WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 23 |

«В.Г.Майданник ПЕДИАТРИЯ Учебник для студентов высших медицинских учебных заведений III—IV уровней аккредитации Утверждено Министерством здравоохранения Украины 2-е издание, исправленное и дополненное ...»

-- [ Страница 8 ] --

I класс — минимальная степень нарушения миокарда. Имеется его гипертрофия без клинических признаков недостаточности, при нор мальном минутном объеме кровообращения и отсутствии расстройств циркуляции. В нашем понимании здесь сердечной недостаточности нет или в крайнем случае — это I стадия, поскольку ее главным признаком является гипертрофия сердца.

II класс характеризуется дисфункцией миокарда, но нормальным минутным объемом кровообращения, так как он придерживается за счет резервных механизмов, что ведет к увеличению конечного диасто лического давления в левом желудочке и давления в легочной артерии (венозного), которое еще более возрастает при физической нагрузке.

При этом появляется утомляемость, одышка, минутный объем кровооб ращения увеличивается, но недостаточно.

III и IV классы характеризуются дальнейшим нарастанием гемоди намических нарушений и клиническими проявлениями декомпенсации.

Таблица Классификация хронической сердечной недостаточности (по В.Х. Василенко, Н.Д· Стражеско, 1934) Стадии Характеристика 1 Отсутствие в покое субъективных и объективных признаков на рушения кровообращения, но одышка, тахикардия, быстрая утом ляемость, появляются при физическом напряжении II Наличие признаков недостаточности кровообращения уже в по кое: одышка и тахикардия более выражены и обнаруживаются при легкой физической нагрузке или становятся постоянными А Недостаточность одного левого или правого сердца (застой малого круга при недостаточности левого сердца и застой в большом круге при недостаточности правого сердца): увеличе ние печени в умеренной степени, ее болезненность, отеки на ногах (появляются к вечеру, а к утру исчезают) Б Недостаточность обеих половин сердца, застой в малом и боль шом круге кровообращения, печень значительно увеличена и болезненна, отеки резко выражены (сохраняются после ночного отдыха) III Тяжелая одышка в покое, ортопноэ, ночные пароксизмы удушья (сердечная астма), гидроторакс, гидроперикард, гепатомегалия, анасарка, асцит, олигурия. Необратимые морфологические и ди строфические изменения в органах и тканях III КЛЙСС характеризуется дисфункцией миокарда с нормальным МОК и увеличением конечного диастолического давления в левом желудочке и давления в легочной артерии (венозного). Отмечается незначительное ограничение физической активности больных, IV класс характеризуется значительным ограничением физической активности больных, и минимальная физическая нагрузка обуславливает дискомфорт.

В этой классификации спорным, конечно, является I класс, потому что он характеризуется гипертрофией. Известен ряд заболеваний, при которых гипертрофия возникает достаточно рано, например при гипер тонической болезни. Таким образом, при любой артериальной гипер тензии, относящейся ко II стадии болезни, по ВОЗ, автоматически по этой классификации мы уже имеем недостаточность кровообращения.

И наконец, недостатком является отсутствие четкого разделения между III и IV классами.

А достоинство этой классификации заключается в том, что она до пускает возможность перехода из более высокого класса в более низкий, так сказать, «по номеру», в ней нет термина «стадия». Но эта классифи кация, как уже говорилось, у нас в стране распространена очень мало.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА. Клиническая картина при хрони ческой сердечной недостаточности в значительной степени определяет Таблица Классификация сердечной недостаточности (Нью-йоркская кардиологическая ассоциация — NYHA, 1964) I Характеристика. Минимальная степень нарушения миокарда (гипертрофия сердца без клинических признаков недостаточности, при нормальном МОК и отсутствии расстройств циркуляции). Нет ограничения физической активности больных Терминология. Бессимптомная дисфункция левого желудочка II Характеристик·. Дисфункцией миокарда с нормальным МОК и увеличением конечного дистолического давления в ЛЖ и давления в легочной артерии (венозного), Незначительное ограничение физической активности больных Терминология. Легкая СН III Характеристика. Значительное ограничение физической активности больных Терминология. Среднетяжелая СН I V Характеристика. Минимальная физическая нагрузка обуславливает диском форт Терминология. Тяжелая СИ ся тем основным заболеванием, которое явилось причиной недостаточ ности кровообращения: миокардит, порок сердца и др., и обусловлена, в основном, нарушением гемодинамики левого или правого желудочка.

Первая стадия хронической сердечной недостаточности характери зуется умеренной тахикардией в покое. Признаки недостаточности по являются лишь при физической нагрузке, когда можно констатировать быструю утомляемость, одышку, выраженную тахикардию. Тахикардия, в основном, вызывается раздражением симпатико-адреналовой систе мы и рефлексом Брейнбриджа. У грудных детей одним из первых при знаков является затруднение при кормлении грудью: через 1—2 минуты ребенок отказывается от груди, становится беспокойным, появляется выраженная одышка, иногда периоральный цианоз.

При ПА стадии одышка и тахикардия наблюдаются в покое. Одышка имеет сложное происхождение, но главным является накопление недо окисленных продуктов в крови, нарушение диффузии кислорода в лег ких и раздражение дыхательного центра. Имеют значение ригидности легких, повышение внутриплеврального давления и некоторые другие причины. Ребенок утомляется даже при выполнении обычных физиче ских нагрузок. В этой стадии можно констатировать признаки венозно го застоя. При правожелудочковой недостаточности это проявляется уме ренным увеличением печени, у детей младшего возраста — нередко анорексией, рвотой, болями в животе;

при левожелудочковой — выра женной одышкой, незвучными влажными хрипами в нижних долях лег ких. Нередко, особенно у детей младшего возраста, застойные явления наблюдаются и в малом, и в большом круге кровообращения (тотальная сердечная недостаточность). У детей при ПА стадии обычно отмечается пастозность, к концу дня могут появляться небольшие отеки, у старших детей обычно на нижних конечностях, у грудных — в области мошонки и крестца (при левожелудочковой недостаточности периферических оте ков может и не быть).

Более глубокие нарушения наблюдаются при IIБ степени недоста точности. Ребенок находится в постели, т.к. даже небольшое движение вызывает значительное усиление одышки и тахикардию. Дети нередко принимают возвышенное положение, обычно капризны, раздражитель ны, плохо вступают в контакт. Резко нарушен сон, аппетит. При право желудочковой недостаточности увеличена и часто болезненна печень, кроме стабильных периферических, наблюдаются и полостные отеки (ас цит). Отеки представляют собой избыточное накопление внеклеточной жидкости и натрия. На ранних стадиях СН они могут быть скрытыми, так как задержка в организме жидкости до 5 л может клинически не обнаруживаться. Происхождение периферических отеков сложно. Они обусловлены повышением гидростатического давления в венах большо го круга кровообращения, задержкой в организме жидкости и натрия и гипоксической порозностью капилляров. При преимущественно лево желудочковой недостаточности периферические отеки могут быть уме ренно выражены или даже отсутствовать, в то же время ведущими явля ются явления значительного венозного застоя в легких, возможны явления предотека и отека легких. При повышении гидростатического давления в венах малого круга и несостоятельности рефлекса Китаева при доста точной сократительной способности правого желудочка может возник нуть сердечная астма, при которой имеется перераздражение дыхатель ного центра. Сердечная астма представляет собой интерстициальный отек легких, который может перейти в альвеолярный отек легких (пропоте вание жидкости в альвеолы). В обоих случаях существенную роль играет повышение проницаемости капилляров вследствие их гипоксии. В этой стадии нередко у детей отмечается акроцианоз, иногда — общий циа ноз. Цианоз обусловлен повышением концентрации восстановленного гемоглобина вследствие повышенного поглощения кислорода в тканях и нарушения оксигенации крови в легких (востановленный гемоглобин имеет синий цвет). Кроме того, имеет значение и расширение мелких венул. Значительно снижен диурез. Резко выражены изменения со сто роны сердца: значительно расширены границы, тоны глухие, уменьше на звучность шумов, нередко наблюдаются различные нарушения ритма.

При III степени недостаточности кровообращения к выше описан ным симптомам присоединяются тяжелые необратимые дистрофические изменения со стороны всех органов и систем.

При тяжелой сердечной недостаточности отмечается нарушение бел кового обмена с тенденцией к гипопротеинемии и гипоальбуминемии, нарушение выделительной функции, появление гипербилирубинемии с желтухой, а также нередко повышение активности ряда ферментов в крови (АлАТ, АсАТ, ЛДГ и др.).

Гипоксическая дистрофия развивается и в легких, желудочно-ки шечном тракте, костном мозге и, наконец, в самом миокарде. Этому способствуют нарушения электролитного баланса, которые возникают вследствие вторичного альдостеронизма, что в конечном счете ведет к гипокалиемии и нарушению КОС.

Необходимо помнить о том, что при различных заболеваниях не достаточность кровообращения имеет свои особенности.

Ранняя диагностика хронической сердечной недостаточности в до клинической фазе определятся различными инструментальными мето дами, которые позволяют установить величину ударного и минутного объема, фракцию выброса, конечное диастолическое давление и т.п. Тут имеют значение такие методы, как эхокардиография, поликардиогра фия, реография и целый ряд других.

ЛЕЧЕНИЕ хронической сердечной недостаточности у детей должно быть дифференцированным. В каждом конкретном случае следует при нимать во внимание характер основного заболевания, тяжесть и особен ности клинических проявлений нарушения гемодинамики, наличие на рушений функций внутренних органов и гомеостаза, а также других осложнений. С учетом всех этих факторов подбирается индивидуальный комплекс лекарственных препаратов, адекватные дозы которых опреде ляются в процессе лечения. Кроме того, при определении тактики лече ния сердечной недостаточности в каждом конкретном случае следует принимать во внимание патофизиологические механизмы ее развития.

Ведущими механизмами возникновения хронической сердечной недо статочности являются: снижение сократительной способности миокар да, нарушение диастолической функции сердца, повышение пред- и посленагрузки, выраженная бради- или тахикардия. Поэтому основны ми направлениями в лечении хронической сердечной недостаточности являются нормализация сердечного выброса, воздействие на почечное звено, снижение периферического сосудистого тонуса и подавление вли яния симпатико-адреналовой системы на миокард.

Лекарственные вещества, применяемые в настоящее время для лече ния больных с СН, делят на две основные группы. К первой группе относятся медикаментозные средства, оказывающие положительное ино тропное действие. Сюда входят сердечные гликозиды, синтетические ка техоламины, ингибиторы фосфодиэстеразы и др. Вторую группу состав ляют лекарственные препараты, вызывающие разгрузку сердца: объемную (диуретики), гемодинамическую (периферические вазодилататоры) и нейрогуморальную (ингибиторы ангиотензинпревращающего фермен та, бета-адреноблокаторы).

При некоторых болезнях сердца (миокардиты, дилатационная кар диомиопатия и др.) СН связана преимущественно со снижением сокра тимости миокарда, в связи с чем основное место в лечении занимают инотропные средства. Из них наиболее часто применяемыми в клини ческой практике по-прежнему остаются сердечные гликозиды, эффек тивность которых, как показано в последние годы, связана не только с увеличением силы и скорости сокращения сердечной мышцы, но и со снижением активности симпатико-адреналовой системы. Компенсатор ное повышение активности, как известно, является одной из причин прогрессирования гемодинамических нарушений.

Механизм действия сердечных гликозидов очень сложен и до по следнего времени плохо изучен. У всех гликозидов, независимо от их строения, есть общие черты, определяющие их лечебные свойства.

Прежде всего сердечные гликозиды влияют на сократительные белки, происходит ускорение полимеризации актина, ускорение сокращения актомиозина и торможения АТФазы, восстановление других фермен тов углеводно-фосфорного обмена;

создаются благоприятные условия для образования и использования энергии.

Очень важным является действие гликозидов на обмен электролитов в миокарде. В результате угнетения Na+ -К+ -АТФазы подавляется ак тивной транспорт ионов натрия из клетки и ионов К+ в клетку во время диастолы. Угнетение транспортной системы натрия и калия сочетается с повышением активности обмена натрия и кальция на наружных обо лочках миокардиальных клеток и мембранах саркоплазматического ре тикулума. Это приводит к повышению концентрации диссоциированного кальция клетки, что увеличивает скорость и силу сокращения миокарда (ионизированный кальций составляет основу электромеханической свя зи, т.е. связи возбуждения и сокращения).

Кроме того, гликозиды влияют на обмен фосфорных соединений в миокарде, на углеводный обмен, на обмен кислорода, т.е. на процессы аэробного гликоза. Нормализуется потребление кислорода, повышается коэффициент полезного действия миокарда, что компенсирует его энер гетическую недостаточность.

Важным является действие гликозидов на центры вегетативной нерв ной системы. Оно осуществляется прежде всего через блуждающий нерв рефлекторно, через рецепторы синокаротидной зоны, аортального спле тения, а оттуда возникает рефлекс на центры вегетативной нервной си стемы. Они изменяют чувствительность миокарда к нормальному тону су блуждающего нерва. Это важнейший эффект в лечении СН, поскольку речь идет о замедлении ритма. На другие тахикардии, не обусловленные СН, сердечные гликозиды не действуют.

В результате, как известно, все гликозиды, независимо от их строе ния, воздействуют на основные функции сердца:

1) повышение сократительной функции — положительное инотроп ное действие — это самый важный эффект сердечных гликозидов;

2) уменьшение частоты сердечных сокращений — отрицательное хро^ нотропное действие;

3) замедление проводимости, происходящее в антриовентрикуляр^ ном соединении, — отрицательное дромотропное действие;

4) повышение возбудимости — положительное батмотропное дейст вие.

Если рассматривать полезность этих эффектов, то мы увидим, что, конечно, самым главным является повышение сократительной функ ции;

замедление ритма очень необходимо при тахикардии и нежела тельно, если у больного СН сопровождается брадикардией. Замедление проводимости представляется нежелательным во всех случаях, кроме мер цательной аритмии. Повышение возбудимости — вообще отрицательный, нежелательный эффект.

Выраженность действий отдельных сердечных гликозидов на основ ные функции сердца различна. Это в значительной степени определя ется их полярностью. Если определить сердечные гликозиды по ино тропному эффекту, т.е. по самому важному действию на сократимость миокарда, то их можно распределить в следующем порядке:

1) полярные гликозиды — строфантин, коргликон и гликозиды мор ского лука(просцилларидин, талусин);

2) относительно полярные гликозиды (изоланид, дигоксин);

3) неполярные гликозиды — дигитоксин.

Таким образом, наибольшим инотропным эффектом обладает стро фантин, наименьшим — дигитоксин. Вторым важным действием является замедление ритма, т.е. отрицательное хронотропное действие. Если ана лизировать брадикардическое действие, то гликозиды надо поставить в об ратном порядке: на первом месте — дигитоксин, потом дигоксин, изола нид, гликозиды морского лука, строфантин. Если наибольшее замедление ритма вызывает дигитоксин, то наименьшее — талусин и строфантин.

Таким же образом они распределяются и по кумулятивным свойствам: на первом месте стоит дигитоксин и на последнем — строфантин.

При хронической сердечной недостаточности эффект систолическо го и диастолического действия гликозидов заключается в следующем:

1) увеличивается систолический объем, это вызывает уменьшение общего периферического сосудистого сопротивления, повышенного при СН;

2) увеличивается минутный объем кровообращения в покое при фи зической нагрузке;

3) уменьшается ОЦК;

4) увеличивается фильтрация в почках, увеличивается диурез.

Опыт применения сердечных гликозидов свидетельствует о том, что их назначение при СН в максимальных терапевтических дозах в боль шинстве случаев не оправдано. Известно, что положительные инотроп ные средства, в том числе сердечные гликозиды, стимулируя работу сердца, увеличивают энергетические затраты и повышают потребность миокарда в кислороде. Поэтому в последние годы наметилась тенден ция к применению сердечных гликозидов в относительно небольших дозах как в период начальной дигитализации, так и при длительной под держивающей терапии.

