WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |

«В.И. Миронов ТРУДОВОЕ ПРАВО РОССИИ Москва ООО "Журнал "Управление персоналом" Миронов Владимир Иванович, доктор юридических наук, профессор, руководитель секции трудового законодательства Экспертного ...»

-- [ Страница 19 ] --

§ 7. Обжалование решений комиссии по трудовым спорам (КТС) На основании ч. 1 ст. 390 ТК РФ в случае, когда индивидуальный трудовой спор не рассмотрен КТС в течение 10 дней, работник вправе перенести его рассмотрение в суд. Следует помнить, что обращение в суд не требует представления доказательств наличия заявления на рассмотрении КТС. Поэтому работник не лишен права одновременного обращения и в КТС, и в суд. При этом судья не вправе отказать работнику в принятии заявления по причине отсутствия доказательств, свидетельствующих об обращении работника в КТС и нерассмотрении его обращения в течение 10 дней. Такого основания для отказа в принятии заявления или для его возвращения истцу в ст.

134–135 ГПК РФ не имеется, поскольку обращение в КТС не является обязательной стадией досудебного урегулирования. Однако на основании п. 3 ст. 152 РФ суд с учетом мнения сторон индивидуального трудового спора может назначить предварительное судебное заседание с учетом времени, предусмотренного законодательством для рассмотрения заявления работника в КТС. Из ч. 2 ст. 390 ТК РФ следует, что работник может обжаловать решение КТС в суде в течение 10 дней с даты вручения ему копии решения. Тогда как в ч. 1 ст. 392 ТК РФ говорится о том, что работник имеет право обратиться в суд с заявлением о разрешении индивидуального трудового спора по вопросам, отнесенным к компетенции КТС, в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В связи с чем истечение срока на обжалование решения КТС, определенного законом в 10 дней со дня получения работником копии решения, не препятствует работнику обратиться за разрешением того же спора в суд в пределах трехмесячного срока, установленного для обращения в судебные органы. Причем нахождение заявления работника на рассмотрении в КТС может быть признано судом уважительной причиной пропуска срока для обращения за судебной защитой. В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что истечение срока для обжалования решения КТС не имеет правового значения для обращения работника в суд в пределах трехмесячного срока, исчисляемого с момента, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Доказательством наличия у работника информации о нарушении принадлежащего ему права и может являться его заявление в КТС. Поэтому в пределах трехмесячного срока работник может обратиться в суд с исковыми требованиями к работодателю, аналогичными рассмотренным в КТС, без ссылок на вынесенное КТС решение. Но при рассмотрении такого иска стороны индивидуального трудового спора могут использовать составленные при его разрешении в КТС документы, в том числе и решение КТС, в качестве одного из доказательств по делу.

Вручение работнику копии решения КТС по истечении трех месяцев с даты, когда работнику стало известно о нарушении его права, может иметь правовое значение для обращения в суд. В этом случае применению подлежит установленный для обжалования решения КТС срок. То есть обращение работника в суд по истечении трех месяцев с даты, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, но с соблюдением срока для обжалования решения КТС, позволяет признать обращение работника в суд, последовавшим с соблюдением установленного срока судебной защиты. Но в этом случае работник должен заявить исковые требования о признании незаконным и (или) необоснованным решения КТС, а также о восстановлении нарушенного права. Признание судом решения КТС законным и обоснованным позволяет отказать работнику и в иске о восстановлении нарушенного права.

Исковые требования о восстановлении нарушенного права по вопросам, отнесенным к компетенции КТС, относятся к подсудности мировых судей. Заявления о признании незаконным и (или) необоснованным решения КТС также следует отнести к подсудности мировых судей. В соответствии с пп. б п. 1 ст. 23 ГПК РФ мировые судьи рассматривают дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе. В данном случае критерием разграничения подсудности между мировым судьей и районным (городским) судом указано прекращение трудовых отношений. При обжаловании решения КТС не проверяется законность прекращения трудовых отношений, следовательно, указанные требования подлежат рассмотрению мировыми судьями.

При рассмотрении исковых требований работника суд вновь рассматривает индивидуальный трудовой спор по существу с исследованием всей совокупности представленных его сторонами доказательств, в частности документов, полученных при разрешении спора КТС.

Несколько по другим правилам должны рассматриваться жалобы работодателей на решения КТС, их разрешение также относится к подсудности мировых судей, поскольку и в этом случае в предмет доказывания не входят обстоятельства, связанные с прекращением трудовых отношений.

На основании ч. 2 ст. 390 ТК РФ работодатель также может обжаловать решение КТС в течение 10 дней с момента вручения ему копии решения КТС. Отказ от получения копии решения КТС полномочным представителем работодателя также является основанием для начала исчисления этого срока, поскольку в этом случае лица, представляющие работодателя, должны были узнать о нарушении его прав. Ненадлежащее исполнение полномочным представителем своих обязанностей не позволяет проводить исчисление срока для обжалования решения КТС с другой даты. В соответствии с общими правилами гражданского судопроизводства сроки для обращения за судебной защитой могут быть восстановлены лишь физическим лицам, поскольку у юридических лиц не может быть уважительных причин для их пропуска (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12, 15 ноября года № 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").

Данное правило, исходя из принципа процессуальной аналогии, закрепленного в п. 4 ст. 1 ГПК РФ, применимо и к случаям пропуска сроков работодателем, которые установлены для обжалования решения КТС. Поэтому имеющееся в ч. 3 ст. 390 ТК РФ правило о возможности восстановления пропущенного по уважительным причинам срока для обжалования решения КТС применимо исключительно по отношению к работникам. Представители работодателя могут лишь оспаривать момент сообщения им решения КТС и вручения его копии. Доказанность истечения срока для обжалования решения КТС должна влечь отказ в удовлетворении жалобы работодателя на данное решение. Такой отказ может состояться при наличии соответствующего ходатайства работника. Поэтому суд при рассмотрении жалобы работодателя на решение КТС, которая подана с пропуском срока на обжалование, обязан выяснить у работника или у его полномочного представителя отношение к пропуску работодателем срока для обжалования решения КТС.

Согласие или отказ работника или его полномочного представителя в применении пропуска срока в качестве основания для отказа в удовлетворении жалобы работодателя фиксируются в протоколе судебного заседания и подтверждаются подписью выразившего их лица. Согласие работника или его полномочного представителя на отказ в удовлетворении жалобы работодателя на решение КТС по причине пропуска срока на его обжалование является основанием для оставления решения КТС без изменения. При рассмотрении вопроса об отказе в удовлетворении жалобы работодателя на решение КТС в связи с пропуском срока на его обжалование на представителях работодателя лежит обязанность по доказыванию обстоятельств, позволяющих сделать вывод о соблюдении сроков обжалования решения КТС, например, вручения решения КТС с нарушением уста-новленных законодательством сроков.

При обжаловании решения КТС работодатель должен заявить требования о признании данного решения незаконным и (или) необоснованным и о рассмотрении требований работника по существу. По этой причине в своем заявлении работодатель обязан указать стороны индивидуального трудового спора. Несмотря на то, что решение КТС обжалует работодатель, истцом в индивидуальном трудовом споре должен быть указан работник, а ответчиком работодатель. Сказанное позволяет судье, рассматривающему заявление работодателя на решение КТС, потребовать приложения к нему не только обжалуемого решения, но и копии заявленных работником в КТС требований. Заявление работодателя о признании незаконным и (или) необоснованным решения КТС и рассмотрении заявленных работником требований по существу в судебном порядке должно быть составлено с соблюдением правил ст. 131 ГПК РФ, к нему следует прикладывать документы с соблюдением требований ст. 132 ГПК РФ. Основаниями для признания решения КТС незаконным и (или) необоснованным следует признавать перечисленные в ст. 362–364 ГПК РФ поводы для отмены решений в апелляционном и кассационном порядке. В частности, решение КТС может быть признано судом незаконным при нарушении норм материального права, которое может быть выражено не только в неприменении норм, подлежащих применению, и применении норм, не подлежащих применению, но и в неправильном определении юридически значимых обстоятельств, вытекающих из содержания материальных норм, направленных на регулирование возникших отношений. Решение КТС может быть признано необоснованным, если вывод о доказанности юридически значимых обстоятельств не соответствует действительности, например, при использовании КТС недопустимых доказательств. Однако правильное по существу решение КТС не может быть признано судом незаконным и (или) необоснованным лишь по формальным соображениям, которые не повлияли на существо вынесенного комиссией решения. При рассмотрении заявления работодателя о признании решения КТС необоснованным должно применяться общее правило гражданского процессуального законодательства о том, что новые доказательства могут быть представлены представителями работодателя лишь в том случае, если они докажут невозможность их предоставления на заседание КТС, например, когда спор рассмотрен КТС в от сутствие надлежащим образом не извещенных представителей работодателя, при отказе КТС исследовать представленные представителем работодателя доказательства.

На основании заявления работодателя о пересмотре решения КТС и разрешении требований работника в судебном порядке судья возбуждает гражданское дело, истцом в котором выступает работник, а ответчиком – работодатель. Для решения вопроса о законности и обоснованности вынесенного КТС решения с соблюдением требований ст. 152 ГПК РФ может быть проведено предварительное судебное заседание, в котором рассматриваются доводы работодателя о признании решения КТС незаконным и (или) необоснованным. Признание судом в предварительном судебном заседании решения КТС соответствующим требованиям законодательства влечет вынесение определения суда о прекращении производства по делу в связи со вступлением в законную силу решения КТС, обязательного для сторон, и принятого о том же предмете и по тем же основаниям. Признание решения КТС незаконным и (или) необоснованным влечет рассмотрение требований работника по существу в судебном порядке с соблюдением требований гражданского процессуального законодательства. Причем и в этом слу чае не исключается возможность вынесения судом решения об удовлетворении требований работника.

В свою очередь обращение работника в суд независимо от того, ссылается ли он в заявленных требованиях на незаконность и (или) необоснованность вынесенного КТС решения, должно влечь вынесение судом решения по существу заявленных им требований.

В ч. 1 ст. 391 ТК РФ говорится о праве прокурора обжаловать решение КТС в судебном порядке, если оно не соответствует законам и иным нормативным правовым актам. Однако, исходя из принципа диспозитивности, закрепленного в ст. 39 ГПК РФ, позволяющего сторонам ин дивидуального трудового спора самостоятельно распоряжаться своими процессуальными правами, в том числе и по обжалованию решения КТС в судебном порядке, прокурор может стать участником процесса только с согласия стороны трудового спора. Поэтому прокурор может стать участником гражданского процесса только после обращения к нему одной из сторон индивидуального трудового спора. Однако на этом ограничения прокурора на участие в гражданском процессе не заканчиваются. В соответствии с п. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов граждан может быть подано прокурором лишь в том случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может самостоятельно обратиться в суд. Следовательно, прокурор не может обжаловать решение КТС на основании ходатайства работодателя, так он не наделен таким правом в ст. 45 ГПК РФ.

Обжалование решения, вынесенного не в пользу гражданина, может состояться, если прокурор укажет уважительные причины, не позволяющие гражданину самостоятельно защищать свои права в суде. При этом законодательство дает лишь примерный перечень уважительных причин, позволяющих выступить прокурору в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина в суде. Поэтому уважительными для такого обращения могут быть признаны любые причины, например, ведение работником сложного спора с работодателем, отсутствие у него достаточных правовых знаний для защиты своих интересов. КТС рассматривает индивидуальные трудовые споры, поэтому прокурор не может ссылаться на защиту неопределенного круга лиц при обжаловании вынесенного комиссией решения. КТС может выносить решения, обязательные для работодателя, в связи с чем она не может затрагивать интересы Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований. Поэтому данное основание также может быть применено прокурором при обжаловании решения КТС в весьма редких случаях. Таким образом, прокурор может обжаловать решение КТС при наличии следующих обстоятельств: 1) уважительных причин, не позволяющих работнику самостоятельно защищать свои права, свободы и законные интересы в судебном порядке;

2) нарушения прав Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований вынесенным КТС решением, например, при взыскании заработной платы из соответствующего бюджета.

Следовательно, правом обжалования решения КТС обладают работник и работодатель, являвшиеся сторонами рассмотренного комиссией индивидуального трудового спора. Прокурор может обжаловать решение КТС только в установленных законодательством случаях, перечень которых является исчерпывающим.

§ 8. Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спор На основании ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца с даты вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Из чего следует, что общий срок для обращения за судебной защитой установлен в три месяца, он исчисляется с момента, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Работодатель обязан знакомить работника с изданными в отношении его приказами (распоряжениями) в письменной форме. Поэтому доказательством того, что работник имеет информацию о нарушении своего права, является письменное ознакомление с приказом (распоряжением), повлекшим изменение условий его трудовой деятельности. Отсутствие письменных доказательств при возникновении спора лишает представителей работодателя права ссылаться на свидетельские показания с целью подтверждения ознакомления работника с оспариваемыми им документами.

