WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«\\ УДК 616-079.611.63 Реферат. В книге рассматриваются получающие все более широкое распространение в судебно-медицинской практике вопросы трасоло гических исследований. Их цель — определение общих ...»

-- [ Страница 3 ] --

Трассы, которые отражали индивидуальные особенно­ сти лезвия на скосе клинка, выявлялись лишь со сто­ роны острого угла, образованного поверхностью повреж­ денного ребра и плоскости клинка ножа. Выраженность трасс зависела от угла взаимодействия клинка с поверх­ ностью ребра. Чем ближе был этот угол к прямому, тем трассы были менее выражены. При ударах ножом под прямым углом трассы вообще не возникали.

Как подчеркивает Ю. В. Капитонов и Н. Г. Шалаев, в отличие от рубящих предметов клинок с одним лезвием, который рассекает кость лишь одним скосом, во время повреждения частично смещается в сторону, образуя при этом острый встречный угол.

В экспериментах, когда поверхность рассечения ребер была неровной, но содержала трассы, расположенные го­ ризонтально или под острым углом к оси рассечения, оказалось, что следы-повреждения являются результатом вибрации клинка, возникающей при погружении его в кость. Такие следы-повреждения могут затруднить отождествление, однако они позволяют уточнить поло­ жение лезвия клинка относительно плоскости рассечения ребра.

Авторы использовали для получения эксперименталь­ ных следов-повреждений воск, пластилин и мыло. Рель­ еф трасс на кости и в экспериментальных следах-по­ вреждениях копировался компаундом К-18 с добавлени­ ем туши черного цвета. Для установления совпадений в трассах был использован микроскоп сравнения МС-51.

Авторы приводят собственные наблюдения, когда им уда­ лось успешно осуществить отождествление клинка ножа по костным следам-повреждениям на костной ткани ребер.

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ КОЛЮЩЕ-РУБЯЩИМИ ПРЕДМЕТАМИ К типичным колюще-рубящим предметам относятся стамески, различные долота и иные предметы с теми же свойствами. В отличие от колющих предметов, имеющих острие более или менее точечной формы, рабочая часть колюще-рубящих предметов оканчивается не точкой, а линией-лезвием. Таким образом, колющее действие рабо­ чей части такого типа вдоль оси при наличии лезвия ока­ зывается одновременно аналогичным действию типичного рубящего предмета, например лезвия клинка топора. Ко­ люще-рубящие предметы представляют большой интерес в том отношении, что позволяют не только выявлять групповые свойства, но и производить отождествление по признакам наносимых ими следов-повреждений.

Н. А. Цветаева (1958) установила, что при ударах колюще-рубящим орудием типа стамески на стенках слепков раневых каналов в головном мозге образуются трассы: валики и бороздки, являющиеся отражением осо­ бенностей (неровностей) лезвия орудия. Сравнение слеп коз, полученных при нескольких ударах одним и тем же орудием (удары наносили как по извлеченному мозгу, так и через кости черепа трупа), показало, что выявля­ ются системы трасс, совпадающие по общим и частным признакам. Таким образом доказана возможность отож­ дествления орудия путем сравнения отображений следов трения на слепках раневого канала в головном мозге и экспериментального следа-повреждения, нанесенного «подозреваемым» предметом.

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ РУБЯЩИМИ ПРЕДМЕТАМИ К рубящим предметам относятся топоры, косари, сеч­ ки, а также рубящее оружие: шашка, палаш. Разрубы могут наноситься также и тяжелыми ножами, железными лопатами и др. предметами. Для рубящего предмета в той или иной степени характерно острое лезвие и срав­ нительно большая масса.

В основе механизма разруба лежит удар лезвием, ко­ торый рассекает объект, а клин предмета раздвигает края следа-повреждения. У рубящих предметов хотя и имеется острое лезвие, как и у режущих, однако меха­ низм их действия принципиально иной. Разруб образует­ ся при внедрении лезвия в ткани таким образом, что все точки его движутся параллельно одна другой. Обра­ зуются трассы, которые не перекрывают друг друга.

В связи с этим появляется принципиальная возможность отождествления рубящего предмета по следам разруба.

По классификации следов-повреждений, принятой в тра­ сологии, разруб является типичным следом отделения.

Среди рубленых следов-повреждений наибольшее су­ дебно-медицинское значение имеют следы-повреждения топором (см. рис. 30).

Определение групповых признаков рубящих предме­ тов. Морфологические признаки рубленых повреждений мягких тканей и костей позволяют определить ряд груп­ повых свойств следообразующего предмета. Могут быть установлены следующие групповые признаки рубящих предметов: степень остроты лезвия предмета, длина его лезвия, форма клина орудия.

Степень остроты лезвия рубящего предмета возможно определить путем изучения при помощи оптических при­ боров (стереомикроскоп или лупа) краев следов-повреж­ дений мягких тканей и костей.

5 Кустаповнч С. Д. Предметы с острым лезвием — острозаточенные топоры, шашки, палаши, встречаются в судебно-медицинской практике редко. Такими предметами наносят раны кожи с более гладкими и ровными краями. На плоскостях раз­ руба костей следы трения лезвия на поверхности кости слабо выражены. Это объясняется тем, что кость как объект-носитель следа-повреждения недостаточно пла­ стична и не может отразить тонкого микрорельефа на поверхности разруба.

В экспертной практике обычно встречаются следы-по­ вреждения топорами с несколько затупленным лезвием.

В таких следах-повреждениях края ран при своей общей прямолинейности содержат мелкие выступы и углубле­ ния. Они более выражены, если близко под кожей нахо­ дится кость. В отличие от следов-повреждений топорами с остро заточенным лезвием четко выражено осаднение краев. На костях образуется четкая линия рассечения.

Плоскости рассечения кости содержат в той или иной степени четко выраженные следы трения, отображающие мелкие, но хорошо заметные даже невооруженным гла­ зом неровности лезвия.

В тех случаях, когда предметы, относящиеся по степе­ ни остроты лезвия к первым двум группам, не рассекают кость полностью, а образуют лишь ее поверхностный надруб, такой вдавленный след-повреждение тем более тонок и наиболее ровный, чем острее лезвие рубящего предмета. Острые углы соответственно свободному концу лезвия оказываются при следах-повреждениях такими лезвиями всегда четкими.

Тупое лезвие рубящего предмета образует всегда не­ ровные края кожной раны. Местами они несколько раз­ мозжены, имеют выраженное осаднение. Острые углы оказываются нечетко очерченными и закругленными. От­ сутствуют следы трения лезвия на костях, не образуется плоскость разруба, только в углах следа-повреждения обнаруживаются неровные костные насечки. Дно раны и кожа в области ее углов имеют тонкие тканевые пере­ мычки. Вид таких ран напоминает следы-повреждения тупым орудием, имеющим ребро. При ранениях волоси­ стой части головы определение степени остроты рубящего орудия облегчается исследованием волос по краю ран.

Волосы пересекаются по ровной четкой линии лишь в слу­ чае удара острым лезвием, если же оно затуплено, неко­ торая часть волос оказывается целой. Рубящие орудия с очень тупым лезвием обычно совершенно не пересека­ ют волос и лишь раздавливают некоторые из них.

Форма клина рубящего орудия. Для решения вопроса о нанесении ранения ударом топора или другим рубя­ щим предметом, не имеющим расширяющего клина (на­ пример, шашкой, палашом), необходимо выявить приз­ наки, характерные для действия клиновидного предмета.

Среди рубящих предметов только у топора имеется резко расширяющийся значительной протяженности клин. Действие его проявляется в осаднении краев раны, в зависимости от ширины и неровности клина, и соответ­ ственно месту погружения в рану носка или пятки топо­ ра, дополнительными разрывами и надрывами кожи.

Последние особенно заметны, если в месте следа-повреж­ дения под кожей располагается кость.

Следы-повреждения костей имеют дугообразные тре­ щины, направленные выпуклостью наружу, они образу­ ются при прогибании краев кости в процессе углубления расширяющимся к обуху клином топора. Отсутствие та­ ких признаков свидетельствует о том, что предмет не имел значительного клиновидного расширения и не отно­ сится к типу топоров.

