WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Е. Н. КОЛАЧЕВСКАЯ ТУБЕРКУЛЕЗ ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ Москва «Медицина» • 1975 БИБЛИОТЕКА ПРАКТИКУЮЩЕГО ВРАЧА УДК 618.1-002.5 Р е ф е р а т. На основе многолетнего и разностороннего изучения ...»

-- [ Страница 3 ] --

П р и п о р а ж е н и и п о ч е к (стрептомицин и его аналоги, ПАСК, тибон) в моче появляются белок и цилиндры. В таком случае необходимо временно отменить препараты, вызвавшие данную реакцию, и возобновить терапию меньшими дозами. При стойких поражениях функции почек полностью отменяют эти препараты.

Комплексная терапия больных туберкулезом. Помимо химиопрепаратов, при лечении больного туберкулезом необходимы режим, рациональное питание, аэротерапия.

В некоторых случаях приходится прибегать к гормонотерапии.

Г о р м о н о т е р а п и я. При туберкулезе нередко страдает функция коры надпочечников, возникает кортикостероидная недостаточность. О функциональном состоянии надпочечников до известной степени можно судить по результатам пробы Торна и содержанию в моче 17-кетостероидов, Проба Торна заключается в следующем. У больной определяют количество эозинофилов в крови до и через 4 ч после введения 20 единиц АКТГ. Подсчет эозинофилов при пробе Торна производят в камере с особой жидкостью, позволяющей вычислить абсолютное количество эозинофилов в 0,1 мл крови (методику см. в руководствах по лабораторным методам исследования). Если кора надпочечников функционально полноценна, то после введения АКТГ наблюдается снижение числа эозинофилов крови не менее чем на 50%. В этом случае возможно введение АКТГ.

Отрицательная проба Торна, т. е. отсутствие снижения эозинофилов, указывает на ослабление функции коры надпочечников и целесообразность лечения кортизоном или преднизолоном.

Гормоны коры надпочечников повышают неспецифическую резистентность к инфекциям, ослабляют аллергические реакции, уменьшают воспалительную реакцию в очагах поражения (особенно при инфильтративно-экссудативных процессах), задерживают разрастание грануляционной и фиброзной ткани. Эти гормоны следует вводить больным с явлениями гипокортицизма (понижение артериального давления, гиподинамия, плохой аппетит, пигментация кожи, снижение содержания сахара в крови).

Но кортикостероидные гормоны могут оказывать и отрицательное действие на организм:

задерживать натрий в тканях и способствовать выделению калия и кальция (что может привести к отекам), обострять язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, способствовать ожирению и т. д.

Среди кортикостероидных гормонов наиболее важными для лечения являются глюкокортикоиды, обладающие противовоспалительным свойством (гидрокортизон, кортизон и синтетический гормон преднизолон). В клинике туберкулеза получил применение преднизолон, в отличие от гидрокортизона не влияющий на водно-солевой обмен. Предкизолон назначают в таблетках сублингвально. Среднюю суточную дозу (10—15 мг) делят на 2—3 приема. Срок лечения составляет 3—4 нед. Постепенно дозу снижают, а затем препарат отменяют.

При гинекологических заболеваниях прибегать к лечению преднизолоном следует только в крайних случаях: при выраженных явлениях непереносимости антибактериальных препаратов (аллергические состояния), наличии экссудативного компонента воспаления (экссудативный перитонит, экссудативный процесс в придатках матки), недостаточности функции коры надпочечников. В клинике Московского научно исследовательского института туберкулеза мы неоднократно наблюдали, как у больных с явлениями экссудативного перитонита и значительными воспалительными изменениями в придатках матки комбинированная терапия (антибактериальные препараты и преднизолон) приводила к быстрой ликвидации явлений экссудативного воспаления. В то же время нередко на фоне преднизолонотерапии наступали нарушения менструального цикла (гипоменструальный синдром). По-видимому, преднизолон таким больным следует назначать с большой осторожностью, учитывая уже имеющиеся гормональные нарушения в организме, возникающие в связи со специфическим воспалительным процессом в придатках матки.

Как известно, АКТГ стимулирует выработку кортикостероидных гормонов. Если функция коры надпочечников снижена, то с целью ее стимуляции можно вводить АКТГ по 10—20 единиц в сутки (по 5—10 единиц 2 раза в день внутримышечно). Отменяют гормональные препараты постепенно в течение 1—3 нед. Применять их следует под прикрытием туберкулостатических препаратов.

Т у б е р к у л о т е р а п и я. Туберкулин с лечебной целью используют как биологический стимулятор, повышающий иммунологические защитные силы макроорга ганизма и стимулирующий его тканевые реакции рассасывания и репарации (Э. 3.

Мирзоян, 1970). При свежих инфильтративных процессах применять туберкулин не рекомендуется. Он показан при хронических, вяло текущих воспалительных процессах, плохо поддающихся химиотерапии.

Прежде чем приступить к туберкулотерапии, необходимо определить исходную дозу препарата. Для этого устанавливают туберкулиновый титр (по реакции Манту), т. е.

наименьшее количество туберкулина, вызывающее уколочную реакцию. Затем выбирают лечебную дозу стандартного туберкулина, на 2—3 разведения меньшую. Так, при папуле размером 5 мм на внутрикожное введение туберкулина (по Манту) в количестве 0,1 мл VI разведения начинают лечение с подкожного введения 0,1 мл VIII разведения. Ф. В.

Шебанов (1969) рекомендует вводить туберкулин в следующем порядке: первая инъекция— 0,1 мл, вторая (через 3—4 дня) —0,2 мл, третья — 0,3 мл и так вплоть до 0, мл данного разведения. Затем переходят к более концентрированным разведениям, начиная инъекции снова с 0,1 мл.

Э. 3. Мирзоян рекомендует более интенсивную методику лечения. В течение 1-го месяца больным вводят с VIII до V разведение (2 раза в неделю с промежутками в 3 дня).

На 2-м месяце лечения в основном применяют II и I разведения. Разовая доза туберкулина составляет 0,1 мл. При отсутствии выраженной общей, очаговой и уколочной реакций можно сразу перейти на следующие разведения туберкулина (в дозе 0,1 мл). При проявлениях общей реакции или возникновении на месте введения туберкулина большого подкожного инфильтрата (диаметром более 15—20 мл) вводят одну и ту же концентрацию препарата. Как правило, после второй — третьей инъекции одной и той же концентрации туберкулина в количестве 0,1 мл указанные явления исчезают. Туберкулинотерапию, как и гормонотерапию, следует проводить на фоне антибактериального лечения.

В. А. Корякин (1971), Р. И. Слепова, Д. X. Фаткуллина (1971) успешно использовали туберкулин в комбинации со специфической терапией у больных туберкулезом легких, Т. В. Борима (1959)—при туберкулезе гениталий у женщин. Т. В.

Борима отметил, что туберкулин увеличивает проницаемость сосудов в патологическом очаге и, следовательно, повышает возможность проникновения лекарственных веществ в зону воспаления.

Таким образом, терапия больных туберкулезом должна быть комплексной. В зависимости от характера воспалительного процесса, его активности и продолжительности, помимо специфических антибактериальных препаратов, применяют различные методы неспецифической терапии.

ЛЕЧЕНИЕ ТУБЕРКУЛЕЗА ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ Химиотерапия Химиотерапевтическое лечение туберкулеза женских половых органов начали применять в 1948 г., когда впервые М. С. Ермина (1950), Benjamin и Charnock (1949) использовали с этой целью стрептомицин. Стрептомицин дал прекрасный эффект при туберкулезе гениталий. По данным М. С. Ерминой, в течение 1-го месяца лечения происходило рубцевание язв вульвы, влагалища, шейки матки туберкулезной этиологии, исчезали явления тяжелой туберкулезной интоксикации, уменьшались в размерах воспалительные изменения придатков матки. Позднее М. С. Ерминой были разработаны и внедрены в практику лечебных учреждений методы местного введения стрептомицина в очаг поражения: в толщу шейки матки (при туберкулезном эндометрите и эндоцервиците), воспалительные образования придатков (при туберкулезных сальпингоофоритах). Когда появились другие химиопрепараты, были предложены методы комбинированной химиотерапии несколькими препаратами. Так, Sutherland (1958), изучив эффективность сочетания стрептомицина с ПАСК и стрептомицина с ГИНК у больных туберкулезом эндометрия, установил, что лучший результат наблюдается при лечении стрептомицином в комбинации с ГИНК. Сочетанное химиотерапевтическое лечение по праву заняло ведущее место в комплексе лечебных мероприятий при туберкулезе женских половых органов (М. С. Ермина, 1950—1964;

Р.

И. Малыхина и др., 1964;

М. С. Ермина, Е. Н. Колачевская, 1965;

Т. М. Аристова, 1971;

Е.

П. Майзель, Н. И. Кузавова, 1971;

X. Е. Мурзалиева, 1971;

А. М. Осовская, 1971, и др.).

В конце 50-х и в 60-х годах в литературе все чаще стали появляться исследования, в которых указывалось на необходимость хирургического лечения генитального туберкулеза ввиду наличия рецидивов болезни при химиотерапии (А. С. Толстых, 1961;

Р. И. Малыхина и др., 1964;

Snaith, 1958;

Aburel, Petrescov, 1966, и др.).

В настоящее время в результате широкого применения антибактериальных препаратов изменилось течение клинических форм туберкулеза гениталий. Почти не встречаются острые и подострые формы, стали преобладать хронические формы заболевания с очаговыми и деструктивными изменениями в тканях и со склонностью к фиброзированию. Почти совершенно исчезли туберкулезные поражения вульвы и влагалища, свидетельствующие о запущенной форме болезни. Туберкулез шейки матки возникает крайне редко (у 0,1—0,2% больных). Значительно уменьшилось число больных с активным туберкулезом эндометрия. Во фтизиогинекологической клинике все чаще наблюдаются сочетанные формы туберкулеза придатков матки с другими неспецифическими заболеваниями гениталий (миомы матки, кисты яичников, эндометриоз и др.). Все это привело к необходимости пересмотра некоторых положений, касающихся терапии данного заболевания.

Общие принципы антибактериального лечения женщин, больных туберкулезом половых органов, не отличаются от таковых при терапии туберкулеза легких, мочевой системы и т. д. Терапия туберкулеза гениталий у женщин должна быть комплексной, длительной. Химиопрепараты необходимо назначать в оптимальных дозировках, своевременно, так как лучшие результаты терапии отмечаются у больных со свежевыявленным, активным, ранее не леченным туберкулезом половых органов. У таких больных еще не успевают развиться склеротические изменения в очагах поражения. Последние, как известно, приводят к обширным спаечным изменениям в малом тазе, облитерации маточных труб, деформации или облитерации полости матки и пр. При своевременно-начатой химиотерапии можно добиться клинического излечения и восстановления функции пораженного органа. Это особенно важно в отношении восстановления проходимости маточных труб.

Методы введения лечебных препаратов при генитальном туберкулезе те же, что при других локализациях заболевания. На первом этапе лечения следует пользоваться одноразовым приемом суточной дозы препарата (внутривенно, внутримышечно или внутрь). В Московском научно-исследовательском институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР указанный метод терапии туберкулеза женских половых органов успешно применяется с 1968 г. Считаем необоснованным излишнее увлечение некоторых гинекологов стрептомицином. Этот антибиотик должен применяться в комбинации с другими туберкулостатиками лишь при активных, острых и подострых воспалительных процессах. При хроническом течении болезни применение стрептомицина показано только у впервые выявленных больных с инфильтративными изменениями в придатках матки и явлениями туберкулезной интоксикации.

Продолжительность введения стрептомицина не должна превышать 2—3 мес. При рубцово-спаечных процессах в придатках матки даже с сохранением признаков активности туберкулезного процесса введение стрептомицина нецелесообразно, как и при наличии инкапсулированных казеозных очагов в половых органах. Необходимо помнить, что туберкулез органов брюшной полости приводит к значительным спаечным изменениям (плоскостные спайки). Стрептомицин также способствует образованию соединительной ткани на месте бывших очагов туберкулеза. Эти явления могут приводить к тяжелым последствиям туберкулеза — спаечной болезни, в результате которой женщина нередко становится инвалидом.

Не рекомендуется с лечебной целью производить через задний свод влагалища пункции придатковых воспалительных образований с последующим введением в очаг стрептомицина. Свежевыявленные специфические воспалительные изменения в придатках матки в фазе инфильтрации хорошо поддаются терапии методом одноразового перорального (изониазид+ПАСК или его заменители в сочетании с внутримышечными инъекциями 1 г стрептомицина 1 раз в день) или внутривенного введения антибактериальных препаратов. Через 2—3 мес от начала такого активного лечения свежевыявленного воспалительного процесса в гениталиях происходит значитсльное рассасывание воспалительных образований, после чего стрептомицин нужно заменить другим туберкулостатическим препаратом. Следует учитывать, что увеличенные в размерах воспалительно измененные придатки матки, окруженные толстой фиброзной капсулой, требуют оперативного лечения. Консервативная терапия антибактериальными препаратами в таких случаях должна рассматриваться только как метод предоперационной подготовки и проводиться в течение 3—4 мес с помощью одноразового приема антибактериальных препаратов (перорально или внутривенно).

Пункции воспалительных образований придатков матки могут быть оправданы только как диагностическое мероприятие (проводимое однократно), цель которого заключается в получении содержимого воспалительного образования для исследования путем посева на питательные среды, заражения морской свинки или цитологического исследования полученного осадка. Мы наблюдали больных, у которых с помощью многочисленных пункций через задний свод влагалища производили отсасывание содержимого из придатков матки с последующим введением стрептомицина. Однако экссудат вновь накапливался, а в сводах влагалища вследствие многократно производимых пункций развивались спаечные изменения, значительно осложняющие технику последующей операции.

По нашему мнению, нецелесообразно также применять метод введения стрептомицина в толщу мускулатуры матки при туберкулезных эндометритах (0,5 г стрептомицина внутриматочно и 0,5 г внутримышечно). Дробное введение антибиотика не создает необходимой высокой концентрации его в крови и, следовательно, не может явиться достаточно эффективным методом лечения (Е. М. Гриншпунт, 1949;

Ю. Г.

Григорьев, 1968;

А. Е. Рабухин, 1970, и др.).

Мы наблюдали клиническое излечение туберкулезного эндометрита в течение первого года лечения при введении препаратов однократно (энтерально, внутримышечно, внутривенно), не прибегая к местному их применению.

Терапевтический эффект так же быстро наступил при лечении туберкулезных язв шейки матки (3 больных) при обычном пероральном и внутримышечном приеме туберкулостатических препаратов (стрептомицин вводили 3 раза в неделю внутримышечно по 1 г и через день обкалывали язвы стрептомицином). Полностью язвы зарубцевались у 2 больных через 2 мес от начала лечений У третьей больной на месте язвенного поражения оставалась небольшая эрозия, в связи с чем мы прибегли к повторной биопсии, результаты которой показали наличие фолликулярной эрозии (туберкулезные элементы в кусочке биопсии шейки матки отсутствовали). Произведена диатермокоагуляция, после которой наступило стойкое излечение.

Таким образом, местное введение стрептомицина может быть оправдано только при туберкулезе шейки матки, когда непосредственно виден участок поражения. Этот вид местного лечения обязательно должен сочетаться с современными методами терапии туберкулеза.

Мы не применяли местно стрептомицин и при туберкулезе придатков матки.

