WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«\\ УДК 616-079.611.63 Реферат. В книге рассматриваются получающие все более широкое распространение в судебно-медицинской практике вопросы трасоло гических исследований. Их цель — определение общих ...»

-- [ Страница 2 ] --

Зубчатые передачи расположены с внутренней сторо­ ны правого и левого колес одной колесной пары мощного электровоза или тепловоза. Снаружи зубчатая передача для предохранения от загрязнения и сохранения смазки заключена в специальный стальной кожух. Спереди ниж­ ний край такого кожуха имеет в сечении прямоугольную форму. Ширина кожуха в нижней его части у тепловозов и электровозов разных моделей неодинакова. У отечест­ венных моделей она составляет 13 см, а у электровозов производства ЧССР, эксплуатирующихся на отечествен­ ных железных дорогах, эта ширина равна 19,5 см. Кожух зубчатой передачи находится на 6 см кнутри от внутрен­ ней поверхности каждого колеса и в среднем на 13 см выше верхней поверхности головки рельса.

Механизм образования следа-повреждения от кожуха зубчатой передачи складывается из первичного удара следообразующей нижней частью кожуха по выступаю­ щей верхней поверхности тела со стороны наезда тепло­ возом или электровозом и последующего сдавливания тканей в этом месте одновременно с трением. Ссадины, причиненные кожухом зубчатой передачи, располагаются рядом с линией расчленения трупа (в среднем в 6 см 3 Кустанович С. Д.

от нее) на части тела, расположенной между рельсами.

Форма таких ссадин продолговатая, а ширина их равна примерно ширине кожуха, т. е. около 13 см для тепловозов и электровозов отечественного производства и 19—20 см для электровозов производства ЧССР (рис. 14). В тех случаях, когда след-повреждение кожу­ хом приходится на область таза, вместо ссадины об­ разуется обширная рана с резко осадненными краями, что связано с наличием в этой области твердой костной подкладки.

Обнаружение таких характерных по форме и локализа­ ции ссадин или ран с осадненными краями позволяет решать вопрос о наличии переезда локомотивом или одними вагонами. Кроме того, появляется возмож­ ность дифференцировать следы-повреждения от пе­ реезда отечественными тепловозами и электровозами производства ЧССР. При обнаружении на трупе таких следов-повреждений целесообразно провести осмотр ло­ комотива для выявления и изъятия следов крови, частиц тканей тела и одежды пострадавшего с последующим на­ значением соответствующих видов экспертиз.

У локомотивов и головных вагонов электропоездов имеется сбрасыватель (ограждающая решетка), который расположен в нижней части перед корпусом вагона. Ниж­ ний край сбрасывателя электровозов, тепловозов и ваго­ нов модели «ЭР-1» и «ЭР-2» находится на 30 см выше уровня подошвы рельс. Сбрасыватель выступает вперед по отношению к передней поверхности вагона па 15 см.

Длина этого сбрасывателя составляет 235 см, боковые края его книзу скошены. Так как ширина колеи в СССР равна 152,4 см, то сбрасыватель выступает за рельсы на 40 см с каждой стороны. Нижний край сбрасывателя паровозов, а также вагонов модели «СР-2» и «СР-3» от уровня подошвы рельс отстоит на 25 см. Боковые края его прямые, вертикальные. Длина этого сбрасывателя 152 см, т. е. соответствует ширине колеи, и, таким обра­ зом, сбрасыватель не выступает за пределы колеи. Все конструкции сбрасывателей имеют форму сегмента с вы­ пуклой стороной, обращенной вперед, поэтому после удара им пострадавший обычно отбрасывается в сторону, особенно в тех случаях, когда удар происходит на пово­ роте пути.

70 По данным Г. К. Тхапсаева (1965, 1966), головной вагон электропоезда при столкновении с пешеходом на носит удар сбрасывателем. При этом могут возникать характерные следы-повреждения. Если удар нанесен нижней подножкой сбрасывателя вагона модели «ЭР-1» или «ЭР-2» в область ягодицы, то образуются характер­ ные ссадины или раны. Эти ссадины и раны располагают­ ся горизонтально на высоте около 80 см от уровня по­ дошвенной поверхности стоп. Происходит перелом крест­ ца, а иногда перелом лобковой и седалищной костей.

Если удар подножкой сбрасывателя нанесен пострадав­ шему спереди или сбоку, то образуются ссадины (иногда раны) на передней или на наружной поверхности бедра.

Эти следы-повреждения также располагаются горизон­ тально на уровне 80 см от подошвенной поверхности стоп. На этом же уровне образуется поперечный перелом бедра типа бампер-перелома, т. е. с типичным клиновид­ ным отломком, основание которого обращено в сторону удара. Повреждения от ударов нижней подножкой сбра­ сывателя головного вагона модели «ЭР-1» или «ЭР-2» возникают у пешехода только в том случае, если он на­ ходится в момент травмы в колее железнодорожного пути.

При ударах нижним краем сбрасывателя любой моде­ ли локомотива и вагонов модели «СР-2», «СР-3», «ЭР-1» или «ЭР-2» образуются следы-повреждения на голенях.

Контакт нижнего края сбрасывателя с голенью вызывает образование ссадин или раны на высоте 25—30 см от уровня подошвенной поверхности стопы. Возникает пере­ лом костей, который вызывает на стороне, противопо­ ложной удару, образование рваной раны. Из раны вы­ ступают отломки костей. Если удар по пешеходу нанесен спереди или сзади, то такие следы-повреждения имеются на обеих голенях. По расположению ссадин, ран и ха­ рактеру перелома костей голени можно судить о направ­ лении удара, нанесенного нижним краем сбрасывателя.

Переломы голеней от удара нижним краем сбрасыва­ теля вагонов модели «СР-2» или «СР-3», а также сбра­ сывателем паровозов возникают только у пешехода, на­ ходящегося внутри железнодорожной колеи. В то же время такие следы-повреждения от ударов вагонами мо­ дели «ЭР-1» или «ЭР-2», а также тепловозами ;

электро­ возами могут возникать у пешехода, находящегося в мо­ мент травмы не только в колее, но и сбоку от пе% в пре­ делах габаритов поезда, так как их сбрасыватели 3* выступают на 40 см за пределы колеи с каждой стороны.

При этом вместо перелома голени возникают следы-по вреждения бедер на различном уровне. Эти следы-по­ вреждения образуются в результате удара наружным скошенным краем сбрасывателя и являются сочетанием косо расположенной ссадины или раны с переломом бед­ ренной кости на этом же уровне.

При столкновении локомотива с пешеходом изредка на трупе пострадавшего образуются характерные следы повреждения в виде ссадин и кровоподтеков от гаек и го­ ловок болтов. Следообразующая поверхность этих дета­ лей на кожных покровах, покрытых одеждой, передается со значительными искажениями в сторону увеличения и сглаженности углов.

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ ГУСЕНИЦАМИ ГУСЕНИЧНОГО ТРАНСПОРТА Следы-повреждения гусеницами гусеничного транспор­ та имеют своеобразные особенности, позволяющие опре­ делять групповые признаки: тип и размер деталей гусе­ ниц и вследствие этого установить модель гусеничного транспорта или чаще исключить ряд его моделей, кото­ рые не могли нанести исследуемые следы-повреждения (Ю. М. Китаев, 1958;

Ю. А. Новиков, 1968;

В. П. Гри­ горьев, 1969, и др.).

Гусеницы имеют ряд признаков, по которым отлича­ ются от других тупых предметов. Гусеницы состоят из шарнирносвязанных стальных звеньев, называемых тра­ ками, соединенных между собой стальными стержнями «пальцами». Внешняя поверхность звеньев имеет высту­ пающие части: шпоры или гребни (почвозацепы). Коли­ чество звеньев и их конструкция в гусеницах различных типов и моделей транспортных средств неодинаковы. Вид звеньев (траков) различен в зависимости от целевого назначения гусеничной машины. Они могут быть штампо­ ванными, с ножевидными цельными шпорами («ДЭТ-54», «С-80», «С-100»), которые выступают над общей опорной поверхностью на одинаковую высоту, и литые с разрез­ ными шпорами («ДТ-54», «ДТ-75», «ДТ-74»). Так, напри­ мер, шпора трактора «ДТ-54» состоит из пяти неодинако­ вых (крайние —34 мм, средняя — 36 мм и промежуточ­ ные— 81 мм) подвижных частей, которые имеют между собой четыре зазора по ширине гусеничной ленты. При этом высота средней части по краям постепенно снижа­ ется. Гусеничные траки образуют замкнутую цепь, на опорной поверхности которой равномерно распределены шпоры (почвозацепы). Во время движения рабочая часть гусеничной ленты натянута и расстояния между шпорами оказываются примерно одинаковыми.

Ширина колеи, ширина и длина гусениц, количество, форма и размер звеньев и промежутков между ними, а также количество и размер шпор или гребней (почвоза цепов) и расстояния между ними создают характерный своеобразный рисунок следа-повреждения, который в большинстве случаев типичен для определенного вида и модели транспортного средства на гусеничном ходу.

Из технических данных гусеничных лент для судебно медицинской экспертизы представляют интерес расстоя­ ния между шпорами (почвозацепами), ширина шпор, ширина гусеничной ленты. Во время движения удельное давление на опорную площадку верхней поверхности шпоры значительно больше, чем на все звено (трак), и равно соответственно для трактора «С-80» 7,3 и 0,5 кг/см.

Шпоры выступают на звене и оказывают более значи­ тельное давление, чем другие части трака гусеничной ленты, поэтому они причиняют следы-повреждения чаще других частей гусеницы.

Следы-повреждения от гусениц в виде ссадин, крово­ подтеков и ран возникают вследствие статического кон­ такта с ними. Вместе с тем некоторое значение имеет и трение звеньев (траков). Оно может появляться в сдви­ гах мягких тканей и в образовании разлитых кровоиз­ лияний на соответствующих участках кожных покровов.

Сдавливание при переезде гусеницами тела человека равномерно следующими друг за другом шпорами (грун тозацепами) оставляет на кожных покровах своеобраз­ ные чередующиеся в одном направлении следы-повреж­ дения в виде ссадин или ран. Эти следы-повреждения располагаются в определенной последовательности в ви­ де поперечных полос к осевой линии, соединяющей все следы-повреждения, примерно на одинаковых расстоя­ ниях друг от друга, отображая поперечное расположение и расстояния между почвозацепами на гусеничной ленте (рис. 15).

Тракторы с разрезными шпорами причиняют ссади­ ны в виде прерывистых полос. Ю. М. Китаев (1958) отмечает, что при сопоставлении таких ссадин со шпора­ ми трактора «ДТ-54» обнаруживалось совпадение по ве­ личине зазоров между частями шпоры и участками не­ поврежденной кожи в местах перерыва ссадины. Таким Рис. 1.). 1 ишреждсния траками гусениц гусеничного транспорта (эк­ спертиза В. С. Житкова).

образом можно было исключить след-повреждение гусе­ ничными лентами с непрерывными шпорами (гребнями), т. е. трактор модели «С-80» и др.

Раны, которые встречаются значительно реже ссадин, также имеют линейную форму. Иногда их длина совпа­ дает с длиной отдельной части шпоры с точностью до миллиметра.

По данным 10. А. Новикова (1968), следы-поврежде­ ния гусеницами наблюдались у 89% пострадавших, из них у 6% обнаруживались отпечатки гусениц в виде ха­ рактерной формы ссадин, ран и кровоподтеков. Их форма и размер были связаны с конфигурацией шпор и почво зацепов гусениц. Такие характерные следы-повреждения наблюдались на кожных покровах различных областей тела, в том числе на голове, грудной клетке и конечно­ стях. Возможность возникновения и тем более передача формы и размера следообразующих частей гусениц на кожных покровах зависит от наличия одежды — ее тол­ щины и прочности. Непрочная одежда часто разрывается и не препятствует образованию характерных следов повреждений от гусениц.

Расстояния между параллельными ссадинами или ра­ нами от шпор и гребней почвозацепов не всегда одинако­ вы. Это объясняется возможностью смещения кожных покровов с подлежащими мягкими тканями в момент сдавления траками гусеничной ленты.

Обнаруженные на кожных покровах трупа поврежде­ ния в виде параллельных ссадин, ран и кровоподтеков фотографируют с масштабом. Затем фотоснимки сопо ставляют с полученными в том же масштабе фотосним­ ками гусениц предполагаемого гусеничного транспорта.

Как правило, при этом удается установить совпадение типа траков гусениц (штампованные с цельными шпора­ ми-гребнями или литые с разрезными шпорами) и неред­ ко исключить ряд моделей транспортного средства, ис­ пользуя величину и взаимное расположение повреждений от шпор и грунтозацепов.

В. П. Григорьев (1969) описывает случай экспертизы, при которой была успешно установлена модель трактора по следам-повреждениям (ссадинам) на трупе постра­ давшего. Ссадины на трупе имели вид четырех парал­ лельных полосчатых осаднений длиной около 14 см и шириной до 4 см с расстоянием между ними в среднем 17 см. Одно из этих осаднений было более четким и име­ ло дугообразную форму. По обстоятельствам дела срав­ нение необходимо было производить с гусеничными лен­ тами тракторов «С-80» и «ДТ-54». Сопоставление разме­ ра и формы ссадин с рельефом гусеничных лент позволило установить, что тело пострадавшего переехал трактор «ДТ-54». В процессе экспертизы производился следственный эксперимент на макете человека для полу­ чения экспериментальных отпечатков гусениц, необходи­ мых для сравнительного исследования.

Кроме общих признаков, гусеницы могут иметь и част­ ные признаки: различные дефекты в виде отколов, де­ формированных участков, трещин, которые в принципе иногда отображаются на объекте-носителе. Однако свой­ ства кожных покровов тела человека неблагоприятны для проявления мелких деталей траков гусениц при гусенич­ ной травме. Этот вопрос требует специального изучения.

ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛЕДОВ-ПОВРЕЖДЕНИЙ ЗУБАМИ ЧЕЛОВЕКА ОБЩИЕ ДАННЫЕ Повреждения зубами человека имеют большое значе­ ние при расследовании преступлений, так как они позво­ ляют устанавливать личность, т. е. произвести отождеств­ ление определенного лица по следам-повреждениям от его зубов. Такие следы-повреждения возникают на теле потерпевшего и нападавшего во время самообороны и нападения, а иногда в результате садистских действий при половых преступлениях.

Кожа человека вследствие своей эластичности обычно нечетко отображает особенности зубов. Возникающие кровоподтеки часто делают эти особенности нечеткими, расплывчатыми, в результате чего идентификация лич­ ности по следам-повреждениям зубами на теле человека оказывается возможной далеко не во всех случаях.

Обычно наблюдается один укус (в 89,1%), два укуса встречаются значительно реже (только в 8,8%), еще ре­ же — три укуса (в 2,1 %) • Если имеется несколько укусов, они обычно располагаются в одной области тела. Чаще всего следы-повреждения от зубов располагаются на от­ крытых частях тела, в том числе на верхних конечностях и на лице.

Как правило, следы-повреждения возникают от не­ скольких зубов. Они имеют характерную форму дуги, повторяя линию зубов соответствующей челюсти. Такая дуга составлена из отдельных следов-повреждений (сса­ дин или ран), которые соответствуют следообразующим поверхностям отдельных зубов. В промежутках между следами-повреждениями кожа не повреждена или же имеется кровоподтек.

Следы-повреждения зубами подразделяются на укусы, надкусы и откусы.

Укусами называются следы-повреждения, которые остаются на противоположных поверхностях повреждае­ мой области в результате сжатия ее зубами. Укус можно назвать неполным откусом. При укусе образуются следы повреждения от зубов обеих челюстей. Они располага­ ются на кожных покровах пострадавшего в виде двух дуг, обращенных друг к другу своими вогнутостями. Мак­ симальное расстояние между ними достигает 30—50 мм.

