WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального ...»

-- [ Страница 2 ] --

По мнению D.J. Ogilvie-Harris et al. (1995), "замороженное плечо" является болезнью, склонной к самоизлечению, но при близительно у 10% пациентов это состояние может длиться непредсказуемо долго. Именно этой группе, состоящей из пациентов, у которых консервативные мероприятия, проводи мые в течение года, оказались безуспешными, было выполнено артроскопическое вмешательство. Причем первым 20 пациен там производилась насильственная мобилизация плечевого сустава непосредственно во время операции. Последующим больным был выполнен только артроскопический артролиз.

Артроскопическая операция авторами производилась в 4 фазы:

первая – резекция воспаленной синовиальной ткани и интерва ла между надостной и подлопаточной мышцами, вторая – ра дикальное рассечение передней верхней плечелопаточной связки и передней капсулы, третья – рассечение сухожилия подлопаточной мышцы, четвертая – рассечение нижнего отде ла капсулы. Ближайшие и отдаленные результаты во второй группе оказались намного лучше. У них быстрее восстановил ся полный объем движений, исчезли боли. У тех больных, у которых замороженное плечо развилось на фоне сахарного диабета, восстановление происходило примерно в те же сроки, на фоне некоторого незначительного послеоперационного ухудшения. N.H. Andersen et al. (1996) сообщили, что после артроскопической санации с одновременной мобилизацией сустава под общим обезболиванием 55% пациентов смогли достичь полного объема движений и 75% практически пере стали ощущать боли. В целом можно отметить, что оператив ное лечение дефекта ВМП в западных странах выполняется достаточно часто и в основном открытым доступом. При так называемом импинджемент-синдроме артроскопическая суб акромиальная декомпрессия стала стандартной операцией.

1.9. Некоторые данные из истории изучения плечелопаточного болевого синдрома отечественной школой В своей монографии, ныне ставшей библиографической ред костью, И.Л. Крупко (1959) обобщил шестилетний опыт рабо ты клиники травматологии и ортопедии им. Г.И. Турнера.

Клинический материал в этом труде представлен 276 пациен тами, 216 анатомическими исследованиями на трупах и гистологическими препаратами капсульно-связочных элемен тов плечевых суставов. Примечательно, что автор в конце пя тидесятых годов предвосхитил основу современной концепции – ударного механизма и фрикционной теории тендинита (ме ханического трения) вращательной манжеты плеча. На осно вании собственных исследований он предложил ряд консерва тивных методов лечения, в частности, спирт-новокаиновые блокады субакромиального пространства и операцию сшива ния "капсульно-сухожильного дефекта", фактически описав дегенеративный разрыв надостной мышцы. До настоящего времени не потерял своего значения предложенный им метод оперативного лечения кальцифицирующего тендинита. Однако оперативное лечение автором использовалось довольно редко (16 случаев) и заключалось в нанесении "насечек" в области сумки сустава, удалении кальцинатов и вымывании "пастооб разной белой массы". И.Л. Крупко (1959) на материале более чем 100 трупных плечевых суставов показал наличие воспали тельных изменений в подакромиальной сумке, надостной мышце, наличие кальцификатов в ее сухожилии, упомянул о возможности акромиально-бугоркового соударения при плече лопаточном периартрите. Заслуживает внимания и монография Р.А. Зулкарнеева, в которой автор подробно описал сущест вующие на тот период методы лечения плечелопаточного пе риартрита, привел собственные данные о консервативном ле чении. Примечательно, что у этого автора библиографический справочник составлен из более чем 1000 ссылок на отечест венные и зарубежные источники. К сожалению, собственного опыта хирургического лечения плечелопаточного периартрита, впрочем, как и замороженного плеча, Р.А. Зулкарнеев не имел.

А.Ф. Краснов и Р.Б. Ахмедзянов (1982) в своей монографии "Привычный вывих плеча" указывали на стабилизирующее воздействие внутренних и наружных ротаторов плеча на дина мику природного шарнира. Они также подтвердили существо вание хронического подвывиха плеча или так называемого ин тракапсулярного вывиха при массивных разрывах надостной мышцы и не отрицали его сходства с привычным вывихом плеча. О.Е. Прудников (1995) в своей диссертации называет надостную мышцу "основным вращателем плеча" и при ее по вреждении считает обязательным ее сшивание, цель которого – полное восстановление ротационных движений в плечевом суставе и подавление болевого синдрома. Для этого им ис пользовался чрезакромиальный доступ Паттэ – Гутальера, шнуровочный шов Мак-Лафлина. В его статьях, а затем и дис сертации впервые подчеркивается значение субакромиальной декомпрессии по Ниру. Автор также указал на роль компрес сии надлопаточного нерва, по поводу чего он применил опера ции невролиза. С.В. Архипов (1998) рассматривает привычный вывих и заболевание вращательной манжеты как следствие по сттравматической нестабильности плечевого сустава. С учетом упомянутой концепции нестабильности автор рекомендует хи рургическую (артроскопическую) стабилизацию плечевого сустава, хотя доступы к пораженным анатомическим структу рам и сами структуры, подвергающиеся восстановлению, весьма различны. Например, при заболевании вращательной манжеты плеча С.В. Архипов использует субакромиальную декомпрессию по Ниру с возможным наложением шва на дефект надостной мышцы, а при привычных вывихах плеча артроскопический трансгленоидный шов дефекта по Банкар ту. Некоторые авторы в лечении хронической нестабильности плечевого сустава стали использовать лазерные технологии в артроскопической технике (Ф.Л. Лазко, 2002).

Выводы 1. В отечественной литературе, посвященной плечелопа точному болевому синдрому (плечелопаточному периартриту, посттравматической дистрофии руки, синдрому плечо – кисть, поражению вращательной манжеты плеча и т. д.), до сих пор отсутствует единый взгляд на патогенез этого заболевания.

2. Несмотря на то, что в большинстве работ, особенно оте чественных, посвященных механизму развития плечелопаточ ного болевого синдрома, много места отводится нейрогенным причинам как центрального (дископатии шейного отдела по звоночника, поражение надлопаточного нерва и т. д.), так и пе риферического характера (изменения внутрисуставной про приорецепции). Однако остается неясным такой важный эпи зод патогенеза, как нарушения кинематики и кинетики плечевого сустава в условиях патологии.

3. Эта неясность, в свою очередь, определяется практиче ски полным отсутствием экспериментальных исследований, посвященных выявлению признаков нестабильности плечевого сустава при этом заболевании.

4. В связи с этим как в мировой, так и в отечественной ли тературе, посвященной плечелопаточному болевому синдрому, до сих пор не решены вопросы адекватной терминологии.

5. Не отработаны методы диагностики, связанные с визуа лизацией пораженного плечевого сустава, в частности МРТ, КТ, флюороскопические методы исследования.

6. Не отработаны показания к оперативному лечению, осо бенно такой тяжелой формы плечелопаточного периартрита, как "замороженное плечо".

7. В России отсутствует система специализированной орто педической помощи больным с патологией плечевого сустава.

АНАТОМИЯ И БИОМЕХАНИКА ПЛЕЧЕВОГО СУСТАВА (данные литературы и собственное исследование) ГЛАВА 2.1. Анатомия плечевого сустава Плечевой сустав образован головкой плече вой кости, caput humeri, и суставной впади ной лопатки, cavitas glenoidalis scapulae. Их размеры не соответствуют друг другу. Пло щадь головки в три раза больше площади поверхности суставного отростка лопатки.

Конгруентность суставных поверхностей достигается за счет суставной губы (labrum glenoidale), которая располагается по краю cavitas glenoidalis. Суставные поверхности покрыты гиалиновым хрящом.

Плечелопаточный сустав тесно охваты вается капсулой, являющейся свободной структурой, окружающей головку плеча.

Капсула прикрепляется по всему периметру суставного отростка лопатки на 1 см дис тальнее суставного края и распространяется до анатомической шейки плеча, за исключе нием его нижнего отдела. На верхнем крае борозды между большим и малым бугорками (межбугорковая или бицепитальная канавка), в которой проходит сухожилие двуглавой мышцы плеча, капсула соединяет образую щийся интервал в виде поперечной связки плеча. Сухожилия манжеты ротаторов всей своей толщей вплетаются в суставную кап сулу спереди, сверху и сзади головки плеча.

Плечелопаточные связки также спо- собствуют утолщению суставной капсулы, что лучше всего видно при осмотре изнутри. Нижняя капсула свободна от контакта с близлежащими мышцами и сухожилиями, имеет двойную складку, которая формирует "избыточную" склад ку, так называемый нижний подмышечный карман или ме шок. Он присутствует в норме в положении свободной опу щенной руки, но исчезает, если рука поднята вперед или максимально отведена. В мобильности плечевого сустава играют определенную роль поддельтовидная и подакроми альная сумки, вырабатывающие синовиальную жидкость для облегчения скольжения сухожилий мышц ротаторов.

Подакромиальная и поддельтовидная сумки, покрытые из нутри синовиальными оболочками, в норме находятся в спав шемся состоянии и вырабатывают жидкость для облегчения беспрепятственного скольжения костно-сухожильных обра зований под коракоакромиальной аркой. В развитии ПЛБС также играет роль подклювовидная сумка. Синовиальная жидкость, выделяемая этим образованием, облегчает сколь жение сухожилия подлопаточной мышцы под основанием клювовидного отростка. Cиновиальная мембрана выстилает капсулу и ее продолжение – подлопаточную сумку, распо ложенную спереди, а также нижний заворот и bursa infraspi natus (рис. 5–9). Полость плечевого сустава также сообща ется с подлопаточной и подклювовидной сумками через отверстие Weitbrecht’а, которое находится между верхней и средней плечелопаточными связками. В половине случаев подклювовидная сумка соединяется с суставом посредством отверстия, которое описал Rouviere в 1967 году. Оно распо лагается между средней и нижней плечелопаточными связ ками (см. гл. 5).

Синовиальная оболочка также покрывает сухожилие длин ной головки двуглавой мышцы и присоединяется к поперечной плечевой связке в межбугорковой борозде. Оболочка сухожи лия бицепса может простираться на расстояние 5 см выше по перечной связки и вниз, до межбугорковой борозды, особенно если рука находится в состоянии абдукции, т. е. в позиции, ко гда наименьшее число волокон сухожилия ДГБ находится внутри сустава.

Рис. 5. Анатомический препарат. Отведено место про ксимального прикрепления дельтовидной мышцы. Под акромиальная сумка, обозначенная кончиками зажима, частично прикрыта коракогумеральной связкой а б Рис. 6. Подклювовидная сумка (а) тесно контактирует с подлопаточной мышцей (б) в а б Рис. 7. Анатомический препарат. Подклювовидная сумка (а) сухожилие подлопаточной мышцы отсечено (б). Кон чик клювовидного отростка (в) Рис. 8. Анатомический препарат. Подклювовидная сумка располагается прямо на передней поверхности плече лопаточного сустава. Как и на всех предыдущих препа ратах, эта сумка имеет ячеистое строение Рис. 9. Схема расположения подклювовидной сумки, изображенной на рис. В случаях ударного конфликта между головкой плеча и ниж не-наружным краем клювовидного отростка в процесс вовле кается нижний отдел клювовидно-плечевой связки, средняя часть сухожилия длинной головки бицепса и сухожилие под лопаточной мышцы. Иммунохимическими и гистохимически ми исследованиями последних лет установлено, что в капсуле плечевого сустава присутствует коллаген типа. Расположен ный вдоль относительно небольшого количества фиброцитов, он выравнивает ось приложения напряжений, действующих на капсулу. Синовиальные клетки выстилают внутреннюю по верхность капсулы. Испытания механических свойств фиброз ной части капсулы показали, что она достаточно прочная на разрыв. При сравнительном электронно-микроскопическом исследовании не отмечено каких-либо различий между капсу лой плечевого сустава и оболочками других суставов.

Связки капсулы плечелопаточного сустава По описанию Р.Д. Синельникова (1978), плечевой сустав имеет всего одну клювовидно-плечевую связ ку lig. Coracohumerale, которая представляет собой уплотне ние фиброзного слоя капсулы и простирается от наружного края клювовидного отростка к большому бугорку плечевой кости. Он не выделял три гленогумеральные связки, которые, по данным многих современных исследований, имеют огром ное значение в стабилизации плечевого сустава.

Передняя стенка плечевого сустава укреплена плечелопа точными связками (lig. glenohumerale superius, lig. gleno humerale medium, lig. glenohumerale inferius). Верхняя плечело паточная связка частично "прикрыта" сухожилием длинной головки бицепса и повторяет ее направление (см. гл. 5). Она идет вверх и вглубь к основанию клювовидного отростка и при крепляется к верхнему краю суставной впадины лопатки (так называемый субгленоидный бугорок). Средняя плечелопаточ ная связка направляется от передневерхнего отдела суставной впадины вперед и вниз. Строение этой связки в известной сте пени вариабельно, однако место ее прикрепления к суставной впадине практически всегда можно обнаружить. H. Rouviere (1967) наблюдал ее полное отсутствие и считал, что это может играть определенную роль в развитии привычного вывиха плеча. Нижняя плечелопаточная связка образует широкую по лосу. Она начинается от передненижнего и заднего края сус тавной губы, ниже экватора суставной впадины и прикрепля ется к нижнему отделу шейки плеча. S.J. Turkel et al. (1986) выделили два отдела в нижней плечелопаточной связке: утол щенный передневерхний край, который они назвали "верхним пучком" и диффузно утолщенную передненижнюю порцию, образующую "аксиллярный мешок". Авторы дали ей название "гамак". Некоторые исследователи установили, что у этой связки имеется также и задневерхняя порция, похожая на свой передний аналог, функционирующая, как горизонтальный ста билизатор плечевого сустава при воздействии на него сил в пе реднезаднем направлении. Эта задняя порция определяется при прямом переднем доступе.

Еще одно анатомическое образование определяется на пе редней поверхности плечевого сустава – сухожилие подлопа точной мышцы, которое тесно сплетается с плечелопаточными связками (см. гл. 5). H.F. Mosely and B. Overgaard (1962) изу чили синовиальные сумки переднего капсульного аппарата и обнаружили, что это сухожилие сообщается с суставом через подлопаточную сумку, расположенную между верхней и сред ней плечелопаточными связками. Капсульно-связочный ком плекс (вместе с хрящевой губой) совместно с сухожилием подлопаточной мышцы является дополнительным стабилиза тором плечевого сустава. Подлопаточная мышца при внутрен ней ротации становится расслабленной, а при наружной рота ции и отведении натягивается. При увеличении угла отведения она перемещается вверх, выше экватора головки. Детальная анатомическая картина внутрикапсульных связок представле на в главе 5, в разделе "Артроскопическое лечение".

Особенности строения акромиального отростка и коракоакромиальной арки В ходе рентгенологического обследования также может быть выявлен один из вариантов строения акро миального отростка. По Morrison – Bigliani (1987) их различа ют три типа: I тип – плоский, II – закругленный, III – крючко видный. Исследования показали, что акромиально-бугор ковому конфликту соответствуют II и III типы акромиального отростка. Считается, что два последних типа усиливают им пинджемент (рис. 10). От передненижнего края акромиального отростка отходит коракоакромиальная связка, направляется медиально и прикрепляется к верхней поверхности клювовид ного отростка. Связка эта плотная по консистенции, имеет трапециевидную, треугольную форму, изредка перепончатую, состоящую из двух пучков (рис. 11, 12, 13). Данная связка имеет большое значение в развитии акромиально-бугоркового соударения.

