WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ В. М. Колпаков, Г. А. Дмитренко СТРАТЕГИЧЕСКИЙ КАДРОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ 2 е издание, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством образования и ...»

-- [ Страница 11 ] --

Возможности современных методов подготовки специалистов стратегического уровня. В системе подготовки и переподготовки управленцев доминирует лекционная форма обучения. Посредством лекций могут передаваться знания, которые способствуют выработке понятий. Для формирования понятий и понятийного мышления необходимы активная деятельность обучаемого, эффективные методы обучения. Однако, по нашему мнению, на базе существую щих эффективных методов нельзя построить программу развиваю щего обучения, поскольку они не выходят за рамки рассудочно эмпирической формы мышления. Примером могут быть такие рас пространенные активные методы подготовки управленцев, как деловые игры и анализ конкретных ситуаций.

Метод деловых игр. Позволяет выработать разнообразные умения и навыки, в том числе и умения принимать решения, разрабатывать стратегии развития персонала и организации. Деловые игры прибли жены к условиям реальной деятельности. Они дают возможность обу чающимся не только найти решение конкретной задачи, но и ощутить последствия принятых решений. Это достигается благодаря имитаци онному моделированию управляемого объекта и воздействий на эту модель. При этом играющие выбирают вариант решения, стремясь по лучить наилучший результат относительно заданного критерия, кото рый оценивают по алгоритму, скрытому от играющего. Посредством проб и ошибок играющие учатся формировать такие последователь ности действий, которые позволяют получать высокие результаты в модельных ситуациях. Благодаря имитационному моделированию происходит формирование навыка практических действий.

Деловые игры накапливают эмпирический опыт, но не создают условия для овладения новыми способами деятельности. Они выра батывают частные умения и навыки, но не понятийное мышление.

Метод анализа ситуаций. Эффект обучения достигается в резуль тате обсуждения различных вариантов решения одной и той же зада чи, углубления опыта, обучения на своих и чужих достижениях и ошибках. Однако дальше накопления и обобщения опыта таким путем продвинуться нельзя. Следовательно, деловые игры и методы анализа ситуаций не могут качественно изменить мышления обучаемых.

17.2. МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИИ ИГРОМОДЕЛИРОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ КАДРОВ Функции игромоделирования в совершенствовании професси онализма кадров стратегического уровня. Основным средством, моделирующим реальность и развивающим человека, персонал, является игра. Как социокультурная форма развития персонала, она создается на основе имитации образцов процесса жизнедеятельнос ти и деятельности. Условием ее построения является оформление затруднений, чаще всего в деятельности отдельных должностных лиц, групп, коллективов, преодоление которых невозможно через обращение к сопровождающей рефлексии. При этом процесс иден тификации персонала в деятельности осуществляется через вопло щение игрового пространства.

Предназначение игр как особого механизма развития состоит в их использовании в качестве средства преобразования людей, их субъективных черт, психофизических и психических механизмов.

Эти механизмы, применяемые в организованном и направленном изменении персонала, предполагают его участие в действиях.

Инструментальная роль игры в преобразовании персонала, сталки вающегося с затруднениями, проявляется в совмещении механизма игры с мотивацией персонала к деятельности. Сохранение подобия реальной жизни в игре приводит к необходимости модельной реали зации потребностей персонала, конструктивной имитации образцов деятельности. Критерием перехода из стадии фиксации образцов деятельности к ее модели является представление о внутренних из менениях людей и групп, которые нужно осуществить с помощью игры. Это касается изменений проявлений внутренних механизмов либо изменений самих механизмов.

Организационно структурное оформление игрового простран ства приводит к деловому театру. Функция его — обеспечение транс формаций мотивационной, интеллектуальной и волевой основ дея тельности персонала организации.

В деятельности персонала различают достижение цели, рефлек сивный анализ решения задач и проблематизацию способов их ре шения, критериальное обеспечение рефлексии. В связи с этим игро вое моделирование бытия человека в деятельности оформляется созданием соответствующих типов игр — деловых, инновационных, организационно деятельностных. Поскольку в деятельности, орга низованной системно и кооперативно, принимают участие многие специалисты, ее успешность зависит от налаживания деловых отно шений между участниками. В этих отношениях совмещаются инди видуальная и коллективная деятельности, моделируются изменения межперсональных, групподинамических, системодеятельностных отношений участников. Игра обеспечивает деятельностное сплоче ние и формирование команд. Совмещая позиции игрока и зрителя, создавая более совершенные проекты, программы, тактики и страте гии деятельности, можно осуществлять изменения и развитие самой деятельности персонала.

Механизм игромоделирования. Как социокультурный механизм, игра включает в себя:

• демонстратора действий (актера);

• заказчика на эти процедуры (зрителя);

• проектировщика вторичного бытия (сценариста);

• разработчика критериев реализации заказа в его содержательной и ценностной составляющих (идеолога);

• организатора воплощения сценарных проектов, позволяющих достигать желаемых результатов (режиссера).

Игровой механизм предусматривает позиции актера, режиссера, сценариста и идеолога. Игровое демонстрационное действие обеспе чивает реализацию игровой функции, трансформацию внутреннего мира зрителя: мотивов, мыслей, установок и т. п. Создание сценария предопределяет неслучайность эффекта, ибо основывается на задан ной идее, идеале, ценности. Надежность материализации замысла обеспечивается режиссурой. Актер, воплощая сценарий, являясь инструментом замысла сценариста и идеолога, реально воздействует на зрителя. Содержательность игры актера предопределяется идеей и сценарием. Он воплощает любой сценарий, предстает как демон стратор высших идей, идеалов и ценностей. Режиссер сосредоточи вается на чувственном, интеллектуальном и духовном состояниях актера, помощи ему при идентификации и построении демонстра ционных действий. В отличие от сценариста, переживающего опре деленные состояния лишь в ходе создания сценария, режиссер испытывает их многократно и вносит различные модификации в содержание идей, их динамическое воплощение. Актер, режиссер и сценарист, а отчасти и сам идеолог, являются взаимно обусловлен ными и выступают как средства коррекции друг друга в едином механизме игры.

Специфика делового театра состоит в совмещении позиций акте ра и зрителя. Игрок как актер и зритель следует требованиям сцена рия, ждет от идентификации “практической пользы”, ответа на ранее возникшие вопросы. При этом ему необходимо преодолеть противо положность интересов актера и зрителя, инструментального и реаль ного бытия. Проходя фазу отчуждения от привычного, реального бытия, перевоплощаясь в персонажного субъекта, игрок может об наружить огромное количество новых ощущений, переживаний, представлений и “забыть” инструментальную функцию своего пер воначального бытия. В случае выборочного отношения к перевопло щению, идентификации он выпадет из замысла игротехника и сцена рия, не получает переживания и не снимает доигровых проблем.

Моделирование развития в играх1. Моделирование в развиваю щих деловых играх (организационно деятельностных играх) предпо лагает прохождение пути от ознакомления с ситуацией, порождающей затруднения в той или иной деятельности, до развивающей трансфор мации этой деятельности и необходимости преобразования деловых способностей. Моделирование происходит в несколько этапов.

Первый этап — изучение нормативной основы (цели, проектов, планов и т. п.) деятельности и норм, регулирующих становление, _ Использованы материалы учебника: Акмеология / Под ред. А. А. Деркача. — М.:

РАГС, 2000.

функционирование, развитие ее структуры. Строят предваритель ные версии характера и причин затруднений, определяют пути выхо да из затруднительной ситуации. Предварительные результаты яв ляются основой замысла предстоящей игры, ее структуры, включая состав персонажей, сюжет и сценарий.

Второй этап — проектирование игры, совмещение зафиксиро ванных ситуационных представлений о бытии организации, деятель ности основных участников с абстрактными представлениями об ор ганизационно деятельностной игре и игромоделировании вообще. В рамках абстрактного представления разрабатывают концептуально технологическую и функционализированную схемы игры. Эти схе мы включает: установочный доклад руководителя игры, где излага ют особенности явлений, порождающих затруднения в деятельнос ти, дают общетеоретическую оценку характера возникших проблем, соответствующих этим явлениям. Намечают игровое воспроизведе ние проблематизации специфических сторон явлений и поиск путей депроблематизации. Предлагают модельно значимое взаимодей ствие ключевых персонажей, помещаемых в условия, соответствую щие сюжету. Иногда содержание сюжета не расписывается, а созда ется в игре ее участниками на основании их личного и профессио нального опыта. Обоснование состава персонажей и отношений между ними исходит из обобщенного понимания сущности явле ния, глубинной основы взаимодействия реальных лиц в системе де ятельности, а также использования критериев моделирования, сце нирования.

Этот этап заканчивается установочным докладом руководителя игры. В нем предъявляют состав персонажей, определяют типовые особенности отношений между ними и создают установку на комп лектование игровых групп, распределение игроков по “персонаж ным” местам. Вместе с этим вводят характеристику типа бытия игрока и игротехника как основание для будущего игрового самоопределе ния. Объясняют стратегическую форму игропроцесса, включающую переходы от одной игрофазы к другой, и принцип смены установок для каждой фазы. В этой форме выражена природа динамики любой игромодели (завязка, кульминация, развязка), что соответствует пе реходам в рефлексии от проблематизации к депроблематизации. По иск основания для проблематизации и депроблематизации, концеп туальное представление о сущности явления и базовых понятийных различий создают возможность прохождения цикла развития. Чем существенней предполагается отрыв нового игромодельного содер жания деятельности от прежнего и обращение к сущности проблемы в сюжетном материале, тем быстрее создается предпосылка к смене содержания нормативной основы деятельности, ресурсной базы, включая “человеческий ресурс”.

Руководитель подчеркивает, что смена фокусировок для каждой фазы игры (презентация обычной практики, поиск главных причин затруднений, оформление затруднений в проблемы, поиск основа ний проблематизации, порождение проектно депроблематизацион ных идей и конструкций) касается как cистемы деятельности, так и самих ее участников. Проблемное поле затрагивает объективную и субъективную (работники, их мышление, мотивы, сознание, само сознание, самоопределение, воля и т. п.) части деятельности.

Для создания эффекта движения игры в рамках стратегической формы на установочном докладе раскрывают внутреннюю структу ру фазы игры. Она состоит вначале из групповой работы по “теме дня”, в которой согласуют версии решения задачи, обсуждают спосо бы решения, организуют самоопределение игроков относительно фазы игры, ее темы, задачи, проблемы, выбирают докладчиков на пленарную дискуссию или демонстраторов действий на пленарном этапе. Затем все группы встречаются на пленарном межгрупповом взаимодействии в форме либо дискуссии по теме дня, либо демон стрирования игродействий и их рефлексивной оценки со стороны других групп.

Во время пленарного этапа ведущий создает проблемные ситуа ции, побуждающие к сомнению в правильности версии группы, ее способа демонстрирования и т. п. Эти ситуации им создаются либо посредством его критических замечаний и коррекционных воздей ствий, либо через поддержку и модификацию возникающей взаим ной критики в межгрупповом взаимодействии. К концу пленарного этапа объем и глубина проблематизации должны быть достаточными для создания потребности осмыслить критику и все происшедшее, включая и подготовку к пленарным взаимодействиям в группах.

Третий этап — рефлексия первых двух этапов фазы в группах.

Выявляют характерные затруднения в решении задачи, их причины и обращают внимание как на объективные стороны причин, так и на субъективные, индивидуальные, групподинамические. Создаются вер сии причин и путей их преодоления, а индивидуальные версии сог ласуются. Кроме того, подготавливают вопросы к методической кон сультации, касающиеся сущности того, что обсуждалось в решении задач, как обсуждалось, каковы способы участия личности игроков в решении задач, в коммуникативном взаимодействии, в общении, идентификации друг с другом, согласовании и т. п., каковы способы рефлексивной самоорганизации. Именно понимание реального хода рефлексивной самоорганизации игроков, сущности рефлексии и са моорганизации, способов и критериев более совершенных форм са моорганизации являются ведущими условиями прохождения цикла развития, коррекции своего “Я” и целостности его проявления. В ма териал обсуждения входит анализ действий других групп, особенно их критика версии своей группы. Вся эта сложнейшая работа орга низуется игротехником, который создает из множества отдельных игроков сплоченную команду. Эта команда проходит путь развития на фоне развития отдельных игроков.

Четвертый этап — методологическое консультирование как осо бое реагирование на рефлексивные вопросы групп. Специфика рабо ты консультанта состоит в том, чтобы не только разъяснить сущ ность приобретенного опыта рефлексии, но и подчинить мышление игрока необходимости увидеть ход игры, неслучайность движения и перспективу следующей фазы, а также игры в целом. Результаты консультирования, понимания и участия в коллективном мысли тельном процессе используются в начале следующей фазы игры.

Прежде всего, это касается коррекции самоопределения и видения нормативной базы игры.

Игромоделирование состоит в переходе от первоначального ва рианта решения проблемы, сходного с образцами практической дея тельности и субъективными проявлениями в ней, к иному варианту, более совершенному и развитому. Этот вариант модифицирует обра зец, вносит то, что характерно относительно сущности содержания и способа деятельности. Если исходный критикуемый образец естест венный в демонстрировании, то его коррекция с использованием сущностных критериев (“окультуривание”) приводит к появлению сущностно насыщенного варианта. При этом еще сохраняется преж ний механизм деятельности, но преобладание более развитых меха низмов создает новую форму демонстрирования, результат цикла развития. Игра с бюджетом времени (от 3, 6 до 12–18 дней и по 12 часов в сутки) позволяет пройти весь цикл развития или подготовить раз вивающие переходы.

Игромоделирование этого типа является организованным про цессом, поэтому руководитель игры и его помощники (игротехни ки, консультанты, сервисные диагносты, исследователи и др.) обес печивают прохождение пути развития (вступление в игродействия, форму деятельности, переход из одних фазы, задачи, этапа в другие, понимание норм и их принятие через соответствующее самоопреде ление игроков). Используются разнообразные нормы: социодина мические, социокультурные (общение), культурные (логика, этика), деятельностные (задачи, тактики, стратегии и др.). После вступле ния в игродействие осуществляются организация самого процесса реализации норм, выявление принципиально значимых затрудне ний. Игротехники на основании зафиксированных затруднений ор ганизуют рефлексию игроков и с привлечение критериев (интел лектуальных и духовных) — раскрытие причин затруднений. Орга низации подвергается коллективный процесс решения задач и проблем, включающий межперсональные взаимодействия, конф ликты, коммуникацию, согласование, идентификацию, клубные от ношения и т. п. Организующее воздействие охватывает все типы корректировочных действий на основе “внешней рефлексии” и с последующим обеспечением новизны порожденных требований к действиям и отношениям.

В игре этого типа реализуются горизонтальные и вертикальные организационно управленческие отношения, происходит сооргани зация команды. Подвижность нормативного пространства игры, за висимость ее конкретного содержания и структуры от изменяющих ся условий игропроцесса (при сохранности общей стратегической формы), возможности для самовыражения участников, жесткость культурных форм мышления, отработка навыков и умений при вза имодействии, самоопределении, группосплочении и т. п. представля ют неограниченные условия для развития профессиональных спо собностей управленца. В организационно деятельностной игре мож но моделировать коллективную деятельность управленческих структур любого уровня управленческой иерархии.