Из всех видов зубов наиболее часто следы-повреждения наносятся резцами. Такие следы-повреждения (ссадина, кровоподтек или рана) расположены вплотную, имеют линейную или продолговатую форму. Следы-поврежде­ ния от клыков встречаются реже. Нанесенные ими сса­ дины имеют угловатую, треугольную или неправильную форму. Жевательная поверхность коренных зубов также оставляет следы-повреждения угловатой формы.

Форма и расположение следов-повреждений по отно­ шению друг к другу одинаковы при кровоподтеках, сса­ динах и ранах и отражают в основном величину давления зубами при нанесении следа-повреждения. Если след повреждение имеет вид кровоподтека в форме дуги или овала, то по внутреннему краю его иногда расположены ссадины. Изредка края кровоподтеков неровные, как бы зазубренные, в той или иной степени повторяют форму следообразующих поверхностей зубов.

Наименее четко отображают форму следообразующей части зубов кровоподтеки. Иногда следы-повреждения, нанесенные зубами, могут иметь вид сплошного крово­ подтека с точечными кровоизлияниями в его централь­ ной части, по периферии которого располагаются раны или ссадины от некоторых зубов. В других случаях раны или ссадины, наоборот, располагаются в центре оваль­ ного или круглого кровоподтека. Размер кровоподте­ ков при следах-повреждениях зубами может достигать 8ХЮ см.

Сходные следы-повреждения, но преимуществен­ но только ссадины и кровоподтеки, наблюдаются и при укусах через не слишком толстую или плотную одежду.

Очень редко встречаются укусы, образованные сколь­ зящим движением зубов по поверхности кожи. Они име­ ют вид характерных полосчатых кровоподтеков. Укус может быть сделан любой группой зубов.

Под откусом понимается след-повреждение, образовав­ шееся при полном удалении режущими краями зубов части объекта. На месте, где произведен откус, остаются следы-повреждения преимущественно от передних зубов верхней и нижней челюстей. При откусе нижняя челюсть с силой давит на ткани тела, прижимая их к верхней челюсти. Дальнейшее смыкание челюстей приводит к от­ делению откушенной части тканей. Экспериментами на пластических материалах установлено, что линейная ис черченность в следах откуса происходит от режущего края зубов и от неровностей эмали на губной поверхно­ сти зубов.

При откусывании частей тела образуется рваная рана с неровным кровоподтечным краем. Следы-повреждения костей возникают при откусывании фаланг пальцев. При откусах части уха, губы поверхность раны бывает неров­ ная, иногда отчетливо заметны полукруглые неглубокие выемки, которые отображают следообразующие поверх­ ности действовавших зубов и по своему размеру совпа­ дают с их шириной. Рубцы, остающиеся после ран, нане­ сенных зубами, сохраняют характерные особенности воздействия зубов. Они также могут иметь форму овала, Дуги, составленной из отдельных рубчиков, которые от­ деляются друг от друга участками неизмененной кожи.

Форма следов-повреждений зубами на кожных покро­ вах зависит также от силы давления, наличия одежды и локализации следов-повреждений.

Характер следа-повреждения зубами в значительной мере зависит от свойств кожных покровов, захватывае­ мых зубами. Если под кожей близко расположена кость, то, как правило, возникают раны и ссадины без крово­ подтеков (пальцы и тыльная поверхность кистей). При наличии под кожей толстого слоя мягких тканей возни­ кают ссадины, кровоподтеки и значительно реже, при значительном сжатии зубами, раны. Поэтому следы-по­ вреждения на верхних и нижних конечностях, груди, спи­ не и ягодицах обычно имеют характерный вид кровопод­ теков в виде дуги или овала.

ОСОБЕННОСТИ ЗУБОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ИДЕНТИФИКАЦИИ Зубы в норме прилегают один к другому без значи­ тельных промежутков.

Для судебно-медицинских целей удобна и показатель­ на схема зубов, предложенная Н. С. Бокариусом (1930) (рис. 16).

Установление личности по следам-повреждениям от зубов основано на том, что зубы каждого человека отно­ сительно постоянны и индивидуальны. Постоянство иден­ тификационных признаков зубов обусловлено прочно­ стью зубной ткани, особенно эмали, к механическим и термическим воздействиям. Например, зубы без каких либо изменений на их поверхности выдерживают темпе­ ратуру до +150° С. Лишь затем на эмали появляются трещины и только при +250°С начинается ее разру­ шение.

Идентификационные признаки, по которым производят установление личности по повреждениям от зубов, де­ лятся на три группы: 1) анатомические признаки зубов;

2) аномалии зубов и челюстей;

3) приобретенные при­ знаки.

Анатомические признаки зубов подразделяются на об­ щие признаки строения зубов и на особенности каждого зуба.

К общим признакам строения зубов относят количество зубов, форму и размер зубных коронок;

рельеф жева Правая Левая 7 Рис. 16. Схема зубов человека (Н. С. Бокариус).

тельных поверхностей коронок, расстояния между зуба­ ми;

размер, форму и радиус зубных дуг.

При исследовании повреждений, нанесенных зубами, наибольшее значение имеют коронки зубов. Объясняется это тем, что зубы каждого вида имеют определенную форму коронки. Так, например, у резцов коронки долото­ образной формы с острым режущим краем. Средние рез­ цы верхней челюсти обычно шире остальных. Своеобраз­ ную форму имеют клыки. У них по боковым сторонам имеется два режущих края, называемых склонами, кото­ рые расположены под углом. Место, где сходятся скло­ ны, представляет собой довольно острый бугор. На зубах у некоторых людей он сточен и оставляет следы с ром­ бовидным дном.

У малых коренных зубов нет режущего края, для них характерна жевательная поверхность. На ней имеется два бугра: один из них большего размера (с щечной стороны), второй — меньшего (с язычковой стороны).

Жевательная поверхность нижних малых коренных зу­ бов наклонена в сторону полости рта.

Большие коренные зубы имеют коронки примерно ку­ бовидной формы, их размер постепенно уменьшается от первых до третьих больших коренных зубов. Жеватель­ ная поверхность у первых больших коренных зубов име­ ет форму, напоминающую ромб, у вторых — трапециевид­ ную, у третьих — неправильную треугольную, но чаще неопределенную. На жевательной поверхности первых и вторых больших коренных зубов расположено 4—5 бу­ горков, отделенных друг от друга жевательными борозд­ ками. Неодинаков также размер коронок. Иногда зубы располагаются с промежутками (диастема). Диастема бывает различной по ширине и месту расположения. Наи­ более часто она встречается между центральными рез­ цами верхней челюсти. Большие промежутки между зу­ бами (более 2 мм) относятся к особенности зубного ряда.

Размер, форма и радиус зубных дуг имеют решающее значение лишь при экспертизах исключения.

К анатомическим особенностям отдельных зубов отно­ сятся: для резцов — рельеф режущего края (наличие или отсутствие на нем естественных выемок, их место, раз­ мер, форма, количество), форма углов режущих краев (у одних она закругленная, у других — прямая или ост­ рая), структура эмали, покрывающей коронку зуба. На губной и язычной стороне зуба могут быть бугорки, ва лики или бороздки. Наиболее важное значение для экс­ пертизы имеет структура эмали поверхности зуба, так как именно она формирует след-повреждение при откусе;

для клыков: степень заостренности клыка;

угол, образован­ ный его склонами;

длина склонов;

наличие на эмали бо­ роздок или валиков;

места их расположения и размер;

для коренных зубов: высота, ширина, форма и располо­ жение жевательных бугров на коронках;

расположение, направление и глубина жевательных бороздок;

наличие, количество и расположение точечных углублений на же­ вательной поверхности коронок.

Аномалии зубов и челюстей делятся на три группы:

аномалии отдельных зубов, зубного ряда и прикуса.

К аномалиям отдельных зубов относятся изменения фор­ мы зубов. Наиболее часто они встречаются у резцов.

Коронки резцов могут быть клинообразной или бочковид ной формы, с одной выемкой по режущему краю, с пи­ лообразным режущим краем. Коронки клыков и корен­ ных зубов бывают шипообразной, кубообразной и другой формы. К аномалии размеров зубов относятся чрезмерно мелкие или крупные зубы, наиболее часто встречающиеся среди резцов и клыков;

к аномалиям отдельных зубов относятся поворот зуба вокруг оси, его наклон в сторону губ, щек, языка, смещение зуба за челюстную дугу (к зу­ бам или языку), выступание зубов за жевательную по­ верхность, низкое положение зуба (когда он не достигает жевательной поверхности других зубов);

выделяют ано­ малию чередования зубов, когда отдельные зубы могут находиться не на своем месте;

наконец, встречается ано­ малия структуры рельефа эмали. Зубы могут иметь раз­ личные бороздки и валики, точечные углубления, а также искажение форм коронки зуба, вызванные заболеванием эмали.

К аномалии зубного ряда относятся изменения числа зубов. У некоторых лиц могут отсутствовать отдельные (адентия) или быть излишние зубы;

наличие промежут­ ков между зубами или же скученность зубов, а также положение группы зубов, когда наблюдается суженный или расширенный зубной ряд, трапециевидный, треуголь­ ной формы или асимметричный.

Аномалии прикуса (т. е. положение челюстей при их смыкании) имеют меньшее практическое значение. Наи­ более распространенным физиологическим прикусом яв­ ляется нормальный или перекрывающий (у 70% людей), при котором резцы и клыки верхней челюсти не более чем наполовину покрывают зубы верхней челюсти свои­ ми режущими краями, а коренные своими щечными буг­ рами покрывают соответствующие края и бугры нижних зубов. Другие виды прикуса встречаются редко. Кроме физиологических, различают патологические формы при­ куса: косой прикус, глубокое резцовое перекрытие верх­ ней или нижней челюсти;

открытый прикус.

Приобретенные признаки. В течение жизни человека зубы приобретают большое количество важных иденти­ фикационных признаков. Они образуются от трех при­ чин: болезней зубов, их лечения и от механических по­ вреждений. Зубы со временем стираются, на коронках могут появляться надломы, отдельные зубы иногда лома­ ются. Все это связано с появлением на зубах идентифика­ ционных признаков.

Заболевания зубов могут приводить к их значительным изменениям. Зубные болезни вызывают размягчение эмали, дентина и цемента, кариозные полосы на коронке, разрушение коронок. Такие болезни, как флюороз и клиновидные дефекты, поражая в основном эмаль, вызы­ вают появление на ней ступенчатых (клиновидных) де­ фектов на передних зубах, точечных углублений и вы­ ступов, а также участков выкрошенности.

К идентификационным признакам, приобретаемым че­ ловеком в процессе лечения зубных болезней, относятся полости, пломбы, вкладки на коронках, полукоронки, ко­ ронки, штифтовые зубы, мостовидные протезы, пласти­ ночные протезы, опирающиеся протезы, временные и постоянные шины.

К повреждениям зубов и челюстей, полученным в ре­ зультате травм и жевательного акта, относятся: частич­ ные переломы (отломы) коронок;

полные переломы ко­ ронок;

переломы челюстей. Отломы и переломы коронок зубов представляют интерес с точки зрения их располо­ жения, размера и формы. Переломы челюстей могут иметь идентификационное значение в случаях неправиль­ но сросшихся челюстей.

К механическим повреждениям относится и естествен­ ное стирание зубов. Прежде всего стираются режущие края резцов и жевательные поверхности первых больших коренных зубов. Степень их стирания зависит от возрас­ та, структуры эмали и вида прикуса. Быстрое стирание зубов характерно для профессиональных заболеваний.

МЕТОДИКА ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Фиксация следов-повреждений, нанесенных зубами.

При исследовании следов-повреждений, нанесенных зу­ бами, иногда применяется непосредственное сравнение следов-повреждений на кожных покровах с копиями зу­ бов подозреваемого или экспериментально полученными оттисками его зубов. Однако первоначальный вид следов повреждений от зубов на теле человека (раны, ссадины и кровоподтеки) в результате воспалительных или труп­ ных явлений очень быстро изменяется, что при промед­ лении в проведении экспертиз может весьма затруднить их исследование или вообще сделать его невозможным.

В связи с этим необходимо как можно раньше надежно зафиксировать общий вид следов-повреждений и их осо­ бенности.

При исследовании следов-повреждений, нанесенных зу­ бами на теле живых лиц, практически единственным ме­ тодом фиксации является масштабное фотографирование, а при исследовании трупов оно является основным.

Наиболее удобны для дальнейшего исследования цветные фотоснимки, так как на черно-белых снимках кровоиз­ лияния могут быть неотличимы или отличимы с трудом от ссадин и даже ран.

Для отождествления личности даже самого подробного описания обнаруженных следов-повреждений, составлен­ ного экспертом, совершенно недостаточно, чтобы срав­ нить с особенностями зубов подозреваемого лица. В ряде случаев полезно перенести контуры следов-поврежде­ ний— в виде кровоизлияний, ссадин на прозрачную гиб­ кую пластинку (отмытую фотопленку или рентгеновскую пленку). С этой целью на след-повреждение от зубов накладывают пластинку и по ней черной тушью обводят контуры следов-повреждений.

Для экспертизы наряду с фотоснимком необходимо при исследовании трупа сохранить участок кожи со следами повреждениями, используя методику А. Н. Ратневского.

В тех случаях, когда след-повреждение имеет рельеф, т. е. состоит из ран, оставленных отдельными зубами, изготавливают слепки. Такие слепки высокого качества могут быть изготовлены из эластичных полимеров, на­ пример из силиконового компаунда У-4-21, сиэласта или СКТН, а также из гипса. Перед изготовлением слепка из эластичных полимеров вокруг следов-повреждений от зу бов делают барьерчик из пластилина. Необходимое количество пасты У-4 наливают в сосуд и смешивают с катализатором № 21. Большое количество катализато­ ра ускоряет процесс вулканизации, меньшее — замедляет.

После тщательного размешивания пасты и катализатора полученную массу выливают в след-повреждение. Через несколько минут, в зависимости от количества катализа­ тора и температуры воздуха, слепок легко снимается со следа-повреждения. Так же получают и слепки с помо­ щью сиэласта или массы СКТН. Если последняя расфа­ сована в двух тубах, то из каждой поровну выдавливают необходимое количество массы, которую тщательно раз­ мешивают и выливают в след-повреждение. После за­ твердения состава получается эластичная резиноподобная масса, хорошо отображающая мельчайшие особенности следов-повреждений зубов.

При изготовлении гипсовых слепков вокруг следов повреждений делают барьерчик из куска свернутого кольцом картона или же из пластилина. Поверхность кожи смазывают тонким слоем вазелина. Гипсовый рас­ твор заливают внутрь барьерчика. Когда гипс затверде­ ет, кольцо снимают и слепок осторожно отделяют от кожи.

Для сравнительного исследования эксперт должен рас­ полагать моделями зубов верхней и нижней челюстей, а также экспериментальными оттисками зубов лица, за­ подозренного в нанесении укусов. Их целесообразно изго­ тавливать, привлекая для этого стоматолога или техни­ ка-протезиста.

При выборе массы для получения экспериментальных оттисков зубов необходимо исходить из правила — экспе­ риментальные следы-повреждения должны иметь макси­ мальное число деталей, больше, чем в исследуемых сле­ дах-повреждениях. Для изготовления оттисков зубов обычно используют нейтральные на вкус и безвредные массы, которые вместе с тем наиболее полно восприни­ мают следы-повреждения. Для этой цели пригодны пла­ стилин, стене, воск, эластический каучук (сырая резина) и др. Для получения гипсового слепка вначале по раз­ меру зубов подбирают две зуботехнические (слепочные) ложки для верхней и нижней челюстей. Затем в резино­ вую чашку вливают 100 мл 3—4% раствора поваренной соли и постепенно добавляют в него медицинский гипс.

