WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Е. Н. КОЛАЧЕВСКАЯ ТУБЕРКУЛЕЗ ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ Москва «Медицина» • 1975 БИБЛИОТЕКА ПРАКТИКУЮЩЕГО ВРАЧА УДК 618.1-002.5 Р е ф е р а т. На основе многолетнего и разностороннего изучения

автором актуальной проблемы туберкулеза гениталий у женщин в книге представлены современные данные, о патогенезе, путях распространения и частоте данного заболевания, приведены наиболее часто встречающиеся клинические формы болезни и методы диагностики. Подробно освещены принципы терапии туберкулеза как общего заболевания. Наряду с этим представлены современные методы лечения туберкулеза женских половых органов, подчеркнуты преимущества комплексного лечения (антибактериальное в сочетании с патогенетическим).

Рассмотрены вопросы организации фтиэиогинекологической службы, дана характеристика групп диспансерного учета, изложены принципы трудовой экспертизы.

Книга предназначена для гинекологов и фтизиатров.

51900-267 К ————————— 208-75 © Издательство «Медицина» -Москва • 039(01) — ПРЕДИСЛОВИЕ _ Быстрое развитие медицинской науки и практики здравоохранения вызывает необходимость пересмотра не только многих методов диагностики и лечения, но также представлений о сущности патологических процессов, причинно-следственных отношениях в их развитии, о направлениях дальнейших исследований.

Известно, что в течение последних лет произошли изменения в клинической картине туберкулеза половых органов, усовершенствованы методы диагностики этого заболевания, дополнен арсенал средств консервативной терапии, по-новому обсуждаются вопросы хирургического лечения, профилактики и прогноза. В связи с этим необходимо признать своевременным издание монографии Е. Н, Колачевской «Туберкулез женских половых органов». В книге на современном уровне изложены все важнейшие разделы учения о генитальном туберкулезе: патогенез, клиническое течение, диагностика, лечение и организация лечебной помощи больным в учреждениях поликлинического и стационарного, типа. Освещаются вопросы диспансеризации и. трудовой экспертизы, что ранее не привлекало пристального внимания исследователей.

Все указанные вопросы изложены автором в свете новых достижений в области фтизиатрии и гинекологии. При этом использованы обширная литература и большой личный опыт автора в области диагностики, лечения и профилактики генитального туберкулеза.

При изложении вопросов этиологии и патогенеза рассматриваются пути проникновения и распространения инфекции, реакция организма, сущность иммунитета и других явлений. Автор указывает на частоту хронических форм туберкулеза гениталий, наличие малосимптомных и стертых форм. Подчеркнута возможность сочетания туберкулеза с другими патологическими процессами и развитие данного заболевания на фоне неспецифических изменений. На основании обширных собственных наблюдений и современных данных литературы автором разработана классификация генитального туберкулеза, научно обоснованная и ценная в практическом отношении.

В книге последовательно изложены методы диагностики генитального туберкулеза, указана их практическая ценность, рекомендованы система исследования и методы современной терапии. Раздел лечения содержит много новых данных. Представляют интерес вопросы дифференциальной диагностики заболеваний половых органов туберкулезной этиологии и неспецифического характера. Изложены сведения о современных антибактериальных препаратах, механизме их действия, побочных эффектах и методы устранения последних. Изложена система комплексной терапии генитального туберкулеза, в частности, методы этапного применения антибактериальных препаратов.

Пересмотрев показания к хирургическому лечению туберкулеза, указаны особенности процесса, определяющие необходимость удаления пораженных отделов половой системы, В связи с наличием новых антибактериальных препаратов и улучшением всей системы консервативной терапии показания к хирургическим вмешательствам значительно сужены.

В книге изложены новые данные о методах физиотерапии при генитальном туберкулезе и показаниях к применению физических факторов в системе комплексного лечения этих больных.

Представляют значительный интерес рекомендации о диспансерном наблюдении, в частности данные, характеризующие методы лечебно-профилактической помощи контингентам разных групп учета. Это же относится к разделу, посвященному трудовой экспертизе больных туберкулезом половых органов. Автор рекомендует принципы определения нетрудоспособности (временной, реже постоянной), учитывая специфику генитального туберкулеза, особенности лечения и результаты его.

Книга Е. Н. Колачевской, отражающая новые концепции, современные методы диагностики и лечения генитального туберкулеза, принесет большую пользу врачам акушерам-гинекологам и фтизиатрам.

Проф. В. И. Бодяжина Глава I ПАТОГЕНЕЗ, ПУТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ И ЧАСТОТА ЗАБОЛЕВАНИЯ _ Человек обычно заболевает туберкулезом в результате проникновения микобактерий в легкие через дыхательные пути. Главным источником инфекции является больной, выделяющий эти бактерии с мокротой, испражнениями, мочой, отделяемым половых путей и т. д. Микобактерии туберкулеза попадают в легкие аэрогенным путем (воздушно-капельная и пылевая инфекция). Существует и алиментарный путь заражения через пищеварительные пути, например, при употреблении молочных продуктов от коров, больных туберкулезом. Крайне редко возбудитель инфекции проникает через конъюнктиву и кожу, Возможно (очень редко) внутриутробное заражение плода от больной матери путем заглатывания околоплодных вод или через инфицированную плаценту, Для развития туберкулезного процесса в организме человека недостаточно проникновения микобактерий туберкулеза. Решающим является взаимосвязь между макро- и микроорганизмом (состояние макроорганизма и вирулентность возбудителя).

Изучение результатов аутопсий и туберкулиновых реакций показало, что практически каждый городской житель чаще всего в течение первого и второго десятилетия жизни инфицируется микобактериями, однако лишь немногие заболевают прогрессирующим туберкулезом (Р. О. Драбкина, В. А. Равич-Щербо, 1959). Это подтверждает наличие У человека естественного иммунитета к возбудителям туберкулезной инфекции.

При хорошей сопротивляемости организма к инфекции в тканях, несмотря на наличие микобактерий в организме, не возникает специфических изменений (латентный микробизм). Иными словами, присутствие микробов в организме не сопровождается специфическими тканевыми реакциями (А. И. Каграманов, 1953).

Однако у большинства инфицированных лиц развиваются соответствующие тканевые реакции, имеющие специфический и параспецифический характер. В результате этого в легких возникает первичный комплекс (лимфаденит, лимфангит, очаг в легком). Реже это происходит в кишечнике. Чаще всего тканевые реакции постепенно претерпевают обратное развитие, и лишь у небольшого числа людей разбивается выраженный туберкулез. При гладком течении первичного комплекса очаг в легком инкапсулируется (очаг Гона) или рассасывается полностью. Постепенно обызвествляются казеозные очаги в регионарных лимфатических узлах. Очень часто период первичного заражения для самого человека проходит незаметно. В таких случаях очаг Гона случайно выявляется много лет спустя после заражения при рентгенографии легких. Организм же, инфицированный микобактериями туберкулеза, приобретает иммунитет (приобретенный иммунитет). Специфический приобретенный иммунитет к туберкулезу развивается и в результате профилактической вакцинации БЦЖ. Таким образом, большая часть взрослого населения земного шара инфицирована туберкулезом и имеет не только естественный, но и искусственно приобретенный иммунитет к возбудителям туберкулезной инфекции. Однако иммунитет к туберкулезу относительный и может быть ослаблен внешними факторами или какой-либо эндогенной инфекцией.

«То, что инфицированный туберкулезными микобактериями организм приобретает иммунитет к последующей вирулентной инфекции, было с полной очевидностью установлено Кохом (феномен Коха). Кох показал, что при подкожном введении микобактерий уже инфицированной свинке возникает острое воспаление, которое быстро заживает и не дает дальнейшего распространения по лимфатическим и кровеносным путям» (Р. О. Драбкина, В. А. Равич-Щербо, 1959).

Большая роль в патогенезе туберкулеза принадлежит индивидуальным особенностям организма больного, т. е. состоянию его нервной, эндокринной, сердечно сосудистой, ретикуло-эндотелиальной и других систем (А. Е. Рабухин, 1970).

Реактивность организма формируется под воздействием факторов окружающей среды.

Однако только одни особенности реактивности организма и его конституциональные свойства не предопределяют исход первичного заражения туберкулезом. Огромное значение имеют материально-бытовые условия жизни, рост культурного уровня населения, массовая профилактическая вакцинация детей и подростков и т. д.

Резистентность организма к туберкулезу может быть ослаблена различными заболеваниями (диабет, инфекционные болезни и др.), а также беременностью, родами и лактацией.

В. И. Пузик и соавторы (1961), изучавшие состояние центральной нервной системы у больных туберкулезом, указывают, что возникшие изменения являются неспецифическими, но создают своеобразный фон, позволяющий говорить об особенностях гастотопографии «в нервной системе при туберкулезе. В. П. Козаченко (1961) и В.В.Серебряков (1961) установили выраженные нарушения структуры нервного аппарата маточных труб при туберкулезе половых органов.

Различают туберкулез первичный и вторичный. Если заболевание возникает непосредственно после первичного заражения, то говорят о первичном туберкулезе (прогрессирование процесса из первичного комплекса).

Помимо специфического поражения легочной ткани, для этого периода заболевания характерны: 1) лимфогенная генерализация процесса и поражение различных групп лимфатических узлов (внутригрудные, забрюшинные, периферические, мезентериальные);

2) поражение серозных покровов (плевра, брюшина, перикард и т. д.);

3) гематогенная генерализация процесса, при которой микобактерии туберкулеза из легких распространяются в кости почки, половые органы, глаза, кожу и др. (А. Е.

Рабухин, 1960). Первичные формы туберкулеза, как правило, протекают на фоне выраженной туберкулезной интоксикации (повышение температуры, сдвиг влево формулы крови, похудание, ночной пот, повышенная возбудимость нервной системы и пр.).

Возникновение и развитие туберкулезной инфекции в половых органах чаще всего связаны с периодом гематогенной генерализации первичного туберкулеза. Если принять во внимание, что первичные формы туберкулеза чаще всего развиваются в дошкольном и школьном возрасте, то становится понятным, что возбудители инфекции проникают в половые органы именно в этот период жизни. Протекая латентно, инфекционный процесс вовремя не диагностируется. Клинические проявления генитального туберкулеза чаще всего совпадают с началом половой жизни.

Патогенез вторичного туберкулеза связан большей частью с активацией заглохших первичных очагов в легких, лимфатических узлах, плевре, костях, почках, половых органах или развивается под влиянием экзогенной суперинфекции. В. А. Покровский (1947) подчеркивал что возможно инфицирование половых органов не только из свежих, но и из старых очагов, способных давать вспышки. Вторичный туберкулез развивается на фоне относительного иммунитета, приобретенного в результате предшествующего заражения или профилактической вакцинации и ревакцинации. Инфекция при этом распространяется главным образом по лимфатическим путям или интраканаликулярно, например по бронхам. Характерным является локальное, органное поражение без склонности к генерализации.

Таким образом, первичный комплекс является начальным патоморфологическим проявлением туберкулезного процесса и основным источником развития первичных форм туберкулеза, для которых характерна диссеминация туберкулезной инфекции в организме. Однако в дальнейшем выяснилось, что бактериемия может возникнуть и при отсутствии рентгенологически определяемого первичного комплекса, поэтому возможно развитие органного туберкулеза и при отсутствии изменений в легких (А. Е. Рабухин, 1959)1. По-видимому, именно такой путь заражения может наблюдаться у некоторых больных генитальным туберкулезом, у которых при обследовании не находят следов перенесенного ранее экстрагенитального туберкулеза и в анамнезе которых нет соответствующих указаний на проявления этой инфекции.

Возникновение и развитие туберкулезного;

процесса в половых органах зависят от факторов внутренней и внешней среды и служат местным проявлением заболевания всего организма. Каждая органная локализация туберкулеза имеет свои отличительные черты. Внелегочные формы туберкулеза могут долгое время клинически не проявляться, что зависит от особенностей вирулентности возбудителя инфекции и сопротивляемости организма больной. Это положение подтверждается многими клиническими наблюдениями, когда у женщин диагностировали туберкулез гениталий с очагами кальцинации Руководство по туберкулезу. Т. 1. М., 1959, с. 27.

и казеозного некроза, свидетельствующими о наличии патологического процесса значительной давности. Характерно, что специфические жалобы у таких больных могут отсутствовать.

Исследованиями Н. И. Горизонтова (1909), В.А.Покровского (1947), М. С. Ерминой (1953), Р. И. Малыхи-ной (1958), Т. В. Борима (1964) и др. доказано наличие старых очагов туберкулеза в других органах у женщин, страдающих туберкулезом гениталий.

Данные клиницистов подтверждаются результатами патологоанатомических вскрытий.

Так, у женщин, умерших от туберкулеза половых органов, часто обнаруживается экстрагенитальный туберкулез, чаще всего в легких (у 90—95%), реже в кишечнике (у 5—10%) и в других органах (К. П.Улёзко-Строгаиова, 1939;

А. И. Абрикосов, А. И.

Струков, 1961, и др.).

Гематогенный путь заражения при туберкулезе половых органов у женщин подтверждается результатами исследований Т. В. Борима (1964), Н. Н. Ермаковской (1965), А. М. Осовской, Л. К. Сурковой (1973), Kirchhoff, Zichel (1969) и др. Авторам удалось создать экспериментальную модель туберкулеза женских половых органов при внутривенном введении культуры туберкулезной палочки на фоне общей сенсибилизации организма.

Частота двустороннего поражения маточных труб также свидетельствует о гематогенном распространении микобактерий туберкулеза. Особенностью кровоснабжения маточных труб (из маточной и яичниковой артерий) объясняется замедление тока крови в этих анастомозах, что способствует оседанию микобактерий в этих отделах половых органов. Лимфогенный путь заражения возможен при наличии первичного очага инфекции в кишечнике (В. А. Покровский, 1947;

М. С. Ермина, 1964;

Т.

В. Борима, 1964, и др.).

Инфекция может поражать половые органы путем непосредственного перехода (per continuitatem) с соседних органов, например с брюшины, на маточные трубы (Н. И.

Горизонтов, 1909;

Р. И. Малыхина, 1958;

А. П. Кирющенков, 1963;

М. С. Ермина, 1964;

Zander, 1949).

Большинство авторов отвергают возможность заражения туберкулезом половым путем. Так, Н. И. Горизонтов (1909) и Р. В. Кипарский (1927) считают, что влагалище обладает резистентностью к возбудителям туберкулеза.

В многослойном эпителии влагалища и в его кислой среде микобактерии туберкулеза встречают неблагоприятные условия для своего развития. Подтверждением сказанного может служить тот факт, что женщины, мужья которых болеют туберкулезом мочеполовой системы и выделяют микобактерии туберкулеза с мочой, редко заболевают туберкулезом гениталий (Р. В. Кипарский, 1927;

К. Скробанский, 1946, и др.). Однако А.

Н. Чистович (1960) и Г. С. Шахмурадьян (1966) не отрицают возможности первичного инфицирования через половые пути в тех случаях, когда туберкулезная культура попадает на травмированные или воспалительно измененные слизистые оболочки половых органов.

