WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«РАМАЯНА Seite 1 Книга 5 СУНДАРА КАНДА Глава 1 Полет Ханумана Чтобы найти Ситу, похищенную Раваной, Хануман, сокрушающий своих врагов, приготовился вступить на путь чаранов (1.327). Ему не терпелось ...»

-- [ Страница 2 ] --

несмотря на старость, он пытался убить Равану. Если бы Рагхава знал, где я, в тот же час своими пламенными стрелами он освободил бы мир от демонов. Он предал бы Ланку огню, иссушил океан и уничтожил могущественного Равану. Каждая семья демонов будет стонать, оплакивая своих погибших мужей и отцов, как я сейчас и даже больше, и Рама вместе с Лакшманой будут ходить по городу, смело глядя в лица врагов, постоянно посягавших на его жизнь, и убивая демонов. Все улицы Ланки будут в дыму погребальных костров, в небе будут кружить коршуны, она превратится в склеп! Скоро он отомстит за меня! Тебе это дорого обойдется, я вижу на Ланке много неблагоприятных предзнаменований, скоро она утратит своё сиянье. Когда повелитель демонов, злобный Равана будет убит, Ланка, ныне процветающая и счастливая, будет похожа на вдову. Несомненно, скоро из каждого дома я услышу скорбный плач дочерей демонов. Погруженная во тьму и лишившаяся былой славы Ланка погибнет, доблестные демоны, защищающие ее падут под стрелами Рамы, когда этот герой с красноватыми в уголках глазами узнает, что я томлюсь в плену в обители демонов. Приближается срок, когда жестокий злобный Равана решил убить меня. Лишь низкие демоны пренебрегают запретами. Это беззаконие повлечет за собой ужасное бедствие;

демоны, питающиеся плотью, попирают добродетель. Несомненно, этот демон приготовит меня себе на завтрак;

я беспомощна, что мне делать без моего возлюбленного? Вдали от моего господина, разбитая горем, не видя Раму с красноватыми в уголках глазами, я скорее увижу бога Ваивасвату! Старший брат Бхараты не знает, что я ещё жива, вместе с Лакшманой он разыскивает меня по всей земле. Наверняка под натиском моих врагов этот воин, старший брат Лакшманы, покинул тело и удалился на небеса. Счастливы боги, гандхарвы, сиддхи и великие риши, которые могут видеть героического Раму. Возможно, прозорливый и царственный мудрец Рама погрузился в размышления об Абсолюте и не нуждается более в супруге, рядом с которой он чувствовал вдохновение и радость, но, расставшись, забыл. Может, я совершила ошибку и потеряла право на счастье, я, прекрасная Сита, разлучившаяся со знаменитым Рамой. В разлуке с благородным Рамой, великим героем бессмертных подвигов, сокрушающим своих врагов, смерть для меня желанней жизни! Возможно два брата, повелители людей, с оружием в руках, питающиеся кореньями и лесными фруктами, живут в лесу или погибли из-за вероломства злобного Раваны, последнего из демонов. Если это так, то всем сердцем я призываю смерть, в своем горе я имею на это право. Благословенны великодушные просветленные аскеты, обуздавшие чувства, потому что они ничего не жаждут и ни к чему не испытывают отвращения, потому что любовь и ненависть не приносит им ни радости, ни боли. Они свободны! Да будут славны эти великие души!

Покинутая возлюбленным Рамой, постигшим науку о душе, оказавшись в руках злобного Раваны, я расстанусь с жизнью!

Глава Сон Триджаты Слова Ситы привели демониц в великую ярость, и некоторые побежали передать их Раване, подлому созданью. Отвратительные чудовища, как прежде, угрожающе надвинулись на Ситу:

- О презренная Сита, сегодня демоны, которым ты пророчишь гибель, с удовольствием полакомятся твоим мясом! Видя, как мерзкие демоницы издеваются над Ситой, престарелая Триджата благоразумно сказала им:

- Негодяи, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite сожрите меня, но не прикасайтесь к Сите, дочери Джанаки, любимой снохе царя Дашаратхи. Прошлой ночью я видела ужасный сон, от которого волосы у меня встали дыбом. Он предрекает гибель демонов и победу супруга этой женщины. Разъяренные демоницы в ужасе потребовали, чтобы Триджата объяснилась. - Расскажи, что это был за сон, что ты видела прошлой ночью? - Я увидела небесную колесницу из слоновой кости, начала рассказывать Триджата сон, который пришел к ней на рассвете, - запряженную сотней лебедей, которая летела по небу, неся Рагхаву и Лакшману, облаченных в сверкающие одежды и гирлянды. Я увидела Ситу в белом, стоящую на белой, как снег, горе посреди моря;

она встретилась с Рамой, как свет - с солнцем. Я вновь увидела Рагхаву, который также как и Лакшмана, сидел на могучем слоне с четырьмя бивнями, похожем на холм. Эти ослепительно сияющие львы среди героев приблизились к Джанаки в сверкающих одеждах, украшенной гирляндами. Она взошла на спину слона ее господина, который появился в небе у вершины той горы! Потом лотосоокая дева выскользнула из объятий своего супруга и поднялась в небо, и я увидела, как она вытирает своей рукой солнце и луну. Возвышаясь на великолепных слонах, двое царевичей вместе с большеглазой Ситой покинули Ланку. И снова во сне я увидела Раму в сверкающих одеждах и гирляндах, сопровождаемого Лакшманой в колеснице, запряженной восьмью белыми буйволами. Я увидела добродетельного Раму, героя среди людей, который вместе с братом Лакшманой и Ситой поднялся на небесную цветочную колесницу, сияющую, как солнце, и отправился на север. Затем я увидела Равану, лежащего на земле и покрытого маслом, обритого, в красных одеждах, с гирляндой из цветов олеандра, пьяного и всё ещё пьющего. Я увидела, как он упал с цветочной колесницы Пушпака на землю, обритого, в черных одеждах женщины таскали его из стороны в сторону. Потом я увидела его сидящим в колеснице, запряженной ослами, в красных одеждах. Тело его было в грязных пятнах, словно он залпом выпил сезамовое масло. Он смеялся и танцевал, ум у него помутился, чувства притупились, он стремительно мчался на юг. Я увидела Равану, повелителя демонов, разбитого страхом, который упал на землю головой вперед, а потом неожиданно подпрыгнул от ужаса.

Раздетый, словно безумец, шатающийся от выпитого вина, он не в силах был вымолвить ни слова, и всё же что-то постоянно бормотал. От него исходило смердящее зловоние и грязь, он казался олицетворением ада. Направляясь на юг, он вошел в озеро, в котором высохла даже глина, и темная женщина в красном, обмазанная глиной, накинула Дашагриве на шею веревку и потащила его в обитель смерти. Я увидела могущественного Кумбхакарну и всех сыновей Раваны с обритыми головами, испачканными маслом.

Дашагрива был верхом на борове, Индраджит - на морской свинье, а Кумбхакарна - на верблюде;

только Вибхишана явился мне стоящим в небесах, под белым пологом, окруженный четырьмя министрами. Множество демонов в красных гирляндах и одеждах шли друг за другом, играя на струнных инструментах, танцуя и выпивая. Я увидела прекрасный город Ланку, полный слонов, колесниц и коней. Разбитые ворота и арки падали в море. В объятой пламенем Ланке демоницы хохотали и творили ужасные бедствия, залпом заглатывая масло. Я увидела Кумбхакарну и всех остальных темных, как тучи, демонов в ярко красных одеждах, которые вниз головой летели в выгребную яму.

Уходите подальше, потому что Рагхава скоро встретится с Ситой и в страшном гневе истребит всех вас вместе с остальными демонами. Если вы будете угрожать и мучить любимую, почтенную супруга Рамы, которая ради него последовала в лес, Рагхава не стерпит подобного оскорбления. Поэтому довольно отвратительных угроз, лучше попытайтесь утешить ее и молите о прощении;

вы можете лишь попытаться убедить Ваидехи. Несчастная, о которой я видела столь значительный сон, скоро освободится от страданий и снова встретится со своим возлюбленным и знаменитым господином. Даже после произнесенных угроз, давайте оставим грубости и попросим у нее прощения.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Поистине, страшное бедствие грозит демонам со стороны Рагхавы. Припав к ее стопам, постарайтесь умилостивить Маитхили, дочь Джанаки, которая может спасти вас от величайших страданий. Кроме того, я не вижу в этой большеглазой деве ни единого недостатка, красота ее не имеет малейшего изъяна. Я думаю, несчастье, постигшее эту богиню, не достойную испытывать превратности судьбы, не более тени.

Я предвижу, что очень скоро исполнятся все желания Ваидехи, повелитель демонов погибнет, а Рагхава обретет победу. Узрите признаки великой радости, скрываемые этой девой! Ее левый глаз, огромный, как лепесток лотоса, подергивается безо всякой видимой причины, левая рука добродетельной дочери Видехи слегка дрожит, а ее левое бедро, напоминающее хобот слона, трепещет, словно сам Рагхава стоит перед ней;

крылатые твари, вьющие гнезда на ветвях деревьев над ее головой, поют свои песни, словно предрекают грядущий благословенный час. Сита, скромная юная женщина, восхищенная скорой победой ее супруга, сказала демоницам:

- Если эти предсказания сбудутся, я защищу вас.

Глава Скорбь Ситы Вспоминая страшные слова Раваны, повелителя демонов, несчастная Сита дрожала, словно слониха, на которую напал лев на краю леса. Напуганная Раваной и окруженная демоницами, робкая дева дала волю своему горю, девушка, брошенная в лесу. Она думала: "Мудрецы правы, говоря, что смерть не приходит раньше назначенного судьбой срока, если я, никчемное созданье, всё ещё живу после всех оскорблений. Чуждое счастью и полное страданий, сердце мое должно быть стало каменным, если сегодня не разорвалось на сотню кусков, подобно гребню горы, в который ударила молния. Кроме того, я не виновата в этом - страшный демон может убить меня, но я не могу отдать ему свою любовь, как брахман не может передать наставления Вед низкорожденному. Если повелитель миров не явится в должный срок, злобный царь демонов разрубит меня на куски своим острым оружием, словно доктор, извлекающий из чрева женщины мертвого ребенка. Два месяца пролетят очень быстро, ия, несчастное созданье, окажусь на пороге смерти, подобно вору, провинившемуся перед своим государем, связанному и наутро приговоренному к казни. О Рама, о Лакшмана, о Сумитра! О мать Рамы! О мои матери! Я умираю от горя, подобно тонущему кораблю, разбитому штормом. Наверное, два доблестных царевича пали под ударами того созданья в облике золотого оленя, словно тур или лев от удара молнии. Несомненно, это сама судьба в облике оленя обманула меня, несчастную, и я по глупости послала двух царевичей Раму и Лакшману поймать ее.

Увы! О Рама, ты верен своим обетам, у тебя длинные руки! О повелитель, чей лик сияет, как полная луна! О жизнь моя, ты благожелатель и друг всего живого, но ты не знаешь, что демоны грозят мне верной смертью. У меня нет иного покровителя, кто тебя;

мое терпение, ночи на голой земле, верность долгу, преданность мужу - всё это оказалось напрасным, словно служение, оказанное недостойному. Напрасно я исполняла свой долг и была предана тебе одному, раз я не вижу тебя;

вдали от тебя я теряю последние силы, бледнею и слабею, у меня не осталось искры надежды когда-нибудь увидеть тебя.

Мужественно исполнив заветы отца, оставшись верным своему обету, ты вернешься из леса и будешь мирно развлекаться с большеглазыми дева. О Рама, я познала вкус любви к тебе, и на свою погибель всем сердцем привязалась к тебе;

совершая аскезы и следуя данным обетам, я на краю смерти, о горе мне, о как я несчастна! Я бы с радостью выпила яд или пронзила себя острым мечом, но никто не принесет мне их в этом городе демонов.

В глубокой печали, предаваясь долгим измышлениям, Сита сняла с волос шелковый шнурок и сказала:

- Я повешусь на этом шнурке и уйду в обитель смерти! Прекрасная Сита, каждое движение которой было исполнено изящества, крепко ухватилась за ветку дерева, под которым стояла, и погрузилась о мысли о Раме, Лакшмане и своих http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite родственниках;

неожиданно она заметила множество благоприятных признаков, сулящих грядущую удачу, к ней стало возвращаться мужество и печаль рассеялась.

Глава Сита видит благоприятные предзнаменования Безупречная прекрасная царевна, чуждая радости и охваченная волнением, увидела со всех сторон благоприятные предзнаменования, которые напоминали желанных слуг богатого человека. Левый глаз прекрасной девы с темным зрачком стал подергиваться, словно лотос, потревоженный рыбой. Ее округлая рука, как прежде окропленная сандалом и алоэ, которая служила ее повелителю подушкой, задрожала. Левое бедро, напоминающее хобот слона, судорожно подергивалось, предрекая, что скоро она увидит Раму. Золотистое сари большеглазой Маитхили, зубы которой напоминали зерна граната, ныне покрытое грязью, соскользнуло с ее прекрасных плеч. Успокоенная этими и другими предвестниками счастливого исхода событий, Сита, словно растение, высохшее на ветру под солнцем и вновь ожившее под запоздалым дождем, испытывала величайшую радость. Ее лицо, алые, как плод бимба, губы, прекрасные глаза с изогнутыми ресницами и красивые ровные зубы расцвели прежней красотой, как луна, появившаяся из пасти Раху. Ее печаль и усталость развеялись, лихорадочное возбуждение стихло, горе исчезло, а сердце преисполнилось радости. Благородная дева казалась прекрасной, как прибывающая луна, озаряющая землю прохладными лучами.

Глава Размышления Ханумана Доблестный Хануман, слышавший все, о чем говорили Сита, Триджата и демоницы, пристально наблюдал за знаменитой девой, которая напоминала небожительницу из садов Нандана, и множество мыслей проносилось в его голове. "Я вижу ту, что по всему миру ищут тысячи и миллионы обезьян, - думал он, - и я нашел ее! Действуя как опытный разведчик в стане врага, я проник в город и узнал всё о могуществе Раваны, возможностях демонов и их столицы. Я должен утешить супругу безгранично славного царевича, сострадательного ко всему живому, которая томится в разлуке со своим господином. Я должен придать уверенность этой деве, чье лицо напоминает полную луну. Никогда прежде не ведавшая страданий, сейчас она не видит конца своим бедам.

Если я вернусь, не утешив эту добродетельную деву, охваченную горем, путешествие мое будет напрасным. Воистину, я отправлюсь обратно, а знаменитая царевна Джанаки, утратив всякую надежду, расстанется с жизнью, и длиннорукий герой, с лицом сияющим, как полная луна, жаждущий увидеть Ситу, будет безутешен. Говорить с нею в присутствии демониц невозможно, что же мне делать? Я оказался в затруднительном положении. Если я не скажу ей несколько слов в утешение накануне ночи, она наверняка расстанется с жизнью, и если Рама спросит меня: "Что говорит Сита с тонким станом?" что я отвечу ему, если не говорил с ней? Если я вернусь, не исполнив поручения к Сите, Какутстха уничтожит меня своим гневным взглядом, и тогда мой повелитель Сугрива не станет помогать Раме, возглавив свою огромную армию. При первой же возможности я постараюсь утешить измученную деву. Но я такой маленький и ещё обезьяна, а если я заговорю человеческим голосом, на санскрите, как это делают мудрецы, Сита примет меня за Равану и придет в ужас! Однако я непременно должен говорить по- человечески, а иначе как я могу поддержать безупречную деву? Джанаки, терзаемая демонами, испугается моего облика и речи. Знаменитая большеглазая Сита станет кричать, приняв меня за Равану изменчивого лика. На ее крик сбегутся полчища вооруженных демонов, словно сама смерть. Отвратительные и неукротимые, они со всех сторон набросятся на меня, пытаясь уничтожить или пленить. Увидев, как я прыгаю с ветки на ветку и забираюсь на верхушки самых высоких деревьев, они поднимут тревогу, и лес огласится их дикими воплями. Они призовут на помощь демонов, охраняющих царский дворец;

в http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite великом возбуждении, хватаясь за оружие - копья, дротики и мечи - они поспешат броситься в драку. Они окружат меня со всех сторон, и, убив сонмы этих демонов, я буду истощен и не смогу перелететь через океан, или же они, превосходя меня числом, возьмут меня в плен. И тогда все мои усилия не принесут этой деве желанного плода.

