WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 23 |

«В.Г.Майданник ПЕДИАТРИЯ Учебник для студентов высших медицинских учебных заведений III—IV уровней аккредитации Утверждено Министерством здравоохранения Украины 2-е издание, исправленное и дополненное ...»

-- [ Страница 11 ] --

Убедительно доказано желчегонное действие многоатомных спиртов (сорбит, маннит и ксилит). Сорбит стимулирует выработку эндогенного холецистокинина, увеличивает бактериальный синтез витамина В,, уси ливает всасывание витамина В| 2. Сорбит можно применять в виде 20%-го раствора в количестве 30—50 мл при дуоденальном зондировании или в 10—15%-м растворе по 50—75 мл 3 раза в день вместо сульфата магния.

В аналогичной дозе назначают и ксилит. Общепризнана терапевтиче ская эффективность при холециститах «слепых» зондирований, предло женных в 1948 году Г.С. Демьяновым. Больному утром натощак дают 33%-й горячий раствор сульфата магния (из расчета 1 мл на год жизни) и укладывают с грелкой на 2—3 ч на правый бок. В настоящее время вместо воды сульфат магния предлагают растворять в половине стакана щелочной воды (Ессентуки № 4 и 17, Боржоми, Славяновская), затем больному дают выпить еще стакан горячей минеральной воды и тогда укладывают на правый бок. Популярна такая модификация «слепых» зондирований у детей: утром натощак ребенок выпивает 50—75 мл 20%-го раствора ксилита, затем его укладывают на правый бок с грелкой, через час дают 1 столовую ложку 30%-го раствора сульфата магния или пол стакана горячего Боржоми. Через 2 ч ребенок встает и делает 8—10 при седаний. Почти у всех детей при этом отмечается горечь во рту. Это является показателем того, что зондирование достигло цели. Желатель но при этом провести и дыхательную гимнастику. «Слепые» зондирова ния делают 2—3 раза в неделю по 10—16 зондирований на курс.

Во время приступа желчной колики важно как можно быстрее устра нить болевой синдром. С этой целью можно назначить 0,1%-й раствор атропина внутрь (по 1/2 капли на год жизни на прием) или экстракт белладонны (1 мг на год жизни на прием), папаверин, но-шпу, спазмо литин, теофиллин или теобромин, апрофен, анальгин. Если применен ные внутрь лекарства не снимают болевой приступ, то внутримышечно вводят баралгин или 0,2%-й раствор платифиллина, 0,1%-й раствор суль фата атропина, 1—2%-й раствор гидрохлорида папаверина, умеренные дозы ганглиоблокаторов или 3—5 мл 0,5%-го новокаина внутривенно с 10—15 мл 5%-го раствора глюкозы. При некупирующихся коликах при ходится вводить 1%-е растворы промедола или пантопона в сочетании с атропином.

Во время приступа болей применяют умеренное тепло на область правого подреберья в виде негорячих грелок, согревающего компресса, если, конечно, нет подозрений на осложнения, при которых требуется хирургическое лечение (перитонеальная реакция, перфорация, нагное ние). В последнем случае рекомендуется, наоборот, лед на живот с це лью ограничения воспалительного процесса.

При хроническом холецистите широко назначают питье минераль ных вод малой и средней минерализации с преобладанием гидрокарбо натов, сульфатов, хлора, магния, натрия, кальция. По температуре вода термальная (35—42°С) или гипертермальная (42—50°С). Минеральные воды стимулируют секрецию желчи, выделение, уменьшение вязкости и разжижение ее. Воду пьют маленькими глотками в количестве 3 мл на 1 кг массы тела. Чаще применяют Ессентуки № 4, 17, 20, Смирновскую, Боржоми, Славяновскую, Нафтусю и др. Если холецистит осложняется гиперацидным гастритом, то минеральную воду (Ессентуки № 4, Славя новская, Смирновская, Боржоми) дают за 1 —1,5 ч до еды, гипоацидным гастритом (Ессентуки № 17, Джермук, Ижевская, Старорусская) — за 20 мин, а при нормацидном гастрите — за 40 мин до приема пищи.

Курс лечения минеральными водами — 1 — 1,5 месяца с перерывом пе ред следующим курсом в 3—6 месяцев.

При обострениях хронического холецистита проводят несколько се ансов СВЧ области солнечного сплетения, а затем — 10—15 сеансов на область печени электрофореза с сульфатом магния (или новокаином, папаверином, дионином), диатермии, аппликаций парафина, озокери та, импульсного тока низкого напряжения и низкой частоты.

Лечебная физкультура существенно улучшает отток желчи и являет ся важным компонентом лечения больных, страдающих хроническим холециститом. Для больных недопустимы чрезмерные физические на грузки и очень резкие движения, тряска, ношение тяжестей.

ПРОФИЛАКТИКА. После выписки из стационара (при отсутствии последующих обострений) диспансерное наблюдение осуществляется за детьми, перенесшими холецистит, в течение 3 лет. Соблюдение диеты необходимо после перенесенного обострения холецистита в течение 3 лет.

Переход на общий стол должен быть постепенным. Однако лучше, если родители, учитывая хронический характер заболевания, способствуют созданию отрицательного отношения ребенка к продуктам, не рекомен дуемым больным холециститом.

Курсы специфического лечения (желчегонная терапия) должны про водиться после выписки из стационара на первом году 4 раза (через 1, 3, 6 и 12 мес), а в последующие 2 года — 2 раза в год. Курс лечения продолжается 1 месяц и включает «слепые» зондирования 1—2 раза в неделю, минеральные воды, комбинированное назначение холекинети ков и холеретиков (аллохол, хологон, циквалон и др.). При наличии у больного признаков аллергии целесообразно каждый раз проводить курс лечения одним из антигистаминных препаратов. При наличии активно го очага хронической инфекции целесообразно назначить курс антибак териального лечения (оксафенамид, никодин и др.).

Показано санаторно-курортное лечение, в частности, на таких ку рортах, как Трускавец, Миргород, Ессентуки, Железноводск и др. В са наторном лечении нуждаются прежде всего дети с длительным течением болезни, частыми обострениями.

Обязательна своевременная санация очагов инфекции, так как именно они в большинстве случаев являются предпосылкой для развития воспа лительного процесса в желчном пузыре.

ХРОНИЧЕСКИЙ КОЛИТ Хронический колит — заболевание, характеризующееся воспалитель ным поражением слизистой оболочки толстой кишки, в клинической картине которого преобладают болевой и диспептический синдромы, а морфологической основой является сочетание элементов воспаления с признаками дистрофии эпителия, уменьшением глубины крипт и раз витием различной степени выраженности лимфоплазмоцитарной ин фильтрации.

В тех случаях, когда воспалительные изменения толстой кишки со четаются с поражением тонкой, правомочен термин «хронический энте роколит». Термин «хронический колит» применяют при преимуществен ном поражении толстой кишки.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. В последние годы хронический колит стал частой патологией у детей, сочетаясь с другой гастроэнтерологической патологией. Частота хронического колита составляет от 5 до 12 случаев на 1000 детей и около 20% хронической патологии органов пищевари тельной системы.

ЭТИОЛОГИЯ. Среди причин заболевания имеет большое значение перенесенная острая кишечная инфекция: дизентерия, сальмонеллез, коли инфекция, а также паразитозы (лямблиоз, трихоцефаллез, аскаридоз и др.). Кишечный дисбиоз считается одним из важнейших факторов в фор мировании колита, особенно возникший в грудном и раннем возрасте (нерациональное использование антибиотиков, глистные инвазии, непра вильное вскармливание, пищевая аллергия). Изменения микробной фло ры приводят к интенсивному размножению условно-патогенных микро организмов, активно использующих питательные компоненты.

Кроме того, развитию хронического колита могут способствовать мно гие факторы как внешней, так и внутренней среды организма: психо эмоциональный стресс, приводящий к появлению функциональных на рушений в работе кишечника (синдром раздраженной толстой кишки), а впоследствии — и к развитию хронического колита;

диетические на рушения;

ранее перенесенные инфекционные заболевания, причем особое значение придается агрессивности возбудителя, запоздалому и неправильному лечению, снижению реактивности организма ребенка.

В развитии заболевания играет роль повышенная аллергизация орга низма, которая может быть как причиной болезни, так и сопутствовать ей в связи с недостатком локальных средств защиты.

Существенное значение имеет различная гастроэнтерологическая патология, оказывающая рефлекторное влияние с очага первичного по ражения на фоне нарушения нейрогуморальных регуляторных механиз мов;

врожденная патология и аномалии развития кишечника, перене сенные соматические и хирургические заболевания.

ПАТОГЕНЕЗ. В патогенезе заболевания существенное значение имеет повреждение слизистой оболочки толстой кишки в результате длитель ного воздействия механических, токсических и аллергических факто ров. В патологический процесс вовлекается нервный аппарат кишечни ка, что приводит к нарушению двигательной и секреторной функций толстой кишки и усугубляет трофические расстройства в кишечной стен ке. Огромное значение имеет дисбиоз, характеризующийся уменьшени ем количества микроорганизмов, постоянно присутствующих в кишеч нике (бифидобактерии, кишечная палочка, лактобактерии), нарушением соотношения бактерий в различных отделах кишечника, усиленным раз множением условно-патогенной и появлением патогенной флоры. Воз никает вторичная ферментопатия, нарушаются процессы пищеварения.

В большом количестве образуются такие метаболиты, как индол и ска тол, которые имеют патогенетическое значение в развитии воспали тельного процесса слизистой оболочки кишечника.

Кроме того, в результате жизнедеятельности условно-патогенных микроорганизмов увеличивается количество гистамина, что влечет за собой сенсибилизацию организма, ослабление клеточной и гумораль ной защиты. Обладая хорошей способностью адаптироваться в условиях окружающей среды, условно-патогенные микроорганизмы создают кон куренцию нормальной микрофлоре кишечника. Дефицит бифидофлоры влечет за собой нарушение процессов переваривания, всасывания, усво ения питательных веществ.

Большое значение в патогенезе хронического колита имеют наруше ния нервной регуляции кишечника. В основе этих явлений лежит как ослабление тормозящих влияний коры головного мозга на нижележащие отделы при значительном снижении реактивности симпатического отдела вегетативной нервной системы, так и увеличение содержания в крови биологически активных веществ — серотонина и гистамина.

Несомненную роль играют также иммунные механизмы. При увели чении уровня иммуноглобулинов в крови больных обнаруживаются ауто антитела к антигенам слизистой оболочки толстой кишки. Это свидетель ствует о том, что в патогенезе заболевания имеет место сенсибилизация к собственным тканевым антигенам.

Значительные изменения происходят в системе кровообращения:

нарушается проницаемость кровеносных сосудов, развиваются призна ки ДВС-синдрома — активация свертывающей системы крови и образо вание микротромбов, что приводит к нарушению кровообращения и образованию эрозивных дефектов слизистой оболочки кишки.

Все это приводит к развитию кишечной диспепсии, иммунных на рушений с появлением аутоантител к антигенам слизистой оболочки толстой кишки. Вероятность аутоиммунизации в прогрессировании и хронизации процесса достаточно велика. При этом продуктивное вос паление сочетается с нарушением регенерации эпителия и завершается склерозом и атрофией слизистой оболочки толстой кишки. Различают хронический колит без атрофии слизистой оболочки и хронический ат рофический колит.

КЛАССИФИКАЦИЯ. Согласно рекомендациям Ю.В. Белоусова (2000), в педиатрической практике может быть использована классифи кация хронического колита, которая предусматривает выделение основ ных параметров заболевания. При формировании диагноза следует от разить: локализацию процесса — правосторонний, левосторонний, то тальный колит, трансверзит;

фазу или период процесса — обострение, ремиссия;

характер моторных нарушений толстой кишки — гипо-, ги пермоторная, смешанная дискинезия. При наличии дисбиоза кишечни ка он также должен быть отражен в диагнозе.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА. Хронический колит у детей чаще протекает со скудной клинической симптоматикой, особенно на ранних этапах развития заболевания, и характеризуется длительным, склонным к рецидивированию течением, что создает определенные трудности свое временной диагностики.

Среди жалоб характерно изменение самочувствия больного ребенка:

повышенная утомляемость, слабость, ухудшение успеваемости в школе, расстройство сна, снижение аппетита, головная боль, субфебрилитет.

Нередки вегетативные нарушения. Одновременно отмечаются наруше ния стула: запор, понос или неустойчивый стул (чередование поносов с запорами). При запорах — дефекация бывает не ежедневно, обычно 1 раз в 2—3—4 дня, малым количеством кала. При длительной задержке стула появляется боль в левой подвздошной области, связанная с переполне нием толстого кишечника и исчезающая после дефекации. Каловые массы отходят в виде «овечьего» кала или «орешками», иногда в конце акта дефекации появляется примесь алой крови, что обычно является след ствием трещины заднего прохода. При выраженных болевых ощущени ях ребенок страдает, пытается избегать акта дефекации, тем самым про воцируя длительные задержки каловых масс в кишечнике.

При длительном запоре появляются жалобы на тошноту, рвоту, обу словленные развивающейся у ребенка каловой интоксикацией.

Течение хронического колита может сопровождаться учащением стула до 3—5 раз в сутки с изменением его консистенции (жидкий или каши цеобразный), примесью слизи, явлениями метеоризма, болью в нижних отделах живота по ходу толстого кишечника. У некоторых детей имеет место чередование запоров с поносами.

Для хронического колита характерен синдром неполного опорожне ния кишечника: обычно утром сразу или через 20—30 мин после еды у больного появляется позыв на повторный акт дефекации. Стул может повторяться и несколько раз в течение дня, как правило, небольшими порциями.

Достаточно постоянны жалобы ребенка на боли в животе. Они могут носить разнообразный характер — от резких схваткообразных до ною щих, постоянных. Они усиливаются или появляются перед актом дефе кации, уменьшаются или проходят после дефекации и отхождения га зов. Локализация болей в левом подреберье, особенно усиливающаяся при физической нагрузке (бег, прыжки), часто связана с нарушением пассажа в области селезеночного угла кишки, особенно при провисании поперечно-ободочной кишки, что нередко трактуется как боль, обу словленная поражением желудка или поджелудочной железы. Возмож ны метеоризм, шум плеска в кишечнике, шумное урчание.

При объективном осмотре ребенка обычно всегда выявляются симп томы хронической интоксикации и полигиповитаминоза. Особое вни мание следует обратить на состояние слизистой оболочки языка — в период обострения он покрыт белым налетом, нередко имеет по краям отпечатки коренных зубов. При явлениях дисбактериоза пищеваритель ного тракта — неприятный запах изо рта, отрыжка. Осмотр живота поз воляет выявить вздутие его различных отделов.

При пальпации живот болезненен в области сигмовидной и нисхо дящего отдела ободочной кишки, что объясняется преимущественно левосторонней локализацией воспалительного процесса. Кроме болез ненности по ходу толстого кишечника, характерно наличие положитель ных симптомов Образцова, Герца, «воздушного столба». Кроме того, при пальпации определяется урчание и шум плеска по ходу толстой кишки, симптом «квакающих лягушек» в илеоцекальной области.

Особенности течения хронического колита у детей во многом опре деляются характером нарушения моторики толстой кишки. В зависимости от вида дискинезии стул и боль в животе имеют ряд особенностей. При сочетании колита с энтеритом стул чаще бывает обильным, жидким, значительно выражен метеоризм, часто определяются симптом Образ цова и болезненность в точке Поргеса.

Для верификации диагноза и выбора правильной лечебной тактики используют копрологические исследования, выявление кишечных пара зитозов, ректороманоскопию, фиброколоноскопию (по показаниям), биопсию слизистой оболочки (по показаниям), анализ кала на дисбак териоз, ирригографию (по показаниям).

