WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

РАМАЯНА Seite 1 Книга 5 СУНДАРА КАНДА Глава 1 Полет Ханумана Чтобы найти Ситу, похищенную Раваной, Хануман, сокрушающий своих врагов, приготовился вступить на путь чаранов (1.327). Ему не терпелось

поскорее свершить великий подвиг, невиданный доселе во вселенной. Могущественнейшая из обезьян, он, словно буйвол, втянул голову и шею, и, словно лев полный сил, стал радостно прыгать по бескрайним как море зеленым склонам горы, вспугивая птиц, грудью вырывая деревья и уничтожая тысячи тварей. Подобно Нагу в озере, великий Хануман стоял на обширном плоскогорье, которое было излюбленным местом повелителей змей, украшенном голубыми, красными, желтыми, розовыми и другими разноцветными минералами, привлекающем сонмы небожителей, якшей, киннеров и гандхарвов, способных менять свой облик. Хануман почтительно приветствовал бога Солнца, Махендру, Павану, Сваямбху и других и приготовился к путешествию. Повернувшись на восток и поприветствовав своего отца, доблестный Хануман во исполнение воли Рамы решил пересечь океан. Чтобы достичь южной части земли, он на глазах у вожаков-обезьян стал увеличиваться в размерах, словно морской прилив в полнолуние. Он превратился в огромного великана и, готовясь к прыжку, придавил гору своими руками и ногами, так что незыблемая вершина задрожала. Покрытые цветами деревья на верхушке горы осыпали землю цветочным дождем. Под тяжестью шагов Ханумана из горных трещин хлынула вода, словно сукровица на висках у слона во время гона, а вместе с нею потоки золота и серебра. От скал стали отрываться громадные валуны с красным мышьяком, напоминая жаровню в клубах дыма. Обитатели горных пещер, искалеченные и задохнувшиеся, с криком выскакивали наружу, поднятый ими невероятный шум заполнил вселенную. Великие змеи, раскрыв свои капюшоны, извергали пламя и кусали скалы своими клыками. Огромные скалы трескались от этого яда и, падая в огонь разлетались на тысячи кусков. Лечебные травы на склонах горы, залитые ядом, утратили свою силу.

Аскеты и видьядхары со своими девами бежали в ужасе, думая, что какие-то великаны раскалывают гору. Они покинули свои золотые кушетки, побросали бокалы и изящные золотые сосуды, позабыв о бесценных винах, изысканных соусах и всевозможных яствах, шкурах и мечах с рукоятками из золота канака. Охмелевшие от вина, с золотыми цепями на шеях, украшенные драгоценностями, гирляндами и красным сандалом, с глазами прекрасными, как голубые лотосы, небожители вознеслись в воздух. Сверкая нитками жемчуга, кольцами и браслетами, они изумленно улыбались, паря в небесах рядом со своими возлюбленными. Махариши и видьядхары застыли, глядя на великое чудо. Они слышали, как чистосердечные аскеты сказали:

- Это Хануман, сын ветра безграничной силы, во исполнение приказа Рамы готовится пересечь океан, обитель Варуны. Эта обезьяна жаждет достичь другого берега моря, свершив удивительный подвиг. Тогда видьядхары заметили на горе трепещущего, как огонь, славного Ханумана со вздыбленной шерстью, который рычал, словно в небе раздавались раскаты грома. Подняв свой судорожно подергивающийся хвост, который напоминал змея в когтях у коршуна, он размахивал им в разные стороны и прижимал к спине, подобно Гаруде, несущему великого змея. Он напряг шею и руки, напоминающие две огромных булавы, и покрепче затянул пояс, собирая всю свою силу и мужество. Пристально всматриваясь вдаль и представляя себе длинный путь, который ему предстояло преодолеть, Хануман затаил http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite дыхание, твёрдо упиревшись ногами в землю. Прижав уши и сделав небольшой прыжок, этот слон среди обезьян, полный сил, обратился к своим собратьям:

- Я достигну Ланки, охраняемой Раваной, с быстротой ветра, подобно стреле Рагхавы. Если я не найду там дочь Джанаки, я тут же отправлюсь в обитель богов, но если несмотря на все усилия, и там не будет Ситы, я приведу царя демонов, закованного в цепи. В случае успеха я вернусь и принесу с собой всю Ланку, отделив ее от земли, вместе с ее злобным царем Раваной! Не переводя духа и чувствуя себя вторым Супарной, Хануман, лучший среди обезьян, взмыл в воздух. От силы его прыжка деревья, росшие на горе, разлетелись во все стороны. Вихрь, вызваный быстрым полетом Хануман, унес те цветущие деревья, полные опьяненных любовью чибисов, в небеса. Они летели вслед за ним, словно родственники, провожающие своего сына в дальнюю чужую страну. Лесные деревья шала, тала и другие, с корнем вырванные сильным толчком Ханумана, летели за ним, словно армия за своим военачальником. Полные жизненного сока, огромные деревья падали в море, словно горы, в страхе перед Индрой сокрывшиеся в обители Варуны. В ореоле цветущих деревьев Хануман казался славной и вызывающей восхищение горой.

Весь в цветах, молодых побегах и бутонах он сиял, как облако или холм, охваченный огнем. Сыпля цветами, деревья падали в море, напоминая друзей, возвращающихся после проводов товарища. Поднятый стремительным полетом обезьяны ветер срывал тысячи цветов, осыпая море цветочным дождем. Хануман с ярким цветочным плащом на плечах в полете был похож на груду облаков украшенных молнией. Роса, скатившаяся с этих цветов, сверкала в небесах, словно звезды. Его руки, протянутые к небу казались двумя пятиглавыми змеями, прыгнувшими в небо с вершины горы. Казалось, что могущественная обезьяна может иссушить океан, покрытый многочисленными волнами, и проглотить небеса. Он летел в потоке ветра, и глаза его сверкали огнем, словно две молнии, обрушившиеся на гору. Глаза этого рыжего героя напоминали солнце и луну, одновременно взошедшие на небосводе, его нос придавал всему лицу медный оттенок, и оно сияло как солнце в сумеречные часы. Задранный хвост этого потомка ветра казался поднятым знаменем Индры. С хвостом, свернутым кольцом, и белыми зубами, прозорливый сын Анилы, Хануман, сверкал, как звезда среди дня в ореоле лучей.

Плотного телосложения, с рыжей шерстью, он походил на гору, из которой добывают красную охру. Он летел над водой, и воздух под мышками этой могучей, как лев, обезьяны, гудел, как раскаты грома. Хануман, слон среди обезьян, казался метеором, или великой птицей, парящей в небе, или могучим слоном в плотной подпруге, а его тень плыла по поверхности океана, словно корабль, тонущий в бушующем море. Где бы ни пролетала эта великая обезьяна, океан вздымал шумные волны, потрясенныйсилой ее прыжка. Стремительно продвигаясь вперед и грудью, напоминающей нос огромного корабля, рассекая воздух, Хануман поднимал в соленом океане огромные, как горы, волны. Настоящий лев среди обезьян, он разбрасывал перед собой высокие и тяжелые волны, словно отделял землю от небес. Морские волны напоминали горы Меру и Мандару, и, разбитые быстрым полетом Ханумана, разлетались по небу, словно осенние облака. Из глубины вод появились киты, крокодилы, гигантские рыбы тимингилы и огромные черепахи, словно кто-то разбросал свою одежду. Морские змеи, видя этого льва среди обезьян, путешествующего по небу, принимали его за самого Супарну. Тень великой обезьяны сорока миль в длину и тридцати в ширину росла с быстротой его полета. Напоминая груду белых облаков, она падала на соленые воды и казалась особенно прекрасной. Знаменитый и безгранично могущественный Хануман невероятно огромных размеров, не останавливаясь ни на мгновенье, продолжал свой путь по небу и казался крылатой горой. Где бы ни появился этот слон среди обезьян, море тут же вздымалось и фонтаном било в небо. Следуя дорогой птиц, словно царь пернатых, Хануман разгонял груды облаков, подобно богу ветра. Огромные облака, - красные, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite голубые, темные и белые - расступающиеся перед стремительной летящей обезьяной, выглядели особенно красивыми. И Хануман то скрывался среди них, то вновь появлялся в небе, словно полная луна. Видя плавагу (1.331), несущегося по небу, боги, гандхарвы и данавы осыпали его цветочным дожем. Солнце не мучило его палящими лучами, и ветер преданно служил ему ради блага Рамы. Великие риши принялись прославлять славного обитателя леса, гандхарвы и боги пели в его честь песни. Наги, якши и ракшасы всех племен прославляли превосходную обезьяну. Океан в своей заботе о славе династии Икшваку, подумал: "Если я не оказажу поддержки этому повелителю обезьян, все, наделенные даром речи, осудят меня. Разве царь Сагара, лучший в династии Икшваку, не прославлял меня? Эта обезьяна - его советник, и поэтому я не могу позволить ему погибнуть в волнах. Я должен сделать все, чтобы он немного отдохнул, и с моей помощью он счастливо преодолеет остаток пути". С такими великодушными мыслями бог океана обратился к самой прекрасной среди гор, золотистой Маинаке, сокрытой волнами:

- Поместив тебя сюда, царь небес создал вал против асуров, населяющих адские планеты.

Их могущество всем известно, и ты стоишь на страже, чтобы эти великаны не поднялись вновь из ада. Тем не менее ты можешь двигаться вверх, вниз и из стороны в сторону. Я повелеваю тебе, о лучшая среди гор, подняться из глубины вод! Хануман, величайшая обезьяна могущественных и героических деяний, служа Раме, уставший, пролетает над тобой. Ты видишь его напря жение, так поднимись же! Вняв повлению Океана, златогрудая гора Маинака мгновенно поднялась со своего мягкого водного ложа вместе с высокими деревьями и лианами, росшими на ее склонах. Как солнце, лучами разгоняющее облака, эта великая гора, сокрытая водой, по просьбе Сагары явила свои золотые вершины, населенные киннерами и великими змеями, мерцая, как восходящее солнце, ласкающее небо. Вершины этой высокой золотой горы сверкали, как мечи;

ее золотистые кряжи сверкали, словно тысячи солнц. Увидев гору, неожиданно выросшую перед ним посреди океана, Хануман подумал: "Это препятствие", - и грудью снес каменную гору, как ветер - облака. Лушчая среди гор узнала могущественного Ханумана и закричала от радости. В облике человека гора поднялась на собственную вершину и с радостным сердцем обратилась к Хануману:

- О лучший среди обезьян, обитателей леса, ты принял на себя трудную задачу, так отдохни же у меня на груди, а потом с новыми силами продолжай свой путь. Царь океана принадлежит роду Икшваку и видя, как ты служишь Раме, кланяется тебе. Услуга за услугу - это закон праведности. Он желает быть полезным роду Рагху, и потому достоин твоего внимания. Из уважения к тебе бог моря молил меня: "Преодолев по воздуху сто йоджан, эта обезьяна устала от напряжения.

Позволь же ей передохнуть на твоих вершинах, а потом продолжить свой путь". Поэтому остановись здесь, о лучшая среди обезьян, и отдохни. Подкрепившись сладкими ароматными фруктами и кореньями, ты, как пожелаешь, снова отправишься в путь. О Славный Хануман все три мира знают о твоей добродетели О сын ветра, из всех плавагов, наделенных огромной силой, тебя я почитаю за вожака, о лев среди обезьян!

Верные долгу даже обычному человеку оказывают гостеприимство, насколько же тогда ты достоин почтения? Ты сын Маруты, случше среди небожителей, ты не уступаешь ему быстрой полета, о славный Хануман! Оказывая почтение тебе, добродетельному, можно выразить почтение твоему отцу, поэтому ты вполне достоин такого моего отношения.

Послушай, есть ещё одна причина В давние времена, о дорогое дитя, горы, у которых были крылья, разлетелись на четыре стороны света с быстротой Гаруды, путешествуя вместе небожителями, аскетами и другими живыми существами, которые трепетали от страха, боясь падения. И тогда разневанный повелитель небес Индра провел сто жертвоприношений и своей молнией лишил крыльев сотни и тысячи гор. Полный гнева бог небес приблизился ко мне, размахивая своей булавой, но великодушный бог ветра неожиданно унес меня прочь. О славный Хануман, твой предок спас меня, бросив в http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite соленые волны, и я сохранил свои крылья. Поэтому ты очень дорог мне, прочные узы связывают нас, о вожак обезьян! Пришло время воздать за содеянное благо, ты должен доставить такую радость океану и мне, о знаменитый герой! Отдохни немного, прими знаки нашего внимания, мы достойны твоего уважения, о почтенный Хануман! Как я счастлив видеть тебя! Хануман отвечал превосходной горе Маинаке:

- Я благодарю тебя за приглашение, но время подгоняет меня, и кроме того, я дал обет не дать остановок во время пути. День уже на закате, позовль мне ничем не беспокоить тебя! Коснувшись горы рукой, этот лев среди обезьян с улыбкой пронесся мимо, и гора вместе с океаном выразили ему почтение и благоловили. Поднявшись высоко в небо, Хануман бросил прощальный взгляд на гору и бескрайний океан, и полетел дальше дорогой ветра.

Небожители и аскеты пели Хануману славу, с восхищением наблюдая его удивительный подвиг. Собравшиеся боги приветствовали также золотую гору с ее чудесными склонами.