Однако в Московском научно-исследовательском институте туберкулеза в клинике туберкулеза легких в последнее время вновь вернулись к методике местного введения антибактериальных препаратов. Для этого используют изониазид — наиболее активный туберкулостатик. Возможно, что при туберкулезе придатков матки введение 2—5 и 10% раствора тубазида непосредственно в очаг поражения из расчета 10—15 мг препарата на 1 кг веса больного поможет добиться позитивных результатов терапии. Этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Наш 11-летний (1962—1973) опыт работы в Институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР показал, что на первом этапе лечения генитального туберкулеза непрерывная антибактериальная терапия не менее чем тремя препаратами должна продолжаться не меньше 2—4 мес (только лицам со слабым типом инактивации и больным, которым противопоказан стрептомицин, лечение с самого начала проводилось двумя препаратами) в условиях стационара и санатория, после чего можно переходить на лечение двумя препаратами (в условиях диспансера). За это время мы наблюдали, как правило, благоприятные изменения в течении воспалительного процесса у больных туберкулезом половых органов. При наличии казеозных изменений в придатках матки антибактериальная терапия, даже если она была впервые начата, должна рассматриваться как предоперационная подготовка и срок ее составляет до 3—4 мес. Оптимальные сроки непрерывной антибактериальной терапии у больных с активными (VA группа учета) туберкулезными изменениями в половых органах составили 12—24 мес.

В дальнейшем лечение продолжали только в осенне-весеннее время по 2—3 мес или интермиттирующим методом (через день или 2 раза в неделю) в течение 1—2 лет.

Обострения и рецидивы чаще наблюдались у больных, у которых длительность непрерывного антибактериального лечения была короткой. Терапию проводили низкими дозами или же имела место недостаточно эффективная комбинация лекарственных препаратов.

Перед началом антибактериального лечения у больных исследовали функцию печени и почек, а также определяли степень инактивации тубазида. Функцию почек изучали путем определения уровня остаточного азота крови, применения пробы Зимницкого. По показаниям исследовали клубочковую фильтрацию (по эндогенному креатинину). О пигментной функции печени судили по содержанию билирубина в крови, о ферментативной функции — по активности глутаминоаланиновой трансаминазы.

Эскреторную функцию печени определяли с помощью уевиридиновой пробы, а белково синтетическую — на основании показателей тимоловой пробы, Выбор химиопрепаратов производили с учетом результатов исследования. Больным с сильным и средним типом инактивации химиопрепаратов назначали не менее трех лекарственных веществ одновременно. При внутривенном методе введения и наличии в лекарственной смеси двух антибактериальных препаратов третий фармакологический агент назначали внутрь. В итоге удалось добиться выраженного положительного эффекта. Результаты лечения оказались примерно одинаковыми у больных со средним и слабым типом инактивации лекарственных веществ.

Кроме того, у 48 больных изучали бактериостатическую активность крови на фоне проводимой антибактериальной терапии (И. Е. Гурьян). Из этих больных 10 принимали препараты троекратно дробно, 12 — однократно перорально, 26 — внутривенно капельно. Бактериостатическую активность крови определяли по общепринятой микробиологической методике серийных разведений (1 :2—1 : 512) с последующим подсевом культуры H37RV, приготовленной по стандарту (500 млн. микробных тел в мл). Наиболее низкие показатели отмечены при дробном введении препаратов (в среднем 1:4—1:16, при одноразовом энтеральном 1:32, при капельном внутривенном 1:64). Таким образом, самая высокая бактериостатическая активность крови наблюдалась при внутривенном способе введения антибактериальных препаратов, что полностью соответствовало указаниям других авторов (С. С. Каневская, 1970;

Р. М. Хачанов, 1970, к др.).

У 6 больных с хроническим вяло текущим воспалительным процессом одновременно с внутривенным капельным введением смесей антибактериальных препаратов осуществлялась туберкулинотерапия по методике Мирзояна.

Бактериостатическая активность крови на фоне туберкулинотерапии повысилась в 2— раза у всех больных. Это сопровождалось соответствующим положительным клиническим эффектом.

Анализ результатов лечения проведен нами у 211 больных туберкулезом женских половых органов. У 125 больных специфическое лечение (однократное перораль-ное и внутривенное капельное введение препаратов) сочеталось с другими видами терапии (по показаниям). Некоторые больные были оперированы или подвергались физио- и бальнеолечению.

Из 125 больных 74 по характеру процесса нуждались в проведении длительной консервативной терапии. Туберкулезом придатков матки страдали 53, туберкулезом придатков матки в сочетании со специфическим поражением эндометрия —21 больная.

Из 125 женщин 55 были оперированы (результаты хирургического лечения рассмотрены в следующем разделе). Перед операцией 16 женщинам проведена интенсивная антибактериальная терапия. Они вошли в состав предыдущей группы ( больных). Остальные 39 из 55 больных также принимали в различных медицинских учреждениях антибактериальные препараты, дробно, энтерально, в течение многих лет.

Они были переведены в Институт туберкулеза сразу для оперативного лечения с учетом длительной предшествующей антибактериальной терапии.

Из 125 больных 96, помимо специфического лечения, проводилась неспецифическая терапия (физиолечение, биостимуляторы, грязи). Из них 64 относились к группе из 74 больных (рассмотренной выше), которым проводилась интенсивная антибактериальная терапия, 20 — к группе 55 больных, оперированных нами (рассасывающая терапия у этих женщин осуществлена в послеоперационном периоде ввиду значительных спаечных изменений в малом тазе), 12 были подвергнуты лечению впервые. У последних 12 больных давность заболевания колебалась от 4 до 10 лет. Ранее все они длительно лечились методом трехразового перорального приема антибактериальных препаратов. У всех 12 больных имели место выраженные спаечные изменения в половых органах. Большой практический интерес представляет вопрос о влиянии физических методов лечения на течение воспалительного процесса столь большой давности.

Остальные 86 больных из 211 составили контрольную группу. Им суточную дозу антибактериальных препаратов вводили дробно 3 раза в день внутрь. Физио- и бальнеотерапию не применяли.

В дальнейшем мы сравнили результаты лечения при использовании методов интенсивной химиотерапии (одноразовое энтеральное и внутривенное капельное — больных) с исходами терапии у 86 больных контрольной группы.

Прежде чем переходить к оценке полученных результатов, необходимо определить понятия «клиническое излечение» и «затихание процесса» у больных генитальным туберкулезом. По-видимому, к оценке этих понятий правильнее всего подходить с общефтизиатрических позиций.

Под «затиханием процесса» следует понимать отсутствие микобактерий туберкулеза при использовании всех современных методов их обнаружения, полное рассасывание воспалительных изменений в придатках матки, нормализацию температуры, значительное улучшение общего состояния больных, исчезновение признаков туберкулезной интоксикации. Больных, у которых клинически установлено затихание воспалительного процесса, переводят из VA в VB группу диспансерного учета.

В течение 1—2 лет продолжают лечение прерывистым методом. У больных, подвергнутых оперативному лечению, этот срок сокращают до 1 года. Если в течение этого времени не наблюдается обострения специфического воспаления, то больных переводят в группу VB, считая, что наступило клиническое излечение Таким образом, для решения вопроса о клиническом излечении необходимо учитывать также фактор времени.

Проводя систематическое наблюдение за больными в течение всего периода терапии, мы убедились, что скорее всего наступает затихание воспалительного процесса и клиническое излечение при туберкулезе эндометрия Гораздо медленнее этот процесс осуществляется при поражении придатков матки. При клинических формах с наличием казеомы, для того чтобы добиться полного клинического излечения, необходимо оперативное вмешательство, заключающееся в удалении казеозного очага.

Анализ результатов лечения мы начинаем с контрольной группы больных ( человек), которым антибактериальные препараты вводили энтерально дробно (срок наблюдения 6—10 лет).

У 68 больных воспалительный процесс в половых органах выявлен впервые и носил активный характер. Ранее специфическое лечение у них не проводилось. Все 68 женщин страдали туберкулезом придатков матки, а 37, кроме того, туберкулезным эндометритом.

У 18 больных воспалительный процесс локализовался только в придатках матки, но был диагностирован давно (4—6 лет назад). У всех 18 больных проводимое ранее антибактериальное лечение не дало стойкого положительного результата.

Всем женщинам этой группы в течение первых 2—3 мес мы назначали три препарата (стрептомицин по 0,5 г внутримышечно 2 раза в день, ПАСК по 3 г 3 раза в день и один из препаратов группы ГИНК также дробно), после чего их переводили на лечение двумя препаратами.

Побочные явления при приеме антибактериальных препаратов наблюдались больше чем у половины больных контрольной группы. Особенно это относилось к приему ПАСК. Плохая переносимость химиопрепаратов требовала временной их отмены или замены на Другие противотуберкулезные средства. Все это не могло не сказаться на эффективности лечения.

Клиническое излечение туберкулеза придатков матки наблюдалось у 52 больных через 5—6 лет лечения. Затихание воспалительного процесса имело место у 18 больных через 2—3 года лечения. Наблюдая за этими больными длительное время, мы не имели права говорить об их полном клиническом излечении от туберкулеза, так как у всех этих женщин, несмотря на улучшение общего состояния и значительное рассасывание воспалительных инфильтратов в придатках матки, последние все же оставались несколько увеличенными.

Все это было расценено нами как отсутствие полного клинического излечения, и антибактериальная терапия была продолжена.

При консервативной терапии не получено эффекта у 16 больных (срок наблюдения 6—8 лет). Все они страдали туберкулезом придатков матки большой давности и лечились нерегулярно. В дальнейшем 11 больных были оперированы (диагноз специфического процесса в придатках матки подтвержден гистологически).

Повторное диагностическое выскабливание матки произведено всем 37 больным контрольной группы с туберкулезным эндометритом в сроки от 1 года до 2 лет с момента начала лечения. Ни у одной больной при повторном гистологическом, а также бактериологическом и биологическом исследовании эндометрия туберкулезного поражения не обнаружено. Это позволило говорить о полном клиническом излечении туберкулезного эндометрита у больных этой группы.

Следует обратить внимание, что среди этих больных рассасывание специфических очагов воспаления в гениталиях очень часто сопровождалось развитием выраженных спаечных изменений в малом тазе, что не могло считаться благоприятным исходом заболевания. Все это заставило нас искать пути по предотвращению развития спаечного процесса в малом тазе и брюшной полости на месте бывших очагов специфического поражения. Остальным больным, леченным методом интенсивной химиотерапии (однократный прием препаратов), по показаниям одновременно назначали и рассасывающее лечение.

Метод перорального однократного введения препаратов применен у 33 больных.

Для того чтобы выяснить переносимость каждого из препаратов, в начале лечения в течение 2—3 дней больным назначали один из них. При отсутствии признаков непереносимости применяли второй препарат и через 2—3 дня (по показаниям) — третий. Всю суточную дозу лекарственных веществ больные принимали однократно.

И. А. Шаклеин (1968) Р. Н. Виленская и Е. Ф. Тарасова (1972) сообщили о лучшей переносимости противотуберкулезных препаоа тов при приеме их после ужина. Мы также старались придерживаться этой методики.

Однократный прием антибактериальных препаратов вызывал меньше побочных реакций. Например, назначение ПАСК, часто дававшее осложнения со стороны желудочно-кишечного тракта при троекратном приеме препарата, в одноразовом приеме после ужина обычно не сопровождалось этим осложнением.

На первом этапе лечения мы использовали главным образом препараты 1 ряда.

Изониазид как основной туберкулостатик применяли в течение всего периода активной терапии.

С целью предупреждения побочных реакций от приема антибактериальных препаратов больным одновременно назначали витамины Be но 1—2 мл внутримышечно ежедневно, глутаминовую кислоту по 2 г внутрь, фолиевую кислоту, рутин и аскорбиновую кислоту. Использовали также циклосерин в комбинации с препаратами группы ГИНК, ПАСК и витаминами даже в амбулаторных условиях (циклосерии вводили внутрь дву- и трое кратно). Такая комбинация лекарственных веществ сопровождалась выраженным клиническим эффектом у 16 больных с хроническим течением заболевания, ранее многократно и безуспешно лечившихся в стационарах. Пять больных принимали рифадин в сочетании с ГИНК (3) и этамбутолом (2) в течение 3 мес. Несмотря на небольшое число наблюдений, мы считаем целесообразным применение рифадина в комбинации с другими туберкулостатическими препаратами у больных туберкулезом гениталий в инфильтративной фазе. У 3 из 5 больных отмечены повышенные показатели уевиридиновой пробы на фоне лечения этим препаратом. Дальнейшее введение его оказалось возможным только на фоне терапии, корригирующей функцию печени (сирепар, гемодез, метионин, липокаин, витамины). Этамбутол назначали 12 больным в комбинации с препаратами группы ГИНК. У всех этих больных через 3 мес от начала терапии получен положительный терапевтический эффект. Мы обратили особое внимание на применение циклосерина, рифадина и этамбутола потому, что в настоящее время эти препараты еще не получили широкого применения во фтизиогинекологии, и действие их на процессы рассасывания и репарации при туберкулезе половых органов требует дальнейшего изучения. Специфическая терапия генитального туберкулеза, как правило, сочеталась с неспецифической (лидаза, ронидаза, синусоидально модулированные токи и др.).

Срок наблюдения за больными, получавшими лечение только однократно энтерально, составил 1—5 лет. Все эти больные страдали активной формой туберкулеза половых органов (туберкулез придатков имелся у всех 33 больных, у 4 из них, кроме того, был туберкулезный эндометрит). Ранее противотуберкулезное,лечение не принимала 21 больная, многократно, но нерегулярно лечились 12 больных.

Клиническое излечение туберкулеза придатков наступило у 21 больной этой группы через 4 года;

затихание воспалительного процесса отмечено у 7 больных через 11/2—2 года лечения. Терапевтический эффект не получен у 5 больных, которые ранее многократно лечились методом дробного перорального введения антибактериальных препаратов.

Клиническое излечение туберкулезного эндометрита наблюдалось у всех 4 больных с поражением слизистой оболочки матки, что было подтверждено при гистологическом исследовании соскоба эндометрия через 7—8 мес от начала лечения, а также посевом и заражением морской свинки.

В 41 случае противотуберкулезные препараты вводили внутривенно капельно в течение 2—4 мес (60—100 вливаний). Трем больным с хроническим вяло текущим воспалительным процессом в придатках матки, ранее безуспешно леченным, курс внутривенной терапии был повторен через 3—6 мес. Указанный метод терапии не являлся окончательным в комплексе лечебных мероприятий. После него переходили на однократный энтеральный прием препаратов.

В основном использовали комбинации, состоящие из ПАСК (или этионамида), стрептомицина, тубазида (или салюзида). Препараты в капельницу добавляли последовательно, т. е. вначале один из них, через 2—3 дня второй и третий. Это помогало выяснить переносимость каждого из них. Больным с выраженными спаечными изменениями в малом тазе стрептомицин не назначали.

Первые 1—2 мес антибактериальную терапию сочетали с инъекциями лидазы по единицы внутримышечно-через день в течение 15—20 дней, чередуя их с введением ронидазы в свечах per rectum в дозе 0,2 г. Все это способствовало рассасыванию спаек и тем самым облегчало проникновение лекарственных препаратов в очаги поражения (курсы инъекций лидазы на фоне антибактериальной терапии повторяли в течение года 2—3 раза с промежутками в 2—3 мес). При значительном спаечном процессе последовательно добавляли более сильную рассасывающую спайки терапию — синусоидально модулированные токи (аппарат «Амплипульс»), фонофорез гидрокортизона.