Важное значение в диагностике хронического колита имеет расши ренное копрологическое исследование, позволяющее судить о процес сах переваривания и всасывания в кишечнике, а по данным реакции Трибуле—Вишнякова — о наличии воспалительного процесса. Обычно в копрограмме при воспалительных изменениях слизистой толстой кишки выявляется слизь, лейкоциты, реже эритроциты, йодофильная флора, непереваренная клетчатка и внутриклеточный крахмал.

Исследование на дисбактериоз дает возможность выявить нарушение биоценоза кишечника, часто обнаруживается условно-патогенная фло ра (протей, клебсиелла, цитробактер, энтерококки, гемолизирующая кишечная палочка, стафилококк).

Наибольшую ценность имеют эндоскопические методы исследования кишечника — ректороманоскопия и колоноскопия;

они позволяют вы явить поверхностные (с атрофией или без атрофии) и деструктивно-вос палительные изменения (геморрагии, эрозии). Следует отметить, что у детей практически не бывает значительных изменений слизистой оболоч ки кишки: она более нежная, тонкая, с небольшими воспалительными изменениями в виде умеренно выраженного проктосигмоидита. Для бо лее детального исследования проводится биопсия слизистой толстой киш ки. При морфологическом исследовании биоптатов регистрируются из менения пролиферативного характера: снижение высоты поверхностного и криптального эпителия, наличие густого лимфогистиоцитарного ин фильтрата с большим количеством лимфоцитов и эозинофилов в нем.

Явления отека характеризуются повышенным функциональным нару шением эпителия крипт, снижением тонуса сосудов, повышением их кровенаполнения. Следует подчеркнуть, что в современных условиях диагноз хронического колита должен основываться на гистологических данных, поскольку эндоскопическое и рентгенологическое исследования далеко не всегда позволяют верифицировать наличие воспаления. В то же время морфологическое исследование кишечника должно проводиться по строгим показаниям в условиях специализированного отделения.

При рентгенологическом исследовании кишечника (ирригография) отмечается некоторое сужение пораженных участков, гаустры становят ся асимметричными, неровными, иногда сглаженными. После эвакуа ции бариевой взвеси отмечается поражение рельефа слизистой оболоч ки: складки теряют свое обычное направление, становятся прерывистыми, расширенными, утолщенными. Обязательно выявляются симптомы на рушения двигательной функции толстой кишки по гипермоторному или гипомоторному типу.

Хронический колит приходится дифференцировать с хроническим энтеритом и синдромом раздраженной толстой кишки (табл. 80).

ЛЕЧЕНИЕ больных хроническим колитом должно быть дифферен цированным, комплексным и включать диетотерапию, медикаментозную терапию, местные ректальные процедуры, а также физио- и бальнеолече ние. В периоде обострения существенное значение имеет щадящая диета.

Для уменьшения перистальтики кишечника и раздражающего действия пищи на его слизистую оболочку назначается дробное питание 6—8 раз в сутки. При склонности к поносу рекомендуется стол с механическим и химическим щажением слизистой оболочки (диета № 4 и ее варианты — 46 и 4в). Наличие метеоризма устраняется ограничением углеводов, мо лока, молочных продуктов. При колите, сопровождающемся запором, рекомендуются свекла, морковь, тыква, чернослив, абрикосы, овощные и фруктовые соки. Эффективно назначение отрубей. В периоде ремиссии целесообразно назначать общий стол с исключением жирного мяса, ост рых и соленых блюд, экстрактивных веществ, сдобного теста.

Медикаментозный комплекс назначается с учетом характера воспа лительных изменений, вида дисбактериоза, варианта моторно-эвакуа торных нарушений.

При лечении больных хроническими заболеваниями кишечника широкое распространение получили сульфаниламидные препараты — фталазол, фтазин, этазол, салазопиридазин, салозинал, салофальк (см.

«Неспецифический язвенный колит») — благодаря их свойствам ад сорбироваться в кишечнике и выраженному противовоспалительному эффекту. Однако при их назначении следует иметь в виду возможное побочное действие (у 3—4% больных), обусловленное токсическим дей ствием на ткани, особенно при применении препаратов группы салазо сульфапиридина. Это определяет необходимость тщательного контроля в процессе лечения с учетом фармакокинетики препаратов.

Таблица Дифференциально-диагностические признаки хронического колита, хронического энтерита и дискинезии толстой кишки Хронический Дискинезия толстой Показатели Хронический колит энтерит кишки Нарушение общего Мало выражено Выражено Отсутствует состояния Боли в животе Характерны схват- Отсутствуют или Типичны схватко кообразные боли умеренно выра- образные боли женные, монотон ные, вокруг пупка Расстройства сту- Запоры или чере- Преобладают по- Преобладают запо ла ры дование их с поно- носы сами, часто наблю дается синдром неполного опо рожнения Метеоризм Умеренно Характерен, Нехарактерен выражен с локализацией вокруг пупка Болезненность Нехарактерна Типична Не наблюдается в точке Поргеса Симптом Нехарактерен Выражен Отсутствует Образцова Пальпация толстой Определяется Болезненность Определяется кишки болезненность отсутствует болезненность по ходу толстой по ходу толстой кишки, спазмиро- кишки, спазмиро ванные и расши- ванные и расши ренные ее ренные участки участки Слизь в испражне- Характерна Отсутствует Может быть ниях Всасывание Не нарушено Нарушение всасы- Не нарушено в тонкой кишке вания 1, II, III сте пеней Результаты ректо- Проктит, прокто- Может быть ката- Слизистая оболоч романоскопии сигмоидит (ката- ральный прокто- ка не изменена ральный, катараль- сигмоидит но-фолликулярный, субатрофический, атрофический) Результаты Рентгенологиче- Рентгенологиче- Нарушение тонуса рентгенологиче- ские признаки ские признаки и двигательной ского исследова- колита при ирри- энтерита при ис- функции толстой ния госкопии и ирри- следовании с про- кишки по данным гографии ходящим барием ирригоскопии Результаты гисто- Морфологические Морфологические Отсутствие изме логического иссле- признаки хрони- признаки хрони- нений дования ческого колита ческого энтерита по данным биоп сии тощей кишки Существенное место в комплексной терапии при хроническом ко лите занимает воздействие на кишечный дисбактериоз. С этой целью в период обострения заболевания применяются препараты оксихиноли нового ряда, налидиксовой кислоты, нитрофураны (см. «Хронический энтерит»). Они обладают выраженным антимикробным действием по от ношению к патогенным микроорганизмам, но, в отличие от антибиоти ков, не подавляют сапрофитную флору, повышают сопротивляемость организма, подавляют продукцию и снижают действие токсинов. При этом следует иметь в виду, что длительный или повторный прием пере численных препаратов может обусловить развитие аллергических реак ций. Для коррекции дисбиоза кишечника показано также применение биологических препаратов: колибактерина, бифидумбактерина, бифи кола. По показаниям эти препараты следует чередовать с бактериофага ми — протейным, стафилококковым.

Учитывая роль аллергического фактора в патогенезе хронического колита, назначают десенсибилизирующую терапию.

Воспалительные изменения слизистой оболочки толстого кишечни ка, а также связанное с этим снижение процессов переваривания и вса сывания приводят к развитию полигиповитаминоза, в связи с чем пока зано включение в комплекс лечебных мероприятий витаминотерапии (группа В, С, фолиевая и никотиновая кислота).

Широкое применение при лечении получили стимуляторы репара тивной регенерации, обладающие неспецифическим противовоспали тельным действием — метилурацил и индометацин. Результаты экспе риментальных и клинических наблюдений показали их высокую эффективность в комплексе лечебных мероприятий при хронических воспалительных заболеваниях кишечника. Проведение курса лечения в течение 6—8 недель приводит к ликвидации или значительному умень шению клинических проявлений заболевания, снижению остроты воспа лительного процесса в слизистой оболочке кишечника, наступлению до статочно длительной (1—3 года) ремиссии. Метилурацил назначается по 0,25—0,5 г 3 раза в день во время или после еды;

индометацин — начи ная с дозы 25 мг 2—3 раза в день после еды старшим детям, с постепен ным увеличением дозы (под контролем переносимости) до 100 мг в сут ки в 3—4 приема;

препарат можно вводить и в виде ректальных свечей по 50 мг 2 раза в сутки. Однако использование индометацина в педиатри ческой практике ограничивается его возможным побочным эффектом (рвота, понос, усиление явлений интоксикации), поэтому применять его нужно осторожно.

Местная терапия при хроническом колите включает применение клизм и свечей, оказывающих противовоспалительное действие на сли зистую оболочку толстой кишки в пределах аноректальной области. Ис пользуются микроклизмы из ромашки, колларгола, а при атрофических и субатрофических изменениях — масляные (рыбий жир, растительное масло). Применение свечей способствует уменьшению спазма кишки, болевых ощущений в заднем проходе, опорожнению кишок. Свечи вво дятся в задний проход обычно на ночь или утром перед стулом. Ис пользуются готовые препараты противогеморроидальных свечей — ану зол, неоанузол, бетиол и др.

Наряду с медикаментозным лечением в комплексе терапии исполь зуются физиотерапевтические процедуры, оказывающие противовоспа лительное действие, способствующие ликвидации нарушенной мотори ки кишечника. Тепловые процедуры — аппликации на область живота парафина, озокерита — улучшают кровоснабжение кишечника, умень шают воспалительные явления. С помощью специального ректального наконечника применяется диатермия, нормализующая перистальтику кишечника и способствующая ликвидации болевого синдрома. В зависи мости от типа моторных нарушений используется электрофорез грязе вого раствора, а также лекарственных препаратов: при склонности к за порам с преобладанием спастического компонента используются холинолитики, а при гипотонии кишечника — препараты кальция.

Фитотерапия при хронических заболеваниях кишечника диффе ренцируется в соответствии с характером нарушений его деятельности (запор, понос) и характером моторики (гипер-, гипомоторная — см. «Синд ром раздраженной толстой кишки»). Фитотерапию при колите целесо образнее использовать в периоде затухания воспалительного процесса, применяя сборы лекарственных растений:

Кора крушины — 30 г, цветки бузины — 20 г, плоды фенхеля — 10 г, плоды аниса — 10 г. Одна столовая ложка сбора заливается стаканом кипятка, нагревается 15 минут на водяной бане;

настой охлаждается в течение 45 минут при комнатной температуре и процеживается. Прини мается по 1/2—1 стакану утром натощак и вечером перед сном за 30 ми нут до еды.

Плоды жостера — 20 г, корень солодки — 10 г, плоды тмина — 10 г.

Способ приготовления и применения такой же.

Листья сенны — 20 г, корень одуванчика — 20 г, корневище валери аны — 10 г, листья крапивы — 10 г. Способ приготовления и примене ния такой же.

Все три сбора применяются при сочетании колита с запором.

Использование в терапии разнообразных природных бальнеологи ческих факторов при хроническом колите весьма целесообразно и нахо дит широкое применение в педиатрической практике. Назначается баль неолечение в фазе ремиссии или не ранее чем через 2—3 месяца после обострения заболевания. Прием минеральной воды способствует нор мализации моторно-эвакуаторной функции кишечника, улучшает про цессы переваривания и всасывания, повышает секреторную функцию желез слизистой оболочки кишечника. Используются минеральные воды малой или средней минерализации, богатые сульфатом натрия и солями магния, оказывающие влияние на нервно-мышечный аппарат кишеч ника. При хроническом колите, сопровождающемся поносом, минераль ные воды назначаются в уменьшенном количестве, 1—2 раза в день, обязательно в горячем виде. Прием теплой минеральной воды показан при хроническом колите, сопровождающемся спастическими запорами.

При снижении моторной функции кишечника минеральную воду сле дует пить холодной, так как в этом случае она способствует стимуляции перистальтики кишечника.

Помимо лечебного питья различных минеральных вод, при заболева ниях кишечника широко применяются ректальные процедуры в виде промывания кишечника, кишечного душа. Промывания кишечника спо собствуют удалению фекальных масс, слизи, токсинов. Минеральная вода, действуя на слизистую оболочку и рецепторы дистального отдела кишеч ника, уменьшает воспалительный процесс, оказывает нормализующее влияние на кишечную микрофлору и моторно-эвакуаторную функцию.

Противопоказаниями для проведения ректальных процедур являются повышенная ранимость слизистой оболочки прямой кишки, наличие трещин заднего прохода, эрозивный характер поражения слизистой.

В периоде стихания воспалительного процесса показана лечебная физкультура. При хроническом колите с запорами и преобладанием спаз мов особое внимание уделяется выбору исходных положений (стоя на четвереньках, лежа на спине с согнутыми в коленях ногами). При по ниженном тонусе кишечника назначаются упражнения для мышц жи вота в различных исходных положениях.

Диспансеризация детей с хроническим колитом предусматривает их учет по форме № 30, систематическое активное наблюдение, противо рецидивное лечение, создание условий, способствующих полному вы здоровлению. После выписки из стационара следует продолжить лече ние витаминами (группы В, С, фолиевая кислота) в течение 3—4 недель.

При сочетании хронического колита с энтеритом назначаются фермен ты (панкреатин, панзинорм, трифермент, фестал, креон) в течение 1 — 2 месяцев, при упорном дисбактериозе — биопрепараты в течение 1/2— 2 месяцев. Фитотерапия по 2 недели ежемесячно в течение полугода (со сменой сборов лекарственных растений). Минеральная вода с учетом функции кишечника в течение месяца. Осенью и весной рекомендуют ся противорецидивные курсы лечения продолжительностью 1 — 1,5 ме сяца. Назначаются витамины (группы В, С, никотиновая кислота), эубио тики, биопрепараты, фитотерапия, по окончании — минеральные воды.

Продолжительность диспансерного наблюдения — не менее 3 лет от начала или последнего обострения заболевания.

Санаторно-курортное лечение следует проводить в местных санато риях и на бальнеологических курортах Украины (Березовские минераль ные воды, Моршин, Миргород, Трускавец и др.) в периоде ремиссии при отсутствии выраженной дисфункции кишечника.

НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЙ ЯЗВЕННЫЙ КОЛИТ Неспецифический язвенный колит (НЯК) — хроническое заболева ние неизвестной этиологии, характеризующееся непрерывным или вол нообразным течением, в основе которого лежит диффузный воспали тельный процесс слизистой оболочки толстой кишки, начинающийся в прямой кишке и распространяющийся в проксимальном направлении.

Первое сообщение о НЯК принадлежит К. Рокитянскому, описавше му в 1842 г. морфологическую картину заболевания. В 1875 г. появилось подробное исследование Wilks и Мохоп, которые впервые отделили идио патические колиты от бациллярных. В самостоятельную нозологическую форму язвенный колит выделен в 1888 г. Уайтом. В 1913 г. А.С. Казаченко на XIII Российском съезде хирургов предложил термин «неспецифи ческий язвенный колит». Большинство исследователей считают целесо образным использовать именно этот термин, так как он подчеркивает неясность причины и исключает другие виды колита с выясненной этио логией. В литературе при описании данного заболевания используют так же термины «геморрагический ректоколит», «слизисто-геморрагический ректоколит», «идиопатический язвенный колит», «язвенный колит».

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. О росте числа случаев неспецифического яз венного колита в мире свидетельствуют результаты многочисленных эпи демиологических исследований. Так, в Норвегии, где распространен ность этой патологии велика, заболеваемость язвенным колитом возросла с 1956 по 1964 г. более чем в 2 раза. В 3 раза увеличилось число случаев данного заболевания в США, составляя, согласно данным клиники Мейо, 15 на 100 000, а распространенность к моменту окончания эпидемиоло гического исследования (1987) достигла 225,5 на 100 000. Но у детей заболевание встречается относительно редко. Его частота у детей со ставляет около 1%. В семейном анамнезе обычно имеются указания на наличие аллергических и иммунных заболеваний у близких родственни ков. Болеют преимущественно мальчики, болезнь может возникнуть в любом возрасте, но чаше в подростковом и юношеском. Не исключено, что под термином «неспецифический язвенный колит» в настоящее время объединяют целую группу заболеваний, которые мы еще не научились распознавать. Так, например, до середины 60-х годов болезнь Крона с локализацией процесса в толстой кишке не выделялась из группы неспецифического язвенного колита. Только внедрение в клиническую практику колоноскопии с прицельной биопсией дало возможность диф ференцировать эти заболевания.