Исходя из того, что инотропная стимуляция сердца сопровождается истощением энергетических ресурсов миокарда, в литературе появились сообщения, в которых высказываются сомнения относительно целесо образности длительного применения сердечных гликозидов при СН у больных с синусовым ритмом. Единственным неоспоримым показани ем к постоянной поддерживающей терапии сердечными гликозидами является мерцательная аритмия.

При лечении сердечными гликозидами можно столкнуться с яв лениями интоксикации, это очень важный момент, который препятст вует широкому бесконтрольному использованию данных препаратов.

Гликозидная интоксикация может выражаться нарушениями зрения, нарушениями функции ЦНС, диспептическими расстройствами, бради кардией, появлением экстрасистол (особенно опасны политопные желудочковые экстрасистолы), замедлением предсердно-желудочкового проведения. Однако далеко не всегда эта интоксикация обусловлена действительно истинной передозировкой препарата. Когда появились методы определения дигоксина в крови, надеялись, что этим можно будет контролировать возможность передозировки. Но эти надежды не оправ дались. С течением времени, когда эти методы усовершенствовались, оказалось, что прямого соответствия между концентрацией дигоксина в крови и наличием интоксикации нет.

Помимо передозировки, интоксикации может способствовать по вышенная чувствительность к гликозидам. Факторами, повышающими чувствительность к гликозидам, являются воспалительные поражения миокарда. Способствует интоксикации легочная недостаточность, вы зывающая гипоксию. Другими факторами являются резкая дилатация сердца, почечная и печеночная недостаточность, гипотиреоз, электро литные расстройства, нарушения КОС, совместное применение неко торых лекарственных веществ (активные диуретики, препараты кальция и др.) Борьба с интоксикацией заключается прежде всего в отмене гли козидов, введении унитиола, который связывает гликозиды, борьба с нарушениями ритма (при наличии аритмии и нормальной атриовентри кулярной проводимости) — соли калия, при нормальном содержании калия — бета-блокаторы и некоторые антиаритмические препараты.

С точки зрения защиты миокарда более приемлемым представляется использование медикаментозных препаратов, оказывающих отрицатель ное инотропное действие. В этом плане заслуживают внимания блокаторы бета-адренорецепторов, которые при СН различной этиологии оказывают благоприятное клиническое действие. Однако их применение при нали чии выраженных проявлений декомпенсации сердца, особенно при рез ком снижении сократимости миокарда, небезопасно из-за возможности фатального ухудшения состояния кровообращения. Исходя из этих сооб ражений, блокаторы бета-адренорецепторов следует назначать только больным с умеренно выраженными клиническими симптомами СН.

Причем лечение необходимо начинать с применения их в малых дозах, которые в дальнейшем могут быть увеличены под строгим контролем уровня артериального давления, показателей сократимости миокарда и частоты ритма сердца. В большинстве случаев блокаторы бета-адреноре цепторов назначаются в сочетании с сердечными гликозидами.

Однако в настоящее время показано, что при СН может быть резко снижена плотность бета-адренорецепторов, поэтому эффективность пре паратов, ингибирующих их активность, может быть достаточно низкой.

Учитывая это, иногда назначают синтетические катехоламины (допа мин, добутамин и др.), которые оказывают положительное инотропное действие. Они используются главным образом при критических ситуа циях, сопровождающихся снижением сократимости миокарда и уровня артериального давления. Эти препараты показаны не только при острой СН, кардиогенном шоке, но и тяжелой хронической СН. Показано, что периодическое включение инъекций добутамина или курсовой прием ибопамина при лечении СН другими средствами вызывает заметные сдвиги в клиническом эффекте. Дофамин (а добутамин еще лучше) дей ствует не только в момент введения, эффект сохраняется еще в течение суток. При этом их назначают до стабилизации состояния больных и стойкой нормализации уровня артериального давления. Для длительно го применения синтетические катехоламины неприемлемы, что отчасти объясняется их аритмогенным действием. Дозы допамина и добутамина подбирают индивидуально, при этом исходят из того, что в малых дозах они оказывают преимущественно кардиотропное, в больших — сосудо суживающее действие.

Вторая группа негликозидных препаратов, обладающих инотропны ми свойствами, — это ингибиторы фосфодиэстеразы (амринон, милри нон, эноксимон), которые наряду со значительно выраженным положи тельным инотропным эффектом оказывают вазодилатирующее действие.

Важным является то, что они способствуют накоплению в кардиомио цитах цАМФ. Однако ожидания полностью не оправдались: оказалось, что при длительном применении они повышают электрическую неста бильность миокарда и способствуют возникновению жизнеугрожающих аритмий сердца. Это, по-видимому, явилось одной из главных причин снижения уровня выживаемости больных в отдаленные сроки от начала лечения этими препаратами. Поэтому в настоящее время ингибиторы фосфодиэстеразы используются лишь при тяжелых клинических прояв лениях СН, причем не более 1,5—2 нед. У детей эти препараты пока не нашли широкого применения, однако есть основание полагать, что в дальнейшем будут разработаны лекарственные препараты этой группы, лишенные выраженного аритмогенного эффекта, что позволит внедрить их в практику лечения СН у детей.

К основным лекарственным препаратам, вызывающим объемную разгрузку сердца, относятся диуретики. Непосредственного влияния на функциональное состояние сердца они не оказывают. Диуретики спо собствуют улучшению работы сердца в результате уменьшения объема циркулирующей крови. Улучшение функционального состояния сердца под их влиянием связано также со снижением давления в малом и боль шом круге кровообращения, что сопровождается уменьшением рабочей нагрузки на миокард. Показанием к назначению диуретиков служат отеки, после устранения которых их обычно отменяют. В дальнейшем для со хранения достигнутого уровня компенсации сердечной деятельности можно длительно использовать сердечные гликозиды и периферические вазодилататоры. Длительного применения диуретиков следует по мере возможности избегать в связи с возможностью развития серьезных по бочных явлений.

Наиболее эффективными являются мощные, так называемые «пет левые» диуретики (фуросемид, урегит), которые сочетают с калийсбере гающими диуретиками (верошпирон, амилорид, триамтерен). Комби нированная терапия диуретиками разных групп позволяет получить дополнительный диурез и предотвратить развитие побочных явлений, связанных с нарушением электролитного баланса, в первую очередь ги покалиемии.

В последние годы интенсивно разрабатывалось новое направление в лечении СН, основанное на воздействии на периферическое кровообра щение.

В результате включения по мере развития СН различных компенса торных механизмов, в частности активации нейрогуморальных систем, повышается пред- и посленагрузка, что приводит к ухудшению насос ной функции сердца. Вазодилататоры способствуют расширению пери ферических сосудов, вызывают гемодинамическую разгрузку сердца. При этом происходит увеличение сердечного выброса, снижение давления в полостях сердца и уменьшение застойных явлений в малом и большом круге кровообращения.

В зависимости от точки приложения действия вазодилататоры делят на артериальные, венозные и смешанные. Артериальные вазодилатато ры благодаря расширению артериол приводят к снижению давления в аорте, за счет чего улучшается насосная функция левого желудочка, то есть снижается посленагрузка. Венозные вазодилататоры оказывают со судорасширяющее действие на периферические венулы, в результате чего происходит депонирование части крови на периферии и тем самым умень шается венозный возврат к правым отделам сердца. Это, в свою очередь, приводит к снижению давления в правом желудочке и в системе малого круга кровообращения, что сопровождается уменьшением степени ле гочной гипертензии. Следовательно, венозные вазодилататоры расши ряют одновременно и артериальные, и венозные сосуды, способствуя снижению как пред-, так и посленагрузки. В большинстве случаев воз никает необходимость воздействия на оба колена сосудистого русла, поэтому сочетают применение артериальных и венозных вазодилатато ров или же назначают препараты, оказывающие одновременно влияние на пред- и посленагрузку. Из артериальных вазодилататоров в клини ческой практике используются гидралазин (апрессин), миноксидил и др. Наиболее часто применяемыми венозными вазодилататорами явля ются нитраты (нитросорбид, сустак и др.) и молсидомин. К препаратам, оказывающим одновременное действие на артериальные и венозные сосуды, относятся празозин, нитропруссид натрия и др.

Особое внимание клиницистов в последние годы привлекают инги биторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) — капотен, эна лаприл, лизиноприл, которые помимо сосудорасширяющего эффекта обладают благоприятным влиянием на функцию сердца в результате снижения его симпатической стимуляции. Они уменьшают нагрузку на сердце благодаря расширению как артериальных, так и венозных сосу дов. В большей степени клиническая значимость этих препаратов связа на с нейрогуморальной разгрузкой сердца, в результате чего они пре дупреждают развитие и прогрессирование гипертрофии миокарда и фиброзного процесса в нем. В отличие от других периферических вазо дилататоров, вызывающих рефлекторную тахикардию, ингибиторы АПФ урежают ритм сердца и обладают антиаритмическим действием, что имеет немаловажное значение при лечении СН. Они производят натрий- и диуретический эффект, при этом способствуют задержке калия в орга низме. Не случайно некоторые клиницисты ставят ингибиторы АПФ на первое место среди лекарственных препаратов, применяемых в настоя щее время для лечения хронической СН.

В последние годы большое внимание уделяется изучению механиз мов возникновения СН у больных с нарушением диастолической функ ции сердца, что связано с необходимостью разработки дифференциро ванного терапевтического подхода к ее лечению. Снижение сердечного выброса при нарушении диастолической функции сердца связано с умень шением притока крови к желудочкам, что может быть следствием повы шенной ригидности миокарда (гипертрофическая и рестриктивная кар диомиопатии и др.) или же сдавления (перикардиты, опухоли и др.).

В целях воздействия на диастолическую функцию сердца при гипер трофической и рестриктивной кардиомиопатиях применяются лекар ственные вещества, оказывающие отрицательное инотропное действие:

блокаторы бета-адренорецепторов (анаприлин), антагонисты кальцие вых каналов (верапамил) и кордарон. Будучи антиаритмическими пре паратами, они одновременно предупреждают развитие, а во многих слу чаях устраняют имеющиеся довольно часто у этих больных нарушения ритма сердца, которые являются одной из частых причин их внезапной смерти. Иная тактика при перикардитах: при тампонаде сердца, что бывает при экссудативном перикардите, показана пункция перикарда с эвакуацией выпота, при констриктивном перикардите в случаях тяже лой, прогрессирующей СН эффективна лишь перикардэктомия.

Требует индивидуального подхода лечение больных, у которых СН связана с повышением пред- и посленагрузки. Повышение посленагрузки на левый желудочек у детей имеет место при вторичной легочной гипер тензии, на правый желудочек — при первичной и вторичной (врожден ные пороки сердца, хроническое легочное сердце) легочной гипертен зии. Медикаментозная терапия в подобных случаях связана со снижением сосудистого сопротивления, для чего используются различные гипотен зивные средства. При системной артериальной гипертензии показаны блокаторы бета-адренорецепторов, периферические вазодилататоры, диуретики, антагонисты кальциевых каналов и др. При легочной гипер тензии средствами выбора являются коринфар (нифедипин) и ингиби торы АПФ. При необходимости гипотензивные средства сочетают с сер дечными гликозидами и диуретиками.

Увеличение преднагрузки сопровождает болезни, при которых име ет место гиперкинетический тип нарушения кровообращения: анемии, артериовенозные свищи, цирроз печени и др. Лечебные мероприятия при этом направлены как на борьбу с основным заболеванием, так и на снижение симпатикотонии. Для снижения тонуса симпатической нерв ной системы используются блокаторы бета-адренорецепторов в инди видуально подобранных дозах, основными критериями эффективности которых являются урежение ритма сердца, уменьшение минутного объема и снижение уровня артериального давления.

Отдельного рассмотрения требуют подходы к лечению СН у детей с нарушениями ритма сердца, которые в одних случаях являются следстви ем, в других — причиной гемодинамических нарушений. В зависимости от этого определяется тактика лечения больных. В тех случаях, когда арит мии сердца непосредственно связаны с органической патологией, тера певтическая тактика зависит от характера основного заболевания. Однако нарушения ритма сердца могут быть самостоятельной причиной разви тия СН. В частности, СН часто возникает у детей раннего возраста при длительно некупирующемся приступе пароксизмальной тахикардии. СН нередко развивается у детей с хронической непароксизмальной тахикар дией, являясь одним из серьезных клинических проявлений так называ емой аритмогенной кардиомиопатии. При СН, связанной с тахиаритми ями, ведущее место в лечении занимают антиаритмические препараты, из которых чаще всего применяется кордарон, обладающий наименее выра женным отрицательным инотропным действием. Кордарон необходимо назначать в комбинации с сердечными гликозидами. К развитию СН может привести полная атриовентрикулярная блокада, при которой уст ранение гемодинамических нарушений возможно лишь после импланта ции искусственного водителя ритма сердца.

Важным условием успешного лечения СН является коррекция нару шений гомеостаза и функционального состояния внутренних органов (печень, почки, желудочно-кишечный тракт и др.), которые наблюда ются довольно часто. Особенно грозными клиническими проявлениями при СН являются тромбозы и эмболии, которые у детей встречаются главным образом при дилатационной кардиомиопатии и инфекцион ном эндокардите. С целью их профилактики при тяжелой СН больным с этими заболеваниями следует назначать дезагреганты, при развитии тромбозов и эмболии используются антикоагулянты.

Г л а в а ДИФФУЗНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ Диффузные заболевания соединительной ткани — это группа заболе ваний, которые характеризуются системным типом воспаления различ ных органов и систем в результате сочетанного развития аутоиммунных и иммунокомплексных процессов, а также избыточным фиброзообразо ванием. Особенностью этой группы заболеваний является мультифакто риальный тип предрасположенности с определенной ролью иммуногене тических факторов, связанных с HLA-антигенами, локализованными в 6-й хромосоме.

В соответствии с классификацией ВОЗ в группу диффузных заболе ваний соединительной ткани включают системную красную волчанку, системную склеродермию (прогрессирующий системный склероз), дер матомиозит (полимиозит), ревматоидный артрит, синдром Гужеро— Шегрена, диффузный фасциит, рецидивирующий полихондрит, реци дивирующий панникулит, смешанное заболевание соединительной ткани (синдром Шарпа) и другие неуточненные формы.

Практическим обоснованием для объединения всех этих болезней в группу диффузных заболеваний соединительной ткани является схо жесть отдельных клинических проявлений, особенно в ранней стадии болезни, необходимость проведения дифференциальной диагностики, общие лабораторные показатели активности воспаления и, наконец, сходные принципы лечения.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Эпидемиология диффузных заболеваний со единительной ткани у детей изучена недостаточно. Однако в настоящее время становится все более очевидным, что эти заболевания не относят ся к редким. Они встречаются во всех климатогеографических зонах и на всех континентах, поражают представителей обоих полов, всех этни ческих групп и возрастных категорий.

В общей врачебной практике жалобы, указывающие на диффузное заболевание соединительной ткани, встречаются у 10% больных, кото рые обращаются к врачу.

Данные об эпидемиологии диффузных заболеваний соединительной ткани у детей, по сводным данных разных исследователей, представле ны в таблице 58.

Таблица Эпидемиология диффузных заболеваний соединительной ткани Нозологическая форма Территория Распространенность, % Ювенильный ревматоидный артрит Европа 0,005—0, США 0, Москва 0, Системная красная волчанка 0, Дерматомиозит 0, ЮВЕНИЛЬНЫЙ РЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) — хроническое систем ное заболевание соединительной ткани, клинически проявляющееся про грессирующим поражением преимущественно периферических (сино виальных) суставов по типу эрозивно-деструктивного полиартрита.

Наиболее часто ЮРА возникает у детей до 7-летнего возраста.