Индра, правитель небес, тоже был очень доволен Маинакой. Супруга его Сачи выразила ей почтение и сказала:

- О повелительница гор, я очень довольна тобой! Тебе более ничто не грозит, поэтому отправляйся, куда пожелаешь! Ты наш друг! Несмотря на риск, ты бесстрашно предложила помощь Хануману, измотанному долгим перелетом над морем. Ради Рамы, сына царя Дашаратхи, эта обезьяна предприняла столь трудное путешествие, и ты предложила ему лучшее, что у тебя было. Поэтому я очень довольна тобой! Славная гора Маинака с радостью взирала на удовлетворенного царя богов Шатакрату, и, приняв его милостивое благословение, вернулась в прежнюю обитель. А Хануман, сбавив высоту, продолжал свой полет над морем. Боги, гандхарвы и сиддхи вместе с аскетами призвали Сурасу, мать змеев, подобную солнцу, и сказали:

Лучезарный сын ветра пересекает великий океан, и ты должна задержать его, приняв облик ужасной ракшаси. Стань огромной, как гора, с чудовщными пастями и медными глазами, пусть твои косматые волосы достигают небес. Мы хотим проверить могущество Ханумана и его силу духа: превзойдет ли он тебя или в смущении уйдет восвояси.

Послушная желанию богов почтенная Сурасу поднялась из глубин океана, приняв облик демоницы, безобразной и свирепой, облик которой ужаснул всех обитателей моря и суши. Заставив Ханумана остановить свой полет, она сказала:

- О славная обезьяна, боги вселенной даровали тебя мне в пищу, и потому я сожру тебя, иди ко мне в рот! Дхатар в былые времена дал мне такое благословение. С этими словами она широко раскрыла свой огромный рот, преградив Маруте путь. Хануман с улыбкой отвечал Сурасе:

- Рама, сын Дашаратхи, удалился в лес Дандака вместе с братом Лакшманой и супругой Ваидехи.

В лесу Рама совершил много подвигов и стал врагом демонов. И тогда Равана, царь демонов, силой похитил его возлюбленную супругу, знаменитую Ситу. Я послан к ней от имени Рамы, которому ты должна предложить помощь, о властительница этих мест.

Отыскав Маитхили и встретившись с Рамой незабываемых деяний, я вернусь и войду в твою пасть, я обещаю тебе это! Сураса, которая по желанию могла менять свой облик, отвечала:

- Никто ещё не уходил от меня живым - такова сила полученного мною благословения! Видя, что Хануман несмотря ни на что продолжает свой полет, мать змеев добавила:

- Я получила это благословение от Брахмы! Сначала войди в мой рот, а потом отправляйся дальше! Hаскрыв свои огромные пасти, она преградила Хануману путь. Слова Сурасы рассердили Марути и он сказал:

- Раскрой пошире рот, чтобы ты смогла проглотить меня! Сураса распахнула пасть на сорок миль, и Хануман ровно настолько же увеличился в размерах. Тогда Сураса раскрыла рот на пятьдесят миль, и Хануман, глядя в эту ужасную, с длинным языком, напоминающим горный хребет, стал ещё больше. Сураса раскрыла рот на шестьдесят миль, а героический Хануман увеличился до семидесяти, Сураса раскрыла рот на восемьдесят миль, а Хануман, подобный богу огня (1.335), увеличился на девяносто. Сураса распахнула пасть на сто миль, а Хануман, неожиданно уменьшился до ширины большого пальца и вошел в эту http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite раскрытую пасть, а потом беспрепятственно вышел наружу и, паря в небе, сказал:

- О Дакшаяни, приветствую тебя! Я вошел в твой рот, а теперь должен отправляться искать ваидехи. Благословение твое исполнилось! Видя, как Хануман вышел из ее рта, словно луна - озо рта Раху, богиня приняла изначальный облик и сказала:

- Иди, о герой среди обезьян! Исполни возложенную на тебя миссию! Ты истинно поступил, о друг! Верни Ситу великодушному Раме! Всё живое стало прославлять Ханумана, увидев его третий необычайный подвиг, и кричать: "Превосходно! Превосходно!", и почтительно кланяясь ему. А он, с быстротой Гаруды пролетая над морем, обителью Варуны, рассекал полные облаков небеса, где было много птиц, видьядхаров и сияющих, быстрых колесниц небожителей, запряженных львами, слонами, тиграми и летучими змеями, которыми управляли блаженные души, достигшие небес своим благочестием. Марути, словно ветер разгоняя облака, плыл по небу, освещенному вспышками молний, которые напоминали пылающий огонь. Небеса, обитель бога огня, щедро воздающего подношения другим богам, были богато украшены звездами, луной и солнцем;

там были сонмы махариши, гандхарвов, нагов и якшей чистых, безупречных и огромных, а также Вишвавасу, глава небесных певцов. Множество слонов Индры, помимо Айраваты, ступали по дороге солнца и луны, пологу мира, который развернул над землей Брахма и который посещали бесчисленные герои, возносясь в рай, и видьядхары. Могучие облака разных оттенков калагуру (1.336) - красные, желтые и черные - ярко сияли, когда Хануман разгонял их.

Проникая сквозь стену облаков, он то исчезал в них, то появлялся, подобно луне во время дождей. Повсюду Марута рассекал воздух, словно царь гор, обретший крылья.

Летящего в небесах Ханумана увидела невероятных размеров демоница Сингхика, способная менять свой облик, и подумала: "Наконец-то спустя столько времени я утолю голод! Это огромное созданье появилось здесь по моему желанию!" С этой мыслью она поймала тень Ханумана, и он, чувствуя, что кто-то крепко его держит, подумал:

"Неожиданно я утратил своё могущество, словно большая ладья, замедлившая свой ход из-за враждебного ветра!" Оглянувшись по сторонам, Хануман заметил огромное существо, поднявшееся из соленых волн. Глядя на это чудовище, сын ветра подумал:

"Без сомнений, это созданье удивильного облика и могущества, ловит своих жертв, хватая их тень. О нем рассказывал мне царь обезьян!" Заключив, что это Сингхика, мудрый и дальновидный Хануман увеличился до гиганских размеров, напоминая груды облаков в период дождей. Тогда демоница ещё больше разверзла свою пасть, напоминающую небо и ад, и, ревя, как раскаты грома, с силой набросилась на него. Но разумный Ханман, твёрдый, как алмаз, отметил форму ее рта и уязвимые части тела и, сжавшись, бросился ей в пасть. Сиддхи и чараны увидели, что Хануман нырнул демонице в рот и исчез, как луна.ю проглоченная Раху во время затмения. Острыми когтями остроумный Хануман разрвал внутренности демоницы и с быстротой мысли вышел наружу. Он убил Сингхику благодаря своей проницательности, выносливости и опыту, и, бросив ее тело в море, стал снова увеличиваться в размерах. Герой среди обезьян обрел прежнее могущество, а мертвая Сингхика, разорванная на части, тонула в волнах, словно Сваямбху для этого их и создал. Все обитатели небес, видя, как быстро расправился Хануман с демоницей Сингхикой, обратились к нему:

- Сегодня ты свершил величайший подвиг! Как велико было могущество этого чудовища, которое ты убил! О знаменитая обезьяна, теперь без помех продолжай путь, приближаясь к желанной цели! Тот, кто подобно тебе обладает четырьмя достоинствами - твёрдостью в достижении цели, осмотрительностью, мудростью и способностями - достигнет успеха в начатом деле, о индра среди обезьян! Заслуженно почитаемый теми, кто достиг исполнения всех своих желаний, Хануман летел по небу, как Гаруда, пожирающий змей. Наконец, он достиг берега и, осмотревшись со всех сторон, увидел многочисленные густые леса на сотню миль. Углубившись, он увидел остров, украшенный разнообразными цветущими http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite деревьями и рощами, которые росли на горе Малая. С любопытством осматривал Хануман море, берег, деревья у побережья и рукава рек, жен океана. Взглянув на своё тело, напоминавшее огромное облако, закрывшее небо, Хануман подумал: "Мои огромные размеры и быстрота полета привлечет ко мне внимание демонов". С этой мыслью благоразумный и осторожный Хануман с размеров горы принял обычный облик, подобно тому, кто целиком владеет собой и чужд самолюбованию, постигнув свою божественную и полную блаженства природу. Подобно Вишну, который тремя шагами покорил землю и лишил силы царя демонов Бали, Хануман принял прежний свой вид. Постоянно сосредоточенный на своей миссии, сын ветра, способный принимать различные прекрасные облики, завершил свой неподражаемый перелет через море. Осмотревшись, великодушный герой, словно шатер из облаков, приземлился на вершине славной горы Самва со множеством великолепных скал, поросших деревьями кетака, уддалака и нарикела. Достигнув берега моря, Хануман увидел Ланку, раскинувшуюся на вершине прекрасной горы. Он сошел с небес на землю и принял обычный облик, вспугнув ланей и птиц. Доблестный Хануман преодолел океан, покрытый глыбами волн и кишащий демонами и змеями, и приземлился на другом берегу, где увидел Ланку, напоминающую город Амаравати.

Глава Хануман прибывает на Ланку Преодолев бескрайнее море, могущественная обезьяна остановилаь на вершине горы Трикута и стала осматривать Ланку. Величайшей доблести герой оказался под дождем цветов, которым деревья со всех сторон осыпали его. Удачливая обезьяна, только что преодолевшая сотни миль над океаном, не сделав ни одной остановки, не чувствовала ни малейшей усталости. "Я могу преодолеть сотни миль, почему этот океан оказался всего на четыреста миль?" - так думал Хануман наделенный огромной силой. Не теряя времени, он повернул в сторону Ланки и пошел меж зелеными полями и густыми рощами, благоухающими ароматным медом. Хануман шел по горной местности, поросшей деревьями и цветущими лесами. Здесь сын бога ветра решил остановиться и стал осматривать леса, рощи и саму Ланку, расположившуюся на вершине горы. Кругом стояли все в цвету шарала, карника, кхарджура, ароматные прияла, мучулинда, кутаджа, кетака и приянгу, нипа, саптаччада, асана, ковидара и каравира, полные бутонов и распустившихся цветов, на верхушках которых, колышимых ветром, обитали тысячи птиц.

Хануман увидел пруды, полные лебедей и уток, устланных ковром белых и голубых лотосов;

цветущие сады с фонтанами и чудесные парки со всевозможными деревьями, круглый год дарующих цветы и плоды. Осматривая окрестности Ланки, защищаемой Раваной, которую окружал глубокий ров, украшенный голубыми и белыми лотосами, благословенный Хануман заметил могучих воинов на крепостном валу, которые стояли здесь с того самого времени, как Равана похитил Ситу. Свирепые демоны с огромными луками в руках ходили взад-вперед, охраняя город. Большую и удивительно красивую столицу Раваны окружала золотая стена, а ее высокие, как горы, дворцы, напоминали осенние облака. Вдоль главных дорог стояли высокие дома с сотнями башенок, украшенные вымпелами и знаменами, которыми играл ветер. Великолепный, с золотыми арками, увитыми цветами город Ланка показался Хануману городом богов. Высросший на вершине горы, с его сияющими белизной дворцами, он напоминал город небожителей.

Хануману казалось, что отстроенный Вишвакармой и находящийся под властью повелителя демонов город замер в небесах. Ланка с ее валами, круглыми, как бедра, в одеждах озер и лесов казалась женщиной, созданной мыслью Вишвакармы;

метательное оружие и копья были ее волосами, а террасы - диадемой. У северных ворот, напоминающих гору Кайлас и величественными башнями раскалывающих и подпирающих небосвод, Хануман увидел, что город полон свирепых демонов, словно http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite пещера ядовитых змей, защищенная океаном. Размышляя о Раване, ужасном враге Рамы, он подумал: "Даже если могучерукий Рагхава и достигнет этого неприступного и сулящего смерть города, что дальше? С этими демонами невозможно ни сговориться, ни подкупить, ни вызвыать среди них разногласий, ни победить их в открытом сражении.

Среди обезьян только четверо смогут достичь Ланки - сын Бали, Нила, прозорливый Сугрива и я. Но прежде мне нужно удостовериться, что Ваидехи ещё здесь. Сначала я найду дочь Джанаки, а потом подумаю, как поступать дальше". Слон среди обезьян, Хануман задумался, как ему отыскать на Ланке Ситу, отраду Рамы. "В таком облике я не смогу войти в город, который охраняют доблестные и свирпые демоны, - размышлял Хануман, - я не смогу перехитрить этих мужественных воинов, сильных и бесстрашных.

Чтобы найти Джанаки, мне нужно проникнуть на Ланку ночью, в подходящий момент и таком облике, чтобы не привлечь к себе внимания. Тогда только я совершить порученное дело". Наблюдая за городом, недоступном даже для богов и асуров, Хануман глубоко вздохнул и продолжил свои рассуждения: "Как найду я Маитхили, дочь Джанаки, оставаясь сокрытыми от глаз вероломного Раваны, повелителя демонов? Как не погубить дела Рамы, познавшего своё "я"? Как мне увидеь дочь Джанаки одну и в укромном месте?

