WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«РАМАЯНА Seite 1 Книга 5 СУНДАРА КАНДА Глава 1 Полет Ханумана Чтобы найти Ситу, похищенную Раваной, Хануман, сокрушающий своих врагов, приготовился вступить на путь чаранов (1.327). Ему не терпелось ...»

-- [ Страница 3 ] --

Глава Хануман беспокоится о Сите Глядя на Ланку, озаренную огнем, полную шума и воплей охваченных ужасом демонов, Хануман задумался, великое беспокойство овладело им. "Несомненно, я сделал что-то недопустимое, испепелив всю Ланку! - думал он. - Благословенны великие души, своей мудростью побеждающие гнев в сердце, как вода гасит огонь. Какое только зло не творят те, кто дают волю своему гневу? В гневе можно убить даже своего духовного учителя или не удержаться от оскорбления добродетельного человека. Оказавшись во власти гнева, невозможно понять, когда следует говорить, а когда молчать. Гнев порождает любую несправедливость. Человек, владеющий собой, обуздывает вспышки гнева, как змея, сбрасывающая кожу. Горе мне, негодному бесстыдному, злобному негодяю, который, забыв о Сите, убил моего повелителя огнем. Наверняка благородная дочь Джанаки погибла в пожаре, истребившем весь город Ланку! Я расстроил планы моего господина! Сита сгорела, я испортил замысел моего повелителя! Сжечь Ланку - это пустяк, но в гневе я под корень подрубил свою миссию. Несомненно Джанаки погибла, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite потому что на Ланке не уцелело ни уголка, весь город погребен под пеплом. Поскольку я из-за недостатка разума пожертвовал всем, я немедля расстанусь с жизнью! Я брошусь в огонь или в пасти Вадавы, или отдам свое тело на съедение обитателям вод. Продолжая жить, я не посмею взглянуть в лицо царю обезьян или двум тиграм среди людей, расстроив все их замыслы. Перед тремя мирами я обнаружил свою обезьянью натуру, поддавшись порочному гневу. Горе разнузданной страсти, несдержанности и необузданности чувств, во власти которых я забыл о Сите, хотя мог защитить ее. Раз она погибла, те два героя тоже умрут, и тогда Сугрива не захочет жить и расстанется с жизнью вместе со всеми родственниками. Услышав о гибели братьев, как добродетельный Бхарата, преданный Раме, или Шатругхна выживут? Погибнет вся знаменитая династия Икшваку, и подданные их преисполняться горя. Несчастный, я лишился всех своих религиозных заслуг и земной добродетели, а значит, удача отвернулась от меня! В уме моем воцарилось зло, излившееся в гневе, несомненно я принес миру разрушение!" Поглощенный такими печальными думами, Хануман заметил предзнаменования, благотворное появление которых знал на собственном опыте, и подумал: "Может быть, чарующая дева счастливо избежала смерти благодаря своему благочестию и духовным качествам? Огонь не сожжет огонь! Более того, Павака не посмеет приблизиться к этой добродетельной деве, супруге героя непомерной славы, потому что чистота ее хранит ее. Бог огня, несущий жертвенные подношения, не сжег меня благодаря могуществу Рамы и добродетели Ваидехи. Поэтому могла ли погибнуть она, дорогая сердцу Рамы и любимая и почитаемая всеми остальными братьями, родными и подданными? Природа огня - жечь, власть его неукротима, он царит на всем, но если он не сжег мне хвост, то почему он уничтожит возвышенную деву? Затем Хануман с удивлением вспомнил, как перед ним выросла из океана гора Маинака, и подумал:

"Благодаря ее акетизму, искренности и неуклонной преданности своему господину, она способна истребить любой огонь, а не наоборот!" Размышляя над величием духовных достоинств Ситы, Хануман услышал беседу великодушных чаранов:

- Несомненно, Хануман свершил величайший подвиг, предав свирепому огню жилища демонов. Бегут бесконечные толпы женщин, детей и стариков, кругом стоит гул, как в пещере! Ланка с ее башнями, стенами и воротами сгорела дотла, но Джанаки осталась жива, и это великое чудо! Слова эти нектаром влились в уши Ханумана, возвращая душе его счастье и радость. Благоприятные предзнаменования, собственные выводы, заслуги Ситы и слова святых вызывали в нем безмерный восторг. Достигнув желанных целей и убедившись, что царевна жива, он решил увидеться с ней еще раз и покинуть Ланку.

Глава Хануман прощается с Ситой Поклонившись Джанаки, которая сидела под деревом шимшапа, Хануман сказал:

- По милости небес я вижу тебя целой и невредимой! Снова и снова глядя на отважного посланника Рамы, который уже готов был покинуть ее, Сита в порыве супружеской любви, попросила:

- О дитя, если возможно, о безупречный друг, сегодня побудь еще здесь и отдохни немного в каком-то укромном месте, а завтра ты отправишься в обратный путь. Пока ты рядом, о обезьяна, я забываю о сжигающем меня горе. Ты покинешь меня, о великая обезьяна, и неизвестно, буду ли я жива к твоему возвращению, или нет, о герой в роду обезьян! В твое отсутствие страдания мои умножатся, и беды будут обрушиваться на меня одна за другой! Горе и печаль уничтожат меня. Кроме того, о герой, великий страх гнетет мне душу: как доблестный Сугрива или сонмы медведей и обезьян преодолеют бескрайний океан? Как сделают это два человека даже при поддержке могущественных обезьян? Лишь три созданья в мире способны прыгнуть через глубину - Вайнатея, ты и Марута. При столь сложных обстоятельствах ты, обладая богатым опытом, все же имеешь надежды на успех? О сокрушитель сонмов воинов, ты http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite один можешь свершить такое нелегкое дело, доблесть твоя прославит тебя. Но если Какутстха, повергающий во прах своих врагов, вместе со своими воинскими силами опустошит Ланку и освободит меня, он свершит достойный его подвиг. Поэтому сделай все, чтобы великодушный Рамы явил свою доблесть согласно чести воина. Доблестный Хануман отвечал на слова Видехи, исполненных любовной заботы, веских доводов и глубокого смысла:

- О благородная дева, славный Сугрива, повелитель обезьян, обладающий огромным могуществом желает освободить тебя. Сопровождаемый миллионами могучих обезьян, он не замедлит явиться сюда, о Ваидехи. И цветы рода человеческого, Рама и Лакшмана, придут сокрушить Ланку своими стрелами.

Расправившись с демонами и их приверженцами, о прекрасная, сын Рагху унесет тебя и вместе с тобой вернется в свой стольный город. Соберись с духом, о нежная дева, и дождись этого часа! Скоро ты увидишь Раму, который разобьет Равану на поле сражения.

Повелитель демонов будет убит вместе с его сыновьями, министрами и верными слугами, и ты вновь встретишься с Рамой, словно звезда Рохини с луной. Какутстха явится, ведя за собой славных обезьян и медведей, и, одержав триумфальную победу в битве, избавит тебя от горя. Хануман, сын Маруты, приготовился в обратный путь. Он утешил и почтил Ситу, явил свою несравненную силу и могущество, разрушив город, воспрепятствовал планам Раваны, и теперь, почтительно поклонившись Ваидехи, решил возвращаться, одним прыжком преодолев океан. Притеснитель врагов, могущественный герой жаждал скорее увидеть своего повелителя. Он поднялся на гору Аришту, лучшую среди гор, словно мантией, покрытую темными рощами деревьев падмака, с покоящимися на склонах облаках. Под солнечными лучами, казалось, она сияет радостью. В глаза бросались разбросанные повсюду драгоценные металлы, а торжественный шум сбегавших с горы потоков напоминал звучание Веды. Водопады пели свою песнью, а из за высоких деревьев девадару гора напоминала великана с поднятыми вверх руками, грохот бегущих потоков, эхом отдававшийся вокруг, казался ее голосом. Из-за волнуемых ветром осенних деревьев казалось, будто гора трепещет В камышах свистел ветер, будто кто-то играет на свирели, а великие ядовитые змеи делали вид, что гневно шипят.

Ущелья, окутанные туманом, придавали ей серьезный вид, словно она была погружена в размышления. Вдоль склонов, словно прогуливаясь, проплывали облака. Острые вершины устремлялись в небо, и казалось, будто гора зевает. На ней было много крутых обрывов и глубоких пещер. Поросшая деревьями шала, тала, кхарджура, тамала, карна и ваниша, опутанными мириадами цветущих лиан, она изобиловала стадами ланей.