Доказательством того, что у следообразующего пред­ мета было длинное лезвие (шашка, палаш), служит значительная длина раны (более 20 см) при наличии у нее двух острых концов и признаков действия очень острого лезвия. Глубокий след-повреждение с наличием двух острых концов невозможен при наличии у предмета носка или пятки и указывает на то, что длина лезвия превосходила длину раны. При следах-повреждениях шашкой и тому подобными предметами крайне редко образуются костные осколки.

Длина лезвия топора. Для установления длины лезвия топора сопоставляют длину раны со свойствами углов следа-повреждения кожи и костей. Дополнительные над­ рывы и разрывы кожи в углах следа-повреждения, П-об разность углов разруба костей черепа свидетельствуют о полном погружении лезвия топора в рану. В таких слу­ чаях длина раны соответствует длине лезвия топора. На­ личие двух острых углов раны кожных покровов и следы повреждения кости свидетельствуют о том, что длина лезвия топора больше длины раны.

5* В тех случаях, когда при исследовании следов-повреж­ дений обнаружено несколько ран, ориентируются на са мую длинную из них. Длину поверхностных следов-по­ вреждений кожи за пределами основного разруба нужно прибавлять к длине раны. Это позволяет определить, что длина лезвия клина топора была не менее длины раны или длины поверхностных вдавлений.

Если один из углов следа-повреждения на коже и кос­ ти острый, а другой имеет следы погружения пятки или носка топора, то длина раны также является меньшей, чем длина всего лезвия клина топора. В тех случаях, когда разруб расположен только в пределах мягких тка­ ней и причинен носком топора, то иногда конец раны на кожных покровах может быть острым, несмотря на по­ гружение в этом месте носка орудия. В этом случае острый угол лезвия клина топора рассекает кожу, а остальная его часть проникает в ткани, несколько отсту­ пя от кожного конца раны. В таких случаях необходимо искать характерные признаки действия носка клина топо­ ра, дополнительные надрывы и П-образную форму кон­ цов следа-повреждения не на кожных покровах, а на фасциях и мышцах.

В случаях, когда носок, а иногда и пятка топора по­ грузились в ткани на значительную глубину и лезвие было направлено круто вглубь, длина раны кожных по­ кровов может быть несколько больше следообразующей части клина топора. С этой целью необходимо установить локализацию конечного положения носка или пятки то­ пора, а затем измерить расстояние между этой точкой и острым углом раны кожных покровов. Полученная цифра соответствует размеру следообразующей части лезвия, и эксперт сможет утверждать, что длина всего лезвия была не меньшей, чем эта величина.

Отождествление клинка рубящего предмета. Кость как объект-носитель следов-повреждений, обладая прочно­ стью и рядом особенностей структуры, способна отобра­ зить лишь наиболее выраженные особенности рельефа лезвия рубящего орудия. Это затрудняет отождествление орудия, проводимое с помощью сравнения с рельефом экспериментального следа-повреждения. В то же время прочность кости позволяет исключить многие условия воздействия (слабое давление, очень малые фронтальные углы или, наоборот, углы, близкие к 90°), которые трудно учесть при сравнительном исследовании.

Характер следов трения зависит не только от перечис­ ленных выше факторов, но и от величины встречного угла. Зависимость особенностей в следах-повреждениях от величины неизвестного эксперту встречного угла вызы­ вает трудности при получении экспериментального следа повреждения, пригодного для сравнения. Обычно прихо­ дится многократно менять встречный угол и подбирать такой, при котором расстояние между трассами в экспе­ риментальном и исследуемом следах-повреждениях сов­ падут.

По данным И. В. Скопина (1960), при рубящем дейст­ вии наиболее распространенного рубящего орудия — то­ пора, величина встречного угла почти не меняется и оста­ ется близкой к 90°. Устройство топора таково, что во время размаха его клин движется по нормали или почти по нормали к прямой линии, соединяющей носок и пятку.

Масса топора значительна, поэтому при сильном размахе направление его движения трудно изменить даже в экс­ перименте. При ударах шашкой, палашом и т. п. может возникнуть сочетание рубящего действия с режущим.

Оно проявляется за счет смещения орудия в направле­ нии вдоль лезвия. Режущее же движение топором вслед­ ствие его массивности невозможно. В связи с этим и встречный угол при ударах топором равен 90° или же столь незначительно отклоняется от нормали, что это не имеет практического значения.

Таким образом, при получении экспериментального следа-повреждения, необходимого для сравнительного исследования, ограничиваются передвижением лезвия по нормали к линии, соединяющей носок и пятку. Наклон следов трения к наружной поверхности кости, который наблюдается в ряде случаев, не противоречит тому, что встречный угол при разрубе кости равен или весьма бли­ зок к прямому. Соответствие расстояния между особен­ ностями рельефа лезвия и их следами-повреждениями на кости при этом не нарушается. Особенность подобных случаев состоит лишь в том, что на кости можно видеть участки трасс, образовавшиеся разновременно — одни раньше, другие позже. Для сравнения на слепочной мас­ се изготавливают протяженные следы-повреждения та­ кого размера, который позволяет расположить на них всю исследуемую кость при условии параллельности сравниваемых следов-повреждений. Для отождествления орудия по следам-повреждениям разруба на костях не­ обходимо получить экспериментальные следы-поврежде­ ния, пригодные для сравнения. С этой целью пригодна лишь слепочная масса, хорошо отражающая особенности рельефа лезвия исследуемого оружия и позволяющая получить фотоснимки экспериментального следа-повреж­ дения хорошего качества.

Для получения требуемых экспериментальных следов трения И. В. Скопин (1960) рекомендует использовать пластинки от зубоврачебного воска толщиной 1—2 см.

Лезвие топора наклоняют до 45° и ставят на восковую пластинку. Затем его передвигают таким образом, чтобы величина встречного угла была близка к 90° (лезвие топора перемещают по нормали к линии, соединяющей носок и пятку орудия). Более удобно при получении сле­ дов-повреждений на воске предварительно его подогреть, поместив для этой цели на несколько минут в термостат.

Получение экспериментальных следов-повреждений на пластинке из воска всегда необходимо производить при движении лезвия топора со встречным углом в 90°. Такая особенность следообразования характерна для сильных ударов топором. При разрубах, причиненных орудиями типа сабли, шашки и др., величина встречного угла мо­ жет быть значительно больше 90° вследствие присоедине­ ния к рубящему еще и режущего действия. Получение экспериментального следа-повреждения и проведение экспертизы в таких случаях очень осложнены, так как требуется длительный подбор правильного угла, которому может помочь только тщательный анализ особенностей следов-повреждений. При этом их структура и последо­ вательность трасс приобретают большее значение, чем расстояние между отдельными трассами.

Экспериментальные следы-повреждения должны быть сплошными, а не прерывистыми. Последние образуются при недостаточном давлении лезвия на восковую пла­ стинку. След-повреждение, полученный при слабом дав­ лении, непригоден для сравнения. На практике обычно не удается получить след-повреждение, равный по своей ширине всему лезвию клинка топора, так как пластмасса оказывает лезвию заметное сопротивление. При преодо­ лении сопротивления обычно нарушается равномерность следа-повреждения: встречный угол отклоняется от пря мбго и следовая поверхность становится ступенеобраз­ ной. Вполне пригодны и следы-повреждения шириной 5—7 см, но в этих случаях для отображения следов-по­ вреждений всего лезвия необходимо изготавливать не­ сколько экспериментальных следов-повреждений. При получении экспериментального следа-повреждения необ­ ходимо отмечать расположение следообразующей части лезвия, зафиксировав расстояние от носка и пятки клина топора, а также сторону (правая и левая).

Предварительное изучение особенностей следа-повреж­ дения, т. е. его углов, сторон, локализации, с учетом из­ вестной обстановки происшествия, как правило, позво­ ляет определить стороны лезвия и его участок, которые могли участвовать в образовании следов-повреждений на кости. В результате удается сэкономить время, так как отпадает необходимость каждый раз проводить сравне­ ние следа-повреждения на кости с экспериментальными следами-повреждениями обеих сторон лезвия, и можно ограничиться сравнением со следами-повреждениями тех участков, для которых установлена возможность следо образования в данном случае.