ЭТИОЛОГИЯ. В настоящее время НЯК рассматривается как поли этиологическое заболевание. В течение многих лет ведутся поиски ин фекционного агента, способного вызвать заболевание. И это вполне объяснимо, так как воспалительная природа заболевания давала основа ния предполагать, что в возникновении и развитии патологического про цесса принимает участие какой-то определенный возбудитель. Выска зывалось мнение, что причиной НЯК могут быть вирусы, бактерии или продукты их жизнедеятельности. В некоторых работах как причинный фактор НЯК рассматривались L-формы бактерий тонкой кишки (Chlamidia, Str. faecalis). В настоящее время исследования в этом на правлении продолжаются, но до сих пор попытки выявить специфиче ский возбудитель успехом не увенчались.

Хроническое течение НЯК, склонность к сезонным обострениям, выраженные системные проявления, положительный эффект от гормо нальной терапии наводили на мысль об участии иммунных механизмов в развитии данных заболеваний. В связи с этим многократно иссле довался иммунный статус больных. Были проведены клинико-иммуно логические сопоставления, показавшие, что при нарастании тяжести процесса в желудочно-кишечном тракте усугубляются изменения имму нологического статуса, но патогенетическое значение этих нарушений не определено.

Несмотря на то, что имеется семейная предрасположенность к воз никновению НЯК, результаты фенотипирования HLA убедительно сви детельствуют, что заболевание не может быть отнесено к типичным ге нетическим заболеваниям.

Таким образом, несмотря на многочисленные исследования раз личных генетических, иммунологических, микробных и психогенных факторов, а также факторов окружающей среды, до сих пор не удалось установить причину НЯК. По-видимому, в многофакторной модели этио логии и патогенеза заболевания могут иметь значение все вышепере численные факторы. Наиболее признанная в настоящее время теория происхождения НЯК указывает на ведущую роль кишечных антигенов, воздействие которых сопровождается изменением иммунной реактив ности и воспалением кишечника. Предполагается, что на реактивность организма влияют также пока еще мало изученные генетические факто ры. Факторами риска являются генетические особенности организма ребенка, наследственная предрасположенность, сенсибилизация различ ными видами антигенов, психические травмы, а непосредственным толч ком к развитию заболевания может служить психическая травма или инфекционная патология (скарлатина, ветряная оспа, ОРВИ, дизенте рия, сальмонеллез, колиинфекция и др.).

ПАТОГЕНЕЗ. В течение десятилетий ведутся интенсивные поиски механизмов развития НЯК. В настоящее время полагают, что в основе патогенеза НЯК лежит нарушение иммунологической реактивности орга низма с развитием реакции аутоагрессии против энтероцитов. Заболе вание носит ярко выраженный системный характер с поражением боль шинства органов и систем организма. Наиболее важными звеньями патогенеза НЯК являются изменения кишечной микрофлоры с раз витием дисбактериоза, аутоиммунные процессы, реакции гиперчувстви тельности замедленного типа, нарушение микроциркуляции в слизис той оболочке кишечника, расстройства в психоэмоциональной сфере.

В результате угнетения защитной функции фагоцитарной системы в ки шечнике резко увеличивается количество патогенных и условно-пато генных бактерий, что способствует массивному поступлению в кровь микробных метаболитов с развитием аллергизации организма и тяже лых токсических реакций. При контакте со специфическим антигеном (микроорганизмы, паразиты, пищевые ингредиенты, аутоантигены раз ных типов) образуются сенсибилизированные Т-лимфоциты, что при водит к гиперчувствительности замедленного типа. Против антигенов слизистой оболочки толстого кишечника в организме образуются анти тела, приводящие к возникновению воспалительной реакции и процес сов, близких к кризам отторжения. Отмечается повышение концентрации иммуноглобулина G и снижение уровня иммуноглобулина А в сыворот ке крови. Изменяется состояние клеточного иммунитета: снижено абсо лютное число лимфоцитов и нарушена их способность к бласттранс формации, уменьшено содержание супрессорных Т-лимфоцитов, а так же Т- и В-лимфоцитов в реакции розеткообразования, угнетена фагсн цитарная функция нейтрофилов. Полагают, что в возникновении реци дивов НЯК существенную роль играют различные стрессовые ситуации.

В результате повреждения стенки толстой кишки развивается хрониче ский воспалительный процесс с поражением слизистой, подслизистой, мышечной оболочек и лимфоидной ткани, причем воспаление приоб ретает некротический и язвенный характер, часто осложняется крово течением, а также перфорацией с последующим перитонитом. Обычно поражается весь толстый кишечник — от прямой кишки вплоть до бау гиниевой заслонки слепой кишки.

ПАТОМОРФОЛОГИЯ. Макроскопическое исследование операцион ного или секционного материала при НЯК выявляет диффузное воспа ление слизистой оболочки толстой кишки различной степени выражен ности и псевдополипоз. Псевдополипы представляют собой либо островки сохранившейся слизистой оболочки, либо грануляционную ткань. Фор ма и величина полипов варьирует от маленьких куполообразных образо ваний до причудливых стеблевидных разрастаний. Как уже было сказа но выше, неспецифический язвенный колит поражает слизистую оболочку и в меньшей степени — подслизистый слой. Мышечный слой и сероза в процесс не вовлекаются. Однако при тяжелых формах заболе вания, особенно осложненных токсическим мегаколоном, процесс мо жет распространяться в более глубокие слои кишечной стенки. Толстая кишка в результате воспаления утолщается и укорачивается.

Микроскопическая картина НЯК определяется стадией заболевания и характером течения процесса. Но необходимо подчеркнуть, что строго патогномоничных для НЯК гистологических признаков не существует.

Большинство из этих признаков может наблюдаться при других воспа лительных заболеваниях толстой кишки известной этиологии, напри мер при инфекционных колитах, вызванных бактериальными агентами, имеющими тропизм к толстой кишке.

В начальной стадии НЯК инфильтрат, состоящий преимущественно из лимфоцитов с примесью полиморфно-ядерных лейкоцитов, локали зуется в собственной пластинке слизистой оболочки. По мере прогрес сирования заболевания лейкоциты появляются между клетками поверх ностного слоя эпителия, и затем развивается криптит, характеризующийся скоплением нейтрофилов в криптах.

В настоящее время многие патологи придерживаются мнения, что абсцесс в криптах является первичным поражением при НЯК. В крипт абсцессе полиморфно-ядерные лейкоциты скапливаются вблизи верхуш ки крипты. В эпителиальных клетках крипт развиваются дегенератив ные изменения. Световая микроскопия выявляет в них вакуолизацию и слабое свечение, электронная — укорочение ворсинок, дилатацию рети кулоэндотелия, рост числа лизосом и расширение внутриклеточного пространства. При некрозе эпителия, выстилающего крипты, крипт-абс цесс вскрывается. Возникают язвы. Вскрытие нескольких крипт-абсцес сов приводит к формированию больших зон изъязвления, определяе мых визуально при эндоскопическом исследовании. Несмотря на то, что описанные выше изменения не являются строго специфичными, неко торые из них свидетельствуют больше в пользу НЯК. Так, например, хронизация воспалительного процесса, большой размер абсцессов в крип тах, развитие грануляционной ткани свойственны НЯК.

Гистологические изменения дают ключ к пониманию клинических проявлений НЯК. Так, два основных симптома заболевания — диарея и кровотечение — имеют отношение к обширному поражению слизистой оболочки. Диарея возникает в тех случаях, когда слизистая оболочка повреждается на значительном протяжении и менее способна к реаб сорбции воды и натрия. Кровотечение — результат изъязвления и раз вития рыхлой грануляционной ткани, хорошо снабженной сосудами.

Отсутствие у большинства больных НЯК острой боли и четких перито неальных знаков объясняется ограничением патологического процесса слизистой оболочкой и подслизистым слоем. Однако здесь следует за метить, что в осложненных случаях процесс может распространяться в глубокие слои кишечной стенки. В частности, это наблюдается при ток сическом мегаколоне (токсическая дилатация), развивающемся у 1—3% больных НЯК. При дилатации толстой кишки абсцесс распространяется в мышечный слой, простираясь вдоль сосудов. При этом выявляют вас кулиты с отеком и неровностью эндотелия сосудов, воспалительной инфильтрацией в стенке, тромбозом мелких артерий. Проникновение процесса на серозу может вызвать перфорацию. При возникновении перфорации заживление возможно за счет фиброза глубоких слоев ки шечной стенки.

КЛАССИФИКАЦИЯ. В педиатрической практике наиболее часто используется рабочая классификация НЯК, предложенная О.А. Канши ной и Н.Н. Каншиным (1974) в модификации Нижегородского НИИ детской гастроэнтерологии (1986). В соответствии с этой классифика цией различают: форму болезни — непрерывный колит и рецидивирую щий;

степень тяжести — легкий колит, среднетяжелый, тяжелый;

протя женность поражения толстой кишки — сегментарный и тотальный колит, проктит, проктосигмоидит;

течение болезни — острое, хроническое (не прерывное, рецидивирующее);

фазу болезни — активная, ремиссия;

ак тивность процесса — минимальная, умеренная, максимальная;

ослож нения: а) местные: перфорация, токсическая дилатация, кишечное кровотечение, стриктура толстой кишки, малигнизация;

б) общие: гепа тит, цирроз и абсцесс печени, панкреатит, поражение кожи и слизистых оболочек, артриты, эндокардит, иридоциклит, тромбоз кровеносных со судов, сепсис и др.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА НЯК. В детском возрасте заболева ние развивается постепенно, исподволь и лишь иногда отмечается ост рое начало болезни. Очень редко наблюдается молниеносное течение НЯК. Для НЯК характерно постоянное развитие болезненных проявле ний. Симптомы присутствуют неделями и даже месяцами до первого обращения к врачу.

Основные симптомы заболевания включают диарею, выделение крови и боли в животе. Однако в ряде случаев кишечная симптоматика может сочетаться и с поражением других органов. В результате аутоиммунной агрессии развиваются периферическая артропатия, вторичный анкилози рующий спондилоартрит, узловатая эритема, передний увеит и другие.

Симптомокомплекс отличается в зависимости от распространенности поражения, но тяжесть состояния всегда коррелирует с морфологически ми изменениями в толстой кишке.

Основным клиническим проявлением НЯК является синдром гемо колита. Стул обычно учащен, до 2—5 и более раз в сутки, неоформлен ный, с обилием слизи, примеси крови, гноя. Обычно заболевание начи нается с разжижения стула без патологических примесей, а через 2—3 мес в кале появляется кровь, перемешанная с калом, слизь. Затем присоеди няются и другие симптомы заболевания. В редких случаях неспецифи ческий язвенный колит может сопровождаться запорами.

Болевой синдром при НЯК непостоянен, он предшествует или со впадает с эпизодами учащенного и разжиженного стула. Схваткообразная боль по всему животу, без определенной локализации или вокруг пупка обычно появляется во время приема пиши или перед актом дефекации.

При дальнейшем развитии заболевания болевой синдром обычно исче зает. Упорные, длительные боли характерны для осложненного неспе цифического язвенного колита.

Ярко выражены жалобы астеноинтоксикационного характера: быст рая утомляемость, общая слабость, головные боли, субфебрильная тем пература, снижение аппетита, похудение и другие.

Начальные проявления неспецифического язвенного колита могут маскироваться заболеваниями с поражением суставов. Ребенку при этом длительное время проводится лечение по поводу ревматизма или ревма тоидного артрита. Поражение суставов при неспецифическом язвенном колите обусловлено системностью поражения органов, деформация сус тавов отсутствует, поражены в основном крупные суставы, нет призна ков кардита.

При объективном осмотре у ребенка ярко выражены симптомы хро нической интоксикации и полигиповитаминоза: серовато-зеленоватый, бледный оттенок кожи лица, признаки анемизации организма, «тени» или «синева» под глазами, сухость губ, заеды, повышенная ломкость ногтей, тусклый оттенок волос и т.д. Питание может быть нормальным, но чаще пониженное. Четко выявляется объективные признаки задерж ки физического и, особенно, полового развития (отсутствие длительное время вторичных половых признаков, недостаточное развитие генита лий). Могут диагностироваться отклонения в нервно-психической и ве гетативной сферах. Со стороны сердечно-сосудистой системы обычно всегда имеются патологические отклонения — систолический шум на верхушке сердца и в точке Боткина функционального характера, стой кая аритмия, тахикардия. При осмотре живота — часто отмечается взду тие, урчание и шум плеска по ходу толстого кишечника, метеоризм.

Пальпируются болезненная (спазмированная) или безболезненная сиг мовидная и ободочная кишки. Практически у всех больных определяется умеренная гепатомегалия, а в некоторых случаях — спленомегалия.

Клинические проявления НЯК предопределяют степень тяжести за болевания. При легкой степень тяжести частота жидкого стула обычно менее 4 раз в сутки, СОЭ нормальная или умеренно повышена (16— 25 мм/ч), системные проявления не наблюдаются. При среднетяжелом колите у большинства детей (80%) наблюдается диарея с частотой стула 5—6 раз в сутки, а также резкое снижение аппетита, массы тела, отста вание в физическом развитии, у половины детей отмечается непостоян ный субфебрилитет и развивается анемия (как правило, со снижением уровня Но до 90—110 г/л), СОЭ увеличивается до 25—50 мм/ч. При тяжелом колите у всех больных стул жидкий и дефекация свыше 6 раз в сутки, аппетит резко снижен вплоть до анорексии, отмечается лихорад ка, значительная потеря массы тела, постепенное отставание в физиче ском развитии с замедлением роста, наблюдается лабильность пульса, тахикардия, ослабление тонов сердца, снижение артериального давле ния, развивается анемия со снижением уровня НЬ ниже 80 г/л, СОЭ повышено до 50—70 мм/ч.

При НЯК возможны обшие и местные осложнения. К местным от носятся: тяжелое кишечное кровотечение, перфорация кишки с исходом в перитонит, токсическая дилатация толстой кишки, стриктура толстой кишки, параректальные свищи, аноректальные осложнения (слабость сфинктеров, энкопрез, анальные трещины, кондиломы, парапроктит).

К общим осложнениям относятся: поражение суставов, кожи, почек, печени, нарушения со стороны периферической и центральной нервной системы. Осложнения чаще сопровождают тяжелый колит, многие из них связаны с вовлечением в процесс соединительной ткани. По срав нению со взрослыми, у детей осложнения отмечаются реже.

Диагностика НЯК основывается на тщательном сборе анамнеза, оценке жалоб и объективного обследования больного. Наряду с общим осмотром, пальпацией толстой кишки, необходимо осмотреть анальную область, провести пальцевое исследование сфинктеров прямой кишки.

Обязательно исследование периферической крови в динамике, прове дение копрологического исследования, повторные исследования кала на патогенную флору и дисбактериоз, простейшие, микобактерии тубер кулеза.

Как уже отмечалось, в общем анализе крови у больных НЯК отмеча ется стойкая гипохромная анемия, изредка лейкоцитоз, сдвиг лейкоци тарной формулы влево, ускорение СОЭ (обычно выше 20 мм/ч).

При биохимическом исследовании крови у больных НЯК выявляет ся гипопротеинемия, диспротеинемия за счет гипоальбуминемии и гипер -глобулинемии, увеличение фракции а2-глобулинов. У большинства больных имеются признаки синдрома цитолиза (гипертрансфераземия), положительные осадочные пробы, выявляется С-реактивный белок.

В копрограмме — кал неоформленный, обилие эритроцитов, лейко цитов, слизь, непереваренные частицы и т.д. Анализ кала на дисбакте риоз в 100% выявляет нарушение биоценоза кишечника с наличием ус ловно-патогенной флоры, снижением общего количества кишечной палочки, полным или частичным отсутствием бифидофлоры.