Образующуюся при этом массу энергично размешивают, доводя ее до консистенции сметаны, а затем полученным раствором постепенно заполняют сл'епочные ложки.

Перед тем как вставить ложку с гипсом в ротовую полость трупа, зубы и слизистую оболочку десен проти­ рают ватным тампоном. После этого ложку с гипсом вставляют в рот и прижимают пальцами. Ложку снима­ ют через 3—4 мин. Слепок, оставшийся в полости рта трупа, осторожно разламывают или разрезают на части.

Эти части собирают в ложку, где и оставляют до полного их затвердения. Высохшие куски склеивают в ложке зуботехническим воском. Если нужно получить только экспериментальные следы-повреждения укуса, на этом этапе работу заканчивают. Для изготовления гипсовой копии зубов трупа ложку со склеенными кусочками опус­ кают в воду и выдерживают в ней до тех пор, пока из слепка перестанут выделяться пузырьки воздуха. Время нахождения ложки со склеенными кусочками в воде за­ висит от того, в какой степени высох слепок. Свежий слепок помещают в воду примерно на 10 мин, сухой — на 1—2 ч. Вместо насыщения слепка водой его поверх­ ность можно смазать вазелиновым или другим жидким маслом. Это делать необходимо для того, чтобы облег­ чить разделение слепка. После насыщения водой слепка вновь разводят гипс такой же густоты и наливают его в полученные следы-повреждения, быстро и энергично встряхивая ложку, чтобы раствор лучше заполнил углуб­ ления. Для повышения прочности слепка на этот слой выливают еще одну порцию гипса. После затвердевания массы, которое определяют по оставшемуся в чашке гип­ су, слепок-форму осторожно разрезают ножом на части и удаляют. В процессе разделения слепков могут отпа­ дать кусочки. Их приклеивают на свои места зуботехни­ ческим цементом. Готовую гипсовую копию обрезают.

Если необходимо изготовить более прочную копию зу­ бов, используют раствор гипса с бурой (в 100 мл воды растворяют 2 г буры). В раствор засыпают l'/г—2 сто­ ловые ложки гипса, который разводят до густоты теста.

Такой раствор, залитый в форму, долго остается жид­ ким. Правильно изготовленный слепок получается твер­ дым при высоком качестве отображения особенностей зубов.

Более целесообразно получать модели зубов с помо­ щью различных эластичных зуботехнических масс (си эласт и др.). Процесс получения гипсовых слепков тре бует затраты значительного времени, а между тем необ­ ходимое качество оттисков часто не достигается. Эла­ стичные же массы, несмотря на то что многие из них со временем дают некоторую усадку, точно воспроизводят особенности зубов и поэтому наиболее удобны для ис­ пользования в экспертной практике.

Получение экспериментальных оттисков зубов подоз­ реваемых лиц, а также изготовление копий зубов трупа оформляется протоколом, который составляет следова­ тель вместе с экспертом, производившим эту работу.

Вопросы, разрешаемые при экспертизе следов-повреж­ дений, нанесенных зубами. При исследовании следов-по­ вреждений, нанесенных зубами, могут быть разрешены следующие вопросы:

а) нанесены ли данные повреждения (кровоподтеки, ссадины, раны) зубами?

б) нанесены ли они зубами человека?

в) нанесены ли они зубами данного человека?

Кроме этих основных вопросов, иногда перед экспер­ том ставят и ряд других вопросов, относящихся к груп­ повой идентификации, например:

г) какими конкретно зубами — резцами, клыками или коренными, нанесены следы-повреждения, д) не оставлены ли следы-повреждения деформиро­ ванными или аномально расположенными зубами, е) зубами верхней или нижней челюсти, правой или левой стороны нанесены следы-повреждения.

Нанесены ли данные повреждения (кровоподтеки, сса­ дины, раны) зубами? Решение этого вопроса в категорич­ ной форме, если следы-повреждения отдельных зубов в виде кровоподтеков, ссадин или ран, составляющих в совокупности характерное дугообразное повреждение, хорошо выражены, не вызывает затруднений. Если же имеются нечетко выраженные следы-повреждения, кото­ рые не составляют дугообразного повреждения (такие повреждения могут наносить отдельные зубы), то в за­ висимости от случая экспертом может быть дано лишь предположительное заключение или же он вынужден от­ казаться от определения происхождения следа-повреж­ дения ввиду отсутствия для этого достаточно четких признаков.

Нанесены ли данные следы-повреждения зубами чело­ века? При следах-повреждениях от зубных дуг с харак­ терными признаками резцов, клыков и коренных зубов решение этого вопроса не представляет затрудне­ ний, так как зубные дуги животных имеют совер­ шенно иное строение, чем зубные дуги человека.

Следы-повреждения зу­ бами животных в эксперт- Рис,7 Схема бов собам ной практике встречают­ ся редко. Чаще всего они бывают нанесены зубами собак. Зубы собаки характери­ зуются большой длиной остроконечных кругловатых в се­ чении клыков при небольшой их толщине, а также мел­ кими резцами, число которых больше (шесть), чем у че­ ловека (четыре) (рис. 17). Зубные дуги как бы сдавле­ ны с боковых сторон и, как правило, значительно меньше, чем у человека. На коже при укусе собакой образуются две ссадины или небольшие кругловатые ранки разной глубины, наносимые клыками верхней челюсти. Каждая из этих ранок переходит в линейную ссадину или поверх­ ностную ранку. Между ранками от клыков располагают­ ся мелкие кровоподтеки в виде дуги, которые возникают от шести резцов собаки. По расстоянию между ранками от клыков можно судить о размере челюсти и, следова­ тельно, величине собаки.

Еще более редко, чем укусы собаки, в экспертной практике встречаются следы-повреждения от укусов ло­ шади. У лошади широкие угловатые зубы, расположены по одной линии, поэтому ее укус вызывает образование дугообразной раны значительно большего размера, чем от зубов человека. При этом иногда бывает вырвана значительная часть кожи и подлежащих мягких тканей.

Нанесены ли данные следы-повреждения зубами дан­ ного человека? Стоматологами установлено, что, несмот­ ря на очень сходный размер и морфологические признаки одноименных зубов у разных лиц, все же невозможно повторение всех без исключения признаков внешнего строения и размера коронок двух зубов, иначе говоря, форма и размер каждого зуба неповторимы. Таким об­ разом имеется принципиальная возможность идентифи­ кации личности по следам-повреждениям, нанесенным зубами.

Наибольшее значение для отождествления имеют сле­ ды-повреждения от фронтальных зубов, т. е. от резцов и т я р * i Рис. 18. Отождест­ вление по следам уку­ са зубами человека.

А — общий вид укуса на левом плече трупа гр-ки X.;

Б— изъятый кожлый лоскут со следами укуса;

В — экспериментальные отпечатки зубов подозре­ ваемого на пластилине.

Размечены индивидуаль­ ные особенности зубов;

Г — разметка индивиду­ альных особенностей зу­ бов, отразившихся в сле­ де от укуса;

Д — совме­ щение особенностей в клыков. Отождествление личности по следам-поврежде­ следе укуса и в экспери­ ниям зубами удается лишь в некоторых случаях при на­ ментальном отпечатке зу­ личии хорошо выраженных признаков зубов. Следы-по­ бов подозреваемого (эк­ вреждения от зубов на теле человека редко бывают спертиза А. А. Мовшо хорошо выражены. Лучше бывает выражена диастема вича).

(промежуток между соседними зубами). Как показывает экспертная практика, особенно результативным бывает исследование в тех случаях, когда пострадавшему было нанесено несколько укусов.

За последние годы случаи успешного установления лич­ ности по следам-повреждениям зубами описаны рядом авторов (И. С. Каро, 1958;

Р. Я. Гринберг и А. В. Бара­ нова, 1961;

П. С. Вычужанин, 1963;

Н. М. Волкова и П.И.Максимов, 1968).

Для отождествления личности по следам-повреждени­ ям от зубов необходимо изготовить гипсовые модели зу бов подозреваемого лица. Такие гипсовые модели зубов фиксируют в артикуляторе. Затем делают отпечатки мо­ дели на пластмассах, которые сравнивают со следами повреждениями на коже пострадавшего. Возможно и не­ посредственное сравнение моделей зубов со следами-по­ вреждениями на коже или их слепками. Результат фото­ графируют (рис. 18). Чаще, однако, такое сравнение производится не с самими следами-повреждениями, а с их фотоснимками, изготовленными в натуральную ве­ личину. Качественные фотоснимки позволяют выбрать для сравнительного исследования метод фотосовме­ щения.

И. С. Каро (1958) рекомендует метод «непосредствен­ ного наложения». В проведенной им экспертизе на фо­ тоснимок исследуемых следов-повреждений, изготовлен­ ный в натуральную величину, он помещал гипсовую модель челюстей подозреваемого лица. При этом наблю­ далось совпадение фотоизображения следов-повреждений зубов и модели зубов по общему размеру и крутизне зубных дуг, а также по форме, размеру и взаиморасполо­ жению отдельных особенностей.

В другой своей экспертизе автор применил иную, бо­ лее показательную методику. В предварительно подогре­ тую пластинку зуботехнического воска он выдавливал гипсовые модели зубов подозреваемого и таким образом получал отпечатки их следообразующих поверхностей.

Затем на эту пластинку накладывал прозрачную пленку и на ней черной тушью обводил основные элементы зу­ бов, оставляющие следы-повреждения. После этого плен­ ку совмещали с фотоснимком (в натуральную величину) следов-повреждений от зубов на коже потерпевшей. Бы­ ло установлено совпадение по общим линиям дуг, по их крутизне, по форме, размеру и расположению отдельных зубов, что было достаточно для категоричного положи­ тельного заключения.

Решение вопросов, относящихся к групповой инденти фикации, обычно является лишь этапом для отождеств­ ления личности по следам-повреждениям от зубов. Опре­ деление, какими зубами—резцами, клыками или ко­ ренными, нанесен след-повреждение при достаточной выраженности признаков в следах-повреждениях, не вы­ зывает особых затруднений, так как следы-повреждения, наносимые разными видами зубов, имеют характерные особенности. Резцы наносят узкие щелевидные раны, клы ки — угловато-кругловатые, тогда как коренные зубы — ранки неправильной формы с размятой поверхностью.

Решение вопросов, относящихся к групповой иденти­ фикации облегчается постоянством взаимного располо­ жения зубов. Например, если имеются две ранки от клы­ ков, то кровоподтеки и ссадины в промежутке между ними происходят от резцов и т. д.

Чтобы определить, зубами какой челюсти — верхней или нижней, нанесены следы-повреждения, обычно дела­ ют анализ признаков, оставленных фронтальными зуба­ ми. Резцы и клыки верхней челюсти, как правило, зна­ чительно крупнее тех же зубов нижней челюсти. Зубная дуга верхней челюсти по размеру также больше, что и отражается в следах-повреждениях. После определения, зубами какой — верхней или нижней челюсти, нанесены повреждения, по взаимному положению следов-повреж­ дений от отдельных зубов устанавливают, зубами какой стороны — правой или левой, нанесены исследуемые сле­ ды-повреждения. При наличии копий зубов подозревае­ мого такое исследование может быть проведено путем сравнения признаков зубов в нанесенных ими следах-по­ вреждениях и в экспериментальных оттисках зубов по­ дозреваемого.

ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СТРАНГУЛЯЦИОННОЙ БОРОЗДЫ Исследование странгуляционной борозды при повеше­ нии и удавлении петлей представляет определенный ин­ терес для судебно-следственных органов. Известны слу­ чаи, когда после удавления петлей преступник подвеши­ вал труп, инсценируя самоповешение. При этом на шее трупа могут быть обнаружены две странгуляционные бо­ розды от давления петель, изготовленных из разных ма­ териалов. Выявление этих особенностей странгуляцион ных борозд позволяет устанавливать повторное наложе­ ние петли и из другого материала.

Определение материала петли по особенностям стран­ гуляционной борозды может представлять интерес для следствия и при отсутствии петли по тем или иным при­ чинам на месте происшествия, а также и в некоторых других случаях, например когда труп извлечен из петли до прибытия следователя на место происшествия.

Особенности странгуляционной борозды нередко позво­ ляют определить ряд групповых признаков материала петли, в том числе ширину, форму сечения (круглая, плоская), наличие и число витков, плотность материала, рельеф следообразующей поверхности.

В некоторых случаях, когда материал, использованный для изготовления петли, на следообразующей участке, характеризовался какими-либо индивидуальными осо­ бенностями (различные дефекты на веревке, случайные узлы на шнуре, излом пряжки поясного ремня, фигур­ ные отверстия в нем случайного происхождения и др.), принципиально имеется возможность отождествления петли.

Выявление групповых и особенно индивидуальных признаков петли по странгуляционнои борозде возможно только при ее достаточной выраженности, что наблюда­ ется далеко не всегда. Трудности такого выявления свя­ заны с тем, что характер (выраженность) странгуляцион­ нои борозды зависит не только от свойства материала, из которого изготовлена петля, но и от других факторов, в частности от способа, которым было совершено пове­ шение.

Странгуляционная борозда — это локальный след дав­ ления петли. Величина давления на единицу площади кожных покровов и является решающей для образова­ ния странгуляционнои борозды и степени ее выражен­ ности.

Чем уже петля, тем больше и давление, оказываемое ею. Однако при повешении величина давления зависит и от веса тела пострадавшего. При этом вес тела оказы­ вает свое действие только в том случае, если пострадав­ ший полностью висел в петле. В тех случаях, когда петля затянулась под действием лишь верхней половины тела или даже от одной только головы, давление будет зна­ чительно меньше.

Более выражена странгуляционная борозда при пове­ шении и в тех случаях, когда дополнительно имеет место динамическая нагрузка: петля затягивается рывком.

Например, пострадавший спрыгивает с петлей на шее с какого-либо возвышения.

В отличие от повешения при удавлении петлей давле­ ние петли всегда оказывается весьма большим. На вы­ раженность странгуляционнои борозды существенно влияет фактор времени: чем больше времени шея трупа подвергалась давлению петли, тем более глубокой ока­ зывается странгуляционная борозда.

Странгуляционная борозда образуется за счет вдавли­ вания материала петли в кожные покровы шеи, что вско­ ре может усугубляться отеком расположенных выше петли тканей. В связи с тем что странгуляционная бороз­ да образуется главным образом от чисто механических причин, она возникает как у живого человека, так и на трупе. В странгуляционной борозде в той или иной мере отображаются свойства ее материала и нередко рельеф поверхности петли. Эти изменения возникают даже при кратковременном воздействии петли. У лиц, оставшихся живыми, они сохраняются до 2 нед.

Петля как следообразующий объект. Простая странгу­ ляционная борозда, образованная одним оборотом петли, представляет собой вдавление желобообразного типа, имеющего дно и стенки, верхний и нижний валик. Рельеф материала петли отображается в странгуляционной бо­ розде по-разному, в зависимости от ряда факторов. Чет­ кость деталей и стойкость их сохранения зависят от рав­ номерности и плотности прилегания петли к кожным по­ кровам, а также от ширины петли.

Мелкие детали поверхности петли оказывают недоста­ точное давление на поверхность кожных покровов шеи и поэтому вообще не отображаются в странгуляционной борозде. От петли из тонкого материала (проволока, электропровод, тонкий шнур и др.), кроме образования, соответственно толщине петли, узкой глубокой странгу­ ляционной борозды обычно отображаются лишь такие детали, как случайные узлы, т. е. детали большей вели­ чины, чем сечение самой петли. Очень широкие петли (из шарфов, полотенец, широких ремней) хотя и сдавливают органы шеи, но при этом оказывают сравнительно слабое давление на кожные покровы. Такие петли оставляют слабозаметные и быстро исчезающие по снятии с шеи по­ страдавшего странгуляционные борозды без каких-либо деталей.

