WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

§ 33. ПРИЧАСТИЯ И ФОРМА sdm.tj.fj.

По своей природе египетские причастия являются отглагольными прилагательными, ко торые нередко субстантивируются и играют роль существительных. Следовательно, [162] в предложении причастия могут быть подлежащим, дополнением и определением. Но вместе с тем причастия сохраняют свойства глаголов и употребляются как сказуемое, имея прямое или косвенное дополнение (при этом местоименным объектом может быть лишь зависимое место имение).

В среднеегипетском языке существовали четыре формы причастий: однократного дейст вия (перфектные) и многократного (имперфектные) действительного и страдательного залогов1.

Морфологически они четко различаются по отсутствию или наличию геминании (разумеется, это относится только к причастиям, происходящим от геминирующих и слабых глаголов). По мнению ряда исследователей, есть еще и проспективные причастия страдательного и действи тельного залогов2. Все четыре формы причастия имели свои окончания w и j, которые, однако, в письме обозначались нерегулярно и часто опускались. У слабых глаголов они сливались с ко нечным звуком корня. Имперфектное причгастие страдательного залога большей частью окан чивается на w, перфектное — на j3;

j иногда бывает и у имперфектных причастий. Интересно отметить, что в среднеегипетских текстах в очень редких случаях встречаются причастия, на чинающиеся протетическим, например: ixmsk "неразрушимые" (название созвездия). Как ука зал А. Гардинер, протетическое i выражает начальный нейтральный гласный перед двумя со гласными4. В новоегипетском языке это протетическое i в активных и пассивных причастиях становится закономерным явлением, например: iSm "отправившиеся", ixprj "бывшие".

Изменяясь в роде и числе, причастия принимают окончания прилагательных.

В новоегипетском языке система причастий значительно проще;

там имеется только одно причастие действительного залога и одно страдательного залога.

Укажем на некоторые особенности употребления причастий в египетском языке.

В так называемой причастной конструкции (participial statement) причастия играют роль сказуемого, следуя за подлежащим. В этой конструкции встречаются лишь [163] причастия действительного залога (однократного и многократного действия). Схема конструкции с место именным подлежащим (им могут быть только независимые местоимения) такова: ntf sDm.f "слушает он" (букв, "он слушающий"). С подлежащим-существительным причастная конструк ция имеет несколько иной вид: in sS sDm "слушает писец" (букв, "писец слушающий");

здесь пе ред подлежащим стоит частица in5. В этих случаях почти всегда применяется активное пер фектное причастие.

Причастия употребляются как сказуемые и в конструкциях, близких по строению с негла гольным предложением, где роль сказуемого играет прилагательное. В таких конструкциях причастие предшествует подлежащему (существительному или зависимому местоимению), не согласуясь с ним ни в роде, ни в числе.

Характерно применение причастий страдательного залога. Логическое подлежащее таких причастий, т.е. лицо (или предмет), от которого исходит действие, выражается при помощи предлога in (как и у других форм страдательного залога), например: Dwt irjt r.f in sn.f %tX "зло, содеянное против него братом его Сетом". Логическое подлежащее может быть передано также посредством прямого родительного падежа, например: Hmt.f mrt.f "жена его любимая его" и ко свенного родительного падежа, например: Hsj n(j) nb tAwj "хвалимый владыкой обеих земель".

«Родительный падеж» логического подлежащего придает предложению неглагольный харак тер: причастие воспринимается здесь не как глагол, а как прилагательное (в первом примере) Ibid., § 335.

Lefebvre, Grammaire, § 455;

В. Gunn, Studies in Egyptian syntax, pp. 26–32;

T. W. Thacker, The relationship, p. 30.

Gardiner, Grammar, § 362.

Ibid., § 272.

Ibid., § 373.

или как существительное (во втором примере). В. Вестендорф правильно отмечает статичность таких предложений, в них глагол в виде причастия страдательного залога лишен динамики6.

Специфической особенностью египетского языка является оборот речи, названный Н. С. Петровским «усложненной конструкцией причастий страдательного залога»7. Эта конст рукция издавна привлекала внимание исследователей и хорошо изучена, несмотря на всю свою необычность и трудность. Сущность ее заключается в том, что за причастием страдательного залога (в роли отглагольного прилагательного), определяющим существительное (выраженное или [164] только подразумеваемое), следует прямое или косвенное дополнение, на которое и направлено действие причастия.

Присутствие дополнения показывает, что причастие воспринимается в страдательном за логе лишь по отношению к грамматическому подлежащему (определяемому слову), а по отно шению к дополнению воспринимается в действительном или среднем залоге. Например: dd n.f nb n Hswt "(тот), которому дают золото милости" (букв, "даваемый ему золото милости"). Здесь причастие страдательного залога dd (от глагола rdi "давать") относится не к дополнению nb Hswf "золото милости", а к грамматическому подлежащему;

что же касается суффикса f косвен ного дополнения n.f, то он тождествен с грамматическим подлежащим. Разберем еще пример:

spt ms(j)t wi im.s in N "ном, в котором я — N рожден", букв, "ном рожден я в нем N (таким-то)";

здесь страдательное причастие женского рода единственного числа ms(j)t "рожденный" согла суется в роде и числе с определяемым существительным spt "ном". Прямым дополнением ска зуемого — страдательного причастия ms(j)t (оно воспринимается по отношению к дополнению в действительном залоге) — служит зависимое местоимение wi "я", за ним следует косвенное дополнение im.s "в нем", суффикс которого тождествен с грамматическим подлежащим spt "ном".

Этот суффикс, всегда имеющий в виду определяемое слово, называется подхватывающим, т. е. играет роль местоимения, подхватывающего значение логического объекта.

Таким образом, определяемое слово является грамматическим подлежащим, но не логиче ским объектом.

Необычность этой конструкции заключается и в том, что она дает возможность пользо ваться причастиями страдательного залога от непереходных (нетранзитивных) глаголов. На пример: ADt Hr.s "(то), на что гневаются" (букв, "гневаемое на это");

prrw hAAw Hr sxrw.f "по за мыслу которого выходят и приходят" (букв, "выходимый и приходимый по замыслу его"). В обоих приведенных примерах причастие страдательного залога служит определением к подра зумеваемому определяемому. Действие же глагола, от которого образовано причастие страда тельного залога, распространяется на косвенное дополнение (т.е. на логический объект), следу ющее за причастием;

местоименные суффиксы s (в первом примере) и f (во втором примере) подхватывают значение подразумеваемого определяемого.

Как показывает эта конструкция, в египетском языке иногда [165] отсутствовала четкая и определенная грань между страдательным и другими залогами8.

Форма sDm.tj.fj, подобно рассмотренным причастиям, является отглагольным прилага тельным и по своей природе очень близка к причастиям. Она употребляется только со значени ем будущего времени в 3-м лице единственного числа мужского и женского рода и в 3-м лице множественного числа:

sDm.tj.fj "тот, который услышит";

sDm.tj.sj "та, которая услышит";

sDm.tj.sn "те, которые услышат".

W. Westendorf, Vom Passiv zит Akiiv, — MDIO, Bd I, 1953, Hft 2, S. 231.

Н. С. Петровский, Египетский язык, § 133.

Надо отметить, что в русском и многих других языках грань между залогами тоже не всегда столь опреде ленна, как принято обычно думать. Например, русское причастие страдательного залога «терпимый» нередко упо требляется в значении действительного залога;

в латинском языке так называемые отложительные глаголы (verba deponentia), которым присущи морфологические признаки страдательного залога, имеют действительное значение и т.д.

Форма sDm.tj.fj слабых глаголов геминации не имеет (геминация бывает лишь у глаголов с геминирующей второй согласной). Как определение форма sDm.tj.fj всегда следует за определя емым словом, иногда она подвергается субстантивации и выступает в предложении в качестве подлежащего. В страдательном залоге эта форма встречается в исключительно редких случаях (без морфологических изменений).