Бесчисленные потоки, сбегавшие по склонам, богатые минералами скалы с бьющими чистыми ключами любили посещать махариши, якши, гандхарвы, киннеры и ураги.

Сокрытые в непроходимых зарослях терния и шиповника пещеры были полны львов, тигров и других диких хищников. Повсюду росли фруктовые деревья и съедобные корнеплоды. Лучший среди обезьян, сын Анилы, взошел на гору, горя желанием вновь увидеть Раму, и там, где ступила его нога, скалы раскололись и с грохотом посыпались вниз. Забравшись на величайшую среди гор, могущественный Хануман собрался с силами, чтобы пересечь соленый океан с южного берега на северный. С вершины горы он взглянул на бескрайние просторы водной пустыни, кишащие устрашающими чудовищами. Сын Маруты с быстротой дующего в небесах ветра взмыл в воздух, направляясь на север. От его толчка огромная гора, оглашаясь криками бесчисленных обитателей, ушла в недра земли, вершины ее рухнули, а деревья повалились. Сломанные удивительным прыжком Ханумана цветущие деревья валялись на земле, словно срубленные ударом молнии Индры. Смертельный рев великих львов, затаившихся в пещерах и раздавленных рухнувшей горой, разрывал небеса. Видьядхары в разорванных одеждах и украшениях в ужасе бежали от этого места. Огромные и могущественные ядовитые змеи с раздавленными головами и шеями, выбрасывая языки, сворачивались в http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite кольца. Киннеры, ураги, гандхарвы, якши и видьядхары покидали гору и возвращались в небесную обитель. Огромная гора сорока миль в длину и тридцати в высоту со всеми своими вершинами и высокими деревьями сравнялась с землей. Желая пересечь соленое море, берегам которого грозили морские приливы и отливы, могучий Хануман взмыл ввысь.

Глава Возвращение Ханумана Устремившись в небо, Хануман, не ведавший устали и напоминавший летающую гору, поплыл по чарующему воздушному океану, который украшал лебедь созвездия Свами, а собравшиеся наги, якши гандхарвы были распустившимися лотосами и лилиями, солнце было его водной дичью, созвездия Пушья и Шравана - лебедями облака - прибрежным камышом и мхом, созвездие Пунарвасу - китом, а Лохитанга - крокодилом. Слон Айравата - громадным островом, ветра - большими волнами, а лунный свет - прохладными водами.

Глотая пространство, цепляя луну, повелителя звезд, хватая небеса вместе с лунными дворцами и солнечным диском, разгоняя гряды облаков, Хануман неутомимо плыл по бескрайнему морю. Пролетая сквозь огромные и неописуемо прекрасные белые, розовые, голубые, пурпурные, желтые и черные облака, он бесстрашно входил в них и через некоторое время выходил, подобно луне, которая иногда скрывается из виду, а потом появляется вновь. Преодолевая гряды облаков, этот герой в белых одеждах сиял в небе, как луна. Разгоняя облака, любимый сын ветра неуклонно продолжал свой путь и казался Гарудой, летящим в небе. Уничтожив сонмы демонов и снискав вечную славу, предав огню город Ланку и поколебав Равану, сразив могущественных воинов и выразив почтение Ваидехи, Хануман, чей глас напоминал раскаты грома, вновь достиг середины моря и издав великий крик. Доблестный герой почтительно прикоснулся к Маинаке, лучшей среди гор, и быстро полетел дальше, словно стрела, выпущенная из лука. Издали заметив высокую гору Махендру, похожую на великое облако, могучий сын ветра издал громкий глас, подобный удару грома, который заполнил все стороны света. Приближаясь к тому месту, где ожидали его друзья, и жаждя снова увидеть их, Хануман стал размахивать хвостом и громко кричать. Он следовал дорогою Гаруды, и небосвод с солнечным диском разрывались от его непрерывного крика. Могущественные воины на северном берегу океана с волнением ожидая возвращения сына ветра, услышали удары ног Ханумана, летящего в небе, которые напоминали рокот огромного облака, гонимого ветром. Все обезьяны, обитатели леса, удрученные и беспокоящие о судьбе Ханумана, услышали его громоподобный рев. Шум, производимый Хаунманом, взволновал их, жаждущих вновь увидеть своего друга. Джамбаван, старейший среди обезьян, с ликующим сердцем обратился ко всем:

- Несомненно, Хануман успешно исполнил порученное дело, а иначе он не поднял бы такого шума. Обезьяны, прислушиваясь к неистовым движениям великодушного героя и его реву, необычайно обрадовались и стали прыгать и скакать со скалы на скалу, с горы на гору. Чтобы увидеть Ханумана, они забирались на верхушки деревьев и размахивали своими чистыми одеждами. Рев могущественного Ханумана, рожденного Марутой, напоминал свист ветра в узком горном ущелье. Увидев великого героя, который, спускаясь, сиял, как груда облаков, обезьяны встали перед ним, почтительно сложив ладони. Доблестный Хануман, высокий как гора, приземлился на вершину Махендры, поросшую деревьями, словно летающий холм, упавший с небес с подрезанными крыльями. Толкая друг друга, обезьяны с радостным сердцем тут же собрались вокруг великодушного Ханумана, лица их сияли счастьем.

Почтительно поклонившись ему, они принесли великой обезьяне, сыну Маруты, кореньев и фруктов. Одни кричали от радости, а другие нарвали мягкий ветвей и листьев, чтобы Хануман мог сесть.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Между тем великий Хануман выразил почтение старшим и старейшинам во главе с Джамбаваном, а также царевичу Ангаде. Окруженный заслуженным почетом и знаками внимания, он кратко сообщил:

- Я видел богиню! Взяв руку сына Бали, он сел в чудесной роще на горе Махендра и, отвечая на вопросы, радостно обратился к славным обезьянам:

- Посреди ашоковой рощи я увидел Джанаки. Безупречную деву охраняли страшные демоницы. Прекрасная Сита заплела одну косу и постоянно вздыхала о Раме. От голода она теряет сознание, истощена и вся в пыли, волосы ее собраны. Славные обезьяны, услышав слова Марути: "Я видел ее", - сладкие, как амрита, опьянели от радости и принялись кричать и издавать возгласы восторга. Одни размахивали хвостами, другие били, а третьи прыгали на вершину горы и, счастливые, прикасались к удачливому Хануману, вожаку обезьян. Лишь Хануман замолчал, Ангада в присутствии всех доблестных обезьян отдал дань почтения к Хаунману такими словами:

- Тебе нет равных в доблести и мужестве, о герой, поскольку ты преодолел бескрайний океан и вернулся.

Ты вернул нас к жизн, о великий. Благодаря тебе мы достигли своей цели и теперь можем встретиться с Рагхавой. О, какую преданность явил ты своему господину! Какая доблесть! Какая стойкость! По милости небес ты увидел божественную и славную супругу Рамы. По мислости небес Какутстха избавится от горя, которое причина ему разлука с Ситой! Окружив Ангаду, Хаунмана и Джамбавана, преисполненные радости обезьяны принесли огромные камни и, рассевшись на них, замерли, страстно желая услышать рассказ о том, как пересек Хаунман море и увидел Ланку, Ситу и Равану. В ожидании они сложили ладони, устремив взоры свои на Марути. Юный Ангада в кругу обезьян напоминал повелителя богов, занявшего небесный трон среди сонмов своих поданных.

Величественная вершина Махендры сияла великолепием, когда на ней сидели славный Хануман и знаменитый Ангада, украшенный браслетами.

Глава Рассказ Ханумана Устремив радостные взоры на могущественного Ханумана, великодушные и счастливые обезьяны разместились на вершине горы, и Джамбаван, радуясь всем сердцем, спросил великого и удачливого потомка ветра:

- Как нашел ты благородную деву? Как она поживает? Как десятиглавый демон относится к ней? Правдиво поведай нам об этом, о могущественная обезьяна! Как отыскал ты божественную Ситу? Что она отвечала на твои вопросы? Узнав все, мы посоветуемся, как поступать далье! Скажи нам также, что нам сказать и посоветовать по возвращении, о герой, неизменно владеющий собой! Великий посланник, у которого от этих слов шерсть встала дыбом, в знак почтения к Сите склонил голову и отвечал:

- У всех на глазах я поднялся на вершину Махендры и прыгнул в небо, сосредоточившись на том, чтобы непременно достичь южного берега моря. Пока я летел, великое препятствие предстало моему взору - великая горас золотой вершиной, божественная и сверкающая, преградила мне путь. Я приближался к этой сияющей, как солнце, могучей горе с мыслью: "Я разобью ее!" Я ударил по ней хвостом, и вершина рассыпалась на тысячу кусков. Увидев это, великая гора, приняв облик человека, обратилась ко мне, сладостным голосом предлагая отдохнуть и восстановить силы:

- Знай, о сын мой, что я - брат твоего отца, известный под именем Маинака, и живу на глубине океана. В быыле времена все огромные горы имели крылья и летали по всей земле, неся разоренье. Узнав об этом, благословенный Махендра, наказавший Паку, своей молнией отсек крылья тысячам гор, но меня спас твой знаменитый отец.