Вращательная манжета плеча и динамическая стабильность плечелопаточного сустава Сухожилия надостной, подостной и круглой мышц лопатки у места пересечения линии сустава срастаются между собой, вплетаются в большой бугорок и образуют вра щательную манжету плеча таким образом, что представлют некое подобие футляра, прикрывающего головку плеча и су хожилие длинной головки бицепса. С точки зрения биомеха ники, ВМП является мощным динамическим стабилизатором плечелопаточного сустава. Предназначение ВМП – наружная ротация и отведение до 40–60, при синергическом действии вместе с дельтовидной мышцей – до 160 и более. В известной степени сухожилие подлопаточной мышцы можно также отне сти к вращательной манжете, хотя ее функция – внутренняя ротация. К тому же надостная мышца тесно не сплетается с подлопаточной и нередко между ними наблюдается интервал до 0,5–1 см. В то же время, являясь единственным в своем роде антагонистом группы наружных ротаторов, эта мышца поддер живает устойчивое динамическое равновесие плечевого сустава в движении. ВМП и подлопаточная мышца играют ключевую роль в движении плечевого сустава, функция которого – под держание конгруентности суставных поверхностей во время различных и многообразных фаз движений плечевого сустава.

В свою очередь, суставная конгруентность обеспечивается за счет постоянной центрации головки плеча в суставной впадине независимо от позиции головки. Для обеспечения высокой сте пени свободы движений в плечевом суставе природа создала уникальный шарнир, состоящий из небольшой по площади ко стной суставной впадины, примерно в 3–4 раза уступающей по размерам головке плеча. Вышеупомянутые мягкотканные обра зования различной прочности и мобильности, концентрически охватывая впадину, создают условия для более стабильного функционирования плечевому суставу и всей верхней конечно сти. Функция вращательной манжеты плеча включает в себя:

1) устойчивую центрацию головки в суставной впадине, являясь своеобразным антагонистом таких мощных движителей плеча, как дельтовидная и большая грудная мышцы;

2) самостоя тельное отведение плеча, а вкупе с основными движителями может усиливать двигательную активность сустава (рис. 14).

Рис. 10. Три варианта анатомического строения акроми ального отростка: I – плоский, II – закругленный, III – крючковидный по Morrison – Bigliani (1987). Считается, что II и III варианты строения акромиального отростка усиливают импинджемент С Рис. 11. Анатомический препарат. Акромиальный (а) и клювовидный (b) отростки, соединенные между собой коракоакромиальной связкой (с). На данном препарате эта связка имеет продолговатую и линейную форму Рис. 12. Анатомический препарат. Акромиальный (а) и клювовидный (b) отростки, соединенные между собой коракоакромиальной связкой. На данном препарате эта связка имеет трапециевидную форму Рис. 13. Анатомический препарат. Еще один вариант анатомической формы коракоакромиальной связки.

Связка расширена у проксимального и дистального мес та прикрепления. В центре ее отмечается сужение Рис. 14. Субакромиальное пространство образовано под акромиальной сумкой, покрытой изнутри синовиальной оболочкой, нижняя поверхность которой тесно связана с центральной частью сухожилия вращательной манже ты плеча: а – сухожилие надостной мышцы;

б – подак ромиальная сумка;

в – дельтовидная мышца;

г – плече лопаточная полость Сухожилие длинной головки бицепса Сухожилие длинной головки бицепса берет начало от верхнего полюса суставного отростка лопатки, прохо дит через полость сустава в бицепитальную канавку, которая пе рекрыта плечевой поперечной и частично клювовидноплечевой связками. По мнению некоторых авторов, это сухожилие являет ся вертикальным стабилизатором плеча и в случае повреждения ВМП может частично выполнять ее функцию горизонтального стабилизатора. В целом внутрисуставная порция сухожилия длинной головки двуглавой мышцы – это толстый круглый пу чок, окруженный гладкой и блестящей синовиальной оболочкой, относительно свободно перемещающейся в суставной полости.

У места прикрепления к верхнему полюсу суставной впадины встречается некоторое утолщение синовиальной оболочки и хрящевой губы (так называемый бицепитальный бугорок).

Иннервация плечелопаточной области Протрузионный тендинит, возникающий при синдроме соударения, вовлекает в воспалительный процесс нерв ные окончания, богато представленные во вращательной манжете плеча, а также коракоакромиальной арке. Поражение этих обра зований, ответственных за двигательную активность и чувстви тельную сферу, является одной из главных причин плечелопа точного болевого синдрома и контрактуры при периартрите.

Поверхностная и глубокая сеть обильной иннервации пле чевого сустава формируется за счет волокон, отходящих от пе редних ветвей спинномозговых нервов, образующих плечевое сплетение (в основном это С5, С6, С7), строение которого чрез вычайно вариабельно. Передняя и нижняя поверхности плече вого сустава, в том числе область длинной головки бицепса, обеспечивается подмышечным нервом. Однако главная роль в иннервации вращательной манжеты плеча принадлежит над лопаточному нерву. Волокна, берущие начало от них, иннер вируют также связки капсулы, синовиальную мембрану плече вого сустава, коракоакромиальную арку и подакромиальную сумку. В своей верхней части надлопаточный нерв состоит из двух ветвей, одна из которых снабжает клювовидный отрос ток, коракоакромиальную арку, а другая – задний отдел плече вого сустава. Необходимо добавить, что надлопаточный нерв, входя в надлопаточную ямку, проходит через туннель, образо ванный вырезкой лопатки и поперечной связкой над ней, отда вая ветви к брюшку надостной мышцы, задней поверхности плечевого и ключично-акромиального суставов (рис. 15–20).

Рис. 15. Схема расположения надлопаточного нерва (а), состоящего из верхней (б) и нижней (в) ветвей. Вырезка лопатки (стрелка) Рис. 16. Надостная ямка лопаточной ости. Надостная мышца удалена. Надлопаточный нерв в надостной ямке.

Обращает на себя внимание большое количество кон цевых веточек, и только одна направляется к вырезке лопатки Рис. 17. Место выхода нижней ветви надлопаточного нерва на переднюю поверхность лопатки (стрелки) Рис. 18. Нижняя ветвь надлопаточного нерва в области медиального отдела подлопаточной мышцы Рис. 19. Ветви подмышечного нерва, расположенные в подклювовидной области на передней поверхности нижнего отдела капсулы плечевого сустава. Поврежде ние этих ветвей во время оперативного вмешательства ведет к атрофии передней и средней порции дельто видной мышцы Рис. 20. С учетом расположения ветвей надлопаточного и аксиллярного нервов на схеме представлен наиболее рациональный хирургический доступ к подакромиально му пространству. Линия разреза, начинаясь от передне наружного угла акромиона, продолжаясь между перед ней и внутренней порцией дельтовидной мышцы, не должна превышать длину более 5 см Подостная и подлопаточная мышцы иннервируются в верхних отделах дорзальными ветвями надлопаточного нерва и в ниж ней части – двумя, тремя веточками, берущими начало от ак силлярного нерва. Они формируют своеобразные микроспле тения в глубине задних коротких ротаторов плеча.

Передняя поверхность капсулы плечевого сустава иннер вируется мелкими веточками надлопаточного и аксиллярного нерва, образуя скопление нервных волокон.

Некоторые данные о проприорецепции плечевого сустава Нейрогистологические исследования по следних лет показали, что в плечевом суставе, его внутри- и околосуставных образованиях (субакромиальной сумке, в суб синовиальной среде), сосредоточено большое количество сво бодных нервных окончаний, телец Паччини, Руфини, инкапсу лированных рецепторов, аксональных волокон (Soifer T.B. et al., 1996;

Katsuhico I. et al., 1996). В результате воздействия од нократной травмы или повышенной циклической нагрузки на плечевой сустав и его околосуставные структуры развивается воспалительный процесс, в который неизбежно вовлекаются и нервные элементы. Плечевой сустав становится очагом мощ ной болевой импульсации и нарушения динамического двигательного стереотипа, что обусловливает развитие мио генной, а в последующем и десмогенной контрактуры.

2.2. Рентгенанатомия капсулы и отдельных заворотов плечевого сустава В нормальном плече может быть два-три за ворота или мешка, которые могут быть визуализированы при артрографии (флюороскопии) или артроскопии. Вход в перед ний синовиальный мешок обычно находится между верхней и средней плечелопаточными связками и называется подлопа точной сумкой. Нижний мешок – это область нижнего отдела капсулы, который формирует свободную, похожую на мешо чек складку. Он исчезает, когда рука отводится в сторону. Зад няя глубокая сумка, известная как bursa infraspinatus, распола гается ниже подлопаточной мышцы. Знание строения капсулы и заворотов очень важно при уточнении причин плечелопа точного болевого синдрома, особенно при планировании опе ративного вмешательства.

В нормальном плечевом суставе, равномерно заполненном контрастом, контуры капсулы ровные. Сама капсула имеет форму треугольника. Ее остроконечная вершина направлена вниз. Основание треугольника ровное, слегка вогнутое. Дуга вогнутости обращена книзу. Рядом с верхним отделом капсулы сустава располагается подклювовидная сумка, которая также имеет треугольную форму. Ее тупоугольная вершина также направлена вниз. Ближе к наружной поверхности, в месте про екции межбугорковой борозды, определяется тень сухожилия ДГБ (рис. 21).

б а Рис. 21. Флюорограмма нормальной капсулы плечевого сустава с омнипаком и воздухом: а – нижний мешок;

б – подклювовидная сумка 2.3. Кинезиологическая характеристика плечевого сустава Плечевой сустав обладает наибольшей сво бодой движений среди всех суставов человеческого скелета.

Двигательная функция плечевого пояса складывается из слож ного и тончайшего взаимодействия грудиноключичного, клю чичноакромиального, плечелопаточного и лопаточногрудного сочленений. Работа этого комплекса управляется не менее чем тридцатью мышцами.

Отведение верхней конечности происходит в амплитуде от 0 до 180. Внутренняя и наружная ротация возможна в объеме 150. Амплитуда сгибания и разгибания или передняя и задняя ротация в горизонтальной плоскости составляет примерно 170. Любое движение в плечевом суставе начинается непо средственно в плечелопаточном и лопаточногрудном суставе, а в крайних позициях к ним присоединяется ротация ключич ноакромиального и грудиноключичного сочленений.

Движение плечевого комплекса уже более 100 лет является предметом продолжительных дискуссий, причины которых во многом определяются несовершенством способов измерения объема и направления движения. Кроме того, значительная масса мягких тканей окутывает плечевой сустав, что не позво ляет в достаточной мере исследовать его кинематику и кине тику. Это, в свою очередь, отрицательно сказывается на попытках создания классификационных систем и соответст вующей терминологии для обозначения последовательности и взаимозависимости движений плечевого пояса. В настоящее время, с точки зрения биомеханики, достаточно хорошо изуче ны движения плеча в сагитальной, фронтальной и поперечной плоскостях непосредственно в плечелопаточном суставе.

Для исследования биомеханических характеристик плече вого сустава использовались различные методы, которые мож но условно разделить на две большие группы. Одни предна значались для определения движений плеча в норме, другие – в условиях патологии. Первые попытки описания движений плечевого сустава состояли из простых, но очень тщательно выполненных опытов на трупном материале. В основном они касались связочного аппарата. Самое раннее описание приро ды движений и перемещений плечевого сустава восходит к ра ботам W. Braune and O. Fischer (1888), Fick (1911) (цит. по Itoi E.

et al., 1996). Открытие рентгеновских лучей позволило иссле довать плечевой сустав в одной проекции, затем в двух, а поз же использовать кинорентгенографию. До сих пор эти методы широко применяются для исследования активных и пассивных движений. Они привлекательны еще и потому, что могут быть выполнены in vivo. При помощи рентгенограмм и металличе ских маркеров можно достаточно точно измерить движения плечевого сустава в трехмерном пространстве. С появлением сложных компьютерных программ стало возможным копиро вание движений с применением интерактивного микрокомпь ютера, производящего анализ графического изображения на дисплее в режиме реального времени. По свидетельству B. Morry and An Kai-Nan (1990), E. Itoi et al. (1996), этот и другие спосо бы пространственно-математического моделирования движе ний очень сложны для использования в практике, однако могут служить как ценный метод в научных разработках.

Измерительные приборы, используемые в клинике, вклю чают в себя простые и сложные гониометры. Так, Doddy et al.

(1970) предложили сложный механический гониометр, предна значенный для одновременного исследования гленогумераль ных и лопаточногрудных движений in vivo. Электрогониометры не завоевали популярности в клинической практике, по скольку особенности анатомии плечевого сустава ограничива ют их применение. Однако они оказались вполне пригодными в фундаментальных научных исследованиях. Стереометриче ский метод также использовался для производства трехмерно го кинематического анализа. Основа этого метода состоит в определении пространственного перемещения не образующих единую линию трех точек на твердом теле в иннерционной системе координат. Причем позиция и ориентация твердого тела может быть вполне конкретной для выявления степени вращений и перемещений, происходящих в суставе во время движения. С этой целью в США и странах западной Европы для коммерческого использования выпускались различные приборы, оснащенные светодиодами, светящимися пунктир ными точками, ультразвуковые трансдусеры и т. д.

В последние годы стали использоваться приборы, приме няемые в космической технологии. Действие их основано на измерении взаимного притяжения трех магнитных ортого нальных полей. Эти приборы оказались полезными как для ис следовательских целей, так и для клинического применения.

С их помощью можно определить и измерить ротационное движение, происходящее в трехмерном пространстве. Необ ходимо добавить, что перемещение и смещение элементов сустава может быть представлено также в виде математиче ской модели, что позволяет выстроить так называемую гели кальную, или винтовую (спиральную) ось. Считается, что это наиболее полно характеризует систему ротационного пере мещения головки плеча в суставной впадине (Kai-Nan, 1990;

Itoi E. et al., 1996).

В целом суставная кинематика может быть представлена в двухмерной плоскости или в трехмерном пространстве. За основу взята модель из механики, рассматривающей сустав как шарнир, в котором подвижный компонент перемещается и вращается вокруг неподвижного сегмента в одной плоско сти. Особенностью данной модели является то, что ее движе ние в одной плоскости может быть определено как ротация во круг одной точки или оси. При этом может быть выявлен так называемый "моментальный", или временный, центр вра щения (ВЦВ).

Теоретически ВЦВ можно достаточно точно определить, если скорость движущихся точек на твердом теле известна.

В практике для этих целей используется метод Roleaux, кото рый основывается на моментальной локации двух точек дви жущегося сегмента в двух последовательно сменяющихся по зициях в течение определенного периода времени. Между этими двумя точками проводится линия, центр которой пе ресекается перпендикуляром. Перпендикуляры, проведен ные через середину линии, соединяющей эту пару точек в мес те их пересечения, укажут на моментальный центр вращения (рис. 22).

Для описания движения сустава в одной плоскости как двух сочленяющихся сегментов используются такие понятия, как скольжение, кручение и вращение (рис. 23). Они являются существенным дополнением в системных исследованиях кине тики плечевого сустава.

Рис. 22. Определение центра вращения головки плеча техникой Rouleaux (из книги Wаlker P.S. Human joints and their artificial replacements, 1977) качение вращение скольжение Рис. 23. Три типа движений, происходящих в плечевом суставе (качение, вращение, скольжение) Скольжение – это перемещение движущегося сегмента по неподвижной поверхности. Положение контактной точки дви жущегося сегмента не изменяется, в то время как неподвижная поверхность имеет постоянно изменяемую точку контакта. Ес ли поверхность неподвижного сегмента плоская, то располо жение ВЦВ определяется в бесконечности. И наоборот, если неподвижный сегмент имеет некоторую кривизну, то парамет ры движения сустава становятся вполне конкретными.