§ 34. ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ (РЕЛЯТИВНЫЕ) ФОРМЫ Относительные формы являются специфической особенностью египетского языка. Внеш не они сходны с формами суффиксального спряжения sDm.f и sDm.n.f и, как у последних, под лежащим у них бывают существительные (или их эквиваленты) и местоимения (только место именные суффиксы). Относительные формы имеют значение действительного залога, но про исходят от форм страдательного залога. Как уже указывалось, логическое подлежащее причас тия страдательного залога часто выражается «прямым родительным падежом», например: mrrw niwt.f значит «любимый (постоянно) городом своим»;

здесь mrrw — причастие многократного действия страдательного залога. Но поскольку сущность залога заключается в передаче отно шения между подлежащим, сказуемым и дополнением, слова mrrw niwt.f можно переосмыслить и понимать в действительном залоге: «(тот), которого любит (постоянно) город его». Таким об разом, mrrw выступает уже не в [166] качестве причастия страдательного или действительного залога — в последнем случае эти слова имели бы значение «любящий (постоянно) город свой», — а как динамическая глагольная форма действительного залога, относящаяся к предшествую щему определяемому (выраженному или подразумеваемому).

Приведем другой пример, где определяемое слово выписано: xt nbt ddt sr nb nDs nb r Ht-nTr "вещи всякие, которые дарует (постоянно) вельможа всякий малый всякий в храм". Здесь отно сительная форма ddt sr nb nDs nb "которые дарует (постоянно) вельможа всякий малый всякий" относится к предшествующему определяемому xt nbt "вещи всякие";

sr nb nDs nb "вельможа всякий малый всякий" — подлежащее относительной формы. Относительные формы играют в предложении преимущественно роль определений, согласуясь в роде и числе с определяемым словом.

Подобно глагольным формам действительного залога, относительные формы имеют пря мое дополнение, которое или тождественно с предшествующим определяемым или отличается от него. В первом случае (будучи выраженным или лишь подразумеваемым) дополнение вы ступает в предложении только в виде предшествующего определяемого. Приведенные выше примеры отлично это иллюстрируют: в примере xt nbt ddt sr nb nDs nb дополнением относи тельной формы служат определяемые слова xt nbt "вещи всякие";

в примере mrrw niwt.f подра зумеваемое определяемое также тождественно с дополнением относительной формы.

Если же дополнение относительной формы отличается от предшествующего определяе мого, то оно, естественно, должно быть упомянуто после относительной формы, например:

dd.n.f nb.f nb "(тот), которому дает господин его золото". Здесь nb — дополнение относительной формы (следует отметить, что местоименным дополнением относительной формы бывают лишь зависимые местоимения). Последний пример представляет собой усложненную конст рукцию относительной формы;

как и в аналогичной конструкции причастий страдательного за лога, действие относительной формы распространяется не на предшествующее определяемое, а на следующее за относительной формой дополнение (прямое или косвенное). Усложненная конструкция дает возможность использовать относительные формы непереходных глаголов, которые в таком случае стоят в среднем залоге. Примеры: wAt ijt.n.f Hr.s "дорога, по которой он пришел" (букв, "дорога, пришел он по ней"), здесь подхватывающий суффикс s после предлога тождествен предшествующему определяемому wAt "дорога";

qmAt bAw Iwnw [167] nfrw.s "(та), красоту которой создали души Она" (букв, "созданная душами Она красота ее").

Число относительных форм твердо не установлено. По мнению А. Гардинера, их три9.

Gardiner, Grammar, § 387. — Другие исследователи считают, что существует и проспективная форма (см.

В. Gunn, Studies in Egyptian syntax, pp. 1–26;

Lefebvre, Grammaire, § 485;

T. W. Thacker, The relationship, p. 263).

А. Гардинер, ссылаясь на открытие Ж. Клэра (J. Clre, Une nouvelle forme verbale relative en gyptien, — «Actes 1. Многократного действия (имперфектная) с геминацией:

mrrw.f "(тот), которого любит он (постоянно)" mrrt.f "(та), которую любит он (постоянно)" 2. Однократного действия (перфектная), без геминации:

mr.f "(тот), которого любит он" mrt.f, mrti.f "(та), которую любит он".

3. Форма полностью завершенного действия:

mr(w).n.f "(тот), которого любил он" mrt.n.f "(та), которую любил он".

Отрицается относительная форма посредством отрицательного глагола tm, который сам ставится в относительной форме, а следующий за ним знаменательный глагол — в форме отри цательного дополнения. В новоегипетском языке отличительным признаком относительной формы становится протетическое i, например: iin.k "(паруса), которые ты доставил". Очень рас пространена описательная относительная форма, образованная при помощи вспомогательного глагола iri "делать";

этот глагол стоит в относительной форме, а за ним следует неопределенное наклонение знаменательного глагола, например: pAj iri.i hAb n.k "это (то), что я послал тебе".

§ 35. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФОРМ СУФФИКСАЛЬНОГО СПРЯЖЕНИЯ Ознакомление с причастиями дает возможность обратиться к вопросу о происхождении форм суффиксального спряжения.

А. Эрман высказал предположение, что активное причастие плюс подлежащее (существи тельное или местоименный суффикс) — это конструкция, ставшая впоследствии функциониро вать как глагольная форма sDm.f 10. Такого же взгляда [168] вначале придерживался и Г. Лефевр11. Однако К. Зете еще в 1910 г. выдвинул теорию, по которой основой.формы sDm.f является причастие страдательного залога;

обстоятельная аргументация была приведена им не сколько, позже12. Затем к К. Зете присоединились А. де Бук и А. Гардинер (который обосновал точку зрения на пять форм суффиксального спряжения — sDm.f, sDm.n.f, sDm.in.f, sDm.xr.f и sDm.kA.f), а также сам А. Эрман, Г. Лефевр и В. В. Струве13. Сторонником происхождения форм суффиксального спряжения от причастия действительного залога остался лишь Ф. Лекса14.

Т. Тэкер, тоже не разделяющий взглядов К. Зете, видит в sDm основу, производную от так назы ваемого «второго инфинитива». Аналогичным он считает и происхождение форм sDm.in.f, sDm.xr.f и sDm.kA.f, sDm.tj.fj и отрицательного дополнения15.

А. Эрман, впервые выступив с попыткой объяснить происхождение форм суффиксального спряжения, предложил следующую интерпретацию формы sDm.f: sDm — причастие действи тельного залога в роли сказуемого, f — местоименный суффикс в роли подлежащего, т.е. эту форму А. Эрман буквально переводил «слушающий он». На самом деле, причастие в роли ска зуемого полностью соответствует предикативному прилагательному, последнее же, согласно правилам египетской грамматики, всегда предшествует подлежащему. Однако А. Эрман стал кивался с одной непреодолимой трудностью. В египетском языке при сказуемом — предика тивном прилагательном подлежащее-местоимение всегда выражается только формами зависи du XXI Congres international des orientalistes», Paris, 1948, pp. 64–66), также допускает возможность того, что форма однократного действия «распадается на перфектную и проспективную (Gardiner, Grammar, § 387).

A. Erman, Zur Entstehung der jungeren Flexion des Verbums, — ZS, Bd 39, 1901, Ss. 123–428;

A. Erman, Die Flexion des gyptischen Verbums, — SPAW, Phil.-hist. Kl., 1900, S. 317.

Lefebvre, Grammaire, 1-re ed, Le Caire, 1940, § 242.

K. Sethe, Uber einige sekundre Verben im Koptischen, — ZS, Bd 47, 1910, S. 140;

K. Sethe, Zum participialen Ursprung der Suffixkonjugation,— ZS, Bd 54, 1918, Ss. 98–103.

A. de Buck, Zum Ursprung der Relativformen im gyptischen, — ZS, Bd 59, 1924, Ss. 65–69;

A. Gardiner, Grammar, 1 ed., London, 1927, § 411;

A. Erman, gyptische Grammatik, 4 Aufl., Berlin, 1928, § 277;

Lefebvre, Grammaire, § 242;

В. В. Струве, Стадиальная семантика египетской глагольной формы sDm.f, — сб. «Академику Н. Я. Марру», М.—Л., 1935, стр. 345–351.