Указанные исследования важны, однако верификация диагноза ос новывается на проведении инструментальных исследований: ректоро маноскопии, колонофиброскопии, ирригографии. По показаниям про водится биопсия слизитой толстой кишки.

Ректороманоскопическое исследование в остром периоде НЯК позво ляет выявить ранние признаки заболевания в виде отечности, разрыхлен ности слизистой оболочки кишки, умеренной или выраженной гипере мии слизистой оболочки, отсутствия сосудистого рисунка, единичных или множественных геморрагии, утолщения складок слизистой, зернистости слизистой, в том числе выраженной (симптом «малины»), контактной кровоточивости, в том числе выраженной (симптом «кровавой росы»).

При более длительном течении заболевания выявляются поздние изме нения: поверхностные или глубокие эрозии и язвенные дефекты с белесо ватым дном (фибрин);

сливные обширные эрозивно-язвенные поля (при тяжелом течении);

в просвете кишки кровь, слизь, гной;

псевдополипы.

В периоде ремиссии сохраняется зернистость и легкая ранимость слизи стой, смазанность сосудистого рисунка, участки атрофии слизистой обо лочки. Воспалительные явления уменьшаются, возможно образование рубчиков и псевдополипов. Колоноскопическое исследование отличает ся большей информативностью, поскольку позволяет осматривать все отделы толстой кишки вплоть до илеоцекального угла. Выявленные при этом изменения идентичны ректороманоскопическим.

Наряду с эндоскопическим исследованием больного ведущую роль играет рентгенологическое обследование кишечника (ирригография) с контрастированием толстой кишки бариевой взвесью или двойным кон трастированием (бариевая взвесь и воздух). Патогномоничные при знаки неспецифического язвенного колита, выявляемые на ирриго граммах: пятнистый («мраморный») рисунок толстой кишки;

быстрое освобождение от бария пораженных участков кишки (гипермоторика);

исчезновение гаустр (симптом «водопроводной трубы» или «шланга»);

зазубренность контуров;

укорочение толстой кишки с выпрямлением естественных изгибов;

двуконтурность рисунка кишки.

Ирригографическое исследование позволяет не только установить наличие воспалительного процесса, но и определить его распространен ность, а также характер двигательных расстройств кишечника. Нужно подчеркнуть, что рентгено-эндоскопическое исследование призвано ис ключить другие органические причины диарейного синдрома и уточ нить локализацию процесса. Колоноскопия в этом отношении обладает преимуществами. С ее помощью удается зарегистрировать минималь ные изменения в слизистой оболочке, а также провести биопсию.

Дифференциальный диагноз НЯК проводится с дизентерией и дру гими острыми бактериальными колитами, гранулематозными и хрони ческими колитами, заболеваниями аноректальной области.

Острая бактериальная дизентерия и другие острые бактериальные колиты, в том числе обусловленные микробами группы Campylobacter, характеризуются, как правило, острым началом с выраженными при знаками интоксикации и гемоколитом. Подобное начало встречается при НЯК редко;

в большинстве случаев начальный период НЯК характери зуется появлением примесей (кровь, слизь, гной) в оформленном кале при отсутствии признаков интоксикации. У больных НЯК отсутствует эффект от антибактериальной терапии, а ректороманоскопическое ис следование, в отличие от острых колитов, выявляет повышенную крово точивость и зернистость слизистой оболочки кишечника. Повторное ректороманоскопическое исследование при НЯК через 10—14 дней не выявляет положительной динамики, тогда как при острых колитах на фоне положительной динамики клинических симптомов уменьшается или ликвидируется гиперемия и отечность слизистой оболочки.

В пользу инфекционной этиологии колита свидетельствуют неожи данное начало, групповые случаи заболевания, доминирование болево го синдрома, присутствие патогенных микроорганизмов в фекалиях. При колите, вызванном эшерихиями 0157, часто развивается гемолитико уремический синдром. Причиной энтероколита, продолжающегося в те чение ряда месяцев, может быть иерсиниоз, в эндемичных районах — амебиаз, у иммунологически «скомпрометированных» больных — цито мегаловирусная, герпетическая, микобактериальная инфекция. Присут ствие хронического воспалительного инфильтрата в сочетании с нару шением архитектоники крипт и обеднением желез указывает на НЯК.

Болезнь Крона (или гранулематозный колит) нередко имеет сход ную с НЯК клиническую симптоматику и дифференцируется с помо щью ректороманоскопии и ирригографии. В отличие от НЯК, для бо лезни Крона характерно очаговое поражение с четкими границами между неизмененными и пораженными участками слизистой оболочки, кото рая в результате неравномерного отека и наличия изъязвлений приобре тает вид «булыжной мостовой». При болезни Крона кровоточивость не характерна. Отсутствует корреляция между тяжестью симптомов и ха рактером поражения кишечника. Прямая кишка чаще без признаков воспаления, но могут вовлекаться другие отделы пищеварительного трак та, особенно терминальный отдел подвздошной кишки. Воспаление но сит сегментарный и трансмуральный характер. Типичны продольные изъязвления, афты, стриктуры, свищи, перианальные проявления. Мик роскопически — очаговое воспаление, подслизистые гранулемы. Архи тектоника крипт не нарушена.

Хронический колит (проктосигмоидит) у детей иногда сопровождается гемоколитом. В отличие от НЯК, для этой формы колита не характерны выраженная интоксикация, значительное повышение СОЭ, четкие ре цидивы, а при адекватном лечении отмечается быстрая положительная динамика состояния. При ректороманоскопическом исследовании от сутствует контактное кровотечение, более характерны субатрофические изменения слизистой оболочки;

эрозии и тем более язвы отмечаются достаточно редко.

Дифференциальная диагностика неспецифического язвенного колита с заболеваниями аноректальной области (полипы толстой кишки, ге моррой, гемангиома прямой кишки, папиллома) не вызывает особых затруднений для врача при квалифицированном осмотре анальной об ласти и проведении ректоскопии.

ЛЕЧЕНИЕ. В периоде обострения НЯК назначается постельный ре жим и обеспечивается психоэмоциональный покой больного. К уходу за ребенком следует привлекать родителей. Это необходимо, прежде всего, потому, что в связи с развитием вторичных изменений психики у боль ных (уход в болезнь, сужение круга интересов, эгоистичность, негатив ное отношение к лечению) необходимо обеспечить щадящее и строго индивидуальное отношение к больным детям. Весьма эффективна пси хотерапия (рациональная психотерапия, внушение в состоянии бодр ствования, аутогенная тренировка), способствующая развитию у ребенка уверенности в выздоровлении и потенцирующая эффект медикаментоз ных средств.

Диета при НЯ К должна обеспечивать физиологические потребности ребенка в пищевых веществах, способствовать уменьшению воспали тельного процесса, пищевой сенсибилизации, нормализации функцио нального состояния кишечника и стимуляции процессов регенерации.

Применяются последовательно диеты № 4, 46, 4в. Все блюда готовятся на пару или отвариваются, при нормализации стула запекаются в духов ке. Кратность приема пищи 5—6 раз в сутки, пища дается в теплом виде.

В рационе ограничивают количество углеводов, так как, усиливая про цессы брожения, они вызывают метеоризм, боль в животе, учащение стула. Обязательно вводят оптимальное количество белка, прежде всего животного (мяса, рыбы), учитывая потерю белка и нарушение процес сов всасывания в кишечнике. Потребность в жирах удовлетворяется за счет сливочного масла. При малейшей непереносимости любого про дукта его следует исключить.

Антибиотики применяют строго по показаниям. Их назначение огра ничивается случаями септических осложнений, поскольку они могут усиливать аллергические процессы и усугубляют дисбактериоз. Антибио тики (аминопенициллины, цефалоспорины и т.д.) назначаются в воз растных дозировках курсами по 7—10 дней в сочетании с витаминами и флюконазолом.

В терапии НЯК находят применение три основные группы лекар ственных препаратов: аминосалицилаты, кортикостероиды и иммуно депрессанты.

Основным препаратом из группы аминосалицилатов остается на про тяжении более 50 лет сульфасалазин. Он прочно вошел в лечебный ар сенал при легком и среднетяжелом течении язвенного колита, а также как эффективное средство поддерживающей терапии. Действующее на чало — 5-аминосалициловая кислота (5-АСК) — в нем соединена азо связью с сульфапиридином, выполняющим роль носителя. Под влияни ем бактериальных азо-редуктаз эта связь нарушается в толстой кишке, что и приводит к высвобождению 5-АСК, оказывающей местное проти вовоспалительное действие. Препарат эффективен в правых отделах обо дочной кишки и не влияет на течение воспалительного процесса в пря мой кишке в силу особенностей фармакокинетики. Его эффективность зависит от дозировки, времени контакта со слизистой и сохранности кишечной микрофлоры. Сульфасалазин уступает в лечебной эффектив ности кортикостероидам. Его терапевтическая суточная доза детям до 5 лет — 1—3 г, от 6 до 10 лет — 4 г, старше 10 лет — 5 г. Препарат назначается 3 раза в день после еды. Первоначальная доза сохраняется до получения клинического эффекта, затем уменьшается на 1/3. Если на протяжении двух недель состояние ребенка не ухудшится, суточная доза вновь снижается на 1/3;

постепенно подбирается минимальная доза, обеспечивающая клиническую ремиссию. Минимальная доза препарата дается до конца курса лечения в стационаре и затем в амбулаторных условиях при легкой и среднетяжелой формах не менее 2—4 месяцев, тяжелой — не менее 6 месяцев. Если при снижении дозы препарата наступает ухудшение, то следует возвратиться к предыдущей дозировке.

Следует отметить, что у трети больных, получающих высокие дозы препарата, могут быть побочные явления, обусловленные сульфапири дином. Это может быть тошнота, рвота, анорексия, головная боль, реже — гепатит, изменения со стороны крови. Токсические реакции возникают преимущественно у детей слабых или медленных ацетиляторов.

Чтобы избежать побочных явлений, в конце 70-х годов была успеш но предпринята попытка создания чистой 5-АСК без сульфапиридина.

С этой целью использовано 2 типа транспортных систем: первый — по крытие 5-АСК полупроницаемой рН-чувствительной мембраной и вто рой — связывание 2 молекул 5-АСК азо-связью. Препараты с медлен ным высвобождением 5-АСК и рН-зависимым покрытием получили общее название «месалазин» (мезакол, салофальк, пентаса). Упрощенно можно считать, что они в равной мере эффективны в лечении язвенного колита, но их выбор должен быть осознанным при различных локализа циях болезни Крона. Месалазин применяют по тем же показаниям, что и сульфасалазин, в том числе при непереносимости последнего. Дозу 5-АСК можно повысить до 4—8 г/сут без риска осложнений, хотя обыч но терапевтическая доза — 3—4 г/сут, поддерживающая — 1—2 г/сут после еды в течение 6—8 недель с последующим постепенным умень шением дозы. Если сульфасалазин полностью неэффективен при рек тальном введении, то месалазин в клизмах и свечах приравнивается к кортикостероидам. При дистальном и левостороннем НЯК можно ус пешно применять клизмы салофалька в дозе 2—4 г/сут, при проктите — свечи салофалька или пентасы — 1—2 г/сут.

Глюкокортикостероидная терапия показана только при тяжелом, осложненном течении НЯК и неэффективности препаратов группы ами носалицилатов. Кроме того, они остаются наиболее эффективным мето дом лечения и дистального колита. Их можно использовать парентераль но, орально и ректально. Классическая схема обычно включает прием преднизолона внутрь из расчета 0,5—1 мг/кг массы тела в сутки. Эту дозу преднизолона назначают на 3—4 недели, а затем еженедельно уменьша ют на 2,5 мг. Длительность курса лечения составляет не менее 3 месяцев.

При распространенных формах язвенного колита оральный прием и мест ное лечение сочетают, при дистальном поражении используют исключи тельно ректальный способ введения стероидов. По общему признанию, глюкокортикоиды высокоэффективны в лечении обострения заболевания и бесполезны в предупреждении атаки. Исключение — интермиттирую щий прием преднизолона через день у больных с частыми обострениями или хроническим непрерывным течением, рефрактерных к 5-АСК.

Важным шагом к снижению побочных явлений явилось создание препаратов синтетических глюкокортикоидов с высокой эффективнос тью к рецепторам и низкой системной биодоступностью. Это подтверж дено для тиксокортола, беклометазона, будесонида. Последний при рек тальном введении обеспечивал идентичный гидрокортизону эффект, но не оказывал ингибирующего влияния на гипофизарно-адреналовую ось.

Оптимальная доза — в пределах 2 мг/сут.

Для подавления иммунных реакций при лечении больных НЯК ис пользуются иммунодепрессивные препараты, поскольку около 15—20% больных НЯК не реагируют на стандартную терапию глюкокортикоида ми и аминосалицилатами. Этот контингент больных, особенно с хрони ческим активным течением болезни, требует агрессивной иммуносупрес сивной терапии. Общепринятыми препаратами для этой цели являются азатиоприн и 6-меркаптопурин. Они блокируют активацию генов эффек торных лимфоцитарных клеток, преимущественно Т-лимфоцитов. Эти препараты в большей степени предупреждают обострение, чем купиру ют текущий воспалительный процесс. Азатиоприн комбинируют с кор тикостероидами, что позволяет снизить дозу или отменить гормоны при стероидной зависимости. Эффективная доза — 2—4 мг/кг в сутки. Лече ние продолжают без перерывов годами. Однако эффект проявляется не сразу — в среднем через 3 месяца от начала приема. Побочные реакции наблюдаются сравнительно редко — у 10—17% больных в виде аллергии, лейкопении, преходящих инфекций. В последние годы наряду с пурино выми аналогами применяют и метотрексат. Будучи антагонистом фоли евой кислоты, он также ингибирует синтез пуриновых нуклеотидов в пролиферирующих лимфоцитах и эффективнее подавляет именно вторич ный иммунный ответ. Метотрексат вводят парентерально 25 мг 1 раз в неделю или внутрь 5 мг через день. В комбинации с глюкокортикоида ми эффект проявляется через 3—4 недели. Однако спустя 6—8 месяцев возможно снижение чувствительности к препарату и реактивация. Побоч ные явления (стоматит, диспептические расстройства) наблюдаются ча сто, но серьезной опасности не представляют.

Если азатиоприн и метотрексат используют в лечении гормонально зависимых форм язвенного колита, то единственный способ преодолеть гормональную устойчивость — назначение циклоспорина А. Его приме няют кратковременно в дозе 4 мг/кг массы тела в сутки внутривенно.

Эффект быстрый, однако возможны серьезные побочные явления. Об ратимая почечная недостаточность описывается у 7% больных. Цикло спорин А используют лишь в тех центрах, где возможно мониторирова ние его концентрации.

Эффективность применения препаратов группы аминосалицилатов повышается при одновременном назначении эубиотиков — энтерола, мексаформа, мексазы, которые назначаются курсами по 7—8 дней с интервалом в 3—4 недели, всего 2—3 курса лечения.

Для нормализации биоценоза кишечника с первых дней пребывания ребенка в стационаре применяются кишечные эубиотики — колибакте рин, бифидумбактерин, лактобактерин, бификол в течение 3—6 недель.

Для улучшения функции кишечника при диарее применяются фермент ные препараты (панкреатин, панзинорм, панкурмен, креон, панкреаль и др.), при отсутствии послабления стула — фестал, ораза. Широко используется фитотерапия: отвары гранатовых корок, дубовой коры, чере мухи, черники, ромашки, зверобоя, крапивы и т.д.

В связи с нередко развивающимися явлениями полигиповитаминоза назначается комплекс витаминов (С, В,, В2, В6, А). Для уменьшения травмирования психики ребенка витамины обычно назначаются внутрь и лишь в выраженных случаях гиповитаминоза — парентерально.

