WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«P. P Макаров, А. А. Габелов Оперативная гинекология (издание второе, переработанное и дополненное) Библиотека практического врача Актуальные вопросы акушерства и гинекологии Москва. «Медицина». ...»

-- [ Страница 5 ] --

116, а), а при двухпольном — 12 X 14 или 14 X 14 см (рис. 116, б). Значительно реже приходится применять поля больших или меньших размеров. Обычно в сечение выбранных пучков излучения попадают все структуры малого таза, подлежащие облучению (рис. 116, в). Облучение больных ведется ежедневно (5 раз в неделю) с одного поля при двухпольном и с двух полей (передних или задних) при четырехпольном облучении. Разовая (экспозиционная) доза должна составлять 250—300 Р. Число сеансов облучения зависит от заданной дозы на уровне в данном случае культей и характера изодозного распределения у выбранного пучка. При использовании обычных аппаратов для глубокой телегамма-терапии («Луч», «Рокус») достижение заданной дозы на глубине 3000—3500 Р при средних размерах таза обеспечивается за 18—20 сеансов облучения (при двухпольном облучении такого же числа полей), а при четырехпольном облучении 36—40 полей. При использовании тормозного излучения (ускорители, бетатроны) количество полей облучения для достижения заданного дозового уровня будет зависеть от энергии источника и характера смещения максимума ионизации в глубину тканей.

Применение для этих целей глубокой рентгенотерапии (ортовольт-ной) менее целесообразно, так как достижение такой же дозы на глубине залегания тканей — задача почти невыполнимая в связи с возникновением тяжелых кожных реакций. В этих случаях приходится ограничиваться достижением дозы на глубине порядка 2500—2800 Р.

Предоперационное облучение (дистанционное) больных раком шейки матки по существу ни по методике, ни по технике не отличается от послеоперационного, однако по величине общая поглощенная доза в опухолевом очаге не должна превышать уровня 3000 Р.

Подведение доз более высокого порядка обычно создает серьезные технические затруднения Рис. 116. Схематическое изображение размещения различных полей для послеоперационного облучения области малого таза.

а — размещение полей при четырехпольном облучении. 1 — два подвздошных спереди, 2 — два ягодично крестцовых сзади;

б — размещение полей при двухпольном облучении: 1 — спереди, 2 — сзади;

в — направление пучков излучения (вид сбоку) при облучении больной спереди (7) и сзади (2).

при выполнении хирургического этапа лечения. Послеоперационное облучение больных при нормально протекающем послеоперационном периоде и отсутствии осложнений со стороны мочевыделительных органов целесообразно начинать в период между 3-й и 4-й неделями. После предоперационного облучения хирургический этап предпринимается через 14—20 дней. Оперативное вмешательство, выполняемое в более поздние сроки после облучения, может встретить технически трудности, обусловленные образованием спаек, а также склерозированием клетчатки таза.

Сочетанная лучевая терапия. Метод сочетанной лучевой терапии включает два вида облучений и, реже, больше. Обычно используют сочетание описанного выше дистанционного облучения области малого таза с внутриполостной кюритерапией (внутриполостное облучение), основной задачей которой является непосредственное (контактное) воздействие на первичный опухолевый очаг. Естественно, что суммарные поглощенные дозы в опухолевых очагах при использовании сочетанного метода значительно выше доз, которые создаются при послеоперационном или предоперационном облучении. В этих случаях в зависимости от распространенности опухолевого процесса и преимущественности поражения тех или иных отделов таза суммарные дозы в первичном опухолевом очаге шейки матки (точки Аи А,) составляют в среднем от 7,5 до 10,0 крад, а в пристеночных отделах, в областях расположения регионарного лимфатического аппарата (точки В и В,) — порядка 6,0-6,5 крад.

Применение сочетанного метода лучевого лечения требует строгого учета индивидуальных проявлений заболевания, конституциональных особенностей строения тазовой, области, а также выраженности развития мышечного аппарата и подкожного жирового слоя. Поэтому программы лучевого лечения составляются индивидуально для каждой больной, что входит в систему так называемой предлучевой подготовки.

Все виды лучевой терапии (предоперационное, послеоперационное облучение, сочетанное лучевое лечение) нередко сопровождаются специфическими реакциями организма, а в ряде случаев и лучевыми повреждениями тканей. Осложнения этого порядка принято делить на общие и местные.

К числу общих относят специфические проявления, характеризующиеся потерей аппетита, извращением вкуса, нарушением сна, падением артериального давления, тахикардией и другими признаками. В большинстве случаев эти нарушения обратимы и после прекращения облучения купируются без специального лечения. В более выраженных случаях у больных могут наблюдаться нарушения системы кроветворения в виде угнетения лейко- и тромбоцитопоэза, а также расстройства функции кишечника (диарея).

К числу местных реакции (повреждений) в первую очередь следует отнести нарушения со стороны прямой кишки (лучевые ректиты;

и мочевого пузыря (лучевые циститы). Реже встречаются другие повреждения (эпителииты и дерматиты), не имеющие самостоятельного клинического значения. Местные повреждения носят обратимый характер, но по возможности их следует предупреждать, а при необходимости лечить.

Глава КОМБИНИРОВАННЫЕ И КОМПЛЕКСНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ СО ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫМИ НОВООБРАЗОВАНИЯМИ ТЕЛА МАТКИ Общие клинические вопросы. К числу опухолей этой локализации в первую очередь следует отнести рак эндометрия, который по частоте занимает третье место (после рака шейки матки и яичников) и выявляется примерно в 10% случаев по отношению ко всем злокачественным новообразованиям гениталий. Значительно реже наблюдаются хорионэпителиома и саркома матки. Если рак эндометрия характерен, как правило, для женщин в менопаузе и возникает в возрасте старше 50 лет, то саркомы матки бывают у женщин всех возрастов, но преимущественно после 40 лет. Хорионэпителиома матки, представляя определенную редкость (около 2% по отношению ко всем заболеваниям гениталий), встречается в основном у женщин детородного возраста после или во время патологически протекавшей беременности, а также пузырного заноса. Значительно реже хорионэпителиома наблюдается в менопаузе, спустя длительное время после беременности, даже протекавшей без осложнений.

Большинство злокачественных новообразований тела матки развивается на фоне различных гормональных перестроек. Рак эндометрия, например, часто сочетается с диабетом и другими эндокринными заболеваниями. Это обстоятельство обусловливает возможность использования, помимо хирургических методов лечения, гормональных и цитостатических препаратов, обеспечивающих длительное благополучие больных.

Применение различных по терапевтическому воздействию мероприятий относят к системе комплексного лечения больных.

Комбинированное и комплексное лечение больных раком эндометрия. Рак эндометрия развивается из слизистой оболочки матки, чаще всего на фоне различных гиперпластических процессов, не свойственных по времени возникновения возрасту больных. К числу подобных, потенциально опасных состояний эндометрия относят железисто-кистозную гиперплазию, полипоз (запущенная форма гиперплазии), а также аденоматоз. Своевременное обнаружение и лечение подобных нарушений, особенно в менопаузе, позволяют предупредить развитие рака. Часто гиперпластические процессы в эндометрии сочетаются с текаматозом яичников, иногда связанным с их склерокистозной дегенерацией, которая нередко ведет к развитию пролифератов в молочной железе и мышце матки (фиброматоз, фибромиома). Именно эти нарушения у определенного контингента больных объединяются понятием группы повышенного риска.

Для рака эндометрия патогномонично возникновение маточных кровотечений, характер которых зависит от клинических проявлений заболевания и возраста больных. Женщины чаще всего отмечают появление крови в периоды между менструациями (метроррагия), причем большинство из них считают это состояние нарушением частоты менструаций. В других случаях кровотечения приобретают характер меноррагии;

при этом больные говорят об усилении и удлинении менструаций с сокращением промежутка между ними. Во всех случаях такого кровотечения диагноз рака эндометрия не всегда очевиден, так как подобная клиническая картина возможна и при других заболеваниях гениталий неопухолевой природы, например развивающихся на фоне различных возрастных нарушений, в том числе и гормональной функции гонад, при фибромиомах матки, некоторых торпидно протекающих воспалительных процессах и др. Значительно проще поставить диагноз, если женщины находятся в менопаузе, так как появление маточных кровотечений или кровоотделения чаще всего связано с опухолевой трансформацией эндометрия. Поэтому во всех подозрительных случаях диагноз рака эндометрия должен быть подтвержден гистологическим исследованием соскоба.

Из числа других симптомов, однако менее характерных, следует назвать появление гнойных или серозно-гнойных выделений и болевых ощущений. Выделения воспалительного характера могут быть связаны с возрастной пиометрой у пожилых женщин и эндометритом у менструирующих женщин. Болевой синдром относится к числу симптомов, характерных для уже развившихся процессов, связанных с увеличением органа и сдавлением нервных сплетений или специфическим поражением лимфатических узлов таза.

Реже боли возникают при задержке оттока из полости матки (крови, воспалительного и тканевого содержимого) в связи с облитерацией верхних отделов шеечного канала.

При обследовании больных с начальными формами рака эндометрия редко выявляются увеличение матки и другие местные признаки заболевания. Увеличение органа, а также потеря им подвижности характерны для процессов более развитых, сопровождающихся накоплением в полости мат опухолевых масс, крови и воспалительного экссудата. В этих случаях матка увеличена в размерах, имеет округлую форму, дряблую консистенцию и подвижность ее несколько ограничена.

Чаще всего рак эндометрия развивается в верхних отделах полости матки.

Распространение опухоли наряду с прорастанием мышцы матки и серозного покрова нередко может происходить в направлении маточных труб и яичников с обсеменением брюшины. В этих случаях процесс метастазирует в поясничные и парааортальные лимфатические узлы.

Реже он локализуется в нижних отделах полости матки, распространяясь на шеечный канал.

В этом варианте метастазирование рака происходит по тем же путям, что и при раке шейки матки (в подвздошные, подчревные и запирательные лимфатические узлы). Разделение процесса по характеру метастаз ирования носит, однако, чисто условный характер, так как независимо от локализации опухолевого процесса примерно в 15—20 % случаев обнаруживают поражение лимфатических узлов таза. Это обстоятельство, установленное в последние годы (Я. В. Бохман), дало основание к пересмотру позиций в отношении объема хирургического вмешательства при раке эндометрия и обоснованному его расширению за счет тазовой лимфаденэктомии. Для рака эндометрия характерны отдаленные метастазы (гематогенного происхождения) в другие органы, чаще в легкие и кости.

В выборе оптимальных терапевтических мероприятий при раке эндометрия существенное значение имеют классификации, на основании которых могут быть сформулированы показания и противопоказания к тому или иному методу лечения.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ I стадия — опухолевый процесс строго ограничен пределами эндометрия II стадия имеет три варианта: а) процесс, прорастающий миометрий;

б) имеется опухолевая инфильтрация клетчатки параметрия на одной или обеих сторонах, но без перехода на стенки таза;

в) процесс, распространяющийся на шейку матки III стадия также имеет три варианта: а) имеется опухолевая инфильтрация клетчатки параметрия с одной или обеих сторон с переходом на стенки таза;

б) процесс, характеризующийся метастатическим поражением регионарных лимфатических узлов, придатков матки или влагалища;

в) процесс, распространяющийся (прорастающий) на серозный покров матки, но без поражения соседних органов IV стадия имеет два варианта: а) процесс, характеризующийся прорастанием серозного покрова матки и одновременным поражением мочевого пузыря, прямой кишки или других отделов кишечника;

б) процесс, характеризующийся метастазами в другие (отдаленные) органы.

Примерно те же признаки протяженности опухолевого процесса учитываются классификацией, предложенной Международным противораковым союзом, по трем факторам (TNM).

МЕЖДУНАРОДНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ Т — первичная опухоль Tis — все формы преинвазивного рака Т1 — процесс, ограниченный телом матки (причем Т1а — без расширения полости матки, Tib — с ее расширением) Т2 — процесс, распространяющийся на шейку матки ТЗ — процесс, распространяющийся за пределы матки, но не выходящий из полости малого таза Т4 — процесс, распространяющийся за пределы малого таза или прорастающий мочевой пузырь или прямую кишку N — регионарные лимфатические узлы Nx — состояние лимфатических узлов установить невозможно N0 — изменения в лимфатических узлах (по данным лимфографии) отсутствуют N1 — обнаруживаются специфические изменения в лимфатических узлах (по данным лимфографии) М — метастазы М0 — отдаленные метастазы отсутствуют Ml — имеются отдаленные метастазы, включая поражение паховых лимфатических узлов.

На основе рассмотренных классификационных особенностей опухолевого процесса может быть сделан обоснованный выбор комплекса лечебных мероприятий, к числу которых относятся комбинированный метод, сочетанное лучевое лечение, а также гормонотерапия.

Хирургический этап комбинированного лечения больных раком тела матки.

Реализация оперативного вмешательства в ряде случаев встречает серьезные затруднения, так как рак эндометрия чаще наблюдается у женщин пожилого возраста, нередко отягощенных тяжелой возрастной патологией. Это обстоятельство даже при ограниченных процессах нередко заставляет отказаться от радикальной операции или же применить заведомо меньший объем хирургического вмешательства. Так, например, при процессах больших, чем I стадия (II стадия, вариант a, T1N0M0), приходится ограничиваться обычной абдоминальной экстирпацией матки с придатками без лимфаденэктомии. Трудности лечения таких больных усугубляются еще и тем, что имеющий железистое происхождение рак эндометрия обладает меньшей радиочувствительностью, чем опухоли, развивающиеся из плоского эпителия. Лучевая терапия, кроме того, часто может встречать трудности и при введении излучающих систем в полость матки из-за возрастной атрофии половых органов.

Расширенный объем хирургического вмешательства (с тазовой лимфаденэктомией) может быть предпринят лишь в ограниченного контингента больных, главным образом относительно молодых женщин, не имеющих серьезных противопоказаний к операции со стороны других органов и систем. При хирургическом лечении должны учитываться также особенности процесса, его распространенность и форма роста опухоли. Опыт свидетельствует о том, что хорошие результаты операции наблюдаются при процессах, ограниченных полостью (телом) матки и шеечным каналом, а также при процессах, инфильтрирующих миометрий, но не прорастающих серозные покровы матки (стадии I, Па, T1N0M0 Tla(Tlb)N0M0;

.T2N0M0).

В ряде случаев может быть допущен меньший объем хирургического вмешательства по типу обычной экстирпации матки с придатками, главным образом у больных, требующих бережного отношения в связи с имеющимися ограничениями со стороны общего состояния.

К числу опухолевых процессов, которые могут быть включены в категорию заболеваний, подлежащих хирургическому лечению в меньшем объеме (без лимфаденэктомии), следует отнести рак, ограниченный только телом матки I и Па стадии;

Т;

Т1(Т1а, Tib) N0M0). Во всех остальных случаях нужно использовать сочетанное лучевое лечение или комплексное, предусматривающее, кроме лучевых методов, применение в течение длительного времени прогестинов.

Тазовая лимфаденэктомия при экстирпации матки с при датками по поводу рака эндометрия выполняется в основном по такому же принципу, что и при раке шейки матки.