Или же из любви к злодеяниям они могут убить дочь Джанаки, и это полностью провалит великий замысел Рамы и Сугривы. Джанаки находится на неприступном, затерявшемся в море острове, который со всех сторон охраняют демоны;

к нему не подступишься. Если демоны убьют меня в бою или возьмут в плен, я не знаю кто из обезьян сможет преодолеть четыреста миль над морем. Если я истреблю тысячи демонов, я не в силах буду достичь другого берега великого океана. Вступать в сражение рискованно, и я не люблю попадать в сомнительные истории;

должен ли мудрый человек рисковать во имя долга? Будет величайшей ошибкой, если я испугаю Ваидехи, обратившись к ней. Но если я вовсе этого не сделаю, она наверняка погибнет. Часто великие замыслы проваливаются из-за посланника, не сумевшего воспользоваться временем и обстоятельствами, словно тьма, разогнанная восходящим солнцем. В таких случаях, касается ли это выполнения задания или уклонения о него, даже самые широкомасштабные предприятия не знают успеха. Несомненно самонадеянный посланник может всё погубить! Как же тогда мне поступить, чтобы исполнить возложенную миссию? Как же мне выдержать это испытание? Как поступить, чтобы мой перелет через океан не оказался напрасным? Как убедить Ситу слушать меня, не вызвав страха в ее сердце?" Задавшись всеми этими вопросами, Хануман пришел к такому заключению: "Я поведаю о бессмертных подвигах Рамы, и тогда его дорогая супруга не испугается меня, поскольку она целиком поглощена мыслями о своем господине. Я нежным голосом буду произносить имя Рамы, покоряющего душу величайшего потомка Икшваку, в сладостных словах я прославлю его благочестие и славу, и Сита невольно станет слушать меня. Никак иначе мне не завоевать ее доверия". Могущественный Хануман, из-за скрывавших его ветвей глядя на супругу повелителя мира, искренне обратился к ней, и голос его звучал мягко и мелодично.

Глава Хануман прославляет Раму Всё тщательно обдумав, разумный Хануман стал лить в уши Ваидехи сладостный нектар прославлений Рамы:

- Жил на свете царь по имени Дашаратха, владевший колесницами, конями и слонами. Преданный богу и знаменитый, он был славой рода Икшваку. Чуждый злу, возвышенный и сострадательный, он был истинным героем в своей династии, преумножившим ее славу и процветание. Отмеченный всеми символами власти, величественный, это лев среди царей, известный во всех частях света, более всего любил проливать милость на своих подданных, делая их счастливыми. Его любимого старшего сына с сияющим как полная луна ликом, звали Рама. Самый искусный из лучников, он отличался необычайно сильным разумом. Верный своим обетам, защитник людей, покровитель всего живого, опора справедливости, он всегда побеждал своих врагов. По повелению своего престарелого отца, слово которого было для него законом, этот герой, сопровождаемый супругом и младшим братом, изгнанником удалился в лес. В бескрайнем диком лесу он убил множество доблестных демонов изменчивого лика. Когда Равана узнал, что Рама разорил Джанастхан и убил Кхару и Душану, он пришел в ярость и похитил Джанаки, с помощью Маричи в облике золотого оленя, заманив ее господина далеко в самую чащу леса. Повсюду разыскивая божественную и безупречную Ситу, Рама подружился в лесу с обезьяной Сугривой.

Разрушающий вражеские города доблестный сын Дашаратхи, сразил Бали, царя обезьян, и даровал трон великодушному Сугриве. Послушные воле своего государя, тысячи обезьян изменчивого лика отправились на поиски богини во все стороны света. Я, один http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite из них, по совету Сампати преодолел четыреста миль над океаном ради этой большеглазой красавицы. Благодаря Раме, который описал мне ее изящество, миловидность и другие удивительные черты, я наконец сумел найти ее. Пропев последнюю фразу, тур среди обезьян замолчал. Джанаки с величайшим изумлением слушала речь Ханумана и, откинув прекрасные спутанные волосы, скрывавшие ее лицо, она взглянула на дерево шингшапа. С немым вопросом в глазах Сита озиралась по сторонам, чувствуя, как величайшая радость переполняет всю ее душу при воспоминаниях о Раме. Наконец она подняла голову и увидела сына Ваты, подобного восходящему солнцу, необыкновенно мудрого советника царя обезьян.

Глава Сита видит Ханумана Среди густых ветвей шингшапа, присев на корточки, пряталась обезьяна. Сладостные прославления Рамы исходили из уст этого удивительного создания в белых одеждах, напоминавшего вспышку молнии, яркого, как соцветие ашоки или золото, очищенное в тигле. Сита увидела обезьяну и сильно разволновалась.

Смирение лучшего среди обезьян изумило Маитхили и она подумала: "Ах! Какая ужасная обезьяна, неприятная и отвратительная на вид!" Мысль эта преумножила ее страх, и она снова впала в отчаянье и скорбь. "О Рама, о Рама, о Лакшман!" - кричала в ужасе прекрасная Сита, и голос ее звучал всё слабее и слабее, пока наконец она не осмелилась ещё раз взглянуть на удивительную обезьяну, которая почтительно склонилась перед ней. Маитхили подумала: "Должно быть, это сон!" Вглядываясь в покрытое шрамами лицо Ханумана, прославленного сына ветра, величайшего из мудрецов, Сита потеряла сознание, казалось жизнь покинула ее. Медленно придя в себя, она подумала: "Писания запрещают смотреть на обезьяну, это неблагоприятный сон! Всё ли благополучно с Рамой, сопровождаемым Лакшманом и моим отцом Джанакой? Может это был не сон, потому что со дня настигшего меня горя и несчастья я ещё не смыкала глаз. Вдали от Рамы, чей лик прекрасен, как полная луна, радость неведома мне.

Постоянно думая и взывая к Раме, я воображаю, слышу и вижу только то, что связано с ним. Терзаемая любовью, я всем сердцем стремлюсь к нему, поглощенная воспоминаниями о нем, я вижу и слышу его одного. Это мираж? Это тревожит меня и смущает. Мне кажется, это не более чем моя фантазия, но тем не менее я вижу его. Плод воображения не имеет формы, но этого нельзя сказать о том, кто обратился ко мне. Да прославится Вачаспати с молнией в руках, сопровождаемый богами! Да прославится Сваямбху и боги, принимающие жертвенные дары! Пусть они благословят создание, обратившееся ко мне, и оно станет реальным!" Глава Хануман беседует с царевной Ситой Спрыгнув с дерева, Хануман с лицом цвета коралла смиренно приблизился к Сите.

Сложив ладони, могущественный сын ветра, мягко обратился к ней:

- Кто ты, о дева, с большими, как лепестки лотоса глазами, в запятнанных шелковых одеждах? Почему ты стоишь, опираясь на ветвь дерева? О безупречная, почему слезы страдания катятся из твоих глаз, напоминающих лотосы, словно струя воды из разбитого кувшина? О прекрасная, кто ты среди небожителей, демонов, нагов, гандхарвов, ракшей, якшей и киннеров? Или ты дочь Рудр, богов ветра, или Васу, о дева изысканной красоты? Мне кажется, ты божественного происхождения. Ты Рохини, самая яркая из звезд, которая, разлучившись с луной, упала из обители бессмертных? Или ты прекрасная темноокая Арундхати, в гневе ли гордыне убежавшая от своего повелителя Шри Васиштхи, чей уход из этого мира ты оплакиваешь, о дева с тонким станом, - сына, отца, брата или мужа?

Обливаясь слезами, глубоко вздыхая, ты лежишь на земле, снова и снова ты взывая к имени царя, и мне кажется, что ты не богиня. Судя по знакам, которыми отмечено твое http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite тело, я думаю, ты дочь или супруга монарха. Не ты ли Сита, безжалостно похищенная Раваной из Джанастхана? Счастья тебе! Твое жалкое положение, непревзойденная красота и одежды аскета наводят меня на мысль, что ты - супруга Рамы. Слова Ханумана, который стоял под деревом, и звук имени Рамы радостно взволновали Ваидехи, и она отвечала ему:

- Я сноха Дашаратхи, познавшего истину, величайшего повелителя мира, повергающего во прах вражеские армии. Я дочь царя Джанаки, великодушного правителя Видехи. Мое имя Сита. Я супруга необычайно разумного и мудрого Рамы.

Двенадцать лет я прожила во дворце Рагхавы, вкушая все земные радости, исполняя все свои желания. На тринадцатый год царь с согласия своих министров решил возвести Раму, радость династии Икшваку, на трон. Пока они готовились провозгласить Раму законным наследником престола, царица Кайкеи обратилась к своему повелителю: "Я откажусь от еды и питья, которые приносят мне каждый день и расстанусь с жизнью, если Рама взойдет на трон. Исполни два благословения, которые ты некогда даровал мне и изгони Рагхаву в лес!" Царь, верный своему слову, вспомнил о двух обещаниях, которые он дал царице. Ее жестокие слова повергли его в величайшее горе. Престарелый монарх, твёрдый в своих обетах, со слезами на глазах стал молить старшего сына отречься от трона. Знаменитый царевич, для которого слова отца были дороже трона, в душе согласился с ним и пообещал повиноваться. Рама, всегда бескорыстно раздающий дары, правдивый и не изрекающий лжи даже во имя спасения собственной жизни, наделен несгибаемым мужеством, сняв с себя роскошные одежды, славный Рама всем сердцем отрекся от царства, а меня передал заботам своей матери. Но я облачилась в одежды аскета и тут же собралась сопровождать его в лес, потому что в разлуке с ним я не в силах жить даже в раю. Тогда удачливый Саумитри, радость своих друзей надел древесную кору и взял траву куша, готовый следовать за своим старшим братом. Почитая волю нашего государя, верные своим обетам, мы вошли в темный неведомый лес. Пока лучезарный Рама жил в лесу Дандака, демон Равана, превратной души, похитил меня, его супругу. Он назначил мне срок, и теперь мне осталось жить лишь два месяца.

Глава Сомнения Ситы Пытаясь успокоить Ситу, разбитую горем, Хануман, лучший из обезьян, сказал:

- О божественная Ваидехи, я посланник Рамы, прибывший сюда по его указу;

Рама в безопасности и спрашивает о твоем благополучии. Сын Дашаратхи, постигший Веду, владеющий брахмастрой, наделенный безграничными познаниями, приветствует тебя, о царица! Великолепный Лакшман, могущественный и заботливый спутник твоего повелителя, снедаемый беспокойством, склоняется перед тобой, желая тебе блага. Сита трепетала от радости, услышав добрые вести о двух блистательных царевичах и сказала Хануману:

- Воистину, мудрые говорят, что счастье приходит к человеку даже по истечении ста лет.

Сита с Хануманом продолжали радостно беседовать в полном доверии друг к другу.

Услышав изреченную Ситой мудрость, Хануман, сын Маруты, подсел поближе к ней, охваченной горем, и лишь он сделал это, сердце ее охватила тревога и она подумала:

"Увы! Зачем я стала беседовать с ним? Это Равана в другом обличье!" Маитхили выпустила из рук ветвь ашоки и измученная страданиями, опустилась на землю.

Длиннорукий Хануман поклонился дочери Джанаки, преисполненной ужаса, которая не смела поднять на него глаз. Увидев его смиренный поклон, луноликая Сита глубоко вздохнула и мягко сказала:

- Если ты Равана, вероломно изменивший свой лик, чтобы причинить мне ещё большую боль, то это подло. Это ты, о ночной разбойник, монахом представший предо мной в Джанастхане и сокрывший свой истинный ужасный лик. Не следует тебе издеваться надо мной, разбитой горем и измученной постом, о Равана. И всё же похоже ты - не он, которого я так боюсь, потому что сердце мое радуется, глядя на http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite тебя. Если ты на самом деле посланник Рамы, то всех благ тебе! Приветствую тебя, о лучший среди обезьян, как сладостно мне было услышать о Раме! Прославь добродетели Рамы, о добрая обезьяна, и порадуй мне душу, как река, размывающая свои берега.

Какой чудесный сон принес мне, похищенной и истомленной долгим заточением, этот житель лесов! Если бы мне ещё раз увидеть доблестного Рагхаву с Лакшманой, но даже сон лишает меня этой радости. Сон ли это? Увидеть обезьяну во сне - не сулит блага, но я так счастлива сейчас! Может быть у меня помутился рассудок, или это мираж из-за долгого изнурительного поста? Но нет, это невозможно, потому что я полностью владею собой и вижу эту обезьяну ясно, как день. Эти мысли, преследуемые Ситу разделяли и окружавшие ее демоницы изменчивого лика, принявшие Ханумана за своего повелителя.

Придя к такому заключению, стройная дочь Джанаки перестала говорить с обезьянами, но Хануман, разгадав ее мысли, утешил ее сладостными словами, возрождая радость в ее сердце:

- Лучезарный, как солнце и луна, любимый всеми, этот повелитель мира щедр, как Кувера. Доблестью он подобен славному Вишну, приятными и правдивыми речами Вачаспати, красотой, славой и удачливостью - богу любви. Справедливо воздающий за злодеяния, он лучший в мире воин на колеснице. Героя, у которого нашел прибежище весь мир, великодушного Рагхаву, Марича в облике оленя заманил в лес подальше от хижины, что позволило Раване похитить тебя. Скоро этот могущественный герой, гневно выпуская свои острые, как жало змеи, стрелы, уничтожит Равану в сражении. Он послал меня к тебе с этими вестями. Страдая в разлуке с тобой, он спрашивает, всё ли у тебя благополучно. И сияющий Лакшман, радость Сумитры, также приветствует тебя.

Повелитель бесчисленных обезьян по имени Сугрива, друг Рамы, выражает почтенье тебе;

Рама, Лакшман и Сугрива постоянно думают о тебе;

оказавшись в руках демонов, к счастью, ты ещё жива, о Ваидехи. Рано или поздно ты увидишь Раму и Лакшмана на колеснице вместе с безгранично доблестным Сугривой. Я - министр Сугривы, обезьяна Хануман. Я проник в город Ланку, преодолев океан, тем самым поправ голову порочного Раваны. Проявив мужество, я пришел сюда увидеть тебя, я не тот за кого ты меня принимаешь. Отбрось сомненья и поверь моему слову.

Глава Хануман раскрывает себя Сите С удовольствием слушая слова Ханумана о Раме, Ваидехи мягко спросила:

- Где ты встретился с Рамой и как познакомился с Лакшманом? Как люди и обезьяны заключили союз меж собою? О обезьяна, ещё раз опиши замечательные качества Рамы и Лакшмана и развей мою печаль. Поведай мне о добродетели Рамы, о том как он выглядит, какие у него руки и бедра, а также о Лакшмане. В ответ на просьбу Ваидехи, Хануман, рожденный Марутой, стал подробно описывать Раму:

- К счастью, ты узнала во мне посланца Рамы, о Ваидехи с большими, как лепестки лотоса глазами, и теперь просишь описать облик и качество своего повелителя и его млад шего брата Лакшмана. О большеглазая дева, слушай же, я поведаю тебе о царственных чертах, которые я увидел в Раме и Лакшмане. О дочь Джанаки, глаза Рамы напоминают лепестки лотоса, а лик сияет, как луна. Он наделен необычайной красотой и добродетелью. Сияньем он подобен солнцу, терпением - земле, мудростью - Брихаспати, а славой - Васаве. Он защитник всего живого, оплот своего рода, страж закона и традиций, сокрушитель своих врагов. О прекрасная, Рама - хранитель людей и четырех каст, он установил истинный социальный порядок;

ему поклоняются все, как солнцу;

он верен обетам благочестия, знает благоприятный час почитания святых и путь праведности. С рождения пользующийся царскими привилегиями, слуга брахманов, образованный, благородный, смиренный, он повергает во прах своих врагов. Сведущий в Яджур-веде, почитаемый искушенными знатоками Вед, это искусный стрелок, познавший Веды и Веданги. Широкоплечий, длиннорукий, мускулистый, с красноватыми в уголках глазами и шеей, по форме http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite напоминающей раковину, он очень красив. Таков Рама, прославленный среди людей. Его глубокий голос напоминает удары литавр, кожа гладкая, бедра, пальцы и запястья крепкие, а руки и брови длинные;

у него красивой формы глубокие пупок, живот и грудь.