Учитывая, что в течении НЯК существенную роль играет состояние регенераторно-репаративных процессов и микроциркуляции в стенке толстой кишки, в терапевтический комплекс целесообразно включать адаптогены, иммуномодуляторы и препараты, нормализующие микро циркуляцию. Из группы адаптогенов рекомендуются пентоксил, метил урацил внутрь, экстракт алоэ в/м по 1 мл ежедневно в течение 3 недель.

В фазе ремиссии НЯК используется мумие в виде 1%-го водного раст вора внутрь в течение двух месяцев. В качестве иммуномодулятора мо жет быть использован спленин (по 0,5—1,0 мл в/м) ежедневно в течение 7—10 дней. Нормализующее влияние на состояние микроциркуляции оказывает трентал (по 10 мг/кг массы тела) или инстенон (внутрь по 1/2—1 таблетке 3 раза в день) в течение 2—3 недель.

При выраженных явлениях токсикоза с эксикозом проводится ин фузионная терапия — внутривенные капельные вливания дезинтокси кационных растворов (глюкозы, физраствора, полиионного раствора).

Для нормализации азотистого баланса широко применяются белковые гидролизаты (гидролизин, аминопептид, гидролизат казеина и др.), ами нокислотные смеси (альвезин, мориамин и т.д.). Недостаточное поступ ление энергетического материала компенсируется введением жировых эмульсий — интралипида, липофундина, липофизана.

При развитии гипохромной анемии назначаются препараты железа:

гемофер, феррум-лек в/м по 0,5—1 мл ежедневно, на курс 10—15 инъек ций;

ектофер в/м из расчета по железу 1,5 мг/кг (от 0,5 до 1,5 мл в зависимости от возраста) ежедневно, на курс лечения 10—20 инъекций.

Неэффективность консервативной терапии и развитие осложнений является основанием для решения вопроса об оперативном лечении. У 2— 5% детей с тяжелой атакой НЯК могут возникнуть осложнения, требую щие хирургического лечения. Осуществляют два типа операций: субто тальную колэктомию с илеоректальным анастомозом или колэктомию с демукозацией прямой кишки и формированием тазового тонкокишеч ного резервуара. Операцию проводят одномоментно или в 2 этапа с вре менной илеостомой. Показаниями к хирургическому лечению являются осложнения язвенного колита (кровотечение, токсическая дилатация, перфорация и др.), неэффективность медикаментозного лечения и его осложнения.

Диспансеризация больных неспецифическим язвенным колитом предусматривает организацию рационального режима дня, диетотера пию, профилактические курсы лечения, которым обычно предшествует амбулаторное исследование (копрограмма, исследование кала на дис бактериоз, по показаниям — ректороманоскопия). В связи с тем, что после выписки из стационара больные продолжают получать препараты группы салазопиридазина, контрольные анализы крови и мочи прово дятся не реже двух раз в месяц. Профилактическое лечение включает назначение сборов лекарственных растений, по показаниям — биопре-· паратов, адаптогенов, витаминов. Профилактические прививки и сана торно-курортное лечение противопоказаны.

БОЛЕЗНЬ КРОНА, Болезнь Крона (или терминальный, регионарный илеит, гранулема тозный энтероколит) — хроническое рецидивирующее воспалительное заболевание желудочно-кишечного тракта неясной этиологии, характе ризующееся гранулематозно-язвенным поражением преимущественно терминального отдела подвздошной части ободочной кишки.

При болезни Крона в отличие от НЯК в процесс вовлекаются не только слизистая оболочка, но и глубокие слои кишечной стенки вплоть до серозной оболочки. В связи с этим часто наблюдаются осложнения в виде свищей, стриктур, абсцессов.

Заболевание, именуемое в настоящее время болезнью Крона, до по явления в 1932 г. статьи Crohn и соавт. в научной литературе не упоми налось. В указанной статье впервые были представлены клинические и морфологические признаки изолированного поражения терминального отдела подвздошной кишки (регионарный илеит). Результаты дальней ших наблюдений вскоре показали, что процесс, описанный Кроном, может не только поражать тонкую кишку, но и распространяться за илео цекальный клапан (баугиниева заслонка) на близлежащие отделы тол стой кишки. В последующие десятилетия представление о болезни Кро на еще более расширилось. Появились публикации о болезни Крона с локализацией в пищеводе, желудке, двенадцатиперстной кишке, аналь ной области. Однако отмечалось, что, несмотря на то, что заболевание может поражать пищеварительный тракт от полости рта до ануса, пре имущественной локализацией процесса остается кишечник. Следует подчеркнуть, что длительное время в литературе болезнь Крона описы вали под разными названиями: «терминальный илеит», «регионарный энтерит», «гранулематозный энтерит», «гранулематозный энтероколит», «болезнь Крона толстой кишки». В настоящее время в отечественной и зарубежной литературе распространен термин «болезнь Крона».

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Болезнь Крона встречается во всех странах мира.

Известны крупные обзорные работы, суммирующие информацию об этом заболевании, поступающую из Великобритании, Скандинавии, Швей царии, Израиля, Южной Африки, США. Согласно опубликованным дан ным, первичная заболеваемость болезнью Крона в мире составляет человек на 100 000, а распространенность — 75,2 на 100 000 населения.

Ученые, занимающиеся проблемой болезни Крона, отмечают возросшую частоту заболевания. Результаты эпидемиологических исследований, проведенных в Швеции, свидетельствуют о том, что первичная заболевае мость болезнью Крона в этой стране возросла за последние 20 лет с 3,5 до 6,0 на 100 000. Причем тенденция к росту прослеживается во всех возраст ных группах, в том числе у детей и подростков. По некоторым данным, частота болезни Крона за последние 10 лет возросла в мире в 5 раз. Как и НЯК, болезнь Крона одинаково часто поражает мужчин и женщин. Пик' заболеваемости приходится на возраст от 10 до 40 лет.

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ. Этиология заболевания неизвестна.

Важное значение в патогенезе придается генетическим факторам, прежде всего генетически детерминированным аномалиям функции нейтрофиль ных фагоцитов, которые при болезни Крона обладают более низкой, чем у здоровых, фагоцитарной активностью. Установлена определенная связь заболевания с генетически обусловленными маркерами — антигенами главного комплекса гистосовместимости HLA. Предполагается, что при болезни Крона возникает специфический, ассоциированный только с этим заболеванием антиген, имеющий детерминанты с нативным кишечным эпителием. Аутоиммунные процессы при болезни Крона приобретают патологический характер и приводят к развитию тяжелых системных и локальных воспалительных реакций в слизистой кишечника.

Характерной особенностью болезни Крона является очаговое пора жение с четкими границами между пораженными и здоровыми участка ми. Гиперемированные, бугристые, с умеренной кровоточивостью участки чередуются с нормальной слизистой оболочкой. Вначале поражается подслизистый слой с постепенным вовлечением в процесс мышечного и субсерозного слоев. Отмечаются утолщение и отек кишечной стенки, образование гранулем с эпителиоидными клетками, лишенными казе озной основы, поражаются лимфатические сосуды. В результате просвет кишки сужается, образуются свищи, спайки, язвы.

ПАТОМОРФОЛОГИЯ. Ключевой признак болезни Крона при па толого-анатомическом исследовании — неспецифическое воспаление всей толщи стенки пораженного органа. Обычно трансмуральный характер поражения прослеживается уже на ранних стадиях заболевания. Макро скопическая картина болезни Крона характеризуется утолщенной, отеч ной брыжейкой: пальцевидные выпячивания утолщенной брыжейки ха рактерно распространяются по всей серозной оболочке. Брыжеечные лимфатические узлы могут спаиваться вместе, образуя конгломераты.

В пораженной брыжейке и на серозной оболочке иногда бывают видны расширенные лимфатические сосуды. Состояние слизистой оболочки определяется тяжестью заболевания и распространенностью процесса.

При вскрытии пораженного сегмента кишки в одних случаях обнаружи вают лишь незначительную гиперемию и отек слизистой оболочки, в других — архитектура слизистой оболочки нарушается за счет узловато го (бугристого) отека, перемежающегося с глубокими язвами. Язвы, как правило, линейные, напоминающие по форме следы грабель, имеют тенденцию распространяться в продольном направлении. Они могут наблюдаться и на фоне неизмененной слизистой оболочки. Язвы раз личны по глубине, но чаще всего проникают в подслизистый и мышеч ный слои, где, соединяясь между собой, образуют большой интраму ральный канал. В связи с этим серозная оболочка и брыжейка регулярно воспаляются. Отсюда одна из характерных черт болезни Крона — тен денция пораженных петель спаиваться между собой перитонеальными фиброзными тяжами. Адгезивный процесс часто осложняется свищами, которые можно рассматривать как вторую характерную особенность бо лезни Крона.

Предполагается, что свищи берут свое начало от язв, которые посте пенно проникают в серозную оболочку и соседние петли кишок. Такие свищи образуются между петлями толстой и тонкой кишки или между петлями тонкой. Они могут пенетрировать кожу и выходить наружу. Наи более частыми местами расположения наружных отверстий свищевых ходов считаются пупок и промежность. Если при болезни Крона поража ется прямая кишка, язвы, образовавшиеся в ректальных криптах, могут проникать в параректальную клетчатку, формируя абсцесс, или в аналь ный канал, где поражаются сфинктеры и поддерживающие их мышцы.

Прерывистый (сегментарный) характер воспаления наблюдается у 75—85% больных болезнью Крона. В отрезке кишки, расположенном между двумя пораженными сегментами, как правило, не выявляется ни макроскопических, ни микроскопических изменений. Однако отмече но, что неизмененный участок кишки, расположенный проксимальнее пораженного сегмента, часто бывает расширен.

Микроскопически болезнь Крона проявляется воспалительной ин фильтрацией, распространяющейся в глубокие слои кишечной стенки.

Несмотря на трансмуральный характер поражения, наибольшие изме нения выявляют в подслизистом слое, который в результате отека зна чительно утолщается. При прогрессировании процесса в нем находят гиалинизацию сосудов и фиброз. Наиболее полную информацию о бо лезни Крона при гистологическом исследовании дают щелевидные язвы и гранулемы с многоядерными гигантскими клетками.

Результаты многочисленных исследований показывают, что грану лемы при болезни Крона можно обнаружить во всех слоях кишечной стенки, а также в лимфатических узлах и брыжейке. Процент выявления гранулем колеблется от 40 до 85. В биоптатах они определяются значи тельно реже, чем в макропрепаратах.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА. При болезни Крона клиническая симптоматика имеет очень много общего с клиникой неспецифическо го язвенного колита, но в зависимости от локализации, протяженности поражения, длительности болезни имеет свои особенности. Заболева ние чаще развивается постепенно, характеризуется волнообразным реци дивирующим течением, сопровождается болью в животе, диареей, нали чием крови, гноя и слизи в стуле, лихорадкой, снижением массы тела, нарастающей анемизацией больного. Для болезни Крона толстой киш ки характерна выраженная диарея, которая часто предшествует гемоко литу, схваткообразная боль в животе во время акта дефекации, примесь в каловых массах большого количества гноя и темной крови (из прокси мального отдела толстой кишки). Стул зловонный, из-за большого ко личества жира и пузырьков газа кал обычно плавает в воде. Диарея обусловливает развитие признаков нарушения всасывания витаминов, электролитов. Иногда основными клиническими симптомами бывают поражения анальной и перианальной областей, проявляющиеся аналь ным зудом, глубокими трещинами, сфинктеритами, парапроктитами, фистулами, абсцессами. В результате образования в кишечной стенке глубоких щелевидных язв часто формируются кишечные свищи, при крытые перфорации, межкишечные спайки с образованием инфильтра тов в брюшной полости.

При осмотре больного ребенка в большинстве случаев отмечается отставание массы тела, иногда — задержка роста и полового развития.

Могут отмечаться поражения глаз (увеит, ирит, конъюнктивит) и кожи (пиодермия, узловатая эритема), признаки гиповитаминоза. Живот чаще мягкий, несколько вздут, определяется болезненность вокруг пупка и в правой подвздошной области.

Течение болезни Крона у детей чаще вялое, но неуклонно прогрес сирующее, острые формы терминального илеита встречаются редко.

ДИАГНОЗ болезни Крона подтверждается с помощью эндоскопи ческого, рентгенологического и морфологического исследований. При проведении эндоскопического исследования методом выбора является колоноскопия, позволяющая осмотреть всю толстую кишку, так как при правосторонней локализации процесса ректороманоскопия может дать отрицательный результат ввиду отсутствия изменений в прямой кишке.

В ранней стадии заболевания в пораженной части отмечаются лимфо идные фолликулы, афтоидные язвы, располагающиеся на неизмененной слизистой оболочке. По мере прогрессирования процесса язвы стано вятся большими и глубокими, и тогда рельеф слизистой оболочки при обретает вид «булыжной мостовой». Отмечается сегментарное сужение просвета кишки, псевдодивертикулез, спайки. Гаустры нерегулярны, асимметричен просвет слизистой. Характерно чередование участков из мененной воспалительным процессом слизистой с участками нормаль ной слизистой оболочки.

Характерными рентгенологическими признаками являются четкие границы пораженных и здоровых участков кишек, сужение просвета, спазм и ригидность тонкой кишки. Рельеф слизистой оболочки изме нен. Выявляются утолщение, ригидность, уплощение складок слизис той, картина «булыжной мостовой», обусловленная характерным рас пределением бария в просвете кишки и между складками. К ранним рентгенологическим признакам поражения толстой кишки относятся повышенная гаустрация, наличие мелких округлых язв в слизистой обо лочке. При прогрессировании процесса изъязвления глубоко проника ют в стенку кишки, отмечается сужение просвета, утолщение и ригидность ее стенки. Неизмененные участки слизистой выпячиваются в просвет кишки, образуя псевдодивертикулы.

Гистологическое исследование биоптата слизистой оболочки выяв ляет усиление плазмоклеточной инфильтрации. В подслизистом слое обнаруживаются эпителиоидно-клеточные гранулемы, круглоклеточная инфильтрация с наличием в инфильтрате гигантских клеток.

При дифференциальной диагностике, помимо неспецифического язвенного колита (табл. 81), следует прежде всего исключить острый аппендицит (отсутствуют признаки патологического процесса в кишке, диарея, гемоколит) и острые инфекционные заболевания (дизентерия, сальмонеллез, шигеллез — см. «Неспецифический язвенный колит»).