Великодушный бог ветра бросил меня в море, в обитель Варуны. О покоритель врагов, я хочу сослужить службу Рагхаве, Рама - самый знаменитый среди добродетельных, он могуществен, как сам Махендра. Выслушав благородного Маинаку, я раскрыл ему свою цель, и он позволил мне продолжать путь. Простившись со мной, он вновь принял облик горы и стал погружаться в море. Долгое время я беспрепятственно продвигался вперед, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite пока посреди океана не увидел божественную Сурасу, мать змеев. Богиня обратилась ко мне:

- Небеса послали тебя мне в пищу, о лучшая среди обезьян! Сейчас я сожру тебя, ты предназначен мне! От этих слов я побледнел. Смиренно поклонившись ей со сложенными ладонями, я сказал:

- Рама, удачливый сын Дашаратхи, сокрушающий своих врагов, былил изгнан в лес Данадака вместе со своим братом Лакшманой и супругой Ситой. Жену его похитил злобный демон Равана, и я лечу к ней по воле Рамы. Ты должна помочь Раме. Увидев дочь Митхилы, а также ее повлеителя нетленных подвигов, вернусь и войду в твой рот, обещаю тебе! Сураса, по желанию меняющая облик, отвечала:

- Никому еще не дано было пройти мимо меня, таково благословение, которое я обрела! Тогда я увеличился размером до десяти йоджан, а потом еще на десять, но ее рот становился еще больше. Глядя в ее разверзнутую пасть, я мгновенно уменьшился до размеров большого пальца, быстро вошел к ней в рот и тут же вышел обратно. И тогда божественная Сураса, приняв свой обычный облик, сказала:

- О славная обезьяна, о дорогой герой, иди, исполни свою миссию и верни Ваидехи великодушному Раме. Будь благословен, о могущественный! Я до вольна тобой! Все живое стало прославлять меня:

"Превосходно! Превосходно!", и я снова прыгнул в бескрайнее небо, словно Гаруда.

Неожиданно и неведомо кто крепко схватил мою тень. Не в силах продолжать полет, я стал озираться по сторонам, но так и не нашел, кто пленил меня. Потом ко мне пришла мысль: "Что за препятствие встало на моем пути? Я не могу определить его природу!" В замешательстве оглядываясь по сторонам, я увидел страшную демоницу, которая лежала на волнах. Я не испугался, но замер на месте, и чудовище с презрительным смехом обратилось ко мне:

- Куда путь держишь, о великан? Ты - моя добыча, я давно не видела пищи и очень голодна! Наконец, я поддержу это тело! - Быть посему! - отвечал я и стал увеличиваться вразмерах, так чтобы она не смогла меня проглотить, но ее устрашающие пасти также увеличились. Ей было невдомек, что я по желанию могу менять облик. В мгновенье ока я уменьшился, вырвал ей сердце и взмял в небо. Вскинув руки, жестокая демоница, словно гора, утонула в соленых волнах, и я услышал мелодичные голоса великодушных созданий, раздававшиеся с небес: "Как быстро убил Хануман страшную демоницу Синхику!" Расправившись с чудовищем, я вспомнил о своей не терпящей отлагательств миссии и невольно потеряном времени. Преодолев огромное расстояние, я увидел южный берег океана и гору, на которой раскинулась Ланка, царство Раваны.

Солнце садилось, когда я незаметно проник в обитель демонов, но неожиданно предо мной выросла хохочущая женщина, подобная облакам в час гибели мира, пламя исходило от ее волос. Она поразила меня своим устрашающим обликом. Хотя она пыталась лишить меня жизни, левым кулаком я оттолкнул ее прочь, чтобы в сумерки войти в город.

Испуганная, эта женщина обратился ко мне:

- Я - город Ланка, о воин! Ты одержал надо мной верх, и значит, ты победишь всех демонов! Всю ночь я искал дочь Джанаки. Я побывал даже в личных покоях Раваны, но ее нигде не было. Ситы не было во дворце Раваны, и я пребывал в глубокой печали, когда заметил чудесную рощу, окруженную высокой золотой стеной, посреди которой стоял дворец. Я перепрыгнул через стену и увидел ашоковую рощу, в центре которой росло огромное дерево шимшапа. Забравшись на него, я увидел несколько золотых осин. Сокрытый густыми ветвями дерева шимшапа, я увидел необыкновенно прекрасное созданье с большими, как лепестки лотоса, глазами.Один кусок ткани прикрывал ее стройное тело. Изнуренную постом, с испачканными в пыли волосами Ситу, всецело преданную своему повелителю, окружали словно тигрицы - лань, жестокие и отвратительные демоницы, питающиеся кровью и плотью. Собрав волосы в одну косу, она лежала на земле, поглощенная мыслями о своем господине. Совсем ослабевшая, она напоминала лотос в канун зимы.Поскольку Равана разлучил ее с возлбленным, она решила умереть. Я продолжал сидел в ветвях дерева шимшапа, наблюдая за этой девой с глазами лани, знаменитой супругой Рамы. Вскоре я http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite услышал со стороны дворца Раваны звон многочисленных браслетов и бряцающих поясов. Взволнованный, я уменьшился в рамерах и словно птица спрятался в густой листве дерева шимшапа. К Сите направлялся Равана, окруженный многочисленными женами. Увидев повелителя демонов, прекраснобедрая Джанаки вся сжалась, руками прикрывая грудь. В ужасе и великом смущении она беспомощно блуждала вгзлядом в поисках прибежища. Несчастное созданье, она трепетала всем телом. Дашагрива, склонил голову к стопам царевны, которая пребывала в неистовом горе, и сказал:

- О прекрасная, будь благосклонна ко мне! О Сита, если из гордости ты откажешься почтитаь меня, через два месяца и напьюсь твоей крови! На эти слова злобного Раваны разгневанная Сита отвечала с достоинством:

- О подлый демон, почему язык у тебя не отвалился, когда ты произнес такие слова супруге бегранично доблестного Рамы, мне, снохе Дашаратхи, царю династии Икшваку? О злобный негодяй, велика же твоя доблесть, если ты похитил меня в отсутствие Рамы! Ты недостоин быть даже рабом Рагхавы, непобедимого, верного, мужественного и знаменитого воина! От этих резких слов Дашагрива выспыхнул гневом, как огонь, в который подбросили сухие дрова. Глаза его вращались от гнева. Он уже сжал правый кулак, готовый ударить дочь Митхилы. Все демоницы закричали:

- Держи! Держи! И из толпы жен Раваны к нему бросилась прекрасная Мандодари. Движимая любовью, нежными словами она хотела успокоить его.

- Доблестью ты равен Махендре, что за нужда тебе в Сите? Пойдем со мной, who am in no way inferior to her, или возь любую из дочерей богов, гандхарвов или якшей. Зачем тебе Сита? Все эти женщины подняли могущественного ночного разбойника и повели обратно во дворец. Лишь только Равана удалился, отвратительные демоницы с жестокой руганью обрушились на Ситу, но Джанаки не обратила на них внимания, как на солому, их колкости не тронули ее. Демоницы, питающиеся плотью, оставили попытки переубедить Ситу и пошли сообщить Раване о ее непоколебимом решении. Остальные, устав ее мучить, уснули в изнеможении. Пока стражницы спали, Сита, преданная своему господину, горестно сокрушалась, изливая свою великую скорбь. Неожиданно к демоницам обратилась Триджата:

- Не медля сожрите меня, но не трогайте темноокую Ситу, дочь Джанаки, добродетельную сноху царя Дашаратхи. Я увидела страшный сон, от которого волосы встают дыбом. Он предвещает гибель демонов и победу ее господина.

