WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«1 2 3 Б. Албертс Д. Брей Дж. Льюис М. Рэфф К. Робертс Дж. Уотсон МОЛЕКУЛЯРНАЯ БИОЛОГИЯ КЛЕТКИ 2-Е ИЗДАНИЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ В 3 томах 3 Перевод с английского канд. ...»

-- [ Страница 5 ] --

У интактных животных гемопоэз изучать труднее, чем превращения клеток таких тканей, как эпидермис. В эпидермисе существует простая, регулярная пространственная организация, при которой легко следить за процессом обновления и находить стволовые клетки. В кроветворных тканях это не так просто. Но, с другой стороны, кроветворные клетки живут как кочевники, и это делает их удобным объектом для экспериментов иного рода. Диспергированные кроветворные клетки можно легко, не повреждая их, переносить из одного организма в другой;

кроме того, пролиферацию и дифференцировку отдельных клеток и их потомства можно наблюдать и изучать в условиях культуры. По этой причине о молекулах, регулирующих образование клеток крови, известно больше, чем об аналогичных регуляторных молекулах в других тканях млекопитающих. Но и о клетках крови эти знания еще весьма недостаточны.

17.5.3. Костный мозг содержит кроветворные стволовые клетки Рис. 17-28. Миграция лейкоцитов из кровотока в [23, 26] поврежденную или инфицированную ткань при воспалительной реакции. Эту реакцию запускают Различные типы кровяных клеток и их ближайших предшественников в различные сигнальные молекулы, локально костном мозге можно узнать по внешнему виду (рис. 17-29). Они перемешаны друг с выделяемые клетками (главным образом в другом, а также с жировыми клетками и фибробластами, образующими нежную опорную соединительной ткани) или образующиеся при сеть коллагеновых волокон и другие компоненты внеклеточного матрикса. Кроме того, активации комплемента. Некоторые из таких вся ткань пронизана тонкостенными кровеносными сосудами (кровяными синусами), в медиаторов воздействуют на эндотелиальные которые переходят новообразованные клетки крови. Имеются также мегакариоциты;

в клетки капилляров, ослабляя их соединение с отличие от других кровяных клеток они остаются в костном мозге и после созревания, соседними клетками, в результате чего капилляры составляя одну из самых заметных гистологических особенностей этой ткани;

они становятся более проницаемыми. Изменение необычайно велики (до 60 мкм в диаметре) и имеют высокополиплоидное ядро. В поверхности эндотелиальных клеток ведет также к нормальных условиях мегакариоциты облепляют стенки кровяных синусов и прилипанию крови. Другие медиаторы действуют протягивают свои отростки сквозь отверстия в их эндотелиальной выстилке;

от этих как хемоаттрактанты, заставляя связавшиеся отростков отделяются тромбоциты, которые затем уносит кровь (рис. 17-30).

лейкоциты пробираться между эндотелиальными Отсутствие видимой упорядоченности в расположении различных клеток костного мозга клетками капилляров в ткань.

затрудняет идентификацию каких-либо предшественников зрелых кровяных клеток, кроме самых ближайших. На очень ранних стадиях развития, когда явная дифференцировка еще не началась, все клетки-предшественницы внешне весьма сходны между собой, а у первичных стволовых клеток вообще нет видимых признаков, Рис. 17-29. Срез участка костного мозга (электронная микрофотография при небольшом увеличении). Эта ткань - главный источник новых клеток крови (кроме Т-лимфоцитов). Обратите внимание на то, что незрелые клетки крови определенного типа имеют тенденцию собираться «семейными группами». (J.A.G. Rhodin, Histology: A Text and Atlas. New York: Oxford Univ. Press, 1974.) по которым их можно было бы распознать. Чтобы идентифицировать и охарактеризовать стволовые клетки, нужен функциональный тест, позволяющий прослеживать судьбу потомства отдельных клеток. Как мы увидим, с этой целью можно просто изучать колонии, образуемые отдельными клетками в культуре. В случае кроветворной системы, однако, такие клеточные клоны можно распознавать и в интактном животном.

Если животное подвергнуть рентгеновскому облучению в большой дозе, кроветворные клетки у него будут разрушены, и через несколько дней оно погибнет из-за неспособности организма восполнять утрату клеток крови. Облученное животное можно, однако, спасти путем инъекции клеток, взятых из костного мозга здорового иммунологически совместимого донора. Среди этих клеток, очевидно, есть такие, которые смогут образовать колонии в организме облученного реципиента и таким образом снабдить его кроветворной тканью. Такие колонии развиваются, в частности, в селезенке;

она служит у нормальных мышей важным дополнительным очагом кроветворения. Если исследовать селезенку облученной мыши через неделю или две после введения клеток от здорового донора, в ней можно увидеть обособленные узелки, каждый из которых содержит колонию миелоидных клеток (рис. 17-31);

Рис. 17-30. А. Мегакариоцит среди других клеток в костном мозге (схема). Огромные размеры мегакариоцита связаны с тем, что он имеет высокополиплоидное ядро. Один мегакариоцит образует около 10000 тромбоцитов, отщепляющихся от длинных отростков, которые проходят через отверстия в стенках соседних кровеносных синусов. Б. Внутренность такого синуса в костном мозге (микрофотография, полученная с помощью сканирующего электронного микроскопа). Видны отростки мегакариоцитов. (Б - из R. G. Kessel, R.H. Kardon, Tissues and Organs: A Text-Atlas of Scanning Electron Microscopy. San Francisco: Freeman, 1979.) через две недели в некоторых колониях может быть больше миллиона клеток. Раздельность узелков позволяет предполагать, что каждый из них, подобно колонии бактерий на культуральной чашке, образован клоном, происходящим от одной исходной клетки, и это подтверждают эксперименты с использованием генетических маркеров.

Клетку - родоначальницу такой колонии называют колониеобразующей единицей (КОЕ). Колониеобразующие клетки гетерогенны. Одни дают начало только одному типу миелоидных клеток, а другие - нескольким типам. Некоторые клетки проходят много циклов деления и образуют большие колонии, тогда как другие меньше делятся и образуют маленькие колонии. Большинство колоний гибнет, произведя какое-то ограниченное количество терминально дифференцированных кровяных клеток. Однако встречаются также колонии, способные к интенсивному самообновлению, и они производят наряду с терминально дифференцированными клетками крови новые колониеобразующие клетки. Как полагают, родоначальницами таких самообновляющихся колоний являются стволовые кроветворные клетки из пересаженного костного мозга.

17.5.4. Плюрипотентная стволовая клетка дает начало всем классам клеток крови [27] Зачастую в одной селезеночной колонии, образовавшейся из одной стволовой клетки, можно найти миелоидные клетки всех типов. Таким образом, кроветворная стволовая клетка плюрипотентна: она может давать начало многим различающимся типам клеток.

Хотя селезеночные колонии, по-видимому, не содержат лимфоцитов, другие эксперименты показывают, что и лимфоциты происходят от той же самой стволовой клетки, которая порождает все миелоидные клетки. Это эксперименты с генетическими маркерами, с помощью которых можно идентифицировать клетки одного клона даже после их выхода в кровяное русло. Было использовано несколько клональных маркеров, но лучшими оказались специально сконструированные ретровирусы. Маркерный вирус, как и все ретровирусы, может включить свой геном в хромосому инфицируемой клетки, но у него удалены гены, необходимые для образования инфекционных вирусных частиц. Поэтому маркер присутствует только в колонии клеток, которые были первоначально инфицированы.

Потомство одной из таких клеток отличается от потомства другой только тем, что у них различны хромосомные сайты интеграции вируса. Для анализа потомства кроветворных клеток сначала инфицируют клетки костного мозга ретровирусом (разд. 5.5.8) in vitro, а затем вводят их летально облученным реципиентам;

после этого можно использовать ДНК-зонды, чтобы прослеживать потомство отдельных инфицированных клеток в различных кроветворных и лимфоидных тканях.

Эти опыты не только подтверждают, что все классы клеток крови - и миелоидных, и лимфоидных - происходят от общей стволовой клетки (рис. 17-32), но и позволяют прослеживать «родословные» этих клеток крови в течение долгого времени. Через 1-2 месяца после пересадки костного мозга большинство клеток крови облученной мыши-реципиента - это потомки не более чем полудюжины плюрипотентных стволовых клеток;

так же обстоит дело и спустя несколько недель, но тогда уже клетки крови - это потомство другой группы стволовых клеток. Эти наблюдения заставляют думать, что отдельная стволовая клетка в данный отрезок времени только с очень низкой вероятностью может начать образование Каждый узелок содержит клон кроветворных клона дифференцированного потомства и что между начальным этапом и конечной клеток, происходящих от одной из дифференцировкой происходит мно- инъецированных клеток костного мозга Рис. 17-31. Схема опыта, в котором селезенку сильно облученного животного заселяют кроветворными клетками костного мозга, взятыми от здорового донора. Такой эксперимент впервые позволил анализировать индивидуальные миелоидные клетки предшественники, что необычайно расширило возможности изучения гемопоэза.

Рис. 17-32. Предполагаемая схема кроветворения. В норме плюрипотентная стволовая клетка изредка делится, образуя или такие же плюрипотентные стволовые клетки (самообновление), или коммитированные клетки-предшественники (КОЕ - колониеобразующие клетки), которые необратимо детерминированы на образование только ограниченного числа типов кровяных клеток. Пролиферацию клеток предшественников стимулируют специфические факторы роста, но постепенно эти клетки утрачивают способность делиться и превращаются в терминально дифференцированные клетки крови, которые обычно живут лишь несколько дней или недель. У взрослых млекопитающих все показанные здесь клетки развиваются главным образом в костном мозге. Исключение составляют Т-лимфоциты, развивающиеся в тимусе, и макрофаги, образующиеся в большинстве тканей из моноцитов. Наиболее спорной в этой схеме является точка первого разветвления: не выяснено, существуют ли стволовые клетки, способные превращаться только в Т- и В-лимфоциты, и стволовые клетки, дающие начало клеткам всех других типов (миелоидным). Вполне возможно, что первичные плюрипотентные стволовые клетки могут превращаться также в различные тканевые клетки, не показанные на этой схеме, такие как клетки NC (киллеры), тучные клетки, остеокласты и разнообразные клетки, представляющие антитены (разд. 18.6.10), но пути этих превращений точно не установлены.

жество клеточных делений, так что в конце концов клон потомства будет очень большим - до нескольких миллионов клеток. Несмотря на относительную редкость и «квантовый» характер начальных событий, дифференцированные клетки образуются в целом непрерывно и с постоянной скоростью;

это связано с работой регуляторных механизмов, кото- рые действуют на промежуточных этапах дифференцировки и помогают регулировать конечную численность клеток каждого типа.

17.5.5. Число различных клеток крови увеличивается в результате деления коммитированных клеток предшественниц [23, 28] Если клетка уже дифференцировалась как эритроцит, гранулоцит и т. д., обратный путь для нее закрыт: состояние дифференцировки необратимо. Поэтому на какой-то стадии своего развития потомство плюрипотентной стволовой клетки должно окончательно и бесповоротно вступить на какой-то определенный путь дифференцировки. Из простого исследования костного мозга под микроскопом ясно, что это происходит задолго до последнего цикла деления, приводящего к формированию зрелых дифференцированных клеток: можно распознать специализированные клетки-предшественницы, которые еще делятся, но уже проявляют признаки начавшейся дифференцировки. Таким образом, после вступления клетки на определенный путь следует серия делений, увеличивающих число клеток данного специализированного типа.

Из сказанного видно, что кроветворную систему можно рассматривать как иерархию клеток. Плюрипотентные стволовые клетки дают начало коммитированным клеткам-предшественницам, которые уже необратимо определились как предки кровяных клеток одного или нескольких типов. Полагают, что коммитированные клетки делятся быстро, но ограниченное число раз. В конце такой серии делений они становятся терминально дифференцированными клетками, которые обычно больше не делятся и погибают через несколько дней или недель.

Исследования in vitro дают возможность узнать, как регулируются эти клеточные процессы.

17.5.6. Факторы, регулирующие гемопоэз, можно исследовать на культурах клеток [29] Кроветворные клетки будут выживать, размножаться и дифференцироваться в культуре только в том случае, если снабдить их специфическими факторами роста или выращивать вместе с клетками, вырабатывающими эти факторы. Длительная пролиферация плюрипотентных стволовых клеток возможна, например, при росте их в диспергированном состоянии поверх слоя клеток костномозговой стромы, предположительно имитирующего среду в неповрежденном костном мозге;

в таких культурах могут образовываться миелоидные клетки всех типов. Диспергированные кроветворные клетки костного мозга можно также выращивать в полутвердой среде из агара или метилцеллюлозы с добавлением факторов, выделенных из других клеток. В такой полутвердой среде потомство каждой отдельной клетки остается на месте, образуя легко распознаваемую колонию. Отдельная коммитированная клетка, например предшественник нейтрофилов, может дать начало клону из тысяч нейтрофилов. Такая система культуры позволяет испытывать активность факторов, поддерживающих гемопоэз, и таким образом выделять их и изучать их действие. Эти вещества оказались гликопротеинами;

их обычно называют колониестимулирующими факторами, или КСФ. Из все возрастающего числа КСФ, которые были идентифицированы и подвергнуты очистке, одни циркулируют в крови и действуют как гормоны, в то время как другие играют роль локальных химических медиаторов (разд. 12.1). Из КСФ гормонального типа лучше всего изучен гликопротеин эритропоэтин, который вырабатывается в почках и регулирует эритропоэз (образование эритроцитов).

Рис. 17-33. Схема развития эритробласта (предшественника эритроцита). Эритробласт выталкивает ядро и становится незрелым эритроцитом (ретикулоцитом) незадолго до выхода клетки из костного мозга в кровоток. Спустя 1-2 дня ретикулоцит потеряет свои митохондрии и рибосомы и станет зрелым эритроцитом. Клоны эритроцитов развиваются в костном мозге на поверхности макрофага, который фагоцитирует и переваривает ядра, выбрасываемые эритробластами.

17.5.7 Эритропоэз зависит от гормона эритропоэтина [30] Эритроциты составляют основную массу клеток, циркулирующих в крови (см. табл. 17-1). Зрелый эритроцит плотно заполнен гемоглобином и практически не содержит никаких обычных клеточных органелл. В эритроците взрослого млекопитающего отсутствуют даже ядро, эндоплазматический ретикулум, митохондрии и рибосомы - они выталкиваются из клетки в процессе развития (рис. 17-33). Поэтому эритроцит не может расти или делиться;

единственный возможный источник образования новых эритроцитов - стволовые клетки. При этом продолжительность жизни эритроцитов невелика - около 120 дней у человека и 55 дней у мыши. Изношенные эритроциты поглощаются и перевариваются макрофагами в печени и селезенке.

Недостаток кислорода или нехватка эритроцитов побуждает клетки почек синтезировать и выделять в кровь повышенное количество эритропоэтина, а эритропоэтин в свою очередь стимулирует образование эритроцитов. Поскольку усиленный выброс новых эритроцитов в кровоток отмечается уже через один или два дня после повышения концентрации эритропоэтина в крови, гормон должен действовать на клетки, являющиеся очень близкими предшественниками зрелых эритроцитов.

Клетки, реагирующие на эритропоэтин, можно идентифицировать, добавляя эритропоэтин в культуры клеток костного мозга на полутвердой среде. Через несколько дней появляются колонии примерно из 60 эритроцитов, каждая из которых происходит от одной коммитированной эритроидной клетки-предшественницы. Такую клетку называют колониеобразующей единицей эритроидного ряда, или КОЕ-Э, и она дает начало зрелым эритроцитам приблизительно после шести или даже меньшего числа циклов деления. КОЕ-Э еще не содержат гемоглобина;

Рис. 17-34. Родословная, показывающая отношения между плюрипотентной стволовой клеткой, ВОЕ-Э, КОЕ-Э и зрелыми эритроцитами. Клетки ВОЕ-Э и КОЕ-Э являются коммитированными клетками-предшественниками эритроидного ряда. Клетки ВОЕ-Э реагируют на интерлейкин 3, но не реагируют на эритропоэтин, а клетки КОЕ-Э хорошо отвечают на эритропоэтин. Серия клеточных делений, происходящих под влиянием эритропоэтина, - это эффективный способ регулирования эритропоэза без нарушения образования других клеток крови.