Таблица Дифференциально-диагностические признаки неспецифического язвенного колита и болезни Крона Неспецифический Показатели Болезнь Крона язвенный колит Возраст начала Любой До 7—10 лет очень болезни редко Характер начала Острое у 5—7% боль- Острое крайне редко, болезни ных, у остальных — постепенное в течение постепенное нескольких лет (3—6 мес) Кровотечения В периоде обострения Редко, чаще при вовле постоянные чении в процесс дис тальных отделов толстой кишки Диарея Стул частый, жидкий, Редко, чаще 4—6 раз, нередко с ночными кашицеобразный, пре дефекациями имущественно в днев ное время Запор Редко Более типичен Боли в животе Только в период обо- Типичны, чаще неинтен стрения, интенсив- сивные ные перед дефека цией, после опорож нения стихают Пальпация области Спазмированная, бо- Инфильтраты и конгломе живота лезненная толстая раты кишечных петель, кишка чаще в правой под вздошной зоне Перфорации При токсической ди- Более типичны прикры латации в свобод- тые ную брюшную полость, протекают малосимп томно Свищи Не встречаются При длительном течении Ремиссия Характерна, возможно Отмечаются улучшения;

длительное отсутст- абсолютной ремиссии вие обострений с нет;

структура кишечни обратным развитием ка не восстанавливается структурных изме нений в кишечнике Окончание таблицы Неспецифический Показатели Болезнь Крона язвенный колит Малигнизация При длительности бо- Редко лезни более 10 лет Обострения Симптомы заболева- Симптомы заболевания ния выражены, но постепенно нарастают поддаются лечению без особого отличия от хуже периода благополучия Поражения пери- У 20% больных ма- У 75% больных пери анальной области церация, трещины анальные свищи, абсцес сы, язвы — иногда един ственные проявления болезни Распространенность Только толстая киш- Любой отдел пищевари процесса ка: дистальное, ле- тельного тракта востороннее, тоталь ное Стриктуры Нехарактерны Встречаются часто Гаустрация Низкая сглажена или Утолщены или нормаль отсутствует ные Поверхность слизи- Зернистая Гладкая стой оболочки Микроабсцессы Есть Нет Язвенные дефекты Неправильной формы, Афтоподобные изъязвле без четких границ ния с венчиком гипере мии или трещиноподоб ные продольные дефек ты Контактная крово- Есть Нет точивость Эвакуация бария Нормальная или уско- Замедлена рена Укорочение толстой Часто Нехарактерно кишки Просвет трубкообразный Поражение тонкой Чаще отсутствует, при Прерывистое, неравно кишки ретроградном илеите мерное, с ригидностью равномерное, как стенки, часто на значи продолжение колита тельном протяжении ЛЕЧЕНИЕ детей с болезнью Крона практически не отличается от терапии при неспецифическом язвенном колите. При обострении за болевания рекомендуется голодный режим в течение 24—48 часов с од новременным парентеральным питанием и последующим постепенным переходом на диету № 4. Препараты группы салазопирина (см. «Неспе цифический язвенный колит») при гранулематозном колите менее эф фективны, поэтому их часто сочетают с кортикостероидами. Преднизо лон назначается внутрь в убывающих дозировках: начальная доза препарата 1 — 1,5 мг/кг массы тела еженедельно уменьшается на 5 мг до суточной дозы 5—10 мг. В этой дозе препарат принимается длительно, в течение 3—4 месяцев. Перспективно использование местно действующих глюкокортикоидов (будезонида), освобождающихся из капсул в терми нальном отделе подвздошной кишки и в толстой кишке. В наиболее тяжелых случаях прибегают к назначению иммунодепрессантов (азоти априн — по 1 — 1,5 мг/кг массы тела в сутки в 2—4 приема), 6-меркапто пурина (из расчета 2—2,5 мг/кг массы тела в 1—2 приема). Длительность курса определяется эффективностью и переносимостью препарата. По показаниям используются имодиум, антихолинергические препараты, витамины, иммуномодуляторы, симптоматические средства. При нали чии лихорадки обязательно назначение антибиотиков. Показаниями к оперативному лечению служат перфорация, кишечная непроходимость, повторные профузные кровотечения, острая токсическая дилатация толс той кишки, свищи, стриктуры кишок.

ПРОГНОЗ определяется формой, стадией, тяжестью заболевания, наличием осложнений, возрастом детей. Неблагоприятен при тоталь ном поражении кишечника, тяжелых осложнениях. Пациенты должны находиться под непрерывным диспансерным наблюдением, осматривать ся не реже одного раза в месяц, а при рецидивирующем течении — чаще. В периоде диспансерного наблюдения важное значение придается режиму, санации очагов инфекции, своевременному и полноценному противорецидивному лечению.

ГЛЮТЕНОВАЯ ЭНТЕРОПАТИЯ (ЦЕЛИАКИЯ) Глютеновая энтеропатия (ГЭП) — полисиндромное заболевание тон кой кишки, характеризующееся развитием гиперрегенераторной атро фии слизистой оболочки тонкой кишки в ответ на употребление расти тельного белка глютена, содержащегося в злаках, у лиц, генетически предрасположенных к заболеванию. Атрофия слизистой оболочки тон кого кишечника приводит к нарушению всасывания пищевых веществ, диарее, стеаторее и потере массы тела. Патофизиологические механиз мы, лежащие в основе повреждающего действия глютена, тесно связаны с Т-лимфоцитами и детерминированы генами, кодированными в глав ном комплексе гистосовместимости.

Для обозначения заболевания используются разные термины: цели акия, спру-целиакия (от гол. sprue — пена), нетропическая спру, глю тенчувствительная энтеропатия, глютеновая болезнь или энтеропатия, идиопатическая стеаторея, болезнь Джи—Хертера—Хюбнера и др.

Еще в первом столетии новой эры Aretaios Kappadozien и Aurelian описали у детей и женщин хронические поносы, жирный стул, истоще ние и назвали эту болезнь Diathesis coeliacus или Morbus coeliacus. Пер вое детальное описание целиакии у детей, ставшее классическим, опуб ликовал в 1888 г. Samuel Gee, врач Бартоломеевского госпиталя в Лондоне.

Характерными симптомами заболевания являлись диарея, истощение, анемия и задержка физического развития. S. Gee называл болезнь цели акией, что в переводе с латинского означает «чревная болезнь». В 1908 г.

американец Herter обратил внимание на нарушения полового созрева ния у детей с целиакией и назвал ее интестинальным инфантилизмом.

Он предполагал, что у грудных детей болезнь вызывается микробной флорой. В 1909 г. Heubner в Германии связал причину целиакии с тяже лой недостаточностью пищеварения. С тех пор целиакию у детей стали называть болезнью Джи—Хертера—Хюбнера.

Решающий вклад в учение о целиакии сделал в 1950 г. голландский педиатр W. Dicke. В диссертации, посвященной этому заболеванию, он впервые связал причину целиакии у детей с глютеном — растворимой в алкоголе фракцией белка, содержащейся в пшенице. Это положение подтвердили в 1952 г. Mclver и French, впервые применив аглютеновую диету для лечения целиакии. После широкого внедрения аглютеновой диеты летальность резко снизилась с 10—30% до 0,5%.

Характерные изменения слизистой оболочки кишечника, наблюда ющиеся при целиакии, впервые описал в 1954 г. Paulley. В 1960 г. Rubin высказал положение о целиакии как о едином заболевании детей и взрос лых, а с помощью аспирационной биопсии установил характерный для целиакии гиперрегенераторный тип атрофии. В 1983 г. С. O'Farrelly, J. Kelly и W. Hekkens сообщили о диагностическом значении высоких титров циркулирующих антител к глиадину, положив тем самым начало интенсивному исследованию атипичных форм целиакии и ассоциации ее с другими заболеваниями.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Успехи иммунологии изменили длительно су ществовавшее представление о ГЭП как о редкой болезни. При имму нологическом обследовании групп риска, включающих ближайших род ственников больных, а также больных с инсулинзависимым сахарным диабетом, железодефицитной анемией, эпилепсией с кальцификатами мозга, хроническим афтозным стоматитом и гипоплазией зубной эма ли, распространенность ГЭП достигает 1:300 и даже 1:200. Оказалось, что заболевание может протекать в скрытой (моносимптомной) форме и проявляться внекишечными манифестациями, например, задержкой физического, полового и умственного развития, аменореей или беспло дием. Частота ГЭП значительно колеблется в различных странах от 1: до 1:2000. Так, частота ГЭП составляет 1:300 в Ирландии, 1:557 в Изра иле, 14:100 000 в Новой Зеландии. Национальное исследование, прове денное в Швеции, показало нарастание частоты заболевания с 1,7 на 1000 родившихся живыми детей с 1978 по 1982 г. до 3,5:1000 с 1982 по 1987 г., что, по мнению авторов, связано с увеличением содержания глютена в детских продуктах. По немногочисленным данным разных исследователей, частота этого заболевания в некоторых районах терри тории стран СНГ составляет 1:200—1:300 человек, в других — значитель но ниже. Почти 80% больных ГЭП составляют лица женского пола.

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ. ГЭП является классической моде лью первичного нарушения всасывания и иммунных болезней, связан ных с HLA-системой. Из всех наследственных болезней при этом забо левании наблюдается, вероятно, наиболее тесная связь с генами, входя щими в главный комплекс гистосовместимости (HLA).

В основе заболевания лежит непереносимость некоторых видов зла ков (ржи, пшеницы, ячменя, овса). Белки злаков представлены четырь мя фракциями: альбуминами, глобулинами, проламинами и глютеина ми. Пищевая ценность злаков определяется белками глютеиновой фракции. Проламиновая же фракция является ингибитором полостных гидролаз и в числе многих промежуточных продуктов гидролиза белков тормозит полостное пищеварение. В разных злаках проламины имеют свое название: в пшенице и ржи — глиадины, в ячмене — гордеины, в овсе — авенины, в кукурузе — зеины и т.д. Наиболее высокое содержа ние проламинов в пшенице, ржи (33—37%) и просе (55%), наимень шее — в гречихе (1,1%) и кукурузе (5,9%). Причем проламины только этих злаков не имеют в своем составе аминокислоту пролин. Считают, что повреждающее действие на слизистую оболочку тонкой кишки ока зывает глиадин, который является одним из основных компонентов ра стительного белка глютена.

В этиологии ГЭП существенную роль играют генетическая предрас положенность. Предрасположенность к ГЭП передается по наследству:

предполагается аутосомно-доминантный тип передачи с неполной пенет рантностью патологического гена. При данном заболевании, как и при других с аутоиммунным компонентом патогенеза, имеет место высокая частота обнаружения определенных гаплотипов системы HLA: В8, DR3, DR7, DQw2. Сравнение больных ГЭП и здоровых показало положитель ную ассоциацию HLA-антигенов 1 и 11 классов: А1 (62% больных—27% здоровых), В8 (68%—18%), DR3 (66%—14%), DQw2 (79%—23%). Относи тельный риск заболеть ГЭП у HLA-позитивных людей в 8—9 раз выше, чем у тех, кто не имеет этой особенности. По-видимому, В8 служит мар кером пока неизвестного гена, который сцеплен с геном В8 в комплексе HLA и детерминирует восприимчивость к ГЭП. Еще более высокий риск развития заболевания имеется у носителей HLA-антигенов класса.

Аллель DQB1 0201 была найдена у 96,3% больных ГЭП.

При этом наиболее распространенным является предположение о наследственно обусловленном снижении активности ферментов щеточ ной каймы энтероцитов — дипептидаз, обеспечивающих расщепление глиадина (глютена).

В настоящее время предполагают несколько основных механизмов развития ГЭП (рис. 67). Повреждающее действие на слизистую оболочку тонкой кишки оказывает глиадин — один из основных компонентов растительного белка глютена. Глиадин связывается со специфическим рецептором энтероцитов, взаимодействует с межэпителиальными лим фоцитами (МЭЛ) и лимфоцитами собственной пластинки слизистой обо лочки тонкой кишки. Образующиеся лимфокины и антитела поврежда ют энтероциты ворсинок. На повреждающее действие глиадина слизистая оболочка отвечает атрофией и инфильтрацией иммунокомпетентными клетками. Атрофия характеризуется исчезновением ворсинок и гипер плазией генеративного отдела, то есть крипт. Наличие глубоких крипт дает основание установить так называемую гиперрегенераторную атро Наследственный или приобретенный дефицит кишечных пектидаз, расщепляющих глютен Нарушение процессов гидролиза глютена Образование продуктов неполного гидролиза глютена Повреждение эпителия ворсинок тонкой кишки Атрофический еюнит Нарушение мембранного пищеварения и всасывания Недостаточное продуктов пищевого распада всасывание (белки, углеводы) Жирных кислот Желчных кислот пищи Внутрикишечный Сдвиг рН химуса рост 8 КИСЛУЮ Усиление миклофлоры сторону перистальтики кишечника Нарушение транспорта воды, электролитов и белка, минеральных Диарея веществ и витаминов Усиление кишечной секреции Полифекалия Дистрофия, анемия, рахитоподобные изменения, полигиповитаминоз Рис. 67. Схема патогенеза глютеновой энтеропатии фию. Характерны также выраженная инфильтрация поверхностного и ямочного эпителия МЭЛ и лимфоплазмоцитарная инфильтрация соб ственной пластинки слизистой оболочки тонкой кишки, свидетельству ющая об иммунной реакции кишки на присутствие глиадина.

Продукты неполного гидролиза повреждают эпителий ворсинок тон кой кишки, оказывая токсическое воздействие на них при непосред ственном контакте. Слизистая оболочка кишки уплощается и истончается.

Гистологически определяется резкое укорочение и полное исчезнове ние кишечных ворсинок, уменьшение числа микроворсинок с повреж дением мембраны и количества эндокринных клеток, углубление крипт.

В результате специфического взаимодействия глютена с интестиналь ной слизистой снижается активность различных ферментов щеточной каймы, прежде всего тонкокишечной липазы вплоть до ее полного исчезновения, вследствие чего не происходит всасывание полиненасы щенных жирных кислот (линолевой, линоленовой), снижается содержа ние и активность щелочной фосфатазы. Уменьшается количество серо тонинпродуцирующих клеток в тонкой кишке с одновременным увеличением их числа в двенадцатиперстной кишке. В той же duodenum уменьшается популяция клеток, вырабатывающих секретин, и увеличи вается популяция клеток продуцирующих холецистокинин и соматоста тин;

повышается уровень мотилина.

Выдвинута также гипотеза о существовании в щеточной кайме ано мальных гликопротеинов (возможно, это фермент трансглютаминаза), с которыми глютен или продукты его распада вступают в прочную связь, осуществляя свое патологическое действие.

В последнее время появились данные в пользу того, что глиадины действуют на энтероциты не непосредственно или не только непосред ственно, а через какие-то эндогенные механизмы, контролирующие функционирование клеток эпителия.

Имеющая большое число сторонников иммунологическая теория объясняет целиакию проявлением гиперчувствительности к глютену.

Клеточный иммунитет слизистой оболочки кишечника на глютен как пищевой антиген — наиболее вероятная причина повреждения кишеч ника при целиакии. В собственной пластинке слизистой увеличивается число лимфоидных и плазматических клеток, вырабатывающих анти глиадиновые антитела трех классов иммуноглобулинов A, G и М. Одна ко попытки выделить специфическую фракцию глиадина, которая мо жет вызывать образование антител, пока безуспешны. Не найдено и объяснение первичному аффекту, в результате которого происходит иммунизация больных. Возможно, множественные иммунологические нарушения при целиакии являются только реакцией на глютен и другие антигены, которые проникают через поврежденный барьер слизистой кишки и повышают напряжение иммунной системы. Нарушение имму нологического состояния при целиакии приводит к развитию различ ных патологических процессов иммунологической этиологии. Цирку лирующие иммунные комплексы, образующиеся в результате деструкции слизистой оболочки тонкой кишки, участвуют в формировании кожных изменений, органоспеиифических аутоиммунных эндокринопатий, что усугубляется и проникновением антигенов токсичных веществ через поврежденную слизистую во внутреннюю среду организма.

Определенная роль в развитии заболевания отводится гормонам и нервной системе, в частности нейропептидам. Так, продукты гидролиза растительных белков, в том числе пшеницы, обладают опиатным дей ствием на тонкую кишку, чем объясняется такая быстрая реакция со стороны последней при провокационной пробе с использованием пше ничной муки.

Несмотря на значительные успехи в изучении этиологии и патогене за целиакии, окончательно механизм ее развития не раскрыт. Вполне вероятно, что имеет место сочетание перечисленных и, возможно, ка ких-то других причин формирования, данной патологии.

В результате атрофии кишечных ворсинок резко уменьшается пло щадь поверхности всасывания, снижается активность ферментов мемб ранного пищеварения;

в просвете кишечника накапливаются продукты неполного гидролиза нутриентов, усиливается внутрикишечный рост микробной флоры, что ведет к изменению рН содержимого тонкой кишки (обычно в кислую сторону), нарушению транспорта воды, электролитов, белка, усиленному выведению их из сосудистого русла. Недостаточное всасывание жирных и желчных кислот, активирующих цАМФ, обуслов ливает усиление кишечной секреции и перистальтики, в результате со держимое кишечника разжижается и формируется полифекалия.

Нарушение всасывания и потеря белка, жиров, электролитов, вита минов, минеральных и других веществ, необходимых для нормальной жизнедеятельности растущего организма, приводят к развитию дистро фии, анемии, рахита, полигиповитаминоза и т.п. Есть определенные периоды жизни, когда первые клинические симптомы проявляются чаще.