Вращательное движение – это полная противоположность скользящему движению. При вращении движущегося сегмента контактная точка на неподвижной поверхности не изменяется.

ВЦВ в данном случае определяется как центр кривизны вра щающегося тела. Качение – это движение между движущимся и неподвижным сегментами, при котором их контактные точки постоянно изменяются. При этом не происходит соскальзывания соприкасающихся поверхностей. В целом, качение – это комбина ция одновременной ротации и перемещения. Большая часть пло скостных движений в шарнире (т. е. в суставе) может быть пред ставлена в виде сочетания двух из трех вышеописанных типов.

Движение плечевого сустава в трехмерном пространстве Для определения положения движущегося твердого тела в пространстве может быть использован трех мерный анализ. Для этого необходимо определение трехли нейных и треугольных координат, цель которых – установле ние местоположения и ориентации этого твердого тела. Для создания пространственно-математической модели положения твердого тела во время движения наиболее часто используют ся два способа. Первый способ основан на угловой системе Eulerian, второй – на определении степени смещения винтовой (геликальной) оси (рис. 24).

а b с d Рис. 24. Определение ортогональных осей ротации в трехмерном пространстве по системе Eulerian'a: a – нейтральная позиция;

b – первая фаза. Аксиальное вращение вокруг оси X рассматривается в плоскости элевации плеча;

c – вторая фаза. Вращение вокруг оси Z определяется как рычаг подъема плеча;

d – третья фаза. Осевое вращение вокруг оси X представлено ротацией плеча Движения плечевого сустава в трехмерном пространстве по системе Eulerian Если плечевой сустав стабилен, то его движе ния могут быть описаны как движения шаровидного соединения.

Если это так, то достаточно учитывать только ротационные дви жения и пренебречь ничтожно малым объемом перемещений другого типа, в частности, скольжения и качения. В этом случае наиболее признанным методом для описания трехмерного вра щения плечевого сустава является угловая система (рис. 25).

При одинаковом объеме движений вокруг трех осей, если их последовательность и взаимозависимость даже незначительно нарушаются, конечный результат может оказаться разным. В ней тральной позиции верхней конечности ось Z определяется по отношению к лопаточной плоскости. Ось Y направлена в на ружную сторону, и ось X проходит вдоль оси плечевой кости.

Последовательность вращений по системе Еулериана, примени тельно к плечелопаточному суставу, можно представить сле дующим образом. Вначале вращается плечевая кость вокруг оси Х на величину, определяющей плоскость подъема. Затем рука вращается вокруг ротированной оси Z (Z ) на величину, ука зывающей на подъем руки. Окончательно осевое вращение про исходит вокруг ротированной оси X (X") на величину.

Рис. 25. Конечная ориентация плечевой кости в про странстве зависит от последовательности серии враще ний вокруг прямоугольной оси (из книги The Shoulder / ed.

C.A. Rockwood, Jr., F.A. Matsen 1990. – P. 214–215) Таким образом, круговые движения плеча могут быть представлены в виде пространственно-математической модели по соответствующим углам Еулериана, как это показано на рис. 24. Специалисты в области биомеханики плеча B. Morry, An Kai-Nan (1990);

Itoi E. et al. (1996) считают, что такая сис тема может использоваться в условиях клиники при обследо вании позиции сустава и регистрации любого отклонения при развитии в нем патологического процесса.

Движения плечевого сустава в системе сдвига винтовой (геликальной) оси Иногда, когда требуется более общее описа ние плечелопаточных (суставных) перемещений, применима система определения сдвига винтовой оси (СВО). Смещение плечевой кости по отношению к суставному отростку лопатки может быть представлено геометрической фигурой вращения и перемещения вдоль единой, так называемой винтовой, или геликальной, оси (Spoor C.S. and Veldpaus F.E., 1980) (рис. 26).

Использование метода определения положения СВО отличает ся тем, что ось исследуемого сустава неизменна по отношению к ранее представленным координатным осям. СВО, по мнению специалистов, может быть определена в эксперименте различ ными методами. СВО можно вычислить, имея вращательную матрицу, указывающую на ориентацию и "позициональный" вектор, выведенный из определенных точек на твердом теле.

Если координаты по меньшей мере трех точек на твердом теле известны, сдвиг винтовой оси плечевого сустава может быть, безусловно, определен.

Таким образом, движение плечелопаточного сустава в лю бой плоскости может быть представлено как чистое вращение вокруг временного центра ротации. Влиянием положения вре менного центра ротации на качение и скольжение, по мнению известных исследователей биомеханики плечевого сустава, можно пренебречь, поскольку их роль в движениях в этом сус таве незначительна и проявляется только в начальных фазах.

К тому же смещение этого центра в норме не превышает 1,5 мм в амплитуде отведения каждые 30.

Рис. 26. Вращающиеся и перемещающиеся компоненты твердого тела в пространстве могут быть графически выражены "концепцией винтовой оси" В целом, поддержание центра вращения головки плеча в суставной впадине в правильной позиции осуществляют не сколько стабилизирующих систем. Это, в первую очередь, ко стная система "суставная впадина – головка плеча". Затем активные или динамические стабилизаторы – мускулатура плечевого сустава, которая за счет собственного тонуса и со кратительной способности создает компрессию суставных по верхностей. При суставных движениях мышцы приводят в на пряжение пассивные связки-стабилизаторы, которые обладают барьерным эффектом, препятствуют смещению центра враще ния головки плеча и с помощью естественной координации сил центрируют ее в суставной впадине (рис. 27).

К активным динамическим стабилизаторам плечелопаточ ного сустава относятся, прежде всего, короткие ротаторы и су хожилие длинной головки двуглавой мышцы. Пассивными стабилизаторами считаются капсульно-связочные структуры – это передний, задний, нижний комплекс гленогумеральных связок и суставная передняя губа, играющая роль в поддержа нии внутрисуставного давления.

Рис. 27. Природный наклон суставного отростка лопат ки, обращенный кверху и усиленный верхней гленогуме ральной и коракогумеральной связкой, предотвращает пассивное нижнее смещение головки плеча (из статьи J.V. Basmajian and F. Basant: Factors preveniting down ward dislocation of abducted shoulder joint. J. Bone Joint Surg. – 1959. – № 41A. – Р. 1182) Теоретически повреждение любого из вышеупомянутых стабилизаторов может привести к нестабильной работе сустава и смещению ВЦВ. По утверждению F.A. Matsen (1993), неста бильность – это неспособность стабилизирущей системы пле челопаточного сустава поддерживать головку плеча в центри рованной позиции в суставной впадине.

2.4. Экспериментальное исследование Известно, что центры окружности головки плеча и сферически вогнутой поверхности суставного отростка лопатки в норме совпадают в позиции отведения и образуют единый временный центр вращения (ВЦВ). Смещение этих центров по отношению друг к другу в позиции отведения больше 30 не превышает 1 мм в норме. Состояние ВЦВ при повреждении коротких ротаторов плеча не исследовано. Меж ду тем анатомо-биомеханическими исследованиями установ лено, что в динамической центрации плечелопаточного суста ва основную роль выполняет сухожилие (ВМП). Причиной бо левого синдрома и контрактуры при поражении периартику лярных тканей является акромиально-бугорковый конфликт, который, прежде всего, обусловлен наличием дефекта враща тельной манжеты плеча. Однако по-прежнему остаются неяс ными следующие вопросы:

• Изменяется ли центр вращения головки плеча при по вреждении вращательной манжеты плеча?

• Могут ли иметь место другие точки соударения в плече вом суставе, кроме акромиально-бугорковой зоны?

• Может ли нарушение центра вращения головки плеча стать причиной скрытой, или "оккультной", нестабильности плечевого сустава?

Исследование состояния ВЦВ плечелопаточного сустава при повреждении коротких ротаторов Для исследования биомеханических харак теристик плечевого сустава нами была использована биомеха ническая модель кадаверного свежезамороженного препарата, который состоял из лопатки, проксимальной трети плечевой кости вместе с мягкотканными образованиями (капсула, мыш цы-ротаторы плеча, дельтовидная мышца, сухожилие длинной головки двуглавой мышцы). Лопатка неподвижно укреплялась в специальной установке-штативе через систему винтовых фиксаторов, а плечелопаточный сустав оставался свободным в нейтральной позиции.

К мышечно-сухожильным участкам анатомического пре парата были присоединены толстые двойные лавсановые лига туры, посредством которых осуществлялось их натяжение че рез блоки установки в различных направлениях, имитирующих отведение, внутреннюю и наружную ротацию плеча. Тяга осуществлялась за все три порции дистальных отделов сухо жилий дельтовидной мышцы, за сухожильную часть ДГБ, мышц ротаторов плеча (надостную, подостную, малую круг лую и подлопаточную мышцы).

Для определения центра вращения головки плеча нами использовался компьютерный рентгенографический анализ.

Положение головки плеча по отношению к суставной поверх ности отростка лопатки и акромиону контролировалось рент генологически в прямой и аксиальной проекции в норме и в со стоянии патологии. Рентгенограммы с помощью сканера вводились в память компьютера и на монитор. Компьютерно- графическим методом определялись центры вращения головки плеча, суставной впадины лопатки в обеих проекциях. Сфе ричность суставной части головки, представляющей часть кру га, графически восстанавливалась до полного круга, радиусы которого определялись компьютерным способом. В месте пе ресечения радиусов определялся центр круга, образованного головкой плеча. Дополнительно исследовался центр вращения нижней, сферически вогнутой поверхности акромиального от ростка, центр которой совпадал с временным центром враще ния головки и суставной впадины лопатки. Расстояние между этими точками в норме не превышало 1мм в прямой и в акси альной проекции.

Всего было исследовано 17 образцов плечевого сустава, которые составили две серии. Первая серия состояла из плечевых суставов без поврежденных ротаторов плеча. На су хожильные части наружных и внутренних ротаторов для соз дания условий нестабильности наносились острые поврежде ния скальпелем в непосредственной близости от большого бу горка плечевой кости поперек волокон сухожилия ВМП (до 5 см). Среди 17 кадаверных препаратов плечевого сустава 5 име ли различной степени прижизненные повреждения вращатель ной манжеты плеча и капсулы сустава, в которых патологоана томическая и рентгенологическая картина соответствовала адгезивному капсулиту (рис. 28). Для приведения плеча в со стояние отведения и наружной ротации к лавсановым тягам, переброшенным через блоки, присоединялись грузы общим весом в 50 кг. Направление действия силы совмещалось с на правлением мышечных волокон.

В образцах, как с посмертным, так и с прижизненным по вреждениями ВМП, временный центр вращения смещался на 2–3 мм и более, особенно в позиции отведения до 90 и край ней наружной ротации.

Рис. 28. Установка для исследования кинетических ха рактеристик вращательной манжеты в позиции отведе ния и наружной ротации плеча Исследование временных центров вращения плечелопа точного сустава и плечелопаточного сочленения с грубыми прижизненными изменениями выявило значительные наруше ния взаимоотношений центров и осей вращения плечелопа точного сустава. Макроскопическое исследование этих суста вов выявило, кроме повреждения ВМП, повреждение и перед него отдела капсулы в области передней хрящевой губы. Эти данные и данные компьютерного анализа указывают на неста бильность плечелопаточного сустава в вертикальной и гори зонтальной плоскостях или, иными словами, в нарушении цент рации головки плеча в суставной впадине (рис. 29–33).

Параллельно исследованию кадаверных образцов проводи лось исследование плечевых суставов живых лиц (25 пациен тов), страдающих ПЛБС, с помощью электронно-оптического преобразователя (ЭОП). Видеозапись исследования также под вергалась компьютерной графической обработке. У живых лиц было выявлено аналогичное "рассеивание" центра вращения плечелопаточного сустава на больной стороне.

Рис. 29. Рентгенограмма свежезамороженного анатоми ческого препарата плечевого сустава, взятого от трупа, имевшего прижизненные изменения в виде большого дефекта ВМП до 3 см в диаметре. На снимке отмечают ся грубые дегенеративные изменения в акромионе, су жение субакромиального пространства. Головка плеча находится в "верхней позиции" Рис. 30. Рентгенограмма того же препарата, что на рис. 29, в нейтральной позиции плеча. С помощью компьютерной графики определены центры вращения гленоида (А), голов ки плеча (А1) и нижней части акромиона (А2). Центры враще ния головки и акромиона совпадают (А1–А2). Центр вращения смещен от центра (А1–А2) не менее чем на 3,5–4 мм Рис. 31. Тот же препарат, что и на рис. 29. Плечо в по зиции отведения до 90. Центры вращения головки пле ча, гленоида и нижнего отдела акромиона отстоят друг от друга более чем на 4,5 мм Рис. 32. Тот же препарат, что и на рис. 29. Плечо в по зиции отведения до 90. Рентгенограмма выполнена в аксиальной проекции. Отмечается небольшое смеще ние центров вращения головки плеча (А1) и гленоида (А2) в горизонтальной плоскости около 2–2,5 мм Рис. 33. Тот же препарат, что и на рис. 29. Плечо в по зиции отведения до 90 и наружной ротации до 10–15.

Отмечается значительное расхождение центров рота ции гленоида (А1) головки плеча (А2) более чем на 3,5 мм Наибольшее отклонение временного центра вращения про исходило в фазе отведения плеча между 30 и 80. Необходимо отметить, что в этой фазе чаще происходило совпадение вре менного центра вращения головки и нижней кривизны акро миального отростка. Именно в этой амплитуде движения про исходило "зацепление" большого бугорка плечевой кости за передненаружный край акромиона, и возникала боль (рис. 34).

Это явление подтверждает концепцию акромиально-бугор кового соударения. При этом очаги воспаления капсулы воз никают непосредственно в местах соударения, а за его преде лами в основном обнаруживается гиперплазия ткани капсулы сустава (рис. 35, 36, 37).

Рис. 34. Видеофлюорограмма больного с осложненной формой ПЛБС. Позиция плеча в отведении до 45. От мечается расхождение центров ротации головки плеча (А’) и гленоида (А). Налицо признаки акромиально бугоркового конфликта Рис. 35. Препарат № 1. Гистологическое исследование периартикулярной ткани: признаки хронического неспе цифического воспаления – очаги фиброза и периваску лярной инфильтрации в субсиновиальном слое. Очаг воспаления обнаружен в месте акромиально-бугор кового конфликта в субакромиальной сумке Рис. 36. Препарат № 2 взят на расстоянии 1 см от де фекта сухожильной части ВМП. Между волокнами в не которых местах видны скопления эритроцитов. В местах соединения мышц и коллагеновых волокон определяет ся отек мышечных волокон и умеренное количество кле точных элементов Рис. 37. Препарат № 3. Признаки гиперпластического процесса в субсиновиальном слое в области субакро миальной сумки Исследование перемещения головки плеча в плечелопаточном суставе при отсутствии действия коротких ротаторов Исследование предпринято с целью выявления возможности повреждения переднего лабрального комплекса при отсутствии стабилизирующего действия ВМП в позиции отведения и край ней наружной ротации на трупном свежезамороженном плече вом суставе. Эксперименту подвергнуто 8 кадаверных образцов.