Права работника могут быть нарушены и без издания соответствующих приказов (распоряжений), например, при поручении ему представителем работодателя в устной форме работы, которая не обусловлена в заключенном с ним трудовом договоре. В этом случае работник должен узнать о нарушении своего права с момента фактического выполнения обязанностей, не предусмотренных в его трудовом договоре. Поэтому срок для обращения за судебной зашитой должен исчисляться с момента фактического выполнения обязанностей, не оговоренных в трудовом до говоре.

Доказательством выполнения таких обязанностей могут стать объяснения работника, представителей работодателя. Однако при возникновении спора представители работодателя и в этом случае лишаются права ссылаться на свидетельские показания для подтверждения того, что работник должен был узнать о нарушении своего права, поскольку для изменения условий трудового договора установлена письменная форма. Таким образом, при разрешении спора о пропуске работником срока обращения за судебной защитой допустимыми доказательствами являются письменные документы, в этом случае свидетельские показания могут быть использованы в качестве средства доказывания только при наличии таких документов.

Для обращения по спорам об увольнении по любым основаниям установлен месячный срок со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи ему трудовой книжки.

Следовательно, в ч. 1 ст. 392 ТК РФ определены допустимые доказательства, которые могут быть использованы для подтверждения начала течения месячного срока при возбуждении в суде спора о восстановлении на работе.

Во-первых, таким доказательством назван документ о вручении работнику копии приказа об увольнении с работы. В качестве такого документа может выступать приказ об увольнении, на котором имеется запись за подписью работника о получении им копии данного приказа. При воз никновении спора по поводу выдачи приказа представители работодателя также лишены права ссылаться в подтверждение обстоятельств выдачи копии приказа об увольнении на свидетельские показания при отсутствии письменных доказательств.

Во-вторых, начало течения месячного соска для обращения в суд с заявлением с восстановлении на работе может быть подтверждено документами о выдаче работнику трудовой книжки. На работодателя возложена обязанность по выдаче работнику трудовой книжки, что может быть подтверждено исключительно письменными документами, в частности, подписью работника в журнале движения трудовых книжек о получении трудовой книжки при увольнении, распиской работника о получении трудовой книжки, в которой должна быть указана дата получения трудовой книжки. Без даты такая расписка не может быть признана допустимым доказательством. При возникновении спора о выдаче работнику трудовой книжки в случае отсутствия письменных доказательств ее выдачи работнику представители работодателя лишаются права ссылаться на свидетельские показания для подтверждения этого обстоятельства.

В ч. 3 ст. 62 ТК FФ сказано о возможности направления уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой при увольнении либо о даче согласия на высылку трудовой книжки уволенному по почте. Доказанность получения работником такого уведомления, в котором указано основание прекращения трудового договора, также может быть использована в качестве доказательства, подтверждающего начало течения месячного срока для обращения в суд.

В ч. 2 ст. 390 TK РФ для обжалования решения КТС в суде установлен срок в 10 дней, который исчисляется со дня вручения работнику копии решения КТС. Следовательно, и в этом случае для установления момента начала этого срока могут быть использованы лишь письменные доказательства, например, запись работника о том, что копия решения КТС получена им в указанный день. Такая запись может быть сделана в материалах КТС, составленных по заявлению работника, в частности в протоколе заседания КТС. Отсутствие даты в этой записи также лишает ее доказательственной силы. Отсутствие письменных доказательств получения работником копии решения КТС при возникновении спора также лишает представителей работодателя права ссылаться на свидетельские показания для подтверждения этого обстоятельства.

Таким образом, для подтверждения пропуска работником срока для обращения за судебной защитой могут быть использованы письменные доказательства, их отсутствие при возникновении спора лишает представителей работодателя права использовать для подтверждения обстоятельств пропуска этого срока свидетельские показания.

При пропуске работником по уважительным причинам перечисленных сроков они могут быть восстановлены судом. В законодательстве не определены с достаточной полнотой уважительные причины пропуска рассмотренных сроков, наличие которых позволяло бы требовать их восстановления. Примерный перечень таких причин дан в ч. 3 ст. 5 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". К их числу отнесены любые обстоятельства, затруднившие получение информации об обжалованных действиях (решениях) и их последствиях. Следовательно, исходя из принципа процессуальной аналогии, уважительными могут быть признаны любые причины пропуска работником срока обращения за судебной зашитой, в том числе и отсутствие у него правовых знаний о значении совершенных работодателем действий. Наличие уважительных причин позволяет работнику требовать восстановления срока для обращения за судебной защитой.

В ст. 203 ГК РФ говорится о том, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании обязательств. Исходя из принципа процессуальной аналогии, данное правило применимо при ведении индивидуальных трудовых споров. Хотя его применение к возникающим при этом отношениям имеет свои особенности. Восстановление трудовых прав работников может происходить путем обращения в государственные органы по надзору за соблюдением трудового законодательства. Возможность обращения работников в названные органы предусмотрена законодательством. Следовательно, обращаясь в эти органы с заявлением о восстановлении нарушенного права, работник использует один из процессуальных способов зашиты. Поскольку данный процессуальный способ предусмотрен законодательством, на работника не могут быть возложены неблагоприятные последствия ненадлежащего выполнения органом надзора своих обязанностей по восстановлению нарушенного права, например, при отказе государственных органов в удовлетворении законных и обоснованных требований.

Очевидно, что в подобной ситуации права работника должны быть восстановлены в судебном порядке. Поэтому обращения в органы государственного надзора за соблюдением трудового законодательства является предъявлением требований о защите нарушенного права в установленном порядке, что влечет перерыв в течение срока исковой давности. Данное правило с использованием принципа процессуальной аналогии применимо и к срокам, установленным для обращения за судебной зашитой трудовых прав.

Напомним, что сроки для обращения в государственные органы по контролю за соблюдением норм трудового права не установлены. В связи с чем обращение работника о восстановлении нарушенного права должно быть рассмотрено этими органами независимо от того, когда имело место нарушение со стороны работодателя. На основании ст. 256 ГПК РФ работник может обжаловать решение государственного органа по контролю за соблюдением норм трудового права в течение трех месяцев со дня получения ответа об отказе в удовлетворении требований. При рассмотрении такой жалобы суд проверяет законность и обоснованность принятого государственным органом решения, он вправе обязать государственный орган вынести решение в соответствии с требованиями законодательства, то есть восстановить нарушенное право при наличии для этого оснований.

Срок обращения работника за судебной зашитой прерывается и совершением работодателем действий по признанию обязательств перед работником. Например, при получении работником письменных документов от представителей работодателя о признании своих обязательств, в этом случае срок для обращения в судебные органы должен исчисляться с момента получения такого уведомления работником.

Пропуск работником срока для обращения в суд не является законным основанием для отказа в принятии заявления. Судья обязан принять такое заявление, определение об отказе в его принятии может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке. Заявление работ ника, поданное с пропуском срока, должно быть рассмотрено в судебном заседании. Но при этом представители работодателя вправе заявить ходатайство об отказе в удовлетворении заявленных работником требований в связи с пропуском им без уважительных причин срока для обращения в суд. Данное основание для отказа в удовлетворении заявленных работником требований может быть применено исключительно по ходатайству полномочных представителей работодателя, которые обязаны доказать обстоятельства пропуска работником этого срока, в частности, представить относимые, допустимые, достоверные и достаточные доказательства о дате получения работником сведений о нарушении права, которое он требует восстановить в судебном порядке с пропуском срока. В свою очередь работник может обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока в связи с наличием уважительных причин его пропуска. В этом случае на работника возлагается обязанность по доказыванию наличия уважительных причин пропуска срока для обращения в суд.

В ч. 2 п. 6 ст. 152 ГПК РФ говорится о том, что при установлении факта пропуска без уважительных причин срока для обращения в суд судья в предварительном судебном заседании может принять решение об отказе в удовлетворении заявленных работником требований без ис следований других юридически значимых обстоятельств. Нельзя не заметить, что отказ в правовой оценке заявленных работником требований вступает в противоречие с конституционными требованиями. В ст. 2 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина, в том числе и в сфере труда, объявлены высшей ценностью, обязанность по их реализации возложена на государственные органы. В ст. 17 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина провозглашены непосредственно действующими, а в ст. 18 Конституции РФ на судебные органы возложена обязанность по их обеспечению правосудием. В ст. 46 Конституции РФ гарантируется судебная защита трудовых прав, а в ст. 37 Конституции РФ признается право работников на ведение индивидуальных трудовых споров. Главной составляющей права на судебную защиту является оценка независимым и беспристрастным судом, созданным в соответствии с законом, существа заявленных в суде требований. Тогда как ст. 152 ГПК РФ пред писывает судебное разбирательство в рамках рассмотрения обстоятельств неуважительности причин пропуска срока для обращения в суд без рассмотрения заявленных работником требований по существу. Хотя правовая оценка судом заявленных работником требований имеет значение и при отказе в иске в связи с пропуском им срока для обращения за судебной защитой.

На основании признания судом факта нарушений работник может потребовать от работодателя восстановления нарушенного права в административном порядке, где сроки для такого восстановления не ограничены. Поэтому отказ в иске по причине пропуска срока обращения за судебной защитой при уста-новлении факта нарушения трудовых прав работника имеет правовое значение.

Внесенными в гражданское процессуальное законодательство изменениями право работников на судебную защиту ограничено пределами доказывания неуважительности причин пропуска срока для обращения в суд. Данное ограничение вступает в противоречие с перечисленными конституционными нормами. В связи с чем работники, которым отказано в рассмотрении заявленных с пропуском срока требований по существу, могут потребовать признания ст. 152 ГПК РФ в части, ограничивающей право работников на правовую оценку судом заявленных требований, противоречащей ст. 2, 17, 18, 37, 46 Конституции РФ.

Следует также заметить, что в соответствии со ст. 61 ГПК РФ установленные судом обстоятельства не требуется доказывать при разрешении другого дела. Следовательно, установленные судом факты при отказе в иске в связи с пропуском без уважительных причин срока для обращения в суд могут быть использованы при ведении других дел. Однако нормы, не позволяющие получить правовую оценку существа заявленных в суде требований, лишают работника и данного права.

В ст. 196 ГК РФ срок судебной защиты прав лиц, выполняющих работу по гражданско-правовым договорам о труде, установлен в три года. Тогда как в ст. 392 ТК РФ общий срок для обращения в суд установлен в три месяца, а по делам о восстановлении на работе – в один месяц. Таким образом, от названия договора зависит срок судебной защиты нарушенных прав. Если заключен гражданско-правовой договор о труде, то этот срок составит три года. Тогда как срок для защиты прав при заключении трудового договора исчисляется соответственно в три месяца и в один месяц. В ст. 19 Конституции РФ гарантируется равенство перед законом и судом, в тoм числе и при защите прав в сфере труда.

В рассматриваемом случае этот принцип нарушается в зависимости от названия договора, по которому гражданин реализует свои способности к труду. Данное ограничение не вписывается и в перечень целей, перечисленых в ч. 3 ст. 5 Конституции РФ, для достижения которых может быть произведено ограничение прав и свобод человек и гражданина, включая право на судебную защиту.

В связи с изложенным при отказе в удовлетворении требований о защите трудовых прав по причине пропуска срока обращения в суд без уважительных причин возможно обращение в Конституционный Суд РФ на предмет признания ст. 392 противоречащей ст. 19, 55 Конституции РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником вреда, причиненного организации, в течение одного года со дня обнаружения причиненного вреда. Датой обнаружения причиненного работодателю работником ущерба следует считать день получения любым лицом, осуществляющим руководство трудовой деятельностью, информации о наличии ущерба. Таким лицом может быть признан руководитель структурного подразделения. Сокрытие этим лицом факта причинения вреда не может быть основанием для изменения времени начала исчисления указанного срока. В данном случае полномочный представитель работодателя может адресовать материальные претензии к лицу, по вине которого пропущен срок для взыскания с работника материального ущерба в судебном порядке.

В ч. 3 ст. 392 ТК РФ говорится о возможности восстановления пропущенных работодателем сроков для обращения в суд с иском о возмещении причиненного работником вреда при их пропуске по уважительным причинам. Однако в ст. 205 ГК РФ закреплено правило, согласно которому срок исковой давности может быть восстановлен при наличии обстоятельств, связанных с личностью истца, например, тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. В п.

26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12, 15 ноября 2001 года №15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" также предусмотрено восстановление срока для обращения за судебной защитой исключительно по отношению к физическим лицам, поскольку такое восстановление имеет личностный характер. Поэтому срок исковой давности не может быть восстановлен юридическим лицам, у которых не может быть уважительных причин его пропуска, которые имеют личностный характер. Данное правило, исходя из закрепленного в ч. 4 ст. 1 ГПК РФ принципа процессуальной аналогии, применимо и к сроку, установленному для обращения в суд с иском о взыскании с работника причиненного работодателю вреда. Следовательно, срок для обращения в суд с иском о возмещении вреда, причиненного работником, может быть восстановлен только работодателям-физическим лицам.