они образуются из клеток-предшественниц более раннего типа, пролиферация которых не зависит от эритропоэтина.

Второй колониестимулирующий фактор - интерлейкин 3 (ИЛ-3)-ответствен за выживание и пролиферацию плюрипотентных стволовых клеток и большинства типов их коммитированных потомков. В его присутствии из культивируемых клеток костного мозга развиваются гораздо более крупные эритроидные колонии примерно из 5000 эритроцитов каждая. Эти колонии возникают из эритроидных клеток, называемых взрывообразующими единицами эритроидного ряда (ВОЕ-Э). ВОЕ-Э отличается от плюрипотентной стволовой клетки тем, что имеет ограниченную способность к пролиферации и дает начало колониям, содержащим только эритроциты, даже при таких условиях культивирования, при которых другие клетки могут порождать и иные виды дифференцированных клеток крови. Отличие от КОЕ-Э состоит в том, что ВОЕ-Э нечувствительны к эритропоэтину и от зрелых эритроцитов их отделяют целых 12 клеточных делений, для которых уже необходим эритропоэтин.

(Эти клетки отличаются от КОЕ-Э еще и по размерам, и их можно отделить от последних центрифугированием.) Таким образом, ВОЕ-Э считают клетками-предшественницами, коммитированными для дифференцировки в эритроциты, и ранними предками КОЕ-Э (рис. 17-34).

17.5.8. На образование нейтрофилов и макрофагов влияет несколько колониестимулирующих факторов (КСФ) [29, 31] Два типа «профессиональных фагоцитов» - нейтрофилы и макрофагиразвиваются из одних и тех же клеток, называемых предшественниками гранулоцитов и макрофагов (ГМ). Подобно другим гранулоцитам (эозинофилам и базофилам), нейтрофилы лишь несколько часов циркулируют в крови, а затем переходят из капилляров в соединительные ткани или другие специфические места, где они живут несколько дней, а потом гибнут. В отличие от этого макрофаги могут месяцами, а возможно, и годами находиться вне кровяного русла, где способны возобновлять пролиферацию под воздействием местных сигналов.

Было выявлено четыре различных КСФ, стимулирующих в культуре формирование колоний нейтрофилов и макрофагов. Полагают, что in vivo они действуют в различных сочетаниях, регулируя избирательное образование определенных клеток. Эти КСФ синтезируются клетками разного типа, в том числе эндотелиальными клетками, фибробластами, макрофагами и лимфоцитами;

при бактериальной инфекции в какой-либо ткани их концентрация в крови быстро повышается, что ведет к ускоренному переходу фагоцитирующих клеток из костного мозга в кровоток. Из этих четырех факторов наименее специфичен ИЛ-3: он действует на плюрипотентные стволовые клетки и на большинство коммитированных клеток, включая предшественников ГМ. Три других фактора воздействуют более избирательно на коммитированных предшественников ГМ и их дифференцированное потомство (табл. 17-2), хотя в высокой концентрации некоторые из них влияют и на другие линии.

Так же как и эритропоэтин, все эти КСФ являются гликопротеинами, действующими в низких концентрациях (10-12 М) путем связывания со специальными рецепторами клеточной поверхности. Их воздействие на клетки-предшественники заключается не только в запуске механизма образования дифференцированных колоний, но и в активации специализированных функций (таких, как фагоцитоз и убивание клеток-мишеней) у клеток с законченной дифференцировкой. Белки, синтезированные Таблица 17-2. Некоторые колониестимулирующие факторы (КСФ), влияющие на образование клеток крови Фактор Мол. масса Клетки-мишени Места образования Эритропоэтин 51000 КОЕ-Э Клетки почек Интерлейкин 25000 Плюрипотентные стволовые клетки, большинство Т-лимфоциты, эпидермальные клетки клеток-предшественников, многие терминально дифференцированные клетки ГМ-КСФ 1 23000 ГМ -предшественники 4 Т-лимфоциты, эндотелиальные клетки, фибробласты Г-КСФ 2 25000 ГМ-предшественники 4 и нейтрофилы Макрофаги, фибробласты М-КСФ 3 70000 (димер) ГМ-предшественники 4 и макрофаги Фибробласты, макрофаги, эндотелиальные клетки КСФ для гранулоцитов и макрофагов (GM-CSF).

КСФ для гранулоцитов (G-CSF).

КСФ для макрофагов (M-CSF).

Предшественники гранулоцитов и макрофагов.

с помощью клонированных генов для этих факторов, служат мощными стимуляторами кроветворения у экспериментальных животных, что позволяет думать об их применении в клинике для стимуляции восстановления кроветворной ткани и при лечении инфекций.

Описаны также факторы, которые специфически стимулируют развитие других видов миелоидных клеток, таких как мегакариоциты, базофилы и эозинофилы, но они не так хорошо охарактеризованы, как обсуждавшиеся выше КСФ. Есть данные о том, что наряду с растворимыми КСФ, среди которых есть локально секретируемые продукты клеток костномозговой стромы, в регуляции кроветворения участвуют также сигнальные молекулы, связанные с клетками и с межклеточным матриксом.

17.5.9. Поведение кроветворной клетки частично зависит от случая [29, 32] КСФ определяют как факторы, способствующие образованию колоний дифференцированных клеток крови. Трудно точно установить, какое влияние оказывает КСФ на отдельную кроветворную клетку. Этот фактор мог бы повышать вероятность выживания клетки;

мог бы регулировать скорость клеточного деления или число делений, необходимых клетке-предшественнице перед дифференцировкой. Он мог бы действовать на поздних этапах дифференцировки и облегчать ее;

и мог бы, напротив, действовать на ранних этапах и влиять на коммитирование (рис. 17-35). Прослеживая судьбу отдельных изолированных кроветворных клеток в культуре, можно установить, как определенный КСФ, например ГМ-КСФ, может давать все эти различные эффекты. Тем не менее до сих пор не ясно, какие эффекты существенны in vivo. Особенно непонятным остается поведение плюрипотентных стволовых клеток: эти важнейшие клетки разбросаны и малочисленны - меньше одной на тысячу клеток костного мозга, - и их очень трудно идентифицировать с полной уверенностью.

Рис. 17-35. Параметры, с помощью которых могло бы регулироваться образование клеток крови определенного типа. Исследования in vitro показывают, что колониестимулирующие факторы (КСФ) могут влиять на все эти аспекты кроветворения.

Кроме того, исследования in vitro показывают, что существует большой элемент случайности в выборе пути кроветворной клеткой. КСФ не диктуют прямо, что клетка должна делать, а изменяют вероятность того или иного поведения. В культурах кроветворных клеток, даже если эти клетки были подвергнуты отбору на максимальную гомогенность популяции, они сильно различаются по размерам, а часто и по характеру образующихся из них колоний. И если взять две сестринские клетки сразу после деления и культивировать по отдельности в идентичных условиях, они будут часто давать колонии, содержащие клетки разного типа или же клетки тех же типов, но в разных количествах. Таким образом, и программирование клеточных делений, и выведение клеток на определенный путь дифференцировки (коммитирование), видимо, включают случайные события на уровне индивидуальной клетки, даже если поведение многоклеточной системы в целом надежно регулируется. Вопрос о молекулярных механизмах, лежащих в основе этих процессов, - самая фундаментальная из нерешенных проблем кроветворения.

Заключение Все многочисленные типы кровяных клеток ведут свое происхождение от общей плюрипотентной стволовой клетки. Во взрослом организме стволовые клетки находятся главным образом в костном мозге, где они в норме довольно редко делятся, производя новые стволовые клетки (самообновление) или различные коммитированные клетки-предшественницы, каждая из которых способна давать начало клеткам одного или нескольких типов. Коммитированные клетки усиленно делятся под воздействием сигнальных гликопротеиновых молекул (называемых колониестимулирующими факторами, КСФ) и затем дифференцируются в зрелые клетки крови, которые обычно живут лишь несколько дней или недель. Изучению кроветворения существенно помогают опыты на культурах in vitro, где стволовые клетки или коммитированные клетки предшественницы при росте в полутвердой среде образуют клональные колонии. Однако плюрипотентные стволовые клетки малочисленны, их трудно распознавать и пока еще не ясно, как они выбирают свой путь среди разных вариантов развития.

17.6. Происхождение, видоизменение и регенерация ткани скелетных мышц [33] «Мышечными» называют все типы клеток, функция которых состоит в сокращении, хотя в остальном эти клетки могут быть мало сходны между собой. Как уже говорилось в гл. 11, сократительный аппарат, включающий актин и миозин, - это фундаментальная особенность животных клеток вообще, но в мышечных клетках он особенно сильно развит. У млекопитающих имеются четыре главных типа клеток, специально приспособленных для сокращения: волокна скелетных мышц, клетки сердечной мышцы, гладкомышечные и миоэпителиальные клетки (рис. 17-36).

Они различаются по функции, структуре и пути развития.

Рис. 17-36. Четыре типа мышечных клеток млекопитающих. А. Схематические изображения (с соблюдением масштаба). Б- Д. Фотографии, полученные с помощью сканирующего электронного микроскопа: Б - скелетная мышца шеи хомячка;

В - сердечная мышца крысы;

Г— гладкая мышца из мочевого пузыря морской свинки;

Д- миоэпителиальные клетки в альвеоле лактирующей молочной железы крысы. Стрелками на фото В указаны вставочные диски (см. разд. 11.1.14). Обратите внимание, что гладкая мышца показана при меньшем увеличении, чем другие. [Б - с любезного разрешения Junzo Desaki;

С-Т. Fujiwara, Cardiac Muscle, in: Handbook of Microscopic Anatomy (E. D. Canal, ed.). Berlin: Springer Verlag, 1986;

Г с любезного разрешения Satoshi Nakasiro;

Е-Т. Nagatо et al., Cell and Tissue Res., 209, 1-10, 1980.] Хотя все они, по-видимому, используют для создания механической силы актин и миозин, в клетках разного типа эти белки несколько различаются по своей первичной структуре, по-разному организованы во внутреннем пространстве клетки и ассоциированы с разными наборами белков, регулирующих сокращение.

Клетки скелетных мышц, сократительный аппарат которых детально рассмотрен в гл. И, ответственны практически за все произвольные движения. Эти клетки могут иметь огромные размеры (до полуметра в длину и до 100 мкм в диаметре у взрослого человека) и за свою форму получили также название мышечных волокон. Каждая такая клетка представляет собой синцитий, содержащий много ядер в общей цитоплазме. В отличие от этого мышечные клетки трех других типов имеют более обычное строение - в них только по одному ядру. Клетки сердечной мышцы сходны с волокнами скелетной мускулатуры в том отношении, что нити актина и миозина в них образуют упорядоченные системы, придающие клетке исчерченный вид. Гладкомышечные клетки получили свое название потому, что они, напротив, не выглядят исчерченными. Функции у гладкой мускулатуры весьма разнообразны - от проталкивания пищи по пищеварительному тракту до поднятия шерсти дыбом при холоде или страхе. Миоэпителиальные клетки (тоже лишенные исчерченности) в отличие от клеток трех других типов лежат в эпителии и происходят из эктодермы. Эти клетки образуют мускулатуру радужной оболочки глаза, расширяющую зрачок, а также используются для выдавливания слюны, пота и молока из соответствующих желез (см. рис. 17-36, Д).

Четыре главных типа мышечных клеток можно далее подразделить на разные подтипы, каждый из которых имеет свои особенности. Но мы сосредоточим свое внимание на клетках скелетных мышц с их интересным механизмом развития, необычным способом репарации повреждений и поразительной способностью видоизменяться в дифференцированном состоянии.

17.6.1. Новые клетки скелетных мышц образуются путем слияния миобластов [2, 34] В предыдущей главе было описано, каким образом определенные клетки, происходящие из сомитов на очень ранней стадии развития позвоночного, детерминируются как миобласты (т.е. предшественники клеток скелетных мышц) и мигрируют в соседнюю эмбриональную соединительную ткань - мезенхиму (разд. 16.6.5). Как говорилось в разд. 10.1.8, это определение судьбы клетки как миобласта (а не фибробласта, например), по-видимому, связано с активацией специфического гена, управляющего развитием. После некоторого периода пролиферации миобласты сливаются друг с другом, образуя многоядерные клетки скелетных мышц (рис. 17-37). При слиянии они претерпевают резкое изменение фенотипа в результате координированной активации целой батареи других генов (разд. 10.1.8). После объединения миобластов в синцитий ДНК в ядрах никогда уже больше не реплицируется. Слияние обусловлено специфическим взаимным узнаванием между миобластами: они не сливаются с соседними немышечными клетками. Молекулярная основа процесса узнавания не известна.

Миобласты, размножавшиеся в культуре целых два года, все еще сохраняют способность к дифференцировке, и при надлежащем изменении культуральных условий они будут сливаться, образуя мышечные клетки. По-видимому, ключевым компонентом среды, поддерживающим пролиферацию и препятствующим дифференцировке, служит фактор роста фибробластов (ФРФ): если его удалить, клетки быстро Рис. 17-37. Миобласты in vitro пролиферируют, располагаются упорядоченным образом, а затем сливаются, образуя многоядерные мышечные клетки. Микрофотографии живой культуры (в фазовоконтрастном микроскопе) на последовательных стадиях. Фото В сделано при большем увеличении;

видна поперечная исчерченность (указана длинной стрелкой), которая появляется, как только начинает развиваться сократительный аппарат. Видны многочисленные ядра в одной клетке (короткие стрелки). (С любезного разрешения Rosalind Zalin.) перестают делиться, сливаются и дифференцируются. Однако система регуляции сложна. Для осуществления дифференцировки миобласты должны, например, прикрепиться к межклеточному матриксу. При этом процесс слияния является кооперативным: сливающиеся миобласты, видимо, секретируют какие-то неизвестные факторы, побуждающие к слиянию другие миобласты.

17.6.2. Мышечные клетки могут видоизменять свои свойства в результате смены изоформ специфических белков [35] Однажды образовавшаяся скелетная мышечная клетка обычно сохраняется до конца жизни животного;

при этом она растет, созревает и изменяет свои свойства в соответствии с функциональными потребностями. Геном содержит различные варианты генов, кодирующих многие характерные белки скелетномышечных клеток, причем сплайсинг РНК-транскриптов некоторых генов может происходить по-разному. В результате образуется множество вариантов (так называемых изоформ) белковых компонентов сократительного аппарата. В процессе созревания мышечной клетки подбираются различные сочетания изоформ, приспособленные к меняющимся требованиям в отношении быстроты сокращения и утомляемости у плода, новорожденного и взрослого организма.

В одной и той же мышце можно найти существующие бок о бок мышечные клетки разных типов - каждый тип с особым набором белковых изоформ. У взрослых животных два типа легко распознать даже невооруженным глазом. Красные мышечные волокна, как, например, в темном курином мясе, богаты связывающим кислород белком миоглобином. Белые мышечные волокна, такие как в белом курином мясе, содержат гораздо меньше миоглобина. Различное содержание миоглобина-белка, родственного гемоглобину, - отражает различную потребность в кислороде:

для красных волокон более характерно окислительное фосфорилирование, для белых - анаэробный гликолиз. Различные типы метаболизма в свою очередь связаны с разными типами сократительной активности. Красные волокна в ответ на стимуляцию сокращаются медленно, они меньше подвержены утомлению и более эффек- Рис. 17-38. Два последовательных среза одного участка мышцы взрослой курицы, окрашенные флуоресцентными антителами, специфическими для двух разных изоформ миозина. А. Белые (быстро сокращающиеся) клетки окрашены антителами к «быстрому» миозину. Б. Красные (медленно сокращающиеся) клетки окрашены антителами к «медленному» миозину. (G. Gauthieret al., J. Cell Biol, 92, 471-484, 1982.) тивны при необходимости длительных усилий. Белые волокна дают быстрый ответ, легче утомляются и более эффективны при отдельных быстрых движениях. Такие мышцы, как, например, бицепсы, обычно содержат смесь нескольких типов мышечных клеток в соотношении, оптимальном для функционирования данной мышцы (рис. 17-38).