Примерно у 50% детей болезнь начинается до 5-летнего возраста.

Девочки болеют ЮРА в 1,5—2 раза чаще, чем мальчики. Заболева ние имеет большое социальное значение ввиду частой потери трудо способности в раннем возрасте. Примерно 50% больных теряют тру доспособность после 3 лет болезни.

Из всех диффузных заболеваний соединительной ткани ЮРА отно сится к наиболее распространенным. Частота его в различных регионах земного шара в последнее десятилетие в расчете на 1000 детского насе ления в Рочестере (Миннесота) составила 1,13, в Швеции — 0,56, в Нью-Йорке — 0,23, в Бретани — 0,1, в западном районе Парижа — 0,77, в Хельсинки — 0,076 (Le Gall et al., 1988).

В ряде крупных городов стран, ранее входивших в состав СССР, в 1988 году частота выявления ЮРА составила: в Новосибирске — 0, (на 1000 детей), в Вильнюсе — 0,48, в Тбилиси — 0,45, в Риге — 0,31, в Караганде — 0,27, в Перми — 0,11 (Е.А. Андреева и соавторы, 1991).

ЭТИОЛОГИЯ. До настоящего времени, несмотря на многочислен ные научные исследования, вопрос об этиологии ЮРА является спор ным. Обсуждаются различные причины возникновения этого заболева ния. В 50-х годах наиболее распространенной в нашей стране была теория инфекционного происхождения заболевания, что получило отражение в названии болезни в тот период — «инфекционный неспецифический полиартрит». Пытались связать развитие болезни, по аналогии с ревма тизмом, со стрептококком, вначале — с гемолитическим стрептококком группы А, но это предположение не подтвердилось. Попытки связать заболевание со стафилококком также не оправдались, так как он не об наруживался ни в крови, ни в синовиальной жидкости. Были предполо жения о роли микоплазмы, так как в экспериментах на животных были обнаружены микоплазмы у птиц с артритом, однако у больных с ЮРА это своего подтверждения не нашло.

В последнее время наибольшее внимание привлекает роль вирусов.

В пользу этого предположения называют факты возникновения острых артритов на фоне вирусных инфекций — краснухи, гепатита В, парати фа и др. Однако клиническое течение вирусных артритов отличается от ЮРА, так как отсутствует прогрессирование, нет разрушения кости и пр. В настоящее время особое внимание привлекает вирус Эпштейна— Барра, который локализуется в В-лимфоцитах и обладает способностью нарушать синтез иммуноглобулинов. Однако прямых доказательств уча стия этого вируса в патогенезе ЮРА пока недостаточно.

В литературе имеются сообщения об обнаружении с помощью элект ронной микроскопии в клетках синовиальной оболочки вирусоподоб ных включений, но выделить вирус из синовиальной оболочки или си новиальной жидкости не удалось. Таким образом, нет убедительных данных в пользу прямого участия микроорганизмов в развитии ЮРА.

Уже давно было обращено внимание на роль генетических фак торов при ЮРА. В частности, отмечена высокая частота ревматоид ного артрита среди родственников, особенно женщин, первой сте пени родства (у 5,1%). В семьях больных ЮРА частота его в 2 раза выше, чем в контрольных группах.

В настоящее время установлено, что при ЮРА повышена частота наличия HLA-антигенов DR4 и DR1. Антиген DR1 часто выявляется среди жителей Индии, Израиля и Югославии;

DW15 — среди населения Японии. Аллели гаплотипов DW10, DW13 и DW14 также связаны с по вышенной заболеваемостью ЮРА.

Молекулярной основой предрасположенности к ЮРА является об щий эпитоп, который находится в третьей основной аллельной гипер вариабельной зоне гаплотипа главного комплекса гистосовместимости DR-6eTa-l между аминокислотными остатками 67—74 (рис. 56). Эти ами нокислотные остатки граничат с сайтом распознавания Т-клетки.

Предполагают, что один или несколько экзогенных или аутоанти генных пептидов могут присоединяться к этому гену предрасположен ности к ЮРА и вызывать это заболевание. Интересно, что вирусный гликопротеин Эпштейна—Барра (гликопротеин 110) содержит иден тичную последовательность аминокислот.

Таким образом, можно допустить, что ЮРА — это полиэтиологиче ское заболевание, в основе которого лежит изменение реактивности боль ных, их сверхчувствительности к различным факторам внешней среды, но с единым иммунопатологическим механизмом.

ПАТОГЕНЕЗ. В основе патогенеза ЮРА лежит активация иммуно компетентных клеток, аутоиммунные реакции и формирование иммун ных комплексов. Для подобного утверждения имеются определенные доказательства, которые представлены в таблице 59.

Примечание. Обозначения аминокислотного кода:

А = Ala, D = Asp, = Glu, G = Gly, I = ILe, К = Lys, L = Leu, Q = Gin, R = Arg "~ Рис. 56. Детерминанты предрасположенности к ЮРА В соответствии с последними научными данными можно предпола гать следующий механизм развития ЮРА (рис. 57).

Этиологический фактор (вирус Эпштейна—Барра, микоплазмы, бак терии и др.) действует в двух направлениях.

Во-первых, этиологический фактор (или его антигены) локализуется на синовиальной оболочке сустава, вызывая местную иммунную реакцию с образованием измененных (агрегированных) IgG, обладающих аутореактив ностью (аутоантигенностью). При этом агрегированные IgG распознаются как чужеродные антигены.

В результате этого синовиальная оболочка сустава набухает, стано вится гиперемированной, в полости сустава значительно увеличивается количество синовиальной жидкости. Следовательно, в результате мест ной иммуновоспалительной реакции возникает синовит.

Во-вторых, антигенные детерминанты (вирусные частицы, пептидо гликан бактериальной стенки и др.) этиологического фактора присоеди няются к антигенным детерминантам гипервариабельной зоны гаплотипа DR-6eTa-l HLA-антигенов, вызывая активацию 1а-антиген-позитивных клеток, которые выделяют интерлейкин-1, активирующий Т-лимфоци ты-хелперы, и представляют данные антигены для взаимодействия с ре цепторами распознавания Т-клеток-хелперов.

В дальнейшем активированные Т-лимфоциты-хелперы секретируют лимфокины и интерлейкины. В частности, происходит интенсивный синтез интерлейкина-2, который связывается рецепторами на поверх Таблица Основные признаки участия иммунологических механизмов в патогенезе ювенильного ревматоидного артрита Патология иммунного Активация клеток Аутоантитела комплекса Наличие DR (дендритные и Ревматоидные факторы Комплексы IgG-lgG синивиальные выстилающие (IgM, IgA, IgG) и IgG-lgM в ревма клетки) тоидном факторе Наличие адгезивных Антинуклеарный Комплементная молекул в эндоте- фактор активация лиальных клетках с помощью СЗ, С4, СР50-комплемента Эмиграция лейкоцитов Антиколлагеновое антитело С04-лимфоциты В-лимфоциты Плазмоциты Моноциты Продукция цитокинов (интерлейкин-1, Т-нукле арный фактор, интер лейкин-6, интерлейкин-2) Простагландины Лейкотриены Металлопротеиназы Острофазовые белки Свободные радикалы О ности активированных Т-клеток и стимулирует их пролиферацию. Это приводит к усиленному синтезу других Т-клеточных цитокинов (интер лейкина-6, Т-нуклеарного фактора и др.), которые способствуют проли ферации В-лимфоцитов и их превращению в плазматические клетки, активно синтезирующие антитела.

Воспринимая измененный IgG как чужеродный антиген, плазмати ческие клетки синовиальной оболочки и лимфоциты вырабатывают к его Fc-фрагменту иммуноглобулина антитела классов IgG и IgM. Это так на зываемые ревматоидные факторы (РФ), т.е. аутоантитела. РФ, таким об разом, представляет собой AT, обычно это IgM или IgG, к фрагменту Fcl измененного IgG.

Обработка АГ Поступление макрофагами, в синовиальную HLA-DR4.DR la-позитивными полость экзо дендритными или эндогенного АГ клетками ИЛ-2 Презентация АГ Т-хелперам ИЛ- ИЛ- Пролиферация В-лимфоциты Т-лимфоцитов Плазматические Лимфокины клетки Синтез AT ИК АГ-АТ Фагоцитоз ИК Активация C1q О2, ОН" СЗа,С5а Активация МАК фактора XII С5Ь-9 Хемотаксис Нр, М, Л, Активация кининовой системы Активация ПГ, ЛТ, С, Г, гемокоагуляции протеазы Нарушение СИНОВИТ ПАННУС МЦ-русла Коллагеназа ПГЕ ВНЕСУСТАВНЫЕ ДЕСТРУКЦИЯ ЭРОЗИЯ ПРОЯВЛЕНИЯ ХРЯЩА КОСТИ Рис. 57. Схема патогенеза ювенильного ревматоидного артрита;

ИЛ — интерлейкин, Нр — нейтрофилы, — моноциты, Л — лимфоциты, — фагоциты, ПГ — простагландины, ЛТ — лейкотриены, С — серотонин, Г — гистамин В дальнейшем соединение РФ с IgG формирует иммунные комплек сы, которые, связываясь с Clq компонентом системы комплемента, ак тивируют систему комплемента по классическому пути.

При этом образуются компоненты СЗа и С5а системы комплемента, которые обеспечивают хемотаксис нейтрофилов, макрофагов и лимфо цитов (особенно Т-лимфоцитов-хелперов, СО4-позитивных) в патоло гический очаг. При этом возникает инфильтрация синовиальной обо лочки указанными клеточными элементами, наблюдается ее гипертрофия, формируется воспалительная грануляционная ткань, так называемый паннус. Паннус — это грануляционная ткань, которая состоит из проли ферирующих фибробластов, лимфоидных клеток, макрофагов и богата сосудами.

Кроме того, в результате активации системы комплемента образует ся мембранно-атакующий комплекс (МАК), состоящий из двух комп лексов С5Ь6789 и имеющий молекулярную массу около 2 млн дальтон.

Данный МАК обладает огромным литическим потенциалом, поскольку он дестабилизирует липидный бислой клеток и вызывает дезорганиза цию плазматических мембран.

Первичная альтерация приводит к активации фактора Хагемана, ко торый одновременно активирует кининовую систему и свертывание кро ви. Это ведет к нарушению микроциркуляции, микротромбозам, появ ляются изменения в мелких сосудах, в полость сустава выделяются различные биологически активные вещества (серотонин, простагланди ны, кинины и др.).

Кроме того, это способствует активации макрофагов и приводит к выделению монокинов и других моноцитарных посредников. В свою оче редь, это вызывает фагоцитоз иммунных комплексов нейтрофилами и образование так называемых рагоцитов.

Наблюдается разрушение фагоцитов, поглотивших ИК, что, в свою очередь, ведет к выделению медиаторов воспаления, таких как проста гландины, вазоактивные амины (гистамин, серотонин и др.), протеазы, лейкотриены и кислородные радикалы (гидроксильные радикалы, супер оксидный анион и др.).

Клетки синовиальной оболочки продуцируют коллагеназу, которая приводит к деградации хряща.

Кроме того, простагландины, которые образуются синовиальным паннусом, стимулируют активность остеокластов и усиливают резорб цию кальция из костей, приводя к эрозиям суставной кости.

В результате воздействия перечисленных биологически активных ве ществ происходит разрушение хрящевой и костной ткани. Паннус напол зает на суставную поверхность, проникает в суставной хрящ, вызывая там дистрофические и деструктивные изменения в виде трещин, эрозий, остео пороз. Это — важнейший признак данного заболевания, ибо происходит постепенное исчезновение хряща, замена его грануляционной тканью.

В дальнейшем прогрессирование болезни приводит к фиброзу и скле розу капсулы сустава и образованию фиброзных спаек. Эпифизы костей приобретают изъеденный вид, а при значительных эрозиях полностью разрушаются. Происходит пролиферация ткани суставной капсулы, на блюдается сужение суставной щели. Конечной стадией суставных изме нений является костный анкилоз.

Мышцы, которые находятся около пораженных суставов, атрофиру ются. С деформацией костной части сустава, с хроническим воспалени ем околосуставных тканей капсулы суставов и связок связана типичная для ЮРА деформация суставов.

Типичным клинико-патоморфологическим проявлением ЮРА яв ляется наличие ревматоидных подкожных узелков, которые представля ют собой лимфатические гранулемы, имеющие зоны фибриноидного не кроза, окруженные гистиоцитами и лимфоцитами.

Поскольку одним из основных механизмов ЮРА является формиро вание иммунных комплексов, то их отложение может происходить во многих органах, и поэтому в патологический процесс могут вовлекаться практически все органы (сердце, легкие, почки, печень и др.) с преиму щественным поражением мелких артерий.

КЛАССИФИКАЦИЯ. Классификация ЮРА была предложена в 1980 году группой московских педиатров (А.В. Долгополова, А.А. Яков лева, Л.А. Исаева). Она основана на совокупности различных парамет ров, которые учитывают клинические и лабораторные особенности те чения ЮРА (табл. 60).

Согласно классификации с точки зрения системности поражения выделяют преимущественно суставную, суставно-висцеральную и ком бинированную (в сочетании с другими заболеваниями) формы ЮРА.

У детей наиболее часто наблюдается суставная форма заболевания, ко торая встречается в 60—75% случаев. Суставно-висцеральная форма встре чается у 20—25% детей. ЮРА в сочетании с другими системными забо леваниями встречается довольно редко.

По содержанию в сыворотке крови и/или синовиальной жидкости РФ больные ЮРА подразделяются на РФ-позитивные и РФ-негатив ные. В литературе понятия «серопозитивный» и «РФ-позитивный» при меняются как равнозначные. Однако преимущество термина «РФ-пози тивный» состоит в том, что он одновременно характеризует выявление РФ не только в сыворотке крови, но и в синовиальной жидкости.

Рассмотрим, что представляет собой РФ и какова его роль в разви тии РА.

В сыворотке крови больных обнаруживается РФ, определяемый извест ной реакцией Ваалера—Роузе. Это так называемый классический РФ-фак тор класса IgM. Однако около 20% больных с бесспорным РА не имеют РФ в сыворотке и в синовиальной жидкости. Такие больные характеризуются как серонегативные по РФ в отличие от серопозитивных, у которых этот фактор обнаруживается. Это позволило трактовать РФ либо как показатель активности, либо как не имеющий патогенетического значения. В настоя щее время эта точка зрения отвергнута. Выяснилось, что при длительном наблюдении, в течение 1—20 лет, у 38% больных с предполагаемым серо негативным РА выявились другие заболевания, такие как остеоартроз, бо лезнь Бехтерева, псориатический артрит, что и объясняет серонегативность этих больных.