Юридические лица не могут иметь уважительных причин пропуска этого срока.

Пропуск работодателем срока для взыскания с работника суммы причиненного по его вине вреда является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований без исследования других обстоятельств, имеющих правовое значение. Пропуск этого срока лишает работодателя права взыскать причиненный работником вред в принудительном порядке, так как единственным механизмом такого взыскания является обращение в суд. В связи с чем исследование других обстоятельств для разрешения спора не требуется. Исследование этих обстоятельств не имеет значения и для разрешения других дел, поскольку они касаются конкретного работника, причинившего вред. Поэтому отказ в иске о взыскании с работника в пользу работодателя причиненного вреда по причине пропуска срока для обращения в суд без исследования других обстоятельств соответствует конституционным требованиям, провозглашающим права и свободы человека и гражданина, в том числе и в сфере труда, высшей ценностью. Следовательно, пропуск срока для обращения в суд для работников и работодателей имеет различные правовые последствия, поскольку требованиям работника должна быть дана юридическая оценка.

§ 9. Освобождение работников от судебных расходов В ч. 1 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" сказано о том, что по смыслу ст. 89 ГПК PФ и ст. 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от су дебных расходов. Таким образом, законодательство исходит из того, что на работника не могут быть возложены судебные расходы, если им заявлены в суде требования, вытекающие из трудовых отношений.

Следует заметить, что в судебной практике возникают вопросы о взыскании с работников, заявивших необоснованные исковые требования, понесенных работодателем судебных расходов, в частности по оплате услуг адвоката. Заключение договора на представительство в суде является правом, а не обязанностью работодателя. По этой причине работодатель самостоятельно принимает решение о том, кто будет представлять его интересы в суде: работник данной организации или призванный для участия в конкретном деле адвокат. В связи с чем сделать вывод о том, что расходы по оплате услуг адвоката понесены исключительно по вине работника, возбудившего против работодателя необоснованный иск, невозможно, поскольку вопрос о представительстве решался полномочным представителем работодателя. Поэтому предъявление к работнику самостоятельных требований по возмещению работодателю ущерба, возникшего в связи с оплатой услуг адвоката по участию в деле, возбужденном работником, действующее законодательство не допускает.

Судебные расходы возникают в связи с ведением конкретного гражданского дела. Гражданское дело имеет самостоятельный предмет судебного разбирательства, в который входят юридически значимые обстоятельства, вытекающие из содержания правовых норм, направленных на регулирование возникших отношений. Судебные расходы возникают в связи с исследованием этих обстоятельств на предмет подтверждения и опровержения совокупностью относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств. Поэтому требования о взыскании судебных расходов всегда являются производными по отношению к заявленным в судебном порядке.

Несамостоятельный характер заявления по взысканию судебных расходов не позволяет возбудить отдельное гражданское дело по их возмещению работодателю. В соответствии с пп. 3 п.

1 ст. 201 ГПК РФ суд, принявший решение, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение о взыскании понесенных при его ведении судебных расходов. Следовательно, вопрос о возмещении понесенных судебных расходов должен быть решен в том же судебном процессе путем вынесения дополнительного решения.

Возбуждение гражданского дела по этому вопросу действующим законодательством не предусмотрено. В связи с этим работодатель не может возбудить гражданское дело о взыскании судебных расходов с работника, заявившего необоснованные исковые требования. Заявление работодателя о взыскании с работника судебных расходов должно быть рассмотрено в том же судебном процессе. Если по заявлению работодателя возбуждено гражданское дело о взыскании судебных расходов с работника, заявившего необоснованные исковые требования, то оно подлежит прекращению на основании ст. 220 ГПК РФ, не позволяющей возбудить исковое производство при наличии судебного решения по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В рассматриваемом случае возникший между работником и работодателем спор разрешен судом, но при этом не решен вопрос о возмещении понесенных в связи с его ведением расходов.

Для разрешения данного вопроса предусмотрено вынесение дополнительного решения в том же судебном процессе, а не возбуждение нового гражданского дела, поскольку отсутствует самостоятельный предмет для судебного разбирательства. Таким образом, работодатель может обратиться с заявлением о возмещении судебных расходов, понесенных в связи с возбуждением работником необоснованного иска, в том же судебном процессе. Однако данное заявление не может быть удовлетворено при возбуждении работником гражданского дела по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, то есть отношений, которые входят в предмет трудового права. Данное правило вытекает из ст. 89 ГПК РФ и ст. 393 ТК РФ. Поэтому понесенные рабо тодателем судебные расходы по возбужденному работником гражданскому делу о разрешении индивидуального трудового спора не подлежат удовлетворению. Таким образом, работники освобождены от судебных расходов при возбуждении и ведении ими дел, возникающих из трудовых отношений. Тогда как работодатели от этих расходов не освобождены. По этой причине при удовлетворении требований работника с работодателя взыскивается государственная пошлина и иные связанные с разрешением индивидуального трудового спора расходы. Работник вправе взыскать с работодателя и понесенные им судебные расходы, в частности по оплате помощи представителя. Указанные расходы могут быть взысканы непосредственно в пользу представителя, если их выплата поставлена в заключенном с ним договоре в зависимость от результата судебного разбирательства. Например, представитель может заключить с работником договор об оплате его услуг исходя из определенного процента взысканных в пользу работника сумм.

Таким образом, работники, обратившиеся в суд с требованиями, вытекащими из трудовых отношений, освобождаются от уплаты судебных расходов независимо от результатов разрешения индивидуального трудового спора.

Работник может стать ответчиком по иску работодателя о возмещении материального ущерба, причиненного в процессе трудовой деятельности. В подобной ситуации законодательство не предусматривает освобождение работников от судебных расходов. Поэтому при удовлетворении требований работодателя о взыскании материального вреда с работника в этом же гражданском процессе могут быть взысканы судебные расходы, в том числе по уплате государственной пошлины. В этом случае работодатель может потребовать взыскания с работника расходов по оплате услуг представителя. В соответствии со ст. 100 ГПК РФ такие расходы взыскиваются в пользу стороны, выигравшей гражданский процесс, в разумных пределах. До внесения соответствующих изменений в гражданское процессуальное законодательство размер взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя был определен в пять процентов от взысканной решением суда суммы. Теперь данный размер определяется судом с учетом требований разумности. Очевидно, что услуги представителя не могут превышать взыскиваемых с работника сумм в возмещение материального вреда, причиненного в процессе трудовой деятельности. Взыскание судебных расходов в сумме, превышающей размер удовлетворенных судом требований, с очевидностью вступает в противоречие с принципом разумности. Поэтому независимо от того, какую сумму уплатил работодатель представителю за ведение трудового дела, с работника, выступающего ответчиком по этому делу, судебные расходы по оплате услуг представителя должны быть взысканы в разумных пределах, они не могут превышать взысканной в пользу работодателя суммы.

На основании п. 3 ст. 89 ТK РФ работник, выступающий ответчиком по делу о взыскании материального вреда с учетом имущественного положения может быть освобожден от уплаты государственной пошлины. В соответствии со ст. 90 ГПК РФ суд вправе уменьшить размер, взыскиваемой государственной пошлины. По общему правилу государственная пошлина должна быть уплачена при подаче искового заявления в суд. Однако на основании ст. 90 ГПК РФ суд вправе отсрочить уплату государственной пошлины до момента разрешения спора по существу. В случае разрешения спора не в пользу работника он может быть освобожден судом от уплаты государственной пошлины в момент вынесения решения. С ходатайством об отсрочке уплаты государственной пошлины до момента разрешения индивидуального трудового спора по существу может выступить работодатель, обращающийся в суд с заявлением о возмещении вреда, и работник, привлекаемый им в качестве ответчика. При вынесении решения с учетом имущественного положения работника суд может освободить работника от уплаты государственной пошлины либо уменьшить ее размер. В случае уплаты работодателем государственной пошлины понесенные им расходы взыскиваются с работника пропорционально удовлетворенным требованиям.

Таким образом, работник, выступающий истцом в гражданском деле, возникшем из трудовых отношений, освобождается от судебных расходов независимо от результатов разрешения поданного им заявления. В случаях, когда работник выступает ответчиком в индивидуальном трудовом споре, понесенные работодателем расходы взыскиваются с него пропорционально удовлетворенным требованиям, а расходы по оплате помощи представителя – с учетом требований разумности. Однако суд при вынесении решения вправе с учетом имущественного положения работника освободить работника от уплаты государственной пошлины или уменьшить ее размер, если уплата государственной пошлины была отсрочена до момента разрешения спора по существу по ходатайству работодателя и (или) работника.

§ 10. Вынесение решений о восстановлении на работе и удовлетворении цененных требований В ч. 1 ст. 394 ТК РФ говорится с том, что в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Исходя из принципа диспозитивности, орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может вынести решение о восстановлении работника на работе, если такие требования заявлены им в данный орган. Незаконным признается увольнение или перевод на другую работу при недоказанности обстоятельств, входящих в предмет принятия правового решения об увольнении или переводе на другую работу. Решение о восстановлении работника на прежней работе в случае незаконного увольнения или перевода на другую работу может принять районный (городской) суд или государственная инспекция труда.

Вынесение такого решения указанными органами влечет возникновение у работодателя обязанности восстановить работника на прежней работе, которую он выполнял до незаконного увольнения или перевода на другую работу. Отсутствие у работодателя работы (должности), которую работник выполнял до незаконного увольнения или перевода на другую работу, не может быть признано законным основанием для отказа в удовлетворении требований о восстановлении на работе.

На основании ч. 4 ст. 394 ТК РФ работник вправе требовать в органах по рассмотрению индивидуальных трудовых споров изменение формулировки причины увольнения на увольнение по собственному желанию. Работник может потребовать изменения в судебном порядке любого основания увольнения, в том числе и при увольнении по собственному желанию. Например, работник, уволенный по собственному желанию без указания уважительных причин, может потребовать изменения основания увольнения на собственное желание с указанием уважительной причины для расторжения трудового договора. При изменении формулировки причины увольнения суд или государственная инспекция труда также признают произведенное работодателем увольнение незаконным и обязывают его издать приказ об увольнении по собственному желанию с указанной работником даты.

В ч. 5 ст. 394 ТК РФ говорится о том, что в случае признания органом по рассмотрению трудовых споров формулировки причины увольнения не соответствующей закону он обязан изменить ее и указать в точном соответствии с формулировкой федерального закона. Однако данное решение, исходя из принципа диспозитивности, может быть принято лишь по заявлению участника индивидуального трудового спора. Поэтому суд не может по собственной инициативе изменять формулировку причины увольнения, он должен на основании заявления работника обязать работодателя привести формулировку причины увольнения в соответствие с федеральным законом. Признание судом незаконным приказа (распоряжения) об увольнении работника и наличие у работодателя иной возможности провести увольнение работника, не позволяет вынести решение об изменении формулировки причины увольнения. Суд не может выполнять функции работодателя, а также рассматривать не заявленные работником требования.

В связи с чем суд может изменить формулировку причины увольнения только с согласия работника, обязав работодателя внести соответствующие изменения в приказ (распоряжение) об увольнении работника. Таким образом, отсутствие волеизъявления работника на приведение приказа (распоряжения) об его увольнении в соответствии с федеральным законом не позволяет суду вынести решение об обязании работодателя внести соответствующие изменения в изданный им правоприменительный акт. В данном случае действует закрепленный в ст. 39 ГПК РФ принцип диспозитивности, позволяющий работнику самостоятельно определять рассматриваемые, суде требования.

На основании ч. 2 ст. 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула при незаконном увольнении либо разницы в заработке за все время выполнения работником нижеоплачиваемой работы в случае незаконного перевода. При этом в ч. 6 ст. 394 ТК РФ говорится о том, что суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула, если неправильная формулировка причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению уволенного на другую работу. Следовательно, независимо от основания увольнения или перевода на другую работу при признании незаконным увольнения либо перевода на другую работу суд обязан удовлетворить требования работника соответственно об оплате времени вынужденного прогула или о взыскании разницы в заработке при выполнении нижеоплачиваемой работы. Основанием для взыскания с работодателя среднего заработка является внесение неправильной записи в трудовую книжку работника, если эта запись являлась препятствием для поступления на другую работу. Запись в трудовую книжку работника должна быть внесена в соответствии с приказом (распоряжением) об увольнении. При несоответствии записи в трудовой книжке приказу (распоряжению) об увольнении может возникнуть ситуация, при которой приказ (распоряжение) будет соответствовать федеральному закону, а внесенная в трудовую книжку работника запись будет противоречить законодательству. Например, при внесении в трудовую книжку работника записи об увольнении работника по собственному желанию без указания уважительной причины, указанной в приказе (распоряжении) об увольнении. В этом случае работник вправе потребовать не только приведения записи в трудовой книжке в соответствие с приказом (распоряжением) об его увольнении, но и потребовать выплатить средний заработок за все время вынужденного прогула, связанного с отсутствием возможности трудоустроиться. Доказательством наличия препятствия для поступления на работу является трудовая книжка работника, в которой отсутствует запись о приеме на другую работу, а также ведение спора в суде с работодателем по поводу приведения записи в трудовой книжке в соответствие с приказом (распоряжением) об увольнении. Следовательно, неправильная запись в трудовой книжке позволяет уволенному потребовать оплаты всего времени трудоустройства до внесения в нее записи в соответствии с федеральным законом, если спор о такой записи разрешается в судебном порядке.

