание кровью кистей трупа, подошв тапочек и веревки, из которой была образована петля. На внутренней поверхности лучезапя стных суставов трупа — множественные поверхностные парал­ лельные резаные раны, обильно опачканные кровью в окруж­ ности. При исследовании трупа в морге наряду с признаками странгуляпионной асфиксии выявлен геморрагический некроз слизистой оболочки желудка, резкий запах уксусной кислоты от его содержимого.

А. И. Поторочин (1970) отмечает, что при исследовании 40 тру­ пов лиц, умерших в результате повешения, в 24 наблюдениях были выявлены ссадины и кровоподтеки, в 12 — сочетание ссадин, кро-' воподтеков, ушибленных ран, в 3 — ожоги (вследствие контакта те­ ла с нагревательными приборами), в 1 — колото-резаные раны (после предшествовавшей попытки самоубийства).

При обнаружении прижизненных повреждений эксперт должен оценить возможность их возникновения в процессе борьбы и само­ обороны, а также доступность для причинения собственной рукой.

Вопросы такого характера, как свидетельствует практика, доста­ точно часто ставятся перед судебным медиком. Характерна локали­ зация повреждений, возникающих в процессе асфиксических судо­ рог, на выступающих частях тела: на лбу, носу, подбородке, обла­ стях суставов, кистях рук, а также поверхностный очаговый харак­ тер ушибленных ран. К повреждениям, иногда возникающим в про­ цессе повешения, относятся также очаги травматической эпиляции волос затылочной области вследствие их ущемления в узле петли.

Следы реанимационных мероприятий обусловлены характером и объемом медицинской помощи. В практике наблюдаются ссадины груди и переломы ребер вследствие производства наружного масса­ жа сердца, следы медицинских уколов, осаднение, ожоги кожи гру Глава 6 ди вследствие действия дефибриллятора и др. Как правило, при рассечении мягких тканей в области указанных повреждений выра­ женных кровоизлияний не наблюдается. Посмертные повреждения, обусловленные транспортировкой трупа, его неаккуратным переме­ щением в холодильник морга, на секционный стол, раздеванием, располагаются преимущественно по задней поверхности тела (соот­ ветственно затылочному бугру, отросткам позвонков, гребням ло­ паток, задним поверхностям локтевых суставов, пяток) и представ­ лены участками, лишенными надкожицы, без кровоизлияний в подкожной клетчатке.

Судебно-медицинской практике известны случаи обнаружения на трупах лиц, погибших от повешения, посмертных переломов костей черепа в результате промерзания головы при действии низких тем­ ператур (Лысый В. И., 1978). К особому виду травм, изредка обна­ руживаемых на трупах повешенных, относятся «странгуляЦионные борозды» (циркулярные неосадненные вдавления) на коже запя­ стий и нижней трети голеней, возникающие вследствие связывания рук и ног самими потерпевшими. В нашей практике такие повреж­ дения имелись в 2 % случаев.

В процессе длительного нахождения трупа в петле развиваются гнилостные процессы, мягкие ткани шеи подвергаются гнилостному разрушению, шея может значительно удлиняться, иногда наблюда­ ется декапитация петлей. Изредка на открытых участках кожи тру­ пов, висящих на деревьях, обнаруживаются серовато-коричневые западающие участки неправильной формы, напоминающие следы воздействия едких жидкостей. Такие повреждения возникают вследствие жизнедеятельности муравьев, легко проникающих на трупы даже при полном висении по свободному концу петли.

Из исследованных нами 300 трупов лиц, умерших от повешения, разнообразные повреждения (кроме странгуляционных борозд шеи) были установлены в 42 % случаев.

Таким образом, при судебно-медицинском исследовании трупов лиц, погибших в результате повешения, нередко обнаруживаются различные повреждения. Тщательное исследование, анализ всех обстоятельств происшествия, в первую очередь, данных ОМП, по­ зволяет высказать обоснованное суждение о механизмах образова­ ния таких повреждений.

126 Судебно-медицинская экспертиза повешения Глава СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ТРУПА 7.1. Особенности наружного исследования Судебно-медицинское исследование трупа при смерти от по­ вешения имеет ряд специфических особенностей, обусловленных своеобразием травмирующего орудия, а также танатогенезом.

Осмотр и описание одежды проводится по общим правилам с об­ ращением особого внимания на правильность расположения ее предметов, их повреждения, опачкивания. Рекомендуется отметить размер рубашки (для сопоставления с окружностью шеи). Следы потеков слюны, крови, спермы указывают на положение тела в пет­ ле. Характерной особенностью исследования является фиксация длины тела с вытянутой вверх рукой, а также окружности головы, что имеет важное значение в реконструкции обстоятельств повеше­ ния. Перед снятием с трупа петли и одежды, а также в процессе дальнейшего исследования рекомендуется производство фотосъем­ ки, существенно дополняющей иллюстративность и доказатель­ ность экспертного заключения.