В плечевом суставе устранено стабилизирующее воздейст вие вращательной манжеты плеча путем отсечения от дисталь ных точек прикрепления (рис. 38–42) надостной, подостной, круглой и подлопаточной мышц. Затем плечевой сустав уста навливался в испытательной машине "ZWICK" в положении абдукции 90. Лопатка прочно закреплялась в "кулачках" за жима. Культя плечевой кости фиксировалась в "кулачках" по воротного устройства. На поворотное устройство постепенно давалась ротация кнаружи. Через 10–15 вращения происходи ло переднее смещение головки плеча по отношению к перед ней губе суставной впадины лопатки, т. е. плечо постепенно "уходило" в передний подвывих.

Рис. 38. Анатомический препарат. Правый плечевой сустав (вид спереди) с отсеченной дельтовидной мышцей. Надост ная, подостная круглая и подлопаточная мышцы сохранены Рис. 39. Тот же препарат, что и на рис. 38. Вид сзади Рис. 40. Тот же препарат, что и на рис. 38. Вид спереди.

Плечо в состоянии отведения в объеме 80–85. Тракция осуществляется за надостную мышцу Рис. 41. Тот же препарат, что и на рис. 38. Вид сверху. Плечо в позиции отведения до 80–85. Тракция осуществляется за подлопаточную, подостную, малую круглую мышцы Рис. 42. Тот же препарат, что и на рис. 38 (вид сзади), ус тановленный в испытательной машине “Zwick”. Позиция отведения плеча в объеме 80–85 и наружной ротации Рис. 43. Тот же препарат, что и на рис. 38, после испыта ния. Определяется разрыв передненижнего отдела капсу лы сустава и ее неполный отрыв от места прикрепления Рис. 44. Тот же препарат, что и на рис. 38. На передней по верхности хрящевой части суставного отростка лопатки оп ределяется повреждение (субхондральное кровоизлияние), возникшее в результате гидродинамического эффекта При этом отмечался разрыв передней капсулы сустава в ин тервале ротаторов длиной до 3 см, при сохранении оставшейся части капсулы (рис. 43). Дальнейшая наружная ротация до 25– 30 приводила к перелому лопатки. При осмотре капсулы суста ва и суставной впадины лопатки, кроме разрыва, также опреде лялось кровоизлияние в области передней "губы" суставной впадины лопатки и большого бугорка плечевой кости (рис. 44).

Результаты 1. В 12 образцах без поврежденной ВМП (в норме), в позиции отведения до 80 центр окружности го ловки плеча и акромиона, а также суставного отростка лопатки совпадал. Расстояние между ними составляло не более 1 мм.

2. Во всех 17 образцах с повреждением ВМП расстояние между смещенными центрами было больше 2 мм в прямой проекции между парами точек в последовательности "акроми он – головка", "суставной отросток лопатка – головка".

3. В аксиальной проекции смещение центров вращения в системе "головка – суставная впадина" отмечалось в позиции отведения и крайней наружной ротации. Расстояние между смещенными центрами составляло более 2 мм.

4. На аксиальных рентгенограммах и пальпаторно опреде ляется передняя позиция головки с тенденцией к подвывиху.

5. У живых лиц было выявлено аналогичное "рассеивание" центра вращения плечелопаточного сустава на больной сторо не. Наибольшее отклонение временного центра вращения про исходило в фазе отведения плеча между 30 и 80.

Выводы Проведенное рентгенологическое и биоме ханическое исследование анатомических препаратов плечевых суставов (как в норме, так и в условиях посмертного и при жизненного повреждения сухожилий ротаторов) позволило сделать следующие выводы.

1. В норме существует единый временный центр вращения плечелопаточного сустава с участием акромиального отростка в двух ортогональных плоскостях в объеме отведения верхней конечности от 35 до 80. Существенным дополнением концеп ции единого центра вращения плечелопаточного сустава явля ется выявление временного центра вращения в системе "акро мион – головка" и фактическое его совпадение с центром пле чевого сустава в норме.

2. За счет нарушения функции динамических стабилизато ров плеча происходит дисперсия центров вращения, отдаление их друг от друга более чем на 2 мм в двух взаимно перпенди кулярных плоскостях в системе "головка – суставная впади на" и "головка – акромион".

3. При смещении центра вращения головки даже при таких малых величинах (2 мм) в позиции отведения и наружной рота ции плеча происходит трансформация вращения головки плеча в скольжение, направленное кпереди, которое ограничивается средней гленогумеральной связкой и подлопаточной мышцей.

4. При отсутствии защитного (стабилизирующего) дейст вия коротких ротаторов плеча в позиции отведения и крайней наружной ротации происходит конфликт между передним лабральным комплексом и головкой плеча, на что указывают отчетливые повреждения передней капсулы и кровоизлияние в передний отдел суставной впадины лопатки.

5. Поскольку при ПЛБС имеет место нарушение активно динамической стабилизации плечелопаточного сустава в ре зультате поражения коротких ротаторов, то дальнейшее прогрес сирование этого процесса может послужить причиной поврежде ния статических стабилизаторов (плечелопаточных связок).

6. Компьютерно-томографическое, артроскопическое ис следование (рис. 45, 46) указывает на наличие именно этих точек соударения капсульно-связочных, сухожильных и кост но-хрящевых элементов плечевого сустава при различной сте пени выраженности ПЛБС. При этом очаги воспаления капсу лы возникают непосредственно в местах соударения, а за его пределами в основном обнаруживается гиперплазия ткани кап сулы сустава (см. рис. 35, 36, 37). При операциях на плечевом суставе по поводу грубого дефекта вращательной манжеты плеча, например адгезивном капсулите, показана ревизия пле челопаточного сустава для выявления дефекта передней кап сулы типа Банкарта, а также других его участков. При наличии сочетания двух этих повреждений для восстановления ста бильности показана хирургическая обработка дефекта Банкар та, объем которой зависит от глубины и протяженности самого дефекта.

Рис. 45. Артроскопическая картина дефекта ВМП. Вид из полости плечелопаточного сустава. Диагноз: повреж дение ВМП, плечелопаточный периартроз, привычный подвывих плеча Рис. 46. Тот же больной, что и на рис. 45. Артроскопиче ская картина передней поверхности плечелопаточного сустава. Повреждение фиброхрящевой части переднего отдела суставной впадины лопатки в месте прикрепле ния средней плечелопаточной связки 2.5. Исследование содержания антител к коллагену у больных с ПЛБС Иммунологические методы исследования В данной работе проводилось определение следующих иммунологических показателей:

• концентрации циркулирующих иммунных комплексов методом преципитации с полиэтиленгликолем 6000 по Haskova в модификации Б.А. Лемперта (1988 г.);

• иммуноглобулинов классов A, M, G методом радиальной иммунодиффузии в геле по Манчини ревматоидного фактора методом латекс-агглютинации;

• антинуклеарного фактора по Кунсу методом непрямой иммунофлюоресценции с использованием в качестве субстрата криостатных срезов печени белой крысы (Давыдов А.А., 1993).

Выделение специфических антигенов Количество коллагена в препаратах опреде ляли по оксипролину, являющемуся маркером коллагеновых белков в тканях. Расчет содержания оксипролина проводили по методике П.Н. Замораевой (1977).

Иммуноферментный метод определения специфических антител Для определения антител к коллагену в сы воротке крови больных использовался иммуноферментный анализ (ИФА), который основан на использовании специ фических иммуноглобулинов, меченных ферментом. При связывании антигена с антителом данный фермент катали зирует разложение субстрата с образованием цветных про дуктов реакции. Интенсивность окраски субстрата регист рируется спектрофотометрически, полученные значения выражаются в относительных единицах оптической плот ности (е. о. п.).

Содержание антител к коллагену I, II и III типов у доноров Мы оценивали титр антител к коллагену I, II и III типов у здоровых лиц, что было необходимо для создания представления о нормальных величинах изучаемых парамет ров, характерных в среднем для здоровых людей. Контроль ную группу составили 30 здоровых людей, являвшихся доно рами станции переливания крови городской клинической больницы скорой медицинской помощи (ГКБСМП), без указа ния на заболевания суставов в течение всей жизни и прошедших традиционное медицинское обследование перед сдачей крови.

Установив среднюю концентрацию антител в донорских сыворотках с использованием ИФА 0,026±0,0031 для I типа кол лагена, 0,0303±0,0028 – для II типа коллагена, 0,0228±0,0033 – для III типа коллагена, вычислили нормальные показатели оп тической плотности для каждого типа коллагена (М ± 2). При анализе полученных результатов достоверных отличий в со держании антител к коллагенам I, II и III типов у доноров в за висимости от возраста и пола не выявлено (р > 0,1).

Содержание антител к коллагену I, II и III типов у больных плечелопаточным болевым синдромом Под наблюдением находилось 57 больных ПЛБС с различной формой и длительностью заболевания, у ко торых повышенный уровень антител к какому-либо из трех ис следуемых нами типов коллагена встречался значительно ча ще, чем у представителей контрольной группы.

Выявлена корреляция различной силы между уровнем кол лагенов исследуемых типов, с одной стороны, и содержанием в крови IgG – с другой: для коллагена I типа коэффициент кор реляции r1 = 0,58;

для коллагена II типа – r2 = 0,45 и для колла гена III типа – r3 = 0,71 (p < 0,05). Не наблюдалось достоверной корреляции между содержанием антител к коллагенам и дру гими иммунологическими показателями (IgA, IgM, АНФ, РФ).

В процессе исследований было выявлено достоверное по вышение количества антител к коллагенам I и III типов в сы воротке крови больных ПЛБС по сравнению со здоровыми людьми. Что касается антител к коллагену II типа, то нами бы ла установлена тенденция к увеличению содержания данных антител по сравнению с контрольной группой, но достоверных различий не наблюдалось.

Плечелопаточный болевой синдром проявляется разнооб разной клинической картиной, связанной с различными деге неративными изменениями паракапсулярных тканей плечевого сустава. Поэтому в своей работе мы сопоставили показатели содержания антител к коллагену I, II и III типов в крови боль ных ПЛБС в зависимости от его клинической формы.

Уровень антител к коллагену I, II и III типов у больных ПЛБС в зависимости от формы заболевания Больные, которые находились под нашим наблюдением и которым проводилось определение антител к коллагену I, II и III типов, по клиническим проявлениям пле челопаточного периартрита были разделены на три группы:

1) больные с простой формой ПЛБС;

2) больные с осложнен ной формой ПЛБС;

3) больные с сложной формой. Результаты изучения содержания антител к коллагену I, II и III типов у больных с ПЛБС в зависимости от клинической формы за болевания представлены в табл. 1.

Таблица Содержание антител к коллагену I, II и III типов у больных с ПЛБС в зависимости от формы заболевания Количе- Антитела к коллагену Форма ство заболевания I типа II типа III типа больных Простая фор- 0,065±0, ма 20 8 0,052±0,0065 0,075±0, Осложненная 0,078±0, форма 18 85 0,055±0,0061 0,068±0, Сложная фор- 0,095±0, ма 10 3* 0,063±0,009* 0,124±0,014# Пр име ча н ие: * – р > 0,05;

# – р < 0,05.

Из таблицы видно, что содержание антител ко всем типам коллагена возрастает в группе больных со сложной формой ПЛБС по сравнению с простой и осложненной формами. Уро вень антител к коллагенам трех исследуемых типов в группе больных с сложной формой незначительно превышал уровень антител у больных с осложненной формой, но был гораздо выше, чем у доноров (р < 0,001). В группе больных со сложной формой содержание антител к коллагенам I и III типа досто верно превышало содержание антител к коллагенам соответст вующих типов у больных с простой формой. Количество анти тел к коллагену II типа хотя и имело тенденцию к нарастанию по мере развития в периартикулярных тканях дегенеративных изменений, но не носило статистически достоверного выраже ния (р > 0,05).

Таким образом, для травматических повреждений ВМП при сложной форме ПЛБС характерно более высокое содержа ние антител к коллагену III типа, чем для форм заболевания с простой и осложненной формой ПЛБС, при относительно стабильном содержании антител к коллагенам I и II типа. Дан ное обстоятельство представляет существенный интерес для обсуждения и может быть связано с преобладанием различных механизмов синтеза и разрушения определенных типов колла гена при ПЛБС. Выявленная нами достоверная зависимость между количеством антител и формой ПЛБС позволяет ис пользовать изучаемые показатели как один из критериев для диагностики активности патологического процесса и объекти визации контроля эффективности проводимой терапии.

ХАРАКТЕРИСТИКА КЛИНИЧЕСКИХ НАБЛЮДЕНИЙ И АЛГОРИТМ ЛЕЧЕБНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ ГЛАВА 3.1. Данные клинического обследования больных Под наблюдением клиники находилось больных с плечелопаточным болевым син дромом. Возраст и пол этих пациентов отра жен в табл. 2.

Исследуя собственный клинический ма териал, мы столкнулись с некоторыми труд ностями, упомянутыми в главе I. Дело в том, что во взглядах большинства зарубежных и частично отечественных авторов на кли ническую картину поражения околосустав ных тканей плечевого сустава преобладает синдромологический подход. Наиболее рас пространенные синдромы – это акромиаль но-бугорковый конфликт, дефект ВМП, кальцифицирующий тендинит, тендинит су хожилия ДГБ, "замороженное плечо". Одна ко особенность каждого из вышеперечис ленных синдромов состоит в том, что клини ческие признаки и тесты одного из них в той или иной мере присущи другому. Так, на пример, симптомы поражения сухожилия ВМП, как правило, сопровождаются явле ниями акромиально-бугоркового соударения и наоборот. При адгезивном капсулите ("за мороженное плечо") мы неоднократно наблю дали признаки всех упомянутых синдромов.

Таблица Возраст 18–20 20–39 40–49 50–59 60–69 70– (лет) Пол м ж м ж м ж м ж м ж м ж Кол-во пациен- 12 4 22 17 74 67 109 112 42 53 2 тов Итого: 16 39 141 221 95 Всего: Несмотря на то, что при выраженной боли и контрактуре плече вого сустава нам не удавалось, например, проверить симптом ду ги болезненного отведения при первичном осмотре, то после проведения периартикулярных блокад эти признаки некоторое время отчетливо могли определяться в реабилитационном перио де.

Необходимо добавить, что большинство больных поступало в клинику после применения различных медикаментозных препа ратов, средств физиотерапевтического воздействия, нецелена правленных новокаиновых блокад, иглорефлексотерапии, ЛФК и т. д. Все это в значительной мере "смазывало" клиническую кар тину, приводило к развитию мышечной, десмогенной контракту ры. В этих условиях нами выполнялась периартикулярная, а при необходимости – гидродилятационная новокаиновая блокада с гидрокортизоном. Эти мероприятия позволяли в значительной мере снизить остроту болевого синдрома, увеличить объем дви жений в плечевом суставе, начать программу ЛФК и выявить в клинической картине заболевания преимущественное поражение того или иного анатомического образования около- и внутри суставных тканей. Решающее значение придавалось нами специ альному рентгенографическому (флюороскопическому) исследо ванию с контрастным веществом. Указанное исследование по зволяло выявить показания к оперативному лечению.

Вместе с тем нами принимался во внимание характер жалоб, оценивалось нарушение двигательной функции плеча, определя лись специальные резистивные тесты. Мы также считали необхо димым исследовать состояние статических стабилизаторов (капсулы и связок) на наличие "оккультного подвывиха", который нередко сопровождается клиникой поражения околосуставных тканей плечевого сустава.