Таблица Классификация ювенильного ревматоидного артрита (А.В. Долгополова и соавторы, 1980) Клинико иммунологи- Степень Клинико-анатомиче- Функциональная Течение ческая активнос- Рентгенологическая ская характеристика способность характерис- болезни ти про- стадия артрита заболевания больного тика заболе- цесса вания 1. Ревматоидный РФ-пози- Быстро Высокая 1. Околосустав- 1. Сохранена артрит, сустав- тивный прогрес- (3-я сте- ной остеопороз:

ная форма (серопози- сирую- пень) (с поражением тивный) щее признаки выпо- 2. Нарушена или без пора- Мед- Средняя та в полость ПО СОСТОЯНИЮ жения глаз): РФ-нега- ленно (2-я сте- сустава, уплот- опорно-двига а) полиартрит тивный прогрес- пень) нение пери- тельного б) олигоартрит (сероне- сирую- артикулярных аппарата в)моноартрит гативный) щее тканей;

(способность к Без Низкая ускорение самообслужи 2. Ревматоидный замет- (1-я сте- роста эпифи- ванию) артрит, суетавно- ного пень) зов поражен- а) сохранена висцеральная про- ного сустава б) частично форма: грес- утрачена а) с ограничен- сиро- 2. Те же изме- в) полностью ными висцери- вания нения и суже- утрачена тами ние суставной 6} синдром щели;

единич- 3. Нарушена Стилла ные костные по состоянию в) аллергосепти- узуры глаз или ческий вариант внутренних 3. Распростра- органов 3. Ревматоидный ненный остео артрит в сочета- пороз;

выра нии: женная костно а) с ревматизмом хрящевая де струкция;

выви б) с диффузными хи, подвывихи, заболеваниями системное на соединительной рушение роста ткани костей 4. Изменения, присущие 1— стадиям, и анкилозы Кроме РФ класса IgM, были обнаружены и другие РФ, относящиеся к igG, но, по-видимому, их патогенетическая роль меньше. Учитывая, что часть больных не имеют в крови РФ, обнаруживаемого обычными методами, пытались объяснить некоторые отличия клинического тече ния РА в зависимости от наличия РФ. Так, считалось, что серонегатив ный РА, по сравнению с серопозитивным, развивается чаще у лиц мо лодого возраста, имеет относительно доброкачественное течение, характеризуется невысокой активностью и не вызывает тяжелых пора жений суставов. Однако не все принимают эту точку зрения, имеются и противоположные мнения.

Обнаружены также и генетические отличия, свойственные больным РА. Родственники больных серонегативным артритом болеют РА не чаще, чем в контрольных группах. Серопозитивному РА свойственно наличие HLA-антигена DR4, у больных серонегативным РА свой маркер — HLA 370.

DR1. Учитывая различия по HLA-антитигенам, некоторые ученые счи тают их разными заболеванияи. Таким образом, хотя эти данные проти воречивы, тем не менее следует иметь в виду, что существуют различия между серонегативными и серопозитивными РА.

В зависимости от характера течения ЮРА может иметь быстро или медленно прогрессирующее течение, а также протекать без заметного прогрессирования.

Характеризуя активность ЮРА, выделяют три ее степени: I (ми нимальная), II (средняя) и III (максимальная). Для их определения ис пользуется совокупность показателей воспалительного процесса, кото рые представлены в таблице 61.

Таблица Показатели активности ювенильного ревматоидного артрита Эценка показателя в баллах Показатели 0 1 2 Утренняя скованность Нет В течение До 12 ч В течение 30 мин дня всего дня Гипертермия Нет Незначи- Умерен- Выражен тельная ная ная Экссудативные изменения Нет Незначи- Умерен- Выражен тельные ные ные Повышение содержания До 10 До 12 До 15 Более гамма-2-глобулинов, % СОЭ, мм/ч До 12 До 20 До 40 Более С-реактивный белок Нет + + + + + + (и выше) Степень активности процесса определяется числом баллов: I сте пень — 8 баллов;

II — 9—16 баллов;

III — 17—24 балла.

Стадии болезни, характеризующие прогрессирование ЮРА, опреде ляются исключительно рентгенологически и во всем мире оцениваются принципиально одинаково (табл. 62).

При оценке стадий заболевания необходимо иметь в виду, что при ЮРА изменения разных суставов находятся в различных рентгенологи ческих стадиях, поэтому в диагнозе конкретного больного отражается стадия, соответствующая максимальным изменениям любого сустава.

При оценке функциональной способности больного используют следующие градации: 1) функциональная способность сохранена;

2) нарушена по состоянию опорно-двигательного аппарата: а) спо собность к самообслуживанию сохранена;

б) способность к само обслуживанию частично утрачена;

в) способность к самообслужи ванию утрачена полностью;

3) нарушена по состоянию глаз или внутренних органов.

Таблица Рентгенологические стадии ювенильного ревматоидного артрита (Steinbroker и соавторы, 1949, с изменениями) Стадии Рентгенологические признаки 1а Костные элементы суставов без изменений, отек периартикуляр ных мягких тканей Ib Околосуставной остеопороз, иногда отсутствие деструктивных изменений II Остеопороз, наличие незначительной деструкции хряща или подхрящевой ткани, сужение щели III Остеопороз, деструкция костного хряща (эрозия) IV Остеопороз, деструкция костного хряща, наличие подвывихов и анкилозов КЛИНИКА. Наиболее частая локализация поражения — перифери ческие суставы. Нередко развитию заболевания предшествует грипп, ангина, обострение хронической инфекции. Отмечается связь с метео рологическими факторами.

В продромальном периоде РА уже можно выявить определенную ут реннюю скованность в суставах у 1/3 больных. Объясняют это тем, что пик выделения гидрокортизона в организме смещается с 7—8 ч утра на более поздние часы. Что касается начала заболевания, то оно чаще под острое, у трети больных появляется полиартралгия, у другой трети — артрит. Наиболее интенсивные боли появляются во второй половине ночи и утром, это так называемый «воспалительный ритм» болезни, к вечеру боли слабее. Утренняя скованность обычно наблюдается у 95— 100% больных, это нередко ощущается больными как симптом «тугих перчаток». Утренняя скованность соответствует активности болезни. Не обходимо только учитывать, что симптом утренней скованности имеет диагностическую ценность при его продолжительности более 30 мин.

Реже имеет место острое начало, когда появляются резкие боли, при пухлость, высокая лихорадка, обездвиженность. Еще реже отмечается медленное начало.

В раннем периоде проявления болезни часто нестойкие, они возни кают в виде полиартрита, реже — моно- или олигоартрита (табл.63). По частоте поражения суставы можно расположить в следующем порядке:

на первом месте стоят второй, третий пястно-фаланговые и проксималь ные межфаланговые суставы, затем следуют коленные и лучезапястные суставы и еще реже — заболевание начинается с артрита локтевых и голеностопных суставов. Следует помнить о том, что в начале болезни некоторые суставы при РА не поражаются, это так называемые суставы исключения. К ним относятся дистальные межфаланговые суставы, они чаще поражаются при остеоартрозе, I пястно-фаланговый сустав, про Таблица 63k Клинические особенности течения суставной формы ;

ювенильного ревматоидного артрита Внесуставные Характер Частота,% Локализация проявления Полиартрит 20—30 Суставы конечностей Лихорадка (5 и более Шейный отдел позво- Лимфаденопатия суставов) ночника Ревматоидные Грудинно-ключичное узелки сочленение Атрофия прокси Височно-челюстные мальных мышц суставы Снижение массы тела Олигоартрит 45—50 Коленные Поражение глаз (2—4 сустава) Голеностопные (иридоциклит, Лучезапястные увеит, катаракта, Локтевые лентовидная дис Межфаланговые трофия роговицы) суставы пальцев Тазобедренные Моноартрит 10—30 Коленный Голеностопный ксимальный межфаланговый сустав V пальца. Имеется предположение, что поражение этих суставов в ранней фазе исключает РА, т.е. что при поражении этих суставов имеется какое-то другое заболевание.

В ранней форме болезни (экссудативной) преобладают экссудатив ные явления — припухание периартикулярных тканей, болезненность, ограничение движения. Может быть гиперемия кожи. При поражении крупных суставов гиперемии обычно нет. Продолжительность ранней фазы примерно около года.

В дальнейшем развивается пролиферативно-экссудативная фаза, при которой имеется уже развернутая картина болезни, в этом случае разви ваются не только поражения суставов, но и общие прогрессирующие явления, такие как слабость, исхудание, астения, субфебрильная темпе ратура тела. В этой фазе уже имеется типичное стойкое поражение сус тавов. Оно заключается в дефигурации суставов, в сморщивании их кап сулы, появлении контрактур, подвывихов, трофических изменений кожи;

ладони нередко приобретают довольно интенсивную розоватую окрас ку, что получило название ревматоидных ладоней.

Деформация и дефигурация суставов часто дает ряд характерных кли нических симптомов. Ульнарная девитация кисти, в основе которой ле жит изменение костного аппарата и слабость мышц, изменяет форму кисти, которая приобретает сходство с плавниками моржа. При внима тельном рассмотрении кисти можно видеть разнообразные изменения в зависимости от направления деформации по осям пальцев: пальцы мо гут формировать кисть в виде «лебединой шеи», «бутоньерки», «пуго вичной петли». Вообще осмотр кисти у больного с подозрением на РА имеет очень большое значение, не случайно говорят, что ревматоидная кисть — это «визитная карточка» заболевания.

Кроме суставов кисти, как уже говорилось, поражаются и другие су ставы — локтевой, плечевой;

иногда вначале изменяются суставы сто пы, обычно это II и IV пальцы;

поражение I пальца на стопе и плюсне фалангового сустава при РА бывает редко. Могут вовлекаться в процесс коленный и голеностопный суставы.

Для суставного синдрома при ювенильном ревматоидном артрите характерным является:

1) симметричность поражения суставов;

2) утренняя скованность (в течение 1 часа и более);

3) припухлость суставов;

4) локальная гипертермия над пораженным суставом;

5) болезненность при движении и в покое (симптом простыни);

6) отсутствие изменения цвета кожи над пораженным суставом;

7) деформация (шаровидная, веретенообразная) суставов;

8) ульнарная девиация;

9) развитие контрактур и анкилозов.

Важным и ранним внесуставным признаком является атрофия мышц, признак настолько ранний, что может развиваться через 1—2 недели.

Изменения кожи необходимо всегда учитывать у больных с этим забо леванием. Имеется бледность, которая обусловлена, с одной стороны, анемией, а с другой — нарушением васкуляризации кожи, т.е. измене нием тонуса кожи и капиллярного кровообращения. Ранее отмечалось, •что трофические изменения капилляров ладоней и дают эту розовую, иногда с цианотичным отттенком ладонь. Весьма характерны измене ния ногтей трофического характера. Особое внимание необходимо об ращать на наличие так называемого дигитального артериита;

это мелкие коричневые очажки около ногтей, являющиеся результатом некроза вследствие ревматоидного васкулита. Наличие дигитального артерии та — это признак уже системности РА, признак генерализации васку лита;

обычно при этом определяется в крови РФ.

Следующим прогностически важным симптомом является наличие ревматоидных узелков. Это один из диагностических критериев забо левания, он наблюдается примерно в 20—23% случаев. Эти узелки пред ставляют собой изменения под кожей размером от горошины до лесного ореха, часто они локализуются вблизи локтей, на разгибательных поверх ностях предплечья, но могут быть и в других областях. Узелки безболез ненные, часто подвижные, но иногда спаяны с апоневрозом или костью.

Они появляются обычно при серопозитивном РА и, как уже говорилось, являются признаком активности.

В ряде случаев имеется лимфаденопатия и увеличение лимфатиче ских узлов, особенно при генерализации процесса.

Поражение организма при РА не ограничивается суставами, может быть и вовлечение в процесс внутренних органов. Долгое время выделя ли особую форму РА — суставно-висцеральную. Сейчас этого понятия в нашей классификации нет, так как в него не включались такие важные проявления РА, как кожные узелки, полиневропатия, язвы голеней, по ражения глаз. Отнести к висцеральным поражениям РА изменения внут ренних органов не всегда легко, потому что у людей старшего возраста эти изменения могут быть обусловлены сопутствующими заболевания ми. Для характеристики этих проявлений РА был принят термин «вне суставные проявления РА», не очень удачное название;

появился тер мин «ревматоидная болезнь», тоже слишком широкий и не очень понятный. Сейчас в классификацию введено название поражения «сис темные поражения ревматоидного артрита». В основе этих системных проявлений лежат васкулиты. Считается, что они своим происхождени ем обязаны иммуноглобулинам и РФ.

При РА описывается поражение легких (ревматоидное легкое), сердца (ревматоидное сердце). Это, по сути, такой же ревматоидный процесс, только с локализацией внутри органов. Отнести данное поражение внут ренних органов к системным проявлениям РА можно только при ис ключении другого их происхождения и при наличии признаков актив ного РА, т.е. при наличии РФ, ЦИК, ревматоидных узелков и т.д.

РА может сопровождаться поражением почек разнообразного харак тера. Наиболее частым осложнением является амилоидоз почек, но мо жет быть и картина различных форм ГН, нередко бывает пиелонефрит.

Все эти поражения могут комбинироваться, давая понятие «ревматоид ной почки».

Нередко, особенно при тщательном обследовании, можно найти на личие полинейропатии, она встречается у 1 — 10% больных. Глубокое по ражение бывает редко, чаще — это расстройство чувствительности, мо гут быть болевые ощущения.

Клинико-лабораторные проявления синдрома Стилла у детей харак теризуются сочетанием следующих основных признаков:

1) острое начало с быстро прогрессирующим течением и частыми рецидивами;

2) полиартрит (крупные и мелкие суставы, позвоночник);

3) высокая лихорадка;

4) нестойкая полиморфная сыпь на лице, туловище, конечностях;

5) лимфаденопатия;

6) спленомегалия;

7) висцериты (кардит, нефрит, полисерозит и др.);

8) лабораторные изменения (СОЭ до 40—60 мм/ч, анемия, лейкопе ния).

Аллергосептический вариант суставно-висцеральной формы ювениль ного ревматоидного артрита характеризуется острым началом, гектиче ской и длительной (от 2—3 недель до 2—3 месяцев) лихорадкой с озно бами и проливным потом, артралгией крупных суставов без развития выраженных деформаций, полиморфной сыпью (пятнисто-папулезная, уртикарная). Кроме того, у таких больных часто отмечаются висцериты (миокардит, перикардит, плевропневмонит, васкулит и др.). Лаборатор ные изменения характеризуются наличием ускоренной СОЭ до 50—60 мм/ч, лейкоцитозом и нейтрофилезом.

ЛАБОРАТОРНЫЕ ДАННЫЕ. К специфическим изменениям мож но отнести наличие РФ. Но, к сожалению, на ранних стадиях РФ не является диагностическим подспорьем, потому что до 6 месяцев тече ния заболевания он обнаруживается крайне редко (до 1 года — в 20— 25% случаев). В крови отмечается лейкоцитоз или лейкопения, увеличе ние СОЭ, типичные белковые изменения, характерные для любого воспаления. Они свидетельствуют об активности процесса, нарастании альфа-2-глобулина, позднем увеличении гамма-глобулина.

В диагностике может помочь исследование синовиальной жидко сти. Конечно, исследование ее осуществляется в специализированных учреждениях. У больных РА отмечается снижение ее вязкости, увели чение количества лейкоцитов (нейтрофилов), иногда значительное — до 60· 109/л. Особенно характерно наличие рагоцитов, это нейтрофи лы, ядра которых оттеснены, а внутри находится образование в виде' виноградной грозди, представляющее собой фагоцитированные круп ные И К. Комплемент в синовиальной жидкости снижен, а его уровень остается нормальным.

Используется также биопсия синовиальной оболочки, но это доступно только специализированным учреждениям.

ДИАГНОСТИКА. Клиническая картина ЮРА показывает, что име ется большое количество симптомов, которые могут встречаться при других заболеваниях. Поэтому были предприняты разные попытки вы делить определенные диагностические критерии для определения ЮРА.

В настоящее время наиболее признанной и общепринятой является диагностическая система Американской ревматологической ассоциации, предложенная в 1988 году:

1) утренняя скованность движений в суставах (в течение не менее 1 ч);

2) артрит трех и более суставных групп (припухлость или наличие жидкости в суставах). Оценивается состояние суставов 14 локализаций:

правые и левые проксимальные межфаланговые суставы кистей, пяст но-фаланговые, лучезапястные, локтевые, коленные, голеностопные, плюснефаланговые;

3) артрит суставов кисти (наличие припухлости в одной из трех групп суставов: проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых или лу чезапястных);

4) симметричный артрит в группах суставов, перечисленных выше.

При этом в случае двустороннего воспаления не требуется абсолютной симметричности для суставов кистей и стоп;

5) ревматоидные узелки, установленные врачом;

6) наличие ревматоидного фактора в сыворотке крови;

7) рентгенологические изменения суставов, типичные для ревмато идного артрита.