После получения экспериментальных следов-повреж­ дений приступают к сравнительному исследованию, ко­ торое может быть проведено рядом способов: к ним отно­ сятся: а) сопоставление фотоснимков сравниваемых объ­ ектов;

б) сопоставление фотоснимков прозрачных окрашенных пленок-реплик, снятых со сравниваемых объектов;

в) сравнение объектов или реплик с них при помощи сравнительного микроскопа.

Необходимым приспособлением для получения сним­ ков разных объектов при одном неизменном масштабе служит подъемный столик, на который помещают объ­ екты съемки. После съемки первого объекта изменение растяжения меха фотокамеры недопустимо, и наводка на резкость осуществляется лишь за счет изменения вы­ соты подъемного столика. Для контроля изменения мас­ штаба при фотографировании рядом с объектом помеща­ ют масштаб с делениями в миллиметрах. Измеряя его изображение на матовом стекле с помощью циркуля, при каждом снимке контролируют неизменность размера изо­ бражения делений на нем. Фотографирование сравнивае­ мых следов-повреждений производится при строго оди­ наковых условиях косопадающего освещения. При ис­ пользовании в качестве слепочной массы зубоврачебного воска основную роль играет отражение света.

Следы трения на костях обычно высвечиваются с боль­ шим трудом. Это зависит от слабой отражающей способ­ ности костных неровностей по отношению к свету. Для придания объекту лучших отражающих свойств И. В. Ско Рис. 31. Совмещение следов трения на кости нижней челюсти трупа гр-на Р. и экспериментального следа от лезвия топора, изъятого у подозреваемого. Силиконовые копии (экспертиза В. Н. Гужеедо ва и В. М. Грибова).

пин (1960) перед фотографированием рекомендует опус­ кать кость в окрашиваемый раствор, состоящий из аце­ тона (100 мл), целлулоида (2—5 мл), основного фуксина (0,1—0,3 г). В результате на поверхности объекта обра­ зуется тонкая прозрачная пленка, которая не скрывает самые мелкие детали рельефа и вместе с тем придает блеск поверхности следа-повреждения, что облегчает вы­ явление его особенностей.

Если ширина следа-повреждения на кости или на сле почной массе не позволяет произвести фотосъемку на одну пластинку, производят несколько снимков таким образом, чтобы каждое последующее фотоизображение частично накладывалось на предыдущее. На каждом снимке отмечают направление образования данного сле­ да-повреждения, которое необходимо учитывать при дальнейшем изучении и сравнении следов-повреждений.

Фотоснимки исследуемого и экспериментального сле­ дов-повреждений анализируют с помощью сопоставления или совмещения. При сопоставлении фотоснимки следов повреждении помещают рядом и, рассматривая их, вы­ являют как общность всей картины, так и совпадение ин­ дивидуальных особенностей в обоих следах-повреждени­ ях. Более удобно совмещение, при котором фотоснимок одного из следов-повреждений разрезают поперек трасс, а затем накладывают на фотоснимок другого следа-по­ вреждения. При этом процесс сравнения значительно облегчается, так как выявление совпадений становится более простым. При положительном результате исследо­ вания изображения валиков и бороздок как бы перехо­ дят с одной фотографии на другую (рис. 31). Иногда в результате скользящего удара при отрубе части кости черепа образуются длинные, но прерванные следы трения лезвия. В таких случаях для сравнения используют два одинаковых экспериментальных следа-повреждения, рас­ полагая их соответственно обеим частям прерванного следа-повреждения.

Оба указанные выше способа имеют не только иссле­ довательское, но и иллюстративное значение. Фотосним­ ки исследуемого и экспериментального следов-поврежде­ ний наклеивают на таблицу, прилагаемую к заключению эксперта, и на них линиями с цифровыми обозначениями на полях размечают особенности. На таблицах монтиру­ ют фотоснимки следов-повреждений и их совмещение.

Другим методом, дающим хорошие результаты, являет­ ся получение фотоснимков прозрачных окрашенных пле­ нок-реплик, снятых с изучаемых следов-повреждений. Их получают путем поочередного нанесения на поверхность следа-повреждения двух пленок: прозрачной окрашенной и более прочной, прозрачной бесцветной. Пленки образу­ ются после нанесения раствора № 1, состоящего из аце­ тона (100 мл), целлулоида (2 г), основного фуксина (0,4 г), а после его высыхания — из раствора № 2, со­ стоящего из плексигласа (2,5 г) и дихлорэтана (40 г).

Необходимо при этом строго соблюдать чистоту раство­ ров и всего процесса получения отпечатков, так как загрязнение пленки резко затрудняет дальнейшее исследо­ вание. Раствор № 1 готовят следующим образом: фук­ син разводят в небольшом количестве ацетона, фильт­ руют, а затем сливают с основной массой, состоящей из раствора ацетона в целлулоиде.

Для получения пленки с поверхности кости со следами повреждениями поступают следующим образом. Из кости выпиливают шлиф с помощью лобзика. Для освобожде ния от крови, жира и грязи поверхность его моют теплой водой с мылом. Производят дву-, троекратное погруже­ ние в раствор № 1. После каждого погружения произво­ дят высушивание в течение 5—10 мин. Для получения пленки одинаковой толщины шлиф удерживают в про­ цессе сушки строго горизонтально. Для упрочнения плен­ ки шлиф погружают в раствор № 2, после чего сушат при 25—30°С. При более низкой температуре пленка становится непригодной для изучения, так как мутнеет.

После высыхания пленку надрезают лезвием безопасной бритвы таким образом, чтобы линия разреза окружала всю следовую поверхность, и осторожно снимают. Плен­ ку помещают между двумя предметными стеклами, ко­ торые скрепляют канадским бальзамом. Так же получа­ ют и пленку с поверхности экспериментального следа.

Изображение рельефа на репликах получается вслед­ ствие неравномерности распределения красителя и связанной с этим разницы в оптической плотности соот­ ветственно следовым валиком и бороздкам. Пленки-реп­ лики исследуемого и экспериментального следов-повреж­ дений фотографируют с одинаковым увеличением. Отпе­ чатки получают контактным способом. Затем их фотоснимки сравнивают путем сопоставления или совме­ щения. Этот способ позволяет получить пленки-реплики и с широких следов-повреждений. Их фотографируют по частям с увеличением, а затем монтируют в один снимок.

Такие монтажи изображений реплик с широких сле­ дов-повреждений позволяют эксперту убедиться в совпа­ дении или различии большого количества мелких осо­ бенностей.

В последнее время все более широкое распространение получает использование для отождествления эластичных слепочных материалов. Силиконовые копии с исследуе­ мого разруба на кости и с экспериментального разруба непосредственно совмещают между собой и фотографи­ руют (рис. 31).

При решении вопроса о тождестве рубящего предмета ориентируются на наиболее резко выраженные признаки рельефа, причем выявляют их совпадение в сравнивае­ мых, следах-повреждениях. К ним относятся следы-по­ вреждения от крупных дефектов лезвия рубящих орудий, возникающие в результате их использования по назначе­ нию. В процессе отождествления обращают внимание на форму и ширину трасс, расстояния между трассами, про филь следа-повреждения в одном или нескольких участ­ ках, сочетание трасс (взаиморасположение).

Комплекс совпадения трасс позволяет эксперту прийти к положительному заключению, т. е. позволяет утверж­ дать, что разруб на кости причинен представленным эк­ земпляром топора. Практический интерес, представляет ответ на вопрос, возможно ли отрицательное заключение, т. е. что след-повреждение нанесен не данным топором.

Такие выводы эксперт вправе сделать, если известно, что различия не могут быть результатом различных измене­ ний, происшедших с лезвием топора после того, как им был нанесен след-повреждение исследуемой кости. Экс­ пертная практика показывает, что изменения, возникаю­ щие в рельефе лезвия при нанесении неоднократных следов-повреждений кости, заметно не отражаются на рельефе следов трения.

Г Л А В А V ПРОЧИЕ ТРАСОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАСОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ ОТ ВОЗДЕЙСТВИЯ ТЕРМИЧЕСКИХ, ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И УЛЬТРАФИОЛЕТОВОЙ РАДИАЦИИ Трасологические исследования, кроме повреждения от механических воздействий острыми и тупыми предмета­ ми, возможны и при повреждениях от воздействия таких факторов, как тепловые, ультрафиолетовая радиация, электрические и химические.

Трасологические исследования термических ожогов.