Технологические формы управления игромоделированием.

Сложность процессов игротехнического управления игрогруппой и всем механизмом игры не является, как правило, достаточным для успешности управления. Поскольку весь комплекс процессов орга низационно деятельностиых игр насыщен рефлексивным сопровож дением, то вопросы управления игрой и согласования действий игротехников выносятся на игротехническую рефлексию. Она осу ществляется в ходе подготовки к игре в конце каждой фазы игры, разработки стратегии игры и ее проекта. Эмпирический подход и прямые формы ситуационного согласования ближайших действий не оправдывают себя. Эмпирическая схематизация реального хода игры и использование этих схем имеют ограниченную пользу в свя зи с легкой утратой сущности тех усилий, которые должны быть приложены для решения игрозадач и проблем. Исходная причина ограниченности применения привычных процессуальных стереоти пов и способов организации определяется тем, что этот тип игр пред полагает управление развитием как деятельности, так и способнос тей персонала. Развитие основано на качественных переходах, смене уровня всех типов механизмов, на смешении потенциальных харак теристик. В силу этого управленческое воздействие в игре должно базироваться не на поверхностных, а на глубинных и сущностных ориентирах.

В рамках каждого этапа, фазы игротехнической рефлексии любое управленческое решение основано на сущностных представлениях о действии, которое обсуждается, изучается, критикуется, планируется.

Игротехник и макроигротехник берут за основу концептуально понятийный взгляд на целостность игры, на ее фазы и этапы. Пос кольку его содержание выражается, как правило, в форме схемати ческого изображения, то появляется возможность отвечать на типо вые вопросы о последующих действиях, привлекая локальные звенья абстрактного, но отчетливо представленного содержания схемы. Эта форма самоорганизации является исходным основанием технологи ческой формы управления игропроцессом. Игротехник вводит воп рос на основании понятийного, критериального представления о фазе, этапе, шаге игры, представления о своем месте в игре, в пространстве мыследеятельности. Ответ на этот вопрос он получает вначале на материале той же схемы в общем виде, а затем конкретизирует ответ в зависимости от видения реальных условий. Если игротехник не овладел минимальным набором концептуальных и концептуально технологических схем, он не сможет адекватно поддержать общую линию движения, задаваемую макроигротехником.

Чем адекватнее игротехник пользуется исходными различиями в соотнесении сущности, стратегии игры и ситуации, ее динамики, в построении способов действий игроков и собственных действий, тем в большей степени совмещаются сущность и реальное управление, концептуальное и технологическое. Тем выше и надежнее сам игро вой эффект и продуктивность игромоделирования. Это означает, что игротехник порождает технологические единицы путем конкретиза ции всеобщих положений не стихийно, эмпирически, а логически, что является условием точности и эффективности игротехнической рефлексии.

17.3. УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ УПРАВЛЕНЦЕВ В ИГРОМОДЕЛИРОВАНИИ Игромоделирование как объект управления. Любые развиваю щие игры не могут происходить без появления принципиальных зат руднений, связанных со способностями участников игры. Сама при рода затруднений и проблемных ситуаций обусловливает необходи мость порождения не только нового относительно содержания мысли, но и психических новообразований по результатам рефлексии, осу ществляемой в форме игромоделирования. Первоначально это каса ется содержания — соответствующих новых способов действий, на практике гарантирующих преодоление прежних проблемных ситуа ций. Однако изменение способов и всего хода рефлексивного анализа, его игровой и модельно демонстрационной форм стимулирует участника игры (управленца) не только к содержательному порож дению нового, но и к осуществлению всех типовых процедур в уп равленческой деятельности: управленческому мышлению, общению, взаимодействию и т. п.

Следовательно, скорость получения конечного результата зависит от приобретения необходимых и предполагаемых игрой способнос тей. В свою очередь, именно изменение способностей связано с основ ным объемом усилий и затрат времени в ходе игропроцесса. Инерци онность мышления, мотивов, самоопределения, стереотипов, содер жания знаний, критериев, установок и т. п. не может быть преодолена автоматически, без прохождения пути трансформации. В игре удается преодолеть периоды сопротивления, и происходит трансформация способностей. Педагогика работы игротехника характеризуется са мостоятельной, системообразующей и трансформирующей основу игропроцесса деятельностью. Поэтому игромоделирование должно быть дополнено группой специализированных тренингов в зависи мости от специфики трансформации определенных психических механизмов. В целом игромоделирование и система тренингов — не обходимый комплекс, направленный на формирование у управлен цев всех необходимых профессиональных качеств. Игротехническая работа предстает как управление процессом порождения новых качеств, нового уровня профессионализма управленцев.

Применение игровых форм обучения в высших учебных заве дениях и системе повышения квалификации специалистов удобно для практической подготовки, где очевидна необходимость понима ния многоролевой ситуации производственной деятельности и вы полнения ролевых обязанностей.

Формирование и развитие способностей к мышлению предпола гают овладение мыслительными действиями и операциями. Много позиционная ситуация практической деятельности и ее модель удобны для игрового воспроизведения и обучения. Они позволяют анализировать производственную ситуацию, исходя из понимания кооперативной производственной деятельности и характера проте кающих процессов. Игровая ситуация обучения дает возможность выявить особенности современных производственных ситуаций и осуществить управляемое “актерское” вхождение в нее под руковод ством “педагога сценариста” и “режиссера”.

Для понимания сущности, технологии и возможности организа ционно деятельностных игр (ОДИ), организационно мыслительных игр (ОМИ) и мыслетренинга (МТ) в игровой форме следует подойти к игре как к процессу театрального типа. Феномен театра может рас сматриваться как прототип развитых уровней любых игровых про цессов. Театр имеет организационную форму, свои функционирова ние и развитие. Для него характерно моделирование жизни, челове ческого существования. Следовательно, наряду с моделируемой жизнью строится ее заменитель (модель) на определенной “пло щадке” (сцене). В целом театр представляет собой взаимозависи мость между актером и зрителем, режиссером, реализующим орга низационно управленческим образом замысел сценариста, идео логом, постулирующим ценности как основания сценирования.

Заказывает сценарий и театральное событие в целом субъект, реф лектирующий практику жизни. Он обращается, прежде всего, к сценаристу и идеологу. Все указанные типы работ являются функ циональными местами, выполняемыми реальными людьми в ходе их профессионализации.

В любой игре всегда существуют полноценные или редуцирован ные процессы указанного типа. Мышление, обслуживая рефлексив ную функцию, приобретает те процессуальные формы, в которых объединяются, как минимум, две фундаментальные сущности: с одной стороны, это мышление с его проблемно задачным комплек сом механизмов, а с другой — рефлексия, являющаяся механизмом, ответственным за изменение и развитие деятельности, ее деструк цию и деградацию. Встроенность механизма мышления в механизм рефлексии создает особые отношения между различными типами процессов базового развития, процесса, обусловленного ситуацион ным состоянием и его изменением с учетом критерия ценности базо вого процесса. Поскольку за модификации действий и деятельности ответственна рефлексия, то мышление является “морфологией” рефлексивной формы, и его самостоятельность может как дестаби лизировать рефлексию, так и оставаться для нее базовым фактором.

Эти возможности актуализируются и контролируются лишь при рефлексивном сопровождении самой рефлексии. Только тогда, при использовании средств мышления, особенно схематических изобра жений, создается механизм сознавания и самосознавания. Осознание объекта развития обеспечивает не только рефлексивное сознание, но и сознание развития. Следовательно, человек, развивающийся в реф лексии, проходит путь от осознания объективного типа до рефлек сивного сознания. Развитие происходит при переходе к более слож ной функциональной основе рефлексии, большей абстрактности ее сущности. Новые функциональные расслоения в рефлексии приво дят к изменению и совершенствованию механизма развития.

Создание новых типов игр, ценностная основа которых состоит именно в рефлексии, позволило не только реально строить функцио нально проектные “машины” развития практики, но и непрерывно совершенствовать сознание, самосознание развития, обнаруживать все новые явления и сущности, касающиеся развития. В игре появляется сцена — особый социокультурный “верстак”, на котором происходит все, что возможно, исходя из природы вещей и условий театра, должно происходить по воле сценариста и находится при пере ходе от практики к театру. На сцене, если игра подчиняется ценности развития, само действие нужно лишь для того, чтобы в нем выявлять сущность и подчиняться этой сущности. Сцена разделяется на действие и рефлексию. Подбор сюжетов, а также сама организация рефлексии также подчиняются критерию выявления существенного и, следова тельно, постоянно стремятся к совершенствованию. Поэтому шаг игры — это этап развития действия посредством рефлексии и этап раз вития рефлексии посредством действия и вторичной рефлексии.

Поскольку игра развивающего типа неотделима от рефлексивного сопровождения, поиска сущности как действия, так и рефлексии, рефлексивные процессы превращаются в критериально обеспечен ные, и методологическая компонента фактически являются ведущей в создании сценария и режиссуре.

Критериальность рефлексии в игре приводит к возможности рас сматривать такую игру не как стихийное моделирование, а как соз нательно организованный процесс. Результатом игры является не только выявление сущности, но и демонстрирование такого действия, поэтому между моделированием и технологическим про ектированием действий существует прямой переход.

Организационно деятельностные и инновационные игры. Орга низационно деятельностная игра является методом и технологией изменения деятельности в различных сферах общественной практики.

Для того чтобы обратить деятельность в предмет целенаправленной осмысленной работы, люди должны видеть, как осуществляется эта деятельность, и построить на основании этого видения мышление, предметом которого служит деятельность. В этом случае сама ком муникативная форма мышления — понятийные формулировки и суждения — выражает и представляет в качестве содержания мысли деятельностные субъективные процессы, которые мы осуществляем в ситуации коллективной работы. Переход от деятельности, ситуа ции деятельности к размышлению о деятельности характеризует но вую форму мышления. Деятельностное (относительно механизмов осуществления) мышление, предметом которого является деятель ность, позволяет переводить развитие в технически организуемый процесс, определяемый волей и целями людей [82].

В отличие от художественного театра деловой театр характерен акцентированием внимания не на собственно внутренней жизни че ловека, ее изменении в зависимости от эстетических и нравственных ценностей с удержанием реальности богатства жизненных ситуаций, а на социально производственной стороне жизни и деятельности.

Социально производственная деятельность обладает своими меха низмом возникновения, функционирования и развития. Критерием участия человека в социальной организованной деятельности выс тупает не его внутренняя потребностная ситуация, а содержание нормы (проекта, плана, программы, технологии и т. п.). Если у испол нителя возникают затруднения, то организатор управленец перестра ивает норму, и исполнитель изменяет свои действия в зависимости от изменения содержания нормы. При несогласии с необходимостью реализации новой нормы исполнитель может и даже обязан выйти из деятельности, чтобы уступить место иному исполнителю, “вписы вающемуся” в производственную ситуацию. Если же исполнитель не принимает норму, сохраняя социальное самоопределение, готов ность к “вписыванию” в социально производственное существова ние, то ему остается лишь самому совершенствовать норму, перехо дя в позицию организатора управленца.

Итак, в деловом театре результаты рефлексии жизни идеологи чески оцениваются с точки зрения ценностей функционирования и развития социального производства, социально культурных систем.

Жизнь человека рассматривается в рамках того, что подчинено “делу”.

Следовательно, сценарист, идеолог, режиссер, актер, зритель объеди нены в ликвидации производственного затруднения. Это затрудне ние обеспечивает либо функционирование деятельности, либо ее развитие.

Все деловые ситуации, выносимые на сценическую площадку, носят рефлексивный характер и этим реализуют познавательную, критическую и нормативную функции по отношению к производ ственной жизни. Деловой театр предстает вынесенным из реальной динамики производства комплексом рефлексивных процедур, орга низуемых режиссером на основе проекта организации процедур, создаваемого и перестраиваемого сценаристом в рамках ценностей становления, функционирования или развития деятельности, фик сируемых и контролируемых на соответствие со стороны идеолога.

Возникает основной парадокс деловой игры (ДИ). В отличие от художественной игры, где один раз переосмысливается образ жизни, и затем многократно повторяется реализация сценарного проекта жизни со всеми конкретизациями в “мелочах”, в ДИ нет и не может быть заранее спроецированной рефлексии, поиска выхода из дело вой ситуации. В то же время должны быть сценарист и воплощение сценарного проекта рефлексии. Парадокс разрешается в условиях ДИ поисковым напряжением с оформлением этого поиска, придани ем ему организованного характера. В частности, может быть форма “мозгового штурма”, предопределяющего в создании сценария отсут ствие критики поисковых усилий и сбор всех гипотез, рожденных в поиске, их анализ на перспективу снятия затруднений в практике.

Однако такое сценирование становится внеситуативным, пригод ным для всех случаев поисков, не связанным с особенностями ситу ации как в поиске, так и на практике.

В целом как бы создается два слоя рефлексии по отношению к практике, в свою очередь, имеющей рефлексивное (организационно управленческое звено), но не вписанное в ДИ. С одной стороны, это прямая рефлексия практики с поиском нужного решения, а с другой — рефлексия рефлексии, придание ей эффективного характера. В ней мы застаем режиссера, принимающего рефлексивное решение в це лом, и его помощника на стадии фиксации ценностных оснований критики и нормирования идеолога. При сопоставлении образцов ДИ выявляется постоянное содержание в ситуативных проектах поисков, которое превращается, в частности, в методику ДИ.

В том случае, когда сценарист ДИ перестает быть зависимым от конкретности заказа на нее, когда требуется воспроизводство образца ДИ, что необходимо для учебных целей, она превращается в “имита ционную игру” с достаточным сохранением проектного содержания, всех условий и материалов игры. Если же ДИ уникальна, а внимание фокусируется на отрыве от “прежних” пониманий производствен ных ситуаций, проектных поисков и т. д., то она превращается в “инновационную игру”, первичной формой которой остается “мозго вой штурм”. В инновационной игре особое внимание во втором слое рефлексии уделяется критическим функциям организации игрового процесса. Это означает, что уже в творческом поиске критические процессы более представлены и стимулированы, так же, как и в ре жиссуре, сценировании, что выявляется в идеологическом оформле нии направленности на разотождествление с прежним способом ра боты, прежним психическим состоянием, прежними средствами действия и организации действия, формами соорганизации.

Деловая игра проходит на основе индивидуального и согласован ного мыслительного поиска, что требует вовлечения коммуникации между игроками и режиссером, а также между режиссерами (игро техниками), сценаристами и идеологами игры. Для удобства наблю дения за ходом игры исследовательская функция может автономи зироваться, и появляется исследователь в игре. Сама архитектоника игры предстает как особая организация коммуникаций. В каждой из коммуникаций один из участников является автором, который вы ражает свою точку зрения;

другой — понимающим, строящим образ в ходе восприятия текста с направленностью на реконструкцию точки зрения автора;

третий выступает критиком, который, на основании результатов понимания вырабатывает альтернативную, более совер шенную (оформленную) точку зрения;

четвертый — организатор коммуникаций, согласующий все виды работ и превращающий раз розненные усилия в целенаправленные движения по совершенство ванию точки зрения автора.