А. Е. Суходольская и И. Ф. Кривошей (1971) также допускают заражение туберкулезом при половом контакте. По их мнению, в таких случаях имеют значение вирулентность туберкулезной инфекции, повторность занесения возбудителей инфекции с эякулятом, особенности состояния организма женщины (менструация и т. д.). Таким образом, чаще всего туберкулезный процесс поражает маточные трубы. При этом патологический процесс преимущественно бывает двусторонним (М. С. Ер-мина, 1964;

Jedberg, 1950;

Chevalier, 1961). Матка почти всегда поражается одновременно с трубами;

реже инфекция из труб распространяется на матку гематогенно (Schroder, 1959) или лимфогенно (Zander, 1949). Возможен и интраканаликулярный путь распространения инфекции по слизистым оболочкам труб на слизистую оболочку матки, шейки, влагалища нисходящим путем (М. С. Ермина, 1964;

Jedberg, 1950;

Aburel, Petrescov, 1970, и др.). Встречается также изолированное поражение матки. По данным Podleschka (1956) и Schroder (1959), в 10—15% случаев имеет место туберкулезный эндометрит без вовлечения в патологический процесс маточных труб.

Экспериментальные модели туберкулеза помогли выяснить моменты, способствующие возникновению данного заболевания. К ним относятся травма тканей (И. М. Попов, 1898), орошение влагалища адреналином перед введением культуры микобактерии туберкулеза (Н. П. Ермаковская, 1957), назначение больших доз эстрогенов (Т. В. Борима, 1964;

Н. Н. Блохин и др., 1973), неспецифическая сенсибилизация чужеродным белком (Т. В. Борима, 1964;

А. М. Осовская, Л. К. Суркова, 1973), специфическая сенсибилизация убитой культурой туберкулезных микобактерий (А. М. Осовская, Л. К. Суркова, 1973), органоспецифическая сенсибилизация (С А.

Адинцова и соавт., 19/1).

По характеру экспериментальные исследования, посвященные этой проблеме, можно разделить на две группы. Одни авторы производили заражение подопытных животных (кролики) внутривенным путем, культурой микобактерий туберкулеза, другие —вводили ее непосредственно в половой аппарат животного. Т. В. Борима (1964, 1970) сенсибилизировал крольчих чужеродным белком, затем в рога матки вводил разрешающую дозу сыворотки, после чего заражал животных внутривенным введением высоковирулентных микобактерий туберкулеза. Результаты были особенно демонстративными, если опыты проводили в период полового созревания животных, сразу после введения лидазы, адреналина или эстрогенов в рога матки вместе с разрешающей дозой сыворотки. Автор делает вывод, что заболеванию способствует ряд факторов: гормональные, инфекционная сенсибилизация в период полового становления и наиболее выраженной половой активности. Данное положение подтверждено клинически. Как сообщает Т. В. Борима (1964), у 89,7 % женщин заболевание началось в возрасте до 25 лет, из них у 67,4%-—от 12 до 20 лет, у 22,3 % —от 21 года до 25 лет и только у 10,3 % —старше 25 лет. В. А. Покровский (1947), М. С. Ермина (1964), Kreibich (1958), Aburel и Petrescov (1970) и другие авторы также указывают, что период полового созревания является благоприятным для внедрения в половые органы микобактерий туберкулеза, так как в этот период в организме происходит ряд иммунологических сдвигов, снижающих его сопротивляемость к инфекции.

Т. В. Борима (1964) подчеркивает, что с периодом полового созревания обычно совпадает инфицирование детей туберкулезом. По данным Л. В. Лебедевой (1971), показатель инфицированности туберкулезом населения на основании пробы Манту в возрасте 7—18 лет составил 40,5 %. Если даже учесть, что в это число вошли и лица с явлениями поствакцинальной аллергии, все равно инфицированность детей и лиц юношеского возраста остается значительной.

Н. Н. Блохин и соавторы (1973) культуру микооактерий туберкулеза вводили подопытным животным непосредственно в полость одного из рогов матки, предварительно перевязав его. Опыты были особенно показательными, если предварительно в течение 3 дней до операции и через 2 дня после нее животным вводили по 500 ЕД фолликулина. Таким образом, удалось создать модель изолированного хронического очага в половых органах животного без генерализации процесса" А. М.

Осовская и Л. К. Суркова (1973) провели 4 серии опытов. В первых 3 сериях заражение животных производили на фоне неспецифической сенсибилизации внутривенно, внутрибрюшинно и внутримышечно, в четвертой—внутривенно, но предварительно создавали сенсибилизацию организма с помощью неспецифического (лошадиная сыворотка) и специфического (убитая нагреванием культура туберкулезной палочки) антигена. Разрешающую дозу культуры вводили в ткань одного из рогов матки при чревосечении. Чаще всего патологический процесс возникал у животных четвертой серии. Изменения локализовались преимущественно в половых органах. В легких были выявлены единичные туберкулезные гранулемы. В остальных органах специфических изменений не обнаружено.

Таким образом, экспериментальные исследования позволили выяснить факторы, способствующие возникновению и развитию туберкулеза в. половых органах, изучить пути распространения инфекции (главным образом гематогенный) и начать изыскание новых средств патогенетической терапии.

Как уже было сказано, начало половой жизни ведет к обострению латентно протекающего туберкулезного процесса в гениталиях. Заболевание чаще всего клинически проявляется именно в этот возрастной период (Т. В. Борима, 1964;

М. С.

Ермина, 1964;

Aburel, Petrescov, 1970, и др.). Возникновение болезни до полового созревания наблюдается редко (Т. В. Борима, 1964, и др.).

В последние годы в литературе появились сообщения о том, что климактерический период, характеризующийся гормональной перестройкой организма, также способствует поражению половых органов туберкулезом. По данным Rippmann (1964), из 88 женщин, страдавших туберкулезом гениталий, 18 были в возрасте старше 45 лет. Согласно наблюдениям Dellepiane (1965), частота возникновения туберкулеза половых органов у женщин в возрасте 40—50 лет составила 14,6 %. По данным Б. П. Яшенко и С. В.

Нещеретовой (1968), из 95 женщин, страдавших туберкулезом гениталий, 42 больные были в возрасте от 46 до 73 лет.

В структуре заболеваемости туберкулезом на долю поражений женских половых органов приходится: среди всех форм туберкулеза у женщин 2,55%, среди внелегочных форм туберкулеза у женщин 12,97 % (Е. Н. Колачевская)1. Согласно данным С. А.

Адинцовой и соавторов (1968), частота специфического поражения гениталий у больных экстрагенитальным туберкулезом составляет 4,1%, а по наблюдениям В. Е Рыбалка и В.

А. Степаненко (1971) — 12,6%.

Среди всех гинекологических заболеваний туберкулез женских половых органов встречается у 0,79 % женщин (Kaskarelis, Prevedourakis, 1968), а среди воспалительных заболеваний гениталий — у 18—25 % больных (Р. И. Малыхина, 1958;

Г. С.

Шахмурадьян, 1961;

Т. В. Борима, 1964;

В. П. Мирошниченко, З. Н. Кремень, 1968).

В качестве находки при операциях на придатках матки туберкулезное поражение маточных труб и яичников находили у 1,8—18 % больных (А. Э. Мандельштам, 1960;

Г.

Ф. Мясищев, 1960;

А. В. Анисимов, Е. А. Марчук, 1968;

Д. М. Волох, В. X. Ширай, 1968;

Hermann, 1961, и др.).

Среди больных, страдающих бесплодием, туберкулез половых органов диагностирован у 5,9—19,6% (В. А. Покровский и др., 1968;

Е. А. Рожило, 1968;

Л. В.

Тимошенко, А. М Созанский, 1968;

Deshpande, Saraf, 1968;

Pirvulescu, Urmuzache, 1968;

Pelacz e. a., 1968). Pontifex и соавторы (1972) среди женщин, страдающих первичным бесплодием, у 45,5% на гистеросальпингограммах выявили признаки, характерные для генитального туберкулеза.

По наблюдениям В. И. Бодяжиной и М. Л. Крымской (1968), из 780 больных, обратившихся к гинекологам по поводу стойких нарушений менструальной функции или бесплодия, у 66 (8,41%) причиной этих расстройств оказался туберкулез гениталий.

Частота поражения туберкулезом женских половых органов представлена в табл. 1.

Актуальные вопросы внелегочного туберкулеза. Л., 1972, с. 122.

Т а б л и ц а Частота поражения туберкулезом женских, половых органов (в процентах) Авторы, годы Маточные Тело матки Шейка Яичники Влагалище Вульва трубы матки В А. Покровский (1947) 82—85 — 6 — — 1— М. С. Ермина (1949—1964) 82,2 31,2 2,9 13,4 0,87 0, Kreibich (1958) 85,1 40,7 1,8 11,10 3,7 — Aburel, Petrescov (1970) 100 56 9 18 — — Е. Н. Колачевская (1962—1973) 100 24 0,8 5,8 — — Из табл. 1 видно, что туберкулезный процесс чаще всего локализуется в маточных трубах и реже — в теле матки. Остальные отделы половых органов женщины поражаются значительно реже, В последние годы снизилась частота поражений туберкулезом тела матки, шейки, почти полностью исчез туберкулез вульвы и влагалища, что обычно свидетельствует о запущенной форме заболевания.

Истинное поражение туберкулезом яичников — явление довольно редкое. Чаще всего патологический процесс в яичниках при туберкулезе проявляется параспецифическими и неспецифическими изменениями (кистозная дегенерация и др.), по-видимому, в результате гормональных нарушений, вызванных туберкулезной инфекцией.

Глава II КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ ТУБЕРКУЛЕЗА ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ _ В последние годы особое внимание обращается на вне-легочные формы туберкулеза, среди которых туберкулез мочеполовых органов по заболеваемости занимает первое место. По данным Rodeck (1972), на долю туберкулеза мочеполовых органов приходится 30—40% всех случаев внелегочного туберкулеза.

По нашим наблюдениям, удельный вес туберкулеза женских половых органов по показателям заболеваемости составляет 25,21% случаев туберкулеза мочеполовых органов у мужчин и женщин (Е. Н. Колачевская) 1.

Наши клинические наблюдения за 380 больными туберкулезом гениталий подтвердили значительную частоту поражения маточных труб при данном заболевании (у всех 380 больных). Кроме того, у 91 (24%) больной имел место туберкулез матки, у (5,8%)—туберкулез яичников, У 3 (0,8%) больных, помимо специфического поражения придатков и матки, диагностирована язва на шейке матки туберкулезной этиологии.

Среди обследованных нами больных не было женщин с поражением слизистой оболочки влагалища и вульвы. Это, по-видимому, связано с тем, что запущенные формы туберкулеза гениталий за последние годы наблюдаются все реже в связи с улучшением методов диагностики и терапии этого заболевания.

Для клинического течения генитального туберкулеза характерна скудная симптоматология. Заболевание чаще всего диагностировали у женщин в возрасте 20— лет (14 женщин были в возрасте от 16 до 20 лет, 151 — от 20 до 30 лет, 112 —от 30 до лет, 72 —от 40 до 50 лет и 31 —старше 50 лет), т. е. в годы, когда проявляется большинство гинекологических заболеваний. На это обстоятельство указывали Paranjothy (1971) и многие 1 Актуальные вопросы внелегочного туберкулеза. Л., 1972, с. 122.

другие авторы. Гораздо реже туберкулез половых органов выявляется у девушек 10— лет, больных туберкулезом легких: по Р. И. Малыхиной (1958) —у 9,6%, по Т. В. Борима и соавторам (1971) —у 4,3%, по А. И. Корниловой и соавторам (1968) —у 3,5% девушек.

Полученные данные являются основанием для рекомендации производить гинекологическое обследование всех девочек, страдающих экстрагенитальными формами туберкулеза.

Для туберкулеза половых органов характерно хроническое течение без повышения температуры или иногда с периодическими ее подъемами. Из 380 наблюдавшихся нами больных туберкулезом половых органов 378 поступили в Институт туберкулеза в хронической и только 2 в острой стадии заболевания. Мы, как и М. С. Ермина (1964), Kirchoff, Kraubig (1964), Aburel, Petrescov (1970) и другие авторы, полагаем, что острое течение болезни чаще всего указывает на наличие у больной смешанной инфекции.

Вследствие образования обширных спаек в брюшной полости при туберкулезе гениталий часто возникает болевой синдром. Иногда появление кратковременных болей внизу живота может приводить к диагностическим ошибкам. В этих случаях больных нередко подвергают оперативному вмешательству. Т. К. Орлов (1962) описал случай туберкулеза половых органов, симулировавший по клиническим проявлениям типичную внематочную беременность. По данным В. П. Козаченко (1961), Вrux и Dupre-Froment (1965), в 1,9 — 5%' случаев причиной внематочной беременности был туберкулез гениталий.

Из 380 обследованных нами больных, страдавших туберкулезом половых органов, до поступления в институт были оперированы 48 (12,6%) женщин, причем 22 из них с диагнозом кисты яичника, 5 — внематочной беременности, 4 — аппендицита, 3 — новообразования придатков матки, 5 — неспецифического сальпингита, 2 — фибромиомы матки и 7 — перитонита. Только у одной из 48 больных туберкулезная этиология заболевания была заподозрена до операции. У 15 из 48 больных хирургическое вмешательство ограничилось пробной лапаротомией, при которой был диагностирован туберкулез брюшины (у 9 больных диагноз подтвержден данными гистологического исследования, у 6 — это исследование не производилось). Остальные 33 женщины подверглись следующим оперативным вмешательствам: у 16 больных были удалены обе маточные трубы и один яичник (у 15 больных гистологически установлен диагноз туберкулеза, у одной — гистологическое исследование не производилось);

у 2 — произведена надвлагалищная ампутация матки и удалены обе маточные трубы (гистологический диагноз: туберкулезный сальпингит, миома матки);

у 10 больных были удалены обе маточные трубы (гистологический диагноз: туберкулез труб);

у 2 — резецирован яичник и удалены придатки матки противоположной стороны (диагноз подтвержден гистологически);

у 3 — удалены придатки матки одной стороны (диагностирован туберкулез).

Приведенные данные показывают, насколько разнообразными бывают клинические проявления генитального туберкулеза у женщин. Течение туберкулезного процесса может варьировать от хронических малосимптомных форм до острого процесса, который нередко приводит к диагностическим ошибкам. Таких больных с подозрением на внематочную беременность, острый аппендицит, сальпингоофорит неспецифической этиологии и др. подвергают оперативному вмешательству. Наши наблюдения подтверждают также необходимость осмотра при лапаротомии органов малого таза, особенно если имеется поражение туберкулезом брюшины. Следует обязательно производить гистологическое исследование органов, удаленных во время операции.

Обращает на себя внимание тот факт, что в анамнезе у таких больных часто имеются указания на перенесенный в прошлом туберкулез. Из 380 наблюдавшихся нами женщин с туберкулезом половых органов 287 (75,5%) перенесли ранее различные заболевания туберкулезной этиологии: перитонит — 95, экссудативный плеврит — 56, сухой плеврит—-30, туберкулез легких — 42, лимфаденит шейных лимфатических узлов — 27, бронхоаденит— 14, туберкулезный спондилит — 8, узловатую эритему нижних конечностей — одна, туберкулезный увеит — 2, мезоаденит—12 больных.

Таким образом, в анамнезе больных туберкулезом гениталий чаще всего имело место указание на перенесенный ранее туберкулез серозных оболочек (перитонит, плеврит), что еще раз подтверждает патогенетическую связь поражения гениталий с предшествующими первичными заболеваниями туберкулезной этиологии.

Наши наблюдения совпадают с данными многих авторов. М. С. Ермина (1953, 1964), А. С. Толстых (1958), Г. А. Цагарели (1960), Benjamin (1962), Jager и Carol (1964) у 54 — 90% таких больных также находили в анамнезе указания на перенесенный ранее туберкулез.