Неожиданно возникшее препятствие или ошибка неопытного посланника могут погубить всё дело, как первые лучи рассеивают тьму. Иногда приходится решать, как поступить и чего избежать. Из-за небрежности посланника самые лучшие замыслы могут ни к чему не привести или не осуществиться во всей своей полноте и блеске. Самонадеянный посланник может всё погубить! Как мне поступить, не допустив ошибки? Мой перелет через океан не должен стать бесплодным! Если демоны обнаружат меня, замысел прозорливого Рамы, жаждущего погубить Равану, провалится. Даже если я приму облик демона, я не смогу долго оставаться неузнанным, также как в и любом другом облике. Я думаю, даже ветер не смог бы гулять здесь неузнанным. Ничто не промелькнет момо бдительного ока тех огромных демонов. Если я останусь в своем обычном облике, я навлеку бедствие на свою голову, и воля моего повелителя останется неисполненной, поэтому я должен уменьшиться и войти в город, как этого хотел Рама. Я войду в этот неприступный город ночью и осмотрю все жилища, чтобы найти дочь Джанаки!" К такому выводу пришел Хануман, жаждавший отыскать Ваидехи, и принялся ожидать заката.

Когда дневное светило сокрылось за горой Аста, Марути уменьшился до размеров необычайной на вид кошки. В сумерки могущественный Хануман, прыгая, вступил в великолепный город, который пересекали множество широких улиц с рядами домов, украшенных золотыми колоннами и баконами, что делало его схожим с городом гандхарвов. Со смешанным чувством радости и грусти осматривал Хануман столицу, в которой было семь или восемь сверкающих зданий с мраморными полами, выложенных золотой мозаикой, с золотыми арками. Ища Ваидехи, он с любопытством взирал на невообразимо пышную Ланку. Украшенные гирляндами дворцы соперничали друг с другом белизной стен и красотой арок, отделанных бесценным золотом. Этот великолепный город, охраняемый Раваной, со всех сторон окружали бесстрашные воины величайшей силы. Полная луна на усеянном звездами небе, казалось, решила оказать услугу Хануману, и осветила мир своими прохладными серебристыми лучами. Герой среди обезьян пристально посмотрел на луну, сиявшую как раковина и белую как молоко или стебель лотоса, которая проплывала по светлому небу, подобно лебедю, скользящему по озерной глади.

Глава Хануман входит в город Хануман, сын Маруты, лев среди обезьян, провел день на величественной горе Самва, напоминавшей огромное облако, а лишь только спустилась ночь, отправился в город Ланка, украшенный восхитительными рощами и озерами, который охранял Равана.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Чудесный город, полный сверкающих дворцов, напоминал осенние облака. Днем и ночью там слышен был шум прибоя, с моря веяло свежестью и прохладой. Процветающая и тщательно охраняемая Ланка своими белыми воротами и позолоченными арками напоминала Витапавати. Защищенная могучими слонами, сияющая как полная огромных змеев Бхогавати, она была подобна городу Индры. Сверкающий россыпями звезд и открытый для вольных морских ветров, город окружал золотой вал. Хануман с восторгом взирал на город, оглашенный звоном бесчисленных колоколов и украшенный знаменами, его красота и пышность привели сына ветра в полное изумление. Хануман увидел золотые ворота, изумрудные перекладины на окнах и дверях и тротуары, выложенные жемчугом, хрусталем и драгоценными камнями;

ступеньки, сверкающие драгоценными камнями и лазурные полы, решетки из чистого золота и серебряные парапеты;

хрустальные лестницы с изумрудными ступенями, на которых никогда не было пыли.

Комнаты в домах были так изящно и со вкусом отделаны, что казалось, были сотканы из воздуха. В ночи раздавались крики кроншнепов и павлинов, по глади озер, на которых любили отдыхать перелетные гуси, величественно плавали лебеди. Повсюду был слышен стук барабанов и звон украшений. Хануман с восхищением осматривал Ланку, которая напоминала город (?) Вишвакару. Казалось, она чудом возникла в просторах вселенной.

Великолепный город правителя демонов, которому не было равных в богатстве и роскоши, произвел на дальновидного Ханумана такое сильное впечатление, что он засомневался: "Эту столицу, охраняемую воинами Раваны, не взять силой. Это сделают только Кумуда, Ангада, такие могущественные обезьяны, как Шушена, Маинда и Двивида, потомок Вивасваты, обезьяна Кушапарва, Рикшья или я сам". Но, вспомнив доблесть длиннорукого Рагхавы и могучего Лакшманы, Хануман вновь почувствовал уверенность. Он продолжал осматривать Ланку, столицу повелителя демонов, со всех сторон омытую морем, словно одетую в пышные одежды. Коровники и конюшни казались ее кулонами, а сверкающие доспехи воинов - грудью, как у женщины, украшенной драгоценностями. Ночной город освещали ярко горящие факелы и мерцающие на небе звезды. Как только сын ветра, тигр среди обезьян, вошел в город, ему преградила дорогу чудовищная с виду богиня Ланки, покровительствовавшая столице Раваны. Со страшным ревем она бросила вызов сыну Ваю:

- О лесная обезьяна, кто ты и зачем пришла сюда?

Говори начистоту, если ты дорожишь своей жизнью! Ни под каким предлогом ты не мог достичь этого города, неприступного со всех сторон, который охраняют воинские силы Раваны. Доблестный Хануман отвечал чудовищу, представшему перед ним:

- Я отвечу на все твои вопросы, но прежде скажи, кто ты, о раздраженное созданье, принявшее столь отвратительный облик, и почему обращаешься ко мне в таком гневе? Разгневанная богиня Ланки, по желанию меняющая свой облик, сурово отвечала сыну ветра:

Послушная приказу великодушного Раваны, царя демонов, я охраняю город. Никто не может пройти мимо меня, но если кому-то удастся войти в город, он скоро бездыханным падет, не выдержав моих ударов. Я - олицетворенный город Ланка, и чтобы ни случилось, я останусь верна всему, что сказала! Хануман, рожденный Марутой, лучший среди обезьян, замер и слушал ее неподвижный, как скала. Разумный и мужественный, лев среди обезьян, он отвечал богине, принявшей облик женщины:

- Я хочу осмотреть этот город с его башнями, стенами, арками, и потому прибыл на этот остров. Я испытываю огромное желание увидеть его величественные дворцы, леса, рощи и сады.

Богиня Ланки рассердилась ещё больше и гневно отвечала:

- О глупая тварь, о последняя из обезьян! Не победив меня, тебе не удастся осмотреть город, которым правит царь демонов. - Осмотрев город, о благословенная, я вернусь туда, откуда пришел, - заверил Хануман ночную разбойницу. Ланка издала страшный вопль и ладонью нанесла льву среди обезьян сокрушительный удар. Доблестный сын Маруты с ревом сжал левый кулак и толкнул ее в грудь, но подумав: "Это женщина", - он сдержал свой гнев. Однако от его http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite толчка демоница тут же упала на землю с искаженным лицом. Глядя на нее, мужественный и благородный Хануман проникся к ней состраданием как к женщине.

Взволнованная и подавленная Ланка обратилась к нему с дрожью в голосе:

- О могучерукий, сжалься надо мной! Спаси меня, о лучшая среди обезьян! Доблестные и сильные могут удержать занесенную руку! О могущественный, ты превзошел меня своей доблестью! Услышь от меня истину, пророчески провозглашенную Сваямбху: "В тот час, когда обезьяна превзойдет тебя силой, демоны утратят своё могущество". Сегодня ты показал, что час назначенный Сваямбху настал! Истина, провозглашенная саморожденным Брахмой, неизменна. Грешный царь Равана, вместе со всеми демонами заплатит жизнью за похищение Ситы. О лучший среди обезьян, входи в этот город Раваны и сверши задуманное. Великолепный город повелителя демонов, над которым нависла десница судьбы, открыт перед тобой. Не ведая преград, ступай куда пожелаешь и найди целомудренную дочь Джанаки.

Глава Хануман осматривает город и его жителей Могущественный и доблестный Хануман, одержав победу над великолепной Ланкой, способной менять свой облик, не стал входить в городские ворота, а легко перепрыгнул через высокую стену и направился в центр ночной столицы. Хануман, верный интересам царя обезьян, избрал одну из городских дорог, левой ногой победно поправ головы врагов (1.345). Превосходный сын Маруты шел по главной дороге города, устланной цветами, и осматривал прекрасную столицу, слыша повсюду раздававшуюся музыку и веселый смех. Красивый и многолюдный город с гербом булавы и стрекала, со сверкающими алмазами окнами, напоминал небо, украшенное облаками. Ланка с ее богатыми и пышными домами, напоминавшими белые облака, принадлежала демонам. Во имя Рамы и Сугривы Хануман радостно шел по улицам города, украшенного лотосами и знаками свастики, гирляндами и знаменами. Знаменитый сын ветра шел от одного дома к другому, наблюдая за их многочисленными обитателями различных обликов, со всех сторон слыша мелодичное пение и видя женщин, одержимых любовью, прекрасных как небесные нимфы. Он слышал звон их поясов и браслетов, когда они поднимались по лестницам дворцов, принадлежавших их великим повелителям, звонкие удары в ладоши и щелканье кастаньетов. Из домов демонов доносились нараспев читаемые священные мантры и молитвы, возносимые знатоками Вед. Хануман увидел толпы демонов, стоявших на главной дороге и громко певших хвалу Раване. В центре города он увидел многочисленных шпионов Раваны, переодетых домохозяевами, только что получившими посвящение в практику йоги, отшельниками со спутанными волосами, затворниками с обритыми головами и другими аскетами в оленьих и коровьих шкурах или совершенно нагих. Они держали в руках пучки травы дурбха, жаровни, в которых разводили огонь и вызывали злых духов, оружие, чтобы защищаться от врагов, или молоты, булавы и шесты. Он увидел одноглазых шпионов, разноцветных, пузатых, с обвислыми грудями, отвратительных и свирепых карликов с кривыми лицами. Там были лучники, воины, вооруженные мечами, булавами, железными ломами, в сверкающих странных доспехах.

Хануман не увидел среди них ни толстых, ни худых, ни высоких, ни низких, ни светлых, ни темных, ни горбунов, ни карликов. Одни из них были безобразными, другие красивыми, одни сияли, а другие несли в руках знамена, флаги или разнообразное оружие. Хануман увидел, что демоны вооружены копьями, дротиками, гарпунами, стрелами, рогатинами и другим оружием, многие гуляли с гирляндами на шее, благоухая пастой и духами, облаченные в богатые одежды и украшенные великолепными драгоценностями. Некоторые из этих могучих воинов были вооружены копьями и булавами. Сотнями и тысячами собрались они перед царским дворцом, послушные приказу Раваны. Хануман увидел знаменитый райский дворец повелителя демонов, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite который возвышался на вершине горы, украшенный золотыми арочными воротами, окруженный рвом с бледными лотосами и валом. Удивительный дворец был полон жизни:

ржали породистые кони, кричали откормленные животные, шумели колесницы и слоны;

там были слоны с четырьмя бивнями, похожие на огромные облака, и большие стада оленей. Хануман проник во дворец царя демонов, который охраняли тысячи могучих ятудханов. Порталы дворца были богато украшены барельефами животных и птиц, а внутренние покои, окруженные стенами из золота хема и джамбунада, сверкали жемчугами и редкими драгоценными камнями на потолках и благоухали ароматом алоэ и сандала.

Глава Хануман бродит по городу, не находя Ситы Благословенный Хануман увидел сияющую в ночи луну посреди звезд, озарявшую всё живое своим сиянием, подобно возбужденному быку в стаде коров. Герой среди обезьян пристально смотрел на луну, проплывавшую в небе, белую как раковина или стебель лотоса, прохладные лучи которой рассеивают печаль мира, вызывают морской прилив и озаряют своим светом всё живое. Ночная планета проливала свой свет на вершины горы Мандары, сумеречными бликами поблескивало море и украшенные лотосами озера.

Сияющая в небесах луна казалась лебедем в серебряном гнезде, львом в пещере горы Мандара или воином на гордом слоне. Полная луна с напоминающими рога пятнами на лике казалась прекрасной, как горбатый бык с острыми рогами, величественная гора Швета с высокими вершинами или слон с золотыми бивнями. Как великое солнце превращает лед и снег в грязные лужи, так и свет благословенной луны, символом которой считается заяц, рассеивает тьму, потому что даже самые темное пятно на ее лике излучает сияние. Луна сияла в небе во всем своем великолепии, подобно царю зверей, вышедшим из своей пещеры, вожаку слонов, вступившему в глубокие леса, или царю людей, который обходит свои владения. Ее яркий свет разогнал ночную тьму, подчеркнул черноту кожи демонов, питающихся плотью и горечь неразделенной любви в сердцах молодых женщин и их возлюбленных сменил на блаженство. Раздались звуки лютни, радующей слух. Целомудренные женщины спали в объятьях своих повелителей, а неистовые ночные разбойники отправились творить свои злодеяния. Дальновидный Хануман увидел дома, в которых царили безрассудство и хмель. Воинственны герои развлекались и веселились среди разбросанных золотых кресел, колесниц и коней.