Ниже рассмотрена техника абдоминальной экстирпации матки с придатками (без лимфаденэктомии).

О п е р а ц и я э к с т и р п а ц и и м а т к и с п р и д а т к а м и. После вскрытия брюшной полости (разрезом по Черни, нижним срединным) и отграничения петель кишечника матку захватывают двумя прямыми зажимами, накладываемыми на широкие связки у ее ребер. В зажимы попадают круглые связки, трубы и собственные связки яичников. Оба зажима связывают за бранши марлевой полоской. Затем накладывают зажимы на круглые и воронко-тазовые связки с обеих сторон. Использовать контрклеммы в этих случаях нет необходимости, так как их функции выполняют зажимы, наложенные на боковые отделы матки (рис. 111,а). Связки пересекают, а культи обшивают кетгутовыми лигатурами. Следующий этап состоит в освобождении нижних отделов Рис. 117. Экстирпация матки с придатка ми.

а — начальный этап: зажимы наложены на боковые отделы широкой связки по ходу ребер матки;

б — этап отделения мочевого пузыря, рассечение переходной складки и смещение мочевого пузыря книзу;

в — этап пересечения крестцово-маточных связок;

г — пересечение и перевязка маточных сосудов;

д — конечный этап удаления матки: рассечение сводов влагалища.

матки (ее влагалищной части). Для этого культи круглых связок разводят за лигатуры в стороны, а передний листок брюшины вскрывают в продольном направлении по пузырно маточной складке. Острым путем мочевой пузырь отслаивают от шейки матки и переднего свода влагалища и сдвигают книзу. Следует иметь в виду, что при выполнении этого этапа можно повредить мочеточники, которые в этом месте пол ходят к боковым отделам шейки матки и направляются к передней поверхности. Поэтому при освобождении и смешении мочевого пузыря книзу необходимо также освободить области расположения мочеточников путем смещения их небольшим тупфером в стороны от передней поверхности шейки и несколько книзу (рис. 117,6).

Затем переходят к освобождению задней поверхности шейки матки и заднего свода влагалища. Для этой цели задние листки широкой связки рассекают вдоль ребер матки до уровня наружных отделов шейки матки. Здесь также можно встретить мочеточники, которые в области шейки матки располагаются по задним листкам широкой связки. Поэтому данный этап и последующее высвобождение задней поверхности шейки матки следует выполнять особенно тщательно с тем, чтобы не ранить мочеточники. Еще лучше, если окажется возможным, проследить их ход визуально. Матку за зажимы отводят к лону и приподнимают кверху. Обнажившуюся брюшину, покрывающую надвлагалищную часть шейки матки, рассекают в поперечном направлении над местом прикрепления крестцово-маточных связок.

Брюшину тупо, лучше пальцами, отслаивают от влагалищной части шейки матки и заднего свода влагалища. Часто к заднему своду тесно прилежит часть прямой кишки, которую следует также несколько отделить от задней поверхности влагалищного свода (рис. 117,в).

Этот этап операции нередко сопровождается достаточно выраженным кровоотделением, связанным с нарушением целости венозных сосудов, которые необходимо тщательно лигировать. Крестцово-маточные связки пережимают жесткими изогнутыми зажимами у места отхождения их от матки, затем пересекают и перевязывают кетгутом. Концы лигатур сохраняют в качестве «держалки».

Следующий этап связан с перевязкой и рассечением маточных сосудов. Сначала с одной, а затем с другой стороны отыскивают, а при необходимости высвобождают маточные сосуды у места подхода их к ребру матки. Несколько отступя от матки кнаружи, на сосуды накладывают плотный зажим и выше от него контрклемму. Между зажимами сосуды пересекают, а дистальный конец их слегка мобилизирют, перевязывают (лучше шелком) и отводят латерально и сторону и книзу (рис. 117,г). Аналогично поступают с сосудами противоположной стороны. Затем матку подтягивают кверху, освобождают область сводов влагалища. Мочевой пузырь отводят широким зеркалом к лону. Передний свод влагалища захватывают зажимом по центру и надсекают ножницами (или скальпелем) до вскрытия просвета влагалища. Разрез слегка расширяют в стороны и в полость влагалища вводят марлевую турунду, смоченную настойкой йода. Затем через созданное отверстие на стенку влагалища (своды) накладывают зажимы и по ним постепенно отсекают матку (рис. 117,д).

При наложении зажимов на боковые своды в них попадают шеечновлагалищные ветви маточных сосудов, которые в этом случае не требуют отдельной перевязки. Завершается удаление матки наложением зажимов навстречу друг другу на задний свод, над которыми матку с придатками отсекают.

Культю влагалища смазывают настойкой йода и обшивают отдельными кетгутовыми швами с таким расчетом, чтобы узлы располагались в просвете влагалища. Влагалище оставляют незашитым, чтобы обеспечить сток раневого содержимого. При обшивании культи влагалища к переднему ее краю подшивают брюшину мочевого пузыря, а к заднему — культи крестцово-маточных связок вместе с брюшиной прямой кишки. Затем следует перитонизация, которую лучше выполнить непрерывным линейным швом, начиная от культей круглой и воронкотазовой связок справа до разреза брюшины слева. Культи связок погружают между листками широкой связки, а просвет влагалища перекрывают за счет сшивания переднего и заднего листков брюшины. Производят обычный туалет, брюшную рану ушивают послойно, наглухо. Выпускают мочу катетером.

Послеоперационное ведение больных обычное, за исключением случаев, в которых хирургическому лечению подвергались больные с теми или иными сопутствующими заболеваниями (сердечно-сосудистые нарушения, диабет и др.). В этих случаях одновременно применяется терапия, направленная на устранение осложняющих факторов.

Послеоперационное и предоперационное облучение больных (лучевой этап комбинированного метода лечения). Этот этап чаще используется в послеоперационном периоде и значительно реже в предоперационном. В этих случаях осуществляется дистанционное облучение области малого таза с использованием тех же средств и методов, что и при облучении больных, оперированных по поводу рака шейки матки. Облучение больных начинается не позже 20—25-го дня после операции при условии неосложненного течения послеоперационного периода. Для облучения области малого таза предпочитают использовать источники высоких энергий, обеспечивающие более выгодное изодозное распределение в тканях, чем аппараты ортовольтной рентгенотерапии.

Общекурсовые дозы на глубине залегания культей не должны превышать уровней порядка 3,5 крад, так как отсутствие матки нередко может привести к возникновению стойких лучевых повреждений тканей мочевого пузыря и прямой кишки.

Гормональный этап лечения. В последние годы получила распространение гормонотерапия различных злокачественных новообразований. Вместе с тем этот метод не приобрел самостоятельного значения, а используется как один из этапов комплексного лечения, дополняющий хирургическое, лучевое и лекарственные методы терапии.

В основе гормонотерапии лежит стремление вызвать пере стройку гормонального гомеостаза, подавить или полностью выключить выработку гормонов,' активно стимулирующих процессы тканевой пролиферации, особенно в гормонозависимых тканях (органах), например таких, как эндометрий и железистый эпителий молочных желез. Тем самым в случае опухолевой трансформации подавляются развитие и рост опухоли. Действие гормональных препаратов, однако, сохраняется только на тот период, пока они используются. Поэтому общий принцип гормонотерапии предусматривает длительное и постоянное применение гормонов до тех пор, пока сохраняется обеспеченная ими ремиссия.

Наоборот, прекращение гормонотерапии при достижении лечебного эффекта и повторное их назначение при ухудшении состояния больных представляют собой порочную тактику в связи с созданием резкого колебания уровней гормонов, способствующих в ряде случаев прогрессированию опухолевого процесса.

В последние годы в результате обстоятельных исследований были получены данные, свидетельствующие о том, что прогестины подавляют пролиферацию элементов эндометрия, в том числе и при раке (В. М. Дильман, Я. В. Бохман, и др.). Поэтому в качестве одного из этапов комплексного лечения больных раком эндометрия стала применяться гормонотерапия, особенно при запущенных формах заболевания или метастазах в отдаленные органы (легкие, кости и др.). Прогестерон в этих случаях назначается в больших дозах с последующим постоянным применением препарата в так называемых поддерживающих дозах. Наиболее полно этим целям удовлетворяет 17-оксипрогестерон капронат (12,5—25% раствор), который назначают больным в дозах до 3000—5000 мг в неделю.

Курс лечения состоит из ежедневного (или через день) внутримышечного введения препарата по 500—700 мг в течение 30—45 дней.

Улучшение состояния больных, особенно при запущенных формах заболевания, обычно отмечается уже в период проведения гормонотерапии. По достижении ремиссии больные постоянно получают препарат, но в меньших дозах, чаще по 250—500 мг в неделю (однократно или в 2 приема). Противопоказаниями к применению 17 оксипрогестеронкапроната служат выраженная сердечно-сосудистая недостаточность и общее тяжелое состояние больных.

Комбинированное и комплексное лечение больных с саркомой и хорионэпителиомой матки. К числу более редких заболеваний матки злокачественного характера относят саркому и хорионэпителиому.

С а р к о м а матки наблюдается в любом возрасте, даже в детском, но чаще встречается после 40 лет. Процесс может развиваться из стромальных элементов эндометрия или фиброзных элементов миометрия. В морфологическом отношении саркомы матки не отличаются многообразием: чаще всего это круглоклеточные, веретеноклеточные и полиморфноклеточные опухоли.

Клиническая картина заболевания зависит от формы опухолевого процесса и особенностей его роста. Если опухоль развивается из элементов эндометрия, то клинические проявления мало отличаются от признаков, характерных для рака эндометрия. Отмечаются маточные кровотечения (по типу метроррагии или меноррагии) и боли различного характера и степени выраженности. Диагноз в этих случаях устанавливается с помощью гистологического исследования соскоба. Сложнее, если саркома развивается в толще мышцы матки, не прорастая в полость, и заболевание рассматривается как быстрорастущая фибромиома матки. При этом истинный диагноз часто устанавливается на операционном столе или после исследования удаленного препарата.

Саркома матки быстро прогрессирует и метастазирует, главным образом гематогенным путем. Поэтому, как только она будет диагностирована, следует приступить к лечению больной. В этих случаях используют комбинированный метод, состоящий из экстирпации матки с придатками и послеоперационного облучения области малого таза с помощью дистанционных источников (как при раке эндометрия). Следует отметить, что радиочувствительность подобных опухолей чрезвычайно низка и подавление роста опухолевых очагов с помощью лучей не всегда осуществимо. Однако предпринимаемое облучение имеет целью не столько подавление опухолевого роста, сколько создание облитерации сосудов и склерозирования тканей, т. е. условий, неблагоприятных для развития процесса. В этих случаях методика облучения и общекурсовые дозы аналогичны тем, которые используются в послеоперационном периоде у больных раком шейки и тела матки.

Х о р и о н э п и т е л и о м а м а т к и. Это заболевание, как и саркома матки, относится к числу относительно редких и чаще встречается у рожавших женщин в детородном возрасте. Опухоль развивается из элементов хориона после самопроизвольного или искусственного аборта, а также в результате пузырного заноса. Первичная локализация опухоли может быть различной. Чаще поражается стенка матки, однако нередко очаги могут локализоваться во влагалище, трубах или яичниках. При клиническом обследовании у больных обнаруживается увеличенная матка, которая содержит различной величины размягченные узлы, по форме и очертаниям напоминающие миому. Слизистые оболочки наружных половых органов и влагалища обычно отечны и цианотичны. Очаги хорионэпителиомы во влагалище выглядят как темно-вишневые образования мягкой консистенции, кровоточат при исследовании.

Опухоль, кроме влагалища, часто метастазирует в легкие. Рентгенологически изменения в них обнаруживаются значительно раньше, чем клинические признаки заболевания. В дальнейшем у больных появляются кашель, одышка, а затем присоединяются кровохарканье и общие нарушения, связанные с интоксикацией организма. Метастазы в другие органы (например, головной мозг) встречаются значительно реже и в зависимости от локализации имеют специфическую неврологическую картину.

Диагностика заболевания при подозрении на хорионэпителиому относительно проста.

Наиболее убедительным признаком является повышение уровня хорионического гонадотропина (ХГ), который может быть установлен с помощью качественных тестов (реакции Ашгейма—Цондека, Фридмана и др.) или количественного определения методами иммунологического тестирования и радиоизотопного исследования. Диагностировать заболевание можно также с помощью гистологического исследования соскоба из полости матки или материала из метастатического (например, во влагалище) очага. Опухоль характеризуется наличием округлых или полигональных клеток Лангханса и синцитиальных элементов с круглыми гипохромными ядрами, без стромы и сосудов. Эти изменения следует отличать от пузырного заноса, который развивается из ворсин плаценты. Ворсины в этих случаях представляются отечными, покрыты хориальным эпителием и синцитиальными клетками.

В последние годы лекарственный метод лечения хорион-эпителиомы является основным, так как специфическая химиотерапия (в частности, метатрексатом, актиномицином D и др.) дает значительно лучшие результаты, чем хирургическое лечение. Поэтому лечение больных правильнее начинать с химиотерапии, а хирургическое лечение применять только по определенным показаниям. Хирургическому лечению, в частности, подлежат больные со значительным опухолевым поражением матки, угрожающим прорывом узлов в брюшную полость с опасностью обильного внутреннего кровотечения, или женщины, у которых хорионэпителиома матки сочетается с осложненными кистами яичников (перекручивание ножки кисты желтого тела, кровоизлияния в полости кист и др.).

Хирургический этап лечения при хорионэпителиоме предусматривает выполнение экстирпации матки без придатков, если их можно сохранить и без лимфаденэктомии. В ряде случаев может оказаться полезной перевязка не маточных, а внутренних подвздошных сосудов, чтобы нарушить питание метастатических узлов во влагалище. При операциях, предпринимаемых у молодых женщин, один или оба яичника можно оставить.

Х и м и о т е р а п и я х о р и о н э п и т е л и о м ы. Достаточно высокий эффект дает метатрексат, который можно применять внутрь, внутримышечно или внутривенно. Препарат назначают по 25 мг (внутривенно) ежедневно в течение 5 дней;

общая курсовая доза не выше 125 мг. Курсы лечения повторяют через 10 дней (2—3 раза).

Стойкий и длительный эффект лечения может быть достигнут с помощью методики сочетанного применения метатрексата и актиномицина D, разработанной И. Д. Нечаевой.

Метатрексат назначают по 20 мг внутримышечно ежедневно в течение 4 дней. Затем следует 7-дневный перерыв, после которого применяют актиномицин D по 0,5 г внутривенно в течение 5 дней ежедневно. Такие циклы повторяют через 10 дней под контролем уровня ХГ.

Лечение прекращают при падении ХГ до уровня 200 ME и ниже. Возобновляют лечение по показаниям со стороны местного процесса и при повышении титра ХГ.

Метатрексат достаточно токсичен, поэтому лучше применять его внутримышечно.

Возможны побочные явления — язвенный стоматит, диарея, угнетение гемопоэза и дерматит;

при них лечение метатрексатом следует прекратить.