Оценивается характер и локализация трупных пятен, достоверно отображающих положение тела в случаях длительного пребывания в петле. При полном повешении трупные пятна циркулярно распо­ лагаются на кистях, предплечьях, голенях, стопах. При наличии туго стягивающих поясов, брючных ремней, подвязок и резинок на бедрах, трупные пятна локализуются над указанными преградами в виде различной ширины колец с дистально нарастающей интен­ сивностью окраски. При неполном повешении в позе «на коленях» Глава 7 нам часто приходилось наблюдать округлые интактные участки ко­ жи соответственно надколенникам, окруженные интенсивно окра­ шенной зоной трупного пятна. Механизм образования этого явле­ ния не требует комментариев. Помогают в реконструкции позы тела в петле и особенности трупного окоченения: оно четко фиксирует степень сгибания нижних конечностей в суставах в случаях касания ногами различных опор.

Обращается особое внимание на бледность и синюшность лица (что может быть обусловлено расположением и темпом затягивания петли на шее), состояние слизистых оболочек век, конъюнктив глазных яблок (расширение сосудов, кровоизлияния), анизокорию (как правило, узкий зрачок на стороне максимального давления петли), содержимое носовых ходов, наружных слуховых проходов, состояние барабанных перепонок, полости рта (наличие кровоизли­ яний в слизистой оболочке), ущемление кончика языка между зу­ бами, наличие мелкоточечных кровоизлияний на коже лица, шеи, плечевого пояса.

Приводится развернутая характеристика странгуляционной бо­ розды. Рекомендуется дать ее общее, а затем детальное описание.

Общая характеристика: окружность шеи на уровне борозды, ло­ кализация (верхняя, средняя, нижняя треть шеи), количество вдав лений (одиночная, двойная и т. д.), замкнутость, направление (ко совосходящая, косонисходящая, горизонтальная), выраженность на протяжении.

Детальная характеристика: расположение борозды по передней поверхности шеи относительно верхнего края щитовидного хряща, на боковых поверхностях — расстояние до углов нижней челюсти, до нижних полюсов сосцевидных отростков, на задней поверхно­ сти — до середины затылочного бугра и границы роста волос. Фик­ сируется высота расположения высшей и низшей точек борозды от подошвенной поверхности стоп. При незамкнутой борозде отмеча­ ются места, где заканчиваются ее ветви, и расстояние между ними, при замкнутой борозде — место соединения ветвей, под каким уг­ лом (острым, прямым, тупым), куда направлена вершина угла;

ес­ ли ветви соединяются в виде дуги — куда обращена ее выпуклость;

наличие, локализация и характер отпечатка узла. Приводится ши­ рина, глубина на протяжении борозды. Отмечается характер дна:

Цвет, наличие и локализация осадненных участков, плотность, рельеф, особенности краев и промежуточных валиков (высота, ши­ рина, пологость, нависание, скошенность, осаднения, кровоизлия 128 Судебно-медицинская экспертиза повешения ния, пузырьки с серозным или геморрагическим содержимым), на­ личие и направление смещения чешуек отслоенной надкожицы, ха­ рактер наложений, иные особенности.

Если труп доставлен с петлей на шее, рекомендуется зафиксиро­ вать положение петли, шариковой ручкой отметить место располо­ жения узла (при его наличии) и, если он затягивающийся, распу­ стив, осторожно снять через голову, затем нитками или липкой лентой вновь фиксировать местоположение узла. Если петля неза тягивающаяся, то она перерезается в нескольких сантиметрах оп узла, снимается с трупа и затем концы (каждый виток) сшиваются нитками. Широко распространенное мнение о необходимости пере­ резания петли в противоположной узлу точке неправильно, так как именно на этом участке, в наибольшей степени травмирующем ко­ жу, в случаях лабораторного исследования часто удается выявить биологические наложения (Мишин Е. С, 1986).

Доставленную петлю осматривают, фиксируя ее особенности (одиночная, двойная, многооборотная;

скользящая или неподвиж­ ная;

открытая или закрытая), наличие, характер и локализацию узла;

размер кольца петли и его соответствие окружности шеи;

дли­ ну свободного конца петли и его особенности (оборван, перерезан).

Описывают материал, ширину петли, другие особенности (истерто сти, загрязнения, наложения, фрагменты других материалов — пряжки, подкладки и др.);

наличие заглаживания волокон петли (при подтягивании тела вверх посторонней рукой волокна будут на­ правлены вниз).