Нам следует искать милости Ваидехи, потому что никто больше, я думаю, не спасет нас от гнева Рагхавы. Давайте расскажем ей этот сон, потому что герой его избавит ее от печали и узнает великую радость. Низко склонившись перед Джанаки, мы должны снискать ее благосклонность. Только она спасет нас от великой опасности!

Целомудренная молодая дева, услышав о грядущей победе своего господина, радостно сказала:

- Если Триджата говорит правду, то я непременно защищу вас! Чем больше я наблюдал за несчастной Ситой, тем больше мыслей приходило мне на ум, я был взволнован. Я обдумывал, как заговорить с Джанаки, и стал прославлять род Икшваку.

Лишь только эта возвышенная дева, чьи глаза были полны слез, услыша красноречивые прославления тех Раджариши, она спросила:

- Кто ты? Как ты попал сюда и по чьему приказу? Что связывает тебя с Рамой? Тебе следует всем мне расказать. Я ответил ей так:

- О богиня! Рама, твой супруг, нашел доблестного союзника в лице Сугривы, грозного и могущественного царя обезьян. Я - его слуга Хануман. Я пришел к тебе, посланный твоим господином нетленных подвигов. О знаменитая дева, лучезаный сын Дашаратхи, случший из людей, передал тебе это кольцо. О царица, какова твоя воля? Я могу отнести тебя к Раме и Лакшмане на северный берег моря! Сита, радость Джанаки, подумала немного и ответила:

- Пусть Рагхава уничтожит Равану и сам заберет меня отсюда. Склонив голову перед этой благородной и безупречной девой, я попросил у нее какое-нибудь ее украшение Раме на радость, и Сита отвечала мне:

- Возьми этот превосходный камень, благодаря ему ты завоюешь особое расположение могучерукого героя. Прекрасная http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite царевна дала мне чудесный камень и, еле сдерживая рыдания, простилась со мной. Я с глубоким почтением поклонился царской дочери и, обходя вокруг нее, стал обдумывать возвращение домой. Но она, заглянув в глубину своего сердца, снова обратилась ко мне:

- О Хануман, поведай мою историю Рагхаве, так чтобы два героя Рама и Лакшмана незамедлили явиться сюда вместе с Сугривой, а иначе по истечении двух месяцев Какутстха не увидит больше меня, оставшуюся беззащиты. От этих страшных слов приступ гнева охватил меня и я тут же решил, что делать. Увеличившись до размеров горы, я жаждал битвы и разрушил рощу. Звери и птицы в страхе разбежались, свирепые демоницы проснулись и увидели вокруг разоренье. Увидев меня, они сразу побежали оповестить Равану:

- О доблестный государь, отвратительная обезьяна опустошила твою бесценную рощу, обратив во прах твою доблесть. Скорее убей мерзкую тварь, которая оскорбила тебя, не дай ей уйти! И царь демонов Равана послал в рощу многочисленных воинов кинкаров и восемь тысяч демонов, вооруженных копьями и булавами. Но я убил всех их железным брусом. Те, кто уцелел, побежали к Раване сообщить о гибели его армии. Я решил разрушить чудесный дворец со статуями и убил охранявших его стражников. В ярости я превратил в руины лучшее здание на ланке, и тогда на встречу мне Равана выслал Джамбумалина, сына Прахасты, в сопровождении жестоких и свирепых демонов. Своей огромной булавой я убил того могучего и умелого воина вместе со всеми его воинами, и Равана, повелитель демонов, услышав об этом, послал могущественных сыновей своих министров, за которыми шел полк пехоты. Но я с помощью своего железного прута всех отправил в обитель смерти. Услышав, что я сразил на поле битвы доблестных сыновей его министров Равана отдал приказ пяти героическим командующим вывести свои армии, но я убил их всех, и тогда Дашагрива послал своего могущественного сына Акшу с многочисленными демонами сразиться со мной. Юный сын Мандодари, искусный воин, подпрыгнул в воздух, и я схватил его за нои, раскрутил и швырнул оземь. Десятиглавый Равана, полный ярости, услышав о падении Акши, послал своего второго сына Индраджита, пылкого и доблестного воина, и я с великой радостью отражал их нападки, и всех усилия их оказались бесплодны. Однако длиннорукий воин, пользовавшийся особым доверием Раваны, возбужденный вином, продолжал биться, ведя за собой своих воинов. Убедившись, что я непобедим и видя, что силы его рабиты, он пленил мея с помощью оружия Брахмы. Затем демоны связали меня веревками и привели к Раване. Порочной души правитель вступил со мной в беседу, расспрашивая, как я проник на ланку и почему убил демонов. - Все это я сделал из-за Ситы! - отвечал я ему. - Я нашел ее здесь! Я сын Маруты, обезьяна Хануман! Знай, что я посланник Рамы и министр Сугривы. Во исполнение замысла Рамы я стою сейчас перед тобой! Слушай же меня, о царь демонов! Царь обезьян приветствует тебя и желает тебе блага, о могучий герой! Он послал меня передать это послание в достойных выражениях, которые находятся в согласии с долгом и законом, а также полезны. На лесистой горе Ришьямука я повстречался и заключил дружественный союз с Рагхавой, великим воином, непобедимым на поле боя. Он сказал мне:

- О царь, демон похитил мою супругу, и ты должен помочь мне! У жертвенного огня Рагхава вместе с Лакшманой поклялись мне в дружбе. В то время Бали лишил меня всех царских привилегий. Рагхава одной стрелой сразил Бали в бою и сделал меня повелителем обезьян. Поэтому мы во всем будем помогать ему. На основании заключенного союза я послал к тебе Ханумана в качестве посланника. Поскорее верни Ситу раме, прежде чем доблестные обезьяны истребят твои воинские силы. Кому неведома доблесть обезьян, помощи которых настойчиво просят даже боги? Равана слушал, устремив на меня испепеляюще яростный взор, а потом отдал приказ предать меня смерти, не понимая моего могущества. Но его великодушный и прозорливый брат Вибхишана вступился за меня:

- О лучший меж демонов, откажись от своего решения, которое противоречит закону царей (?). Традиция не позволяет царю http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite убивать посланника, о демон. Посланник лишь передает послание свого хозяина! О несравненно доблестный, нет причин убивать его, но если все же ты считаешь его виновным, ты можешь его наказать. И тогда Равана приказал демонам:

- Подожгие этой обезьяне хвост! Демоны обмотали мне хвост пенькой и хлопковыми тряпками. В пылу они били меня своими кулаками и палками, а потом подожги хвост. Связанный веревками демонов, я покорился им, решив сжечь весь город. Связанного и окутанного пламенем, воины с криком пустили меня по царской дороге к воротам города. Весь сжавшись, я уменьшился в размерах и сбросил с себя все путы. Я схватил железный брус и напал на демонов, а потом одним прыжком перемахнул через ворота и в несколько мгновений поджег весь город с его воротами и башнями своим пылающим хвостом, который напоминал огонь в конце мира.

Увидев ланку в огне, я с беспокойством подумал, что Джанаки несомненно погибла, потому что во всем городе небыло уголка, который не превратился бы в пепел. Пока я горестно размышлял об этом, я услышал слова чаранов:

- Джанаки не погибла в огне! И эти слова, произнесенные их чарующими голосами, вернули мне мужество. После этого я увидел множество благоприятных признаков, подтверждающих, что Джанаки спаслась, и подумал, что хотя хвост мой в огне, сам я цел! Сердце мое преисполнилось радости, а ветер принес благоуханный аромат. Благоприятные знамения, моя вера в доблесть Рамы и Ситу, а также в слова великих мудрецов, вернули радость душе моей. Еще раз встретившись в Ваидехи, я покинул ее и, взобравшись на гору Аришту, прыгнул в небо и направился на север, чтобы увидеть всех вас. Следуя по пути ветра, солнца, луны, сиддхов и чаранов, я нашел вас. По милости Рамы и благодаря вашей доблести я целиком исполнил приказ Сугривы. Я подробно рассказал вам обо всем, и теперь вы должны решить, что еще осталось сделать.