Хорошие результаты могут быть получены и с помощью некоторых антибиотиков. Одним из эффективных препаратов является хризомалии. Его вводят внутривенно в дозе до мкг через день. Общая доза на курс в среднем составляет 7—10 мг. Применяется также и рубомицин ежедневно внутривенно из расчета 1 мг на 1 кг массы тела больной (примерно 60—80 мг ежедневно) в течение 5 дней.

Курс лечения повторяют через неделю в тех же дозах. Нужно иметь в виду, что антибиотик угнетает лейко- и тромбоцитопоэз, поэтому необходим тщательный контроль за показателями крови.

С целью лечения хорионэпителиомы может использоваться также оливомицин из расчета по 1.0 мг (через день внутривенно) до общей курсовой дозы в 100—200 мг.

Достижение стойкого эффекта с помощью лекарственных средств выдвинуло методы химиотерапии на первое место. Поэтому хирургическое и лучевое лечение хорионэпителиомы приобрело второстепенное значение. В ряде случаев, однако, лучевая терапия может быть предпринята для облучения изолированных метастатических очагов.

При этом используются все виды облучения (дистанционное, внутриполостное, внутритканевое), выбор которых зависит от локализации очага и его доступности для облучения. Во всех случаях доза в очаге должна быть не ниже 6000—7000 рад. Прогноз заболевания вполне благоприятный.

Глава МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ СО ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫМИ ОПУХОЛЯМИ ЯИЧНИКОВ Общие клинические вопросы. Опухоли яичников являются относительно частым и сравнительно сложным заболеванием, которое встречается у женщин в любом возрасте, но преимущественно после 40 лет.

Сложность состоит в том, что ранние формы опухоли, как правило, не имеют четкой и характерной клинической картины, а в ряде случаев процесс протекает без каких-либо нарушений общего состояния больной или функций половых органов. Вместе с тем свободное расположение яичников в брюшной полости (малом тазу), а также тесный контакт их с париетальной брюшиной, сальником и другими органами нередко ведут к раннему обсеменению опухолевыми элементами и генерализации процесса еще до того момента, когда наличие опухоли может быть установлено обычными методами обследования больных. Эти особенности развития опухолевого процесса ставят перед клиницистами чрезвычайно трудные задачи по разработке более совершенных методов диагностики главным образом в выявлении ранних форм или создании системы по наблюдению за определенным контингентом женщин, у которых подобные заболевания наиболее вероятны.

Полагают, что выделение так называемой группы повышенного риска, в которую объединены женщины с различными нарушениями полового цикла, может обеспечить своевременность обнаружения ранних форм заболевания. Организационные мероприятия подобного характера позволяют существенно снизить число запущенных форм рака, тем не менее проблема диагностики и лечения злокачественных опухолей яичников не теряет своей актуальности.

В морфологическом отношении опухоли яичников могут иметь самое различное происхождение, по-видимому, в связи с тканевым полиморфизмом, обусловленным особенностями эмбриональной закладки половой системы женщины и, в частности, гонад.

Установлено, что среди кист яичников 20% составляют злокачественные опухоли.

Поэтому каждая киста яичника вследствие сложности установления ее характера подлежит хирургическому лечению, как только она будет обнаружена, если к такому вмешательству нет противопоказаний. Истинный характер опухоли в большинстве случаев устанавливается на операционном столе или в результате гистологического исследования операционного препарата, в том числе и с помощью экспресс-диагностики.

Опухоли яичников принято подразделять на доброкачественные и злокачественные.

Подобное разделение до момента подтверждения диагноза злокачественности носит формальный характер, поскольку большинство доброкачественных кист яичников независимо от тканевой принадлежности опухоли обладает способностью к злокачественной трансформации.

Д о б р о к а ч е с т в е н н ы е о п у х о л и я и ч н и к о в. Прежде чем приступить к изложению лечебной тактики, предпринимаемой в отношении злокачественных опухолей яичников, целесообразно рассмотреть некоторые клинические аспекты, касающиеся доброкачественных кист, так как в ряде случаев провести четкую границу между злокачественностью и доброкачественностью заболевания не всегда представляется возможным.

Следует вместе с тем оговорить некоторые вопросы терминологии. В практике довольно часто употребляется выражение «кистома яичника» —понятие, в которое вкладывается принадлежность к опухолевому заболеванию. Однако такое сложившееся обозначение заболевания в принципе не всегда верно, так как это название не конкретизирует существа патологии. Поэтому правильнее всегда говорить о кисте яичника (яичников) в тех случаях, в которых природа заболевания не уточнена, и обозначать термином «злокачественная опухоль яичника» после подтверждения диагноза гистологическим исследованием или клиническими данными.

Большинство кист яичников, с которыми приходится встречаться в клинической практике, имеет эпителиальное происхождение. К их числу следует отнести серозные сецернирующие цилиоэпителиальные и псевдомуцинозные кисты яичников.

Цилиоэпителиальные кисты яичников чаще всего развиваются из эмбриональных зачатков эпителия трубно-маточного типа или метаплазированного эпителия. Кисты этого характера могут иметь самую различную величину, которой по существу определяются клинические проявления заболевания. При небольших кистах, чаще односторонних, выделить характерную клиническую картину не представляется возможным. Наоборот, большие кисты, чаще двусторонние, характеризуются рядом специфических клинических признаков, связанных в основном с величиной опухоли. Такие больные отмечают быстрое увеличение живота, появление болевых ощущений в его нижних отделах и пояснице, а также нередко нарушение мочеиспускания. Как в том, так и в другом случае наличие кисты может сопровождаться нарушениями менструальной функции (менструации прекращаются либо приобретают характер меноррагии).

Серозные кисты в большинстве случаев имеют многокамерное строение;

каждая камера заполнена прозрачным содержимым, причем внутренняя и наружная стенки капсулы опухоли, как правило, имеют гладкую поверхность. Капсула кисты образована соединительной тканью, а ее внутренняя поверхность может быть выстлана различного вида эпителием.

Из числа цилиоэпителиальных следует выделить особую форму, так называемых пролиферирующих сосочковых кист, клинические проявления которых, несмотря на отсутствие элементов атипии, весьма своеобразные. Отличительными особенностями этих кист являются часто их двустороннее развитие, а также характерное разрастание сосочковой ткани, состоящей из эпителиальных элементов, внутри и на поверхности капсулы.

Пролиферирующие кисты чаще озлокачествляются. Бурная пролиферация эпителиальной ткани нередко ведет к обсеменению брюшины и образованию выпота в брюшной полости.

Дальнейшее развитие процесса сопровождается поражением сальника, а также формированием многочисленных сращений его и петель кишечника с париетальной и висцеральной брюшиной. Опухоли в малом тазу приобретают большие размеры, спаиваются с маткой, брюшиной сводов, мочевым пузырем и толстым кишечником.

Вместе с тем, несмотря на значительную распространенность опухолевого процесса, а также образование обширных сращений опухоли с соседними органами, общее состояние больных довольно длительное время может не страдать. Чаще всего клинические признаки заболевания, связанные с развитием процесса, бывают обусловлены нарушением функции соседних органов или интоксикацией.

Псевдомуцинозные кисты яичников встречаются реже, чем цилиоэпителиальные, однако, как и серозные, могут пролиферировать и подвергаться злокачественной трансформации.

Псевдомуцинозные кисты обычно односторонние, имеют многокамерное строение.

Содержимое кист представляет собой вязкую полупрозрачную массу или носит геморрагический характер. Кисты этого характера нередко достигают значительных размеров, не спаиваясь вместе с тем с окружающими органами и тканями. Некоторые из них могут иметь ножку, наличием которой определяются подвижность кисты и возможное ее перекручивание.

Для пролиферирующих форм характерно образование истинных сосочков аналогично тому, как это свойственно серозным пролиферирующим кистам. В этих случаях при прорастании (или разрыве) капсулы содержимое кист может попадать в брюшную полость.

На брюшине приживляется эпителий и образуется псевдомуцин. Петли кишечника спаиваются, создавая общий опухолевый конгломерат. Это состояние называют псевдомиксомой яичников.

Практическое значение могут иметь кисты, формирующиеся в результате эмбриональных пороков развития, так называемые тератомы, которые, однако, встречаются значительно реже, чем серозные или псевдомуцинозные. Кисты этого характера обычно содержат зрелые ткани различных органов любых зародышевых листков. В большинстве случаев они встречаются у женщин до 40 лет. Тератомы могут быть кистозными и солидными. В первом случае это зрелые формы (дермоидные), которые чаще всего содержат эпидермис со всеми его элементами (сальные железы, волосяные фолликулы и др.), реже - закладки костей или хряща, а также кишечный эпителий. Для солидных форм характерно присутствие незрелых тканевых структур. Опухоли этого характера получили название тератобластом, так как в большинстве случаев носят злокачественный характер.

Тератомы, как правило, обнаруживаются совершенно случайно при гинекологических осмотрах, или как проявление симптома острого живота цри перекрутах ножки или нарушении кровоснабжения опухоли. В этих случаях у пациенток определяется одиночное плотное образование с гладкой поверхностью и четкими контурами. Киста, как правило, располагается спереди от матки и имеет достаточную подвижность. Кисты редко достигают больших размеров и не сопровождаются образованием асцита.

В отличие от доброкачественных форм тератоблает ома встречается у женщин более молодого возраста и протекает с явлениями диссеминации по брюшине и признаками метастазирования по лимфатическим путям.

Кисты яичников иного происхождения имеют меньшее практическое значение в связи с их относительной редкостью.

Клинические особенности злокачественных опухолей яичников. Краткое рассмотрение клинических вопросов, связанных с течением и развитием кист яичников, свидетельствует о том, что эти заболевания следует относить к числу особых, главной чертой которых является высокая степень возможной злокачественной трансформации. Это обстоятельство имеет важное принципиальное значение, так как наряду с необходимостью создания четкой системы для выявления ранних форм заболевания ставит не менее существенную задачу по разработке обоснованных принципов лечения больных и решению тактических вопросов.

Лечебная тактика прежде всего должна учитывать гисто патологические особенности опухолей, их способность к росту, частоту злокачественной трансформации, чувствительность опухолевой ткани к тому или иному терапевтическому агенту, а также характерное клиническое развитие заболевания, свойственное различным формам его.

Многообразие проявлений опухолей яичников потребовало определенной систематизации, в рамках которой оказалось бы возможным учитывать все клинические и морфологические особенности процесса, обусловленные гистологическим типом опухоли, ее структурой и возможным развитием в дальнейшем.

В этой связи предлагались и предлагаются различные классификации, целью которых является та или иная оценка заболевания. Вместе с тем одни из них описывают лишь морфологические признаки другие — только клинические или одновременно те и другие, но бесспорно одно: каждая из предложенных классификаций предлагает рассмотрение заболевания с точки зрения обоснованного выбора лечебных мероприятий. С другой стороны, классификационное разграничение различных форм опухолей яичников (разумеется, при условии всеобщего признания), кроме всего прочего, позволяет оценивать используемые лечебные мероприятия в разных учреждениях (странах) в сопоставимых клинических условиях.

Из числа существующих классификаций опухолей яичников наиболее полной является гистопатологическая классификация, которая учитывает все многообразие этих опухолей, их происхождение и возможность озлокачествления. Ниже приводится часть классификации, описывающей первичные опухоли яичников1.

ГИСТОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ОПУХОЛЕЙ ЯИЧНИКОВ I. «Эпителиальные» опухоли А. С е р о з н ы е о п у х о л и 1. Доброкачественные:

а) цистаденома и папиллярная цистаденома б) поверхностная папиллома в) аденофиброма и цистаденофиброма 2. Пограничные [потенциально низкой степени злокачественности]:

а) цистаденома и папиллярная цистаденома б) поверхностная папиллома в) аденофиброма и цистаденофиброма 3. Злокачественные:

а) аденокарцинома;

папиллярная аденокарцинома и папиллярная цистаденокарцинома б) поверхностная папиллярная карцинома в) злокачественная аденофиброма и цистаденофиброма Б. М у ц и н о з н ы е о п у х о л и 1. Доброкачественные:

а) цистаденома б) аденофиброма и цистаденофиброма 2. Пограничные [потенциально низкой степени злокачественности]:

а) цистаденома б) аденофиброма и цистаденофиброма 3. Злокачественные:

а) аденокарцинома и цистаденокарцинома б) злокачественная аденофиброма и цистаденофиброма В. Э н д о м е т р и о и д н ы е о п у х о л и 1. Доброкачественные: а) аденома и цистаденома _ 1 Метастатические опухоли яичников не рассматриваются.

_ б) аденофиброма и цистаденофиброма 2. Пограничные [потенциально низкой степени злокачественности]:

а) аденома и цистаденома б) аденофиброма и цистаденофиброма 3. Злокачественные:

а) карцинома, аденокарцинома, аденоакантома, злокачественная аденофиброма и цистаденофиброма;

б) эндометриоидная стромальная саркома в) мезодермальные (мюллеровы) смешанные опухоли Г. С в е т л о к л е т о ч н ы е ( м е з о н е ф р о и д н ы е ) о п у х о л и 1. Доброкачественные: аденофиброма 2. Пограничные (потенциально низкой степени злокачественности) 3. Злокачественные: карцинома и аденокарцинома Д. О п у х о л и Б р е н н е р а 1. Доброкачественные 2. Пограничные (пограничной злокачественности) 3. Злокачественные Е. С м е ш а н н ы е э п и т е л и а л ь н ы е о п у х о л и 1. Доброкачественные 2. Пограничные (пограничной злокачественности) 3. Злокачественные Ж. Н е д и ф ф е р е н ц и р о в а н н а я к а р ц и н о м а 3. Не классифицируемые эпителиальные опухоли II. Опухоли стромы полового тяжа A. Г р а н у л е з о - с т р о м а л ь н о к л е т о ч н ы е о п у х о л и 1. Гранулезоклеточная опухоль 2. Группа теком — фибром:

а) текома б) фиброма в) неклассифицируемые Б. А н д р о б л а с т о м ы : о п у х о л и и з к л е т о к С е р т о л и и Л е й д и г а 1. Высокодифференцированные:

а) тубулярная андробластома;

опухоль из клеток Сертоли б) тубулярная андробластома с накоплением липидов;

опухоль из клеток Сертоли с накоплением липидов (липидная фолликулома Лесена) в) опухоль из клеток Сертоли и Лейдига г) опухоль из клеток Лейдига (опухоль из хилюсных клеток) 2. Промежуточной (переходной) дифференцировки 3. Низкодифференцированные (саркоматоидные) 4. С гетерологическими элементами B. Г и н а н д р о б л а с т о м а Г. Н е к л а с с и ф и ц и р у е м ы е о п у х о л и с т р о м ы п о л о в о г о т я ж а III. Липидноклеточные (липоидноклеточные) опухоли IV. Герминогенные опухоли А. Д и с г е р м и н о м а Б. О п у х о л ь э н д о д е р м а л ь н о г о с и н у с а В. Э м б р и о н а л ь н а я к а р ц и н о м а Г. П о л и э м б р и о м а Д. Х о р и о н э п и т е л и о м а Е. Т е р а т о м ы 1. Незрелые 2. Зрелые:

а) солидные б) кистозные (дермоидная киста, дермоидная киста с малигнизацией) 3. Монодермальные (высокоспециализированные):

а) струма яичника б) карциноид в) струма яичника и карциноид г) другие Ж. С м е ш а н н ы е г е р м и н о г е н н ы е о п у х о л и V. Гонадобластома А. Ч и с т а я ( б е з п р и м е с и д р у г и х ф о р м ) Б. С м е ш а н н а я с д и с г е р м и н о м о й и д р у г и м и ф о р м а м и г е р м и н о г е н н ы х о п у х о л е й VI. Опухоли мягких тканей, неспецифичные для яичников VII. Неклассифицированные опухоли VIII. Вторичные (метастатические) опухоли Приведенная классификация свидетельствует о большом многообразии опухолей яичников. Однако не все формы встречаются одинаково часто. Поэтому ниже рассмотрены клинические особенности лишь некоторых, наиболее часто встречающихся в гинекологической практике.