Жалобы Все больные жаловались на боли в области плечевого сустава различной интенсивности, которые нередко возникали ночью. Боль отмечалась также при сгибании, разгиба нии и ротационных движениях верхней конечности на различных углах отведения плеча. Обращалось внимание на связь болевого синдрома с пассивными и активными движениями в области плеча. Отсутствие этой связи, по нашему мнению, указывает на то, что причина боли находится за пределами плечевого сустава (например, остеохондроз шейного отдела позвоночника, паркин сонизм, синдром выходного грудного отверстия и т. д.).

Анамнез В анамнезе у многих больных имела место травма области плечевого сустава. Возраст подавляющей части данных больных составлял 40–60 лет. Однако травма, которую можно было бы назвать адекватной, была лишь у 21% от общего количества больных (вывих плеча, перелом ключицы, перелом шейки плеча, тяжелый ушиб в условиях дорожно-транспортного происшествия и т. п.). У другой большой группы пациентов ( %) боли и тугоподвижность в плечевом суставе развились посте пенно и усиливались после незначительных травм. Профессия многих больных из этой группы была связана с циклическими на грузками на плечевой сустав. Среди них были строители отделочники, автомеханики, сварщики, музыканты, кассиры, бух галтеры, домохозяйки. Были также операторы, работающие с вы числительными устройствами, работницы пухо-перьевых цехов птицефабрик. Из экзотических профессий можно отметить такие, как стригаль собак, скульптор, работающий с резцом в руках, поднятых выше уровня плечевых суставов. Длительность заболе вания составляла от трех недель до шести лет. Основная часть пациентов страдала плечелопаточным болевым синдромом в среднем около шести недель. Амбулаторное лечение у всех па циентов было безуспешно.

Осмотр Пациент подвергался осмотру спереди, сзади, сбоку, а при необходимости – лежа. При осмотре сзади отмеча лось состояние надостной, подостной, трапециевидной и ром бовидной мышц, наличие гипертрофии, атрофии мышц плечевого пояса, симметричность над- и подключичных областей. Как пра вило, наличие общей гипотрофии плечелопаточной области мышц указывало на длительность поражения плечевого сустава.

Пальпация Боль в подакромиальном пространстве и в облас ти большого бугорка плечевой кости расценивалась как сущест венный признак повреждения вращающей манжеты плеча (ВМП).

Эта боль могла усиливаться при отведении плеча до 90° и его внутренней ротации. При выраженном болевом синдроме боль могла распространяться вниз по лучевому краю предплечья до локтя, изредка до кисти, а иногда и в область шеи. При субакро миальном или субдельтовидном бурсите кроме локальной боли отмечалось нарушение двигательной функции, когда больной не мог активно отвести плечо. Исследование сухожилия длинной головки бицепса (ДГБ) осуществлялось со стороны спины паци ента, в положении сгибания предплечья под прямым углом. Од новременно осуществлялась наружная и внутренняя ротация пле ча на 10–15. Болезненная пальпация в области передней части головки плеча в пространстве между малым и большим бугорка ми (бицепитальная бороздка) указывала на вовлечение в патоло гический процесс этого сухожилия. Нередко определялось болез ненное мышечное уплотнение в области пораженного надплечья (в "надостной ямке лопатки"), при надавливании на которое ощущалась боль (рис. 47, 48).

Исследование двигательной функции плечевого сустава Объем движений в плечевом суставе оценивал ся тестом на заведение рук за голову и за спину. Эти движения являются комбинацией ротационных, состоящих из отведения, сгибания и разгибания плеча. Больные с повреждением капсуль но-связочного аппарата плечевого сустава в это время испытыва ли боль и ограничение движений в плечевом суставе. При отве дении в горизонтальной плоскости больное плечо отставало от здорового с нехарактерным включением лопатки, при котором ее внутренний край отходил от ребер, а нижний угол переме щался кверху. Наличие гипотрофии мышц, "отстояние" лопатки кзади от грудной клетки напоминало такую патологию, как "кры ловидная лопатка". Имеющееся нарушение двигательного ритма в плечелопаточном суставе с преобладанием повышенной под вижности лопатки и невозможности активного отведения плеча носит название "псевдопаралич", который встречается при полном разрыве ВМП и при адгезивном капсулите. Однако эта патология с истинным параличом не имеет ничего общего. При меньшем нарушении объема движений оценивался симптом "дуги болез ненного отведения". Больного просили медленно поднять руку через сторону кверху, а потом так же медленно опустить вниз.

Это сложное суставное движение, первые 90° которого выполня ются за счет отведения в плечевом суставе, следующие 70° – за счет ротации лопатки, а последние 20° выполняются вновь за счет движения в плечевом суставе. Во второй половине этого сложного движения включаются грудино-ключичное и акроми ально-ключичное сочленения. При этом наблюдаются два основ ных типа болезненной дуги отведения: болезненная средняя дуга (характерно для субакромиального бурсита;

поражения сухожи лия ВМП) и верхняя дуга болезненного отведения (указывает на артроз акромиально-ключичного сустава). Средняя дуга болез ненного отведения возникает при приближении большого бугор ка плеча к акромиальному отростку, характеризуется ущемлением сухожилия надостной мышцы и субакромиальной сумки в подак ромиальном пространстве. При дальнейшем отведении указанные структуры отдаляются друг от друга, и боль прекращается.

При верхней дуге болезненного отведения боль возникает в последних 20–30 градусах отведения в момент максимальной нагрузки на акромиально-ключичный сустав. Иногда больные с поражением надостной мышцы не испытывают боли при подъеме руки вверх, однако у них появляется болезненное тянущее ощу щение в средней части дуги при медленном опускании руки, что заставляет их быстро опустить руку вниз. Этот симптом назван симптомом "падающей руки" (рис. 49).

Также проводились тесты на активное и пассивное отведение плеча. При этом большой и указательный палец врача устанавли вается на нижний угол лопатки. Одной рукой определялось нали чие крепитации над передней поверхностью сустава, а другой оценивался объем движений лопатки (в норме 80–90°) при мед ленном отведении верхней конечности. Если у пациента имелась болевая контрактура плечевого сустава, лопатка начинала дви гаться раньше достижения отведения до прямого угла.

Рис. 47. Болезненное мышечное уплотнение в области проекции надостной мышцы левого плечевого сустава у больной 44 лет с осложненной формой ПЛБС Рис. 48. Болезненное мышечное уплотнение в области по достной и круглой мышцы лопатки Рис. 49. Симптом "падающей руки" Тест на повреждение надостной мышцы Плечо отводится на 90°, сгибается кпереди на 20°. В этом по ложении внутренней ротации внутренние и наружные ротаторы бездействуют, и боль незначительна. При поднятии руки вверх с сопротивлением включается в движение только надостная мышца.

Если появляется боль, то надо предполагать патологию надостной мышцы и данный тест считать положительным.

Тест на повреждение подлопаточной мышцы Для выявления степени повреждения подлопаточной мышцы использовался так называемый lift-off-тест. Он проводился при пассивном заведении руки за спину и максимальной внутренней ротации. Результат этого теста считался отрицательным, если па циент удерживал максимальную внутреннюю ротацию после то го, как врач переставал поддерживать его руку.

Если пациент не удерживал руку в этой позиции и она опус калась вниз вдоль спины, то тест считался положительным. Если же ему удавалось удерживать руку некоторое время, то это рас ценивалось как слабоположительный результат.

Для исследования вращательной манжеты плеча (ВМП) и субакромиальной сумки применялись другие тесты. Так, напри мер, при укладывании больной руки на здоровое плечо головка плеча вращается кзади, и при этом ВМП частично выходит из под заднего края акромиона, пальпация этой области вызывает боль.

Исследование резистивных активных движений Активные движения против сопротивления ис пользовались для определения повреждений ВМП. Они выполня лись при приведенной к туловищу конечности, при согнутом до прямого угла локтевом суставе, предплечьем, направленным кпе реди с кистью, сжатой в кулак. Если при попытке больного от вести локоть кнаружи, преодолевая сопротивление врача, возни кала боль в области надостной мышцы и был положительный симптом средней дуги болезненного отведения, то это расцени валось как признак повреждения надостной мышцы. Если актив ное резистивное движение было безболезненно при наличии поло жительного симптома средней дуги болезненного отведения, то это расценивалось как симптом подакромиального бурсита.

Положительный резистивный тест на внутреннюю ротацию указывал на поражение подлопаточной мышцы.

При проведении резистивной супинации предплечья в том же положении в ряде случаев выявлялись признаки тендинита двуглавой мышцы.

Тесты на нестабильность плечевого сустава Причиной "болезненного плеча", по мнению многих авторов, является скрытый хронический подвывих плече вого сустава. Для выявления этой патологии нами использова лись следующие тесты.

Проводятся на плечевом суставе в передне-заднем, боковом, а также вертикальном направлениях.

Тесты определяются в положении больного стоя с опущенной вдоль туловища рукой. Перемещением головки спереди назад оценивается ее степень подвижности, наличие симптома "щелч ка", который может указывать на поражение суставной губы. При отведении согнутой под прямым углом в локтевом суставе руки больного пассивно разгибается и ротируется кнаружи плечо. Ес ли пациент испытывает чувство тревоги при приложении наруж ной ротационной силы, то этот тест "тревожности" считается по ложительным.

Проведение исследования нестабильности плечевого сустава может проводиться более надежным методом, в положении боль ного лежа на животе. При этом одна рука врача держит плечо па циента, а вторая фиксирует лопатку и плечевой пояс, движение головки плеча осуществляют вперед, назад и вниз. Боль может появляться в крайних точках движения. При вертикальной неста бильности в случае нижнего подвывиха пальпируется выражен ное западение между головкой плечевой кости и нижним краем акромиального отростка. Это положительный симптом нижнего подвывиха головки плеча. Для демонстрации симптома заднего подвывиха можно провести сгибание руки с нежным надавлива нием по оси ее движения.

Необходимо добавить, что признаки нестабильности часто маскировались и сочетались с клиническими проявлениями по вреждений наружных ротаторов, акромиально-бугоркового кон фликта и адгезивного капсулита, определялись в момент прове дения наркоза. Иногда эта патология выявлялась только во время артроскопической ревизии плечевого сустава.

3.2. Клинические формы проявления плечелопаточного болевого синдрома На предварительном этапе диагностики и лече ния анализ наших клинических наблюдений позволил выделить пациентов с тремя формами плечелопаточного болевого синдро ма и контрактуры. Это простая, сложная, осложненная формы (табл. 3). Критериями служили два основных и постоянных призна ка, характеризующие поражение околосуставных тканей плече вого сустава – интенсивность боли и нарушение отведения плеча.

Данная классификация использовалась нами на этапе консерва тивного лечения до момента уточнения диагноза методами ви зуализации околосуставных структур (рентгенконтрастное, МРТ- и КТ-исследование). Эта классификация также использовалась нами для оценки функции плечевого сустава до и после лечения.

Простая форма характеризуется наличием слабой и умерен ной боли в дневное время и ночью. При этом ограничение актив ного отведения не превышает 15–20°, пассивные движения со храняются в полном объеме. При этом могут наблюдаться явле ния шейного остеохондроза. Периферические нейротрофические расстройства верхней конечности отсутствуют. При простой форме часто определяются признаки акромиально-бугоркового конфликта.

Эта самая большая группа пациентов составила 298 человек.

Осложненная форма характеризуется выраженным болевым синдромом, ограничением активного отведения до 40°, пассивно го – до 90°, имеются иррадирующие боли в шею и в периферические отделы верхней конечности с незначительными нарушениями кровообращения и чувствительности. В данной форме преобла дают явления адгезивного капсулита. С этой формой ПЛБС на блюдалось 127 человек.

Сложная (комбинированная) – наиболее тяжелая форма ПЛБС.

Она отличается интенсивным болевым синдромом, резким ограниче нием активных и пассивных движений, выраженными нейротрофи ческими нарушениями в виде туннельных синдромов карпально го канала и контрактурой пальцев кисти. Нередко эту форму со провождает брахиоплексит и нижний подвывих плеча. Сложная форма ПЛБС представлена 14 больными.

Таблица Формы и признаки плечелопаточного болевого синдрома и контрактуры Сложная Признаки Простая Осложненная (комбинирован ная) 1. Боль* (+) (++) (++) (++) (+++) 2. Ночное беспо- (+) (++) (++) (++) (+++) койство и ночные боли 3. Ограничение активные 5–15 активные 40–60° активные до движений пассивные не пассивные до 90 или полное огра более 5 ничение движе ний как активных, так и пассивных 4. Сопутствующие Рентгенологи- Рентгенологиче- Синдром запяст поражения других ческие признаки ские признаки ного канала отделов верхних шейного остео- шейного остео- Нейропатии дру конечностей и хондроза без хондроза с клини- гих отделов верх шеи клинических ческими проявле- ней конечности проявлений ниями (редко) 5. Поражение пе- _ Нейротрофиче- Брахиоплексит, риферических ские расстройства неврит перифе нервов дистальных отде- рических нервов лов конечности (лучевой, локте вой, срединный).

Количество боль- ных 298 127 * боль: (+) – слабая;

(++) – умеренная;

(+++) – сильная.

При отсутствии адекватного лечения эти стадии могут следо вать непрерывно одна за другой в течение нескольких месяцев и даже лет. Осложненные и сложные формы соответствуют клини ческим проявлениям синдрома "замороженного плеча", который характеризуется упорной болевой контрактурой и практически полным отсутствием пассивных и активных движений плеча.

Необходимо добавить, что сложная (комбинированная) форма ПЛБС часто возникает после тяжелых травм плечевого сустава (переломы шейки и вывихи плеча), нередко сопровождается травматическими разрывами ВМП на фоне различной степени выраженности брахиоплексита и развитием паралитического под вывиха.

3.3. Рентгенологическое исследование плечевого сустава при ПЛБС На обычных прямых рентгенограммах у паци ентов с плечелопаточным болевым синдромом нередко выявляет ся субакромиальный склероз (симптом "приподнятой брови").

Этот склероз образуется в результате уплотнения нижнего отдела акромиона от постоянной нагрузки при хроническом акромиаль но-бугорковом конфликте. Небольшая склеротическая каемка также может определяться в области большого бугорка. Одним из характерных признаков плечелопаточного периартрита является сужение субакромиального пространства на величину меньше 0, см или полное его отсутствие, которое отмечается на прямой рентгенограмме. Некоторое изменение формы головки плеча в виде "секиры" или "булавы" также характерно для длительно протекающего поражения суставных мягкотканных образований (рис. 50, 51, 52). Рентгенологическое исследование плечевого сус тава включает в себя производство и так называемой "истинной" прямой рентгенограммы, которая выполняется под углом 45 к плоскости грудной клетки (рис. 53). При этом луч направляется с медиальной стороны в латеральном направлении по отношению к проекции грудины. При производстве "истинной" рентгенограм мы хорошо видна щель плечевого сустава. В этих случаях на та кой рентгенограмме в суставном отростке иногда обнаруживает ся перелом его передненижней части, что является характерным признаком привычного вывиха плеча.

При подозрении на дефект передненижнего отдела суставного отростка нами выполняются дополнительные рентгеновские ук ладки, такие как косо-апикальная, или "уест-пойнт", позиция (рис. 54). Они позволяют вывести передненижний дефект сустав ной впадины лопатки и увидеть его перелом или кальцификацию суставной капсулы. Дефект передненижнего отдела суставного отростка указывает на наличие нестабильности плечевого суста ва. С целью выявления данного дефекта авторами предложена собственная укладка, которая выполняется под углом 65 к гори зонтальной плоскости и 25 по отношению к сагитальной оси плечевого сустава. Под этим углом суставной отросток лопатки "удлиняется", оптические размеры его увеличиваются вдвое, что позволяет увидеть даже незначительный дефект в области нижне го отдела гленоида (рис. 55).