Побочные реакции, главным образом аллергического характера, развились у 3 из больной. У одной больной после приема в течение 5 мес этионамида (вначале капельно, а затем энтерально) наблюдались токсические явления со стороны центральной нервной системы (напоминающие осложнения от циклосерина), в связи с чем препараты были отменены. На фоне приема тубазида мы наблюдали нарушения менструального цикла, в частности наступление аменореи у 4 больных, у которых ранее цикл был нормальным.

Однако через несколько месяцев лечения менструальный цикл, как правило, восстанавливался.

Из 41 больной, страдающей туберкулезом придатков матки, у 17, кроме того, имелся туберкулез эндометрия. В этой группе 22 больные ранее антибактериальные препараты не принимали, 19 — несистематически лечились антибактериальными препаратами, принимая их внутрь.

Клиническое излечение туберкулеза придатков матки наблюдалось у 31 больной через 2—3 года от начала лечения (соответственно в контрольной группе у 52 из больных через 5—6 лет лечения). Затихание воспалительного процесса в придатках матки наступило у 6 больных в среднем через 5 мес лечения (соответственно в контрольной группе у 18 через 2—3 года от начала лечения). У 5 больных лечение было безуспешным. У них наблюдались казеомы в придатках матки. Антибактериальную терапию (60 внутривенных вливаний) проводили у них в качестве предоперационной подготовки.

Клиническое излечение туберкулезного эндометрита наступило у всех 17 больных, что было подтверждено через 5—6 мес от начала антибактериального лечения при диагностическом выскабливании матки с последующим гистологическим и бактериологическим исследованием соскоба эндометрия.

Примером высокой эффективности метода однократного (внутривенного и перорального) введения антибактериальных препаратов служит следующее наблюдение.

Больная X., 31 года, поступила в 1972 г. с жалобами на ноющие боли в животе, слабость, плохой аппетит, бесплодие в течение 10 лет. Менструации с 16 лет, по 3 дня, через 28—25 дней, регулярные.

Половая жизнь с 21 года. Беременностей не было, хотя не предохранялась, В возрасте 20 лет перенесла аппендэктомию, при которой обнаружены просовидные высыпания на брюшине. Гистологическое исследование не производилось. В семье заболевания туберкулезом отрицает.

Боли внизу живота появились сразу после замужества. К врачам обратилась только через 9 лет от начала заболевания. Диагностирован воспалительный процесс придатков матки. Назначено грязелечение, после которого обострения салытингоофорита не наблюдалось. В мае 1972 г, произведена гистеросальпингография, на которой выявлены деформация полости матки, ригидная левая и расширенная правая маточная труба в ампулярном отделе. В брюшную полость контрастное вещество не проникло (рис.

40, а). Высказано подозрение относительно туберкулеза гениталий.

При исследовании органов дыхания в корне левого легкого обнаружены мелкие кальцинаты, плевромедиастинальные и плевроко-стальные шварты. Сердечно-сосудистая система и желудочно кишечный тракт без патологических изменений. СОЭ повышена до 25 мм в час, формула крови не изменена. Температура нормальная.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу, наружные половые органы развиты правильно, влагалище нерожавшей женщины, шейка матки не эрозирована. Тело матки и придатки отдельно не контурируются. В малом тазе определяются конгломерат размером 1.2X14 см и выраженный спаечный процесс.

Реакция Манту с 5 ТЕ положительная. При введении подкожно 20 и 50 ТЕ очаговая реакция со стороны гениталий не наблюдалась. 100 ТЕ введено в подслизистую цервикального канала. Через 48 ч получена выраженная очаговая реакция со стороны половых органов (резкая болезненность и увеличение размеров воспалительных образований придатков матки). Общая реакция отсутствовала. На 25-й день менструального цикла произведено диагностическое выскабливание матки. При гистологическом исследовании соскоба обнаружены гиперплазия эндометрия и явления неспецифического эндометрита.

При посеве соскоба эндометрия отмечен рост микобак-терий туберкулеза. Диагноз: двусторонний туберкулез придатков матки в фазе инфильтрации, очаговый туберкулезный эндометрит, первичное бесплодие ВК+- До начала лечения исследованы функции печени и почек (без существенных изменений), а также степень инактивации тубазида (больная — слабый инактиватор).

В течение 5 мес принимала в стационаре противотуберкулезные препараты (однократное пероральное и внутривенное введение). Всего получила тубазида 104 г, ПАСК 912 г, циклосерина 63 г.

Через месяц от начала лечения дополнительно назначена рассасывающая терапия (лидаза по 64 единицы внутримышечно через день в течение 15 дней), через 3 мес физиотерапия (фонофорез гидрокортизона в течение 15 дней через день). Через 5 мес наступило значительное рассасывание воспалительных образований в придатках матки, исчезли боли внизу живота, улучшилось общее состояние. При гинекологическом осмотре стало определяться тело матки средних размеров, в антефлексии, подвижное.

Слева придатки несколько увеличены. Справа определялась уплотненная маточная труба. На гистеросальпингограмме через 5 мес от начала терапии (рис. 40, б) полость тела матки не выражена.

Определялись лишь ампулярные отделы маточных труб с гипертрофией слизистой оболочки. Контрастиое вещество проникло в свободную брюшную полость, наслоилось на тень полости матки и приняло вид тени неправильной формы. Заключение: трубы проходимы. Лечение больной продолжено.

Рис. 40. Гистеросальпингограмма при туберкулезном эндометрите и сальпингите.

а — до лечение;

б — через 5 мес после лечения.

Приведенное наблюдение представляет интерес во многих отношениях.

Туберкулиновые пробы, являясь своего рода раздражающей терапией, по-видимому, способствовали выделению культуры микобактерий туберкулеза при посеве материала соскоба эндометрия (выскабливание производилось после проведения указанных выше проб). Метод одноразового внутривенного введения и перорального Приема туберкулостатических препаратов способствовал быстрому рассасыванию специфического процесса. Восстановление проходимости маточных труб у данной больной подтверждает возможность излечения туберкулеза с восстановлением функции пораженного органа, т. е. маточных труб. Больная выписана с рекомендацией продолжить антибактериальную терапию методом энтерального однократного введения препаратов (в течение 11/2 лет) с последующим прерывистым лечением еще в течение лет.

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что интенсивная антибактериальная терапия, создавая высокую бактериостатическую активность крови, позволяет у большинства больных и в относительно короткие сроки по сравнению с пероральным дробным приемом препаратов добиться клинического эффекта при туберкулезе женских половых органов.

Метод внутривенного капельного лечения должен использоваться на начальных этапах терапии, после чего можно переходить на одноразовый энтеральный прием препаратов. Особенно показан метод внутривенного введения препаратов у больных с большими анатомо-функ-циональными изменениями в половых органах, у которых дробное введение противотуберкулезных препаратов внутрь не давало положительного терапевтического результата.

Хирургическое лечение Мнения о целесообразности хирургического лечения туберкулеза женских половых органов противоречивы. Учитывая частоту поражения маточных труб, Knaus (1953) предлагал удалять их сразу после уточнения ди агноза генитального туберкулеза. В пользу хирургического лечения этого заболевания высказались также В. А. Покровский (1947) и Т. В. Борима (1959). Snaith (1958) считал, что частые рецидивы туберкулеза половых органов делают необходимым радикальное вмешательство. Наоборот, Hahn (1967) отрицательно относился к хирургическому лечению туберкулеза гениталий, отдавая предпочтение консервативной терапии, так как она менее рискована и не связана с утратой детородной функции.

Частота хирургических вмешательств при туберкулезе гениталий, по данным разных авторов, различна. Segovia и Bunster (1951) прибегали к оперативным вмешательствам у 80% больных, Kaskarelis и Prevedourakis (1968) — у 22,6%, Aburel и Petrescov (1970) —у 41%, Н. И. Кузавова и А. С. Слепых (1970) —у 10,4%.

За последние годы большинство клиницистов пришли к выводу, что туберкулез гениталий, как и любая другая локализация туберкулеза, нуждается в хирургическом лечении только при безуспешности консервативной терапии (С. Д. Булиенко, 1968;

А. В.

Анисимов, Е. А. Марчук, 1968;

Е. П. Майзель и Н. И. Кузавова, 1971;

Р. И. Малы-хина и др., 1971;

Н. Г. Семыкина, 1971;

Giannke, 1972, и др.).

Оперативное лечение туберкулеза внутренних половых органов проведено нами у 55 больных. Предварительно 16 из них получали антибактериальные препараты (однократно энтерально или внутривенно капельно). У 10 из них операция проводилась по поводу туберкулеза придатков матки, у 6 — сопутствующих заболеваний (миомы, кисты яичников и т. д.). Непосредственно для оперативного лечения ввиду неэффективности предшествующей антибактериальной терапии поступили 39 больных.

Показаниями к операции у больных этой группы (55) служили значительные воспалительные изменения во внутренних половых органах, несмотря да антибактериальную терапию сроком не менее 3—6 мес (у 20), наличие свищей (у одной), казеозные очаги в придатках матки (У 21), резкий болевой синдром, обусловленный неправильным положением матки и спаечными изменениями в малом тазе (у 4), сочетание генитального туберкулеза с неспецифическими заболеваниями половых органов, требующими хирургического лечения (у 9).

Мы считали показанием к оперативному лечению наличие казеозных форм поражения, поскольку казеозные массы практически не подвергаются рассасыванию под действием антибактериальных препаратов и, являясь депо микобактерий туберкулеза, представляют угрозу в отношении возможной диссеминации инфекции. При наличии казеозных очагов в придатках матки мы ограничивали сроки предоперационной антибактериальной терапии 2—4 мес.

У всех 55 больных туберкулезным процессом были поражены придатки матки.

Кроме того, у 12 больных имелся туберкулезный эндометрит. Однако к моменту операции активные туберкулезные изменения в матке у этих больных были ликвидированы. По давности заболевания и продолжительности предоперационной антибактериальной терапии больные распределялись следующим образом: до 2 лет— 16, от 2 до 10 лет—29, свыше 10 лет — 10 больных.

У 13 из 55 женщин операция была повторной. Объем первой операции ограничился односторонним удалением придатков матки (у одной больной), кисты яичника (у 3), резекцией маточных труб (у 2), алпендэктомией (у 4), пробной лапаротомией (у 3). При гистологическом исследовании удаленных органов и тканей, взятых для биопсии, у б больных обнаружены туберкулезные изменения в придатках матки и у 7 — туберкулез брюшины.

После операции всем 13 женщинам в течение многих лет проводилась антибактериальная терапия. Отсутствие положительного результата лечения явилось показанием к повторной операции.

Объем оперативного вмешательства был следующим. Пробная лапаротомия произведена у одной больной, операции на придатках матки — у 38 (у 6 были удалены обе маточные трубы, у 31 —удалены маточные трубы и резецирован один или оба яичника, у одной — удалены маточные трубы, резецированы оба яичника и иссечен придатково-брюшностеночный свищ). Операции на матке и придатках подверглось больных. Из них надвлагалищная ампутиция матки, удаление маточных труб, резекция одного или обоих яичников произведены у 11 больных, надвлагалищная ампутация матки и двустороннее удаление придатков матки — у 3, надвлагалищная ампутация матки с придатками одной стороны — у одной, консервативная миомэктомия, удаление маточной трубы, резекция яичников — у одной больной.

Принимая во внимание относительно молодой возраст женщин, мы старались минимально ограничить объем оперативного вмешательства, по возможности сохраняя менструальную функцию. У всех 55 больных операция состояла в удалении маточных труб. Яичники резецировали в пределах здоровой ткани при наличии кистозных изменений в них. Матку ампутировали при наличии ин-терстициальной миомы или гнойных процессов в придатках матки, когда последние полностью удаляли. Матку удаляли также при иеспецифическом эндометрите, полипозе и других заболеваниях у женщин старше 40 лет, которым в связи с основным заболеванием мы были вынуждены производить двустороннюю аднексэктомию. Технически сложными оказались операции у 8 женщин, перенесших туберкулезный перитонит, и у 6 больных, длительно (от 5 до лет) лечившихся по поводу туберкулеза придатков туберкулостатическими средствами (преимущественно стрептомицином).

Клиническое течение заболевания, данные двуручного исследования и картина натоморфологических изменений в удаленных при операции органах позволили отнести туберкулез придатков матки у 23 из 55 оперированных больных к клинической форме с незначительными анатомо-функциональными изменениями. У всех 23 женщин заболевание протекало хронически. У 17 имели место начительные спаечные изменения в малом тазе, свидетельствующие о перенесенном туберкулезном пельвиоперитоните. У одной больной туберкулез придатков матки сочетался с экссудативной формой туберкулезного перитонита.

У 6 из 23 больных специфический процесс в придатках матки был в фазе инфильтрации, которая морфологически проявлялась наличием в ткани пораженного органа множественных, преимущественно продуктивных туберкулезных бугорков. У больных при патогистологическом исследовании в придатках матки обнаружены помимо продуктивных туберкулезных бугорков небольшие очажки казеозного некроза без признаков кальцинации. У 10 больных отмечена фаза кальцинации (в пораженных туберкулезом участках маточных труб или яичниках определялись мелкие кальцинаты на фоне склеротически измененной ткани.

У 4 женщин туберкулез придатков сочетался с миомой и у 4 туберкулезный сальпингит протекал на фоне неспецифического воспаления.

Клиническая форма туберкулеза придатков матки с выраженными анатомо функциональными изменениями подтверждена клинико-морфологически у 14 из оперированных больных. У всех 14 женщин туберкулезный процесс в придатках матки характеризовался большей распространенностью по сравнению с изменениями в предыдущей группе. У одной больной этой группы заболевание имело подострое течение, у 13 — хроническое. У 9 женщин, кроме придатков матки, туберкулезом была поражена и брюшина.

У 7 больных этой группы процесс характеризовался формированием тубо овариальных воспалительных образований с плотной фиброзной капсулой, в стенке которой наблюдались изолированные казеозные очаги (5) или очаги лимфоидной инфильтрации с наличием туберкулезных бугорков (2);

у 2 —распадом по типу гнойного расплавления ткани (пиосальпинксы).

У 3 больных в придатках определялись обызвествленные крупные казеозные очаги — казеомы (у 2 на фоне морфологически активных туберкулезных изменений в окружающих тканях). У 2 больных маточные трубы были значительно увеличены, просвет их на всем протяжении заполнен казеозными массами — казеозный сальпингит.

Сочетание туберкулеза придатков матки с неспецифическими заболеваниями внутренних гениталий (миома матки или фолликулярная каста яичника, эндометриоз, неспецифический сальпингит) диагностировано у 9 больных из 14 этой группы.

У 18 из 55 оперированных женщин имели место последствия клинически излеченного туберкулеза половых органов. У всех 18 больных заболевание носило хронический характер и характеризовалось развитием значительных спаечных изменений на месте бывших туберкулезных очагов. Склероз ранее пораженных тканей и грубые фиброзные сращения в малом тазе приводили к неправильному положению органов, вовлеченных в спаечный процесс, и нарушению их функции. При гистологическом исследовании удаленных органов нередко определялись плотная, гипопластическая матка, склеротическая атрофия слизистой оболочки и мышечного слоя труб при фиброзном утолщении их наружного слоя, образование фиброзных перегородок в просвете труб. У 15 больных были диагностированы и подтверждены при операции неспецифические заболевания внутренних половых органов: миома матки — у 4, киста яичника— у 5, эндометриоз — у одной, неспецифический сальпингит — у 5 больных.