Диагноз ревматоидного артрита устанавливают при наличии не ме нее 4 из этих 7 признаков. При этом критерии с 1-го по 4-й должны иметь длительность не менее 6 недель.

Указанные критерии были предложены для диагностики ревматоид ного артрита у взрослых. К сожалению, при их использовании у детей необходимо учитывать особенности течения ювенильного ревматоидно го артрита:

1) более частое начало и течение по типу моно- или олигоартрита, с поражением крупных суставов;

2) частое поражение глаз;

3) более частое наличие кожных высыпаний (эритематозно-макулез ный дерматит);

4) чаще наблюдается серонегативность (РФ в сыворотке крови обна руживается лишь у 3—25% больных);

5) более благоприятный прогноз.

В педиатрической практике можно применять критерии ЮРА, кото рые основаны на критериях Американской ревматологической ассоциа ции, но были адаптированы для детей (А.В. Долгополова и соавторы, 1977).

Авторы указанной системы диагностики считали, что при наличии 8 признаков устанавливается диагноз «классический» ЮРА, 4 призна ков — «определенный» и 3 признаков — «вероятный» ЮРА.

A. Клинические признаки:

1) артрит продолжительностью 3 месяца и более;

2) артрит второго сустава, возникший через 3 месяца или позднее после поражения первого сустава;

3) симметричное поражение мелких суставов;

4) выпот в полости сустава;

5) контрактура сустава;

6) тендосиновит или бурсит;

7) мышечная атрофия (чаще — регионарная);

8) утренняя скованность;

9) ревматоидное поражение глаз;

10) ревматоидные узелки.

Б. Рентгенологические признаки:

1) остеопороз, мелкокистозная перестройка костной структуры эпи физов;

2) сужение суставных щелей, костные эрозии, анкилоз суставов;

3) нарушение роста костей;

4) поражение шейного отдела позвоночника.

B. Лабораторные признаки:

1) положительный ревматоидный фактор;

2) положительные данные биопсии синовиальной оболочки.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ ювенильного ревматоидного артрита следует проводить со многими заболеваниями, протекающими с суставным синдромом. В частности, ювенильный ревматоидный арт рит следует дифференцировать с ревматизмом, диффузными заболева ниями соединительной ткани (системная красная волчанка, системная склеродермия, дерматомиозит), реактивными артритами, обусловленны ми различными инфекциями (табл. 64).

Таблица Критерии дифференциальной диагностики артритов у детей Ревматический Признаки Реактивный артрит ЮРА артрит Связь с очагами Характерна Часто встречается Редко инфекции Течение болезни Редкое рецидиви- Рецидивирование Частое рециди рование артрита без прогрессиро- вирование с вания прогрессиро ванием Стойкий суставной Не характерен Не характерен Характерен синдром Изменения Отсутствуют Не характерны Типичные костей (Re) Поражение Характерно Не характерно Только при тя сердца желых формах Показатели актив- Выраженные в Выражены нерез- Выраженные и ности заболевания острой фазе, ко и непродол- стойкие нестойкие жительно Эффект от лечения Хороший Удовлетворитель- Непостоянный ный ЛЕЧЕНИЕ. Основной целью лечебных воздействий при ЮРА явля ется подавление активности и прогрессирования процесса, восстанов ления, по возможности, функций суставов и профилактика обострения.

Главным принципом терапии является прежде всего применение комплекса лечебных средств, воздействующих на разные стороны пато генеза. Второй принцип — длительность и этапность лечения. И, нако нец, третий принцип — дифференцированное лечение в зависимости от формы болезни, ее течения и активности.

Основные направления лечения ЮРА складываются из применения медикаментозных препаратов, физиотерапии, ЛФК и санаторно-курорт ного лечения.

Медикаментозное лечение больных ЮРА включает в себя примене ние противовоспалительных препаратов быстрого действия (нестероид ные противовоспалительные препараты) и базисных препаратов (мед ленного действия), воздействующих на основные иммунные звенья патологического процесса (препараты золота, Д-пеницилламин, цито статические иммунодепрессанты, хинолиновые производные и др.).

Для лечения преимущественно суставной формы ЮРА применяют в основном нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), ко торые ингибируют активность простагландинсинтетазы и тем самым бло кируют синтез простагландинов, очень важного фактора воспаления при ЮРА.

Среди препаратов этой группы сохраняет значение ацетилсалицило вая кислота, которую назначают по 0,2 г на год жизни или по 50—75 мг на 1 кг массы тела 4 раза в сутки, обязательно после еды. Она может применяться при ЮРА, но, учитывая, что в данной ситуации необходи мо использовать препарат длительно, его применение нежелательно, по скольку он обладает определенными побочными эффектами. Главный из них — воздействие на пищеварительный канал (вплоть до язвообра зования). Известны также такие эффекты, как появление шума в ушах, неприятные ощущения в голове, потливость. Поэтому практически при лечении ЮРА в настоящее время препарат используется редко.

Более широкое применение в настоящее время получили производ ные индола. Они используются в виде препарата индометацина (метин дол, индоцид). Препарат (драже по 25 мг) применяется обычно в на чальной дозе 1—3 мг на 1 кг в сутки 3—4 раза после еды. По своей активности индометацин является одним из самых активных НПВП, однако он тоже обладает определенным побочным действием на пище варительный тракт, у некоторых больных он вызывает головные боли, может повышать артериальное давление, поскольку довольно активно подавляет синтез ПГ, являющихся депрессорными веществами. В на стоящее время имеется препарат продленного действия — метиндол ретард в таблетках по 75 мг.

Наиболее эффективны при длительном применении производные уксусной кислоты. Это вольтарен и наш отечественный аналог — орто фен. Вольтарен назначают детям из расчета 2—3 мг на 1 кг в сутки. Пре имущество вольтарена заключается в его лучшей переносимости, по ак тивности он не превосходит индометацин. Другим достоинством вольтарена является наличие его в форме для парентерального введе ния. В настоящее время имеется препарат длительного действия — воль тарен-ретард по 100 мг в драже.

Следующая группа — это производные пропионовой кислоты, куда входит бруфен (ибупрофен), напроксен (напросин) и флугалин (флюр бипрофен). Все они обладают меньшей противовоспалительной актив ностью, чем индометацин, но имеют минимальную токсичность. Бру фен применяют по 10—15 мг на 1 кг массы тела в сутки в 3—4 приема.

Лечение ЮРА начинается с НПВП, потому что они производят бы стрый противовоспалительный эффект. На процессы, лежащие в основе заболевания, на основные иммунологические изменения, которые про исходят при ЮРА, они практически не влияют, поэтому, помимо про тивоспалительных препаратов, особенно если имеется тяжелая картина болезни, необходимо использовать так называемую базисную терапию.

Применяя базисные препараты, прежде всего нужно учитывать мед ленное развитие лечебного эффекта. Важной особенностью их является возможность выраженного подавления клинических и лабораторных, в том числе иммунных, проявлений болезни. Третьей особенностью этих препаратов является замедление темпов деструкции суставов. Последнее важное свойство базисных препаратов — сохранение признаков улучше ния и даже ремиссии в течение нескольких месяцев после отмены пре парата. Это свойство объясняется кумулятивными свойствами этих ле карств. С одной стороны, конечно, очень хорошо, что и после отмены лекарство действует, но, с другой стороны, кумулятивность базисных лекарственных препаратов может давать нежелательный и серьезный побочный эффект.

Больным преимущественно суставной формой ЮРА, при минималь ной активности и медленно прогрессирующем течении, можно назна чать хинолиновые производные (делагил, плаквенил). Делагил (хлоро хин) назначают в суточной дозе 5 мг на 1 кг, плаквенил — до 8 мг на 1 кг, чаще всего — однократно на ночь после еды. Клинический эффект наступает, как правило, на 4-й неделе с начала применения, а макси мальное действие — через 4—6 месяцев, поэтому препараты применя ются длительно. Назначение хинолиновых препаратов требует система тического контроля окулиста, поскольку может развиваться ретинопатия.

Из базисных лекарственных препаратов на первом месте по клини ческому эффекту стоят препараты золота (кризанол, санокрезин, мио кризин и др.). Кризанол представляет собой масляную взвесь кальциевой соли золота и содержит ! 7 мг металлического золота в 1 мл 10%-го раство ра. Начинается лечение с первой инъекции в 10 мг 1 раз в неделю. При хорошей переносимости доза увеличивается, следующая, уже полная, доза — 17 мг, потом 34, 50 мг, и так при поддерживающей дозе 50 мг 1 раз в 2 недели или 1 раз в месяц, это лечение продолжается длительно, до года.

Эффект наступает далеко не сразу, раньше 2—3 недель ожидать клини ческого улучшения нельзя, поэтому начинать самостоятельное лечение ба зисными препаратами нецелесообразно. Начинают его вместе с НПВП.

Препараты золота у 30—40% больных ЮРА дают выраженные ток сико-аллергические реакции. В процессе лечения могут наступать нару шения функции почек, печени, поэтому за больными, получающими эти препараты, необходим тщательный врачебный контроль. Учитывая серьезные побочные эффекты препаратов золота, их применение в пе диатрической практике весьма ограничено.

Следующим по эффективности из базисных препаратов можно поста вить D-пеницилламин (купренил, дистамин, троловол). Этот препарат воздействует на иммунокомпетентные клетки, снижает уровень РФ, уменьшает степень фиброзных изменений в тканях. Лечение начинают с небольшх доз — 150—300 мг в сутки, постепенно увеличивая дозу. Эффект от лечения наступает через 2—3 недели, продолжительность курса — не сколько месяцев.

Примерно такой же активностью обладают иммунодепрессанты, в частности, цитостатики. Обычно цитостатики используются в тех случа ях, когда отсутствует эффект от перечисленных выше средств. Наиболее распространенным препаратом в лечении ЮРА в качестве базисного яв ляется хлорбуин (лейкеран), он менее токсичен, чем циклофосфамид, хотя тоже может давать неприятные осложнения. В частности, особенно остерегаются осложнений со стороны крови (цитопения). Необходимо помнить, что при длительном лечении этими препаратами может про явиться, правда, не всегда доказуемый эффект — канцерогенность. ' Особое место в терапии ЮРА занимают кортикостероиды, которые обладают выраженным противовоспалительным и иммуносупрессивным действием. К сожалению, кортикостероиды лишь временно подавляют активность процесса, вырабатывая гормональную зависимость. Корти костероидная терапия показана лишь при наличии генерализованного суставного процесса и суставно-висцеральной форме ЮРА. При расчете на преднизолон доза кортикостероидов составляет 1 мг на 1 кг в сутки.

Максимальная доза назначается на 4—6 недель с последующим перехо дом на поддерживающую дозу, которая составляет 1/3—1/4 максималь ной дозы. При необходимости длительного применения кортикостеро идов приходится считаться с их выраженным побочным действием.

В особо тяжелых случаях (наличие висцеритов, максимальная актив ность процесса, резистентность к проводимой терапии) показана так называемая пульс-терапия с использованием сверхвысоких доз корти костероидов. Для такой терапии используют метилпреднизолон (мети пред), который в течение трех дней вводят внутривенно медленно (на 20—50 мл изотонического раствора натрия хлорида) в дозе 25—30 мг на 1 кг (но не более 1 г). Некоторые авторы рекомендуют в третьей инъек ции вводить циклофосфамид в дозе 0,4 г на 1 кв. м поверхности тела.

Важная роль в лечении ЮРА отводится методам местного воздействия на суставы. С этой целью чаще всего применяют аппликации диметил сульфоксида (ДМСО). Препарат назначают в виде аппликации 50%-го водного раствора (на дистиллированной или кипяченой воде) на поражен ный сустав в течение 30—60 мин, ежедневно по 1—2 процедуры. Курс лечения — 10—20 аппликаций. ДМСО обладает противовоспалительны ми, противоотечными, антисептическими, спазмолитическими и антико агулянтными свойствами. Под влиянием ДМСО снижается уровень про стагландинов и F2, подавляется хемотаксис нейтрофилов, повышается фагоцитоз, улучшается микроциркуляция.

Учитывая, что ДМСО является хорошим проводником лекарствен ных веществ, в раствор добавляют анальгин (из расчета 25 мг на 1 мл 50%-го раствора), новокаин и гепарин. Можно также добавлять индоме тациновую мазь.

Кроме того, в качестве местного лечения используют внутрисустав ное введение кортикостероидов. Наиболее широко применяют гидро кортизона ацетат, кеналог или метипред. Гидрокортизон обычно вводят в крупные суставы по 60—125 мг, в средние — по 50—75 мг, в мелкие — по 12—25 мг. Данный способ лечения приводит к быстрому и выражен ному уменьшению симптомов синовита.

В последнее время в качестве терапевтического метода используется химическая синовэктомия — введение в полость сустава веществ, ока зывающих коагулирующее действие на синовиальную оболочку. У детей применяется преимущественно варикоцид, который вызывает поверх ностный некроз синовиальной оболочки.

Разнообразное лекарственное лечение проводится на фоне обязатель ных физиотерапевтических процедур;

при уменьшении болевого синд рома необходима ЛФК, при снижении активности — санаторно-курорт ное лечение (Евпатория и др.).

СИСТЕМНАЯ КРАСНАЯ ВОЛЧАНКА Системная красная волчанка (СКВ) — это хроническое полисинд ромное заболевание, преимущественно у лиц женского пола, развиваю щееся на фоне генетически обусловленного несовершенства иммуноре гуляторных процессов, приводящего к неконтролируемой продукции AT к собственным клеткам и их компонентам с развитием аутоиммунного и иммунокомплексного воспаления.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Точных данных о распространенности СКВ в нашей стране нет. Есть данные американских ученых, согласно которым первичная заболеваемость в Нью-Йорке составляла в 1951 — 1959 годах 2,8 на 100 000 населения. В 1960—1967 годах она выросла — 5,7 на 100 населения. Если говорить о распространенности за эти годы, то она, по тем же данным, увеличилась с 18 до 48 на 100 000 населения. Такое замет ное возрастание, возможно, связано также с эффективностью лечения, продолжительность жизни этих больных благодаря современным мето дам лечения увеличилась. Ежегодно выявляют 50—70 заболевшых СКВ на 1000 000 населения, а распространенность составляет примерно 500 больных на 1 000 000 населения. Более 80% составляют больные в воз расте до 40 лет. Увеличение заболеваемости среди детей начинается с 9-летнего возраста, пик ее приходится на 12—14 лет. СКВ поражает пре имущественно девочек;

мальчики составляют лишь 5—10% общего числа больных.

ЭТИОЛОГИЯ. До настоящего времени конкретный этиологический фактор СКВ не установлен. Наиболее признанным на сегодняшний день является предположение о роли вирусной инфекции в возникновении СКВ, которая базируется на весьма весомых, хотя и косвенных данных.

В крови больных обнаружено повышение титров AT к ряду РНК-содер жащих вирусов (кори, краснухи, парагриппа и др.), а также к ДНК содержащим герпетическим вирусам, таким как вирус Эпштейна—Бар ра, который является, вероятно, возбудителем мононуклеоза, вирус простого герпеса. Однако нельзя исключить, что это — неспецифиче ские явления и связаны они с гиперреактивностью В-лейкоцитов.

О вирусной этиологии СКВ свидетельствуют и некоторые данные о роли хронической инфекции медленными, так называемыми ретрови русами, т.е. вирусами, которые живут латентно, никак не проявляясь, а в определенные периоды под влиянием какого-то внешнего воздействия становятся причиной заболевания. Например, обнаружение у больных СКВ, а также у окружающих их близких родственников маркера хрони ческой вирусной инфекции, лимфотоксических AT, AT к вирусной двух спиральной РНК. AT обнаружены у окружающих и даже у медицинско го персонала, который работает с такими больными.