Таким образом, характер странгуляционной борозды обычно всегда позволяет судить об общих свойствах ма­ териала петли. Наиболее часто можно обнаружить дета­ ли витых петель диаметром 1—3 см, например веревок, состоящих из отдельных каболок (прядей).

Витая веревка оставляет характерную странгуляцион ную борозду, дно которой содержит симметрично распо­ ложенные участки багрово-красного цвета. Механизм образования таких участков можно объяснить следую щим образом. Под давлением выпуклых частей поверх­ ности петли кровь из сосудов сдавленной кожи вытесня­ ется в участки странгуляционной борозды, которые под­ вергаются давлению или испытывают его в незначитель­ ной степени. Таким участкам соответствуют промежутки между каболками (прядями) веревки. В связи с перепол­ нением кровью подкожных сосудов кожа здесь багрово синюшной окраски. Наряду с этим в таких участках не­ которые переполненные кровью сосуды разрываются и образуются ограниченные кровоподтеки, которые также придают коже багровую окраску.

Странгуляционная борозда может фиксировать и кон­ фигурацию прилегающей к ней поверхности пряжек рем­ ней, различных узлов и неровностей. Например, могут отпечатываться отверстия поясного ремня, использован­ ного для петли. Такие отверстия в ремне в результате его носки приобретают различный размер и неодинако­ вую форму. Следы-повреждения в виде багрово-красных участков такой же формы позволяют произвести отожде­ ствление данной петли и точно судить о положении петли на шее пострадавшего.

Для идентификации петли по странгуляционной бороз­ де необходимо исследовать борозду как можно раньше.

Поверхность странгуляционной борозды под воздействи­ ем петли (особенно узкой), как правило, в той или иной степени осаднена. В связи с этим после снятия петли с шеи пострадавшего поверхность борозды быстро подсы­ хает, становится плотной и буроватой окраски, т. е. при­ обретает характер пергаментного пятна. Часть деталей борозды при этом исчезает.

Основным методом фиксации структуры странгуляци­ онной борозды для последующей идентификации петли является масштабное фотографирование. В связи с тем что странгуляционная борозда располагается по окруж­ ности шеи, т. е. на выпуклой поверхности, производят два или три фотоснимка смежных ее участков, а затем в слу­ чае необходимости монтируют их в один путем склеива­ ния. В дальнейшем детали на масштабных фотоснимках странгуляционной борозды и петли сопоставляют между собой. При этом надо учитывать, что поверхность петли отображается в странгуляционной борозде негативно, т. е.

выпуклостям соответствуют вдавленности и наоборот.

Кроме того, следует иметь в виду, что выпуклым участ­ кам петли соответствуют бледные обескровленные участ ки, а вдавленным — полнокровные (темные на черно белых фотоснимках).

В тех случаях, когда возможно произвести сравнение лишь по групповым свойствам, достаточно и непосредст­ венного сравнения рельефа петли и рельефа странгуля ционной борозды. После сравнения странгуляциониую борозду на шее и уложенный рядом виток петли фото­ графируют.

Рельеф странгуляционной борозды может быть зафик­ сирован и слепочными массами. Весьма удобен для этой цели компаунд У-4-21. Получают такие слепки с участ­ ков борозды, на которых имеются наиболее выраженные особенности.

ОБ ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ СЛЕДОВ-ПОВРЕЖДЕНИЙ НА ШЕЕ ТРУПА ПРИ УДАВЛЕНИИ РУКАМИ При удавлении руками следообразующим объектом яв­ ляются пальцы рук нападавшего. Для судебно-следствен ных органов представляла бы большой интерес иденти­ фикация нападавшего. Теоретически в данном случае к особенностям пальцев рук могут относиться размеры концевых фаланг пальцев, какие-либо грубые их дефек­ ты, например отсутствие одной из концевых фаланг, на­ личие длинных (неостриженных) ногтей. Кроме того, представляет интерес выявление наличия на пальцах ко­ лец (перстней), а также и то, были ли руки нападавшего в перчатках или без них.

В руководствах по судебной медицине обычно указы­ вается, что для удавления руками характерным является наличие ссадин полулунной формы от ногтей и кругло­ ватых кровоподтеков от давления пальцев на передней и боковых поверхностях шеи. Экспертная практика по­ казывает, однако, что такая картина наблюдается очень редко. Обнаруживаемые ссадины, как правило, обычно имеют линейную форму при различной длине. Еще более часто на кожных покровах шеи имеются участки осад нений неправильной формы и разного размера, при под­ сыхании которых образуются пергаментные пятна. Име­ ются и кровоподтеки, в том числе и округлой формы.

Для образования ссадины полулунной формы пальцы нападающего должны располагаться в перпендикуляр­ ном или почти в перпендикулярном положении к поверх ности покровов шеи. Однако в этом положении пальцы значительного давления на шею не оказывают. При обычном для сдавливания шеи руками положении паль­ цев ногти не соприкасаются с кожей. Этим и объясняет­ ся редкость обнаружения ссадин полулунной формы на шее погибших от удавления руками.

Форма кровоподтеков в первую очередь зависит от анатомических особенностей области шеи, а именно от наличия рыхлой подкожной клетчатки. Поэтому разме­ ры кровоподтека оказываются больше следообразующей поверхности отдельного пальца. Этим же объясняется и то, что форма кровоподтеков не связана с овальной фор­ мой подушечек пальцев. Таким образом, форма и размер кровоподтеков на шее погибшего от сдавления руками не позволяют судить о форме и размере следообразую щих поверхностей пальцев.

При удавлении руками через мягкую прокладку, за­ крывающую шею, например одежду пострадавшего (шарф, высокий ворот свитера и т. п.) или иной мате­ риал, специально использованный нападавшим, типично отсутствие ссадин на шее пострадавшего. Следы релье­ фа такого материала в виде характерных ссадин здесь не образуются, так как давление для этого оказывается недостаточным.

Не оставляют характерных следов-повреждений и кольца (перстни), если они имелись на пальцах, сдав­ ливающих шею рук, из-за кратковременного контакта их с кожными покровами1. Э. Кноблох (1959) указывает, что по количеству ссадин и кровоподтеков на шее трупа пострадавшего можно судить о физической силе пре­ ступника. Если ссадин мало и преобладают кровопод­ теки, следовательно, нападавший обладал большой фи­ зической силой;

если же ссадин много, а кровоподтеков мало, нападавший был физически слабым. Однако эти данные не могут быть положены в основу научно обосно­ ванных выводов. Образование и количество как ссадин, так и кровоподтеков зависит от совокупности ряда усло­ вий, а не только от физической силы нападающего. Не­ гативного обстоятельства, т. е. отсутствия признака, не­ достаточно для категорических выводов, позволяя лишь предположительную их форму.

1 Специальными исследованиями могут быть выявлены (спект­ ральным, химическим и методом цветных отпечатков) частицы соот­ ветствующих металлов.

Таким образом, особенности следов-повреждений в об­ ласти шеи при удавлении руками, как правило, позво­ ляют установить лишь вид смерти. Возможности для идентификационных исследований при этом весьма не­ значительны.

СЛЕДООБРАЗОВАНИЕ НА ФОНЕ ТРУПНЫХ ПЯТЕН Идентификация тупых предметов, с которыми контак­ тировали кожные покровы трупа в период возникновения трупных пятен, возможна в связи с особенностями меха­ низма их образования.

Общеизвестно, что на трупе, находящемся в обычной позе спиной вниз на твердой плоской поверхности стола или пола, на фоне сплошных разлитых трупных пятен выделяются бледные участки, соответствующие лопат­ кам и центральным участкам ягодиц. На эти наиболее выступающие участки задней поверхности туловища в такой позе трупа приходится наибольшее давление веса тела. При давлении на какой-либо участок кожных покровов с образующимися трупными пятнами наполне­ ние кровеносных сосудов отсутствует или если эти пят­ на сформировались, кровь выдавливается и таким обра­ зом в этом участке кожные покровы сохраняют свой первоначальный, обычно мертвенно-бледный цвет.

В системе трасологической классификации следы тупых предметов на фоне трупных пятен следует относить к по­ верхностным периферическим следам. Такие следы ото­ бражают лишь контуры следообразующей поверхности предмета. Следовательно, они позволяют выявить лишь его групповые свойства.

Эти следы могут достаточно точно зафиксировать фор­ му поверхности предмета, на которой находился труп, при условии, что его следообразующая поверхность име­ ет резко очерченные границы, например грань куба в отличие от цилиндрической поверхности, а размеры этой поверхности меньшие, чем соприкасающийся с ним участок кожных покровов с трупными пятнами. В про­ тивном случае контуры этой поверхности отобразятся лишь частично.

Для образования таких периферических следов требу­ ется столько же времени, сколько необходимо для воз­ никновения выраженных трупных пятен. При изменении позы трупа в первой стадии образования трупных пятен, Рис. 19. Отпечатки пары ночных туфель, отобразившиеся на Лоне трупных пятен на животе и бедре т^ула.' Вниз? ночные туфли* „а которых лежал труп гр-на С.

когда трупные пятна еще способны легко перемещаться легко исчезают и указанные следы. В связи с этим при обнаружении таких периферических следов в первом пе­ риоде образования трупных пятен их необходимо немед­ ленно зафиксировать путем масштабного фотографи­ рования. v ^ Естественно, что устойчивая фиксация следообразую щих поверхностей предметов на трупе возможна лишь в третьей стадии образования трупных пятен — в стадии имбибиции (трупного пропитывания), когда они уже не способны перемещаться и тем самым исказить перво­ начальные контуры следа.

Легкая одежда не препятствует образованию таких следов, но может сделать их контуры в той или иной степени размытыми, нечеткими.

Как показывает экспертная практика, периферические следы различных твердых предметов на фоне трупных пятен, в том числе и деталей одежды, непосредственно примыкающей к кожным покровам трупа (пуговицы, поясные ремни, наручные часы и др.), не являются ред­ костью, но эксперты этим следам не придают значения и поэтому не описывают в своих заключениях. Между тем в ряде случаев по таким следам могут быть установлены существенные для судебно-следственных органов факты, в том числе истинное место происшествия, если труп был перемещен в другое место (рис. 19), наличие на трупе определенных исчезнувших к моменту осмотра предме­ тов одежды (например, наручных часов) и др.

В одном случае в морг был доставлен труп, на спине которого на фоне трупных пятен образовались следы го­ ловок рельсов. Это позволило по взаимному расположе­ нию следов от стыков рельсов установить точное положе­ ние трупа на рельсовых путях.

Г Л А В А IV ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАВМЫ ОТ ОСТРЫХ ПРЕДМЕТОВ КЛАССИФИКАЦИЯ ОСТРЫХ ПРЕДМЕТОВ Острые предметы могут быть подразделены на пред­ меты однозначного и комбинированного (двойного) дей­ ствия. К предметам однозначного действия относятся следующие три группы предметов: 1) колющие, 2) режу­ щие, 3) рубящие. Предметы комбинированного действия сочетают в себе признаки каких-либо предметов од­ нозначного действия. К ним относятся: 1) колюще-рубя­ щие (стамеска, долото), 2) колюще-режущие (ножи, кинжалы), 3) рубяще-режущие (например, шашки, сабли).

На практике приходится учитывать, что те или иные свойства предметов с острыми следообразующими частя­ ми могут по ряду причин отображаться или fe отобра­ жаться в следе-повреждении. Главное же состоит в том, что нет резкой границы между тупыми и острыми пред­ метами, так как между ними существуют промежуточ­ ные формы.

По мере затупления острия колющего предмета или лезвия режущего и рубящего предмета они все больше приобретают свойства тупого предмета.

К этой классификации необходимо добавить группу острых предметов комбинированного тройного действия:

колюще-режуще-рубящего. К ним относятся тяжелые ножи, тесаки и др. Обычно их свойства проявляются в зависимости от способа использования (колющий удар, разрубание): или как колюще-режущие, или как рубя­ щие. Поэтому специально в этой работе мы их не рас­ сматриваем. Однако при определении признаков остро­ го оружия по их следам-повреждениям эксперт всегда должен иметь в виду существование такой группы орудий.

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ РЕЖУЩИМИ ПРЕДМЕТАМИ Режущие предметы (бритвы, ножи с тупым концом, осколки стекла и др.) представляют наименьшие возмож­ ности для идентификации, что связано с механизмом их действия. Резаный след-повреждение образуется путем протягивания лезвия под острым углом по поверхности кожных покровов или иных тканей. Глубина внедрения лезвия зависит при этом от величины давления им на ткани. Такие раны характеризуются весьма незначитель­ ной информацией о признаках следообразующего пред­ мета, что позволяет судить лишь о наличии режущего лезвия и о степени его остроты (по степени ровности краев раны мягких тканей и линейных надрезов костей).

Отождествление предмета по таким следам-поврежде­ ниям невозможно в связи с тем, что индивидуальные особенности лезвия (в виде различных зазубрин) в про­ цессе образования следа-повреждения нивелируются, так как при протягивании лезвия след-повреждение первой вошедшей в контакт с тканями зазубрины перекрывает­ ся следами-повреждениями зазубрин, расположенных за ней. В конечном счете образуется один совместный ли­ нейный след-разрез. В связи с этим для судебно-следст венных органов важное значение приобретают резуль­ таты дополнительных исследований: экспертизы наложе­ ний на подозреваемом предмете (исследования наложений крови, цитологический анализ, обнаружение волокон одежды).

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ КОЛЮЩИМИ ПРЕДМЕТАМИ К понятию «колющие предметы» относится обширная группа различных предметов, в том числе орудия и ору­ жие, имеющие рабочую часть с острым концом. Под колющим предметом понимается следообразующий пред­ мет с ограниченным размером поперечного сечения, рез­ ким преобладанием длины и заостренным концом. Не­ обходимая сила давления на острие колющего предмета тем меньше, чем меньше площадь контактирующих по­ верхностей острия и поверхности кожных покровов, т. е.

чем более заострена рабочая часть и меньше площадь ее поперечного сечения. В связи с этим наиболее легко от незначительного давления проникают в ткани различные иглы.

При действии очень больших сил, например при па­ дении пострадавшего со значительной высоты, при ав­ томобильных катастрофах и др., колющее действие спо­ собны проявлять и предметы со сравнительно большой площадью поперечного сечения и притуплённым концом (различные палки, колья, жерди, металлические штыри и др.).

КЛАССИФИКАЦИЯ КОЛЮЩИХ ПРЕДМЕТОВ Разнообразие формы колющих предметов позволяет классифицировать их лишь в самых общих чертах. Так, по форме поперечного сечения они могут быть с гранями и без них (круглые и овальные). При наличии граней их может быть разное количество, что соответственно при­ дает предмету сечение треугольное, четырехугольное (квадратное и прямоугольное), многоугольное и различ­ ные фигурные, которые представляют собой комбинацию указанных выше форм.

По соотношению величины поперечного сечения на разных уровнях рабочей части колющие предметы могут быть коническими, пирамидальными, цилиндрическими, а также неправильными (случайные предметы с пере­ менной и нерегулярной толщиной поперечного сечения).

По форме оси колющие предметы могут быть прямыми и кривыми (с различной степенью кривизны). Наиболее же обычная форма колющего предмета — цилиндриче­ ский стержень, переходящий на конус у самого острия (шило, гвоздь, иглы и др.). У многих из них имеется ру­ коятка.