Хануман увидел демонов, увлеченных неистовым спором. Подняв огромные кулаки, они награждали друг друга язвительными ругательствами. Одни били себя в грудь и размахивали огромными луками, а другие приводили в порядок свои одежды или обнимали дорогих сердцу жен. Перед взором Ханумана промелькнули блудницы, умащавшие себя сандаловой пастой или сладко спавшие в своих постелях. Несравненно прекрасные женщины весело смеялись или гневно хмурили брови. Где-то трубили огромные слоны, где-то совершалось поклонение, могучие воины произносили слова угроз - и весь город напоминал озеро, кишащее шипящими змеями. Хануман увидел людей, отмеченных разумом, способных к философским дискуссиям, благочестивых, строго следующих ритуалам. Он с восторгом смотрел на этих выдающихся людей, которых природа одарила всеми талантами. От них исходило такое сияние, что даже самые безобразные казались прекрасными. Их благородные и прекрасные супруги, сиявшие как звезды в достойных одеждах и украшениях, чистосердечные и величественные, исключительного нрава, были опьянены любовью к своим мужьям, словно вином, и бросали нежные взгляды, обменивались подарками и пригубливали вкусные напитки. Под покровом ночи прекрасные женщины пребывали в объятьях своих любовников, перебарывая скромность или отдаваясь страсти, как птицы, играющие со своими супругами. Другие, не покидая своих домов, полные нежности, мирно спали на http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite груди своих повелителей, оставаясь верными супружескому долгу. Хануман увидел обнаженных женщин на ложах, покинутых возлюбленными и сиявших как золото. У них была необыкновенно красивая, золотистая кожа, изящные члены и лица нежные как свет луны. Иные предавались радостям со своими мужьями, на лицах их был восторг.

Украшенные цветами, своей красотой они очаровывали сердца мужей. Эти женщины с сияющими как луна лицами и чудесными глазами, большими ресницами и красивым разрезом глаз, усыпанные драгоценностями, показались Хануману вспышками молний.

Однако он нигде не видел и следа благородной Ситы из царской династии, верной пути добродетели, подобной нежной, цветущей лиане или хрупкому цветку сатхуджата, родившемуся из ума Брахмы. Целомудренная Сита, с устремленным на Раму взглядом, целиком поглощенная мыслями о нем, его ум и сердце, самая возвышенная из женщин, была жертвой жгучего горя;

с мокрой от слез грудью, лишившаяся прежних бесценных украшений, большеглазая, с пушистыми ресницами и красивой шеей Сита, напоминала с голубой шеей паву в лесу, темный контур луны, слиток золота, покрытый грязью, шрам, оставшийся после раны или золотую стрелу, сломанную ветром. После долгих поисков, не найдя Ситы, супруги Рамы, повелителя людей, самого искусного среди ораторов, Хануман преисполнился горя и утратил всё своё мужество.

Глава Хануман исследует дворец Раваны Словно вольный ветер путешествуя по крышам домов, Хануман, по желанию менявший облик, обошел всю Ланку и приблизился ко дворцу повелителя демонов, окруженному сияющей стеной, сверкавшему как солнце, который, охраняли ужасные демоны, словно львы - могучий лес. Сын ветра увидел чудесный дворец с украшенными сводами, отделанный серебром и золотом, сияющие дворы и ворота, в которых толпились погонщики слонов и неукротимые воины, колесницы, запряженные быстрыми конями, странные телеги, покрытые львиными и тигровыми шкурами, отделанные чеканным золотом и серебром, на которых висели звонкие колокольчики. Усыпанный драгоценными камнями, со множеством богатых кресел, дворец этот был излюбленным местом встреч великих воинов, махаратх. Здесь было множество редких видов оленей и птиц, которые охранял обученный караул. Повсюду мелькали благородные и знаменитые женщины, дворец звенел от их мелодичных колокольчиков и украшений. Здесь жили лучшие из демонов, всё было отмечено символами царской власти и благоухало сандалом. Полный великих демонов, словно лес. Изобилующий львами, оглашенный ударами гонгов, тамбуринов и трубных звуков раковин, этот дворец был также местом поклонения демонов, где они совершали свои подношения богам во время смены фаз луны. Иногда замолкавшие в страхе перед Раваной, как море, а иногда гудящая как волны, эта обширная обитель, усеянная драгоценными камнями, принадлежала могущественному Раване. Великий Хануман внимательно осматривал сверкающий дворец, полный слонов, коней и колесниц. "Это жемчужина Ланки", - подумал знаменитый герой, путешествуя по крыше дворца, и принялся осматривать жилища демонов и их сады. Он мужественно прыгнул в обитель Прахасты, а затем - во дворец Махапаршвы;

могущественная обезьяна посетила обитель Кумбхакарны, напоминавшую груду облаков, а также Вибхишаны. Одно за другим Хануман побывал в домах Маходары, Витрупакши, Видьюджибхи и Видьюнмалы. Одним прыжком он оказался в домах Вахуданштры, Шуки и разумного Сараны. Он исследовал дворцы Индраджита, Джамбумалы и Сумалы, а затем посетил Рашмукету, Сурьясачу и Виджракаю. Потомок бога ветра осмотрел каждый угол в домах Дхумракши, Сампати, жестоких Видьюдруны, Пханы, Викханы и Суканабхи, Шакры, Шатхи, Капатхи, Храсвакарны, Данштры и демона Ломасы, Юдхьонматты, Матты и всадника Дхваджагривы, Садина, Видьюджитхи и Виджибхи, а также Хастимукхи и Каралы, Вишалы и Сонитакши. Знаменитый сын Маруты один за другим посетил http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite процветающие дома и других знаменитых и влиятельных демонов. Тщательно исследовав все обители демонов, удачливый Хануман вновь приблизился к царскому дворцу. Он увидел демониц с грозными лицами, которые не слышно бродили а стенами покоев, где спал Равана, с дротиками и булавами в руках, вооруженные копьями, топорами. Он увидел в обители царя демонов гигантских воинов, вооруженных до зубов. Превосходные быстроногие кони, красные, белые и черные, откормленные слоны, неизменно одерживавшие победы над противником, обученные для любой ситуации и в бою равные самому Айравате. Эти слоны, уничтожающие вражеские армии, напоминали бегущие в небе облака или движущиеся холмы, а их трубные призывы казались раскатами грома.

Сын бога ветра увидел в этом дворце тысячи демонов в сверкающих доспехах и золотые колесницы, сияющие как восходящее солнце, множество носилок различной формы, беседки, картинные галереи, залы для упражнений, горы дров, беседки и залы для развлечений. Во дворце Раваны было удивительное здание, прекрасное как гора Мандара, площадки для павлинов, украшенные знаменами на флагштоках. Дворец был полон драгоценных камней и других сокровищ, принесенных сюда доблестными демонами, и напоминал обитель Куверы. От блеска тех драгоценностей и великолепия самого Раваны дворец сиял подобно солнцу в ореоле лучей. Вожак обезьян увидел золотые ложа и кресла, сосуды, отделанные жемчугом и полные вина (1.351). Размерами и великолепием этот дворец напоминал обитель Камы или обитель Куверы. Мелодичный звон браслетов и поясов стоял в воздухе, звучали барабаны, цимбалы и другие музыкальные инструменты. Повсюду можно было увидеть красивых как жемчуга женщин, которых защищали высокие стены.

Глава Описание небесной колесницы Пушпака Могучий Хануман продолжал осматривать дворцовые палаты с золотыми окнами, усеянные изумрудами, напоминавшие груду облаков в период дождей, разрываемых молнией, мимо которых пролетают стаи журавлей. Он увидел различные залы и склады раковин, луков, оружия и воинских доспехов, украшенные высокими, как холмы башнями.

Эти особняки, полные всевозможных сокровищ, перед которыми благоговели боги и демоны, выглядели безупречными, созданные силой могущества Раваны.

Хануман обыскал все особняки повелителя Ланки, полные предметов роскоши, в которых были предусмотрены малейшие желания их хозяина, словно это было творение Майи. Наконец он проник во дворец самого царя ракшасов, самый прекрасный среди остальных, похожий на груду высоких облаков. Он поражал своей красотой и казалось, будто он низошел с небес на землю. Дворец изобиловал драгоценными камнями и разнообразными цветущими деревьями, и напоминал заснеженную вершину горы. Его украшали необычайной красоты женщины, и он сиял, словно облако, озаренное молнией.

Он был великолепен, словно чудесная колесница в небесах, запряженная лебедями.

Дворец Раваны сверкал бесчисленными драгоценностями, подобно вершине горы, богатой рудой, небосводу, украшенному луной и звездами или разноцветным облакам.

Вылепленные из глины скалы, напоминавшие горные кряжи, были засажены искусственными деревьями, покрытыми цветами, с молодыми стеблями и листьями, среди которых стояли наскоро сооруженные ослепительно белые хижины. В глубине рощ были пруды, покрытые цветущими лотосами с золотыми стеблями, били восхитительные фонтаны. Хануман увидел огромную небесную колесницу Пушпаку, которая сияла как жемчуг и парила над высокими дворцовыми башнями. Ее украшали птицы из изумрудов, серебра и кораллов и змеи из различных металлов, кони в натуральную величину и птицы с красивыми клювами, удивительными подвижными крыльями и опереньем, как у самого Камы, которые стояли на золотых и коралловых цветах. Там были слоны, в восковых хоботах держащие цветы лотосов и поливавшие водой богиню Лакшми, которая http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite сидела в пруду с лотосами в прекрасных руках. Колесница Пушпака изумила Ханумана, она напоминала гору с чудесными пещерами или дерево, из дупел которого разносился изысканный весенний аромат. Хотя Хануман обыскал весь город десятиглавого Раваны, он не нашел дочери Джанаки, достойной внимания, пребывавшей в глубокой печали, покоренной добродетелью и доблестью ее повелителя. Нигде не видя дочери Джанаки несмотря на отчаянные и тщательные поиски, знаменитый Хануман, добродетельной и добродушной души, почувствовал как жгучая тоска завладела его сердцем.

Глава Дальнейшее описание небесной колесницы Пушпака Разумный Хануман, рожденный Паваной, остановился, чтобы внимательно рассмотреть великолепную колесницу, инкрустированную золотом и драгоценностями.

Отделанная золотом и украшенная несравненными произведениями искусства, созданными самим Вишвакармой, летящая в просторах космоса, подобно лучу солнца, колесница Пушпака ослепительно сверкала. Каждая деталь в ней была сделана с величайшим искусством, также как и орнамент, выложенный редчайшими драгоценными камнями. Колесницы богов уступали Пушпаке, каждая часть ее была исключительной работы. Совершая аскезы и медитируя, Равана обрел эту колесницу, которая управлялась силой мысли ее хозяина. Неотразимая и быстрая как ветер, дарующая счастье великодушным и благочестивым душам, достигшим вершины процветания и славы, несущаяся по небесам, просторная, с многочисленными комнатами, украшенная великолепными произведениями искусства, чарующая сердце, безупречная как осенняя луна, она напоминала гору со сверкающими вершинами. Она могла выдержать тысячи прожорливых демонов с ниспадающими серьгами, огромными немигающими глазами, которые с необычайной скоростью носились по небесам днем и ночью. Великолепная летающая колесница Пушпака, убранная цветами, которая была прекраснее самой весны, приковала к себе взгляд Ханумана.

Глава Хануман разыскивает гарем Внимание Ханумана, сына Маруты, привлек просторный и великолепный особняк внутри колесницы двумя милями в ширину и четырьмя в длину, который принадлежал самому царю демонов. Хануман, повергавший во прах своих врагов, повсюду искал царевну Видехи, большеглазую Ситу и увидел это пышное здание, обитель демонов. Он приблизился к царскому дворцу, окруженному могучими слонами, вдоль которого стояли воины с оружием в руках. Здесь жили демоницы, супруги Раваны, а также похищенные им царские дочери, и потому дворец напоминал океан, кишащий крокодилами, акулами, китами, громадными рыбами и змеями, вспененный бурей. Дворец Раваны напоминал великолепную обитель Ваишраваны, Чандры и Хариваханы, несравненного сияния, неизменный, богатством соперничавший с дворцами Куверы, Ямы и Варуны, и даже превосходивший их. Посреди дворца потомок ветра увидел ещё одно добротное здание с многочисленными решетками. Некогда сотворенная Вишвакармой по воле Брахмы, эта благородная колесница, украшенная драгоценными камнями, называлась Пушпака.