Fr. Lexa, L'origine vraisemblable de la forme verbale de l'gyptien sDm.f, — «Philologica», vol. 2, 1923–1924, pp. 25–53.

T. W. Thacker, The relationship, pp. 141–142.

мого личного местоимения типа wi, tw, Tn и т.д. При других формах сказуемого в качестве мес тоименного подлежащего, кроме зависимых местоимений, могут выступать лишь независимые местоимения типа ink, ntk и т.д. Местоименные суффиксы в форме суффиксального спряжения sDm.f искони имели значение притяжательности. Когда мы говорим о местоименном [169] суф фиксе как о подлежащем глагола, мы имеем в виду вторичное, переосмысленное значение суф фикса. А. Эрман, хорошо сознавая это, высказал предположение, что суффиксы f и s являются усеченной формой гипотетических зависимых местоимений fj и sj, сохранившихся в формах sDm.tj.fj и sDm.tj.sj. Но происхождение этих fj и sj до сих пор неясно, и нет данных, свидетельст вующих о существовании таких местоимений. Поэтому настоящий аргумент не может служить доказательством употребления суффиксов в качестве подлежащего. Также несостоятелен и дру гой довод, приводимый А. Эрманом для подкрепления своей первоначальной точки зрения: в предложении bw ntj.f im "место, в котором он" f — местоимение-подлежащее после слова ntj "который", ибо после ntj в качестве подлежащего в форме 2-го и 3-го лица единственного числа встречаются суффиксы k и f. Однако, как указал А. Гардинер, это явление объясняется измене нием написания независимых местоимений 2-го и 3-го лица единственного числа ntk и ntf 16.

Таким образом, употребление суффиксов в качестве подлежащего нельзя считать доказанным.

Следовательно, первоначальное предположение А. Эрмана не может быть принято. Как отме чалось, отказался от него и сам А. Эрман.

Точка зрения на происхождение форм суффиксального спряжения от причастий страда тельного залога, предложенная К. Зете, доказывается довольно просто. Сравнение относитель ных форм sDm(w).f и sDm(w).n.f с повествовательными формами суффиксального спряжения sDm.f и sDm.n.f очень показательно: они почти тождественны. Это легко проследить, взяв сла бый глагол mri "любить", у которого благодаря геминации нетрудно отличить имперфект от перфекта:

Относительные формы Повествовательные формы mrr(w).f mrr.f mr.f mr.f mr.n.f mr(w).n.f По мнению А. Гардинера было бы парадоксальным полагать, что эти формы разного про исхождения. А так как происхождение относительных форм от причастий страдательного зало га не вызывает сомнений, можно считать доказанным и подобное происхождение повествова тельных форм sDm.f. Другие [170] формы суффиксального спряжения — sDm.in.f, sDm.xr.f, sDm.kA.f также происходят от причастия страдательного залога sDm и значат «слушаемое сказал он» и т.д.17.

Надо добавить несколько слов о первоначальной семантике этих форм. Форма sDm.f (при частие страдательного залога плюс суффикс) представляет собой конструкцию «родительного падежа», где причастие играет роль существительного: «слушаемое его.», т.е. «то, что он слу шает». Форма sDm.n.f является конструкцией «дательного падежа» также с субстантивирован ным причастием: «слушаемое для него». В египетском языке «дательный падеж» выражает притяжательность. Следовательно, конструкции sDm.f и sDm.n.f по типу аналогичны, они пере дают разные оттенки одного и того же значения «слушалось ему» (ср. русское «слушать случа лось ему», форме «ему» соответствует египетское n.f). Из обеих конструкций: sDm плюс «роди тельный падеж» и sDm плюс «дательный падеж» параллельно развивались относительные фор мы sDm(w).f и sDm(w).n.f, с одной стороны, и повествовательные формы суффиксального спря жения sDm.f и sDm.n.f — с другой18. Такой переход от страдательного залога к действительному свойствен не только египетскому языку, но и некоторым иным языкам семито-хамитской груп пы, например сирийскому19. А. Гардинер указывает, что подобные факты наблюдаются и в ин доевропейских языках, например французское il a fait буквально значит «он имеет сделанное»;

Gardiner, Grammar, § 200–203;

A. Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 23.

Gardiner, Grammar, § 411;

Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 13.

Gardiner, Grammar, § 411.

A. Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 15.

точно такое же значение и немецкого er hat getan;

fait, getan — не что иное как причастия стра дательного залога.

Изменение семантики анализируемых глагольных форм от пассивной к активной произо шло в доисторические времена. Даже в Текстах Пирамид относительные формы и формы суф фиксального спряжения предстоят перед нами вполне сложившимися.

Таким образом, относительные формы и формы суффиксального спряжения восходят к причастиям страдательного залога. Совокупность этих глагольных форм составляет очень су щественную часть египетской глагольной системы.

Следует отметить, что sDm.f страдательного залога и форма sDm.t.f также происходят от причастий страдательного залога. [171] § 36. СТАРЫЙ ПЕРФЕКТ Старый перфект, или, по немецкой терминологии, псевдопартицип, является одной из форм спряжения египетского глагола. В старом перфекте глагол изменяется по родам, лицам и числам. Эти изменения выражаются особыми суффиксами, отличающимися от местоименных суффиксов рассмотренных выше форм суффиксального спряжения. Приводим полную пара дигму спряжения старого перфекта в среднеегипетском и новоегипетском языках20.

Среднеегипетский язык Единственное Множественное число число 1-е лицо (общее) sDm.kwi sDm.wjn 2-е » » sDm.ti sDm.tjwnj sDm.(w) sDm.(w) 3-е » мужского рода sDm.ti sDm.ti 3-е » женского » Двойственное число 3-е лицо мужского рода sDm.wj 3-е » женского » sDm.ti Новоегипетский язык Единственное Множественное число число 1-е лицо (общее) sDm.k (позднее sDm.t) sDm.n 2-е » » sDm.t sDm.t 3-е » мужского рода sDm sDm sDm.t sDm 3-е » женского » Двойственного числа у старого перфекта в новоегипетском языке нет.

В среднеегипетском языке суффиксальное окончание 1-го лица единственного числа ста рого перфекта встречается иногда в усеченной форме: ki и даже k. В последнем случае оно внешне тождественно с местоименным суффиксом 2-го лица единственного числа мужского рода. Суффиксальные окончания 2-го лица единственного числа и 3-го лица единственного числа женского рода ti в письме могут иметь усеченную форму t, т.е. бывают похожи на место именный суффикс 2-го лица единственного числа женского рода.

Окончания w и t (от ti) обычно пишутся перед детерминативом. Все остальные окончания (в том числе и ti) следуют за детерминативом глагола.

Окончания 3-го лица единственного числа мужского рода [172] и 3-го лица множествен ного числа w нередко опускаются, a у глаголов tertiae и quartae infirmae иногда заменяются на j, Окончания старого перфекта не отделяются от глагола ни другими словами, ни какими-либо формантами. Если подлежащее старого перфекта — существительное (или зависимое место имение), то оно обязательно предшествует глаголу, который согласуется с ним в роде и числе.

Вопрос о старом перфекте — одна из сложнейших проблем египетской грамматики. Рас сматривая старый перфект, надо помнить о морфологической и семантической близости еги От египетского старого перфекта происходит коптский квалитатив.

петского старого перфекта и аккадского пермансива, о чем говорилось в начале работы. Однако констатация этого факта еще не объясняет ни происхождения, ни значения старого перфекта.

По мнению А. Гардинера, давшего название «старый перфект», эта форма в глубокой древности была формой повествовательного характера, которая могла иметь значение действительного и страдательного залогов. В дальнейшем, на следующих этапах развития языка, в частности в среднеегипетском языке, она, за редким исключением, потеряла повествовательный характер и стала выражать не действие, а состояние, являющееся результатом действия, т.е. перестала пе редавать динамику и ограничилась описанием лишь статистического состояния21.