В послеоперационном периоде тактика врача зависела от характера обнаруженных при операции морфологических изменений, объема операции и распространенности воспалительного процесса. Введение противотуберкулезных препаратов в послеоперационном периоде имеет целью предупреждение возникновения послеоперационных осложнений (активизация специфического процесса в оставленных половых органах, диссеминация туберкулезной инфекции). М. С. Ермина и соавторы (1968) проанализировали течение туберкулеза гениталий у 401 больной, оперированных в различных учреждениях и направленных на лечение в гинекологическое отделение санатория «Ленинские Горки». У большинства больных (51,1%) после операции наблюдалось обострение специфического процесса в половых органах, а у 16,7 % он прогрессировал. Всем этим больным до и после операции химиотерапия не проводилась.

Мы придерживались следующей тактики ведения послеоперационного периода у больных генитальным туберкулезом. Больным, у которых были найдены морфологически активные проявления туберкулезного процесса в удаленных органах (продуктивные туберкулезные очаги, казеозный некроз труб, туберкулезный пиосальпинкс), введение противотуберкулезных препаратов (внутрь, внутривенно) было продолжено после операции еще в течение одного года. Затем переходили на прерывистый курс лечения.

Общая продолжительность антибактериальной терапии в послеоперационном периоде не превышала 1—2 лет. Если за это время не наблюдалось обострения специфического процесса в половых органах, больных переводили в VB группу диспансерного учета, считая, что наступило клиническое излечение.

В случаях, когда объем операции по техническим причинам ограничивался пробной лапаротомией, при которой было обнаружено поражение туберкулезным процессом брюшины, половых органов и кишечника, длительность непрерывной антибактериальной терапии после операции составляла не менее 11/2—2 лет. Если за это время не наступало улучшения в течение патологического процесса, то возникал вопрос о повторной операции. Предшествующее операции антибактериальное лечение может привести к частичному рассасыванию спаечных изменений в брюшной полости и, следовательно, может сделать технически выполнимой повторную операцию (удаление основного очага поражения). По-иному мы подходили к лечению больных в послеоперационном периоде, у которых отсутствовали морфологически активные проявления туберкулезного процесса в половых органах. Антибактериальные препараты им назначали только с профилактической целью в период физио- или грязелечения, после чего специфическую терапию отменяли.

У больных с выраженными спаечными изменениями и морфологическими признаками активного процесса, подвергшихся хирургическому лечению, были также применены в послеоперационном периоде физические методы терапии (биостимуляторы, фонофорез гидрокортизона, грязи) с целью рассасывания уже имевшихся спаек и предупреждения образования новых. Указанные виды лечения проводились только на фоне введения антибактериальных препаратов, В результате комплексной терапии (антибактериальное лечение, операция, химиотерапия в послеоперационном периоде) клиническое излечение от туберкулеза наступило у 54 из 55 больных в сроки от 1 года до 2 лет после операции.

У 6 больных молодого возраста после операции выявлена кистозная дегенерация резецированных яичников. У женщины в возрасте 27 лет через 2 года после операции был отмечен рост миомы матки. Принимая во внимание, что у всех этих больных достигнуто клиническое излечение полового туберкулеза, антибактериальную терапию им не проводили.

На это обстоятельство необходимо обратить особое внимание, так как до последнего времени нередко встречаются больные, которые в прошлом перенесли операцию по поводу генитального туберкулеза и которым после операции проведено активное антибактериальное лечение, в результате которого наступило клиническое излечение. Однако если у таких женщин определяется увеличенный яичник (киста яичника), то часто ставят диагноз «туберкулез придатков матки, инфильтративная фаза».

В связи с этим больным продолжают вводить антибактериальные препараты (стрептомицин, тубазид и т. д.), что еще более усугубляет сложные гормональные нарушения, возникшие в результате операции, и способствует развитию спаечного процесса в брюшной полости.

Интересно сообщение Giannice (1972). У 82% женщин, больных туберкулезом половых органов, которым во время хирургического вмешательства был оставлен один яичник, автор наблюдал после операции расстройства менструального цикла, а у 43% больных — кистозное изменение оставленного яичника.

Несмотря на указанные осложнения и принимая во внимание молодой возраст наших больных (20—40 лет), по-видимому, следует по возможности сохранять нормальную ткань яичника, а не удалять полностью придатки матки.

Нами отмечено, что лучшие результаты удается получить в тех случаях» когда длительность заболевания с момента установления диагноза и предшествующая операции антибактериальная терапия не превышали 1 года, а объем оперативного вмешательства был минимальным (удалены только маточные трубы). Худшие результаты наблюдались у больных со значительными спаечными изменениями в гениталиях и большой распространенностью процесса, которым до операции антибактериальная терапия проводилась в течение многих лет. В таких случаях эффект от хирургического лечения снижался за счет более расширенного и травматического оперативного вмешательства, обусловленного большей распространенностью воспалительного процесса, значительными спаечными изменениями в малом тазе и брюшной полости. Несмотря на рассасывающую терапию в раннем послеоперационном периоде, частично вновь образовывались спайки и появлялись боли. Хотя туберкулез половых органов был практически излечен, больные не чувствовали себя полностью здоровыми.

На основании анализа результатов хирургического лечения генитального туберкулеза считаем возможным сделать следующее заключение. Оперативное лечение туберкулеза женских половых органов показано во всех случаях неэффективной антибактериальной терапии. Срок последней определяется в зависимости от формы и активности воспалительного процесса, но не должен превышать 1 года. При длительной антибактериальной терапии могут образовываться значительные спаечные изменения, что снижает эффект последующей операции. Оперативному лечению подлежат: 1) все больные с казеозными формами поражения придатков матки, пиосальпинксами, тубо овариальными воспалительными образованиями с наличием плотной фиброзной капсулы. Предоперационная антибактериальная подготовка при этих формах заболевания должна продолжаться не более 3—4 мес (в зависимости от клинического течения заболевания);

2) больные со свищевыми формами болезни;

3) больные туберкулезом половых органов с признаками активности процесса в случае неэффективности консервативной терапии;

4) больные с генитальным туберкулезом в неактивной фазе, характеризующейся значительными рубцово-спаечными изменениями в малом тазе, которые обусловливают стойкое нарушение функции тазовых органов. Объем операции зависит от выраженности и распространенности изменений во внутренних половых органах и малом тазе;

5) больные туберкулезом гениталий и одновременно другими гинекологическими заболеваниями, требующими оперативного лечения (киста яичника, миома матки, эндометриоз и т. д.). В качестве примера необходимости оперативного лечения туберкулеза женских половых органов при отсутствии эффекта от консервативной терапии приводим следующее наблюдение.

Больная Б., 39 лет, поступила с жалобами на первичное бесплодие в течение 10 лет и боли внизу живота.

Росла и развивалась нормально. В возрасте 11 лет перенесла очаговый туберкулез легких.

Заболевания туберкулезной этиологии в семье и контакт с больными туберкулезом отрицает. Менструации с 16 лет регулярные, по 3 дня, через 28 дней. Половая жизнь с 25 лет. Беременностей не было, от беременности не предохранялась.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты правильно Влагалище нерожавшей женщины. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. Тело матки средних размеров, в антефлексии, ограничено в подвижности. В области придатков матки справа образование размером 7X8 см. Слева образование размером 5X6 см тугоэластической консистенции, в спайках. Осмотр безболезненный.

При рентгенографии легких, исследовании сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта отклонений от нормы не обнаружено. Температура нормальная. Общий анализ крови и мочи без особенностей. Реакция Пирке положительная. При подкожном введении 20 ТЕ общая реакция положительная, температура повысилась с 36,7 до 37,4° С;

в гемограмме отмечено уменьшение количества лимфоцитов через 48 ч с 37 до 23, повышение числа палочко-ядерных нейтрофилов с 3 до 7% в протеинограмме произошло снижение уровня альбуминов, повышение количества a1- и а2-глобулинов.

Очаговая реакция со стороны гениталий положительная (появилась резкая болезненность и пастозность в области придатков матки). При гистологическом исследовании соскоба эндометрия туберкулезных изменений не найдено. Результаты посева материала соскоба на микобактерий туберкулеза отрицательные.

Материалом соскоба эндометрия заражена морская свинка. При вскрытии ее обнаружен начинающийся туберкулез. Дважды сделан посев менструальной крови на микобактерий туберкулеза (оба ответа отрицательные). На обзорном рентгеновском снимке (рис. 41) в малом тазе с обеих сторон обнаружены гомогенные тени округлой формы размером 3X2,5 см (справа) и 2,5X2,3 см (слева), являющиеся казеозными очагами в придатках матки. На гистеросальпингограмме (рис. 42) цервикальный канал обычной формы. Полость тела матки нормальных размеров, треугольной формы, с ровными контурами. В левом углу дефект заполнения (полип? миоматозный узел?). Маточные трубы заполнились контрастным веществом на всем своем протяжении. В области ампулярных отделов маточных труб контрастное вещество распределилось неоднородно. Контрастное вещество в брюшную полость не проникло.

Диагноз: двусторонний сальпингоофорит туберкулезной этиологии с наличием казеом, очаговый туберкулезный эндометрит, первичное бесплодие.

В течение 5 лет больная нерегулярно принимала антибактериальные препараты (троекратно, перорально) и ежегодно 2—3 мес лечилась в санатории. Придатки матки продолжали оставаться увеличенными;

больную беспокоили боли, В 1967 г. (через 2 года от начала специфической терапии) больной предложено оперативное лечение, от которого она отказалась. Через год от начала лечения произведено диагностическое выскабливание матки с последующим гистологическим, бактериологическим и биологическим исследованием соскоба. Ни в одном исследовании туберкулез эндометрия не подтвердился. С 1969 г. отмечен рост фибромиомы матки.

Вновь предложено оперативное лечение, на которое больная дала согласие.

Произведена надвлагалищная ампутация матки с маточными трубами, резекция яичников.

Гистологическое исследование удаленного препарата: миома матки, склеротические изменения в стенке маточных труб как результат перенесенного туберкулеза. В яичниках казеозные очаги и участки, содержащие специфическую грануляционную ткань, состоящую из скоплений эпителиоидных клеток.

С 5-го дня после операции начата внутривенная специфическая терапия (этионамид по 0,5 г, тубазид по 0,6 г). С 15-го дня после операции инъекции лидазы по 64 единицы внутримышечно, всего 20 инъекций через день (с целью профилактики образования спаек). Через 2 мес больная переведена на одноразовый пероральныи прием химиопрепаратов, который проводили в течение года. В последующий год специфическое лечение осуществлялось прерывистым методом. Спустя 2 года после операции переведена в VB группу диспансерного учета. Антибактериальная терапия отменена. Работоспособность полностью восстановлена. При гинекологическом осмотре культя шейки матки подвижная, яичники не определяются.

Имеются небольшие спаечные изменения в малом тазе.

Рис. 41. Обзорный рентгеновский снимок малого таза. Округлые тени — казеозные очаги в придатках матки.

Рис. 42. Гистеросальпингограмма. Туберкулезный эндометрит. Туберкулезный аднексит, казеозные очаги в яичниках. Диагноз подтвержден при операции.

Данная история болезни является иллюстрацией хронического, вяло текущего туберкулеза придатков матки (с наличием изолированных казеозных очагов), при котором проводимая в течение 5 лет антибактериальная терапия оказалась неэффективной. В матке имел место очаговый туберкулез эндометрия. Клиническое течение заболевания определял патологический процесс в придатках матки.

Специфическое воспаление в половых органах, по-видимому, явилось стимулом к росту фибромиомы. Все это привело к необходимости хирургического лечения. Операция в комбинации с антибактериальной терапией позволила добиться стойких положительных результатов.

Физические методы лечения Течение воспалительного процесса при туберкулезе морфологически характеризуется склонностью к развитию склеротических и фибропластических изменений в тканях. При туберкулезе легких это приводит к пневмосклерозу, при поражении мочевой системы — к стенозу мочеточника, рубцовым изменениям стенки мочевого пузыря, при туберкулезе органов брюшной полости (в том числе и гениталий)—к спаечным изменениям, плоскостным сращениям между петлями кишечника, гениталиями, мочевым пузырем и брюшиной. Все это обусловливает стойкие нарушения функции органов, вовлеченных в спаечный процесс, и может приводить к спаечной болезни. Кроме того, при туберкулезе маточных труб склеротические изменения приводят к облитерации их просвета, а при туберкулезе матки — к деформации и облитерации ее полости.

За последние годы увеличилось число гинекологических больных, у которых ликвидированы активные проявления туберкулеза в половых органах в результате современной антибактериальной терапии. Однако спаечные изменения, явившиеся следствием туберкулеза, вызывают тяжелый болевой синдром, делают женщину инвалидом. Для предупреждения образования и уменьшения уже имеющихся спаек применяют биостимуляторы: лидазу, ФИБС, алоэ. Однако этих назначений обычно недостаточно, так как при туберкулезе спайки отличаются большой плотностью и трудно поддаются рассасывающей терапии.

Долгое время оставался открытым вопрос о возможности применения физических методов лечения при туберкулезе гениталий. В 60-х годах в литературе стали появляться исследования, указывающие на целесообразность использования электрофореза с цинком при туберкулезе женских половых органов на фоне антибактериальной терапии (Р. И.

Малыхина и др., 1964;

И. Н. Закиев, 1968). Основная цель данного лечения заключалась в десенсибилизирующем, противовоспалительном и рассасывающем воздействии на очаги специфического поражения. И. Н. Закиев (1968), кроме того, предложил использовать кумыс. Как известно, кумыс является тонизирующим, богатым витаминами средством и обладает также антибактериальными свойствами. У больных, страдающих гинекологическими заболеваниями, его с успехом применяли в санатории «Шафраново» для спринцеваний.

В терапии неспецифических воспалительных заболеваний женских половых органов с преобладанием рубцово-спаечных изменений широкое распространение получил ультразвук (И. Ф. Жордания, Т. Д. Дзидзигури, 1963;

Ф. Д. Анискова, 1967;

Г. А.

Мозес, Л. Л. Слепнев, 1967;

Н. М. Суворова, 1970, и др.).

Из многообразных свойств ультразвука особый интерес представляет его способность улучшать сосудистую и тканевую проницаемость, менять функциональное состояние соединительной ткани, действовать на обменно-трофические процессы.

Фонофорез гидрокортизона усиливает указанные свойства, вызывая терапевтический эффект при спаечно-воспалительных заболеваниях (О. Г. Бусаров, 1963;

С. П. Гатев, Г. П.

Пантев, 1970;

А. П. Сперанский и др., 1970;

К. И. Орлова и др., 1972). Н. М. Суворова (1968) большое значение в механизме действия ультразвука придает рефлекторным реакциям, бактерицидному, анальгезирующему и фибролитическому влиянию этого воздействия на ткани. И. Г. Клеменкова и соавторы (1970) успешно использовали ультразвук у больных туберкулезом гениталий в активной фазе процесса на фоне антибактериальной терапии.

В Московском научно-исследовательском институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР с 1969 г. у больных туберкулезом женских половых органов в активной фазе процесса на фоне антибактериальной терапии применяют фонофорез гидрокортизона (Е. Н. Колачевская, Т. И. Еремичева, 1972). Основным показанием к данному виду лечения служат спаечные изменения в малом тазе, обусловливающие болевой синдром.