Определенную роль играют некоторые лекарственные препараты: ан тибиотики, сульфаниламиды, противосудорожные и гипотензивные сред ства (типа гидралазина), а также вакцины, гамма-глобулин. Указанные агенты служат фактором пускового механизма у детей с индивидуальной повышенной чувствительностью к различным экзогенным воздействиям.

Пусковым фактором, но не истинной причиной заболевания, могут быть такие воздействия окружающей среды, как длительная инсоляция, переохлаждение, психическая или физическая травма и т.д.

Все перечисленные моменты приобретают особое значение в период пубертатного развития ребенка, когда наблюдаются выраженные гормо нальные сдвиги и высокая физиологическая активность эстрогенов.

Ранее была отмечена семейная предрасположенность к СКВ. Она намного выше заболеваемости в популяции, конкордантность в заболе ваемости СКВ обнаружена у 50% гомозиготных близнецов, а наличие антиядерных AT — у 2/3 близнецов.

В настоящее время показана связь СКВ с носительством определен ных антигенов HLA. Так, при СКВ чаше, чем в контроле, встречаются антигены HLA В8, DR2 и DR3. Следует обратить внимание на повыше ние выявляемое™ у больных СКВ антигенов HLA групп DR2 и DR3, которые связаны с регуляторной функцией иммунного ответа. По име ющимся данным, антиген DR3 обеспечивает широкую гиперреактив ность к различным стимулам, а антиген DR2 — к эндогенным, в частно сти ядерным, стимулам и экзогенным, например вирусным. Кроме того, антигены HLA-DR2 ассоциируются с дефицитом компонентов системы комплемента С2 и С4.

ПАТОГЕНЕЗ. Многочисленными исследованиями установлено, что СКВ — это в основном иммунокомплексное заболевание, для которого характерна неконтролируемая продукция антиядерных и антинуклеар ных AT, образующих И К, откладывающихся в субэндотелиальном слое базальной мембраны сосудов различных органов (кожа, почки, хорио идальное сплетение, серозная оболочка).

AT у больных СКВ имеют направленность к целым ядрам (антинук леарные AT) и к ингредиентам ядра, например, к нативной двух- и од носпиральной ДНК, к РНК, нуклеопротеину и другим ядерным суб станциям (к Sm-антигену и др.). Частота поражения ядер клеток и наличие соответствующих AT позволило некоторым исследователям назвать СКВ антиядерной болезнью.

Следует подчеркнуть, что при СКВ обнаружено значительное количе ство различных противотканевых AT, а также И К, обладающих противо органными детерминантами к различным органам. В частности, выявле ны противосердечные, противокардиолипидные, противопочечные и другие AT, а также AT, направленные против отдельных элементов кро ви, т.е. антилейкоцитарные, антитромбоцитарные и антиэритроцитарные.

Обнаружены также AT к клеточным элементам (лизосомам, митохондри ям и др.). Ни при одной болезни не выявляется у больных такое количе ство самых различных AT и соответствующих И К.

Место фиксации депозитов ИК определяется такими физико-хими ческими параметрами антигенов или AT, как размер, заряд, молекуляр ная конфигурация, класс иммуноглобулинов, комплементфиксирующие свойства, авидность, аффинность и др.

AT к ядрам и отдельным компонентам способны формировать ЦИК, которые откладываются в тканях и вызывают их повреждение, связан ное с активацией системы комплемента и других медиаторов воспале ния. При СКВ такие ИК откладываются в клубочках почки, сосудах, базальной мембране кожи и в некоторых других тканях. Отложение и связывание ИК в тканях сопровождается поглощением комплемента, что приводит к гипокомплементемии.

В развитии СКВ наблюдается влияние половых гормонов. Среди боль ных СКВ достоверно определяется преобладание лиц женского пола, примерно из 10 больных 8—9 — женщины. О влиянии женских половых гормонов на развитие болезни свидетельствует и тот факт, что у муж чин, больных СКВ, обнаружено снижение содержания тестостерона и относительное повышение эстрадиола. Это подтверждает обострение заболевания во время беременности, родов и при абортах. В связи с этим уместно вспомнить гипотезу американского гематолога Дамешека о значении поражения эндометрия во время менструации. В указанный период возникает повреждение компонентов плазмы крови и малых со судов, которые могут у ряда женщин приобрести антигенный характер, т.е. возникает антигенная стимуляция во время менструального цикла у женщин, предрасположенных к этому.

Схематически патогенез СКВ можно представить как взаимодействие генетических, гормональных и иммунорегуляторных факторов окружа ющей среды на продукцию антител В-лимфоцитами (рис. 58).

Таким образом, СКВ представляет собой классическую иммунокомп лексную болезнь. При гистоморфологических и иммунохимических методах исследования выявляются признаки, свойственные аутоиммунному пораже нию тканей. Это позволяет рассматривать СКВ как органонеспецифическое аутоиммунное заболевание.

ПАТОМОРФОЛОГИЯ. Наличие большого количества различных AT и И К не может не влиять на разнообразие поражений тканей организма. Мы отметим лишь, что для СКВ характерны 4 основных вида гистологических изменений, которые в различных сочетаниях наблюдаются в большинстве пораженных органов:

1) фибриноидные изменения, свойственные дезорганизации соеди нительной ткани, о которых говорилось ранее;

особенностью СКВ яв ляется примесь к фибриноиду хроматинового ядерного материала;

2) склероз, особенно характерно формирование фиброзных тканей вокруг селезеночных артерий в виде концентрических слоев (феномен луковой шелухи);

3) гематоксилиновые тельца — очаги внеклеточно расположенного базофильного вещества, являющегося продуктом деградации ядерного вещества;

эти тельца по имени автора, описавшего их, называются тель цами Гросса. Считается, что они идентичны включениям в так называ емых LE-клетках;

4) сосудистые изменения — в интиме развиваются фибриноидные изменения, утолщение эндотелиальной выстилки, что приводит к умень шению просвета сосудов.

КЛАССИФИКАЦИЯ. Общепринятой классификации СКВ у детей нет. В клинике пользуются рабочей классификацей, предложенной В.А. На Генетические факторы Факторы окружающей среды Угнетение (вирусы, лекарственные Т-супрессоров средства, УФО и др.) Гормональные факторы Пролиферация В-лимфоцитов Гиперактивность плазматических клеток Усиленный синтез AT Противотканевые Антинуклеарные Антилимфоцитарные AT AT AT Формирование ИК и их отложение в тканях Активация системы Специфические симптомы:

комплемента, кининовой, эритема, нефрит, полиартрит, гемокоагуляции, выделение люпус-ЦНС, кардит, медиаторов воспаления тромбоцитопения, анемия, (ПГ, ЛТидр.) лейкопения Рис. 58. Схема патогенеза системной красной волчанки соновой (1989). Она основана на определении варианта течения болезни в зависимости от характера ее начала (острое, подострое или хрониче ское) и степени активности болезни в соответствии с выраженностью кли нических симптомов и уровня лабораторных показателей (табл. 65).

Острое течение — болезнь начинается остро, в ближайшие 3—6 ме сяцев наблюдается выраженная полисиндромность: люпус-нефрит или поражение ЦНС. В настоящее время встречается у большинства детей.

Подострое течение — болезнь начинается постепенно с общих симп томов, артралгии, разнообразного, обычно неспецифического поражения кожи. Встречается волнообразность течения. В течение 2—3 лет развива ется характерная полисиндромность.

Хроническое течение — заболевание длительное время проявляется рецидивами тех или иных синдромов — полиартрита, реже — полисеро зита, синдромов дискоидной волчанки и Рейно, возможен эпилепти формный синдром. На 5—10-м году присоединяются другие органные Таблица Рабочая классификация клинических вариантов течения СКВ (В-А-Насонова, 1989) Характер Фаза и сте- Клинико-морфологическая характеристика поражений течения пень активнос- серозных нервной кожи суставов сердца легких почек болезни ти процесса оболочек системы Острый Фаза: Симптом Артралгии Полисерозит Миокардит Острый, Люпус-неф- Менинго активная «бабочки» (плеврит, хронический рит нефро- знцефало перикардит), Эндокардит пневмонит тического полиради Капилляриты выпотной, или смешан- кулоневрит, Подострый Степень ак- сухой, адге- Пневмо- ного типа полиневрит тивности: Экссудатив- зивный пе- Недоста- склероз рнгепатит, высокая (III] ная эрите- точность Мочевой Хрониче- ма, пурпура периспленит митраль- синдром ский: ного кла рецидиви- умеренная (II) Дискоидная Острый, пана рующий волчанка и подострый и полиартрит, хронический ДР синдром минималь- полиартрит дискоидной ная (1) волчанки, синдром Фаза: неак Рейно, тивная синдром (ремиссия) Верльгофа, синдром Шегрена поражения (нефрит, пневмонит);

на 10—15-м году могут развиваться явления деформирующего полиартрита.

В настоящее время делаются попытки связать особенности течения СКВ с наличием определенных HLA-антигенов, во всяком случае, пы таются установить наличие при том или ином варианте течения СКВ особенностей HLA-системы.

Для оценки болезни, ее прогноза и лечения выделяют три степени активности (табл. 66).

Таблица Клиническая и лабораторная характеристика активности патологического процесса при СКВ Степень активности юкаэаили I II III Температура тела Нормальная Ниже 38" С 38" С и выше Похудение Незначительное Умеренное Выраженное Нарушение Умеренное Умеренное Выраженное трофики незначительное Поражение кожи Дискоидные Неспецифиче- «Бабочка» и очаги ская эритема эритема волча ночного типа, капиллярит Полиартрит Деформирующий, Подострый Острый, артралгии подострый Перикардит Адгезивный Сухой Выпотной Миокардит Кардиосклероз Умеренный Выраженный Плеврит Адгезивный Сухой Выпетней Нефретичвекий Диффузный Мочевой синдром Смешанного гломеруло- синдром типа нефрит Поражение нерв- Полиневрит Энцефалоневрит Энцефалоради ной системы кулоноврит Гемоглобин, г/л 120 и более 100-110 Менее СОЭ, мм/ч 16-20 30-40 45 и более Фибриноген, г/л 4 5 6 и более Гамма- 20-23 24—25 30- глобулины,% LE-клетки, Единичные или 1-2 на 1000 отсутствуют лейкоцитов АНФ, титры 32 64 128 и выше Тип свечения Гомогенный Гомогенный Краевой и краевой Антитела к нДНК, Незначительный Умеренный Выраженный процент связыва ния ЦИК;

3,5%-я ПЭГ-препитация КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА. Начало заболевания может быть ост рым, и называется оно острой красной волчанкой. Такое начало наблю дается примерно у 1/3 больных. Однако чаще заболевание начинается постепенно. Иногда до заметного развития болезни отмечается общее недомогание, слабость, утомляемость, похудание, синдром Рейно, арт ралгии, кожные высыпания. На фоне таких слабовыраженных симпто мов может наступить обострение заболевания. Нередко этому обостре нию или началу заболевания способствуют такие внешние факторы, как инсоляция, охлаждение, другие причины или острые заболевания. Из общих клинических симптомов начала заболевания первое место по ча стоте занимает поражение суставов. Оно является одним из главных проявлений СКВ. Поражение суставов отмечается в виде артрита, обыч но полиартрита, и артралгий, встречающихся практически у всех боль ных (у 90-100%).

Суставной синдром проявляется как артралгией, т.е. болью в суставах, так и клинически выраженным полиартритом. Поражаются преимуще ственно мелкие суставы костей, голеностопные. Поражение может быть асимметричным, часто имеет мигрирующий характер. Утренняя скован ность в суставах обычно отсутствует, однако при длительном хроническом течении заболевания она может развиваться. В этих случаях (продолжи тельность заболевания может быть свыше 10 лет) появляются деформа ции, что, конечно, затрудняет дифференциальную диагностику СКВ и РА.

Для поражения суставов характерны и контрактуры, но они главным образом сопровождаются болью и связаны с поражением периартрику лярных тканей. Нередко таких больных ночью беспокоит сильная боль в костях — остеалгия. Признаки поражения суставов при артритах обыч ные: припухлость, главным образом за счет периартикулярных тканей, так как выпот в суставах очень умеренный, может быть гиперемия. При синовите отмечается небольшое количество белка и лейкоцитов в сино виальной жидкости, что отличает СКВ от выраженных воспалительных изменений при РА. В синовиальной жидкости при СКВ можно обнару жить, хотя и редко, клетки красной волчанки и антинуклеарный фак тор, который приводит к образованию этих клеток.

Следующим симптомом является поражение кожи. Всем больным в той или иной степени свойственны различные, в том числе и неспеци фические, поражения кожи. Однако известно течение СКВ без пораже ния кожи — lupus sine lupo (волчанка без волчанки). СКВ без высыпа ний наблюдается у 28% больных. В этих случаях, конечно, необходимо достоверное подтверждение диагноза.

Наиболее типичным симптомом СКВ является так называемая «ба бочка», т.е. высыпание в форме бабочки, локализующееся на переноси це, крыльях носа и в области носогубной складки. Различают три типа «бабочки»: 1) сосудистая, или васкулярная, обусловленная эритемой, не оставляющей при лечении никаких следов;

2) стойкая эритематозная отечная форма «бабочки», когда, кроме эритемы, появляется отек раз личного размера в этой же области;

3) сливающиеся дискоидные очаги гиперемии, инфильтрации, гиперкератоза и рубцовой атрофии;

эти из менения не исчезают.

Эритематозные высыпания могут быть не только на лице, а по всему телу, в связи с чем и предложено название «эритематозный сепсис».

Нередко у детей обнаруживается так называемый люпус-хейлит — пора жение красной каймы губ (отечность и гиперемия). Наблюдаются вы сыпания и на слизистых оболочках — энантема. Следует помнить о том, что при СКВ высыпания могут быть неспецифическими, связанными с непереносимостью лекарственных средств, что, возможно, послужило основанием для сообщений о 100%-м наличии кожных высыпаний. При СКВ, особенно при ее длительном течении, наблюдаются различные трофические изменения, в частности, выпадение волос или даже алопе ция.

Следующим по частоте признаком СКВ является разнообразная ли хорадка: высокая гектическая, напоминающая таковую при сепсисе, суб фебрильная температура тела. Необходимо признать, что афедрильной формы СКВ, т.е. протекающей без повышения температуры тела, нет:

лихорадка того или иного типа при СКВ в какой-то период всегда имеет место.

Важнейшим клиническим признаком СКВ является полисерозит, ко торый и входит в малую триаду проявлений СКВ, — дерматит, артрит, полисерозит. Это плеврит, развивающийся примерно у 30% больных, при чем с небольшим экссудатом, часто только сухой;

перикардит наблюда ется приблизительно у 30% больных, чаще сухой. Иногда плеврит, кото рый по частоте занимает первое место, бывает очень слабовыраженным, незаметным и не обнаруживается. Поражение серозных оболочек часто оставляет следы в виде различных спаек и перивисцеритов.

Поскольку имеет место системное поражение аутоиммунного харак тера, в развитии которого активное участие принимает иммунная систе ма, то, естественно, отмечается увеличение лимфатических узлов. По лилимфоаденопатия встречается в 30—70% случаев. Обычно увеличение лимфатических узлов незначительно, они небольшие, мягкие, без вос палительных изменений. Особенно часто наблюдается увеличение лим фатических узлов при обострении болезни, генерализации процесса.

При СКВ в процесс вовлекается миокард и эндокард. Поражение миокарда может быть различным, чаще всего — очаговый миокардит, известны и диффузные поражения миокарда, сопровождающиеся быст рым нарастанием сердечной недостаточности (СН) и другими симпто мами. Кроме миокардита, нередко развивается и дистрофия миокарда сложного происхождения, поскольку наблюдается не только истощение, но часто и анемия. В 1924 году Либман и Сакс описали особый эндокар дит, который по течению, морфологическим особенностям отличается от других эндокардитов ревматического и инфекционного происхожде ния. При этом эндокардите отсутствует клеточная реакция, обычно при жизни его диагностировать очень трудно, поскольку специфических его сиптомов не существует.