Форма старого перфекта редко выступает самостоятельно. Лишь формы 1-го лица единст венного числа передают повествовательную форму действительного залога, например: ir.kwi mi sA tA n smt "действовал я как змея пустыни", dD.kwi "сказал я". Во всех лицах старого перфекта переходное значение сохранилось только у глагола rx "знать". Как правило, переходные глаго лы в старом перфекте выражают страдательный залог, например: hAb.kwi "послан я", fA.kwi m aXnwti "был я награжден во дворце", а непереходные глаголы сохраняют свое значение, напри мер: ij.kwi, букв, "пришедши я", чему соответствует во французском «moi etant venu». Послед нее предложение описывает не динамический процесс возвращения, а его статический резуль тат. В некоторых случаях во 2-м и 3-м лице мужского рода старый перфект выражает пожела ние;

наиболее распространенным примером такого его употребления является стереотипная фраза: anx wDA snb "да будет он жив, невредим, здоров", которая обычно писалась после царско го титула. Однако примеры самостоятельного употребления старого перфекта не типичны для среднеегипетского языка. [173] Выступая в своей основной роли, старый перфект (в виде отглагольного наречия) переда ет сопутствующие обстоятельства (качество, состояние), определяет подлежащее или дополне ние предшествующего глагола. Приведем несколько примеров несамостоятельного употребле ния старого перфекта: n sp mA.k iw pn xpr m mwj "никогда не увидишь ты остров этот, ставши морем";

gm.n.i sw rx(w) st "нашел я его знающим это";

wa m nn hrw xpr "один из этих дней на ступивши".

Отрицание формы старого перфекта почти не встречается. Отмечены лишь очень редкие случаи, когда за отрицанием nn следует зависимое местоимение st, а после него форма старого перфекта, относящаяся к этому st22.

Н. С. Петровский метко назвал старый перфект «формой качества и состояния» и под черкнул, что по существу она является спрягаемым отглагольным наречием. Он сопоставляет эту форму с русскими диалектальными деепричастиями прошедшего времени типа «заснувша», «ушедша», «выпимши» и т.д.23.

Т. Тэкер и Ж. Вергот отмечают, что старый перфект употребляется также как латинский ablativus absolutus и греческий genetivus absolutus24, которые, как известно, выражают сокра щенное обстоятельственное предложение25. Например: ir.n.i hrw 3 wa.kwi "провел я три дня бу дучи один";

m hrw.w Smw pt tA.t(i) "в дни лета при небе пылающем".

Многочисленные самостоятельные и несамостоятельные способы употребления старого перфекта подробно рассматривает в своем исследовании Ж. Вергот, относя их к различным ти пам «нексуса»26;

Gardiner, Grammar, § 311–312.

Gardiner, Grammar, § 334.

Н. С. Петровский, Египетский язык, § 147–148.

T. W. Thacker, The relationship, p. 110;

J. Vergote, La function du pseudoparticipe,— «Agyptol. Studien», S. 341.

С. И. Соболевский, Грамматика латинского языка, М., 1950, § 1091;

С. И. Соболевский, Древнегреческий язык, М., 1948, § 1404.

Этот термин предложен О. Есперсеном для обозначения разных, видов предикации (О. Есперсен, Фило софия грамматики, стр. 149).

§ 37. ПОВЕЛИТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ Повелительное наклонение встречается в утвердительной и отрицательной (ветативной) формах 2-го лица единственного и множественного числа. Утвердительная форма передает приказание или побуждение к действию, отрицательная — запрет. В единственном числе пове лительная форма [174] совпадает с корнем, например: sDm "слушай";

во множественном числе она имеет окончание w, которое в письме бывает либо опущено, либо заменено детерминативом множественного числа — тремя штрихами. Интересно отметить, что в новоегипетском языке повелительное наклонение, как правило, начинается протетическим i, например: iaS "читай", iwn "открой" и т.д.

Глаголы rdi "давать" и ij, iw "приходить" редко имеют форму повелительного наклонения от того же корня. Повелительное наклонение этих глаголов обычно образуется от других кор ней — imi "дай(те)", mi "приди(те)". Следует упомянуть еще повелительную форму m (коптское mo) "возьми";

другие формы этого глагола неизвестны.

Повелительное наклонение часто усиливается посредством присоединения к глаголу сле дующих элементов:

1) зависимого местоимения, например: sDm(w) tn "слушайте вы";

2) частицы r.k (собственно r + суффикс k), например: mi r.k "приходи";

3) предлога n с суффиксом, выражающих «дательный падеж», например: apr n.k "снабди себе", ср. русское «ступай себе», «запомни себе» и т.д.;

оборот соответствует латинскому dativus commodi;

4) частицы m(j), например: mi m(j) ib.i "приди же, сердце мое".

Повелительное наклонение глагола iri "делать" применяется в сложной описательной форме повелительного наклонения 2-го лица, например: ir n.k iwt r Kmt, букв, "сделай себе воз вращение в Египет".

В описательной сложной форме повелительного наклонения 3-го лица используется пове лительная форма глагола rdi "давать" ("заставлять";

"побуждать") — imi;

при этом после imi не посредственно следует знаменательный глагол в форме sDm.f. Такой оборот лучше всего пере водится на русский язык словом «пусть», например: imi rx.f "пусть знает он".

Повелительное наклонение может иметь прямое дополнение — существительное или за висимое местоимение.

Отрицательная форма повелительного наклонения (т.е. запрет) образуется описательно следующими способами:

1) посредством повелительной формы m от отрицательного глагола imi, которая ставится перед знаменательным глаголом (последний стоит в форме, называемой отрицательным допол нением), например: m snD "не бойся";

2) при помощи оборота m ir "не делай", за которым [175] следует знаменательный глагол, например: m ir snD "не бойся";

в коптском языке оборот m ir сохранился в виде mhr27;

3) посредством оборота m rdi, стоящего перед формой sDm.f знаменательного глагола;

m rdi точно передается русским «пусть не», например: m rdi Sm.n "пусть не пойдем мы".

§ 38. НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ НАКЛОНЕНИЕ В египетском языке неопределенное наклонение — это отглагольное существительное, обозначающее действие или состояние. Неопределенная форма имеет грамматический род, о чем уже говорилось при классификации глаголов28.

Выступая как существительное, неопределенное наклонение может быть подлежащим в предложении, например: nfr wrt mAA r xt nbt "гораздо лучше видеть (это), чем что-либо";

здесь неопределенная форма mAA "видеть" (букв, "видение") является подлежащим. Эта форма бывает также и прямым дополнением некоторых глаголов: Ab "прекращать";

Abi "желать";

wHm "повто W. Till, Koptische Grammatik, § 300.

В новоегипетском языке неопределенное наклонение всех глаголов при употреблении в роли повествова тельной глагольной формы — только мужского рода.

рять", wD "приказывать", mAA "видеть", mri "любить", rx "знать", snD "бояться", sxA "помнить", SA "приказывать", SAa "начинать", kAi "замышлять", rdi "давать", dD "говорить" и др., например: wD Hm.f saHa wD pn "приказало его величество установить плиту эту". В данном примере неопреде ленное наклонение глагола saHa "установить" имеет двойную природу: по отношению к глаголу wD "приказывать" оно играет роль существительного (прямого дополнения). По отношению к последующим словам wD pn "плиту эту" неопределенное наклонение saHa выступает в роли гла гола, так как слова wD pn "плита эта" являются прямым дополнением к saHa. Предложения тако го типа широко распространены и в русском языке. Как существительное, неопределенное на клонение в египетском языке подчиняется грамматическим правилам, распространяющимся на существительные: оно может иметь артикль, стоять в косвенном родительном падеже и т.д., на пример: wAt nt prt "дорога выхода";

форма prt "выход", букв, "выхождение" — неопределенное наклонение глагола pri.