Изменяя хирургическим путем иннервацию мышц или искусственно стимулируя их вживленными электродами, можно показать, что частот электрического возбуждения сильно влияет на картину экспрессии генов в мышечной клетке. Если «медленную» мышечную клетку стимулировать с частотой, более подходящей для «быстрой» мышцы, то он частично превращается в быструю, и наоборот;

это происходит отчасти за счет смены изоформ белков. Как мы уже видели (разд. 17.4.3), такие изменения возможны не только в мышечных клетках: «переключения экспрессии генов, приводящие к появлению вариантов мРНК, чаете происходят при созревании дифференцированной клетки или при ее реакции на окружающие условия.

17.6.3. Некоторые миобласты сохраняются во взрослом организме как покоящиеся стволовые клетки [36] Мышца может расти тремя способами: возможно увеличение длины дифференцированных мышечных волокон, их толщины и их числа Поскольку клетки скелетной мышцы не способны делиться, новы волокна могут возникать только путем слияния миобластов. Число многоядерных клеток в скелетных мышцах фактически достигает уровня, свойственного взрослому организму, на весьма ранней стадии развития, у человека - еще до рождения. Последующее колоссальное нарастание мышечной массы идет за счет увеличения размеров отдельных клеток. Рост мышцы в длину зависит от включения все большего числа миобластов в существующие многоядерные клетки, главным образом на их концах, что увеличивает число ядер в каждой клетке Напротив, утолщение мышцы, как, например, у штангистов, зависит от увеличения размеров и числа сократительных миофибрилл в каждой отдельной клетке (разд. 11.1.1), а не от изменения числа мышечных клеток или их ядер.

Тем не менее и во взрослом организме сохраняются немногочисленные миобласты. Это маленькие, уплощенные и неактивные клетки, находящиеся в тесном контакте со зрелыми мышечными волокнами и окруженные своей базальной мембраной. В случае повреждения мышцы или при ее обработке фактором роста фибробластов в этих так Рис. 17-39. Радиоавтограф одного многоядерного мышечного волокна с прилегающими клетками-сателлитами. Волокно было выделено у взрослой крысы и перенесено в культуральную среду, содержавшую Н-тимидин и экстракт из поврежденной мышцы, который стимулирует деление клеток-сателлитов. Делящиеся сателлиты (показаны стрелками) включили метку (зерна серебра имеют вид черных точек). Ядра мышечных клеток не способны к делению и остаются немеченными. (R. Bischoff, Dev. Biol., 115, 140 147, 1986.) называемых клетках-сателлитах пробуждается пролиферативная активность (рис. 17-39), и их потомки могут сливаться, образуя новые мышечные волокна. Таким образом, эти покоящиеся стволовые клетки в зрелой скелетной мышце находятся в резерве, но при надобности могут служить самообновляющимся источником терминально дифференцированных клеток.

Заключение Клетки (волокна) скелетных мышц у позвоночных составляют один из четырех видов специализированных клеток, несущих функцию сокращения. Они ответственны за произвольные движения. Каждая клетка представляет собой синцитий и образуется в результате слияния миобластов. Миобласты могут быть стимулированы к пролиферации факторами роста, такими как ФРФ, но после слияния они уже делиться не могут. Слияние миобластов обычно сопряжено с началом дифференцировки мышечной клетки, когда в ней координированным образом включается много различных генов. Впоследствии клетки могут видоизменять свой дифференцированный характер путем изменения набора синтезируемых ими изоформ белков. В мышцах взрослого организма часть миобластов продолжает существовать в состоянии покоя в виде клеток-сателлитов. В случае повреждения мышцы они играют роль стволовых клеток - начинают пролиферировать и сливаться, чтобы возместить утрату мышечных волокон.

17.7. Фибробласты и их превращения: семейство соединительнотканных клеток [37] Многие дифференцированные клетки взрослого организма можно объединить в семейства, принадлежность к которым определяется происхождением и свойствами клеток. Важный пример - семейство соединительнотканных клеток;

члены его не только родственны, но и в необычной степени способны к взаимным превращениям. В это семейство входят фибробласты, хрящевые клетки и костные клетки. Все они специализированы для секреции межклеточного матрикса, содержащего коллаген, и совместно образуют «архитектурный каркас» тела вместе с жировыми клетками и клетками гладкой мускулатуры, имеющими, по-видимому, то же происхождение. На рис. 17-40 изображены эти типы клеток и показаны их возможные превращения. Соединительнотканные клетки играют центральную роль как опорные элементы Рис. 17-40. Взаимные превращения, по-видимому, происходящие внутри семейства соединительнотканных клеток. Для упрощения фибробласты представлены клеткой одного типа, в действительности же существует много типов фибробластов;

число их, однако, не установлено, так же как их потенции к дифференцировке.

и участники восстановительных процессов почти в каждой ткани и каждом органе;

пластичность их дифференцировки имеет большое значение при реакциях на разного рода повреждения.

17.7.1. Фибробласты изменяют свои свойства в ответ на сигналы от межклеточного матрикса [37, 38] Фибробласты - по-видимому, наименее специализированные клетки в семействе соединительнотканных клеток. В составе соединительной ткани они разбросаны по всему организму и секретируют мягкий внеклеточный матрикс, богатый коллагеном типа I и/или типа III, как это описано в гл. 14 (разд. 14.6.2). В случае повреждения ткани ближние фибробласты мигрируют в рану, размножаются там и образуют большие количества коллагенового матрикса, который помогает изолировать и восстановить поврежденную ткань. Способность этих клеток существовать и действовать в необычных условиях раны наряду с их «одиночным образом жизни» позволяет очень легко выращивать их в культуре, что делает их излюбленным объектом исследований клеточных биологов (рис. 17-41).

Как показано на рис. 17-40, фибробласты - это, видимо, самые пластичные из соединительнотканных клеток: они проявляют удивительную способность дифференцироваться в других представителей того же семейства. Однако, прежде чем углубляться в детали, мы должны предостеречь от слишком поспешных выводов. Есть веские данные в пользу того, что фибробласты в разных частях организма внутренне различны (см. Приложение в конце этой главы);

не может быть уверенности даже в том, что в одном участке все фибробласты эквивалентны. Проще всего предположить, что они идентичны, поскольку не доказано, что это не так. Однако вполне возможно, что соединительная ткань содержит смесь различающихся линий фибробластов, из которых одни способны превращаться в хондроциты, другие - в жировые клетки, и т.д.;

отсутствие видимых различий не обязательно означает, что существует только один тип фибробластов с множественными потенциями развития. Возможно также, что «зрелые» фибробласты, не способные к трансформации, существуют бок о бок с «незрелыми» (их часто называют мезенхимными клетками), которые могут превращаться в зрелые клетки разного типа.

Несмотря на эти неясности, однако, исследования in vivo и in vitro четко показали, что свойства соединительнотканных клеток могут радикально изменяться. Например, если препарат костного матрикса, полученный размалыванием кости в тонкий порошок и элюированием твердого минерального вещества, имплантировать в дермальный слой кожи, то там некоторые клеточные элементы - возможно, кожные фибробласты - превращаются в хрящевые клетки, а несколько позже другие клетки трансформируются в костные. При этом образуется небольшой кусочек кости, имеющий даже костномозговую полость. Эти результаты позволяют думать, что компоненты внеклеточного матрикса могут сильнейшим образом влиять на дифференцировку соединительно- Рис. 17-41. А. Фазовоконтрастная микрофотография мышиного фибробласта в культуре. Б. Изображения живой фибробластоподобной клетки в прозрачном хвосте головастика;

показаны изменения ее формы и положения в течение нескольких дней. Обратите внимание на то, что, хотя в культуре фибробласты распластываются, в тканях они могут иметь более сложную конфигурацию с многочисленными отростками. (А - с любезного разрешения Guenter Albrecht-Buehler;

Б - из Е. Clark, Am.J.Anat., 13, 351-379, 1912.) тканных клеток. Далее мы увидим, что сходные превращения клеток играют важную роль и при срастании костей после переломов. Показано даже, что костный матрикс содержит в себе высокие концентрации нескольких факторов роста, влияющих на поведение соединительнотканных клеток, например TGF- (трансформирующий фактор роста (3-см. разд. 13.3.4, табл. 13-1), который, как установлено, индуцирует дифференцировку хряща in vitro.

17.7.2. Внеклеточный матрикс может влиять на дифференцировку соединительнотканных клеток, изменяя их форму и способность к прикреплению [39] Внеклеточный матрикс может влиять на дифференцированное состояние соединительнотканных клеток как физическим, так и химическим путем. Это было показано в исследованиях на хрящевых клетках (хондроцитах), растущих в культуре. При надлежащих условиях эти клетки размножаются и поддерживают свой дифференцированный статус, синтезируя на протяжении многих клеточных поколений большие количества весьма характерного хрящевого матрикса, которым они сами себя окружают. Однако если культуру вести при относительно низкой плотности клеток в виде монослоя на культуральной чашке, то происходит трансформация: клетки теряют округлую форму, типичную для хондроцитов, распластываются на субстрате и перестают вырабатывать хрящевой матрикс. В частности, они прекращают синтез коллагена типа II, характерного для хряща, а вместо этого начинают производить коллаген типа I, характерный для фибробластов. За месяц существования такой культуры почти все хрящевые клетки переключают экспрессию генов коллагена и приобретают вид фибробластов. Биохимические изменения в клетке должны происходить внезапно, так как лишь в очень немногих клетках отмечается одновременный синтез коллагена обоих типов.

Разного рода экспериментальные данные говорят о том, что биохимические изменения по крайней мере частично индуцируются изменением формы клеток и их прикрепления. Например, хондроциты, претерпевшие трансформацию в фибробластоподобные клетки, можно осторожно отделить от поверхности культуральной чашки и перенести на чашку с агарозой. Образуя гель, агароза удерживает клетки в состоянии суспензии, без прикрепления к субстрату, и это заставляет их принимать округлую форму. В таких условиях клетки вскоре вновь приобретают свойства хондроцитов и начинают синтезировать коллаген типа П. Вопрос о том, каким образом форма клеток и их прикрепление могли бы влиять на экспрессию генов, обсуждается в разд. 13.3.6.

Для большинства клеток, особенно соединительнотканных, возможности прикрепления зависят от окружающего матрикса, который обычно вырабатывают сами клетки. Таким образом, клетка создает себе окружение, которое в свою очередь воздействует на клетку, закрепляя ее дифференцированное состояние. Более того, внеклеточный матрикс, образуемый клеткой, отчасти создает окружение и для соседних с ней клеток, способствуя их дифференцировке в том же направлении. Можно наблюдать, например, как в развивающемся организме или в культуральной чашке увеличивается группа хондроцитов, образующая узелок хряща, в результате превращения находящихся рядом фибробластов в хондроциты.

Рис. 17-42. Превращение фибробластоподобной клетки-предшественника в зрелую жировую клетку в результате накопления и слияния жировых капелек. Как показано стрелками, этот процесс по крайней мере частично обратим. Клетки, находящиеся в начальной или промежуточной стадии, могут делиться, но зрелая жировая клетка к этому не способна.

17.7.3. Различные сигнальные молекулы, действуя последовательно, регулируют образование жировых клеток [40] Полагают, что жировые клетки, или адипоциты, у млекопитающих тоже развиваются из фибробластоподобных клеток, как в ходе нормального развития, так и при различных патологиях, например при миодистрофии, когда мышечные клетки погибают и постепенно замещаются жировой соединительной тканью. Дифференцировка жировой клетки начинается с образования специфических ферментов;

затем происходит накопление жировых капелек, которые в дальнейшем сливаются и увеличиваются в объеме, настолько сильно растягивая клетку, что остается лишь тонкий ободок цитоплазмы вокруг массы жира (рис. 17-42).

Факторы, влияющие на этот процесс, можно исследовать в культуре клеток, используя клеточные линии, например некоторые штаммы мышиных клеток ЗТЗ. Вначале было обнаружено, что для развития жировых клеток в культуре необходимо присутствие сыворотки плода коровы - обычного компонента культуральной среды. Главный фактор сыворотки, запускающий дифференцировку жировой клетки, позднее был идентифицирован как гормон роста - белок, в норме выделяемый в кровяное русло гипофизом. Получены данные, что этот гормон стимулирует дифференцировку не только жировых клеток, но и хондроцитов, и оказывает такое действие как in vitro, так и in vivo. Но гормон роста - это не единственная секретируемая сигнальная молекула, регулирующая развитие жировых клеток. Предшественники жировых клеток, стимулированные гормоном роста, становятся чувствительными к IGF1 (инсулиноподобный фактор роста 1), который побуждает дифференцирующиеся жировые клетки к пролиферации.

На дифференцировку жировых клеток, так же как и хондроцитов, влияют факторы, изменяющие их форму и прикрепление. Например, дифференцировка клеток ЗТЗ в жировые клетки подавляется, если у них есть возможность распластаться на поверхности культуральной чашки, покрытой фибронектином, к которому они прочно прилипают. Однако это подавление можно снять с помощью цитохалазина, так как он разрушает актиновые нити и в результате клетки округляются.

Все эти эксперименты на клетках соединительной ткани иллюстрируют общее положение: дифференцировку регулирует совместное действие растворимых сигнальных веществ и контактов с внеклеточным матриксом. Эффект каждого фактора зависит от свойств реагирующей клетки, которые в свою очередь зависят от предыстории развития данной клетки.

Заключение В семейство соединительнотканных клеток входят наряду с фибробластами хрящевые, костные, жировые и гладко мышечные клетки.

Фибробласты, по-видимому, способны превращаться во все другие клетки этого семейства, и в некоторых случаях это превращение обратимо.

Пока не ясно, присуще ли это свойство одному типу фибробластов, которые плюрипотентны, или же речь идет о смеси различных фибробластов с более узкими потенциями. Превращения соединительнотканных клеток регулируются составом окружающего внеклеточного матрикса, формой клеток, гормонами и факторами роста.

17.8. Мягкие клетки и твердый матрикс: рост, обновление и репарация кости [41] Кость - это очень плотная специализированная соединительная ткань. Подобно железобетону, костный матрикс состоит из двух компонентов - прочных волокон (фибриллы коллагена типа II), противодействующих растяжению, и твердых частиц (фосфат кальция в виде кристалликов гидоксиапатита), устойчивых к сжатию. Объем пространства, занятого коллагеном, почти равен объему, занимаемому фосфатом кальция. В костях взрослого организма фибриллы расположены упорядоченными слоями, напоминая структуру фанеры: в каждом слое они лежат параллельно друг другу, но под прямым углом к фибриллам обоих смежных слоев.

Кость при всей ее твердости подвержена изменениям. Весь ее плотный внеклеточный матрикс пронизан каналами и полостями, заполненными живыми клетками, которые составляют около 15% веса компактной кости. Эти клетки участвуют в непрекращающемся процессе перестройки костной ткани. Клетки одного типа разрушают старый костный матрикс, а клетки другого типа образуют новый. Этот механизм обеспечивает обновление матрикса внутри кости.

Кость может расти только путем аппозиции, т. е. отложения дополнительного матрикса вместе с клетками на свободной поверхности твердой ткани. У эмбриона аппозиционный рост кости должен быть скоординирован с ростом других тканей так, чтобы организм мог увеличиваться в размерах без существенного искажения пропорций. Рост большей части скелета, особенно рост длинных костей конечностей и туловища, координируется с помощью сложной стратегии. У эмбриона сначала из хряща образуются миниатюрные «модели» будущих костей.