К моменту обследования из 380 обследованных нами больных у 7 диагностирована активная форма очагового туберкулеза легких, у 2— туберкулезный спондилит, у одной — туберкулезный увеит, у одной — шейный лимфаденит.

Сочетание туберкулеза мочевой системы со специфическим поражением гениталий обнаружено у 21 больной (5,5%). Таким формам патологии в литературе уделяется особое внимание. По данным Overbeck (1966), такие сочетанные формы заболевания имеют место у 9,6%: больных, Л, Я. Волович и соавторов (1968)—у 8,25%, Б. М.

Ковалиева и соавторов (1968) —у 4,5% больных.

Поражение туберкулезом половых органов в 33—77% случаев сочетается с туберкулезным перитонитом (Jedberg, 1950;

Szontagh, 1963). Однако до настоящего времени в литературе нет единого мнения о путях распространения инфекции. Так, Ylimen (1961) считает, что брюшина может поражаться независимо от половых органов и быть источником инфицирования гениталий. В противоположность этому О. И.

Барсукова, В. К. Ры-машевский (1960), Kardos и Szolga (1963) полагают, что туберкулез брюшины не может развиться без предшествующего поражения половых органов.

По нашим наблюдениям, туберкулез брюшины часто сопутствует процессу в гениталиях, но может развиться и без поражения половых органов. Из 380 больных туберкулезом половых органов у 269 (70,8%) в процесс была вовлечена и брюшина.

Изменения в картине периферической крови при туберкулезе гениталий, как указывают В. А. Покровский (1947), П. В. Пономарева (1963), А. Л. Озерянская (1964), нетипичны, особенно при его продуктивных формах. При остро и подостро протекающем туберкулезе придатков матки наблюдаются повышенные лейкоцитоз и СОЭ, лимфопения и повышение количества палочкоядерных нейтрофилов (Р. И. Малыхина, 1958;

М. С.

Ермина, Е. Н. Колачевская, 1968). Высокий лейкоцитоз и повышенная СОЭ дают основание думать о смешанной инфекции (Jedberg, 1950;

Kreibich, 1958).

Исходная гемограмма у наших больных чаще всего не выходила за пределы физиологических колебаний. У 31 больной СОЭ достигала 15—25 мм в час, у одной - мм в час. У 68 больных наблюдались различные сдвиги лейкоцитарной формулы (уменьшение или увеличение количества лейкоцитов, лимфоцитов, моноцитов, палочкоядерных нейтрофилов). Эти изменения гемограммы чаще всего были одним из проявлений туберкулезной интоксикации.

Признаки туберкулезной интоксикации (повышение температуры, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, похудание, ночной пот, повышенная возбудимость нервной системы) мы наблюдали у 87 (22,9%) больных туберкулезом гениталий. У 14 из них имел место активный экстрагенитальный туберкулез. Туберкулез женских половых органов не всегда протекает на фоне туберкулезной интоксикации. Это, по-видимому, связано с тем, что за последние годы в связи с повышением материального уровня населения, специфической профилактикой, наличием достаточно эффективных противотуберкулезных средств генитальный туберкулез чаще всего носит очаговый характер, имеет тенденцию к ограничению и инкапсуляции, т. е. не имеет тенденции к прогрессивному течению.

Нарушение менструального цикла при туберкулезе половых органов встречается у 25—69% больных (В. А. Покровский, 1947;

М. С. Ермина, 1964;

Е. П. Май-зель, Н.И.

Кузавова, 1968;

Behrens, Noack, 1957). Однако эти нарушения наблюдаются и при других гинекологических заболеваниях (Р. И. Малыхина, 1968;

С. К. Лесной и соавт., 1961, и Др.).

По нашим наблюдениям, одним из косвенных признаков туберкулеза гениталий является позднее начало менструаций: из 380 больных у 274 (72%) менструации начались в возрасте старше 15 лет. Приведенные данные совпадают с наблюдениями Р. И.

Малыхиной (1958), Н. И. Пановой (1964) и др. Malakani, и Rojani (1959), сравнивая частоту нарушений менструального цикла у женщин при туберкулезной и нетуберкулезной этиологии процесса, обнаружили, что в первом случае нарушения менструальной функции наблюдались у 49—69 % больных, а во втором — только у 5, % больных.

Данные о менструальном цикле у обследованных нами больных туберкулезом гениталий приведены в табл. 2.

Т а б л и ц а Менструальная функция у больных генитальным туберкулезом Локализа- Число больных ция тубер кулезного всего менструальный виды нарушений менструального цикла процесса цикл Нор- Нару- Скудные маточные аменорея Нерегу маль- шен- менструа- кровоте- лярные ный ный ции чения первичная вторичная месячные Придатки 289 141 148 105 1 3 — матки (31,2%) Матка и 91 24 67 34 3 7 11 придатки (73,6%) И того… 380 165 215 139 4 7 14 (43,4 %) (56,6%) (36,6%) (1%) (1,8%) (3,6%) (13,4%) Нарушения менструального цикла чаще наблюдались при туберкулезном эндометрите и сальпингоофорите, чем при изолированном поражении придатков матки.

Первичная аменорея имелась у 7 больных с поражением придатков и матки. Аменорея у этих больных явилась следствием необратимых изменений слизистой оболочки матки, которая заместилась соединительной тканью в результате перенесенного в детстве туберкулезного эндометрита. У больных туберкулезом придатков матки без поражения эндометрия первичная аменорея не возникала. Вторичной аменореей страдали женщин с туберкулезным поражением эндометрия и 3 женщины с туберкулезом придатков. Из 3 последних больных у 2 отсутствие менструации было связано с перенесенной в прошлом операцией (удаление матки по поводу фибромиомы), у третьей — с наступившим кламактерическим периодом.

Нарушение менструальной функции при туберкулезе гениталий (как и при экстрагенитальном туберкулезе) может быть связано как с местными изменениями в половых органах (поражение эндометрия или придатков матки), так и с туберкулезной интоксикацией. На это указывают С. А. Адинцова и соавторы (1968) И И Бенедиктов и М. Н. Скорнякова (1968), П. В. Пономарева (1968).

Г. С. Шахмурадьян (1966) изучала функциональное состояние яичников у больных туберкулезом половых органов. Экскреция эстрогенов у 74% больных оказалась пониженной. Автор отметил нарушение цикличности выделения эстрогенов.

Экскреция прегнандиола также была снижена. Под влиянием специфического лечения менструальная функция нормализовалась в течение 3—13 мес. В связи с этими данными автор рекомендует проводить гормональную терапию наряду со специфической только в тех случаях, когда противотуберкулезное лечение не приводит к нормализации функции яичников. Большой интерес вызывают сообщения о функции надпочечников при туберкулезе половых органов у женщин. Е. М. Вихляева (1966) отмечает проявление дисфункции надпочечников по типу гиперкортицизма с вирильным синдромом или синдромом Кушинга, М. С. Ермина. (1953) и Г. С. Шахмурадьян (1966) указывают на понижение экскреции 17-кетостероидов при остром течении заболевания, М. Н. Кузнецова и В. А. Захарова (1969), проанализировав клиническое течение болезни у 350 женщин с туберкулезом половых органов, выявили у 15%, помимо основного заболевания, наличие предменструального синдрома, который выражался в раздражительности, плаксивости, депрессии, нагрубании молочных желез, головных болях, отеках, тошноте, общем зуде и бессоннице. Симптомы предменструального синдрома обычно появлялись за 2—14 дней до менструации и исчезали или сразу после ее наступления или же в первые дни. Авторы рекомендуют проводить таким больным сочетан-ное антибактериальное лечение и терапию предменструального синдрома.

М. Н. Кузнецова (1973) разработала схему лечения предменструального синдрома с использованием психотерапии и различных медикаментозных средств, в том числе и гормональных препаратов.

Следует подчеркнуть, что назначение (по показаниям) гормонального лечения при активных формах генитального туберкулеза возможно, но только под прикрытием Достаточно эффективной антибактериальной терапии (см. главу IV).

Поражение половых органов у женщин туберкулезным процессом, как правило, ведет к бесплодию. Чаще встречается первичное бесплодие. По данным М. С. Ерминои (1964) первичное бесплодие было у 87,4%, вторичное — у 12 6% больных туберкулезом гениталий. Overbeck и Keller (1963) наблюдали первичное бесплодие у 68%, Poland (1965) — у 62,8%, Aburel, Petrescov (1970) — у 79% больных.

Из 373 обследованных нами больных, живших половой жизнью, бесплодием страдали 372 женщины (97,8%);

при этом первичное бесплодие имелось у 308 (81%), вторичное — у 64 (16,8%). Частая локализация патологического процесса в маточных трубах объясняет высокий процент бесплодия при данной патологии.

Многие авторы подчеркивают как дифференциально-диагностический признак наступление обострения специфического воспалительного процесса в гениталиях после грязелечения. Однако мы наблюдали больных туберкулезом придатков матки, гистологически подтвержденным туберкулезом эндометрия, которые до установления туберкулезной этиологии процесса многократно принимали курсы грязелечения без последующего обострения. По-видимому, указанный симптом является частым, но не обязательным при данном заболевании.

Таким образом, общие признаки туберкулеза гениталий клинически мало отличаются от симптоматики заболеваний другой этиологии. Не удивительно, что из наблюдавшихся нами больных 66,8% женщин ранее продолжительное время лечились по поводу неспецифического воспалительного процесса.

Классификация клинических форм туберкулеза придатков матки была принята на VI Всесоюзном съезде фтизиатров в 1957 г. Предложены следующие морфологические формы туберкулезного поражения маточных труб: очаговые, инфильтративные (инфильтративно-экссудативные), казеозные, рубцово-спаечные. В клинике придерживаются этой классификации, однако в повседневной лечебной практике не всегда можно отнести патологический процесс в половых органах к одной ил патоморфологических форм, принимая во внимание только особенности клинического течения болезни (и данные объективного обследования). Мы наблюдали немало больных с нормальной температурой и нормальной гемограммой, значительно увеличенными в размерах придатками матки. Они предъявляли жалобы только на бесплодие. На основании комплексного обследования был установлен диагноз туберкулеза придатков матки инфильтративно-экссудативной формы. Во время операции обнаружены значительных размеров тубоовариальные образования, состоящие из кистозно измененных яичников и спаянных с ними утолщенных и гиперемированных маточных труб. Гистологическое исследование позволило выявить фолликулярные кисты яичников без признаков специфического воспаления, в стенке маточных труб имелись единичные продуктивные туберкулезные бугорки и выраженные явления склероза тканей. Таким образом, предоперационный диагноз инфильтративно-экссудативного туберкулезного сальпингоофорита оказался ошибочным.

Если учесть, что не каждая женщина, страдающая туберкулезом гениталий, подвергается оперативному лечению и, следовательно, не у каждой можно выяснить морфологические изменения в тканях, то становится понятной частота ошибочных диагнозов, когда врачи относят воспалительный процесс к очаговому, инфильтративному, инфильтративно-экссудативному и т. д., основываясь на результатах клинического обследования. Нами предложена новая классификация туберкулеза половых органов, При этом учитываются как клинические данные, так и разнообразие морфологической картины заболевания, когда в одном органе можно наблюдать продуктивные, казеозные и посттуберкулезные изменения. Разработка данной классификации стала возможной после детального изучения патогистологической картины удаленных органов и ее сопоставления с предоперационными клиническими данными (Е. Н. Колачев-ская, В. И. Брауде).

Ниже приведена классификация генитального туберкулеза и посттуберкулезных изменений.

КЛАССИФИКАЦИЯ ТУБЕРКУЛЕЗА И ПОСТТУБЕРКУЛЕЗНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНАХ Т у б е р к у л е з п р и д а т к о в м а т к и А. Туберкулез с наличием признаков активности (VA и VБ группы диспансерного учета):

1. Клиническая форма с незначительными анатомо-функциональными изменениями.

2. Клиническая форма с выраженными анатомо-функциональными изменениями.

3. Клиническая форма с наличием казеомы (туберкуломы).

П р и к а ж д о й ф о р м е п р о ц е с с р а з л и ч а ю т :

по характеру течения (острый, подострый, хронический) ;

по распространенности (с поражением матки, шейки, вульвы, влагалища, с вовлечением в процесс брюшины и прилегающих органов, с асцитом);

по фазам (инфильтрация, рассасывание, обызвествление, рубцевание);

по бацилловыделенпю (БК+ и БК— в посевах менструальной крови, отделяемом половых путей в межменструальном периоде).

Б. Перенесенный туберкулез придатков матки (VB группа диспансерного учета):

Рубцово-спаечная форма (рубцы и плоскостные сращения в области внутренних гениталий и между органами малого таза).

Т у б е р к у л е з м а т к и А. Туберкулез с наличием признаков активности (VA и УБ группы диспансерного учета):

1. Очаговый эндометрит.

2. Тотальное поражение эндометрия.

3. Метроэндометрит.

П р и к а ж д о й ф о р м е п р о ц е с с р а з л и ч а ю т :

по характеру течения;

по распространенности (изолированный туберкулез матки или в сочетании с туберкулезом придатков, шейки, вульвы, влагалища);

по бацилловыделению (БК+, БК— в посевах соскоба эндометрия, менструальной крови, отделяемом половых путей в межменструальном периоде).

Б. Перенесенный туберкулез матки (VB группа учета):

Рубцово-спаечная форма (деформация или облитерация полости матки).

Туберкулез шейки матки, вульвы, влагалища: язвенная форма.

Следует обратить особое внимание на нередкое сочетание туберкулеза гениталий с другими гинекологическими заболеваниями, которые могут преобладать в клинике и определять дальнейшую лечебную тактику врача.

ТУБЕРКУЛЕЗ ПРИДАТКОВ МАТКИ Из наблюдавшихся нами 380 больных туберкулезом гениталий у 89 (23,5%) мы отнесли патологический процесс в придатках матки к клинической форме с незначительными анатомо-функциональными изменениями, у 147 (38,6%)—к форме с выраженными анатомофункцио-нальными изменениями, у 21 (5,6%)—к клинической форме с наличием казеомы и у 123 (32,3%) —к рубцово-спаечной.

Туберкулез придатков матки с незначительными анатомо-функциональными изменениями включает в себя и самые начальные исходные формы болезни, которые протекают незаметно, и поэтому трудны для клинического распознавания. Больные могут предъявлять единственную жалобу на бесплодие. По данным Э. И. Мелкса, Р. М. Иоффе (1964), К. Парадовски и соавторов (1966), Kaufmann (1957), у 5—12,1% женщин, обследованных по поводу бесплодия, диагностирован туберкулез гениталий. Bret и Legros (1956) назвали эту форму поражения скрытой, так как маточные трубы макроскопически бывают мало изменены и только после биопсии, проведенной во время операции, удается поставить правильный диагноз. Жалобы таких больных чаще всего сводятся только к бесплодию. Температура остается нормальной, картина крови неизмененной. Пальпаторно придатки матки не увеличены. Эту форму туберкулеза половых органов называют еще латентной.

Ekengren и Ryden (1950) из 75 больных с доказанным при гистологическом исследовании туберкулезом гениталий у 55 не отмечали никаких жалоб, кроме жалоб на бесплодие. У 64 (из 75) больных при гинекологическом осмотре не обнаружено патологических изменении. Gautier и Samaille-Piette (1960), Hallo (1968) считают, что латентная форма туберкулеза гениталий у женщин встречается не так уж редко и обнаружить ее можно только с помощью специальных методов исследования (гистологический, бактериологический, гистеросальпингография). Единственным симптомом при этой форме туберкулеза является бесплодие.