Прежде всего, это период, когда в пищевой рацион ребенка вводятся глиадинсодержащие продукты (манная каша, хлеб, молочные смеси, в состав которых входят пшеница, овес, ячмень, рожь).

Морфологическим субстратом целиакии является уменьшение тол щины гликокаликса, снижение количества абсорбтивных клеток, упло щение или исчезновение ворсинок, значительное увеличение числа про лиферирующих недифференцированных клеток крипт, удлинение крипт, ускорение по сравнению с нормой клеточного обновления и миграции.

При целиакии достоверно повышается количество клеток в собственной пластинке (плазмоциты, содержащие IgA, igM, IgG, а также IgE-содер жащие клетки, тучные клетки, эозинофилы, нейтрофилы, лейкоциты), причем наилучшими маркерами активности процесса являются плазмо циты с IgG и IgE-содержащие клетки. Таким образом, при целиакии слизистая оболочка тонкой кишки повреждена иммунными механизма ми, индуцированными глиадином.

Кроме того, целиакия может возникать в результате аутоиммунных реакций к слизистой оболочке тонкой кишки. Высокая специфичность для целиакии аутоантител, особенно типа IgA, к ретикулину (АРА) ши роко используется для диагностики этого заболевания. Кроме этого, определяют уровни IgA-антител к эндомизию (ЭМА), IgG- и IgA-анти глиадиновых антител (). Самым чувствительным является IgA-ЭМА (97%), в то время как lgA-— наименее чувствительные антитела (52%).

Спустя несколько месяцев после лечения аглютеновой диетой у боль шинства больных можно наблюдать отчетливый рост ворсинок и умень шение лимфоплазмоцитарной инфильтрации слизистой оболочки.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА. Болезнь обычно развивается по степенно. Клинические проявления ГЕЭ весьма разнообразны. Началь ные клинические проявления заболевания неспецифичны. Отмечаются изменение настроения ребенка, снижение эмоционального тонуса, вя лость, повышенная утомляемость, снижение аппетита, недостаточная прибавка массы тела вплоть до ее остановки, увеличение объема фека лий при неизмененной частоте дефекаций. В этот период заболевание обычно трудно диагностируется. При продолжающемся употреблении глютенсодержащих продуктов состояние больных ухудшается, симпто мы постепенно нарастают, и через 2—4 месяца (а иногда и позже) формируется характерный для латентной фазы ГЭП симптомокомплекс, включающий, как правило, пять основных признаков: отставание в фи зическом развитии, метеоризм, увеличение размеров живота, спонтан ные переломы костей (при вялом длительном течении заболевания в скрытой форме), дискинетические расстройства кишечника (запор, че редование запора с послаблением). В дальнейшем стул становится уча щенным, фекалии — разжиженными. В этот период дети нередко попа дают в инфекционные отделения по поводу кишечных инфекций, как правило, бактериально не подтверждающихся. Назначение антибак териальной терапии усугубляет кишечный дисбиоз.

Обычно требуется несколько месяцев для формирования кардиналь ных признаков ГЭП. Поэтому период манифестации клинических про явлений заболевания приходится на 2—3-й год жизни. Отмечается об щее истощение, в тяжелых случаях достигающее степени кахексии, рвота, анорексия;

сухость кожных покровов и слизистых;

резкое снижение тур гора тканей, морщинистость кожи, которая при значительном исхуда нии собирается в складки;

характерный вид больного: страдальческое, «старческое» выражение лица, значительное увеличение размеров живо та, что в сочетании с тонкими конечностями придает ребенку «вид пау ка»;

боль в животе;

«псевдоасцит»;

метеоризм. Каловые массы становят ся разжиженными, обильными (вес их может достигать 1 — 1,5 кг в сутки), светлыми, замазкообразными, со зловонным запахом и жирным блес ком (за счет увеличенного количества жира, потери которого составля ют до 60% вводимого с пищей). Часто отмечается выпадение прямой кишки;

появляются симптомы, связанные с нарушением всех видов об мена веществ вследствие недостаточного поступления их в организм извне и потери собственных: полигиповитаминоз (неравномерная пигмента ция кожи, ангулярный стоматит, глоссит, хейлит, койлонихии, геморра гии, обесцвеченность и ломкость волос и т.д.), отечный синдром;

остео пороз, в результате которого возможны спонтанные переломы костей, осевая деформация костей (варусная или вальгусная);

задержка проре зывания зубов, склонность к кариесу;

дистрофические изменения внут ренних органов, приводящие к нарушению функции последних, мы шечная атония;

скрытая тетания;

отставание в физическом развитии.

Отмечается резкое снижение эмоционального тонуса (повышенная раз дражительность, упрямость, ранимость, легко возникающие реакции протеста с истероидными проявлениями);

замедление психомоторного развития, запаздывание формирования статических функций, а в тяже лых случаях — утеря уже приобретенных навыков и умений (что связано с замедлением миелинизации структур центральной и периферической нервной систем вследствие метаболических нарушений);

задержка рече вого развития. Резко выражены вегетососудистые расстройства: повы шенная потливость, изменение дермографизма, холодные с «мрамор ным» рисунком кожи конечности, нарушение аппетита и сна, энурез, плохая переносимость колебаний окружающей температуры, длитель ный субфебрилитет после перенесенных острых респираторных заболе ваний и др., реже — вегетовисцеральные пароксизмы. Отмечается по вышенная восприимчивость к интеркуррентным заболеваниям.

Период разгара заболевания сменяется фазой хронизации процесса, отличающейся вариабельностью степени выраженности клинических проявлений.

Существенные изменения отмечаются со стороны периферической крови: анемия, лейкоцитоз или лейкопения, ретикулоцитоз, тромбо цитопения, ускорение СОЭ. Значительно отклонены от нормы био химические показатели: диспротеинемия, низкий уровень холестерина, общих липидов, фосфолипидов и бета-липопротеидов — главной транс портной формы холестерина;

повышение содержания свободных жир ных кислот (что объясняется в том числе мобилизацией их из жировых депо). Эти изменения косвенно указывают на нарушение мембранных структур клетки. Имеется также транзиторная гиперферментемия с по вышением уровня АлАТ, АсАТ, щелочной фосфатазы, что свидетель ствует о гепатоцеллюлярной недостаточности;

повышение содержания трипсина и липазы отражает наличие реактивного панкреатита или дис панкреатизма. Прогностически неблагоприятным показателем является снижение уровня ингибитора трипсина.

Расширенная копрограмма выявляет стеаторею II типа, проба с D-ксилозой — снижение показателей во все исследуемые периоды. От мечается дисбиоз кишечника.

Обзорное рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта выявляет дискинетические расстройства различных отделов тон кой и толстой кишок (чередование участков спазма с расширенными участками), увеличение диаметра толстой кишки (чаще в восходящем ее отделе), наличие уровней жидкости в петлях кишечника, истончение рельефа слизистой, больше выраженное в верхних отделах кишечника.

Рентгенологические «провокационные» тесты с применением причин но-значимого агента (пшеничная мука, раствор глиадина) приводят к усилению выраженности дискинетических расстройств, увеличению коли чества «чаш Клойбера», что клинически сопровождается усилением пе ристальтики кишечника и метеоризмом.

При рентгенологическом исследовании костной ткани определяется остеопороз от умеренного до значительно выраженного (выявляется круп нопетлистость ткани с истонченностью балок, огрубление структуры метафизов, заостренность углов, часто — склерозирование зон роста), при этом костный возраст отстает от паспортного на 0,5—2,5 года. При исследовании черепа отмечаются признаки гипертензионно-гидроцефаль ного синдрома.

При ультразвуковом сканировании органов брюшной полости отме чаются дискинетические расстройства различных отделов кишечника и феномен псевдоасцита.

Эндоскопическое исследование в острой фазе заболевания выявляет атрофические изменения в слизистой тонкой кишки, в том числе и две надцатиперстной, атрофический еюнит. Тощая кишка имеет характер ный вид «трубы» из-за отсутствия складок и перистальтики, цвет слизи стой — особенный бледно-сероватый вследствие отека. Характерно наличие тонкого слоя белого налета («симптом инея») и симптома «по перечной исчерченности» слизистой (диагностический критерий острой фазы);

иногда наблюдается мелкая лимфофолликулярная гиперплазия.

Часто отсутствует постбиопсийное выделение крови.

В латентной фазе или фазе клинико-лабораторной ремиссии визу ально отмечаются явления субатрофического еюнита (мелкие складки, вялая перистальтика, слабая выраженность сосудистого рисунка), «яче истость» слизистой оболочки, наличие плотного белого налета, напоми нающего манную крупу и усиливающегося в дистальном направлении.

Существуют следующие клинические формы или варианты течения ГЭП:

Типичная форма. Характеризуется развитием болезни в раннем дет ском возрасте, диареей с полифекалией и стеатореей, анемией, нару шением обмена, присущим синдрому нарушенного всасывания II или III степени тяжести. По нашим данным, она наблюдается у 38% больных.

Торпидная (рефрактерная) форма. Встречается у 13% больных и ха рактеризуется тяжелым течением, отсутствием эффекта от обычного ле чения, в связи с чем необходимо применение глюкокортикоидных гор монов.

Стертая форма. Выявлена у 35% больных. В клинической картине доминирующая роль принадлежит внекишечным манифестациям в виде железодефицитной анемии, геморрагического синдрома, остеомаляции, полиартралгии или эндокринных нарушений. Диарея и другие клини ческие признаки нарушения всасывания могут отсутствовать.

Латентная форма. Заболевание длительно протекает субклинически и впервые проявляется во взрослом или даже в пожилом возрасте. В ос тальном клиническая картина аналогична таковой при типичной фор ме. Наблюдается у 14% больных.

Особо следует подчеркнуть, что у больных ГЭП лимфома и рак тон кой кишки развиваются в 83—250 раз чаще, чем в общей популяции.

Чаще встречается также рак пищевода, желудка и прямой кишки. В це лом злокачественные опухоли являются причиной смерти примерно половины больных ГЭП.

Точный диагноз ГЭП можно установить только с помощью биопсии тонкой кишки. Характерные морфологические изменения наблюдаются не только в тощей кишке, но и в дистальном отделе двенадцатиперстной кишки. Поэтому можно пользоваться как данными изучения биоптатов, полученных из тощей кишки во время интестиноскопии, так и данными оценки биоптатов залуковичного отдела двенадцатиперстной кишки, полученными с помощью обычного дуоденоскопа.

Несмотря на всю ценность гистологического исследования, этот ин вазивный метод сложно применять при обследовании групп риска, осо бенно среди детей. Диагностика ГЭП затруднена также тем, что по мере углубления сведений о патогенезе болезни выясняется чрезвычайное разнообразие клинической картины. Как уже было показано, она варь ирует от крайне тяжелого синдрома нарушенного всасывания до латент ных, то есть практически бессимптомных форм. Ввиду разной чувстви тельности к глютену структура ворсинок слизистой оболочки тонкой кишки при целиакии может иметь минимальные изменения или даже оставаться практически нормальной, и единственным критерием в этих случаях служит лишь повышенное количество МЭЛ в поверхностном эпителии. Поскольку явные признаки нарушенного всасывания (хрони ческая диарея, стеаторея, истощение, безбелковые отеки) отсутствуют, предположение о связи патологических изменений с нарушением вса сывания в тонкой кишке, тем более с ГЭП, не возникает. В результате больные долгие годы, а то и всю жизнь, лишены возможности получать этиотропную терапию.

В последние 5 лет достигнуты крупные успехи в иммунологической диагностике ГЭП. У больных нелеченной ГЭП значительно повышена концентрация антител к -фракции глиадина в IgA и IgG. Антиглиади новые антитела () являются довольно чувствительным маркером ГЭП, с помощью которого можно проводить скрининг в популяциях высоко го риска. Существенно повысили эффективность диагностики скринин говые исследования крови доноров на содержание антиглиадиновых антител с последующей эндоскопической биопсией. Скрининговые ис следования с применением более специфичных маркеров ГЭП — рети кулиновых и эндомизиальных антител позволили активно выявлять ати пичные формы глютеновой энтеропатии. С помощью подобных методик установлено, что среди ближайших родственников больных латентная форма целиакии встречается приблизительно у 10%. Эти исследования имеют важное практическое значение, так как убедительно показывают необходимость детального обследования не только больного, но и его родственников.

Под влиянием лечения аглютеновой диетой IgA- у подавляюще го большинства больных снижаются до нормальных показателей и оста ются повышенными лишь в единичных случаях, что полностью совпа дает с данными других авторов, отмечавших значительное снижение концентрации антител к сс-глиадину при назначении аглютеновой диеты и увеличении ее после провокации глютеном еще до клинического ре цидива заболевания. Концентрация IgG- у больных глютеновой энтеропатией под влиянием лечения аглютеновой диетой снижается в значительно меньшей степени, чем IgA-, и почти у половины боль ных остается повышенной.

Высокая частота повышения концентрации -глиадина в иммуно глобулинах класса А и G и редкое увеличение ее у больных с другими заболеваниями тонкой кишки свидетельствуют о высокой чувствитель ности и специфичности метода. Так, по данным разных авторов, чув ствительность метода определения IgA- и IgG- колеблется от 87 до 100%, а специфичность — от 62 до 94,5%.

Еще большие возможности для диагностики ГЭП открываются при исследовании антител к ретикулину (белок ретикулярных волокон, по составу близкий к коллагену) и эндомизию (соединительная ткань, рас положенная между мышечными волокнами). Установлено, что высокий титр антиретикулиновых (IgA-APA) и антиэндомизиальных (IgA-АЭА) антител в крови является специфическим признаком ГЭП. Об этом сви детельствуют длительные наблюдения за пациентами с положительным IgA-APA или IgA-АЭА и нормальным строением слизистой оболочки тонкой кишки. При повторной биопсии в сроки от года до 7 лет у части из них были найдены признаки атрофии ворсинок тонкой кишки. Осо бенно высокое значение для выявления скрытых форм заболевания имеет обнаружение IgA-АЭА. Этот тест считается специфичным в 100% случа ев по результатам обследования доноров и, по мнению некоторых ис следователей, положительный IgA-АЭА мог бы заменять биопсию.

Следовательно, с помощью антиглиадиальных и антиэндомизиаль ных антител ГЭП может быть выявлена без применения инвазивных методик, основанных на биопсии кишки. Такой подход открывает боль шие перспективы для проведения эпидемиологических исследований, особенно среди ближайших родственников и лиц с предполагаемым за болеванием.

Таким образом, в каждом случае синдрома нарушенного всасывания врач должен в первую очередь провести дифференциальный диагноз с глютеновой энтеропатией, так как эта болезнь является одной из основ ных причин расстройства пищеварительно-транспортной функции тон кой кишки.

При стертом или латентном течении единственными клиническими проявлениями заболевания могут быть железодефицитная анемия, сис темный остеопороз, аменорея, бесплодие и другие болезни и синдромы, развивающиеся в результате избирательного нарушения всасывания нут риентов. Всем больным, включенным в группу риска, следует назначать биопсию слизистой оболочки дистального отдела двенадцатиперстной кишки.

Ниже приведены основные диагностические критерии глютеновой энтеропатии.

1. Начало клинических проявлений заболевания в раннем детском возрасте у большинства больных.

2. Преобладание заболеваемости среди девочек.

3. Поносы с полифекалией, стеатореей и развитием синдрома нару шенного всасывания II и 111 степеней тяжести.

4. Развитие анемии, как правило, гипохромной, железодефицитной, В12-фолиеводефицитной.

5. Выявление атрофии слизистой оболочки гиперрегенераторного типа в дистальном отделе двенадцатиперстной кишки и проксимальных отде лах тощей кишки у всех больных, не прошедших курс лечения аглютено вой диетой.