Каждая такая модель растет, и по мере образования нового хряща более старый хрящ замещается костью. Рост и разрушение хряща и отложение кости в период развития так тонко скоординированы, что у взрослого животного кость, даже достигнув полуметра в длину, имеет почти такую же форму, как первоначальная хрящевая модель, длина которой не превышала нескольких миллиметров. Не углубляясь детально в геометрию этого процесса, мы остановимся на активности клеток, лежащей в основе роста костей и хряща у зародыша и обновления соответствующих тканей у взрослого организма;

здесь особенно четко выявляется роль взаимодействий между клетками разного типа.

17.8.1. Хрящ способен к интерстициальному росту [39, 42] «Сотрудничество» кости и хряща основано на их контрастных свойствах. Обе ткани образуются из мезенхимных клеток, секретирующих большие количества внеклеточного матрикса, который содержит коллаген. Но костный матрикс тверд, а хрящевой может деформироваться, так как Рис. 17-43. А. Схематическое изображение среза, проходящего через хрящевой стержень в период его образования. Показан окружающий хрящевую ткань фиброзный перихондрий. Каждый хондроцит заполняет лакуну в хрящевом матриксе. Б. Поперечный срез через такой стержень у куриного эмбриона на ранней стадии развития. По мере роста ткани количество хрящевого матрикса, приходящегося на один хондроцит, будет сильно возрастать, и граница между хрящом и перихондрием обозначится более резко. (С любезного разрешения Peter Gould.) состоит в основном из протеогликанов в высокой концентрации (разд. 14.2.4) и из коллагена типа II. Поэтому хрящ в отличие от кости способен к интерстициальному росту: он может увеличиваться в объеме за счет того, что клетки, уже окруженные матриксом, продолжают секретировать его.

Хрящевые клетки, или хондроциты, отделены друг от друга матриксом. Каждая клетка занимает в матриксе небольшую полость, или лакуну. Хрящ обычно не содержит кровеносных капилляров, и жизнедеятельность его клеток поддерживается благодаря диффузии питательных веществ и газов через матрикс от лежащих довольно далеко кровеносных сосудов и в обратном направлении. Большую часть хряща окружает перихондрий - плотный слой соединительной ткани, содержащей коллаген (рис. 17-43). Хрящ растет изнутри, по мере того как хондроциты секретируют новый матрикс, а волокнистый перихондрий выступает в роли корсета, ограничивающего изменения формы. В процессе роста хряща образуются и новые клетки: хондроцит, находящийся в своей лакуне, разделившись, даст две клетки, и каждая из них будет затем секретировать новый матрикс, который вскоре изолирует их друг от друга (рис. 17-44). Новые клетки могут также переходить в хрящ из перихондрия. Как полагают, перихондриальные клетки, напоминающие фибробласты, делятся и подвергаются превращению, в результате которого они начинают образовывать вокруг себя хрящевой матрикс и быстро становятся настоящими хондроцитами. По-видимому, этот процесс, происходящий in vivo, аналогичен описанной выше трансформации соединительнотканных клеток in vitro (разд. 17.7.2).

Рис. 17-44. Рост хряща. Ткань разрастается, по мере того как хондроциты делятся и производят больше матрикса. Новосинтезированный матрикс, непосредственно окружающий клетки, выделен более темным серым цветом. Хрящ может также расти благодаря поступлению фибробластов из перихондрия и их превращению в хондроциты (см. рис. 17-43).

17.8.2. Остеобласты секретируют костный матрикс, а остеокласты разрушают его [41, 43] Кость - ткань более сложная, чем хрящ. Костный матрикс секретируют остеобласты, которые лежат на поверхности уже существующего матрикса и наслаивают на него новый костный материал. Некоторые остеобласты остаются свободными на поверхности, в то время как другие постепенно погружаются в продукт своей собственной секреции. Этот свежеизготовленный материал (состоящий главным образом из коллагена типа I) называется остеоидом. Он быстро превращается в плотный костный матрикс в результате отложения фосфата кальция. Оказавшись заключенной в твердый матрикс, исходная костеобразующая клетка, называемая теперь остеоцитом, уже не имеет возможности делиться, хотя и продолжает секретировать в небольших количествах матрикс. Подобно хондроциту, остеоцит занимает небольшую полость, или лакуну, в матриксе, но в отличие от хондроцитов он не изолирован от своих собратьев: от каждой лакуны отходят очень узкие канальцы, которые содержат отростки лежащего в лакуне остеоцита, позволяющие ему образовывать щелевые контакты с соседними остеоцитами (рис. 17-45). Хотя такие сети из остеоцитов сами не секретируют матрикс и не разрушают его, им, вероятно, принадлежит важная роль в регуляции активности тех клеток, которые это делают.

В то время как остеобласты откладывают костный матрикс, остеокласты разрушают его (рис. 17-46). Остеокласты - это крупные многоядерные клетки типа макрофагов. Подобно другим макрофагам, они развиваются из моноцитов, образующихся в кроветворной ткани костного мозга. Предшественники остеокластов - моноциты - выходят в кровяное русло и скапливаются в местах резорбции кости;

там они сливаются друг с другом, образуя многоядерные остеокласты, которые внедряются в поверхностные слои костного матрикса и постепенно растворяют его.

Остеокласты способны проделывать глубокие ходы в материале компактной кости, образуя полости, в которые затем проникают другие клетки. По оси такого туннеля прорастают кровеносные капилляры, а стенки его покрываются слоем остеобластов (рис. 17-47). Остеобласты откладывают концентрическими слоями новую кость, которая постепенно заполняет полость, оставляя лишь узкий канал вокруг нового кровеносного сосуда. Многие остеобласты оказываются замурованными Рис. 17-45. Эта схема показывает, как остеобласты, выстилающие поверхность кости, секретируют органический матрикс кости (остеоид) и превращаются в остеоциты по мере погружения в этот матрикс. Образующийся матрикс вскоре обызвествляется. Полагают, что сами остеобласты ведут свое происхождение от остеогенных стволовых клеток - близких родственников фибробластов.

Рис. 17-46. Остеокласт - гигантская клетка, разрушающая костный матрикс. «Гофрированная каемка»-это место секреции кислот (для растворения минерального вещества кости) и гидролаз (для переваривания органических компонентов матрикса). Клетка показана в поперечном разрезе. Форма остеокластов изменчива, они подвижны и часто посылают отростки для резорбции кости сразу во многих участках. Остеокласты развиваются из моноцитов, их можно рассматривать как специализированные макрофаги. (R. V. Krstic: Ultrastucture of the Mammalian Cells An Atlas. Berlin: Springer, 1979.) в костный матрикс и образуют там концентрические кольца остеоцитов. В то время как одни туннели заполняются костью, другие заново прокладываются остеокластами в более старых концентрических системах. Результаты этой непрерывной перестройки хорошо видны на гистологических препаратах компактной кости (рис. 17-48).

Рис. 17-47. Схема, иллюстрирующая процесс перестройки компактного вещества кости. Остеокласты, действуя небольшими группами, прокладывают тоннели в старой кости, продвигаясь ежедневно приблизительно на 50 мкм.

Вслед за ними в тоннель входят остеобласты;

они выстилают стенки тоннеля и начинают образовывать новую кость, откладывая матрикс со скоростью 1-2 мкм в сутки.

Одновременно по оси тоннеля прорастают капилляры. В конце концов тоннель будет постепенно заполняться концентрическими слоями новой кости - останется свободным только узкий центральный канал. Каждый такой канал не только обеспечивает доступ остеобластам и остеокластам, но содержит также один или несколько кровеносных сосудов, доставляющих питательные вещества, необходимые для жизни костных клеток. Обычно за год у здорового взрослого млекопитающего таким способом заменяется 5-10% кости. (По Z. F. G.

Jaworski, В. Duck, G. Sekaly, J. Anat., 133, 397-405, 1981.) Рис. 17-48. Микрофотография поперечного среза компактного вещества длинной кости. Видны контуры тоннелей, проделанных остеокластами, а затем заполненных с помощью остеобластов. Срез приготовлен методом шлифования. Плотный матрикс сохранился, но клетки разрушены;

однако отчетливо видны лакуны и канальцы, которые были заполнены остеоцитами и их отростками. Чередующиеся светлые и темные концентрические кольца соответствуют изменяющейся ориентации волокон коллагена в последовательных слоях костного матрикса, отложенного остеобластами, выстилавшими стенки в разные периоды жизни особи. (Такая картина получается при наблюдении образца между двумя частично скрещенными поляроидными фильтрами.) Обратите внимание на то, что часть более старой системы концентрических костных слоев (внизу справа, с узким центральным каналом) частично резорбирована и заменена более новой системой, в которой центральный канал все еще остается широким - по видимому, потому, что он еще находится в процессе заполнения.

В этих процессах еще много непонятного. Кости, например, обладают удивительной способностью перестраивать свою структуру таким образом, чтобы приспособиться к испытываемым нагрузкам. Это означает, что накопление и разрушение матрикса каким-то образом регулируются локальными механическими напряжениями. Какие механизмы определяют, будет ли матрикс откладываться на поверхности данной кости остеобластами или разрушаться остеокластами, не известно. Вероятно, важную роль в этом играют факторы роста, выделяемые костными клетками, заключенными в толще матрикса (разд. 17.7.1). Эти факторы могли бы высвобождаться при разрушении матрикса или при воздействии соответствующих нагрузок.

17.8.3. В развивающемся организме остеокласты разрушают хрящ, чтобы проложить путь для роста кости [44] Как полагают, замена хряща костью в процессе развития организма тоже зависит от активности остеокластов. По мере созревания хряща клетки в некоторых участках значительно увеличиваются в размерах за счет окружающего матрикса, а сам матрикс минерализуется, подобно кости, в результате отложения кристаллов фосфата кальция. В то же время хондроциты в таких участках набухают и гибнут, оставляя большие пустоты. В эти пустоты внедряются остеокласты и кровеносные сосуды, разрушающие остатки хрящевого матрикса, а следующие за ними по пятам остеобласты начинают откладывать костный матрикс. Единственное, что остается от хряща в длинных костях взрослого животного, - это тонкий слой, образующий гладкое покрытие в области суставов, где одна кость сочленяется с другой (рис. 17-49).

Однако в соединительной ткани, окружающей кость, сохраняются клетки, способные к образованию нового хряща. В случае перелома кости клетки из прилежащей области проведут починку, воспроизведя «на скорую руку» первоначальный эмбриональный процесс: сначала откладывается хрящ, чтобы заполнить брешь, а затем хрящ заменяется костью.

17.8.4. Структура тела стабилизируется его соединительнотканным каркасом, а также избирательным сцеплением клеток [45] Отдельная кость, как и весь организм в целом - это динамическая система, поддерживающая свою структуру благодаря балансу между противоположными функциями различных специализированных клеток. Любая динамическая система ставит проблему стабильности, и это Рис. 17-49. Схема развития длинной кости (такой, как бедренная или плечевая) из миниатюрной хрящевой модели. Необызвествленный хрящ показан светло-серым цветом, обызвествленный - темно-серым, кость - черным, кровеносные сосуды - красным цветом. Хрящ не превращается в кость, а постепенно заменяется ею в результате деятельности остеокластов и остеобластов, которые внедряются в хрящ вместе с кровеносными сосудами. Остеокласты разрушают хрящевой и костный матрикс, в то время как остеобласты секретируют костный матрикс. Процесс окостенения начинается у эмбриона и заканчивается только к концу периода полового созревания. Образующаяся кость состоит из толстостенного полого цилиндра компактной кости, окружающей центральную полость, заполненную костным мозгом. Обратите внимание на то, что не все кости развиваются таким путем. Например, плоские кости черепа формируются сразу как костные пластинки, без предварительной стадии хрящевой модели. (D. W. Fawcett;

A Textbook of Histology, 11 th ed. Philadelphia: Saunders, 1986, с изменениями.) приводит к общему вопросу о поддержании структуры тела. Мы видели, каким образом клетки в тканях разного типа поддерживают свое дифференцированное состояние, как образуются новые клетки взамен утраченных, как перестраивается и обновляется внеклеточный матрикс. Но почему клетки различных типов постепенно не перемешиваются, почему не нарастает хаос? Почему структура в целом не искажается, не изменяет своих пропорций, по мере того как старые элементы заменяются новыми?

Конечно, с течением времени организм в какой-то степени все же деформируется: это одно из проявлений старения. Но поразительно то, что эти изменения так малы. Скелет, несмотря на постоянную перестройку, обеспечивает жесткую конструкцию, размеры которой почти не меняются. Это можно объяснить тем, что различные участки кости обновляются не все сразу, а мало-помалу, как при ремонте здания, в котором кирпичи заменяют по одному. Помимо консервативности способа обновления работают еще и механизмы активного гемеостаза, Например, небольшие отклонения кости от ее нормальной формы изменяют картину механических нагрузок, а эти нагрузки регулируют перестройку ткани так, чтобы вернуть кости ее нормальную форму (рис. 17-50).

Рост и обновление многих мягких частей тела гомеостатически контролируется таким образом, чтобы каждая деталь точно соответствовала предназначенному для нее месту. Эпидермис нарастает так, чтобы покрыть всю поверхность тела, и когда эта цель достигнута, Рис. 17-50. Схема, иллюстрирующая процесс перестройки длинной кости ноги после неправильно сросшегося перелома. Деформации в недавно образовавшейся кости приводят к необычным напряжениям. В местах повышенного сжатия кости увеличивается скорость образования кости относительно скорости ее разрушения. Там же, где сжатие снижено, скорость роста кости уменьшается. Таким образом, кость постепенно перестраивается, приближаясь к своему нормальному состоянию.

миграция клеток прекращается в результате контактного торможения (разд. 11.6.8);

соединительная ткань разрастается ровно настолько, чтобы заполнить образовавшийся при ранении дефект, и так далее. Но необходимо нечто большее, чем регулирование числа клеток. При обновлении дифференцированных клеток различного типа должны поддерживаться не только нужные численные соотношения между ними, но и их правильное относительное расположение. При обновлении тканей неизбежны перемещения клеток, и эти перемещения должны быть каким-то образом ограничены.

Ограничивающие факторы могут быть разными. Например, железы и другие скопления специализированных клеток часто находятся в плотных капсулах из соединительной ткани. Клетки некоторых типов погибают, если оказываются вне своего обычного окружения и лишаются специфических факторов роста, необходимых, вероятно, для их выживания. Быть может, самый важный механизм, удерживающий различные клетки на своих местах, - это избирательная адгезия: клетки одного и того же типа имеют тенденцию «слипаться» друг с другом (разд. 14.3.5), образуя либо плотные массы (как, например, в случае гладкой мускулатуры), либо эпителиальные слои (выстилка кишечника и т. п.).

Как сказано в разд. 14.3.7, этот механизм позволяет диссоциированным клеткам эпидермиса, например, спонтанно объединяться в эпителий с правильной структурой. И в более общем случае: стойкие прокладки из эпителиальных клеток разграничивают отдельные области тела, т.е. поддерживают обособленность клеток и ограничивают их распределение надлежащими территориями.

Понятно, насколько сложными и тонкими должны быть механизмы контроля и координации, сохраняющие структуру тела и организацию его тканей при постоянно протекающих перестройках и обновлении. Важнейшая роль этих механизмов четко и в жестокой форме выявляется тогда, когда они разлаживаются, как мы это увидим в последней главе книги при обсуждении проблемы рака.

Заключение Хрящ и кость состоят из клеток, погруженных в плотный матрикс. Хрящ с его податливым матриксом способен к интерстициальному росту, тогда как твердая кость может расти только в результате отложения нового материала на ее поверхности. Тем не менее кость подвергается непрерывной перестройке благодаря совместной деятельности остеокластов, разрушающих матрикс, и остеобластов, которые его создают. Некоторые остеобласты замуровываются в матрикс, становятся остеоцитами и участвуют в регуляции обновления костного матрикса. Большинство длинных костей развивается из миниатюрных хрящевых «моделей», которые по мере роста служат матрицами для отложения костного вещества в результате совместной активности остеобластов и остеокластов. Сходным образом происходит заживление костных переломов у взрослого организма: сначала разрыв заполняется хрящом, который позже замещается костью. Хотя костная ткань, как и большинство других тканей, непрерывно обновляется, этот динамический процесс регулируется так, что глобальная структура остается прежней. Таким образом, благодаря этому и другим механизмом (таким, например, как избирательная межклеточная адгезия) организация тела стойко сохраняется, несмотря на постоянное замещение почти всех его компонентов.