Кувера приобрел ее ценой продолжительных аскез, но царь демонов превзошел его в могуществе и завладел чудесной колесницей. Славный Хануман спустился в великолепную Пушпаку, украшенную фигурами волков, отлитыми из золота картасвара и хиранья, изящными и ослепительно сверкающими колонами, в которой было множество внутренних комнат и полутемных беседок. Она напоминала горы Меру и Мандару, своими высокими башнями касалась небес и сияла как солнце. Шедевр Вишвакармы был снабжен множеством золотых лестниц и роскошным потолком;

там были балконы и галереи из глубокого голубого сапфира и других драгоценных камней;

полы были выложены редкими жемчугами, придававшими им ослепительную красоту. Построенная из красного http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite сандала и сверкающая чистым золотом, Пушпака напоминала восходящее солнце и благоухала тонким ароматом. Хануман остановился и вдохнул густой аромат вин и яств, стоявший в воздухе. Божественный всепроникающий аромат показался ему самой Анилой, он вдыхал его снова и снова, словно он исходил от его близкого друга. Этот аромат казалось говорил Хануману: "Иди туда, где Равана". Сын ветра пошел дальше и увидел обширную пышную залу. Эта просторная зала была очень дорога Раване, который относился к ней, словно к нежно любимой женщине. Лестницы там были выложены драгоценными камнями, а отлитые из чистого золота галереи, ослепительно сияли, хрустальные полы были выложены слоновой костью, жемчугом, алмазами, кораллами, серебром и золотом. Эту залу украшали множество драгоценных, симметрично расположенных пилястров, прямых, изящных и искусно инкрустированных. Их поддерживали высокие колоны одинаковых размеров, похожих на крылья, отчего всё строение казалось летящим в воздухе. Полы были устланы ковром, широким и четырехугольным, как земля (1.355), на котором были вытканы различные страны, царства и обители, повсюду слышалось пение птиц, в воздухе стоял божественный аромат. С богатыми гобеленами на стенах, темные от густого дыма благовоний, безупречно чистые, словно лебедь, убранные листьями и цветами, напоминавшими Камадхену, дарующие радость сердцу, придающие цвет щекам, несущие процветание и разгоняющие всякую печаль, покои царя демонов дарили утешение всем чувствам, словно мать. Проникнув в эту обитель Раваны, Хануман спросил себя: "Это рай, обитель богов, столица Индры или кладезь высшего блаженства?" Он прикоснулся к золотым светильникам, которые напоминали игроков, увлеченных игрой в кости и глубоко озабоченных нанесенным поражением. Хануман внимательно посмотрел на эти сверкающие светильники, люстры Раваны и великолепные украшения, освещавшие покои. Он увидел здесь множество женщин, которые лежали на коврах в разнообразных пышных одеждах, с венками на головах. Они крепко спали под воздействием игривого вина, оставив свои развлечения, в которых провели половину ночи. В царившей тишине эти девы, украшенные драгоценностями, звона которых больше не было слышно, напоминали большое озеро, полное лотосов, на котором смолкли крики лебедей и жужжанье пчел. Марути заглянул в лица тех прекрасных женщин, глаза и уста которых были крепко сомкнуты и источали аромат цветов. Они напомнили ему лотосы, на закате сомкнувшие свои лепестки и ожидающие рассвета, чтобы открыть их снова, или водяные лилии, которые не покидают опьяненные любовью шмели. Благородный и могущественный Хануман справедливо сравнил этих дев с нимфами, потому что гарем был озарен их сияющей красотой, словно усеянные звездами небеса в безмятежную осеннюю ночь Среди них вспышкой пламени пылал царь демонов, казавшийся прекрасной луной в окружении звезд. Хануман сказал себе: "Это планеты, упавшие с небес, когда иссяк запас их благочестия". Найдя покой, эти милосердные, великолепные женщины сияли, как ослепительные метеоры. Сон настиг их в танце и во время пиршества, венцы слетели с их голов, волосы растрепались, а украшения разорвались и рассыпались по ковру. Они растеряли свои браслеты, тилака на лбах стерлась, смятые гирлянды валялись в стороне, нитки жемчуга разорвались, одежды пришли в беспорядок, пояса расстегнулись и упали, что делало их похожими на распряженных мулов;

без серег, с разорванными и мятыми гирляндами они казались цветущими лианами, растоптанными огромными слонами в лесу. Рассыпанный жемчуг, словно мерцающий свет луны, лежал на упругой груди этих дев, напоминающей уснувших лебедей, украшавшие их нитки изумрудов казались селезнями, а золотые цепи - птицами чакравата. Эти пышнобедрые женщины напоминали реки с крутыми берегами, любимые лебедями, гусями и другими птицами;

во сне они походили могучие потоки, и золотые колокольчики на их поясах были рябью, их лица - лотосами, жажда любви - крокодилами, а изящество - берегами. На http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite их нежных членах следы от украшений казались пчелами, а волнуемая дыханием вуаль на лицах - яркими лентами из разноцветных нитей, гулявший ветерок мягко играл их серьгами. Их едва уловимое дыхание наполняло воздух ароматом сладких вин, которые они выпили в угоду Раване. Во сне жены Раваны жадно ловили уста своих соперниц, принимая их за уста своего страстно любимого господина. Всем сердцем преданные своему повелителю, эти прекрасные женщины, не в силах обуздать страсть, невольно оказывали знаки внимания своим соперницам. В богатых одеждах они спали, подложив под голову руки, унизанные браслетами, кто-то уснул на груди подруги, на коленях, на бедрах, на спинах. Под воздействием вина, они страстно льнули друг к другу;

девы с тонким станом, они спали, положив друг на друга руки. Жены Раваны в объятьях друг друга напоминали цветочные гирлянды, окруженные опьяненными от любви шмелями, лианы, отдавшиеся ласкам весеннего ветра, который игриво сплел их в гирлянды цветов, или переплетающиеся ветви огромных лесных деревьев, вокруг которых гудят рои пчел.

Они спали в столь тесных объятьях, что невозможно было различить, кому принадлежат драгоценные украшения, покрывала и гирлянды, прикрывавшие их полуобнаженные тела. Равана спал, и красота, окружавших его женщин казалась золотыми светильниками, освещавшими его. Среди жен Раваны были дочери раджариши, исполинов и небожителей, которых он завоевал, покорив их родственников. Были среди них и те, кто добровольно последовал за ним, проникшись любовью к повелителю демонов. Но ни одну из низ Равана не похитил против ее воли, всех влекла его доблесть и другие достоинства. Сердца этих женщин никогда не принадлежали никому другому, но с дочерью Джанаки, чье сердце было отдано Раме, всё произошло по-другому. Среди жен Раваны не было лишенных благородства, красоты, разума и милосердия, каждая пробуждала страсть в возлюбленном господине. Хануман, достойный вожак обезьян, подумал: "Если бы супруга Рагхавы была в этом гареме, то царь демонов сегодня был бы особенно счастлив. Но Сита во много раз превосходит их своими несомненными добродетелями, иначе могучий монарх Ланки не совершил бы ради нее столь великое злодеяние".

Глава Хануман видит Равану, окруженного женами Оглядевшись вокруг, Хануман увидел достойный богов великолепный хрустальный помост, инкрустированный жемчугом, на котором стояли изумрудные кушетки, отделанные слоновой костью и золотом, устланные богатыми коврами. Он увидел белый полог, украшенный небесными гирляндами, который сверкал, как луна. Посредине стояло великолепное ложе, отделанное золотом и пылающее как огонь. Его украшали гирлянды из цветов ашока, а по сторонам стояли две фигуры с опахалами в руках, создавая прохладный ветерок. Кругом курились изысканного аромата благовония. Устланное мягкими шерстяным покрывалами и украшенное гирляндами цветов, ложе это было убрано со всех сторон. Словно грозовое облако, на нем возлежал сам правитель демонов с яркими пылающими серьгами в ушах, красноватыми глазами, золотистыми одеждами.

Тело его было умащено шафраном и ароматным сандалом, словно урчащее в сумерки облако, разорванное молнией. В небесных украшениях, великолепный с виду, вольный менять свой облик, во сне он напоминал гору Мандару с ее деревьями, рощами и зарослями кустарника. Пресытившийся любовными играми, сияющий бесценными украшениями, радость демонов и вожделенная мечта демониц, он после пира спал на золотом ложе, глубоко дыша, как змея. Хануман невольно проникся благоговением.

Съежившись от страха, он остановился на лестнице, прижимаясь спиной к стене.

Собравшись с духом, он решил всё же взглянуть на этого льва среди демонов, лежавшего в беспамятстве от выпитого вина. В этот час великолепное ложе царя демонов напоминало величественную гору Прасравану, на которой, отдыхая, лежал могучий слон, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite своим запахом отгоняющий соперников. Хануман взглянул на две раскинутые руки гигантского монарха в золотых браслетах, которые напоминали знамена Индры, некогда пронзенные острыми бивнями Айраваты в сражении, разорванные диском Вишну, а также на его могучие плечи, выдержавшие удары булавы Индры. Эти две огромные руки, с красивми и сильными мускупами и крепкими пальцами и ногтями были отмечены благоприятными знаками, пальцы унизаны кольцами. Эти руки, мощные как палицы и круглые как хобот слона, покоившиеся на богатом ложе, словно две пятиглавые змеи, благоухали сандалом цвета заячьей крови и свежестью. царственной красоты женщины растирали их редчайшими ароматными маслами. Руки, вызывавшие невольный крик ужаса у якшей, паннагов, гандхарвов, девов и данавов, сейчас покоились на золотом ложе, словно две огромных и злых пресмыкающихся тварей, спящих в пещере горы Мандари. Повелитель демонов с такими огромными руками напоминал гору Мандару с двумя вершинами. В воздухе стоял крепкий запах манго или дерева пуннага, насыщенный ароматом бакула, смешавшегося с ароматом яств и вина, который исходил во сне из огромного раскрытого рта повелителя демонов. Венец его украшали рубины и драгоценные камни в золотой оправе, в ушах сверкали серьги;

он благоухал красным сандалом, на его могучей груди покоилась нить жемчуга;

сбившиеся на сторону белые шелковые одежды обнажили шрамы на теле. Царь демонов спал под дорогим желтым покрывалом, напоминая сноп света и шипя, как змея. Казалось будто слон спит в глубоких водах Ганги. Четыре светильника на золтых колонах со всех сторон освещали его, подобно молнии, высветившей массивное облако. Славный Хануман увидел жен великого монарха демонов, которые спали в ногах своего господина. Лица их сияли, как луна, они носили драгоценные серьги и свежие гирлянды. Искусные музыканты и танцовщицы, они лежали на руках или груди повелителя демонов, облаченные в прекрасные одежды. Хануман пристально всматривался в этих женщин в золотых браслетах и серьгах, алмазах и изумрудах. Их прекрасные, как луна лица, освещенные блеском их серег, озаряли залу, словно звезды - небосвод. Сон неожиданно настиг стройных жен царя демонов, опьяненных вином и любовными играми;

изящная танцовщица спала, изможденная неистовым танцем;

дева, обнявшая вину, казалась лотосом, зацепившимся за проплывавший плот и упавшим в воду. Темноглазая красавица уснула с маленьким барабаном манкука на коленях, словно молодая женщина с ребенком;

изящная красавица с высокой грудью спала, прижав к сердцу свой тамбурин, словно дорогого возлюбленного после долгой разлуки. ещё одна с глазами, подобными лотосу, уснула с виной в руках, словно чарующая девушка, страстно обнимающая своего возлюбленного. Другая прекрасная в танце дева уснула рядом со своей лютней, обняв ее руками, словно любовица со своим избранником;

с сияющими, как золото канада, членами, с ямочками на щеках красавица, чьи веки отяжелели от вина, несмотря на неодолимый сон, постиала в свой барабан. с тонким станом безупречно красивая дева, уставшая на пиру, уснула с цимбалами на коленях, подруга ее держала два барабана диндима на коленях и на спине, напоминая молодую мать с мужем и ребенком. ещё одна, с большими как лепестки лотоса глазами, крепко прижала к груди свою адамбару и уснула под воздейстием вина;

а другая, с опрокинутым кувшином воды, напоминала венок из цветов, окропленный водой для свежести;

их подруга уснула, руками прикрывая грудь, похожую на две золотых чаши, а ещё одна дева, с глазами как лотосы, прекрасная, как луна, спала, обимая свою спутницу с пышными бедрами. Женщины несравненной красоты прижимали к груди свои музакальные инструменты, словно эт были их возлюбленные. Ханумн увидел в отдалении великолемное ложе, на котором лежала одна из тех красивых дев в богаых одеждах, жемчугах и драгоценностях, своим сиянием, казалось, озарявшая великолепные покои. Это была облаченная в яркий, как золото канака, шелк, любимая царица Раваны по имени Мандодари. Стройная, с красивыми http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite чертами лица, в сверкающих украшеиях, она была погружена в глубокий сон. Увидев ее, потомок бога ветра сказал себе: "Возможно эта дева, наделенная богатством юности и красоты, и есть Сита", - и необычайно обрадовался. Полный восторга, он стал прыгать, размахивая хвостом, словно шут, выражая свою радость. Он резвился, пел, забирался на колоны и оттуда камнем падал на пол, являя свою обезьянью природу.

Глава Описание залы пиршеств Однако потом могучий Хануман стал сомневаться в своей догадке: "В разлуке с Рамой эта прекрасная дева не в силах сомкнуть очей, принять пищи или надеть украшения и отдать себя во власть другого, будь это даже сам цар небес, потому что Раме нет равных даже среди богов! Очевидно, это была не Сита". Придя к такому выводу, вожак обезьян принялся снова осматривать зал пиршеств, всем сердцем жаждя найти Ситу. Опираясь на свои тамбурины, барабаны и селики, или растянувшись на великолепных ложах, жены Раваны беззвучно спали утомившись от игр, пения, танцев и вина. Герой среди обезьян увидел тысячи прекрасно одетых женщин, которые уснули, обсуждая красоту друг друга или искусство пения;

всему зная время, они вели уместные беседы и предавлись веселью. Он увидел красивых и молодых женщин, которые уснули, беседуя о красоте или принимая дальновидные решения. Среди них повелитель демонов казался быком в просторном хлеву, окруженный коровами, или могучим слоном среди слоних в лесу.

Хануман продолжал исспедовать залу во дворце могущественного царя демонов, полную предметов роскоши. Он увидел на блюдах мясо буйвола, лани и кабана, стояли золотые тарелки с нетронутой домашней птицей и павлинами, приправленные творогом. Хануман увидел мясо кабанов, носорогов, дикообразов, ланей и павлинов с острыми подливами, а также мясо птицы крикала, козлятину всех видов, зайчатину и наполовину съеденную рыбу с соком винограда и соусами. Зесь были вина из лучших сортов винограда и изысканные блюда с солеными паштетами, приправленными уксусом, различными апетитными сладостями. Повсюду были разбросаны дорогие браслеты и ножные колокольчики, кувшины из под вина и фрукты на маленьких подносах. Весь пол был устлан цветами, предложенными богам, отчего зала казалась особенно великолепной.