Коммуниканты пользуются возможностью языка для реализации рефлексивной функции или хотя бы для подготовки ликвидации практического затруднения. Коммуникация в целом “помещается” в различные места ДИ. Для придания динамизма и избежания консер вативности в поиске решений игроки разделяются на группы, созда вая внутригрупповые и межгрупповые (пленарные) коммуникации.

В каждой из них реализуются рефлексивные функции. Поэтому коммуникация в группах и на пленарном обсуждении может разде ляться на фазы рефлексии, а внутри фаз различаться ориентацией на результат и путь к получению результата. В одном случае или в одной части выступлений автор фиксирует результат, а в другой выделяет путь к нему и этим превращает свой доклад или выступление в реф лексивно содержательный. Все остальные участники должны следо вать выбранной ориентации и критиковать относительно содержа ния либо способа его достижения.

С совмещением коммуникативного механизма с игровыми функци ями архитектоника игровой коммуникации усложняется. Режиссер постановщик игры должен зафиксировать ситуацию на практике, получить заказ практики на ее изменение, раскрыть организацион ные и процедурные особенности игры как механизма построения проекта изменений на практике. Из этого вытекают как процедур ные, так и мотивационные требования к игрокам для направления их самоопределения в нужное русло. Все это составляет содержание ус тановочной коммуникации, включающей попытки критического ее усовершенствования в ходе обсуждения. С точки зрения организа ции игры, как и любого рабочего процесса, важно организовать вхождение в нее. Оно подразумевает для игрока знание и понимание норм (правил) игры и самоопределение в игре, завершающееся ее принятием или непринятием. Участие в игре, но неприятие ее, осо бенно в скрытых формах, наносит огромный урон игре, поскольку ее ресурсы тратятся непродуктивно.

Чтобы повысить эффективность ДИ, ее руководитель (режиссер постановщик) должен следить, прежде всего, за процессом самоопре деления и понимания как норм игры, так и возникающих ситуаций в ее ходе. Непредсказуемый характер процессов игрового поиска требует ситуационной рефлексии в игре. Поэтому руководитель ДИ создает для себя рефлексивную, чаще всего исследовательскую службу, которая помогает ему следить за переходом игрока из доиг рового существования в игру в целом, в групповое обсуждение, в пленарное обсуждение и послеигровое существование. Руководи телю ДИ важно знать траекторию существования игрока в цикле игры для его максимального использования в игре. В зависимости от индивидуальной и групповой, межгрупповой траекторий участ ников игры и их сопоставления с процессом поиска, прогнозом успешного решения задачи возникает необходимость корректиро вать сценарий, и сценирование превращается в службу руководите ля игры. Поскольку направленность и управляемость решений сов местных задач не достигаются сами по себе, руководитель ДИ мо жет и должен влиять на процесс игры. Прежде всего, он это делает на пленарном обсуждении вхождения в позицию организатора ком муникации. При этом у него или его представителя — руководителя пленарного обсуждения — появляется не только организационная, но и управленческая функция. В отличие от организационной функ ции, в которой содержание мысли игрока, прежде всего, оформляет ся и с участием критиков игроков усиливается с заимствованием исходных положений или оснований, в рамках управленческой функции нужно при необходимости изменять направление мысли игроков и смещать его в сторону получения иного результата, пере хода к построению нового мыслительного процесса. Необходи мость связана с устранением случайности результатов групповых коммуникаций, их несоответствия направленности, целям и задачам игры, возникшим изменениям ситуации и т. п.

Воздействовать на мышление игрока можно либо “продавлива нием”, либо “выращиванием”. “Продавливание” реализуется с ис пользованием административных методов воздействия. “Выращива ние” является этически и педагогически более приемлемым путем.

Как педагогический принцип он требует учета педагогического вли яния и наличия индивидуальных качеств у обучаемого [17], его са моопределения на обучение и развитие. Однако может сложиться такая ситуация, когда “невписавшийся” игрок, обладающий субъек тивными качествами деструктора и отрицательного лидера, отвлекает ресурсы игры на свое самовыражение. Тогда “продавливающее” воз действие на него со стороны руководителя в пленарной дискуссии или даже руководителей игры может стать необходимой компенса цией негативного влияния такого лидера.

В более сложной архитектонике ДИ представители ее руководи теля существуют в каждой группе, а не только в ходе пленарного об суждения. Игротехники или режиссеры групп реализуют в комму никации, общении и взаимодействии игроков проекты игрового дня, следя одновременно за необходимостью изменения проекта, если он чем то неудачен. Поэтому игротехники используют опыт участия в управлении и организации групповых процессов, следя за проявле ниями игроков в пленарной дискуссии, готовятся к игротехнической и сценарной рефлексии с руководителем игры и его службами. Они организуют либо поддержку сценарному проекту дня, либо пробле матизацию последнего, либо иной проект сценария на следующий день, учитывающий дефекты сценария предшествующего дня. Завер шается ДИ подведением итогов.

Организационно коммуникативные игры. В любой игре практи ческое взаимодействие в рамках содержания сценария и моделируе мого сюжета сопровождается коммуникацией. Первоначальный об мен репликами может перейти в систематический диалог и даже дис куссию. Однако при моделировании профессиональной деятельности в деловой игре коммуникация и даже полемика подчинены логике развертывания действия. Возможности, скрытые в коммуникации, полностью не раскрываются. Характер возникающих в действии и взаимодействии затруднений часто требует внеситуативного рас крытия причин затруднений, проникновения в сущность того, что реально происходит на сцене. Пользуясь подобным раскрытием, можно иначе увидеть и саму моделируемую на сцене практику, пере нести результаты раскрытия на совершенствование практической деятельности. Именно это обстоятельство становится важнейшим, если учесть саму функцию многих игр — постановка и решение проблем в деятельности. При проблемной ориентированности игры следует придавать особое значение коммуникации, ее месту в груп повом мышлении, мыслительной функции как таковой, ее строгим формам организации, включая постановку и решение проблем.

Важно определить соотношение между коммуникацией и мышлением, а также формами организации мышления. Индиви дуальные познавательные процессы и применение языковых средств организации воздействия людей друг на друга, прежде всего в функции общения, согласования содержания взаимодея тельности, — главное условие возникновения мышления. Комму никация появляется вместе с подчинением согласовательных процессов (общения) “логике” применения и изменения языко вых средств. С учетом их природы важнейшими становятся про цессы воздействия знаков на ход построения образов, а условием построения знаковых структур текстов — выражение с их помощью содержания образов у того, кто хочет передать информацию или воспроизвести за счет знакового воздействия содержание образа у другого человека.

Процессы построения образа восприятия объекта являются наи более интимными, нерефлектируемыми, неосознаваемыми. В силу этого нами ощущается лишь само “видение” объекта, конечная ста дия объективации, что предполагает уверенность в мире и себе, отсут ствие сомнения, сознание относительности “ценности” образов, пол ноты отображения объекта. Знак, текст в целом воспринимаются человеком как один из объектов и в той же последовательности фаз.

Однако при введении знака, воздействии на другого человека с по мощью знака (специально организованного посредника) значимым для высказывающегося является принцип организации посредника в связи с определенной коммуникативной функцией. Ему важен не сам посредник, а возможность влияния с его помощью на ход пере стройки представлений, образов у другого человека, освоение спо собностей, оперируя знаковыми средствами, влиять на ход своих и чужих процессов познания.

Необходимость согласования содержания образов у автора и понимающего в коммуникации через согласование применения и совершенствования знаковых средств превращает коммуникацию в отдельный процесс, имеющий свою историю становления, функцио нирования и развития. Дискуссия, предполагающая не только выра жение автором содержания своего представления и понимания текста, но и практику высказывания автора, становится этапом развития коммуникации. Согласование критики с авторским высказыванием приводит к феномену “развития мысли автора” или возникновению новой мысли, основанной на мысли автора.

Итак, мысль — суть, результат выраженного и согласованного участниками коммуникации содержания, тогда как их образы сос тавляют лишь условия возникновения мысли. Мышлением же явля ется сам процесс согласуемого выражения в знаковых средствах того, что заключено в образе. Содержание мысли поэтому не совпадает с содержанием образа, так как выраженное, с одной стороны, сохраня ет содержание образа, а с другой — дополняет благодаря особенности существования знаковых средств.

Когда высказывающийся приступает к выражению своего образа, он уже владеет набором знаков и стоящими за ними стандартными представлениями о частях мира. Коммуникант, выражая свой образ, применяет определенные знаки, значения которых или стандартные представления соотносимы с индивидуальным образом, но не совпа дают с ним, “вырезают” как бы часть образа и заменяют его значением.

Значение всегда обобщено и соотнесено с другими значениями. За счет привлечения одного значения в мысли включается или возни кает возможность включения и других значений. Потенциально сох раняя требования к применению знаков, автор как бы вовлекает всю мощь языка, выходя за рамки просто выражения, что связано с сис темным строением языка. Поэтому мышление не является “принад лежностью” отдельного человека. Его существование находится на пересечении коммуникативного существования людей и механизма языка, поддержки требований языка и усилений его мощи. Мышле ние социально и культурно. Его очевидным образцом является дис куссия, имеющая возможность как усиления авторского замысла, так и появления новых замыслов, вовлекающих в свое осуществле ние других коммуникантов или прежних.

Если участники коммуникаций не согласуют свои действия в движении мысли, то коммуникация сопровождается динамикой возникновения и распада мышления, появлением конгломерата фрагментов, вплоть до свертывания мыслительного слоя. При сог ласовании действий, последовательной реализации функций выс казывания, понимания, критики, вторичного высказывания и т. п., сохранении и усилении первоначальной мысли коммуникация ста новится насыщенной мышлением (мыслекоммуникацией). Рефлек сия пребывания в коммуникации, охват в рефлексии всех видов ра бот, влияние на согласованность участия коммуникантов с учетом динамики изменения содержания мысли приводят к выделению особой позиции — организатора коммуникации. Ее освоение явля ется одним из условий культурного преобразования остальных ви дов работ, возникновения культурно коммуникативно ориентиро ванных людей. Тем самым рефлексия пребывания в коммуникации, овладение с помощью рефлексии всеми видами процедур и типами применения языковых средств создают условия, когда отдельный че ловек пребывает в коммуникации, согласуясь со всей системой поня тых и принятых, усвоенных требований, со всей “рамкой” коммуни кации. Человек становится мыслителем, а не только коммуникантом.

Вместе с освоением знаковых средств, становясь мыслителем, чело век получает возможность оперировать двумя типами образов: воз никающими в “логике” индивидуальной жизни и теми, которые присвоены как имеющие неиндивидуальную значимость или пост роены для неиндивидуального применения, имеющие социально культурную значимость. Рефлексия коммуникации позволяет также “увидеть” различие типов содержаний и получить возможность ис пользовать достоинства как “естественных”, так и “искусственных” содержаний. Для соотнесения этих типов содержания в ходе мышле ния и нормативном оформлении процессов возникает необходи мость в различных типах логик. Для рефлексии (внешней и внутрен ней) организатор коммуникации использует термины языка теории деятельности, рефлексии, коммуникации, мышления и др., а не тер мины описания объектов природы.

То, что организатор коммуникации через заимствование позиции (отождествление) других коммуникантов или за счет рефлексии собственного действия должен иметь материал содержаний для ос мысления, который отличается от “первичного”, натуралистического знания о мире, участник коммуникации узнает в коммуникации рефлексивного типа, при обсуждении причин возникающих затруд нений, противодействий участников коммуникаций. Тем самым орга низатор коммуникации, изначально реализующий организационно коммуникативную функцию, рефлексивную по природе, привлекает в рефлексию всех остальных коммуникантов, вовлекая их как пони мающих эту рефлексивную ситуацию, давая им перспективу стать критиками в ней. Сам же он имеет перспективу и потребность в орга низации этой коммуникации.

Для обеспечения понимания и критики, а также высказываний в рефлексивной коммуникации организатору приходится пере ориентировать участников обсуждения, переводить их из мира объектов в мир коммуникативных (и любых иных) действий, а также рефлексии действий. Кроме того, он должен обеспечить их не только индивидуальными образами, социально и культурно оформленными средствами коммуникации, но и языком рефлек сивной коммуникации. Затруднения в построении рефлексивных высказываний фиксируются при “сопротивлении” понимающего, обусловленного затруднениями в ходе понимания. В свою оче редь, это мешает переходу к возможной критике. Нарушение взаи модействия, обусловленное несоответствием рефлексивности коммуникации и содержательно объективной ориентации участ ников, вызывает затруднения в организации и отражении комму никации. Переходя к иной работе, связанной с построением языка, рефлексивной коммуникации, организатор становится конструк тором средств, специальных типовых представлений, их парадигма тики и правил применения, а затем вновь возвращается в свою по зицию и применяет эти средства для устранения затруднения.

Организационно коммуникативная игра (ОКИ) предполагает, что в качестве моделируемой практики выступает организация коммуникации. Следовательно, игроки распределяются по четы рем основным позициям — автора, понимающего, критика и орга низатора коммуникации. При этом в позиции организатора долж но быть большинство игроков. Объем первоначальной (неоргани зационно коммуникативной) коммуникации важен только с точ ки зрения возможности иметь материал для организации. Чем сложнее расхождение во мнениях коммуникантов в первоначаль ном обсуждении, тем более сложный тип задач должен обсуждать организатор (организаторы). Игровая цель ОКИ может зависеть от предполагаемого уровня отхода от содержательности и пере хода к рефлексивности. Тем самым в ОКИ руководитель игры фик сирует заказ на моделирование дезорганизации в коммуникации и последующих попытках организации с целевой установкой:

• на изучение дезорганизующих и организующих процессов в дея тельности персонала предприятия;

• на постановку проблем, касающихся подобных процедур;

• на поиск способа соорганизации персонала, развитие способно стей к соорганизации;

• на формирование нового рефлексивно коммуникативного созна ния у игроков.

Особым типом целевой установки является разработка средств организации рефлексивных процессов. Однако тогда ОКИ начинает превращаться в организационно мыслительную игру.

На групповых и пленарных обсуждениях демонстрируются и анализируются процессы прихода и пребывания в организационно коммуникативной позиции. Содержание первоначальной коммуни кации может быть как заданным сценарием и сюжетом, так и ситуа тивно вводимым игроками. Осмысленность пребывания в ОКИ обеспечивается наличием и организацией самоопределения игроков и места игры в широкой практике. Переходя от одной единицы игры к другой, игроки создают и реализуют предпосылки достижения игровых целей. Между отдельными единицами игры могут быть рефлексивно оценочные “ставки” и переопределения руководителем игры целей и задач на следующий этап игры. В остальном техноло гия управления игры сходна с управлением ОДИ.

В ОКИ демонстративной является коммуникация, ее относи тельный отрыв от практической деятельности. Она подготавливает перемещение акцента в сторону рефлексии коммуникации, а также рефлексии средств коммуникации, способов применения средств, путей ориентации коммуникантов на специфику средств и способов.

В конечном счете ОКИ формирует мыслительное сознание и само сознание участников.