В ч. 3 ст. 394 ТК РФ сказано о том, что по заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может вынести решение о взыскании в его пользу только среднего заработка за все время вынужденного прогула при незаконном увольнении или разницы в заработке за время выполнения нижеоплачиваемой работы при незаконном переводе на другую работу. Например, работник, уволенный по собственному желанию или переведенный на другую работу, при отсутствии добровольного волеизъявления, подтвержденного его письменным заявлением, вправе потребовать выплаты среднего заработка или разницы в заработке без вынесения решения о восстановлении на прежней работе. В этом случае основание увольнения или перевода на другую работу остается неизменным, но изменяется дата увольнения либо перевода. В подобной ситуации государственная инспекция труда или суд также признают увольнение или перевод на другую работу не соответствующим действующему законодательству, но выносят решение об оплате работнику времени вынужденного прогула или разницы в заработке до момента вступления решения в законную силу. После чего у работодателя возникает обязанность выплатить работнику средний заработок за время вынужденного прогула или разницу в заработке за период выполнения нижеоплачиваемой работы и изменить дату увольнения либо перевода на момент вступления решения в законную силу. Наступление этой даты означает, что приказ (распоряжение) работодателя об увольнении или переводе работника соответствует законодательству, поскольку работник просил об этом орган по рассмотрению индивидуального трудового спора. Таким образом, работник может отказаться от изменения формулировки причины увольнения или перевода на другую работу, а также от восстановления на прежней работе, получив средний заработок либо разницу в заработке за весь период вынужденного прогула или выполнения нижеоплачиваемой работы до момента вступления решения органа по рассмотрению индивидуального трудового спора в законную силу.

На основании ч. 7 ст. 394 ТК РФ при увольнении без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, а также в случаях незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями, размер которой определяется судом. В соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования о компенсации морального вреда сроки исковой давности не распространяются, поскольку работник при заявлении таких требований защищает неимущественное право на труд и на свободное распоряжение своими способностями к труду. В связи с изложенным суд обязан рассмотреть по существу требования о незаконном увольнении или переводе на другую работу и при пропуске по неуважительным причинам срока для судебной защиты, установленного в ст. 392 ТК РФ. Признание увольнения или перевода незаконным влечет вынесение решения о компенсации работнику морального вреда, но при этом в иске о восстановлении работника на прежней работе судом может быть отказано по причине пропуска срока, установленного для обращения за судебной защитой по делам, возникающим из трудовых отношений. Однако установление судом факта нарушения трудовых прав позволяет гражданину требовать их восстановления в административном порядке, где сроки для защиты нарушенного права не ограничены.

Размер компенсации морального вреда определяется судом.

В ч. 2 п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" с последующими изменениями и дополнениями говорится о том, что при определении компенсации морального вреда учитывается степень нравственных или физических страданий с учетом фактических обстоятельств его причинения, индивидуальных особенностей истца и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Данная формулировка позволяет при определении размера компенсации морального вреда учесть любые обстоятельства, имеющие отношение к причинению работнику физических или нравственных страданий. Моральный вред компенсируется работнику в денежном выражении. Однако полномочный представитель работодателя и работник могут заключить мировое соглашение о размере компенсации морального вреда, а также о его компенсации в неденежной форме, например, путем предоставления работнику права пользоваться медицинским учреждением работодателя пожизненно. В соответствии со ст. 39 ГПК РФ суд обязан утвердить такое мировое соглашение. После вступления в законную силу определения суда об утверждении мирового соглашения о компенсации морального вреда гражданин не может вновь обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда к тому же работодателю и по тем же основаниям. Такое право может возникнуть у гражданина только после отмены данного определения.

В ст. 395 ТК РФ установлено правило, согласно которому обоснованные денежные требования работника подлежат удовлетворению в полном объеме. Следовательно, взыскание денежных средств в пользу работника за прошлое время не ограничено каким-либо сроком. В связи с чем государственная инспекция труда или суд могут вынести решение, обязывающее работодателя выплатить работнику все причитающиеся денежные средства. Например, работник вправе потребовать выплату компенсации за все дни неиспользованных отпусков. Право на получение такой компенсации возникает у работника в момент увольнения. В соответствии со ст. 127 ТК РФ работник при увольнении может требовать не только выплаты средней заработной платы за период полагающихся ему отпусков, но и изменения даты увольнения на момент наступления последнего дня полагающихся отпусков. Работодатель обязан удовлетворить такие требования. Таким образом, право работника на получение денежных сумм не может быть ограничено сроком.

Следовательно, время вынужденного прогула при незаконном увольнении или выполнения нижеоплачиваемой работы при незаконном переводе на другую работу подлежит оплате в установленном законодательством размере без ограничения сроком. Данное правило распространяется и на выплату заработной платы. Следует помнить, что обязанность по погашению задолженности по заработной плате возникает у работодателя при каждой ее выплате.

Поэтому срок для обращения в суд для взыскания задолженности по заработной плате должен исчисляться с момента последней выплаты. На эту же дату следует определять и задолженность.

Взыскание заработной платы за прошлый период действующее законодательство не ограничивает. Поэтому работник должен получить от работодателя все причитающиеся ему денежные суммы.

§ 11. Исполнение решений о восстановлении на работе, ограничение обратного взыскания сумм, полученных работниками по решению государственных органов В соответствии со ст. 396 ТК РФ решение о восстановлении на прежней работе незаконно уволенного или переведенного работника подлежит немедленному исполнению. Данное правило распространяется на решения государственной инспекции труда и суда о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника. В ст. 211 ГПК РФ перечислены судебные решения, подлежащие немедленному исполнению. Перечисленные в этой норме решения подлежат немедленному исполнению независимо от судейского усмотрения. К числу судебных решений, подлежащих немедленному исполнению, названной нормой отнесены решения:

1) о восстановлении на работе;

2) о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев.

В связи с изложенным решения о восстановлении на работе и о взыскании в пользу работника заработной платы на срок до трех месяцев подлежат немедленному исполнению. Поэтому у работника возникает право на получение исполнительного листа на восстановление на работе и получение заработной платы на срок, не превышающий трех месяцев, в день вынесения соответствующего судебного решения с целью его немедленного исполнения. Данному праву работника корреспондирует обязанность судебных органов выдать исполнительный лист на основании судебных решений об удовлетворении перечисленных в ст. 211 ГПК РФ требований.

Нельзя не заметить, что в ст. 396 ТК РФ к числу исполняемых немедленно не отнесены решения по взысканию заработной платы на срок до трех месяцев. В связи с чем государственная инспекция труда не может потребовать от работодателя немедленного исполнения решения о взыскании в пользу работника заработной платы на срок, не превышающий трех месяцев. В свою очередь судебные органы обязаны принимать меры по немедленному получению работником заработной платы в течение трех месяцев. Сказанное относится и к взысканию средней заработной платы за время вынужденного прогула. Поэтому восстановленный решением суда работник имеет право не только получить от работодателя прежнее рабочее место, но и средний заработок за три месяца вынужденного прогула независимо от срока вступления решения суда в законную силу. По решениям о восстановлении на работе исполнительные листы выдаются немедленно. Решения о взыскании в пользу работника среднего заработка за три месяца вынужденного прогула зачастую немедленно не исполняются в силу того, что суд определяет в резолютивной части решения общую сумму, взыскиваемую в пользу работника за время вынужденного прогула, не выделяя из нее средний заработок за три месяца вынужденного прогула. Хотя ст. 211 ГПК РФ обязывает принять меры к немедленному исполнению судебных решений не только в части восстановления на работе, но и взыскания среднего заработка за три месяца вынужденного прогула.

В связи с этим в резолютивной части судебного решения следует взыскиваемую в пользу работника сумму разбивать на две части:

1) средний заработок за три месяца вынужденного прогула, подлежащий выплате немедленно с момента вынесения решения о восстановлении на работе;

2) на остальную сумму среднего заработка, взыскиваемого в пользу работника за время вынужденного прогула, который подлежит взысканию после вступления судебного решения в законную силу.

В этом случае обеспечивается немедленное исполнение решения о восстановлении на работе и взыскании в пользу работника средней заработной платы за три месяца.

На основании ст. 212 ГПК РФ суд может обратить к немедленному исполнению и другие решения по трудовым делам. В п. 1 ст. 212 ГПК РФ в качестве обстоятельств, наличие которых позволяет обратить решение к немедленному исполнению, названы возможность наступления значительного ущерба для взыскателя, то есть истца в индивидуальном трудовом споре, а также наличие угрозы для неисполнения судебного решения. Лишение работника возможности трудиться и получать заработную плату, например при незаконном отстранении его от работы, влечет наступление для него значительного ущерба, поскольку работник, как правило, средства, получаемые за работу по трудовому договору, использует в качестве основного источника существования. Поэтому к немедленному исполнению могут быть обращены решения о признании незаконным отстранения работника от работы и взыскании в пользу него среднего заработка за период незаконного отстранения. Решения о взыскании в пользу работника денежных средств, в частности в качестве компенсации морального вреда, могут стать неисполнимыми при реорганизации работодателя, его ликвидации. Названные обстоятельства могут быть признаны судом достаточными для обращения решения к немедленному исполнению, как создающие препятствия для его исполнения.

Вопрос об обращении решения к немедленному исполнению может быть решен при его вынесении. Судебное решение может быть обращено к немедленному исполнению после его вынесения по ходатайству лиц, участвующих в деле. Обращение решения к немедленному исполнению в этом случае происходит путем вынесения определения в судебном заседании.

Данное определение может быть обжаловано участниками гражданского процесса в апелляционном или кассационном порядке.

Таким образом, немедленному исполнению независимо от усмотрения суда подлежат решения о восстановлении на работе и выплате заработной платы за три месяца, в том числе и среднего заработка за три месяца вынужденного прогула. Остальные решения суд справе обратить к немедленному исполнению, если имеются обстоятельства, создающие угрозу для причинения существенного ущерба взыскателю или препятствия для исполнения судебного решения.

В соответствии с ч. 2 ст. 73 ФЗ от 21 июля 1997 года "Об исполнительном производстве" решение о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника считается исполненным с момента фактического допуска работника к исполнению прежних трудовых обязанностей, последовавшего за изданием приказа (распоряжения) полномочного представителя работодателя об отмене незаконного приказа (распоряжения) о незаконном увольнении или переводе. Из данной формулировки можно выделить два юридически значимых обстоятельства, доказанность которых позволяет сделать вывод о восстановлении работника на работе.

Во-первых, таким обстоятельством является отмена незаконного приказа (распоряжения) о переводе или увольнении полномочным представителем работодателя. Во-вторых, к числу этих обстоятельств отнесено фактическое допущение работника до выполнения прежних трудовых обязанностей. Недоказанность любого из названных юридически значимых обстоятельств не позволяет признать решение органа по рассмотрению индивидуальных трудовых споров исполненным. Обязанность доказать перечисленные юридически значимые обстоятельства лежит на представителях работодателя. Невыполнение этой обязанности не позволяет полномочным представителям работодателя предъявить обоснованные претензии к восстановленному судом работнику, поскольку неисполнение судебного решения свидетельствует о том, что трудовые отношения между работником и работодателем не возобновлены. Поэтому представители работодателя обязаны выполнить решение о восстановлении на работе, что свидетельствует о продолжении трудовых отношений. До этого момента совершаемые работодателем действия по отношению к работнику, например по привлечению его к дисциплинарной ответственности за совершение прогула, должны быть признаны незаконными. Поэтому при повторном увольнении работника неисполнение предыдущего судебного решения о восстановлении на работе является безусловным основанием для повторного восстановления на работе, так как работодатель не имеет полномочий по увольнению работника, трудовые отношения с которым не восстановлены.

Отсутствие у работодателя прежней работы (должности), которую выполнял незаконно уволенный или переведенный работник, не освобождает представителей работодателя от обязанности выполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров о восстановлении на работе. В подобной ситуации работодатель обязан полностью или частично восстановить выполнение работником прежней трудовой функции. В частности, работодатель может поручить работнику исполнение отдельных трудовых обязанностей с сохранением прежней заработной платы. Изменение размера заработной платы должно происходить по правилам, установленным для изменения существенных условий трудового договора.