Вместе с тем неопределенное наклонение часто употребляется в качестве глагола. При этом у него иногда бывает [176] свое логическое подлежащее и свое грамматическое прямое дополнение. Логическим подлежащим неопределенного наклонения является лицо или пред мет, от которого исходит действие. Это подлежащее присоединяется к неопределенному накло нению посредством предлога in, например: rdit in Hm.f "приказал его величество" (букв, "прика зывание его величеством"). Логическое подлежащее-местоимение при неопределенном накло нении может передаваться местоименным суффиксом, например: m prt.f "когда выходил он" (букв, "при выхождении его");

изредка оно выражается независимым местоимением, следую щим за глаголом, например: dD ntsn "они говорили" (букв, "говорение с их стороны"). Здесь уместно сказать, что этот оборот с предшествующим предлогом Hna "вместе с", "с", т.е. Hna sDm ntf, букв, "вместе со слушанием с его стороны" — предтеча новоегипетского и коптского конъ юнктива29, особой формы глагола, которая в каждом данном случае приобретает грамматичес кое значение предшествующей ей глагольной формы, продолжая и развивая ее.

Грамматическим дополнением неопределенного наклонения может быть существительное или местоименный суффикс, но не зависимое местоимение (об исключении см. ниже). Послед нее обстоятельство свидетельствует о том, что в восприятии египтян местоименный суффикс после неопределенного наклонения имел точно такое же значение, как и после существительно го, т.е. выражал притяжательность. Таким образом, внешне нет никакой разницы между фор мами gmt.f "находить его" (букв, "нахождение его") и pr.f "дом его".

Возникает вопрос, как можно установить, чем является местоименный суффикс и сущест вительное, непосредственно идущие за неопределенным наклонением, — его логическим под лежащим или грамматическим дополнением?

Для ответа следует руководствоваться следующими двумя правилами:

1. При неопределенном наклонении непереходных глаголов местоименный суффикс или существительное служат логическим подлежащим, так как по своей природе непереходные гла голы прямого дополнения не имеют, например: [177] m prt.f "при выхождениии его";

m prt sm "при выхождении жреца".

2. При неопределенном наклонении переходных глаголов местоименный суффикс и суще ствительное играют роль его грамматического дополнения, например: wrw Hr Hst.i "вельможи восхваляют меня" (прямое дополнение —.суффикс i);

saHa wD pn "установить плиту эту".

Однако из второго правила есть исключения: местоименный суффикс и существительное после неопределенного наклонения переходных глаголов могут быть не грамматическим до полнением, а логическим подлежащим при условии, что указано и дополнение, например: grH pf n irt Ist iAkb, букв, "ночь эта делания Исидой траура", после неопределенного наклонения гла гола irt "делать" логическим подлежащим является Ist "Исида", грамматическим дополнением iAkb "траур". Другой интересный пример: rdit.f sw r rpat HAtj-a, букв, "назначение им его в царе вичи". Здесь логическое подлежащее у неопределенного наклонения переходного глагола rdit A. Gardiner, An Egyptian split infinitive and the origin oj ihe Coptic conjunctive tense, — JEA, vol. 14, 1928, pp. 86–96;

J. erny, On the origin of the Egyptian conjunctive, — JEA, vol. 35, 1949, pp. 25–30. — Другой точки зрения придерживается Г. Матха (G. Mattha, The Egyptian conjunctive, — BIFАО, t. 45, 1947, pp. 43–55), "давать" — местоименный суффикс f, а грамматическое дополнение — зависимое местоимение sw30.

Из последнего примера видно, что в тех случаях, когда местоименное дополнение неопре деленного наклонения не следует за ним непосредственно, оно передается не суффиксом, а за висимым местоимением. Это вполне понятно, так как суффикс не может употребляться само стоятельно.

Нужно указать, что в новоегипетском языке логическое подлежащее неопределенного на клонения выражается притяжательным местоимением, предшествующим неопределенному на клонению, например: ix pAj.k ijt m-sA.i "что (значит) твое хождение за мной?" Таким образом, это притяжательное местоимение определяет неопределенное наклонение, и поэтому последнее здесь явно субстантивировано.

Часто неопределенное наклонение употребляется с предшествующими предлогами. Так, с предлогом Hr "на" оно передает сопутствующее действие (выражаемое в русском языке деепри частием): ist xd.n Hm.f Hr HAq dmiw "вот отправился на север его величество, грабя города". Здесь Hr HAq буквально значит «на ограблении».

С предшествующим предлогом r неопределенное наклонение выражает цель, например: r sDm "чтобы слушать". Встречаются перед неопределенным наклонением и другие предлоги, на пример: m xt "после того как". В ложноглагольной [178] конструкции неопределенному накло нению всегда предшествуют предлоги (Hr, r или m).

Необходимо сказать несколько слов о залоге неопределенного наклонения. Б. Ганн счи тал, что в среднеегипетском языке, как и в европейских языках, неопределенное наклонение может стоять и в действительном и в страдательном залогах (ср. русское «любить» — «быть любимым»)31. Однако, по правильному указанию В. Вестендорфа, египетское неопределенное наклонение имеет номинальный характер и по своей сущности к залогам нейтрально32.

В роли существительного наряду с неопределенным наклонением в текстах изредка встречается форма, названная «nomen actionis», которая также является отглагольным сущест вительным, обозначающим действие или состояние. Она может отличаться от неопределенного наклонения грамматическим родом, например, слабый глагол Hmsi имеет неопределенное на клонение — Hmst женского рода, а nomen actionis того же глагола — Hms мужского рода. Как сказуемое эта форма не употребляется. Иногда она служит прямым дополнением глагола того же корня, например: inD Hr.k wbn.k wbnt "привет тебе, когда восходишь ты восходом".

По мнению Т. Тэкера, в египетском языке две формы неопределенного наклонения, при чем вторая — одна из древнейших форм египетского глагола, называемая им «второй инфини тив», — никогда не видоизменялась, не сопровождалась суффиксами и была носителем поня тия, выражаемого глаголом. Т. Тэкер полагает, что изредка встречающиеся глагольные формы, которые рассматриваются как sDm.f без подлежащего, являются этим вторым инфинитивом, на пример: aHan ag.n.f at.f nbt im.s nHm aAw.f saq r spt.f, букв, "тогда он побил члены все его ею, отнял ослов его, погнал (их) в усадьбу свою". Здесь глаголы nHm и saq, согласно Т. Тэкеру, представ ляют собой «второй инфинитив», употребленный в качестве повествовательной формы33.

Сходные явления отмечены и А. Гардинером. Однако, приводя ряд примеров, он объясня ет их как эллипс, т.е. выпадение подразумеваемого подлежащего. Точка зрения А. Гардинера подкрепляется тем, что без подлежащего глагол встречается не только в форме sDm.(f), но и в других формах суффиксального спряжения, имеющих формант, [179] например: rdi.in "застави ли (они)" (как известно, такие формы не могут быть неопределенным наклонением)34. Но наряду с бесспорными эллипсами подлежащего теоретически возможны случаи употребления «второго инфинитива». Положение Т. Тэкера пока может быть принято только как гипотеза. Для под тверждения ее необходимы скрупулезные изыскания.

Gardiner, Grammar, § 301.

В. Gunn, Studies in Egyptian syntax, p. 66.

W. Westendorff, Der Gebrauch des Passivs in der klassischen Literatur der gypter, S. 140.

T. W. Thacker, The relationship, pp. 142–143.

Gardiner, Grammar, § 486.

§ 39. ТИПЫ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С полным основанием морфология и синтаксис обычно трактуется как два больших само стоятельных отдела грамматики. Однако в ряде языков провести между ними четкое различие невозможно35.

В египетском языке морфология и синтаксис тесно переплетаются между собой. Это необ ходимо иметь в виду при изучении египетского синтаксиса.

Египетское предложение включает: 1) подлежащее, 2) сказуемое, 3) определение, 4) прямое дополнение (объект), 5) косвенное дополнение, 6) обстоятельство.

Одни предложения имеют все эти члены, другие — только некоторые из них. Член пред ложения состоит из одного или из нескольких слов. В первом случае он называется простым членом предложения, во втором — составным. Каждый член предложения может быть пред ставлен разными частями речи. Так, подлежащим бывают: 1) существительное;

2) субстантивированное прилагательное (качественное и нисба);

3) независимое местоимение;

4) зависимое местоимение с предшествующей частицей;

5) местоименный суффикс глагола;

6) специальное суффиксальное окончание старого перфекта;

7) неопределенное наклоне ние глагола;

8) указательные местоимения pw, nn;

9) количественные числительные и т.д.