Мыслительный тренинг. Фундаментальным положением модели тренинга является утверждение, что развитие в любой деятельности обусловлено анализом (рефлексией) и снятием затруднений в этой деятельности, т. е. последовательным ответом на вопросы:

• что произошло (фаза восстановления хода событий до затруднения);

• в чем главная причина (фаза поиска ведущего фактора, вызвав шего затруднения);

• что делать (фаза совершенствования нормы деятельности, нейт рализующей препятствующий фактор) (рис 17.6).

Рис. 17.6. Концептуальная модель мыслетренинга Данный принцип является основой не только развития деятель ности, но и повышения профессионального уровня специалиста. В со ответствии с этим деловой тренинг в рамках данной концепции содер жит как действенную, так и рефлексивную (аналитическую) фазы.

Следующим обязательным условием является принцип позитив ной мотивации участников к тренингу. Это предполагает не только регистрацию затруднений в своей деятельности участниками тре нинга, не только признание причины затруднения в недостатке сво их умений, но и точное определение конкретной недостающей спо собности (умения, навыка), выделенной в результате анализа.

ВЫВОДЫ 1. Современное игромоделирование, подчиненное идее развития деятельности и профессионального развития участников игры, явля ется не только одним из средств реализации ценностей профессио нального совершенствования, идей акмеологии, но и особым, уни версальным механизмом решения аналитических, педагогических, практических задач и проблем. В развивающих играх реализуется гармония изменений и проявлений мотивационных, действенных, мыслительных, самоопределенческих, групподинамических, реф лексивно самоорганизационных слоев реального профессионально деятельностного процесса. В играх моделируется целостность про фессионального механизма отдельного управленца и управленчес ких коллективов.

2. В использовании игромоделирования используют два направ ления. В рамках первого внимание акцентируется на ведущей роли используемых ситуаций управленческой деятельности и разработке измененных сюжетов для их введения в игру в целях развития самой управленческой деятельности. Развитие управленцев, связанное с содержанием ситуаций и сюжетов, предстает как факультативный слой игромоделирования. Во втором направлении игра использу ется для формирования управленческой культуры и высших форм профессионализма. Ситуации и сюжеты играют здесь подчиненную роль. В основе этого направления — овладение игротехникой и макро игротехникой. На основе учебно ориентированных игромодельных процессов можно применять диагностические, инновационные и ис следовательские программы.

3. В рефлексии происходит выход из под непосредственного влияния внешних и (что особенно важно) внутренних условий. Это дает возможность человеку “приподниматься” над прежним уровнем и существовать на новом.

4. Стратегическое мышление — это мышление персонала управле ния макроуровня. Оно должно обеспечивать целостность события, яв ления и видение существенного в функции руководителя, сущност ной базы, подкрепленной опытом и реконструкцией чужого опыта, профессиональную самоорганизацию, подчинение своего состояния требованиям функции. Использование “чистого мышления” совмещает абстракции с конкретным их выражением в реальной действитель ности. Базовый слой стратегического мышления состоит в конструи ровании абстракций, абстрактных норм (планов, программ, проектов).

5. На сегодня обеспечение стратегической подготовки может быть достигнуто накоплением опыта практического выполнения соот ветствующих должностных обязанностей или использованием спе циальных развивающих образовательных технологий. Целесообразно комплексное использование опыта практической деятельности со специальной акмеологической подготовкой.

ВОПРОСЫ. ЗАДАНИЯ 1. Дайте общую характеристику возможностей игромоделирова ния в развитии специалистов макроуровня.

2. Охарактеризуйте возможности организационно деловых игр в развитии специалистов макроуровня.

3. Проанализируйте возможности организационно коммуника ционных игр в развитии специалистов макроуровня.

4. В чем заключается необходимость проведения игр в рамках управленческих структур?

5. В чем состоят сущность и механизм игры?

6. Как реализуется идея развития в игромоделировании?

7. Как осуществляется управление игропроцессом?

8. Что способствует в развивающей игре трансформации профес сиональных способностей?

9. Каковы возможности игромоделирования в формировании управленческих команд?

10. Приведите сюжет из управленческой деятельности, имевший место с Вами или с другим управленцем. Постройте сценарий на основе сюжета с явно фиксированным акцентированием внимания на про цессе принятия решения, на самоопределении, на обобщении и т. п.

Объясните зависимость сценария (по структуре содержания) от выбранного акцента.

ПРИЛОЖЕНИЕ ОРГАНИЗОВАННАЯ КОММУНИКАЦИЯ В ПРОЦЕССЕ РАЗРАБОТКИ И РЕАЛИЗАЦИИ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ Уяснив схему организованной коммуникации, представим, что есть некий заказчик (политик), мысленно представляющий содер жание своего заказа (см. рисунок). Он что то сообщает управленцам.

Мы строим представление о сказанном, полагая, что это не наши, а его, заказчика, представления. Тем самым мы включаемся в комму никацию в роли понимающих и должны предъявить к себе соответ ствующие типовые требования.

Главное достоинство коммуникации состоит во внешней пред ставленности (с помощью языка) внутренних индивидуально мыс лительных процессов и возможности избежания субъективности суждений за счет взаимной коррекции различающихся индивиду альных мнений и способа мышления коммуникантов. (Различие субъективных мнений и способов познания обусловлено разницей Сложная коммуникация в процессе понимания затруднений индивидуального опыта, познавательных особенностей, мотиваци онной направленности людей и т. п.) Поэтому коллективное мышле ние при определенных условиях обладает значительно большим по тенциалом избежания субъективности и односторонности мнения каждого из коммуникантов. Оно является не только стимулятором развития мыслительных способностей лиц, разрабатывающих кадро вую политику, но и механизмом построения более объективных зна ний о состоянии ее объекта.

Эффективность деятельности в коммуникации обусловлена орга низованностью коммуникативных процессов. Чем меньше эта орга низованность, тем ниже потенциал совместной деятельности.

Различают простую и сложную коммуникации. Коммуникация, как любая деятельность, имеет свои форму и содержание. Содержа ние коммуникации — это предмет, тема обсуждения, то, о чем идет речь. Форма коммуникации — в ее позиционности. При отсутствии позиции автора сообщения и позиции воспринимающего это сооб щение (понимающего) не существует даже самой простой коммуни кации. Следовательно, о коммуникации можно говорить лишь при наличии человека, переводящего свое представление (или образ) в текст с помощью языковых средств, и человека, переводящего этот текст в представление, подобное авторскому. В частном случае чело век, воспринимающий текст, может присутствовать лишь потенци ально, например в ситуации “писатель — читатель”. Из этого следует, что автор и понимающий должны владеть языковой способностью к кодированию и декодированию текста. Кроме того, для правильного неформального понимания они должны за словами видеть схожий смысл. Правильность понимания обусловлена не только добросо вестной работой понимающего по реконструкции мысли автора, но и степенью ясности, логичности авторского изложения.

Перечисленные условия необходимы для образования простой коммуникации. Она может состояться лишь при наличии автора, кото рому есть, что сообщить, и понимающего, который заинтересован в получении информации от автора.

При сложной коммуникации (см. рисунок), если понимающий построил авторское представление, но имеет по этому вопросу свою точку зрения, он может перейти в другую коммуникативную пози цию — критика. Критик указывает автору на несовершенства, непол ноту, односторонность его версии, недостатки и показывает, что не обходимо изменить. При этом важно выделить два полярных типа критики — конструктивную и разрушительную. Криктик разруши тель разрушает авторскую версию как неудовлетворительную и пол ностью заменяет ее своей. Конструктивная же критика предполагает сохранение положительного в авторском представлении и устране ние имеющихся в нем недостатков. Наиболее оптимальный вариант конструктивной критики — критика с основанием, где в качестве основания выступают жесткие теоретические критерии (организо ванные представления).

Для организации взаимодействия коммуникантов в указанных позициях необходима еще одна (четвертая) позиция — организатора коммуникации. В его функцию входят контроль и коррекция участ ников, их соответствия коммуникативным позициям. Например, организатор может скорректировать коммуниканта, перешедшего в позицию критика, не до конца поняв мысль автора. Такая коммуни кация называется сложноорганизованной. Простота выделенных позиций иллюзорна. В реальном коллективном обсуждении без спе циальной подготовки достаточно сложно соответствовать всем тре бованиям коммуникативных позиций. Обретение участниками кол лективного обсуждения даже минимальных навыков действия в коммуникативных позициях на порядок повышает результативность делового общения.

Наличие на схеме четырех позиций вовсе не означает, что в комму никации могут участвовать только четыре человека. На схеме обозначе ны лишь типовые функциональные места коммуникантов. Например, в тот момент, когда автор излагает свое сообщение, позицию понимаю щего могут занимать сразу несколько человек, которые реально слу шают и стараются понять содержание сообщения. Так, во время лекции в позиции понимающего может оказаться вся аудитория, за исключением тех, кто занимается своими делами, не слушая лектора. Или, например, если в момент сообщения один из коммуникантов активно продумыва ет свою мысль, он находится вне позиции понимающего.

На критическую позицию также могут перейти все участники коммуникации, но лишь по очереди. И это естественно, ведь автор не может понимать одновременно две (и более) критические реплики.

Он сможет понять их лишь последовательно, по порядку. Вообще, участники культурной коммуникации должны стараться говорить по очереди, иначе коммуникация легко превращается в “базар”.

Особенности культуры в коммуникации. Культура коммуника тивного общения предполагает наличие определенных критериев поведения коммуникантов.

Критерии культуры автора в коммуникации:· • соответствие теме коммуникации;

• структурность изложения;

• лаконичность изложения, наличие акцентов в мысли;

• целостность (законченность) изложения;

• соответствие правилам грамматики и синтаксиса языка в изложении;

• логичность изложения частей высказывания;

• оптимальность степени обобщения в изложении;

• учет уровня компетентности понимающего.

Критерии культуры понимающего в коммуникации:

• эмоционально чувственное восприятие автора;

• проверяемость правильности своего понимания автора с помощью вопросов на понимание;

• организованность процесса построения авторского представления;

• стремление к целостному пониманию авторской мысли;

• контролируемость понимания авторской мысли;

• ненавязывание своих мыслей автору;

• умение выделять существенное в мысли автора;

• неформальность соглашения с автором.

Критерии культуры критика в коммуникации:

• переход в позицию критика только после адекватного понимания автора (после проверки понимания);

• исключение критиканства;

• отношение к мысли автора, а не к его личности;

• критика мысли автора, а не мысли, приписываемой ему;

• критика с приведением своих аргументов;

• критика только существенного для автора содержания;

• переход к критике формы авторского изложения только с согла сия автора;

• построение альтернативной точки зрения только по существен ным моментам;

• контроль правильности соотнесения своей альтернативной вер сии с версией автора;

• соблюдение правил использования языка;

• точность в подборе слов для выражения критической мысли.

Критерии культуры организатора коммуникации:

• введение тематических и процедурных рамок коммуникации;

• контроль и корректировка соответствия введенным рамкам;

• контроль и корректировка правильности позиционного взаимо действия коммуникантов;

• коррекция коммуникантов с учетом их психологических особен ностей и состояния;

• самоконтроль своей организаторской функции;

• способность к коррекции коммуникантов при выходе их за рамки коммуникативных позиций;

• способность контролировать движение содержания;

• способность осуществлять контроль правильности понимания и отношения коммуникантов к теме коммуникации и ее типовым позициям.

Спонтанная коммуникация, со временем оформляясь, становит ся более организованной, и в совместной рефлексии появляется мыслекоммуникация, в которой есть нормативный автор и сопро тивляющийся критик. Для снятия длящегося противостояния и нап ряжения между автором и критиком необходим арбитр. Арбитр (функционально) — представитель мира категорий, понятий, кон цепций, т. е. носитель теоретических знаний по вопросам спора меж ду автором и критиком. Он доказывает им, что понимание нормы требует наличия жестких, реализующих нормы отношений, а не просто учета каких то условий. Если исполнители осознают важ ность предлагаемого нового типа отношений в кооперации с наличием управленческой позиции, кооперация реализует свой потенциал раз вития;

если не осознают, развития не будет, но тогда, поскольку внутренние и внешние противоречия уже возникли, есть опасность саморазрушения этой системы.

Арбитражная функция в мыслекоммуникации требует предель ной определенности движения содержания мысли и тех средств, ко торые применяются в рассуждении как монологическом (чистом мышлении), так и сопоставительном.

В чистом мышлении арбитра абстрактные значения или языко вые универсалии используются для показа самодвижения, самораз вития содержания. В соотнесении с автором и критиком он приме няет эти абстракции как средства схематизации их смыслов, рекон струкции особенности мысли.

Различают рассудок и разум. Чистое мышление разумно, тогда как самовыражение в мыслекоммуникации — рассудочно. Схемати зация смысла составляет промежуточную способность размышле ния. Реальный мыслекоммуникант совмещает многие жанры мыш ления. Но именно арбитр является исходным звеном для оформления опыта рассуждений в логику, систему абстрактных правил пользова ния рассудком и разумом. Он владеет категориальными системами, а их применение наиболее строго предопределено правилами.

К сожалению, уже на этом этапе организационно управленческая деятельность слишком часто становится дефектной из за неумения управленца понимать заказчика и вообще понимать. Практика пока зывает, что освоение процедуры понимания во многом гарантирует исчезновение многих проблем в политическом управлении.

Представление, возникающее у управленца, организовано более структурно, чем имеющееся у заказчика. Именно это обстоятельство обеспечивает управленцу возможность воздействия на заказчика уже на стадии понимания заказа.

ПРИЛОЖЕНИЕ СЛОВАРЬ ЯЗЫКА СХЕМАТИЗИРОВАННЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ ОБЩЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ Направленный процесс Граница, ненаправленное изменение Возникновение организованности Направленное неорганизованное изменение Появление организованности Форма Нечто Морфология Преднечто Организованность Форма нечто Различные типы форм “нечто” Переход нечто из потенциального состояния в актуальное Нечто в потенциальном состоянии Консервация актуального состояния нечто Структура или Изменение внутреннего состояния нечто Нечто, имеющее структуру, система Внешнее проявление внутренних изменений нечто Нечто с циклической внутренней активностью Движение нечто Потенциальная возможность проявления одного типа Животное Нечто, имеющее два Человек потенциальных состояния Два подпространства Группа Подпространство Макрогруппа, общество Появление нескольких вариантов протекания события и актуализация одного из них ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДИНАМИКА Простой процесс Взаимодействие Составной процесс Процесс, имеющий выраженное начало Сложный процесс Энергетически насыщенный процесс Параллельное течение процессов Разнонаправленное течение Отклонение процесса процессов (смена направленности) или Затруднение в течении процесса Формно организованные процессы Генезис затруднения Способ действия, операция Уход от затруднения Процесс, направленный на захват, присвоение Обход затруднения Возможность двух (или более) вариантов течения процессов Слом затруднения Расщепление течения процессов Организованное преодоление затруднения Цикличный процесс Взаимопрепятствование, борьба процессов Циклический многофазовый процесс Ряд последовательных воздействий Сопоставление содержаний на течение процесса двух пространств СТАТИКА. СТРУКТУРНО ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ Выделение стороны изменения, Функциональное место предметизация изменения для деятельности Функциональное место Вхождение в деятельность для рефлексии Выход из деятельности Деятельность с рефлексивной настройкой Отношения между двумя деятельностями Изменение деятельности Воздействие одной деятельности на другую Кооперация деятельностей Воздействие на деятельность Взаимодействие двух деятельностей Воздействие деятельности Деятельность “2” находится в сервисных отношениях к деятельности “1” Функционально ролевое бытие человека в деятельности Деятельность “1” управляет деятельностью “2” Действие в соответствии с функционально ролевыми требованиями Взаимоподчинение деятельностей СТАТИКА. МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Преобразование одного продукта Исходный материал деятельности в другой Продукт деятельности Преобразование исходного материала в продукт с помощью средства Деятель Преобразование исходного Движение от одного объекта материала в продукт к другому ЧЕЛОВЕК Человек со способностями Человек с измененными к определенной деятельности способностями к деятельности Возникновение потребностного напряжения Отражение внешнего объекта в плане сознания Человек с внутренним планом сознания Человек, использующий предмет оперирования Появление и исчезновение образа потребности во внутреннем плане сознания Конкретный человек Человек, владеющий предметом оперирования Территория проживания ОБЩЕНИЕ И КОММУНИКАЦИЯ Структура текста Высказывание текста Знак и смысл Знак и значение Человек, передающий в тексте содержание образа МЫШЛЕНИЕ И ЛОГИКА Процедура уточнения Уточненный предикат (логический аспект) Процедура уточнения, конкретизации Процедура упрощения, (структурный аспект) абстрагирования Процедура дополнения Процедура редукции ПРИЛОЖЕНИЕ ЧТЕНИЕ СХЕМ Общая стратегия чтения схем такая же, как и при чтении обычного текста. Схема читается на формальном уровне поэлементно слева направо и сверху вниз.