Термические ожоги обычно образуются при непосредст­ венном воздействии пламени, например при пожарах, при контакте пострадавшего с раскаленными предметами или горячими жидкостями и при попадании его в условия высокой температуры, что иногда наблюдается в быту и на некоторых производствах. Термические ожоги воз­ можны и при воздействии атмосферного и технического электричества (см. ниже), при огнестрельных поврежде­ ниях и различных взрывах. Изменения, напоминающие термические, наблюдаются при воздействии некоторых химических веществ, в частности кислот, щелочей и др.

(химические ожоги).

По расположению и характеру ожогов обычно удается установить их происхождение. Например, наличие нале­ та копоти и опаление волос характерны для действия открытого пламени. Ожоги I—II степени в виде потеков характерны для действия горячей жидкости при ее расте­ кании. Ожоги отдельных изолированных участков тела, например на ладонных поверхностях пальцев и кистей рук, типичны для захвата горячих предметов и т. п.

Больше информации можно получить при исследова­ нии ожогов, возникших при непосредственном контакте кожных покровов с раскаленными предметами (чаще ме­ таллическими, обладающими высокой теплопроводно Рис. 32. Периферические следы — участки неповрежденной кожи, соответственно лифу и частично поясу рейтуз, которые были на по­ страдавшей;

погибла, упав в ванну с горячей водой (экспертиза Р. С. Сахарова).

стыо). Площадь и конфигурация таких ожогов может отражать признаки следообразующей поверхности метал­ лических предметов. При глубоких ожогах (III—IV сте­ пени) формируется рубец, который сохраняет конфигу­ рацию ожога.

При обваривании горячими жидкостями, паром и дей­ ствии инфракрасных (тепловых) лучей поражаются не защищенные одеждой части тела. В этом случае на кож­ ных покровах пострадавшего могут образоваться следы (по типу периферических следов) от одежды (например, от бюстгальтера, пояса, рейтуз, трусов и т. д.) (рис. 32).

Они позволяют судить о том, был ли одет или раздет пострадавший в момент происшествия. Такие следы воз­ никают, если одежда была термостойкой и плотно при­ легала к телу пострадавшего.

Трасологические исследования электрометок. Электро­ метки возникают при контакте кожных покровов с про­ водником тока обычно при небольшом его размере и характерны для действия электротока низкого напряже­ ния (100—250 В). Они образуются, если кожные покро­ вы в месте соприкосновения с источником тока были сухими и имели утолщенный роговой слой, т. е. в тех слу­ чаях, когда кожа обладает высоким сопротивлением. На увлажненной коже и на участках кожи с тонким роговым слоем электрометки обычно не возникают. Электрометки образуются за счет теплового и электролитического дей­ ствия тока при температуре не свыше 120° С. При кон­ такте с проводником электротока более высокой темпе­ ратуры они приобретают вид ожогов III—IV степени.

Рис. 33. Следы в виде электрометки характерной формы, возникшие при захвате рукой патрона электролампочки (экспертиза Е. Н. По­ кровского).

В ожогах такого вида при микроскопическом исследова­ нии нередко обнаруживаются признаки электрометки в виде вспучивания рогового слоя кожи с образованием разнообразной величины сотовидных пустот, своеобраз­ ное вытяжение клеток и ядер мальпигиевого слоя,- кото­ рые приобретают вид щеток или частокола. Электрометки удается обнаружить и при гнилостноизмененных кожных покровах.

Как типичные электрометки, так и электрометки, пере­ ходящие в ожог, могут отражать конфигурацию и разме­ ры ' проводника тока в месте контакта с ним. Такие электрометки, или электроожоги, иногда повторяют кон­ фигурацию и размер следообразующей поверхности про­ водника (П. Р. Сысоева, 1955). Электрометки при кон­ такте с токонесущим проводом имеют типичную полосо видную конфигурацию. Изредка возможно образование электрометок и более характерных контуров. Так, в од­ ном случае смертельное поражение электротоком произо­ шло в тот момент, когда гр-н X. взялся правой рукой за патрон электролампочки, который находился под током напряжением 220 В. На ладонной поверхности правой кис­ ти трупа гр-на X. были обнаружены электрометки, по форме и размеру соответствовавшие выступающим частям витков нарезки патрона электролампочки (рис.33).

Возможно обнаружение металла проводника тока в электрометках (В. И. Щедраков, 1939). Металлизация возникает вследствие расплавления металла проводника под влиянием перехода электрической энергии в тепло­ вую. Мельчайшие частицы металла проводника при этом покрывают поверхность рогового слоя кожи и частично проникают в ее глубину. Выраженность металлизации зависит и от свойств металла (его температуры плавле­ ния). В зависимости от химического состава проводника электрометка может приобретать различную окраску, заметную уже при визуальном осмотре, при этом один и тот же металл может давать разнообразную окраску электрометки. Например, медь может окрашивать их в голубоватые тона, но также зеленоватые, желто-корич­ невые и коричневые, железо — в желтые, желто-коричне­ вые, коричневые, черные;

свинец — в желто-серые, серые, серо-черные, желто-коричневые;

алюминий — в серые, желтоватые, желто-коричневые, коричневато-черные. Из этих данных может быть сделан вывод, что голубоватая и зеленая окраска всегда свидетельствует о наличии ме­ ди, так как такая окраска не возникает от других ме­ таллов.

Металл проводника электротока в электрометках мо­ жет быть выявлен химическим, спектральным, гистоло­ гическим и другими исследованиями. Однако для трасо логических целей наиболее пригоден метод цветных отпечатков (А. С. Гуреев, 1961), так как этот метод вы­ являет не только наличие определенного металла, но и его топографию, что позволяет установить конфигура­ цию следообразующей части проводника электротока.

Для выявления конфигурации проводника электриче­ ского тока успешно может быть применено и исследова­ ние электрометок в инфракрасных лучах. В. А. Агеев (1969) использовал для визуального исследования элект­ рометок в инфракрасных лучах электронно-оптический преобразователь (ЭОП). В зоне электрометки при обыч­ но мало нарушенной структуре рогового слоя выявля­ ются многочисленные черноватые точечных размеров частицы, иногда сливающиеся в маленькие поля. Иногда выявляется слабо выраженный «облачный» налет. В ря­ де случаев черноватые наложения на поверхности кожи складывались в фигуру определенной формы, которая по своей конфигурации соответствовала следообразующей поверхности проводника. В. Н. Овсянников (1969) при- \ менил ЭОП для выявления обугленных участков в зоне электрометки.

Исследование электрометок для определения конфигу­ рации проводника электротока производят по фотосним­ кам. Для этой цели масштабные фотоснимки электро­ метки, цветного отпечатка с нее или фотоснимок ее в ин- ;

фракрасных лучах сравнивают с фотоснимком следооб­ разующей поверхности проводника электротока, получен­ ным в том же масштабе по методу сопоставления или • совмещения (наложения). щ Трасологические исследования изменений кожных по- • кровов при воздействии ультрафиолетовой радиации, щ Действие ультрафиолетовой радиации на кожные покро- Щ вы человека вызывает эритемную и пигментную реакции. • В основе образования эритемы лежит действие гнетами- на, обладающего мощным сосудорасширяющим дейст- щ вием.

Чувствительность кожных покровов к ультрафиолето­ вым лучам изменяется с возрастом: в период до наступ- ления полового созревания и в старости она уменьшает­ ся. Неодинаково чувствительны к действию ультрафиоле­ товой радиации различные участки кожи, имеет значение индивидуальная чувствительность, а также изменяющая- > ся реакция кожных покровов в различные времена года ;

(она уменьшается летом и осенью, увеличивается зимой и в начале весны). Пигментация кожи может возникать и без предшествующей эритемы. Это типично для ком­ понента ультрафиолетовой радиации с длиной лучей ме­ нее 340 ммкм.

Интенсивное облучение ультрафиолетовыми лучами может вызвать обширные поражения кожи в виде так называемого солнечного ожога, сопровождающегося сильной гиперемией и отеком.

Эритема и последующая пигментация кожи, образую­ щиеся под влиянием ультрафиолетовых лучей, имеют четко очерченные границы. Ультрафиолетовая радиация легко поглощается материалами одежды, в связи с чем становится возможным следообразование по типу пери­ ферических следов.