Уголки его глаз, ногти, ладони и стопы красноватые, а голос и походка выдают в нем безграничное мужество;

на шее и на животе у него по три складки кожи;

линии на подошвах и груди глубокие;

у него мускулистые шея, спина и бедра;

волосы собраны и тремя кольцами уложены на голове;

большие пальцы рук у основания отмечены четырьмя линиями, кото рые свидетельствуют о глубоком знании Вед;

четыре линии на лбу говорят о долголетии;

он четырех локтей ростом. У него округлые руки, бедра и щеки, пропорциональные запястья, колени, бедра, руки и ноги;

четыре передних зуба отмечены благоприятными знаками. Иногда своей походкой он напоминает льва, тигра, слона или буйвола;

у него чарующие уста, красивый нос и прохладная нежная кожа;

блестящие волосы, глаза, зубы, кожа и стопы;

изящные руки бедра и ноги, маленькие пальцы;

его лицо, глаза, уста, язык, грудь, ногти и стопы напоминают лотосы;

у него большой лоб, шея, руки, пупок, стопы, спина и уши. Изящество, слава и сиянье украшают его;

у него безупречная родословная по отцу и по матери;

подмышки, живот, грудь, нос, плечи и лоб высокие;

пальцы, волосы, ногти, кожа, зрение и разум ясные и острые.

Рагхава черпает радость во всем, что справедливо и истинно, он полон сил и всегда знает как поступить в любых обстоятельствах;

он благожелателен ко всем. Безгранично прославленный Лакшмана, младший брат Рагхавы и сын Сумитры, второй среди цариц, также как и брат красив, предан и добродетелен. У него золотистый цвет кожи, тогда как у Рамы темноватый, словно грозовое облако. Эти два тигра среди людей всем сердцем жаждут увидеть тебя снова. В поисках тебя они обошли всю землю и в лесу повстречались с нами. У подножья горы Ришьямука, поросшей деревьями, они увидели царя обезьян, изгнанного старшим братом. Мы были слугами прекрасного Сугривы, повелителя обезьян, который, увидев двух героев, одетых в древесную кору, с великолепными луками в руках, в ужасе убежал на вершину горы. Затем он послал меня поскорее встретиться с ними, и я, покорный его воле, со сложенными ладонями приблизился к двум царевичам, львам среди людей. Два героя были довольны нашим знакомством, и я, посадив их себе на плечи, перенес их на вершину горы к великодушному Сугриве. Я рассказал всё Сугриве, они стали беседовать. Великая дружба стала связывать знаменитых повелителей людей и царя обезьян. Они утешили друг друга, поделившись своими бедами. Старший брат Лакшмана успокоил Сугриву, из-за любви к женщине изгнанного могущественным Бали. Потом Лакшмана поведал Сугриве о страданиях и потерях, обрушившихся на Раму, и царь обезьян, слушая его рассказ, помрачнел, как солнце в час затмения. Собрав все украшения, которые ты выбросила на землю, когда демон нес тебя по небу, обезьяны с радостью принесли их Раме, но где искать тебя, им было неведомо. Я собрал все твои украшения, которые со звоном упали на землю, и передал их Раме, который вне себя от горя, прижал их к груди. Горе огнем жгло божественно прекрасного сына Дашаратхи, Непрестанно вздыхая, он оплакивал свою потерю. Долгое время великодушный герой лежал, раздавленный несчастьем, и я, пытаясь утешить его, уговаривал подняться. Рама и Саумитри ещё раз взглянув на драгоценные украшения, вернули их Сугриве. В разлуке с тобой, о благородная дева, Рагхава страдает от горя подобно постоянно извергающему пламя вулкану. Бессонница, печаль и забота мучают великодушного Раму, подобно жертвенным кострам, испепеляющим храм. Боль разлуки с тобой терзает его, как сильное землетрясение раскалывает гору. О дочь царя, он бродит средь чарующих лесов, по берегам рек, у водопадов, но ничего не радует его. О дочь Джанаки, рано или поздно Рамачандра непременно уничтожит Равану со всеми его друзьями и родственниками, скоро этот величайший герой освободит тебя. При таких обстоятельствах Рама и Сугрива заключили http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite дружественный союз, чтобы обдержать победу над Бали и разыскать тебя. Вернувшись в Кишкиндху вместе с двумя героическими царевичами, повелитель обезьян убил Бали в сражении, и Рама провозгласил Сугриву царем всех обезьян и медведей. Я поведал тебе о союзе Рамы и Сугривы, о богиня, а я, Хануман, - их представитель. Отвоевав своё царство, Сугрива собрал всех великих могущественных обезьян и разослал их по всей земле в поисках тебя. Послушные воле своего царя Сугривы, могущественные обезьяны обошли всю землю. В страхе перед Сугривой они исследовали все горы, реки и леса;

ия один из них. Знаменитый сын Бали по имени Ангада возглавил третью группу поиска.

Много дней и ночей провели мы в глубокой печали, потеряв дорогу на величайшей горе Виндхе. Срок, отпущенный нам Сугривой давно прошел, мы были в отчаянии, не в силах исполнить порученного дела. Страшась повелителя обезьян, мы решили расстаться с жизнью. Мы обошли все горы и неприступные скалы, реки и водопады, но нигде не найдя твоего следа, мы стали готовиться к смерти. На вершине горы мы приготовились начать свой последний пост. Преисполненный горя Ангада, непрестанно сокрушался, размышляя о твоем похищении, о Ваидехи, о гибели Бали, о нашем намерении умереть голодной смертью и о подвиге Джатаю. Пока мы постились в ожидании смерти, потеряв всякую надежду исполнить волю твоего господина, удача улыбнулась нам, и перед нами появился брат Джатаю, могучий коршун по имени Сампати. Услышав о смерти брата, он гневно закричал: "Кто убил моего младшего брата, где этот негодяй? Я жажду услышать это, о славные обезьяны!" Ангада подробно рассказал ему, как ужасный демон убил из-за тебя Джатаю в Джанастхане. Сокрушаясь о смерти Джатаю, сын Аруны поведал, что ты находишься в обители Раваны, о прелестная дева! Слова Сампати вернули нас к жизни, радость наша была беспредельной. В след за ним мы покинули гору Виндхья и пришли на берег океана. Сильнейшее волнение вновь охватило обезьян, искренне жаждавших найти тебя, когда они увидели открытое море. Но я сумел развеять печаль растерянной армии обезьян. От их страха не осталось и следа, когда я одним прыжком преодолел четыреста миль над морем и ночью вступил на Ланку, обитель демонов. Здесь я увидел Равану и тебя, преисполненную горем, о безупречная дева! Я рассказал тебе все, о богиня, теперь настал твой черед говорить! Я посланник сына Дашаратхи и пришел к тебе во исполнение воли Рамы. Знай, что я министр Сугривы, сын бога ветра! С твоим повелителем Какутстхой, величайшим среди героев, носящих оружие, всё благополучно, также как и с Лакшманой, чье тело отмечено благоприятными знаками. Младший брат Рагхавы оказывает почтение старшим и заботится о благе своего повелителя. Я пришел сюда по приказу Сугривы, и совершил это путешествие один. Изменив свой облик, я исследовал южные земли. Всем сердцем желая найти тебя, я искал тебя повсюду. С вестями о тебе я по милости бога смогу развеять печаль сонмов обезьян, скорбящих о тебе;

мой перелет через океан не будет напрасным. Я завоюю славу, найдя тебя, о богиня, и могущественный Рагхава немедля встретится с тобой, убив Равану, царя демонов, его сыновей и родственников. На горе Мальяват, самой высокой среди гор, о Ваидехи, живет мой отец Кесарин. Послушный воле божественных мудрецов, однажды он удалился в Гокарну, принадлежавшую повелителю рек, и в том божественном месте убил демона Самвасадану. Меня родила супруга Кесарина, о Маитхили, имя мое Хануман. Весь мир знает о моих подвигах. Чтобы вызвать у тебя доверие, я описал тебе добродетели твоего господина. Рано или поздно, о богиня, Рагхава непременно заберет тебя отсюда.

Речи Ханумана вполне убедили Ситу. Лицо ее засияло от радости, она узнала в Ханумане посланца Рамы и позволила, чтобы слезы потоком покатились из ее глаз с густыми темными ресницами. Нежное лицо большеглазой девы с красноватыми глазами сияло, как луна, освободившаяся из плена Раху. Поверив, что обезьяна, которую она видит, - вовсе не сон, она подумала: "Разве могло быть иначе?" Хануман снова обратился к прекрасной деве:

- Я рассказал тебе все, чтобы ты поверила мне, о Маитхили! Что я ещё могу сделать http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite для тебя, чем порадовать тебя, прежде чем я покину Ланку? Я родился у Ваю, о Маитхили, когда в битве с могущественными обезьянами, состоявшейся по воле небесных мудрецов, погиб демон Самвасадана;

и хотя я обезьяна, я не уступаю ему в доблести!

Глава Сита расспрашивает Ханумана Могущественный сын Паваны, Хануман, желая укрепить доверие Ситы, вновь обратился к ней с уверениями:

- О удачливая царевна, я, обезьяна, посланец дальновидного Рамы;

взгляни на это драгоценное кольцо, на котором выгравировано твое имя! О богиня, его дал мне великодушный герой, чтобы ты поверила моим словам.

Мужайся, пусть удача сопутствует тебе! Близок конец твоим страданиям! Джанаки, взяв драгоценное кольцо, украшавшее руку ее повелителя, преисполнилась радости, словно увидела его самого. Ее нежное лицо с большими глазами сияло, словно луна, вырвавшаяся из плена Раху. Зардевшись от счастья, она с благодарностью посмотрела на великую обезьяну и сказала:

- О лучший среди обезьян, мужественный, доблестный и ловкий, ты один проник в этот город Раваны. С замечательным упорством ты преодолел четыреста миль над океаном, обителью громадных чудовищ, словно это лужица размером с телячье копытце. Ты необычная обезьяна, о лев среди лесного народа, потому что не трепещешь от страха и не благоговеешь перед Раваной. О лучший среди обезьян, ты достоин общения со мной, потому что Рама, познавший себя, избрал тебя своим посланником. Несомненно, непобедимый Рама послал тебя ко мне, прежде убедившись в твоей доблести. К счастью, с добродетельным и правдивым Рамой, так же как и со знаменитым Лакшманом, радостью Сумитры, все благополучно, но если Какутстха не ведает болезни, как он ещё не испепелил землю огнем своего гнева, который подобен огню в час уничтожения мира? Эти два героя способны укротить богов, однако они бездействуют;

поэтому, я думаю, страданиям моим нет конца! Неужели Рама не обеспокоен, неужели положение мое не терзает ему сердце? Собирается ли царский сын освободить меня? Печален ли он и озабочен? Не утратил ли он видения конечной цели? С прежней ли стойкостью и силой духа он исполняет свой долг? Я думаю, Шри Рама придерживается политики примирения и даров по отношению к союзникам и, жаждя победы, дарит подарки, наказывает и сеет семена раздора среди врагов. Выказывает ли он расположение к друзьям и пользуется ли их доверием? Скажи, союзники его пользуются доброй славой и почитают его? Пытается ли царский сын умилостивить богов, в молитвах ли черпает он своё могуществе и удачу? Не разлюбил ли меня Рама в разлуке со мной? Освободит ли он меня из этого опасного положения? Не сломила ли беда этого героя, привыкшего к радости и счастью, прежде не ведавшего горя? Получал ли он добрые вести о Каушалье, Сумитре и Бхарате? Или Рагхава, достойный почитания, сокрушается в горестной разлуке со мной? Думает ли он, как спасти меня? Может быть, Бхарата, преданный своему брату, пошлет за мной великую армию во главе с опытными генералами? О славная обезьяна, собирается ли удачливый царь Сугрива придти мне на помощь, ведя за собой сонмы доблестных обезьян, готовых пустить в ход свои острые зубы и когти? Героический Лакшмана, радость Сумирты, искусный воин, уничтожит демонов своими стрелами? Увижу ли я, как Рама оружием Рудры сразит Равану на поле битвы вместе с его друзьями и родственниками? Золотистый лик Рагхавы, благоухающий ароматом лотоса, не утратил сияния под бременем несчастья, подобно лотосу, выброшенному из воды на палящее солнце? Остается ли верен своей цели этот герой, во имя праведности без сожаления отрекшийся от трона и вместе со мной пешим удалившийся в лес? Ни к отцу, ни к матери, ни к кому бы то ни было не испытывал он такой любви, как ко мне. Я живу, лишь пока слышу о нем. В надежде услышать о возлюбленном господине, чарующая дева замолкла. Выслушав сладостные и исполненные глубокого смысла слова Ситы, безгранично доблестный Марути http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite почтительно сложил перед нею ладони и отвечал:

- О знаменитая царевна, лотосоокий Рама не знает, что ты здесь, и потому до сих пор не освободил тебя подобно Пурандаре, освободившему Сачи. Услышав от меня, где найти тебя, он не замедлит явиться сюда вместе со своей великой армией обезьян и медведей. Своими ужасными стрелами покорив бескрайний океан, обитель Варуны, Какутстха избавит город Ланку от всех демонов. Если сама смерть, боги или могущественные демоны попытаются преградить ему путь, он уничтожит их. О царевна, в разлуке с тобой Рама разбит горем, он не знает покоя, словно слон во власти льва. О богиня, я клянусь тебе горами Мандарой, Малвой, Виндхья, Меру и Дардура, всеми фруктами и кореньями, что скоро ты увидишь прекрасное лицо Рамы, его чарующие глаза, губы, подобные плодам бимба, и сверкающие, как восходящая луна, серьги. Скоро ты увидишь Раму на горе Прасравана, о Ваидехи, который подобен Шатакрату, восседающему на слоне Айравате. Воздерживаясь от плоти и медового вина, Рама поддерживает свою жизнь лесными фруктами, кореньями и диким рисом, с любовью приготовленным Лакшманом, вкушая, как это обычно делают аскеты, вечерами, в пятый период дня (* день делится на пять периодов: утро, до полуденные часы, полдень, часы от полудня до заката и вечер). Поглощенный мыслями о тебе, он не замечает садящихся на него мух, насекомых и червей. Погруженный в воспоминания, потерянный от горя, он целиком занят размышлениями о тебе. Рама, лучший из людей, не ведает сна, но стоит ему в изнеможении сомкнуть глаза, как он начинает звать нежным голосом: "О Сита!" Где бы он ни увидел фрукты, цветы или что то, дорогое женскому сердцу, он вздыхает: "О моя дорогая любовь!" О богиня, этот царевич непрестанно зовет тебя со слезами на глазах: "О Сита!" Что он только ни делал, пытаясь найти тебя! Сита счастлива была слушать о славе Рамы, но страдания его причиняли ей боль, и потому лицо ее напоминало осеннюю луну, которая то скрывалась за темным облаком, то вновь сияла на небосводе.

Глава Сита отказывается идти с Хануманом Луноликая Сита обратилась к Хануману со словами, исполненными благочестия и рассудительности:

- О славная обезьяна, ты говоришь, что Рама поглощен воспоминаниями обо мне и пребывает во власти горя, подобном нектару с ядом.

Находясь в зените славы и могущества или в бездне печали, человек остается узником смерти с ее веревкой на шее. Никому из живущих не дано избежать судьбы, о чудесная обезьяна, посмотри, как я, Рама и Самитри утонули в печали! Как обломки корабля, плавающие в воде, тщетно пытаются прибиться к берегу, так и Рагхава пытается положить конец своим несчастьям. Уничтожив демонов, сразив Равану и разорив Ланку, неужели мой повелитель увидит меня снова? Поспеши сообщить ему, что до конца этого года я приговорена к смерти. Сейчас уже десятый месяц, и осталось ещё два - это срок, назначенный мне злобным негодяем Раваной. Брат его Вибхишана настойчиво просил его освободить меня, но он не удостоил внимания его мудрые слова. Равана не хочет слышать о моем освобождении, потому что смерть ожидает его, и он, влекомый судьбой, идет ей навстречу. О воин, Кала, старшая дочь Вибхишаны по просьбе своей матери сообщила мне об этом. Есть старый и надежный демон по имени Виндха, мудрый, добродетельный, разумный и благородный, которого Равана очень почитает. Он предрекает неминуемую гибель демонов от руки Рамы, однако порочный негодяй пренебрегает его добрыми советами. О лучший среди обезьян, я надеюсь на скорую встречу с Рамой, потому что сердце мое чисто, а добродетель Рамы безгранична. Он терпелив, мужествен, сострадателен, благодарен, энергичен и силен, о Хануман. Какой враг не затрепещет перед ним, без помощи брата сразившем четырнадцать тысяч демонов в Джанастхане? Демоны не смогут одолеть этого льва среди людей, я знаю о его силе, как Сачи знает о могуществе Индры. О Хануман, Рама, выпуская бесчисленные http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite стрелы, словно солнце в ореоле лучей, иссушит озеро враждебных демонов!