Чтение схемы представляет собой непростое занятие. Для проч тения схемы необходимо понять ее содержание на четырех уровнях, и, кроме того, осуществить сопоставление содержания на одном уровне с содержанием на всех остальных (рис. 1).

Рис. 1. Уровни содержательности схемы К тому же схема всегда изображает только самое существенное, только то, на что целенаправленно обращается внимание, но для сохранения полноты представления, стоящего за схемой, нужно иметь в виду и то, что подразумевается, но не изображается непос редственно. Тогда к способности чтения схемы на разных уровнях содержательности необходимо прибавить способности к поиску не достающего знания у себя в сознании и введения его в контекст со держания схемы.

Для пояснения и объяснения всего этого обратимся к примеру.

Допустим, нам дана какая нибудь схема (рис. 2).

Начнем ее чтение на разных уровнях содержательности.

Формальное чтение схемы. Это чтение происходит на уровне опознания в схеме стандартных для символов языка схематических изображений (ЯСИ) геометрических элементов и способов соедине ния их между собой. Оно необходимо для того, чтобы на основании Рис. 2. Социально технологическая единица особенностей геометрического построения схемы более точно по нять ее содержание.

Схема состоит из двух разных по размеру частей. Одна часть огра ничена с одной стороны скобкой (рис. 2, 1), а с другой — частью замк нутой линии (13), другая часть схемы замкнута и ограничена линией (13). Внутри первой части схемы находится круг, который через стрелку соединяется с другой частью схемы. Внутри круга располо жена составная фигура, состоящая из треугольника и кружка (3).

Размеры второй части схемы и количество различных компонен тов больше. В свою очередь, эта часть схемы тоже состоит из двух частей, обе они ограничены овалами (5 и 14). Часть, ограниченная овалом (5), примыкает вплотную к охватывающей обе части линии (13). Другая часть, ограниченная овалом (14), нигде не примыкает к охватывающей линии (13). Части, ограниченные овалами (5 и 14), соединены между собой стрелкой (12).

Часть, ограниченная овалом (5), состоит из трех кружков (одного большого — 6 и двух маленьких —7 и 8). Маленькие кружки соеди нены с большим кружком линиями (9, 10). Маленькие кружки меж ду собой не соединены. В большом кружке находится заштрихован ная составная фигура, состоящая из треугольника и кружка.

Часть, ограниченная овалом (14), состоит из двух одинаковых частей, ограниченных овалами (15 и 22) и соединенных между со бой линией (20). Части нигде не примыкают к охватывающей их ли нии (14). Каждая из частей состоит из двух кружков, большого (18 и 21) и маленького (16 и 25), соединенных между собой линией (17 и 24). Внутри большого кружка находится заштрихованная составная фигура, состоящая из треугольника и кружка (19 и 23).

Как видно на этом примере, формальное прочтение схемы не тре бует от читающего особых знаний. Достаточно немного потрениро ваться в опознании элементов, специфичных для ЯСИ.

Формально содержательное чтение схемы. Происходит на уровне значений, которые закреплены за символами. Его суть состоит в опознании содержательности значения каждого символа и введе нии этих значений в отношения друг с другом в соответствии со структурой символов, которая выявлена на формальном уровне.

Способность читать схему на содержательно формальном уровне уже не является простой и требует от читающего специальных зна ний по теории деятельности. Подразумевается, что он прошел путь присвоения языка схематизированных изображений.

Заказчик (рис. 2, 3), находясь в реализации функции заказной де ятельности (2), которая подчинена воспроизводству (1) системы дея тельности (вся схема), выражает содержание заказа (4). Управленец (11), находясь в реализации функции управленческой деятельности (6), которая предопределяет (13) структуру исполнительской дея тельности (14), на основе высказанного заказчиком содержания зака за (4), доводит до исполнителей содержание их нормы деятельности (12). Для реализации своей функции управленческая деятельность привлекает на постоянной основе (5) вспомогательные деятельности (7, 8), формулируя им соответствующие задания (9, 10). Эти вспомо гательные деятельности (7, 8) не зависят друг от друга (отсутствие линии, соединяющей их между собой), подчинены управленческой деятельности (5) и их привлечение осуществляется только в опреде ленных случаях (отсутствие фигуры человечка в кружках 7 и 8).

Исполнители (19, 23), находясь каждый в реализации части функ ции исполнительской деятельности (18, 21) и восприняв норму, кото рую довел до них управленец (12), реализуют свою часть общей нор мы исполнительской деятельности (14). После этого реализованные части общей нормы соединяются друг с другом (20). Каждая из ис полнительских деятельностей в случае необходимости может прив лекать для реализации своей функции (15, 22) сервисные деятель ности (16, 24). Эти сервисные деятельности обслуживают базовые де ятельности (18, 22) и передают им свой продукт (17, 24).

Достоинством ЯСИ является то, что можно читать одну и туже схему на разных уровнях абстрактности, что позволяет, с одной сто роны, структурировать сознание по уровням абстрактности, а с дру гой — сделать тот или иной вариант чтения более обоснованным.

Прочитаем то же самое на другом уровне абстрактности.

Некто (3) находится в оформленном и организованном простран стве (2), внешние его проявления разрешены по отношению к друго му пространству (13), в остальных направлениях они блокированы (1). Этот Некто (3) из своего пространства (2) воздействует (4) на другое пространство (13).

Это воздействие (4) воспринимает другой Некто (11), который находится в ином, но таком же по типу пространстве (6), как и Некто (3), поскольку через границу воздействие передается, в первую оче редь, на элемент, который к ней примыкает. Пространство (6) имеет расширение в форме замкнутого подпространства (5). В этом подпро странстве находятся два пространства, такие же по типу, как и базо вое пространство (6). Данные пространства находятся в отношениях (9, 10) с базовым пространством, а между собой не соотносятся.

Некто (11), находясь в своем пространстве (6), воздействует на замкнутое подпространство (14) пространства (13). В подпростран стве (14) воздействие передается на двух Некто (19, 23), нахо дящихся в оформленных и организованных пространствах (18, 21), по типу таких же, как пространства (2 и 6). Пространства (18, 21) рав ноправны друг относительно друга и находятся в равноправных от ношениях. Каждое из них имеет расширение в форме замкнутого подпространства (15, 22), внутри которых находятся по одному оформленному и организованному пространству (16, 25). Эти прост ранства (16, 25) находятся в определенных отношениях с базовыми пространствами.

Такое прочтение можно назвать чтением на формально содержа тельном уровне. Оно осуществляется в слое содержания, который име ет наименьший уровень определенности, философско онтологический.

И это содержание должно сохраняться при переходе к более содержа тельному чтению. Осуществим такое более содержательное прочтение.

Деятель (см. рис. 2, 3), находясь в рамках своей деятельности для реализации ее функции, осуществляет действие (4) в отношении не которой структуры деятельности (13). В рамках реакции на это действие (4) другой деятель (11), находясь в рамках своей деятельнос ти (6), располагая набором дополнительных деятельностей (7, 8) и возможностью их привлечения для реакции на внешнее действие (4), осуществляет действие (12) в отношении подструктуры деятель ностей (14).

В рамках подструктуры деятельностей (14) деятели (19, 23), на ходясь в рамках своих деятельностей, реагируют на свою часть воз действия (12), взаимодействуя друг с другом (20). Каждая из дея тельностей (18, 21) имеет возможность привлечь для реакции на свою часть воздействия сервисную деятельность (16, 25).

Такой тип прочтения можно назвать формально содержательным.

Таким образом, видно, что по мере более содержательного проч тения схемы нарастает определенность ее содержания, при этом вся предыдущая, абстрактная часть прочтения имеется в виду, подразу мевается, находится в снятом виде.

Содержательно формальное прочтение схемы. Подразумевает чтение схемы на уровне типовых случаев или моделей. Такое прочте ние зависит от той области, на материале которой осуществляется содержательно формальное прочтение схемы. Возьмем для примера область предпринимательской деятельности. В этом случае мы по лучим следующий вариант.

Клиент (см. рис. 2, 3), обнаружив у себя необходимость в каком либо товаре (2), ищет ту фирму, которая может ему такой товар пре доставить, и делает заказ (4). Предприниматель (11) как руководи тель фирмы (13) осуществил планирование производства требуемого товара (6). Для помощи в этом привлек экономиста (7) и технолога (8), после чего довел этот план до своих работников (12).

Один из них (19) изготовил отдельные составляющие товара.

Для этого он привлек в помощь дополнительного, временно нанято го работника (16), который подготовил сырье для производства от дельных элементов будущего товара. После этого (19) передал мате риалы другому работнику (23), который произвел сборку отдельных элементов. Иногда в ходе работы ему пришлось привлекать для ре монта инструментов слесаря (16), который был для этого временно нанят на работу.

Очевидно, для возможности осуществления такого прочтения схе мы нужно иметь представления, обобщающие конкретный опыт. Чем их больше и чем они разнообразнее, тем легче найти типовой аналог тому, что сказано на формально содержательном уровне чтения схемы.

Напомним, что для иллюстрации мы взяли только самую простую единицу, молекулу в системах деятельности, поэтому привлекали на иболее простые случаи. Так же, как мы продемонстрировали на фор мально содержательном уровне, чтение на содержательно формаль ном уровне может быть проведено на разных уровнях абстрактности.

Содержательное чтение схемы. Осуществляется на уровне кон кретных примеров из жизни. Поэтому реальный образ, который воз никнет у читающего, предопределен его индивидуальным опытом.

Приведем такой случай. У Василия возникла проблема: его одеж да пылилась и пачкалась, а это ему не очень нравилось. Тогда он по думал, что нужно ее куда нибудь убрать, где нибудь закрыть. Сам он не знал, что нужно сделать, поэтому решил попросить у кого нибудь помощи. У него был сосед Петр, который работал столяром и имел семейное предприятие по изготовлению мебели. Васлий пришел к соседу и рассказал ему о своей проблеме. Петр ответил Василию, что ему нужен платяной шкаф, и он в своей мастерской может его сделать. На том и порешили.

Петр давно уже не изготавливал шкафов, поэтому не знал, какие модели сегодня в моде. Он послал свою сестру в ближайший мебель ный магазин для того, чтобы она выяснила этот вопрос. Сестра при несла эскиз платяного шкафа. Петр по нему начертил чертеж, а его жена подсчитала, сколько его изготовление будет стоить.

После этого Петр дал задание своим работникам Ивану и Федору.

Иван должен быть распились доски для шкафа и передать их Федору, а Федор собрать шкаф в целом. Иван начал пилить, но выяснилось, что все доски грязные и их нужно вначале как следует протереть, но если Иван будет все это делать сам, то работа затянется. Тогда приг ласили соседнего мальчишку Гришку протирать доски. После того, как Иван распилил все доски, он передал их Федору.

Федор начал склеивать доски вместе, но оказалось, что он не ус певает их намазывать клеем, и клей засыхает, его нужно все время помешивать. Для размешивания клея пригласили Семеныча, кото рый работал сторожем.

Так Петр сделал Василию шкаф.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ И РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. — М.: Наука, 1994.

2. Абульханова Славская К. А. Стратегия жизни. — М.: Мысль, 1991.

3. Аверьянов А. Н. Системное познание мира. — М.: Политиздат, 1985.

4. Акмеология. — М.: РАГС, 2002.

5. Акофф Р. А. О природе систем. — М.: Техн. кибернетика, 1971.

6. Акофф Р. А., Эмори Ф. О целеустремленных системах. — М.:

Сов. радио, 1974.

7. Альтшуллер Г. С. Творчество как точная наука. Теория реше ния изобретательных задач. — М.: Сов. радио, 1979.

8. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. — Л.: Изд во Ленингр. ун та, 1968.

9. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — М.: Наука, 1987.

10. Андреев В. И. Конфликтология: искусство споров, ведения пе реговоров, разрешения конфликтов. — Казань, 1992.

11. Андреева Г. М. Социальная психология. — М.: Аспект Пресс, 1998.

12. Анисимов О. С. Новое управленческое мышление: сущность и пути формирования. — М.: Экономика, 1991.

13. Анисимов О. С. Основы методологии. — М.: ДАМ и А, 1994.

14. Анисимов О. С. Стратегии и стратегическое мышление (акмео логическая версия). — М.: Агро Вестник, 1999.

15. Анисимов О. С. Гегель: Мышление и развитие (путь к культуре мышления). — М.: Агро Вестник, 2000.

16. Анисимов О. С. Метод работы с текстами и интеллектуальное развитие. — М., 2001.

17. Анисимов О. С. Педагогическая акмеология: общая и управ ленческая. — Минск: Техпринт, 2002.

18. Анисимов О. С. Принятие управленческих решений: методоло гия и технология. — М., 2002.

19. Анохин П. К. Теория функциональных систем // Успехи физи ологических наук. — 1970. — 1, № 1. — С.19 54.

20. Ансофф И. Стратегическое управление. — М.: Экономика, 1989.

21. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. — СПб.: Питер, 1999.

22. Апанасенко Г. Л. Эволюция биоэнергетики и здоровья чело века. — СПб.: Петрополис, 1992.

23. Армстронг М. Стратегическое управление человеческими ре сурсами: Пер. с англ. — М.: ИНФРА М, 2002.

24. Аристотель. Сочинения в четырех томах. — М., 1984. — Т. 4.

25. Арнольд В. И. Теория катастроф. — М.: Наука, 1990.

26. Атаманчук Г. В. Управление — социальная ценность и эффек тивность. — М.: Акад. гос. службы, 1995.

27. Атаманчук Г. В. Теория государственного управления: Курс лекций. — М.: Юрид. лит., 1997.