В экспертной практике эритема и особенно пигмента­ ция (загар), которая сохраняется длительное время, мо­ гут быть использованы для определения, имелись ли на пострадавшем или подозреваемом отдельные предметы одежды с характерными контурами, в том числе обувь, головные уборы. Если были наручные часы и ремешок был тугим, иногда удается установить ширину ремешка и диаметр корпуса часов.

Преступник, который с целью ограбления забрался через открытое окно в комнату, опасаясь шума, снял свои сандалии и оставил их на подоконнике. Спасаясь бегст­ вом, он не успел их надеть и они были найдены на месте происшествия. Сравнение особенностей расположения зон солнечного загара на кожных покровах тыльной по­ верхности стоп подозреваемого (в виде характерных пя­ тен) и конфигурации фигурных отверстий на присланных на экспертизу сандалиях позволило установить, что сан­ далии носил подозреваемый.

Сравнительное исследование производят по масштаб­ ным фотоснимкам зоны эритемы или пигментации (зага­ ра) со следами-участками неизмененных кожных покро­ вов. Их сопоставляют или совмещают с масштабным фотоснимком предмета одежды, который мог оставить эти следы. В случае необходимости предмет одежды на­ девают на подозреваемое лицо и фотографируют так, чтобы были видны границы пигментации.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛОГО ПО ЕГО ЧАСТЯМ Установление целого по его частям — особый вид тра сологического исследования, при котором необходимо определить, не составляли ли одно целое два и более представленных ранее эксперту объекта. Объектом таких экспертиз являются главным образом кости и их отломки (в основном от черепа и значительно реже конечностей).

В процессе экспертизы используют, во-первых, призна­ ки, которые возникли в процессе разъединения объекта на части (рельеф плоскости разлома) и, во-вторых, при­ знаки, которые были присущи данному объекту до его разъединения (анатомические особенности: структура, толщина и др.). Судебно-следственные органы назнача­ ют такого рода экспертизы в различных случаях. Напри­ мер, для доказательства перемещения трупа с места происшествия, где остались отломки костей трупа, при автотравме, когда на частях подозреваемой автомашины обнаружены кусочки костей или кожи, при обнаружении на месте происшествия обломков зубов преступника. Так, в одном случае отломок кости свода черепа, найденный в тамбуре вагона, способствовал раскрытию убийства, так как была доказана принадлежность этого отломка трупу, обнаруженному на железнодорожных путях.

Перед изучением доставленные на экспертизу кости (свежие или с гнилостным запахом) необходимо подго­ товить для исследования, превращая их в костные пре­ параты. С этой целью можно использовать один из трех, описанных ниже, способов.

Первый способ. Кость с остатками мягких тканей по­ мещают в посуду соответствующего размера, добавляют бикарбонат натрия из расчета 5 г/л воды, заливают хо­ лодной водой, ставят на огонь и доводят до кипения.

(Череп помещать сразу в кипящую воду не рекомендует­ ся, так как при этом вследствие разницы температуры образуются трещины на эмали зубов.) После закипания воды дальнейшее вываривание производят на небольшом огне. Продолжительность варки составляет 2—4 ч до тех пор, пока мягкие ткани начнут легко отделяться от ко­ стей. Затем кость извлекают и после остывания пинцетом и скальпелем освобождают от остатков мягких тканей, промывают в чистой воде и сушат. Сушку производят при комнатной температуре. Если после сушки на кости появляются жирные пятна, то необходимо в течение 1—2 сут поместить их в растворитель жира (бензин, эфир, ксилол). Затем производят отбелку путем поме­ щения предварительно просушенного препарата в 3% раствор перекиси водорода. Для этой цели необходимо использовать лишь стеклянную, керамическую или пласт­ массовую посуду и отбеливание производить на солнеч­ ном свету или при ярком электрическом освещении. От­ беленный препарат промывают в чистой воде и сушат на солнце, вследствие чего он приобретает еще большую белизну. Если при обработке челюстей выпадают отдель­ ные зубы, то их промывают в чистой воде, сушат и, смазав клеем типа БФ-2 или БФ-88, ставят в соответст­ вующую лунку челюсти.

Второй способ. После механического очищения от мяг­ ких тканей кости помещают в емкость с теплым (40— 50°С) 5% раствором едкого кали или едкого натра на 2—3 ч. Затем кости промывают в проточной воде, отбе­ ливают в течение 12 ч в крепком растворе перекиси во­ дорода и высушивают, после чего кости готовы для ис­ следования.

Третий способ. Очищенные от мягких тканей кости помещают в емкости с подогретым до 60° С раствором антиформина. Череп и крупные кости выдерживают в ра­ створе до 12 ч, мелкие — 2—4 ч. Затем кости извлекают, промывают в горячей воде и на сутки помещают в про­ точную воду. Далее их помещают на 6—12 ч в 2% раствор каустической соды для удаления клеющих веществ и снова в проточную воду на 24 ч. Последними этапами обработки являются обезжиривание в течение 24 ч в ем­ костях с эфиром, бензином или ксилолом и после высу­ шивания отбеливание в 10—15% растворе перекиси во­ дорода.

Для определения целого по частям вначале представ­ ленные на исследование отломки осматривают для уста­ новления их принадлежности к конкретным костям. Наи­ большие затруднения возникают при совмещении отлом­ ков черепа. При исследовании отломков черепа вначале необходимо убедиться, что все отломки происходят от одного и того же черепа. Такой вывод можно будет сде­ лать при отсутствии среди доставленных двух или более одинаковых костей или их частей, например двух правых или соответственно двух левых височных костей или толь­ ко их пирамид. Если необходимо совместить кости свода черепа, то удобно сборку его отломков производить на горке из влажного, хорошо промытого минерального песка, который легко формируется и при этом,не прили­ пает и не загрязняет кости.

Вначале «а горке располагают отломки костей, проис­ хождение которых легко установить, например пирамиды височных костей, части затылочной кости с остатками затылочного отверстия и бугра, а затем к ним присоеди­ няют другие отломки, поочередно примеряя их по линии разлома. При этом одновременно ориентируются по швам и бороздкам от кровеносных сосудов и по толщине и по структуре сравниваемых костей. Совмещенные отлом­ ки соединяют между собой, например, столярным клеем или тонкой мягкой проволокой, предварительно просвер­ лив для этого у краев отломков мелкие отверстия. (При­ менять для соединения отломков синтетический клей недопустимо, так как в случае необходимости будет край­ не трудно разъединить скленные кости. В то же время столярный клей быстро растворяется в горячей воде.) Если совмещение отломков от свода черепа производится с целым основанием черепа, то на последнее также можно поместить необходимое количество песка в виде горки и уже на ней производить совмещение отломков костей.

Совмещение осколков черепа или других костей значи­ тельно облегчается, если для ориентировки и сравнения эксперт использует образец: целый череп или соответст­ вующую целую кость.

Иногда часть отломков костей не удается совместить.

Это бывает в тех случаях, когда на экспертизу доставле­ ны не все отломки, или тогда, когда они происходят от другого трупа. В первом случае необходимо сопоставить несовмещающийся осколок с оставшимся незаполненным дефектом в -кости для установления, мог ли он являться фрагментом недостающего участка кости.

Происхождение отломка кости от другого трупа иногда возможно установить по морфологическим признакам:

различиям в толщине, возрастным изменениям и в случае необходимости путем серологической экспертизы.

ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ПО НОГТЯМ Отождествление личности по -ногтям может быть про­ изведено путем сопоставления остриженных или отло­ манных кусочков ногтей с ногтями соответствующих паль­ цев конечностей (Ю. М. Кубицкий и X. М. Тахо-Годи, 1955;

Thomas, Baert, 1964) или путем сопоставления рель­ ефа кусочков лака, отпавших с поверхности ногтя, с рель­ ефом соответствующей ногтевой пластинки (Y. Bieniek, 1965).

Ногти (ногтевые пластинки) пальцев верхних и ниж­ них конечностей являются производными эпидермиса.

Слой ногтевых клеток образуется из matrix ногтя. Этот слой достигает свободного края на пальцах кистей рук приблизительно через 4 мес, а на пальцах стоп ног при­ мерно в течение 7—10 мес. Ногтевая пластинка имеет изогнутость в двух направлениях: по оси пальца и попе­ рек него. Matrix ногтей представляет собой покрытые эпителием дугообразные гребешки. Из этого эпителия образуются роговые клетки, которые сходны с роговыми клетками эпидермиса кожных покровов. На ногтевом ложе также имеются идущие параллельно гребешки, про­ межутки между которыми заполнены эпителием. В связи с этим при рассмотрении поперечных разрезов ногтевого ложа создается впечатление, будто оно усеяно сосочками.