Преисполненная горя Сита обливалась слезами, вспоминая о Раме, и Хануман сказал ей:

Как только я встречусь с Рагхавой, он сразу же поспешит сюда во главе могущественной армии медведей и обезьян! Или может быть мне сейчас же освободить тебя из рук демонов и избавить от всех несчастий? Забирайся мне на плечи, о безупречная дева, и я перелечу через океан. Поистине, я могу унести весь город Ланку вместе с Раваной. Я доставлю тебя Рагхаве прямо на гору Прасравану, о Маитхили! Сегодня же ты увидишь Раму, неразлучного с Лакшманой, готовящегося сразить врагов, подобного Вишну, уничтожающему Даитьев. На той одинокой горе ты увидишь могущественного героя, всем сердцем жаждущего встречи с тобой, подобного Пурандаре на голове царя змеев. О прекрасная богиня, взойди мне на плечи, не медли, навеки воссоединись с Рамой, подобно Рохини, неразлучной с Шашнакой, Сачи - с Индрой или Саваршале - с Солнцем.

По воздуху я преодолею океан! О прекрасная, позволь мне унести тебя отсюда, никто на Ланке не сможет угнаться за мной. Я вернусь так же, как прилетел сюда, по небу неся тебя на своих плечах. Маитхили затрепетала от радости и сказала Хануману:

- Ты действительно надеешься пронести меня столь великое расстояние, о Хануман? Это выдает в тебе обезьянью натуру! Ты такой маленький, но надеешься перенести меня к моему господину, повелителю людей, о обезьяна? Слова эти задели Ханумана, и он подумал: "Это первое оскорбление, причинившее мне боль! Ваидехи не знает о моей доблести и силе. Она должна увидеть, что я могу по желанию принимать любое обличье!" И знаменитый герой, сокрушающий своих врагов Хануман, предстал перед Ситой в своем истинном облике. Желая завоевать доверие Ситы, он спрыгнул с дерева и стал увеличиваться в размерах. Хануман стал огромен, как гора Меру или Мандара, шерсть его напоминала пылающую жаровню. С медно-красным лицом, твёрдыми как алмазы когтями и зубами, громадный как гора этот лев среди обезьян стоял перед царевной Видехи. - Я могу с корнем вырвать Ланку со всеми ее горами, лесами, полями, дворцами, валами и воротами, и уж тем более вместе с ее монархом! - прогремел он. Поэтому соберись духом, о царевна, и не медли, о Ваидехи! Иди и развей скорбь Рагхавы и Лакшмана! Дочь Джанаки, чьи глаза напоминали лепестки лотоса, глядя на сына ветра, который в один миг превратился огромного как гора великана, сказала:

- О могущественная обезьяна, теперь я вижу твою силу, быстроту полета, которой ты равен ветру, и сияние, ослепительное, как огонь. Разве могла обычная обезьяна достичь этой земли, затерявшейся в бескрайних просторах океана? Я знаю, что ты можешь забрать меня отсюда и унести прочь, но, о лучший среди обезьян, я должна подумать, благоразумно ли это. Кроме того, надлежит ли мне идти с тобой? Ты летишь с головокружительной быстротой ветра, и я могу упасть с твоих плеч, когда ты будешь лететь высоко над океаном. Я упаду в океан, полный акул, крокодилов и гигантских рыб и тут же жертвой этих чудовищ. Я не могу идти с тобой, о покоритель врагов, и тебе тоже грозит большая опасность. Когда демоны увидят, как ты уносишь меня, они начнут преследовать тебя, послушные приказу Раваны, и, окруженный теми воинами, вооруженными копьями и булавами, ты, неся женщину, подвергнешься величайшему риску, о герой! Хорошо вооруженные, тучи демонов погонятся за тобой, невооруженным.

Как ты остановишь их и защитишь меня? Ты будешь сражаться с теми ужасными демонами, о славный Хануман, а я, охваченная страхом, невольно соскользну с твоей спины. Ужасные, огромные и могущественные демоны одержат над тобой верх, о превосходная обезьяна. Повернув голову, пока ты будешь сражаться, я упаду и злобные демоны унесут меня прочь и доставят обратно, или вырвав меня из твоих рук они растерзают меня. Неизвестен исход сражения, окончится он победой или поражением!

Если я умру от угроз демонов, о лучший среди обезьян, все твои усилия освободить меня окажутся напрасными. Ты умелый воин и храбро расправляешься с демонами, но слава http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Рамы омрачится или демоны вновь похитят меня и уже ни обезьяны, ни Рама не смогут меня отыскать. И тогда все твои попытки спасти меня окажутся напрасными, но если ты приведешь Раму, это принесет величайший успех. О могучерукий воин, от меня зависят жизни Рагхавы, его двух братьев и царя Сугривы. Потеряв надежду разыскать меня, два брата, измученные горем и волнением, вместе со всеми медведями и обезьянами расстанутся с жизнью. О славная обезьяна, более того, всецело преданная своему господину, я не смогу прикоснуться ни к кому, кроме Рамы. Я была беспомощна, когда Равана схватил меня, безо всякой защиты, и более не владела собой. Если Рама придет убить Равану и всех демонов и заберет меня отсюда, это будет подвиг, достойный его! Я слышала о великих подвигах этого героя и сама была их свидетелем - нет Раме равных на поле брани ни среди богов, ни среди нагов, ни среди демонов! Кто осмелится предстать перед Рамой, сопровождаемом Лакшманом, подобно огню на ветру, прежде увидев его в сражении с чудесным луком в руках, словно Индра, увенчанного доблестью и силой? О лучший среди обезьян, кто сможет противостоять Раме и Лакшману, которые напоминают слонов, опьяненных соком Мада и выпускают стрелы, словно лучи солнца в час уничтожения миров? О лучший среди героев, поскорее приведи сюда моего единственного возлюбленного и Лакшмана вместе с повелителем обезьян! В разлуке с Рамой я истерзана горем, о доблестный Хануман, осчастливь же меня вновь!

Глава Сита отдает Хануману свой драгоценный камень Удовлетворенный словами Ситы лев среди обезьян отвечал:

- О прекрасная дева, речи твои созвучны твоей женской природе, так говорит скромная женщина, преданная своему господину! Будучи женщиной, ты не сможешь преодолеть четыреста миль над океаном у меня на спине. Слова твои: "Я никого не могу коснуться, кроме Рамы", достойны тебя, о богиня, супруга великодушного героя. Кто кроме тебя произнес бы такие слова, о Джанаки? Воистину, Какутстха от начала до конца услышит всё сказанное и содеянное тобой у меня на глазах, о царевна. По многим причинам я предложил тебе это, о дева, волнуемый состраданием к Раме, сердце мое трепещет от любви к нему. С величайшими трудностями проник я на Ланку, преодолел океан и, как поступить после встречи с тобой, я предложил тебе это. Я жаждал отнести и передать тебя тому, кто по сей день остается радостью династии Рагху! В этом выразилась моя преданность ему и тебе - потому я произнес такие слова. Но поскольку не можешь отправиться со мной, о безупречная дева, дай мне какой-нибудь знак, который позволит Раме поверить, что я видел и говорил с тобой. Сита, подобная дочери богов, отвечала ему слабым голосом, прерываемая рыданиями:

- Знак - это лучшее, что ты можешь сделать для моего господина! Скажи ему: "О Рама, мы жили у подножья восточного склона горы Читракута, недалеко от обители аскетов, где было много кореньев, фруктов и воды, близ реки Мандакини. Гуляя средь цветущих благоухающих рощ, ты искупался в озере, а потом отдыхал на моей груди. В этот момент ко мне приблизился ворон и попытался клюнуть меня, я бросила в него камень. Однако свирепый пожиратель подношений решил ранить меня, не желая оставлять своей жертвы. Я сняла пояс, чтобы ударить птицу, и одежды мои соскользнули с меня. Картина эта рассмешила тебя, а я залилась краской стыда и негодования. Измученная вороном, одуревшим от голода, я бросилась к тебе. Я всё ещё была взволнована и сердита, и ты со смехом успокаивал меня. Лицо мое было мокрым от слез, и ты мягко вытирал мне глаза. Ты с любовью смотрел на меня, разгневанную вороной, о повелитель. Уставшая, о Рама, я уснула на твоей груди, а ты спал на моей, о старший брат Бхараты. Когда я проснулась, ворон вновь приблизился ко мне и, когда я поднялась с твоей руки, клювом ранил мне грудь, о Рагхава. Почувствовав кровь, ты поднялся и увидел мою растерзанную грудь, о длиннорукий герой. Разгневанный, шипя как змея, ты сказал:

- О дева с бедрами, подобными хоботу слона, кто ранил тебя? Кто http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite хочет стать жертвой пятиглавой змеи? Оглядевшись вокруг, ты заметил ворона с острыми окровавленными когтями, стоявшего передо мной. Эта птица, царственный поток крылатых созданий, сын Индры, с быстротой ветра сокрылся в земле. С глазами круглыми от ярости ты, о длиннорукий воин, решил уничтожить ворона. Сорвав стебель травы куша прямо там, где лежал, ты превратил его в стрелу Брахмы, которая извергала пламя, подобное пламени смерти. Огненная стрела отшвырнула птицу от меня и стала преследовать ее высоко в небе. Ворон облетел все три мира, отвергнутый своим отцом и мудрецами. Наконец, он попытался найти у тебя прибежище, упав на землю и моля о милости. Хотя он был достоин смерти, ты, о Какутстха, покровитель всего живого, из сострадания пожалел его. Обращаясь к нему, истерзанному и печальному, ты сказал:

"Это оружие не может не поразить врага, поэтому, скажи, как быть?" Ворон отвечал: "Я отдаю свой правый глаз", - и Рамачандра лишил его правого глаза. Почтительно поклонившись Раме, а также царю Дашаратхе, ворон, спасенный этим воином, удалился в свою обитель. О герой, ради меня воспользовавшийся оружием Брахмы даже против ворона, почему ты позволил демону безнаказанно похитить меня? О лучший из людей, будь сострадателен ко мне и возроди в моем сердце надежду. Я знаю о твоей великой энергии, безграничной стойкости, о твоей удивительной силе, неотразимом могуществе вне пределов времени и пространства. Непобедимый и глубокий, как океан, ты, повелитель земли, величием равен самому Васаве! Ты величайший среди лучников, пылкий и мужественный, неужели ты не направишь своего оружия против демонов? Наги, гандхарвы, боги или маруты - никто не в силах противостоять тебе в битве. Если этот герой сохранил ещё какое-то чувство ко мне, почему до сих пор он не истребил всех демонов своими острыми стрелами? Почему сильный Лакшман, сокрушающий своих врагов, ещё не освободил меня, покорный воле брата? Если те два тигра среди людей, равные Ваю и Индре, непобедимы для небожителей, почему они равнодушны ко мне?

Увы! Должно быть, я повинна в каком-то отвратительном грехе, раз эти герои, повергающие во прах врагов своих, медлят спасти меня несмотря на всё своё могущество! Ваидехи говорила с глазами полными слез. Могучий Хануман отвечал на ее жалобы:

- О возвышенная дева, я клянусь, Рама изменился в лице, печалясь о тебе. Видя брата, охваченного горем, Лакшман тоже полон печали, это правда, о богиня. Наконец, я нашел тебя, и потому нет более причин для скорби, скоро ты увидишь гибель своих врагов, о прекрасная. Те два тигра среди людей, два царевича безграничной силы, всем сердцем ища встречи с тобой, обратят миры в пепел. Убив отвратительного Равану и всех его родственников, Рагхава вместе с тобой вернется во дворец. Теперь скажи мне, что я должен сообщит Раме и Лакшману, исполненным доблести, а также знаменитому Сугриве и всем собравшимся обезьянам? - Низко поклонись повелителю мира, - отвечала Сита, спроси о благополучии этого покровителя людей, сына Каушальи, и пожелай ему от меня процветания. Передай слова приветствия сыну Сумитры, счастливой матери, который отрекся от гирлянд, драгоценных камней, своей возлюбленной супруги, обширных владений, отца и матери, и нежно простившись с ними, последовал за Рамой. Этот добродетельный царевич, в своей преданности пожертвовавший всеми радостями жизни, последовал за братом Какутстхой в лес, присматривая за ним. Великий, мудрый и красивый, широкоплечий, относившийся к Раме как отцу, а ко мне - как к матери, доблестный Лакшман не знал, что я похищена. Почитающий старших, возвышенный и храбрый, немногословный, самый дорогой сердцу старшего брата и достойный своего тестя, берущийся даже за непосильные дела, чья близость скрасила Раме разлуку с отцом - Лакшман дороже Раме, чем я. Передай ему поклоны от меня и передай мои слова. Пусть благородный и добродетельный царевич, любимый Рамой, кроткий и чистый, положит конец моим страданиям, о лучший среди обезьян! О вожак обезьян, ты должен приблизить день победы! Пусть Рама, вдохновленный тобой, свершит ради меня http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite невозможное. Вновь и вновь повтори ему от меня такие слова: "Мне осталось жить не более месяца, о сын Дашаратхи! По истечении этого срока я буду мертва. Клянусь, я говорю истину! Освободи меня из рук жестокого и злобного Раваны, о герой, подобно Каушики, освободившемуся из ада! С этими словами Сита сняла жемчужину, некогда украшавшую ей лоб, которая сияла небесным светом, и передала ее Хануману. - Отдай это Рагхаве! - попросила она. Доблестный Хануман взял жемчужину и на его руке она показалась совсем маленькой. Он поклонился Сите и справа налево обошел вокруг нее.

Радуясь, что нашел царевну, Хануман мысленно уже вернулся к Раме и Лакшману. Взяв дорогое и великолепной работы украшение дочери Джанаки, которое она заботливо хранила в своем сари, Хануман, словно ураган, взлетел на вершину горы. Готовый отправиться в обратный путь, он был безмятежен.

Глава Хануман рассеивает страхи Ситы Отдавая жемчужину Хануману, Сита сказала:

- Рагхава хорошо знает ее. Жемчужина эта сразу напомнит добродетельному Раме троих людей - мою мать, меня и царя Дашаратху. О лучший среди обезьян, порученное дело умножит твой героизм, будь внимателен, прилагая необходимые усилия. Ты способен осуществить его, поэтому думай, какой Раме избрать путь, чтобы положить конец моим страданиям. О Хануман, приложи все свои силы, чтобы спасти меня! - Быть посему! - отвечал безгранично могущественный сын ветра, и, поклонившись Ваидехи, приготовился в путь. Но увидев, что он отправляется, дочь Видехи, задыхаясь от рыданий, сказала:

- О Хануман, передай мои пожелания счастья Раме, Лакшмане, Сугриве, его министрам и всем обезьянам!