28. Афанасьев В. Г. Общество: системность, познание и управле ние. — М.: Политиздат, 1981.

29. Афанасьев В. Г. Мир живого: системность, эволюция и управ ление. — М.: Полит. лит., 1986.

30. Афонин А. С. Мотивация труда. — К.: МАУП, 1996.

31. Ашин Г. К., Охотский Е. В. Курс элитологии. — М.: Спортака демпресс, 32. Бахтияров О. Г. Постинформационные технологии: Введение в психонетику. — К.: ЭКСПИР, 1997.

33. Белошапка В. А., Загорий Г. В. Стратегическое управление:

Принципы и международная практика. — К.: Абсолют В, 1998.

34. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. — М.:

Наука, 1990.

35. Бердяев Н. А. Самопознание. — М.: Книга, 1991.

36. Бердяев Н. А. О назначении человека. — М.: Республика, 1993.

37. Берталанфи Л. Общая теория систем: Критический обзор // Исследование по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969.

38. Бехтерев В. М. Гипноз. — Донецк: Сталкер, 1999.

39. Бир С. Мозг фирмы: Пер. с англ. — М.: Радио и связь, 1993.

40. Блум Ф., Лейзерсон А. Мозг, разум и поведение: Пер. с англ. — М.: Мир, 1988.

41. Богданов А. А. Тектология: Всеобщая организационная наука:

В 2 х кн. — СПб.: Экономика, 1989.

42. Богданова Е. Л. Информационный маркетинг: Учеб. пос. — СПб.: Альфа, 2000.

43. Борман Д., Воронина А., Федерман Р. Менеджмент. — Гамбург;

Киев, 1992.

44. Боумэн К. Основы стратегического менеджмента. — М.:

ЮНИТИ, 1997.

45. Брэддик У. Менеджмент в организации. — М.: Инфра М, 1997.

46. Булгаков С. Н. Собрание сочинений. — М., 1993. — Т. 1.

47. Бурсов Б. В. Личность Достоевского. — Л., 1979.

48. Бучило Н. Ф. Восприятие искусства — М.: АН СССР, Фило соф. о во СССР, 1990.

49. Вебер М. Избранное. Образ общества. — М., 1994.

50. Вебер М. Основные понятия стратификации // Социол. иссле дования. — 1994. — № 5.

51. Вернадский В. И. Биосфера. — М.: Наука, 1967.

52. Вернадский В. И. Научная мысль как планетарное явление. — М.: Наука, 1991.

53. Веснин В. Р. Практический менеджмент персонала. — М.:

Юристъ, 1998.

54. Вилюнас В. К. Психологические механизмы мотивации чело века. — М.: Изд во Моск. ун та, 1990.

55. Виханский О. С. Стратегическое управление. — М.: Гардарика, 1998.

56. Виханский О. С., Наумов А. И. Менеджмент. — М.: Гардарика, 1996.

57. Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских во енных трудах. — М., 1965.

58. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 ти т. — М., 1983. — Т. 3.

59. Вяккерев Ф. Ф. Проблемы самодвижения в материалистичес кой диалектике. — Л.: Изд во Ленингр. ун та, 1972.

60. Гарбузов В. И. Человек. Жизнь. Здоровье. — М.: Комплект, 1995.

61. Гастев А. К. Как надо работать. — М.: ВЦСПС, 1927.

62. Гегель Г. В. Наука логики // Энциклопедия философских наук. — М.: Мысль, 1974. — Т. 1.

63. Гегель Г. В. Энциклопедия философских наук. — М.: Мысль, 1975. — Т. 2.

64. Гегель Г. В. Философия духа. — М.: Мысль, 1977. — Т. 3.

65. Герчикова И. Н. Менеджмент. — М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1995.

66. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1990.

67. Глобальные трансформации и стратегии развития / О. Г. Бело ус, Д. Г. Лукьяненко и др. — К.: Ориянс, 2000.

68. Гозман Л. Я., Шестопал Е. Б. Политическая психология — Рос тов на Д.: Феникс, 1996.

69. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. — К.: Наук. думка, 1988.

70. Голубков Е. П. Программно целевой метод управления. — М.:

Знание, 1980.

71. Голубков Е. П. Маркетинговые исследования: Теория, методо логия и практика. — М.: Финпрессс, 2000.

72. Горский Ю. М. Системно информационный анализ процессов управления. — Новосибирск: Наука, 1988.

73. Государственная служба: кадровая политика;

зарубежный опыт. — М., 1995. — Вып. 2.

74. Государственная кадровая политика и механизм ее реализа ции / Под ред. Е. В. Охотского. — М.: РАГС, 1998.

75. Грасиан Б. Карманный оракул. — М.: Наука, 1984.

76. Грачев М. В. Суперкадры. Управление персоналом в междуна родной корпорации. — М.: Дело, 1993.

77. Гримак Л. П. Резервы человеческой психики. — М.: Политиз дат, 1987.

78. Гримак Л. П. Общение с собой. — М.: Полит. лит., 1991.

79. Гримак Л. П. Магия биополя. — М.: Политиздат, 1994.

80. Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии. — М.: КААС, 1995.

81. Громкова М. Т. Организационное поведение. — М.: ЮНИТИ Дана, 1990.

82. Громыко Ю. В. Организационно деятельностные игры и разви тие образования: Технология прорыва в будущее. — М.: Независ.

методол. ун т, 1992.

83. Губин В., Некрасова Е. Философская антропология. — СПб:

Университет. кн., 2000.

84. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. — М.: Мысль, 1989.

85. Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. — Л.:

Наука, 1990.

86. Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. — Л.:

Изд во Ленингр. ун та, 1990.

87. Давыдов В. В., Лазарев В. С., Неверкович В. С. К проблеме со вершенствования методов подготовки руководителей // Психол.

журн. — 1989. — 10, № 1.

88. Давыдов В. Проблемы развивающегося обучения. — М., 1986.

89. Дасс Р. Зерно на мельницу. — К.: София, 1993.

90. Дегтярев А. А. Теория принятия политических решений в структуре социальных и политических дисциплин // Полис. — 2002. — № 2.

91. Дейк Т. А., Кинг В. Стратегии понимания связного текста // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1988.

92. Дельгадо Х. Мозг и сознание. — М.: Наука, 1971.

93. Дергач А. А., Кузьмина Н. В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. — М.: Луч, 1993.

94. Деятельность: теория, методология, проблемы. — М.: Полит издат, 1990.

95. Джуэлл Л. Индустриально организационная психология. — СПб.: Питер, 2001.

96. Диалектика процесса познания. Кн.3. — М.: Изд во Моск. ун та, 1985.

97. Дмитренко Г. А. Целевой подход к управлению процессом формирования развития и реализации человеческих ресурсов в условиях переходного общества. — К.: МАУП, 1996.

98. Дмитренко Г. А. Стратегический менеджмент: целевое управ ление персоналом организации на базе квалиметрических изме рений. — К.: МАУП, 1997.

99. Дмитренко Г. А. Жесткий менеджмент в микроэкономике // Персонал. — 1998. — № 5.

100. Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышления. — К.: Лыбидь, 1990.

101. Дойль П. Менеджмент: стратегия и тактика. — СПб.: Питер, 1999.

102. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механиз мы и защита. — М.: Изд во Моск. ун та, 2000.

103. Дьячук Н. В. Азбука гипноза: В 2 х т. — М.: КСП, 1995.

104. Дятлов В. А., Кибанов А. Я., Пихало В. Т. Управление персона лом. — М.: Приор, 1998.

105. Дятлов В. А., Кибанов А. Я., Одегов Ю. Г. Пихало В. Т. Управле ние персоналом. — М.: Академия, 2000.

106. Евенко Л. И. Эволюция концепций управления человеческими ресурсами // Стратегия развития персонала: Материалы конф. // Н. Новгород, 1996.

107. Егоров А. Ю., Никулин Л. Ф. Пульсирующий менеджмент. — М.: Рос. экон. акад., 1998.

108. Егоршин А. П. Управление персоналом. — Н. Новгород, 1999.

109. Екатеринославский Ю. Ю. Управленческие ситуации, анализ и решения. — М.: Экономика, 1988.

110. Жданов И. А. Адаптация и прогнозирование деятельности. — Казань: Изд во Казан. ун та, 1991.

111. Жизненный путь личности // Вопросы теории и методологии социально психологического исследования / Под ред. Л. В. Со ханя. — К.: Наук. думка, 1987.

112. Журавлев П. В., Карташов С. П., Маусов Н. К. Технологии уп равления персоналом. — М.: Экзамен, 1999.

113. Завьялов П. С. Маркетинг в схемах, рисунках, таблицах. — М.:

ИНФРА М, 2001.

114. Зенгер Х. фон. Стратагемы. — М.: Прогресс, 1996.

115. Зеновьев А. А. Восхождение от абстрактного к конкретному. — М.: РАН, 2002.

116. Иванов В. Н. Социальные технологии в современном мире. — М.: Славян. диалог, 1996.

117. Иванов Д. А., Савельев В. П., Шеманский П. В. Основы управле ния войсками в бою. — М.: Воениздат, 1977.

118. Иванцевич Дж., Лобанов А. А. Человеческие ресурсы управле ния. — М.: Дело, 1993.

119. Иванченко В. А. и др. Сверхздоровье и успех в бизнесе для каж дого. — СПб.: Комплект, 1994.

120. История менеджмента: Учеб. пос. / Под ред. Д. В. Волового. — М.: Инфра М, 1997.

121. Кабаченко Т. С. Методы психологического воздействия: Учеб.

пос. — М.: Пед. о во России, 2000.

122. Казмиренко В. П. Социальная психология организации. — К.:

МАУП, 1994.

123. Казначеев В. П. Космопланетарный феномен человека. — Но восибирск.: Наука, 1991.

124. Кайдалов В. П. Диалектико материалистическая концепция самодвижения и ее современные проблемы. — Томск, 1982.

125. Кандыба Д. В. Техника гипноза “СК”. — СПб.: Манм Юнеско, 1989.

126. Кандыба Д. В. Тайны человеческой психики. — СПб.: Каро, 1996. — Т. 1, 2.

127. Кандыба В. М. Основы гипнологии: В 3х т. — СПб.: Лань, 1999.

128. Кант И. Трактаты и письма. — М., 1980.

129. Кара Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. — М.: Алгоритм, 2000.

130. Карлоф Б. Деловая стратегия. — М.: Экономика, 1991.

131. Карлоф Б., Седерберг С. Вызов лидеров. — М.: Дело, 1996.

132. Карташов В. А. Система систем. Очерки общей теории и мето дологии. — М.: Прогресс Акад., 1995.

133. Качалина Л. Н. Научная организация управленческого труда — оргпроектирование. — М.: Экономика, 1973.

134. Кедров Б. М. Проблемы политики и методологии науки. — М.:

Наука, 1990.

135. Клаузевиц К. О войне. — М.,1994.

136. Климов Е. А. Психология профессионального самоопределе ния. — Ростов н/Д: Феникс, 1996.

137. Климов Е. А. Как выбирать профессию. — М.: Просвещение, 1990.

138. Климов Е. А. Образ мира в разнотипных профессиях — М.:

Изд во Моск. ун та, 1995.

139. Князев В. Н. Человек и технология. — К.: Лыбидь, 1990.

140. Кобзарев Ю. Б. На пороге магической физики, или беседы о те лекинезе и телепатии // Гипотезы. Прогнозы: Междунар. еже годник. — М.: Знание, 1991. — Вып. 24.

141. Колпаков В. М. Методы управления: Учеб. пос. — К.: МАУП, 2003.

142. Колпаков В. М. Теория и практика принятия управленческих решений. — К.: МАУП, 2004.

143. Колпаков В. М., Дмитренко Г. А. Стратегический кадровый ме неджмент. — К.: МАУП, 2002.

144. Кондратьев Н. Д. План и предвидение // Вопр. экономики. — 1992. — № 3.

145. Кондаков Н. И. Логический словарь. — М.: Наука, 1971.

146. Конрад Н. И. Синология. — М.: Ладомир, 1995.

147. Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. — М.: Экономика, 1975.

148. Котлер Ф. Основы маркетинга. — М.: Ростинтер, 1996.

149. Котлер Ф. Маркетинг в третьем тысячелетии: Как создать, за воевать и удержать рынок. — М.: АСТ, 2000.

150. Котлер Ф. Маркетинг менеджмент. — СПб.: Питер, 2002.

151. Котлер Ф., Армстронг Г., Сондерс Д, Вонг В. Основы марке тинга. — СПб.: Вильямс, 1998.

152. Красовский Ю. Д. Организационное поведение. — М.: ЮНИТИ, 1999.

153. Круглов М. И. Стратегическое управление компанией. — М.:

Рус. дел. лит., 1998.

154. Кузанский Н. Сочинения: В 2 х т. — М.: Мысль, 1979. — Т. 1.

155. Кузьмин И. А. Психотехнологии и эффективный менеджмент. — М.: ТШБ, 1992.

156. Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975.

157. Курбатов В. И. Стратегия делового успеха. — Ростов н/Д: Фе никс, 1995.

158. Курдюмов С. П. Законы эволюции и самоорганизации слож ных систем. — М. Препринт ИПМ им. М. В. Келдыша АН СССР, 1990. — № 45.

159. Курдюмов С. П. Синергетика и новые подходы к процессу обу чения: Сб. науч. тр. // Синергетика и учебный процесс. — М.:

РАГС, 1999.

160. Курдюмов С. П. Синергетика и новое мировидение //Синерге тика, философия, культура. — М.: РАГС, 2001.

161. Ладенко И. С. Интеллектуальные системы в целевом управле нии. — Новосибирск: Наука, 1987.

162. Ладенко И. С., Тульчинский Г. Л. Логика целевого управления. — Новосибирск: Наука, 1988.

163. Лебон Г. Психология народов и масс — СПб.: Макет, 1995.

164. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Наука, 1977.

165. Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: основы этики. Ха рактер русского народа. — М., 1991.

166. Лефевр В. А. Конфликтующие структуры. — М.: Сов. радио, 1973.

167. Мазур М. Качественная теория информации. — М.: Мир, 1974.

168. Макиавелли Н. Государь. — М.: Фолио, 1998.

169. Макиавелли Н. О военном искусстве. — Минск, 1998.

170. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию — М.: Прог ресс, 1990.

171. Манхейм К. Диагноз нашего времени. — М.: Юрист, 1994.

172. Маркетинг / Под ред. Романова. — М.:ЮНИТИ, 1996.

173. Маркова А. К. Психология профессионализма. — М., 1996.

174. Материалистическая диалектика как научная система. — М.:

Изд во Моск. ун та, 1983.

175. Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. Т. 33.

176. Мерсер Д. ИБМ: управление в самой преуспевающей корпора ции мира. — М.: Прогресс, 1991.

177. Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. — М.: Дело, 1995.

178. Мизес Л. фон. Бюрократия. “3апланированный хаос”. Антика питалистическая ментальность — М.: Дело, 1993.

179. Милсс Р. Властвующая элита. — М.: Изд во иностр. лит., 1959.

180. Мильнер Б. З. Теория организации. — М.: Инфра М., 1999.

181. Мильнер Б. З., Евенко Л. И., Рапопорт В. С. Системный подход к организации управления. — М.: Экономика, 1983.