Наличие в нормативных правовых актах указания на то, что незаконно уволенный работник должен пройти испытания, сдать квалификационный экзамен перед допуском к прежней работе также не освобождают работодателя от обязанности выполнить решение о восстановлении на работе. В частности, Верховный Суд РФ решением от 7 июля 2003 года, оставленным без изменения Кассационной коллегией Верховного Суда РФ от 18 сентября 2003 года, признал не действующим абз. 3 п. 29 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 25 августа года № 621, в котором восстановление работников на прежней работе было обусловлено прохождением предусмотренных законодательством испытаний. В связи с чем работодатель обязан выполнить решение о восстановлении на работе путем отмены приказа (распоряжения) об увольнении и допуска к выполнению прежних трудовых обязанностей. Причем незаконно уволенный или переведенный работник может быть допущен к выполнению отдельных трудовых обязанностей с сохранением прежнего заработка. Полномочный представитель работодателя после исполнения решения о восстановлении на работе не может быть лишен возможности на основании ст. 76 ТК РФ отстранить работника, не прошедшего в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда, от работы.

В соответствии со ст. 396 ТК РФ при задержке исполнения работодателем решения о восстановлении на работе орган, принявший данное решение, выносит определение о выплате работнику среднего заработка за время задержки исполнения решения или разницы в заработке при выполнении им в этот период нижеоплачиваемой работы. Такое определение должно быть вынесено на основании заявления работника в том же судебном процессе. В связи с чем работник не должен возбуждать новое исковое производство, в частности у мирового судьи, по вопросу взыскания среднего заработка или разницы в заработке за время неисполнения решения о восстановлении на прежней работе. Вопрос о взыскании заработка за этот период должен быть решен органом, который вынес решение о восстановлении работника на прежней работе.

Решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника может быть обжаловано в кассационном порядке. Отмена данного решения судом кассационной инстанции не является основанием для прекращения трудового договора. Такого основания для увольнения работника, как отмена судебного решения о восстановлении на работе судом кассационной инстанции, действующее законодательство не предусматривает. Поэтому работодатель после такой отмены может применить для увольнения работника имеющееся в содержании федерального закона основание, в том числе и использованное до восстановления работника на работе. Например, работодатель может вновь издать приказ об увольнении работника за совершение дисциплинарного проступка, если не истекли установленные законодательством сроки для привлечения работника к дисциплинарной ответственности. Отсутствие у работодателя возможности повторить увольнение по прежнему основанию позволяет работнику отказаться от иска после отмены решения в кассационном порядке. Данный отказ на основании ст. 39 ГПК РФ должен быть принят судом.

Решение мирового судьи о восстановлении на работе незаконно переведенного в той же организации работника может быть обжаловано в апелляционном порядке. Отмена этого решения и вынесение нового решения судом апелляционной инстанции также не являются основанием для прекращения трудового договора. И в этом случае работодатель может использовать для увольнения работника предусмотренные федеральным законом основания. Отсутствие таких оснований позволяет восстановленному по решению мирового судьи работнику отказаться от обжалования судебного решения об отказе в иске в порядке судебного надзора.

В ст. 397 ТК РФ говорится о том, что обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему в соответствии с решением органа по рассмотрению индивидуального трудового спора, при отмене этого решения в порядке надзора допускается лишь в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах. В порядке судебного надзора могут быть отменены решения, вступившие в законную силу. Отмена вступивших в законную силу решений, которые приведены в исполнение, является основанием для взыскания с работника полученных по такому решению сумм, если будет доказано, что отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах. Обязанность доказать вынесение решения на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах лежит на представителях работодателя.

В соответствии с п. 1 ст. 445 ГПК РФ суд, рассматривающий дело в апелляционном, кассационном или надзорном порядке, при разрешении спора, прекращении производства по делу, оставлении заявления без рассмотрения, обязан разрешить вопрос о повороте исполнения решения суда или передать дело на разрешение суда первой инстанции. Таким образом, обратное взыскание полученных работником сумм в пользу работодателя может быть произведено судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Решение о взыскании денежных сумм с работника в пользу работодателя судом надзорной инстанции может состояться в том случае, если представители докажут, что вступившее в законную силу решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах. Например, когда будет доказано, что листок временной нетрудоспособности, послуживший основанием для взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула, получен работником за денежное вознаграждение.

Суд первой инстанции после отмены судебного решения в порядке надзора также может осуществить обратное взыскание полученных работником сумм в пользу работодателя, если его представители сумели доказать, что вступившее в законную силу решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Напомним, что вступившим в законную силу считается решение, которое не было обжаловано в апелляционном или кассационном порядке либо оставленное в силе судом апелляционной или кассационной инстанции. Отмена вступивших в законную силу решений может повлечь взыскание полученных работником сумм, если представители работодателя при повторном рассмотрении дела доказали, что оно было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Суд апелляционной и кассационной инстанций также может вынести по делу постановление, которым будет закончено гражданское судопроизводство. Отмена решения суда первой инстанции апелляционным или кассационным судом является основанием для обратного взыскания с работника в пользу работодателя полученных сумм, в частности взысканного за три месяца заработка за время вынужденного прогула по решению, подлежащему немедленному исполнению.

Обратное взыскание с работника в пользу работодателя сумм, полученных по решению, подлежащему немедленному исполнению, судом апелляционной и кассационной инстанции проводится независимо от того, по каким основаниям отменено исполненное решение.

Суд апелляционной и кассационной инстанции может отменить решение нижестоящего судьи и вернуть дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суд может вынести противоположное решение об отказе в ранее удовлетворенных требованиях.

В подобной ситуации полученные по отмененному решению суммы также подлежат взысканию с работника в пользу работодателя независимо от причин отмены и вынесения нового решения.

Таким образом, отмена вступившего в законную силу судебного решения может стать поводом для взыскания с работника в пользу работодателя полученных по отмененному решению сумм только при доказанности его вынесения на основании сообщенных работником ложных сведений или представленных им подложных документов. Отмена не вступившего в законную силу судебного решения является поводом для обратного взыскания с работника в пользу работодателя полученных по отмененному решению сумм независимо от причины отмены и вынесения нового решения об отказе в удовлетворении ранее признанных законными требований работника. Однако отмена как вступивших в законную силу, так и не вступивших в законную силу решений, подлежащих немедленному исполнению, не является основанием для увольнения работника. Поэтому восстановленный работник может быть повторно уволен только по основаниям, предусмотренным в федеральном законе.

§ 12. Рассмотрение индивидуальных трудовых споров мировыми судьями В ст. 23 ГПК РФ перечислены дела, которые отнесены к подсудности мировых судей. В настоящей работе будут рассмотрены только дела, возникающие из трудовых отношений, рассматриваемые мировыми судьями. В пп. 1 п. 1 ст. 23 ГПУ РФ к рассматриваемым мировыми судьями делам отнесены заявления о выдаче судебного приказа. В свою очередь в ст. 122 ГПК РФ перечислены требования, по которым выдается судебный приказ. К их числу отнесены требования, которые основаны на сделке, совершенной в простой письменной форме.

Обязательственные условия соглашений и коллективных договоров оформляются в письменной форме полномочными представителями работников и работодателей. На основании таких условий, которые включаются в названные договоры, имеющие письменную форму, у конкретных работников возникают права, которым корреспондируют соответствующие обязанности работодателя.

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что требования работника о предоставлении прав, предусмотренных соглашением или коллективным договором, основано на сделке между полномочными представителями работодателя и работников, которая совершена в простой письменной форме. В силу чего на основании таких требований может быть выдан судебный приказ.

В соответствии со ст. 67 ТК РФ для заключения трудового договора установлена письменная форма. Следовательно, трудовой договор является сделкой, заключаемой между работодателем и работником в письменной форме. Содержание трудового договора составляют права и обязанности его сторон. Предусмотренные в трудовом договоре права работника корреспондируют в соответствующие обязанности работодателя. Следовательно, требования работника об исполнении работодателем обязанностей, предусмотренных трудовым договором, также основаны на сделке, совершенной в простой письменной форме. Поэтому для удовлетворения таких требований может быть выдан судебный приказ.

На основании ст. 344 ТК РФ работодатель может заключить с работником договор о полной материальной ответственности с соблюдением норм трудового законодательства. Данный договор заключается в письменной форме. В содержании этого договора предусмотрено право работодателя на получение от работника возмещения причиненного по его вине ущерба в полном объеме с корреспондирующей этому праву обязанностью работника по возмещению ущерба.

Требование о возмещении материального ущерба по такому договору также основано на сделке, совершенной в простой письменной форме. Поэтому взыскание по этим требованиям также может быть оформлено судебным приказом.

Таким образом, судебный приказ может быть выдан по требованиям работника и работодателя, которые основаны на сделках, совершенных в простой письменной форме, заключенных между работником и работодателем либо их полномочными представителями.

В соответствии со ст. 122 ГПК РФ к числу требований, по которым выдается судебный приказ, отнесены заявления о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы. В заработную плату работника входят выплаты компенсационного и стимулирующего характера, в частности премии (ч. 2 ст. 129 ТК РФ). К числу компенсационных относятся суточные при командировках, расходы по проезду к месту командировки и обратно, расходы по найму жилого помещения, другие расходы, понесенные работником с ведома работодателя. Для взыскания перечисленных сумм выдается судебный приказ.

На основании п. 1 ст. 126 ГПК РФ судебный приказ выдается по существу заявленных требований в течение пяти дней с даты поступления заявления о выдаче судебного приказа в суд.

Судебный приказ выносится без судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений. В связи с чем судебный приказ выдается независимо от срока, прошедшего с момента невыполнения обязательства, исполнение которого оформляется судебным приказом.

Поэтому в приказном производстве не применяются сроки исковой давности и обращения в суд за защитой нарушенного права. Судебный приказ выдается независимо от взыскиваемой по перечисленным в ст. 122 ГПК РФ требованиям суммы или стоимости передаваемого на основании судебного приказа имущества.

Однако судья обязан выслать копию судебного приказа должнику, который в течение 10 дней со дня его получения имеет право представить возражения относительно исполнения судебного приказа (ст. 129 ГПК РФ). Подача таких возражений по истечении указанного срока позволяет судье возвратить их без рассмотрения. Однако работник может приложить к этим возражениям ходатайство о восстановлении срока на их подачу в связи с его пропуском по уважительным причинам. В подобной ситуации судебный приказ не подлежит исполнению до момента рассмотрения судьей заявления о восстановлении срока на подачу возражений на исполнение судебного приказа. В свою очередь работодатель, являющийся юридическим лицом, при пропуске срока на подачу этих возражений лишается права представить их суду. Работодатель – физическое лицо может ходатайствовать перед судом о восстановлении срока на подачу возражений по исполнению судебного приказа. В этом случае исполнение судебного приказа также не производится до момента разрешения судьей заявления о восстановлении срока для подачи возражений по исполнению судебного приказа.

В соответствии со ст. 129 ГПК РФ судья обязан отменить судебный приказ, если от должника в установленный десятидневный срок поступили возражения по поводу его исполнения.

Содержание возражений по поводу исполнения судебного приказа не имеет правового значения.

Юридически значимым обстоятельством для отмены судебного приказа является наличие письменных возражений должника, поданных с соблюдением срока в 10 дней, исчисляемого с момента получения должником копии судебного приказа. В качестве возражений по поводу исполнения судебного приказа может быть указан пропуск работником срока для обращения в суд за защитой нарушенного права.

Работодатель, пропустивший срок для подачи заявления по поводу исполнения судебного приказа, может обжаловать его в порядке судебного надзора. Однако полученные по судебному приказу суммы или имущество могут быть возвращены работодателю, если его представители в ходе судебного разбирательства докажут, что выдача судебного приказа произошла на основании сообщенных работником ложных сведений или представленных им подложных документов.

По истечении срока на подачу возражений на исполнение судебного приказа он приводится в исполнение по правилам исполнительного производства. Заявитель может самостоятельно передать судебный приказ на исполнение судебному приставу-исполнителю. На основании п. 1 ст.

130 ГПК РФ заявитель вправе обратиться в суд с заявлением о направлении судебного приказа для исполнения судебному приставу-исполнителю. В этом случае обязанность направить судебный приказ судебному приставу-исполнителю лежит на суде.

При наличии возражений должника на исполнение судебного приказа, которые поданы в течение 10 дней со дня получения им копии судебного приказа, судья на основании ст. 129 ГПК РФ выносит определение об отмене судебного приказа. В этом определении судья разъясняет взыскателю его право заявить аналогичные требования в порядке искового производства. Однако требования, заявляемые в приказном производстве, относящиеся к подсудности мировых судей, не всегда относятся к подсудности мировых судей при их заявлении в исковом производстве.