« Э п и т е л и а л ь н ы е » о п у х о л и я и ч н и к о в. К числу наиболее частых форм злокачественных опухолей следует отнести рак яичников. Заболевание в большинстве случаев развивается на фоне предшествующих доброкачественных цистаденом.

Злокачественной трансформации наиболее часто подвергаются пролиферирующие цилиоэпителиальные и несколько реже — псевдомуцинозные цистаденомы яичников.

Опухоли, развившиеся из серозных пролиферирующих цистаденом, имеют многокамерное строение, причем их различной величины полости, помимо продуктов секреции, содержат солидные сосочковые разрастания, которые, как правило, имеют белый цвет, мягкую консистенцию и вначале располагаются на внутренней поверхности капсулы. Дальнейшее развитие процесса ведет к прорастанию капсулы и проникновению опухолевой ткани в брюшную полость. Развитие сосочковых разрастаний на наружной поверхности опухоли сопровождается обсеменением Орюшинного покрова и образованием новых опухолевых очагов вначале в малом тазу, а затем и в других отделах брюшной полости. Происходит спаивание петель кишечника, прорастание соседних органов и метастатическое поражение сальника. Естественно, что обширное поражение брюшной полости сопровождается значительным выпотом. В ряде случаен может развиваться односторонний или двусторонний гидроторакс.

Общее состояние больных вначале страдает относительно мало. Больных беспокоит общая слабость, причину которой не всегда связывают с изменениями в половой системе. С развитием заболевания появляются различные диспепсические расстройства: тошнота, в ряде случаев рвота, распирание в подложечной области. Запоры могут сменяться поносами. В дальнейшем к этим проявлениям присоединяются увеличение живота, чувство тяжести в брюшной полости, боли, иррадиирующие к заднему проходу, особенно выраженные при вертикальном положении больной. При метастатическом поражении мочевого пузыря или сдавлении его опухолью мочеиспускание становится учащенным и болезненным. Нарушение дефекации (задержка стула) наблюдается при вовлечении в процесс прямой кишки.

С увеличением в брюшной полости выпота и самой опухоли, особенно при массивных поражениях сальника, общее состояние больных резко ухудшается. Появляются постоянная одышка, непрекращающиеся боли в нижних отделах живота и пояснице, нередко в области желудка. Возникают признаки опухолевой интоксикации, падает питание больных, резко снижается диурез и нарушаются отправления кишечника.

Диагностика рака яичника при наличии указанных симптомов не представляет особых затруднений. В начальных периодах развития заболевания характерная клиническая картина может отсутствовать. Следует помнить, что развившиеся цистаденокарциномы чаще характеризуются двусторонним поражением. При этом обнаруживаемые опухоли имеют неправильнуьо форму, неоднородную консистенцию и бугристую поверхность. Очень часто ограничена подвижность опухолей. Характерным для злокачественных опухолей является их расположение позади матки и спаивание с ее задней поверхностью и задними листками широкой связки. В этих случаях, при внутреннем исследовании больных, обращает на себя внимание выпячивание (выбухание) заднего сводавлагалища вследствие низкого расположения одного из полюсов опухоли.

Помимо сальника, цистаденокарциномы часто метастазируют в парааортальные и надключичные (чаще левые) лимфатические узлы, а также в печень и плевру.

Установление диагноза рака в ранних стадиях заболевания — весьма сложная задача. Для своевременной диагностики должны использоваться дополнительные методы исследова ния, чаще их совокупность (флебография, газовая томопельвиография, перитонеоскопия и др.), а также диагностическая лапаротомия. В последнем случае при подтверждении диагноза рака или обнаружении кисты яичника операция должна быть продолжена до необходимого объема. В случае отсутствия опухоли брюшную полость закрывают.

О п у х о л и ( м е з е н х и м н ы е ) п о л о в о г о т я ж а. Из числа других злокачественных опухолей яичников следует рассмотреть специфическую группу так называемых гормонально-активных, развивающихся из элементов полового тяжа. В эту группу опухолей входят гранулезоклеточные (фолликуломы), текак лет очные (текомы), грану лезо-текаклеточные опухоли яичников и арренобластомы (андробластомы). Первые три относятся к числу феминизирующих, арренобластомы — к маскулинизирующим.

Гормонпродуцирующие опухоли встречаются относительно редко, причем гранулезоклеточные и текомы чаще наблюдаются у женщин в менопаузе, в то время как арренобластомы — в любом возрасте.

Опухоли получили название по типу ткани, из которой они развиваются.

Феминизирующие опухоли развиваются из клеток гранулезы или специализированной корковой стромы (теки) яичников. В некоторых опухолях могут быть представлены те и другие клетки (гранулезо-текаклеточные опухоли). Андробластомы развиваются из клеток типа Сертоли или Лейдига. Развитие опухоли из различной гор-монпродуцирующей ткани определяет клиническую картину заболевания, проявления которой зависят от возраста больных. Так, например, при развитии гранулезок лет очной опухоли у девочек наступает преждевременное половое созревание. В детородном возрасте у женщин при наличии такой опухоли отмечаются нарушения менструаций. В менопаузе возобновляются циклические кровотечения, по своему характеру напоминающие менструации. Одновременно увеличиваются молочные железы, а при исследовании эндометрия обнаруживают выраженную гиперплазию и в ряде случаев образование полипов. Эстрогенное влияние теком выражено значительно сильнее. Поэтому наряду с гиперплазией эндометрия у больных наблюдается гипертрофия миометрия и нередко развиваются фибромиомы матки.

Гормонпродуцирующие опухоли чаще односторонние, имеют плотную консистенцию и редко достигают больших размеров. Характер заболевания обычно уточняется в зультате появления у больных специфической клинической картины, обусловленной феминизирующим влиянием опухоли В отличие от эстрогенпродуцирующих опухолей андробла. стомы, наоборот, оказывают омужествляющее влияние: у больных грубеет голос, появляется рост волос по мужскому типу, меняются черты лица и весь внешний облик женщины В ряде случаев прекращаются менструации, уплощаются и атрофируются молочные железы. Опухоли яичника этого типа односторонние, имеют плотную консистенцию, достаточно подвижны, чаще встречаются у молодых женщин.

Опухоли другого гистологического типа в клинической практике встречаются значительно реже, причем характер их в большинстве случаев устанавливается в результате гистологического исследования удаленного препарата.

Особенности клинического течения заболевания и его распространенность определяются стадией опухолевого процесса. Ниже приводятся соответствующие классификации злокачественных опухолей яичников по стадиям заболевания.

КЛАССИФИКАЦИЯ ПО СТАДИЯМ I стадия — опухоль ограничена пределами одного яичника при отсутствии метастазов II стадия — опухоль распространяется на матку, второй яичник или трубы III стадия — опухоль распространяется на тазовую брюшину или имеются метастазы в регионарные лимфатические узлы, сальник IV стадия — опухоль прорастает соседние органы (мочевой пузырь, прямую кишку, петли тонкого кишечника), имеется диссеминация брюшины за пределами малого таза или метастазы в отдаленные органы и лимфатические узлы;

асцит.

КЛАССИФИКАЦИЯ ПО СИСТЕМЕ TNM Т — первичная опухоль Т1 — опухоль ограничена одним яичником Т2 — опухоль поражает оба яичника ТЗ — опухоль распространяется на матку или трубы Т4 — опухоль распространяется на соседние органы (при определении категории Т наличию асцита значение не придается).

N — регионарные лимфатические узлы N0 — поражение парааортальных лимфатических узлов отсутствует N1 — прощупываются парааортальные узлы М — отдаленные метастазы М0 — метастазы отсутствуют Ml — имеются имплантационные или другие метастазы (М1а только в малом тазу, Mlb — только в пределах брюшной полости, M1с за пределами брюшной полости).

Комбинированные и комплексные методы лечения больных со злокачественными опухолями яичников. Хирургическое лечение злокачественных опухолей яичников используется в основном в совокупности с другими видами терапии. В большинстве случаев в комплекс лечебных мероприятий, помимо хирургического этапа, включаются либо химиотерапия, либо лучевое лечение. В последнее время несколько шире стала применяться и гормонотерапия.

Комбинированное лечение, помимо хирургического, предусматривает использование лучевого этапа, предпринимаемого после оперативного удаления опухолевых очагов или в качестве предоперационного облучения. Следует заметить, что с развитием методов лекарственной терапии лучевая терапия потеряла свое ведущее значение в комплексе лечебных мероприятий и используется лишь по определенным показаниям.

Комплексное лечение, помимо хирургического этапа, включает химиотерапию (в ряде случаев в сочетании с гормонотерапией), причем лекарственное лечение больных может предшествовать хирургическому или следовать после него.

Сочетание различных видов лечебных мероприятий и очередность их использования зависят от характера опухолевого заболевания, его распространенности, чувствительности опухоли к тем или иным терапевтическим агентам, а также общего состояния больных к началу лечения.

Ниже рассматриваются некоторые примерные тактические схемы лечения больных в зависимости от перечисленных выше факторов. Необходимо отметить, что было бы неправильно обсуждать какие-то определенные рекомендации, пригодные для всех случаев заболевания, так как в практике нередко приходится учитывать факторы, которые не всегда прогнозируются. В одних случаях общий план лечения больной может (или должен) быть изменен еще в процессе лечения, например вследствие глубокого угнетения кроветворения в результате использования химиотерапии, либо лечение должно быть прекращено в связи с его несомненной неэффективностью. Может возникнуть необходимость перевода больной на лечение другим по механизму действия препаратам. Иногда приходится отказываться от хирургического этапа лечения больных из-за отсутствия эффекта в результате предшествовавшего этапа химиотерапии и перейти к паллиативным видам лечения или полностью к длительному многокурсовому использованию противоопухолевых препаратов.

Из методических соображений целесообразно рассмотреть каждый вид лечения в отдельности, оговорить показания и противопоказания к использованию каждого из них и только после этого обсудить некоторые тактические схемы комбинированного и комплексного лечения больных.

Этап хирургического лечения. Как самостоятельный метол оперативное лечение больных целесообразно использовать только по поводу злокачественных опухолей яичников, нечувствительных к противоопухолевым препаратам или лучевому воздействию. В этих случаях использование химиотерапии или облучения области таза после удаления опухоли теряет смысл, хотя создание облитерации сосудов и склерозирования тканей в области бывшего расположения опухоли с помощью облучения может иметь определенное значение в целях предупреждения возможного развития оставшихся опухолевых очагов.

Хирургический этап лечения должен предусматривать радикальный объем вмешательства, как бы ни был ограничен опухолевый процесс. В этих случаях принято производить надвлагалищную ампутацию матки с придатками и резекцией большого сальника (даже если отсутствуют признаки его метастатического поражения).

Необходимость экстирпации матки возникает относительно редко;

обычно она производится у больных с изменениями на влагалищной части шейки матки, требующими самостоятельного хирургического лечения. Между тем некоторые специалисты рекомендуют всегда производить экстирпацию матки, полагая, что оставление культи шейки матки может вести к возникновению местных рецидивов заболевания.

Следует думать, что такое расширение объема хирургического лечения не вызывается настоятельной необходимостью хотя бы по тем соображениям, что большинство цистаденокарцином (наиболее частых форм злокачественных опухолей яичников) достаточно чувствительно к противоопухолевым препаратам. С другой стороны, именно эти опухоли обладают свойством широкой диссеминации по брюшине. Поэтому даже при самом максимальном объеме хирургического вмешательства в брюшной полости нередко остаются неудалимые опухолевые очаги, требующие дальнейшего лечения. Таким образом, при реализации хирургического этапа лечения перечисленные обстоятельства должны предопределять обоснованность выбора разумного объема оперативного вмешательства.

Начинать лечение больных с хирургического этапа целесообразно при ограниченных опухолях яичников, когда заведомо ясно, что радикальный объем вмешательства окажется полностью выполнимым (1 стадия;

некоторые формы II стадии;

Tl(T2)N0M0;

T2N0Mla). Во всех остальных случаях (III стадия, большинство форм IV стадии T3N1(NO)M1(MO);

T4N2(N0)Ml(M0) лечение больных предпочтительнее начинать с химиотерапии и реже с облучения области малого таза. У большинства больных с распространенными формами цистаденокарцином при помощи активной химиотерапии удается получить необходимый лечебный (объективный) эффект, а в ряде случаев перевести больных из группы неоперабельных в число подлежащих хирургическому этапу лечения.

Технически надвлагалищная ампутация матки с придатками, предпринимаемая по поводу злокачественных опухолей яичников (или пролиферирующих папиллярных и муцинозных цистаденом), состоит из обычных для этой операции этапов и выполняется с использованием хирургических приемов которые рассмотрены в предыдущих разделах настоящего руководства. Вместе с тем имеются и некоторые отличия, главным образом при выполнении начальных этапов операции, связанных с выделением и мобилизацией придатков матки, а также с тактическими приемами, предпринимаемыми в отношении имплантационных метастазов на брюшине или органах малого таза.

Высвобождение придатков матки нередко связано с определенными техническими трудностями, обусловленными интимным сращением (спаивание) опухолей с брюшиной и органами малого таза (чаще в задних отделах). Поэтому не всегда удается осуществить достаточно полное выделение опухоли, особенно при сращениях ее с кишечником или мочевым пузырем, без риска ранения этих органов. Нужно иметь в виду также, что в местах сращений довольно быстро развивается общая сосудистая сеть, повреждение которой ведет к значительному кровотечению в связи со сложностью его остановки. В ряде случаев при возникших затруднениях в выделении придатков одной стороны в качестве тактического приема может быть использован подход к опухоли после отделения подвижных или ограниченно спаянных придатков матки другой стороны и уже выполненной ампутации матки (по Келли). Отделенный таким образом препарат остается связанным только с опухолью другой стороны, высвобождение которой из сращений после выполнения этого приема технически облегчается.