При необходимости точного измерения диаметра (длины окруж­ ности) узлов, петель, образующих их тросов, шнуров и других предметов, рекомендуется пользоваться штангенциркулем.

При отсутствии петли, наличии нескольких предполагаемых пе­ тель, в других необходимых случаях со всей борозды рекомендует­ ся снять инородные наложения липкой бесцветной лентой. Парал­ лельно указанной лентой снимаются наложения с кистей трупа.

Наибольшее количество волокон остается на ладонной поверх­ ности большого, указательного и среднего пальцев правой кисти, у левшей — левой кисти (Reimann W., 1972). Определенное зна­ чение в плане доказательства собственноручного обращения с конкретной петлей может иметь обнаружение, кроме волокон, ча­ стиц краски, ржавчины, других наложений (Мастеров В. Ф., 1972). Полученные препараты передаются следователю для кри­ миналистического исследования.

Глава 7 Детально изучаются другие * участки шеи, прежде всего для Л исключения признаков удавле- ••:;

ния руками и петлей (наличие Щ полулунных ссадин, округлых -Щ кровоподтеков, перекрещиваю- Щ щихся борозд и др.). Однако, указанные повреждения не всег­ да свидетельствуют о действии ;

;

< посторонней руки. По мнению Щ.

W. Weimann, О. Ргосор (1963), ?

обнаружение «пергаментных пя­ тен» над странгуляционной бо роздой может свидетельствовать С о действии собственных пальцев погибшего в попытке ослабить петлю. Такая возможность под­ тверждается неоднократно ОТме- I Рис.45 Двойная странгуляционная ченными в специальной литера- | борозда при повешении туре случаями обнаружения повешения с ущемленными в петле паль­ цами рук. Особенно тщательно должна осматриваться шея при разви­ тии процессов гниения, сопровождающихся увеличением шеи в объе­ ме, мацерацией ее кожи. В этих случаях возможна ложная диагности­ ка повешения вследствие образования «борозд» от галстуков, ворот­ ничков, давления на шею посторонних предметов. При наличии на шее двух борозд (в результате соскальзывания вверх низко наложен­ ной малогибкой петли под действием массы тела и в процессе асфик сических судорог, в результате симуляции повешения после убийства удавлением в этой же петле и др.) (рис. 45). Каждая на них описыва­ ется по вышеуказанным правилам, тщательно фиксируется их взаи­ морасположение на различных поверхностях шеи.

Особенно внимательным следует быть при мягких, слабо выра­ женных бороздах, имеющих тенденцию исчезать к моменту вскры­ тия. Отсутствие странгуляционной борозды на трупе извлеченного из петли при этом резко осложняет трактовку случая, установление причины смерти.

Для выявления групповых и индивидуальных признаков отсут­ ствующей петли рекомендуется использовать следующий алгоритм исследований: 1) масштабная фотосъемка четырех поверхностей щеи;

2) детальный их осмотр с помощью лупы или непосредствен 130 Судебно-медицинская экспертиза повешения ная стерёомикроскопия;

3) изъятие с поверхности борозды инород­ ных наложений с помощью липкой прозрачной ленты;

4) изготов­ ление слепков рельефа дна борозды с помощью силиконовых паст 5) при подсыхании лоскута кожи — обработка его в растворе Рат невского;

6) фотосъемка в ультрафиолетовых и инфракрасных лу* чах (при необходимости).

При наличии петли на шее трупа вполне достаточно выполнить сравнительное исследование групповых признаков петли (окруж­ ность, число оборотов, наличие узлов, ширина, материал, рельеф поверхности и др.) с морфологическими особенностями странгуля ционной борозды.

В зависимости от особенностей организации работы в различных БСМЭ ряд этапов может быть выполнен как непосредственно у сек­ ционного стола, так и в условиях МКО, куда направляется изъятый маркированный лоскут кожи.

Наружный осмотр прочих частей тела производится по общепри­ нятым правилам. Тщательно осматриваются половые органы и про­ межность (наличие признаков дефлорации, других повреждений, инородных тел, рубцов, опачкиваний и наложений). До начала вскрытия трупа В. А. Кодин (1974) рекомендует сделать рентгено­ грамму подъязычной кости и хрящей гортани (см. главу 8.2), затем детально визуально изучить их после извлечения органокомплекса по Г. В. Шору.

7.2. Варианты секционной техники Некоторые эксперты используют в случаях повешения разре­ зы по И. И. Медведеву (1969). М. И. Авдеев (1976) рекомендует осматривать органы и ткани шеи до извлечения органокомплекса.