В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 23 ГПК РФ к подсудности мировых судей в порядке искового производства относятся дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленной федеральным законом на день подачи искового заявления. Федеральным законом от 17 сентября 2003 года № 127-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О минимальном размере оплаты труда" размер минимальной оплаты труда определен в 600 рублей в месяц. Следовательно, в настоящее время мировые судьи могут рассматривать исковые требования при цене иска, не превышающей тысяч рублей, включая требования, основанные на сделках, заключенных в простой письменной форме, в частности, на соглашениях, коллективном договоре, трудовом договоре, договоре о полной материальной ответственности работника. Тогда как судебный приказ по требованиям, перечисленным в ст. 122 ГПК РФ, может быть выдан независимо от взыскиваемой суммы. После отмены судебного приказа требования в сумме, не превышающей 300 тысяч рублей, могут быть заявлены мировому судье, а в сумме 300 тысяч рублей и выше - только в районный (городской) суд.

В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 23 ГПК РФ к подсудности мировых судей отнесены дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров. Таким образом, к подсудности мировых судей отнесены все дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением возникающих после прекращения трудовых отношений и о признании незаконной забастовки. Юридически значимым обстоятельством для отнесения требований работника к работодателю к подсудности мировых судей названо прекращение трудовых отношений. Однако материальные претензии работника и работодателя и после прекращения трудовых отношений будут относиться к компетенции мировых судей, если их сумма не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда на момент обращения в суд, что в настоящее время составляет 300 тысяч рублей.

К подсудности мировых судей относятся споры об отказе в приеме на работу, поскольку в этом случае трудовые отношения не возникли и, следовательно, не могли быть прекращены.

Мировые судьи рассматривают трудовые дела по правилам, установленным для производства в суде первой инстанции. То есть мировой судья должен определить юридически значимые обстоятельства, вытекающие из содержания норм, направленных на регулирование возникших отношений, а также распределить бремя доказывания между работником и работодателем, являющимися сторонами индивидуального трудового спора. При этом участник индивидуального трудового спора не лишается возможности по представлению мировому судье доказательств, направленных на опровержение юридически значимых обстоятельств, которые должна доказать другая сторона индивидуального трудового спора. На основании представленных сторонами индивидуального трудового спора доказательств мировой судья делает вывод о доказанности юридически значимых обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. Оценка мировым судьей юридически значимых обстоятельств на предмет их доказанности или недоказанности позволяет вынести решение.

Решение мирового судьи может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке в течение десяти дней со дня принятия мировым судьей решения в окончательной форме. При этом мировой судья обязан определить дату, когда решение будет изготовлено в окончательной форме и участники гражданского процесса смогут с ним ознакомиться. Отсутствие определения о дате изготовления судебного решения мировым судьей, нарушение сроков изготовления судебного решения, отсутствие у участников индивидуального трудового спора информации о времени изготовления решения в полном объеме позволяет им требовать исчисления срока на апелляционное обжалование с момента ознакомления с полным текстом судебного решения.

При пропуске по уважительным причинам срока на подачу апелляционной жалобы работник может обратиться с заявлением о его восстановлении. Данное заявление рассматривается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле. По результатам рассмотрения выносится определение. Определение об отказе в восстановлении срока на апелляционное обжалование может быть обжаловано в суд апелляционной инстанции. Суд апелляционной инстанции может отменить определение об отказе в восстановлении срока на апелляционное обжалование, восстановить этот срок и рассмотреть апелляционную жалобу по существу.

Следует помнить, что у работодателя-юридического лица не может быть уважительных причин пропуска срока на апелляционное обжалование. Поэтому при пропуске этого срока он может его обжаловать лишь в порядке судебного надзора. Полученные по решению мирового судьи суммы при его отмене в порядке судебного надзора могут быть возвращены работодателю, если его представители в ходе судебного разбирательства докажут, что вынесенное мировым судьей решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Апелляционные жалобы подаются через мирового судью, который назначает дело в суд апелляционной инстанции. В качестве суда апелляционной инстанции выступает судья соответствующего районного (городского) суда.

В соответствии со ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции. То есть в апелляционном порядке вновь исследуются юридически значимые обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, в том числе и не исследованные мировым судьей, на предмет их подтверждения и опровержения относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными доказательствами. Стороны индивидуального трудового спора могут представлять суду апелляционной инстанции новые доказательства, а также требовать новой оценки исследованных мировым судьей доказательств.

Участники апелляционного производства могут потребовать нового допроса допрошенных мировым судьей свидетелей, но при этом они должны указать, по каким новым юридически значимым обстоятельствам свидетели могут дать показания либо какие новые сведения они могут сообщить об установленных мировым судьей обстоятельствах.

Основания для отмены постановления мирового судьи в апелляционном порядке перечислены в ст. 362–364 ГПК РФ. К их числу отнесены следующие основания. Во-первых, неправильное определение мировым судьей обстоятельств, имеющих значение для дела, то есть юридически значимых обстоятельств. Данное основание непосредственно связано с применением мировым судьей норм материального права. Неправильное определение юридически значимых обстоятельств может иметь место, если мировой судья применил материальный закон, не подлежащий применению, либо не применил нормы материального права, подлежащие применению, или выделил из норм материального права не все имеющиеся в их содержании юридически значимые обстоятельства.

Во-вторых, основанием для отмены решения мирового судьи в апелляционном порядке является недоказанность установленных мировым судьей обстоятельств, имеющих значение для дела, то есть юридически значимых обстоятельств. Данное основание применимо в тех случаях, когда имеются доказательства, опровергающие установленные мировым судьей юридически значимые обстоятельства, которым в решении мирового судьи не дана оценка.

В-третьих, основанием для отмены постановления мирового судьи апелляционным судом названо несоответствие выводов мирового судьи, изложенных в его содержании, обстоятельствам дела. Данное основание применимо в тех случаях, когда мировым судьей не дана оценка имеющимся в деле сведениям, которые опровергают выводы вынесенного им судебного постановления. То есть для применения этого основания должна иметь место неполная оценка мировым судьей имеющихся в деле доказательств.

В-четвертых, основанием для отмены постановления мирового судьи судом апелляционной инстанции названо нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права. Как уже отмечено, нарушение или неправильное применение норм материального права всегда влечет за собой неправильное определение юридически значимых обстоятельств. Нарушением норм материального права следует признавать случаи, когда мировой судья неправильно выделил юридически значимые обстоятельства из примененных им норм материального права. Неправильным применением норм материального права является неприменение мировым судьей закона, подлежащего применению, либо применение закона, не подлежащего применению. При неправильном применении норм материального права мировой судья также неправильно определяет юридически значимые обстоятельства, так как они берутся не из тех норм, которые направлены на регулирование возникших отношений.

В отличие от кассационного производства в апелляционном производстве перечисленные в ст.

364 ГПК РФ процессуальные нарушения могут стать основанием для отмены постановления мирового судьи только в том случае, если при их устранении в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке судья придет к выводу о том, что допущенное процессуальное нарушение стало основанием для принятия мировым судьей неправильного по существу судебного постановления. В остальных случаях процессуальные нарушения не могут стать поводом для отмены правильного по существу решения мирового судьи.

Судья апелляционной инстанции в отличие от кассационной коллегии не имеет полномочий по возвращению дела мировому судье на новое рассмотрение, он принимает по нему новое решение в случае отмены постановления мирового судьи. То есть в любом случае апелляционный судья принимает по рассмотренному мировым судьей вопросу окончательное решение. Постановления судьи апелляционного суда не обжалуются в кассационном порядке, они в соответствии со ст. ГПК РФ вступают в законную силу немедленно. В связи с чем при вынесении нового постановления судьей апелляционной инстанции у лица, не согласного с таким постановлением, остается лишь право на его обжалование в порядке судебного надзора. Процедура судебного надзора не признается эффективной при обжаловании судебных постановлений, поскольку она не влечет возбуждения производства на основании заявления лица, обжалующего судебное постановление. Тогда как апелляционная жалоба рассматривается публично и служит самостоятельным основанием для возбуждения апелляционного производства. Следовательно, лица, обжалующие судебные постановления в апелляционном и надзорном порядке, находятся в неравных условиях.

Поэтому вынесение нового решения апелляционным судьей при отсутствии у заинтересованных лиц права на его обжалование путем возбуждения самостоятельного производства ставит их в неравное положение с участниками этого же гражданского процесса, которые воспользовались правом на апелляционное обжалование и возбудили апелляционное производство. В связи с чем нарушается принцип равенства перед законом и судом, закрепленный в ст. 19 Конституции РФ. Применение ст. 335 ГПК РФ влечет и нарушение права на судебное защиту лиц, которые лишаются возможности эффективного обжалования затрагивающего их интересы судебного постановления. Составляющей права на судебную защиту является процедура обжалования вынесенных судом постановлений, разрешающих дело по существу.

Данного права лица, желающие обжаловать вынесенное апелляционным судьей решение, лишены, что является ограничением их права на судебную защиту. В связи с изложенным имеются основания для проверки конституционности ст. 335 ГПК РФ в части, ограничивающей право на возбуждение эффективного производства по обжалованию решения апелляционного судьи.

Таковы основные особенности рассмотрения заявлений, вытекающих из трудовых отношений, мировыми судьями.

*** Нами рассмотрены основные особенности разрешения индивидуальных трудовых споров. На наш взгляд, их степень столь высока, что адекватно они могут быть отражены лишь в ТПК РФ ГПК РФ эти особенности не отражает.

ГЛАВА 21.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ § 1. Понятие коллективного трудового спора.

В ч. 1 ст. 398 ТК РФ коллективный трудовой спор определен как неурегулированные разногласия между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями) по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, а также в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных нормативных правовых актов.

Стороной коллективного трудового спора являются работники организации, ее структурных подразделений, а также их представители, которые имеют полномочия на представительство большинства работников соответственно организации либо ее структурного подразделения. Сле дует помнить, что совокупность индивидуальных требований большинства работников организации или ее структурного подразделения не позволяет признать этих работников стороной коллективного трудового спора. Работники могут обратиться за защитой своих индивидуальных интересов в суд, государственную инспекцию труда, они могут воспользоваться самозащитой для восстановления нарушенного индивидуального права. В ходе судебного разбирательства индивидуальные требования работников, имеющие сходный характер, могут быть объединены в одно производство. Однако и в этом случае, суд будет рассматривать требования каждого работника и выносить решение по отношению к каждому из них.

Стороной коллективного трудового спора могут стать лишь работники, которые выдвигают коллективные требования, то есть требования, которые не могут быть индивидуализированы.

Стороной коллективного трудового спора признаются работники организации и ее структурного подразделения. Работники нескольких организаций одной отраслевой принадлежности не могут быть признаны стороной коллективного трудового спора. В этом случае работники каждой организации выдвигают собственные требования и становятся стороной коллективного трудового спора. Однако коллективные требования работников различных организаций, являющихся самостоятельной стороной коллективного трудового спора, в том числе и принадлежащих к одной отрасли, могут быть одинаковыми. Хотя они будут проходить собственную процедуру урегулирования коллективного трудового спора с участием работодателя в лице его полномочных представителей.

Другой стороной коллективного трудового спора в ч. 1 ст. 398 ТК РФ названы работодатели в лице полномочных представителей, к компетенции которых относится рассмотрение заявленных работниками коллективных требований. В соответствии с ч. 2 ст. 20 ТК РФ работодателем признается лицо, вступившее в трудовые отношения с работником. Следовательно, стороной коллективного трудового спора является организация или ее структурное подразделение, являющиеся стороной трудового договора работников, выдвинувших коллективные требования.

Нельзя не заметить, что полномочные представители работодателя далеко не всегда имеют возможность удовлетворить коллективные требования работников. Например, организации, получающие бюджетное финансирование, не могут самостоятельно решить вопрос о повышении заработной платы работников, который может быть предметом коллективного трудового спора.

В связи с чем работники лишаются возможности предъявить претензии в ходе ведения коллективного трудового спора к лицам, полномочным удовлетворить их требования. Однако в соответствии с ч. 5 ст. 20 ТК РФ представители органов, осуществлявших финансирование, могут быть привлечены к урегулированию коллективных требований работников представителями работодателя. Отказ полномочных представителей работодателя от привлечения к урегулированию коллективных требований работников лиц, имеющих полномочия по их удовлетворению, позволяет представителям работников требовать продолжения коллективного трудового спора, в том числе и с использованием крайней меры его урегулирования – забастовки.

Следовательно, при ведении коллективного трудового спора работники в лице своих полномочных представителей вправе требовать от лиц, представляющих работодателя, привлечение к его урегулированию представителей органов, имеющих полномочия по удовлетворению выдвинутых работниками требований.