Трудности в выполнении хирургического вмешательства могут быть связаны также с недооценкой операционной ситуации, когда делают попытки удалить опухоль заведомо неудалимую. Поэтому следует обратить внимание на то, что окончательное решение в отношении необходимости выполнения всего объема операции должно быть принято только после всесторонней оценки ситуации, когда у оперирующего будет обоснованная уверенность в возможности технической реализации намеченного объема хирургического вмешательства. Эта рекомендация имеет принципиальное значение, так как в подобных ситуациях нет необходимости добиваться обязательного выполнения хирургического этапа лечения именно в этот момент, поскольку оперативное лечение может быть предпринято повторно после проведения лекарственного этапа. В этих случаях брюшная полость должна быть закрыта и лапаротомия отнесена к числу диагностических. Следует ограничиться лишь взятием материала опухоли для гистологического исследования. Может оказаться, что в подобной ситуации выполнимо лишь частичное удаление опухоли (с одной или обеих сторон), нередко вместе с сальником. Практика показывает, что такой нерадикальный объем хирургического вмешательства, особенно удаление метастатически измененного сальника, вполне оправдан у больных с распространенными формами заболевания, отягощенных возрастной патологией или серьезными сопутствующими нарушениями, т. е. когда возможность повторного хирургического вмешательства (после курса химиотерапии) весьма сомнительна.

Технические затруднения могут встретиться при необходимости удаления отдельных имплантационных очагов опухоли, расположенных как в малом тазу, так и в свободной брюшной полости. Особую сложность может представлять удаление опухолевых очагов, локализующихся в передних и задних отделах малого таза. В первом случае опухоль может быть не только интимно связана с брюшиной, покрывающей мочевой пузырь, но и прорастать его мышечную стенку. Во втором — аналогичные взаимоотношения могут быть с прямой кишкой, сигмовидным или илеоцекальным отделом кишечника. Если окажется возможным, опухолевые очаги должны быть удалены, а десерозированные участки тщательно заперитонизированы. В противном случае следует ограничиться удалением основных масс опухоли и оставить часть опухолевой ткани на мочевом пузыре или кишечнике в надежде на возможную их регрессию в результате последующей лекарственной терапии.

Нередко технические трудности возникают в связи с необходимостью удаления сальника, имеющего обширное метастатическое поражение и сращения с петлями тонкого кишечника.

В этой ситуации, как и при других технических затруднениях, нет необходимости стремиться к полному удалению сальника. Следует по возможности ограничиться разумным, технически выполнимым объемом, а оставшиеся опухолевые очаги подвергнуть в дальнейшем (второй этап) лекарственной терапии. В некоторых случаях целесообразно в метастатические очаги ввести раствор ТиоТЭФ, циклофосфана или другого противоопухолевого препарата1.

Последующая лекарственная терапия должна планироваться с учетом общей дозы введенного в брюшную полость препарата1.

В послеоперационном периоде необходимо тщательно следить за показателями крови, главным образом за количеством лейкоцитов и тромбоцитов. Дальнейшее продолжение курса химиотерапии возможно лишь при полном благополучии со стороны кроветворной системы.

В ряде случаев после завершения всего объема хирургического вмешательства в брюшной полости могут оставаться неудалимые изолированные опухолевые очаги, которые целесообразно пометить по периферии танталовыми скобками (клипсы). В дальнейшем, после рентгенографической верификации, очаги могут быть подвергнуты дистанционному облучению с помощью различных дистанционных источников.

Ниже рассматриваются особенности удаления сальника, т. е. завершающего этапа обычного хирургического объема вмешательства при злокачественных опухолях яичников, который выполняется после надвлагалищной ампутации матки с придатками.

Р е з е к ц и я с а л ь н и к а. По завершении основного объема операции сальник низводят к верхнему отделу брюшной раны (в этих случаях предпочтительнее использовать нижний срединный разрез брюшной стенки). При необходимости разрез брюшной стенки может быть продолжен кверху в обход пупка слева. Сальник вместе с нижними отделами поперечной ободочной кишки выводят наружу. Ассистент удерживает растянутый сальник с тем, чтобы создать условия для его полного и более совершенного обзора. Начиная с левого края, на границе сальника с поперечной ободочной кишкой, накладывают прямой зажим (типа Кохера). Часть сальника под зажимом отсекают. От конца первого зажима параллельно ходу поперечной ободочной кишки накладывают второй и рассекают следующий участок сальника;

затем накладывают третий зажим и так далее, до конца правого края сальника.

После отсечения сальника на _ Общая доза ТиоТЭФ не должна превышать 40-60 мг, а цикло-фосфана (эндоксана) - 800 1000 мг.

_ его культе остаются зажимы, каждый из которых заменяют (обшивают) кетгутовыми лигатурами.

Наложение зажимов, рассечение ткани сальника и перевязку сосудов следует выполнять особенно тщательно, так как в верхних отделах сальника проходит большое число крупных сосудов. Некоторые хорошо видимые крупные сосуды целесообразно перевязать отдельно.

При выполнении резекции сальника следует обращать внимание на его заднюю поверхность, так как сзади край ободочной кишки может располагаться ниже, чем на передней. Поэтому при наложении зажимов, если не учитываются взаимоотношения сальника с кишкой, может произойти ее ранение. Культя сальника не перитонизируется.

Этап лучевого лечения. В связи с современным развитием методов лекарственной терапии этот этап лечения больных со злокачественными опухолями яичников в значительной степени утратил свое значение и используется в комплексе лечебных мероприятий гораздо реже, чем другие виды лечения. Лучевое лечение по своим задачам может быть подразделено на два варианта. Первый из них рассчитан на закрепление эффекта хирургического вмешательства и связан с применением дистанционного облучения области малого таза, как это делается в послеоперационном периоде у больных, оперированных по поводу рака шейки или тела матки. В этих случаях использование облучения имеет целью создание неблагоприятных условий для развития оставшихся опухолевых очагов или случайно имплантированных во время операции элементов опухоли. В меньшей степени следует рассчитывать на непосредственное лучевое повреждение опухоли, так как в большинстве случаев злокачественные опухоли яичников обладают относительно низкой радиочувствительностью. Возникающие в результате облучения облитерация сосудов и склерозирование тканей в известной мере создают условия, препятствующие развитию и генерализации опухолевых элементов.

Для облучения области малого таза целесообразнее использовать источники высоких энергий (линейные ускорители, бетатроны, гамма-терапевтические аппараты типа ЛУЧ, Рокус);

менее предпочтительны рентгенотерапевтические установки, работающие в киловольтаом режиме. В этих случаях на уровне залегания культей необходимо создать дозу порядка 3,0—3,5 крад (3000—3500 рад). Обычно облучение ведут либо с 4 полей (двух подвздошшных и двух крестцово-ягодичных), либо 2 больших противолежащих (одного подвздошного Рис. 118. Схематическое изображение расположения полей при облучении брюшной полости у больных раком яичников.

а — схема облучения с четырех полей;

б — схема облучения с двух широких полей с использованием расщепляющего блока.

и одного ягодично-крестцового). Расположение полей на поверхности тела выбирают то же, что и при обычном послеоперационном облучении области таза (см. рис. 116, а, б, в,).

Разовая (экспозиционная) доза на поле должна составлять 250—300 рад, в то время как мощность дозы в зависимости от типа источника излучения может быть различной (от 70 до 200 рад/мин). При использовании высокоэнергетических источников излучения общекурсовая (поглощенная в очаге) доза достигается за 16—20 сеансов при двухпольном и 36—40 сеансов при четырехпольном облучении.

Второй вариант облучения используется у больных, подвергшихся нерадикальным хирургическим вмешательствам, когда в брюшной полости остаются неудалимые опухолевые очаги или диссеминация по брюшине. В этих случаях облучается вся брюшная полость большими по площади полями. Такое сегментарное облучение брюшной полости может быть осуществлено с 4 длинных продольных передних и задних полей или 2 широких передних и задних (рис. 118, а). При облучении широкими противолежащими полями (рис.

118, б) с целью защиты позвоночника используют расщепляющие блоки или формирующие фильтры, обеспечивающие снижение дозовой нагрузки на кроветворный аппарат. В этих случаях следует стремиться достичь суммарной общекурсовой дозы порядка 3,0 крад, однако облучение должно быть прекращено на любом этапе, если у больных возникают тяжелые общие нарушения, а также угнетение кроветворения. При использовании облучения с больших полей целесообразно общекурсовую дозу фракционировать на протяжении периода 7—8 нед, так как с помощью фракционированного облучения можно существенно уменьшить выраженность общей реакции.

В ряде случаев (при быстром накоплении асцита) может оказаться полезным использование для облучения брюшной полости коллоидных растворов радиоактивного золота (198 Au), которые вводят непосредственно в брюшную полость.

Этап лекарственного лечения. В связи с достигнутыми за последние годы успехами ведущее значение в комплексе лечебных мероприятий, предпринимаемых по поводу злокачественных опухолей яичников, приобрела химиотерапия. В качестве противоопухолевых препаратов чаще всего используются ТиоТЭФ (тиофосфамид), циклофосфан, эндоксан, бензотэф, этимидин, а также некоторые противоопухолевые антибиотики. Выбор препарата зависит от гистологического типа опухоли, ее чувствительности к лекарственному агенту и переносимости лечения больной. Например, для лечения пролиферирующих цистаденом и цистаденокарцином чаще используют ТиоТЭФ, циклофосфан (эндоксан), которые у большинства больных обеспечивают достаточно хороший (субъективный и объективный) эффект. При железистых формах рака яичников применяют 5-фторурацил, сарколизин, а при дисгерминомах — циклофосфан.

Большинство перечисленных препаратов оказывает побочное действие, связанное с угнетением костномозгового кроветворения и развитием лейкопений и тромбоцитопений, максимум выраженности которых наступает к концу 2-й недели после окончания лечения.

Это обстоятельство диктует настоятельную необходимость строгого контроля за показателями крови и прекращения лечения противоопухолевыми препаратами при падении числа лейкоцитов ниже 3000 и тромбоцитов ниже 100 000.

Химиотерапия в качестве этапа лекарственного лечения может назначаться в предоперационном и послеоперационном периодах, а также использоваться как самостоятельный метод путем многокурсового применения различных по механизму действия противоопухолевых препаратов. Пути введения их могут быть также весьма различны, что зависит от клинических особенностей заболевания и этапа, на котором начинается лечение (например, введение лекарственного вещества в брюшную полость во время операции или в плевральные полости в связи с наличием гидроторакса). Значительно чаще противоопухолевые препараты (ТиоТЭФ, циклофосфан, бензотэф, сарколизин, 5 фторурацил и др.) вводятся внутривенно, реже внутримышечно.

Общекурсовая и разовые дозы, ритм и продолжительность курса лечения зависят от особенностей клиники заболевания, а также от задачи, которую предусматривает лекарственный этап лечения. Существенное значение имеют также переносимость препарата больной и выраженность реакций, возникающих в процессе его использования. Улучшение в состоянии больных, а также со стороны местного опухолевого процесса в случае эффективности выбранного препарата должно наступать примерно к исходу 2/ общекурсовой дозы. Разовая доза и ритм введения препарата чаще всего обусловлены его токсичностью.

Общекурсовая доза ТиоТЭФ (тиофосфамида) в среднем составляет от 200—240 до 300 мг.

Препарат вводят внутривенно (при необходимости внутримышечно, внутрибрюшинно, внутриплеврально) через день по 10—20 мг. Он вызывает наиболее выраженные побочные явления и поэтому должен применяться под систематическим контролем показателей крови, а также с учетом общей реактивности больных.

Циклофосфан (эндокеан) назначают в общекурсовой дозе порядка 8000—10 000 мг внутривенно (внутримышечно) ежедневно по 200—400 мг. В связи с тем что циклофосфан по сравнению с тиофосфамидом относительно менее токсичен, в последнее время предпочитают использовать так называемую методику больших доз, которая в той же общекурсовой дозе предусматривает введение 1 г препарата каждый 5-й день. Хотя циклофосфан и менее токсичен, он также приводит к возникновению реакций со стороны кроветворной системы, поэтому систематическая проверка показателей крови в процессе лечения является обязательной.

Сарколизин назначается внутривенно один раз в неделю по 30—50 мг до общей дозы на курс порядка 150—200 мг.

Гормонотерапия при злокачественных опухолях яичников в комплексе прочих лечебных мероприятий предусматривает использование андрогенных препаратов. Чаще всего применяют тестостерон-пропионат, который вводят внутримышечно через день по 1 мл 5% раствора. Курс лечения продолжается в среднем 2 мес. В дальнейшем переходят на меньшие дозы в течение 4—6 мес и более. В этот период удобнее использовать метилтестостерон (под язык) ежедневно по 20 мг с последующим снижением дозы до 10 мг. В последние годы стали разрабатываться и применяться методы так называемой полихимиотерапии, при которых лечение больных проводится с помощью нескольких противоопухолевых препаратов, обладающих различным механизмом действия.

Химиотерапия, как один из этапов, входящих в комплекс лечебных мероприятий, с самого начала используется у больных с распространенными формами злокачественных опухолей яичников, часто с выпотами в полостях, а также в случаях, когда после лекарственного лечения предполагается выполнение хирургического этапа. К числу таких форм относят в основном распространенные цистаденокарциномы и реже опухоли яичников другого гистологического типа. Химиотерапии подлежат больные, у которых опухолевый процесс может быть отнесен к следующим классификационным формам: стадии III и некоторые формы стадии II;

все стадии IV: T2N1(N0)M1(M0);

T3Nl(N0)Ml(M0);

T4N0Ml(Mla, Mlb,Mlc).

В остальных случаях лечение больных целесообразнее начинать с хирургического этапа (стадии I;

некоторые формы стадии II;

T1N0M0;

T2N0M0.

После завершения этапа лекарственного лечения дальнейшая тактика зависит от достигнутого эффекта. В случаях улучшения (исчезновение выпота в брюшной полости, уменьшение опухолевых конгломератов в малом тазу, появление подвижности и фрагментации опухолевых очагов) может быть предпринят хирургический этап лечения, объем которого будет зависеть от технической возможности выполнения той или иной операции (надвлагалищная ампутация матки с придатками и резекцией сальника, надвлагалищная ампутация матки с придатками без сальника, частичное удаление первичных опухолей без матки, резекция сальника). Очевидно, что хирургический этап должен включать максимально возможный объем вмешательства. В случаях недостаточного эффекта (прекращение накопления асцита при незначительном уменьшении опухолевых конгломератов, сохранение неподвижности опухолей) целесообразно переводить больных на систематическое многокурсовое лекарственное лечение с применением препаратов, обладающих различным механизмом действия.

Как в первом, так и во втором вариантах курсы химиотерапии повторяются через определенные промежутки времени, однако с учетом общей реактивности больных и состояния показателей крови. В течение первого года независимо от наличия или отсутствия текущего процесса или рецидива заболевания курс лечения повторяется через 2 мес, затем через 4 и 6 мес. В случае отсутствия опухолевых изменений на протяжении всего периода многокурсовой химиотерапии лечение больных следует рассматривать как профилактическое. Наоборот, химиотерапию, предпринимаемую по поводу текущих изменений, следует относить к лечебной. В ряде случаев, несмотря на наличие опухолевого процесса, с помощью лекарственной терапии удается достичь вполне удовлетворительного состояния больных.

Дальнейшее использование курсов химиотерапии зависит от общего состояния больных и последующего течения опухолевого процесса.