Междометия, а также служебные части речи — частицы и предлоги — не являются са мостоятельными членами предложения. Но предлоги могут быть составным элементом отдель ных самостоятельных членов предложения, например, предлог в сочетании с неопределенным наклонением знаменательного глагола часто служит адвербиальным сказуемым. [180] Вообще вопрос о частях речи как членах предложения, несмотря на существенное его значение, — один из наименее разработанных вопросов египетского синтаксиса.

В основу структурной классификации предложений принято брать природу сказуемого. В роли сказуемого в египетском предложении выступают: 1) все формы глагола;

2) прилагательные (только качественные) и их эквиваленты (например, причастия);

3) существительные;

4) независимые и притяжательные местоимения;

5) вопросительные мес тоимения;

6) наречия и адвербиальные обороты.

В соответствии с этим предложения разделяются на следующие типы:

I. Глагольные.

II. Ложноглагольные.

III. Неглагольные:

1) с адвербиальным сказуемым;

2) со сказуемым-существительным (или местоимением);

3) со сказуемым-прилагательным.

В глагольных предложениях сказуемое-глагол выражается формами суффик сального спряжения или формой старого перфекта, когда он употребляется самостоятельно и имеет повествовательное значение.

Порядок слов в подобном предложении строго определен. Если подлежащее, прямое и ко свенное дополнения — существительные, то порядок членов предложения такой: сказуемое, подлежащее, прямое дополнение, косвенное дополнение и обстоятельство. В глагольном пред ложении на первом месте обычно стоит сказуемое-глагол, а на последнем — обстоятельство.

Место подлежащего, прямого и косвенного дополнений зависит от того, какими частями речи представлен каждый из этих членов. Здесь есть одна закономерность: зависимые местоимения в своем стремлении переместиться ближе к сказуемому-глаголу имеют преимущество перед су ществительными, а местоименные суффиксы после предлога — перед зависимыми местоиме ниями, иначе говоря, член предложения, выраженный местоименным суффиксом, стоит перед членом предложения, выраженным зависимым местоимением, а этот в свою очередь стоит пе ред членом предложения — существительным.

Проиллюстрируем порядок членов глагольного предложения несколькими примерами (сказуемое-глагол в действительном залоге, обстоятельство опущено):

Г. Глисон, Введение в дескриптивную лингвистику, пер. с англ. М., 1959, стр. 184.

hAb sS sn n nb.f "посылает писец брата к господину [181] своему". Здесь подлежащее, пря мое и косвенное дополнения — существительные;

hAb sw sS n nb.f "посылает его писец к господину своему". Здесь прямое дополнение зависимое местоимение стоит перед подлежащим и косвенным дополнением, которые выраже ны существительным;

hAb n.f sw sS "посылает к нему его писец". В этом предложении косвенное дополнение местоименный суффикс стоит перед прямым дополнением — зависимым местоимением, за ко торым следует подлежащее-существительное;

hAb.f sn n nb.f "посылает он брата к господину своему". Здесь подлежащее — местоимен ный суффикс стоит перед другими членами предложения, выраженными существительным;

hAb.f n.k sw "посылает он к тебе его". В этом примере подлежащее — местоименный суф фикс стоит перед косвенным дополнением — местоименным суффиксом, за которым следует прямое дополнение — зависимое местоимение.

При сказуемом-глаголе в страдательном залоге эти правила сохраняются, исключения крайне редки и объясняются тем, что формальное соблюдение правила может затемнить смысл высказывания. Например, в предложении dmD.t(w) n %pi pn Abt.f "присоединяют к Сепи этому семью его", согласно правилу, прямое дополнение Abt.f "семью его" должно предшествовать ко свенному дополнению n %pi pn "к Сепи этому", но в таком случае получалась бы фраза "присое диняют семью его к Сепи этому", где смысл выражен нечетко: неясно, о чьей семье идет речь.

По этой же причине обстоятельственные слова иногда перемещаются с конца предложе ния ближе к той его части, к которой они непосредственно относятся, например: rdi.n.i Hknw Hr mrjt n nb n iw pn "воздал я хвалу на берегу господину острова этого". Здесь обстоятельственные слова Hr mrjt "на берегу" передвинуты.

Без всякого нарушения порядка слов в предложение могут быть включены в качестве вставок отдельные слова и выражения.

Нормальный порядок членов глагольного предложения бывает изменен при эмфазисе — логическом ударении на каком-либо из членов предложения. Эмфазис часто осуществляется посредством энклитических или неэнклитических частиц, например: mA.n.i r.i "видел я". Здесь энклитическая частица r.i усиливает суффикс в глагольной форме mA.n.i. В предложении mk pX.n.n Xnw "вот, мы достигли резиденции" неэнклитическая частица mk "вот" привлекает вни мание к следующим далее словам. Однако при таком методе [182] эмфазиса порядок слов не нарушается. Изменение порядка членов глагольного предложения происходит при усиленном методе эмфазирования — антиципации (предварении) того члена предложения, на который де лается логическое ударение. Этот член предложения перемещается в начало предложения, а на его место ставится местоимение. Таким образом, эмфазированный член предложения упомина ется дважды: в начале фразы и затем в виде местоимения там, где ему надлежало быть по пра вилам египетского синтаксиса. Например: mk wi pr.n.i "я, вышел я";

tA.n pH.n sw "земля наша, достигли мы ее";

в первом примере предварено подлежащее, во втором — прямое дополнение.

В ложноглагольных предложениях подлежащее и сказуемое тесно связаны между собой ложноглагольной конструкцией. Последняя часто начинается подлежащим. Им бывает сущест вительное, зависимое местоимение или местоименный суффикс, который всегда прикреплен к предшествующему вспомогательному глаголу (iw, wnn, aHa — эти глаголы могут предшество вать и подлежащему-существительному). После подлежащего стоит сказуемое — предлог (Hr, m, r) с неопределенным наклонением или старый перфект.

Второстепенные члены ложноглагольного предложения следуют за ложноглагольной кон струкцией в том же порядке, что и в глагольных предложениях.

В зависимости от природы сказуемого — неопределенное наклонение или старый перфект — ложноглагольные конструкции, а, значит, и ложноглагольные предложения бывают двух ви дов.

В ложноглагольных конструкциях со сказуемым — неопределенным наклоне нием чаще всего применяется предлог Hr. Значительно реже встречаются предлоги m (преиму щественно перед глаголами движения) и r. (обычно выражает будущее время).

Местоименным подлежащим в таких предложениях могут быть только зависимое место имение и местоименный суффикс.

Примеры: sS Hr sDm "писец слушает (слушал)" (букв, "писец на слушании");

sS r sDm "пи сец будет слушать" (букв, "писец к слушанию");

m.k tw Hr sDm "вот, ты слушаешь (слушал)" (букв, "вот, ты на слушании");

iw.f Hr sDm "он слушает (слушал)" (букв, "есть он на слушании");

iw.f r sDm "он будет слушать" (букв, "есть он к слушанию"). [183] Если ложноглагольные конструкции со сказуемым — неопределенным наклонением в ка кой-то мере передают динамическое действие, то конструкции со старым перфектом преиму щественно выражают результат действия глагола и вообще статическое состояние. Примеры ложноглагольных предложений со сказуемым — старым перфектом: iw nTr pn wDA tn Htp "бог этот отправился в мире";

pt tA.t(i) "небо пылающее";

mk sw pr(w) "вот, он вышел" (букв, "вы шедши");

mSa pr(w) "войско вышло" (букв, "вышедши").

По своей структуре ложноглагольные предложения сходны с рассматриваемыми ниже не глагольными адвербиальными предложениями, у которых сказуемым служит наречие или ад вербиальный оборот — предлог с существительным. Предлог с последующим неопределенным наклонением (т.е. отглагольным существительным) в ложноглагольных предложениях внешне ничем не отличается от предлога с существительным в адвербиальных предложениях. Старый перфект в роли сказуемого ложноглагольного предложения является также адвербиальным ска зуемым, выражая обстоятельства. Таким образом, ложноглагольные предложения — это пере ходная ступень от глагольных предложений к неглагольным. Следует отметить, что в новоеги петском языке предлоги перед неопределенным наклонением, как правило, опущены, например среднеегипетское iw.f Hr sDm и новоегипетское iw.f sDm.