6. Обратное развитие клинических проявлений заболевания с тен денцией к морфологическому восстановлению нормальной структуры слизистой оболочки тонкой кишки при строгом соблюдении аглютено вой диеты в течение 6—12 месяцев.

В типичных случаях заболевания диагноз обычно не вызывает затруд нений и устанавливается на основании перечисленных выше диагности ческих признаков. На период обследования больных с синдромом нару шенного всасывания II и III степеней тяжести целесообразно назначение аглютеновой диеты. Ее положительное действие часто проявляется уже в течение 1-го месяца. Однако у некоторых больных для достижения отчет ливого терапевтического эффекта требуются более длительные сроки (от 3 до 6 месяцев).

Следует обратить внимание на то, что при глютеновой энтеропатии отсутствует непосредственная зависимость между употреблением хлеба и других продуктов из злаков и характером стула при этом, поэтому больные сами никогда не связывают развитие заболевания с неперено симостью хлеба. Повреждающее действие глютена может быть выявле но только при морфологическом изучении биоптатов слизистой оболоч ки тонкой кишки, по тотальной или субтотальной атрофии ворсинок с гипертрофией крипт.

При динамическом наблюдении положительная динамика в состоя нии слизистой оболочки тонкой кишки не определяется, если больные допускают периодические нарушения аглютеновой диеты. Вместе с тем у отдельных больных в младенческом, детском возрасте и иногда у взрос лых введение глютена ассоциируется с поносами, болями в брюшной полости, рвотой, могут также развиваться дерматиты, риниты, бронхи ты. В биоптатах слизистой оболочки тонкой кишки у таких пациентов отмечается увеличение количества МЭЛ. В этих случаях речь может идти о скрытой, или латентной, ГЭП. Атрофия ворсинок верхних отделов тощей кишки с гипертрофией крипт может наблюдаться, кроме целиа кии, при тропической спру, непереносимости белков молока и сои.

Дифференциальный диагноз ГЭП и тропической спру основывается на эпидемиологических данных, клиническом и морфологическом улуч шении от применения фолиевой кислоты и антибиотиков.

При отсутствии положительной морфологической динамики у боль ных ГЭП при строгом соблюдении аглютеновой диеты целесообразно проверить результаты дополнительного исключения из диеты белков молока. При этом исключают молоко, кисло-молочные продукты, сыр, творог, сметану, сливочное масло (кроме топленого). Непереносимость белков пшеницы и молока может сочетаться.

Дифференциальную диагностику ГЭП необходимо также проводить со всеми остальными заболеваниями тонкой кишки, так как для любого из них в клинической картине на первый план обычно выступают хро ническая диарея и синдром нарушенного всасывания. Ниже рассматри ваются наиболее существенные дифференциально-диагностические при знаки этих заболеваний.

Для больных с общей вариабельной гипогаммаглобулинемией ха рактерны дефицит сывороточных иммуноглобулинов классов G, А и М.

Структура слизистой оболочки тонкой кишки при этом заболевании нормальная, но инфильтрат в собственной пластинке представлен в ос новном лимфоцитами. Диагностические трудности представляют слу чаи гипогаммаглобулинемии, протекающей с атрофией тонкой кишки.

Данная патология описана как гипогаммаглобулинемическая спру. У по добных больных в первое время аглютеновая диета дает клиническое улучшение, в дальнейшем становится малоэффективной.

Первыми проявлениями болезни Уиппла в отличие от ГЭП являют ся лимфаденопатия, полиартралгия, полисерозит (плевроперикардит, асцит). Кишечная симптоматика с развитием тяжелого синдрома нару шенного всасывания присоединяется, как правило, позже. В более позд них стадиях болезни могут наблюдаться нервно-психические расстрой ства, амилоидоз. Патогномоничны изменения слизистой оболочки тонкой кишки, которые позволяют установить диагноз даже при отсутствии выраженной клинической симптоматики. Характерным признаком яв ляется наличие PAS-положительных макрофагов, инфильтрирующих собственную пластинку слизистой оболочки. Атрофия слизистой обо лочки тонкой кишки при болезни Уиппла отсутствует.

Для выявления поражения брыжеечных и забрюшинных лимфати ческих узлов наиболее информативна компьютерная или магнитно-ре зонансная томография. Однако точная диагностика указанных заболе ваний возможна только при гистологическом исследовании пораженных тканей. Иногда удается установить диагноз на биопсийном материале.

Во всех случаях обнаружения увеличенных лимфатических узлов брюш ной полости показана диагностическая лапаротомия или лапароскопия с биопсией наиболее измененных узлов.

ЛЕЧЕНИЕ. Основным методом лечения ГЭП является строгое по жизненное соблюдение аглютеновой диеты с полным исключением про дуктов из пшеницы, ржи, ячменя, овса (хлеб, макаронные изделия, ман ная крупа, кондитерские изделия, содержащие муку), физиологически полноценная, с повышенным содержанием белка и солей кальция. В дие те соблюдается принцип механического и химического щажения желу дочно-кишечного тракта, исключаются продукты и блюда, увеличиваю щие бродильные процессы. Ограничиваются вещества, стимулирующие секрецию желудка, поджелудочной железы;

продукты, неблагоприятно влияющие на функциональное состояние печени. В настоящее время в продуктовых магазинах появляются специальные отделы для больных целиакией.

Кроме того, больным ГЭП при тяжелой белковой недостаточности с целью восстановления коллоидно-осмотического давления плазмы и ликвидации гемодинамических нарушений назначают препараты, содер жащие белок (кровь, плазма, альбумин, протеин). Значительному числу больных для достижения ремиссии приходится назначать преднизолон.

Гормональная терапия оказывает хороший дополнительный эффект, когда применение аглютеновой диеты неэффективно или когда больной про должает употреблять в пищу какое-то количество хлеба. Механизм по ложительного влияния гормонов на течение глютеновой энтеропатии понятен, исходя из современной иммунологической гипотезы ее пато генеза. К назначению преднизолона приходится обращаться всякий раз, когда больной отказывается от строгого соблюдения аглютеновой дие ты. Назначение в таких случаях преднизолона на срок до 6 недель ока зывает значительный клинический эффект, приводит к улучшению мор фологической структуры слизистой оболочки тонкой кишки. Отмечается также отчетливое уменьшение МЭЛ на поверхности и в криптах, а так же увеличивается соотношение высота ворсин/глубина крипт, увеличи ваются высота энтероцитов и активность сахаразы, лактазы и щелочной фосфатазы в них.

Лечение диареи должно быть комплексным, воздействующим на все основные патогенетические механизмы ее возникновения и основную этиологическую причину заболевания. Основным методом является стро гое соблюдение протертого (механически и химически щадящего) вари анта аглютеновой диеты. Одновременно назначают уменьшающие ки шечную гиперсекрецию вяжущие, антисептические, обволакивающие, адсорбирующие и нейтрализующие органические кислоты препараты.

ПРОГНОЗ при глютеновой энтеропатии благоприятный при усло вии пожизненного соблюдения аглютеновой диеты. Неполное соблю дение диеты ведет к прогрессированию болезни и увеличивает риск возникновения осложнений, в частности язвенного еюнита и злокаче ственных опухолей кишечника. Больные должны находиться под дис пансерным наблюдением гастроэнтеролога.

СИНДРОМ РЕЙЕ Синдром Рейе — патологический синдром неизвестной этиологии, проявляющийся симптомами токсической энцефалопатии и сопровож дающийся жировой дистрофией внутренних органов, преимущественно печени и мозга.

Впервые заболевание описано в 1963 году Reye и соавт., которые наблюдали случай острой жировой дегенерации внутренних органов, протекавший в сочетании с острой энцефалопатией.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Географическое распространение синдрома очень неравномерно: заболевание чаще всего встречается в США и в Таиланде. Гораздо реже оно наблюдается в Канаде и Великобритании.

Среди стран континентальной Европы это заболевание встречается от носительно чаще в Чехии, Словакии, тогда как во Франции довольно редко. При этом в США отмечено более легкое течение заболевания, чем в Великобритании и Австралии. Ежегодно в США регистрируется 200—250 случаев синдрома Рейе. В нашей стране в последние годы на блюдается увеличение числа случаев этого заболевания.

Синдром Рейе описан у детей различного возраста: от нескольких месяцев и старше 14 лет. В 35% случаев заболевание возникает в тече ние 1-го года жизни, 15% — между 1 и 3 годами, 50% — между 3 и 14 годами. Наибольшая заболеваемость в США отмечается среди детей старшего возраста и подростков, а в Австралии и Великобритании две трети заболевших — дети в возрасте до 3 лет.

ЭТИОЛОГИЯ заболевания окончательно не установлена. В литера туре обсуждается вирусная, токсическая и дисметаболическая этиология синдрома Рейе.

Синдром развивается после почти всех известных вирусных забо леваний, особенно во время эпидемий, чаще зимой или весной. Раз личают инфекционную фазу и фазу энцефалопатии. Наиболее часто ему предшествуют грипп, обусловленный вирусом А или В, аденовирусная инфекция, ветряная оспа, энтеровирусная (Коксаки и ECHO) инфекция.

Токсическое происхождение синдрома Рейе предполагается на ос новании своеобразных морфологических изменений, обнаруживаемых в гистологических препаратах. Указывается на возможную роль птеридина, изопропилового алкоголя, афлотоксина В (метаболитов грибка Aspergillius flaus), пестицидов, органофосфатов и медикаментозных препаратов (тет рациклинов, препаратов висмута, салицилатов и др.). Афлатоксины со держатся в некоторых продуктах питания. Их, например, традиционно использует население Юго-Восточной Азии, именно с этим связывают относительно высокую частоту случаев синдрома Рейе в Таиланде.

Многие авторы указывают на большую роль в развитии заболевания бесконтрольного приема медикаментов, особенно салицилатов, поскольку после отказа от салицилатов при респираторных инфекциях у детей рас пространенность синдрома Рейе снизилась. Но синдром Рейе может развиваться после назначения других антипиретиков, антигистаминных, противорвотных, противотуберкулезных препаратов, тетрациклинов и др.

К другим возможным экзогенным факторам относятся множествен ные укусы шершней и инсектициды.

Эпидемиологические и экспериментальные исследования свиде тельствуют о синергическом влиянии нескольких факторов на воспри имчивую субпопуляцию. На этом основании было проведено много ис следований с целью определить характер гипотетического врожденного или приобретенного дефекта метаболизма, который делает некоторых детей более уязвимыми к вирусным инфекциям или к влиянию потенци ально гепатотоксических веществ (включая некоторые лекарства).

ПАТОГЕНЕЗ заболевания активно изучается. Считают, что синдром Рейе относится к митохондриальным цитопатиям. Согласно последним данным, в основе синдрома Рейе лежат изменения митохондрий, кото рые играют исключительную роль в энергообеспечении организма. По вреждения митохондрий значительно уменьшают запасы гликогена, на рушают метаболизм жирных кислот. Вследствие этого в гепатоцитах по являются жировые включения.

Кроме того, у больных с синдромом Рейе обнаружен дефицит орни тин-карбамилтрансферазы и карбамилфосфатсинтетазы, что позволяет предполагать индуцированный или врожденный дефицит в метаболиз ме аммиака. Карбамилфосфатсинтетаза катализирует превращение аммиака в карбамилфосфат, а орнитин-карбамилтрансфераза реагирует с орнитином и карбамилфосфатом с образованием цитруллина. Именно этим обстоятельством объясняется стеатоз печени и неврологические нарушения. Предлагается два возможных механизма: 1) блок в цикле мочевины на стадии орнитин-карбамилтрансферазы, вызванный умень шением или отсутствием ферментативной активности, что наблюдается при «наследственном» типе синдрома Рейе;

2) селективные поврежде ния мембран и ферментов митохондрий, участвующих в метаболизме аммиака, что характерно для «приобретенного» типа этого синдрома.

Некоторые экзогенные соединения и такие эндогенные метаболиты, как жирные кислоты, вмешиваются в интрамитохондриальный транспорт и ферментативную активность. Уменьшение продукции АТФ угнетает цикл мочевины, создавая гипераммониемию, тогда как неокисленные жир ные кислоты инкорпорируются в липиде, внутри печеночных клеток.

При синдроме Рейе печень увеличена в размерах, гепатоциты боль ших размеров с бледной цитоплазмой. Гистологические исследования выявляют диффузную массивную жировую перегрузку всей паренхимы печени, особенно по периферии долек. Наряду с этим отмечаются зна чительное уменьшение содержания гликогена и полное отсутствие вос палительных инфильтратов. При электронной микроскопии основным морфологическим признаком является поражение митохондрий гепато цитов, возникающее параллельно течению клинических симптомов синд рома.

Кроме того, у больных с синдромом Рейе повреждается мозг, по скольку он содержит большое количество митохондрий по сравнению с другими тканями. В мозгу определяется высокий уровень жирных кис лот, гипогликемия, гипераммониемия. Увеличение содержания октановой кислоты вызывает нейротоксическое действие и увеличение внутриче репного давления.

Морфологические изменения в ЦНС напоминают поражение при острых энцефалопатиях (дегенерация нейронов при отсутствии воспали тельных изменений). Жировая дистрофия легкой степени обнаружива ется в других внутренних органах (миокарде, поджелудочной железе, иногда в эпителиальных клетках проксимальных почечных канальцев).

Вместе с тем, приведенные выше гипотетические механизмы недавно были оспорены: уменьшение концентрации АТФ при синдроме Рейе наблюдается непостоянно;

отсутствует строгая корреляция между кон центрацией АТФ в печени и клинической тяжестью болезни;

отсутствуют различия активности гликолитичсских ферментов печени у детей, стра дающих синдромом Рейе, и здоровых.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА. Синдром Рейе с одинаковой часто той обнаруживают у мальчиков и у девочек, обычно в возрасте до 14 лет, однако описаны случаи заболевания у взрослых.

У большинства детей с синдромом Рейе отсутствуют какие-либо осо бенности в анамнезе. В частности, никогда не бывает указаний на пред шествующее хроническое нарушение питания, что могло бы объяснить наличие стеатоза печени.

В клиническом течении синдрома Рейе выделяют 4 фазы: продро мальную, начальную, фазу развернутого токсикоза и обратного развития.

Продромальная фаза обычно проявляется клиникой банальной ост рой респираторной вирусной инфекции, иногда болью в животе, может отмечаться лихорадка (температура обычно повышается до 39—40° С).

Клинические симптомы начальной фазы возникают через 3—7 дней.

Одним из характерных признаков начальной фазы является наличие обильной рвоты (фонтаном), спутанности сознания, атаксии (рас стройства координации движения): в дальнейшем может развиться делирий, сопровождающийся резким возбуждением, двигательным бес покойством, галлюцинациями и судорожным сокращением конечнос тей. К 5—7-му дню болезни гепатомегалия достигает максимальной вели чины.

Фаза развернутого токсикоза характеризуется двумя ведущими кли ническими синдромами токсикоза: неврологическими расстройствами поражения ствола мозга на фоне недостаточности периферического кро вообращения и нарушениями функции печени. В этой фазе на начальном ее этапе признаки поражения печени отходят на второй план, на пер вый план выдвигается неврологическая симптоматика. Считают, что неврологическая симптоматика главным образом связана с отеком моз га, пусковым механизмом которого является гипераммониемия. Энце фалопатия очень быстро прогрессирует в делирий и кому. Кома обычно появляется через несколько часов после начальной фазы токсикоза. За метной особенностью комы при синдроме Рейе является ее внезапное развитие, повышение мышечного тонуса в раннем периоде, у некоторых больных — появляются симптомы децеребрационной ригидности. При дальнейшем течении процесса быстро присоединяется симптоматика, обусловленная поражением ствола головного мозга: расстройства дыха ния и кровообращения, мышечная гипотония и арефлексия. Клониче ские судороги сменяются генерализованными тоническими, которые очень тяжело поддаются терапии. Наблюдается ригидность затылочных мышц. Симптомы Кернига и Брудзинского отрицательные.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.