В процессе роста ногтевая пластинка надвигается на эпи телий ногтевого ложа по направлению к свободному краю.

При осмотре ногтевой пластинки на просвет на ней хорошо заметна ребристость, которая образует сплош­ ную продольную исчерченность ногтевой пластинки. Эта исчерченность образована роговыми гребешками-тяжами, расположенными на внутренней поверхности ногтя. У лиц зрелого возраста хорошо заметны при осмотре в косопа дающем свете и отдельные продольные гребешки, обра­ зующие на поверхности ногтевой пластинки характерную ребристость. Система взаимного расположения продоль­ ных внутренних и наружных гребешков сохраняется мно­ го лет (по данным Thomas и Baert, по крайней мере 6 лет), в связи с чем она может быть использована для отождествления личности путем сопоставления отдельных кусочков ногтей пальцев рук и ног с ногтями, оставши­ мися на соответствующих пальцах трупа или живого лица.

Наружные поверхности ногтевых пластинок могут иметь неровности, возникающие вследствие различных механических травм, а также термических, химических или радиоактивных воздействий. Характерные признаки ногтей образуются не только как проявление физиологи­ ческих особенностей организма, но также и под влиянием других факторов, прежде всего связанных с выполняемой работой и косметической их обработкой. Характерные признаки могут также возникать в результате заболева­ ния ногтей, например ломкость ногтевой пластинки не­ редко наблюдается у работников некоторых профессий и как физиологическое проявление в преклонном воз­ расте.

Отождествление ногтей по их обрезкам или отломкам.

Совмещение поверхностных гребешков производится по фотоснимкам, изготовленным в отраженном свете, а по гребешкам, расположенным внутри массы ногтевой пла­ стинки,— по фотоснимкам, изготовленным в проходящем свете. Ногтевую пластинку предварительно извлекают из ногтевого ложа трупа и просветляют в ксилоле. Таким же образом просветляют обрезки или отломки ногтей. Вна­ чале производят совмещение обрезков или отлом­ ков по линии отделения, последовательно сопоставляя их с соответствующими ногтевыми пластинками. (При этом используют микроскопы МС-51 или МБС-2.) В одном случае необходимо было установить, не при Рис. 34. Идентификация ногтей.

А — совпадение мест перехода внутренних роговых- гребешков и мест отделе­ ния на кусочке ногтя и на самом ногте;

Б — определение принадлежности ку­ сочка ногтя к данному ногтю на основании совпадения перехода поверхност­ ных гребешков (Ю. М. Кубицкий и X. М. Тахо-Годи).

надлежат ли исчезнувшему гр-ну Р. кусочки острижен­ ных ногтей. Следствием были обнаружены отчлененные пальцы рук трупа неизвестного лица, а»также несколько разрубленных частей мягких тканей тела неизвестного человека. Предполагалось, что эти части тела могли при­ надлежать трупу исчезнувшего гр-на Р. В комнате, где он проживал, были найдены остриженные кусочки ног­ тей. Следствием было установлено, что гр-,н Р. в день исчезновения ходил в баню, и, -возможно, в этот день он остриг ногти. Перед экспертом был поставлен вопрос, не принадлежат ли обнаруженные кусочки ногтей пальцам рук неизвестного трупа.

Вначале производилось сопоставление кусочков ногтей с ногтями на пальцах трупа по местам отделения, а за­ тем — по совпадению мест перехода поверхностных и лежащих в глубине (видимых на просвет) продольных гребешков ногтевой пластинки. Из представленных четы­ рех кусочков ногтей и шести пальцев удалось установить взаимную принадлежность двух кусочков ногтей и ног­ тевых пластинок двух пальцев. В одном случае это было достигнуто по совпадению мест перехода внутренних ног­ тевых гребешков и по характерной конфигурации мест отделения на кусочке ногтя и самой ногтевой пластинке.

В другом случае взаимная принадлежность была установ­ лена только на основании совпадений в 'индивидуальной совокупности гребешков (рис. 34).

Рис. 35. Отображение рельефа поверхности ногтевых пластинок на пленке лака для ногтей (по Ю. Бенек).

Другая экспертиза производилась в связи со случаем смерти от криминального аборта. Экспертам были пред­ ставлены остриженные кусочки ногтей, которые были обнаружены в баночке у женщины, обвиняемой в совер­ шении криминального аборта. В результате исследования было исключено происхождение остриженных кусочков от ногтей трупа гр-ки М. Ногти трупа оказались значи­ тельно большей толщины, чем кусочки ногтей, изъятые при обыске. Резко отличался и характер гребешков на них (Ю. М. Кубицкий, X. М. Тахо-Годи, 1955).

Отождествление ногтевой пластинки по кусочкам лака для ногтей. Характерные признаки наружной поверхно­ сти ногтевой пластинки, в виде макро- и микронеровно­ стей, отпечатываются на корочке ногтевого лака, созда­ вая таким образом на ней негативный оттиск наружной поверхности ногтевой пластинки. Это позволяет отожде­ ствлять ногтевую пластинку, от которой происходит данный отломок корочки лака и тем самым установить лицо, которое оставило на месте происшествия кусочки корочки лака со своих ногтей. Обламывание кусочков корочки лака от ногтей может происходить вследствие различных причин. Большое значение имеет качество ис­ пользованного лака для ногтей и толщина наложения его вещества на ногтевой пластинке. Большей частью отла мываются маленькие кусочки лака, например длиной около 2 мм. Однако и таких кусочков может быть вполне достаточно для проведения отождествления (J. Bienick, 1965).

Сравнительное исследование проводится но фотосним­ кам, на которых получают рельеф бороздок и валиков поверхности ногтей и кусочков лака. Такие фотоснимки могут быть получены не только в отраженном косо па­ дающем, но и в проходящем свете, так как кусочки лака для ногтей хорошо пропускают свет (рис. 35).

Л И Т Е Р А Т У Р А Агеев В. А. Электронометрия и электронно-оптическое преобразова­ ние в диагностике электрометок. Матер. 5-й Всесоюзн. научн.

конф. судебных медиков. Л., 1969, С. 358—361.

Балаган И. С. Электрографический метод открытия металлов у вход­ ных огнестрельных отверстий.— «Судебно-медицинская эксперти­ за», 1958, № 3, с. 9—14.

Бокариус Н. С. Судебная медицина. Харьков, 1930.

Бронштейн Е. 3. Судебно-медицинская характеристика повреждений зубами человека.— В кн.: Вопросы судебно-медицинской экспер­ тизы. Вып. 2. М., 1955, с. 148—154.

Будак Т. А. Судебно-медицинское исследование повреждений кожи и одежды остроколющим оружием. Дисс. канд. Киев, 1954.

Будак Т. А. Сравнительная оценка некоторых методов исследования раневых каналов при ножевых ранениях. Матер. 4-го Украинск.

совещ. судебно-медицинских экспертов и 3-й сессии Украинск.

научн. об-ва судебных медиков и криминалистов. Киев, 1964, с. 152-156.

Будак Т. А. К вопросу о возможности определения ширины клинка ножа рентгенологическим исследованием раневого канала.— «Тр. судебно-медицинских экспертов Украины». Киев, 1965, с. 63—65.

Вилга Г. И. О зубах в судебно-медицинском отношении. Дисс. докт.

М., 1903.

Бойлер М. И. Судебно-медицинское исследование колото-резаных по­ вреждений хрящевой ткани и некоторых материалов одежды с целью идентификации орудия травмы (по следам микрорелье­ фа лезвия клинка). Дисс. канд. Горький, 1971.

Воронкин Г. В. О сопротивляемости кожи при ее повреждении. Дисс.

канд. Рязань, 1952.

Волкова Н., Максимов П. Судебно-медицинская экспертиза повреж­ дений конечностей. Кишинев, 1968.

Голобродский Г. JI. Судебно-медицинское п криминалистическое зна­ чение зубов человека и их следов. Дисс. канд. Харьков, 1950.