Более щадяще, чем фонофорез гидрокортизона, действуют синусоидально модулированные токи (аппарат «Амплипульс-3»). В Московском научно исследовательском институте туберкулеза с 1972 г. в тех случаях, когда имелась опасность обострения воспалительного процесса от применения фонофореза, вначале использовали «Амплипульс-3» в качестве подготовки к воздействию более активного фактора (фонофореза гидрокортизона). Синусоидально модулированные токи не дают побочных явлений. С помощью их можно избирательно воздействовать на глубоко расположенные участки тканей. Они представляют собой переменный ток частотой колебаний 5000 Гц с модуляцией низкой частоты (от 10 до 150 Гц). Лечебный эффект, этих токов заключается в обезболивающем, противовоспалительном, рассасывающем действии, кроме того, они стимулируют и усиливают обменные процессы в тканях (Б. Г.

Ясногородский, 1969).

Грязелечение издавна используют при лечении воспалительных заболеваний женских половых органов неспецифической этиологии. Важная роль в патогенезе воспалительных заболеваний принадлежит сенсибилизации организма продуктами измененного обмена в очагах воспаления, возникающими в ответ на введение фармакологических препаратов. Грязелечение оказывает десенсибилизирующее действие (В. Г. Дик, 1958). По данным Н. С. Бакшеева (1967), лечение грязями приводит к усилению лимфо- и кровообращения в малом тазе, повышению фагоцитарной функции лейкоцитов и усилению окислительно-восстановительных процессов в очаге воспаления.

До недавнего времени туберкулез женских половых органов считали прямым противопоказанием к направлению больных на грязевые курорты. У гинекологов было единое мнение, что грязи вызывают обострение специфического воспаления. Однако уже в конце 60-х годов в литературе стали появлятся сообщения о том, что данному контингенту больных можно проводить грязелечение (Р. И. Малыхина и др., 1967).

Л Д. Ткаченко и В. Н. Компаниец (1972) успешно проводили гипотермическое грязелечение у 100 женщин, больных туберкулезом гениталий на фоне антибактериальной терапии. Полученные данные авторы сравнили с результатами в контрольной группе больных, не подвергавшихся грязелечению. Выраженный эффект получен у 86%, в контрольной группе — у 52% больных.

Неспецифическую терапию, направленную на предупреждение или уменьшение образования спаек на месте туберкулезных очагов, мы провели 96 женщинам: у 31 был использован фонофорез гидрокортизона, у 29 — ам-плипульс с последующим фонофорезом (у 11 из них грязелечением), у 10 —только грязелечение. Таким образом, у 70 женщин применялись физические методы лечения. У 21 из них перед указанными процедурами был проведен курс инъекций лидазы в комбинации с ронидазой в свечах по 0,2 г через день или ежедневно. Только инъекции лидазы назначили 26 женщинам.

Из 96 больных 64 относились к рассмотренной нами ранее группе больных с активным процессом в половых органах, которым антибактериальная терапия проводилась методом одноразового энтерального и капельного внутривенного введения препаратов, 20 —к группе больных, которым была произведена операция на внутренних половых органах, и 12 больных взяты впервые с длительным (4—8 лет) хроническим вялотекущим процессом в придатках в фазе рубцевания, который обусловливал существование стойкого болевого синдрома. Представляло интерес выяснить, какое влияние физиопроцедуры и грязи могут оказать на воспалительные процессы столь большой давности.

Следует отметить, что антибактериальные препараты на фоне физиотерапии назначались всем 96 больным. В дальнейшем мы сравнили полученные результаты в зависимости от вида патогенетического лечения.

Из 31 больной, у которых в качестве рассасывающей терапии был применен только фонофорез гидрокортизона, у 24 туберкулезный процесс был впервые выявленным активным и у 7 в стадии затихания. При гинекологическом осмотре у всех больных определялись значительные спаечные изменения в малом тазе.

Для фонофореза гидрокортизона использовался отечественный аппарат УТП- (режим непрерывный, лабильная методика), применялись небольшие, постепенно возрастающие интенсивности от 0,2 до 0,6 Вт/см2. Время воздействия колебалось от 2 до 5 мин на поле. Курс лечения состоял из 12—15 процедур. Контактной средой вместо обычного вазелинового масла служила 5% гидрокортизоновая мазь. У 6 больных воздействие проводили с двух полей (область над пупартовой связкой справа и слева). У 25 больных, кроме этих областей, озвучивались паравертебральные области на уровне пояснично-крестцового отдела позвоночника. Девять женщин прошли повторный курс лечения с интервалом в 4 мес.

Больные удовлетворительно переносили процедуры, но у 14 женщин отмечались общие и местные реакции (общая реакция выражалась в головокружении, поташнивании, в появлении болей внизу живота и поясничной области, кровянистых выделений из половых путей в межменструальном периоде). На подобные реакции при лечении ультразвуком больных, страдающих гинекологическими заболеваниями, указывали Ф. Д.

Анискова (1967), Н. М. Суворова (1970) и др.

Жалобы общего характера и усиление болей внизу живота были отмечены чаще у больных, принимавших процедуры амбулаторно.

Считаем необходимым подчеркнуть, что данная физиопроцедура является достаточно активной, поэтому назначать ее можно лишь при хроническом течении заболевания, после достаточно полноценной антибактериальной терапии сроком не менее 2 мес. Она противопоказана больным, у которых воспалительный процесс имеет склонность к частым обострениям, а также больным, у которых при диагностическом выскабливании матки установлен диагноз полипоза эндометрия или туберкулез сочетается с другими гинекологическими заболеваниями, при которых указанная процедура противопоказана (например, миома матки).

Прежде чем говорить о результатах лечения, следует отметить, что во всех случаях, когда, кроме специфического, применяли и неспецифическое лечение, проводилась комплексная терапия: у одних — антибактериальная в сочетании с физиолечением, у других вместе с биостимуляторами, у третьих — с бальнеотерапией. Неспецифическая же терапия явилась хорошим фоном для основного лечения — антибактериального — и дополняла последнее.

Терапевтический эффект получен у 24 из 31 больной, которым наряду со специфическим лечением назначали фонофорез гидрокортизона. У 5 больных с выраженными спаечными изменениями в половых органах и давностью воспалительного процесса 8—12 лет улучшения не отмечено. Ухудшение на фоне данной процедуры наблюдалось у женщин, больных туберкулезом половых органов в активной фазе после операции, которым фонофорез гидрокортизона был начат в 1-й месяц после хирургического вмешательства в комплексе с антибактериальной терапией.

У 29 больных со свежевыявленным активным туберкулезом гениталий через месяц от начала лечения были применены синусоидально-модулированные токи (аппарат «Амплипульс-3»), затем фонофорез гидрокортизона.

Данная процедура применялась перед фонофорезом для подготовки к воздействию более сильным фактором (фонофорез гидрокортизона). Методика заключалась в следующем. Электроды размером 100 см2 располагали в месте проекции придатков матки на передней брюшной стенке. Частота модуляций 90 Гц, глубина 30%. Виды модуляций: посылка с немодулированным током и перемежающаяся частота. Время воздействия — по 5 мин каждым видом. Сила тока от 15 до 30 мА. Курс рассчитан на процедур, проводимых ежедневно. Побочных явлений не наблюдалось.

Всего на бальнеологические курорты направлена 21 из 70 больных: 11—с активным туберкулезом (после ам-плипульса и последующего фонофореза гидрокортизона), 6 — через 3—6 мес после операции (основной очаг туберкулеза удален), 4 — с туберкулезом в стадии затихания, выраженными спайками.

Применялись грязевые трусы (температура 28—32°, 15 мин) одновременно с влагалищными грязевыми тампонами (температура 36—38°, 20 мин). Процедуры назначали через день, иногда с промежутками в 2 дня (В. Н. Компаниец, 1971).

Обострения процесса на фоне грязелечения не наблюдалось.

Наилучший терапевтический эффект отмечен у 11 больных активным туберкулезом гениталий и давностью заболевания до 2 лет, которым в начале лечения проводили инъекции биостимуляторов. Через 1—2 мес лечения к основному курсу терапии присоединяли амплипульс, затем фонофорез гидрокортизона и, наконец, грязи.

Излечение туберкулеза сопровождалось образованием минимальных спаечных изменений в малом тазе. У 2 больных восстановилась проходимость маточных труб, что выявлено при гистеросальпингографии. Хорошие результаты получены также у больных, которым применяли сначала амплипульс, а потом фонофорез гидрокортизона или грязелечение (10 женщин). Среди этих 10 больных у 7 наблюдался активный туберкулезный процесс в половых органах давностью (с момента выявления) 2—4 года.

У 3 женщин в стадии затихания со значительными спайками. У всех 10 больных в начале грязелечения отмечено улучшение течения болезни, которое выражалось в уменьшении и даже полном исчезновении болей внизу живота и пояснице, а также в нормализации нарушенного менструального цикла. Однако у 6 больных улучшение после грязелечения носило временный характер: через несколько месяцев вновь появились боли, требующие симптоматического лечения.

На основании анализа результатов неспецифической терапии у больных генитальным туберкулезом мы пришли к заключению, что инъекции лидазы в комбинации с приемом в свечах ронидазы, физиотерапевтические, процедуры с помощью аппарата «Амплипульс-3», фонофорез гидрокортизона и, наконец, грязелечение следует присоединять к основной терапии последовательно с целью избежать обострения. В начале курса антибактериальной терапии мы рекомендуем применять биостимуляторы, затем более активную процедуру — воздействие синусоидально модулированных токов.

При достаточной эффективности метода и отсутствии обострения воспалительного процесса следует переходить к наиболее сильному воздействию — фонофорезу гидрокортизона.

Основанием для такой методики лечения служило наблюдение за больными, которым проводились только инъекции лидазы или только фонофорез гидрокортизона. У больных первой группы мы не получили желаемого терапевтического эффекта. У женщин второй группы иногда наблюдались местные реакции со стороны очага поражения Отсюда мы сделали вывод, что фонофорез гидрокортизона, являясь наиболее активной процедурой, должен применяться только после предварительного воздействия более слабых рассасывающих видов лечения при наличии предшествующей активной антибактериальной терапии Это положение относится только к активной стадии заболевания. При посттуберкулезных изменениях в половых органах можно проводить физиотерапию без специальной подготовки. Биостимуляторы целесообразно применять (при отсутствии побочных реакций) на протяжении всего курса, активной терапии с промежутками между курсами 2—3 мес. Если сравнить результаты терапии у больных, которым применяли различные виды рассасывающего лечения (96), с контрольной группой женщин (86), которым патогенетическая терапия не проводилась, то у последних исход туберкулезного процесса сопровождался более выраженными фибропластическими изменениями в половых органах. В результате физиопроцедур и грязелечения удалось добиться удовлетворительного терапевтического эффекта даже у больных со старыми рубцово-спаечными изменениями в малом тазе. Однако результаты лечения у этих больных нередко были нестойкими. Данный контингент заслуживает особого внимания, так как составляет большинство лиц, находящихся на учете в противотуберкулезных диспансерах. Туберкулез излечен, но женщина не чувствует себя здоровой ввиду наличия спаечных изменений в малом тазе. Причина возникновения их заключается в поздней диагностике заболевания, излишнем увлечении стрептомицином.

В таких случаях показаны широкое применение физических методов лечения, симптоматическая терапия с целью рассасывания спаек, ликвидации болевого синдрома, улучшения общего состояния.

В заключение кратко суммируем виды специфической и патогенетической терапии при каждой клинической форме полового туберкулеза с учетом характера течения и фазы процесса.

Туберкулез придатков матки с незначительными анатомо-функциональными изменениями. При остром и подостром течении в фазе инфильтрации показано введение не менее трех препаратов, в том числе и стрептомицина. Лечение до ликвидации острых явлений и перифокального воспаления в очаге специфического поражения должно проводиться в условиях стационара, после чего больных переводят в санаторий. Сроки пребывания в санатории определяются индивидуально в каждом конкретном случае.

Введение антибиотиков широкого спектра действия на первом этапе лечения необходимо, так как острое-и подострое течение заболевания чаще всего свидетельствует о присоединении смешанной инфекции. Лучше пользоваться на первом этапе лечения методикой капельных внутривенных вливаний (количество капельниц, необходимых для стабилизации процесса, в среднем составляет 60—70). Затем переходят к ежедневному одноразовому пероральному приему препаратов. Туберкулез придатков матки в фазе инфильтрации быстро подвергается обратному развитию, и обычно сроки непрерывной антибактериальной терапии не превышают года (VA группа учета), после чего больных переводят на прерывистый метод лечения (прием препаратов перорально через день), который также продолжают около года (VB группа учета).

После ликвидации острых и подострых явлений и инфильтрации в очагах воспаления антибактериальную терапию сочетают с инъекциями лидазы, всего 20— инъекций. Затем назначают синусоидально модулированные токи (аппарат «Амплипульс 3»), всего 12 процедур по одной в день. При хорошей переносимости и отсутствии обострения процесса через 10—15 дней (после окончания последней процедуры) переходят к фонофорезу гидрокортизона. После затихания процесса больных можно направлять на грязевые курорты. Противопоказания к проведению указанных выше видов неспецифического рассасывающего лечения идентичны таковым в клинике общей гинекологии.

При хроническом течении со склонностью к рубцеванию, но с сохранением признаков активности (VA группа учета) также желательно вначале провести лечение методом внутривенного капельного введения препаратов, всего на курс около капельниц (без стрептомицина), затем можно переходить на ежедневный одноразовый пероральный прием препаратов сроком до года. После затихания процесса специфическую терапию заканчивают с помощью прерывистого перорального приема в течение года (VB группа учета).

Рассасывающие виды лечения можно применять с момента начала активной антибактериальной терапии и подключать их к основному курсу последовательно (ли даза, амплипульс, фонофорез гидрокортизона, грязи).

Туберкулез придатков матки с выраженными анатомо-функциональными изменениями требует более длительного антибактериального лечения по сравнению с предыдущей формой болезни. В фазе инфильтрации применяют не менее трех препаратов, в том числе и стрептомицин. На первом этапе препараты вводят внутривенно капельно (всего 100—120 капельниц), а затем переходят на однократный пероральный прием их. Общие сроки непрерывной антибактериальной терапии при этой форме туберкулеза придатков матки (VA группа учета) составляют 17г—2 года (кроме тех форм, которые требуют оперативного лечения). После затихания специфического воспаления переходят на прерывистый пероральный прием препаратов в течение 1— лет (VB группа учета). Биостимуляторы, физиопроцедуры и бальнеотерапию применяют по показаниям так же последовательно на протяжении всего периода активной терапии.

В тех случаях, когда отсутствует положительная динамика в течение процесса, несмотря на проводимую в течение первого года активную антибактериальную терапию ставят вопрос об операции (показания к операции изложены ранее).

Клиническая форма с наличием казеом в придатках матки требует оперативного лечения. Предоперационную подготовку желательно провести в стационаре методом внутривенного капельного введения препаратов (50—60 вливаний) или препараты вводят однократно, перорально в течение 2—4 мес, после чего оперируют.

До операции рассасывающие виды лечения, указанные выше, не применяют.