После обычного разреза от подбородка до лобка отсепаровывают кожу шеи, затем послойно мышцы передней и боковых ее поверх­ ностей, надрезая их в продольном направлении, освобождают от мышц трахею, рассекают ее спереди по средней линии, на месте осматривают и ощупывают рога подъязычной кости и щитовидного хряща. Н. Maxeiner, W. Dietz (1986) предлагают технически слож­ ный многоступенчатый метод препарирования выделенной гортани с рассечением ее горизонтальными вентрально-дорзальными разре­ зами. Однако указанные методы исследования не лишены недо­ статков: не изучаются мягкие ткани задней поверхности шеи, не ис­ ключено возникновение артефициальных переломов подъязычной Глава 7 кости и щитовидного хряща при извлечении органокомплекса, исс­ ледование предварительно не обескровленных тканей может сопро­ вождаться возникновением посмертных «кровоизлияний».

Устранить эти недостатки позволяет метод, предложенный. С. Мишиным (1986). Внутреннее исследование начинают со вскрытия полостей черепа. Затем делают поперечный дугообраз­ ный разрез кожи груди слева от плечевого сустава ниже ключиц, заканчивая его симметрично справа. От середины данного разреза проводят обычное рассечение до лобка. Сосуды шеи обескровлива­ ются вследствие стекания крови в полости черепа и грудной клетки.

Кожу передней и боковых поверхностей шеи отсепаровывают путем натяжения ее вверх и в стороны. Препарируют каждую мышцу. Ис­ следуют подчелюстные слюнные железы, щитовидную железу, тра­ хею, гортань и подъязычную кость. После осмотра сосудисто-нерв­ ных пучков продольно вскрывают сонные артерии тупоконечными ножницами. Для выявления надрывов покрывают внутреннюю по­ верхность сонных артерий кровью и снимают ее обушком бранши ножниц. Затем выделят органокомплекс шеи. По задней поверхно­ сти трупа делают дугообразный разрез между плечевыми сустава­ ми и на уровне верхних краев лопаток отсепаровывают кожу, по­ слойно исследуют мышцы задней поверхности шеи.

При любых вариантах исследования извлекать органокомплекс должен эксперт, не передоверяя это техническому помощнику. Ра­ ботать следует осторожно, так как при грубых манипуляциях в большей степени повреждаются мелкие сосуды с быстрым пропи­ тыванием кровью мягких тканей. Отмечается наличие мышечной странгуляционной борозды. Исследуют язык от кончика до корня (наличие следов «прикусывания», кровоизлияний). При необходи­ мости отделяют подъязычную кость и хрящи гортани для медико криминалистического исследования. При переломах щитовидного хряща фиксируют их локализацию: верхние рога в области основа­ ний или концов, пластинки;

направление и расположение (средин­ ная линия, правая и левая половина), вертикальный, косой или по­ перечный, с указанием характера краев на наружной и внутренней поверхностях хряща. Следует иметь в виду, что наличие мелких се самовидных косточек между рогами подъязычной кости и щитовид­ ного хряща может быть ошибочно оценено как их отломки. Встре­ чаются аномалии развития щито-подъязычного комплекса с отсут­ ствием или избыточным развитием рогов, что может симулировать травму (рис. 46). Рекомендуется вскрыть сонные артерии на месте, 132 Судебно-медицинская экспертиза повешения а иногда изъять их для последующего изучения под стереомикро скопом, что облегчает выявление симптома Амюсса при слабо вы­ раженных разрывах интимы. Особенно ценен этот признак в соче­ тании с кровоизлиянием в адвентицию артерии (симптом Мартина), что указывает на прижизненность повреждения.

Отмечают отек подкожной клетчатки шеи, средостения, слизи­ стой оболочки гортани, который бывает хорошо заметен в области черпалонадгортанных складок, ложных голосовых связок. Слизи­ стая оболочка выглядит при этом бледной, полупрозрачной, желто­ ватой. При оценке этого признака следует иметь в виду, что на тру­ пе отек ослабляется, может исчезнуть, после чего остается харак­ терное сморщивание слизистой.

Констатируют надрывы и кровоизлияния в мышцах шеи, особен­ но в местах прикрепления к костям плечевого пояса (симптом Валь хера), кровоизлияния в регионарные лимфатические узлы. Оцени­ вая обнаруженные в мягких тканях шеи геморрагии, следует по­ мнить о том, что иногда и при ненасильственной смерти в резуль­ тате резких судорожных сокращений в агональном периоде могут возникнуть кровоизлияния в мышцы шеи (Авдеев М. И., 1976;

Maxeiner H., 1987). Могут они появляться посмертно в результате венозного застоя при низком расположении головы и шеи относи­ тельно туловища.