Рис. 50. Прямая рентгенограмма у пациента с ПЛБС. Отсут ствие субакромиального пространства. Склероз большого бугорка, изменение формы головки плеча в виде "секиры" или "булавы" Рис. 51. Прямая рентгенограмма пациента с ПЛБС. Умень шение субакромиального пространства. Склероз в облас ти нижнего края акромиона – симптом "приподнятой брови" (стрелки) Рис. 52. Прямая рентгенограмма пациента с ПЛБС. Ширина субакромиального пространства до 0,5 см. Симптом "при поднятой брови" (прямые стрелки). Склероз в области большого бугорка Рис. 53. "Истинная" прямая рентгенограмма плечевого сус тава. Хорошо видна суставная щель Рис. 54. Специальная рентгенологическая укладка б в а Рис. 55. Рентгенологическая укладка для уточнения зоны повреждения структур: а – головка плеча;

б – гленоид;

в – дефект нижнего отдела гленоида Для воспроизведения типа акромиального отростка на рент генограмме предложена еще одна, "истинная" боковая проекция с выведением лопатки лучом, направленным в каудальном на правлении под углом 10–40 по отношению к плоскости кассеты и практически таким же положением грудной клетки пациента.

Ряд авторов (Bigliani L.U., 1986;

Morrison D., Bigliani L.U., 1987;

Toivonen A.A. et al. 1995) напрямую связывают наличие дефекта вращательной манжеты плеча с закругленной и крючковидной формой акромиального отростка, что, в свою очередь, влияет на решение вопроса об оперативном вмешательстве. Учитывая этот факт, необходимо признать, что рентгенологическое исследова ние этого анатомического образования приобретает особую ост роту. Однако обращает на себя внимание широкий "разброс" уг ла наклона (между 10 и 40) рекомендованных направлений лу ча. Это является источником неудач при производстве рентгенограмм акромиона и порождает сомнение в оценке дос товерности получаемых данных о вариантах анатомической формы акромиального отростка. Для определения типа акроми ального отростка на рентгенограмме выполняется еще одна, "истинная" боковая проекция, с лучом, направленным в кау дальном направлении через плоскость лопатки под углом 10– по отношению к плоскости кассеты (рис. 56). В некоторых слу чаях нами использовалась контрастная артрография в латераль ной проекции, при этом луч направлялся параллельно плоскости лопатки под углом 20–30 к кассете. Этот прием помогает опре делить форму передненаружного отдела акромиона у места вы хода сухожилия ВМП из подакромиального туннеля (рис. 57).

Здесь четко определяется остеофит, придающий акромиальному отростку "крючковидную" форму. В этом же месте происходит наибольшее накопление контрастного вещества. Выполнение специальных методов рентгенологического обследования позво лило выявить перелом акромиального отростка (рис. 58), а также вариант его анатомического строения (рис. 59), который характеризуется вертикальной позицией в корональной плоско сти.

Рис. 56. Истинная боковая проекция Рис. 57. Контрастная артрография в латеральной проекции Рис. 58. Консолидирующийся перелом акромиального отро стка Рис. 59. Вариант анатомического строения акромиального отростка На рентгенограммах плечевого сустава при ПЛБС нередко определяются кальцификаты, расположенные в толще сухожилия ВМП. Если кальцификат имеет четкие границы и гомогенную структуру, то это расценивается как случайная находка на рент генограмме у больного с переломом ключицы (рис. 60). Если на рентгенограмме границы кальцинатов нечеткие, их структура не равномерна и фрагментирована, то они, скорее всего, являются источником болей (рис. 61). При увеличении рентгеновского изо бражения (рис. 62) обращает на себя внимание нарушение конту ров плечевой кости в области прикрепления надостной мышцы в виде субпериостальной фрагментации на ограниченном участке.

Такие кальцификаты встречаются на вскрытиях плечевого суста ва, в которых определялись значительных размеров дефекты су хожилия ВМП (до 5 см) и признаки адгезивного капсулита. В этих случаях депозиты кальция были прочно соединены с сустав ной поверхностью головки плеча ближе к большому бугорку и местом прикрепления вращательной манжеты (рис. 63). В свою очередь, дефект ВМП можно выявить с помощью контрастной артрографии плечевого сустава. Данный метод исследования был предложен J. Oberholzer в 1933 году, применявшим введение воз духа в плечевой сустав для его контрастирования. Появление ио диновых контрастных материалов позволило K. Lindblom в 1939 году четко визуализировать разрыв вращательной манжеты плеча. С тех пор этот метод носит название единой контрастной артрографии. Одновременное введение воздуха и иодиновых препаратов, используемых для контрастирования плечевого сус тава, названо "двойная контрастная артрография" (Ghelman B, Goldman A.B. et al., 1977). В настоящее время чистая воздушная среда в качестве контраста используется редко, например, в слу чае аллергии пациента к иодиновым препаратам.

В отечественной литературе имеются лишь отдельные со общения, посвященные контрастному методу исследования плечевого сустава. Так, Абдрахманов с соавт. (1984) скептиче ски оценивает диагностическую ценность контрастной артро графии при повреждениях надостной мышцы. Р.А. Зулкарнеев (1979) также весьма сдержанно относится к позитивным ре зультатам артрографического исследования.

Рис. 60. Перелом тела ключицы. Кальцификат в толще су хожилия ВМП с четкими границами (случайная находка) и достаточно гомогенной структурой. По DePalma and Kruper – хроническая фаза Рис. 61. Кальцифицирующий тендинит плечевого сустава.

Депозит кальция находится в резорбтивной фазе (по De Palma and Kruper). Границы его нечеткие, структура негомо генная, фрагметированная Рис. 62. Увеличенная рентгенограмма участка кальцифика та и большого бугорка плечевой кости Рис. 63. Анатомический препарат плеча с разрывом ВМП и кальцинатами Объяснение этому факту О.Е. Прудников (1990) находит "... в крайне редком использовании электронно-оптического преобра зователя, и поэтому артрография в половине случаев оканчивает ся неудачей".

К такому же заключению пришли U. Irlenbush. и B. Jager (1986). По мнению же О.Е. Прудникова, диагностическая досто верность наличия дефекта ВМП, при удачно выполненной кон трастной артрографии плечевого сустава, приближается к %. Добавим, что производство артрографии плечевого (плечело паточного) сустава может использоваться не только как диагно стическое, но и как лечебное мероприятие, цель которого – обез боливание и растягивание сморщенной капсулы сустава. Одно временно в смесь контрастного вещества с новокаином можно добавлять в небольшом количестве кортикостероиды для подав ления реакции воспаления в околосуставных сумках и тканях.

Для рентгенконтрастного исследования плечевого сустава у больных с плечелопаточным болевым синдромом нами использо валось два метода. Первый – контрастная артрография. Второй – видеофлюороскопия также с применением контрастного мате риала (омнипак).

3.4. Артрографическое и флюороскопическое исследование плечевого сустава с контрастом Статическая контрастная артрография В нормальном плечевом суставе, равномерно заполненном контрастом, контуры капсулы ровные. Сама капсула имеет форму треугольника, остроконечной вершиной направлен ной вниз. Основание треугольника ровное, слегка выпуклое кни зу. Рядом с верхним отделом капсулы сустава располагается под клювовидная сумка, которая также имеет треугольную форму с тупоугольной вершиной, также направленной вниз. Ближе к на ружной поверхности, в месте проекции межбугорковой борозды, определяется тень сухожилия ДГБ (рис. 64).

Рис. 64. Статическая контрастная артрография нормально го плечевого сустава Рис. 65. Контрастная артрография у пациента с разрывом ВМП и адгезивным капсулитом При разрыве ВМП во время артрографии контраст распростра няется за пределы капсулы плечевого сустава до подакромиально поддельтовидной сумки. А в некоторых случаях вытекает в об ласть акромиально-ключичного сочленения (симптом "гейзера") (рис. 65). Этот вид рентгеновского исследования назван нами ста тическим и отражает всего лишь эпизод процесса заполнения кон трастным веществом полости плечевого сустава. Для более де тального изучения характера повреждений капсульно-связочного аппарата плечевого сустава авторы применяли контрастную флюороскопию, в которой выделены две фазы.

Первая фаза, или фаза "слабого заполнения". Контрастная смесь вводится до ощущения "тугого" сопротивления в количест ве 8–10 мл. В этот момент пациент может ощущать легкие боли в суставе. Введение контрастной смеси прекращается, и без удале ния шприца из сустава делается рентгеновский снимок. При про стой форме ПЛБС контраст уже в этой фазе равномерно заполня ет полость капсулы плечелопаточного сустава и подклювовид ную сумку. Треугольные контуры этих образований утрачивают треугольную форму незначительно. Отсутствует тень сухожилия ДГБ. При такой картине шприц может быть удален, и на допол нительных укладках может быть выявлен признак начальных яв лений адгезивного капсулита – симптом "жемчужного ожерелья" в виде неровного наружного края капсулы. Незначительное выте кание контраста в подакромиальную полость свидетельствует о небольшом дефекте сухожилия ВМП (рис. 66).

На рентгенограмме при осложненной форме ПЛБС капсула те ряет треугольный контур и по своей конфигурации приближается к кругу, порой с иррегулярными ("зазубренными") краями (рис.

67). Отсутствие тени сухожилия ДГБ – один из самых постоянных признаков этого заболевания. Слабо заполнены или почти отсутст вуют тени подклювовидной сумки и нижнего мешка капсулы (рис.

68). Если все вышеперечисленные анатомические компоненты видны и определилась граница наружной части капсулы, исследо вание можно прекратить. Если этого не произошло, то исследова ние переходит во вторую фазу.

Вторая фаза, или фаза "чрезмерного заполнения". Про должение введения контрастной смеси на пике тугого заполнения сменяется ощущением свободного поступления жидкости в сус тав. Заполнение продолжается до появления новых, но уже более слабых признаков сопротивления ткани.

Рис. 66. Первая фаза, или фаза "слабого заполнения" (ос ложненная форма ПЛБС, признаки адгезивного капсулита, незначительный дефект ВМП) Рис. 67. Флюорограмма в момент вытекания контраста в подакромиальную полость с определением неровности краев капсулы (симптом "жемчужного ожерелья") Рис. 68. Фаза "слабого заполнения". Рубцовое изменение подклювовидной сумки и капсул сустава Повторно выполняется рентгенограмма, на которой может быть выявлен выход контрастного вещества в подакромиаль ное/поддельтовидное пространство в виде тонкой струйки (сим птом "гейзера") или достаточно широкой полосой (рис. 69). Кон траст также может заполнить подклювовидную сумку, которая утрачивает свою треугольную форму и имеет необычно большой объем, не уступающий размерам капсулы сустава. В некото рых случаях, несмотря на значительное количество введенной контрастной смеси, отчетливо прорисовывается только полость плечелопаточного сустава в виде "полумесяца", тень подклюво видной сумки (рис. 70) почти не определяется, контуры ее де формированы и прерывисты, что указывает на ее ячеистое строе ние и наличие рубцов. Однако в субакромиальной полости может определяться контраст в значительном количестве, что является свидетельством дефекта ВМП. В месте предполагаемого нахож дения нижнего мешка капсулы заметны слабые следы контраста, что также говорит о его рубцовом перерождении. Отсутствие тени сухожилия ДГБ, как и в остальных случаях, – постоянный признак поражения периартикулярных тканей плечевого сустава.

Рис. 69. Вторая фаза, или фаза "чрезмерного заполнения" (осложненный ПЛБС в форме адгезивного капсулита, мас сивного разрыва ВМП) Рис. 70. Артрография при разрыве ВМП и рубцовом изме нении подклювовидной сумки Наличие и размер дефекта вращательной ман жеты плеча Дефект ВМП может быть выявлен уже в первой фазе рентгенконтрастного исследования. Размер этого дефекта прямо пропорционален количеству контраста, вытекающего в субакромиальную полость. Однако попытки определить величи ну этого дефекта, тем более его конфигурацию, как правило, тер пят неудачу из-за несоответствия истинных размеров анатомиче ских объектов их рентгеновскому изображению. К тому же строение самого дефекта чрезвычайно вариабельно, и рубцы, об разующиеся в нем, могут функционировать в виде природного клапана и препятствовать выходу контраста за пределы капсулы.

Аналогичные изменения могут иметь место в подклювовидной сумке и в нижнем мешке суставной капсулы (рис. 71).

Рис. 71. Артрография плечевого сустава при разрыве и рубцовых изменениях подклювовидной сумки нижнего меш ка суставной капсулы Некоторые замечания по рентгенноконтрастному методу исследования плечевого сустава Введение контрастного вещества в полость плечевого сустава можно использовать для производства гидро дилятационной блокады с одновременным применением анесте тика (новокаин) и лечебного препарата (ацетат гидрокортизона).

Из недостатков этого метода можно отметить следующие:

• невозможность контроля за положением кончика иглы в полости плечелопаточного сустава. Риск получения "фальш негативных" результатов невелик, но все же существует;

• "статичность" рентгенографической картины;

• контрастные материалы рассасываются очень быстро, и любая техническая задержка с проявлением пленок может отри цательно сказаться на получении достоверного изображения па тологии плечевого сустава;

• определение даже относительных размеров и конфигурации разрыва ВМП требует быстрого производства дополнительных укладок.

Флюороскопическое исследование плечевого сустава с контрастом Для выполнения флюороскопического исследо вания нами использовались два типа рентгеновских аппаратов.

Это были стационарная телевизионная рентгеновская установка (ТРУ) отечественного производства, оснащенная усилителем рентгеновского изображения (УРИ), и передвижной электронно оптический преобразователь (ЭОП) фирмы "Fischer" (США). К видеомониторам подключался видеомагнитофон. Использование стационарной телеустановки требует некоторого затемнения в условиях рентгеновского кабинета, горизонтального положения больного, что ограничивает доступ к плечевому суставу. К тому же разрешающая способность монитора довольно низкая. В про тивоположность этому аппарат "Fischer" мобилен и может ис пользоваться в операционной без всякого затемнения. Он также имеет более высокую разрешающую способность.

Преимущества производства контрастной флюороскопии в операционном блоке очевидны. Здесь имеются все условия для борьбы с остро возникшими аллергическими состояниями, а так же необходимые средства для производства внутрисуставной, достаточно инвазивной манипуляции с учетом всех требований асептики. По этим причинам наибольшее количество пациентов обследовалась на аппарате "Fischer" (рис. 72, 73).

Поступление контраста в полость неизмененного патологиче ским процессом плечевого сустава под контролем экрана мони тора можно условно разделить на три фазы:

1. Появление контраста вокруг кончика иглы с постепенным заполнением полости плечелопаточного сустава и нижнего меш ка капсулы.

2. Выход контраста в подклювовидную сумку и возможное появление очертаний подлопаточной мышцы.

3. Появление контуров сухожилия ДГБ. Очертания плечевого сустава принимают окончательный вид. Это два треугольника капсулы сустава и подклювовидной сумки. Края капсулы ровные, и граница их проходит в области предполагаемой хрящевой части головки плеча.