Из неглагольных предложений наиболее распространены адвербиальные предложения. В таких предложениях подлежащее — существительное, зависимое место имение, местоименный суффикс, указательное местоимение, числительное — предшествует сказуемому, которым служит, как уже упоминалось, наречие или предлог с существительным.

Например: ra m pt "солнце на небе". Адвербиальное предложение не имеет временного значения и может относиться к прошедшему, настоящему и будущему. В среднеегипетском языке под лежащему — зависимому местоимению в этих предложениях предшествует неэнклитическая частица. Если предложение начинается вспомогательными глаголами iw или wnn, то место именное подлежащее выражается суффиксом при этих глаголах, в таких случаях играющих роль копулы (связки), например: iw.f m pr "есть он в доме". Адвербиальные предложения не пе редают действия, они лишь констатируют факты.

В неглагольных предложениях с предикативным прилагательным в роли сказуемого выступают только качественные прилагательные;

сказуемое в этих [184] пред ложениях никогда не изменяется и предшествует подлежащему — существительному, зависи мому или указательному местоимению. Если же подлежащим является независимое местоиме ние 1-го лица единственного числа ink, то предикативное прилагательное следует за ним, на пример: ink nfr "я хорош". Местоименное подлежащее после предикативного прилагательного выражается зависимым местоимением.

Эквивалентом предикативного прилагательного иногда бывает причастие. Особо надо от метить причастную конструкцию, в которой после подлежащего — существительного с пред шествующей частицей in или независимого местоимения — стоит перфектное или имперфект ное причастие. Перфектное причастие служит для выражения прошедшего и, изредка, настоя щего, времени: имперфектное для передачи настоящего, иногда прошедшего и будущего. На пример: in Hm.f rdi ir.t(w.f) "это его величество приказал сделать это".

Обычное предложение с предикативным прилагательным передает состояние или качест во безотносительно ко времени;

причастная конструкция в какой-то мере выражает динамику действия.

Предложения со сказуемым — существительным или независимым и вопросительным ме стоимением — имеют подлежащим существительное или независимое местоимение. Такое предложение, как правило, начинается с подлежащего, например: ink sS "я писец". Однако, ког да рядом стоят два существительных, не всегда легко различить подлежащее и сказуемое. В та ких случаях нужно руководствоваться тем, что подлежащее — это абсолютно определяемое слово. Например, в предложении +di rn.f "Джеди — имя его" слово «Джеди» разъясняет и оп ределяет слова «имя его», поэтому «Джеди» — сказуемое, а «имя его» — подлежащее.

В подобных предложениях нередко встречается конструкция с подлежащим — указатель ным местоимением pw, стоящим после именного сказуемого, например: hfAw pw "змей это", Ra pw "Ра это".

Завершив краткий обзор египетских предложений с точки зрения их структуры, укажем на различия между ними по смыслу.

Египетский язык обладал многочисленными средствами для передачи сложных мыслей и чувств. Предложения бывают утвердительными, отрицательными, вопросительными, повели тельными, пожелательными и т.д.

Довольно часто в египетских текстах встречается прямая речь. Обычно она вводится сло вами Dd,f "говорит [185] (говорил) он", r Dd "говоря", m Dd "в речи", Hna Dd "и говоря" и др., за которыми в новоегипетском иногда следует непереводимое r ntt.

Для передачи косвенной речи египетский язык не выработал специальных приемов, и здесь нередко наблюдается путаница36. Признаком косвенной речи иногда служит стоящий в главном предложении глагол Dd "говорить", от которого зависит придаточное дополнительное предложение, передающее то, что говорит лицо, упомянутое в главном предложении, напри мер: Dd.n.f aHA.f Hna.i "сказал он, (что) будет он сражаться со мной".

§ 40. СВЯЗЬ МЕЖДУ ПРОСТЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ И СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ Так как в египетском языке союзов почти не было, то сочинительная связь между просты ми предложениями осуществлялась путем прямого примыкания одного предложения к друго му. При сочинительной связи предложения равноправны, хотя и могут быть связаны каким-то общим смыслом, например: sxpr.n.i xt ir.n.i sb n sDt n nTrw "произвел я огонь (и) сделал я жертву всесожжения богам".

Значительно труднее вопрос о таких сложных предложениях, которые состоят из главного предложения и одного или нескольких придаточных, образующих с ним единое смысловое це лое.

В тех случаях, когда придаточные предложения вводятся определенными словами, их лег ко отличить от главного.

Например, в предложении wD Hm.f Sad mr pn m-xt gmt.f sw DbAw m inrw "приказал его вели чество прокопать канал этот, после того как нашел он его заваленным камнями" предлог m-xt "после того как" вводит придаточное предложение времени, подчиненное главному. Однако в египетском языке подобные слова встречаются далеко не всегда. Поэтому такое формальное различие между главным и придаточным предложениями, являющееся краеугольным камнем синтаксиса русского и многих других языков, не характерно для египетского языка"37.

Обычно и при подчинительной связи предложения просто примыкают друг к другу, при чем по смыслу одно предложение поясняет или дополняет другое. Подобные предложения [186] принято называть придаточными, хотя таковыми они являются лишь по значению. Тем самым в египетскую грамматику вносится понятие, свойственное грамматикам других языков.

А. Гардинер определяет такое предложение как фактическое подчиненное предложение (virtual subordinate clause)38. Думается, наиболее точным был бы термин «вспомогательное предложе ние». Однако для ясности приходится сохранять общепринятое название — придаточные пред ложения.

Определение сложноподчиненных предложений и их классификация — один из наиболее трудных и не вполне решенных вопросов общего языкознания (вообще, надо сказать, что тео рия сложного предложения разработана еще очень мало). Может быть, наиболее верен взгляд В. А. Богородицкого, считающего, что «во всяком сложном предложении его части составляют одно связное целое, так что будучи взяты отдельно, уже не могут иметь вполне прежнего смыс ла или даже совсем невозможны... Став на эту точку, зрения, исследователь должен стремиться к тому, чтобы бестенденциозно определить типы связей или отношений между обеими частями Gardiner, Grammar, § 224;

Fr. Hintze, Untersuchungen zu Stil und Sprache neugyptischer Erzahlungen, Berlin, 1950–1952, Ss. 171–173.

Lefebvre, Grammaire, § 578.

Gardiner, Grammar, § 182.

сложных предложений и способов формального обозначения этих связей в речи (включая сюда и отсутствие соединяющих слов, равно как порядок слов и интонацию)»39. Однако В. А. Богородицкий не указывает никаких конкретных формальных признаков и критериев, ко торые дали бы возможность с достаточной точностью определить сложноподчиненные предло жения или классифицировать их.

Руководствуясь этими соображениями В. А. Богородицкого при определении сущности главного и придаточного предложений, нужно принять во внимание, что главное предложение повествует о каком-то событии или описывает какой-то факт, а придаточное предложение оп ределяет один из членов главного предложения либо все главное предложение в целом. Следо вательно, придаточные предложения являются определяющими, а главные — определяемыми.

Казалось бы, никакое придаточное предложение не может выступать в роли подлежащего, ибо подлежащее — это нечто абсолютно определяемое, само не являющееся определением. Однако такая точка зрения признана далеко не всеми. Во многих грамматиках (и русских, и египетских) некоторые придаточные предложения рассматриваются как [187] подлежащее главного40. Так, Н. С. Петровский, приводя пример xpr is iwd.k tw r s.t tn "произойдет же, (что) ты расстанешься с этим местом", объясняет придаточное предложение iwd.k tw r s.t tn как подлежащее сказуемо го-глагола xpr "случаться", "становиться".

Н. С. Петровский, развивая мысли А. Гардинера, попытался классифицировать сложно подчиненные предложения в египетском языке41. Он делит их на одночленные и двучленные.