Следует отметить, что комплексное лечение злокачественных опухолей яичников, несмотря на достигнутые успехи, до сих пор остается весьма сложной задачей, требующей новых, более совершенных тактических подходов. Достаточно указать, что пятилетняя выживаемость этих больных до сих пор не превышает 25—30% и только в некоторых клиниках достигает 38% (И. Д. Нечаева).

Ч А С Т Ь V ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ТРАВМАТИЧЕСКИХ ПОВРЕЖДЕНИЙ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ И ГНОЙНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В МАЛОМ ТАЗУ Глава ТРАВМАТИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ НАРУЖНЫХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ Общая характеристика повреждений наружных половых органов. В настоящем разделе будут рассмотрены травмы наружных половых органов, не связанные с акушерской и гинекологической практикой. По характеру и вызвавшей их причине все повреждения можно разделить на ушибы, возникающие в результате падения на твердые предметы, разрывы при половом сношении, колотые и резаные раны бытового и производственного характера, а также огнестрельные ранения.

Независимо от характера повреждений для уточнения объема травмы необходимо провести тщательное обследование. Нередко первоначальный осмотр может не выявить всех особенностей повреждения, поэтому при некоторых травмах, помимо обычных методов исследования, целесообразно использовать специальные (ректоскопия, цистоскопия, рентгенография и др.).

В связи с тем что повреждения половых органов могут давать самые различные клинические проявления, лечебная тактика должна быть индивидуальной, учитывающей все особенности травмы. Ниже рассматриваются лечебные мероприятия при наиболее часто встречающихся травмах половых органов. Зная общие тактические приемы, хирург в каждом случае должен установить необходимый объем хирургического вмешательства на основании оценки характера травмы.

Травма наружных половых органов. Местная травма вульвы и влагалища, сопровождающаяся в результате ушиба образованием гематомы, не всегда требует экстренного хирургического лечения. Наиболее целесообразны в этих случаях постельный режим, местное применение холода, введение противостолбнячной сыворотки и тщательное наблюдение за гематомой и общим состоянием больной. Если гематома не нарастает и состояние больной не внушает опасений этими мероприятиями по существу может быть ограничена лечебная помощь, так как в дальнейшем гематома будет постепенно рассасываться. Иной тактики следует придерживаться при нарастании гематомы, что свидетельствует о продолжающемся кровотечении. В этих случаях одним из основных мероприятий является хирургическое вмешательство с целью остановки кровотечения.

Вскрытие гематомы должно проводиться с соблюдением всех правил хирургической асептики. Влагалище обрабатывают спиртом и настойкой йода, только после этого гематома может быть рассечена. Из полости гематомы удаляют кровяные сгустки и жидкую кровь, рану по возможности высушивают, чтобы определить местоположение кровоточащего сосуда. Обнаруженный сосуд (сосуды) клеммируют и лигируют. Если найти кровоточащий сосуд невозможно, целесообразно всю кровоточащую область тканей обшить 2— кетгутовыми швами. При обширных гематомах ее полость после остановки кровотечения следует ушить путем наложения погружных швов. Если имеется уверенность в надежности остановки кровотечения, а вскрытие гематомы производилось в асептических условиях, полость гематомы можно закрыть наглухо. В противном случае целесообразно рану оставить незашитой. По окончании операции производят окончательный туалет, рану смазывают настойкой йода и накладывают давящую повязку. При необходимости производят трансфузию крови.

Примечание. Если вмешательство проводится в области клитора, в которой располагаются кавернозные тела, следует стремиться проводить иглу с нитью у самой надкостницы, чтобы не нанести им дополнительного ранения.

Повреждения влагалища. Чаще всего такая травма происходит при половом акте или падении на колющие предметы. Подобные повреждения представляются в виде рваных или колото-рваных ран. Они могут ограничиваться стенкой влагалища и сводов или распространяться на клетчатку таза. В ряде случаев раны могут проникать в соседние органы (мочевой пузырь, прямая кишка) или брюшную полость. Возможность у больных проникающих ранений лишний раз подтверждает необходимость тщательного обследования при повреждениях влагалища, прежде чем окажется возможным приступить к оказанию помощи.

Разрывы влагалища, возникшие в результате полового акта (непроникающие), чаще локализуются в левом своде, нередко бывают достаточно обширными и сопровождаются значительным кровотечением. Оказание хирургической помощи в этих случаях сводится к остановке кровотечения, ушиванию раны, при необходимости — к возмещению кровопотери, а также предупреждению воспалительных осложнений. Не следует забывать также о важности введения противостолбнячной сыворотки. В большинстве случаев остановка кровотечения достигается сравнительно легко, если удается тщательно ушить рану обвивным швом. Значительно реже приходится отыскивать кровоточащий сосуд отдельно.

Для ушивания раны достаточно широко раскрывают влагалище зеркалами, удаляют кровяные сгустки и жидкую кровь. Рану промывают 3% перекисью водорода, обрабатывают спиртом и настойкой йода, а затем ушивают непрерывным кетгутовым швом. Начинать ушивание проще с ближнего угла раны, чтобы затем путем подтягивания за лигатуру оказалось бы возможным приблизить труднодоступный край. После ушивания раны влагалище целесообразно рыхло затампонировать марлевым бинтом. Применять отдельные комки ваты или небольшие марлевые тупферы в этих случаях не следует, так как они легко могут быть оставлены во влагалище и являться источником воспалительных осложнений.

Если тампон в течение первых 2—3 ч не пропитался кровью, его оставляют на 12—24 ч. В дальнейшем в течение 3—4 сут больной назначают постельный режим. Ежедневно проводят осторожную обработку влагалища перекисью водорода.

Иногда введенный тампон вскоре обильно промокает кровью. Чаще всего это бывает, если кровоточащий сосуд не лигирован. В этой ситуации тампон следует удалить, швы распустить и вновь приступить с отысканию кровоточащего сосуда или добиться остановки кровотечения другим способом. Для отыскания сосуда можно применить сжатие брюшной части аорты путем давления со стороны брюшной стенки, что позволяет тщательнее очистить рану и уточнить расположение кровоточащего сосуда после легкого расслабления аорты. Если разрыв свода влагалища с интенсивным кровотечением произошел в условиях, в которых не может быть оказана окончательная помощь, то как временное мероприятие, допустимое до поступления в лечебное учреждение, применяется тугая тампонада сводов и влагалища.

При колотых и резаных ранах, проникающих в соседние органы или брюшную полость, как правило, требуется обширное хирургическое вмешательство. Если ранения мочевого пузыря или прямой кишки свежие и имеются условия к ушиванию ран со стороны влагалища, восстановление целости поврежденных органов производится по правилам, описанным в соответствующих разделах. Наоборот, если ранение органов произошло давно и за это время наступило инфицирование ран, их ушивание может быть предпринято только после окончательного формирования свищей, примерно через 4—6 мес после ранения.

Попытки зашить раны до купирования воспалительного процесса, как правило, обречены на неудачу.

При установлении проникающего ранения в брюшную полость или подозрении на такую возможность производится чревосечение, поскольку только с помощью ревизии брюшной полости можно установить истинный характер травмы и необходимый объем хирургической помощи.

Глава ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ОГРАНИЧЕННОГО И РАЗЛИТОГО ПЕРИТОНИТА, А ТАКЖЕ ГНОЙНОГО ВОСПАЛЕНИЯ ТАЗОВОЙ КЛЕТЧАТКИ Клинические особенности воспалительных заболеваний в малом тазу и хирургические приемы их лечения. Необходимость в хирургическом лечении при воспалительных заболеваниях половых органов в остром периоде возникает сравнительно редко. Это объясняется тем, что в большинстве случаев воспалительные заболевания удается купировать консервативными мероприятиями. Только при значительном снижении защитных сил организма или в результате особой вирулентности инфекции возможна генерализация воспалительного процесса. В этих случаях ограниченный перитонит может приобрести разлитой характер. В других случаях, например при воспалении клетчатки малого таза, происходит гнойное расплавление тканей и распространение процесса за пределы малого таза.

Механизм возникновения пельвиоперитонита (воспаление брюшины малого таза) чаще всего связан с обострением и расширением воспалительного процесса придатков матки.

Пельвиоперитонит относительно редко распространяется за пределы малого таза;

по видимому, этому способствуют особенности защитных механизмов, обеспечивающие реактивное отграничение брюшной полости от полости малого таза сальником и петлями кишечника.

В гинекологической практике приходится иметь дело с разлитым перитонитом чаще в тех случаях, когда во время операции чревосечения происходит ранение кишечника, мочевого пузыря или мочеточников, в результате которого инфицируется брюшная полость. Эти осложнения приводят к развитию перитонита, если повреждения останутся незамеченными и не будут своевременно устранены.

Лечение перитонита может быть только хирургическим, причем чем раньше будет произведена операция, тем лучшего следует ожидать эффекта. Хотя в настоящее время имеются различные антибиотики, а также возможность стимулирования защитных сил организма, прогноз при разлитом перитоните остается серьезным.

Вопрос о характере операции при перитоните должен решаться индивидуально в зависимости от состояния воспалительного процесса. Вместе с тем могут оказаться полезными некоторые тактические рекомендации. Первая из них относится к разлитому перитониту, возникшему после операций на матке, в частности после кесарева сечения. Если состояние швов на органе и их вид свидетельствуют о том, что инфекция распространяется из матки, ее необходимо удалить. Следует указать, что «акушерский» перитонит протекает особенно грозно и нередко приводит к летальным исходам. Вторая рекомендация — о необходимости установить чувствительность флоры к различным антибиотикам, так как у ряда больных может наступить адаптация патогенных микроорганизмов к наиболее часто употребляемым антибиотикам.

В практике часто приходится решать вопрос о технике дренирования брюшной полости после выполнения основной операции. В этих случаях можно ограничиться трубчатым дренажем для введения антибиотиков с ушиванием брюшной полости наглухо или обеспечить дополнительное дренирование через фистулу во влагалище (кольпотомии).

Решение этого вопроса зависит от конкретных особенностей заболевания и должно приниматься непосредственно на операционном столе с учетом общей клинической ситуации. При необходимости дренирования с помощью влагалищной фистулы перед зашиванием брюшной стенки должна быть произведена кольпотомия со стороны брюшной полости.

Одной из форм пельвиоперитонита является экссудативно-выпотной, при котором воспалительный очаг, располагающийся в полости малого таза, может напоминать параметральный инфильтрат. Дифференцировать эти две формы не всегда просто, так как оба отдела таза тесно прилегают друг к другу и воспалительное заболевание в одном из них сопровождается обязательной реакцией в другом. Если инфильтрат при экссудативном пельвиоперитоните достигает значительных размеров и, опускаясь книзу, достигает влагалищных сводов, отдифференцировать его от параметрита особенно трудно. В этих случаях можно рекомендовать хирургическое вмешательство со стороны влагалища. С помощью такого приема в большинстве случаев удается достаточно полно опорожнить гнойную полость и обеспечить надежное дренирование ее со стороны свода.

Таким образом, при пельвиоперитонитах в случае необходимости оперативного лечения могут быть использованы два пути: один — с доступом к очагу через брюшную стенку при высоком расположении инфильтрата, второй — со стороны влагалища при низкой локализации гнойной полости.

Хирургическое лечение гнойных параметритов может осуществляться также с помощью обоих оперативных доступов, необходимость использования которых обусловливается характером заболевания и локализации гнойного очага.

Доступ к гнойному очагу со стороны брюшной стенки (экстраперитонеальный подход) для вскрытия гнойника применяют только в тех случаях, когда очаг продвигается в направлении передней брюшной стенки.

Ниже несколько подробнее рассматриваются некоторые клинические особенности параметритов. Известно, что тазовая клетчатка представляет собой богатую жировыми включениями рыхлую ткань с залегающей в ней обширной лимфатической сетью. Ткань клетчатки параметрия представляет собой как бы «выстилку» свободных пространств между органами малого таза и отделяет их от костей таза. Отдельные клетчаточные пространства при этом имеют анатомическую связь друг с другом и другими отделами таза. Непосредственная связь клетчатки с шейкой и телом матки нередко способствует проникновению инфекции со стороны этих органов.

Клетчатка малого таза непосредственно продолжается в клетчаточные пространства других отделов тела, что способствует распространению воспалительного процесса за пределы малого таза, например в область паранефрия, брюшной стенки, область пупартовой связки, параректальное пространство, область ягодиц и др.

(рис. 119, а, б, в, г.).

Особенности распространения воспалительного экссудата при параметритах в известной мере могут служить определенным отличием от экссудативного пельвиоперитонита. Характерно, что при параметритах экссудат не имеет четкой отграниченной формы и как бы вплетается в надкостницу тазовых костей. Наоборот, инфильтрат при пельвиоперитонитах характеризуется более определенной формой и, хотя также может достигать тазовых костей, остается от них отграниченным, так как располагается в пределах брюшины (рис.

120).

Рис. 119. Схематическое изображение различных видов распространения гнойного воспалительного процесса по клетчаточным отделам малого таза.

а — параметрит, распространяющийся по боковой стенке таза: 1 — гнойная полость;

б — передний параметрит: 1 — гнойная полость, 2 — выход очага на переднюю брюшную стенку;

в — схема распространения экссудата в малом тазу при параметрите (поперечный срез таза);

г — то же (сагиттальный срез таза).

Хирургическое лечение гнойных параметритов и в большинстве случаев пельвиоперитонитов сводится к вскрытию гнойных полостей с использованием различных доступов. Чаще всего удается применить заднюю кольпотомию, реже — переднюю и боковую. В случае распространения гнойного экссудата при параметритах в область передней брюшной стенки опорожнение гнойного очага может быть осуществлено со стороны передней стенки в области пупартовой связки без вскрытия брюшной полости. Если происходит гнойное расплавление перегородок между отдельными воспалительными очагами и процесс распространяется в сторону какого-либо полого органа (мочевой пузырь, кишка, влага Рис. 120. Схематическое изображение воспалительного очага при пел ьвиоперитоните.

лище), может произойти прорыв гноя в эти органы. В результате такого прорыва нередко наступает самоизлечение.

Хирургическое лечение параметритов показано не только для эвакуации гноя, но и с целью профилактики разлитого перитонита.

Хотя показания к хирургическому лечению пельвиоперитонитов и гнойных параметритов примерно одни и те же, эти два заболевания следует различать. Дифференциальная диагностика между ними достаточно сложна, однако, пользуясь определенными признаками, можно разграничить клиническую картину параметритов и пельвиоперитонитов. В ряде случаев клиническая картина настолько сложна, что разграничить признаки, свойственные тому или другому заболеванию, не представляется возможным. Это обусловлено тем, что брюшинный листок находится в тесном анатомическом соседстве с клетчаткой таза. Поэтому и при параметритах могут быть симптомы раздражения брюшины. В связи с этим в вопросах целесообразности хирургического вмешательства чаще приходится руководствоваться не столько предполагаемым диагнозом (пельвиоперитонит или параметрит), сколько клинической картиной заболевания.