Чистосердечно поведай им о моем благополучии, о драгоценный камень среди обезьян, Сугриве, его министрам и всем старейшинам обезьянньего рода. Сделай всё что в твоих силах, помогая Раме вызволить меня из океана бед, поглотившего меня. О Хануман, скажи, чтобы знаменитый Рама освободил меня отсюда, пока я ещё жива, и таким образом вкусил плоды добродетели. Слушая твой рассказ обо мне и мысленно встретившись со мной, сын Дашаратхи, преисполненный доблести, почувствует, что решимость и отвага его возрастут в сотни раз. Героический Рама, услышав от тебя мою мольбу освободить меня, воодушевится явить свою безграничную доблесть. Хануман, сын Маруты, со сложенными ладонями отвечал Сите:

- Скоро Какутстха придет, ведя за собой могучую армию обезьян и медведей, и, одержав верх над врагами в сражении, развеет твою печаль. Я не знаю никого среди смертных, демонов или богов, кто смог устоять перед его стрелами. Он бросит вызов даже богу солнца, Индре или самому Яме в бою, готовый покорить всю землю, омытую океанами, о радость Джанаки! Правдивые, приятные слуху и выразительные слова Ханумана были полны преданности к его повелителю, и Джанаки прониклась ещё большим уважением к этому герою. Он уже готов был покинуть ее, и, глядя на него вновь и вновь, она почтительно обратилась к нему, движимая преданностью своему супругу:

- Если возможно, помедли ещё день, о покоритель врагов! Отдохни в каком-нибудь укромном месте, а завтра отправишься в путь! Пока ты здесь, я забываю о своем несчастье, о обезьяна, ты принес мне искру счастья. Но завтра ты уйдешь, о лев среди обезьян, и жизнь моя будет в опасности, пока ты не вернешься, в этом нет сомнений. Одиночество умножит мои муки и под бременем горя, о герой, меня будут терзать сомнения: "Как могущественный царь со всей огромной армией обезьян и медведей, а также как два царевича преодолеют бескрайний океан?" Во всех мирах есть только три созданья, способные пересечь океан - это Гаруда, ты и Марута! Перед лицом этого непреодолимого препятствия у тебя есть надежды на успех, о самый умелый герой? Конечно, для тебя это не помеха, о разрушитель врагов, но ты один завоюешь славу. Если же Рама вместе со своей армией уничтожит Равану и, освободив меня, вернется в свою столицу, это будет достойный его подвиг. Я уверена, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Какутстха преодолеет океан, осадит Ланку и освободит меня. Сделай все, чтобы славный воин явил свою безграничную доблесть! Хануман мягко отвечал взволнованной Сите:

- О царевна, повелитель лесных медведей и обезьян, могучий Сугрива твёрдо намерен освободить тебя. Немедля этот покоритель демонов явится сюда во главе миллионов обезьян. Доблестные, сильные и исключительно храбрые обезьяны, быстрые, как мысль, ни на шаг не свернут с пути. Никогда не теряющие мужества, наделенные необычайной силой, они всегда верны зову и воле Сугривы. Выносливые и стойкие, они ни единожды обошли землю со всеми ее горами и морями, идя дорогами ветра. Среди них некоторые равны мне, некоторые превосходят, но во всем обширном окружении Сугривы нет никого, кто уступал бы мне в достоинствах. Если я достиг Ланки, то нет никаких сомнений в том, что и остальные доблестные обезьяны сделают это! С поручениями посылают не самых лучших, а подчиненных. О царевна, у тебя нет причин для беспокойства, довольно горевать. Одним прыжком славные обезьяны достигнут Ланки, а братья, подобные восходящим солнцу и луне, достигнут тебя, сидя на моих плечах. Убив Равану и его орду, Рагхава, радость династии Рагху, заберет тебя, о прекрасная дева, чтобы вместе вернуться в свой стольный город. Поэтому наберись мужества и счастья, верь, придет тот час. Рано или поздно ты увидишь Раму, сияющего, как огонь. Повелитель демонов будет убит вместе с сыновьями, советниками и родственниками, ты вновь встретишься с Рамой, подобно Рохини с богом луны. Скоро ты увидишь конец своих страданий, о божественная Маитхили! У тебя на глазах Равана падет под ударами Рамы! Утешив дочь Видехи, Хануман, сын Маруты, приготовился в путь. - Скоро у ворот Ланки ты увидишь Рагхаву, покорителя врагов, - добавил он, - а также Лакшмана, с луками в руках. Рано или поздно ты увидишь доблестных обезьян, мужественных, как львы и тигры, подобных повелителю слонов, в сражении пускающих в ход острые когти и зубы. О благородная, ты увидишь огромную армию обезьян, похожую на холмы или облака, ревущую на плоскогорьях Малаи и Ланки. Словно слон во власти льва, Рама глубоко ранен острой стрелой бога любви! О богиня, не плачь больше, изгони страх и печаль из сердца. Ты встретишься со своим супругом, о прекрасная, как Сачи встречается с Индрой. Кто может превзойти Раму? Кто равен Саумитри? Эти два брата, подобные ветру и огню, - твоя поддержка. О богиня, недолго тебе осталось жить в этой обители отвратительных демонов. Твой возлюбленный не замедлит явиться сюда, потерпи до моего возвращения!

Глава Хануман покидает Ситу Сита, подобная дочери богов, многозначительно отвечала великодушному сыну Ваю:

Как дождь дает созреть зерну, ты оживил мое сердце, о Хануман, своими сладостными словами о моем возлюбленном. Из сострадания ко мне, изнуренной страданиями, сделай все, чтобы я поскорее встретилась с тем тигром среди людей. О славная обезьяна, напомни ему, как в гневе травинкой он лишил глаза ворона и как нарисовал тилаку мне на щеке, когда она стерлась у меня на лбу, наверняка он помнит об этом. Скажи: "О доблестный герой, подобный Индре, ты допускаешь похищение Ситы и ее пребывание в плену у демонов? Я сохранила эту небесной красоты жемчужину, украшавшую мой лоб. В глубокой печали я часто смотрела на нее, как если бы это было твое лицо, о безупречный герой! Отдав этот камень, я не проживу долго, находясь во власти горя.

Ради тебя, о Рама, я вынесла тяжкие страдания и подверглась опасности со стороны демонов, разрывавших мне сердце! О покоритель врагов, мне осталось жить лишь месяц, по истечении этого срока я расстанусь с жизнью вдали от тебя. Если я узнаю, что ты медлишь придти мне на помощь, я сразу же умру". Видя слезы и скорбь Ваидехи, могущественный Хануман отвечал:

- О богиня, к несчастью, ты недооцениваешь достоинств Рамы, я клянусь, это правда. Я видел Раму, охваченного печалью, и подавленного Лакшмана. Теперь, когда я нашел тебя, более нет причин для скорби!

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Скоро, скоро ты увидишь гибель своих врагов, о прекрасная царевна! Безгрешные царевичи, лучшие среди людей, стремясь увидеть тебя, обратят Ланку в пепел. Убив Равану в сражении, эти потомки Рагху заберут тебя в свой город, о большеглазая дева! О безупречная дева, теперь ты должна дать мне что-нибудь знакомое Раме, что порадует ему душу. - Я уже дала тебе замечательный знак. Увидев этот камень, Рама сразу же поверит каждому твоему слову. Взяв превосходную жемчужину, царевич обезьян склонил голову перед Ситой и решил отправляться в обратный путь. Сита увидела, как могущественный Хануман увеличился в размерах и, полный сил, приготовился к прыжку.

Лицо ее тут же стало мокрым от слез, подавляя рыдания, она сказала:

- О Хануман, не забудь передать мои добрые пожелания Раме и Лакшману, которые напоминают двух львов, а также Сугриве и его окружению. Постарайся, чтобы длиннорукий Рагхава освободил меня из океана страданий, пленившего меня. Вернувшись, поведай ему о моей жестокой горестной печали и угрозах демонов! Процветания тебе, о вожак обезьян!

Получив последние наставления Ситы, Хануман, исполнивший поручение и всем сердцем ликующий от радости, мысленно уже достиг северных земель.

Глава Хануман разрушает ашоковую рощу Хануман расстался с Ситой и подумал о том, что ему ещё осталось сделать, раз он уже нашел темноокую царевну. Он перебрал в уме три пути достижения успеха - переговоры с врагом, дары и возможность посеять раздоры - и остановился на наказании, что показалось ему наиболее подходящим: "Переговоры с демонами не приведут ни к чему хорошему, - размышлял он, - дары богатым тоже не принесут плода. Опьяненных властью не покорить раздорами. Поэтому мне остается только открыто явить свою доблесть. В сложившихся обстоятельствах никак иначе я не смогу окончательно выяснить силы демонов. Позиции их ослабнут в предстоящем сражении, только если сейчас убить их лучших воинов. Искусный посланник достигает главной цели и осуществляет множество других обязанностей, не подвергая риску основное дело. Неразумно тратить все силы на исполнение не столь важного поручения, но мудр тот, кто малыми усилиями достигает многого. Хотя миссия моя исполнена, всё же, возвращаясь в страну обезьян, я должен узнать силы врага в сражении и тем самым до конца исполнить волю Сугривы.

Как же мне поступить, чтобы достичь желаемого? Как вызвать столкновение с демонами и заставить десятиглавого Дашагриву явить свою силу? Встретившись лицом к лицу с Дашагривой в сражении, увидев его советников, армию и колесничего, я без труда разгадаю его намерения и затем покинул Ланку. Я разорю эту прекрасную рощу, напоминающую райские сады Нандана и чарующую взор, полную удивительных деревьев и лиан. Я уничтожу ее, как лесной пожар истребляет сухие деревья, и это приведет Равану в ярость. Царь демонов созовет свою огромную армию, вооруженную трезубцами и железными копьями, вместе с конницей, колесницами и слонами, и завяжется сражение. Всей своей силой я обрушусь на демонов и, разбив воинов Раваны, благополучно вернусь к царю обезьян". С этим намерением Марути, словно свирепая буря, с невероятной силой принялся выкорчевывать лианы и деревья, разламывая их о свои крепкие округлые бедра, под трубные крики обезумевших слонов. Вырванные деревья, разбитые основания, разворочанные верхушки холмов - всё прекрасное пришло в запустение. Деревья и лианы с красноватыми почками засохли, казалось, огонь истребил всю рощу. С разбросанными повсюду цветущими побегами и ветками она напоминала женщину, чьи одежды пришли в беспорядок. Поросшие травой лощины и чарующие беседки превратились в руины, тигры, лани и птицы кричали от страха, величественные строения разрушились, прекрасный сад лишился былой красоты.

Хануман разорил рощу, принадлежавшую женщинам из личных покоев монарха, где они обычно предавались развлечениям. Украшенная тенистыми аллеями из деревьев ашока, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite увитых лианами, она превратилась к груду руин. Желая вызвать гнев могущественного повелителя земли и в одиночку сразиться с многочисленными доблестными демонами, Хануман встал в воротах, пылая, как огонь.

Глава Смерть Кинкаров Крик птиц и грохот падающих деревьев вызвал ужас среди жителей Ланки. Повсюду бегали обезумевшие звери, летали птицы, появились дурные предзнаменования.

Проснулись свирепые на вид демоницы и увидели рощу, разоренную могучей и героической обезьяной. Чтобы испугать их, длиннорукий Хануман, полный энергии, стал увеличиваться в размерах, и демоницы, глядя на него, огромного, как гора, и наделенного невообразимой силой, спросили дочь Джанаки:

- Что это за создание?

Откуда оно появилось здесь? Почему он говорил с тобой? Скажи нам, о большеглазая дева, не бойся, о темноокая прекрасная дева. - Демоны могут по желанию менять обличье, как же я распознаю их? - отвечала добродетельная Сита безупречной красоты. Вам должно быть известно, кто это и откуда! Без сомнений, змеям открыты тайны змеиного хвоста! Я в ужасе, мне неведомо это чудовище. Наверное, это демон изменчивого лика, посетивший Ланку! Демоницы со всех ног бросились бежать, кто-то из них остался, а кто-то поспешил сообщить Раване о том, что огромная обезьяна разорила сад Ашока. - О царь, в саду появилась невероятных размеров и силы обезьяна, которая говорила с Ситой. Мы просили дочь Джанаки с глазами лани сообщить нам, что это за обезьяна, но она ничего не сказала. Возможно, это шпион Индры, Куверы или самого Рамы, который разыскивает Ситу. Эта обезьяна странного облика полностью разрушила твой прекрасный сад, обитель диковинных птиц и животных. Не сохранилось ни клочка земли, уцелело лишь то место, где находилась божественная Джанаки. Может быть, чудовище это оберегало ее или почувствовало усталость. Но оно неутомимо, и потому мы думаем, что оно появилось здесь из-за этой женщины. Великан не тронул дерева ашока, покрытое цветами и прекрасной листвой, в тени которого нашла прибежище Сита. Ты должен сурово воздать этой гигантской твари, беседовавшей с Ситой и разорившей сад Ашока. О повелитель демонов, кто смеет говорить с нею, не боясь твоего отмщения?

Глаза Раваны, повелителя демонов, округлились от ярости, когда слушал демониц, он пылал, как погребальный огонь, слезы гнева покатились из его глаз, словно капли горячего масла из горящего светильника. Могущественный монарх приказал демонам Кинкарам, не уступавшим ему силой, схватить Ханумана, восемь тысяч слуг тут же покинули дворец с кривыми железными ножами и булавами в руках. С огромными животами, точащими зубами, отвратительные с виду, доблестные и полные воинского пыла, все они горели желанием одолеть обезьяну. Приблизившись к Хануману, который стоял в воротах, готовый сражаться, могущественные демоны ринулись на него, словно мотыльки на огонь. Вооруженные палицами всех видов, со стрелами, сияющими как солнце, гарпунами, топорами, копьями, дротиками и пиками они окружили Ханумана и пошли в атаку. Сын Маруты, сильный и мужественный, подобный холму, стал бить и размахивать хвостом, реветь и увеличиваться в размерах. Рев его гремел по всей Ланке.

От шума со свистом размахивающегося хвоста и рева Ханумана птицы падали в полете. Победа могущественному Раме и доблестному Лакшману! - громко провозгласил он. Победа Сугриве, которому покровительствует Рагхава! Я слуга Рамы, повелителя Кошалы бессмертных подвигов! Я - Хануман, громящий вражеские армии, сын Маруты. Тысяч таких, как Равана, не могут устоять передо мной в сражении, когда я давлю их тысячами деревьев и глыбами скал! У демонов на глазах я разрушу город Ланку и, выразив почтение Маитхили, достигну желанной цели! Грохочущий голос Ханумана привел демонов в ужас, они смотрели на него, возвышавшегося над ними до самых небес, как огромное вечернее облако. Поняв, что обезьяна эта послана своим хозяином, они, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite послушные приказу повелителя демонов и хорошо вооруженные, со всех сторон напали на него. Оказавшись во вражеском кольце, могущественный Хануман схватил железный брус, стоявший у ворот, и размахнувшись, обрушил его на демонов, напоминая потомка Виниты, несущего бьющуюся змею. Покрепче схватив своё оружие, доблестный герой принялся крушить демонов, легко двигаясь из стороны в сторону, словно тысячеглазый Индра, своей неотразимой молнией разящий Даитьев. Убив всех демонов, героический и могущественный сын Маруты, жаждя сражения вновь встал в воротах. Несколько уцелевших демонов сообщили Раване о гибели всех его слуг. Услышав о гибели сонмов демонов, царь с вращающимися от гнева глазами призвал сына Прахасты безмерного мужества, непобедимого в бою.

Глава Хануман сжигает храм Убив Кинкаров, Хаунман подумал: "Я разорил рощу, но не заметил священного храма.

Сейчас я разрушу это святилище!" Одним прыжком доблестный сын Маруты достиг храма, высокого как гора Меру, и забрался на его величественную верхушку. Подобный горе вожак обезьян, ослепительно сияя, словно солнце, принялся крушить храм, овеянный славной, словно гора Париятра. Гигантских размеров знаменитый и бесстрашный сын Маруты своим ревом поверг всю Ланку в трепет. Испуганные и оглушенные шумом птицы и стражники храма без чувств попадали наземь. - Победа Раме, искусно владеющему оружием, и мужественному Лакшману! - закричал Хануман. Победа царю Сугриве, союзнику Рамы! Я Хануман, сокрушитель вражеских армий, сын Маруты и слуга Рамы, царя Кошалы, свершившего бессмертные подвиги! Когда я расшвыриваю деревья и скалы, даже тысяча демонов, подобных Раване не устоят передо мной в сражении. Разрушив город Ланку и выразив почтение дочери царя Митхилы, я исполню свою миссию и отправлюсь в обратный путь.