Изысканные ложа и кушетки, украшенные золотом и драгоценными камнми, казалось пылают без огня. Мясные блюда всех видов и вкусов с различными подливами, красиво оформленные искуными поварами, горами были расставлены вокруг. Хануман увидел изысканные напитки, сделанные из сахара, очищенных фруктов, цветов или ароматных порошков. Зеркальный пол отражал бесчисленные гирлянды, золотые кувшины, хрустальные вазы и чаши, валявшиеся повсюду. Хануман увидел золотые кувшины для вина, усеянные драгоценными камнями. Одни из них стояли полными до краев, другие были опорожнены наполовину, а третьи и вовсе пусты. Там было множество нетронутых вин и разнообразных блюд. Множество кушеток остались свободными, несравненной красоты женщин спали, положив руки друг на друга. Одна из этих юных дев натянула на себя чужое одеяло и, завернувшись, уснула. Нежное дыхание этих женщин едва касалось их одежд или гирлянд и ласкало их, словно нежный ветерок, напоенный ароматом сандала и сладковатого на вкус сидху. По всей небесной колеснице Пушпака можно было увидеть различные цветочные венки, цветы, ароматную кору, приготовленную для омовения и благовония. В обители демона было можество женщин несравненной красоты - темнокожих и цвета золота канчана. Побежденные сном и уставшие от веселья, они напоминали спящие лотосы. Могущественный Хануман внимательно осмотрел каждый угол внутрених покоев Раваны, но нигде не увидел Джанаки. Внимательно всмтриваясь в лица этих женщин, он преисполнился беспокойства, что не достигнет желанной цели.

Потом он подумал: "Смотреть на чужую спящую жену несомненно грех перед законом.

Поистине, это не входило в мои намерения, но я нахожусь в покоях того, кто полон http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite вожделения к чужим женам". Затем дальновидной обезьяне, стремящейся к своей цели, пришла на ум другая мысль: "Я смотрю на всех этих жен Раваны, не зная их, но я не чувствую и тени олнения в уме. Ум управляет чувствами, будь они добрые или злые, и мой ум остался непотревоженным. Более того, кк мне ещё искать Ситу? Женщину нужно искать среди женщин;

каждое живое существо нужно искать среди ем подобных, никто бы не стал искать женщину среди ланей. Поэтому с чистым сердцем я осмотрел внутренние покои Равны, но не увидел дочери Джанаки". Хануан пристально вглядывался в лица дочерей девов, дановов и нагов. Не найдя Ситы, он покинул зал пиршеств, чтобы продолжить поиски.

Глава Унынье Ханумана Не покидая дворца, Ханума осмотрел беседки, галереи и спальни, но он нигде не видел Ситы, прекрасой супруги Рамы с тонким станом. Не находя возлюбленной потомка Рагху, могущественный сын ветра подумал: "Несомненно Ситы больше нет в живых, если несмотря на мои напрженные поиски, я нигде не видел дочери Митхилы. Юная, добродетельная женщина, она отстаивала свою честь и была убита злобным повелителем демонов, поскольку осталась верной своему супружескому долгу. Может быть дочь царя Джанаки погибла от страха при виде жен повелителя демонов, уродливых, желтокожих, бесформенных, с огромными головами, чудовищного облика. Какой смысл в моей доблести, если я не смог найти Ситу, большая часть времени, отведенная обезьянам на поиски прошла. Я не отважусь скрываться от могущественного Сугривы, который вынесет мне суровое наказание. Я обыскал все внутренние покои Раваны, но не нашел там нежной Ситы, и потому все мои усилия оказались напрасны. Кроме того, когда я вернусь, все обезьяны спросят меня: "О доблестный Хануман, расскажи нам, что ты делал, достигнув другого берега?" Что я отвечу, не увидев дочери Джанаки? Назначенный срок прошел, несомненно мне остается только поститься до самой смерти. Что скажут престарелый Джамбаван и Ангада вместе со всеми обезьянами, если мой перелет через океан оказался бессмысленным? И всё же настойчивость остается залогом успеха и процветания, настойчивость приносит высшую радость, поэтому я должен осмотреть все места, где ещё не был. Более того, я должен приложить ещё больше усилий и побывать всюду, где я ещё не был: в залах собраний, садах, беседках, дворах, домах, дорогах, аллеях и колесницах. Даже если я уже искал там, я должен осмотреть их снова. Приняв решение, Хануман принялся снова осматривать подвалы, храмы, многоэтажные дома. Он двигался вверх и вниз, то в одну сторону, то в другую, открывая одни двери, закрывая другие, посещая одно место и покидая другое, не оставив неисследованным даже пространство в четыре пальца. Он побывал в проходах, вырытых внутри валов, на террасах, поддерживаемых колонами, в рощах, на прудах, полных лотосов;

он увидел отвратительных огромных демониц всех форм и обличий, но только не дочь Джанаки;

знаменитые супруги видьядхаров предстали его взору, но не возлюбленная Рагхавы.

Хануман увидел также прекрасных дочерей нагов, чьи лица сияли, как полная луна, которые были силой похищены повелителем демонов, но не видя среди тех прекрасных женщин дочери Джанаки, Марути пребывал в печали. Размышляя о великих усилиях, приложенных вожаками обезьян, и его полетом через океан, который теперь казался ему бесплодным, сын Анилы впал в глубокое унынье и покинул небесную колесницу.

Хануман, рожденный Марутой, снова принялся рассуждать, на душе у него было грустно.

Глава Затруднительное положение Ханумана Проворный Хануман, доблестный вожак обезьян, спускаясь с летающей колесницы на вал, напоминал вспышку молнии в облаках. Не найдя Ситы, дочери Видехи, в покоях Раваны, он сказал себе: "В поисках возлюбленной Рамы я вновь и вновь обошел всю http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Ланку, но нигде не увидел безупречной дочери Джанаки! Я много раз осмотрел все болота, пруды, озера, ручьи, реки, берега, леса и неприступные горы, но не нашел и следа Ситы! Сампати, царь коршунов, с уверенностью говорил, что Сита находится во дворце Раваны, но я не видел ее там, возможно ли это? Или дочь Видехи, Маитхили, рожденная Джанакой и похищенная против воли, в своей беспомощности предалась Раване? Возможно, опасаясь быстрых стрел Рамы, демон позволил Сите выскользнуть из его рук, или она, уносимая демонов по пути сиддхов, увидела под собой океан, и рассталась с жизнью? Кто знает, может, благородная большеглазая дева не выдержала огромной скорости полета Раваны и его давящих рук? Могло случиться и так, что во время их полета над морем дочь Джанаки, пытаясь освободиться, упала в волны, или, увы, низкий Равана просто сожрал ее, когда она пыталась отстоять свою честь вдали от своего господина. Может быть, невинная темноглазая дева послужила пищей нечистым женам повелителя демонов? Поглощенная мыслями о Раме, чей лик прекрасен, как луна, она вздохнула в последний раз и горестно крикнула: "О Рама! О Лакшмана! О Айодхья!" Или, брошенная в подземелья дворца Раваны, эта юная дева предается горю, словно птица в клетке? Может ли супруга Рамы с тонким станом, в жилах которой течет кровь Джанаки, с глазами, напоминающими лепестки лотоса, покориться Раване? Погибла ли она, заточена или убита - я не посмею сказать об этом Раме. Это означает нанести ему оскорбление, но плохо будет сокрыть от него истину. Что же мне делать? Я растерян! Как мне поступить в столь затруднительном положении?" Хануман продолжал рассуждать:

"Если я вернусь в город повелителя обезьян, не найдя Ситы, чего стоит мое мужество?

Мой перелет через океан кажется бессмысленным, также как появление на Ланке или разведывание сил демонов. Что скажут мне Сугрива, собравшиеся обезьяны или два сына Дашаратхи, когда я вернусь в Кишкиндху? Если я приближусь к Какухтстхе с роковой вестью: "Я не нашел Ситу", - он расстанется с жизнью. Услышав эти жестокие, ужасные, душераздирающие и грубые слова, он не выживет, и тогда дальновидный Лакшмана, глубоко преданный Раме, тоже расстанется с жизнью! Бхарата не вынесет известия о гибели этих двух героев, и Шатругна тоже не захочет жить. Узнав о смерти сыновей, их матери - Каушалья, Сумитра и Кайкейи - несомненно умрут;

и великодушный и верный Сугрива, видя положение Рамы, тоже расстанется с жизнью. Тогда, разбитая горем Рума, последует за своим господином;

Тара, безутешно скорбящая о смерти Бали, истерзанная страданиями, тоже не сможет жить. Потеря родителей заставит юного Ангаду пойти на смерть, и, потрясенные потерей своих вожаков, лесные обезьяны, привыкшие к мягкости, подаркам и вниманию со стороны своего славного монарха, в горе станут бить себя кулаками по голове и умрут. Не увидеть будет в лесах, среди скал и пещер резвящихся обезьян! Вместе со своими сыновьями, женами и слугами они, скорбя о смерти своего повелителя, бросятся с высоких скал в бездну. Или они примут яд, повесятся, войдут в огонь, станут поститься, или упадут на собственное оружие. Несомненно мое возвращение навлечет на всех величайшее бедствие. Династия Икшваку и весь обезьяний род погибнут. Но если я не вернусь, два добродетельных славных воина, также как и быстроногие обезьяны, будут жить в надежде получить известие о Сите, а я, не найдя царевны Видехи, покорюсь постигшей меня участи и до конца своих буду жить в нужде, поддерживая себя лишь фруктами и кореньями в лесу. На берегу моря, там, где много кореньев, фруктов и воды, я разведу погребальный костер и войду в него, или просто умру от голода и отдам своё истощенное тело на растерзание птицам и диким зверям. На мой взгляд такая смерть достойна прозорливых мудрецов. Я должен найти Джанаки или броситься в море! Искусно сплетенная и рожденная мужеством яркая гирлянда славы, что покоится на моей груди, увянет, потому что я не смог найти Ситу.

Поэтому мне остается стать аскетом и жить под деревом, я не вернусь, не увидев темноокой девы. Если я вернусь без Ситы, ни Ангада, ни другие обезьяны не выживут.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Бесчисленные беды обрушатся на того, кто лишает себя жизни;

но если я сохраню свою жизнь, у меня остается надежда достичь успеха, и поэтому я непременно должен жить!

Пока я живой, встреча Рамы и Ситы ещё возможна! Блуждая в потоке скорбных размышлений, Хануман, лев среди обезьян, пытался совладать со своей печалью. Собрав всё своё мужество, могущественный герой сказал себе: "Я убью Дашагриву, ужасного Равану, и отомщу за похищение Ситы или, преодолев море, я брошу его к ногам Рамы, словно животное, предложенное Пашупати!" Продолжая рассуждать, Хануман подумал:

"Не в силах найти знаменитую супругу Рамы, я неустанно продолжал поиски по всей Ланке. Если, как говорит Сампати, я приведу сюда Раму, Рагхава, не увидев своей жены, испепелит всех обезьян огнем своего гнева. Поэтому я останусь здесь, посвятив жизнь обузданию чувств, чтобы моя ошибка не погубила всех людей и обезьян. Я не был ещё в ашоковой роще, где растут огромные деревья. Выразив почтение Васу, Рудрам, Адитьям, Ашвинам и Марутам, я войду в нее демонам на погибель. Уничтожив демонов, я верну божественную Ситу, радость Икшваку, Раме, подобно аскету, обретающему плод своих аскез". Поразмыслив немного, могучий потомок бога ветра неожиданно поднялся и изрек:

- Я приветствую Раму, сопровождаемого Лакшманой и Анилой! Я приветствую Чандру, Агни и Марутов! Выразив почтение богам и Сугриве, повелителю обезьян, потомок бога ветра представил себе путь к великолепной роще и принялся размышлять как поступать дальше. Он думал: "Должно быть, эта священная ашоковая роща с ее густыми зарослями, полна демонов. Наверняка ее охраняют стражники, и даже благословенный Вишватам не осмеливается насылать на нее сильные ветры. Во имя Рамы я уменьшусь в размерах, чтобы Равана не обнаружил меня. Пусть все боги, сонмы мудрецов, даруют мне удачу!

Пусть Сваямбху, небожители, аскеты, бог огня, бог ветра, повелитель небес, Варуна, солнце и луна, благородные Ашвины и все Маруты, благословят меня удачей! Пусть всё живое и господь всего живого, пусть все, кто повстречаются мне на пути, пожелают мне удачи! Когда я увижу благородную и безупречную царевну с красивым носом, жемчужными зубами, сладкой улыбкой и глазами, напоминающими лепестки лотоса, сияющую, как царица звезд, о когда? О когда хрупкая и добродетельная дева, безжалостно похищенная злобным и отвратительным негодяем, несущим зло всему живому, скрывающим свою свирепость под личиной очарования, когда она явится моему взору?

Глава Ашоковая роща Подумав ещё немного и мысленно ища встречи с Ситой, Хануман с вала перепрыгнул через высокую стену, окружавшую сад ашока и, трепеща от восторга, замер, увидев цветущие деревья и цветы, словно ранней весной. Он увидел покрытые цветами деревья шала, ашока, бхавья, чампака, уддалака, нагаврикша, манго и капимукха, заросли амры, увитой лианами. Словно стрела, выпущенная из лука, Хануман одним прыжком оказался в чарующем саду, сияющем, как восходящее солнце и оглашенном пением птиц, в котором росли золотые и серебряные молодые деревца, жили стаи птиц, бродили стада оленей. Полный благоухающих деревьев, сад Ашока изумил доблестного сына ветра.