Не менее важен вопрос об оперативном доступе. В решении его следует руководствоваться направлением движения инфильтрата. Если инфильтрат распространяется в направлении влагалища, у больных обычно выражены реактивные симптомы со стороны мочевого пузыря или прямой кишки. Естественно, что доступ с помощью кольпотомии необходимо использовать прежде всего. Если окажется, что инфильтрат со стороны влагалища недоступен, целесообразнее подойти к нему со стороны брюшной стенки, области паранефрия или ягодиц. Вполне понятно, что оперативные доступы должны соответствовать особенностям распространения инфильтратов.

Технические особенности операций при влагалищном доступе. Чаще всего в этих случаях используют заднюю кольпотомию. Техника з а д н е й к о л ь п о т о м и и несложная и выполняется в такой последовательности: производят исследование больной, уточняют локализацию инфильтрата в малом тазу, определяют его консистенцию. На операционном столе в положении больной, как при обычных влагалищных операциях, зеркалами широко раскрывают влагалище. Пулевыми щипцами захватывают заднюю губу шейки матки и отводят к лону. В результате этого приема обнажается и становится доступным задний свод влагалища, который обрабатывают спиртом и настойкой йода.

Затем через задний свод производят диагностическую пункцию. Для этой цели длинным зажимом Кохера захватывают слизистую оболочку свода, лучше по средней линии примерно на 1—1,5 см ниже шейки, и слегка подтягивают кпереди. Фиксация свода обеспечивает правильное проведение иглы при пункции или скальпеля при вскрытии гнойника (рис.

121,а). В направлении расположения инфильтрата производят пункцию свода иглой, которая должна быть достаточной длины и с широким просветом (рис. 121, б). В шприц насасывают содержимое с тем, чтобы убедиться в наличии гноя. Полученный гной переносят в стерильную пробирку и отправляют в лабораторию для исследования характера флоры и определения ее чувствительности к антибиотикам.

Следующий этап состоит в кольпотомии. В намеченном участке скальпелем прокалывают свод и плотную капсулу гнойника, которая прилежит к слизистой оболочке влагалища (рис.

121, в). Через проделанное отверстие выпускают гной. Если между капсулой гнойника и слизистой оболочкой свода сохранилась нерасплавленная клетчатка, ее следует осторожно тупым путем, лучше пальцем, несколько расслоить и только после этого приступить к вскрытию абсцесса (рис. 121,г).

После вскрытия и опорожнения гнойника в полость сразу же вводят дренажную трубку (рис. 121, д). Промывать полость абсцесса нет необходимости, так как оставшееся содержимое постепенно будет стекать по дренажной трубке. Поэтому трубка должна иметь достаточно широкий просвет и добавочные отверстия на боковой поверхности на случай закупорки ее основного. На внутреннем конце трубки устанавливают Рис. 121. Операция задней кольпотомии.

а — этап подготовки заднего свода влагалища к пункции и кольпотомии;

б — пункция заднего свода;

в — расслоение тканей свода пальцем для подхода к гнойнику;

г— кольпотомия (скальпелем прокалывают задний свод и капсулу гнойника);

д — установка дренажной трубки в полость опорожненного гнойника.

перекладинку (крестовина), чтобы дренаж не выскользнул из полости гнойника.

Влагалищную часть трубки обкладывают марлевым тампоном во избежание проскальзывания ее в полость гнойника. Если кольпотомическое отверстие имеет недостаточные размеры, его можно увеличить с помощью введенного корнцанга или ножниц путем раскрытия их браншей. На этом операция заканчивается.

Дренажную трубку извлекают после окончательной ликви дации клинических симптомов воспаления (температура пульс общее состояние больной, показатели крови) и прекращения отделения гноя по трубке. По извлечении трубки влагалище обрабатывают спиртом и настойкой йода, а затем обрабатывают периодически до полного закрытия кольпотомического отверстия. До окончательного формирования рубца не следует применять спринцевание влагалища.

К о л ь п о т о м и я б о к о в а я. Гнойный параметральный очаг может располагаться в боковых сводах. В этих случаях выполнение кольпотомии требует особой осторожности.

Если при выполнении задней кольпотомии существует опасность ранения прямой кишки, то при боковой такой опасности подвергаются мочеточники и маточные сосуды. Поэтому в целях предупреждения подобных осложнений целесообразно боковую кольпотомию начинать с разреза заднего свода. Технически этот этап выполняют следующим образом Захватывают заднюю губу шейки матки и отводят к лону. Затем рассекают слизистую оболочку заднего свода влагалища и через это отверстие тупым путем, лучше корнцангом или желобоватым зондом, постепенно и осторожно продвигают в сторону нижнего участка инфильтрата. Ткани сохранившейся клетчатки расслаивают до ощущения плотной капсулы абсцесса. После этого производят пункцию гнойника под контролем пальца. При получении в пунктате гноя капсулу вскрывают скальпелем или, в целях предосторожности, желобоватым зондом, после чего отверстие расширяют с помощью корнцанга (рис. 122).

Остальные этапы боковой кольпотомии (дренирование и дальнейшее ведение) те же, что и при задней кольпотомии.

Примечание. При распространении инфильтратов книзу и достижении ими влагалища различия между пельвиоперитонитом и параметритом исчезают. Поэтому все сказанное в отношении техники операции справедливо не только для параметритов, но и для аналогичных по форме гнойных пельвиоперитонитов.

Брюшностеночный (экстраперитонеальный) доступ к параметральному гнойнику.

Это вмешательство в ряде случаев может оказаться относительно несложным главным образом тогда, когда гнойный очаг достаточно приближен к коже брюшной стенки, что определяется по ее своеобразной реакции. Значительно более сложной может стать ситуация, при которой инфильтрат, располагающийся в тазу, отдален от брюшной стенки и для его вскрытия необходимо пройти через нерасплавленные ткани. Такая операция требует особой ос Рис. 122. Схема вскрытия бокового абсцесса (параметрит) с помощью боковой кольпотомии.

торожности и постепенного раздвигания отдельных слоев с тем, чтобы случайно не проникнуть в брюшную полость.

Предварительную пункцию участка предполагаемого гнойника через брюшную стенку нельзя отнести к числу обязательных манипуляций. Она может выполняться только в исключительных случаях опытным хирургом и обязателршо после опорожнения мочевого пузыря и тщательной очистки кишечника.

При подходе к гнойнику со стороны пупартовой связки следует иметь в виду, что доступ к нему связан с необходимостью раздвигания мышечных пластов и прохождения через фасшщльные образования.

Т е х н и к а в с к р ы т и я г н о й н и к а с о с т о р о н ы п е р е д н е й б р ю ш н о й с т е н к и. Кожу и подкожную клетчатку в области наметившегося прорыва гнойника рассекают одним из разрезов (рис. 123,я). Чаще такой разрез приходится делать над пупартовой связкой. Если обнаруживается участок флюктуаиии, гнойник легко вскрывается.

Отверстие расширяют тупым путем для обеспечения достаточного оттока гноя. В полость гнойника вводят дренаж. При обширных гнойниках, занимающих всю переднюю поверхность нижнего отдела живота, целесообразно наложить дополнительные контрапертуры путем разрезов на противоположной стороне. Границы гнойной полости и места дополнительных разрезов могут быть уточнены с помощью введения в эту полость тупого инструмента, например корнцанга (рис. 123,(5). Если гнойник располагается глубже, подход к нему может быть открыт после раздвигания тупым путем мышечных пластов и осторожного рассечения фасциальных Рис. 123. Этапы вскрытия параметрального гнойника со стороны передней брюшной стенки.

а — месторасположение кожных разрезов;

б — определение границ гнойной полости с помощью корнцанга и уточнение мест для контрапертур;

в — момент постепенного подхода к глубоко расположенному гнойнику:

1,2 — подчревные поверхностные вены. 3 — внутренняя косая мышца, 4 — апоневроз наружной косой мышцы, 5 — поперечная фасция. 6 — перевязанные наружные срамные вены;

7 — лонный бугорок. 8 — пупартова связка, 9 — паховая складка;

г — дренирование, гнойной полости со стороны передней брюшной стенки и через кольптомическое отверстие.

образований (рис. 123, в). В ряде случаев при обширных гнойниках, параметритах может оказаться необходимым более широкое хирургическое вмешательство с использованием брюшностеночного и влагалищного доступов, чтобы обеспечить опорожнение гнойника в нескольких участках со стороны брюшной стенки через кольпотомическое отверстие (рис.

123, г).

Ч А С Т Ь VI ВЕДЕНИЕ ОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПЕРИОДА Глава ВЕДЕНИЕ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПЕРИОДА Общие замечания. Любое хирургическое вмешательство оказывает существенное влияние на организм женщины, причем оно выражено больше, чем сложнее и длительнее операция.

Особое состояние больных после операции, связанное с рядом реакций организма на вмешательство, даже при условии высокой хирургической техники и методов анестезии является вполне закономерным. К числу таких реакций следует отнести различные функциональные нарушения органов и систем, проявляющиеся, например, дыхательной недостаточностью, нарушениями кислотно-щелочного равновесия и водно-солевого обмена.

На выраженность клинических проявлений после операции может оказывать влияние также субъективная реакция самой больной, например страх перед предстоящими наркозом и операцией. Кроме того, реактивность организма может зависеть от охлаждения брюшных органов, кровопотери, действия наркотических веществ, выраженности болевых ощущений после операции и других факторов. Вполне понятно, что характер и степень ответных реакций во многом будут обусловлены также общим состоянием оперируемой, обстановкой в лечебном учреждении, особенно в период подготовки к операции, и др.

В связи с этим организация предоперационного и послеоперационного ухода за больными, точная и своевременная оценка реактивности организма приобретают существенное значение. В большинстве случаев правильное ведение послеоперационного периода по существу венчает успех любой операции. Поэтому роль хирургов и анестезиологов не должна заканчиваться выполнением операции. Они должны продолжать наблюдение за больными и после операции, поскольку осложнения послеоперационного периода могут быть более серьезными, чем сама операция.

Рекомендации по ведению оперированных больных в операционной. Еще в операционной следует убедиться в благополучном выполнении вмешательства. Первые впечатления о состоянии больной после операции могут быть получены на основании общего вида больной, окраски кожи и видимых слизистых оболочек, показателей пульса, артериального давления, количества и качества выпущенной мочи. Только при благополучии со стороны этих показателей операция может считаться законченной.

Если нет сомнений в том, что во время операции не могло произойти ранение мочеточников или мочевого пузыря, то наличие крови в моче следует связывать с трансфузией крови, несовместимой по групповой или резусной принадлежности. В этих случаях следует углубить наркоз и продолжить его хотя бы в течение 2—3 ч. Может оказаться необходимым заменное переливание совместимой крови. В дальнейшем больная должна находиться под особым наблюдением и в случае усугубления реакции несовместимости подвергнуться гемодиализу. Если же правила гемотрансфузии не нарушались, гематурию следует связывать с травмой мочевого пузыря или мочеточников.

Дифференциальные затруднения при ранении мочевого пузыря или мочеточников можно устранить с помощью цистоскопии. В этих случаях исключается или подтверждается ранение мочеточников с помощью хромоцистоскопии.

Следует иметь в виду, что незначительная гематурия может быть результатом травмы мочевого пузыря зеркалом без нарушения целости его стенок. В этих случаях окрашивание мочи кровью представляется менее интенсивным, а затем происходит ее постепенное просветление, иногда не требующее каких-либо специальных мероприятий. Достаточно ограничиться установкой на 1—2 дня постоянного катетера, который извлекают, как только нормализуются вид мочи и функция мочевыведения. Наоборот, при наличии значительной примеси крови в моче или подозрении на внутреннее кровотечение выполнение релапаротомии в тактическом отношении наиболее оправдано.

Выведение больной из состояния наркоза целесообразно осуществлять в условиях операционной, где при необходимости в полном объеме может быть оказана помощь.

Переводить больную из операционной в палату можно только после того, как будет установлено, что больная не внушает опасений и не нуждается в повторном срочном хирургическом вмешательстве, а также полностью выведена из состояния наркоза.

Перевозить в палату целесообразно на согретой каталке в сопровождении медицинского персонала, лучше анестезиолога. При этом необходимо соблюдать правила, предупреждающие рвотные движения и возможную аспирацию рвотных масс. В палате больную укладывают на заранее согретую постель.

Рекомендации по ведению больных в послеоперационной палате (палате интенсивной терапии). В первые 2—3 дня после операции больные нуждаются в активном ведении, тщательном наблюдении и уходе. В связи с этим в современных условиях хирургической практики принято выделять специальные палаты для больных, готовящихся к операции, и палаты послеоперационного профиля. Послеоперационные палаты должны быть оснащены всем необходимым для оказания специализированной помощи: инструментарием для интубации, оборудованием для дачи кислорода, приспособлениями для трансфузии крови и лекарственных растворов, шприцами и соответствующими медикаментозными средствами. В палате организуется постоянный индивидуальный медицинский пост, который обслуживает сестра, соответственно подготовленная в вопросах ухода и ведения послеоперационного периода.

В послеоперационном периоде наблюдение за больными должно осуществляться по определенной программе, позволяющей своевременно устранить или предупредить те или иные нарушения. Прежде всего следует обращать внимание на состояние нервной системы больных, у которых возможно как возбуждение, так и угнетение эмоциональных реакции.

Почти у всех оперированных отмечается нарушение дыхания, нередко протекающее с явлениями гипоксии (дыхание поверхностное, несколько учащенное). Могут возникать также нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы (развитие тахикардии, экстрасистолии или изменений артериального давления). Из числа сдвигов, имеющих существенное значение в оценке состояния больных, следует отметить развитие гиперкальциемии, гипохлоремии, а также нарушения кислотно-щелочного равновесия (снижение щелочного резерва) и водно-электролитного обмена. В показателях периферической крови выявляются лейкоцитоз, сдвиги в формуле белой или красной крови, нередко увеличение числа тромбоцитов.

Одни нарушения обнаруживаются тотчас по выходе больной из наркоза (реакции со стороны центральной нервной системы, дыхательной и сердечно-сосудистой систем), другие — по прошествии нескольких дней после операции (нарушения обменных процессов, воспалительные реакции, изменения со стороны крови).

Боли начинают ощущаться, как только больная выходит из состояния наркоза или прекращается действие анестезии, если операция проводилась под местным обезболиванием.

В основном болевые ощущения возникают в зоне бывшей операции. Реже, в связи с использованием эндотрахеального наркоза, боли отмечаются в глотке или гортани в результате давления трубки. Нередко боли и боязнь расхождения швов заставляют больную принимать вынужденное положение, не двигаться, поверхностно дышать или избегать глубоких вдохов. Это обстоятельство приводит к снижению внешнего дыхания, нарушению газообмена, скоплению в бронхотрахеальном дереве слизи, возникновению ателектаза и гипоксии. Именно на этом фоне чаще всего развиваются тяжелые послеоперационные осложнения типа пневмонии или наклонности к патологическому тромбообразованию.