Весьма своеобразными колющими предметами явля­ ются вилки. Наличие у них нескольких (обычно четы­ рех), расположенных по одной линии, колющих стерж­ ней придает нанесенным ими следам-повреждениям весьма характерный вид. Это позволяет, особенно при на­ личии нескольких таких следов-повреждений, установить их происхождение, а в ряде случаев и модель вилки. Так, в одной из экспертиз по расстоянию между колотыми ранками на плече убитого оказалось возможным исклю­ чить одну из двух «подозреваемых» вилок разных моде­ лей, которые отличались по размеру (рис. 20).

В колющих предметах основной следообразующей ча­ стью является рабочая часть, которая имеет следующие признаки: длину, форму и размер поперечного сечения.

При наличии рукоятки, обычной для инструментов, на Рис. 20.

А — раны, нанесенные вилкой;

Б — вилки разных моделей, до­ ставленные на экспертизу для определения групповой принад­ лежности по следам-повреждениям на коже потерпевшего (эк­ спертиза А. М. Деменчака).

пример шила и др., при погружении рабочей части на всю ее длину оставляет след-повреждение и передняя поверхность рукоятки. На кожных покровах в связи с большой эластичностью кожи размер колотой раны бы­ вает малым и, как правило, меньше сечения рабочей части колющего предмета.

При погружении колющего предмета на всю его глу­ бину в ткани тела раневой канал отображает лишь неко­ торые групповые признаки клинка и частично рукоятки, если она имеется. Вследствие малой пластичности кожи, а также и других мягких тканей и особенностей механиз­ ма образования раневого канала (без дефекта ткани) форма кожной раны и раневого канала весьма своеоб разно отображает форму рабочей части колющего пред­ мета.

Признаки рабочей части колющего предмета отобра­ жаются в тканях тела по-разному, в зависимости от ее формы. При конической форме, постепенно расширяю­ щейся от острия, рабочая часть, проникая в мягкие тка­ ни, разрывает и раздвигает кожу и другие ткани. Ткани при извлечении клинка вследствие своей эластичности спадаются и сечение канала становится значительно меньше, чем сечение клинка. Неодинаковая в различных направлениях сократимость кожи вызывает образование не круглого, а овального или щелевидного отверстия без дефекта ткани.

Тонкие колющие предметы (иглы, тонкое шило) обра­ зуют почти точечные отверстия. Если диаметр клинка колющего предмета 5 мм и больше или он имеет резко выраженную коническую форму, то при продвижении в ткани слущивается эпидермис по краям возникающего отверстия. Посмертно в результате подсыхания обра­ зуется разной степени выраженности ободок осаднения.

Одновременно загрязнения на поверхности рабочей ча­ сти (ржавчина, грязь) образуют ободок обтирания. Та­ кая кожная рана напоминает входное огнестрельное отверстие.

Следы-повреждения острыми предметами с рабочей частью, имеющей грани, характеризуются следующими особенностями. При наличии у рабочей части более ше­ сти граней входное ранение уже неотличимо от ранения, нанесенного рабочей частью круглого сечения. При на­ личии же у рабочей части шести или пяти граней на ране кожных покровов в ряде случаев фиксируется наличие ребер. При меньшем числе граней ребра обычно дейст­ вуют как лезвия и рана приобретает характерную форму с лучами соответственно каждому ребру клинка. Колю­ щие предметы с рабочей частью трехгранной и в меньшей степени четырехгранной формы могут иметь сравнитель­ но острые ребра, а поэтому способны не только раздви­ гать, но и разрезать ткани при проникновении в них.

В связи с этим они занимают промежуточное положение между колющими и колюще-режущими предметами.

Форму раневого канала на всем его протяжении уста­ навливают на поперечных срезах, а в плотных органах и заливкой его слепочными массами. В плоских костях черепа, лопаток, таза при образовании в них перелома от колющих предметов возникающий дефект в ряде слу­ чаев по своей конфигурации близок к поперечному сече­ нию рабочей части колющего предмета на уровне контак­ та. При сравнительном исследовании свежей и высушен­ ной кости могут быть получены различные результаты, так как при высыхании кости отверстие в ней становится меньше.

Механизм следа-повреждения колющими предметами не способствует образованию индивидуальных особенно­ стей, в связи с чем такие следы-повреждения не пригод­ ны для отождествления.

СЛЕДЫ-ПОВРЕЖДЕНИЯ КОЛЮЩЕ-РЕЖУЩИМИ ПРЕДМЕТАМИ Основной следообразующей частью колюще-режущих предметов является клинок, а при определенных усло­ виях и другие части, например передняя поверхность ограничителя или при отсутствии его передняя поверх­ ность (площадка) рукоятки. Особенность клинков колю­ ще-режущих предметов состоит в наличии наряду с ост­ рием (обычно в виде точки, но иногда и короткой линии), также и одного или двух режущих ребер, назы­ ваемых лезвиями.

Колюще-режущие предметы могут по назначению быть подразделены на оружие, орудия и различные случайные предметы, например соответствующей формы осколки стекла, куски железа.

Из колюще-режущих предметов для судебно-следст венных органов и экспертной практики в первую очередь представляют интерес различные ножи (рис. 21). К хо­ лодному оружию относятся различные военные ножи (десантный нож, клинковые штыки, кинжалы, а также ряд типов охотничьих ножей). К орудиям причисляют разнообразные ножи промышленного и специального на­ значения (инструменты), используемые, например, в пи­ щевой, кожевенной промышленности, в медицинских целях (хирургические и секционные), в торговле пище­ выми продуктами и в быту (столовые, кухонные, хлеб­ ные, колбасные, поварские и десертные, фруктовые и др.).

В экспертной практике очень часто встречаются само­ дельные ножи. Клинки их изготавливают из подходящих подручных материалов, например из старых напильников, клинковых штыков и др., и полос стали.

4 Кустанович С. Д.

/— финский нож: /—клинок, 2— рукоятка, 3— лезвие, 4— заточка лезвия, 5— бородка, 6— острие, 7— скос обуха, 8— заточка скоса обуха, 9— обух, 10— выточка клинка, 11— кольцо, 12— ручка, 13— наконечник.

//— кинжал: /— острие клинка, 2— заточка лезвий, 3— предохранитель, 4— рукоятка, 5— наконечник, 6— винт крепления рукоятки.

При следообразовании различные части клинка в зави­ симости от свойств проявляются по-разному.

Определение групповой принадлежности. Каждый эк­ земпляр клинка имеет ряд общих признаков, которые могут быть присущи не только ему, но и другим экземп­ лярам клинков. Выявление по особенностям следа-по­ вреждения общих признаков клинка позволяет исклю­ чить ряд других клинков с иными общими признаками, которые не могли нанести данный след-повреждение.

Если клинок представлен судебно-медицинскому экспер­ ту, то становится возможным сделать вывод в форме до­ пущения события, т. е. о том, что данным клинком можно было нанести исследуемый след-повреждение или же исключить такую возможность. При этом, естественно, имеется в виду, что установить, нанесен ли данный след повреждение данным экземпляром клинка, невозможно.

Следовательно, такое исследование, как и многие другие, относится к так называемым экспертизам исключения.

Определение групповой принадлежности клинка является на первый взгляд ограниченным заключением, тем не менее оно представляет большой интерес для судебно следственных органов. Выявленный экспертом комплекс признаков клинка, хотя и может встретиться не у одного, а у нескольких клинков, позволяет во время следствия сузить круг «подозреваемых» клинков.

Морфологические особенности раневого канала, обра­ зованного колюще-режущим клинком, в той или иной степени могут отображать признаки колюще-режущей части клинка, а также некоторые особенности его осно­ вания и рукоятки.

К таким признакам клинка относятся: число лезвий (односторонняя или двусторонняя заточка), длина, ширина и форма клинка, толщина и форма обуха клинка, особенности основания клинка и его рукоятки, наложения на следообразующих поверхностях (ржавчи­ на и др.).

Определение числа лезвий клинка. Наличие односто­ ронней или двусторонней заточки у клинка, которым был образован данный раневой канал, определяют путем вы­ явления характерных признаков действия обуха и лез­ вия. Если оба конца колото-резаного следа-повреждения имеют признаки действия лезвия, то, следовательно, та­ кой след-повреждение был нанесен клинком с двусторон­ ней заточкой (кинжал), а если одна сторона следа-по­ вреждения имеет признаки лезвия, а другая — обуха, то, следовательно, клинок имел одностороннюю заточку.

Однако существуют клинки с обухом, у которых вместе с тем концевая часть имеет двустороннюю заточку. Такой клинок при небольшой глубине погружения образует ра­ ну с типичными признаками действия обоюдоострого клинка. Таким образом, для ран небольшой глубины сле­ дует обязательно оговаривать, что они образованы клин­ ком с двусторонней заточкой на уровне погружения.

Для определения числа лезвий необходимо изучить особенности концов следа-повреждения, а также наличие в нем надрезов и дополнительных разрезов. Признаки действия обуха особенно четко выражены при утолщен­ ных обухах и выявляются невооруженным глазом.

Действие обуха клинка на кожных покровах в основ­ ном вызывает образование закругленного или П-образ ного конца раны. В некоторых случаях здесь образуется один или два незначительных надрыва. При одном над­ рыве конец рапы приобретает Г-образную форму, при двух — Т-образную или У-образную форму.

По краям этого конца следа-повреждения можно найти 4* полоску осаднения. В глубине раневого канала в мягких тканях по ребру его, соответствующему обуху клинка, Рис. 22. Особенности в расположении эластиче­ ских волокон кожи (сгущение соответственно обу­ ху клинка) в краях колото-резаного повреждения (схема).

наблюдаются перемычки между стенками раневого канала. В тех случаях, когда клинок, которым нанесен след-поврежде­ ние, имел тонкий обух, особенно с закруг­ ленными ребрами, то при осмотре нево­ оруженным глазом исследуемый конец раны имеет вид острого, т. е. такой же, как и от действия лезвия. Более четкая картина выявляется при изучении такого конца раны под стереомикроскопом. При этом хорошо заметна его закругленность.

Надежные результаты могут быть полу­ чены путем изучения эластической систе­ мы кожи на гистологических препаратах, изготовленных по специальной методике (А. П. Загряд ская,1968).

Подлежащие исследованию лоскуты кожи с колото резаным следом-повреждением непосредственно после изъятия из трупа слегка растягивают и закрепляют на стеклянных пластинках с целью восстановления перво­ начального вида раны. Препараты кожи консервируют в жидкости Ратневского. Затем из них изготавливают серийные, параллельные поверхности кожи, срезы толщи­ ной в 20—30 микрон (при меньшей и большей толщине срезов затрудняется исследование и могут быть искаже­ ны его результаты). Заливку препаратов производят в целлоидин. При этом в каждом кусочке должен оказать­ ся один из концов следа-повреждения с прилежащей к не­ му частью краев, но если размер колотой раны мал, то ее заливают в целлоидин целиком. Для окраски эластиче­ ских волокон кожи применяется орсеин (метод Унна— Тенцера) и резорцин-фуксин (фуксилин Вейгерта). На таких препаратах в окружности раны соответственно дей­ ствию обуха наблюдается сдвигание эластических воло­ кон, которые здесь тесно прилегают одно к другому, об­ разуя характерное полукольцо (рис. 22). Однако такая типичная картина бывает лишь в тех случаях, когда обух клинка был довольно толстым, и если удар клинком был нанесен с упором на обух. От клинков с тонким обухом (толщина i—2 мм) не всегда бывает такай чёткая карти­ на. В этих случаях данные гистологического исследова­ ния могут иметь лишь дополнительное значение к иссле­ дованию путем непосредственной микроскопии. Если у конца раны под действием обуха клинка образовались надрывы, то сгущения эластических волокон около них не образуется. В результате этого кольцо сгущения пре­ рывается (В. Я- Карякин, 1966).

Наиболее четко выявить следы действия обуха можно при исследовании сквозных следов-повреждений плоских костей (череп, лопатка, грудина, ребра), так как костная ткань более пластична, чем кожа. Такой сквозной след повреждение при ударе клинка в кость под прямым или близким к нему углом повторяет форму поперечного се­ чения клинка. Просвет раны приобретает форму узкого равнобедренного треугольника (клинок с односторонней заточкой) или веретенообразную форму, если клинок имел двустороннюю заточку (кинжалы). След-поврежде­ ние очень тонких костей с их растрескиванием и обла­ мыванием краев может вообще не отображать признаков орудий и напоминать действие тупого предмета.

Конец раны, образованный лезвием, имеет ряд харак­ терных признаков. К ним относится наличие дополнитель­ ных разреза и надреза, а также острая его форма. До­ полнительный разрез образуется вследствие того, что из­ влечение клинка происходит с поворотом под тем или иным углом вокруг его продольной оси и с давлением на лезвие. Надрезы кожи (иногда в виде царапин) так­ же наблюдаются при извлечении клинка из раны.

Хотя острый конец раны, как правило, является резуль­ татом действия лезвия, возможны также исключения.

Так, например, острая форма конца раны может быть образована острием клинка при его соскальзывании. Од­ нако ее происхождение не от действия лезвия легко про­ слеживается по следам действия обуха соответственно этому концу раны в тканях по ходу раневого канала. При следе-повреждении клинком некоторых образцов дейст­ вие лезвия на кожных покровах может маскироваться воздействием бородки или пятки клинка. Однако и в этих случаях в более глубоких тканях по ходу раневого кана­ ла сохраняется действие лезвия.

Дополнительным признаком, который можно исполь­ зовать для отличия конца раны, нанесенной лезвием, от конца ее, образованного обухом, может служить крово Излияние. Оно более чёткое у того конца раны, который соответствует лезвию клинка.

Длина клинка. Определение длины клинка по нанесен­ ному им раневому каналу не всегда возможно. Объясня­ ется это рядом причин, из которых основной является малая пластичность тканей тела. Другая трудность со­ стоит в том, что наиболее часто раневой канал образует­ ся не всей длиной клинка, а только ее частью и, таким образом, эксперт может судить только о длине клинка лишь на уровне его погружения. При следе-повреждении частей тела, сжимаемостью которых практически можно пренебречь (например, свод черепа взрослого человека), глубина раневого канала соответствует длине клинка на уровне его введения в ткани тела. В то же время значи­ тельная сжимаемость мягких тканей тела может приво­ дить к тому, что длина раневого канала оказывается значительно больше длины клинка. Особенно четко это выражено при ранении живота. Так, например, в одной из наших экспертиз у пострадавшего с хорошим разви­ тием подкожножировой клетчатки при входном отвер­ стии около пупка наряду с ранением кишечника имелось ранение почки, а длина клинка перочинного ножа со­ ставляла всего 9 см, т. е. почти вдвое меньше длины ра­ невого канала.

При ударе ножом брюшная стенка способна вдавли­ ваться на 3—5 см и больше, а мышечная ткань на бед­ ре— до 2 см. Не является исключением и грудная клет­ ка, на которой раневые каналы могут быть на 1—4 см длиннее клинка ножа, которым нанесена рана (В. Я- Ка рякин, 1966). Указанный размер вдавлений может счи­ таться лишь ориентировочным, так как он находится в за­ висимости от степени развития подкожножировой клет­ чатки, толщины мышц, а для грудной клетки и от эластичности костей и хрящей ребер, что связано с воз­ растом пострадавших. Общее представление о глубине следа-повреждения может быть получено путем сумми­ рования данных, которые получаются при измерении ра­ невых каналов в некоторых поврежденных тканях и ор­ ганах. При этом учитывают также толщину одежды, ее сжимаемость и степень эластичности тканей в данной части тела (А. П. Загрядская, 1968).

Методика определения длины раневого канала раз­ НО работана В. Я- Корякиным (1966). При раневых каналах, идущих неглубоко параллельно коже, путем осторожного Рис. 23. Схема попереч­ ных разрезов для обна­ ружения конца раневого канала.

А—кожная рана;

Б—предпо­ лагаемый конец раневого ка­ нала, В — первый попереч­ ный разрез, последующие разрезы обозначены пункти­ ром;

О — осевая линия ка­ нала, по которой он вскры­ вается (В. Я- Карякин).