Особенность указанного эндокардита — локализация чаше всего на митральном клапане, но могут быть поражены и другие клапаны, в част ности аортальный, иногда процесс распространяется на пристеночные слои под митральным клапаном. При эндокардите Либмана—Сакса раз вивается особое образование — бородавки, но тромбоэмболии, как пра вило, не бывает. При этом недостаточность митрального клапана кли нически очень трудно определить при сопутствующем миокардите и ане мии. В данном случае в диагностике может помочь такой современный метод исследования, как эхокардиография (ЭхоКГ). С ее внедрением процесс стали чаще диагностировать прижизненно, в то время как рань ше это были в основном находки при патолого-анатомическом исследо вании.

При СКВ может возникнуть своеобразный люпус-пневмонит, само название «пневмонит» отличает его от других заболеваний легких. Пора жение легких у больных СКВ возникают достаточно поздно, на 2—4-м году болезни. Морфологически это фиброзирующий, преимущественно интерстициальный легочно-плевральный синдром. Клинически он про является одышкой, болью, сухим кашлем с последующим развитием ды хательной недостаточности. Рентгенологически обычно определяется уси ление легочного рисунка, сетчатый характер фиброза с дальнейшим прогрессированием. В некоторых случаях фиброз при СКВ может быть значительно выраженным, напоминая синдром Хаммена—Рича.

До настоящего времени не выяснен вопрос о том, самостоятельный это синдром или он может быть при разных болезнях. Во всяком случае, изменения при заболевании очень напоминают поражения легких, ко торые встречаются при СКВ и при других диффузных заболеваниях со единительной ткани. Процесс выражается в быстром прогрессировании фиброза, утолщении альвеолярных перегородок и развитии дыхатель ной недостаточности на фоне легочного сердца. Возможны и вторичные процессы в легких обычного типа — пневмония, инфаркт легких, могут быть туберкулезные процессы ранее, что послужило поводом связать развившуюся волчанку с туберкулезом.

Одним из наиболее тяжелых поражений при СКВ является заболе вание почек — люпус-нефрит. По сути, развитие и прогрессирование люпус-нефрита определяет в значительной степени тяжесть СКВ. Иног да поражение почек в виде классического иммунокомплексного нефрита выступает на первый план, другие малые симптомы СКВ остаются неза меченными, системное заболевание не распространяется, и в этих случа ях оно рассматривается как обычный иммунокомплексный гломеруло нефрит (ГН). В зависимости от тяжести клинической картины в отношении прогноза можно выделить три варианта волчаночного нефрита: 1) быстро прогрессирующий (подострый) с артериальной гипертензией (АГ) и не фротическим синдромом (НС);

2) активный волчаночный нефрит, про являющийся протеинурией (у половины больных НС), эритроцитурией, часто с АГ;

3) субклиническая протеинурия (белок 0,3 г/л), небольшая лей коцитурия и эритроцитурия (единичные элементы в поле зрения) при нор мальном АД и отсутствии снижения функции почек. Морфологически при субклинической протеинурии наблюдаются минимальные изменения. Суб клиническая протеинурия обычно наступает при длительном хроническом течении СКВ, на первый план в этих случаях всегда выступает лихорадоч ный кожно-суставной синдром, серозит и др. Прогноз при этой форме неф рита определяется не поражением почек, а внепочечными изменениями.

При СКВ могут наблюдаться и поражения ЦНС. И чаше всего отме чается астеновегетативный синдром, однако могут выявляться и более тяжелые поражения типа полиневрита, когда значительно снижается чувствительность при малых двигательных расстройствах, имеет место поперечный миелит с расстройством функций тазовых органов.

Поражение пищеварительного канала встречается редко, обычно это анорексия и диспептические явления. Может возникать и болевой син дром, основой которого бывают проявления волчаночного серозита, а также поражение сосудов. Необходимо помнить о том, что диспепти ческие явления и поражение пищеварительного канала могут быть свя заны не только с СКВ как с общим заболеванием, но и возникать при вовлечении в процесс почек, у больных волчаночным нефритом, при развитии почечной недостаточности.

Поражения печени имеют различный характер, очень редко встреча ется желтушный волчаночный гепатит. Изменения печени при СКВ и люпоидном гепатите, кроме иммунных механизмов, ничего общего не имеют, это разные заболевания. Увеличение печени, которое наблюдает ся при хроническом течении СКВ, может быть обусловлено различными причинами, в том числе СН в случаях поражения сердца, возникновения легочного сердца, диффузного фиброза, может развиться вследствие жи ровой дистрофии печени в процессе хронического заболевания.

Увеличение селезенки редко бывает значительным и наблюдается при мерно у 1/4 больных;

обычно спленомегалия появляется наряду с увели чением лимфатических узлов, что обусловлено развивающимися в орга низме аутоиммунными изменениями.

ЛАБОРАТОРНЫЕ ДАННЫЕ имеют большое значение в диагнос тике и определении формы СКВ.

Примерно у половины больных наблюдается анемия (содержание гемоглобина менее 110 г/л) гипо- или нормохромного типа. Она разви вается в результате некоторого угнетения кроветворения и значительно реже обусловлена гемолизом. По данным разных авторов, гемолитиче ская анемия при СКВ развивается у 3—10% больных и имеет аутоим» мунный характер;

определяется положительным тестом Кумбса.

Лейкопения также отмечается в половине случаев. Механизм лейко пении при этом сложен: незначительная депрессия кроветворения в пе риод активности, явления гиперспленизма у некоторых больных и повы шенный распад клеток под влиянием лейкоцитарных аутоантнтел.

Стойкость лейкопении может иметь определенное диагностическое зна чение.

Тромбоцитопения отмечается довольно редко (около 10% случаев) и обычно проявляется в период активности процесса. В значительной сте пени она обусловлена антитромбоцитарными телами. Проявление ге моррагического диатеза, вызванного тромбоцитопенией, при СКВ встре чается очень редко.

Весьма существенны изменения СОЭ и белковых фракций крови, которые характеризуют в первую очередь активность процесса. Отсут ствие повышения СОЭ при СКВ — большая редкость, часто отмечается высокая СОЭ — более 50 мм/ч.

Изменения содержания белков в крови достаточно легко определяют ся с помощью электрофореза. Повышение содержания альфа-2- и гамма глобулинов свидетельствует об активности процесса;

увеличение уровня гамма-глобулинов связано главным образом с большим количеством AT, которые, как известно, содержатся в них. Поэтому повышение уровня гамма-глобулинов имеет диагностическое значение. Из иммунологиче ских лабораторных тестов по доступности и диагностическому значению первое место занимает определение клеток красной волчанки.

Феномен LE-клеток был описан в L948 году Харгрейвсом, эти клетки иногда называют клетками Харгрейвса. В обыч ном мазке крови они не обнаруживаются, для их выявления используют различные методики, при которых происходит повреж дение оболочки лейкоцитов. Суть за ключается в том, что волчаночный фактор (нуклеарное AT) через оболочку клетки проникает внутрь, ядро этой клетки (нейт рофила) набухает, теряет свою хроматино вую структуру и в виде гомогенного тельца высвобождается из клетки. Гомогенное тельце аналогично гематоксилиновому Рис. 59. Типичные LE-клетки тельцу Гросса (рис. 59).

в препарате крови больного Попавшее из клетки гематоксилино системной красной волчанкой вое тельце окружается нейтрофилами — феномен розетки. Один из них фагоци тирует это тельце, а гомогенное тельце попадает внутрь нейтрофила, оттесняя ядро к периферии, и образуется LE-клетка. Таким образом, эта клетка и другие изменения создают так называемую триаду Хазерика, который открыл волчаночный фактор: 1) свободно лежащие группы ядер ной субстанции (волчаночные тельца);

2) глыбки, окруженные нейтро филами (феномен розетки), и 3) глыбки внутри нейтрофилов — LE клетки. LE-клетки при СКВ обнаруживаются у 60—70% больных.

Диагностическое значение имеет только достаточного количества кле ток (5 и более на 1000 лейкоцитов), единичные LE-клетки могут встре чаться при некоторых других диффузных заболеваниях соединительной ткани: узелковом периартериите РА и др. Однако при обнаружении LE клеток необходимо провести тщательное исследование для исключения СКВ.

Кроме LE-клеток, в крови можно обнаружить и аутонуклеарный фак тор, однако он может выявляться и при различных аутоиммунных забо леваниях, что снижает его диагностическое значение. Большее диагнос тическое значение имеет определение других антинуклеарных факторов, а именно: AT к нативной ДНК, ДНК, рибонуклеопротеину (РНП), а также к другим ядерным субстанциям. Выявление этих антинуклеарных факторов и их фрагментов, к сожалению, доступно не всем медицин ским учреждениям.

Использование биопсии позволяет обнаружить фиксированные ИК, IgG и IgM, а также комплемент в непораженной коже или в биоптатах почек.

ДИАГНОСТИКА. В классических случаях, когда все синдромы ярко выражены, диагностика не представляет трудности. Но нередко наблюда ется стертая симптоматика, и в этих случаях необходимо оценивать кли нико-лабораторную симптоматику во всем ее объеме. В настоящее время разными авторами предложен ряд критериев диагностики СКВ. Наибо лее приемлемы критерии Американской ревматологической ассоциации (АРА), которые пересмотрены в 1982 году (табл. 67). Число критериев сокращено до 11 с указанием частоты встречаемости каждого из них:

1) высыпания в скуловой области в виде эритемы в форме «бабочки» (57%);

2) дискоидное высыпание (имеется в виду эритематозная бляшка с кератозом — у 18%);

3) фотосенсибилизация (43%) — высыпания на коже в результате необычной реакции на солнечное облучение;

4) язвы в полости рта или носа (27%);

для них характерна незначи тельная болезненность или безболезненность;

5) артрит (86%) или, как называют американцы, неэрозивный артрит, т.е. когда нет деструкции хряща двух и более периферических суставов;

6) серозит, т.е. плеврит (52%) или перикардит (18%);

7) поражение почек, критерием которого является персистирующая протеинурия 0,5 г/сут и более (52%) или цилиндры в моче (36%);

8) неврологические нарушения — судороги или психоз (12—13%), не связанные с приемом лекарственных средств, электролитными или ме таболическими нарушениями;

9) гематологические нарушения — гемолитическая анемия (18%), лей копения (46%), лимфопения менее 1,5 · 109/л, но только при многочис ленных исследованиях (6—20), тромбоцитопения (менее 100· 109/л);

10) иммунологические нарушения — положительный тест на LE-клет ки (73%), AT к ДНК и нативной ДНК (67%), Sm-антитела (31%), лож ноположительная реакция на сифилис (РИП и РИФ) в течение 6 меся цев (15%). Если реакция Вассермана положительная при проверке ее с помощью РИП и РИФ реакций, следует знать, что они могут быть не специфическими при СКВ;

11) антинуклеарные AT (99%), повышение их титра в тесте иммуно флюоресценции, не связанное с лекарственными препаратами, способ ными вызвать СКВ.

Считают, что при наличии 4 и более признаков диагноз СКВ доста точно достоверный. Сочетание 4 и более критериев позволяет в 67—80% случаев достоверно установить диагноз СКВ.

В отношении дифференциальной диагностики важным представля ется разграничение полиартрита, обусловленного СКВ, и ЮРА (табл. 68).

ЛЕЧЕНИЕ. Этиотропная терапия СКВ в настоящее время неизвест на. Основной являтся комплексная патогенетическая терапия, направ ленная на угнетение иммунокомплексного процесса. Следует подчерк нуть, что за последние годы в этом отношении достигнуты значительные успехи, однако проблема лечения СКВ еще требует решения.

Первое место в лечении СКВ занимают глюкокортикоиды (ГК). При определении дозы препарата (наиболее удобным и обладающим незна Таблица Критерии классификации системной красной волчанки (АРА, пересмотр 1982 г.) Критерии Определение Высыпания Фиксированная эритема плоская или приподнимающаяся в скуловой на скуловых дугах с тенденцией к распространению области области на назолабильные складки Дискоидные Эритематозные приподнимающиеся бляшки с кератическим высыпания нарушением и фолликулярными пробками;

атрофические рубчики могут встречаться на старых очагах Фотосенси- Кожные высыпания в результате необычной реакции на облу билизация чение солнцем, по данным анамнеза или наблюдения врача Язвы в Язвы во рту или носоглоточной области, обычно безболез полости рта ненные, наблюдаемые врачом Артрит Неэрозивный артрит двух или более периферических суставов, характеризующийся болезненностью, припухлостью или выпотом Серсзит Плеврит (подтвержденная анамнестически плевральная боль или выслушиваемый шум трения плевры) Перикардит, подтвержденный на ЭКГ, шум трения перикарда, выпот в перикарде Поражение Персистирующая протеинурия (выделение белка с мочой почек 500 мг/сут или более) Неврологи- Судороги, не связанные с приемом лекарственных средств ческие или с метаболическими нарушениями вследствие уремии, нарушения кетоацидоза, электролитного дисбаланса Психоз, не связанный с приемом лекарственых средств или с метаболическими нарушениями вследствие уремии, кетоацидоза — электролитного дисбаланса Гематоло- Гемолитическая анемия гические Лейкопения (лейкоцитов менее 4· 109/л) при двух нарушения определениях или более Лимфопения (лимфоцитов менее 1,5-109/л) при двадцати исследованиях и более Тромбоцитопения (менее 100· 109/л), не связанная с приемом лекарственных претаратов Иммунные Положительный LE-клеточный тест нарушения Антитела к ДНК и нативной ДНК в повышенных титрах Анти-Эт-антитела Ложноположительная реакция на сифилис в течение 6 месяцев по результатам реакции иммобилизации или теста абсорбции флюоресцирующих антитрепонемных антител Антинуклеар- Повышение титра AHA в тесте иммунофлюоресценции или ные антитела в другом, связанное или не связанное с лекарственными препаратами, способными вызвать лекарственную волчанку Таблица Дифференциальная диагностика полиартрита при СКВ и ювенильном ревматоидном артрите Системная красная Ювенильный |ризнаки волчанка ревматоидный артрит Характер поражений Мигрирующий Прогрессирующий Утренняя скованность Не характерна Выражена Преходящие сгибательные Характерны Не характерны контрактуры Деформация суставов Минимальная, Значительная поздняя Механизм деформаций Поражение сухо- Деструкция сустав жильно-связочного ных поверхностей аппарата и мышц Нарушение функции Незначительное Значительное Эрозии костей Не характерны Типичны Анкилозы Не свойственны Характерны Ревматоидный фактор Непостоянен, в Стойкий, в высоких низких титрах титрах у 80% у 5—25% больных больных Положительный тест на У 80—85% больных У 5—15% больных LE-клетки чительным побочным действием является преднизолон) необходимо учи тывать фазу течения, активность процесса, преобладание поражения внут ренних органов и возрастную реактивность, так как в подростковом воз расте быстро возникают такие побочные эффекты, как повышенная возбудимость, бессоннииа и др. Наиболее высокие дозы применяются при остром течении, обострении болезни и высокой активности.

Средняя доза ГК чаще всего составляет 1 — 1,5 мг на 1 кг массы тела в сутки (в пересчете на преднизолон). Начальную дозу следует подбирать так, чтобы снизить активность процесса, решая вопрос индивидуально.

Однако при III степени активности доза преднизолона составляет 60—40 мг, при II — 30—40 мг, при I — 15—20 мг/сут. Если в первые два дня состояние больного не улучшается, то первую дозу увеличивают на 20—30%. Лечение ГК в максимальной дозе проводится до достижения клинического эффек та, для этого обычно необходимо 4—6 недель (очень индивидуально), за тем постепенно дозу уменьшают не более 1/2 таблетки преднизолона в неделю. При очень высоких дозах (свыше 60 мг/сут) можно начинать сни жение в большей степени — 5 мг/нед.