Гольдберг Н. Д. Судебно-медицинская характеристика ранений кос­ тей черепа некоторыми видами острых орудий. Дисс. канд. М..

1955.

Григорьев В. П. К экспертизе повреждений гусеничным трактором.— В кн.: Вопросы судебной медицины и экспертной практики.

Вып. 3. Чита, 1969, с. 82—85.

Гринберг Р. Я., Барабанова А. В. К казуистике отождествления лич­ ности по следам укуса зубами,— «Судебно-медицинская экспер­ тиза», 1961, № 2, с. 52—53.

Джемс-Леви Д. Е. Идентификация- обуха топора по повреждениям на черепе.— «Судебно-медицинская экспертиза», 1968, № 4, с. 46—47.

Загрядская А. П. Определение орудия травмы при судебно-медицин­ ском исследовании колото-резаного ранения. М., «Медицина», 1968.

Загрядская А. П., Бойлер М. И. Об особенностях слепков колото-ре­ заных каналов с дополнительным разрезом в некоторых орга­ нах трупа.— В кн.: Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. Горький, Вып. 2, 1966, с. 113—117.

Загрядская А. П., Далецкий Е. Б., Караваев В. В. К вопросу об идентификация колюще-режущего орудия по следам микрорель­ ефа лезвия клинка на реберных хрящах.—В кн.: Вопросы су­ дебной травматологии. Матер. 6-й расшир. науч. конф. Киев, 1966, с. 165-168.

Иванов А. П. К вопросу о повреждениях, наносимых зубами чело­ века.— В кн.: Вопросы судебной медицины и экспертной практи­ ки. Вып. 3. Чита, 1969, с. 101 — 104.

Калмыков К- Н. Использование рентгеноконтрастной пластмассы для определения формы раневого канала при колото-резаных по­ вреждениях внутренних органов.— В кн.: Современные методы исследования в медицине. Ярославль, 1970, с. 144—145.

Капитонов Ю. В., Шалаев Н. Г. Идентификация ножей по следам на плоскости рассечения костной ткани ребер. Матер. 5-й Всесоюзн.

науч. конф. судебных медиков. Л., 1969, с. 344—346.

Каро И. С. Установление личности по следам зубов на теле чело­ века.— «Сб. статей Саратовск. отд. Всесоюз. науч. об-ва су­ дебных медиков и криминалистов». Вып. 2. Саратов, 1958, с. 145—148.

Корякин В. Я- Идентификация колюще-режущих орудий по следам скольжения на хрящевых стенках раневого канала.— В кн.:

«Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия». Вып. 4. Ставрополь-на-Кавказе, 1965, с. 218—222.

Корякин В. Я. Судебно-медицинское исследование повреждений ко­ люще-режущими орудиями. М., «Медицина», 1966.

Колдин В. Я- Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969.

Колмаков В. П. К вопросу о судебно-медицинской трасологии.— «Судебно-медицинская экспертиза», 1962, № 2, с. 32—33.

Кондратов М. Г. Очерки судебно-медицинской рентгенологии. Лу­ ганск, I960.

Катаев Ю. М. К судебно-медицинской характеристике повреждений гусеничным трактором.— «Сб. науч. работ Карагандинск. науч.

об-ва судебных медиков и криминалистов». Караганда, Вып. 1, 1958, с. 4—11.

Крюков В. Н. Повреждения плоских и длинных трубчатых костей при воздействии тупыми орудиями. (Обоснования судебно-ме­ дицинских критериев). Дисс. докт. М., 1966.

Крюков В. Н. Механизмы переломов костей. М., 1971.

Кубицкий 10. М., Тахо-Годи X. М. К вопросу об отождествлении личности по ногтям.— «Сб. науч. работ по судебной медицине н пограничным областям». Вып. 2. М., 1955, с." 228—230.

Кубицкий 10. М., Тахо-Годи X. М. Судебно-медицинское отождеств­ ление орудий убийства по следам на костях черепа.—В кн. •Вопросы судебной медицины. М., 1959, с. 95—98.

Кубицкий К- М., Тахо-Годи X. М. Судебно-медицинское определение орудий убийства по следам на костях черепа. Матер. 4-й рас шир. науч. конф. Киевск. отд. Украинск. науч. об-ва судебных медиков и криминалистов. Киев, 1959, с,.182—184.

Кустанович С. Д. Исследование повреждении одежды в судебно-ме­ дицинской практике. М., Медицина, 1965.

Кустанович С. Д. Судебно-медицинская трасология.— В кн.: «Вопро­ сы судебной медицины». М., 1971, с. 161—164.

Купов И. Я- Материалы к судебно-медицинскому лабораторному ис­ следованию металлизации зоны входного огнестрельного отвер­ стия (Экспериментальное исследование). Дисс. докт. М., 1973.

Мовшович А. А. Характер и расположение металла у входного от­ верстия как показатель вида оружия и дистанции выстрела.

Дисс. канд. М., 1966.

Мотовилин Е. Г. Случай установления формы клинка ножа по ра­ невому каналу в языке.— «Судебно-медицинская экспертиза», 1962, № 1, с. 56—57.

Мотовилин Е. Г. Установление формы клинка ножа и другого колю­ ще-режущего орудия по колото-резаной ране.— В кн.: Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 10. М., 1958, с. 180—187.

Мунтян С. С. Новые признаки переезда тела железнодорожным транс­ портом.— В кн.: Вопросы травматологии, токсикологии, скоро­ постижной смерти и деонтологии в экспертной практике. Вып. 3.

М, 1966, с. 20—23.

Мунтян С. С. О повреждениях тела при переездах железнодорожным транспортом.— «Сб. научн. работ по судебной медицине». Куй­ бышев, 1966, с. 4—13.

Муртазаев X. М. О возможности определения оружия и механизма его действия по особенностям повреждений костей. Дисс. канд.

Самарканд, 1959.

Муханов А. И. О классификации тупых предметов.— В кн.: Вопросы судебной травматологии. Вып. 2. Киев, 1969, с. 7—9.

Мухин Н. Г. К. истории развития пограничных криминалистических и судебно-медицинских исследований в теории и практике су­ дебной медицины.— В кн.: Актуальные вопросы судебной меди­ цины и криминалистики. Вып. 49, Л., 1966, с. 5—6.

Мухин Н. Г. Идентификация тупых орудий по микрообъектам.— В кн.- Вопросы судебной медицины и криминалистики. Терно поль, 1968, с. 56—57.

Петренко Е. П. К идентификации лезвия ножа.—В кн.: Вопросы судебной травматологии. Вып. 2. Киев, 1969, с. 133—135.

Новиков Ю. А. Повреждения, причиняемые гусеничным транспор­ том.^ В кн.: Вопросы судебно-медицинской экспертизы. М., 1968, с. 25-27.

Попов С. И. О применении рентгенографического метода исследова­ ния в определении особенностей колото-резаных каналов в пе­ чени.—«Сб. трудов 4-й Всесоюзн. конф. судебных медиков». Рига, 1962, с. 479-480.

Прибылева С. П. Колото-резаные раны в судебно-медицинском от­ ношении. Дисс. канд. Харьков, 1954.

Партии II. М., Матвеев Д. II. Сопротивляемость черепа человека механическим воздействиям.—«Тр. Казанск. ин-та инженеров коммунального строительства». Казань, 1935, вып. 1.

Петросян II. Г. Особенности повреждений мягких тканей головы «ту­ пыми предметами и возможность определения последних по по­ вреждениям. В кн.: Вопросы судебно-медицинской экспертизы.

М., 1954, с. 239—245.

Поркшеян О. X. Судебно-медицинская экспертиза железнодорожных происшествий. М., «Медицина», 1965.

Потапов С. М. Принципы криминалистической идентификации.— «Со­ ветское государство и право», 1940, № 1, с. 66—81.

Ратневский А. П. Опыт восстановления первоначальной формы ран.— «Судебно-медицинская экспертиза», 1968, № 2, с. 17.

Ратневский А. П. Определение колюще-режущего орудия по вос­ становленным кожным ранам на трупе. Дисс. канд. Горький, 1972.

Ривенсон М. С. Об уменьшении колото-резаных ран кожи после вырезания их для последующих исследований.— В кн.: Во­ просы судебно-медицинской экспертизы. Вып. 4. М., 1968, с.