182. Михайлов Т. А. Эволюция геополитических идей. — М.: Весь мир, 1999.

183. Моисеев Н. Н. Человек, среда, общество: проблемы формализа ции описания. — М.: Наука, 1982.

184. Моисеев Н. Н. Алгоритмы развития. — М.: Наука, 1986.

185. Моисеев Н. Н. Теория организации и практика перестройки // Знание сила. — 1988 — № 1.

186. Моисеев Н. Н. Человек и ноосфера. — М.: Молодая гвардия, 1990.

187. Монтень М. Опыты. — М.: Голос, 1992. — Т. 1–3.

188. Монтескье Ш. О духе законов. — М.: Мысль, 1999.

189. Морен Э. Управленческая парадигма: природа человека. — К.:

Кармэ, 1995.

190. Моррисей Д. Целевое управление организацией. — М.: Сов. ра дио, 1979.

191. Моруа М., Фролов И. Институт жизни // Новый мир. — 1988. — № 1.

192. Московичи С. Век толп: Исторический трактат по психологии масс — М.: Центр психологи и психотерапии, 1998.

193. Московичи С. Машина, творящая богов — М.: Центр психоло гии и психотерапии, 1998.

194. Налимов В. В. Спонтанное сознание. Вероятностная теория смыс лов и смысловая архитектоника личности — М: Прометей, 1989.

195. Налимов В. В. В поисках иных смыслов. — М.: Прогресс, 1993.

196. Налимов В. А. Дрогалина Ж. А. Реальность нереального. Веро ятностная модель бессознательного. — М.: Мир идей, 1995.

197. Население и трудовые ресурсы: справочник / Сост. А. Г. Но вицкий. — М.: Мысль, 1990.

198. Незнамов А. Оборонительная война. — СПб., 1909.

199. Николис Г, Пригожин И. Р. Познание сложного. Введение. — М.: Мир, 1990.

200. Николис Г., Пригожин И. Р. Самоорганизация в неравновесных системах: Пер. с англ. — М.: Мир, 1979.

201. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. — М.: Интербук, 1990.

202. Ницше Ф. Воля к власти. — М.: Транспорт, 1995.

203. Общая и социальная психология: Практикум / Под ред. Н. Д. Тво роговой. — М.: Мед. информ. агентство, 1997.

204. Общение и оптимизация совместной деятельности. — М.: Изд во Моск. ун та, 1987.

205. Огнев А. С. Субъектогенез и психотренинг саморегуляции. — Воронеж : ВГИ, 1997.

206. Одегов Ю. Г., Журавлев П. В. Управление персоналом. — М.:

Финстатинфор, 1997.

207. Опарин А. И. Материя, жизнь, интеллект. — М.: Наука, 1977.

208. Ортега и Гассет Х. Восстание масс // Психология масс: Хрес томатия / Ред сост. Д. Я. Райгородский. — Самара: БАХРАХ, 1998.

209. Основы современного социального управления: Теория и ме тодология. — М.: Экономика, 2000.

210. Основы теории управления войсками / Под ред. П. К. Алтухо ва. — М.: Воениздат, 1984.

211. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. — М.:

Наука, 1973.

212. Пальчевский Б. В., Масюкова Н. А. Педагогическое проектиро вание и программирование в рамках ИПК // Адукацыя выхаванне. — 1997. — № 4(69).

213. Панасюк А. Ю. А что у него в подсознании? — М.: Дело, 1996.

214. Панфилова А. П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности. — СПб.: Знание, 2001.

215. Паркинсон С. Н. Законы Паркинсона. — М.: Прогресс, 1989.

216. Парнитс Ю. Э., Савенкова Т. И. Стратегия и тактика гибкого управления. — М.: Финансы и статистика, 1991.

217. Пекалис В. Твои возможности, человек. — М.: Наука, 1973.

218. Персональный менеджмент: Учебник / С. Д. Резник и др. — М.:

ИНФРА М, 2002.

219. Петренко В. П. Валеологический семинар академика: В 5 ти т. — СПб.: Petroc, 1996.

220. Петров Ю. А. Азбука логичного мышления. — М.: Изд во Моск. ун та, 1991.

221. Петров Ю. В. Философско эстетические аспекты развития са модеятельности субъекта: Проблемы теории: Дис.... д ра. фи лософ. наук. — К.: Изд во Киев. ун та, 1993.

222. Петрова Т. П. Механизм миграционного обмена: методы ис следования. — К.: Наук. думка, 1992.

223. Петровский В. А., Кузнецов Б. С., Огнев А. С. Психологическая теория субъектогенеза как глобальная основа построения обра зовательных систем // Образование XXI века: подготовка к жиз ни в глобальном сообществе. — Воронеж, 1995.

224. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. — М., 1969.

225. Платонов К. К. Вопросы психологии труда. — М.: Медицина, 1975.

226. Платонов К. К. Структура и развитие личности. — М.: Наука, 1986.

227. Поляков В. А. Технология карьеры. — М.: Дело, 1995.

228. Попов С. А. Стратегическое управление. Модуль 4. — М.: Инфра М, 1999.

229. Поппер К. Р. Логика и рост научного знания // Избранные ра боты: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1983.

230. Поппер К. Р. Відкрите суспільство та його вороги: Пер. з англ.:

в 2 х т. — К.: Основи, 1994.

231. Портер М. Международная конкуренция. — М.: Междунар.

отношения, 1995.

232. Почепцов Г. Г. Имиджелогия: теория и практика. — К.: АДЕФ Украина, 1998.

233. Почепцов Г. Г. Информационная война. — К.: Ваклер, 2000.

234. Пригожин И. Р. От существующего к возникающему: Время и сложность в физических науках. — М.: Наука, 1985.

235. Пригожин И. Р., Стенгере И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. — М.: Прогресс, 1986.

236. Принципы организации социальных систем: Теория и прак тика / Под. ред. М. И.Сетрова. — К.;

Одесса: Вища шк., 1978.

237. Проблемы рефлексии: Современные комплексные исследова ния / Под ред. И. С. Ладенко. — Новосибирск: Наука, 1987.

238. Пряжников Н. С. Психология элитарности. — М.: МОДЭК, 2000.

239. Психологический словарь / Под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Меще рякова. — 2 е изд. — М.: Педагогика Пресс, 1997.

240. Пугачев В. П. Руководство персоналом организации. — М.: Ас.

Пресс, 1998.

241. Радьяр Д. Планетаризация сознания: от индивидуального к целому. — М., 1995.

242. Расторгуев С. П. Информационная война. — М.: Радио и связь, 1998.

243. Резник Т. Е., Резник Ю. М. Жизненные стратегии личности // Социальные исследования. — 1995. — № 1.

244. Реймерс Н. Ф. Популярный биологический словарь. — М.: На ука, 1990.

245. Рефлексивное управление: Тез. Междунар. симп., Москва, 17–19 окт. 2000 г. / Под ред. А. В. Брушлинского, В. Е. Лепского. — М.: Ин т психологии РАН, 2000.

246. Рефлексивные процессы и управление: Тез. Междунар. симп., 8–10 окт. 2001 г. / Под ред. А. В. Брушлинского, В. Е Лепского. — М.: Ин т психологии РАН, 2001.

247. Робер М. А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. — М.:

Прогресс, 1986.

248. Рубинштайн С. Л. О мышлении и путях его исследования. — М., 1958.

249. Рубинштейн С. Л. Человек и мир / Проблемы общей психоло гии. — М.: Педагогика, 1976.

250. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М., 1989. — Т. 1, 2.

251. Русинов Ф. М. и др. Менеджмент и самоменеджмент в системе рыночных отношений. — М.: Инфра М, 1996.

252. Самарский А. А. Вычислительный эксперимент и научно тех нический прогресс. — М.: Наука, 1987.

253. Самарский А. А. и др. Моделирование нелинейных явлений в современной науке // Информатика и научно технический прог ресс. — М., 1987.

254. Самарский А. А. Неизбежность новой методологии // Комму нист. — 1989. — № 1.

255. Сацков Н. Я. Разрушающая и созидающая роль идеи к Третьему тысячелетию Христовой Эры. — К.: Ин т праксеологии, 1995.

256. Свечин А. Постижение военного искусства. — М., 1999.

257. Секач М. Ф. Психологическая устойчивость руководителя. — М.: РАГС, 1997.

258. Селевко Г. К. Современные образовательные технологии. — М.:

Нар. образование, 259. Семенов И. Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач. — М., 1990.

260. Сент Экзюпери А. Избранные произведения. — М.: Правда, 1979.

261. Ситников А. П. Акмеологический тренинг. — М.: ТШБ, 1996.

262. Скопылатов И. А., Ефремов О. Ю. Управление персоналом. — СПб., 2000.

263. Слатинов В. Б. Кадровая политика в условиях социальных трансформаций. — Орел: ОРАГС, 1999.

264. Словарь иностранных слов. — М.: Рус. язык, 1989.

265. Словарь по кибернетике / Под ред. В. С.Михалевича. — К.: Гл.

ред. Укр. сов. энцикл., 1989.

266. Словарь русского языка: В 4 х т. — М.: Рус. язык, 1988.

267. Словарь справочник менеджера / Под ред. М. Г. Лапусты. — М.:

Инфра М, 1996.

268. Служебная карьера / Под ред. Е. В. Охотского. — М.: Эконо мика, 1998.

269. Смирнов Е. Л. Справочное пособие по НОТ. — М.: Экономика, 1986.

270. Смирнов Э. А. Основы теории организации. — М.: ЮНИТИ, 1998.

271. Современная психология: Справочное руководство. — М.:

Инфра М, 1999.

272. Современные персонал технологии. — М.: Бизнес школа, Ин тел Синтез, 2001.

273. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. — М.: Полит издат., 1992.

274. Социальные технологии государственного управления. — М.;

Н. Новгород, 1995.

275. Социология труда: Учебник / Под ред. Н. И. Дряхлова и др. — М.: Изд во Моск. ун та, 1993.

276. Спивак В. А. Организационное поведение и управление персо налом. — СПб.: Питер, 2000.

277. Спивак В. А. Корпоративная культура. — СПб.: Питер, 2001.

278. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. — М.: Политиздат, 1972.

279. Стивенсон В. Дж. Управление производством. — М.: Бином, 1998.

280. Стратегия в трудах военных классиков. — М., 1926.

281. Тарасов В. К. Персонал технология. Отбор и подбор менедже ров. — Л.: Машиностроение, 1989.

282. Теория маркетинга / Под ред. М. Бейкера. — СПб: Питер, 2002.

283. Теория познания: В 4 х т. — М.: Мысль, 1995. — Т. 4. Познание социальной реальности.

284. Титаренко Т. М. Жизненный мир личности: структурно гене тический подход. — Дис.... д ра техн. наук. — К., 285. Тихонравов Ю. В. Теория управления: Учеб. курс. — М.: Вест ник, 1997.

286. Тойнби А. Дж. Постижение истории. — М.: Прогресс, 1991.

287. Томпсон А. А., Стрикленд А. Дж. Стратегический менеджмент.

Искусство разработки и реализации стратегий. — М.: Инфра М, 2000.

288. Трубецкой С. Н. Сочинения. — М., 1994.

289. Турчинов А. И. Профессионализация и кадровая политика:

Проблемы развития теории и практики. — М.: Флинта, 1998.

290. Управление персоналом / Под ред. Т. Ю. Базарова, Б. Л. Ере мина. — М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998.

291. Управление персоналом. Учеб. практ. пос. / Под ред. А. Я. Ки банова, Л. В. Ивановской. — М.: Приор, 1999.

292. Управление персоналом: Энциклопедический словарь / Под ред. А. Я. Кибанова. — М.: Инфра М, 1998.

293. Управление персоналом организации: Учебник / Под ред. А. Я.

Кибанова — М.: Инфра М, 1998.

294. Управление фирмами в Японии: Пер. с япон. — М.: Прогресс, 1969.

295. Фейербах Л. Избранные философские произведения: В 2 х т. — М., 1955. — Т. 1.

296. Филиппов А. В. Управление кадрами на предприятии. — М.:

Знание, 1985.

297. Философская энциклопедия / Под ред. Ф. В. Константинова:

В 5 ти т. — М.: Сов. энцикл., 1970.

298. Франкл В. Человек в поисках смысла. — М.: Прогресс, 1990.

299. Франкл В. Психотерапия на практике. — СПб.: Ювента, 1999.

300. Фрейд З. Психология бессознательного — М.: Просвещение, 1989.

301. Фромм Э. Душа человека. — М.: Республика, 1992.

302. Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Прогресс, 1995.

303. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. — М.: Республика, 1993.

304. Хайек Ф. А. Дорога к рабству // Новый мир — 1991. — № 7, 8.

305. Хакен Г. Синергетика: Пер. с англ. — М.: Мир, 1986.

306. Халачми А. Стратегическое управление и производительность // Эффективность государственного управления. — М., 1998.

307. Халипов В. Ф. Введение в науку о власти. — М.: ТШБ, 1996.

308. Хант Дм. Управление людьми в компаниях: Руководство для менеджера. — М.: Олимп Бизнес, 1995.

309. Хартген Х. Маркетинг:основы профессионального успеха. — М., Инфра М., 2000.

310. Хентце И. Теория управления кадрами в рыночной экономи ке. — М.: Междунар. отношения, 1997.

311. Хмиль Ф. О путях формирования менталитета в Украине // Экономика Украины. — 1996. — № 11.

312. Хомич И. И. Человек — живая система: Естественно научный философский анализ. — М.: Беларусь, 1989.

313. Хрестоматия по психологии личности / Ред. сост. Д. Я. Рай городский). — Самара: Бахрах, 1996.

314. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности (основные положения, исследования и применение). — СПб.: Питер, 1997.

315. Чалидзе В. Иерархический человек. Социобиологические за метки. — М.: Терра, 1991.

316. Человек в системе наук. — М.: Наука, 1989.

317. Человек и его ценности: В 2 кн. — М.: ИФАП, 1988.

318. Человек: философские аспекты сознания и деятельности — Минск.: Наука и техника, 1989.

319. Человеческий фактор: единство сознательности и деятельности. — К.: Политиздат Украины, 1989.

320. Шарден де П. Т. Божественная среда. — Пер. с франц. — М.: Ре нессанс, 1992.

321. Шарден де П. Т. Феномен человека. — М.: Наука, 1987.

322. Шейнов В. П. Скрытое управление человеком (Психология ма нипулирования). — М.: АСТ, 2002.

323. Шекшня С. В. Управление персоналом современной организа ции. — М.: Бизнес шк., 1998.

324. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. — М.: Мысль, 1980.

325. Шкатулла В. И. Настольная книга менеджера по кадрам. — М.:

Норма, 2003.

326. Шмальгаузен И. И. Факторы эволюции. — М., 1968.

327. Шмидт Р. Основы сенсорной физиологии. — М.: Мир, 1984.

328. Шмидт Р. Физиология человека: В 4 х т.: Пер. с англ. — М.:

Мир, 1986.

329. Шопенгауер А. Афоризмы житейской мудрости. — М.: Интер бук, 1990.

330. Щедровицкий Г. П. Избранные труды. — М.: Шк. культ. по литики, 1995.