К первым, по его мнению, относятся сложные предложения, в составе которых придаточ ное выполняет функцию какого-либо члена главного предложения. Н. С. Петровский приводит пример: rdi.i rx.k tw "дам я, (чтобы) ты познал себя" (букв, "дам я познаешь ты себя") и считает, что здесь придаточное предложение несет функцию прямого дополнения главного предложе ния.

Двучленным предложением Н. С. Петровский называет такое сложноподчиненное пред ложение, в составе которого и главное и придаточное имеют главные члены предложения, на пример: mA wi r-sA sAH.i tA "посмотри на меня, после того как я достиг земли".

Основная мысль А. Гардинера и Н. С. Петровского — деление сложноподчиненных пред ложений на одночленные и двучленные — очень интересна и плодотворна. Однако эта схема пока недостаточно выявляет различия между одночленными и двучленными предложениями.

Так, в обеих частях одночленного сложноподчиненного предложения rdi.i rx.k tw — и в глав ном, и в придаточном предложениях имеются свои главные члены (rdi.i "дам я" rx.k tw "позна ешь ты себя"). Значит, с этой точки зрения оно ничем не отличается от двучленного предложе ния. Что же касается приведенного двучленного предложения, то придаточное r-sA sAH.i tA "по сле того как я достиг земли" может рассматриваться как член главного предложения — обстоя тельство.

Поэтому в определение двух типов сложноподчиненных предложений необходимо внести уточнения. Предлагаемая схема несколько развивает и конкретизирует идеи Н. С. Петровского:

1. Одночленными сложноподчиненными предложениями называются предложения, в которых придаточное [188] выполняет роль подлежащего или прямого дополнения главного предложения. Как видим, эта формулировка соответствует формулировке Н. С. Петровского.

Если придаточное предложение является дополнением, то оно зависит от таких глаголов, как wD "приказывать", Dd "говорить" и др.42.

2. В двучленных сложноподчиненных предложениях придаточные выполняют функ ции определения или обстоятельства главного предложения, относясь к одному из его членов или ко всему главному предложению в целом. Придаточными предложениями, выполняющими функции определения, могут служить относительные предложения или такие, которые имеют значение прилагательного. Обстоятельственными предложениями бывают предложения самого В. Л. Богородицкий, Общий курс русской грамматики, М.–Л., 1935, стр. 229, прим. 1.

«Грамматика русского языка», изд. АН СССР, т. II, часть 2-я, М., 1954, стр. 294 и сл.;

Gardiner, Grammar, § 188;

Lefebvre, Grammaire, § 688;

Н. С. Петровский, Египетский язык, § 203.

Н. С. Петровский, Египетский язык, § 202.

См. Н. С. Петровский, Египетский язык, § 203.

разнообразного типа — временные, условные, сравнительные, причинные, целевые, следствия, уступительные, ограничительные.

Предлагаемое здесь определение четко разграничивает двучленные и одночленные слож ноподчиненные предложения.

Обычно придаточное предложение следует за главным, исключение составляют условные придаточные предложения, предшествующие главному.

§ 41. ГРАММАТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ЕГИПЕТСКОГО ЯЗЫКА В заключение нужно подвести некоторые итоги и установить, какими грамматическими способами пользовался египетский язык.

1. Сложение (использовалось в словообразовании). При сложении одна корневая мор фема соединяется с другой полной или усеченной корневой морфемой, в результате чего обра зуется новое сложное слово. Этот результат не всегда механический, т.е. дающий сумму значе ний слагаемых элементов. Он может быть и фузионным;

в таком случае значение нового слож ного слова не равно сумме значений слагаемых элементов, например: st "место" + Drt "рука" = st drt "ловкость" в выражении rx st Drt "знающий место руки", т.е. "ловкий".

2. Ударение. Несмотря на нашу весьма слабую осведомленность в вокализации египет ского языка, все же [189] можно полагать, что ударение играло существенную роль в некоторых грамматических формах. Например, как уже отмечалось, в прямом «родительном падеже» уп равляющее слово из status absolutus переходило в status constructus, и ударный гласный звук его подвергался редукции;

в управляемом же слове ударение оставалось без изменений43. Однако в завершенном виде это явление засвидетельствовано только в коптском языке.

3. Повторы. В египетских текстах повторы встречаются довольно часто. Обычно в тек стах они выражаются формулой sp snw "два раза", непосредственно следующей за словом, ко торое нужно повторить. Само это слово выписывается только один раз. Повторы передают уси ление и могут иногда выражать превосходную степень прилагательного или наречия;

в таких случаях они переводятся на русский язык наречием «очень».

4. Интонация. Сведения об интонации, связанной, как и ударение, с вокализацией еги петского языка, также очень ограниченны. Все же несомненно, что интонация, относящаяся к целой фразе, играла в предложении важную роль. Это доказывают вопросительные предложе ния, которые не содержат вопросительных слов и вопросительный характер которых, можно выявить только из контекста. Видимо, такие предложения должны были отличаться интонацией.

5. Супплетивизм. В египетском языке супплетивизм почти отсутствует. Он имеется лишь у глаголов rdi "давать" и ij, iw "приходить", которые, однако, очень распространены. По велительное наклонение этих глаголов образовано от других корней: повелительная форма гла гола rdi — imi, глаголов ij и iw — mi. Следует напомнить также, что вспомогательный глагол iw применяется лишь в безличной форме iw и форме sDm.f и что вспомогательный глагол wnn вы полняет функции недостающих форм глагола iw.

6. Аффиксация. В египетском языке аффиксация встречается очень часто и имеет большое значение. Египетский язык пользуется только одним видом аффиксов — местоимен ными суффиксами, которые употребляются с существительными, прилагательными, глаголами и предлогами. Как уже упоминалось, местоименные суффиксы никогда не изменяются и присо единяются к корням чисто механически, например: sDm.f.

В отдельных случаях между корнем глагола и суффиксом [190] стоят форманты, также чисто механически присоединяющиеся к корню, например: sDm.n.f, sDm.in.f, sDm.xr.f.

Следовательно, эта аффиксация — агглютинативного типа.

Подобная аффиксация наблюдается в языках многих народов Азии, Африки и островов Тихого океана.

7. Внутренняя флексия. Из-за безгласности египетского письма внутренняя флексия в текстах не отражена. Египетский язык относится к группе семито-хамитских языков, в кото рых корневые гласные глагола изменяются в зависимости от его грамматической формы.

Gardiner, Grammar, § 85, pp. 431–432.

А. Гардинер и Г. Тэкер (подробно рассматривающий эту проблему) считают внутреннюю флек сию несомненной44.

8. Служебные слова. Выражение значений при помощи служебных слов — один из основных грамматических способов египетского языка. Посредством служебных слов переда ется значение предложений (отрицательное, условное, желательное и т.д.), а также отношение знаменательного слова к другим словам, т.е. устанавливаются синтаксические связи в предло жении. Так, если латинская форма patris "отца" указывает на единственное число и родитель ный падеж, то египетская форма it "отец" выражает лишь единственное число. Отношение же этого слова к другим словам можно установить только при помощи служебных слов: служебное прилагательное n(j) в сочетании с формой it — n(j) it — передает «родительный падеж», а пред лог n в сочетании с формой it указывает на «дательный падеж», т.е. n it соответствует латин скому patri "отцу".

9. Порядок слов в предложении. В египетском языке существует строгий поря док слов, также являющийся одним из основных способов выражения грамматических значе ний. Некоторые связи в предложении передаются исключительно посредством порядка слов.

Если латинская форма patrem (винительный падеж единственного числа) сама по себе показы вает, что patrem в предложении служит прямым дополнением переходного глагола, то по еги петской форме it, взятой вне контекста, нельзя узнать, играет она роль подлежащего или прямо го дополнения, так как ни подлежащее, ни дополнение не сопровождаются служебными частя ми речи. Только порядок слов может указать на роль этой формы в предложении. [191] Gardiner, Grammar, § 268–272;

Т. W. Thacker, The relationship;

J. Vergote, Vocalisation et origine du systeme verbal gyptien, — CdE, anne 31, 1956, pp. 16–51.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.