Громадный вожак обезьян произнес эти слова, возвышаясь на крыше величественного храма. Его рев и производимый шум вселяли ужас в сердца демонов. На шум из храма вышли сотни храмовых стражников с оружием на перевес, дротиками, кривыми турецкими саблями, стрелами и топорами. Окружив Марути, они обрушились на него, размахивая палицами, отделанными золотом. Сонмы демонов, налетевшие на великую обезьяну тысячами сверкающих как солнце стрел, походили на водоворот в Ганге. Сын Маруты, могущественный Хануман, приняв устрашающий облик, вырвав из храма огромную колонну, отделанную золотом, которая сияла сотней лучей, стал с величайшей силой вращать ею, извлекая из нее огонь, который охватил весь храм. Увидев, что храм горит, вожак обезьян быстро разделался с сотнями демонов, словно Индра, молнией разящий демонов. Застыв в небесах, он торжественно прокричал:

- Тысячи вожаков обезьян, подобные мне, доблестные и сильные, по приказу Сугривы обошли всю землю.

Среди них одни обладают силой слонов, другие в десять раз сильнее, а третьи - в тысячу.

Одни сильны, как стадо слонов, другие - как ветер, а некоторые наделены неизмеримой силой. Такие обезьян, вооруженные зубами и острыми когтями, сотнями, тысячами и миллионами придут вместе с Сугривой истребить всех вас. Ни город Ланка, никто из вас, ни Равана не смогут уцелеть, поскольку вы навлекли на себя гнев героя в династии Икшваку!

Глава Гибель Джамбумалина По приказу царя демонов с луком в руках вперед выступил Джамбумалин, доблестный сын Прахасты с огромными зубами. С гирляндой на шее, в красных одеждах, с короной на голове и алмазными кольцами в ушах, непобедимый воин огромного роста, свирепо вращая глазами, нес свой громадный лук и сияющие стрелы. Каждый шаг этого воина, равного Индре, сопровождался грохотом, напоминающим раскаты грома. Небеса и четыре http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite стороны света в один миг огласились звуком тетивы, которую он натянул на своем луке.

Видя, как он приближается на колеснице, запряженной ослами, Хануман величайшей силы издал победный клич. Могущественный Джамбумалин пронзил врага своими острыми стрелами: лицо вожака обезьян он изранил серповидными стрелами, голову одной стрелой с опереньем, а руки - десятью с железными наконечниками. Медно красное израненное лицо Ханумана сияло как осеннее облако, озаренное лучами солнца.

Покрытый ярко-красными пятнами крови он напоминал красный лотос в небе, окропленный каплями золота. Вражеские стрелы разгневали могущественную обезьяну и, увидев поблизости огромную скалу, Хануман поднял ее и с силой швырнул в своего противника, который в ответ выпустил десять стрел. Увидев тщетность своих усилий, Хануман в ярости вырвал могуче дерево шала и стал бешено вращать им в воздухе, и тогда могущественный Джамбумалин выпустил бесчисленные стрелы: четырьмя он разнес на куски дерево шала, пятью ранил руки великого героя, одной - живот и десятью - грудь. Весь пронзенный стрелами, во власти неистового гнева Хануман схватил булаву и с огромной силой швырнул ее в могучую грудь своего противника. Через мгновенье уже невозможно было различить его голову, руки, бедра, лук, колесницу, коней или стрелы Джамбумалин, могучий воин на колеснице, рухнул наземь, словно срубленный дуб, члены его и украшения были разбиты. Услышав о смерти Джамбумалина и могущественных Кинкаров, Равана воспылал неистовым гневом. Яростно вращая глазами, повелитель демонов отдал приказ идти в атаку сыновьям своих министров, отличавшихся необычайной доблестью и силой.

Глава Хануман убивает сыновей царских министров Семь храбрых сынов министров Раваны, послушные воле своего государя, величественные, как огонь, выступили из дворца. Сопровождаемые огромной армией, вооруженные луками, сильные и искусно владеющие оружием, это были лучшие воины Раваны, и каждый из них жаждал победы. Возвышаясь на огромных колесницах, запряженных конями, отделанных золотом и украшенных стягами, они мчались, грохоча, как раскаты грома. Несравненного мужества воины, они выступили вперед, натягивая свои луки, отделанные золотом, напоминая вспышки молнии среди облаков. Их матери, зная о смерти кинкаров, пребывали в беспокойстве, также как их друзья и родственники.

Вдохновляя друг друга, облаченные в золотые доспехи, они ринулись на Ханумана, который стоял прямо у ворот. Из своих грохочущих колесниц они выпускали бесчисленные стрелы, словно облака в период дождей. Ханумана не было видно за этим потоком стрел, как царя гор, сокрытого дождем. Хануман искусно уклонялся от их стрел и быстро двигавшихся колесниц, извиваясь в воздухе и напоминая Индру, развлекающегося с облаками, своими лучниками. Издав могучий клич, ужаснувший сонмы демонов, доблестный герой прыгнул на них. Сокрушая врагов, Хануман бил их ладонями и ногами.

Одних награждал кулаками, других рвал зубами, третьих валил грудью и бедрами, а остальные падали наземь, сраженные силой его голоса. Вскоре воины мертвыми лежали на поле сражения, остальная армия в ужасе разбежалась во все стороны. Слоны ревели, повсюду валялись убитые кони. Земля была покрыта обломками колесниц, знамен, седел и пологов. По улицам текли реки крови, Ланку оглашали устрашающие крики.

Расправившись с могущественными демонами, героический и мужественный Хануман, горя желанием померяться силами с демонами, снова встал в воротах.

Глава Гибель пяти генералов вражеской армии Известие о смерти храбрых сыновей министров, павших под ударами великой обезьяны, потрясла Равану. С потемневшим лицом, скрывая обуявший его страх, он принял решение, которое считал окончательным. Дашагрива повелел генералам, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite возглавлявшим его многочисленные воинские силы - Вирупакше, Юпакше, Дурдхарше, Прагхасе и Басакарне - которые владели стратегией боя, были быстрыми, как ветер, храбрыми и искусными воинами, пленить Ханумана. - Доблестные генералы, - обратился к ним Равана, - возглавьте пять отрядов на быстрых конях, колесницах и слонах и возьмите эту обезьяну в плен. Приблизившись к ней, будьте осмотрительны, действуйте согласно времени и месту. Судя по ее поведению, это вовсе не обезьяна, потому что враг наш необычайно доблестен и силен. Я думаю, это какое-то божественное созданье, не обезьяна. Возможно, он посланец, созданный аскезами Индры, чтобы погубить нас.

Послушно исполняя мои приказы, вы одержали блестящие победы над нагами, якшами, гандхарвами, девами, асурами и великими риши. Несомненно, они задумали какой-то коварный план против нас, поэтому схватите этого посланца. О генералы, пусть каждый из вас выведет на поле сражение огромные воинские силы на конях, колесницах и слонах, чтобы взять его в плен. Прежде я видел обезьян, наделенных непомерной силой, таких как Бали, Сугрива, необыкновенно могущественный Джамбаван, генерал Нила и другие, такие как Двивида, но ни походкой, ни силой, ни доблестью, ни разумом, ни поведением или способностью принимать любой облик они не внушают тревоги. Однако мы имеем дело с каким-то великим созданьем, которое выдает себя за обезьяну. Хотя все три мира вместе с Индрой, богами, демонами и людьми не могут противостоять вам в сражении, потребуется немало сил, чтобы одолеть его. Тем не менее даже закаленный воин, стяжая победу на поле брани не спасет свою жизнь, не прилагая усилий, потому что исход сражения неизвестен. Послушные воле своего повелителя, доблестные демоны, сверкающие как огонь, поспешно выступили вперед, сопровождаемые хорошо вооруженными воинами на колесницах, запряженных быстрыми конями, и слонах, опьяненных соком мада. Наконец, эти воины увидели в воротах могущественную обезьяну, сиявшую как солнце, поднимающееся из-за горизонта в ореоле ослепительных лучей. Противник их обладал непомерной силой и быстротой движений, был очень разумен и храбр, у него были огромные руки и крупная фигура. Несмотря на страх, который его облик внушал им, демоны со всех сторон напали на него со своим смертоносным оружием. Дурдхарша выпустил Хануману в лоб пять острых железных белых и желтых стрел, сверкавших как лепестки лотоса. Раненный Хануман подпрыгнул в воздухе, огласив десять сторон света своим криком. Тогда Дурдхарша, стоя в своей колеснице, снова натянул лук и выпустил сразу сто стрел, но Хануман, словно ветер, гонящий облака, остановил их, затмивших небо, и избавился от нанесенной раны.

Потомок ветра увеличился в размерах и с громким ревом одним прыжком внезапно напал на колесницу Дурдхарши, словно молния, ударившая в гору. Кони его упали искалеченными, столб и копье сломались, а сам генерал мертвым лежал на земле. Увидев сраженного Дурдхаршу, Вирупакша и Юпакша в великом гневе набросились на Ханумана, нанося ему удары своими палицами, бия в грудь длиннорукого воина, возвышавшегося над ними. Встречая их удары и уклоняясь от стрел, могущественный Хануман, сын Анилы, внезапно ринулся вниз, подобно коршуну. Вырвав огромное дерево шала, он яростно напал тех двух демонов, осыпая их ударами. Потомок бога ветра убил двух могучий и героических генералов Раваны. Услышав о гибели трех демонов от руки обезьяны, необыкновенно быстрый и мужественный Прагхаса набросился на врага, презрительно хохоча. Отчаянно смелый и разъяренный Басакарна с копьем в руках напал на Ханумана с другой стороны. Прагхаса острым топором, а Басакарна копьем ранили в кровь этого льва среди обезьян, члены его были истерзаны их разящим оружием. Разгневанная героическая обезьяна походила в эти мгновенья на восходящее солнце. Сорвав вершину горы вместе с ее зверями, змеями и деревьями, великий Хануман обрушил ее на головы демонов и растер их в пыль. Расправившись с пятью генералами, он разметал остальные сонмы врагов. Подобно Индре, истреблявшему демонов, Хануман сталкивал коней с http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite конями, слонов со слонами, колесницы с колесницами, и воинов с воинами, неся смерть каждому. Вся земля и дороги были запружены телами коней, слонов, демонов, огромными разбитыми колесницами со сломанными осями. Разбив героических генералов и все их силы, Хануман, словно само время, приостановив разрушение миров, занял своё [Jd1] место в воротах.

Глава Смерть Акши Узнав, что Хануман разбил пять генералов и все их силы, царь демонов с надеждой посмотрел на юного Акшу, полного воинского пыла, который сидел перед ним.

Нетерпеливый воин, вооруженный луком, отделанным золотом, весь напрягся в ответ, словно вспыхнувшее на жертвоприношении пламя, когда великие мудрецы вливают в него топленое масло. Он взошел на колесницу, которую обрел в награду за совершенное жертвоприношение, отделанную чистым золотом, украшенную флагами, расшитыми жемчугом, и запряженную восьмеркой быстрых, как мысль, коней. Непобедимая для богов и демонов, преодолевающая любые обстоятельства, пылающая как молния, великолепной работы, странствующая в просторах космоса, снабженная колчанами, стрелами, восемью мечами, копьями и дротиками, приготовленными в боевом порядке, обвязанная золотыми веревками, колесница Акшми сверкала многочисленным оружием.

Украшенная золотыми гирляндами, сиянием она соперничала с солнцем и луной. Топот коней, слонов и великих колесниц Акши заполнил небосвод, землю и горы. Во главе несметных сил демон ринулся на обезьяну, стоявшую в воротах. Представ перед врагом, Акша львиным взором, полном уважения и восторга, измерил Ханумана, готового истребить всё живое во вселенной, словно огнь в час уничтожения миров. Могучий сын Раваны, оценив исключительную доблесть обезьяны в битве с врагами и собственные силы, раздулся от гордости, напоминая солнце перед гибелью вселенной. Собрав всё своё мужество, разгневанный, он твёрдо занял свое положение на поле битвы и, сосредоточившись, бросил вызов невообразимо доблестному Хануману, непобедимому в сражении, выпустив в него три стрелы. Наблюдая за отчаянно смелой обезьяной, не ведающей усталости, Акша, привыкший побеждать врагов, гордый, поднял свой лук и приготовил стрелы. Сверкая золотым поясом и браслетами, в чудесных серьгах с великим воинским пылом Акшма бросился на обезьяну. Завязалась ужасная битва, которой не видел еще мир, сковавшая ужасом сердца богов и демонов. Видя битву обезьяны и молодого демона, земля стонала, солнце более не согревало мир своими теплыми лучами, ветер стих, горы дрожали. Небосвод гудел, а океан содрогался. Юный герой, всегда достигавший желаемого, нацелился и выпустил обезьяне в лоб три острых крылатых стрелы, отделанных золотом и напоминающих ядовитых змей. Раненный вонзившимися смертоносными стрелами Хануман, чьи глаза ослепли от потока крови, хлынувшей из рассечённой брови, походил на восходящее солнце. Доблестный советник повелителя обезьян смотрел на потомка великого монарха, поднявшего великолепный сверкающий лук, и ликуя, со всей силы бросился вперед. Хануман напоминал солнце в ореоле лучей, восходящее над вершиной горы Мандара. Пылая гневом, полный сил, он испепелял свирепым взглядом юного Акшу и его воинские силы. Подняв лук, как у Индры, демон обрушил на врага могучий поток разящих стрел, словно облако, обильно поливающее дождями величественную гору. Хануман, не сводя глаз с юного Акши, полный гнева, доблести и силы, издал громкий клич и, словно слон, приблизившийся к яму, сокрытой в траве. Юный и неопытный Акша, гордый своей доблестью, еле сдерживая ярость приблизился к несравненному воину. Хануман, раненый стрелами, издал громкий рев, словно грозовое облако, и, став огромный, как гора, полный сил и энергии стал размахивать руками и ногами, поднимая вихрь. Подпрыгнув в воздухе, доблестный демон, посылая потоки стрел, сам бросился на Ханумана. Лучший среди http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite демонов, искусный в бою, величайший воин на колеснице, мужественный Акша, осыпал врага градом стрел. Ловко уклоняясь от этих стрел, героическая обезьяна с быстротой ветра и мысли стала удаляться, не касаясь земли. Бросая гордые взгляды на Акшу, вооруженного луком и стрелами, жаждущего сражения и заполонившего небо тучами стрел, потомок ветра задумался. Из его груди, растерзанной стрелами юного и могущественного героя, вырвался грозный крик. Узнав искусного Акшу и взвешивая его воинские достоинства, Хануман подумал: "Этот великий и могущественный воин, сияющий, как сын солнца, славен подвигами, которые не по силам юнцу. Мне не хочется убивать противника, не уступающего мне в воинском искусстве. Он благороден, полон отваги, сосредоточен и вынослив, он достоин уважения великих мудрецов, нагов и якшей. Его сила и мужество дают ему благородную твёрдость. Стоя передо мной, он честно и прямо смотрит мне в глаза. Поистине, героизм этого отчаянно смелого воина вызовет трепет даже в сердцах богов и самих демонов. Такой противник недостоин презрения, доблесть его растет в бою. Если я недооценю, он победит меня, и потому я должен убить его. Нельзя пренебрегать распространяющимся огнем". Мысленно взвесив силы врага и свои собственные, могущественный Хануман безмерной силы решил убить противника. Доблестная обезьяна, рожденная Паваной, летая в небе, одной ладонью сразила восемь превосходных коней Акши, крупных и выносливых в бою. Громадная колесница перевернулась от удара советника царя обезьян, ось ее сломалась крепления порвались, убитые кони с небес упали наземь.

Сойдя с колесницы с луком и мечом в руках юный воин, сын Раваны, подпрыгнул в воздух, словно аскет, ценой своих аскез вознесшийся на небеса в момент смерти.

Поднявшись в небеса, обитель царя птиц, ветра и небожителей, Хануман, одним прыжком схватил Акшу за ноги, словно Гаруда, несущий змею, и с силой, не уступающей силе ветра, его отца, раскрутил и швырнул наземь. С разбитыми руками, бедрами и грудью, они истекал кровью. Его кости и глаза разлетелись в разные стороны, кости расчленились, сухожилия разорвались. Сын Раваны был мертв, сраженный потомком Маруты. Затем могущественная обезьяна принялась топтать ногами своих противников, вызывая ужас в сердце повелителя демонов. Собрались все риши, чакрачары, бхуты, якши, паннаги и суры во главе с Индрой, пристально и с изумлением взирая на Ханумана, повергшего юного демона. Сын ветра, чьи глаза горели от потоков крови, пролитой на поле сражения, вновь вернулся к воротам и замер в ожидании, напоминая саму смерть во время уничтожения всего живого во вселенной.