Рис. 72. Позиция пациента при исследовании на электрон но-оптическом преобразователе Рис. 73. Исследование объема движений здорового плече вого сустава на ЭОП На рис. 74 изображена флюороскопическая картина нормаль ного плечевого сустава. Контраст равномерно заполняет капсулу.

В контрастную смесь добавлено небольшое количество воздуха, который скопился в верхних отделах капсулы. Капсула имеет форму треугольника, остроконечной вершиной направленной вниз.

Рядом с верхним отделом капсулы сустава располагается под клювовидная сумка, также треугольной формы с тупоугольной вершиной. Тень сухожилия ДГБ не контурируется, поскольку кон траст еще не достиг верхнего края капсулы.

При поражении периартикулярных тканей недостаточно от четливо определяется контур плечелопаточного сустава уже в первой фазе контрастирования. Нередко первой структурой, ко торая появляется на экранах монитора, определяется деформиро ванная и увеличенная в объеме подклювовидная сумка (рис. 75).

В отдельных случаях поступление контраста начиналось сразу с проявления очертаний подлопаточной мышцы (рис. 76). Только после появления этих анатомических образований начинал выри совываться непосредственно плечелопаточный сустав, и контраст выходил в подакромиальную и поддельтовидную сумки (рис. 77).

Рис. 74. Флюороскопическая картина нормального плечево го сустава Рис. 75. Первая фаза флюороскопического исследования плечевого сустава. Контраст появляется вокруг кончика иг лы и распространяется в полость увеличенной поддельто видной сумки Рис. 76. Вторая фаза флюороскопического исследования (следы контраста направлены в медиальную сторону по хо ду волокон подлопаточной мышцы) Рис. 77. Третья, завершающая фаза флюороскопического ис следования. Контраст обильно наполняет подклювовидную сумку. Отчетливо видны очертания подлопаточной мышцы.

Контраст вытекает по наружной поверхности головки плеча в подакромиальную и поддельтовидную сумки Достоинства флюороскопического исследования плечевого сустава следующие:

1. Возможность контроля за положением иглы в полости пле челопаточного сустава.

2. Быстрое и надежное контрастирование плечевого сустава.

3. Возможность выполнения других укладок.

4. Возможность неоднократного просмотра видеопленки с процессом контрастирования плечевого сустава.

5. Использование внутрисуставного введения анестетика (но вокаин, лидокаин,) и лечебного препарата (ацетат гидрокортизо на, дипроспан, кеналог-40) одновременно с контрастом для про изводства гидродилятационной блокады (см. гл. 4).

Из недостатков можно отметить возможность повышенного ионизирующего излучения, однако при соблюдении всех необхо димых инструкций его опасность столь же велика, как и для врача-рентгенолога, выполняющего исследование желудка по не скольку раз в неделю. Первое появление контраста в подклюво видной сумке в первой фазе флюороскопического исследования – признак повреждения переднего отдела капсулы. Эти изменения были встречены во время артроскопической ревизии в виде де фекта хрящевой части переднего отдела суставного отростка ло патки.

Кроме того, применение электронно-оптического преобразова теля (ЭОП) позволяет получить дополнительные данные о состоя нии клювовидного отростка и наличии акромиального бугоркового конфликта в сравнении со здоровым плечом во время предвари тельного осмотра пациента под экраном (рис. 78–81).

В целом, флюороскопическое исследование плечевого суста ва, как в статических, так и в динамических условиях, позволило выявить некоторые закономерности распределения контрастного вещества внутри сустава и в околосуставных тканях при плече лопаточном болевом синдроме:

1. Один из основных признаков поражения периартикулярных тканей плечевого сустава – нарушение очередности фаз заполне ния контрастом полости сустава.

2. Отсутствие тени ДГБ во всех фазах заполнения сустава – постоянный признак.

3. Вытекание контраста в подакромиальную полость через дефект ВМП часто происходит в завершающей фазе исследования.

Рис. 78. Тест на прохождение большого бугорка под наруж ным краем акромиона. Прохождению бугорка препятствует остеофит на нижней поверхности акромиона. Пациент в этот момент испытывает боль. Признак акромиально бугоркового конфликта положительный Рис. 79. Тот же плечевой сустав после введения новокаина перед введением контрастного вещества. Тест на наличие акромиально-бугоркового конфликта положительный (им пинджемент-тест) Рис. 80. Флюороскопическое исследование позволяет уточ нить контуры передненаружного края акромиального отро стка. Форма данного отростка по классификации Morrison Bigliani (1987) – закругленная. Это указывает на более вы сокую вероятность разрыва ВМП Рис. 81. Флюороскопическая картина крючковидного перед ненаружного края акромиона 4. Деформированная и увеличенная подклювовидная сумка с явлениями бурсита, в результате которого образуются рубцы, при дающие этой сумке ячеистое строение неправильной формы.

5. Непосредственно первоначальное попадание контраста в подлопаточную мышцу указывает на пролябирование сухожиль но-мышечной части подлопаточной мышцы в полость плечелопа точного сустава. Эти данные также подтверждены нами при арт роскопических исследованиях.

3.5. Дополнительные методы визуализации пле чевого сустава При подозрении на привычный подвывих плеча нами также выполнялось компьютерно-томографическое иссле дование пораженного сустава (рис. 82). Наличие костного дефек та переднего отдела суставной впадины лопатки расценивалось нами как привычный подвывих плечевого сустава. В области пе редненижнего отдела суставной впадины лопатки определяется отрыв небольшого ее фрагмента по типу дефекта Банкарта.

В материале клиники также представлены больные, у которых плечелопаточный болевой синдром и контрактура возникли вто рично, как следствие других заболеваний.

Это были доброкачественные и злокачественные опухолевые поражения области плечевого сустава, синовиальный хондрома тоз, кессонная артропатия, ревматоидный артрит и др. Этим па циентам кроме обычного рентгенологического исследования с целью дифференциальной диагностики проводились МРТ- и КТ исследования. На рис. 83 представлена рентгенограмма плечевого сустава больного Б. 43 лет с осложненной формой ПЛБС. Опре деляется аваскулярный некроз головки плеча и суставной впади ны лопатки, сужение подакромиального пространства, а также свободные тела, характерные для синовиального хондроматоза в подакромиальном пространстве и в полости плечелопаточного сус тава.

Рис. 82. Пример использования КТ-исследования плечевого сустава при подозрении на привычный подвывих плеча Рис. 83. Рентгенограмма плечевого сустава больного с осложненной формой ПЛБС На рентгенограмме определяются признаки аваскулярного некроза головки плеча и выраженного остеосклероза суставной впадины лопатки, сужение подакромиального пространства. В проекции ВМП в полости плечелопаточного сустава обнаруже ны участки обызвествления. При выполнении КТ-исследования трехмерной реконструкцией изображения плечевого сустава у этого больного в подклювовидной области, а также в нижней части капсулы плечелопаточного сустава были обнаружены мно жественные хондромные тела, расположенные как синовиально, так и в капсульно-сумочном аппарате (рис. 84).

После проведенного обследования больному было выполнено оперативное лечение. Произведены артротомия плечевого суста ва с ревизией области ВМП, подклювовидной сумки с удалени ем множественных хондромных тел (рис. 85). На операции кроме хондромных тел выявлен дефект сухожилий ВМП, который был восстановлен. Объем движений в плечевом суставе восстановил ся практически полностью.

Рис. 84. Трехмерная реконструкция КТ-изображения плечевого сустава больного с осложненной формой ПЛБС – множествен ный хондроматоз плечевого сустава Рис. 85. Хондромные тела, удаленные из полости плечево го сустава Рис. 86. КТ-исследование с нестабильностью плечевого сустава (рецидивирующий подвывих) Выявляя клинические признаки нестабильности плечевого сустава (подвывих, рецидивирующий подвывих), кроме обычной рентгенограммы в двух стандартных проекциях и дополнитель ных, крайне необходимо выполнение КТ-исследования или МРТ для определения локализации повреждений мягкотканного аппа рата.

На рис. 86 изображено КТ-исследование плечевого сустава у больного с нестабильностью сустава, частыми щелчками и болевым синдромом. Был обнаружен дефект заднего отдела сус тавной впадины лопатки по типу стрессового перелома. Дефект образовался в результате циклического соударения заднего отде ла головки и заднего края суставной впадины.

Таким образом, КТ- и МРТ-исследования применялись нами в целях дифференциальной диагностики с теми заболеваниями, при которых плечелопаточный болевой синдром имеет вторичное происхождение.

3.6. Применение излучения гольмиевого лазера на суставной хрящ и синовиальную оболочку плечевого сустава Установка гольмиевого лазера СНТ – В настоящее время для лечения патологии крупных суставов, в частности плечевого, стали внедряться еще более современные технологии. В работе клиники травматологии и ортопедии РУДН (г. Москва) по показаниям применяли аппарат гольмиевого лазера отечественного производства СТН-20 с энергией в импульсе до 3 Дж и мощностью 30 Вт с помощью специальной установки (рис. 87).

Габариты аппарата – 694925374 мм, вес 125 кг. Аппарат легко передвигается, не требует специальной защиты, имеет двухконтурную систему охлаждения. Электропитание произво дится от однофазного переменного тока частотой 50 Гц и напряже нием 220 В.

Функционально установка условно разделена на три части:

оптический блок, электронный коммутатор и систему охлажде ния. Оптический блок предназначен для преобразования электри ческой энергии, получаемой от блока питания, в энергию излуче ния и передачи последней по световоду (рис. 88).

Рис. 87. Общий вид установки гольмиевого лазера СТН- Источник энергии (накачки) Лазерное излучение Активная среда Резонатор 100 %-е отражающее зеркало полупрозрачное зеркало 1–50 % Рис. 88. Условная схема лазерной установки Энергия излучения передается по кварцевому волокну диа метром 400–1000 мкм, что позволяет ввести волокно в сустав в канюле с внутренним диаметром 1,5–2 мм и обрабатывать прак тически любой участок хрящевой ткани, синовиальной оболочки и других структур плечевого сустава (рис. 89).

Рис. 89. Общий вид кварцевого волокна Рис. 90. Кварцевое волокно в полости сустава, проведен ное по канюле Для визуализации невидимого спектра гольмиевого излуче ния имеется подсветка "рабочей зоны" зеленым излучением ма ломощного газового гелий-неонового лазера, введенного в ра бочий световод (рис. 90).

Режимы работы установки (энергия в импульсе, частота, вре мя воздействия) устанавливаются и контролируются на блоке управления. Включение и выключение режима генерации кван товой энергии производится выносной педалью.

Пиковая мощность лазерной установки более 4 квт за счет импульсного режима, что приводит к усиленному испарению биотканей. Глубина проникновения одного импульса достигает 0,4 мм и поэтому не вызывает поражения окружающих тканей.

При этом мы не выявляли карбонизации и ожога близлежащих тканей. Рассечение и испарение тканей происходило при контак те, а коагуляция – в бесконтактном режиме. Во время работы не отмечалось нагрева и пригорания кончика проводящего волокна.

Наблюдалось самоочищение торцевой части волокна под дейст вием излучения 2,09 мкм.

Воздействие излучения гольмиевого лазера на гиалиновый хрящ, синовиальную оболочку пле чевого сустава Основная роль хряща как компонента костно хрящевой системы, принимающего на себя механическую на грузку при движении, обеспечена комплексом таких его свойств, как прочность, упругость и эластичность, что обусловлено его химическим составом и молекулярно-морфологической структу рой.

Суставной хрящ имеет два источника питания:

• первый – синовиальная жидкость;

• второй – кровеносные капилляры, которые проникают к суставному хрящу со стороны субхондральной кости.

Большинство исследователей полагают, что решающая роль в питании хряща принадлежит поступлению веществ из синовиаль ной жидкости. Поступление питательных веществ в ткань сустав ного хряща путем диффузии – феномен перемещения находя щихся в растворе молекул из области более высокой концентра ции в область более низкой, до достижения гомогенного распространения молекул, дополнительно стимулируется циклическими изменениями внутрисуставного давления, возни кающими при движениях. Циклические колебания внутрисустав ного давления способствуют перемещению синовиальной жидко сти, благодаря чему в условиях высокой вязкости улучшается транспорт молекул к поверхности суставного хряща.

Роль диффузии в питании суставного хряща детально иссле дована на примере бессосудистого суставного хряща. Молярные коэффициенты для небольших неполярных молекул практически не отличаются от единицы распределения, и это говорит о том, что вся или почти вся вода в матриксе независимо от того, распо лагается она внутри или вне коллагеновых волокон, находится в свободном состоянии и доступна для проникновения небольших незаряженных молекул.

Электронная микроскопия хряща, выполненная после воздей ствия лазерного облучения, показала, что в пограничных зонах дефекта поверхность суставного хряща выглядит разрыхленной.

Коллагеновые фибриллы хрящевого матрикса, лежащие под по верхностным слоем, имели плотную гомогенную структуру. В лакунах хондроцитов всех слоев хряща видны лишь небольшие остатки коагулированных клеточных элементов. Края костных структур подлежащей субхондральной кости выглядят "оплыв шими". Сам дефект содержит белковые массы, тонкие волокни стые структуры и остатки обуглившихся тканей. В участках, при лежащих к пограничной зоне дефекта, в поверхностном слое на ряду с дистрофически измененными волокнистыми структурами определяются поперечноисчерченные коллагеновые фибриллы, располагающиеся параллельно поверхности. Их внутренняя тон кая структура сходна со структурой неизмененных коллагеновых фибрилл хрящевого матрикса нормального суставного хряща. В хондроцитах этих участков хрящевой пластинки продолжают вы являться дистрофические изменения, выражающиеся в уплотнении цитоплазматических и ядерных структур. Иногда среди уплотнен ных цитоплазматических органелл видны мелкие одиночные ка нальцы гранулярного эндоплазматического ретикулума (рис. 91).

Через 3 месяца после лазерного воздействия в пограничной зоне дефекта в средних и базальных слоях хрящевой пластинки продолжают сохраняться хондроциты с признаками дистрофиче ски измененной цитоплазмы. В уплотненной гиало- Рис. 91. Ультраструктурные изменения суставного хряща после воздействия лазерного излучения плазме некоторых хондроцитов обнаруживаются уплощенные и расширенные канальцы гранулярного эндоплазматического рети кулума. Наличие элементов гранулярного эндоплазматического ретикулума в хондроцитах указывает на их участие в синтети ческих процессах. В участках, прилежащих к пограничной зоне лазерного воздействия, поверхность суставного хряща довольно ровная. Здесь, в поверхностном слое, коллагеновые фибриллы и хондроциты располагаются параллельно поверхности суставного хряща. Хондроциты удлиненной формы, с небольшими цито плазматическими отростками обладают всеми присущими этим клеткам органеллами, не обнаруживающими дистрофических из менений, исходных по ультраструктуре с хондроцитами неизме ненного суставного хряща. Для средних и базальных слоев этих участков хрящевой пластинки характерно наличие более крупных хондроцитов, лежащих в лакунах и не отличающихся ультра структурно от хондроцитов нормального хряща. Поперечноис черченные коллагеновые фибриллы хрящевого матрикса по своей внутренней структуре и расположению также сходны с нормаль ной структурой хрящевого матрикса. Характер ультраструктур ной организации субхондральной костной ткани не отличается от таковой в норме (рис. 92).