Тщательно осматривается шейный отдел позвоночника, при на­ личии его повреждений — исследуется спинной мозг. В неясных случаях (с целью доказательства прижизненности повешения) вскрывают придаточные пазухи носа, полости среднего уха (нали­ чие крови, сукровичной жидкости в результате резкого венозного застоя), глазницы (наличие кровоизлияний в ретробульбарной клетчатке).

После осмотра грудной и брюшной полостей извлекаются и исс­ ледуются обычными методами органы груди и живота, малого таза.

Тщательно осматриваются слизистые и серозные оболочки, особен­ но висцеральная плевра, эпикард, для выявления мелкоточечных кровоизлияний (пятен Тардье). Отмечается их локализация, коли­ чество, размеры.

Оценивается состояние крови в сосудах, полостях сердца (жидкая или со свертками, их характер). Наличие мелких свертков устанав­ ливается простым приемом — разлитием порции трупной крови по чистой поверхности секционного стола. Отмечается переполнение кровью правой половины сердца и сообщающихся с ним сосудов, Глава 7 Рис. 46 Вариант развития подъязыч­ ной кости (отсутствие правого малого рога) венозное полнокровие внутренних органов.

Констатируется состояние селезенки (напряжение или сморщен ность капсулы, на разрезе — цвет, кровенаполнение, наличие со скоба). Изучаются ножки диафрагмы, межпозвонковые диски (пу­ тем поперечного рассечения после освобождения передней поверх­ ности позвоночника от клетчатки и передней продольной связки).

Производится разрез мягких тканей спины от шейного до крестцо­ вого отдела, препарируются мышцы-разгибатели спины (крестцо во-остистые), а также мышцы ягодиц с целью выявления кровоиз­ лияний. Обращается внимание на состояние девственной плевы, влагалища, матки для выявления особенностей, которые могут иметь значение для дознания и следствия.

Приводим в сжатом виде возможный план исследования трупа при смерти в результате повешения:

1. Осмотр и описание особенностей одежды. Снятие и исследова­ ние петли, сопоставление ее с характером странгуляционной бороз­ ды.

2. Описание трупных изменений (в плане определения давности смерти и, при необходимости, реконструкции позы трупа в петле).

3. Измерение роста, длины тела с вытянутой вверх рукой, окруж­ ности головы и шеи, расстояние высшей и низшей точек борозды от подошвенной поверхности стоп.

4. Фотографирование трупа, петли (до снятия с шеи!), странгу 134 Судебно-медицинская экспертиза повешения Т А Б Л И Ц А N.

К акту судебно-медицинского исследования Схема подъязычной кости, хрящей гортани и трахеи / по Е.С.Мишину/ Условные обозначения:

— повреждения + зоны сжатия - зоны растяжения Судебно-медицинский эксперт Рис.47 Один из вариантов схемы повреждений Глава 7 ляционной борозды, других повреждений и особенностей.

5. Детальное описание топографии и характера странгуляцион­ ной борозды на шее. При отсутствии петли, нескольких петлях — снятие наложений с поверхности борозды и ладоней клейкой про­ зрачной лентой.

6. Послойная препаровка тканей и органов шеи после обескров­ ливания. Осмотр, при необходимости — вскрытие шейного отдела позвоночника (с исследованием спинного мозга).

7. Тщательное описание обнаруженных на трупе повреждений (включая видовые признаки повешения). Составление таблиц (схем) повреждений (рис. 47).

8. Целенаправленный поиск и описание общеасфиксических при­ знаков смерти.

9. Забор объектов для дополнительных методов исследования (см. главу 8).

В «Приложении» приводится формализованный «Акт судебно-ме­ дицинского исследования трупа» в случаях смерти от повешения, предлагаемый нами. Его заполнение целесообразно для ускорения оформления документации, особенно экспертами с небольшим ста­ жем работы.

Следует отметить, что применение экспертом-танатологом опти­ ческих приборов (операционного, стереомикроскопа, бинокулярной или обычной лупы) позволяет оперативно выявить существенные особенности повреждений, в первую очередь — странгуляционной борозды, различных наложений, в том числе на одежде, других особенностей. Изучение у секционного стола кожи борозды в про­ ходящем свете с выявлением гиперемии и экстравазатов соответст­ венно валикам для доказательства прижизненное™ повешения в экспертной практике сейчас не применяется.

136 Судебно-медицинская экспертиза повешения Глава ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ При судебно-медицинском исследовании трупов лиц, извле­ ченных из петли, для аргументированного установления причины смерти и решения других вопросов эксперт должен использовать результаты лабораторных методов диагностики. Без их применения даже тщательно выполненное вскрытие не может отвечать совре­ менным требованиям.