Глава Хануман позволяет демонам пленить себя Скрывая волнение, разгневанный Равана, поряженный гибелью юного Акши, повелел Индражиту, подобному богам, выйти на поле сражения:

- Ты лучший среди носящих оружие, в битве разящий даже богов и демонов. Ты известен среди воинов, милостью Брахмы обретя божественное оружие. Ты непобедим даже в сражении с Марутами, возглавляемыми Индрой. Нет в трех мирах такого неутомимого воина, как ты. Тебя хранят сила твоих рук и доблесть. Умело использующий время и обстоятельства, искусный воин, для тебя нет ничего невозможного на поле боя, ты можешь предусмотреть каждую мелочь. Все три мира знают о твоем аскетизме, в котором ты не уступаешь мне, а также о твоей доблести и силе твоих рук в сражении. Полагаясь на тебя, я не беспокоюсь об исходе борьбы.

ПО правде говоря, я не возлагал больших надежд на тех, кто побежден, но в тебя я верю, о сокрушитель своих врагов. Я не особенно полагался на кинкаров или Джамбумалина, сына моего советника, на пять генералов, выступивших во главе пяти огромных армий на конях, слонах и колесницах, или на юного и дорогого моему сердцу Акшу, убитого обезьяной. О герой, ты несомненно превосходишь их всех, и поэтому, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite рассчитай силы и поскорее предприми что-то во избежание гибели всей нашей армии. О лучший среди носящих оружие, оцени свою доблесть и храбрость противника, который спокойно отдыхает после кровавого избиения сонмов врагов, и уничтожь его. Огромные воинские силы бежали от него, безоружного, и потому бесполезно брать с собой армию.

Марути неудержим и быстр, как Агни, никакое оружие не берет его. Обдумай все это и, веря в божественную силу своего лука, всецело стремясь к успеху, постарайся превзойти своего врага, умело отражая его атаки. Я не намерен рисковать тобой, о лучший среди обладающих разумом, но воины приветствуют подобные решения царя, изреченные из чувства долга. На войне нужно хорошо знать традиции и воинскую науку, чтобы выйти из нее с победой. Вняв отцовской воле, доблестный, как сын Дакши, Индражит, обошел вкруг него и, полный воинского пыла, приготовился к бою. Окруженный любовью и уважением своих ближайших спутников, он выступил навстречу врагу. Сияющий сын царя демонов, чьи глаза напоминали лепестки лотоса, стремительно мчался вперед, словно океан в полнолуние. Необычайно доблестный Индраджит, равный Индре, возвышался на своей колеснице, быстрой как птица или ветер, запряженной четырьмя львами, сверкавшими ослепительно белыми зубами. Искусный стрелок, владеющий любым оружием, лучший среди воинов, спешил туда, где ждал его Хануман. Услыхав грохот колес и звон натягиваемой тетивы, великий герой почувствовал прилив сил.

Индраджит, в совершенстве владевший искусством ведения войны, бросился к Хануману, крепко сжимая в руках лук и со стальными наконечниками стрелы. С каждым мгновеньем, вооруженный и беспечный, он становился все ближе и ближе, и все стороны света погрузились во тьму, оглашенные ужасающим воем шакалов. В небесах собрались наги, якши, махариши, чакрачары и сиддхи, пронзительно кричали птицы. Глядя на несущуюся на него колесницу с развевающимся флагом Индры, Хануман издал громкий крик и стал увеличиваться в размерах. Индраджит, стоя в божественной колеснице, убрал за спину свой чудесный лук и тоже издал воинский клич, подобный раскатам грома. Через мгновенье завязалась битва меж обезьяной и сыном царя демонов, двумя могущественными героями, словно бились Индра, царь небес, с Бали, повелителем демоном. Пренебрегая опасностью, они начали сражаться. Хануман отразил стремительный натиск армии доблестного стрелка, а превосходный воин, не покидая великолепной колесницы, с необычайной ловкостью выпускал в воздух мириады стрел.

Затем героический Индраджит, сокрушитель врагов, одну за другой стал выпускать свои длинные, с чудесным оперением и острыми золотыми наконечниками стрелы, быстрые, как молния. Слыша грохот колесницы, удары барабанов, сливающиеся со звуком натягиваемого лука, Хануман стал прыгать то в одну сторону, то в другую.

Могущественная и ловкая обезьяна искусно увертывалась от потока стрел целившегося в нее проворного лучника. Вытягивая руки, Хануман, сын Анилы, подпрыгивал в воздух, уклоняясь от выпущенного в него оружия. Сражение двух искусных и решительных воинов, необычайно подвижных и опытных в военном искусстве, изумляя все живое. Как демону не удавалось застать Ханумана врасплох, так и Марути не мог превзойти Индраджита, когда они с силой набрасывались друг на друга, являя мужество, достойное богов. Видя противника своего целым и невредимым, хотя стрелы его никогда не знали промаха, Индраджит, не теряя самообладания, глубоко задумался о Ханумане и понял, что его невозможно убить. Искусный воин, тогда он принялся размышлять о том, как крепко связать его, и с силой выпустил в знаменитую обезьяну могущественное оружие, дарованное ему Брахмой. Чувствуя, что не сможет убить Ханумана, опытный в стратегии Индраджит с помощью этого оружия связал потомка бога ветра. Хануман, сраженный оружием Брахмы, которое выпустил демон, без чувств упал на землю. Но зная, что держит его стрела Господа, он не почувствовал ни малейшей боли. Утратив свою силу, он размышлял о благословениях Брахмы. Героический Марути вспоминал о http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite благословениях, дарованных ему Брахмой, и, размышляя о связавшем его оружии саморожденного, освященном мантрами, подумал: "Мне не следует искать освобождения от могущественного оружия гуру мира. Он предопределил мое поражение, и мне должно его стерпеть". Поразмыслив об этом оружии и явленном ему сострадании Праотца мира, а также о возможности освободиться, Хануман решил покориться воле Брахмы. " Даже крепко связанный этим оружием, - думал он, - я не испытываю страха. Прародитель мира, Махендра и Анила будут покровительствовать мне. В действительности я нахожу полезным отдать себя в руки демонов и таким образом лицом к лицу встретиться с их великим царем. И поэтому пусть враги мои пленят меня!" С таким намерением этот сокрушитель врагов, насторожившись, неподвижно лежал на земле. Безжалостно связанный демонами, он отвечал на их угрозы и оскорбления львиным рыком. Видя, что великий воин лежит без движения, демоны связали его кручеными веревками из пеньки и лыка, и Хануман с готовностью позволил им сделать это. Все оскорбления демонов он терпел, потому что ему любопытно было побеседовать с повелителем демонов. Лишь только веревки коснулись его тела, оружие Брахмы потеряло над ним свою власть. Видя связанного лыком Ханумана, доблестный Индраджит понял, что противник его освободился от могущественного оружия, и, размышляя, вслух проговорил:

- Увы, эти демоны, не ведая о силе мантр, без нужды обезвредили оружие Брахмы и превратили мой подвиг в ничто. Все мы оказались в очень затруднительном положении, потому что это оружие невозможно использовать дважды. Ни единым вздохом Хануман не выдавал своего освобождения от оружия Брахмы. Несмотря на страдания, причиняемые теснившими его веревками, он по собственной воле стал предметом нападок и издевательств жестоких демонов, которые били его кулаками и тащили к Раване.

Свободного от оружия Брахмы, но связанного пеньковыми веревками могущественного героя Индраджит у всех на глазах тащил представить Раване и его министрам. Демоны рассказали своему царю все, что могли, о славной обезьяне, которая напоминала связанного бешеного слона. Глядя на могучего пленника, демоны-воины изумлялись:

Кто это? Кто послал его? Откуда он пришел и с какой целью? Кто поддерживает его? А другие гневно кричали:

- Убить его! Сжечь! Разорвать его! На некотором расстоянии Хануман увидел старших советников и слуг, которые сидели у ног своего государя. С восхищением осматривал он дворец, сверкавший драгоценными камнями.

Могущественный Равана устремил пристальный взор на славного героя, которого отвратительные демоны таскали из стороны в сторону, и Хануман не сводил глаз с повелителя демонов, своим могуществом и славой подобного пылающему солнцу. Глядя на Ханумана, десятиглавый царь повелел своим высокородным главным министрам, которые почтительно стояли перед ним, допросить обезьяну. Отвечая, с какой целью он посетил Ланку, Хануман сказал:

- Я посланник царя Сугривы.

Глава Изумление Ханумана при виде Раваны Хануман размышлял о подвигах царя демонов беспримерной доблести, с изумлением взирая на его красные от гнева глаза. Редкое и ослепительное золото сверкало на нем, голову украшал роскошный венец, усыпанный жемчугом, на груди и руках были превосходные украшения из бриллиантов и драгоценных камней, созданные силой мысли. Облаченный в дорогой лен, расписанный красным сандалом и пестрыми эмблемами, он казался великолепным с его красноватыми глазами, свирепым взглядом, сверкающими острыми зубами и толстыми губами. Блистательный десятиглавый повелитель великой силы напомнил Хануману гору Мандару, вершины которой кишат многочисленными змеями, или груду голубой сурьмы. Нити жемчуга слегка поблескивали у него на груди, лицо сияло, как полная луна, он казался облаком, озаренным первыми лучами солнца. Две его огромные руки, унизанные браслетами сверкающими кольцами, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite были умащены сандалом и напоминали двух пятиглавых змеев. Он восседал на великолепном и чудесно инкрустированном горным хрусталем троне, усыпанном драгоценными камнями и покрытом богатыми тканями. Его окружали молодые женщины в пышных одеждах с опахалами в руках. Гордому своим могуществом царю служили четыре советника из рода демонов, постигшие секрет хорошего совета, - Дурдхара, Прахаста, демон Махапаршва и советник Никумбха, которые сидели поодаль от своего царя, подобно четырем океанам, омывающим землю. Другие опытные министры, неизменные царские доброжелатели, также служили ему, словно боги - правителю своему Индре.

Хануман пристально всматривался в повелителя демонов, утопавшего в роскоши, словно гора Меру, окутанная грозовыми облаками. Терпеливо снося все страдания от рук доблестных демонов, Хануман искренне изумлялся, глядя на лучезарного повелителя демонов. Ослепленный его великолепием, размышлял: "Какая роскошь, какое могущество, слава и величие! Ни в чем нет недостатка! Если бы не пороки, этот могущественный царь демонов мог бы покровительствовать небесам и самому Индре. Но его жестокость у всех вызывает отвращение и становится наказанием миру, как для богов, так и для демонов. В гневе он может превратить океан в сушу!" Неизмеримая доблесть и сила царя демонов вызвала в голове дальновидной обезьяны самые разнообразные мысли.

Глава Демоны допрашивают Ханумана Увидев перед собой рыжевато-коричневую обезьяну, могучерукий Равана, внушающий ужас всему живому, почувствовал неистовый гнев. Однако ослепительное сияние, исходившее от его могучего пленника, вызвало в нем опасение. "Может быть, это благословенный Нанди пришел на Ланку, - подумал Равана, - который проклял меня на горе Кайлас, не вытерпев моих насмешек? Или, возможно, это Вана, сын Бали, принявший облик обезьяны". С красными от гнева глазами Равана своевременно и доверительно обратился к Прахасте, лучшему своему советнику:

- Допроси этого своенравного негодяя, откуда он пришел, с какой целью разорил ашоковую рощу и почему убил демонов? Для чего он проник в нашу неприступную крепость и почему напал на моих слуг? Пусть этот мерзавец ответит на наши вопросы! Повинуясь Раване, Прахаста сказал Хануману:

- О храбрый герой, тебе неведом страх! Скажи откровенно, может быть, Индра послал тебя в обитель Раваны? Не беспокойся, ты будешь свободен! Поведай нам, по приказу ли Ваишраваны, Ямы или Варуны ты проник в наш город, изменив свой истинный облик, или тебя послал Вишну, жаждущий победы? Твой облик говорит о том, что ты - обезьяна, но не твоя доблесть. Раскрой нам истину, о обезьяна, и ты вновь обретешь свободу, но за ложь ты заплатишь жизнью! Поведай же, для чего ты проник в обитель Раваны! Славный Хануман отвечал повелителю демонов:

- Я не от Шакры, Ямы или Варуны, я далек от Куверы. Не Вишну послал меня. Я действительно обезьяна и пришел сюда увидеть повелителя демонов. Ради этого я разорил рощу. Чтобы сохранить жизнь, я сразился с доблестными демонами, представшими предо мной. Меня не покорить ни оружием, ни цепями, будь то даже боги или демоны, потому что я обрел милость самого Праотца мира. Только чтобы увидеть царя, я поддался оружию Брахмы.

Неподвластный этому оружию, я позволил демонам пленить себя во исполнения дальнейшего замысла Рамы, ради чего я и проник в царскую обитель. Знай, что я посланец Рагхавы, чье могущество беспредельно, и услышь слова, которые я изреку тебе на благо, о повелитель.

Глава Речь Ханумана Видя могущество десятиглавого Раваны, Марути бесстрашно обратился к нему с мудрыми и прозорливыми словами:

- Я пришел сюда по приказу Сугривы, о повелитель http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite демонов! Этот царь обезьян, как брат, приветствует тебя. Внемли совету брата, великодушного Сугривы, слова его в согласии с законом справедливости и полезны как в этом мире, так и в следующем. Царь Дашаратха, обладатель бесчисленных колесниц, слонов и коней, великолепием равный Индре, был другом всем и отцом для своих подданных. Его старший сын, которым отец дорожил более остальных, покорный его воле удалился в лес Дандака вместе с младшим братом Лакшманом и супругой Ситой. Имя его Рама, он необыкновенно храбр и вынослив, следуя пути добродетели. Сита, верная супруга Рамы, знаменитая дочь великодушного Джанаки, царя Видехи, исчезла в лесу Джанастхан. В поисках царевны царский сын вместе со своим младшим братом пришел к горе Ришьямуке и повстречался с Сугривой. Царь обезьян пообещал найти Ситу, и Рама согласился помочь ему отвоевать царство обезьян. Убив Бали в сражении царский сын возвел на трон Сугриву, как повелителя всех медведей и обезьян. Бали, известный тебе тур среди обезьян, пал в бою, сраженный одной стрелой Рамы, после чего повелитель обезьян Сугрива, верный своим обетам, по всей земле разослал своих подданных на поиски Ситы. Сотни, тысячи и миллионы обезьян побывали во всех уголках земли, обыскали все вершины и низины, даже поднялись на небеса. Одни из них напоминали Вайнатею, другие - ветер. Неутомимые обезьяны направлялись то в одну сторону, то в другую, и никакая сила не могла их остановить. Меня зовут Хануман, я - любимый сын Маруты. В поисках Ситы я преодолел четыреста миль над морем. Бродя по твоему дворцу, я обнаружил дочь Джанаки. Не пристало тебе, постигшему законы морали и славному своими аскезами, похищать чужую жену, о выдающийся и прозорливый повелитель. Разумные созданья, подобные тебе, не преступают закона праведности, что сулит гибель! Кто среди богов или демонов устоит перед стрелами разгневанного Лакшмана или Рагхавы? Более того, в трех мирах не найти безнаказанного оскорбителя Рамы. Если ты идешь путем долга и ищешь пользы, внемли моему совету, сулящему тебе благо в прошлом, настоящем и будущем, и верни Джанаки Раме, этому льву среди людей!

Я видел Ситу и совершил невозможное, остальное же исполнит Рама. Я увидел ее в твоей обители, охваченную горем и страдающую. Ты, как видно, не сознаешь, что пригрел в своем доме пятиглавую змею. Она подобна отравленной пище, которую не переварят ни боги, ни демоны. Не достойно тебя превращать в прах то, что обретают ценой крайнего унижения, жертвуя долголетием и процветанием. Ты полагаешь, что благодаря совершенным аскезам обрел бессмертие, и не страшишься ни богов, ни демонов. Но Сугрива не бог, не бессмертный и не демон. Рагхава, о царь, смертен, так же как и Сугрива, повелитель обезьян, и поэтому как же ты спасешь свою жизнь? Плоды добродетели не сочетаются с пороком, так же как справедливость с беззаконием. До сегодняшнего дня ты срывал плоды своих заслуг, но скоро ты вкусишь плоды своих злодеяний. Услышь о разрушении Джанастхана, смерти Бали и союзе Рамы и Сугривы.