Важнейшим принципом лечения СКВ является его длительность — в течение ряда лет применяют поддерживающие дозы, т.е. те дозы, при которых сохраняется клинико-лабораторная ремиссия, — 2,5—5 мг/сут.

Чем меньшая доза необходима для поддержания ремиссии, тем лучше прогноз. Если не удается достичь стойкой ремиссии, то следует думать о дополнительном назначении средств для лечения этого заболевания.

Поскольку лечение ГК длительное, надо помнить о возможности раз вития осложнений, возникновения язв пищеварительного канала, са харного диабета, синдрома Иценко— Кушинга, нарушений психики, элект ролитного обмена, в первую очередь — гипокалиемии, остеопороза, активизации хронической инфекции (особенно туберкулеза) и др. Эти побочные явления необходимо предупреждать и лечить. Следует назна чать препараты калия, анаболические стероиды, гипотензивные и моче гонные средства. В случае инфекционных осложнений, естественно, при меняются антибиотики, при хронической туберкулезной инфекции — противотуберкулезные средства.

При неэффективности ГК необходимо назначение других средств, в ча стности цитостатических иммунодепрессантов, которые используются в со четании со средними дозами преднизолона.

Показания к назначению цитостатиков:

1) высокая активность и быстро прогрессирующее течение;

2) выраженные нефротический и нефритический синдромы;

3) недостаточная эффективность лечения ГК;

4) необходимость быстро уменьшить подавляющую дозу преднизо лона;

5) необходимость снизить поддерживающую дозу преднизолона, если она превышает 15—20 мг;

6) кортикостероидная зависимость.

Наиболее часто из этих средств применяют азотиоприн (имуран) и циклофосфамид в дозе 1—2 мг на 1 кг массы тела. Курс лечения — 6— 8 недель, затем сохраняется поддерживающая доза в течение многих ме сяцев. В основном эти препараты применяют при поражении почек, на другие же проявления СКВ цитостатики влияют мало. Улучшение со стояния при лечении цитостатиками наступает через 4—6 недель.

Лечение этими средствами может иногда вызывать значительные ос ложнения, в первую очередь — лейкопению, тромбоцитопению, дис пептические явления, инфекционные осложнения (пневмония), наибо лее токсичен циклофосфамид (агранулоцитоз, геморрагический цистит).

В настоящее время для лечения СКВ применяется более интенсив ная терапия. При выраженных иммунокомплексных изменениях, таких как НС, тяжелый цереброваскулит, системный васкулит, используется пульс-терапия метилпреднизолоном: внутривенное введение 1000 мг препарата в течение 3 дней или 3 раза через день одномоментно в 100 мл изотонического раствора натрия хлорида или по 500 мг в 2 приема. Обыч но в капельницу добавляется гепарин в дозе 5000 ЕД и супрастин. Пульс терапия оказывает быстрый эффект. Необходимо помнить, что при ее проведении сохраняется та минимальная дозировка преднизолона, ко торую больной ранее получал.

Поскольку течение заболевания крайне сложное, тяжелое, делаются попытки применять и другие методы лечения, в частности плазмафе рез — метод экстракорпоральной терапии, заключающейся в замене плаз мы форменными элементами крови. Предложена гемосорбция, т.е. про пускание крови через активированный уголь для абсорбции И К. Обычно гемосорбцию используют при подостром и хроническом течениях. Пред ложено и лечение аминохинолиновыми препаратами в сочетании с ГК — делагилом, плаквенилом (по 0,25 г 1—2 раза в сутки). Получен хороший эффект, особенно при поражении кожи, однако при этом сохраняется в течение лет преднизолоновая терапия. Делаются попытки лечения лева мизолом. При наличии системного увеличения лимфатических узлов пред ложено их облучение.

Таким образом, имеются определенные достижения влечении СКВ, продолжается поиск новых лечебных средств. Важной является профи лактика обострений при СКВ. На фоне длительного лечения (следует еще раз подчеркнуть значение постепенного снижения дозы кортикостерои дов для предупреждения синдрома отмены) необходимо свести к мини муму воздействия внешней среды, которые могут провоцировать рециди вы. К ним относятся инсоляция, охлаждение, значительная физическая нагрузка, острые инфекционные заболевания и т.д. Использование всех этих средств позволяет продлить жизнь больного при тяжелом, ранее заканчивающемся смертью заболевании.

СИСТЕМНАЯ СКЛЕРОДЕРМИЯ Системная склеродермия (ССД), или прогрессирующий системный склероз, — заболевание, для которого характерны изменения кожи в виде уплотнения и атрофии, а также поражение опорно-двигательного аппарата, мелких сосудов и внутренних органов с фиброзно-склероти ческими изменениями.

По распространенности ССД занимает второе место после СКВ. За болевание может может возникнуть у детей любого возраста, но чаще — до 10 лет. Девочки болеют в 5 раз чаще, чем мальчики.

ЭТИОЛОГИЯ. До настоящего времени этиология до конца не изу чена. Несомненная роль в развитии заболевания принадлежит малови рулентной хронической, в том числе латентной, вирусной инфекции.

Полагают, что медленные вирусы типа онковируса встраиваются в ге ном клетки и длительно сосуществуют с организмом хозяина. В небла гоприятных условиях вирусы активизируются, меняются биологические свойства клеток, которые приобретают антигенность, а затем атакуются средствами собственной иммунной защиты.

Наличие семейных случаев склеродермии или других заболеваний этой группы свидетельствует о генетическом ее происхождении. Лица с наличи ем гаплотипа А1, В8, DR3 HLA-антигенов имеют генетическую склон ность к заболеванию склеродермией. Особенно интересны данные о часто те локуса DR, поскольку диффузная ССД оказалась связанной с DR5, а CRST-синдром — с DR3;

синдром CRST — это сочетание кальциноза кожи (С), синдрома Рейно (R), склеродактилии (S) и телеангиэктазии (Т).

Пусковым механизмом болезни могут быть самые различные причи ны: физическая травма, охлаждение, обострение очага хронической ин фекции или острое инфекционное заболевание (грипп, ангина, скарла тина и др.), введение сыворотки и вакцины,4 применение лекарственных препаратов (сульфаниламидов, антибиотиков), стресс.

ПАТОГЕНЕЗ. Механизм происхождения ССД сложен и окончатель но не выяснен. Однако не вызывает сомнения, что в основе клиниче ской картины заболевания лежит поражение соединительной ткани с преобладанием фиброза и микроциркуляторные нарушения (по типу синдрома Рейно).

Основные звенья патогенеза ССД у детей можно представить следу ющими механизмами.

1. Иммунный механизм обеспечивается активацией иммунокомпетен тных клеток, в частности, Т-лимфоцитов и макрофагов, которые актив но мигрируют в первичный очаг поражения дермы (клинически — плот ный отек, начальная индурация) и выделяют лимфокины и монокины (фибронектин, интерлейкин-1). Указанные вещества стимулируют про лиферацию фибробластов, синтез коллагена и гликозаминогликанов.

2. Механизм усиленного коллагено- и фиброзообразования обеспе чивается активацией фибробластов и других коллагенобразующих кле ток (гладкомышечные клетки сосудистой стенки). Повышение функцио нальной активности указанных клеток приводит к усиленному синтезу незрелого коллагена I (интерстициального) и III типов (коллаген ба зальных мембран), фибронектина (осуществляющего связь фиброблас тов с коллагеновым матриксом), гликозамино- и протеогликанов. Это приводит к выраженному фиброзу кожи и различных внутренних орга нов, а затем — к склерозу.

3. Механизм нарушения микроциркуляции обусловлен пролиферацией и деструкцией эндотелия, утолщением и гиперплазией интимы, фибрино идными изменениями и склерозом стенки. Указанные процессы приводят к сужению просвета мелких сосудов, вплоть до облитерации, и уменьше нию общего числа функционирующих капилляров. Одновременно разви ваются телеангиэктазии в капиллярно-венулярном отделе микроциркуля ции, а также возникает гиперкоагуляция и нарушение проницаемости.

Клинически этот механизм проявляется генерализованным синдромом Рейно, поражением сосудов легких и почек, что вызывает трофические, ишемические и некротические изменения.

4. Механизм аутоиммунных реакций запускается незрелым коллаге ном, который обладает антигенной активностью. Допускается возможность появления при этом и других антигенных детерминант. В сыворотке кро ви больных обнаруживается повышенное количество AT к коллагену (его нерастворимой фракции), антиядерных AT (антицентромерных, антицен триольных, анти-СКЛ-70, анти-СКЛ-86 и др.), ЦИК. Наблюдаются так же нарушения и в клеточном звене иммунной системы, проявляющейся активацией субпопуляций Т-клеток, снижением их супрессорной актив ности.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ. Отличается значительной поли морфностью вследствие возможного вовлечения в патологический про цесс любого органа и многих систем.

Наиболее частым и диагностически важным признаком является кож ный синдром, определяющий название болезни. Типичные кожные пора жения распространяются преимущественно на лицо и кисти (акросклероти ческий вариант ССД), но могут быть и на остальных участках кожных по кровов диффузно или в виде отдельных очагов, бляшек. Различной величи ны, единичные или множественные, четко отграниченные от непораженной кожи, они могут быть кругловато-овальной или полосовидной формы. В оча ге поражения кожа вначале несколько отечна с красновато-лиловым венчи ком по периферии, затем она уплотняется и приобретает цвет слоновой кости с золотистым оттенком, переходя в последующем в атрофию. При очаговых изменениях по типу сабельного удара в процесс почти всегда вовлекается не только кожа, но и подкожная жировая клетчатка, а иногда — хрящ и под лежащая кость. В этом случае при наличии линейного лобно-носового очага развиваются гемиатрофия лица и алопеция соответственно в зоне склероза.

При поражении конечностей наблюдается атрофия мышц и костей, контрак туры, обезображивающие деформации.

Характерен вид больного при акросклеротическом варианте ССД. Лицо постепенно становится амимичным, нос заостряется, губы истончаются, ограничивается открывание рта и подвижность языка, глаза часто бывают с оголенными веками. Руки обычно полусогнуты в локтевых суставах.

Особенно страдают дистальные их отделы, развивается склеродактилия.

Пальцы постепенно истончаются, укорачиваются, уменьшается их под вижность в межфаланговых суставах. Они холодны на ощупь, бледны или слегка цианотичны, заострены в дистальных отделах. В целом кисть на поминает птичью лапу. Иногда костная ткань концевых фаланг полнос тью рассасывается, что подтверждается рентгенологически. При диффуз ном варианте поражается кожа груди, спины, живота, нередко одной стороны тела, включая конечности (гемисклеродермия). Возможно то тальное поражение кожи туловища и конечностей, иногда отмечаются симметрично расположенные склеродермические очаги. Нередко на раз ных частях тела имеются разные стадии развития процесса, последова тельную смену которых не всегда удается проследить.

Наряду с указанными изменениями возможны и другие поражения кожи в виде единичных овальных или линейных очагов, подчеркнутой сосудистой сети, вялотекущих язв на кончиках пальцев, в области кост ных выступов локтевых, коленных и голеностопных суставов, что свя зано с микроангиопатией. Может отмечаться общая сухость и нерав номерная окраска кожных покровов, меланодермия с трофическими нарушениями и кальцинозом, гиперкератоз стоп и кистей, телеангиэк тазии.

Кожный синдром у 60% больных является первым признаком ССД, у 20% он выявляется в течение первого года болезни, у остальных присоеди няется позже, спустя 2—6 лет от начала болезни. Почти у всех больных отмечаются вазомоторные расстройства со спазмом мелких сосудов, осо бенно пальцев рук — от легкого ощущения зябкости до синдрома Рейно— Лериша с приступами акроасфиксии и яапениями «белого пятна» (у 1/3 боль ных). В тяжелых случаях может возникать некроз мягких тканей и длительно не заживающие язвы с присоединением вторичной инфекции. Перифери ческий вазоспастический синдром может быть не только ранним, но и единственным признаком болезни на протяжении нескольких лет, пред шествующих развернутой клинической картине ССД. Вазоспастические яв ления наблюдаются иногда на отдельных участках лица и в области языка в виде их онемения. Кроме того, они могут проявляться кризом с присту пами головной боли, головокружением, рвотой, побледнением лица, по вышением АД. Спазм сосудов и внутренних органов нередко сопровожда ется болью в сердце, чувством нехватки воздуха.

Одним из наиболее ранних и постоянных признаков ССД является поражение опорно-двигательного аппарата, характеризующееся наруше нием походки, сокращением объема активных движений вследствие кон трактур как в крупных, так и мелких суставах, что приводит детей к инвалидности. При этом поражение мышц может протекать по типу фиброзного интерстициального миозита или первичного дегенератив но-некротического процесса в мышечных волокнах. Этот процесс со провождается миопатическим синдромом, миалгиями. Суставной синд ром отмечается почти у всех больных в виде склеродермического полиартрита или полиартралгий, а также периартрита, обусловленного фиброзом периартикулярных тканей.

Склеродермический полиартрит чаще проявляется фиброзно-индура тивными изменениями, реже — экссудативно-пролиферативным полиар тритом, напоминающим РА интенсивной болью, утренней скованностью.

Возможна также экссудация в полость сустава с полным восстановлением движений. Вначале появляются жалобы на чувство неловкости, преходя щую боль, затем — тугоподвижность суставов. В результате фиброзно-ин дуративного и экссудативно-пролиферативного полиартрита развиваются стойкие и тяжелые сгибательно-разгибательные контрактуры, вплоть до ан килоза, а изредка и подвывихи суставов. Из-за преобладания явлений фиб роза в периартикулярных тканях на рентгенограмме не выявляется деструк ции суставных отделов костей. Хрящ не поражается. Однако в наиболее тяжелых случаях отмечается узурация и костный анкилоз. Наблюдается также отложение солей кальция в периартикулярных зонах. Очаги патоло гического обызвествления могут быть обнаружены и в коже, подкожной жировой клетчатке, реже — в мышцах и внутренних органах, как следствие тяжелых дегенеративных и некротичиских процессов в мягких тканях. По мере прогрессирования болезни развивается кальциноз, названный синд ромом Тибьержа—Вейссенбаха. Иногда происходит самопроизвольное вы деление творожистой массы из очагов обызвествления, образуются свищи.

У 1/3 детей, больных ССД, развивается дистрофия с потерей массы тела, появляются жалобы на слабость, недомогание. При высокой актив ности заболевания может наблюдаться лихорадка.

Висцеральные поражения ССД вначале отличаются скудной клини ческой картиной. Нередко они распознаются лишь при длительном на блюдении с помощью функциональных, инструментальных и рентгено логических методов исследования. Ведущими по частоте для прогноза являются изменения сердца, главным образом миокардит, который на блюдается у всех больных (при отсутствии соответствующих жалоб).

Почти у каждого второго ребенка отмечается тахикардия, умеренная при глушенность сердечных тонов, иногда негрубый систолический шум, акцент II тона на легочной артерии.

На ЭКГ и ФКГ чаще всего выявляются данные, свидетельсвующие о метаболических нарушениях миокарда, расстройстве ритма сердца и проводимости. При рентгенокимографии нередко обнаруживаются «мерт вые» зоны адинамии, характерные для крупноочагового склеродерми ческого кардиосклероза. Ценным методом в ранней диагностике явля ется УЗИ, с помощью которого можно выявить снижение эластических свойств миокарда за счет индуративного отека и склероза. При тяжелом поражении сердца размеры камер уменьшаются, формируется малень кое ригидное сердце. Может наблюдаться утолщение хорд и клапанного аппарата как признак поражения эндокарда, а также минимальный вы пот и уплотнение листков перикарда. Постепенно может развиться сер дечно-сосудистая недостаточ ность.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.