Глава Хануман призывает обезьян спасти Ситу Закончив рассказ, Хануман, сын Маруты, обратился к обезьянам с такими словами, исполненными большого смысла:

- Усилия Рамы и Сугривы не прошли даром! Увидев верность Ситы, я возликовал всем сердцем! Силой аскез знаменитая Сита может поддерживать землю или уничтожить ее своим гневом, о обезьяны. Равана также обрел свое могущество силой аскезы. Оно велико и поэтому он не погиб, возложив руки на Ситу. Более того, сияние, которое исходит от него, внушает не столь великий страх, как гнев Ситы. Теперь все обезьяны и медведи во главе с Джамбаваном должны принять участие в этом походе. Цель его известна вам - увидеть Ваидехи рядом с теми двумя царевичами. Я один проник на Ланку, населенную демонами, и своей доблестью сокрушил этот город, а также Равану и его воинов.насколько же больше смогу я сделать вместе с можественными и могущественными плавагами, наделенными героизмом и воинской доблестью, сильными и жаждущими победы? Я уничтожу в сражении Равану и всю его армию, сыновей, братьев последователей. Я сокрушу всех демонов, ловко увертываясь от невидимого оружия и метательных снарядов, дарованных Индраджиту Брахмой, Рудрой, Ваю, Варуной, разбрасывая их и убивая демонов. С вашей поддержкой я буду доблестно теснить врага. Я буду вырывать деревья и горы и непрерывно швырять их, так что даже боги не смогут устоять передо мной, что говорить о ночных бродягах?

Скорее море выйдет из берегов или гора мандара сойдет со своего места, но Джамбаван не трогнет перед вражескими полчищами в сражении. И героический Ангада, сын Бали, один может разогнать сонмы ракшасов. Своими сильными бедрами Нила низвергнет саму гору Мандару, не то что демонов на поле боя. Среди небожителей, демонов, якшей, гандхарвов, змеев или птиц покажите мне, кто устоит перед Двивидой? Я не знаю, кто устоит перед двумя славными обезьянами, сыновьями Ашвинов, наделенными огромной силой. Я один разорил всю Ланку, предал ее огню и превратил в пепел. На каждой улице http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite я провозглашал: "Победа неукротимому Раме и Лакшмане! Процветания царю Сугриве, который поддерживает Рагхаву! Я слуга царя Кошалы, потомок Паваны! Я - Хануман!" Повсюду я провозглашал это. Посреди ашоковой рощи, принадлежавшей злосердному Раване, ждала безутешная добродетельная Сита, сидя под деревом шимшапа.

Изнуренная тоской и страданиями, окруженная демоницами, она напоминала луну, едва заметную среди облаков. Отвергая гордого своим могуществом Равану, Ваидехи прекрасная дочь Джанаки, остается целиком преданной своему господину. Полностью преданная Раме, прекрасная Ваидехи думает лишь о нем одном, словно Поуломи, Пурандара (?). Всегда в одной и той же одежде, запачканную, я увидел ее в роще, окруженную демоницами, которые осыпали ее оскорблениями. Волосы ее собраны в одну косу. Несчастное создание, она поглощена мыслями о своем господине. Лежа на земле, бледная как лостос в преддверии зимы, из-за Раваны разлученная со своим возлюбленным, она готова расстаться с жизнью. С великим трудом удалось мне возродить в Сите надежду, когда я обратился к этой деве с глазами лани и все ей поведал. Услышав о союзе Рамы и Сугривы, она преисполнилась счастья, ее преданность и супружеская любовь достигли вершины. Благо, что она не уничтожила десятиглавного демона благодаря благословению, которое он получил о Брахмы. Убить это чудовище суждено Раме. Истощенная Джанаки в разлуке с Рамой слабеет день ото дня, словно молодой месяц в первый день новолуния. Сита измучена горем! Посоветуйтесь, что нам делать дальше.

Глава Джамбаван отвергает план Ангады На эти слова Ангада, сын Бали, ответил:

- Сыновья Ашвинов обладают необычайным могуществом и гордятся благословением, которое даровал им праотец мира. Из уважения к Ашвини он сделал их неуязвимыми для врага с любым оружием в руках. Это особое благословение преумножило их гордыню, и два могущественныъ воина повергли сонмы небожителей и испили нектар бессмертия. В ярости они могут уничтожить всю Ланку с ее конями, колесницами и слонами, что говорить тогда о других обезьянах? Я один могу разрушить город демонов и могущественного Равану! Во сколько же раз возрастут мои силы, если меня будут сопровождать славные воины, уравновешанные, хорошо вооруженные, искусные в бою и жаждущие победы? Мы слышали, что мужественный сын Ваю один предал Ланку огню. Он видел божественную Ситу, но не привел ее обратно. Я думаю, такому слваному воины, как ты мало сообщить Раме эту весть. В силе прыжка и доблести, ловкости и храбрости тебе нет равных среди бессмертных или Даитьев, о лучший среди обезьян. Кто-то из демонов спасся от истребления, устроенного Хануманом, и поэтому нам осталось только убить Равану с оставшимися демонами и вернуть дочь Джанаки, поместив ее меж Рамой и Лакшманом! Зачем беспокоить остальных жителей Кишкиндхи? Мы должны проникнуть на ланку и, убив всех демонов, вместе с Ситой вернуться к раме, Лакшману и Сугриве. Таков был план Ангады, и Джамбаван, самый мудрый среди обезьян, ласково отвечал ему:

- О великий герой, о разумный, мы получили от царя обезьян и добродетельного Рамы приказ исследовать южную часть земли до самой границы. На не было велено возвращать Ситу, и вряд Раме, этому льву среди монархов, доставит удовольствие, если сделаем это, потому что он во славу своим достойным предкам дал обет сам освободить ее. Может ли слово его не исполниться или быть забыто? Зачем гневать его? Мы проявим свою доблесть напрасно, о лучший среди обезьян! Поэтому давайте вернемся к Раме, Лакшмане и Сугриве и сообщим им о результатах нашего поиска. Нам нравится твое предложение, о царевич, и все же, исполняя замысел Рамы, ты обретешь удачу.

Глава Разорение Мадхувана http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Во главе с Ангадой и великим Хануманом героические обезьяны одобрили слова Джамбавана и вслед за сыном Ваю спрыгнули с вершины горы Махендры и понеслись вперед. Огромные как Меру и Мандара, они напоминали слонов, опьяненных мадом. Тень их легла на землю и небо. Глаза их устремлены на безгранично могущественного Ханумана, быстрого как ветер, владевшего своими чувствами и почитаемого сиддхами.

Исполненные решимости принести успех замыслу Рамы, гордые своими достижениями и жаждущие скорее сообщить благоприятные вести, добродетельные лесные обитатели, искренние помощники Рамы, воздержавшиеся от сражения, резвясь и прыгая достигли Мадхувана. Они вошли в небесной красоты рощу Сугривы, полную чарующих деревьев, в котороую прежде никто не осмеливался войти. Дядя Сугривы по матери, могучий Дадхимукха охранял этот большой и пышный сад повелителя обезьян. Рыжевато коричневым обезьянам очень захотелось отведать спелых фруктов. С восторгом в глазах попросили они у царевича Ангады позволения вкусить меда, текущего из дупел деревьев, желтого, как они сами. И Ангада милостиво разрешил почтенным обезьянам во главе с Джамбаваном испить меда. С позволения юного сына бали обезьяны забрались на деревья, вокруг которых роились пчелы, и с наслаждением принялись поглощать сочные фрукты и коренья. Опьянев, они играли и резвились по всему саду. Они пели, смеялись, танцевали, кланялись друг другу, что-то с пафосом говорили, бегали, прыгали ихлопали в ладоши, поднимали друг друга, ссорились или говорили со всеми подряд. Одни прыгали с дерева на дерево, легко слетая с верхних ветвей на более низкие, другие подпрыгивали в воздух, гоняясь друг за другом по деревьям, со скалы на скалу, окликая друг друга в песнях, смеясь, сокрушаясь и вздыхая, награждая друг друга ударами. Невероятный хаос поднялся среди обезьян, все были пьяны или пребывали в крайнем возбуждении.

Дадхимукха, увидев разоренный сад, ободранные деревья и помятые цветы, разгневался и попытался удержать их. Однако героический и почтенный страж в ответ услышал только упреки высокомерных непрошенных гостей и преисполнился еще большей решимости защитить от них сад, вверенный его заботе. Не выбирая выражений, он обратился к ним с резкими словами. Одних ударил своей тяжелой ладонью, на других грозно надвинулся, а третьих успокоил внушительными словами. Но возбужденные медовым напитком обезьяны нагло обругали его в ответ, не сознавая своего дурного поведения, стали царапать когтями, кусать, бить кулаками и ногами. Они били Дадхимукху, пока он не потерял сознание, а потом разорили весь Мадхуван.