Подумай об этом ради собственного блага. Несомненно я один могу разрушить всю Ланку вместе с ее конями, колесницами и слонами, но я еще не получил такого приказа. В присутствии тысяч обезьян и медведей Рама поклялся убить своих врагов, похитивших Ситу. Причинв вред Раме, даже Индра не может жить спокойно, не то что ты, ничтожное созданье. Известная тебе Сита, пребывающая в твой обители - это ночь смерти, которая покончит с тобой и всей Ланкой. Остерегайся одевать на шею петлю смерти в форме Ситы. Подумай, как тебе спастись. Скоро ты увидишь, как этот чудесный город со всеми его дворцами и дорогами превратится в руины могуществом Ситы, гнев Рамы испепелит его. Не обрекай друзей своих, министров, родственников, братьев, сыновей, слуг, жен и всю Ланку такой участи. О Индра среди демонов, внемли хорошему совету этой обезьяны, слуги и посланника Рамы.

Уничтожив все миры с их движущимися и неподвижными обитателями, знаменитый Рагхава может вновь воссоздать их. Среди богов, демонов, якшей, данавов, нагов, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite видьядхаров, гандхаровов, диких зверей, сиддхов, киннеров или птиц никогда и нигде не найдет ты того, кто выстоял бы перед Рамой, добродетелью равного Вишну. Поскольку ты оскорбил этого льва среди царей, Раму, ты заплатишь за это жизнью! Девы, даиты, гандхарвы, видьядхары, наги и якши не в силах противостоять в сражении Раме, покровителю трех миров, о царь демонов! Даже будь то четырехглавый Брахма, сам Сваямбху, или трехглазый Рудра, разрушитель Трипура, или могущественный Индра, царь богов - никто не устоит перед Рагхавой в бою. Слушая обидную, но великолепную речь дерзкой и бесстрашной обезьяны, десятиглавый монарх демонов с вращающимися от гнева глазами приказал предать ее смерти.

Глава Вибхишана просит за Ханумана Слова благородного посланника привели Равану в ярость и он по своей порочности повелел убить его. Однако приказ этот не встретил одобрения Вибхишаны, брата Раваны.

Зная, что повелитель демонов охвачен гневом и волнуется об исходе событий, этот царевич, верный закону справедливости, стал размышлять, как поступить в сложившейся ситуации и, приняв решение, обратился к своему царствующему старшему брату с поистине кроткими и правдивыми словами:

- О царь демонов, укроти свой гнев и спокойно выслушай меня, яви свою милость. Праведные монархи, зная о законе действий и их последствий, не лишают посланника жизни. О доблестный царь, приказ убить эту обезьяну претит справедливости, сложившимся обычаям и недостоин тебя. Ты сведущ в морали, верен долгу, видишь разницу меж достойным и низким, исполняешь возложенные на тебя царские обязанности и сознаешь конечную цель жизни. Если мудрец, подобный тебе, оказывается во власти гнева, то все его изучение писаний лишь терзает плоть. Успокойся же, о покоритель врагов, о непобедимый государь демонов, и подумай, как достойно и справедливо наказать врага. - О сокрушитель врагов, - в неистовом гневе отвечал Равана, - нет греха в том, чтобы убить зло творящего, и поэтому я покончу с этим источником беззакония. Вибхишана, мудрейший среди мудрых, со всей прямотой и честностью отвечал на эти бессовестные, позорные и нечестивые слова:

- О повелитель ланки, царь всех демонов, будь милостив ко мне и внемли голосу добродетели и блага. Ни при каких обстоятельствах нельзя предавать посланника смерти, таков единогласный закон добродетели. Несомненно, перед тобой отвратительный враг, нанесший всем нам неизмеримый вред, но люди чести не станут убивать посланника, даже если это сулит им бесчисленные беды. Ты можешь изувечить его, высечь, обрить ему голову или заклеймить - одно или все эти наказания можно наложить на посланника, но о смертной казни еще не слышал мир. Возможно ли герою, подобному тебе, поступающему из чувства долга, отличающему благородство от низости, поддаваться гневу? Добродетель не дает волю гневу! Тебе нет равных среди правителей, ты сознаешь важность писаний, ты превзошел демонов и богов. Непобедимы для богов и демонов, наделенных доблестью, воинским пылом и разумом, ты неоднократно поражал в бою царя небес и других монархов. Глупцы, мечтающие причинить вред тебе, великому и бесстрашному воину, сражавшемуся с даитами и девами, смелому и непобедимому герою, уже обречены. Я не вижу, почему эту обезьяну нужно предать смерти. Кара эта должна лечь на тех, кто послал его. Неважно, почтителен он или нет, ответственность лежит на его покровителях. Отстаивающий чужие интересы и зависимый посланник не заслуживает смерти. Более того, убив эту обезьяну, мы не спасемся от другого такого же небесного странника. Поэтому, о сокрушитель вражеских крепостей, не пытайся взять его жизнь. Направь свои усилия против богов и их предводителей. О поклонник войны, если мы убьем этого посланника, кто побудит тех двух надменных царевичей поднять оружие против тебя. Недостойно тебя, о радость демонов, неодолимого для богов и демонов, лишить свой народ возможности увидеть эту схватку! Они преданы твоему благу, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite мужественны;

эти покорные воины отмечены великими достоинствами, разумом, славятся своим воинским пылом и прекрасным происхождением. Сегодня же повели кому-нибудь из них схватить тех двух царевичей и установи свое превосходство над врагами.

Глава Хануман сжигает город Слова великодушного брата были уместны и своевременны, и Дашагрива отвечал ему:

- Истинно говоришь ты, убийство посланника предосудительно, и поэтому нужно вынести ему какое-то другое наказание. У обезьян хвост является, бесспорно, самым большим украшением, и потому подожгите ему хвост и отпустите, чтобы друзья его, родственники и союзники, все кому он дорог, увидели его унижение и увечье. Затем повелитель демонов отдал приказ:

- Подожгите ему хвост и проведите по всей Ланке! С дикой жестокостью принялись демоны обматывать Хануману хвост в хлопковый лоскут. Лишь только они закончили, громадная обезьяна увеличилась в размерах, словно лесной пожар, вскормленный сухим деревом. Смочив лоскут маслом, демоны подожгли Хануману хвост, и он, полный гнева и негодования, с сияющим как восходящее солнце лицом, расшвырял их своим пылающим хвостом. Тогда демоны с большей чем прежде силой и бдением стали охранять этого льва среди обезьян. Вместе с женщинами, детьми и стариками собрались они насладиться представлением. Увидев их всех доблестный Хануман принялся размышлять: "Несомненно, даже связав меня, демоны не смогут помешать мне сбросить все их путы и, прыгая среди них, устроить еще одну бойню. Я предпринял это путешествие ради блага моего господина. Демоны по приказу царя связали меня, и я не буду сопротивляться им. Для меня достойным было бы вступить в битву с ними, но из любви к Раме я стерплю оскорбление. Я еще раз осмотрю всю Ланку, поскольку ночью я не разглядел все укрепления, разведать которые очень трудно. Ночь прошла, и теперь я увижу Ланку при свете дня. Пусть же они снова свяжут меня. Хоть они причинили мне боль, подпалив хвост, это не потревожило меня". Тем временем демоны крепко держали великую обезьяну огромных размеров, полную мужества, слона в роду обезьян, и, ликуя от радости, торжественно двинулись вперед, под звуки раковин и труб громко провозглашая о его злодеяниях. Жестокосердные демоны тащили Ханумана, повергающего своих врагов, через весь город, и он не противился им. Проходя по улицам столицы демонов, великий герой увидел чудесные дворцы, крытые дороги, прекрасные парки и широкие дороги с величественными домами по обеим сторонам, перекрестки, дорожки и аллеи, а также внутренние дворы. На террасах и улицах, вдоль царских дорог демоны кричали: "Это соглядатай!" Одна из отвратительных демониц безжалостно сообщила божественной Сите печальные вести:

- О Сита, краснолицей обезьяне, с которой ты говорила, подожгли хвост и теперь водят по всем улицам города. Слова эти напомнили Ваидехи историю ее похищения и повергли в горе. Прочитав очистительные молитвы, она призвала бога огня, без которого не обходится ни одно жертвоприношение, и стала настойчиво молить его явить милость этой могущественной обезьяне. Мысленно стоя перед огнем, большеокая Сита сказала: "Если я действительно предана моему господину и аскетична, если я целомудренная жена, тогда в подтверждение ниспошли прохладу на эту обезьяну. Если дальновидный Рама еще имеет хоть каплю сострадания ко мне, если за мной еще остались какие-то заслуги, не сжигай Ханумана!" И тут же яростные языки пламени вокруг хвоста Ханумана, словно вняв словам прекрасной девы с глазами лани, стали смягчаться и переходить вправо, что было благоприятным знаком. И то же время отец Ханумана в угоду этой богине леденяще-холодным дыханием коснулся пылающего хвоста обезьяны, и Хаунман с удивлением подумал: "Как возможно, чтобы пылающий огонь не жег меня? Я вижу огромное пламя, но не чувствую боли, словно снег лежит на моем хвосте. Поистине, это чудо, явленное могуществом Рамы, в котором я уже http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite убедился, преодолевая океан. Если океан и добродетельная Маинака вели себя по дружески из почтения к нему, почему бог огня станет исключением? Благодаря добродетели Ситы, могуществу Рагхавы и любви моего отца ко мне, огонь не истребил меня". Затем слон среди обезьян подумал: "Почему воин, подобный мне, позволил этим подлым демонам связать себя? Я должен явить свою доблесть и отомстить за себя!" Стремительная и могущественная обезьяна перекусила свои веревки и с громким криком подпрыгнула в воздух. В тот же миг сын ветра оказался на высоких, как горная вершина, городских воротах, где не было ни одного демона. Громадный, как холм, он уменьшился в размерах и, сбросив путы, освободился, а затем снова вырос. Оглядевшись, длиннорукий Марути заметил железный брус, валявшийся у ворот, и покрепче схватив это оружие, перебил стражников. Устремив на Ланку полный воинского пыла взор, этот герой исключительного мужества с горящим, словно ореол, хвостом, походил на славное сияющее солнце.

Глава Ланка в огне Глядя на Ланку, Хануман, достигший желанной цели, размышлял, что делать дальше.

"Что еще я не сделал для поражения демонов? - думал он. - Роща разорена, подлые демоны убиты, часть армии уничтожена. Мне ничего не осталось, как только разрушить саму их крепость, и тогда миссия моя завершится. Еще немного, и они сполна ответят мне за все причиненные беспокойства. Я должен насытить бога огня, танцующего у меня на хвосте, и потому предам огню все эти превосходные дворцы!" Великая обезьяна с пылающим хвостом, словно облако, пронзенное молнией, стала прыгать с одной крыши на другую. Быстро озираясь по сторонам, он спокойно переходил от одного величественного сооружения к другому и предавал огню сады и рощи. Стремительно прыгнув ко дворцу Прахасты, доблестный герой, силой подобный ветру, отдал его во власть всепожирающего пламени. Затем могущественный Хануман одним прыжком достиг дворца Махапаршвы, который в тот же миг вспыхнул огнем, словно в час уничтожения мира. Неутомимый Марути прыгнул на крышу Ваджрадансхтры, потом Шуки и разумного Шараны. Подобным же образом вожак обезьян предал огню обители Индраджита, Джамбумалина и Сумали, а также демонов Рашмикету, Сурьяшатру, Храсвакараны, Дамштры, Ромашы, Юддхонматты, Матты, Дваджагривы, Видьюджихвы и Хастимукхи;

дома калары, Вишалы, Шонитакши, Кумбхакарны, Махаракши, Нарантаки, Кумбхи, Никумбхи и благородных Яджнасхатру и Брахмашатру. Могущественный тур среди обезьян сжег в огне все накопленные сокровища тех богатых демонов. Миновав множество других домов и пышных строений, могущественный и благословенный герой достиг обители царя демонов. Добродетельный Хануман издал громкий крик, напоминая облако на исходе бытия мира, и пылающим на кончике хвостом предал огню это превосходнейшее из сооружений, сверкающее разнообразными драгоценными камнями, словно гора Меру или Мандара, богатое пышными украшениями. Раздуваемое ветром пламя быстро распространялось повсюду, бросая багровые блики, словно Огонь Времени.

Дворцы, богатые золотом, украшенные жемчугом и драгоценностями, рушились на землю и превращались в пыль, словно дома небожителей, истощивших запас своего благочестия и упавших с небес. Среди демонов поднялся страшный вопль, они бежали во все стороны, не в силах сохранить своих жилищ и сокровищ, и кричали:

- Поистине, это сам бог огня в облике обезьяны! Демоницы с младенцами нар уках пронзительно вопили из своих домов. Настигнутые пламенем, с растрепанными волосами они падали с высоких балконов, словно вспышки молнии на небе. Хануман увидел потоки расплавленных драгоценных металлов, смешанных с алмазами, кораллами, изумрудами, жемчугом и серебром, вытекавшие из дворцов. Как огонь без устали истребляет сухое дерево и солому, так и Хануман неутомимо уничтожал всех вождей демонов, а земля принимала их http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite трупы.Порывистая и могущественная обезьяна сожгла Ланку подобно Рудре, истребившему демона Трипуру. С вершины горы, на которой стояла Ланка, смертоносный пожар, устроенный бесстрашным Хануманом, выбрасывая языки пламени, стал распространяться дальше. Словно в час уничтожения вселенной, ветер поднимал огонь до самых небес, и, подобно жертвенным дарам, питали его жилища и тела демонов.

Свирепым жаром миллиона солнц огонь этот истреблял всю Ланку, как нарастающая сила огня заставляет земной шар с треском, подобным удару грома, расколоться. Этот яростный огонь поднимался к небу, языки его напоминали цветы кумшика, облака дыма голубые лотосы. Это было неописуемо прекрасное зрелище. - Наверное, это бог с молнией в руках, Махендра, возглавляющий тридцать богов, Яма, Варуна или Анила, говорили демоны, собравшись на совет. - Это не обезьяна, а сам бог смерти пришел на Ланку! Возможно, это проявление гнева Брахмы, четырехликого бога, который в облике обезьяны пришел уничтожить демонов, или безгранично могущественный Вишну, невообразимый, неописуемый, изначальный и неодолимый посредством своей иллюзорной энергии майи принял облик обезьяны? Видя свой город, со всеми его жителями, конями, колесницами, стаями птиц, верей, деревьями истребленный безжалостным огнем, они горестно зарыдали:

- О мой отец! О возлюбленный сын!, О моя дорогая! О друг мой! О мой Господь, наши духовные заслуги иссякли! Так вопили демоны посреди ужасного бедствия, и пылающая Ланка, когда все ее герои были убиты, а воины истреблены вспышкой гнева Ханумана, казалось, пала под бременем проклятия. В этом шуме Хануман с гордостью наблюдал за Ланкой, исчезающей в неистовом пламени и охваченными ужасом демонами, подобно Сваямбху, взирающему на гибель мира во время уничтожения вселенной. Разорив ашоковую рощу с ее редкими деревьями, убив в сражении могущественных демонов и предав огню город, полный великолепных дворцов, обезьяна, рожденная Паваной, успокоилась. Знаменитый Хануман разделался с великим числом демонов, уничтожил густые леса и сжег дома демонов, и теперь погрузился в размышления о Раме. Все небожители стали прославлять этого царственного героя среди воинов-обезьян, наделенного безмерной силой, быстротой равного Маруте, этого прозорливого и превосхоодного сына Ваю. Все боги, аскеты, гандхарвы, видьядхары, паннаги и бхуры пребывали в неописуемой радости. Разорив лес, убив в бою демонов и истребив огнем великий город Ланку, могучая обезьяна сидела на крыше величественного дворца, озаренная сиянием, которое исходило от ее пылающего хвоста, и напоминая солнце в ореоле лучей. Уничтожив Ланку, великая обезьяна погасила в море огонь на кончике своего хвоста. Боги, гандхарвы, сиддхи и великие аскеты с изумлением взирали на Ланку, погибшую в огне.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.