8.1. Судебно-гистологическое исследование Использование микроскопии существенно дополняет макро­ картину, в значительном числе случаев позволяет обосновать при жизненность странгуляции, уточняет патологические изменения при заболеваниях (что особенно важно для выяснения причины са­ моубийства), а также на микроуровне документирует общеасфикси ческие макропризнаки (диапедезные кровоизлияния, венозное пол­ нокровие и др.).

Для получения достоверных результатов необходимо правильно изымать материал для исследования. Особенно важно соблюдать необходимую толщину кусочков (не более 0.5—1.0 см), а также правильность приготовления фиксатора (10—20 %-ный раствор нейтрального формалина). Кожу шеи, сонную артерию следует пе­ ред фиксацией прикреплять к плотному картону. Рекомендации на­ правлять кожу с бороздой участком в форме трапеции или треу­ гольника в практическом плане не результативны, так как при об­ работке в лаборатории такая маркировка утрачивается. Проще вы­ резать кожу в виде полосы, располагая верхний валик борозды всегда резко смещенным к правому (левому) краю образующегося Глава 8 ТЩ Рис.48 Схема вырезки фрагмента странгуляционной борозды для гистологического обследования (1 — вид сверху, 2 — вид сбоку) прямоугольника (рис. 48). В процессе вырезки и изготовления мик­ росрезов такая ориентация не утратится. Нельзя вырезать кусочки тупыми инструментами или сильно сдавливать пинцетом.

Если производят забор лимфоузлов шеи выше и ниже странгуля­ ционной борозды, для контроля и исключения заболеваний лимфа­ тической системы необходимо взять подмышечные и подключичные узлы (с обязательной маркировкой).

Если вскрытие производится в первые сутки после смерти, воз­ можно применение гистохимических методов, предлагаемых в по­ следние годы для доказательства прижизненности повешения. Ма­ териал при этом фиксируют в жидком азоте, а также в охлажден­ ном спирте или жидкости Карнуа. Техника взятия кусочков тканей для гистохимического исследования аналогична вышеописанной.

Н. М. Дементьева (1982) считает перспективным изучение актив­ ности сукцинатдегидрогеназы (СДГ), кислой (КФ) и щелочной (ЩФ) фосфатаз в ткани печени и почек при повешении. Автором на экспериментальном материале доказано резкое снижение актив­ ности СДГ, ЩФ, «мозаичный» характер распределения КФ в изу­ ченных органах, а также определенная зависимость динамики ак­ тивности от длительности умирания.

Перечень объектов, подлежащих микроскопическому исследова­ нию, определяется экспертом в зависимости от особенностей конк­ ретного случая. Помимо кожи шеи, обычно исследуются головной мозг, легкие, сердце, печень, почки, ткани с наличием повреждений и кровоизлияний (язык, сонные артерии, мышцы, ножки диафраг­ мы и др.), а также патологически измененные другие органы.

138 Судебно-медицинская экспертиза повешения Рис.49 Очаговые кровоизлияния Рис.50 Инфильтрующее кровоиз в дерме у края осаднения лияние в мышцах шеи странгуляционной борозды. соответственно странгуляцион Микрофото. х 300 ной борозде. Микрофото, х 400.

Эксперт А.П.Мельникова В плане выявления причины суицида следует помнить о полезности исследования яичек, яичников, матки.

Целесообразно использование, кроме окраски гематоксилином и эозином, других методик (по ван Гизон, по Нисслю, серебрение нервных элементов, выявление жировой эмболии и др.). Акты су дебно-гистологического исследования желательно иллюстрировать фотографиями, документирующими обнаруженные изменения.

При микроскопическом исследовании тканей шеи в области странгуляционной борозды иногда обнаруживаются гиперемия, кровоизлияния (рис. 49, 50), отек дермы (рис. 51), краевое сто­ яние лейкоцитов, крайне редко — тромбообразование в сосудах, пузырьки с отечной жидкостью в промежуточном валике (рис. 52).

Комплекс указанных признаков расценивают в качестве пока­ зателя прижизненное™ странгуляции (Науменко В. Г., Митяе­ ва Н. А., 1980). Некоторые изолированно взятые признаки (на­ пример, гиперемия) наблюдаются и в области посмертно возник­ ших борозд.

Глава 8 Рис.51 Кровоизлияние и отек в Рис.52 «Пузырь» с отечной подкожножировой клетчатке жидкостью в промежуточном шеи при повешении валике странгуляционной Микрофото, х 200. Эксперт борозды.

А.Е.Сафрай Микрофото, х В. П. Десятов, А. П. Тетерин, О. В. Суздальский (1972) гисто­ логически исследовали 132 странгуляционных борозды в случаях прижизненного повешения с использованием окрасок гематоксили­ ном и эозином, по ван Гизон, по Лизону (толуидиновым синим).