331. Щедровицкий Г. П. Философия, наука, методология. — М.: Шк.

культ. политики, 1997.

332. Щедровицкий Г. П. Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология: Курс лекций. — М., 2000.

333. Щёкин Г. В. Визуальная психодиагностика: познай людей по их внешности и поведению. — К.: МАУП, 1993.

334. Щёкин Г. В. Как эффективно управлять людьми: Психология кадрового менеджмента. — К.: МАУП, 1999.

335. Щёкин Г. В. Агрессия НАТО на Балканах: Уроки истории и ее перспективы // Персонал. — 2000. — № 2.

336. Щёкин Г. В. Социальная теория и кадровая политика. — К.:

МАУП, 2000.

337. Щёкин Г. В. Основы кадрового менеджмента. — К.: МАУП, 2002.

338. Щёкин Г. В. Организация и психология управления персона лом. — К.: МАУП, 2002.

339. Эйгтен М., Шустер П. Гиперцикл: Принципы самоорганиза ции макромолекул: Пер. с англ. — М.: Мир, 1982.

340. Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологичес ких макромолекул: Пер. с англ. — М.: Мир, 1975.

341. Энкельман Н. Б., Бинкербиль М. Преуспевать с радостью. — М.:

Экономика, 1993.

342. Эшби У. Р. Конструкция мозга: Происхождение адаптивного поведения: Пер. с англ. — М.: Изд во иностр. лит., 1962.

343. Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопр. философии. — 1988. — № 1.

344. Юзвишин И. И. Информациология. — М.: Радио и связь, 1996.

345. Bonoma T. V. Managing marketing: Text, cases and readings. — N. Y: Free Press, 1994.

346. Brianas I. High tech. executive stills what new research shows // Eur Іnd. Train. — 1987 — 11, № 4.

347. David F. R. Strategic management // Intern. Edit. — 1997.

348. Garfield C. A. The right stuff // Manage world. — 1994. — 13, № 18;

20;

26.

349. Hathcock B. C. The new breed approach to 2l st century human resources // Human resources management. — 1996. — 35, № 2.

350. Kelso J. A. S. Dynamic patterns. The self organization of brain and Behavior. — Cambridge: MIT Press, 1995.

351. Lynch R. Corporate strategy.: Pitman Publ., 1997.

352. Thompson J. L. Strategic management: Awareness and Charge.

Chapman & Hall, 1994.

СЛОВАРЬ НАИБОЛЕЕ ЧАСТО УПОТРЕБЛЯЕМЫХ ТЕРМИНОВ Абстракция (лат. abstractio — удаление, отвлечение) — итог обобщения результатов созерцания, наблюдения, первичных описаний объекта изучения.

Альтернатива (фр. alternative, от лат. alternare — чередоваться) — нали чие вариантов высказываний или действий, исключающих друг друга.

Анализ (гр. analysis — разложение, расчленение, разбор) — логический прием, метод исследования, суть которого состоит в том, что изучаемый предмет мысленно расчленяется на составные элементы, каждый из кото рых затем исследуется в отдельности как часть расчлененного целого для то го, чтобы выделенные в ходе анализа элементы соединить с помощью друго го логического приема — синтеза — в целое, обогащенное новыми знаниями.

Антропный принцип (гр. anthropos — человек) — рассмотрение законов Вселенной и ее строения на основе того, что познание ведется Человеком ра зумным. Природа такова, как она есть, только потому, что в ней живет чело век. Антропный принцип не противоречит возможности жизни на других космических объектах, но в другом для нас виде.

Аппарат управления — система органов управления, совокупность орга низаций, обеспечивающих управление в той или иной управленческой дея тельности;

совокупность работников (руководителей, специалистов, техни ческих исполнителей) какой либо организации, выполняющих управлен ческую работу.

Арбитраж в дискуссии (фр. arbitrage) — разработка абстрактной (по отношению к конкурирующим) точки зрения, конкретизация которой (различная для прилагаемых точек зрения) позволяет найти то, с чем мож но согласиться, и оставить то, что не вызывает споров и прекращает дис куссию.

Артефакт (лат. arte — искусственно + factus — сделанный) — процесс (или образование), не свойственный изучаемому объекту в норме и возника ющий в процессе его исследования. Может быть фактом, созданным искус ственно в силу недостаточного осмысления. В настоящее время к артефак там относят паранормальные явления.

Ассоциативное мышление (лат. associare — соединять) — характеристи ка мышления, особенностью которого является переход от одного представ ления к другому по случайным общим или опосредованным признакам и в зависимости от индивидуального состояния.

Бифуркация (лат. bifurcatio — раздвоение, разделение, разветвление) — критическая пороговая точка, в которой происходит качественное измене ние поведения объекта. Точка ветвления траектории движения (изменения) неравновесной системы в момент ее структурной перестройки.

В точках бифуркации система находится одновременно как бы в двух состояниях, и предсказать ее детерминированное поведение невозможно.

Бытие — совокупность всего сущего;

мир в целом;

динамика существова ния, предопределенная устройством "нечто", циклом его трансформаций в ходе созревания, "взрослого" существования и увядания.

Виртуальная реальность (лат. virtualis — возможный) — возможная, но мнимая (не проявленная) реальность, которая может проявиться в опреде ленных условиях;

искусственная среда, созданная компьютерными сред ствами.

Виртуальность — в общем смысле возможность существования (вирту альные миры, виртуальные частицы, виртуальные перемещения — беско нечно малые перемещения частиц без нарушения связей в системе).

Власть — право и возможность распоряжаться. Располагает совокуп ностью полномочий, обеспеченных правовыми нормами, силовыми структу рами, мотивационными факторами, способствующими организации согла сованных действий людей в обществе, социальной организации.

Воздействие управляющее — сознательное действие субъекта управле ния по отношению к объекту управления с целью перевода его в новое жела емое состояние.

Воля — духовный акт, благодаря которому подтверждается некоторая ценность;

механизм психики, обеспечивающий следование к намеченной цели.

Время — понятие, описывающее последовательность смены явлений и состояний материи, длительность процессов. Форма существования (наря ду с пространством) материи;

существует объективно и связана с движени ем материи.

Гармония (гр. harmonia — связь, стройность, соразмерность) — соразмер ность частей, слияние различных компонентов, явлений, процессов в единое органичное целое с определенным соотношением их частей.

Геном (англ. henome, от гр. genos — происхождение) — совокупность ге нов, содержащихся в одинарном наборе хромосом данной растительной или животной клетки.

Генотип — совокупность всех генов организма, локализованных в его хромосомах.

Генофонд — качественный состав и относительная численность разных форм (аллелей) различных генов в популяциях того или иного вида орга низмов.

Гипотеза (гр. hypothesis) — продуманное предложение, выраженное в форме научных понятий;

высказывание, предполагаемое или явное, содер жание которого имеет информационную и интонационно интенционную составляющие.

Гомеостаз(ис) (гр. homoios —подобный + stasis — состояние) — свойство системы поддерживать свои параметры и функции в определенном диапазо не, основанное на устойчивости внутренней среды по отношению к возму щениям внешней среды.

Дерево целей — графическое представление взаимосвязи и соподчине ния одной или нескольких целей. При построении ДЦ вначале определяют цели верхнего уровня, далее они последовательно разукрупняются на под цели следующего уровня.

Движение — способ существования материи;

в общем смысле — измене ние состояния в результате взаимодействия тел, в геометрии — преобразо вание пространства, сохраняющее геометрические формы фигур.

Деструкция (лат. destructio — разрушение) — нарушение, разрушение нормальной структуры чего либо.

Детерминизм (лат. determinare — определять) — учение об объективной закономерности взаимосвязи и причинной обусловленности всех явлений природы и общества.

Детерминированный хаос (динамический хаос) — состояние открытой нелинейной системы, когда возможно возникновение состояния (бифурка ции), в котором эволюция системы имеет вероятностный характер.

Действие — единица поведения человека, структурирующую роль в которой играют цель и целенаправленность, а затем и способ достижения цели.

Деятельность — механизмически осуществляемый процесс реализации нормы (цели, плана, программы и т. п.), в основе которого — преобразование “материала” в “продукт”, что не может произойти “естественным” образом и предполагает использование соответствующих “средств”.

Деятельность управленческая — тип деятельности, связанный с постро ением и перестройкой иной деятельности, называемой исполнительской, предназначенной для производства заранее фиксированного продукта.

Должность управленческая — первичный структурный элемент в орга не управления, определяемый установленными задачами, правами и обязан ностями, обусловленный также формами разделения и кооперации труда в управлении.

Естественное — бытие вне организующих рамок социокультурного и де ятельностного типов.

Естественно искусственное — результат внесения в естественное де формаций, предопределенных замыслом, введенными требованиями, при сохранении ведущей роли “естественного”.

Естественно научный подход — подход, в основании которого — цен ность научного изучения реальности вне коррекционно преобразовательно го отношения к ней.

Жизнедеятельность — цикл процессов, обеспечивающий удовлетворе ние индивидуальной потребности.

Задача — нормативное представление о способе достижения мыслитель ной или деятельностной цели, предполагающее переход к реализации содер жания способа Задача управления — предмет решения, предполагающий необходи мость действий по переводу объекта управления в иное состояние.

Заказ — результат фиксации необходимости в чем либо, появление ко торого предопределяется построением деятельности в рамках функциони рующей или изменяющейся организационной структуры, обладающей дос таточным ресурсом или способной к приобретению этого ресурса.

Заказчик — человек, который реализует функцию формулирования заказа.

Закон — 1) существенные отношения между объектами и явлениями, ко торым присущи необходимость, всеобщность, повторяемость;

2) необходи мое, существенное, устойчивое, повторяющееся отношение между явления ми в природе и обществе, объективная связь явлений и предметов.

Золотое сечение (золотая пропорция, деление в крайнем и среднем отно шениях, гармоническое деление) — деление отрезка на две неравные части в крайнем и среднем отношениях так, что меньший отрезок деления относится к большему, как больший к целому (или наоборот);

предел, к которому стре мится отношение двух средних чисел в любом протяженном аддитивном ряду.

Приближенно это число Ф = 1,618034, установлено Фибоначчи (1204 г.) из рекурентного ряда 0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144... Название Sectio aurea (золотое сечение) введено Леонардо да Винчи в эпоху Ренессанса. Это среднепропорциональное отношение называли Sectio divina — божественной пропорцией. Отражает гармонию законов развития природы, Вселенной и общества. В настоящее время широко используется в естественных и гумани тарных представлениях современного естествознания.

Игра — форма свободного самовыражения человека, не связанная с дос тижением какой либо цели, доставляющая радость и удовольствие сама по себе. Игровое поведение характерно для сложных, открытых, неравновес ных структур.

Идея — понятие, представление, отражающее действительность в созна нии человека и выражающее его отношение к окружающему миру;

главная мысль.

Иерархия (гр. hieros — священный + arche —власть) — расположение час тей или элементов целого в порядке от высшего к низшему (или наоборот). В синергетике — структурная организация сложных систем, упорядочивающая взаимодействия между уровнями в порядке от высшего к низшему.

Иерарх — лицо, занимающее верхний уровень иерархии и обладающий полнотой власти, которую он, частично, может делегировать представите лям иных уровней иерархии, как правило, ближайшего уровня.

Информация — содержание сообщения (устного, письменного), которое в процессе понимания оценивается как частично или полностью “новое” и полезное для решения определенной возможной или актуальной задачи.

Искусственное — содержание предписывающей мысли или организо ванность, использование которой состоит в том, чтобы быть источником предписывающих утверждений (средства нормирования).

Искусственно естественное — результат трансформации первичного бытия “нечто”, в котором выделяются свойства, предопределенные оискус ствляющими факторами: социальными, социокультурными, культурными и деятельностными нормами, нормозначимыми организованностями. Исход ные “естественные” свойства уходят в тень, в подчиненное положение.

Кадры управления — работники (служащие), профессиональная дея тельность которых полностью или преимущественно связана с выполнени ем функций управления и уровень подготовки которых соответствует рабо чим местам.

Катастрофа (гр. katastrophe — переворот) — в общем случае — внезапное бедствие;

событие, влекущее за собой тяжелые последствия. В теории само организации и синергетике — скачкообразное изменение, возникающее в виде внезапного ответа системы (скачок) на плавные изменения внешних условий.

Качество управления — оценка процесса управления, определяемая сте пенью достижения поставленной цели.

Коммуникация (лат. communicatio — делаю общим, связываю) — связь объектов и организмов, общение, взаимная передача и восприятие информа ции. Процесс использования знаковых средств для выражения представле ний, рассматриваемых как значимые для “других”, процесс воздействия зна ковыми средствами на сознание “другого” (и субъективность в целом) для вторичного построения образа, который может быть оценен как “копия” об раза автора. Функциональная структура коммуникации предполагает, как минимум, двух участников (автора и понимающего).

Концепция (лат. conceptio — понимание, система) — совокупность наи более существенных элементов теории, система взглядов, то или иное пони мание явлений и процессов, изложенные в конструктивной для понимания форме;

алгоритм решения проблемы.

Коэволюция — совместная эволюция нескольких систем, например че ловека и биосферы, природы в целом.

— Критерий (гр. kriterion средство для суждения) — признак, на основа нии которого производятся оценка, определение или классификация чего либо, мерило оценки. Средство оценки правильности или соответствия бытия чего либо тому, что используется в качестве “эталона”, “нормы” и т. п.

Культура мышления — качество мыслительных процессов, демонстри руемых человеком, вызванных сознательным или переведенным в режим автоматизма, ставших неосознаваемым подчинением требованиям культу ры, специализированной для мышления.

Материя (лат. materia) — объективная реальность, которая дана челове ку в его ощущениях и существует независимо от них;

некая субстанция, ос нова всех реально существующих объектов и систем, их свойств, связей между ними и форм движения;

то, из чего состоят все тела. Формы существования ма терии — пространство и время.

Метаболизм (гр. metabole — перемена, превращение) — свойство откры тых систем к обмену веществом и энергией как внутри себя, так и с окружа ющей средой. В биологии — совокупность процессов ассимиляции и дисси миляции при обмене веществ в животных, растениях и микроорганизмах.

Методология — область деятельности, функцией которой является соз дание и совершенствование интеллектуальных средств организации реф лексивных процессов.

Метод (гр. methodos — исследование, путь) — совокупность определен ных правил, приемов, норм познания и действия.

Методы управления — организация приемов и способов управленческо го воздействия на исполнительские структуры.

Механизм управления — целостность форм, методов, средств, принци пов и рычагов обеспечения деятельности исполнительских структур.

Модель — результат преобразования образца реальности по определен ному критерию с направленностью на акцентирование тех свойств и ка честв, которые важны для познания в мире деятельности и мышления.

Мыследеятельность — синтез “действий”, “коммуникации” и “чистого мышления” в единстве развивающего перехода.

Мыслекоммуникация — процесс использования языковых средств для выражения своей “мысли”, понимания и критики “чужой” мысли.

Мышление логическое — мышление, подчиненное необходимости выра жать логическое, формно мыслительное содержание.

Мышление методологическое — тип мышления, подчиненный функции критериального обеспечения, обоснования траектории и форм рефлексив ного анализа.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.