Приложение. Перечень клеток взрослого человеческого организма Сколько различных типов клеток существует в организме взрослого человека? В большом руководстве по гистологии обычно упоминается около 200 типов, заслуживающих отдельного названия. Эти традиционные названия - в отличие, например, от названий спектральных цветов - не относятся к отдельным частям некоего условно подразделенного континуума: большинство из них соответствует дискретным, четко различающимся категориям. Внутри той или иной категории часто наблюдаются некоторые вариации: волокна скелетных мышц, приводящих в движение глазное яблоко, гораздо меньше, чем волокна крупных мышц ноги;

слуховые волосковые клетки в разных участках ушной улитки могут быть настроены на разную частоту звука, и т.д. Однако нет непрерывных переходов между столь разными типами клеток взрослого организма, как, например, мышечное волокно и слуховая волосковая клетка.

Традиционная гистологическая классификация основана на форме и структуре клетки, видимых под микроскопом, и на ее химической природе, очень грубо оцениваемой по связыванию различных красителей. Более тонкие методы позволяют выделить новые подклассы в рамках традиционной классификации. Так, в современной иммунологии установлено, что к прежней категории «лимфоцитов» относится более десяти разных типов клеток (см. гл. 18). Точно так же фармакологические и физиологические исследования показали, что существует много различных разновидностей гладкомышечных клеток;

например, в стенке матки эти клетки обладают высокой чувствительностью к эстрогену, а на последних стадиях беременности - к окситоцину, в то время как аналогичные клетки в стенке кишечника этими свойствами не обладают. Иного рода важные различия между клетками обнаружены в эмбриологических экспериментах вроде тех, которые обсуждались в гл. 16;

они показали, что во многих случаях внешне сходные клетки из разных участков организма неэквивалентны - в том смысле, что в них есть внутренние различия в возможностях дальнейшего развития и в способности воздействовать на другие клетки. Например, соединительнотканные клетки из разных участков дермы должны быть неэквивалентными, так как под их влиянием лежащие над ними эпидермальные клетки ведут себя по-разному (разд. 16.6.4). Внутри таких категорий, как «фибробласт», вероятно тоже имеется много подтипов, химические различия между которыми пока не удается выявить непосредственно.

Ввиду сказанного выше любая классификация клеток будет в какой-то степени произвольной в отношении детальности подразделения. В наш перечень включены только те виды клеток взрослого человеческого организма, которые считаются различными во всяком большом современном руководстве по гистологии. Они сгруппированы в приблизительном соответствии со своей функцией. Мы не пытались как-либо подразделять класс нейронов центральной нервной системы. Когда отдельный вид клеток, например ороговевающая эпидермальная клетка (кератиноцит), последовательно получает различные названия по мере своего созревания, мы приводим только два из них - одно для дифференцирующейся клетки и одно для стволовой клетки. С учетом сделанных оговорок 210 наименований клеток, содержащихся в перечне, составляют более или менее исчерпывающий список различных вариантов экспрессии генома в виде фенотипов нормальных клеток взрослого человека.

Ороговевающие эпителиальные клетки Кератиноцит эпидермиса (= дифференцирующаяся эпидермальная клетка) Базальная клетка эпидермиса (стволовая) Кератиноцит ногтей Базальная клетка ногтевого ложа (стволовая) Клетки стержня волоса клетка мозгового вещества клетка коркового вещества кутикулярная клетка Клетки корневого влагалища волоса кутикулярная слоя Гексли слоя Генле наружная Клетка волосяной матрицы (стволовая) Клетки влажных многослойных барьерных эпителиев Поверхностная эпителиальная клетка многослойного плоского эпителия роговицы, языка, ротовой полости, пищевода, анального отверстия, дистальной части уретры, влагалища Базальная клетка тех же видов эпителия (стволовая) Клетка эпителия мочевыводящих путей (выстилающего мочевой пузырь и мочевыводящие пути) Эпителиальные клетки с экзокринной функцией Клетки слюнной железы слизистая клетка (секрет богат полисахаридами) белковая клетка (секрет богат гликопротеиновыми ферментами) Клетка железы фон Эбнера в языке (секрет служит для промывания вкусовых почек) Клетка молочной железы, секретирующая молоко Клетка слезной железы, секретирующая слезы Клетка церуминозной железы уха, секретирующая ушную серу Клетка эккринной потовой железы, секретирующая гликопротеины (темная клетка) Клетка эккринной потовой железы, секретирующая малые молекулы (светлая клетка) Клетка апокринной потовой железы (выделяет пахучий секрет, чувствительна к половым гормонам) Клетка железы Молля в веке (специализированная потовая железа) Клетка сальной железы, секретирующая богатое липидами кожное сало Клетка боуменовой железы в носу (секретирует жидкость, промывающую обонятельный эпителий) Клетка бруннеровой железы в двенадцатиперстной кишке, секретирующая щелочной раствор слизи и ферментов Клетка семенного пузырька, секретирующая компоненты семенной жидкости, включая фруктозу (как источник энергии для движения спермиев) Клетка предстательной железы, секретирующая другие компоненты семенной жидкости Клетка бульбоуретральной железы, секретирующая слизь Клетка бартолиниевой железы, выделяющая жидкость для увлажнения влагалища Клетка железы Литтре, секретирующая слизь Клетка эндометрия, секретирующая главным образом углеводы Изолированная бокаловидная клетка дыхательного и пищеварительного трактов, секретирующая слизь Слизистая клетка выстилки желудка Зимогенная клетка слизистой желудка (секретирует пепсиноген) Обкладочная клетка слизистой желудка (секретирует НС1) Ацинозная клетка поджелудочной железы (секретирует пищеварительные ферменты и бикарбонат) Клетка Панета в тонком кишечнике (секретирует лизоцим) Пневмоциты типа II в легком (секретируют сурфактант) Клетка Клара в легком (функция неизвестна) Клетки, выделяющие гормоны Клетки передней доли гипофиза, выделяющие гормон роста фолликулостимулирующий гормон лютеинизирующий гормон пролактин адренокортикотропный гормон тиреотропный гормон Клетка промежуточной доли гипофиза, выделяющая меланоцитстимулирующий гормон Клетки задней доли гипофиза, выделяющие окситоцин вазопрессин Клетки желудочно-кишечного тракта, секретирующие серотонин эндорфин соматостатин гастрин секретин холецистокинин инсулин глюкагон бомбезин Клетки щитовидной железы, секретирующие тиреоидный гормон кальцитонин Клетки паращитовидной железы секретирующие паратгормон оксифильные (функция неизвестна) Клетки надпочечников, секретирующие адреналин норадреналин стероидные гормоны минералокортикоиды глюкокортикоиды Клетки половых желез, секретирующие тестостерон (клетки Лейдига в семенниках) эстроген (клетки theca interim яйцевого фолликула в яичниках) Клетки юкстагломерулярного аппарата почки юкстагломерулярные клетки (секретируют ренин) клетка macula densa вероятно, близки по функции;

периполярная клетка возможно, участвуют в секреции мезангиальная клетка эритропоэтина Эпителиальные всасывающие клетки желудочно-кишечного тракта, экзокринных желез и мочеполовых путей Клетка со щеточной каемкой из микроворсинок (в тонком кишечнике) Исчерченная клетка протока экзокринной железы Эпителиальная клетка желчного пузыря Клетка со щеточной каемкой в проксимальном почечном канальце Клетка дистального почечного канальца Безресничная клетка семявыносящего протока Клетки эпидидимиса главная клетка базальная клетка Клетки, ответственные за процессы метаболизма и накопление резервных материалов Гепатоцит (печеночная клетка) Жировые клетки клетка белого жира клетка бурого жира липоцит печени Эпителиальные клетки, выполняющие главным образом барьерную функцию, - выстилают легкие, кишечник, экзокринные железы и мочеполовой тракт Пневмоциты типа I (выстилающие воздушную полость легкого) Клетка протока поджелудочной железы (центроацинарная клетка) Неисчерченная клетка протока потовой железы, слюнной железы, молочной железы и др.

Париетальная клетка почечного клубочка Подоцит почечного клубочка Клетка тонкой части петли Генле (в почках) Клетка собирательной трубки (в почках) Клетка протока семенного пузырька, предстательной железы и др.

Эпителиальные клетки, выстилающие замкнутые внутренние полости Клетки эндотелия кровеносных и лимфатических сосудов фенестрированная непрерывная селезеночная Синовиальные клетки (выстилают суставные полости и секретируют главным образом гиалуроновую кислоту) Серозные клетки (выстилают полости брюшины, плевры и перикарда) Плоские клетки, выстилающие перилимфатическое пространство уха плоская клетка столбчатая клетка эндолимфатического мешочка с микроворсинками без микроворсинок «темная» клетка клетка вестибулярной мембраны базальная клетка сосудистой полоски маргинальная клетка сосудистой полоски клетка Клаудиуса клетка Бётчера Клетка сосудистого сплетения (секретирует цереброспинальную жидкость) Плоская клетка мягкой и паутинной оболочек Клетки ресничного эпителия глаза пигментированные непигментированные «Эндотелиальная» клетка роговицы Ресничные клетки с проталкивающей функцией Клетки дыхательных путей Клетки яйцевода и эндометрия (у женщин) Клетки rete testis и семявыносящего протока (у мужчин) Эпендимные клетки, выстилающие полости мозга Клетки, секретирующие внеклеточный матрикс Эпителиальные Амелобласт (секретирует зубную эмаль) Клетка planum semilunatum вестибулярного аппарата (секретирует протеогликан) Интердентальная клетка кортиевого органа (секретирует вещество текториальной мембраны, лежащей над волосковыми клетками этого органа) Неэпителиальные (соединительнотканные) Фибробласты (рыхлой соединительной ткани, роговицы, сухожилий, ретикулярной ткани костного мозга и др.) Перицит кровеносного капилляра Клетка nucleus pulposus межпозвоночного диска Цементобласт/цементоцит (секретирует цемент корня зуба, сходный с веществом кости) Одонтобласт/одонтоцит (секретирует дентин зуба) Хондроциты гиалинового хряща волокнистого хряща эластического хряща Остеобласт/остеоцит Первичная остеогенная клетка (стволовая клетка остеобластов) Гиалоцит стекловидного тела глаза Звездчатая клетка перилимфатического пространства уха Сократимые клетки Клетки скелетных мышц красные (медленные) белые (быстрые) промежуточные мышечное веретено с ядерной сумкой мышечное веретено с ядерной цепочкой клетка-сателлит (стволовая) Клетки сердечной мышцы обычные узловые (пейсмейкерные) волокна Пуркинье Клетки гладкой мускулатуры (разные) Миоэпителиальные клетки радужной оболочки экзокринных желез Клетки крови и иммунной системы Эритроцит Мегакариоцит Макрофаги и родственные клетки моноцит микрофаги соединительной ткани (разные) клетка Лангерганса (в эпидермисе) остеокласт (в кости) дендритная клетка (в лимфоидных тканях) микроглиальная клетка (в центральной нервной системе) Нейтрофил Эозинофил Базофил Тучная клетка Т-лимфоциты Т-хелпер Т-супрессор Т-киллер В-лимфоциты, продуцирующие IgM IgG IgA IgE Клетка-киллер Стволовые клетки и коммитированные предшественники для крови и иммунной системы (разные) Сенсорные преобразователи Фоторецепторы палочки колбочки чувствительные к синему чувствительные к зеленому чувствительные к красному Слуховые рецепторные клетки внутренние волосковые клетки кортиева органа наружные волосковые клетки кортиева органа Рецепторы ускорения и силы тяжести волосковые клетки вестибулярного аппарата тип I тип II Вкусовые рецепторные клетки клетка вкусовой луковицы, тип II Обонятельные рецепторные клетки обонятельный нейрон базальная клетка обонятельного эпителия (стволовая для обонятельных нейронов) Рецепторы рН крови клетки каротидного тельца тип I тип II Осязательные рецепторные клетки клетка Меркеля в эпидермисе первичные осязательные нейроны (разные) Терморецепторные клетки первичные терморецепторные нейроны чувствительные к холоду чувствительные к теплу Болевые рецепторы первичные нейроны, чувствительные к боли (разные) Рецепторы положения и напряжений в скелетно-мышечной системе первичные проприоцептивные нейроны (разные) Вегетативные нейроны Холинэргические (разные) Адренэргические (разные) Пептидэргические (разные) Опорные клетки органов чувств и периферических нейронов Опорные клетки кортиева органа внутренняя столбчатая клетка наружная столбчатая клетка внутренняя фаланговая клетка наружная фаланговая клетка пограничная клетка клетка Генсена Опорная клетка вестибулярного аппарата Опорная клетка вкусовой почки (клетка вкусовой почки, тип I) Опорная клетка обонятельного эпителия Шванновская клетка Клетка-сателлит (инкапсулирующая тела периферических нейронов) Глиальная клетка кишечника Нейроны и глиальные клетки центральной нервной системы Нейроны (огромное разнообразие типов, пока еще плохо классифицированных) Глиальные клетки астроциты (разные) олигодендроцит Клетки хрусталика Эпителиальная клетка передней части хрусталика Волокно хрусталика (клетка, содержащая кристаллины) Пигментные клетки Меланоцит Эпителиальная клетка пигментного слоя сетчатки Половые клетки Оогония/ооцит Сперматогония (стволовая клетка для сперматоцитов) Сперматоцит Питающие клетки Клетка яйцевого фолликула Клетка Сертоли (в семеннике) Эпителиальная клетка тимуса Литература Общая Clark W.E. Le Gros. The Tissues of the Body, 6th ed. Oxford, U.K., Clarendon Press, 1971.

Cormack D. Ham's Histology, 9th ed. Philadelphia: Lippincott, 1987.

Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett) A Textbook of Histology, 11 th ed. Philadelphia, Saunders, 1986.

Goss R.J. The Physiology of Growth. New York: Academic Press, 1978.

Weiss L., ed. Histology: Cell and Tissue Biology, 5th ed. New York, Elsevier, 1983.

Wheater P.R., Burkitt H.G., Daniels V.G., Functional Histology, 2nd, ed. Edinburgh, Churchill Livingstone, 1987.

Цитированная 1. Clark W.E. Le Gros. The Tissues of the Body, 6th ed. Oxford, U.K., Clarendon Press, 1971.

Montagna W. The skin. Sci. Am. 212(2), 56-66, 1965.

Wessels N. K. Tissue Interactions and Development. Menlo Park, CA, Benjamin Cummings, 1977.

2. Cahn R. D., Cahn, M. B. Heritability of cellular differentiation: clonal growth expression of differentiation in retinal pigment cells in vitro. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 55, 106-114, 1966.

Coon H. G. Clonal stability and phenotypic expression of chick cartilage cells in vitro. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 55, 66-73, 1966.

Itoh Y, Eguchi G. In vitro analysis of cellular metaplasia from pigmented epithelial cells to lens phenotypes: a unique model of studying cellular and molecular mechanisms of "transdifferentiation". Dev. Biol, 115, 353-362, 1986.

Yaffe D. Retention of differentiation potentialities during prolonged cultivation of myogenic cells. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 61, 477-483, 1968.

3. Anderson J. E. The effect of steroid hormones on gene transcription. In: Biological Regulation and Development (R. F. Goldberger, K.

Yamamoto, eds.), Vol. 3B, pp. 169-212. New York, Plenum, 1983.

Okada T. S., Kondoh H., eds. Commitment and Instability in Cell Differentiation. Curr. Top. Dev. Biol., 20, 1986.

4. Hosley M. A., Hughes S. E., Oakley B. Neural induction of taste buds. J. Сотр. Neurol., 260, 224-232, 1987.

Kinnamon S. C. Taste transduction: a diversity of mechanisms. Trends Neurosci., 11, 491-496, 1988.