Поэтому необходимо обеспечить достаточную оксигенацию больных, применять действенные болеутоляющие средства. Если больная в ближайший послеоперационный период вступает в контакт с врачом, необходимо тотчас успокоить ее в благополучном исходе операции и внушить уверенность в скором выздоровлении. Целесообразно убедить больных в необходимости осторожных движений и глубоких вдохов. Опыт показывает, что мягкосердечное и доброе отношение к больным существенно изменяет их реакции, они быстро успокаиваются и охотно выполняют указания ухаживающего персонала.

Если больная возбуждена и недостаточно контактна, можно использовать седативные средства. Хороший эффект в этом отношении дает аминазин, который вводят внутримышечно (5 мг, предварительно разведенные в 5 мл 0,5% раствора новокаина), а также дроперидол, фентанил и др. Лекарственные вещества или питье назначать per os в первые дни не следует. При сухости во рту и заметном обезвоживании целесообразно внутривенное введение различных растворов (5% раствор глюкозы, физиологический раствор в комплексе с другими лекарственными веществами, назначаемыми по определенным показаниям).

Следует способствовать отхождению мокроты, так как из-за болезненных ощущений женщины откашливают ее недостаточно хорошо. С целью предупреждения легочных осложнений в ряде случаев имеет смысл применять для удаления мокроты отсасывание.

Нужно иметь в виду, что повышенную секрецию слизистой оболочки трахеобронхиального дерева и слюноотделение могут вызвать некоторые релаксанты, обладающие мускариноподобным действием (релаксанты короткого действия — листенон, дитилин и др.), широко используемые в современной анестезиологической практике.

Из болеутоляющих средств наиболее широкое распространение получили морфин, пантопон и промедол. Следует быть осторожным с назначением морфина, так как у некоторых больных наблюдается идиосинкразия к этому препарату.

С целью болеутоления у некоторых больных может быть использовано внутривенное введение 10—15 мл 0,5% раствора новокаина. В этих случаях также необходимо предварительно уточнить чувствительность к нему, так как иногда она может оказаться повышенной (головокружение, общая слабость, падение артериального давления, коллапс, шок).

Существенного внимания и заботы после операции требуют состояния, обусловленные дыхательной недостаточностью. Лечебные мероприятия при недостаточности внешнего дыхания сводятся к применению болеутоляющих средств, отсасыванию скапливающейся мокроты, достаточной оксигенации (кислород вводят в нос через катетер). При тяжелых формах недостаточности полезно применить принудительное дыхание с помощью специальных аппаратов. Для достижения глубокого дыхания может быть использована также анальгезия закисью азота, устраняющая болевые ощущения при глубоком вдохе.

Не меньшее значение могут иметь сердечно-сосудистые расстройства (учащение пульса, появление экстрасистолий или аритмий, особенно у пожилых женщин, а также снижение артериального давления). При общем удовлетворительном состоянии умеренно выраженные расстройства постепенно исчезают сами по себе после нормализации температуры тела и в большинстве случаев не требуют специальной коррекции. Однако в послеоперационном периоде проявления сердечнососудистых расстройств могут быть более серьезными.

Причиной подобных нарушений чаще всего являются погрешности наркоза (выраженная гипоксия), существенная кровопотеря во время операции или тягостные операционные боли.

Важно при этом различать две группы нарушений, механизм возникновения которых в одних случаях связан с недостаточностью периферического кровообращения, а в других — с сердечной недостаточностью. Нарушения первого типа обычно характеризуются выраженной тахикардией (свыше 150 ударов в минуту) и стойким падением артериального давления (бледность кожных покровов и видимых слизистых оболочек, холодный пот, спавшиеся вены, отсутствие мочи). Лечебные мероприятия в этих случаях должны быть направлены на возмещение кровопотери трансфузией крови (лучше прямое переливание) или плазмы в сочетании с вазопрессорными средствами (мезатон — 0,1—0,3 мл 1% раствора, норадреналин). Одновременно полезно провести активную витаминизацию (аскорбиновая кислота, витамины группы В, никотиновая и фолиевая кислоты). Следует иметь в виду, что при обширных и травматичных операциях, а также при тяжелых кровопотерях страдает функция надпочечников. Поэтому наряду с обычными мероприятиями, направленными на снятие шока и ликвидацию последствий кровопотери, хороший эффект могут дать кортикостероиды (гидрокортизон, кортизон и др.).

Для нарушений второго типа характерны появление аритмии, возникновение право- и левожелудочковой недостаточности, а также недостаточность коронарного кровообращения.

Правожелудочковая недостаточность сопровождается болями в области печени, сердца или грудной клетки и выраженной тахикардией. К основным проявлениям левожелудочковой недостаточности относятся повышение артериального давления, одышка, двигательное беспокойство, возникновение мелкопузырчатых хрипов вследствие развивающегося отека легких. Коронарная недостаточность характеризуется загрудинными болями и падением артериального давления;

чаще нарушения этого типа устанавливаются с помощью электрокардиографии.

Лечебные мероприятия в таких случаях тем эффективнее, чем раньше распознано осложнение, поэтому своевременно начатое лечение обеспечивает быстрое купирование возникших нарушений. При стойких и выраженных аритмиях успешный результат может дать непрерывная и достаточная оксигенация в сочетании с применением эуфиллина (2— мл 12% раствора внутримышечно) и новокаинамида (5—10 мл 10% раствора внутримышечно).

При острой правожелудочковой недостаточности хороший эффект достигается также с помощью оксигенации, новокаинамида, внутривенного капельного введения строфантина (0,25 мл 0,05% раствора, разведенного в 10—20 мл 20% раствора глюкоза) и применения антикоагулянтов.

В случаях левожелудочковой недостаточности необходимое снижение артериального давления обеспечивается с помощью анальгетиков (промедол, пантопон);

одновременно показаны антикоагулянты.

При острой коронарной недостаточности терапия также сводится к достаточной оксигенации, применению анальгетиков, папаверина (1—2 мл 2% раствора подкожно) и атропина (0,5—2 мл 0,1% раствора подкожно). При наличии у больных склонности к повышению свертываемости крови следует применять антикоагулянты под контролем протромбинового времени. В случае существенного снижения артериального давления могут быть применены небольшие дозы норадреналина.

Одно из существенных осложнений в послеоперационном периоде — это нарушение водно-электролитного обмена. Расстройства углеводного, белкового и жирового обмена могут быть вызваны переживаниями, связанными с ожиданием предстоящей операции, голоданием, обусловленным подготовкой больной к операции, и самой операционной травмой. Особенно выраженными бывают нарушения водно-электролитного равновесия в результате обезвоживания организма больной. Потеря воды в этих случаях обусловлена учащением дыхания, повышенной потливостью, кровопотерей и лихорадочным состоянием, т. е. неизбежными факторами, сопутствующими любой операции. Существенное значение в этот период имеет поддержание в организме необходимого уровня калия и натрия, так как они регулируют обменные процессы клетки с внешней средой. Между тем при хирургическом вмешательстве равновесие между содержанием калия и натрия нарушается.

Коррекция водно-электролитного баланса проводится путем введения соответствующих растворов.

Первый день после операции является самым ответственным, требующим внимательного наблюдения за больной. Именно в это время может возникнуть дыхательная и сердечно сосудистая недостаточность (последствия невозмещенной кровопотери, гипоксия вследствие поверхностного дыхания, первые проявления болевых ощущений и др.). Поэтому необходимо обеспечить постоянную оксигенацию и своевременное введение болеутоляющих средств. В этот же период важно осуществлять объективный контроль за общим состоянием больной (частота и глубина дыхания, особенности пульса, артериального давления, вид слизистых оболочек). К исходу дня очень важно опорожнить мочевой пузырь, так как самостоятельное, мочеиспускание не у всех больных возможно из-за болевых ощущений и необходимости мочиться лежа. Позже самостоятельного мочеиспускания можно добиться подведением теплого судна и вызыванием рефлекса с помощью текущей струи воды. Если эти мероприятия не достигают цели, можно ввести 1 мл питуитрина подкожно или 5—10 мл 40% раствора уротропина внутривенно.

При катетеризации мочевого пузыря необходимо тщательно соблюдать асептику. Катетер должен быть смазан вазелиновым маслом, чтобы не травмировать слизистую оболочку уретры. Выпущенную мочу обязательно измеряют и оценивают качественно. При малом количестве мочи или обнаружении в ней примеси крови дежурная сестра должна тотчас поставить в известность лечащего или дежурного врача.

При некоторых операциях, например ушивании пузырно-влагалищных свищей, нередко катетер устанавливают постоянно на несколько суток, чтобы обеспечить спавшееся состояние мочевого пузыря. В этих случаях от медицинской сестры требуется особое внимание, так как проходимость катетера в результате его закупорки может нарушаться.

Количество выделенной мочи измеряют каждые 2 ч;

оно должно соответствовать 30—50 мл.

Если количество мочи внезапно резко уменьшается, можно предполагать возникновение препятствия ее оттоку (закупорка катетера) или выскальзывание его из пузыря. В этих случаях дежурная сестра также обязана поставить в известность врача, который должен правильно установить катетер или, не извлекая, промыть его раствором борной кислоты.

В ряде случаев, особенно после пластических операций, предпринятых по поводу относительного недержания мочи, у больных может возникнуть задержка самопроизвольного мочеиспускания, хотя мочевой пузырь переполнен, а больная встает с постели и ходит. В этих редких случаях осложнение связано с подавлением рефлекса мочеиспускания, который не всегда удается восстановить при помощи лекарственных и физиотерапевтических средств. Между тем продолжительная катетеризация мочевого пузыря может вести к воспалительным осложнениям, особенно при застойной моче. В таких случаях целесообразно периодически промывать мочевой пузырь антисептическими растворами.

К исходу первых суток можно разрешить больным небольшие движения в постели (если к этому нет противопоказаний со стороны общего состояния). К таким полезным движениям относятся сгибание ног в коленных и тазобедренных суставах, глубокие вдохи и периодическая перемена положения тела в кровати. Первые изменения положения должны выполняться с помощью медицинской сестры.

На ночь следует ввести (внутривенно) 20—40 мл 40% раствора глюкозы с витаминами и болеутоляющие средства (пантопон, промедол), способствующие улучшению общего состояния и нормализации сердечно-сосудистой деятельности.

В первые сутки прием пищи и жидкости естественным путем нецелесообразен, так как это может вести к возникновению рвотного рефлекса. При ощущении сухости во рту допустимо смачивание водой губ и языка.

Второй день после операции, если состояние больной не сопровождается какими-либо индивидуальными особенностями, характеризуется более бодрым самочувствием и лучшим контактом. С целью предупреждения застойных явлений в легких следует продолжить дыхательную гимнастику (с использованием кислорода), а после утренней уборки целесообразно поставить круговые банки. Важно также оценить общее количество и качество мочи, выделенной больной за сутки. Со 2-го дня больные могут получать бульон, сладкий чай или кофе, печенье или сухари. Одновременно необходимо обратить внимание на состояние полости рта и в случае необходимости провести соответствующую гигиеническую обработку.

На 2-е сутки послеоперационного периода обычно сохраняется в той или иной степени выраженное состояние обезвоживания. Поэтому с утра целесообразно наладить капельное внутривенное введение жидкости. Специальные лечебные мероприятия (например, переливание крови, применение сердечных средств или гормональных препаратов) используются только по определенным показаниям. При воспалительных осложнениях по соответствующим показаниям применяются антибиотики.

На 3-й день послеоперационного периода больных начинает беспокоить скопление в кишечнике газов. В целях облегчения состояния сначала может быть использована газоотводная трубка, а затем клизма с гипертоническим раствором. Реже возникает необходимость в применении сифонных клизм.

Если больная не нуждается в специальном наблюдении и уходе, то на 3-й день она может быть переведена в общую послеоперационную палату.

Если нет противопоказаний со стороны общего состояния или особенностей оперативного вмешательства, то на 3-й день после чревосечения больным можно разрешить вставать или сидеть в постели. С этого времени лечебные гимнастические упражнения продолжают в более расширенном объеме. Первый подъем больных с постели должен осуществляться при помощи медицинского персонала или под его контролем.

Раннее вставание имеет существенное преимущество перед подъемом сольных на 9—10-й день.

Установлено, что оно предотвращает ряд послеоперационных осложнений (пневмония и тромбообразование), улучшает физиологические функции организма и редко приводит к осложнениям.

После пластических операций на промежности вставать с постели можно разрешать не ранее 6—7-го дня, а сидеть — только на 9—10-й день. Раннее вставание при этих операциях приводит к резкому повышению внутрибрюшного давления, что неблагоприятно отражается на исходе операций.

Питание больных с 3-го дня постепенно расширяется. С 4-х суток состояние больных обычно улучшается и характеризуется постепенным восстановлением всех функций организма. Для очищения кишечника у большинства больных может быть использована клизма. Если же операция производилась на прямой кишке (по поводу ректовагинального свища, восстановления анального сфинктера), вызывать стул с помощью клизмы можно не раньше 8-го дня после операции. До этого времени необходимо задерживать действие кишечника (например, с помощью опия). Назначать клизмы в более поздние сроки следует и после других вмешательств на кишечнике (аппендэктомия, резекция кишечника).

После брюшностеночных чревосечений шелковые швы снимают на 9-й день, а металлические скобки — на 7-й. На 13—15-й день после операции, больные могут быть выписаны под наблюдение участкового врача.

Иначе ведут больных, перенесших пластические операции на промежности или влагалище. После обычной пластики на 4-й день, после стула, производят осторожное влагалищное спринцевание антисептическими растворами с последующей гигиенической обработкой промежности. Швы снимают на 5-й день. Разрешают встать с постели на 7—8-й день. Готовить таких больных к выписке можно на 13—15-е сутки, если достаточно хорошо сформировался рубец на промежности и окрепло тазовое дно.

Некоторые рекомендации по ведению послеоперационного периода, осложненного сопутствующей патологией. В особом внимании после операции нуждаются больные старческого возраста, так как у них чаще наблюдаются осложнения во время хирургических вмешательств и в послеоперационном периоде. У больных этого возраста имеются возрастные изменения сердечной мышцы, поэтому внутривенное введение растворов необходимо производить медленно. Общее количество вводимой жидкости не должно превышать 1 л, а хлорида натрия — не более 5 г в сутки. Пожилым больным необходимо обеспечить достаточную оксигенацию;

очень важно тщательное наблюдение за частотой и глубиной дыхания, а также деятельностью сердечнососудистой системы.

В особом внимании нуждаются также больные бронхиальной астмой: у них необходимо постоянно отсасывать бронхиальный секрет, причем нередко тотчас по окончании операции.

После выхода больной из состояния наркоза важно добиться достаточно глубокого дыхания и обеспечить хо-рошую оксигенацию. С профилактической целью должны использоваться адреналин, эфедрин, папаверин и другие средства, действующие на гладкую мускулатуру и уменьшающие секрецию бронхов.

Легкоранимыми оказываются больные с заболеваниями щитовидной железы. Такие больные в послеоперационном периоде нуждаются в назначении больших количеств болеутоляющих средств. Проводившуюся перед операцией терапию (например, по поводу тиреотоксикоза) следует продолжать и в послеоперационном периоде. Необходимо иметь в виду, что у таких больных может оказаться подавленной функция надпочечников.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.