В г. Бале в 1963 г. состоялся Международный коллоквиум, посвященный латентному туберкулезу гениталий. В его работе приняли участие многие крупные специалисты. Было подчеркнуто, что для выявления латентной формы туберкулеза необходимо проводить детальное обследование больных.

Из 89 наблюдавшихся нами больных туберкулезом придатков матки с незначительными анатомо-функциональными изменениями 45 (50,5%) поступили в клинику с единственной жалобой на бесплодие. У 27 из них придатки матки пальпаторно не были увеличены.

При этой форме поражения придатков матки макроскопически маточные трубы утолщены, воспалительно изменены, могут быть спаяны с яичником, петлями кишечника и брюшиной, покрывающей мочевой пузырь. В некоторых случаях спаечные изменения выражены незначительно. Иногда на серозной оболочке маточной трубы можно видеть изолированные небольшие казеозные очаги. При пальпации в стенке трубы нередко можно определить уплотненные участки нодозного характера. Микроскопически специфические изменения имеют вид мелких изолированных очагов, морфологически представляющих собой пеструю картину как продуктивного, так и казеозного характера, иногда с участками кальцинации. Подобные изменения могут сочетаться с неспецифической воспалительной реакцией тканей.

Примером малосимптомно протекавшего туберкулеза половых органов может служить следующее наблюдение.

Больная К., 29 лет, поступила с жалобами на первичное бесплодие. Считает себя больной с 1956 г., когда после сильного падения на спину с потерей сознания почувствовала боли внизу живота. В течение нескольких дней температура была 39°. Диагностировано воспаление придатков матки. В течение месяца получала противовоспалительное лечение. С 1956 по 1964 г. к врачам не обращалась. В 1964 г. (через года после начала половой жизни) проведена гистеросальпингография по поводу бесплодия. Трубы оказались непроходимыми. Направлена в Институт туберкулеза для обследования.

Росла и развивалась нормально. В детстве перенесла корь, ревматизм, воспаление легких, страдала частыми ангинами. В возрасте 14 лет произведена аппендэктомия, 27 лет — тонзиллэктомия. В семье, по словам больной, заболеваний туберкулезом не было. Имела контакт с больными туберкулезом на работе.

При обследовании ор Рис. 1. Гистеросальпингограмма больной К. Туберкулезный эндометрит, туберкулезный сальпингит.

ганов дыхания, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, патологических изменений не выявлено. Менструации с 13 лет, по 6 дней, через 26—28 дней, обильные, малоболезненные. С 1963 г.

менструации стали иногда задерживаться на 5—10 дней. Половая жизнь с 25 лет. Беременности не было;

средств контрацепции не применяет.

Гинекологическое исследование: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы гипопластичны. Влагалище нерожавшей женщины. Шейка матки не эрозирована, небольшая, цилиндрической формы. Тело матки меньше средних размеров, в антефлексии, подвижное. Придатки матки не определяются.

Данные дополнительных и лабораторных исследований: рентгенограмма органов грудной клетки без патологических изменении;

Общий анализ крови и мочи без особенностей. Реакция Пирке резко положительная. В ответ на подкожное введение 20 ТЕ получены положительная уколочная реакция, отрицательная общая реакция, отрицательная очаговая реакция со стороны внутренних половых органов.

При гистологическом исследовании соскоба эндометрия обнаружена гиперплазия слизистой оболочки, туберкулезное поражение не выявлено. Посев соскоба на микобактерии туберкулеза дал их рост.

Соскобом эндометрия заражена свинка. При вскрытии ее обнаружен начинающийся туберкулез. Из посевов менструальной крови на микобактерии в трех получен положительный результат. На обзорном рентгеновском снимке органов малого таза патологических изменений не выявлено. На гистеросальпингограмме (рис. 1) истмико-цервикальный отдел матки несколько расширен. Полость тела матки треугольной формы, с ровными контурами по средней линии. Слева от ребра матки за контурной линией видна тонкая сетка сосудов (интравазация). Правая и левая маточные трубы заполнились контрастным веществом вплоть до ампулярных отделов. Обе трубы сегментированы в ампулярных отделах. Левая маточная труба в истмической части имеет дивертикулоподобное расширение. Диагноз:

двусторонний туберкулезный сальпингит, очаговый туберкулезный эндометрит. Первичное бесплодие.

ВК+, VA группа учета.

В данном случае основной жалобой было бесплодие. Общее состояние оставалось вполне удовлетворительным, При бимануальном исследовании патологических изменений половых органов не обнаружено. Очаговой реакции со стороны гениталий в ответ на подкожное введение туберкулина не отмечалось, однако при гистеросальпингографии выявлена картина типичного туберкулезного сальпингита.

Приведенное наблюдение является примером того, как при отрицательном гистологическом исследовании соскоба эндометрия посев и заражение соскобом матки морской свинки могут дать положительные результаты, что позволяет выявить очаговый туберкулез эндометрия.

При прогрессировании заболевания воспалительная реакция тканей приводят к утолщению маточных труб. Если в процесс вовлекается и брюшина, то образуются спайки с окружающими органами и возникают боли. Может нарушиться менструальный цикл. При влагалищном исследовании определяются несколько увеличенные придатки матки (Б. К. Игнатавичюте, 1966;

М. С. Ермина, Е. Н. Колачевская, 1968;

X. Е.

Мурзалиева, 1971;

Vacha, 1960, и др.), что мы и наблюдали у 62 из 89 больных, рассмотренной выше группы с незначительными анатомо-функциональными изменениями в гениталиях. Все эти признаки встречаются как при септическом, так и при гонорейном воспалении внутренних половых органов и не могут считаться патогномоничными только для туберкулеза.

Отсутствие типичных клинических симптомов во многом затрудняет правильную диагностику. Из наблюдавшихся нами 380 больных туберкулезом половых органов (66,8%) До поступления в Институт туберкулеза длительно лечились по поводу неспецифического воспалительного процесса придатков матки, При прогрессировали заболевания придатки матки превращаются в большие воспалительные образования (клиническая форма с выраженными анатомо функниональными изменениями). Такие изменения имели место наблюдавшихся нами больных. При описываемых формах заболевания общее состояние больных долгое время может тоже оставаться удовлетворительным температура нормальной а картина крови неизмененной Мы, как и Р. И. Малыхина (1958), М. С. Ермина (1964), Aburel, Petrescov (1970), отметили, что для этих форм воспалительного процесса характерно несоответствие выраженных анатомических изменений со стороны придатков матки со скудными жалобами и общим удовлетворительным состоянием больных. В других случаях появляются симптомы туберкулезной интоксикации, усиливаются боли внизу живота, нарушается менструальная функция. Для этих форм характерно хроническое течение процесса. Иногда заболевание принимает острый характер, сопровождается высокой температурой, ознобом, болями внизу живота, явлениями пельвеоперитонита или разлитого перитонита. Могут наблюдаться расстройства со стороны функции кишечника (понос, сменяющийся запором). Исход этих форм заболеваний может быть различным.

При достаточно полноценном и длительном лечении может наступить выздоровление.

Если в тканях имели место казеозные очаги, то они обычно инкапсулируются. В более тяжелых случаях при вовлечении в процесс соседних органов и расплавления тканей иногда образуются кишечно-придатковые, кишечно-влагалищные и придатково пузырные свищи, на что указывает В. А. Покровский (1947), М. С. Ермина (1953, 1964) и многие другие авторы. Ниже приведено одно из таких наблюдений.

При выраженных анатомических изменениях макроскопически воспалительный процесс в придатках характеризуется большой распространенностью. Маточные трубы увеличены в размере, иногда значительно. Их просвет может быть на всем протяжении заполнен казеозными массами или гноем (рис. 2). В воспалительный процесс почти всегда вовлекается яичник;

поражение его чаще всего носит характер периоофорита или кистознои Дегенерации. Маточная труба и яичник часто представляют единое тубо овариальное образование. При микроскопическом исследовании выявляется пестрая гистоло Рис. 2. Казеозный туберкулезный сальпингит. Макропрепарат (наблюдение автора и В. И. Брауде).

гическая картина. В одних случаях речь идет о преобладании продуктивных процессов, в других — о казеозных изменениях. Складки слизистой оболочки маточной трубы сохранены лишь в глубоких ее частях. Строма слизистой оболочки инфильтрирована лимфоидными элементами с наличием туберкулезных бугорков. В мышечном слое отмечается значительное разрастание соединительной ткани. В капсуле тубо овариального образования иногда можно видеть изолированные казеозные очаги.

Больная К., 32 лет, поступила с жалобами на слабость, потливость, повышение температуры до 38,3—39°, острые боли внизу живота, понос. Больна с 1958 г., когда сразу же после начала половой жизни появились боли внизу живота. Диагностирован воспалительный процесс придатков матки. Лечение было малоэффективным. В декабре 1963 г. проведен курс диатермии, после чего наступило резкое обострение воспалительного процесса в придатках матки. С мая 1964 г. температура держалась в пределах 38°, появился понос. Направлена в Институт туберкулеза для уточнения этиологии воспалительного процесса.

Менструации с 15 лет, установились сразу, по 5—6 дней, через 30 дней, обильные. После диатермии в 1963 г. наблюдалось нарушение менструального цикла. Менструации стали приходить через 8-12 дней и продолжались 3—10 дней. Половая жизнь в течение 6 лет. Беременности не было, средств контрацепции не применяла. В возрасте 20 лет перенесла аппендэктомию, после которой в течение 6 мес сохранялись инфильтрат в области послеоперационного шва и свищ. Заболевания туберкулезной этиологии в семье и контакт с больными туберкулезом отрицает.

Больная истощена. Видимые слизистые оболочки бледные, кожа сероватого оттенка, температура 38,9°. Со стороны органов дыхания и сердечно-сосудистой системы патологических изменений не обнаружено. При пальпации передняя брюшная стенка напряжена, болезненна. При перкуссии живота по боковым отделам его отмечается тимпанит. В центральной части живота отмечается притупление перкуторного звука, где определяется образование овоидной формы. Верхняя граница этого образования выступает над лоном на 20 см. Свободная жидкость в брюшной полости не определяется.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты нормально. Влагалище свободное. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. Матка средних размеров, отклонена к лону. Кзади и справа от матки пальпируется образование овоидной формы, плотной консистенции, размером 18X20 см, неподвижное, с хорошо очерченными контурами. Левые придатки матки незначительно увеличены, мягкой консистенции.

Предварительный диагноз: острый пельвеоперитонит, двусторонний острый сальпингоофорит, кистома правого яичника (?).

Заключение: двустороннее образование в области придатков матки с явлениями воспалительной реакции. Воспалительный процесс в придатках матки возник с началом половой жизни. Указанные симптомы и первичное бесплодие дают возможность предположить туберкулезную этиологию воспалительного процесса. В связи с тяжелым состоянием больной острый воспалительный процесс в половых органах явился основанием для пробного противотуберкулезного лечения препаратами ПАСК (по 8 г в день) и тубазидом (по 0,3 г 3 раза в день). Одновременно проведено дальнейшее обследование. При рентгеноскопии легких патологических изменений не обнаружено. В гемограмме отмечено уменьшение количества лимфоцитов (19,5%), увеличение количества палочкоядерных нейтрофилов (16%);

СОЭ 55 мм в час. Количество лейкоцитов 8000. Анализ мочи без особенностей. Реакция Пирке резко положительная.

Подкожное введение туберкулина противопоказано в связи с острым воспалительным процессом в половых органах. На обзорной рентгенограмме органов малого таза кальцинатов не выявлено.

На 5-й день лечения температура снизилась до 37,2°, а через неделю нормализовалась. Общее состояние улучшилось. В периферической крови отмечалось увеличение количества лимфоцитов (до 23%);

СОЭ снизилась до 35 мм в час. В связи с жалобами на неустойчивый стул произведено рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта с барием. В тот момент, когда часть бария из подвздошной кишки перешла в слепую, в малом тазу по средней линии перпендикулярно к оставшимся контрастированным петлям подвздошной кишки начало определяться вытянутое, размером 6X1 см, стойкое «депо» бария с четкими контурами. При пальпации «депо» не смещалось (в отличие от петель подвздошной кишки) и было болезненным (рис. 3). На основании рентгенологической Рис. 3. Рентгенограмма желудочно-кишечного тракта больной К. с придатково кишечным свищом (наблюдение автора и Б. Г. Дукарского).

Рис. 4. Гистеросальпингограмма больной К. Объяснение в тексте.

Рис. 5. Гистеросальпингограмма больной К. через 3 мес после начала лечения.

Объяснение в тексте.

Рис. 6. Гистеросальпингограмма больной К. через 5 1/2 лет после начала лечения.

картины было высказано предположение о наличии свища между петлей тонкой кишки и придатками матки. Продолжена специфическая антибактериальная терапия. После снижения СОЭ до 5 мм в час произведена гистеросальпингография (рис. 4). На рентгеновских снимках истмико-цервикальный отдел не выражен, полость тела матки не видна. Левая маточная труба контрастным веществом не заполнилась, правая ригидна и соединена с полостью, которая заполнилась контрастным веществом. При сравнении этих данных с результатами рентгенографии кишечника было установлено, что данная полость имеет форму и положение «депо», трактовавшегося как свищ между петлей тонкой кишки и придатками матки.

Через 2 мес состояние значительно улучшилось. С диагностической целью подкожно введено 20 ТЕ.

Общая реакция отрицательная, уколочная реакция положительная. Очаговая реакция со стороны гениталий отрицательная.

Трижды сделаны посевы менструальной крови на микобактерии туберкулеза: результаты отрицательные. Два раза менструальной кровью были заражены морские свинки. При вскрытии их туберкулезных изменений нет обнаружено. Через 3 мес лечения в стационаре размер образования в области правых придатков матки уменьшился до 6X8 см. На повторной гистеросальпингограмме (рис. 5) отмечалось удлинение шейки матки по сравнению с телом. Полость матки треугольной формы, с ровными контурами. Левая и правая маточные трубы заполнились контрастным веществом вплоть до ампулярного отдела. Левая труба сегментирована, правая — с лакунообразным расширением на конце. Контрастное вещество в свищевое отверстие не проникло. На 28-й день менструального цикла произведена аспирация эндометрия. При цитологическом исследовании обнаружены элементы туберкулезных бугорков (клетки Лангганса и эпителиоидные клетки).

Окончательный диагноз: двусторонний туберкулезный сальпингоофорит в фазе инфильтрации и туберкулезный эндометрит с вовлечением в процесс брюшины и петель кишечника (свищ между тонкой кишкой и правыми придатками матки). Первичное бесплодие, VA группа учета.

В течение 2 лет непрерывно проводилось антибактериальное лечение в условиях диспансера и санатория, а в течение 3-го и 4-го года — в осенне-весеннее время. В результате терапии общее состояние значительно улучшилось, воспалительные явления в придатках матки исчезли. Результаты гистеросальпингографии (1969) свидетельствовали о восстановлении проходимости маточных труб (рис.

6).

Данное наблюдение является иллюстрацией острого течения туберкулеза половых органов с вовлечением в процесс кишечника и образованием кишечно-придаткового свища. Антибактериальное лечение было начато как с лечебной, так и с диагностической целью. Снижение температуры и СОЭ, а также уменьшение воспалительных явлений в придатках матки на фоне терапии указывали на заболевание туберкулезом, что и подтвердилось при проведении дополнительного обследования.