Zalewski A. A. Neuronal and tissue specifications involved in taste bud formation. Ann. N.Y. Acad. Sci., 228, 344-349, 1974.

5. Goss R.J. The Physiology of Growth. New York, Academic Press, 1978.

6. Clayton R. M. Divergence and convergence in lens cell differentiation: regulation of the formation and specific content of lens fibre cells. In Stem Cells and Tissue Homeostasis (B. Lord, C. Potten, R. Cole, eds.), pp. 115-138. Cambridge University Press, 1978.

Goss R.J. The Physiology of Growth, pp. 210-225. New York, Academic Press, 1978.

Maisel H., ed. The Ocular Lens: Structure, Function, and Pathology. New York, Dekker, 1985.

Wistow G. J., Piatigorsky J. Lens crystallins: the evolution and expression of proteins for a highly specialized tissue. Annu. Rev. Biochem., 57, 479-504, 1988.

7. Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett) A Textbook of Histology, 11 th ed. Philadelphia, Saunders, 1986.

Gevers W. Protein metabolism in the heart. J. Mol. Cell. Cardiol., 16, 3-32, 1984.

Young R. W. Visual cells. Sci. Am. 223(4), 80-91, 1970.

8. Aherne W.A., Camplejohn R.S., Wright N. A. In Introduction to Cell Population Kinetics. London, Edward Arnold, 1977.

Wright N.A., Alison M.R. Biology of Epithelial Cell Populations, Vol. 1-3. Oxford, U.K., Oxford University Press, 1984.

9. Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett). A Textbook of Histology, 11th ed. pp. 679-715. Philadelphia, Saunders, 1986.

Moog F. The lining of the small intestine. Sci. Am. 245(5), 154-176, 1981.

10. Fausto N. New perspectives on liver regeneration. Hepatol., 6, 326-327, 1986.

Gohda E., et al. Purification and partial characterization of hepatocyte growth factor from plasma of a patient with fulminant hepatic failure. J. Clin.

Invest., 81, 414-419, 1988.

Goss K. J. The Physiology of Growth, pp. 251-266. New York, Academic Press, 1978.

Holder N. Regeneration and compensatory growth. Br. Med. Bull., 37, 227-232, 1981.

11. Anderson J. R., ed. Muir's Textbook of Pathology, 12th ed. London, Edward Arnold, 1985.

Robbins S. L., Cotran R. S., Kumar V. Pathologic Basis of Disease, 3rd ed. Philadelphia, Saunders, 1984.

12. Campbell J. H., Campbell G. R. Endothelial ceil influences on vascular smooth muscle phenotype. Annu. Rev. Physiol., 48, 295-306, 1986.

Development of the Vascular System. Ciba Symp. 100. London, Pitman, 1983.

Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett) A Textbook of Histology, 11th ed., pp. 367-405. Philadelphia, Saunders, 1986.

Ryan U.S., ed. Endothelial Cells, Vols. 1-3. Boca Raton, FL, CRS Press, 1988.

13. Goss R.J. The Physiology of Gowth. pp. 120-137. New York, Academic Press, 1978.

Hobson В., Denekamp J. Endothelial proliferation in tumours and normal tissues: continuous labelling studies. Br. J. Cancer, 49, 405-413, 1984.

14. Folkman J. The vascularization of tumors. Sci. Am. 234(5), 58-73, 1976.

Folkman J., Haudenschild C. Angiogenesis in vitro. Nature., 288, 551-556, 1980.

Madri J. A., Pratt В. М. Endothelial cell-matrix interactions: in vitro models of angiogenesis. J. Histochem. Cytochem., 34, 85-91, 1986.

15. Folkman J., Klasbrun M. Angiogenic factors. Science, 235, 442-447, 1987.

Kalebic Т., Garbisa S., Glaser В., Liotta L. A. Basement membrane collagen: degradation by migrating endothelial cells. Science, 221, 281-283, 1983.

Knighton D. R., et al. Oxygen tension regulates the expression of angiogenesis factor by macrophages. Science, 221, 1283-1285, 1983.

Leibovich S.J., et al. Macrophage-induced angiogenesis is mediated by tumour necrosis factor-alpha. Nature, 329, 630-632, 1987.

Schweigerer L., et al. Capillary endothelial cells express basic fibroblast growth factor, a mitogen that promotes their own growth. Nature, 325, 257-259, 1987.

16. Cairnie А. В., Lala P.K., Osmond D. G., eds. Stem Cells of Renewing Cell Populations. New York, Academic Press, 1976.

Cheng H., Leblond C. P. Origin, differentiation, and renewal of the four main epithelial cell types in the mouse small intestine. V. Unitarian theory of the origin of the four epithelial cell types. Am. J. Anat., 141, 537-562, 1974.

17. Graziadei P.P. C., Monti Graziadei G. A. Continuous nerve cell renewal in the olfactory system. In Handbook of Sensory Physiology, Vol. IX, Development of Sensory Systems (M. Jacobson, ed.). pp. 55-82. New York, Springer-Verlag, 1978.

18. Alien Т.О., Potten C.S. Fine-structural identification and organization of the epidermal proliferative unit. J. Cell. Sci, 15, 291-319, 1974.

Bereiter-Hahn, J. Matolsy A. G. Richards K. S., eds. Biology of the Integument, Vol. 2, Vertebrates. New York, Springer, 1986. MacKenzie I. C.

Ordered structure of the stratum corneum of mammalian skin. Nature, 222, 881-882, 1969.

Sengel P. Morphogenesis of skin. Cambridge, U. K., Cambridge University Press, 1976.

Stenn K. S. The skin. In Histology: Cell and Tissue Biology L. Weiss, ed.), 5th ed pp. 569-606. New York, Elsevier, 1983.

19. Fuchs E., Green H. Changes in keratin gene expression during terminal differentiation of the keratinocyte. Cell, 19, 1033-1042, 1980.

Green H. The keratinocyte as differentiated cell type. Harvey Lectures, 74, 101-139, 1979.

Sawyer R. H., ed. The Molecular and Developmental Biology of Keratins. Curr. Top. Dev. Biol., 22, 1987.

20. Barrandon Y, Green H. Three clonal types of keratinocyte with different capacities for multiplication. Proc. Nat). Acad. Sci. USA, 84, 2302 2306, 1987.

Green H. Terminal differentiation of cultured human epidermal cells. Cell, 11, 405-415, 1977.

Watt F. M. Selective migration of terminally differentiating cells from the basal layer of cultured human epidermis. J. Cell. Biol., 98, 16-21, 1984.

21. Barrandon Y., Green H. Cell migration is essential for sustained growth of keratinocyte colonies: the roles of transforming growth factor-alpha and eidermal growth factor. Cell, 50, 1131-1137, 1987.

Read J., Watt F. M. A model for in vitro studies of epidermal homeostasis: proliferation and involucrin synthesis by cultured human keratinocytes during recovery after stripping off the suprabasal layers. J. Invest. Dermatol., 90, 739-743, 1988.

22. Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett). A Textbook of Histology, 11th ed. pp. 568-576, 901-912. Philadelphia, Saunders, 1986. Neville M. C., Neifert M. R. Lactation: Psysiology, Nutrition, and Breast-Feeding. New York, Plenum, 1983.

Patton S. Milk. Sci Am. 221(1), 58-68, 1969.

Richards R. C., Benson G. K. Ultrastructural changes accompanying involution of the mammary gland in the albino rat. J. Endocrinol., 51, 127 135, 1971.

Vonderhaar B. K., Topper Y. J. A role of the cell cycle in hormone-dependent differentiation. J. Cell. Biol, 63, 702-712, 1974.

23. Dexter T. M., Spooncer E. Growth and differentiation in the hemopoietic system. Annu. Rev. Cell Biol., 3, 423-441, 1987.

Weiss L., ed. Histology: Cell and Tissue Biology, 5th ed., pp. 447-509. New York, Elsevier, 1983.

Wintrobe M.M. Blood, Pure and Eloquent. New York, McGraw-Hill, 1980.

24. Stossel T. P. The molecular biology of phagocytes and the molecular basis of nonneoplastic phagocytic disorders. In The Molecular Basis of Blood Diseases (G. Stamatoyannopoulos, A. W. Nienhuis, P. Leder, P. W. Majerus, eds.), pp. 499-533. Philadelphia, Saunders, 1987.

Zucker M.B. The functioning of blood platelets. Sci. Am. 242(6), 86-103, 1980.

25. Robbins S. L., Cotran R. S., Kumar V. Pathological Basis of Disease, 3rd ed. Philadelphia, Saunders, 1984.

Taussig M.J. Processes in Pathology and Microbiology, 2nd ed. Oxford, U. K, Blackwell, 1984.

26. Magli M. C., Iscove N. N., Odartchenko N. Transient nature of haemopoietic spleen colonies. Nature, 295, 527-529, 1982.

Till J. E., McCulloch E. A. A direct measurement of the radiation sensitivity of normal mouse bone marrow cells. Radiat. Res., 14, 213-222, 1961.

27. Lemischka I. R., Raulet D. H., Mulligan R. C. Developmental potential and dynamyc behavior of hematopoietic-stem cells. Cell, 45, 917-927, 1986.

Wu A. M., Till J. E., Siminoitch L., McCulloch E. A. Cytological evidence for relationship between normal hematopoietic colony-forming cells and cells of the lymphoid system. J. Exp. Med., 127, 455-462, 1968.

28. Till J.E., McCulloch E. A. Hemopoietic stem cell differentiation. Biochem. Biophys. Acta, 605, 431-459, 1980.

29. Dexter T. M., Heyworth C., Whetton A. D. The role of growth factors in haemopoiesis. Bioessays, 2, 154-158, 1985.

Metcalf D. Clonal analysis of proliferation and differentiation of paired daughter cells: action of granulocyte-macrophage colony-stimulating factor on granulocytemacrophage precursors. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 77, 5327-5330, 1980.

Metcalf D. The Hemopoietic Colony-Stimulating Factors. Amsterdam, Elsevier, 1984.

30. Goldwasser E. Erythropoietin and the differentiation of red blood cells. Fed. Proc., 34, 2285-2292, 1975.

Heath D. S., Axelrad A.A., McLeod D.L., Shreeve M.M. Separation of the erythropoietin-responsive progenitors BFU-E and CFU-E in mouse bone marrow by unit gravity sedimentation. Blood. 47, 777-792, 1976.

Ihle J. N., et al. Biological properties of homogeneous interleukin 3. J. Immunol., 131, 282-287, 1983.

Suda J., et al. Purified interleukin-3 and erythropoietin support the terminal differentiation of hemopoietic progenitors in serum-free culture. Blood, 67, 1002-1006, 1986.

31. Metcalf D. The Wellcome Foundation Lecture, 1986. The molecular control of normal and leukaemic granulocytes and macrophages. Proc. R.

Soc. Lond. (Biol.), 230, 389-423, 1987.

Roberts R., et al. Heparan sulphate-bound growth factors: a mechanism for stromal cell-mediated haemopoiesis. Nature, 332, 376-378, 1988.

32. Spangrude G. J., Heimfeld S., Weissman I. L. Purification and characterization of mouse hematopoietic stem cells. Science, 241, 58-62, 1988.

Suda Т., Suda J., Ogawa M. Disparate differentiation in mouse hemopoietic colonies derived from paired progenitors. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 81, 2520-2524, 1984.

33. Cormack D. Ham's Histology, 9th ed., pp. 388-420. Philadelphia, Lippincott, 1987. Pearson M. L, Epstein H. F., eds. Muscle Development:

Molecular and Cellular Control. Cold Spring Harbor, N. Y., Cold Spring Harbor Laboratory, 1982.

34. Clegg C, H., Linkhart T. A., Olwin В. В., Hauschka S. D. Growth factor control of sceletal muscle differentiation: commitment to terminal differentiation occurs in Gl phase and is repressed by fibroblast growth factor. J. Cell Biol., 105, 949-956, 1987.

Davis R. L., Weintraub H., Lassar A. B. Expression of single transfected cDNA converts fibroblasts to myoblasts. Cell, 51, 987-1000, 1987.

Devlin R. В., Emerson C. P., Jr. Coordinate regulation of contractile protein synthesis during myoblast differentiation. Cell, 13, 599-611, 1978.

Konigsberg I. R. Diffusion-mediated control of myoblast fusion. Dev. Biol., 26, 133-152, 1971.

Menko A. S., Boettiger D. Occupation of the extracellular matrix receptor, integrin, is a control point for myogenic differentiation, Cell, 51, 51-57, 1987.

Pinney D.F., Pear son-White S.H., Konieczny S.F., Latham K.E., Emerson C. P. Myogenic lineage determination and differentiation: evidence for a regulatory gene pathway. Cell, 53, 781-793, 1988.

35. Buckingham M., et al. Actin and myosin multigene families: their expression during the formation and maturation of striated muscle. Am. J.

Med. Genet., 25, 623-634, 1986.

Lomo Т., Westgaard R. H., Dahl H. A. Contractile properties of muscle: control by pattern of muscle activity in the rat. Proc. R. Soc. Lond. (Biol.), 1987, 99-103, 1974.

Miller J. A, Stockdale F. E. What muscle cells know that nerves don't tell them. Trends Neurosci., 10, 325-329, 1987.

Sanes J. R. Cell lineage and the origin of muscle fibre types. Trends Neurosci., 10, 219-221, 1987.

36. Bischoff R. Proliferation of muscle satellite cells on intact myofibers in culture. Dev. Biol., 115, 129-139, 1986.

Goldspink G. Development of muscle. In Differentiation and Growth of Cells in Vertebrate Tissues (G. Goldspink, ed.), pp. 69-99. London, Chapman and Hall, 1974. Moss F. P., Leblond C. P. Satellite cells as a source of nuclei in muscles of growing rats. Anat. Rec., 170, 421-435, 1971.

37. Gabbiani G., Rungger-Brandle E. The fibroblast. In Tissue Repair and Regeneration (L. E. Glynn, ed.), pp. 1-50. Handbook of inflammation, Vol. 3. Amsterdam, Elsevier, 1981.

Fawcett D. W. (Bloom and Fawcett). A Textbook of Histology, 11th ed., pp. 136-187. Philadelphia, Saunders, 1986.

38. Conrad G. W., Hart G. W., Chen Y. Differences in vitro between fibroblast-like cells from cornea, heart, and skin of embryonic chicks. J. Cell Sci., 26, 119-137, 1977.

Hauschka P. V., Mavrakos A. E., lafrati M. D., Doleman S. E., Klagsbrun M. Growth factors in bone matrix: isolation of multiple types by affinity chromatography on heparin-Sepharose. J. Biol. Chem., 261, 12665-12674, 1986.

Reddi A. H., Gay R., Gay S., Miller I. J. Transitions in collagen types during matrix-induced cartilage, bone and bone marrow formation. Proc. Natl.

Acad. Sci. USA, 74, 5589-5592, 1977.

Schor S. L., Schor A. M. Clonal heterogeneity in fibroblast phenotype: implications for the control of epithelial-mesenchymal interactions.

Bioessays, 7, 200-204, 1987. Seyedin S. M., et al. Cartilage-inducing factor-A: apparent identity to transforming growth factor-beta. J. Biol. Chem., 261, 5693-5695, 1986.

39. Benya P. D., Schaffer J. D. Dedifferentiated chondrocytes reexpress the differentiated collagen phenotype when cultured in agarose gels. Cell, 30, 215-224, 1982.

Caplan A.I. Cartilage. Sci. Am. 251(4), 84-94, 1984. von der Mark K., Gauss V., von der Mark H., Muller P. Relationship between cell shape and type of collagen synthesized as chondrocytes lose their cartilage phenotype in culture. Nature, 267, 531-532, 1977.

Zanetti N. C., Solursh M. Induction of chondrogenesis in limb mesenchymal cultures by disruption of the actin cytoskeleton. J. Cell Biol., 99, 115 123, 1984.