Обстоятельством, характеризующим правовое понятие коллективного трудового спора, является предмет выдвигаемых работниками требований. В ч. 1 ст. 398 ТК РФ к числу требований, которые могут составить предмет коллективного трудового спора, отнесены: 1) требования по установлению и изменению условий труда (включая заработную плату) работников организации или ее структурного подразделения;

2) требования по заключению, изменению и выполнению коллективных договоров, соглашений;

3) требования по учету мнения выборного представительного органа работников организации при издании работодателем локальных нормативных правовых актов, если полномочные представители работодателя отказались от такого учета при принятии локального акта. Другие требования не могут стать предметом коллективного трудового спора. Например, Верховный Суд Чувашской Республики решением от 17 ноября 2002 года, оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, отказал в признании забастовки незаконной, так как недовольство работой руководителя организации не может быть признано предметом коллективного трудового спора. Поэтому коллективные требования по другим вопросам не должны признаваться коллективным трудовым спором. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что при оценке законности проводимого работниками коллективного трудового спора судебные органы должны давать оценку и существу заявленных в ходе этого спора требований.

Обстоятельством, характеризующим правовое понятие коллективного трудового спора, является момент его начала. В ч. 3 ст. 398 ТК РФ говорится о том, что моментом начала коллективного трудового спора следует признавать день сообщения работодателем (его представителем) об отклонении всех или части требований работников или их представителей либо несообщение работодателем (его представителем) по истечении трех рабочих дней своего решения по заявленным коллективным требованиям, а также дату составления протокола разногласий в ходе коллективных переговоров. Таким образом, в ч. 3 ст. 398 ТК РФ определены три даты, каждая из которых признается началом коллективного трудового спора. Во-первых, моментом начала коллективного трудового спора является дата сообщения работникам полномочным представителем работодателя об отклонении всех или части заявленных работниками коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. Самостоятельным началом коллективного трудового спора дата такого сообщения становится в том случае, когда сообщение сделано в течение трех рабочих дней со дня получения полномочным представителем работодателя коллективных требований работников, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. Во-вторых, моментом начала коллективного трудового спора является дата, наступившая по истечении трех рабочих дней со дня получения полномочным представителем работодателя коллективных требований работников, которые могут быть предметом коллективного трудового спора, когда работодателем не дан ответ на заявленные работниками коллективные требования. Сообщение работодателем своего решения по поводу заявленных работниками требований по истечении трех рабочих дней со дня их получения позволяет считать датой начала коллективного трудового спора следующий после истечения указанного срока день.

В-третьих, моментом начала коллективного трудового спора признается дата составления протокола разногласий в ходе коллективных переговоров. Составление протокола разногласий также может стать самостоятельным началом коллективного трудового спора, если такой протокол составлен до истечения трех рабочих дней, отведенных для рассмотрения работодателем заявленных работниками коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. То есть в течение трех рабочих дней, которые установлены законом для рассмотрения коллективных требований работников работодателем, представители работодателя и работников могут вести переговоры по поводу их удовлетворения. Результатом таких переговоров может стать протокол разногласий. Если он не составлен в течение трех дней, отведенных работодателю для рассмотрения коллективных требований работников, то датой начала коллективного трудового спора становится день, наступивший после истечения срока в три рабочих дня со дня получения работодателем коллективных требований работников. Таким образом, сообщение работодателя об отказе от удовлетворения требований работников, протокол разногласий могут рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего значение для возникновения коллективного трудового спора, если дата их получения работниками не выходит за пределы срока, установленного для рассмотрения коллективных требований работников работодателем.

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что обстоятельствами, которые характеризуют правовое понятие коллективного трудового спора, являются: 1) стороны коллективного трудового спора – работники (их представители), имеющие полномочия по выдвижению коллективных требований, и работодатель, состоящий с работниками, выдвинувшими коллективные трудовые требования, в трудовых отношениях;

2) предмет коллек тивного трудового спора – разногласия, отвечающие предписаниям законодательства;

3) момент начала коллективного трудового спора – дата, определяемая в соответствии с законодательством.

§ 2. Выдвижение коллективных требований и их рассмотрение работодателем В ч. 1 ст. 399 ТК РФ определены лица, полномочные выдвигать коллективные требования, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. В выдвижении коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового права, должно принимать участие большинство работников организации или структурного подразделения (филиала, представительства, иного обособленного структурного подразделения), если коллективный трудовой спор возникает в этом структурном подразделении. Коллективные требования в качестве основания для возбуждения коллективного трудового спора могут быть предложены работникам их представителями. Представителями работников при формировании коллективных требований может быть профсоюзная организация, объединяющая более половины работников, состоящих в трудовых отношениях с организацией или обособленным структурным подразделением, в котором возникает коллективный трудовой спор. Работники, не являющиеся членом профсоюза, могут поручить сформировать коллективные требования профкому организации или обособленного структурного подразделения, объединяющему менее половины работников. Наличие таких полномочий должно быть подтверждено письменными заявлениями работников, поданными в профком. Работники организации или обособленного структурного подразделения могут создать иной орган, представляющий интересы большинства работников, например стачком. Полномочия этого органа на представительство интересов работников при выдвижении коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового спора, также должны быть подтверждены письменными заявлениями работников. Профсоюз, объединяющий менее половины работников организации или обособленного структурного подразделения, также может сформулировать коллективные требования. Однако они должны получить поддержку большинства работников, что также должно быть подтверждено их письменными заявлениями либо подписью работников под этими требованиями.

Таким образом, коллективные требования, которые могут стать предметом коллективного трудового спора, должны быть выдвинуты большинством работников организации или обособленного структурного подразделения, в котором возникает коллективный трудовой спор, либо органом, представляющим интересы большинства работников, что подтверждается их волеизъявлением, выраженным в письменной форме.

Выдвинутые рассмотренным образом требования, которые могут стать предметом коллективного трудового спора, должны быть утверждены на собрании или конференции работников организации или обособленного структурного подразделения, в котором возникает коллективный трудовой спор. Собрание по утверждению выдвинутых коллективных требований считается правомочным, если на нем присутствуют более половины работающих в организации или обособленном структурном подразделении. Для утверждения требований необходимо большинство голосов работников, присутствующих на собрании. Голосование по вопросу утверждения коллективных требований по решению собрания может быть проведено открыто или тайно. Тайное голосование предполагает выдачу работникам бюллетеней, в которых должны быть изложены выдвинутые коллективные требования, а также вопрос о том, поддерживают или не поддерживают работники эти требования. Утверждение коллективных требований собранием путем проведения тайного голосования подтверждается протоколом общего собрания, а также бюллетенями. При открытом голосовании утверждение коллективных требований на собрании работников подтверждается протоколом его проведения. Законодательство не предусматривает перечисление в протоколе общего собрания работников, участвующих в нем, в протоколе должно быть отражено общее количество присутствующих на собрании и результаты открытого голосования по утверждению коллективных требований. Законодательство лишь предусматривает выдвижение коллективных требований большинством или от имени большинства работников, что подтверждается фактом членства работников в профсоюзе, выдвинувшем требования, либо волеизъявлением работников, не являющихся членом профсоюза, выраженным в письменной форме.

Конференция работников организации или обособленного структурного подразделения, в котором возникает коллективный трудовой спор, по утверждению выдвинутых требований считается правомочной, если в ней участвуют не менее двух третей избранных работниками делегатов. Полномочия делегатов конференции подтверждаются протоколом собрания работников структурных подразделений, делегировавших их для участия в ее работе.

Утверждение коллективных требований на конференции также может происходить путем проведения тайного или открытого голосования. Перечисление лиц, участвующих в работе конференции, не требуется, так как законодательство предусматривает утверждение на конференции требований, выдвинутых большинством работников организации, что подт верждается их членством в профсоюзе, выдвинувшем такие требования, или добровольным волеизъявлением работников, выраженным в письменной форме.

В соответствии с ч. 4 ст. 399 ТК РФ работодатель обязан предоставить работникам или представителям работников помещение, необходимое для проведения собрания (конференции) по выдвижению и утверждению коллективных требований, и не препятствовать его (ее) проведению. Невыполнение этой обязанности является основанием для привлечения пред ставителей работодателя, виновных в этом нарушении, к административной ответственности за несоблюдение трудового законодательства.

Требования работников излагаются в письменной форме, они могут быть подписаны работниками, уполномоченными собранием. К ним прилагается копия протокола собрания по их выдвижению и утверждению.

Профессиональные союзы, их объединения на основании ч. 6 ст. 399 ТК РФ могут выдвинуть и направить требования работодателям и их объединениям, с которыми они могут вступить в договорные отношения или имеют заключенное соглашение. Однако предметом коллективного трудового спора такие требования могут стать лишь в случае их выдвижения большинством работников организации или обособленного структурного подразделения и утверждения на общем собрании.

Таким образом, ст. 399 ТК РФ предусматривает два этапа формирования коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. Во-первых, их выдвижение большинством работников организации или обособленного структурного подразделения, в котором возникает коллективный трудовой спор. Во-вторых, утверждение выдвинутых большинством работников требований на общем собрании или конференции работников организации или обособленного структурного подразделения. Законодательство не запрещает провести два названных этапа по формированию коллективных требований путем проведения одного общего собрания или конференции работников организации либо структурного подразделения, в котором может возникнуть коллективный трудовой спор. В этом случае оформляется единый протокол по выдвижению и утверждению коллективных требований. Но тогда требуется, чтобы эти требования были выдвинуты и утверждены большинством работников организации или структурного подразделения, в котором возникает коллективный трудовой спор.

Выдвижение и утверждение коллективных требований также может происходить путем проведения открытого или тайного голосования. Достаточным доказательством выдвижения и утверждения коллективных требований, которые могут стать коллективным трудовым спором, является протокол общего собрания или конференции, из которого следует, что большинство работников организации или обособленного структурного подразделения проголосовали за выдвижение и утверждение коллективных требований.

Представители работников могут направить сформированные коллективные требования в Службу по урегулированию коллективных трудовых споров. В этом случае у названной Службы возникает обязанность по проверке получения коллективных требований другой стороной коллективного трудового спора, то есть работодателем.

В соответствии с ч. 1 ст. 400 ТК PФ представители работодателя обязаны принять к рассмотрению направленные им коллективные требования работников, которые могут стать предметом коллективного трудового спора. Отказ от их принятия является нарушением трудового законодательства, за совершение которого представители работодателя могут быть привлечены к административной ответственности. Представители работников могут отправить сформированные коллективные требования полномочному представителю работодателя по почте при отказе от их получения. В подобной ситуации у представителей работников появляются письменные доказательства, подтверждающие направление работодателю и получение им коллективных требований. Представители работодателя обязаны на копии коллективных требований или ином документе, предложенном представителями работников, сделать отметку о дате получения коллективных требований.

В соответствии с ч. 3 ст. 400 ТК РФ полномочный представитель работодателя обязан сообщить в письменной форме свое решение относительно заявленных работниками коллективных требований в течение трех рабочих дней со дня их получения. Течение этого срока начинается со следующего после получения работодателем требований работников дня, в него не включаются выходные и нерабочие праздничные дни. Полномочный представитель работодателя обязан представить свое письменное решение по поводу заявленных коллективных требований лицам, уполномоченным на представительство при ведении коллективного трудового спора. Не выполнение этой обязанности в течение трех рабочих дней с момента получения работодателем коллективных требований работников влечет возникновение коллективного трудового спора.

Полный или частичный отказ в удовлетворении заявленных работниками коллективных требований в течение трех рабочих дней со дня их получения также означает возникновение коллективного трудового спора.

В ч. 3 ст. 400 ТК РФ говорится о том, что представители работодателей (объединений работодателей) обязаны принять к рассмотрению направленные им требования профессиональных союзов (их объединений) и сообщить профессиональным союзам (их объединениям) о принятом решении в течение одного месяца со дня получения указанных требований. Однако предметом коллективного трудового спора требования профсоюзов и их объединений могут стать только после их выдвижения большинством работников организации либо обособленного структурного подразделения и утверждения на общем собрании или конференции работников организации или структурного подразделения, выдвинувших коллективные требования. В этом случае они рассматриваются представителями работодателя в течение трех рабочих дней со дня их получения. Таким образом, требования профессиональных союзов и их объединений могут стать предметом коллективного трудового спора в том случае, если они трансформируются в коллективные требования работников организации или обособленного структурного подразделения и будут предъявлены работодателю.

В связи с изложенным можно выделить следующие юридически значимые обстоятельства, наличие которых позволяет сделать вывод о возникновении коллективного трудового спора: 1) формирование работниками организации или обособленного структурного подразделения путем выдвижения и утверждения общим собранием (конференцией) коллективных требований, которые могут стать предметом коллективного трудового спора;

2) вручение коллективных требований полномочному представителю работодателя;

3) полный или частичный отказ от удовлетворения коллективных требований, являющихся предметом коллективного трудового спора, путем направления письменного сообщения представителям работников полномочным представителем работодателя в течение трех рабочих дней со дня получения указанных требований либо несообщения им своего решения по истечении данного срока.

§ 3. Рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией Урегулирование разногласий, составляющих предмет коллективного трудового спора, происходит путем проведения примирительных процедур. В ч. 2 ст. 398 ТК РФ к числу примирительных процедур отнесено рассмотрение коллективного трудового спора в целях его разрешения примирительной комиссией, с участием посредника и (или) в трудовом арбитраже.