Базофилию эпидермиса авторы выявили в 70 % случаев, дистро­ фические изменения клеток эпидермиса — в 17 %, гомогениза­ цию коллагеновых волокон — в 44 %, мелкие кровоизлияния в дерме и жировой клетчатке — в 74 %, полнокровие сосудов по краю борозды — в 74 %, отек дермы — в 44 % случаев. Дист­ рофические изменения диагностировались в двух вариантах: 1) в виде тонкой базофильной полосы клеток со штрихообразно вытя­ нутыми ядрами, расположенными параллельно роговому слою;

2) в виде бледно-желтой полосы без клеточных границ и ядер, с отложениями буро-коричневого пигмента. Ценным признаком при­ жизненное™, помимо указанных дистрофических изменений, ав­ торы считают сочетание набухания и гомогенизации коллагено­ вых волокон дермы с ее отеком, с мелкими кровоизлияниями и 140 Судебно-медицинская экспертиза повешения полнокровием сосудов по краям борозды.

С нашей точки зрения, термин «дистрофические изменения» при­ менительно к странгуляционной борозде в теоретическом плане не­ удачен.

Л. М. Москаленко (1966), И. А. Концевич (1968) на большом экспериментальном и практическом материале доказали, что в об­ ласти прижизненных странгуляционных борозд наблюдаются раз­ нообразные изменения кожных и мышечных нервов в виде наруше­ ний обычной аргентофилии, набухания, штопорообразной извито­ сти и варикоза, фрагментации (вплоть до глыбчатого распада) осе­ вых цилиндров. В миелиновых оболочках при этом выявляются не­ ровности контуров за счет натека, набухания, истончения, расши­ рения насечек и перехватов, фрагментация и вакуолизация. В нер­ вных проводниках шейной части ствола блуждающего нерва наблю­ дается неравномерность импрегнации, неровность контуров, разры­ вы аксонов, натеки миелина, спиралевидные завитки и клубки нер­ вных волокон. В нижнем ганглии блуждающего нерва выявляется аргентофилия, гомогенизация нейрофибрилл, неравномерное рас­ пределение субстанции Ниссля в ганглиозных клетках, хромато­ лиз, пикноз и эксцентричное расположение ядер. На проявление указанных симптомов оказывают влияние характер материала и тип петли, вид повешения (полное, неполное), другие факторы.

Авторы справедливо полагают, что при слабой выраженности ря­ да признаков и при исследовании тканей от трупов, подвергшихся наложению петли в раннем посмертном периоде (до 1 ч после на­ ступления смерти), требуется производить оценку изменений пери­ ферической нервной системы в комплексе с другими показателями.

Л. М. Москаленко (1966) рекомендует применять указанные при­ знаки для доказательства прижизненности повешения с обязатель­ ным исключением влияния возрастных изменений, различных па­ тологических процессов (рак, туберкулез), для чего необходимо изучение нервных волокон в контрольных участках кожи и мышц.

Вышеуказанные изменения при импрегнации 20 %-ным раствором азотнокислого серебра по методу Билыновского-Гросс и окраске по методу Шпильмайера хорошо выявлялись и в гнилостно изменен­ ной коже, что имеет существенное практическое значение.

А. В. Пермяков (1971) выявил изменения нервов в мягких тка­ нях глотки в виде аргирофобии, извитости, варикозного расшире­ ния и фрагментации осевых цилиндров, зернистого распада воло­ кон и др. Помимо гемодинамических расстройств в коже из области Глава 8 странгуляционной борозды, им выявлено резкое полнокровие сосу­ дов и очаговые кровоизлияния в гортанной части глотки, шейном отделе блуждающего нерва, шейных спинномозговых и симпатиче­ ских узлах, заднем отделе глазного яблока, орбитальном отрезке зрительного нерва. В. И. Витер (1978, 1992) подтвердил, что наи­ большие морфологические изменения нервных структур наблюда­ ются при повешении в зоне максимальной травматизации. Степень их выраженности убывает по мере удаления от странгуляционной борозды, будучи максимальной в верхних шейных симпатических узлах и нижних ганглиях блуждающих нервов (явления раздраже­ ния и дистрофии), сходя на нет в поясничных ганглиях.

С диагностическими возможностями и техникой применения ней рогистологических методик можно познакомиться в работах Г. А. Меркулова (1969), В. С. Цивилько (1978) и др.