Глава Битва Дадхимукхи и самозванцев Хануман сказал обезьянам:

- Спокойно собирайте мед! Я прогоню всякого, кто помешает вам! Ангада, царевич обезьян, весело подхватил эти слова:

- Все пейте мед!

Мы покорны каждому слову Ханумана, который достиг желанной цели! Я во всем согласен с ним, даже если вы разрушие этот сад! Славные обезьяны закричали в ответ:

- Здорово!

Превоходно! Без конца они прославляли юного царевича, а потом волной хлынули на лес Малин. Словно сметающий все на своем пути поток обрушились они на фруктовый сад и стали разгонять стражников. Счастливые от мысли, что Хануман отыскал Маитхили, что они принесли вести о ней, они с позволения Ангады пили мед и ели фрукты. С силой набросившись на стражников фруктового сада, которые сотнями преградили им путь, спутники Ханумана щедро награждали их ударами. Собирая руками соты весом с дрону (32 сира), обезьяны, желтые как мед, пили нектар и бросали соты. Веселясь, одни бросались воском, а другие, собрав веток, садились под деревья. Одни, отяжелев от выпитого меда, бес сил ложились на груды листьев, тогда как другие, возбужденные пьянящим напитком, покачиваясь, с кулаками набрасывались на друзей. Одни пели высокими голосами, другие подражали рычанию льва, или свистели как птицы, а другие, напившись меда, спали на зщемле. Одни ревели от смеха, а другие бросались в слезы.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Одни бормотали что-то несвязное, тогда как другие спорили о смысле их речей. Лесные стражники, слуги Дадхимукхи, раздавленные меж коленями напавших на них ужасных обезьян, разбежались во все стороны. В ужасе они обратились к Дадхимукхе:

- С позволения Ханумана страшные обезяны разорили Мадхуван несмотря на все наши попытки вопрепятствовать им. Зажатые меж их коленями, мы чуть не расстались с жизнью. Разъяренный Дадхимукха, увидев, что Мадхуван, порученный его заботам, уничтожен, повелел своим слугам:

- Отправляйтесь и низвергните высокомерных обезьян. Я приду вслед за вами и прогоню всех, кто пьет заветный мед. Послушные приказу доблестные обезьяны вернулись в Мадхуван. Вместе с ними с огромной скоростью несся Дадхимукха, вырвав на ходу огромное дерево. Вооружившись острыми глыбами, деревьями и камнями, разъяренные стражники Мадхувана бежали туда, где отдыхали и развлекались плавамгамы. Кусая губы от гнева, они осыпали их ругательствами и пытались взять силой. Обезьяны во главе с Хануманов, увидев крайне разъяренного Дадхимукху, прогнали его. Увидев могучего Дадхимукху с огромным древестным стволом в руках, ангада рассверепел. Он перехватил его и вне себя с пьяну, безжалостный к достойному родственнику, с силой швырнул его наземь. С перебитыми бедрами и руками, искалеченным лицом Дадхимукха, истекая кровью, на время потерял сознание. Придя в себя, он с трудом поднялся, отошел на некоторое расстояние и обратился к своим слугам:

- Поспешим к толстошеему Сугриве, пребывающему с Рамой. Я расскажу обо всех преступлениях царевича Ангады, и наш повелитель обрушит на этих обезьян свой справедливый гнев. Чарующий лес Мадху, даривший наслаждение предкам Сугривы, не осмеливались посещать даже боги. Сугрива очень любит этот лес, он вынесет суровое наказание этим негодяям, возжелавшим меда! Он убьет ослушавшихся своего государя вместе с их друзьями и родственниками. И тогда лишь гнев мой, который я не в силах сдержать, будет утолен. С этими словами Дадхимукха, вожак стражников Мадхувана, вместе со слугами покинул разоренный лес и в мгновенье ока оказался перед Сугривой, потомком солнца.

Увидев Раму, Лакшману и Сугриву, великую героическую обезьяну, Дадхимукха сошел с небес на землю и с печалью в лице сложил ладони и с поклоном коснулся стоп Сугривы.

Глава Дадхимукха рассказывает об опустошении Мадхувана Сугрива был тронут, увидев почтенную обезьяну, которая распростерлась перед ним в поклоне, лбом косаясь земли. - Поднимись! Поднимись! - воскликнул он. - Почему ты распростерся у меня в ногах? Говори, не бойся! Что привело тебя? Ты должен раскрыть мне все. Все ли благополучно в Мадхуване? Я хочу все знать, о вожак! Приободренный великодушным Сугривой, прозорливый Дадхимукха поднялся и сказал:

- О поселитель, лес, в который ни ты, ни Бали не пускали обезьян, сейчас разрушен ими! Вместе со своими слугами я пытался прогнать их, но они, не обращая на меня никакого внимания, продолжали весело пировать. Мы со стражниками хотели сдержать их вторжение, но эти варвары, о царь, продолжали свои оргии. Они напали на моих слуг, прогнали из леса.

Безгранично могущественные обеьяны, с гневно пылающими глазами, разбили им руки и ноги и, исдавив меж ног, швыряли их в воздух. Ты - повелитель воинов, подвергшихся нападению обезьян, которые и сейчас грбят Мадхуван и залпом пью мед. Пока Сугрива слушал эти известия, к нему обратился дальновидный Лакшман, спросил:

- О царь, что за обезьяна пришла к тебе и какая печаль заставила ее говорить? Красноречивый Сугрива отвечал великосердному Лакшману:

- О благородный Лакшман, ты видишь Дадхимукху и его героических обезьян, которые сообщили мне, что воинственного духа лесные жители во главе с Ангадой пьют мед и наслаждаются фруктами во фруктовом лесу Мадхуване.

Столь смелой проделки не позволят себе те, кто потрепел неудачу в своей миссии.

Несомненно они достигли успеха, раз опустошили мой лес. Поэтому они коленями побили http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite тех, кто препятствовал их разугулу и не обратили внимания на доблестного Дадхимукху, которому я поручил охранять сад. Поистине, только Хануман и никто другой не нашел бы божественной Ситы. Хануман один свершил этот подвиг. Успех этого похода зависел от дальновидности этой славной обезьяны, мужественной, сильной и знающей. С такими вожаками как Джамбаван и Ангада, с таким советником, как Хануман, успех обеспечен. Я уверен, Мадхуван разорили эти героические обезьяны во главе с Ангадой. Исследовав южные земли, они вернулись и остановились в этом фруктовом лесу, одержимые жадностью. Они грабили его и пили мед, нападая на стражников, избивая и пиная их коленями. Эти вести принес мне мягкоголосый Дадхимукха, славный своей доблестью. О могущественный Саумитри, несомненно, Сита найдена, а иначе обезьяны никогда не разрушили бы сад, дарованный мне богами.

Услышав эти ласкающие слух слова, сошедшие с уст Сугривы, добродетельные Лакшмана и рагхава преисполнились радости. Ликующий Сугрива, получив от Дадхимукхи хорошие вести, отвечал стражу леса:

- Я очень доволен воинами, которые одержав победу, ели мед и форукты! Победителей встречают с честью. Немедля возвращайся в лес Мадху и пошли сюда этих обезьян во главе с Хануманом! Два потомка Рагху и я желаем сейчас же расспросить красно-коричневых потомков обезьянньего рода.

Смелые как львы, они исполнили возложенный на них приказ, и мы хотим узнать, нашли ли они Ситу. Царь обезьян, увидев раскрывшиеся от радости глаза двух царевичей, с огромным удовлетворением почувствовал, что успех затеянного ими предприятия близок.