40. Spiegelman B. M., Ginty C. A. Fibronectin modulation of cell shape and lipogenic gene expression in 3T3 adipocytes. Cell, 35, 657-666, 1983.

Sugihara H., Yonemitzu N., Miyabara S., Yun K. Primary cultures of unilocular fat cells: characteristics of growth in vitro and changes in differentiation properties. Differentiation, 31, 42-49, 1986.

Zezulak K.M., Green H. The generation of insulin-like growth factor-1-sensitive cells by growth hormone action. Science, 233, 551-553, 1986.

41. Cormack, Hanvs Histology, 9th ed., pp. 264-323. Philadelphia, Lippincott, 1987.

Fawcett D. W. (Bloom and Fawsett). A Textbook of Histology, 11th ed., pp. 188 238. Philadelphia, Saunders, 1986.

Jee W. S. S. The skeletal system. In Histology: Cell and Tissue Biology (L. Weiss, ed.), 5th. ed., pp. 200 255. New York, Elsevier, 1983.

42. Hall B.K. Cartilage, Vols. 1-3. New York, Academic Press, 1983.

43. Marcus R. Normal and abnormal bone remodeling in man. Ann. Rev. Med., 38, 129-141, 1987.

Osdoby P., Krukowski M., Oursler M. J., Salino-Hugg T. The origin, development, and regulation of osteoclasts. Bioessays, 7, 30 34, 1987.

Vaughan J. The Phisiology of Bone, 3rd ed. Oxford, U.K., Clarendon Press, 1981.

44. Cormack D. Ham's Histology, 9th ed. pp. 312-320. Philadelphia, Lippincott, 1987.

45. Currey J. The Mechanical Adaptations of Bone. Princeton, NJ, Princeton University Press, 1984.

Goss R.J. The Phisiology of Growth. New York, Academic Press, 1978.

Rogers S.L. The Aging Skeleton. Springfield, IL, Thomas, 1982.

Sinclair D. Human Growth After Birth, 4th ed. Oxford, U. K., Oxford University Press, 1985.

18. Иммунная система Наша иммунная система спасает нас от неминуемой смерти в результате инфекционных заболеваний. Любой ребенок, родившийся с сильно нарушенной функцией иммунной системы, обречен на скорую гибель, если не будут приняты чрезвычайные меры по его изоляции от множества инфекционных агентов - бактерий, вирусов, патогенных грибов и паразитов. Не только человек, но и любое позвоночное животное с иммунологической недостаточностью (иммунодефицитом) находится под угрозой смерти.

Все позвоночные имеют иммунную систему. У беспозвоночных защитные системы более примитивны;

обычно их основу составляют фагоцитирующие клетки. Такие клетки - главным образом макрофаги и нейтрофилы - играют важную роль в защите от инфекции также и у позвоночных (разд. 17.5.1), но это лишь часть гораздо более сложной и совершенной защитной системы.

Иммунология, наука об иммунной системе, выросла из простого наблюдения: люди, перенесшие некоторые инфекционные болезни, становятся к ним невосприимчивыми («иммунными»), т.е. редко заболевают ими снова. Такой иммунитет высокоспецифичен: тот, кто переболел корью, защищен от вирусов кори, но не от других распространенных вирусов, таких как возбудители эпидемического паротита (свинки) или ветряной оспы. Такого рода специфичность - фундаментальная особенность всех иммунных реакций.

Многие реакции иммунной системы приводят к разрушению и удалению внедрившихся паразитических организмов и вырабатываемых ими токсичных молекул. Поскольку такие иммунные реакции направлены на разрушение, важно, чтобы они запускались только чуждыми организму, но не его собственными молекулами. Способность отличать чужое от своего - второе фундаментальное свойство иммунной системы.

Изредка случается, что она принимает «свое» за «чужое» и начинает разрушительные действия против собственных молекул организма. Такие аутоиммунные заболевания могут приводить к смертельному исходу.

Иммунная система выработалась в процессе эволюции позвоночных как средство защиты от заражения микроорганизмами и более крупными паразитами;

однако большая часть сведений об иммунитете была получена при изучении реакции лабораторных животных на введение неинфекционных агентов, таких как чужеродные белки и полисахариды. Почти любая макромолекула, чуждая организму реципиента, может вызвать иммунный ответ. Вещество, способное вызвать иммунный ответ, называют антигеном (т.е. генератором антител). Самое удивительное то, что иммунная система может различать даже очень сходные антигены, например два белка, различающиеся только одной аминокислотой, или два оптических изомера.

Существуют два основных типа иммунных ответов: 1) гуморальные ответы и 2) иммунные ответы клеточного типа. Гуморальные ответы связаны с выработкой антител - белков, называемых также иммуно- глобулинами. Антитела циркулируют в крови и проникают в другие жидкости организма, где специфически связываются с чужеродными антигенами, вызвавшими их синтез. Связывание с антителами инактивирует вирусы и бактериальные токсины (такие, как столбнячный или ботулинический), блокируя их способность присоединяться к рецепторам на клетках-мишенях. Связанные антитела служат «метками» для микроорганизмов, подлежащих уничтожению, - облегчают их поглощение фагоцитами или активируют особую систему белков крови (называемую комплементом), которая убивает эти микроорганизмы.

Иммунный ответ клеточного типа - второй вид иммунных реакций - состоит в образовании специализированных клеток, реагирующих с чужеродным антигеном на поверхности других собственных клеток организма. Реагирующая клетка может убить собственную клетку, зараженную вирусом и имеющую на своей поверхности вирусные белки, тем самым уничтожая инфицированную клетку до завершения репликации вируса. В других случаях реакция клетки состоит в секреции химических сигналов, стимулирующих разрушение внедрившихся микроорганизмов макрофагами.

Главная проблема, с которой столкнулась иммунология, заключалась в том, чтобы понять, каким образом иммунная система специфически распознаёт и агрессивно реагирует на практически безграничное множество чужеродных молекул и в то же время не атакует десятки тысяч различных макромолекул, вырабатываемых клетками собственного организма. Чтобы подойти к ответу на этот вопрос, мы сначала рассмотрим клетки, ответственные за два типа иммунитета. Затем мы последовательно ознакомимся с функцией и структурой антител, системой комплемента и специфическими особенностями клеточного иммунитета.

18.1. Клеточная основа иммунитета 18.1.1. Иммунная система человека состоит из триллионов лимфоцитов [1] За специфичность иммунитета ответственны лимфоциты - одна из групп лейкоцитов. Они содержатся в больших количествах в крови, в лимфе (бесцветная жидкость лимфатических сосудов, соединяющих между собой лимфатические узлы) и в специализированных лимфоидных органах, таких как тимус (вилочковая железа), лимфатические узлы, селезенка и аппендикс (рис. 18-1).

Общее число лимфоцитов в организме человека составляет около 2-1012;

по клеточной массе иммунная система сравнима с печенью или мозгом. Хотя лимфоциты уже давно признаны одним из важных клеточных компонентов крови, их центральная роль в иммунитете была продемонстрирована лишь в конце 50-х годов. В решающих экспериментах мышей или крыс подвергали сильному облучению, приводившему к гибели большинства лейкоцитов, в том числе лимфоцитов. Облученным животным, неспособным к иммунному ответу, можно было вводить клетки различных типов, чтобы выяснить, какие из них восстанавливают иммунную реактивность. Таким свойством обладали только лимфоциты (рис. 18 2). Поскольку восстанавливались как клеточные формы иммунного ответа, так и выработка антител, полученные результаты доказывали, что лимфоциты ответственны за оба класса иммунных ответов. Когда проводились эти эксперименты, лимфоциты были одним из наименее изученных типов клеток позвоночных;

сейчас они относятся к наиболее изученным.

Рис. 18.1. Лимфоидные органы человека. Лимфоциты развиваются в тимусе и костном мозге (на схеме темноокрашенные участки), которые поэтому называют первичными лимфоидными органами. Новообразованные лимфоциты мигрируют из этих первичных органов во вторичные лимфоидные органы (светлоокрашенные участки), где могут реагировать с антигеном. Показаны только некоторые из вторичных лимфоидных органов.

Рис. 18-2. Классический эксперимент, показывающий, что за узнавание чужеродных антигенов и реакцию на них ответственны лимфоциты. Важная особенность всех таких эспериментов с переносом клеток состоит в том, что донор и реципиент принадлежат к одной инбредной линии и поэтому генетически идентичны. Если лимфоциты донора ввести генетически отличающемуся от него животному, которое было подвергнуто облучению, то они будут реагировать против «чужеродных» для них антигенов реципиента и могут вызвать его гибель.

18.1.2. В-лимфоциты реализуют гуморальные иммунные ответы, а Т-лимфоциты - иммунные ответы клеточного типа [2] В 60-х годах было установлено, что два основных класса иммунных реакций опосредуются двумя различными классами лимфоцитов: Т клетки, развивающиеся в тимусе, ответственны за клеточный иммунитет, а В-клетки, которые у млекопитающих развиваются в костном мозге взрослой особи или в печени плода, вырабатывают антитела. Такого рода дихотомию лимфоидной системы первоначально удалось выявить у животных с экспериментально вызванными иммунодефицитами. Было показано, что удаление тимуса у новорожденного детеныша сильно ослабляет клеточные иммунные реакции, но гораздо меньше сказывается на выработке антител. У птиц можно было продемонстрировать обратный эффект, поскольку В-лимфоциты развиваются у них в фабрициевой сумке (свойственный только птицам лимфоидный орган, связанный с кишечником). Удаление фабрициевой сумки у цыплят нарушает выработку антител, но мало влияет на клеточный иммунитет. Изучение детей, родившихся с нарушенным иммунитетом, показало, что некоторые из них неспособны к выработке антител, но обладают нормальным клеточным иммунитетом, у других же наблюдается обратное соотношение. У детей с избирательным нарушением клеточных форм иммунитета почти всегда выявляются аномалии развития тимуса.

При исследовании животных с дефицитом Т-клеток (вследствие раннего удаления или повреждения тимуса) было обнаружено загадочное явление: у этих животных не только отсутствовали клеточные иммунные реакции, но была также несколько понижена способность к выработке антител. Как мы теперь знаем, это обусловлено тем, что некоторые из Т-клеток играют ключевую роль в регуляции иммунитета и действуют как помощники В-клеток в процессе гуморального ответа.

Действительно, большая часть Т-лимфоцитов играет в иммунитете регулирующую роль, усиливая или подавляя реакции других лейкоцитов. Эти клетки, называемые соответственно Т-хелперами и Т-супрессорами, объединяют в группу регуляторных клеток. Другие Т лимфоциты, которые называют цитотоксическими Т-клетками, убивают клетки, инфицированные вирусами. Поскольку и цитотоксические Т лимфоциты, и В-лимфоциты непосредственно участвуют в защите организма от инфекции, эти два типа лимфоцитов объединяют под названием эффекторных клеток.

18.1.3. Лимфоциты развиваются в первичных лимфоидных органах, а с чужеродными антигенами реагируют во вторичных лимфоидных органах [3] Лимфоциты развиваются из плюрипотентных стволовых клеток, дающих начало всем клеткам крови, включая эритроциты, лейкоциты и тромбоциты (разд. 17.5.4). Эти стволовые клетки находятся главным образом в кроветворных тканях - в печени (у плода) и костном мозге (у взрослых). В-клетки у млекопитающих образуются из стволовых клеток в самих кроветворных тканях, а у птиц - в фабрициевой сумке из клеток предшественников, которые мигрируют сюда из кроветворных тканей через кровь. Т-клетки у всех позвоночных развиваются в тимусе, куда клетки-предшественники мигрируют через кровь из кроветворных тканей. Поскольку кроветворные ткани, фабрициева сумка и тимус служат местами, где из клеток-предшественников образуются лимфоциты, их называют первичными лимфоидными органами (см. рис. 18-1). Хотя многие лимфоциты гибнут вскоре после своей дифференцировки в первичном лимфоидном органе (разд. 18.6.17), часть из них Рис. 18-3. Развитие Т- и В-лимфоцитов. И у млекопитающих, и у птиц небольшое число клеток-предшественников мигрирует с кровью в тимус, где они дифференцируются в лимфоциты тимуса. Большинство этих лимфоцитов в тимусе погибает, но некоторые мигрируют во вторичные лимфоидные органы и становятся лимфоцитами, происходящими из тимуса (Т-клетками). У птиц клетки-предшественники переходят в фабрициеву сумку, где дифференцируются в лимфоциты сумки;

многие из этих лимфоцитов погибают, а некоторые мигрируют во вторичные лимфоидные органы и становятся лимфоцитами, происходящими из фабрициевой сумки (В-клетками). У млекопитающих клетки-предшественники, предназначенные для того, чтобы стать В-клетками, дифференцируются в лимфоциты в самой кроветворной ткани, а затем переходят во вторичные лимфоидные органы и становятся здесь В-клетками. Термины «Т-клетки» и «В-клетки» часто используются также для обозначения лимфоцитов тимуса и сумки (или костного мозга) соответственно. На какой стадии развития клетки-предшественники становятся детерминированными (коммитированными) к развитию в Т- или В-лимфоциты, пока не ясно. Несколько позже в этой главе мы обсудим, почему в первичных лимфоидных органах погибает так много лимфоцитов (разд. 18.4.5 и 18.6.17).

мигрирует с током крови во вторичные лимфоидные органы - главным образом в лимфатические узлы, селезенку и некоторые участки пищеварительного тракта (аппендикс, миндалины, аденоиды и пейеровы бляшки в тонком кишечнике (см. рис. 18-1). В основном именно во вторичных лимфоидных органах Т-клетки и В-клетки реагируют с чужеродными антигенами (рис. 18-3).

Поскольку миграция лимфоцитов из тимуса и фабрициевой сумки происходит в основном на ранних стадиях развития, удаление этих органов у взрослого животного сравнительно мало влияет на иммунный ответ;

именно поэтому их роль в иммунитете так долго оставалась неизвестной. Напротив, костный мозг у млекопитающих в течение всей жизни продолжает генерировать большое число новых В-клеток (у мыши около 5-107 в сутки).

18.1.4. Маркеры клеточной поверхности позволяют различать и разделять Т- и В-клетки [4] Т- и В-лимфоциты становятся морфологически различимыми только после стимуляции антигеном. Нестимулированные («покоящиеся») Т- и В-клетки выглядят очень сходно даже в электронном микроскопе: это небольшие - лишь немногим крупнее эритроцита-клетки, в которых большую часть объема занимает ядро (рис. 18-4, А). Те и другие активируются антигеном, вызывающим их пролиферацию и дальнейшее созревание. Активированные В-лимфоциты становятся в дальнейшем продуцентами антител. Из этих клеток наиболее зрелые-плазматические клетки с чрезвычайно развитым гранулярным эндоплазматическим ретикулом (рис. 18-4, Б). В отличие от этого активированные Т-лимфоциты содержат очень мало элементов ретикулума и не секретируют антител (рис. 18-4, В).

Поскольку и Т-, и В-лимфоциты встречаются во всех вторичных лимфоидных органах, нужно было найти методы, которые позволяли бы различать и разделять эти два типа клеток и их различные подтипы, чтобы можно было изучать их индивидуальные свойства. К счастью, различительными маркерами могут служить многочисленные гликопротеины плазматической мембраны, характерные для разных типов лимфоцитов. Например, антитела к гликопротеину Thy-1 (разд. 18.6.20), который у мышей имеется на Т-, но не на В-лимфоцитах, широко Рис. 18-4. Электронные микрофотографии покоящегося лимфоцита (А), активной В-клетки (Б) и активной Т-клетки (В). Покоящийся лимфоцит может быть Т- или В-клеткой, так как эти два вида лимфоцитов до их активации трудно различить по морфологическим признакам. Активная В клетка (плазматическая клетка) заполнена гранулярным эндоплазматическим ретикулумом, полости которого набиты молекулами антител, тогда как в активной Т-клетке относительно мало гранулярного ретикулума, но зато очень много свободных рибосом. Все три клетки представлены при одинаковом увеличении. (С любезного разрешения: A-Dorothy Zucker-Franklin, Б - Carlo Grossi, В - Stefanello de Petris. А и Б - из D. Zucker-Franklin et al., Atlas of Blood Cells: Function and Pathology, 2nd ed. Milan, Italy: Edi. Ernies, 1988.) используют для удаления или очистки Т-клеток из смешанной популяции лимфоцитов мыши. Антитела к гликопротеинам CD4 и CD8 (разд. 18.6.5) аналогичным образом широко используются для того, чтобы различать и разделять соответственно Т-клетки-хелперы и цитотоксические Т-клетки мыши и человека.