В соответствии с ч. 2 ст. 401 ТК РФ рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией является обязательным этапом его урегулирования. Следовательно, представители работников и работодателя не могут уклоняться от урегулирования коллективного трудового спора путем создания примирительной комиссии. В связи с чем представители работодателя при полном или частичном отклонении коллективных требований работников одновременно с письменным уведомлением об этом должны направить представительному органу работников предложение об образовании примирительной комиссии, ее количественном и персо нальном составе со стороны работодателя. Направление такого предложения является доказательством того, что работодатель не уклоняется от примирительных процедур по урегулированию разногласий, составляющих предмет коллективного трудового спора.

Если работодатель в течение трех рабочих дней со дня получения коллективных требований работников не сообщил представительному органу работников свое решение, то представителю работников следует направить руководителю организации предложение об образовании примири тельной комиссии, ее количественном и персональном составе со стороны работников.

В соответствии с ч. 1 ст. 402 ТК РФ примирительная комиссия создается в срок до трех рабочих дней с момента начала коллективного трудового спора. Помимо норм ТК РФ при решении вопросов о создании и организации работы примирительной комиссии применимы Рекомендации об организации работы по рассмотрению коллективного трудового спора примирительной комиссией, утвержденные постановлением Минтруда РФ от 14 августа 2002 года № 57. В ч. 2 п. названных Рекомендаций говорится о возможности включения в состав комиссии в зависимости от масштаба коллективного трудового спора и сложности выдвигаемых требований от 2 до представителей от каждой стороны, знающих проблему и владеющих искусством ведения переговоров. На основании ч. 2 ст. 402 ТК РФ примирительная комиссия формируется из представителей сторон коллективного трудового спора на равноправной основе, то есть в состав комиссии должно входить равное количество представителей работников и работодателей.

Поэтому при получении предложения работодателя представители работников должны выделить такое же количество своих представителей в примирительную комиссию. Работодатель при получении предложения работников о создании примирительной комиссии также должен выделить предложенное ими количество своих представителей в состав этой комиссии.

Решение сторон об образовании примирительной комиссии оформляется приказом (распоряжением) работодателя и решением представителя работников либо протоколом совместного решения сторон коллективного трудового спора.

В ч. 3 ст. 402 ТК РФ сторонам коллективного трудового спора запрещено уклоняться от создания примирительной комиссии. Нарушение этого запрета влечет для них неблагоприятные последствия. В частности, действия представителей работников по урегулированию коллективного трудового спора при нарушении данного запрета могут быть признаны незаконными. Нарушение данного запрета полномочным представителем работодателя позволяет представителям работников перейти к следующим этапам урегулирования коллективного трудового спора, а также потребовать его привлечения к административной ответственности за нарушение норм трудового права.

В соответствии с ч. 5 ст. 402 ТК РФ коллективный трудовой спор должен быть рассмотрен примирительной комиссией в течение пяти дней с момента издания приказа (распоряжения) о ее создании. Указанный срок может быть продлен по соглашению сторон, которое оформляется в виде протокола, подписанного полномочными представителями. Законодательство не ограничивает каким-либо сроком продление времени работы примирительной комиссии по соглашению сторон коллективного трудового спора. Однако этот срок должен соответствовать требованиям разумности и справедливости. В данном случае, исходя из принципа процессуальной аналогии, применим трехмесячный срок, установленный в ч. 2 ст. 40 ТК РФ для ведения коллективных переговоров по заключению коллективного договора. Заключение соглашения о продлении срока работы примирительной комиссии влечет возникновение у сторон коллективного трудового спора обязанности по его соблюдению. Нарушение данного соглашения имеет те же правовые последствия, что и уклонение от создания примирительной комиссии и участия в примирительных процедурах.

Регламент работы примирительной комиссии определяется самой комиссией. Заседания комиссии проводятся, как правило, в рабочее время. В связи с чем на основании ч. 1 ст. 405 ТК РФ членам примирительной комиссии гарантируется освобождение от основной работы с сохранением среднего заработка на срок не более трех месяцев в течение одного года. Поэтому работодатель, являющийся стороной коллективного трудового спора, обязан освободить членов примирительной комиссии от основной работы и сохранить за ними средний заработок в течение указанного срока. Стороны коллективного трудового спора могут заключить соглашение о сохранении среднего заработка за работниками за больший промежуток времен. Следует отметить, что законодательство не возлагает на участников коллективного трудового спора обязанность по включению в состав примирительной комиссии лишь работников организации или обособленного структурного подразделения, в котором возник коллективный трудовой спор. В связи с этим стороны могут включить в состав примирительной комиссии в качестве своих представителей и лиц, которые не состоят в трудовых отношениях с работодателем, являющимся стороной коллективного трудового спора. Однако в этом случае у работодателя не может возникнуть обязанности по сохранению за членами примирительной комиссии среднего заработка, так как они не состоят с ним в трудовых отношениях. В связи с чем вознаграждение за время работы в комиссии членам, не состоящим с работодателем в трудовых отношениях, должна выплачивать сторона коллективного трудового спора, делегировавшая их в состав примирительной комиссии.

Члены примирительной комиссии имеют право: 1) запрашивать и получать от сторон коллективного трудового спора необходимые документы и сведения по существу возникших разногласий;

2) в период урегулирования коллективного трудового спора при необходимости проводить совместные или раздельные заседания его сторон;

3) предлагать собственные возможные варианты разрешения коллективного трудового спора;

4) подписывать решения, принятые сторонами спора при их участии.

При рассмотрении коллективного трудового спора члены прими-рительной комиссии исследуют материалы и документы, необходимые для обсуждения всех возможных вариантов разрешения коллективного трудового спора.

Решение примирительной комиссии принимается по соглашению сторон. Поэтому решение примирительной комиссии считается принятым, если за него проголосовало большинство представителей каждой из сторон коллективного трудового спора, входящих в ее состав.

Например, если в состав примирительной комиссии входят по три представителя от работодателя и работников, то решение будет принято при наличии не менее двух голосов за него от представителей работников и от представителей работодателя, входящих в ее состав. Принятое комиссией решение оформляется протоколом заседания примирительной комиссии по рассмотрению коллективного трудового спора, примерная форма которого дана в качестве Прило жения № 1 к названным Рекомендациям.

В соответствии с ч. 6 ст. 402 ТК РФ решение примирительной комиссии является обязательным для сформировавших ее сторон. Однако решение примирительной комиссии не должно ухудшать положение работников по сравнению с законодательством. Наличие в решении комиссии положений, умаляющих права и свободы работников, гарантированные в законодательстве, исключает возможность их применения. Поэтому неисполнение таких положений не может рассматриваться в качестве нарушения законодательства. Решение примирительной комиссии, оформляемое в виде протокола, подписывается представителями сторон коллективного трудового спора, а также ее членами. По этой причине решение примирительной комиссии следует признать соглашением по урегулированию коллективного трудового спора, то есть сделкой, заключенной между полномочным представителем работодателя и полномочными представителями работников, по разрешению разногласий, входивших в предмет данного спора. В связи с чем имущественные права работников, возникающие на основании решения примирительной ко миссии, могут быть реализованы в приказном производстве, как основанные на сделке, совершенной в простой письменной форме.

Примирительные комиссии могут создаваться и для урегулирования разногласий между профсоюзами (их объединениями) и работодателями (их объединениями), в том числе и на вышестоящем по отношению к организации уровне, например, для урегулирования разногласий при заключении соглашений на территориальном, региональном, отраслевом уровнях. Свою деятельность они могут осуществлять по правилам, применяемым при работе примирительной комиссии организации или ее обособленного структурного подразделения по урегулированию коллективного трудового спора.

При отсутствии соглашения во всем или отдельным разногласиям, составляющим предмет коллективного трудового спора, должен быть составлен протокол разногласий совместного заседания примирительной комиссии и представителей сторон по рассмотрению коллективного трудового спора, примерная форма которого дана в Приложении № 2 к Рекомендациям об организации работы по рассмотрению коллективного трудового спора примирительной комиссией.

В этом протоколе следует отражать дальнейшие намерения сторон коллективного трудового спора, например, по приглашению посредника или созданию трудового арбитража.

Работодатель обязан обеспечить следующие необходимые условия для работы примирительной комиссии: 1) помещение для заседаний примирительной комиссии, оборудованное соответствующим образом (отопление, освещение, средства связи и оргтехника);

2) информационное обеспечение для рассмотрения выдвинутых работниками требований;

3) га рантии членам примирительной комиссии не ниже предусмотренных законодательством.

Невыполнение представителями работодателя перечисленных обязанностей следует рассматривать как его уклонение от участия в примирительных процедурах по урегулированию коллективного трудового спора.

Отсутствие согласованного решения в примирительной комиссии влечет возникновение у сторон коллективного трудового спора обязанности по продолжению примирительных процедур с участием посредника и (или) в трудовом арбитраже.

§ 4. Рассмотрение коллективного трудового спора с участием посредника На основании ч. 1 ст. 403 ТК РФ после составления примирительной комиссией протокола разногласий стороны коллективного трудового спора могут в течение трех рабочих дней пригласить посредника для урегулирования имеющихся между ними разногласий. Приглашение посредника является правом, а не обязанностью сторон коллективного трудового спора. Хотя в установленных законодательством случаях приглашение посредника является основанием для освобождения сторон коллективного трудового спора от обязанности по созданию трудового арбитража.

При рассмотрении коллективного трудового спора с участием посредника применимы Рекомендации об организации работы по рассмотрению коллективного трудового спора с участием посредника, утвержденные постановлением Минтруда РФ от 14 августа 2002 года № 58.

Посредник определяется по соглашению сторон коллективного трудового спора. В случае необходимости стороны коллективного трудового спора могут обратиться в Службу по урегулированию коллективных трудовых споров за рекомендацией кандидатуры посредника. Как уже отмечено, кандидатура посредника должна быть определена соглашением сторон коллективного трудового спора в течение трех рабочих дней после окончания рассмотрения возникших разногласий примирительной комиссией.

Соглашение сторон об участии конкретного лица в качестве посредника и условиях его участия в урегулировании коллективного трудового спора после предварительного соглашения с будущим посредником должно быть оформлено протоколом заседания представителей сторон коллек тивного трудового спора, примерная форма которого дана в качестве Приложения № 1 к указанным Рекомендациям. Данный протокол подписывается полномочными представителями сторон коллективного трудового спора. Если стороны коллективного трудового спора не пришли к согласию по кандидатуре посредника, то в этом протоколе должна быть сделана соответствующая запись.

Законодательство не исключает возможности использования в качестве посредника работника организации или обособленного структурного подразделения, в котором возник коллективный трудовой спор. В качестве посредника может быть привлечен работник другой организации, что предполагает заключение соответствующего соглашения с ним и руководителем организации, в которой он работает. Общая продолжительность участия посредника в урегулировании коллективных трудовых споров не должна превышать трех месяцев в году. Данное положение не распространяется на работников, для которых участие в урегулировании коллективных трудовых споров входит в их должностные обязанности, и на лиц, не имеющих постоянной работы.

Возможная компенсация затрат лицу, привлекаемому к урегулированию коллективного трудового спора в качестве посредника, может быть осуществлена по соглашению его сторон. При этом за посредником может быть сохранена средняя заработная плата по месту работы на срок до трех месяцев в течение года, а также компенсированы расходы по проезду, проживанию, суточные расходы.

Посредник имеет право: 1) запрашивать и получать от сторон коллективного трудового спора документы и сведения, касающиеся возникших при его ведении разногласий;

2) проводить в случае необходимости совместные и раздельные заседания представителей сторон коллективного трудового спора;

3) предлагать возможные варианты урегулирования коллективного трудового спора;

4) подписывать решения, принятые сторонами коллективного трудового спора при его участии.

Порядок рассмотрения коллективного трудового спора с участием посредника определяется соглашением его сторон с участием приглашенного ими посредника. Посредник призван оказать помощь сторонам коллективного трудового спора в поиске взаимоприемлемого решения по урегулированию возникших разногласий на основе конструктивного диалога. В п. 6 названных Рекомендаций говорится о том, что посредником может быть любой независимый специалист.

Данная формулировка не исключает возможности использования в качестве посредника работника организации или обособленного структурного подразделения, в котором возник коллективный трудовой спор, поскольку способность посредника выступить в качестве независимого специалиста при урегулировании возникших разногласий определяется сторонами данного спора.

В соответствии с ч. 4 ст. 403 ТК РФ рассмотрение коллективного трудового спора с участием посредника должно быть проведено в течение семи рабочих дней со дня его приглашения (назначения). В случае необходимости по соглашению сторон коллективного трудового спора и получения согласия посредника этот срок может быть продлен, что также следует оформлять протоколом, подписываемым полномочными представителями работников и работодателя, а также посредником. Данное соглашение может быть отменено по волеизъявлению его сторон.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.