Кругом цвели деревья всех видов, ветви их клонились под тяжестью фруктов, исступленно кричали кукушки, жужжали шмели и радостно резвились все божьи твари, кричали павлины, журавли и гуси, вызывая в сердце восторг. Хануман, разыскивая прекрасную царевну безупречного облика, разбудил птиц, сладко спавших на ветвях деревьев. Ветер, поднятый крыльями тех птиц, осыпал Ханумана, сына ветра, пестрым цветочным дождем, отчего он стал напоминать холм, покрытый цветами. Все обитатели сада, видя Ханумана, стрелой разбегались во все стороны, принимая его за самого бога весны. Земля под ковром цветов выглядела невестой в драгоценных камнях. Деревья, дрожа под ногами стремительной обезьяны, проливали разноцветные дожди лепестков и http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite цветов. С лишившимися листвы верхушками, потерявшие и цветы и фрукты, они выглядели как игроки, поставившие на заклад свою одежду и всю собственность и проигравшие все. Хануман прыгал по тем прекрасным деревьям, и они щедро устилали землю своими цветами, листьями и фруктами. Птицы покинули их, не находя более прибежища среди голых ветвей, сотрясаемых Марутой. Ашоковая роща, истоптанная сильными ногами и хвостом Ханумана, напоминала юную женщину с растрепанными волосами, потускневшими губами и зубами, стершейся тилакой, избитыми руками и ногами. В спешке сын ветра вырывал гроздья лиан, как ветер разгоняет облака во время дождей. Направляясь то в одну сторону, то в другую, Хануман увидел золотые и серебряные пруды, полные прозрачной воды со ступеньками, выложенными драгоценными камнями, жемчугом и кораллами, хрустальным дном и ослепительно сверкавшими деревьями из золота канчана по берегам. Пруды украшали заросли лотосов и лилий, шумели лебеди, журавли и красные гуси, звучали голоса птиц чакрвака;

красивые широкие ручьи с деревьями по берегам манили их своими чистыми водами, напоминали амриту и бежали под различными кустами, украшенными тысячами лиан;

земля была устлана ковром рододендронов и олеандров. Взору славного героя предстал высокий холм, сияющий, как облако на величественной вершине, поросший разнообразными деревьями и полный удивительных гротов - это было чудо света! Он увидел реку, падающую с его вершин, словно молодая дева, вырывавшаяся из рук возлюбленного, чтобы сокрыться от него;

ветви деревьев, уносимые стремительным потоком, казались подругами той девы, которые изо всех сил пытаются остановить ее.

Далее Ханумал увидел, как этот поток, поворачивая, находит свой путь, словно девушка, которая успокоилась и помирилась со своим возлюбленным. Внимание Ханумана, рожденного Марутой, привлек пруд в некотором отдалении от реки, полный лотосов и разнообразных птиц;

он увидел фонтаны свежей воды с чарующими ступеньками из драгоценных камней и жемчужным дном, со всех сторон украшенные стадами оленей;

восхитительные рощи и дворцы, возведенные самим Вишвакармой и украшенные искусственными деревьями, полными цветов и плодов. Их ветви, словно зонты, давали тень, а земля под ними была устлана золотом и серебром. Великий Хануман увидел одинокое золотое дерево шингшапа, окруженное золотым помостом, множество цветочных лож и деревьев, сияющих, как огонь и своим блеском соперничающих с горой Меру, и подумал, что они сделаны из золота. Он с изумлением взирал на прекрасные золотые деревья с цветущими кронами, почками и молодыми побегами, которыми нежно играл ветер, заставляя звенеть, словно множество украшений на груди девушки. Быстро забравшись на густое дерево шингшапа, Хануман подумал: "Отсюда я быть может увижу Ваидехи, это несчастное созданье, тоскующее по Раме. Полная горя, она бесцельно бродит то в одну сторону, то в другую. Несомненно, эта ашоковая роща, украшенная деревьями чандана, чампака и вакула, принадлежит злобному Раване. Сита непременно посетит этот прекрасный пруд, любимый птицами. Супруга Рагхавы, привыкшая гулять по лесу, в тоске по Раме обязательно придет сюда. Эта дева с глазами лани, истерзанная горем разлуки, посетит эту рощу. Целомудренная и добродетельная дочь Джанаки, любящая всё живое в лесу и страстно желающая выразить мужу свою преданность, с этой целью придет на берег прозрачной реки. Поистине, эта прекрасная роща была бы достойной обителью целомудренной супруги Рамы, царя людей. Если богиня с прекрасным, как луна, ликом ещё жива, она непременно посетит реку, дарующую прохладу". Так размышлял Хануман, ожидая появления супруги повелителя людей. Он укрылся в густой листве дерева шингшипа, откуда ему открывался прекрасный вид на окрестности.

Глава Хануман видит Ситу http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite С верхушки этого дерева Хануман мог видеть всю рощу, полную деревьев, увитых лианами и благоухающих небесными ароматами. Сияющую и живописную, как райские сады Нандана, ее населяли разнообразные животные и птицы, украшали дворцы и храмы, повсюду слышалось пение кукушки. С прудами, полными золотых лотосов и серебряных лилий, близ которых стояли кушетки с подушками, с дворцами и дворами, восхитительными деревьями, весь год обремененными плодами и цветами, и цветущими деревьями ашока, роща эта сияла как восходящее солнце. Не покидая своего дерева, Марути без устали любовался чудесными лесами, в густой листве которых скрывались тысячи птиц. Красота ашковых деревьев, согнувшихся под тяжестью цветов, так что их цветы, казалось, достают корней, разгоняла печаль. Всё вокруг пылало от сияющих деревьев карника и кимшука, покрытых цветами;

с гиганскими корнями пуннага, шаптапарна, чампака и уддалака благоухали цветами;

там были тысячи деревьев ашока золотых, горящих, как огонь, или темных, как сурьма, отчего роща напоминала райский сад Нандана или чарующие владения Куверы и даже превосходила их великолепием.

Украшенное тысячами сверкающих цветов, это небесное и невообразимо прекрасное место было вторым раем и поражало воображение, как пятый океан (сноска: помимо четырех океанов на земле, согласно древним представлениям);

разбросанные повсюду цветы в действительности были жемчугом и драгоценными камнями. Деревья, растущие там, цвели круглый год и благоухали медом, сад был полон птичьего крика, повсюду бродили лани и другие животные. Всё кругом благоухало изысканными ароматами. Это восхитительное место, равное царю гор, было второй Гандхамаданой. Недалеко от того дерева, на котором сидел Хануман, он увидел сияющий, белый, как гора Кайласа, безупречный храм. Его украшали тысяча колон, ступени были коралловыми, а пол - из чистого золота. Он ослеплял свой красотой и был таким высоким, что казалось, целовал небеса. Неожиданно он заметил женщину в грязных одеждах, которую окружали демоницы. Она выглядела изнуренной долгим постом, печальной, и тяжело вздыхала, и в то же время казалась безупречной, как нарождающаяся луна, и сияющей, хотя сияние это сейчас было тусклым, как пламя, сокрытое дымом. Облаченная в грязный желтый шелк, безо всяких украшений она напоминала лотос в пруду, с которого сорвали все цветы. Подавленная, измученная горем, она походила на Рохини, преследуемую Кету.

Лицо было умыто слезами, печальное, истерзанное нужной и волнением, вдали от друзей и родных, она не видела вокруг себя никого кроме демонов и казалась затравленной ланью. Ее длинные волосы черной змеей сбегали по спине, она казалась землей, покрытой темно- голубыми лесами и залитой дождями. Большеглазая дева, достойная счастья и никогда прежде не ведавшая горя, пребывала в глубокой печали. Глядя на нее, Хануман по многим причинам решил, что перед ним Сита, и подумал: "Похоже, что это Сита, похищенная демоном изменчивого лика!" Лицо ее сияло, как полная луна, у нее были изогнутые дугой брови и красивая округлая грудь;

сияние, исходившее от нее, разгоняло тьму миров;

у нее была шея голубоватого оттенка, губы напоминали спелые плоды бимба. Дева с тонким станом и царственной осанкой, с большими, как лепестки лотоса глазами, она была подобна Рати, супруге бога любви, любимая всем миром, как свет полной луны. Теперь эта хрупкая юная дева сидела на голой земле, предаваясь аскезе, словно женщина-аскет, и тяжело вздыхала, словно супруга царя змей. Окутанная плотной вуалью печали, красота ее исчезла, как пламя в дыму или сомнительно растолкованный ведический текст, растраченное богатство или ослабевшая вера, загасшая надежда или в силу обстоятельств не достигнутое совершенство, затуманенный разум или оклеветанная слава. Измученная разлукой с Рамой и постоянным присутствием демонов, эта дева, словно молодая лань, в отчаянье бросала беспомощные взгляды, словно кого-то искала глазами. Слезы ручьями текли из ее глаз с изогнутыми бровями и темными ресницами, черты ее исказились, то и дело из груди вырывался глубокий вздох.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Достойная всех радостей, но несчастная, лишившаяся всего, покрытая пятнами грязи, она напоминала царицу звезд, сокрытую большим облаком. Увидев Ситу в столь жалком положении, Хануман растерялся, подобно человеку, который без поддержки забыл все, что знал. Он с трудом узнал ее, лишившуюся всяких украшений, словно неверно истолкованный текст. Глядя на большеглазую, безупречную деву, Хануман не сомневался, что это была Сита. Хануман заметил на ней потемневшие и поблекшие украшения, о которых говорил ему Рама накануне его отбытия из Кишкиндхи свадангстрасы и драгоценные браслеты - и подумал: "Украшений, которые Сита выбросила по дороге, конечно, нет, но остальные несомненно на ней. Обезьяны нашли на дереве богатый шелковый шарф, сияющий, как золото канака, и брошенные ею драгоценности, со звоном рассыпавшиеся по земле. Одежды на ней совсем износились, но цвет их сохранился и напоминает ее собственное сияние. Это о ней страдал Рама, терзаемый переживаниями, сожалением, горем и любовью: он переживал за то, что его возлюбленную супругу похитили;

сожалел, что не может защитить душу, во всем зависевшую от него;

горевал о ее потере и томился любовью в разлуке с ней. Поистине, своим изяществом и красотой эта темноокая дева напоминает его, должно быть, это и есть его супруга. Она целиком сосредоточена на нем, также как и он - на ней, и только потому они ещё живы. Несомненно, Рама совершил величайший подвиг, в разлуке с нею не расставшись с жизнью от горя". Увидев Ситу, Хануман позволил своей мысли унестись к божественным стопам Рамы, которому он молча выразил почтение, так же как и его достойной супруге.

Глава Размышления Ханумана Отдав заслуженную дань почтения Сите и мягкосердечному Раме, Хануман, тур среди обезьян, снова погрузился в глубокие размышления. Глаза его при этом наполнились слезами скорби о судьбе Ситы, и дальновидный герой выразил свою печаль такими словами: "Никто не может противостоять судьбе, если даже Ситу, супругу знаменитого Рамы, всегда послушного воле духовных наставников, настигла такая участь! Зная о доблести Рамы и дальновидного Лакшманы, эта божественная дева обеспокоена не более Ганги накануне дождей. Нравом, возрастом, поведением и происхождением они не уступают друг другу. Рагхава достоин темноглазой Ваидехи, которая принадлежит ему".

Глядя на Ситу, сиявшую, как только что отчеканенное золото и напоминавшую Лакшми, любимую всем миром, Хануман мысленно приблизился к Раме и сказал:

- Из-за этой большеглазой девы были убиты Бали и Кабандха, равный ему по силе;

ради нее могущественный демон Вирадха, славившийся своим мужеством, не выдержал ударов доблестного Рамы, подобно Шамбаре, не устоявшем под ударами Махендры. Ради нее Рама своими неумолимыми, как языки пламени стрелами сразил в Джанастхане четырнадцать тысяч демонов невиданных подвигов. От руки праведного Рагхавы пал Кхара на поле битвы, погиб Триширас, также как и могущественный Душана. И только ради нее великое и неприступное царство обезьян, принадлежавшее Бали, перешло в руки Сугривы, известного на все три мира;

ради этой большеглазой девы я преодолел океан, сверкающего повелителя вод. Мне кажется, даже если Рама ради нее перевернет вверх дном всю землю, она достойна этого! Пусть владения трех миров будут на одной чаше весов, а Сита, рожденная Джанакой, - на другой, все они не стоят и волоска с головы Ситы, так добродетельна дочь великодушного царя Митхилы, целиком преданная своему господину. Она явилась в поле из вспаханной плугом борозды и была покрыта грязью, которая сверкала как пыльца лотосов. Это старшая сноха царя Дашаратхи, мужественного и благородного, не ведавшего поражения на поле битвы. Возлюбленная супруга праведного и верного долгу Рамы, постигшего своё истинное "я", теперь находится во власти демонов. Отрекшись от всех удовольствий, она живет лишь любовью http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite к своему господину и не придает значения неизбежным лишениям. Вместе с ним она удалилась в прекрасный лес, чтобы жить лишь фруктами и кореньями и, продолжая служить своему супругу, считала себя на вершине блаженства, словно жила во дворце.