У. Я. Берзиньшем (1978) предложен макро-микроскопический ме­ тод выявления прижизненных сосудистых изменений кожи в области ссадин, странгуляционных борозд, ран, основанный на стереомикро скопическом исследовании просветленных метилсалицилатом макро­ препаратов. При этом отчетливо выявляются наполненные кровью сосуды разного калибра, вплоть до капилляров, мелкие кровоизлия­ ния в виде красноватых облачков с нечеткими контурами. Стереомик роскопия в отличие от гистологического исследования дает возмож­ ность быстро просматривать большие участки ткани (например, крупный фрагмент странгуляционной борозды), получать простран­ ственное представление об изменениях микроциркуляторного русла, изучать для контроля значительные участки окружающей неизме­ ненной кожи. Автор справедливо предостерегает от возможной арте фициальной диагностики. В частности, необходимо учитывать воз­ можное влияние трупных изменений (гипостаз, имбибиция и др.). По­ смертное высыхание фиксирует прижизненную реактивную гипере­ мию. Если оно отсутствует (в случае влажной одежды, нахождения трупа в воде), местная гиперемия может исчезнуть в результате по­ смертного гипостаза. С другой стороны, имитация полнокровия может наблюдаться в области посмертных повреждений, если они подверг­ лись высыханию на фоне трупных гипостазов и в дальнейшем, при изменении положения трупа в течение первых 12—16 ч после смерти, находились в вышележащих участках тела.

К достоинствам метода следует отнести также возможность дли­ тельного сохранения препаратов, легкость их фотографирования, возможность последующего применения (после соответствующей 142 Судебно-медицинская экспертиза повешения проводки кусочков) обычного ги­ стологического исследования.

При микроскопическом иссле­ довании внутренних органов, особенно головного мозга, выяв­ ляются повышение проницаемо­ сти сосудистых стенок, экстрава­ заты, полнокровие капилляров и вен, острые дистрофические из­ менения.

Исследования Е. Ф. Газова (1981) с применением гистото пографического метода позволи­ ли дополнить существующие представления (Науменко В. Г., Митяева Н. А., 1980) о диагно­ Рис.53 Очаговая острая стическом значении очагов ост­ альвеолярная эмфизема рой альвеолярной эмфиземы, и венозное полнокровие ателектаза, отека, неравномер­ с эритростазом в легком.

ности кровонаполнения легоч­ Микрофото, х ной ткани при повешении. Ав­ тор рекомендует учитывать в качестве микроскопических признаков прижизненности странгуля­ ции, сочетание острой альвеолярной эмфиземы с обескровливани­ ем капилляров и перемещением крови в систему легочных вен (рис. 53), кровоизлияния под висцеральной плеврой на фоне эм­ физематозного малокровия, отсутствие кровоизлияний в местах разрывов межальвеолярных перегородок.

Мы вынуждены в критическом плане прокомментировать послед­ ний признак, учитывая наши наблюдения, а также господствую­ щую в настоящее время точку зрения патологоанатомов на этот симптом (Есипова И. К., 1976). Ошибочное представление о разры­ вах альвеол при острой эмфиземе легко опровергается изучением толстых срезов легкого в стереоскопическом бинокулярном микро­ скопе. При этом выпячивания в полостях альвеол представляются резко укороченными межальвеолярными перегородками, приняв­ шими такой вид в результате сглаживания альвеолярных мешочков при вздутии ткани легкого, а не обрывками альвеолярных стенок.

В таких «шпорах» отмечаются «прямые фрагменты мышц или эла­ стических волокон без загиба их краев, который должен был бы Глава 8 развиться при разрывах волокон» (Русаков А. В., 1954).

И. Ф- Матузов (1967) при микроскопическом исследовании сосу­ дов щитовидной и подчелюстной желез отмечал спазм мелких доль ковых и междолъковых артерий, выраженное полнокровие капил­ ляров и вен. В контрольной группе (скоропостижная смерть) все со­ суды этой зоны были равномерно полнокровны. Автор расценил этот признак как ответную вазомоторную реакцию на травму шеи и, следовательно, как доказательство прижизненное™ странгуля­ ции. Мы также неоднократно наблюдали такие изменения.

Для выявления признаков нарушения микроциркуляции реко­ мендуется исследовать и другие органы, где эти проявления опре­ деляются в виде кровоизлияний в слизистую оболочку и воздухо­ носные полости среднего уха (Лубеев А. Г., 1977), расширения и переполнения кровью сосудов языка, множественных микрокрово­ излияний в сосочках соединительной ткани, в мышечном, подсли зистом слоях;

пердиапедезных кровоизлияний в капсуле гипофиза, отека и дискомплексации клеток в железистых его ячейках (Кин ле А. Ф., Уткина Т. М., 1992;

Harsanyi L. et al., 1973).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.