Рис. 92. Ультраструктурные изменения суставного хряща че рез 3 месяца после воздействия лазерного облучения Проведенное авторами электронно-микроскопическое иссле дование подтвердило гистологические данные о том, что излуче ние гольмиевого лазера эффективно рассекает суставной хрящ и субхондральную кость. При этом зона термического поражения вокруг дефекта ограничивается пограничными участками и со ставляет 0,8–1,0 мм. Увеличение объема дефекта в течение вре мени наблюдения не происходило. За пределами пограничной зо ны все слои суставного хряща и субхондральная кость сохраняют свою нормальную ультраструктурную организацию. Наши ис следования показывают, что наряду с имеющимися дистрофиче скими изменениями в цитоплазме хондроцитов в участках, при лежащих к пограничной зоне дефекта, отмечается пролиферация клеточных элементов, выражающаяся в образовании изогенных групп хондроцитов, свидетельствующих о процессах репарации.

Результаты воздействия гольмиевого лазерного излучения на соединительную ткань капсулы плечевого сустава В норме синовиальная оболочка имеет покров ный слой, состоящий из 1–3 синовиальных клеток. Матрикс си новиальной оболочки содержит большое количество коллагена 1 го типа и протеогликанов. Различают также клетки типа А (пер вичные фагоциты) и клетки типа В (фибробластоподобные, кото рые секретируют гиалуронат). Синовиальная оболочка не имеет ограничительной базальной мембраны, содержит жир, лимфати ческие сосуды, фенестрированные микрососуды и нервные во локна. Структура синовиальной оболочки неравномерная в по лости сустава: выделяют оболочку ареолярного, адипозного и фиброзного типов.

Макроскопически нормальная синовиальная оболочка гладкая, бледно-розового цвета, имеет тонкие, ровные, маловетвящиеся сосу ды. В норме также можно наблюдать мелкие нитевидные ворсины и единичные лоскутовидные выросты (рис. 93).

В воспаленной синовиальной оболочке происходит пролифе рация покровного слоя, укрупнение синовиоцитов, активизация синтетических процессов в них. Увеличивается количество Рис. 93. Артроскопическая картина синовиальной оболочки плечевого сустава в норме и размеры микроворсин. В субсиновиальном слое оболочки фор мируется грануляционная ткань, которая состоит из фибробла стов и многочисленных сосудистых элементов. Выявляется также инфильтрация синовиальной оболочки лимфоцитами, макрофа гами. Появление плазматических клеток указывает на выработку антител. На поверхности синовиальной оболочки можно наблю дать отложения фибрина. В синовиальной оболочке при хрониче ском воспалении выявляется склероз и гиалиноз (рис. 94).

Данные изменения находят отражение в макроскопической картине. Воспаленная синовиальная оболочка становится объем ной, отечной, рыхлой, образует крупные складки. Увеличивается количество и размер микроворсин. Наблюдается гиперемия, ин тенсификация сосудистого рисунка происходит и за счет ангио матоза. На поверхности синовиальной оболочки можно обнару жить отложения фибрина (рис. 95).

Для исследования воздействия излучения гольмиевого лазера на соединительную ткань капсулы производилось взятие биоптатов во время артроскопии плечевого сустава с участков капсулы до облу чения (рис. 96) и сразу после облучения (рис. 97) с передне-нижней хронической нестабильностью плечевого сустава.

При морфологическом исследовании биоптатов ткани капсу лы плечевого сустава после облучения были выявлены мелкие очаги коагуляционного некроза. В этих очагах клеточные эле менты либо отсутствовали, либо определялись в виде резко изме ненных нитевидно вытянутых ядер погибших клеток. Коллагено вые волокна в этих участках не окрашивались фуксинофильно по Ван-Гизону. Они стали набухшими, гомогенизированными, вы являлась вакуолизация тканевых структур.

При неконтактном воздействии лазерного излучения расфо кусированным лучом на соединительную ткань капсулы мы на блюдали необратимое сморщивание и уплотнение облученных участков. При этом макроскопически ткань капсулы и покры вающая ее синовиальная оболочка выглядели неповрежденными (рис. 98).

Таким образом, после воздействия гольмиевого лазера на со единительную ткань при мощности 30 Вт расфокусированным лучом обнаруживаются умеренно-выраженные деструктивные изменения соединительной ткани, создающие благоприятные морфо-физиологические условия для образования рубцовых трансформаций в капсуле плечевого сустава.

Рис. 94. Микроскопическая картина воспаленной синови альной оболочки Рис. 95. Артроскопическая картина воспаленной синови альной оболочки Рис. 96. Гистологический срез капсулы плечевого сус тава Рис. 97. Капсула плечевого сустава после лазерного облу чения Рис. 98. Синовиальная оболочка плечевого сустава после облучения При гистологическом изучении биоптатов синовиальной обо лочки, полученных из приграничных к зоне облучения участков, признаков термического повреждения не выявлено. Было также проведено сравнение гистологической картины биоптатов из приграничных к зоне облучения и отдаленных участков. Сравни тельный анализ не выявил различий.

Таким образом, воздействие излучения гольмиевого лазера на синовиальную оболочку плечевого сустава строго лимитировано зоной контакта с волокном.

3.7. Алгоритм лечебно-диагностических мероприятий Поражение околосуставных тканей плечевого сустава характеризуется отсутствием патогномоничных симпто мов. Это затрудняет выделение какого-либо изолированного син дрома или его ведущее значение среди остальных в клинической картине "болезненного плеча".

Клиническое течение заболевания околосуставных тканей, традиционно именуемое плечелопаточный периартрит (им пинджемент-синдром, адгезивный капсулит, кальцифицирую щий тендинит и т. д.), имеет преимущественно хроническое те чение, с частыми эпизодами обострения, сменяющимися перио дами нестойкой ремиссии. Это в значительной мере изменяет симптоматику степени нарушения двигательной функции и вы раженность боли в плечевом суставе. Другими словами, для это го заболевания характерны изменчивость ("размытость") сим птомов и непостоянство клинического течения. Для точного представления о локализации поражения отдельных анатомиче ских структур и выделения ведущего компонента патологиче ского процесса использовались современные методы визуализа ции тканей плечевого сустава, такие как рентгеноконтрастные, а при необходимости – МРТ-, КТ-исследование. Только после проведения указанных диагностических мероприятий мы мог ли с высокой степенью достоверности представлять детали па тологических изменений в плечевом суставе. Однако столь до рогостоящие и зачастую инвазивные методы исследования ис пользовались как резервные. В связи с этим разработанные нами новокаиновая периартикулярная и гидродилятационная блокады применялись не только как лечебные, но и как диаг ностические "тест-блокады" (см. рис. 78, 79). Это позволяло не только снизить боль и увеличить объем движений, но и вы явить более точную локализацию боли. Тем самым прогнози ровать последующее течение заболевания по его положитель ной динамике либо по ее отсутствию. Если после одной-двух периартикулярных блокад отчетливо определялось улучшение на фоне ЛФК, то на этом диагностические мероприятия завер шались и больной продолжал лечение по намеченной про грамме ЛФК до полного восстановления функции плечевого сустава.

Учитывая определенную изменчивость симптомов и непосто янство клинического течения (ремиссия и обострение) поражений околосуставных тканей плечевого сустава, мы пришли к сле дующим выводам:

1. На предварительном этапе обследования пациентов, до производства специальных диагностических мероприятий, отка заться от термина "плечелопаточный периартрит" (периартроз, акромиально-бугорковый конфликт и т. д.). Вместо вышеуказан ных терминов использовать такое наименование, как плечелопа точный болевой синдром (ПЛБС) и контрактура, на весь период консервативных мероприятий.

2. В случае отсутствия значительного эффекта от проводимо го консервативного лечения (6–8 недель) и только после исполь зования современных методов визуализации пораженного плече вого сустава можно ставить развернутый диагноз.

Плечелопаточный болевой синдром и контрактура (первичное обращение пациента к специалисту общего профиля) Традиционное лечение (медикаментозное, ФТЛ, ЛФК) Отсутствие положительного Подавление болевого результата.

синдрома, восстановление Направление в объема движений специализированную клинику Периартикулярные Реабилитационная и гидродилятационные программа ЛФК новокаиновые блокады Отсутствие Подавление болевого положительного синдрома восстановление результата объема движений Углубленная диагностика Полное восстановление Хирургическое лечение функции и (артросокопически профессиональной вспомогательное) трудоспособности Рис. 99. Алгоритм лечебно-диагностических мероприятий при плечелопаточном болевом синдроме (условные обо значения):

– этап предварительных лечебно-диагностических ме роприятий;

– этап заключительных лечебных мероприятий Таким образом, применяемая лечебно-диагностическая так тика, которая осуществлялась непрерывно, позволила нам эф фективно проводить консервативные мероприятия в общепри знанные среднестатистические сроки до 6–8 недель, в которые большинство наших пациентов (458 человек) полностью вос становили функцию плечевого сустава и возвратились к при вычному труду. С учетом этого обстоятельства попытки даль нейшей дифференциации диагноза становились бессмысленны ми.

Отсутствие же положительного результата заставило нас об ратиться к более глубоким методам исследования (рентгеноло гический, КТ, МРТ). Это позволило установить более точный диагноз и определить дальнейшую тактику лечения. В основном это было хирургическое вмешательство с применением артрос копа, целью которого являлись декомпрессия и восстановление ротаторов, капсулы плечевого сустава, артроскопический внут рисуставной артролиз. В случае обнаруженного подвывиха пле чевого сустава – операция Бойчева II (см. гл. 5).

Таким образом, применяемый нами алгоритм лечебно диагностических действий (рис. 99) позволил непрерывно со вместить как диагностические, так и лечебные мероприятия, по лучить наиболее эффективный результат лечения в максимально короткие сроки, избежать нерационального использования инва зивных или весьма дорогостоящих методов исследования плече вого сустава (контрастирование сустава, МРТ и КТ).

КОНСЕРВАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПЛЕЧЕЛОПАТОЧНОГО БОЛЕВОГО СИНДРОМА И КОНТРАКТУРЫ (новокаиновые блокады и лечебная физкультура) ГЛАВА 4.1. Концепция подавления боли и устранения контрактуры при ПЛБС В сухожильно-мышечном и связочном ком плексе плечевого сустава в результате трав мы или дегенеративно-воспалительных из менений, которые определяются возрастом или длительными циклическими нагрузками, нарушается содружественная работа ротато ров плеча. Это приводит к дисперсии вре менного центра вращения головки плеча и сус тавной впадины. Смещаясь либо выше, либо ниже на 2–3 мм от центра вращения, головка вступает в циклическое соударение с от дельными элементами периартикулярных тканей. Как показало наше исследование, этого вполне достаточно для создания пре пятствий скольжению сухожилий надостной, подостной и малой круглой лопаточных мышц в подакромиальном пространстве.

Внутри- и околосуставные порции длинной головки бицепса также подвергаются деге неративным изменениям, поскольку их ана томическое соседство с вращательной ман жетой плеча очевидно. В результате про должающегося механического воздействия в сухожилии ВМП возникает фрикционный (протрузионный) тендинит, который может привести к полному дегенеративному разры ву ВМП. Это явление может также сопрово ждаться бурситом не только в подакромиаль- ной, но и в подклювовидной, поддельтовидной и дистальной дельтовидной сумке. В результате снижается стабилизирую щая функция сухожильного аппарата. В частности, страдает депрессорная функция сухожилия длинной головки бицепса.

Головка чаще всего оказывается в верхней, реже – нижней по зиции по отношению к центру вращения суставной впадины лопатки, в позиции отведения. Это является причиной ее со ударения в момент движения с различными околосуставными образованиями. В частности, передненаружная часть акромио на вступает в конфликт с местом прикрепления вращательной манжеты плеча к большому бугорку плечевой кости или с ниж не-наружной частью клювовидного отростка и некоторыми другими точками сустава. Описанное явление носит название импинджемент-синдрома (impingement-syndrome), который не которые клиницисты условно делят на верхний, подклювовид ный и задний.

Макроанатомическое исследование плечевых суставов у лиц различного возраста выявило богатую иннервацию надлопа точной области. Надлопаточный нерв является основным в ин нервации ВМП. Он имеет большое количество веточек, отхо дящих от магистрального ствола. Одна из них (подлопаточная ветвь) перебрасывается через вырезку лопатки и иннервирует подклювовидную зону. А двигательные ветви подмышечного нерва обнаруживаются в области нижнего края подлопаточной мышцы непосредственно под дельтовидной фасцией. Заднюю поверхность ВМП иннервируют веточки надлопаточного и ак силлярного нерва, образуя скопление, которое вполне можно было бы именовать как микросплетения (см. рис. 101–103).

Необходимо добавить, что, по данным современных иссле дований, плечевой сустав имеет богатое проприорецепторное поле, представленное в подакромиальной сумке, в синовиаль ной оболочке и в других элементах.

С учетом принятой концепции мы стремились к снятию болевого синдрома и воспалительных явлений в точках воз никновения механических препятствий скольжению сухо жильно-мышечных образований в узком околосуставном про странстве, ответственных за вращение головки плеча в сустав ной впадине. Дальнейшим активным применением ЛФК вновь формировался скользящий механизм ВМП, закрепляющий но вый динамический стереотип движений.

б а Рис. 100. Схема иннервации передней части плечевого сустава:

а – подмышечный нерв;

б – надлопаточный нерв Рис. 101. Схема введения новокаина в область надло паточного нерва в проекции вырезки для одновременно го блокирования надлопаточной и подлопаточной мышц а б Рис. 102. Схема иннервации заднего отдела плечевого сустава:

а – надлопаточный нерв;

б – подмышечный нерв Рис. 103. Точка введения новокаина в область выхода чув ствительной и двигательной ветви подкрыльцового нерва – дополнительная точка при периартикулярной блокаде Устранению болей наилучшим образом соответствовала новокаиновая блокада периартикулярных тканей. Новокаин вводился в полость плечевого сустава, околосуставные сумки, в сухожильно-мышечные образования, управляющие процес сом центрации головки плеча в суставной впадине. При этом новокаин омывает концевые ветви нервов, ответственные за двигательную и чувствительную сферы плечевого сустава. До бавление небольших доз кортикостероидных препаратов в вво димую жидкость способствует подавлению воспалительной и пролиферативной реакции тканей, подвергающихся трению и ударному воздействию.

Цель этого комплекса мероприятий – достижение наиболее безболезненного объема движений в плечевом суставе с восста новлением силы и выносливости верхней конечности при ПЛБС.

4.2. Виды применяемых новокаиновых блокад в зависимости от клинических форм ПЛБС Все больные с клинической картиной ПЛБС были разделены на три группы. Критериями отбора служили два основных и постоянных признака: интенсивность боли и нарушение отведения плеча.

К 1-й группе были отнесены больные с простой формой ПЛБС, с преимущественными проявлениями акромиально бугоркового соударения. У них преобладала боль при сохра нении хотя и ограниченных, но активных движений на 15–20° в позиции отведения. В этой группе пациентов нами применя лась в основном периартикулярная новокаиновая блокада с кор тикостероидными препаратами (гидрокортизон).

Ко 2-й группе – больные с осложненной формой ПЛБС:

с устойчивой болевой контрактурой до 40° активного отведе ния и 90° пассивной абдукции, т. е. признаками адгезивного капсулита. При данной форме ПЛБС, наряду с периартикуляр ной, нами применялась также внутрисуставная гидродилята ционная блокада.

К 3-й группе – больные со сложной (комбинированной) формой ПЛБС: адгезивный капсулит с периферическими рас стройствами в дистальных отделах верхних конечностей, стер тые или отчетливые признаки брахиоплексита. При этой форме заболевания применялись все виды новокаиновых блокад, в ос новном в целях подготовки к оперативному вмешательству.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.