18.1.5. Работа иммунной системы основана на принципе клональной селекции [5] Самое поразительное свойство иммунной системы - то, что она может высокоспецифичным образом реагировать на миллионы чужеродны антигенов, например вырабатывая антитела, специфически взаимодействующие с тем антигеном, который вызвал их образование. Как может иммунная система обеспечивать такое разнообразие специфических антител? Одна из гипотез, весьма популярная вплоть до 40-х годов, состояла в том, что антитела синтезируются в виде развернутых полипептидных цепей, а их конечная конформация определяется антигеном, вокруг которого они сворачиваются. В то время это казалось простейшим объяснением того факта, что животные могут вырабатывать специфические антитела к молекулам, созданным человеком и не существующим в природе. Однако от такой инструктивной гипотезы пришлось отказаться, когда специалисты по химии белков установили, что трехмерная структура свернутой белковой молекулы, такой кaк молекула антитела, определяется только ее аминокислотной последовательностью. В самом деле, денатурированная (развернутая) молекула антитела может вновь свернуться с образованием исходного антигенсвязывающего участка даже в отсутствие антигена.

В 50-х годах инструктивная гипотеза уступила место теории клональ- Рис. 18-5. Теория клональной селекции. Антиген активирует только те клоны Т- и В-клеток, которые уже способны на него отвечать.

Предполагается, что иммунная система состоит из миллионов различных клонов лимфоцитов, из которых сотни могут быть активированы данным антигеном. В дальнейшем мы увидим, что индивидуальные клоны лимфоцитов редко отвечают на антиген автономно, как это показано на схеме и как первоначально предполагалось в теории клональной селекции. Их ответы обычно регулируются путем взаимодействий с другими клонами лимфоцитов (разд. 18.6.12). Кроме того, Т-клетки не отвечают на свободный антиген, как это показано на схеме;

они отвечают только на антиген, связанный с поверхностью клетки-хозяина (разд. 18.6).

ной селекции, согласно которой каждый лимфоцит в процессе своего развития приобретает способность реагировать с определенным антигеном, еще ни разу с ним не встретившись. Это обусловлено тем, что на поверхности клетки появляются белки-рецепторы, которые специфически соответствуют какому-то антигену. Если клетка встретится с таким антигеном, то его связывание с рецепторами активирует клетку - вызовет ее размножение и созревание ее потомков. Таким образом, чужеродный антиген селективно стимулирует те клетки, у которых окажутся комплементарные ему специфические рецепторы и которые поэтому неизбежно будут реагировать именно на этот антиген - вот почему иммунные ответы антиген-специфичны (рис. 18-5).

Такую селекцию называют «клональной» потому, что иммунную систему, согласно этой теории, образуют миллионы различных клеточных «семейств», или клонов, каждый из которых состоит из Т- или В-лимфоцитов, происходящих от общего предка. Поскольку каждая клетка-предшественница уже детерминирована (или, как говорят, коммитирована) к выработке одного определенного антиген-специфического белка-рецептора, все клетки клона имеют одинаковую антигенную специфичность. Таким образом, согласно теории клональной селекции, иммунную систему по принципу ее работы можно сравнить скорее с фабрикой готовой одежды, чем с ателье, где шьют по мерке. Вопрос о том, как организм животного может вырабатывать такое множество разных антител, становится поэтому проблемой генетики, а не белковой химии.

Основные положения теории клональной селекции получили убедительные подтверждения. Например, если лимфоциты животного, которое не было иммунизировано, инкубировать в пробирке с любым из нескольких меченых антигенов, например А, В, С и D, то только очень малая доля (<0,01%) лимфоцитов будет связывать данный антиген. Это означает, что лишь немногие клетки несут специфические рецепторы для А, В, С или D. Такую интерпретацию подтверждает другой эксперимент. Антиген А делают столь высокорадиоактивным, что любая связавшая его клетка получает летальную дозу облучения;

оставшаяся после этого популяция лимфоцитов уже не способна реагировать на антиген А, в то время как она продолжает нормально реагировать на В, С и D. Тот же эффект можно получить, если наполнить аффинную колонку (разд. 4.4.3) стеклянными шариками, покрытыми антигеном А, а затем пропускать через эту колонку лимфоциты. В таком опыте клетки с рецепторами для А связываются с шариками, тогда как остальные клетки проходят через колонку;

клетки, прошедшие через колонку, не взаимодействуют более Рис. 18-6. Два типа экспериментов, подкрепляющих теорию клональной селекции. Для простоты рецепторы клеточной поверхности показаны только на лимфоцитах, способных отвечать на антиген А;

на самом же деле все Т- и В-лимфоциты имеют на своей поверхности антиген специфические рецепторы. Схематически представленные здесь эксперименты проводились главным образом с В-клетками, так как Т-клетки узнают антиген только тогда, когда он связан с поверхностью клетки-хозяина (разд. 18.6).

с А, но нормально взаимодействуют с другими антигенами (рис. 18-6). Эти два эксперимента показывают, что 1) лимфоциты коммитируются к реакции на определенный антиген еще до того, как ом подвергнутся воздействию этого антигена, и 2) коммитированные лимфоциты обладают поверхностными рецепторами, специфически связывающими данный антиген. Таким образом, подтверждаются два основных предсказания теории клональной селекции. Хотя в большинстве экспериментов такого рода изучались В-клетки и ответы, связанны с выработкой антител, другие эксперименты показали, что проявления Т-клеточного иммунитета тоже основаны на принципе клональной селекции.

18.1.6. В большинстве случаев один антиген стимулирует много различных клонов лимфоцитов [6] Большинство макромолекул, включая практически все белки и большую часть полисахаридов, могут служить антигенами. Те участки антигена, которые взаимодействуют с антиген-связывающим участком молекулы антитела или же рецептора на лимфоците, называются антигенным детерминантами (или эпитопами). Молекулы, которые хотя и присоеди- Рис. 18-7. Простой гаптен ДНФ, ковалентно связанный с боковой цепью лизина в белке. Гаптены могут индуцировать иммунный ответ, только будучи связаны с подобным макромолекулярным носителем.

няются специфически к таким антиген-связывающим участкам, но не могут индуцировать иммунный ответ, называют гаптенами. Гаптены - это обычно небольшие органические молекулы;

они сами по себе слишком малы для того, чтобы вызвать ответ, однако становятся полноценными антигенами, будучи присоединены к подходящей макромолекуле-носителю. Гаптены служат важными инструментами для экспериментальной иммунологии. Один из наиболее часто используемых гатенов-динитрофенильная группа (ДНФ), которую обычно пришивают к белку, чтобы сделать ее антигенной (рис. 18-7).

Большинство антигенов имеет целый набор различных антигенных детерминант, стимулирующих выработку антител или Т-клеточные ответы. Некоторые детерминанты более иммуногенны (т. е. лучше индуцируют иммунитет), чем другие, и реакция на них может доминировать в общем ответе;

такие детерминанты называют иммунодоминантными.

Как и следует ожидать от системы, работающей по принципу клональной селекции, даже одиночная антигенная детерминанта будет, как правило, активировать много клонов, каждый из которых будет иметь поверхностные рецепторы, обладающие своим особым, индивидуальным сродством к данной детерминанте. Например, даже сравнительно простая структура ДНФ-группы обеспечивает возможность многих различных взаимодействий, и когда эта группа связана с белком-носителем, она обычно стимулирует выработку сотен видов антител к ДНФ, каждый из которых вырабатывается отдельным клоном В-клеток. Такой ответ называют поликлональным. Когда реагирует лишь несколько клонов, ответ называют олигоклональным, а если весь ответ сводится к реакции лишь одного клона В- или Т-клеток, то его называют моноклональным. Ответы на большинство антигенов поликлональны.

Даже антиген, активирующий много клонов, воздействует лишь на ничтожную долю всей популяции лимфоцитов. Для того чтобы обеспечить встречу антигена с этими немногочисленными лимфоцитами, антигены накапливаются во вторичных лимфоидных органах, через которые непрерывно циркулируют Т- и В-лимфоциты. Антигены, проникающие в организм через пищеварительный тракт, захватываются связанными с ним лимфоидными тканями;

проникающие через кожу или дыхательные пути - транспортируются с лимфой в местные лимфатические узлы;

а те антигены, которые попадают в кровь, отфильтровываются в селезенке.

18.1.7. Большая часть лимфоцитов находится в непрерывной циркуляции [7] Большинство Т- и В-лимфоцитов все время переходит из крови во вторичные лимфоидные органы и обратно. Например, в лимфатическом узле лимфоциты покидают кровяное русло, протискиваясь между специализированными эндотслиальными клетками. Пройдя через узел, они накапливаются в малых лимфатических сосудах, которые выходят из узла и соединяются с другими лимфатическими сосудами, а те проходят затем через расположенные ниже другие лимфатические узлы (рис. 18-8). Переходя во все более и более крупные сосуды, лимфоциты в конце концов попадают в главный лимфатический сосуд (грудной проток), по которому возвращаются в кровь. Такая постоянная циркуляция не только обеспечивает встречу соответствующих лимфоцитов с антигеном, но также позволяет нужным лимфоцитам встретиться друг с другом: как мы увидим, взаимодействия между специфическими лимфоцитами играют решающую роль в большинстве иммунных ответов. Циркуляция лимфоцитов зависит от специфических взаимодействий Рис. 18-8. Сильно упрощенная схема лимфатического узла человека. В-лимфоциты находятся главным образом в кортексе, где они собраны в структурах, называемых лимфатическими фолликулами. Т-лимфоциты находятся в основном в паракортикальной области. Лимфоциты обоих типов попадают в лимфатический узел из крови через небольшие специализированные вены в паракортикальной области (не показано);

Т-клетки остаются в этой зоне узла, а В-клетки переходят в лимфатические фолликулы. Со временем и Т-, и В-клетки мигрируют в медуллярные синусы и покидают узел через выносящий лимфатический сосуд. Этот сосуд в конце концов вливается в кровяное русло, что позволяет лимфоцитам начать следующий цикл циркуляции через вторичный лимфоидный орган. Чужеродные антигены, попадающие в лимфатический узел, оказываются на поверхности специализированных антиген-представляющих клеток: клетки одного типа представляют антиген (в виде комплекса антиген-антитело) В-клеткам в лимфатических фолликулах, а клетки другого типа - Т-клеткам в пара-кортикальной области (разд. 18.6.10).

между поверхностью лимфоцита и поверхностью специализированных эндотелиальных клеток, выстилающих малые вены (посткапиллярные венулы) во вторичных лимфоидных органах: из всех клеток крови, вступающих в контакт с этими эндотелиальными клетками, только лимфоциты временно прикрепляются к ним, а затем мигрируют через посткапиллярные венулы. Моноклональные антитела (разд. 4.5.4), связываясь с поверхностью лимфоцитов и подавляя их способность присоединяться к специализированным эндотелиальным клеткам в срезах тканей, а также циркулировать in vivo, помогают определить различные «хоминг-рецепторы», от которых зависят пути миграции лимфоцитов. На поверхности большинства Т- и В-клеток имеются гликопротеины двух типов: одни для циркуляции через лимфатические узлы, а другие для циркуляции через пейеровы бляшки. Некоторые лимфоциты имеют только гликопротеин второго типа и избирательно циркулируют через пейеровы бляшки;

они, в сущности, составляют специфичную для кишечного тракта подсистему лимфоцитов, специализированную для ответа на антигены, проникающие в организм через кишечник. Другие хоминг-рецепторы, по-видимому, обеспечивают сегрегацию Т- и В-клеток в отдельные участки внутри лимфоидного органа (см. рис. 18-8). Когда лимфоциты активируются антигеном, они теряют хоминг-рецепторы, опосредующие циркуляцию через лимфоидные органы, и приобретают новые рецепторы, направляющие активированные клетки к местам воспаления.

18.1.8. Иммунологическая память обусловлена ростом клонов и созреванием лимфоцитов [8] Иммунная система, так же как и нервная, обладает памятью. Именно поэтому мы можем приобретать пожизненный иммунитет ко многим вирусным заболеваниям, после того как однажды подверглись воздействию вируса. Аналогичное явление можно продемонстрировать и на экспериментальных животных. Если животному однократно впрыснуть антиген А, то после лаг-периода продолжительностью в несколько дней у него появится иммунный ответ (либо антитела, либо клеточный ответ), который будет быстро (экспоненциально) усиливаться, а затем более плавно снижаться. Таково характерное протекание первичного иммунного ответа, наблюдаемого после первого контакта животного с антигеном Если через несколько недель, месяцев или даже лет животному снова ввести антиген А, это вызовет вторичный иммунный ответ, существенно Рис. 18.9. Первичный и вторичный гуморальные ответы (образование антител), вызванные соответственно первым и вторым введением антигена А. Обратите внимание, что вторичный ответ быстрее и сильнее первичного и что он специфичен в отношении А. Это показывает, что иммунная система специфически «запомнила» ранее введенный антиген А. Такого рода иммунологическая память выявляется при изучении не только В-клеточных, но и Т-клеточных иммунных ответов отличающийся от первичного: лаг-период будет короче, реакция сильнее и продолжительнее (рис. 18-9). Эти различия показывают, что животное «запомнило» свой первый контакт с антигеном А. Если же вместо повторной инъекции антигена А животному вводят другой антиген (например, Б), реакция в этом случае носит характер первичного, а не вторичного иммунного ответа;

следовательно, вторичный ответ отражает специфическую иммунологическую память об антигене А.

Теория клональной селекции составляет концептуальную основу для понимания клеточного механизма иммунологической памяти. Во вторичных лимфоидных органах взрослого животного популяции Т- и В-лимфоцитов одновременно содержат клетки, находящиеся по меньшей мере на трех стадиях созревания: виргильные клетки, клетки памяти и активные клетки. Когда виргильные клетки впервые встречаются с антигеном, некоторые из них стимулируются к размножению и становятся активными клетками, которые мы определяем как клетки, активно участвующие в создании иммунного ответа (активные Т-клетки реализуют клеточные ответы, а В-клетки секретируют антитела). Другие виргильные клетки вместо этого стимулируются к размножению и созреванию в клетки памяти, которые сами не дают ответа, но легко превращаются в активные клетки при последующей встрече с тем же антигеном (рис. 18-10). Как полагают, виргильные лимфоциты живут во вторичных лимфоидных органах сравнительно недолго и, вероятно, гибнут через несколько дней, если не встречаются со своим специфическим антигеном. Клетки памяти, напротив, могут жить много месяцев или даже лет без деления, постоянно циркулируя между кровью и вторичными лимфоидными органами. Кроме того, клетки памяти проявляют большую готовность отвечать на антиген, чем виргильные клетки. Позднее мы увидим (разд. 18.4.4), что повышенная готовность Рис. 18-10. Виргильные Т- или В-клетки, будучи стимулированы специфическим антигеном, делятся и созревают. Некоторые из них начинают затем давать иммунный ответ, другие же превращаются в клетки памяти. При последующей встрече с антигеном клетки памяти отвечают на него более «охотно», чем виргильные клетки: они пролиферируют и дают начало активным клеткам и новым клеткам памяти. Согласно этой модели, отдельная виргильная клетка может, в зависимости от условий, дать начало либо клетке памяти, либо активированной клетке. Согласно другой модели, здесь не представленной, клетки памяти и активированные клетки образуются из разных виргильных клеток. Которая из этих моделей верна, неизвестно.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.