зондирования ориентировочно определяют его длину, а затем поперечными по ходу канала разрезами устанав­ ливают его конец и в конечном счете замеряют всю дли­ ну (рис. 23). При проникающих ранениях грудной клетки с сегментарным расположением канала в периферических частях легких, если раневой канал проникает почти че­ рез все легкое, измеряют, кроме длины раневого канала в легком, также и толщину оставшейся неповрежденной части легкого в направлении раневого канала. После этого необходимо измерить величину расстояния от раны пристеночной плевры до противоположной стенки груд­ ной клетки по ходу раневого канала. Сумма этих двух величин и является длиной раневого канала в легком.

Таким образом определение длины клинка может быть только ориентировочным. Не всегда обоснованным яв­ ляется вывод о том, что длина клинка была не меньше определенной величины. Не меняет существа дела и на­ личие признаков полного погружения клинка. Следует иметь в виду, что, кроме эластичности повреждаемых тканей, при этом приходится принимать во внимание и другие факторы, которые могут влиять на длину ране­ вого канала, например изменения его размеров для груд­ ной клетки при вдохе и выдохе, а для многих других областей необходимо учитывать позу пострадавшего во время нанесения ему ранения.

Ширина клинка. Определение ширины клинка по коло­ то-резаному следу-повреждению основано на том, что имеется определенное соответствие между шириной и длиной причиняемых им следов-повреждений на кожных покровах, мягких тканях, хрящах и костях.

Для определения ширины клинка может быть исполь­ зован только основной разрез, поэтому следует устано­ вить, какая часть колото-резаного следа-повреждения является основным разрезом, который образуется при погружении клинка, а какая — дополнительным разре Рис. 24. Зависимость формы колото-резаного повреждения (а, б) от вращательного движения клинка и давления на лезвие при извлече­ нии (по Werkgarter, 1940).

/ — положение клинка при погружении;

// — положение клинка при извлечении.

вом, возникающим при извлечении клинка из раны за счет разрезающего действия лезвия. Как правило, клинок при извлечении его из раны на больший или меньший угол поворачивается вокруг своей оси. В связи с этим дополнительный разрез оказывается отходящим от ос­ новного под определенным углом (рис. 24). Дополнитель­ ный разрез может и отсутствовать. Это бывает в тех редко встречающихся случаях, когда клинок при извлечении не имел поворота относительно поврежденной области тела или его извлечение происходило без давления на лезвие.

Когда клинок не поворачивается вокруг своей оси от­ носительно повреждаемой области тела, но давление на лезвие имеется, образуется дополнительный разрез, ко­ торый полностью совпадает по направлению с основным разрезом и является его прямым продолжением. В ре­ зультате возникает один прямолинейный расширенный след-повреждение.

Различия в механизме образования основного и до­ полнительного разрезов проявляются в состоянии краев и концов следов-повреждений. Их можно обнаружить на кожной ране и во всех других тканях тела на протяже­ нии раневого канала.

Основной разрез имеет признаки колото-резаной раны, форма одного из концов которого зависит от формы клинка. Так, например, для односторонних клинков один конец раны образуется обухом. В связи с этим форма этого конца бывает П-образной или закругленной с на­ личием на коже вокруг его следов травматизации в виде осаднёния и кровоизлияния. В случае наклонного вве­ дения клинка с упором на одну из сторон образуются скошенность одного края раны и нависание над ним вто­ рого, а также признаки погружения клинка с упором на обух в виде сдвигания эластических волокон.

Признаком основного разреза является и отложение ржавчины по его краям. Если клинок заржавлен, то при введении клинка он плотно охватывается рассекаемыми тканями и на всем протяжении раневого канала обтира­ ется об них, оставляя наложение ржавчины. При извле­ чении клинка на нем ржавчины уже почти нет и поэтому ее нет у дополнительного разреза. Ржавчина легко может быть выявлена методом цветных отпечатков.

К признакам основного разреза относится и наличие волокон одежды по его краям. В краях дополнительного разреза они тоже могут быть обнаружены, но в очень незначительном количестве (единичные). Обычно их нет вообще. • ;

Дополнительный разрез всегда имеет остроугольный свободный конец, который может переходить в надрез или царапину. Всегда отсутствует характерная для основ­ ного разреза травматизация кожи по краям этого конца и по краям разреза. При посмертном высыхании обра­ зуется лишь узкая и ровная кайма, в то время как для краев основного разреза характерна значительно более широкая и нередко неровная полоса. В дополнительном разрезе не имеется также отчетливой скошенности краев и нависания их над просветом раневого канала и другим краем разреза.

А. П. Загрядская (1968) отмечает, что у ран, нанесен­ ных клинками, имеющими у своего основания выступ — «бородку» (перочинные ножи), от удара бородкой на границе основного и дополнительного разрезов могут образовываться один или два небольших округлых уча­ стка травматизации кожи или ссадин.

После определения основного разреза измеряют его длину. При этом вначале необходимо сблизить края ра­ ны, так как при зиянии длина раны уменьшается.

При оценке полученных при измерениях данных не­ обходимо учитывать ряд факторов, которые оказывают существенное влияние на правильность определения ши­ рины клинка. К ним относятся величина угла погружения ИЗ клинка, степень сократимости поврежденных тканей пос­ ле нанесения следа-повреждения, степень подвижности Рис. 25. Схема определения формы и ширины раневого канала с помощью попереч­ ных срезов по его протя­ жению (объяснение в тек­ сте) (по В. Я- Карякину).

и смещаемости поврежденных тканей, направление дви­ жения и степень давления на лезвие или обух при по­ гружении и извлечении, а также особенности клинка:

максимальная ширина клинка, острота лезвия, толщина обуха.

Угол погружения клинка. В принципе наибольшее со­ ответствие между шириной клинка и длиной основного разреза возникает при погружении клинка по нормали к поверхности кожи.

Погружение клинка под острым углом к поверхности кожных покровов со стороны лезвия или обуха приводит к образованию такого основного разреза, длина которого соответственно больше, чем ширина клинка. В этом слу­ чае наиболее близкое к действительному представление о ширине клинка получают путем измерения длины раз­ реза на поперечных сечениях раневого канала. Если [ поврежденная область такова, что не позволяет сделать поперечные срезы (например, стенка грудной клетки или живота), то составляют масштабную схему раневого ка­ нала (рис. 25) с учетом ряда факторов. К ним относятся:

длина разрезов на коже и пристеночной плевре или соот­ ветственно брюшине, толщина поврежденных тканей, со­ кратимости этих тканей, направлении раневого канала и величина смещения концов раневой щели по отноше нию к концам раневой щели на плевре или брюшине.

Масштабная схема позволяет измерить длину попереч­ ного сечения раневого канала и, следовательно, судить о ширине клинка.

Сократимость ткани. Наибольшую сократимость имеют кожные покровы, наименьшую — кости. В связи с этим при определении ширины клинка необходимо учитывать коэффициент уменьшения, т. е. величину уменьшения длины раны на каждый сантиметр клинка. Величина уменьшения зависит от толщины обуха и от степени на­ жима на него.

Клинком с более толстым обухом наносят рану мень­ шей длины, чем клинком с тонким обухом. Общая вели­ чина расхождения между длиной раны на коже и шири­ ной клинка может достигать 4—5 мм.

По данным Г. В. Воронкина (1952), зияние и длина ран у живого человека оказываются на 10,74% больше, чем у трупа. Сократимость кожи трупа в первые часы после смерти и через б—10 сут остается практически оди­ наковой. Кожа различных областей туловища и конечно­ стей имеет разные показатели сократимости.

Установлено, что длина колото-резаной раны сразу после вырезания лоскута кожи уменьшается примерно на 25% от ее первоначальной длины, измеренной на трупе.

Абсолютная величина уменьшения кожи сразу после изъ­ ятия лоскута зависит от величины раны, расположения по отношению к линиям Лангера, от области, в которой расположена рана, от величины вырезанного кожного лоскута, толщины его и некоторых других факторов (М. С. Ривенсон, 1968). Сократимость ткани капсул пе­ чени, селезенки, почки, стенки желудка и сердечной со­ рочки по сравнению с кожей незначительна (0,2—0,5 мм на 1 см ширины клинка).

Давление на обух вызывает оттеснение и смещение повреждаемой ткани. Длина следа-повреждения получа­ ется меньше, чем без такого давления. На коже живота, где смещение велико, величина относительного уменьше­ ния длины раны в 1!/г—2 раза больше, чем на коже головы, где оно мало.

Острота лезвия имеет большое значение. Тупое лезвие значительно оттесняет ткань и длина раны оказы­ вается меньше, чем при остром лезвии. В ранах, нанесен­ ных клинком с двусторонней заточкой (кинжалы), лучше отражается ширина клинка. В данном случае сказывает ся отсутствие тупого обуха, который растягивает ткань, не рассекая ее, и тем самым в последующем уменьшает длину следа-повреждения.

При определении ширины клинка следует говорить лишь о его наибольшей ширине на уровне погружения, так как некоторые клинки имеют неодинаковую ширину на их протяжении.

В связи с тем что полностью учесть значение всех дей­ ствующих факторов при образовании длины раны не удается, на практике необходимо проведение эксперимен­ тов с тем, чтобы убедиться в возможности нанесения исследуемой раны клинком данной ширины.

Наиболее точно фиксируют ширину клинка плоские кости. Длина следа-повреждения костей оказывается равной ширине максимально погрузившейся части клин­ ка. Это, однако, справедливо лишь для тех случаев, ког­ да след-повреждение не имеет отходящих от своих кон­ цов трещин. Образование их характерно для следов-по­ вреждений толстыми клинками. Кроме того, оно зависит и от свойств кости (потеря эластичности с возрастом).

В таких случаях ширина колото-резаного следа-повреж­ дения может быть несколько меньше толщины клинка на уровне его погружения, так как разрушенная по ли­ ниям трещин кость свободно пропускает клинок, а после извлечения его сжимается.

Толщина обуха клинка наиболее точно отображается в костях и хрящах. При сквозных повреждениях не­ обходимые измерения производят со стороны вкола клин­ ка, учитывая, что на противоположной стороне кости за счет отколов краев следа-повреждения размер его может значительно увеличиваться. В некоторых случаях в иссле­ дуемом отверстии от его конца, образованного обухом клинка, можно обнаружить отходящую трещину. Размер такого конца костного следа-повреждения будет на са­ мом деле несколько меньше толщины обуха клинка, так как при проникновении в кость клинка края возникшей трещины вначале расходятся, а по извлечении его вновь спадаются.

При следах-повреждениях кожных покровов толщину обуха клинка определяют путем измерения ширины соот­ ветствующего обуху П-образного конца раны. Если этот конец имеет надрывы, придающие ему Т-, Y- или М-образ ную форму, то изменяется расстояние между концами надрывов. Однако полученное расстояние всегда несколь ко меньше (примерно на 0,5—1 мм) действительной ши­ рины обуха.

Форма обула клинка обычно бывает закругленной или П-образной, т. е. прямоугольной с хорошо выраженными ребрами. Более редко встречается промежуточная фор­ ма: прямоугольная, но с несколько скругленными краями.

Под действием прямоугольного обуха без давления на него образованный им конец кожной раны приобретает соответственно П-образную форму. Однако такую же форму может иметь и конец раны, нанесенный обухом промежуточной формы. Большое значение в данном слу­ чае имеет величина давления на обух в процессе обра­ зования раны. При слабом давлении обух промежуточной формы может вызвать образование конца раны закруг­ ленной формы. Сильное давление может вызвать обра­ зование конца раны даже и М-образной формы, т. е.

с симметричными надрывами по углам. Чем более выра­ жены ребра обуха, тем больше вероятность, что возник­ ший конец раны будет М-образной формы. Обух закруг­ ленной формы образует, как правило, и такой же формы конец раны. Однако при сильном давлении на такой обух возможно образование и П-образного конца раны. При образовании конца резаной раны большое значение имеет и толщина обуха. Если она меньше 1 мм, то образуется острый конец раны.

Выявление истинной формы концов колото-резаной раны требует соблюдения ряда правил. Если концы раны подсохли, их необходимо предварительно размочить теп­ лой водой. Изучение концов раны наиболее целесообраз­ но производить при помощи стереомикроскопа, переме­ щая при этом края раны у изучаемого ее конца, так как истинная форма конца раны нередко бывает искажена неравномерным сокращением кожи в процессе образова­ ния раны. При этом конец раны может выглядеть острым, в действительности имея совершенно иную форму. В тех же случаях, когда кажущийся острым конец раны обра­ зован лезвием клинка, изменить его форму смещением прилегающих краев раны не удается.

Таким образом, возможности для определения формы обуха клинка по признакам колото-резаной раны неве­ лики. Эти признаки могут быть использованы для опре­ деления свойств клинка в сочетании с другими данными.

В необходимых случаях для решения вопроса о том, воз Рис, 26. Форма концевой части клинков различных ножей.

можно ли клинком с данной формой обуха нанести коло­ то-резаное ранение, подобное исследуемому, целесооб­ разно производить соответствующий эксперимент на тру­ пе в двух вариантах;

с давлением и без давления на обух клинка.

Определение формы клинка. Проникая в ткани и орга­ ны тела человека, клинок колюще-режущего орудия об­ разует прямолинейный канал с ровными неосадненными стенками и острыми углами без тканевых перемычек в просвете. Эти особенности раневого канала и дают воз­ можность восстановить форму клинка.

При образовании раневого канала клинок оставляет следы, которые позволяют в принципе выявить ряд его признаков. К таким признакам относятся, кроме разме­ ров клинка (длины и ширины) на уровне его погружения в ткани тела и одежду, также наличие и форма скоса обушка, характер острия (точечно-острое, тупое, закруг­ ленное) и вообще форма концевой части клинка, которая бывает весьма разнообразной (рис. 26).

Адекватное отображение этих признаков в объекте-но­ сителе зависит от плотности, пластичности и однородно­ сти его структуры. В связи с этим для определения этих признаков клинка оказываются наиболее пригодными раневые каналы в паренхиматозных органах достаточной плотности и однородности {печень, почки и сердце). Если во внутренних органах развиваются патологические из­ менения, в результате чего увеличивается их плотность, то возможность фиксации признаков клинка в них повы­ шается. Затрудняют исследования прижизненные реак­ ции организма: кровотечение и особенно воспалительные реакции, если смерть пострадавшего наступила через значительный срок после нанесения исследуемого следа повреждения, а также гнилостные изменения. Весьма существенное значение имеет также и механизм образо­ вания раневого канала, а именно, изменение направления движения клинка при его извлечении. При этом форма Рис. 27. Зависимость формы раневого канала от на­ личия и величины дополнительного разреза, воз­ никающего при извлечении клинка (объяснение в тексте).

раневого канала тем больше будет отличаться от формы клинка, который образовал данный раневой канал, чем на больший угол от первоначального направления дви­ жения отклонилась плоскость клинка при его извлечении из тела пострадавшего (рис. 27). Еще большие изменения в форме раневого канала вызывает поворот клинка во­ круг своей продольной оси при извлечении.

Для определения признаков клинка по особенностям нанесенного им раневого канала используются три мето­ дики: а) окрашивание раневого канала;

б) получение его слепков;

в) рентгеноконтрастное исследование раневого канала.

Окрашивание раневого канала рекомендуется преиму­ щественно в тех случаях, когда раневой канал узок и на­ ходится в рыхлых тканях, например в таких, как мышцы и ткани головного, мозга, и, следовательно, получение слепка технически затруднено (Е. Г. Мотовилин, 1956, 1958;

В. Я. Карякин, 1966). Для окраски используют водный или спиртовой раствор цветной туши, чернила и другие красители.