У 21 больной в придатках матки рентгенологически определялись изолированные казеозные очаги. Подобные изменения наблюдались нами как у больных с незначительными анатомо-функциональными изменениями в придатках, так и при выраженном увеличении придатков в размерах, на что и было указано выше при патоморфологической характеристике этих форм заболевания. По аналогии с туберкулезом легких мы выделили эту форму отдельно (туберкуломы или казеомы в придатках матки). Течение туберкулеза придатков с наличием казеомы чаще всего хроническое. Только у одной больной с казеозным туберкулезным сальпингитом (рис. 2) имело место подострое течение заболевания и выраженная туберкулезная интоксикация.

Казеозные очаги требуют оперативного удаления. При микроскопическом исследовании наряду с наличием казеозных очагов (или очага), окруженных фиброзной капсулой, можно наблюдать продуктивные очаги туберкулезного воспаления и склероз, в других случаях — только изолированные казеозные очаги без признаков морфологически активного туберкулеза в окружающих тканях. В разделе рентгенодиагностики и хирургического лечения будут приведены подобные наблюдения.

У 123 наблюдавшихся нами больных увеличения размеров придатков матки не определялось. В малом тазе имелись значительные рубцово-спаечные изменения. У больных этой группы отсутствовали признаки активного туберкулезного процесса в половых органах (перенесенный туберкулез). Болевой синдром, обусловленный спайками в малом тазе, и бесплодие явились ведущими жалобами у больных этой группы. Данную форму заболевания мы выделили не случайно, так как подобные больные составляют большинство в противотуберкулезных диспансерах.

По нашим наблюдениям, очень часто у таких больных клиническую картину заболевания определяют неспецифические процессы в гениталиях (миома матки, киста яичника, эндометриоз и др.). Однако диагноз туберкулеза гениталий заставляет врача продолжать антибактериальное лечение, которое на данной стадии развития болезни уже нельзя считать показанным. Такие больные нуждаются в симптоматической или рассасывающей терапии или оперативном вмешательстве по поводу сопутствующего заболевания.

Рис. 7. Гистеросальпингорамма больной Ф. Объяснение в тексте.

После клинического излечения туберкулеза придатков матки макроскопически могут определяться гипопластическая матка, уплотненные трубы, грубые фиброзные сращения в малом тазе, нередко вызывающие неправильное положение половых органов и нарушение их функции. Микроскопически отмечают склеротическую атрофию слизистой оболочки и мышечного слоя маточных труб и фиброзное утолщение наружного слоя. Наряду с этим нередко встречаются фиброзные перегородки в просвете маточных труб и кальцинаты в трубах и яичниках.

В качестве примера законченного специфического процесса в гениталиях, не требующего противотуберкулезного лечения, может служить следующее наблюдение.

Больная Ф., 32 лет, поступила с жалобами на первичную аменорею, первичное бесплодие, постоянные ноющие боли внизу живота и пояснице. Впервые обратилась к гинекологу в возрасте 19 лет по поводу аменореи. Гормонотерапия оказалась неэффективной. В 1963 г. прошла курс грязелечения, после чего появились резкие боли внизу живота. Больная направлена в Институт туберкулеза для клинического обследования.

Росла и развивалась нормально. В детстве перенесла корь, коклюш, бронхоаденит. Отец был болен туберкулезом легких. При исследовании органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, желудочно кишечного тракта патологических изменений не установлено. Температура нормальная. Менструаций никогда не было. Половая жизнь в течение 37г лет. Беременность не наступала.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты правильно. Влагалище нерожавшей женщины, шейка субконической формы, не эрозирова-на.

Матка меньше нормы, в фиксированной ретрофлексии. Придатки матки уплотнены, в спайках.

Данные лабораторных и дополнительных исследований: при рентгенографии легких патологических изменений не выявлено. Анализы крови и мочи в пределах нормы. Реакция Пирке резко положительная.

Подкожная туберкулиновая проба отрицательная.

Перед диагностическим выскабливанием матки произведена ги-стеросальпингография (рис. 7).

Контрастное вещество заполнило лишь нижний сегмент матки. В соскобе оказалась только кровь, поэтому гистологическое исследование было невозможным. Результаты посева соскоба матки на микобактерии туберкулеза отрицательные.

Материалом соскоба эндометрия заражена морская свинка (результаты ее вскрытия отрицательные).

Диагноз: рубцово-спаечные изменения в малом тазе на почве перенесенного туберкулезного пельвеоперитонита и сальпингоофорита, облитерация полости матки вследствие перенесенного туберкулезного эндометрита, первичная аменорея, первичное бесплодие. VB группа учета.

У данной больной воспалительный процесс во внутренних половых органах был отнесен к заболеваниям туберкулезной этиологии на основании первичной аменореи на почве облитерации полости матки и развития спаечных изменений в малом тазе при наличии 1) первичного бесплодия;

2) перенесенного в детстве бронхоаденита;

3) контакта с отцом, больным туберкулезом легких. Туберкулезный процесс в половых органах был расценен как неактивный (рубцово-спаечный процесс в придатках и в полости матки, отрицательные результаты лабораторных методов исследования, отсутствие очаговой реакции со стороны внутренних половых органов на введение подкожно туберкулина) и не требующий антибактериальной терапии. Больной назначена рассасывающая терапия (лидаза, стекловидное тело), лечебная гимнастика. При повторном осмотре через 2 и года общее состояние удовлетворительное, боли продолжались, работоспособность сохранена, данные влагалищного исследования те же. Менструация по-прежнему отсутствовала. По-видимому, туберкулезный процесс в половых органах развился у больной в раннем детском возрасте, еще до периода полового созревания, протекал скрытно и привел к необратимым спаечным изменениям в половых органах, развитию внутриматочных синехий, облитерации полости матки и первичной аменореи.

Крайне редко (по нашим наблюдениям, у 14 больных), несмотря на то что в придатках матки имели место только рубцово-спаечные изменения, при обследовании выявлялись признаки активного туберкулеза (выраженные туберкулиновые пробы с очаговой реакцией в гениталиях). Таких женщин мы лечили как больных с активным процессом в фазе рубцевания, проводя специфическую терапию в сочетании с патогенетической.

ТУБЕРКУЛЕЗНОЕ ПОРАЖЕНИЕ МАТКИ Е. Н. Петров (1959) на основании многолетних наблюдений выделяет три основные формы поражения эндометрия при туберкулезе матки: 1) подуктивную с образованием отдельных бугорков;

2) милиарную, при которой страдает весь эндометрий;

3) казеозную с распадом всей слизистой оболочки и переходом воспалительного процесса на миометрий.

Из наблюдавшихся нами 380 больных туберкулезом половых органов у 91 (24%), помимо поражения придатков матки, диагностировано заболевание и самой матки.

Менструальный цикл оказался нарушенным у 67 больных этой группы (см. табл. 2). При влагалищном исследовании у 44 больных отмечались нормальные размеры матки. У больных матка была несколько больше нормы, у 2 — значительно увеличенной (у первой до размеров 9-недельной, у второй — до 15-недельной беременности). У 14 больных матка отдельно не контурировалась из-за тесно примыкавших придатковых образований.

У 26 больных матка была меньше нормы. У 68 больных этой группы определялось ограничение подвижности матки вследствие спаечного процесса в малом тазе.

Обращает на себя внимание группа больных (26), у которых тело матки было меньше нормы. До установления диагноза туберкулезного эндометрита 17 из них с диагнозом инфантилизма находились под наблюдением женских консультаций. Т. И.

Степанова (1970) также указывает, что иногда трудно провести дифференциальный диагноз между инфантилизмом и туберкулезом матки. Туберкулез, если он возникает рано, сам по себе может подавлять функцию яичников (вследствие разви Рис. 8. Гистеросалышнгограмма больной М. Объяснение в тексте.

тия туберкулезной интоксикации) и вторично приводить к инфантилизму. Т. И.

Степанова гистологически исследовала состояние эндометрия у 120 женщин, страдающих инфантилизмом. У 10% больных выявлены воспалительные изменения в эндометрии, из них у 7,4 % — туберкулезной этиологии. Автор делает вывод о необходимости включения гистологического исследования эндометрия в обследование женщин с генитальным инфантилизмом.

Общее состояние больных (31 женщина) при продуктивных очаговых формах туберкулезного эндометрита изменялось мало. Температура оставалась нормальной, картина крови была стабильной. У 27 из 31 женщины менструальная функция не была нарушена, так как большая часть эндометрия оставалась интактной. Характер воспалительного процесса в придатках матки определял и клиническое течение болезни.

Туберкулезный эндометрит у таких больных обычно обнаруживали случайно — при гистологическом исследовании соскоба эндометрия, который производили с диагностической целью по поводу нерегулярных менструаций или бесплодия.

При прогрессировании болезни патологический процесс может распространяться на весь эндометрий, захватывая даже его базальный слой. В этих случаях нарушается менструальная функция (кровотечения, нерегулярные, скудные менструации, вторичная аменорея) хотя общее состояние больных может оставаться вполне удовлетворительным.

Под нашим наблюдением находилось 38 таких больных. Из них 16 ранее лечились у эндокринологов, однако гормональная терапия была неэффективной.

Гистологическое исследование соскоба эндометрия у всех больных этой группы ( женщин) позволило обнаружить множественные туберкулезные бугорки и отсутствие нормальной ткани эндометрия (см. классификацию— тотальное поражение эндометрия).

Примером такой формы туберкулезного эндометрита и туберкулеза придатков матки в фазе инфильтрации может быть следующее наблюдение.

Больная М., 37 лет, поступила с жалобами на боли внизу живота, отсутствие менструаций в течение 4 последних лет. В возрасте с 19 до 37 лет лечилась по поводу бесплодия. В 33 года возникла аменорея.

Под наблюдением эндокринологов безуспешно лечилась гормонами. В Институте экспериментальной эндокринологии и химии гормонов впервые был заподозрен туберкулез гениталий, и больная была направлена в Институт туберкулеза.

Росла и развивалась нормально. В детстве болела корью, в возрасте 21 года перенесла сухой плеврит. С 15 лет диагностировали воспаления придатков матки. Заболевания туберкулезной этиологии в семье отрицает. Имела контакт с больным туберкулезом по квартире. Менструации с 17 лет, по 3 дня, через 28 дней. С 1960 г. аменорея. Половая жизнь с 18 лет. Беременностей не было;

от беременности не предохранялась.

При исследовании органов дыхания, сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта патологических изменений не выявлено. Температура нормальная.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты нормально, влагалище нерожавшей женщины. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. Тело матки небольшое, отклонено кзади, ограничено в подвижности. Придатки матки увеличены справа до размеров 7Х10 см, слева —5X6 см с нечеткими контурами, безболезненные при пальпации. Консистенция этих образований туго-эластическая, подвижность их ограничена. В малом тазе имеются выраженные спаечные изменения.

Рентгеноскопия легких без патологических изменений. Анализы крови и мочи без особенностей.

Реакция Пирке положительная. При подкожном введении 20 ТЕ общая реакция положительная (со стороны гемограммы через 24 ч отмечено увеличение числа лейкоцитов с 7900 до 10 000, уменьшение количества лимфоцитов с 32,5 до 18 %. Через 48 ч содержание палочкоядерных нейтрофилов возросло с до 13%). В протеинограмме снижение уровня альбуминов и повышение уровня 2- и -глобулинов. Очаговая реакция со стороны половых органов положительная (появились пастозность в области придатков матки и резкая их болезненность). При гистологическом исследовании соскоба эндометрия найдены туберкулезные бугорки типичной структуры. При посеве соскоба эндометрия отмечен рост микобактерий туберкулеза.

Материалом соскоба эндометрия заражена морская свинка. При ее вскрытии обнаружен туберкулезный процесс. На обзорном снимке брюшной полости патологических изменений не выявлено. На гистеросальпингограмме (рис. 8) полость тела матки вместе с цервикальным каналом составляет 7,5 см.

Полость матки имеет форму вытянутого треугольника, сдавленного в поперечном направлении. Контуры полости матки и цервикального канала неровные. Маточные трубы заполнились контрастным веществом только до истмического отдела, имеют нечеткие, размытые контуры. В брюшную полость контрастное вещество не проникло.

Диагноз: двусторонний туберкулезный сальпингоофорит в фазе инфильтрации с вовлечением в процесс брюшины малого таза, туберкулезный эндометрит, вторичная аменорея, первичное бесплодие, ВК+, VA группа учета.

В течение 4 мес проводилась антибактериальная терапия методом трехразового перорального введения антибактериальных препаратов. Всего больная получила стрептомицина 120 г, тубазида 56 г, фтивазида 90 г, ПАСК 960 г. В результате терапии восстановилась менструальная функция. Придатки матки оставались увеличенными. В последующие 4 года больная продолжала принимать противотуберкулезные препараты с интервалами 2—3 мес. Воспалительный процесс в гениталиях протекал с периодами ремиссий и обострений.

Повторно больная поступила в институт в 1969 г. с жалобами на боли внизу живота, слабость, пониженную работоспособность. При гинекологическом осмотре обнаружены нормальных размеров тело матки, увеличенные придатки, окруженные спайками. Менструации регулярные, но скудные. При исследовании соскоба эндометрия гистологически, путем посева на микобактерий туберкулеза и заражения морской свинки туберкулезного процесса не обнаружено. Однако воспалительные изменения в придатках являлись основанием для продолжения специфического лечения. Активные проявления туберкулеза в придатках матки ликвидированы через 6 лет от начала специфической терапии и через 2 года от начала применения метода однократного введения суточной дозы препаратов (внутривенно и перорально). При повторном осмотре в 1971 г. найдена фибромиома матки (тело матки увеличено до 8 недельной беременности, плотное). В придатках оставались рубцово-спаечные изменения, менструации скудные, нерегулярные, через 2—3 мес. Антибактериальные препараты отменены, больная переведена в VB группу диспансрного учета. Рекомендован осмотр гинеколога не реже 1 раза в 2—3 мес. В случае роста опухоли показано оперативное лечение.

Возникновение вторичной аменореи в данном случае явилось следствием поражения эндометрия туберкулезом. Ввиду того что при гистологическом, бактериологическом и биологическом исследовании эндометрия диагностирован туберкулез половых органов, мы полагали, что имеется тотальное поражение слизистой оболочки матки. Однако затем было установлено, что изменения в эндометрии имели обратимый характер, о чем свидетельствовало восстановление менструальной функции после специфической терапии.

Приведенное наблюдение подтверждает также целесообразность применения метода одноразового введения антибактериальных препаратов (как наиболее результативного) у больных с хроническим вяло текущим туберкулезным процессом в придатках матки (подробно принципы и методы лечения рассмотрены в главе IV).

Обращает на себя внимание возникновение фибромиомы после клинического излечения генитального туберкулеза. Явление это далеко не редкое у данного контингента больных, и в разделе о хирургическом лечении мы еще вернемся к этому вопросу. Принимая во внимание данные Л. С. Персианинова (1972), Е. М. Вихляевой (1971), А. С. Лесаковой (1971) и других авторов, указывающих на то, что фибромиома матки является гормонально зависимой опухолью, можно, по-видимому, считать, что те гормональные нарушения, которые возникают на фоне туберкулезного процесса, являются определенным стимулом к росту фибромиомы у больных туберкулезом половых органов.

М. С. Ермина и В. И. Бычков (1965) считают, что ми-лиарная форма поражения эндометрия может переходить в казеозную. При этом часто разрушается весь эндометрий и частично поражается мышечный слой матки. В результате деструкции эндометрия могут наступать профузные маточные кровотечения. Казеозный туберкулезный эндометрит мы наблюдали только у 3 больных. Одно из этих наблюдений приведено ниже.