Терапия туберкулеза матки проводится по тем же принципам, что и туберкулеза придатков. Вначале применяют внутривенное капельное введение препаратов (всего 60— 80 капельниц). При отсутствии условий для проведения внутривенной терапии препараты вводят однократно перорально в течение не менее 3—5 мес. После курса внутривенной или пероральной терапии целесообразно повторить диагностическое выскабливание слизистой оболочки матки. Обычно после указанного курса лечения наступает излечение туберкулеза эндометрия.

Излечение туберкулезных язв шейки матки, вульвы и влагалища наступает после 1—2 мес лечения при помощи обычного внутривенного или перорального приема туберкулостатических препаратов. Стрептомицином в дозе 1 г обкалывают язвы через день. Если после 2—3 мес активной терапии продолжает оставаться небольшая язва, то следует прибегнуть к повторной биопсии, результаты которой чаще всего указывают уже на наличие неспецифической эрозии. В таких случаях производят диатермокоагуляцию эрозии.

Подводя итог всему сказанному по вопросам терапии туберкулеза женских половых органов, надо в первую очередь обратить внимание на необходимость комплексного использования как антибактериального, так и неспецифического лечения, а в некоторых случаях — оперативного. Однако основной следует считать антибактериальную терапию.

ТУБЕРКУЛЕЗ ГЕНИТАЛИЙ И БЕРЕМЕННОСТЬ Большое практическое значение имеет вопрос о возможности наступления беременности после излечения туберкулеза половых органов. Мы наблюдали только больных, у которых в результате терапии восстановилась проходимость маточных труб, что было подтверждено рентгенологически. Подобные случаи встречаются крайне редко.

Дело в том, что склеротические изменения в стенке самой маточной трубы и окружающих тканях при генитальном туберкулезе развиваются быстро и, как правило, носят необратимый характер. Можно излечить туберкулез половых органов, но трудно ликвидидировать те глубокие последствия заболевания, которые приводят к стойкому бесплодию. Только своевременный диагноз и лечение могут способствовать восстановлению проходимости маточных труб.

Aburel и Petrescov (1970) применили хирургическое лечение бесплодия туберкулезной этиологии. Для этого производили сальпинголизис, сальпингостомию, пересадку маточной трубы в матку, пересадку яичника в полость матки и др. Однако после операции беременность наступила лишь у отдельных женщин. В связи с этим авторы делают вывод, что проблема бесплодия при туберкулезе гениталий должна решаться не хирургически, а путем своевременно начатого консервативного лечения.

Беременность после лечения наступила у 7 наблюдавшихся нами больных (у 4 — маточная, закончившаяся пождением здорового доношенного плода, и у 3 — внематочная). Из 4 родивших больных у 3 ранее был диагностирован туберкулезный эндометрит (подтвержден гистологически) и сальпингит (диагноз подтвержден клинически и рентгенологически). Однако до лечения у этих 3 родивших больных пальпаторно придатки матки увеличены не были. Своевременно начатое специфическое лечение привело к полному рассасыванию воспалительных изменений в половых органах и наступлению беременности через 2—3 года от начала лечения.

У четвертой больной туберкулезом были поражены только придатки матки.

Диагноз заболевания подтвержден клинически, рентгенологически и бактериологически.

Приводим выдержки из истории болезни.

Больная Б., 31 года, поступила с жалобами на постоянные боли внизу живота, слабость, потливость, плохой сон. Росла слабым ребенком, в детстве перенесла «золотуху». Туберкулезные заболевания в семье и контакт с туберкулезными больными отрицает. Менструации с 13 лет, регулярные, по 3 дня, через 25 дней.

Половая жизнь с 21 года. Беременностей не было, от беременности не предохраняется.

Бимануальное исследование: оволосение, по женскому типу. Наружные половые органы развиты правильно. Влагалище нерожавшей женщины. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. В правом влагалищном своде имеется точечное отверстие свищевого хода с гнойным отделяемым. Тело матки небольшое, в анте-флексии, ограничено в подвижости. Правые придатки матки несколько увеличены, спаяны с окружающими тканями в области свищевого отверстия. Левые придатки матки уплотнены, в спайках. Пальпация половых органов безболезненна.

При рентгенографии грудной клетки обнаружен очаг Гона в правом легком. При исследовании сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта патологических изменений не найдено.

Температура субфебрильная. В крови лейкоцитоз (9000 в 1 мм3), палочкоядерный сдвиг в формуле крови;

СОЭ 19 мм в час. Реакция Пирке положительная. При подкожном введении 20 ТЕ общая реакция положительная (температура повысилась с 37 до 37,6°;

в гемограмме через 48 ч отмечено уменьшение количества лимфоцитов с 28 до 15%;

повышение СОЭ до 25 мм в час). Очаговая реакция со стороны половых органов положительная (появление болезненности и пастозности в области придатков матки).

Через 24 и 48 ч после туберкулиновой пробы взяты посевы на туберкулезные микобактерии отделяемого свищевого хода, открывающегося в правый свод влагалища. Посевы положительные. Кроме того, получен положительный результат посева менструальной крови на микобактерии туберкулеза. На гистеросальпингограмме цервикальный канал и полость матки оказались обычной формы с ровными контурами. В маточные трубы контрастное вещество не проникло. Кальцинаты и казеозные очаги в малом тазе рентгенологически не выявлены Сделана попытка произвести фистулографию. Контрастное вещество в свищевое отверстие ввести не удалось. При гистологическом исследовании соскоба эндометрия туберкулезных изменений не обнаружено. Результаты посева материала соскоба на микобактерии туберкулеза отрицательные.

Диагноз: двусторонний туберкулезный сальпингоофорит, придатково-влагалищный свищ (?), первичное бесплодие, ВК+.

Начата антибактериальная терапия (стрептомицин по 1 г, тубазид по 0,9 г, ПАСК по 15 г). Ввиду наличия хронического вяло текущего воспалительного процесса в половых органах через 3 мес от начала лечения к основному курсу лечения присоединена туберкулинотерапия. В результате лечения значительно улучшилось общее состояние, нормализовались температура и картина периферической крови, исчезли слабость и потливость, больная прибавила в весе б кг. Свищевое отверстие в области правого влагалищного свода через 5 мес лечения закрылось. В области правых придатков матки определялся умеренный спаечный процесс. Больная переведена в санаторий «Ленинские Горки». Через 8 мес от начала лечения наступила беременность, закончившаяся нормальными срочными родами. На протяжении всей беременности продолжалось антибактериальное лечение. Мать и ребенок здоровы (наблюдение 11 лет). В первый год после родов женщине продолжали проводить специфическую терапию в связи с опасностью обострения туберкулезного процесса, в течение второго и третьего года — только в осенне-ве-сеннее время. Затем химиопрепараты были отменены. Больная переведена в группу VB диспансерного1 учета;

через 2 года снята с учета.

Е. П. Майзель и Н. И. Кузавова (1968), А. К. Скляр-чик (1968), Aburel и Petrescov (1962), Patat (1962, 1973), Francis (1964) также описали случаи наступления беременности у больных туберкулезом половых органов на фоне антибактериальной терапии. У некоторых женщин беременность закончилась нормальными родами. Необходимо отметить, что беременность в свою очередь может приводить к обострению инфекции в половых органах, протекающей до этого латентно. Мы наблюдали женщину, которая поступила в Институт туберкулеза для обследования. В течение последнего месяца у нее наблюдались умеренные кровянистые выделения из половых путей. При гистологическом исследовании соскоба эндометрия на фоне ворсин хориона были обнаружены единичные туберкулезные бугорки. По-видимому, несостоятельность эндометрия (вследствие воспалительной реакции явилась причиной самопроизвольного прерывания беременности.

Приводим наблюдение, подтверждающее возможность обострения туберкулезного процесса в половых органах после родов.

Больная X., 24 лет, поступила с жалобами на слабость, боли внизу живота, субфебрильную температуру, нерегулярные менструации. В декабре 1960 г. срочные роды. Ребенок умер через 3 мес от туберкулеза легких. Через 5 мес после родов внезапно повысилась температура, появились боли внизу живота. Врач диагностировал воспаление придатков матки. До беременности женщина чувствовала себя здоровой, к гинекологу не обращалась. Тепловые процедуры вызвали обострение воспалительного процесса. В течение 3 лет безуспешно проводилось противовоспалительное лечение. С подозрением на туберкулез гениталий через 4 года от начала заболевания направлена в Институт туберкулеза.

Росла слабым, болезненным ребенком. В 19 лет перенесла узловатую эритему на нижних конечностях. В семье отец и брат болели ранее туберкулезом легких. Менструации с 13 лет, установились сразу, по 5—6 дней, через 25 дней. Последние 2 года нерегулярные по 2 раза в месяц или, наоборот, через 1/2—2 мес. Половая жизнь с 20 лет. Была одна беременность, закончившаяся срочными родами. Данные бимануального исследования: наружные половые органы развиты правильно. Влагалище свободное. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. Тело матки средних размеров, в ретрофлексии, не выводится. В области правых придатков матки имеется образование размером 4X8 см, туго-эластической консистенции, в спайках. Слева в области придатков матки определяется образование размером 3X4 см, в спайках (яичник? ампулярный конец трубы?). Осмотр малоболезненный.

На рентгенограмме грудной клетки в корне правого легкого единичные петрификаты. Со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта патологических изменений не выявлено.

Температура нормальная. Анализы крови и мочи без патологических изменений. Реакция Пирке положительная. При подкожном введении 20 ТЕ возникла положительная общая реакция (температура повысилась с 36,7 до 37,3°, в гемограмме через 48 ч отмечалось повышение количества палочкоядерных нейтрофилов, повышение СОЭ с 12 до 18 мм Б час). Очаговая реакция также положительна (появление пастозности и болезненности в области придатков матки). При гистологическом исследовании соскоба эндометрия обнаружены кусочки ткани в фазе поздней секреции с умеренней децидуальной реакцией стромы. Туберкулезных изменений не найдено. При посеве соскоба эндометрия отмечен рост туберкулезных микобактерий. Соскобом заражена морская свинка. При вскрытии ее диагностирован генерализованный туберкулез. На обзорной рентгенограмме брюшной полости теней кальцинатов не выявлено. На гистеросальпингограмме цервикальный канал оказался несколько расширенным, с неровными контурами и дефектами наполнения. Полость матки треугольной формы, вместе с цервикальным каналом имеет длину 6,5 см. Обе маточные трубы заполнились контрастным веществом до ампулярного отдела. Левая маточная труба штопорообразно извита, с шероховатыми контурами и неправильными контрастными дефектами в ампулярном отделе. Правая маточная труба в ампулярном отделе лакунообразно расширена.

Диагноз: туберкулезный сальпингоофорит в фазе инфильтрации, туберкулезный эндометрит, ВК+.

Антибактериальная терапия проводилась непрерывно в течение 2 лет, затем еще 2 года в осенне весеннее время. В результате лечения наступило полное рассасывание воспалительного процесса придатках матки. Через 1 год от начала лечения произведено по вторное диагностическое выскабливание матки. Гистологическое исследование соскоба эндометрия, посев и заражение соскобом морской свинки не дали указаний на туберкулезный процесс.

Приведенное наблюдение показывает, что беременность может привести к обострению туберкулезного процесса в половых органах, протекающего до этого латентно.

Так же как Р. И. Малыхина (1958), Bret и Legros (1956), Kardos (I960), Aburel и Petrescov (1970), Patat (1973), мы полагаем, что наступление беременности при туберкулезе половой системы еще не свидетельствует о его излечении. После родов необходимо проводить специфическую терапию в течение 1—2 лет.

Глава V ОРГАНИЗАЦИЯ ЛЕЧЕБНО ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ БОЛЬНЫМ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ _ В решении проблемы туберкулеза гениталий основным условием являются своевременное выявление и лечение данного контингента больных. Для выполнения этого условия необходима правильная организация службы на местах. В первую очередь следует открыть в республиканских, краевых, областных противотуберкулезных диспансерах фтизиогинекологические кабинеты с включением в штат диспансера врача фтизиогинеколога. Последний должен установить тесный контакт с врачами гинекологами женских консультаций и стационаров, проводить с ними лекции, беседы, разборы больных, страдающих туберкулезом половых органов. Ведущая роль в выявлении туберкулеза женских половых органов принадлежит женской консультации (М. С. Ермина, 1964;

Н. С. Бакшеев, 1971). Обычно больная женщина обращается за медицинской помощью к районному гинекологу, поэтому именно гинеколог женской консультации должен быть хорошо осведомлен в вопросах клиники генитального туберкулеза. В настоящее время во многих областях Российской Федерации на базах областных или городских противотуберкулезных диспансеров проводится прием гинекологических больных специалистами-фтизиогинекологами.

Подготовка кадров фтизиогинекологов осуществляется на базе институтов туберкулеза (Москва, Ленинград, Новосибирск, Минск, Алма-Ата, Кишинев) или кафедрах акушерства и гинекологии (Москва, Ленинград, Киев, Воронеж, Казань, Черновцы). В тех же областях, где не производится отдельный прием фтизиогинекологом гинекологических больных, эту работу на базе диспансера выполняет врач по внелегочному туберкулезу. Он, как правило, является общим фтизиатром или специалистом по костному туберкулезу.

Д. И. Захариков (1971), проанализировав состояние работы по фтизиогинекологии в 22 туберкулезных диспансерах Российской Федерации, отметил, что там, где имеется подготовленный специалист, открыт специализированный кабинет и осуществляется связь с гинекологами общей сети, выше процент впервые взятых на учет женщин, больных туберкулезом половых органов.

Туберкулез гениталий необходимо выявлять в женских консультациях, стационарах и противотуберкулезных диспансерах у больных с хроническими воспалительными процессами придатков матки, плохо поддающихся консервативной терапии, при бесплодии, особенно первичном, нарушениях менструального цикла. В. Е. Рыбалка и В.

А. Степаненко (1971) из 1000 обследованных больных с экстрагенитальным туберкулезом у 126 (12,6%) выявили туберкулез половых органов.

Т. В. Борима с соавторами (1971) подчеркивают необходимость специальных осмотров девочек с заболеваниями матки и придатков (в кабинете детской гинекологии женской консультации). По данным авторов, из 397 девочек в возрасте от 10 до 18 лет у 29 (7,3%) выявлен туберкулез гениталий.

На прием в противотуберкулезный диспансер больные должны поступать: 1) из женских консультаций (у этих больных районный гинеколог подозревает туберкулез и направляет их на дообследование);

2) из гинекологических стационаров (больные, у которых в процессе обследования обнаружен туберкулез половых органов, или больные после операции, у которых при гистологическом исследовании удаленного органа выявлено туберкулезное его поражение).

На базе противотуберкулезного диспансера врач-фтизиогинеколог обязан провести обследование больной, присланной из женской консультации с подозрением на туберкулез половых органов. В случаях, когда при направлении больного в диспансер диагноз уже установлен, должно проводиться соответствующее лечение.

Для детального обследования больных и лечения свежевыявленных больных с активным процессом, а также лиц с запущенными, распространенными формами заболевания в период обострения недостаточно организовать только специализированный прием в диспансере. Необходимы специализированные стационары, которые целесообразнее открывать на базе противотуберкулезных убеждений, где имеются хорошо оснащенные лаборатопии для выявления микобактерий туберкулеза и где можно проконсультировать больного с компетентными фтизиатрами, так как нередко туберкулез гениталий сочетается с другими локализациями туберкулеза. Больные наряду с туберкулезом гениталий страдающие специфическим процессом в легких в активной фазе, подлежат лечению в стационаре для больных туберкулезом легких (при консультации гинеколога).