Перед окраской раневой канал после расширения (КЩг бождают от заполняющей его крови. Это может быть достигнуто путем введения в канал полосок фильтроваль­ ной бумаги или путем промывания струей воды. Окра Рис. 28. Определение формы концевой части клинка по раневому каналу.

А — рана на коже;

Б —общий вид трупа с колото-резаной раной в области груди;

В— след ножа на ребре;

Г — исследуемый нож;

Д — клинок исследуе­ мого ножа;

— вскрытый раневой канал в мышце сердца (Е. Г. Мотовилин).

шивание производится при помощи пипеток с оплавлен­ ным концом, шприца или резиновой груши со специаль­ ной насадкой в виде металлической трубочки с запаянным тупым концом. В боковых стенках у концевой части тру­ бочки имеются отверстия, через которые изливается окрашенная жидкость. Излишек красящего вещества из канала удаляют, а сам канал подсушивают путем введе­ ния в него ватного жгутика или полосок фильтровальной бумаги. Дряблость ткани (от гнилостных изменений) препятствует правильному вскрытию раневого канала.

В таких случаях рекомендуется предварительная фикса­ ция органа в 2—4% растворе формалина. Однако это ведет к некоторому уменьшению размера органа и соот­ ветственно расположенного в нем раневого канала, что необходимо учитывать при оценке полученных резуль­ татов. Окрашенный раневой канал вскрывают в продоль­ ном направлении острой бритвой под контролем гладкой твердой (пластмассовой) пластинки соответствующего размера с закругленной концевой частью, что позволяет правильно провести разрез по оси раневого канала (рис. 28). Делают масштабный фотоснимок полученного окрашенного следа-повреждения клинка для того, чтобы затем его можно было сравнить с «подозреваемым» клинком.

Выше отмечались затруднения, вызываемые прижиз­ ненными реакциями. Однако кровотечение из перерезан­ ных сосудов иногда способствует фиксации признаков клинка в раневом канале. Так, например, в нашей прак­ тике была успешно проведена экспертиза по определению формы концевой части ножа в ткани легкого, назначен­ ная в связи с расследованием убийства гр-на К. Изъятый при вскрытии трупа участок легкого, в котором проходил раневой канал, был предварительно уплотнен в 4% рас­ творе формалина. После промывки и окраски раневой канал был вскрыт. Оказалось, что форма раневого кана­ ла полностью совпадает с формой концевой части перо­ чинного ножа, доставленного на исследование. В данном случае окружающие раневой канал ткани легкого оказа­ лись уплотненными пропитавшей их кровью, которая за­ тем была фиксирована формалином.

Метод слепков заключается в наполнении раневого ка­ нала какой-либо слепочной массой. Извлеченный из ра­ невого канала слепок сравнивают с «подозреваемым» клинком.

По Е. Г. Мотовилину (1958), изготавливают гипсовые отливки раневого канала, что рекомендуется для случаев, когда раневой канал неглубок и расположен в паренхи­ матозных органах (печень, почка). Гипсовый раствор вводят сразу же после приготовления, вдувая его через стеклянную трубочку с конусовидным сужением на кон­ це. Заполнение производят начиная с нижней части ране­ вого канала, постепенно поднимая конец трубочки вверх, по мере наполнения канала гипсом. После заполнения раневого канала исследуемый препарат на несколько ча­ сов укладывают на ровную поверхность таким образом, чтобы плоскость раневого канала была параллельна по верхности стола, так как при другом положении могут образоваться ложные изгибы отливки. Через несколько часов после полного затвердения гипса отливку извле­ кают из органа путем разрезания его тканей. Однако такой слепок непрочен и легко разрушается.

Н. А. Цветаева (1958) рекомендует использовать для изготовления слепков массу — смесь пластилина с воском в отношении 5:1. Слепки раневых каналов хорошего ка­ чества были получены в печени, почках, в головном моз­ ге, а в некоторых случаях также и в селезенке. В легких получить слепки, отображающие форму предмета, кото­ рым нанесен раневой канал, не удавалось. На основании полученных данных Н. А. Цветаева считает, что заливка раневых каналов пластмассой может быть использована в качестве дополнительного метода исследований при ре­ шении вопросов о форме клинка колющего оружия, при­ чинившего повреждение. Поперечное сечение колющих предметов ввиду недостаточной пластичности тканей тела отображается неполно. В рацевом канале могут отобра­ зиться лишь ребра клинка, а не его действительная тол­ щина и форма поперечного сечения.

В указанных выше и других работах изучались ране­ вые каналы, образованные преимущественно колющим действием клинка. Между тем такие каналы не характер­ ны для колюще-режущих клинков. Как правило, при извлечении клинка в результате давления на лезвие воз­ никает дополнительный разрез, который изменяет перво­ начальную форму раневого канала. Расширение ранево­ го канала за счет дополнительного разреза давало осно­ вание предполагать, что в связи с таким механизмом об­ разования по слепку раневого канала невозможно будет установить ни форму, ни тем более размер следообразую щей части клинка на уровне его погружения в данный орган. Однако А. П. Загрядская и М. И. Бойлер (1966), проведя серию экспериментов со слепками из компаунда «К-18» и смеси парафина с пластилином (в соотноше­ нии 1:5), показали, что такие раневые каналы в плот­ ных, предварительно не фиксированных органах (печень и в меньшей степени почки) могут отражать некоторые признаки клинка ножей, если дополнительный разрез находится под некоторым углом к основному. Такие слеп­ ки имеют углообразную форму с отчетливо выраженной границей между двумя частями: основной, соответствен­ но основной части раневого канала, и дополнительной, отображающей дополнительный разрез. На одной из по­ верхностей слепка имеется выступающий гребень-ребро, а на противоположной — желобок или бороздка. На слепках было четко заметно, что дополнительный разрез начинается не у самого конца раневого канала, а не­ сколько выше его. В связи с этим часть слепка, отобра­ жающая дополнительный разрез, как правило, оказыва­ лась короче той его части, которая отображала основной раневой канал, в то же время она значительно превыша­ ла раневой канал по ширине. Разница между этими ча­ стями слепка тем меньше, чем ближе след-повреждение в целом к прямолинейному, и в тех случаях, когда допол­ нительный разрез является совершенно линейным про­ должением основного;

на слепке раневого канала эти части различить не удается. Иногда возможно лишь сделать ориентировочные выводы относительно формы концевой части клинка.

Из всех предложенных к настоящему времени слепоч ных масс наиболее точно воспроизводит признаки клинка компаунд У-4-21. Эта слепочная масса, а также другие эластичные полимеры не расширяют раневой канал в от­ личие от парафина, пластилина и т. п. Основная часть такого слепка в плотных органах по форме и размеру отображает признаки клинка. Однако следует иметь в ви­ ду, что чем дальше от концевой части, тем меньше такое соответствие, особенно по ширине.

Полученный слепок не прилипает к стенкам раневого канала и поэтому, как правило, его легко извлекают из органов трупа. Нет необходимости и в рассечении ране­ вого канала, целость его не нарушается и, следователь­ но, возможно повторное исследование раневого канала другими методами, а также получение повторного слеп­ ка, если первый по каким-либо причинам оказался не­ удачным. При этом повторный слепок ничем не отлича­ ется по отображению признаков клинка от первого слепка.

Компаунд набирают в шприц с иглой Дюфо, у которой затуплен конец, и вводят в раневой канал. Через 20— 30 мин слепок извлекают из раневого канала легким по­ тягиванием. Иногда масса далеко затекает в сообщаю­ щиеся с раневым каналом крупные артерии и вены, а в печени — желчные ходы. В таких случаях для извле­ чения слепка необходимо рассечь стенки раневого ка­ нала.

Методика рентгенографии раневого канала заключа­ ется в заполнении раневого канала различными рентгено контрастными массами. Она позволяет получать теневое изображение раневого канала, образованного клинком, и тем самым получать представление о его признаках.

Для получения рентгенограмм часть органа отсекают, придавая поврежденной его части форму бруска (парал­ лелепипеда), так, чтобы широкие стороны бруска были параллельны плоскости раневого канала (рис. 29). Бру­ сок укладывают на кассету таким образом, чтобы цент­ ральный луч был одновременно перпендикулярен длин нику раневого канала и его ширине. При нарушении этого правила на рентгенограммах не отобразится мак­ симальная ширина раневого канала и его истинная фор­ ма. Выделение части органа с раневым каналом особенно необходимо при наличии нескольких следов-поврежде­ ний. В ином случае изображения раневых каналов на рентгеновской пленке будут накладываться одно на другое.

Т. А. Будак и Л. К- Литвиненко (1959) в качестве контрастной массы для заполнения раневого канала применяли окись свинца и сернокислый барий в вазели­ не. М. Г. Кондратов (1960), проверив эту методику, дает ей отрицательную оценку, так как примененная конт­ растная масса легко проникает в пересеченные кровенос­ ные сосуды, а в печени — в желчные пути. В то же время она не заполняет все отделы раневого канала или по­ крывает его стенки прерывистым тонким слоем, что сни­ жает необходимую контрастность изображения конту­ ров. Поэтому автор предлагает применять более густую контрастную массу (препараты свинца, бария) сметано образной консистенции, которую следует вводить в ра­ невой канал при помощи шприца или же наслаивать тонкой стеклянной палочкой с закругленным концом.

В другой своей работе М. Г. Кондратов (1971) предла­ гает перед заполнением раневого канала контрастным веществом блокировать отходящие от него сосуды, ис­ пользуя свойство латекса коагулировать в кислой среде.

Для этой цели стенки раневого канала смазывают 5— 10% раствором уксусной кислоты. Затем участок органа (печень) с раневым каналом помещают в жидкий ла­ текс, который, проникая в сосуды снаружи, на границе с раневым каналом контактирует с кислой средой и гер­ метически закупоривает сосуды. В результате удается получить более четкие рентгенограммы раневого кана­ ла, заполненного рентгеноконтрастной взвесью.

Ю. П. Шупик (1959) в качестве контрастной массы использовал сульфат бария, разведенный сергозином.

С. И. Попов (1962) для наливки раневых каналов при­ менял пересыщенный горячий раствор уксуснокислого свинца. Перед введением раствора исследуемый орган с раневым каналом (печень, почка) для уменьшения под­ вижности тканей подврегают поверхностному заморажи­ ванию или неглубокой фиксации в растворе формалина.

После этого раневой канал промывают горячей водой для освобождения от сгустков крови. Наливку контрастной массы производят при помощи шприца без иглы с на­ паянным на основание канюли шприца плоским ограни­ чителем. При остывании контрастная масса превращает­ ся в плотную, кристаллическую массу и не выливается из раневого канала во время работы. Рентгенограммы хорошего качества получились при напряжении на труб­ ке рентгеновского аппарата 45 квт, при силе тока 3 мА, с экспозицией 4—8 с. С. И. Попов отмечает, что в связи с тем, что качество воспроизведения контуров клинка на рентгенограммах зависит от многих причин, необхо­ димо производить экспериментальные следы-поврежде­ ния на таком же или, если это возможно, на том же органе и затем сравнивать между собой исследуемые и экспериментальные рентгеновские снимки.

В. Я. Эпштейн (1962) предложил объединить методики получения слепка раневого канала и рентгенографии без нарушения целости раневого канала, т. е. без его разре­ зания, так как при извлечении из раневого канала сле­ пок может сломаться. С этой целью используют смесь из трех частей гипса и одной части сернокислого бария, которую разбавляют водой до кашицеобразной конси­ стенции. Смесь вводят под небольшим давлением при по­ мощи шприца Жане. Слепок в раневых каналах печени и почек высыхает в течение 2—3 ч, а в селезенке и осо бенно в легких — до 12 ч. Хорошее наполнение раневого канала, особенно в его концевом отделе (что особенно важно), удается получить далеко не во всех случаях, да­ же и на экспериментальных раневых каналах. Однако и в таких случаях на рентгенограммах по наличию не­ которых частиц контрастного вещества удается иногда установить форму всего раневого канала.

В. Я- Эпштейн рекомендует также использовать ба рельефограммы, которые дают объемное представление о раневом канале. Барельефограммы получают следую­ щим образом: с рентгенограммы (использовался рентге­ новский аппарат РУ-735 при напряжении 52 кв, силе то­ ка 20 мА и экспозициях 1—2 с) контактным образом печатают позитив на рентгеновской пленке. Затем нега­ тив и позитив совмещают. При просмотре их на просвет создается объемное представление об исследуемом объ­ екте. Эксперт, располагая рентгенограммами раневого канала в прямой и боковой его проекции, а также ба рельефограммой и слепком, может более точно судить о форме того клинка, который образовал данный раневой канал.

К- Н. Калмыков (1970) использовал для исследования колото-резаных каналов во внутренних органах комби­ нированный метод: контрастную рентгенографию с од­ новременным получением прочного и эластичного слепка.

В качестве слепочно-контрастной массы применяется смесь равных частей латекса «Наирит» и свинцовой жел­ той гуаши сметанообразной консистенции. После рентге­ нографии слепок извлекают из раневого канала и иссле­ дуют отдельно.

Успешное определение признаков клинка по форме раневого канала в мягких тканях возможно лишь в не­ которых случаях при наличии сочетания ряда благопри­ ятных факторов. К ним относятся: совпадение направле­ ния движения клинка при его погружении и извлечении из раневого канала, достаточная плотность повреждае­ мого органа, относительно небольшой срок между нане­ сением ранения и наступлением смерти (отсутствие резко выраженных воспалительных изменений в тканях, окру­ жающих раневой канал), а также отсутствие гнилостных изменений. Имеют значение и трудности, связанные с не­ обходимостью полного освобождения раневого канала от заполняющей его крови. Предложенные методики требу­ ют определенных навыков работы, в связи с чем необхо дйма предварительная тренировка на экспериментальном материале.

Из описанных методик наиболее ценным является по­ лучение слепков раневого канала из эластичных мате­ риалов: компаунд У-4-21, сиэласта и др. Такие слепки не уступают в точности отображения признаков концевой части клинка другим слепочным материалам, но при этом в отличие от них прочны и могут быть сохранены как вещественное доказательство практически неограниченно долгое время.

Полученный слепок обычно имеет ряд дефектов запол­ нения, которые могут существенно изменять его форму.

Поэтому целесообразно для сравнения изготавливать экспериментальные слепки раневых каналов, нанесенных «подозреваемым» клинком в сходных условиях самим экспертом. Полученные данные могут быть использова­ ны в основном для суждения об особенностях концевой части клинка. Это позволяет сделать вывод о сходстве формы клинка, которым нанесен исследуемый раневой канал с «подозреваемым» клинком и исключить клинки другой формы.

При оценке различий между формой слепка и «подоз­ реваемым» клинком следует учитывать, что изменение формы раневого канала, которое связано с изменениями направления движения клинка (при его извлечении из раны), можно установить по форме раны кожных покро­ вов: наличию дополнительного разреза и егр расположе­ ния относительно основного разреза. При этом чем боль­ ше длина дополнительного разреза, тем больше было изменение первоначального положения клинка при из­ влечении и тем, следовательно, больше изменение формы раневого канала, который при этом становится соответ­ ственно шире.

Форма отливки не позволяет судить о действительном поперечном сечении орудия, образовавшего раневой ка­ нал. Это объясняется тем, что ткани после извлечения клинка из раны спадаются-за счет их сокращения, а де­ фект ткани (минус—ткань) в колото-резаных следах-по­ вреждениях отсутствует. Поэтому толщина клинка в слеп­ ке может зависеть от величины давления, под которым вводят слепочную массу в раневой канал.

Следы-повреждения основания клинка и его рукоятки.

К особенностям основания клинка и рукоятки, которые могут оставить следы-повреждения на кожных покровах тела, относится наличие ограничителя и форма его пе­ редней поверхности, бородка на основании клинка, неко­ торые детали устройства передней поверхности рукоятки.