Больная К., 45 лет, поступила с жалобами на слабость, недомогание, ноющие боли внизу живота, обильные кровянистые выделения из влагалища. До1 этого в течение 10 лет лечилась по поводу неспецифического воспаления придатков матхи без эффекта. С 1961 г. после очагового лечения ультрафиолетовыми лучами менструации периодически переходили в маточные кровотечения.

В детстве болела корью, малярией, в возрасте 18 лет — сыпным тифом. Заболевания туберкулезной этиологии в семье и контакт с больными туберкулезом отрицает. Менструации с 14 лет, регулярные, по дней, через 28 дней. С 1961 г. менструации стали более обильными, с декабря 1961 г.— нерегулярными, через 20—40 дней с переходом в кровотечения. Половая жизнь с 17 лет. Были 3 беременности, из них одни срочные роды в 1936 г. В 1937 г. искусственное прерывание беременности при сроке 8 нед. В том же году самопроизвольный выкидыш сроком 8 нед. С 1937 г. беременность не наступала.

Рис. 9. Гистеросальпингограмма больной К. Казеозный туберкулезный эндометрит и эндодервицит.

Данные бимануального исследования. Оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты нормально. Влагалище рожавшей женщины. Слизистые оболочки чистые. Шейка матки цилиндрической формы, не эрозирована. Матка средней величины, отклонена кзади, мягковатой консистенции, ограничена в подвижности. Определяются несколько утолщенные маточные трубы.

Выражен спаечный процесс в малом тазе. Осмотр чувствителен. Выделения слизистые, обычные.

При исследовании органов дыхания, сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта патологических изменений не выявлено. Пальпация нижних отделов передней, брюшной стенки болезненна, Температура нормальная. Общий анализ крови и мочи без особенностей. Реакция Пирке положительная. На подкожное введение 20 ТЕ получена слабоположительная уколочная реакция и положительная общая реакция (в гемограмме отмечено уменьшение количества лимфоцитов с 42,5 до 30%, увеличение числа палочкоядерных нейтрофилов с 3 до 9,5%, в протеинограмме снижение уровня альбуминов и повышение уровня 1- и -глобулинов). Очаговая реакция со стороны внутренних половых органов положительная (появились пастозность и болезненность в области придатков, пальпация тела матки болезненная, из цервикального канала сукровичные выделения).

При гистологическом исследовании соскоба эндометрия отмечено, что слизистая оболочка матки с небольшим количеством желез Местами поверхностный слой ее с казеозным некрозом, в толще — туберкулезные бугорки. Результаты посева соскоба эндометрия на микобактерии туберкулеза положительные. На гистеросальпингограмме (рис. 9) цервикальный канал значительно расширен (до 3 см, длина 5 см), в верхнем отделе резко обрывается (линия обрыва неровная). Полость матки деформирована, имеет вид полумесяца с нечеткими контурами. Контрастное вещество в маточные трубы не проникло.

Диагноз: двусторонний туберкулезный сальпингит и эндометрит с вовлечением в процесс брюшины малого таза. Вторичное бесплодие.

Проведена антибактериальная терапия и одновременно назначено лечение метилтестостероном по таблетке 2 раза в день (в течение 6 мес). Через год после начала лечения кровотечения прекратились, но менструации продолжали оставаться нерегулярными и длительными (до 10—12 дней). В течение двух лет продолжалось антибактериальное лечение.

Повторно госпитализирована в институт в 1965 г. (через 3 года после начала лечения). При поступлении жалоб не предъявляла, менструации нерегулярные, мажущиеся, по 7—10 дней. При влагалищном исследовании тело матки небольшое, отклонено кзади, ограничено в подвижности. Придатки матки с обеих сторон не определяются, область их безболезненна, В соскобе эндометрия при гистологическом исследовании выявлены мелкие кусочки слизистой оболочки с фиброзом стромы. Железы узкие. Выстилающий их эпителий с признаками пониженной секреции. Туберкулеза не обнаружено.

Результаты посева соскоба эндометрия на микобактерии туберкулеза отрицательные. Материалом соскоба была заражена морская свинка;

при ее вскрытии туберкулезных изменений не найдено.

У данной больной наблюдалась типичная картина туберкулезного казеозного эндометрита с тотальным поражением слизистой оболочки, сопровождавшегося маточными кровотечениями. На основании успешных результатов лечения этой больной можно считать возможным полное излечение даже глубоко зашедшего процесса в эндометрии при условии длительной, непрерывной антибактериальной терапии.

Однако из приведенного клинического наблюдения не следует, что казеозные формы туберкулезного эндометрита всегда сопровождаются маточными кровотечениями.

У 2 других наблюдавшихся нами больных с этой формой специфического эндометрита менструации были нерегулярными, но умеренными.

У 19 из 91 больной с туберкулезным поражением придатков и матки к моменту обследования патологический процесс в эндометрии закончился. У 12 из них в результате замещения туберкулезной грануляционной ткани соединительной тканью наступила частичная облитерация полости матки (подтверждено при гистеросальпинго графии), что и привело к возникновению аменореи (у 7 — к первичной, у 2 — к вторичной). У 2 из 12 больных менструации были нерегулярными, у одной — регулярными, но скудными. У остальных 7 из 19 больных поражение туберкулезным процессом эндометрия также прошло незамеченным, что обусловило деформацию полости матки (по данным рентгенологического исследования). У этих 7 больных часть эндометрия была сохранена, в связи с чем наблюдалась и менструальная функция. При гистологическом, бактериологическом и биологическом исследовании соскоба эндометрия у всех 19 больных туберкулезных изменений не обнаружено. Жалобы больных этой группы сводились к первичному бесплодию, ноющим болям внизу живота, обусловленным спаечными изменениями, нарушениям менструальной функции или аменорее. Наличие деформации и облитерации полости матки у женщин, страдающих первичным бесплодием и туберкулезным сальпингоофоритом, позволило отнести изменения в эндометрии к посттуберкулезным (неактивным).

Таким образом, о перенесенном туберкулезном эндометрите можно говорить в случае перенесенного экстрагенитального туберкулеза и спонтанно наступившей (без указаний в анамнезе на внутриматочные вмешательства) деформации или облитерации полости матки, что устанавливается при гистерографии. В соскобе из матки гистологически, с помощью посева на микобактерии туберкулеза или заражения соскобом морской свинки туберкулезного поражения не выявлено.

У 10 из 19 больных воспалительный процесс в придатках матки оставался активным, ввиду чего была продолжена антибактериальная терапия. Остальные женщин переведены в неактивную группу диспансерного учета VB.

Bret и Legros (1956) описали больных туберкулезным метроэндометритом, у которых патологический процесс распространился на миометрий. При этом тело матки было значительно увеличено в размерах. Эти изменения часто приводили к диагностическим ошибкам.

Мы наблюдали 7 больных, у которых при исследовании соскоба слизистой оболочки матки патогистологиче-ски был подтвержден туберкулезный эндометрит. У всех этих женщин определялась увеличенная в размерах матка (у 5 — до размеров 5—6 недельной, у одной — до 9-недельной и у одной — до 15-недельной беременности).

На фоне антибактериальной терапии через 1—2 года отмечались уменьшение размеров матки до нормальных, нормализация менструального цикла, улучшение общего состояния и т. д. На основании этих данных мы полагали, что у больных имел место туберкулезный метроэндометрит. Сказанное иллюстрируется следующим примером.

Во фтизиогинекологическом центре Москвы наблюдалась больная с предоперационным диагнозом фибромиомы матки. Диагноз был подтвержден во время операции. Однако при патогистологическом исследовании удаленной матки в толще ее стенки обнаружен большой очаг с казеозным содержанием и наличием туберкулезных бугорков в толще миометрия.

Специфическое поражение миометрия не всегда приводит к увеличению размеров матки. Мы наблюдали одну больную с первичной аменореей и двусторонним туберкулезным сальпингоофоритом с наличием казеом. При двуручном осмотре определялась матка средних размеров, придатки были не увеличены, но уплотнены. На гистеросальпингограмме обнаружены казеозные очаги в области придатков матки, частичная облитерация полости матки. В соскобе эндометрия имелась только кровь.

Наличие казеозных очагов в придатках матки давало основание говорить о необходимости оперативного лечения. Предварительно проведен курс антибактериальной терапии. Во время операции обнаружены воспалительно измененные маточные трубы с участками казеозного некроза. В мышце матки имелись два казеозных очага с гнойным расплавлением, окруженные специфической грануляционной тканью.

Произведена надвлагалищная ампутация матки с трубами. Данное наблюдение представляет интерес в том отношении, что туберкулезные очаги в мышце матки без поражения эндометрия клинически себя не проявляли, поэтому их диагностика представляла большие трудности. Выраженная туберкулезная интоксикация у этой больной объяснялась наличием активного процесса в придатках и матке.

В связи с внедрением в практику антибактериальной терапии туберкулез шейки матки, вульвы и влагалища встречается крайне редко и чаще всего свидетельствует о запущенных формах болезни. При туберкулезе шейки матки может быть поражена только слизистая оболочка первикального канала или влагалищная часть шейки.

Туберкулезный процесс шейки матки чаще всего протекает скрыто. Иногда появляются бели, тупые боли, контактные кровотечения (М. С. Ермина, 1953, 1964).

При осмотре в зеркалах, по нашим наблюдениям, туберкулезная язва шейки матки мало отличается от истинной эрозии, и только путем биопсии можно установить правильный диагноз. В тех случаях, когда туберкулезный процесс шейки матки сопровождается распадом ткани, при осмотре такая эрозия может напоминать раковую.

Из 380 наблюдавшихся нами больных с туберкулезным поражением гениталий только у 3 диагостирована язва шейки матки туберкулезной этиологии. У этих больных имелось также специфическое поражение придатков матки и эндометрия. Туберкулезная язва шейки матки по внешнему виду мало чем отличается от обычной эрозии, и только биопсия с последующим гистологическим исследованием дала возможность установить ее туберкулезный характер.

Больных с туберкулезом влагалища и вульвы мы не наблюдали. Обычно туберкулез влагалища проявляется в виде поверхностных язв слизистой оболочки, расположенных преимущественно в области сводов. Это связано с переходом патологического процесса с влагалищной части шейки матки. Поражение вульвы проявляется в виде небольших язв, расположенных на отдельных участках внутренней поверхности малых половых губ.

Иногда можно наблюдать отдельные крупные язвы, расположенные вокруг клитора и уретры (М. С. Ермина, 1964). Специфические туберкулезные язвы наружных половых органов очень болезненны.

СОЧЕТАНИЕ ТУБЕРКУЛЕЗА ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ С ДРУГИМИ ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ Сочетание туберкулеза гениталий с другими гинекологическими заболеваниями может наблюдаться как при активных проявлениях туберкулеза, так и при посттуберкулезных изменениях, что встречается чаще. Для того чтобы с полной убедительностью говорить о частоте сочетанных форм при данной патологии, необходимо иметь патоморфологическое подтверждение диагноза. Из 55 оперированных нами больных (см. главу IV) у 32 туберкулезный процесс в половых органах сочетался с различными неспецифическими заболеваниями: у 12 — с неспецифическим воспалением маточных труб (наряду с туберкулезными бугорками или казеозными очагами в стенке маточной трубы имелись участки неспецифичес-кого воспаления), у 9 — с фибромиомой, у 11—с кистами яичников. В таких случаях в клинической картине заболевания могут превалировать симптомы неспецифического заболевания, маскируя туберкулезный характер патологического процесса.

Ниже приводятся 2 наших наблюдения (сочетание туберкулеза с эндометриозом и с фибромиомой матки).

Больная В., 39 лет, поступила с жалобами на наличие свища передней брюшной стенки слева над пупартовой связкой, постоянные боли внизу живота, особенно во время менструаций, кровянистые выделения из свища во время месячных и гнойное отделяемое в межменструальном периоде.

В возрасте 22 лет (1952) перенесла экссудативный плеврит и экссудативный перитонит. В течение месяца сохранялась температура 39°. Неоднократно производилась пункция брюшной полости (получали до 500 мл жидкости). С 1952 по 1969 г. больная периодически принимала антибактериальные препараты и находилась на учете противотуберкулезного диспансера в связи с туберкулезным поражением брюшины. В 1955 г.— операция по поводу гнойного перитонита и кисты правого яичника. Произведена, резекция правого яичника. Гистологическое исследование удаленного препарата не производилось. Через год после операции открылся стойкий свищ на передней брюшной стенке.

В семье контакт с мужем, больным туберкулезом легких. Менструации с 13 лет, регулярные, по 3— дней, через 28 дней, безболезненные. С 1957 г. они стали болезненными и более длительными (до 6 дней).

Половая жизнь с 21 года. Беременностей не было;

от беременности не предохранялась.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты нормально. Влагалище нерожавшей женщины. Шейка матки цилиндрической формы, неэрозирована. Тело матки не увеличено, спайками подтянуто к передней брюшной стенке. Придатки слева увеличены, интимно припаяны к старому послеоперационному рубцу в области свища, а также к петлям кишечника, представляя единый конгломерат без четких контуров. Правые придатки в спайках. На передней брюшной стенке слева и внизу над пупартовой связкой видно отверстие свищевого хода с гноевидным отделяемым.

Со стороны органов дыхания, сердечно-сосудистой системы патологических изменений не выявлено. Анализы крови и мочи без особенностей. Реакция Пирке положительная. На подкожное введение 20 ТЕ общей и очаговой реакций не выявлено. При ирригографии обнаружено смещение слепой и поперечноободочной кишок книзу и кпереди. Этот отдел кишечника фиксирован к передней брюшной стопке па уровне наружного отверстия свища. При фистулографии четко определить направление свищевого хода не удалось, так как тень его наслоилась на тень контрастного вещества, находящегося слева в малом тазе, близко к лобковой кости (соответственно расположению левых придатков матки). На гистеросальпингограмме полость матки оказалась неизмененной, левая маточная труба контрастным веществом не заполнилась, правая — ретортообразно расширена. Контрастное вещество в брюшную полость не проникло. Гистологическое исследование соскоба эндометрия: эндометрий в стадии секреции, без существенных изменений. При цитологическом исследовании соскоба со стенки свища обнаружены скопления эпи-телиоидных клеток. Цитологически установлен туберкулез стенки свища. Посев отделяемого свища стерилен. Отсутствие эффекта от проводимой в течение 17 лет антибактериальной терапии, наличие придатково-брюшностеночного свища и воспалительного процесса в придатках матки явилось основанием для операции.

Произведена лапаротомия, удаление левых придатков, правой маточной трубы, резекция правого яичника, иссечение свища передней брюшной стенки, аппендэктомия. Гистологическое исследование удаленных органов: слизистая оболочка левой маточной трубы гипертрофирована, средний слой утолщен за счет склероза и очаговой неспецифической воспалительной инфильтрации. Серозная оболочка и брыжейка маточной трубы рубцово утолщены. На другом участке маточной трубы имеется ряд туберкулезных бугорков типичной структуры. Правая маточная труба с участками неспецифической воспалительной инфильтрации. Кисты яичников с геморрагическим содержимым. Аппендикс в состоянии обострения хронического воспаления. Ткань свищевого хода с воспалительными изменениями в стенках и туберкулезными бугорками.

Послеоперационный период протекал без осложнений. С 8-го дня начата внутривенная антибактериальная терапия (60 вливаний). Выписана в хорошем состоянии и переведена в санаторий «Ленинские Горки». Поставлена на учет в диспансере (группа VA). Антибактериальная терапия проводилась непрерывно в течение года. Данные повторного осмотра через год после операции: жалоб нет.