Всех женщин, больных туберкулезом гениталий (как выявленных впервые, так и хронически больных), необходимо ставить на учет в районных противотуберкулезных диспансерах и учитывать по V группе (внелегочной туберкулез). Принципы деления гинекологических больных на указанные группы отражений' в методическом письме Министерства здравоохранения СССР от 1968 г. (М. С. Ермина, Е. Н. Колачевская).

Г р у п п а у ч е т а VA. К этой группе относят больных с активным туберкулезным процессом в половых органах. Они нуждаются в непрерывном лечении в течение 1—2 лет, а по показаниям — и дольше. Желательно первый курс терапии (2— мес) проводить в условиях стационара (однократный прием препаратов внутрь или однократное внутривенное капельное вливание) и один раз в год направлять больных в санаторий. При безуспешности антибактериальной терапии через 3 мес — 1 год, в зависимости от формы и активности процесса, следует ставить вопрос об операции.

Больных этой группы фтизиогинеколог диспансера должен осматривать не реже одного раза в месяц. Больные получают бесплатно медикаменты в течение всего срока лечения.

Наблюдению подлежат больные со свежевыявленным специфическим процессом, женщины после операции или больные, у которых диагностировано обострение туберкулезного процесса в половых органах. К этой группе должны быть отнесены также больные с хронически текущим (но сохранившим признаки активности) воспалительным процессом в половых органах, у которых антибактериальная терапия оказалась неэффективной.

Особого внимания заслуживают бацилловыделители (положительные результаты посевов на микобактерий туберкулеза менструальной крови, секрета цервикального канала, материалов соскобов эндометрия и т. д.). На каждого такого больного заполняют эпидемиологическое извещение, которое направляют в районную санитарно эпидемиологическую станцию. Этим больным запрещено работать в детских учреждениях и на предприятиях пищевой промышленности. Такие больные считаются бацилловыделителями в течение двух лет с момента последнего положительного анализа, подтверждающего их бациллярность. Больной, выделяющий микобактерии, пользуется преимущественным правом на получение изолированной жилой площади (справка об активности процесса выдается по запросу райисполкома или учреждения, предоставляющего жилую площадь).

Г р у п п а у ч е т а VB. В эту группу входят лица с активным туберкулезным процессом половых органов (затихший, но не клинически излеченный), т. е. все больные, переведенные из группы VA после того, как клинически и лабораторно доказано затихание туберкулезного процесса (абациллирование, полное рассасывание воспалительных образований в придатках матки, нормализация менструального цикла, отсутствие признаков туберкулезной интоксикации). Прежде чем переводить больную с доказанным туберкулезным эндометритом в группу VB, следует произвести повторное диагностическое выскабливание матки с обязательным исследованием соскоба эндометрия как гистологически, так и бактериологически. Только при отрицательных результатах указанных исследований можно разрешить перевод больной в группу VB (при условии затихания воспалительного процесса в придатках матки). При переводе больных из группы VA в VB не рекомендуется вновь проводить подкожные туберкулиновые пробы;

при сохранении активности процесса у больных группы VB можно получить очаговые реакции в ответ на подкожное введение больших доз туберкулина (50, 100 ТЕ). При переводе из группы VA в VB показано повторение гистеросальпингографии с целью контроля течения процессов рассасывания и репарации.

У некоторых больных при применении современных методов специфической и неспецифической, рассасывающей терапии наблюдается восстановление проходимости маточных труб.

В связи со сложностью постановки диагноза и определения активности процесса при туберкулезе гениталий мы не рекомендуем впервые брать на учет больных в группу VB. Только в результате длительного динамического наблюдения за больной, страдающей гинекологическим заболеванием, можно установить факт стойкого затихания патологического процесса и разрешить перевод из VA в VB группу.

Всем больным данной группы проводят лечение прерывистым методом (2 раза в неделю, или через день, или весной и осенью по 3 мес) в течение 1—2 лет'. Для больных, подвергшихся хирургическому лечению, у которых основной патологический очаг удален, срок прерывистого лечения может быть сокращен до 1 года. Однако вопрос следует решать индивидуально в каждом отдельном случае. Гинеколог осматривает больную один раз в 2—3 мес. Желательно направлять больных в санаторий один раз в год.

Г р у п п а у ч е т а VB объединяет больных с клинически излеченным туберкулезом. Сюда переводят больных из группы VB, после того как подтверждено клиническое излечение туберкулезного процесса. При переводе обязательно нужно ставить подкожные туберкулиновые пробы, которые должны констатировать отсутствие общей и очаговой реакции в половых органах (доза туберкулина 50 или 100 ТЕ).

Необходимо также производить гистеросальпингографию. У больных этой группы отсутствуют воспалительные изменения в половых органах, имеются лишь следы перенесенного ранее воспаления в виде рубцов и спаек. Больная может быть впервые взята на учет в группу VB, если у нее наблюдаются лишь рубцово-спаечные изменения в области внутренних половых органов и отсутствуют признаки активности туберкулезного процесса. Лечение таких больных проводят с профилактической целью только в период интеркуррентных заболеваний. Наблюдение длится в среднем 2 года.

Если за это время обострения отсутствуют, то больную снимают с диспансерного учета.

Больные, которые проходят обследование в противотуберкулезном диспансере и у которых диагноз окончательно не установлен, находятся в группе «н/д» (не диагностированные), однако это не исключает возможности проведения с диагностической целью пробного антибактериального лечения в условиях диспансера.

Каждую больную с активным туберкулезным процессом в половых органах после первого курса лечения в стационаре желательно направлять в специализированный санаторий типа «Ленинские горки». В таких специализированных санаториях открыты гинекологические отделения или выделены койки для гинекологических больных.

Вопрос о контингентах больных, направляемых в санаторий, и сроки пребывания в них освещены в методическом письме от 1971 г. «Показания и противопоказания к направлению больных туберкулезом на лечение в санатории и на климатические курорты», утвержденном Министерством здравоохранения РСФСР.

На лечение в санаторий должны быть в первую очередь направлены вновь выявленные больные с активными проявлениями болезни (группа VA, в том числе после операции), которые первый курс лечения прошли в стационаре. Целью направления в санаторий являются стабилизация воспалительного процесса и рассасывание воспалительных изменений в пораженном органе. Сроки лечения определяются индивидуально врачебной комиссией санатория. Пребывание в санатории впервые выявленного больного с активными проявлениями болезни должно быть длительным — в среднем от 3 до 8 месяцев. По нашему мнению, основная масса вновь выявленных больных с хроническим течением заболевания (в связи с отсутствием достаточного количества специализированных коек на местах) может быть направлена в санаторий без предварительного больничного этапа лечения. Это тем более оправдано, что многие санатории располагают квалифицированными кадрами, хорошо оснащены оборудованием и медикаментами.

Больных туберкулезом гениталий, которым показано хирургическое лечение, направляют в санаторий не больше чем на 2—3 мес с целью предоперационной подготовки.

В санаторий следует также направлять больных для проведения курса противорецидивного лечения (группа VB) ежегодно на 2 мес в течение 2 лет. Больных с рубцово-спаечными изменениями во внутренних половых органах (группа VB) следует лечить в санатории только после интеркуррентного заболевания с целью повышения сопротивляемости организма. Срок пребывания в санатории не должен превышать 2 мес.

Лечение на климатических курортах проводится лицам с торпидным течением туберкулезного процесса, у которых длительное лечение в санаториях местного значения не дало эффекта, а также больным по специальным показаниям (сопутствующие заболевания, непереносимость антибактериальных препаратов и т. д.).

Н. С. Бакшеев с соавторами (1971), обобщив результаты лечения больных туберкулезом гениталий на Южном берегу Крыма, установили, что на эффективность лечения влияют следующие климатические факторы: аэротерапия, талассотерапия, гелиотерапия (солнцелечение, воздушная ванна, водная процедура). Последний вид лечения особенно эффективен при стойко компенсированных рубцово-спаечных процессах.

Больных, у которых туберкулез половых органов сочетается с активным туберкулезным процессом в легких или в костно-суставной системе и т. д., направляют в соответствующие специализированные санатории, где им может быть обеспечена консультация гинеколога.

В работе санаторно-отборочных комиссий при областных, краевых и республиканских противотуберкулезных диспансерах обязан участвовать фтизиогинеколог.

Лечение в санатории противопоказано больным острым и подострым туберкулезным сальпингоофоритом, с явлениями пельвеоперитонита или разлитого перитонита, а также с туберкулезным эндометритом, сопровождающимся маточным кровотечением.

Общие противопоказания к направлению больных в санатории утверждены Министерством здравоохранения СССР 28/V 1968 г.

Женщин, больных туберкулезом гениталий, принимают на лечение следующие санатории республиканского значения: 1) санаторий «Ленинские Горки» (Московская область);

2) санаторий «Выборг» (Ленинградская область), 3) санаторий «Глуховская» (Башкирская АССР), санаторий союзного значения «Солнечный» (Крым).

ВОПРОСЫ ТРУДОВОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ЖЕНЩИН, БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ Вопросы лечебно-трудовой экспертизы достаточно подробно разработаны при туберкулезе легких, но остаются нерешенными в отношении больных туберкулезом женских половых органов. По мере накопления опыта лечения данного контингента больных в Московском научно-исследовательском институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР выяснилось, что органы ВТЭК не всегда правильно решают вопросы трудоустройства этих больных. При изложении данного раздела работы нами использован опыт клиники туберкулеза легких1 и туберкулеза мочеполовой системы2.

Под трудоспособностью принято понимать соотношение между физическим состоянием организма и требованиями, которые предъявляет к человеку профессиональный труд. Человек трудоспособен, если он может выполнять работу в той или иной профессии при средней, типичной для большинства рабочих данной профессии производительности с учетом характерных для данной работы профессионально производственных факторов (А. Я. Авербах, 1960).

Временная нетрудоспособность устанавливается тогда, когда потеря трудоспособности связана с настоящим заболеванием и носит обратимый характер.

Больную освобождают от работы и выдают больничный лист. Предполагается, что за период освобождения от работы трудоспособность больной будет восстановлена. В противном случае устанавливается стойкая нетрудоспособность (инвалидность). Таким образом, нетрудоспособность считается временной, пока есть перспектива ее восстановления.

В нашей стране каждый вновь выявленный больной туберкулезом в активной фазе процесса при временной потере трудоспособности обеспечивается длительным лечением с оплатой пособия по больничному листу. Постановлением правительства фтизиатрам в таких случаях предоставляется право без решения ВТЭК продлевать больничный лист до 10 мес с сохранением за больным места работы. Больным в этот период проводится активная антибактериальная терапия. Чаще всего указанного срока бывает достаточно для достижения клинического эффекта — уменьшения воспалительных изменений в придатках матки, исчезновения туберкулезной интоксикации, нормализации менструального цикла, улучшения общего состояния. После этого больные могут возвратиться к обычному профессиональному труду. Дальнейшее лечение осуществляется в амбулаторных условиях. У многих фтизиогинекологов укоренилось ошибочное представление о том, что у впервые выявлениых больных (группа VA) длительное лечение антибактериальными препаратами обязательно требует и длительного (не менее 10 мес) пребывания на больничном листе. Это привело к тому, что нередко больную со свежевыявленным эндометритом туберкулезной этиологии и туберкулезом придатков матки (группа VA) без значительных анатомических изменений в последних, с ненарушенным менструальным циклом, нормальной температурой, отсутствием туберкулезной интоксикации держат на больничном листе 10 мес и больше, хотя общее состояние остается вполне удовлетворительным и трудоспособность не потеряна. Уже через 3—4 мес непрерывной антибактериальной терапии в условиях стационара или санатория специфические изменения в эндометрии, как правило, ликвидируются, наступает стабилизация воспалительного процесса в придатках матки, и больная может выполнять обычную работу. Следует помнить, что если труд связан с переохлаждением, подъемом тяжестей, работой в ночной смене, необходим перевод на другую работу сроком не менее 1 года. Больным со свежевыявленными значительными анатомическими и функциональными изменениями в половых органах (группа VA) следует выдавать больничный лист сроком до 10 мес. При положительной динамике течения болезни, но отсутствием полного рассасывания воспалительного процесса в придатках в эти сроки (10 мес) лечащий врач имеет право через ВТЭК требовать продления больничного листа до 16 мес или может перевести больную на временную инвалидность сроком на 6 мес. Это целесообразно делать только в тех случаях, когда есть уверенность в полном восстановлении трудоспособности и возвращении больной к прежней работе.

1 Пучков В. В., Шерман С. Г. Методические указания по определению временной нетрудоспособности у больных туберкулезом легких. Л., 1964.

2 Меламед С. Б., Грунд В. Д. Врачебно-трудовая экспертиза больных туберкулезом мочеполовой системы. М., 1961.

Если в процессе лечения больной с впервые выявленным туберкулезом половых органов и.выраженными анатомо-функциональными изменениями в течение 4—6 мес не удается добиться положительной динамики заболевания (больная отказывается от хирургического лечения или имеются те или иные противопоказания к нему), то больную следует переводить на инвалидность до истечения срока временной нетрудоспособности (10 мес).

При обострении воспалительного процесса у больных, давно стоящих на учете в противотуберкулезном диспансере (если имеются противопоказания к хирургическому лечению или больная не согласна на операцию) длительность временной нетрудоспособности определяется сроком, необходимым для ликвидации вспышки заболевания и достижения стабилизации процесса, т. е. 2—3 мес При выраженном клиническом обострении болезни, требующем пребывания на больничном листе в общей сложности до 10 мес (в течение последних 12 мес), больные подлежат направлению на ВТЭК.

При определении группы инвалидности необходимо учитывать степень активности туберкулезного процесса, предшествующую антибактериальную терапию, а также анатомо-функциональные изменения в пораженном органе. Потеря трудоспособности при туберкулезе женских половых органов чаще всего наблюдается при локализации специфического процесса в придатках матки. Переводу на инвалидность подлежат больные туберкулезом придатков матки в активной стадии заболевания с выраженными анатомо-функциональными изменениями, не поддающимися антибактериальной терапии, у которых имеются противопоказания к оперативному лечению или операция оказалась неэффективной и которые в связи с заболеванием не могут выполнять прежнюю работу.

Туберкулезные эндометриты, как правило, не влекут за собой потерю трудоспособности за исключением случаев, сопровождающихся маточными кровотечениями.

Особого внимания требует вопрос о трудоспособности больных, у которых патологический процесс в половых органах утратил признаки активности. Перенесенный ранее туберкулез гениталий в сочетании с туберкулезным перитонитом обусловливает образование значительных плоскостных сращений между органами брюшной полости.

Клинически это выражается в симптомах спаечной болезни. В зависимости от их выраженности больных признают нетрудоспособными (III—II группа инвалидности) даже при отсутствии активных проявлений туберкулеза.

При выписке на работу необходимо учитывать профессию. Больным, состоящим на учете по группам VA и VБ, противопоказаны профессии, связанные с переохлаждением, подъемом тяжестей, работой в ночную смену. Больные, у которых выделены ВК в посевах отделяемого половых путей противопоказана работа в детских и пищевых учреждениях. Рациональное трудоустройство или даже установление группы инвалидности необходимо при переводе больной на работу значительно меньшего объема со снижением квалификации, а также при невозможности возвращения на работу по эпидемиологическим причинам.