Глава Сугрива утешает Раму Обезьяна дадхимукха весело поклонился Сугриве и поприветствовал Рагхаву и Лакшмана. Выразив почтение царю обезьян и могущественным сыновям династии Рагху, он взмыл в воздух, сопровождаемый своими слугами. Отправившись с такой же скоростью, с какой явился, он сошел с небес на землю и вступил в лес Мадху. Он увидел славных обезьян, которые уже протрезвели и счастливо проводили время, расславленные медовым напитком. Приблизившись к ним, этот герой со сложенными ладонями обратился к Ангаде:

- О благородный царевич, не испытывай дурных чувств к стражникам, которые в гневе пытались прогнать тебя. Мир тебе! О наделенный великой силой, ты сполна отведал мед, который принадлежал тебе по праву, потому что ты наследник и хозяин сада. Прости нам гнев, поднявшийся по невежеству! Как прежде твой отец и Сугрива сейчас, ты - повелитель сонмов обезьян! О безупречный царевич, я обо всем поведал твоему дяде, который, услышав о твоем прибытии и разорении обезьянами леса Мадху, нисколько не разгневался, но наоборот был счастлив. Очень довольный, твой дядя по отцу, царь обезьян Сугрива сказал: "немедленно пошли всех их ко мне!" Выслшав дадхимукху, Ангада, красноречивый царевич обезьян, обратился к своим спутникам:

- О вожаки сонмов обезьян, несомненно, Рама уже догадался обо всем. Это следует из слов Дадхимукхи. Нам не стоит задерживаться здесь более, миссия наша исполнена, о победители своих врагов! Вы сполна напились меда, о герои, нам ничего не остается, как встретиться с Сугривой. О чем бы вы ни попросили меня, я приведу в исполнение. Я - ваш слуга и, даже будучи наследником престола, я не вправе приказывать вам. Вы исполнили возложенную на вас миссию. И потому не подобает мне обращаться с вами, как с вассалами. Такие слова Ангады вызвали среди обезьян радость и восхищение. - Кто, обладая царской властью, о лучший среди обезьян, скажет такое? отвечали они. - Упиваясь властью, каждый сказал бы: "Я - повелитель!" никто кроме тебя не произнес бы столь радостных слов. Твое смирение всем нам сулит благо. Мы готовы безотлагательно вернуться к Сугриве, царю обезьян, но без твоего приказа мы не сделаем ни шага. Ангада сказал:

- Прекрасно, тогда отправляемся! И все обезьяны взмыли в небо, закрыв собойю солнце, и казалось, словно кто-то выпустил из http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite метательного оружия тысячи камней. Во главе с Ангадой, вслед за которым летел Хануман, Плавамгамы бурно, с шумом поднялись в воздух, напоминая облага, гонимые ветром. Как только Ангада опустился на землю около Сугривы, царь обезьян обратился к лотосоокому Раме, объятому горем:

- Соберись с духом! Удачи тебе! Божественная дева найдена, в этом нет сомнений. Иначе обезьяны не вернулись бы, потому что назначенный мною срок давно прошел. Я делаю такой вывод, видя радость Ангады! Длиннорукий Ангада, лучший из обезьян, не вернулся бы ко мне, не обретя удачу. Если недостигнув цели, они совершили смелый набег на Мадхуван, то юный царевич выглядел бы обеспокоенным и удреченным. Не увидев дочери Джанаки они не посмели бы разорить Мадхуван, который я получил от предков, или напасть на почтенных обезьян, которые охраняли его. О благородный сын Каушальи, о верный своим обетам и долгу, поверь, лишь Хануман и никто другой не нашел бы Ситу. Никто больше не способен осуществить этой цели. О лучший среди добродетельных, к успеху ведут разум, доблесть и знание, и Хануман наделен всеми этими достоинствами. Имея таких вожаков как Джамбаван и Ангада, или такого советника как Хануман, иного исхода быть не может. О бегранично доблестный, не волнуйся! Лесные обезьяны, не исполнив миссии, не набрались бы такого высокомерия, чтобы разрушить Мадхуван и испить мед. Из этого я заключаю, что они достигли успеха. В этот момент в небе раздались крики "Килакила!". Гордые подвигом Хануманалесные обезьяны стремительно приближались к Кишкиндхе, криками возвещая о своей победе. От этого сильного шума царь обезьян стал взволнованно закручивать и раскручивать хвост, пока обезьяны во главе с Ангадой и Хануманом, упиваясь радостью, садились на землю перед своим государем и Рагхавой. Затем могучерукий Хануман, склонив голову в приветствии, сообщил Раме о духовном и телесном благополучии Ситы.

Сладкие как амрита слова Ханумана: "Я видел Ситу", - вызвали в Раме и Лакшмане безграничную радость. Лакшман с огромным почтением смотрел на Сугриву, который поручил столь ответственное дело сыну Паваны. Рагхава, сокрушающий своих врагов,, сияя от радости, с благоговением взирал на Ханумана.

Глава Хануман рассказывает Раме о встрече с Ситой Достигнув лесистой горы Прасраваны, Хануман почтительно поклонился Раме и Лакшману. Вслед за наследником Ангадой он поклонился Сугриве и остальным обезьянам и стал рассказывать историю Ситы и ее заточения в гареме Раваны, об угрозах демониц, ее непоколебимой преданности Раме и назначенном дне ее смерти. Обо всем этом поведал Раме Хануман. Услышав о благополучии Ваидехи, Раме спросил обезьян:

- Где находится знаменитая Сита и какие испытывает ко мне чувства? Расскажите мне обо всем! В ответ обезьяны попросили Ханумана описать все подробно, и он, наделенный даром красноречия, молча согласился с их просьбой. В знак приветствия Ситы он склонил свою голову, и, повернувшись на юг, поведал о встрече с ней и передал Раме ослепительно сияющий драгоценный камень. Сын Маруты поклонился ему и сказал:

Чтобы увидеть Ситу, я преодолел над океаном четыреста миль и через какое-то время достиг Ланки, города злобного Раваны, который лежит на южном берегу моря. Там во внутренних покоях Раваны я увидел Ситу. Она живет, о Рама, сосредоточив на тебе все свои мысли. Я наблюдал, ее поносили отвратительные демоницы, которые охраняют ее в роще. Благородная дева, с тобой не знавшая ничего кроме радости, в разлуке с тобой разбита горем, о герой. Она заточена во внутренних покоях Раваны и находится под строгим надзором демониц. Собрав волосы в одну косу, это несчастное жалкое создание целиком погружено в мысли о тебе! Истощенная, словно лотос в преддверии зими, она лежит на земле. Презирая Равану, она решила расстаться с жизнью. О Какутстха, обесхитростный царевич, с великими трудностями отыскал я эту царевну, для которой ты - сама жизнь и душа. Поведав о славе рода Икшваку, я завоевал ее доверие, а потом http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite рассказал ей обо всем. Услышав о твоем союзе с Сугривой, она очень обрадовалась.Она остается верной тебе в преданности и любви. О лучший из людей, в таком состоянии нашел я ее, посвятившую себя суровым аскезам, сосредоточившую сердце свое на тебе одном. Передавая мне этот камень, она попросила меня напомнить тебе о случае с вороной на горе Читракуте, о прозорливый. Она сказала: "О сын Ваю, опиши Раме все, что ты видишь и передай ему этот драгоценный камень, который бережно хранила все это время. Напомни ему о знаке, красным порошком начерченом у меня на лице! Скажи:

"О безгрешный, когда я смотрю на эту жемчужину, дар моря, мне кажется, я вижу тебя и радуюсь среди постигшего меня горя. О сын Дашаратхи, мне осталось жить не дольше месяца. Я нахожусь в власти демонов, и по истечении назначенного срока, я умру!" Такие слова сказала мне измученная Сита с глазами лани, томящаяся во дворце Раваны. Я обо всем поведал тебе с верой и правдой, о Рагхава. Теперь надо обсудить, как построить мост через океан. Видя, что надежда возродилась в сердцах двух царевичей, сын Ваю передал Рагхаве жемчужину в подтверждение своего правдивого рассказа.

Глава Горе Рамы Рама, сын Дашаратхи, прижал камень к сердцу и заплакал. Глядя на чудесную жемчужину, разбитый горем Рагхава с глазами полными слез сказал Сугриве:

- Как молоко само бежит из вымени коровы, когда она видит своего тебенка, так и сердце мое переполняется любовью при виде этого камня! Жемчужину эту подарил Сите мой тесть на свадьбу. Она носила ее на челе, и от этого казалась еще прекраснее. Добытый со дна моря и почитаемый богами, камень этот подарил Джанаке дальновидный Шакра, довольный его поклонением. Этот великолепный камень напоминает мне об отце и тесте, царе Видехи. Какой красивой казалась эта жемчужина на челе моей возлюбленной. Я смотрю на нее, и мне кажется, будто Сита сейчас стоит передо мной. Словно брызгая воду в лицо человеку, потерявшему сознание, снова и снова, о друг, рассказывай мне, что сказала Сита! Что может быть мучительней, о Саумитри, чем видеь эту жемчужину, добытую из вод, без Ваидехи? Если ей осталось жить еще месяц, значит она проживет долго, но мне трудно и мгновенье прожить без Ситы! Веди меня туда, где ты видел мою возлюбленную. Получив такие вести, мне нестерпим и миг промедления. Как эта робкая прекраснобедрая дева выживает среди жестоких и страшных демонов? Лицо Ситы утратило свое сияние, как осенняя луна, сокрытая облаками. О Хануман, поведай, что Сита говорила тебе. Слова эти возвращают меня к жизни, как лекарство. О Хануман, что моя нежная, сладкоречивая и прекрасная дева, разлученная со мной, говорила тебе? Как дочь Джанаки выносит ужасную беду, постигшую ее?