Менструации регулярные, но скудные. Тело матки подвижное, нормальных размеров, справа пальпируется несколько увеличенный яичник. Свищевой ход отсутствует. Переведена в VB группу. Рекомендовано проводить лечение только в осенне-весеннее время по 3 мес в течение года. Через 2 года после операции антибактериальные препараты отменены. Переведена в VB группу.

Описанное наблюдение представляет интерес в связи с сочетанием туберкулеза и эндометриоза. Последний и определял клинику заболевания, вызывая болевой синдром, кровянистые выделения из свища во время менструаций. Данное сочетание не является редкостью. По наблюдениям Ruszkowski (1972), у 15 из 52 оперированных больных эндометриоз внутренних половых органов сочетался с их туберкулезным поражением.

Больная К., 47 лет, поступила с жалобами на боли внизу живота, нерегулярные, обильные менструации, переходящие иногда в кровотечения. Туберкулезные заболевания в семье отрицает. Из перенесенных заболеваний отмечает гастрит, эрозию шейки матки, цистит Менструации с 13 лет, по 3— дня, через 30 дней, безболезненные умеренные, регулярные. С 1971 г. стали нерегулярными (менометроррагия). Половая жизнь с 22 лет, беременностей 9, из них родов 6 и 3 аборта. Последняя беременность 8 лет назад. По поводу маточного кровотечения сделано диагностическое выскабливание матки. Гистологическое исследование соскоба позволило выявить туберкулезный эндометрит. Больная направлена в Институт туберкулеза для лечения.

Данные бимануального исследования: оволосение по женскому типу. Наружные половые органы развиты правильно. Влагалище рожавшей женщины. Шейка цилиндрической формы, со следами зажившей эрозии. Тело матки бугристое, плотное, увеличено до 9-не-дельной беременности. Придатки с обеих сторон несколько увеличены, в спайках.

Со стороны органов дыхания, сердечно-сосудистой системы патологических изменений не выявлено. Анализы крови и мочи без особенностей. Реакция Манту положительная. На обзорном рентгеновском снимке малого таза слева обнаружена негомогенная тень размером 2,5X2 см (инкапсулированный казеозный очаг). На гистеросальпингограмме полость матки оказалась увеличенной, контуры дна ее неровные. В маточные трубы контрастное вещество не проникло. Ввиду наличия гистологически подтвержденного туберкулезного эндометрита и воспалительного процесса в придатках матки туберкулезной этиологии (казеома в придатках) решено провести курс специфической терапии.

Всего больная получила 60 внутривенных капельных вливаний салюзида (10 мл 10% раствора и ПАСК мл 3% раствора). Кроме того, больная получила комплекс витаминов.

При повторном диагностическом выскабливании матки через 3 мес от начала лечения туберкулезных изменений в эндометрии не обнаружено. Придатки матки оставались несколько увеличенными. Продолжали беспокоить боли внизу живота, менструации были обильными и продолжительными. Больная плохо переносила антибактериальные препараты (рвота, тошнота, понос, высыпания на коже). В связи с наличием симптомной миомы матки, туберкулезного процесса в придатках, с наличием казеомы решено провести оперативное лечение.

Операция: чревосечение, надвлагалищная ампутация матки с левыми придатками и правой маточной трубой. Гистологическое исследование удаленных препаратов: множественная миома матки, в ампулярном отделе левой маточной трубы морфологически активный очаг казеоза, слизистая оболочка правой маточной трубы атрофична, просвет ее расширен, содержит экссудат. В яичнике фолликулярные кисты.

Послеоперационный период протекал без осложнений. Для продолжения лечения больная переведена в санаторий «Ленинские Горки».

Приведенное наблюдение представляет интерес ввиду сочетания туберкулеза гениталий с миомой матки. Опухоль матки определяла клинику заболевания (боли, обильные менструации) и врачебную тактику.

Подытоживая все сказанное о клинических проявлениях туберкулезного поражения гениталий, следует отметить, что специфический процесс в половых органах протекает чаще всего хронически, длительно на фоне нормальной или субфебрильной температуры и редко принимает острый характер. Клинику заболевания, как правило, определяет воспалительный процесс в придатках матки. Боли внизу живота, пояснице, нарушение менструальной функции, бесплодие являются ведущими жалобами. Симптомы туберкулезной интоксикации далеко не всегда сопровождают туберкулезный процесс.

Определить туберкулезный характер изменений в половых органах пальпаторно и с помощью двуручного исследования часто бывает невозможно, так как эти изменения по форме, консистенции и расположению ничем не отличаются от таковых при септической и гонорейной инфекции.

Таким образом, имеется много общих черт в клиническом течении туберкулеза женских половых органов и неспецифических воспалительных процессов. В условиях женской консультации или противотуберкулезного диспансера можно «лишь заподозрить туберкулез гениталий. Для подтверждения этого диагноза необходимо применить специальные методы исследования.

Следует учесть также, что туберкулез гениталий нередко может сочетаться с неспецифическими заболеваниями половых органов как воспалительной, так и невоспалительной природы (фибромиома матки, эндометриоз, кисты яичников). Все это создает своеобразие клинической картины основного заболевания и затрудняет его Диагностику.

Глава III ДИАГНОСТИКА ТУБЕРКУЛЕЗА ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ _ РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Нередко у больных туберкулезом половых органов при обследовании можно выявить следы перенесенного экстрагенитального туберкулеза (легких, плевры, лимфатических узлов и т. д.).

Из 380 находившихся под нашим наблюдением больных туберкулезом половых органов у 135 (35,5%) при рентгенографии легких были обнаружены фиброзные изменения, единичные или множественные кальцинированные плотные очаги, тень уплотненной плевры, плевро-диафрагмальные сращения. У 21 из 135 женщин в анамнезе не было указаний на туберкулез легких. Заболевание протекало у них клинически незаметно, последствия же его выявлены только при рентгенографии легких. У больных впервые диагностирован очаговый туберкулез легких.

По данным В. А. Покровского (1947), М. С. Ерминой (1964), А. А. Джабиевой и соавторов (1967), Е. Н. Колачевской (1968), Б. Г. Дукарского (1969) и др., при значительных анатомических изменениях в области придатков матки в воспалительный процесс могут вовлекаться окружающие органы (чаще кишечник или мочевой пузырь) с образованием свищей. Так, В. А. Покровский в 12 случаях туберкулеза гениталий наблюдал появление свищей между придатками матки и кишечником. В 6 из 12 случаев имели место казеозные формы поражения.

Из 380 наших больных 92 женщины жаловались на нарушение функции желудочно кишечного тракта. В результате обследования желудочно-кишечного тракта у 59 больных выявлены следующие органические изменения: язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки —у 3, язвенный энтероколит неспецифической этиологии — у 2, придатково тонкокишечный свищ —у 3, гипертрофический гастрит — у 4, атрофический гастрит — у 3, спаечный процесс в брюшной полости с вовлечением петель тонкого и толстого кишечника — у 47. Ввиду подозрения на вовлечение в специфический процесс толстого кишечника 18 из 47 больных была произведена ирригогра-фия. При этом у 2 женщин обнаружена инфильтрация стенки толстой кишки, а у 2 других — воспалительная инфильтрация места перехода сигмовидной кишки в прямую.

У 2 больных имелись свищевые отверстия во влагалище: у одной — в области заднего свода, ближе к шейке матки, у другой — в правом боковом своде. С целью выявления свищевого хода этим больным была сделана фистулография. У одной найден маточно-влагалищный свищ, у второй контрастное вещество в свищевой ход не проникло.

Многие авторы (М. М. Абрамова, 1963;

Е. Н. Колачевская, 1968;

Ekengren, 1955;

Aburel, Petrescov, 1970 и др.) считают, что отложение кальция в лимфатических узлах малого таза к придатках матки свидетельствует о наличии специфического процесса.

Учитывая это, авторы указывают, что с целью выявления кальцинатов и казеозных очагов необходимо производить обзорные снимки брюшной полости у всех больных, обследуемых по поводу туберкулеза половых органов.

Нами обзорные рентгеновские снимки брюшной полости были.сделаны у 361 женщины.

Кальцинированные тени в малом тазе обнаружены у 41 больной (11,3%). Последующая гистеросальпингография помогла уточнить локализацию этих теней;

у 14 они относились к лимфатическим узлам малого таза (рис. 10), у 27 больных — к придаткам матки: у имелись мелкие единичные плотные кальцинированные тени, у 21 —крупные очаги чаще негомогенной структуры — казеомы (рис. 11). На обзорном рентгеновском снимке малого таза справа на уровне IV крестцового позвонка видна негомогенная тень размером 3X1,5 см, слева на уровне копчика, но ближе к костям таза — вторая тень (меньших размеров и менее выраженная). На последующей гистеросальпингограмме (рис. 12) истмико-цервикальный отдел матки выглядит удлиненным и расширенным, полость матки — неизмененной, трубы — ригидными. Книзу от правой маточной трубы имеется неровная тень размером 3X2 см (контрастное вещество распределилось среди казеозных масс). За контурной линией левой маточной трубы видны тени, обусловленные интравазацией контрастного вещества. Диагноз туберкулезного сальпингита с наличием казеом был подтвержден во время операции.

Рис. 10. Обзорный рентгеновский снимок Брюшной полости (наблюдение В. В.

Облогиной) Видны кальцинированные лимфатические узлы, в малом тазе — тени кальцинированных труб.

Однако даже при последующей гистеросальпингографии не всегда удается строго отдифференцировать расположение кальцинированных теней в малом тазе. В таких случаях целесообразно сделать полупрофильные рентгеновские снимки. Тени, расположенные ближе к позвоночнику и костям таза, чаще относятся к лимфатическим узлам.

Наличие кальцинированных теней в малом тазе свидетельствует о туберкулезном процессе большой давности. Однако мы наблюдали больных, у которых наряду со старыми кальцинированными туберкулезными очагами в придатках матки имелись свежие туберкулезные изменения как в придатках матки, так и в самой матке. В этих случаях было показано активное антибактериальное лечение.

Рис. 11. Изолированные казеозные очаги на обзорном рентгеновском снимке малого таза.

Рис. 12. Гистеросальпингограмма больной с двусторонним туберкулезным сальпингитом. Видны тени казеозных очагов в области придатков матки — казеомы.

Рис. 13. «Олеомы» в области малого таза. Над правой лобковой костью видны две округлые гомогенные тени — флеболиты.

Таким образом, для правильной оценки степени активности туберкулезного процесса недостаточно пользоваться только результатами рентгенологического исследования.

Гистеросальпингография Гистеросальпингография как диагностический метод давно получила широкое применение в гинекологии. До 1964 г. в Московском научно-исследовательском институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР в качестве контрастного вещества применяли йодолипол. Однако в связи с возможностью при использовании этого контрастного вещества образования в малом тазе «олеом» (осумкованных полостей с остатками йодолипола, оставшегося от произведенной ранее гистеросальпингографии) (рис. 13) и интравазации (рис. 14) (проникновение контрастного вещества в сосуды малого таза) мы перешли позднее к использованию водных контрастных веществ (кардиотраст, трйотраст, диодон, уротраст, урографин, гепак и др.), которые сравнительно быстро выводятся из организма и поэтому не приводят к образованию «олеом». Проникновение этих веществ в сосудистое русло не является опасным осложнением. Кроме того, йодолипол — вязкое контрастное вещество, не всегда дает точное представление о состоянии слизистой оболочки матки и маточных труб. Водные контрастные вещества, не обладая высокой вязкостью и хорошо проникая между складками слизистой, дают более точное представление о состоянии полости матки, ее слизистой, слизистой труб и их контуров. Мы наблюдали больных, у которых при гистеросальпингографии, производимой йодолиполом, трубы оказывались непроходимыми в одном из своих отделов. При повторном исследовании через несколько месяцев с водными контрастными веществами трубы оказывались проходимыми.

Рис. 14. Интравазация в кровеносные сосуды малого таза.

Облитерация полости матки вследствие перенесенного туберкулезного эндометрита. Цервикальный канал удлинен. В маточные трубы контрастное вещество не проникло.

У 24 больных туберкулезом половых органов мы наблюдали проникновение контрастного вещества в сосуды малого таза.

Я. И. Русин (1959) указывает, что проникновение контрастного вещества в сосуды при гистеросальпингографии следует считать одним из осложнений данного метода исследования. Однако, по мнению Е. Б. Абурела, В. Д. Петреску (1960), М. М. Абрамовой (1963), Е. Н. Колачевской (1968), Netter и соавторов (1965), Lau (1969), контрастное вещество чаще проникает в сосуды при туберкулезе гениталий (хотя изредка и при неспецифическом воспалении). Этот феномен является одним из косвенных признаков туберкулезного поражения половых органов.

В наших наблюдениях гистерасальпингография была произведена в 347 случаях.

При анализе гистеросальпингограмм мы обращали внимание на: 1) форму, ширину цервикального канала и соотношение его длины и длины полости матки (в норме оно составляет 1:3);

2) форму, размеры и контуры полости матки;

3) степень заполнения просвета маточных труб контрастным веществом, их форму и контуры. Мы, так же как М. М. Абрамова (1963), М. С. Ермина (1964), Р. М. Иоффе и соавторы (1969), обратили внимание на то, что при начальных (очаговых) формах туберкулезного эндометрита и эндо-цервицита форма, контуры и размеры полости матки и цервикального канала на рентгеновских снимках не изменены. Полость матки имеет правильную треугольную форму, нормальные или несколько уменьшенные размеры с ровными контурами (рис.

15). Цервикальный канал может быть невыраженным или же иметь вид веретена с расширением к области наружного зева. У всех больных с очаговым процессом в эндометрии (21) мы не обнаружили на гистеросальпингограмме изменений формы полости матки;

только у 11 женщин установлено уменьшение ее размеров. Ю. М.

Воронцов (1961) также наблюдал уменьшение размеров полости матки при туберкулезном эндометрите.

При туберкулезном цервиците может быть значительно расширен цервикальный канал (см. рис. 9). Нередко он удлинен по сравнению с полостью матки и на всем протяжении представляет собой трубку приблизительно Рис. 15. Гистеросальпингограмма при туберкулезном сальпингите и эндометрите.

Полость матки не изменена. Правая и левая маточные трубы ригидны, с утолщением в ампулярном отделе.

Рис. 16. Гистеросальпингограмма при туберкулезном сальпингите и перенесенном туберкулезном эндометрите.

Полость матки деформирована, истмико-цервикальный отдел значительно удлинен. Левая маточная труба ригидная, правая имеет утолщение в ампулярном отделе.

одинакового диаметра (рис. 16). На удлинение и расширение цервикального канала у больных туберкулезом гениталий указывает Т. В. Борима и Е.А. Рожило (1968).

При прогрессировании туберкулезного процесса, наступает деформация полости матки и цервикального канала за счет развития синехий (рис. 17, 18). На эти особенности указывают также М. М. Абрамова (1963) М. С. Ермина (1964), Е. Н. Колачевская (1968), Meylan (1965), Aburel и Petrescov (1970). По нашим данным, из 38 больных с тотальным поражением туберкулезом эндометрия деформация полости матки наблюдалась у 32, из них у 4, кроме того, диагностирована миома матки, также деформировавшая полость матки. У всех 3 больных казеозным туберкулезным эндометритом полость матки была деформирована.

При прогрессировании туберкулезного эндометрита вся слизистая оболочка матки ее разрушается, вследствие чего наступает сращение стенок матки и как результат этого — частичная или полная облитерация ее полости.