Эти признаки могут проявиться в тех случаях ранений, когда имеет место погружение клинка в ткани на всю глубину, а также при значительном давлении на рукоят­ ку и отсутствии плотной толстой одежды. Одежда может препятствовать контакту следообразующих частей осно­ вания клинка и передней площадки ограничителя или рукоятки с поверхностью кожных покровов.

При этих условиях вокруг колото-резаной раны обра­ зуются ссадины, иногда и кровоподтеки, форма которых может совпадать полностью или частично с формой сле­ дообразующих поверхностей ограничителя или рукоятки.

Полный отпечаток возможен при введении клинка по нормали. Наклон клинка в сторону препятствует кон­ такту с кожными покровами части поверхности этих де­ талей ножа и величина ссадины будет меньше, чем в пре­ дыдущем случае. Ограничитель ножа обычно имеет вид пластинки прямоугольной формы и различной толщины, расположенной под прямым углом к оси клинка. Концы ограничителя выступают в стороны обуха и лезвия. Та­ ким образом, и возникающие ссадины от контакта его передней поверхности с кожными покровами располага­ ются в основном у концов колото-резаной раны, являясь как бы их продолжением.

При отсутствии в данной модели ножа ограничителя следообразующей поверхностью может являться перед­ няя площадка рукоятки, которая бывает различной фор­ мы (чаще круглой или овальной) и иногда имеет неко­ торые детали, в частности обрамление в виде металличе­ ского кольца. Возникающая при контакте ссадина может отобразить эти детали.

Ограничитель или кольцо рукоятки ножа могут быть изготовлены из цветного металла (сплавов меди или алюминия). В ссадинах, нанесенных ими, содержатся соответствующие металлы, которые надежно выявляются методом цветных отпечатков и другими методами. Обра­ зованию таких ссадин не препятствует легкая одежда, однако наличие соответствующего металла в таких слу­ чаях, естественно, следует выявлять уже вокруг следа повреждения на одежде, а не на кожных покровах. Поз­ воляя выявить следы определенного металла, вместе с тем полученные цветные отпечатки показывают и точ ное его расположение в области раны. При этом форма выявленного участка, содержащего металл, иногда дает возможность судить о форме и размере самого ограни­ чителя.

Как указывалось выше, тонкие слои одежды при услог вии, что удар ножом был нанесен со значительной силой, заметно не препятствуют образованию на кожных покро­ вах тела следа-повреждения (отпечатка) передней по­ верхности ограничителя или рукоятки ножа в виде ссадины и кровоподтека. В тех случаях, когда материал такой одежды имеет рельефную поверхность в виде руб­ чика, елочки, на кожных покровах иногда образуются мелкие кровоподтеки или ссадины, повторяющие рисунок рельефа одежды. В совокупности такие мелкие ссадины образуют фигуру: отпечаток следообразующей поверхно­ сти ограничителя или передней поверхности ножа. Таким образом, такой след-повреждение позволяет судить и о материале одежды, и о некоторых признаках ножа.

Определенный практический интерес имеет выявление признаков действия бородки: детали, характерной для различных моделей перочинных ножей. Бородка высту­ пает за линию лезвия. При полном погружении клинка и значительном давлении, которое возникает при сильном ударе ножом, она оставляет характерной формы осадне ние, которое располагается у острого конца основного разреза. Такое расположение характерно для контакта клинка с поверхностью кожных покровов под прямым углом. При наклоне клинка в сторону лезвия и одновре­ менно в плоскости клинка расположение ссадин от бо­ родки соответственно смещается в сторону наклона клинка.

Как показывает экспертная практика, необходимые условия для образования полного отпечатка ссадины от давления деталей ограничителя или передней площадки рукоятки возникают нечасто. Выявление их представля­ ет большую экспертную ценность, так как значительно расширяет информацию о признаках ножа, позволяя исключить многие их модели. Могут иметь значение и не­ полные отпечатки, которые обнаруживаются значительно чаще. Они тоже позволяют исключить ряд моделей но­ жей, а, кроме того, свидетельствуют о полном погруже­ нии клинка в ткани тела.

Отсутствие признаков действия деталей ножа, как правило, еще не позволяет утверждать, что действовав ший нож не имел таких деталей. Они могут и не оставить следов-повреждений в области колото-резаной раны.

Металл клинка, наличие ржавчины и посторонних на­ ложений. Клинки ножей и других острых орудий изго­ тавливаются из различных марок инструментальной стали. В процессе проникновения клинка в ткани тела происходит обтирание металла с поверхности клинка.

Этот металл (железо) можно выявлять с помощью мето­ да цветных отпечатков, химическим или спектральным анализом. Обнаружение его следов имеет практическое значение для отличия ран, нанесенных клинками, от ран, нанесенных острыми осколками стекла. Выявление же­ леза в краях раны оказывается тем успешнее, чем более заржавлен клинок. По данным А. П. Загрядской (1968), отрицательные результаты получаются при исследовании ран, нанесенных клинками, изготовленными из нержаве­ ющей стали, или клинками с неповрежденной хромиро­ ванной, а также никелированной поверхностью.

Из посторонних наложений на клинке и других следо образующих частях острых орудий иногда могут нахо­ диться различные жировые вещества (смазка), краска и др. Откладываясь на краях раны, они могут быть об­ наружены и определены с помощью химического и спектральных анализов. Минеральная смазка даже в ми­ нимальных количествах хорошо выявляется в виде ха­ рактерного свечения по краям раны при облучении ее ультрафиолетовыми лучами.

Отождествление клинка по следам-повреждениям на тканях тела пострадавшего. Отождествление клинка по следам-повреждениям при рассечении тканей тела чело­ века представляет трудности и возможно лишь при на­ личии следа-повреждения хрящей или костей.

Возможность определения индивидуальных признаков клинка на реберных хрящах после образования колото резаной раны впервые установил Б. Р. Морозович (1958).

Методика такого исследования в реальных условиях на­ несения следов-повреждений разработана В. Я- Коряки­ ным (1966), А. П. Загрядской, Е. Б. Далецким и В. В. Ка­ раваевым (1966).

Хрящевая ткань по своим свойствам оказывается пригодной для фиксации мелких следов трения. Трассы возникают только при колющем ударе клинка от той его части, которая расположена на скосе лезвия клинка.

*В этом случае неровности лезвия в виде мелких Рис. 30. Схема основных частей топора: клина и топорища.

зазубрин различного размера оставляют на стенках ра­ невого канала отдельную трассу (валик или бороздку).

При режущем действии лезвия, когда оно протягивается сквозь ткани, эти неровности следуют одна за другой по одной и той же линии, образуя лишь прямолинейный раз­ рез, не пригодный для выявления индивидуальных осо­ бенностей лезвия.

Образующиеся на хрящевых стенках раневых каналов колото-резаных следов-повреждений валики и бороздки располагаются параллельно друг другу. При этом валики на одной стенке соответствуют бороздкам на другой стенке раневого канала. В зависимости от формы клинка и характера движения его в процессе нанесения ранения расположение следов трения бывает различным. Ножи с прямым обухом и кинжалы образуют следы-поврежде­ ния, которые по своему направлению точно совпадают с продольной осью клинка. Трассы от клинка, имеющего скос обуха, в связи со смещением клинка в сторону лез­ вия в момент рассечения хряща имеют направление, не совпадающее с осью клинка. Они образуют следы трения криволинейного направления. Кривизна направления ва ликов и борозд на одной и той же стенке раневого ка­ нала выражена неравномерно: наибольшее искривление образуется около того ребра раневого канала, которое соответствует действию обуха клинка, и постепенно уменьшается по направлению к ребру канала, соответст­ вующего действию лезвия. Эти морфологические особен­ ности расположения валиков и борозд позволяют уста­ навливать наличие скоса обуха примененного ножа.

Выраженность следов-повреждений зависит, с одной стороны, от состояния лезвия клинка, с другой — от осо­ бенностей следовоспринимающего объекта, т. е. от хря­ ща. В первую очередь имеют значение возраст, состоя­ ние здоровья пострадавшего, а также механизм ранения.

Следы трения наиболее отчетливо выражены на хрящах молодых лиц. У пожилых людей в связи с обызвествле­ нием такие следы-повреждения иногда образуются толь­ ко в периферических частях плоскости рассечения хряща и не выявляются в центральной части. Более остро за­ точенное лезвие оставляет более выраженные следы-по­ вреждения.

М. И. Бойлер (1971), исследуя свойства различных хрящей как следовоспринимающего объекта, установил, что наилучшими в этом отношении свойствами обладают гиалиновые хрящи, особенно реберные. При небольшой по площади плоскости рассечения гиалинового хряща (повреждения узкой части перстневидного хряща, колец трахеи, ребер в виде насечек) выявляются лишь единич­ ные трассы. Колото-резаные следы-повреждения эласти­ ческих и соединительнотканных хрящей не имели до­ статочного количества трасс для идентификации клинка.

В условиях гнилостных и аутолитических процессов в хряще трассы примерно через месяц становятся непри­ годными для идентификационных целей. Для хранения хрящей со следами-повреждениями автор рекомендует растворы нейтрального формалина (2,5 и 5%), раствор Кайзерлинга, а также метод, применяемый для сохране­ ния тканей с целью трансплантации (замораживание до — 30° С и лиофилизация).

Выявление следов трения достигается при боковом освещении, когда создаются наиболее благоприятные ус­ ловия для проявления контраста между освещенной сто­ роной валика и затененной его другой стороной, что значительно улучшает видимость и облегчает фотографи­ рование. Однако и в этих условиях блеск хрящевой по верхности весьма затрудняет фотографирование и совме­ щение трасс.

Гашение блеска хрящевой поверхности достигается, по В. Я. Карякину, выдерживанием исследуемого хряща в 15—20% растворе метола в течение 3 сут. При этом по­ верхность хряща приобретает темно-коричневый цвет, блеск исчезает. Рельеф валиков и бороздок становится четким, что позволяет получать качественные фотосним­ ки. Более простым и при этом не менее эффективным является окрашивание зелеными чернилами (для авто­ ручек), в которых хрящи выдерживают в течение 1—3 сут. В случае перекрашивания, когда поверхность хряща оказывается чрезмерно темной, излишек красите­ ля удаляют путем отмачивания в воде до необходимой степени просветления.

А. П. Загрядская, Е. Б. Далецкий и В. В. Караваев (1966) считают, что лучшие результаты могут быть по­ лучены при использовании чернил черного цвета и пер манганата калия. Через 5—10 мин после помещения хрящей в растворы этих красителей поверхность рассе­ чения хрящей приобретает насыщенный черный или соот­ ветственно коричневый цвет, рельеф четко контурируется.

Авторы подчеркивают, что метод окраски вообще несо­ вершенен, так как при любом красителе не удается пол­ ностью устранить блеск поверхности рассечения хряща, мешающий фотографированию. В связи с этим удобны копии на синтетических слепочных массах, в частности на сиэласте. В 3 случаях проведенных авторами экспер­ тиз были получены экспериментальные следы-поврежде­ ния на пластилине, смеси технического воска с пластили­ ном (1:5) на хрящах трупов лиц сходного возраста и пола. Опытным путем с учетом направления раневого канала в трупе определяли угол наклона клинка, сход­ ный с тем, который имелся в исследуемом следе-повреж­ дении на трупе пострадавшего.

В. Я- Карякин (1965) называет получение копий трасс на пластических массах методом «выдавливания». Та­ кие следы он получал, прижимая исследуемую поверх­ ность хряща к размягченному пластилину. На поверх­ ности выдавливаемого из-под хряща пластилина образу­ ются четкие валики и бороздки, которые являются зеркальным отражением рельефа поврежденной поверх­ ности хряща. Неровности надхрящницы, а также кривиз­ на краев рассеченной поверхности хряща, на которой располагались валики и бороздки, искажают правиль­ ность отражения исследуемого рельефа. Такое искажение может быть устранено путем отсечения прилегающего к надхрящнице слоя толщиной 1—2 мм таким образом, чтобы плоскость отсечения проходила под прямым углом к валикам и бороздкам на исследуемой поверхности хряща. Отсекающий разрез начинают со стороны иссле­ дуемой поверхности во избежание деформации валиков и бороздок, что может образоваться от надламывания хряща в конце рассечения. Затем могут быть получены «следы-вдавливания», рельеф которых является доста­ точно четким и пригоден для совмещения.

При извлечении клинка с упором на лезвие по ходу дополнительного разреза на хряще также отображается микрорельеф лезвия. Такие следы-повреждения обычно имеют дугообразную форму и обращены выпуклостью в сторону лезвия. Расстояние между соседними валиками и бороздками в начальной части, т. е. у основного разре­ за, больше, чем у его конца.

Следы, возникшие при извлечении клинка, непригодны для отождествления клинка, однако они в сочетании с другими признаками позволяют отличать основной раз­ рез от дополнительного.

Методика экспертизы. Вначале при исследовании трупа устанавливают направление раневого канала, его длину и другие свойства следов-повреждений. После выделения поврежденных хрящей, стереомикроскопического иссле­ дования и фотографирования кожной раны рассекают ножевой канал и исследуют его стенки с целью выявле­ ния и изучения следов трения. Затем хрящи погружают в раствор красителя (с предварительной фиксацией в формалине или без нее), где выдерживают до исчезно­ вения блеска.

Представленным эксперту ножом наносят эксперимен­ тальные следы-повреждения хрящей ребер трупов (луч­ ше молодых субъектов), в том же направлении, что и направление раневого канала исследуемого следа-по­ вреждения. Поврежденные хрящи извлекают, поверхно­ сти разрезов изучают, а затем окрашивают или получают копии этих следов-повреждений на слепочных массах.

Последним этапом является совмещение следов-повреж­ дений на исследуемом и экспериментальном объектах / с помощью сравнительного микроскопа или на фото­ снимках, сфотографированных в одном масштабе.

Для получения экспериментальных следов-поврежде­ ний могут быть использованы и другие методики. Е. П.

Петренко (1969) приводит 2 случая, когда эксперимен­ тальные следы-повреждения лезвия ножа получались на гипсовых плитках.

М. И. Бойлер (1971) установил, что значительно удоб­ нее исследовать трассы не на самих поверхностях хряща, а на полученных с них зеркальных копиях: слепках из компаунда К-18. С этой целью хрящи со следами-повреж­ дениями помещали в кювету из пластилина таких разме­ ров, чтобы оставалось минимум свободного места. По­ верхности с трассами были обращены вверх. Их после подсушивания фильтровальной бумагой заливали ком­ паундом К-18 таким образом, чтобы копируемые поверх­ ности были покрыты на 2—3 мм. Готовый слепок снима­ ли с поверхности хряща через 2 ч. Для изготовления таких слепков пригодны и другие полимерные материалы.

Совпадение при совмещении валиков и бороздок меж­ ду собой достаточно для заключения о том, что след повреждение нанесен представленным экземпляром но­ жа. В том случае, когда валики и бороздки не совмеща­ ются, нельзя отрицать нднесение следа-повреждения этим экземпляром ножа, так как его лезвие со времени нанесения исследуемого следа-повреждения могло изме­ ниться, например, в результате заточки или затупления.

Рельеф лезвия, особенно его кончика, может заметно из­ меняться уже и во время нанесения ран, например при уда­ ре о кость, что следует учитывать при исследовании трупа.

Ю. В. Капитонов и Н. Г. Шалаев (1969) установили, что отождествление колюще-режущего предмета (клин­ ки различного типа ножей) возможно и по следам-по­ вреждениям костей. Трассы, пригодные для отождествле­ ния, были получены на компактных слоях костной ткани ребер как с наружной, так и с внутренней их стороны.

Наиболее четко они были выражены в области шейки ребра, где эти слои толще.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.