Глава Хануман описывает свой разговор с Ситой Хануман начал рассказывать все, о чем говорила ему Сита:

- О лев среди людей, чтобы ты поверил моему рассказу, божественная Сита описала мне случай на горе Читтракута. Однажды Джанаки, счастливо отдыхая рядом с тобой, проснулась первой.

Неожиданно ворона клювом ранила ее в грудь. О рама, Ты спал у Ситы на коленях.

Ворона снова жестоко напала на нее, и, истекая кровью и терпя боль, она разбудила тебя. О покоритель своих врагов, увидев израненную грудь возлюбленной, ты, словно разгневанная змея, спросил: "Кто, о робкая дева, ранил тебя когтями? Кто осмелился играть с пятиглавой змеей?" Оглядевшись по сторонам, ты увидел перед собой ворону с острыми окровавленными когтями. Эта могучая птица была сыном Индры. С быстротой ветра она исчезла в земле. Ты, о могучерукий, свирепо вращая глазами, решил убить ворону. Взяв пучок травы куша прямо там, где ты отдыхал, ты произнес Брахма-мантру и с силой бросил ее в птицу. Трава вспыхнула огнем, словно наступил конец мира, и полетела вслед за птицей. Покинутая испуганными богами, ворона облетела всю http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Вселенную в поисках защитника и вернулась к тебе, о покоритель врагов. Моля о пощаде, она упала перед тобой на землю. Проникшись состраданием, ты простил ее, хотя она заслуживала смерти. Но поскольку ты никогда не пользуешься оружием напрасно, ты лишил ее правого глаза, о Рагхава. Выразив почтение тебе и царю Дашаратхе, эта птица вернулась в свою обитель. Сита спросила: "О Рагхава, ты самый искусный среди владеющих оружием, могущественный и честный, почему же ты не выпускаешь своих стрел в демонов? Ни боги, ни гандхарвы, ни асуры, ни Маруты не могут устоять перед тобой в сражении. Если ты великодушен ко мне, то своими острыми стрелами скорее уничтожь Равану. Почему Лакшман, сокрушающий своих врагов, лучший из людей, по приказу брата не спешит защитить меня? Почему два могущественный льва среди людей, доблестью равные Ваю и Агни, непревзойденные даже для богов, забыли обо мне?

Несомненно, я совершила какой-то великий грех, если два героя, повергающих во прах своих врагов, не прилагают усилий, чтобы освободить меня, хотя могут это сделать!" На эти печальные слова Ваидехи я ответил: "О знаменитая дева, Рама мучительно страдает в разлуке с тобой. Видя брата во власти горя, Лакшман тоже терзается, я клянусь тебе.

Раз я наконец нашел тебя, то время скорби позади. Скоро ты увидишь гибель своих врагов, о прекрасная царевна. Два царских сына, лучшие из людей, жаждут снова увидеть тебя. Они превратят Ланку в пепел. Убив в сражении Равану вместе со всеми его родственниками, Рагхава заберет тебя в свою столицу, о чарующая дева! О безупречная, дай мне какую-нибудь свою вещь, хорошо известную Раме, это принесет ему радость".

Сита посмотрела вокруг, сняла с одежды превосходный камень, который держал ей волосы, и передала мне, могучерукий. Приветственно склонив голову, я взял из ее рук камень и готов был отправляться в обратный путь, о любимец династии Рагху! Увидев, как увеличился в размерах, чтобы взмыть в небо, Сита, прекрасная и несчастная дочь Джанаки опечалилась. С лицом мокрым от слез, она обратилась ко мне, подавляя рыдания: "Какой ты счастливый, что увидиш Раму, чьи глаза прекрасны, как лотосы, и Лакшмана, его знаменитого брата!" Я ответил ей: "Скорее садись мне на спину, о благородная дева, и сегодня же я доставлю тебя к Сугриве, Лакшману и супругу твоему Раме, о удачливая темноокая царевна!" Но богиня отвечала мне: "Не пристало мне по доброй воле взбираться тебе на спину, великая обезьяна! Хотя демон прикоснулся ко мне, это случилось, потому что я оказалась беспомощной перед ним. Такова была моя судьба. Но ты отправляйся к двум царевичам!" Затем она добавила: "О Хануман, ты увидишь тех двух львов среди людей, а также Сугриву и всех его министров. Опиши безгранично доблестным Раме и Лакшмане мое отчаянье и оскорбления, которыми демоны осыпают меня. Пусть путешествие твое будет удачным, о лучший из обезьян!" Так говорила со мной знаменитая царевна, охваченная горем. Обдумай мой рассказ и не теряй веры в чистоту добродетельной Ситы.

Глава Он повторяет слова утешения, сказанные Сите О лучший из людей, эта богиня, охваченная горем и любовью к тебе, обратилась ко мне заботливо сказала:

- Передай слова мои сыну Дашаратхи, чтобы он поскорее пришел, убил Равану в сражении и забрал меня отсюда. О герой, о скорушитель своих врагов, если хочешь, останься здесь еще на день и отнохни в укромном месте, разгоняя мою печаль, а завтра ты отправишься в путь! О Хануман рядом с тобой я на время забываю о своих страданиях. О наделенный великой добоестью, я буду ждать твоего возвращения, но я сомневаюсь, буду ли я еще жива. Не видя тебя, я буду пребывать в страхе. Как я несчастна в своей скорби! Кроме того, я сомневаюсь, смогут ли твои спутники, медведи и обезьяны, а также два царевича, преодолеть бескрайний океан. О безупречный воин, только три создания во Вселенной могут летать на д морем - Гаруда, Ваю и ты. Ты видишь надежды на успех при таких обстоятельсвах, о красноречивый?

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Несомненно, ты один можешь справиться, о покоритель врагов, но такое проявление доблести принесет благо лишь тебе одному. Однако если Рама со своими воинскими силами убьет Равану в бою и с победой приведет меня в свою столицу, это умножит его славу. Недостойно Рагхавы взять меня хитростью, как сделал это Равана, который поихитил меня в лесу, приняв облик монаха. Уничтожив Ланку и освободив меня, Какутстха подвигом докажет свое исключительное превосходство, достойное его. Сделай все, чтобы великодушный герой явил свою доблесть! На эти добрые, разумные и полные любви слова я ответил:

- О богния, Сугрива, доблестный повелитель обезьян и медведей, полон решимости освободить тебя. Под его началом тысячи бесконечно могущественных и мужественных обезьян, наделенных непомерной доблестью, быстрых как мысль, способных двигаться вверх, вниз, в любую сторону света. Никакие препятствия не испугают их, они справятся даже с самой тяжелой задачей. Эти великие и могущественные обезьяны огромной силы, летая по воздуху, несколько раз обогнули землю. У Сугривы много обезьян, равных мне и даже более великих. Нет никого, кто уступал бы мне в добродетелях. Если я пересек море, что же тогда говорить о тех героях?

Великим не дают поручений, с ними отправляют лишь самых незначительных. О дева, довольно горевать. Одним прыжком вожаки сонмов обезьян достигнут Ланки, и те два льва среди людей, словно солнце и луна, предстанут пред тобой, о царевна. Скоро ты увидишь во вратах Ланки подобного льву Рагхаву и Лакшмана с луком в руке. Скоро ты увидишь войско обезьян, наделенных силой львов и тигров, чьи зубы и острые когти служат оружием. Могучие, как вожаки слоновьего стада, они не замедлят явиться сюда.

Скороты услышишь рев вожаков обезьян на вершине горы Малая, который подобен раскатам грома. Скоро ты увидишь, как Рагхава, покорителя врагов, вернется из лесного изгнания, и вместе с тобой взойдет на трон Айодхьи. Эти благоприятные слова утешили дочь царя Митхилы, скорбящую в разлуке с тобой, и принесли мир ее душе.

Конец книги 5 Сундара канды http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14:

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.