Т. В. Борима (1964), Netter и соавторы (1965) описали различные виды облитераций полости матки, возникающие на почве туберкулеза: 1) «пальцеобразную» деформацию;

2) полное заращение тела матки и перешейка;

3) неполное заращение тела матки и перешейка.

Патогенез таких облитераций матки у женщин молодого возраста авторы объясняют следующим образом. Если туберкулезный процесс поражает внутреннюю оболочку матки в препубертатном возрасте, когда ее полость покрыта непролиферирующим эндометрием, то воспалительный процесс сравнительно быстро переходит на мышцу и развивается туберкулезный миометрит, который и приводит к образованию внутиматочных синехий и облитерации полости матки. После наступления половой зрелости эндометрий претерпевает циклические изменения и отторгается во время менструаций. Поражение в этот период чаще всего носит поверхностный характер и для развития спаек требуется больше времени. Облитерацию полости матки мы наблюдали у 12 больных (у 5 — полную и у 7 — частичную).

Подобно М. М. Абрамовой и М. С. Ерминой (1962), мы отметили, что деформированная или облитерированная в результате хронического воспаления полость матки нередко свидетельствует о законченном туберкулезном процессе. Отрицательные результаты гистологического, бактериологического и биологического метода диагностики соскоба эндометрия не исключают и в таких случаях наличия перенесенного ранее специфического эндометрита.

Рис. 17. Гистеросальпингограмма больной туберкулезным эндометритом, эндоцервицитом и сальпингитом.

Полость тела матки вместе с цервикальным каналом имеет форму песочных часов. Маточные трубы четкообразные, заполнились контрастом до истмического отдела.

Рис. 18. Гистеросальпингограмма при туберкулезном эндометрите и сальпингите.

Деформация полости матки. Левая маточная труба ригидная, в правую трубу контрастное вещество не проникло.

Ю. М. Воронцов (1961) обнаружил при гистеросальпингографии в области тени матки при туберкулезе эндометрия многочисленные округлые, небольшие участки просветления за счет глубоких деструктивных изменений слизистой оболочки. Этот симптом он считал характерным для туберкулезного эндометрита. Т. В. Борима и Е. А.

Рожило (1968) указывали, что при туберкулезе эндометрия в период развития грануляций, которые неравномерно утолщают слизистую оболочку, контуры внутренних стенок полости матки становятся как бы зубчатыми. При этом тень полости матки имеет неравномерный характер в связи с изменением расстояния между передней и задней ее стенкой.

Туберкулезный эндометрит нередко сочетается с полипозом, железистой гиперплазией или приводит к склеротическим изменениям в строме слизистой оболочки матки, поэтому контуры и тень полости матки при гистеросальпингографии таких больных могут быть неровными.

По нашим наблюдениям, подобные неровности контуров и тени полости матки могут встретиться и при неспецифическом хроническом воспалительном процессе в эндометрии, который также нередко сопровождается железистой гиперплазией и полипозом слизистой оболочки. По нашему мнению, этот признак не может считаться характерным только для туберкулеза.

При поражении туберкулезом маточных труб воспалительный процесс локализуется в первую очередь в их ампулярных отделах. Это приводит к облитерации просвета маточных труб первоначально именно в этой области. У таких больных при гистеросальпингографии трубы кажутся укороченными, так как контрастное вещество заполняет их только в интрамуральном и истмическом отделах. Непроходимостью труб объясняется частота бесплодия при генитальном туберкулезе у женщин.

Из 347 больных, которым проводились рентгенологическое исследование половых органов, у 2 обе маточные трубы, а у 4 одна труба были ранее удалены при операции. У 46 женщин контрастное вещество в маточные трубы не проникло, по-видимому, в результате рефлекторного спазма труб или вследствие воспалительного процесса в стенке трубы. У 12 женщин контрастное вещество не проникло в маточные трубы вследствие облитерации полости матки. Таким образом, мы смогли проанализировать сальпингограммы только у 283 больных;

из них у 3 маточные трубы оказались проходимыми в ампулярных отделах. Диагноз туберкулеза гениталий был установлен на основании клинического течения болезни и положительных результатов посева менструальной крови и соскоба эндометрия на микобактерии туберкулеза. Проходимость маточных труб при туберкулезе половых органов указывает на начальную форму поражения. Воспалительный процесс в этих случаях чаще всего распространяется по серозной оболочке. У таких больных диагноз туберкулеза может быть установлен только чувствительными методами исследования (посев или проба на морской свинке отделяемого половых путей). Проходимость маточных труб у больных туберкулезом гениталий наблюдали также Ю. А. Остроумова и Ю. В. Феофилова (1967), Seneze и Henrion (1964) и некоторые другие авторы. По данным Я. Маршалека и Л. Жееишека (1963), маточные трубы бывают проходимы при генитальном туберкулезе у 27% больных, по Ю. М. Воронцову —у 15,4%, по М. С. Ерминой (1964) —у 2,27%. Мы отметили отсутствие облитерации маточных труб только у 1% больных. Такие большие различия в частоте этого признака, по-видимому, объясняются неоднородным контингентом обследованных больных. При прогрессировании туберкулезного процесса маточные трубы, как правило, облитерируются, чаще всего в области ампулярных отделов, за счет слипания фимбрий и воспаленно измененных складок слизистой оболочки. В большинстве случаев при генитальном туберкулезе определяются гладкие, как бы выпрямленные (ригидные) маточные трубы с расширением на конце в виде «луковицы». Такие изменения маточных труб, отчетливо заметные на гистерограммах, считаются характерным признаком туберкулезного сальпингита. Эти изменения объясняются тем, что при туберкулезе в воспалительный процесс быстро вовлекаются все три слоя стенки трубы (слизистая, мышечная и серозная оболочки). В результате воспалительной инфильтрации стенка маточной трубы теряет способность перисталь тировать и при гистеросальпингографии выглядит ригидной (см. рис. 15, 1.6). Ю.М.

Воронцов (1961), М. М. Абрамова (1963), Т. В. Борима, Е. А. Рожило (1968), Aburel и Petrescov (1970) также считают, что ригидные, как бы слепленные из воска маточные трубы характерны для туберкулезной инфекции.

Рис. 19. Гистеросальпингограмма при туберкулезном сальпингите и эндометрите.

Истмико-цервикальный отдел с зазубренными контурами, резко отклонен влево. Полость матки смещена вправо. Контрастное вещество распределилось в правой трубе в виде бус.

Рис. 20. Гистеросальпингограмма больной с туберкулезным сальпингитом.

В истмической части правой маточной трубы за контурной линией видны кистоподобные тени. В ампулярном отделе правой маточной трубы и в истмическом отделе левой трубы имеются дивертикулоподобные расширения.

Рис. 21. Обзорный рентгеновский снимок малого таза через 24 ч после гистеросальпингографии больной генитальным туберкулезом (см. рис. 20). Задержка йодолипола в истмическом и ампулярном отделах маточных труб (феномен «слепка труб»).

Рис. 22. Гистеросальпингограмма больной с туберкулезом придатков матки и миомой матки.

Цервикальный канал удлинен и деформирован. Полость матки небольшая, треугольной формы с неровными контурами. Левая маточная труба ригидная. В ампулярных отделах обеих маточных труб за контурной линией видны кистоподобные тени.

В маточных трубах, пораженных туберкулезным процессом, могут образоваться стенозы в местах наибольшего развития рубцовой соединительной ткани. В таких случаях маточные трубы «приобретают типичный вид» нанизанных на нитку бус, «четок» или «сегментов» (рис. 19) (Ю. М. Воронцов, 1961;

М. М. Абрамова, 1963;

Я.

Маршалек, Л. Жегшшек, 1963;

М. С. Ермина, 1964;

Т. В. Борима, Е. А. Рожило, 1968, М.

С. Ермина, Е. Н. Колачевская, 1971;

Kirchoff, Kraubig, 1964;

Jed-berg, 1950, и др.). У женщин, страдающих гинекологическими заболеваниями нетуберкулезной этиологии, мы ни разу не обнаружили при гистеросальпингографии маточных труб с описанными выше изменениями.

Дивертикулоподобные расширения просвета маточных труб наблюдались только у больных генитальным туберкулезом. Эти расширения возникают в результате неравномерного разрастания соединительной ткани в очагах туберкулезного воспаления.

Там, где этот процесс менее выражен, может наступить компенсаторное расширение просвета трубы (рис. 20).

В связи с тем что маточные трубы, пораженные туберкулезным процессом, теряют эластичность и в них отсутствует перистальтика, контрастное вещество может оставаться в их просветах в течение суток и дольше (при введении йодолипола), поэтому через 24 ч маточные трубы на рентгеновских снимках не меняют своих очертаний, тогда как в матке контрастное вещество уже не определяется (рис. 21).

На сальпинограммах у больных генитальным туберкулезом иногда наблюдались кистоподобные тени, располагающиеся за контурной линией просвета маточных труб (рис. 20, 22). Подобные изменения очень напоминают рентгенологическую картину эндометриоза маточной трубы (рис. 23). Нельзя исключить, что кистоподобные тени, находящиеся за контурной линией просвета маточной трубы у больных туберкулезным сальпингитом, являются примером сочетания туберкулеза и эндометриоза.

Рис. 23. Гистеросальпингограмма при эндометриозе маточной трубы (наблюдение Н. М. Побединского).

В истмическом отделе правой маточной трубы имеются законтурные тени. Диагноз подтвержден при операции.

Рис. 24. Гистеросальпингограмма больной с туберкулезным сальпингитом и перенесенным ранее туберкулезным эндометритом и эндоцервицитом (наблюдение автора и Н. Е. Зиновьева).

Деформация цервикального канала и полости матки. В истмическом отделе левой маточной трубы имеется тень в виде «ватного тампона». Правая труба ригидная. В малом тазе заметны различной величины кальцинированные тени, относящиеся к придаткам матки и лимфатическим узлам. Диагноз подтвержден при операции.

В ампулярных отделах маточных труб при гениталь-ном туберкулезе можно иногда видеть неоднородную тень по внешнему виду напоминающую клубок шерсти, клочок ваты, тутовую ягоду (рис. 24). Возникновение таких теней на сальпингограммах при туберкулезе половых органов, по нашему мнению, объясняется тем, что введенное контрастное вещество смешивается с ка-зеозными массами, находящимися в дистальном отрезке маточной трубы. Аналогичные изменения при гени-тальном туберкулезе описаны Ю. М. Воронцовым (1961), Я. Маршалеком и Л. Женишеком (1963), Finke (1954), Jedberg (1960) и др.

При сальпингитах нетуберкулезной этиологии контрастное вещество также может задерживаться в ампулярных отделах маточных труб или перитубарных спайках, однако рентгенологическая картина здесь иная, чем при туберкулезе: маточные трубы с гладкими контурами имеют вид сактосальпинксов.

Если в просвете маточной трубы имеется жидкость (гидросальпинкс), то при введении масляного раствора он распределяется в содержимом трубы в виде грозди шариков (симптом «лягушачьей икры»). Подобную картину мы наблюдали и у больных с неспецифическими сальпингоофоритами. В связи с этим мы полагаем, что данные изменения характерны для гидросальпинкса любой этиологии.

Т. В. Борима и Е. А. Рожило (1968) обнаружили у больных туберкулезом гениталий расширенные маточные трубы с гипертрофированным рельефом слизистой оболочки ампулярных отделов. По нашим данным, подобная рентгенологическая картина скорее характерна для сальпингита неспецифической этиологии.

Подытоживая сказанное выше, считаем необходимым подчеркнуть, что гистеросальпингография продолжает оставаться одним из ведущих диагностических методов для выявления генитального туберкулеза. Так, из 347 женщин, страдающих туберкулезом половых органов, которым проводилось рентгенологическое исследование половых органов, у 292 (84,1%) нам удалось с помощью этого метода подтвердить диагноз.

Биконтрастная гинекография Метод биконтрастной гинекографии используется с диагностической целью при различных заболеваниях половых органов.

С 1965 г. в клиническом санатории «Ленинские Горки» этот метод исследования также нашел свое применение в особо сложной диагностике при подозрении на туберкулез гениталий (Б. Б. Доев). Биконтрастная рентгенопельвеография, или гинекография, представляет собой сочетание двух методов исследования — газовой рентгенопельвеографии и гистеросальпингографии— и позволяет получить изображение как полости матки и просвета маточных труб, так и наружных контуров матки, труб, яичников, дает представление о топографии органов малого таза и состоянии околоматочной клетчатки. Противопоказанием к наложению пневмо-перитонеума служат острые и подострые воспалительные процессы в гениталиях, выраженный спаечный процесс между органами малого таза, больших размеров воспалительные образования, исходящие из гениталий.

Гинекография включает два этапа — создание пневмо-перитонеума и введение в матку рентгеноконтрастного вещества. Ее методика подробно освещена в литературе (Л.

С. Персианинов и др., 1960;

Н. Д. Селезнева, Е. Н. Моисеева, 1963;

И. М. Грязнова, 1965). С целью получения объемных представлений об изменениях в малом тазе, а также для уменьшения трудоемкости исследования и снижения лучевой нагрузки больных мы использовали стереорентгенографию. При этом методе рентгеновская трубка движется от центра последовательно вправо и влево на 5 см при полной неподвижности больной.

Полученные рентгенограммы расшифровывают с помощью стереоскопа. При этом видно пространственно разобщающееся изображение органов малого таза и патологических образований, которые на обычных снимках накладываются друг на друга. Исследования по данной методике проведены у 58 больных (Б. Б. Доев, 1969). Рентгенологические признаки, характерные для генитального туберкулеза, мы обнаружили у 40 из обследованных (у 16 больных с заведомо установленным диагнозом туберкулеза гениталий и у 24 с подозрением на туберкулезное поражение женских половых органов).

Из 24 больных, которые были направлены на исследование с подозрением на туберкулез гениталий и у которых выявлены рентгенологические признаки туберкулеза, диагноз заболевания впоследствии был подтвержден гистологически ( у 6 больных) и путем посева менструальной крови (у 2 больных). У 11 женщин диагноз установлен при операции.

У 9 больных тень тела матки на рентгенограмме была увеличена, хотя полость ее определялась уменьшенной или деформированной. При отсутствии клинических признаков фибромиомы матки мы объяснили это увеличение специфическим поражением миометрия. Дальнейшее наблюдение в Институте туберкулеза Министерства здравоохранения РСФСР за 4 больными этой группы подтвердило правильность первоначального диагноза (в результате антибактериальной терапии размеры матки уменьшились).

Мы определили обызвествления на фоне тела матки и в ее толще у 3 больных.

Наличие характерных рентгенологических изменений, обнаруженных в маточных трубах у этих женщин, давало право рассматривать обнаруженные кальцинаты как результат туберкулезного процесса. У одной больной кальцинаты располагались непосредственно на периметрии.

Биконтрастная гинекография дала возможность определить неравномерно утолщенную и уплотненную стенку маточной трубы, пораженной туберкулезом.

Изменения, наблюдающиеся на гистерограммах при туберкулезных сальпингитах, были подробно разобраны выше. Мы наблюдали их и при двойном контрастировании. На гинекограмме довольно отчетливо выявляются тени яичников. Последние могут быть уменьшенными в объеме, более или менее равномерно уплотненными, иногда с наличием участков обызвествления. В других случаях яичники были увеличены и кистозно изменены (рис. 25). Как видно на рис. 25, в центре малого таза контури-руется тень несколько увеличенной матки. Хорошо видны обе маточные трубы. Просвет обеих маточных труб сегментирован. Слева от матки — тень увеличенного яичника размером 3X5 см, справа — расширенный ам-пулярный конец маточной трубы.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.