При стабилизации воспалительного процесса в половых органах больные, не прерывая лечения в амбулаторных условиях, продолжают обычно работать в течение многих лет. Лица физического труда нередко нуждаются в существенных ограничениях, что чаще всего приводит к установлению инвалидности III группы.

Таким образом, организация в нашей стране диагностической и лечебной помощи больным генитальным туберкулезом создает все условия для своевременного выявления, полноценного лечения и рационального трудоустройства больных туберкулезом женских половых органов.

ЛИТЕРАТУРА _ Абрамова М. М. Атлас гистеросальпингографии. М., 1963.

Абрамова М. М., Ершика М. С. Гистеросальпингография в диагно стике туберкулеза внутренних половых органов.— «Пробл. туб» 1962, № 7, с. 59.

Абрикосов А. И. Основы общей патологической анатомии М 1949 с. 272.

Абрикосов А. П., Струков А. И. Патологическая анатомия. М., Абурел Е. Б., Петреску В. Д. Некоторые вопросы диагностики и лечения туберкулеза женских половых органов.— «Акуш и гин » 1960, № 6, с. 68.

Авербах А. Я. Клинические и социальные критерии определения групп инвалидности.— В кн.: Основы врачебно-трудовой экспертизы. М., 1960, с. 232.

Адинцова С. А., Плетеная Л. П., Попова Л. В. Функции половых органов при экстрагенитальном туберкулезе.— В кн.: Туберкулез женских половых органов.

Тезисы докладов. Киев, 1968, с. 3.

Анисимов А. В., Марчук Е. А. К вопросу о хирургическом вмешательстве при. туберкулезе придатков матки.— В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. 1. Киев, 1971, с. 133.

Анискова Ф. Д. Ультразвук в лечении воспалительных заболеваний женских половых органов.— «Акуш. и гин.»., 1967, № 5, с. 63.

Аристова Т. М. К вопросу о клинике и лечении генитального туберкулеза. В кн.:

Акушерство и гинекология. Вып. 1. Киев, 1971, с. 126.

Асеев Д. Д. Процессы и виды клинического излечения и критерии их определения в клинике туберкулеза.— В кн.: Клинически излеченный легочный и внелегочный туберкулез. М., 1962, с. 7.

Асеев Д. Д., Коровина Ю. П., Тонитрова Н. С. Материалы о диагностическом значении гиперергических туберкулиновых реакций.—«Тер. арх.», 1966, № 8, с. 23.

Афанасьева Ю. П. Бактериологические наблюдения при комбинированном лечении туберкулезного менингита.— В,кн.: Вопросы диагностики, клиники и терапии туберкулеза. Якутск, 1959, с. 117.

Бакшеев Н. С. Актуальные вопросы курортного лечения гинекологических больных.— В кн.: Курортное лечение гинекологических больных. Киев, 1967, с. 3.

Бакшеев Н. С. Пути организации специализированной помощи женщинам, больным туберкулезом половых органов.— В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. 1. Киев, 1971, с. 5.

Беленький М. С, Брандис А. М. Возможности подкожной туберкулиновой пробы в диагностике туберкулеза гениталий.— В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. 1.

Киев. 1971, с. 64.

Батманов Н. Я-, Григорьев Ю. Г., Каневская С. С. Организация и эффективность внутривенной химиотерапии при туберкулезе легких.— «Врач, дело», 1971, № 9, с.

18.

Батюк Т. К. Изучение белковых фракций сыворотки крови и С-реактивного белка для оценки активности генитального туберкулеза.— В кн.: Акушерство и гинекология.

Вып. 1. Киев 1971 с. 73.

Бобров Н. Н. Гемотуберкулиыовый комплексный метод для вспомогательной диагностики активности туберкулезного процесса «Пробл. туб.», 1952, № 5, с. 49.

Бодяжина В. И., Крымская М. Л. Генитальный туберкулез как причина стойких нарушений менструальной функции.— В кн.: Туберкулез женских половых органов. Тезисы докладов Киев 1968, с. 14, Борима Т. В. Некоторые особенности клинического течения и лечения туберкулеза половых органов женщин.— В кн.: Научные работы Черновицкого мед. ин-та. Вып.

X. Черновцы, 1959, с. 183.

Борима Т. В. Основы патогенеза, некоторые вопросы диагностики и лечения туберкулеза женских половых органов. Дисс. докт. Киев, 1964.

Борима Т. В. Патогенез генитального туберкулеза у женщин.— «Акуш. и гин.», 1970, № 2, с. 55.

Борима Т. В. Диагностика генитального туберкулеза у женщин.— «Акуш. и гин.», 1972, № 6, с, 59.

Борима Т. В., Марущак В. М. Туберкулез женских половых органов по материалам кабинета детской гинекологии.— В кн.: Туберкулез женских половых органов.

Тезисы докладов. Киев, 1968, с. 19.

Борима Т. В., Литвинова Ю. П., Батюк Т. К. Роль туберкулиновых проб в диагностике гекитального туберкулеза. В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. 1. Киев, 1971, с.

24.

Булиенко С. Д. О хирургическом лечении туберкулеза женских половых органов.— В кн.:

Туберкулез женских половых органов. Тезисы докладов научной конференции.

Киев, 1968, с. 24.

Бусов С. Г. О введении лекарственных веществ с помощью ультразвука. Автореф. канд.

дисс. 1963.

Бычков В. И. К вопросу о туберкулезном эндометрите.— «Сов. мед.», 1961, № 6, с. 131.

Варновицкий Г. И., Эртли Л, Л., Облогина В. В. Прямая лимфо-графия как метод диагностики в клинике туберкулеза.— «Труды Веероссийск. научн.-практ. конф. по организации санаторного лечения больных внелегочным туберкулезом». М., 1969, с. 177.

Виленская Р. Н., Тарасова Е. Ф. Изучение инактивации тубазида при одноразовом приеме суточной дозы препарата в утренние и вечерние часы.— «Пробл. туб.», 1972, № 1, с. 57.

Вихляева Е. М. Диагностика и терапия генитального туберкулеза в современных условиях.— «Акуш. и гин.», 1966, № 1, с. 60.

Вихляева Е. М. Принципы ведения больных миомой матки.— «Акуш. и гин.», 1971, № 9, с. 3.

Воловин Л. Я., Склярчик А. К., Голота В. Я. Сочетанное поражение мочевых и половых органов туберкулезом.— В кн.: Туберкулез женских половых органов. Тезисы докладов. Киев, 1968, с. 27.

Волох Д. М. Ширай В. X. Опыт лечения генитального туберкулеза у женщин хирургическими и консервативными методами.— В кн.: Туберкулез женских половых органов. Тезисы докладов. Киев, 1968, с. 32.

Вопросы ранней диагностики туберкулеза половых органов у женщин — «Акуш. и гин.», 1966, № 12, с. 22. Авт.: К. Парадовски, М Седляк, И. Последник и др.

Воронцов Ю. М. Клинико-рентгенологическая диагностика туберкулеза половых органов женщины. Дисс. канд. Харьков, 1961.

Гавриленко В. С. Определение клинического излечения туберкулеза легких у взрослых.— «Пробл. туб.», 1964, № 2, с. 32.

Газовая геникография в диагностике гинекологических заболеваний. «Акуш. и гин.», 1960, № 6, с. 62. Авт.: Л. С. Персианинов, Л. П. Бакулева, И. М. Грязнова и др.

Гатев С. П., Лаптев Г. П. Ультрафонофорез и его влияние на распределение и депонирование гидрокортизона 4-С14 в эксперименте, Вопр. курортол., физиотер., леч. физкультуры», 1970, № 1, с. 42.

Голубев В. А. О хирургическом лечении туберкулеза гениталий.— «Пробл. туб.», 1967, № 7, с. 46.

Гордиенко Ю. А. Проба Коха Б диагностике туберкулеза гениталий В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. 1. Киев, 1971, с. 68.

Горизонтов Н. И. Материалы к учению о вторичной бугорчатке женских половых органов. Патологоанатомическое и экспериментальное исследование. Дисс. канд.

Казань, 1909.

Готман Л. Н., Кальниц В. В., Семыкина Н. Г. Прямая лимфография при некоторых формах абдоминального туберкулеза.— «Вестн. рентгенол. и радиол.», 1969, № 2, с. 75.

Гребенник Л. И. Об определении производных гидразида изоникотиновой кислоты и продуктов ЕХ превращения в организме.— «Пробл. туб.», 1961, № 4, с. 69.

Гребенник Л. И. К вопросу об определении ацетилированного ту-базида.— «Пробл.

туб.», 1965, № 7, с. 78.

Григорьев Ю. Г. Внутривенный метод химиотерапии больных туберкулезом легких.

Дисс. канд. М., 1968.

Гринчар Н. И., Карпиловский Д. А. Инструкция по проведению туберкулинодиагностики.

М., 1935.

Грязнова И. М. Рентгенопельвеография, флебография, эндоскопия в гинекологии. М., 1965.

Гунич Л. А. Применение интермиттирующего метода антибактериальной терапии у впервые выявленных больных туберкулезом легких.—«Пробл. туб.», 1971, с. 49, № 8, с. 36.

Движков П. П. Талькоз.—«Арх. пат.», 1957, № 8, с. 3.

Джабиева А. А., Колачевская Е. Н., Дукарский Б. Г. Значение рентгенологического исследования желудочно-кишечного тракта в дифференциальной диагностике генитального туберкулеза у женщин.— В кн.: Вопросы клиники, диагностики и лечения легочного и внелегочного туберкулеза. М., 1967, с. ПО.

Диагностика и методы выявления туберкулеза женских половых органов.— В кн.:

Туберкулез женских половых органов. Тезисы докладов. Киев, 1968, с. 61. Авт.: В.

А. Покровский, Ф. 3. Блин-чевская, В. П. Козаченко и др.

Дик В. Г. Грязелечение гинекологических больных. М., 1958.

Доев Б. Б. Опыт применения биконтрастной рентгенопельвиографии (гинекографии) в диагностике туберкулеза женских половых ор ганов.— «Труды Всероссийск.

научно-практ. коиф. по органича-ции санаторного лечения больных внелегочным туберкулезом» М., 1969, с. 197.

Драбкина Р. О., Равич-Щербо В. А. Иммунитет и аллергия при туберкулезе.— В кн.:

Многотомное руководство по туберкулезу Т. 1. М., 1959, с. 125.

Дукарский Б. Г. Значение рентгенологического исследования желудочно-кишечного тракта при заболеваниях половых органов у женщин.— «Труды Всероссийск.

научн.-практ. конф. по организации санаторного лечения больных внелегочным туберкулезом» М., 1969, с. 208.

Ермаковская Н. П. Материалы к экспериментальному изучению туберкулеза гениталий.— «Учен. зап. Ставропольского мед. ин-та» 1957, в. 1. с. 335.

Ермаковская Н. П. Модифицированная проба Коха в диагностике генитального туберкулеза у женщин.— В кн.: Сборник научных работ кафедры факультетской хирургии Ставропольского мед. ин-та. Ставрополь, 1962, с. 218.

Ермаковская Н, П. Туберкулез женских половых органов и его лечение. Автореф. дисс.

докт. Куйбышев, 1965.

Ермина М. С. Лечение (стрептомицином женщин, страдающих туберкулезом половых органов. Дисс. канд. М., 1953.

Ермина М. С. Туберкулез женских половых органов. М., 1964.

Ермина М, C. Бычков В. И. Туберкулезный энодометрит и результаты его лечения.— «Пробл. туб.», 11965, № 2, с. 58.

Ермина М. С, Колачевская Е. Н. Генитальный туберкулез у женщин (клиника, диагностика, лечение). Методическое письмо. М., 1968.

Ермина М. С., Колачевская Е. Я. Диагностика туберкулеза половых органов у женщин.— В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. I. Киев, 1971, с. 30.

Ермина М. С, Лукьяненко Г. Ф., Захариков Д. И. Течение генитального туберкулеза у оперированных больных женщин по материалам клинического санатория «Ленинские Горки» с 1961 по 1965 г.— «Труды Всероссийск. науч.-практ. конф. по организации санаторного лечения больных внелегочным туберкулезом», 1969, с.

180.

Ермина М.. С, Цагикян Н. К. Цитологический метод исследования эндометрия при туберкулезе половых органов у женщин.— «Акуш. и тин.», 1957, № 3, с. 75.

Ермина М. С, Цагикян Н. К., Жардецкая Е. В. Современные методы лабораторной диагностики туберкулеза половых органов у женщин.— «Акуш. и гин.», 1958, № 1, с. 67.

Закиев И. Н. Опыт санаторного лечения при генитальном туберкулезе у женщин.— «Акуш. и гин.», 1968, № 11, с 30.

Захариков Д. И. Некоторые вопросы организации борьбы с туберкулезом женских половых органов.— В кн.: Акушерство и гинекология. Вып. I. Киев, 1971, с. 9.

Значение туберкулиновых проб для дифференциальной диагностики.— В кн.: Сборник материалов по туберкулинодиагностике и вакцинации. М., il960, с. 46. Авт.: Д. Д.

Асеев, Ю. П. Коровина, Е. Ф. Однолеткова и др.

Иванюта О. М. Внутривенная химиотерапия больных туберкулезом легких.— «Врач, дело», 1971, с. № 1, с. 84.

Игнатавичюте Б. К. Абдоминальный туберкулез в период антибактериальной терапии.

Автореф. дисс. докт. Вильнюс, 1966.

Игнатова Л. В. Побочные явления при антибактериальной терапии у больных активным туберкулезом легких. Дисс. канд. М., Иоффе Р. М., Мелке Э. И., Пресс Б. О. Клиника продуктивной и ка-зеозной форм туберкулезного эндометрита.— «Труды Всероссийск науч.-практ. конф. по организации санаторного лечения больных внелегочным туберкулезом», 1969, с.

204.

Каграманов А. И. Скрытая туберкулезная инфекция и ее значение в патогенезе и иммунитете. Дисс. докт. М., 1953.

Каневская С. С. Концентрация антибактериальных препаратов в крови вольных туберкулезом при различных способах введения Дисс канд. М., 1970.

Кирющенков А. П. Генитальный туберкулез.— «Фельдш. и акуш» 1963, № 12, с. 32.

Клебанов М. А. Критерии активности туберкулезных изменений в легких.—«Клин, мед.», 1962, № 12, с. 3.

Клеменкова И. Г., Гисина А. М., Гордеева Н. Г. Применение ультразвука при лечении туберкулеза женских половых органов — «Про'бл. туб.», 11970, № 5 с. 56.

Клочкова С. К. К дифференциальной диагностике туберкулезных поражений брюшной полости.— «Пробл. туб.», 1957, № 5, с. 76.

Князева Т. Д. Морфологические изменения периферических лимфатических узлов при первичном туберкулезе у детей.раннего возраста.—В кн.: Вопросы патологии туберкулеза и изменчивости его возбудителя. М., 1956, с. 65.

Козаченко В. П. Изменения иннервации фаллопиевых труб при их заболевании.— «Акуш. и гин.», 1961, № 2, с. 69.

Козаченко В. П. Роль генитального туберкулеза в этиологии внематочной (беременности.— «Вопр. охр. мат.», 1961, № 10, с. 40.

Козаченко В. П., Пащенко А. Г. К вопросу о значении аллергических (туберкулиновых) градуированных сегментированных реакций в диагностике генитального туберкулеза.— В кн.: Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. Ужгород, 1963, с. 355.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.