63—64.

Родзевич Ю. Г. К вопросу об установлении колющего оружия по особенностям раневого канала.— В кн.: Вопросы судебной медицины и экспертной практики. Вып. 3. Чита, 1969, с.

100—101.

Розанов М. В. К определению ширины клинка ножа при экспертизе колото-резаных повреждений, нанесенных под острым углом к поверхности тела. — В кн.- Вопросы судебно-медицинской экс­ пертизы. Вып. 4. М., 1968, с. 58—61.

Савостин Г. А. Особенности судебно-медицинской экспертизы живых лиц в условиях лечебного учреждения при повреждениях остры­ ми орудиями. Дисс. канд. М., 1968.

Семененко J1. А. Контактно-диффузионный метод выявления метал­ лов при экспертизе железнодорожной травмы. Тезнсы докладов 11-й расширен, конф. Ленинград, науч. об-ва судебных медиков и криминалистов. Л., 1961, с. 66—67.

Серватинский Г. Л. Научная фотография в практике судебно-меди­ цинской экспертизы трупа. Дисс. канд. Л., 1972.

Скопин И. В. Судебно-медицинское исследование повреждений рубя­ щими орудиями. Саратов, 1960.

Соколов В. И. Повреждения автомобильным транспортом, их судеб­ но-медицинское значение и пути предупреждения. Дисс. канд.

Харьков, 1953.

Со.юхин А. А. Судебно-медицинская экспертиза в случаях автомо­ бильной травмы. М., 1968.

Солохин А. А. Основы судебно-медицинской экспертизы автомобиль­ ной травмы. Дисс. докт. М., 1972.

Сорокин В. С. Обнаружение и фиксация следов на месте происшест­ вия. М., 1966.

Сорокин В. С, Дворкин А. Новые полимерные материалы.— «Социа­ листическая законность», 1969, № 6, с. 57—58.

Сысоева П. Р. Гистохимическое и спектральное исследование кожи при электротравме.— «Сб. науч. работ по судебной медицине и пограничным областям». М„ 1955, № 2, с. 65—68.

Тайное А. Ф. О ссадинах в судебно-медицинском отношении Дисс канд. Л.. 1952.

Татиев К- И., Кобызев Д. М. К вопросу о крепости костей челове­ ка.—«Тр. Науч-исслед. ин-та судебной медицины», 1949, с. 77—81.

Тахо-Годи X. М. Пособие по основам научной фотографии в судеб­ ной медицине. М., «Медицина», 1965.

Терзиев Н. В. Идентификация в криминалистике.— «Советское госу­ дарство и право», 1948, № 12, с. 36—45.

Тхапсаев Г. К. Характеристика и распознавание основных ви­ дов смертельной железнодорожной травмы. Дисс. канд. Л., 1966.

Цветаева Н. А. Возможности определения формы и конкретного экземпляра клинка колющего орудия на основании изучения осо­ бенностей внутренних органов.— «Сб. статей Саратовск. отд.

Всесоюзн. науч. об-ва судебных медиков и криминалистов». Вып. 2.

Саратов, 1958, с. 27—33.

Цветаева Н. А. Повреждения в результате применения атипичного колюще-режущего орудия.— В кн.: Судебно-медицинская экспер­ тиза и криминалистика на службе следствия. Вып. 4. Ставрополь на-Кавказе, 1965, с. 413—414.

Шалаев Н. Г. Об идентификации рубящих орудий в судебно-медицин­ ской практике.— «Судебно-медицинская экспертиза», 1961, № 1, с. 46—48.

Шевченко Б. И. Научные основы современной трасологии. М., Изд-во МГУ, 1947.

Щедраков В. И. О морфологических изменениях в организме при смерти от переменного тока, преимущественно малого напряже­ ния. Дисс. докт. Ростов-на-Дону, 1939.

Щупик Ю. П. К вопросу о применении научных методов исследова­ ния в судебно-медицинской экспертной практике. Материалы 4-й расширен, науч. конф. Киевск. отд. Украипск. об-ва судебных медиков и криминалистов. Киев, 1959, с. 190—191.

Эйдлин Л. М. О судебно-медицинском значении и возможностях вы­ явления следов металлов в области повреждений.— «Судебно медицинская экспертиза». 1968, № 3, с. 15—18.

Эпштейн В. П. Определение формы и особенностей раневого кана­ ла при колото-резаных повреждениях рентгенографическим Blenlek У. Identiflkacja osob na podstawie charakterysfycznych cech методом. В кн.: «Судебно-медицинская экспертиза и кримина­ na.opryskach latlru z paznoklsi.— «Probl. kryminalistykl», 1965, листика на службе следствия». Вып. 3. Грозный, 1962, с. 327— T. 58 (XI), S. 797-803.

332.

Camps F. E. Legal medicine, St. Louis, USA, 1954.

Detling /., SchOnberg S., Schwarz F. Lehrbuch der gerichtlichtlf chen Medizln. Bazel, 1951.

Kirk P. Crime investigation. New York, 1953.

(Knobloch Ё.) Кноблох Э. Медицинская криминалистика. Прага, 1959.

Merkel H., Watcher К- Qerichtsaztliche Diagnostik und Technik.

Leipzig, 1951.

Manczarkskt B. Medycyna sadowa w zarysie. Warczawa, 1957.

Muller B. Gerichtliche Medizin. Berlin, 1953.

Portlgllati Barlos M. Lomicidio da corpo contundente.— «Minerva med.», 1962, V. 82, N 5, S. 303-315.

Simpson K' Forensic Medicine. London, 1958.

Smith S. Forensic Medicine. London, 1943.

Thomas F., Baert H. Die Kriminallstische Bedeutung des charten reliefs der raenschlichen Nagel.— «Arch. f. Kriminologie», 1964, v. 13, N 3/4, S. 76-82.

ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Введение Глава I. Основы общей трасологии Особенности трасологических исследований Краткие сведения о следах и их классификации... Основные положения экспертной идентификации: отожде­ ствления и установления групповой принадлежности.. Процесс трасологического исследования Глава II. Основные положения производства трасологиче­ ских экспертиз и краткие сведения о лабораторной технике Изъятие и фиксация следов Предварительный осмотр и исследование следов на ве­ щественных доказательствах Краткие сведения об основных методиках трасологических исследований Глава III. Идентификационные исследования травмы тупы­ ми предметами Особенности травмы различными тупыми предметами.. Общие сведения Кровоподтеки Ссадины Раны Повреждения костей Методика идентификационных экспертиз.... Идентификационные исследования при транспортной травме Автомобильная травма......... Следы-повреждения рельсовым (железнодорожным) транспортом Следы-повреждения гусеницами гусеничного транс­ порта Идентификационные исследования следов-повреждений зу­ бами человека Общие данные Особенности зубов, используемые для идентификации Методика идентификационных исследований... Идентификационные исследования странгуляционной бо­ розды Об идентификационных исследованиях следов-повреждений на шее трупа при удавлении руками Следообразование на фоне трупных пятен Глава IV. Идентификационные исследования травмы от острых предметов Классификация острых предметов Следы-повреждения режущими предметами Следы-повреждения колющими предметами Классификация колющих предметов Следы-повреждения колюще-режущими предметами.. Следы-повреждения колюще-рубящими предметами.. Следы-повреждения рубящими предметами Глава V. Прочие трасологические исследования... Трасологические исследования повреждений от воздейст­ вия термических, электрических факторов и ультрафио­ летовой радиации Определение целого по его частям Отождествление личности по ногтям Литература ' Кустанович Семен Давыдович СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ТРАСОЛОГИЯ Редактор Б. С. Свадковский Художественный редактор Н. И. Синякова Корректор 3. П. Бабуева Техн. редактор Н. С. Кузьмина Сдано в набор 29/VII 1974 г. Подписано к печати 19/XI 1974 г. Формат бумаги Обложка художника Т. М. Смаги 84х108'/з2 печ. л. 5,25 (условных 8,82 л.) 8,96 уч.-изд. л. Бум. тип. № 2, гл.

Тираж 5000 экз. т 16462 МН-73. Заказ 5182. Цена 1 р. 04 к.

Издательство «Медицина». Москва, Петровернгскнй пер., 6/ Типография нзд-ва «Горьковская правда», г. Горький, ул. Фигнер, 32.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.