Эта дева, чьи члены сияют, как золото канака, всегда улыбающаяся во время беседы, теперь страдает под бременем невообразимого горя, и Рагхава, словно измученный жаждой человек, стосковавшийся по ручью, вздыхает, мечтая увидеть эту благородную женщину, терзаемую Раваной. Встретившись с ней, Рагхава вновь обретет радость, как царь, однажды лишившийся трона, но потом обретший его. Не ведающая удовольствий и удобств, вдали от близких, она живет надеждой увидеть Раму и вновь оказаться рядом с ним. Забыв о демонах и деревьях, покрытых фруктами и цветами, она целиком поглощена мыслями о Раме. Лучшим украшением женщины остается ее повелитель, и Сита несмотря на свою несравненную красоту, не сияет, как прежде, в разлуке с Рамой.

Только благодаря своему героизму Рама выжил в разлуке со своей супругой и устоял перед обрушившимся на него горем. Эта темноглазая дева, прекрасная как свет луны, достойна счастья, но сейчас она в беде, и сердце мое трепещет, видя это. Терпеливая, как земля, эта дева с лотосными глазами, всегда пребывавшая под защитой Рамы и Лакшманы, лежит у подножья дерева под стражей свирепых демониц. Словно лилия, схваченная морозом, дочь Джанаки утратила свою красоту и ослабела под потоком бед;

словно лань, отбившаяся от стада, она пребывает в печали. Деревья ашока, ветви которых сгибаются под тяжестью цветов, похоже, только умножают ее тоску, словно проливающая чистый свет луна, взошедшая на весеннем небе". Размышляя таким образом, доблестный Хануман, сидя на дереве шингшапа, нисколько не сомневался в том, что нашел Ситу.

Глава Демоницы, охранявшие Ситу На безупречном небосводе появилась и поплыла, словно лебедь по голубой глади озера чистая, как лилия, луна. Словно желая поддержать Ханумана своим светом, чистая и ясная луна озарила сына Паваны своими прохладными лучами. Доблестный герой продолжал наблюдать за Ситой с прекрасным, как луна, лицом, раздавленной горем, подобной груженому кораблю, тонущему в волнах. На некотором расстоянии от нее Марути увидел свирепого вида демониц. Одни из них были с одним ухом или глазом, а у других лиц было не разглядеть из-за огромных ушей;

одни были без ушей, другие - с носами на лбу;

у одних было несоразмерно огромные головы и длинные шеи, а у других растрепанные волосы;

некоторые чем-то шерстяным покрыли головы, их уши и брови, казалось, очень низко располагались на лице, животы и груди нелепо торчали;

одни были вывернутыми коленями или чахлые, горбатые или скрюченные, карлики, нечесаные, скошенными набок ртами пылающими глазами и устрашающими лицами.

Отвратительные, раздраженные, вздорные, они были вооружены копьями, дротиками, молотами и деревянными колотушками;

у одних были морды медведей или ланей, тигров, верблюдов, буйволов, коз и шакалов, а у других - ноги слонов, верблюдов, коней;

ещё у кого-то голова была посажена на грудь. У одних была одна нога или рука, а у других уши ослов, коней, коров и слонов или обезьян. У одних были огромные или кривые носы, а у других их вовсе не было, у одних были носы, напоминающие хоботы слонов, а у других носы располагались на лбу, и они шумно дышали, как животные. У них были ноги слонов или коров, некоторые были покрыты шерстью;

у кого-то были огромные головы, невероятных размеров лица и длинные языки;

там были демоницы с головами коз, слонов, коров, свиней, коней, верблюдов и ослов. Отвратительные на вид, они держали в руках копья и булавы;

они были сварливыми и злорадными в своих распрях. С черными как сажа или серыми как пепел волосами они выглядели отталкивающе и постоянно ели мясо, запивая вином. С головы до пят они были обрызганы кровью пожираемой плоти. У http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite доблестного Ханумана шесть встала дыбом, пока он разглядывал демониц, окружавших Ситу. Он продолжал сидеть в густых ветвях своего дерева, под которым стояла божественная и безупречная Джанаки. Великодушный Хануман с состраданием смотрел на дочь Джанаки, утратившую своё сияние, убитую горем, со сбитыми, испачканными волосами. Как звезда, упавшая с небес на землю и погасшая, Сита, на весь мир славящаяся верностью мужу, хранила остатки надежды новь встретиться со своим повелителем. Сняв с себя драгоценности и украшенная непоколебимой преданностью мужу Сита в плену у Раваны казалась слонихой, отбившейся от стада, на которую напал лев, или лунным светом, пробившимся сквозь облако на исходе дождей. Красота ее потускнела, она напоминала затихший и отложенный в сторону струнный инструмент.

Вдали от своего повелителя знаменитая дева упала под натиском демонов, ничем не заслужив такой судьбы. Утопая в океане горя, окруженная демоницами в ашоковом саду, она казалась Хануману звездой Рохини, проглоченной зловещим Раху, или лианой, лишившейся цветов. Погасшая, покрытая грязью, утратившая было изящество, она напоминала лотос, обрызганный глиной. Хануман смотрел на юную деву с глазами лани, в грязных и изношенных одеждах и думал, что несмотря на утраченную красоту эта благородная душа не утратила своего духовного величия, питаемая размышлениями о славе и Рамы и хранимая добродетелью. С широко открытыми от страха глазами Сита бросала беспомощные взгляды, словно молодая лань. Своими тяжелыми вздохами она иссушала деревья и листву, словно это были огромные как гора волны, поднимающиеся из океана страданий. Увидев несравненно прекрасную супругу Рамы, хрупкую и изящную, без украшений, Марути почувствовал величайшую радость;

Хануман заплакал от счастья и молча вознес молитвы Раме.

Поклонившись Раме и Лакшмане, доблестный Хануман, преисполненный радости от встречи с Ситой, остался в своем надежном укрытии.

Глава Равана посещает ашоковую рощу Хануман оглядывал цветущий лес, стараясь поближе рассмотреть Ситу. Ночь была на исходе, когда он услышал, как из домов постигших святые писания демонов раздается чтение Веды и шести дополнительных источников знаний (1. 380). Зазвучала благоприятная музыка, радующая слух, и пробудился ото сна могучий десятиглавый повелитель демонов. Великий и могущественный царь в смятых гирляндах и одеждах открыл глаза и подумал о Ваидехи. Страстно любивший ее демон, полный гордыни, не в силах был сдержать своих чувств. Облачившись в украшения и пышные одежды, он вступил в ашоковую рощу, заросшую деревьями, согнувшимися от тяжести цветов и плодов, где было множество прудов, украшенных лотосами и лилиями, полную щебета птиц редкой красоты, опьяненных любовью и удивительных изваяний хищных зверей.

Дашагрива внимательно посмотрел на аллею с золотыми арками и драгоценными камнями, по которой бродили лани всех видов, устланную ковром цветов и фруктов, упавших с деревьев. Сотня дев, дочерей богов и гандхарвов следовала по стопам сына Поуластьи, словно нимфы за Махендрой. Одни из них несли в руках золотые светильники, другие - чамары и опахала. Одни на головах несли золотые кувшины, другие шли с золотыми сидениями и круглыми подушками. По правую руку своего повелителя они несли чашу, инкрустированную драгоценными камнями и полную вина, а по левую прекрасный, как белый лебедь, полог с золотым остовом и рукоятками, напоминающий луну. Многочисленные жены Раваны с припухшими от сна и выпитого вечером вина глазами следовали за своим царственным повелителем, как вспышка молнии за облаком.

Браслеты их и жемчужные ожерелья покачивались с каждым их шагом, сандаловая паста стерлась, а волосы распустились. Капельки пота выступили над бровями тех женщин с чарующим ликом, спотыкающихся на ходу. От пота цветы, украшавшие их, увяли, а в http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite волосах запутались обрывки их гирлянд. Нежные девы, преисполненные гордости и любви к своему господину, следовали за царем демонов. Могущественный повелитель, раб своих желаний, всем сердцем стремясь к Сите, медленно и величаво шел по аллее.

Хануман услышал звон колокольчиков у женщин на поясах и лодыжках, и радостный Марута увидел невероятно сильного и доблестного Равану, входящего в ворота;

со всех сторон его освящали тысячи светильников на ароматных маслах, которые несли его спутницы. Опьяненный гордыней, страстью и вином, с медно-красными глазами, он казался самим Кандарпой, лишившимся своего лука. Он поправил свою великолепную мантию на застежке, украшенную цветами и безупречно белую, словно пена взбитой амриты. Хануман, сокрытый густыми ветвями, пристально наблюдал за приближающимся могучим царем демонов, окруженном прекрасными юными девами. Размашистым царственным шагом вошел он в рощу, оглашенную ланей и птиц. Слегка охмелевший от вина, украшенный бесчисленным драгоценностями, с заостренными кверху, словно дротики, ушами, полный сил повелитель демонов, сын Вайшравасы, появился в окружении прекрасный женщин, как луна среди звезд, и, увидев его, знаменитый Хануман подумал: "Это длиннорукий Равана, которого я видел спящим в своих великолепных покоях в центре города". Доблестный Хануман, рожденный Марутой, несмотря на своё безграничное мужество и ослепительную красоту, затрепетал перед славным Раваной и получше укрылся в листве. Но Равана, жаждя поскорее увидеть темноокую Ситу безупречного лика, с высокой грудью и черными косами, прошел мимо.

Глава Горе Ситы Целомудренная царевна увидела Равану, повелителя демонов, наделенного молодостью и красотой, облаченного в пышные одежды и украшения, и затрепетала, как пальма на ветру. Закрывая руками грудь и живот, она вся сжалась, пытаясь как-то защитить себя. Дашагрива взглянул на Ваидехи, охраняемую демоницами;

несчастная, разбитая горем, она напоминала тонущий в море корабль. Верная и добродетельная Сита, сидевшая на голой земле, походила на срубленную ветвь. В изношенных одеждах, без украшений, но достойная царской роскоши, она казалась стеблем лотоса, испачканным грязью, ее сияющая красота поблекла. Мысленно она искала прибежища у Рамы, льва среди людей, колесницу ее ума несли кони решимости. Очаровательная царевна, преданная Раме, истощенная, со слезами на глазах, разлучившаяся со своими родными, была жертвой волнения и горя, казалось, нет конца ее бедам. Раскачиваясь из стороны в сторону, она напоминала супругу царя змей, зачарованную словами заклинания, планету Рохини, которую преследует Дхумакету, или святую и добродетельную женщину из благородной семьи, после замужества обнаружившую себя в семье низкорожденных. Она казалась олицетворением поруганной чести, попранной веры, затмившегося ума или разрушенной надежды, разбитого будущего, неверно истолкованного приказа, обитель, уничтоженную во время разрушения мира или подношение, отвергнутое богами, ночное небо, затянутое облаками, сокрывшими полную луну, разоренную заводь с лотосами, армию без воинов, луну в час затмения, высохшую реку, оскверненный алтарь или погасшее пламя, пруд с лотосами, лишившийся цветов, когда живущие на нем птицы напуганы трубными призывами слонов. В разлуке со своим господином, разбитая горем, она казалась высохшей рекой;

не совершавшая омовений, она напоминала убывающую луну. Прекрасная дева, привыкшая жить в дворце, полном драгоценных камней, а ныне измученная лишениями и горем, она казалась сорванным стеблем лотоса и увядшим на солнце. Это была плененная слониха, цепью прикованная к столбу, тоскующая о своем супруге и вздыхающая снова и снова. Ее длинные темные косы, за которыми она давно уже не узаживала, лежали у нее на спине, что делало ее подобной земле, покрытой темными лесами в конце дождей. Терзаемая голодом, http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite печалью, волнением и страхом, истощенная, одинокая, ослабевшая от поста и совершаемых аскез, разбитая горем, подобно богине, она сложила ладони, молча молясь Раме об уничтожении Раваны. Увидев безупречную Маитхили с прекрасными темными глазами и густыми ресницами, Равана, приближая свою гибель, попытался ее обольстить.

Глава Равана предлагает Сите стать его женой Равана приблизился к беспомощной Сите, окруженной демоницами и посвятившей свою жизнь аскезе, и, сопровождая свои сладкие слова вежливыми жестами, сказал:

- О дева с бедрами, напоминающими хобот слона, при виде меня ты хочешь закрываешь свою грудь и тело, словно боишься меня, о большеглазая красавица, но я люблю тебя!

Сжалься надо мной, о дева с чарующими очами, почитаемая всем миром! Здесь нет ни людей, ни демонов изменчивого лика, поэтому отбрось страх, при виде меня охвативший твое сердце, о Сита. Демоны пользуются неоспоримым и особым правом сочетаться любовными узами с чужими женами, похищая их им в угоду или силой. Несмотря на это, о Маитхили, я не прикасаюсь к тебе, потому что ты не любишь меня. Однако я полностью пребываю в твоей власти. Доверься же мне и ответь на мою любовь. О богиня, не бойся меня, возымей мужество, о дорогая, и не поддавайся испепеляющему горю. Не пристало тебе носить одну косу, лежать на голой земле в грязных одеждах и поститься без нужды.

Вместе со мной, о Маитхили, насладись гирляндами, благовониями, сандалом, украшениями, вином, богатым ложем и кушетками, пением, танцами и музыкой. Ты жемчужина среди женщин, не достойно тебя оставаться в нынешнем положении, укрась себя, как прежде. В союзе со мной, о прекрасная дева, что не будет твоим? Твоя чарующая юность проходит, как вода в реке, однажды покинув тебя, она уже не вернется. О дева с прекрасными очами, Вишвакрита, создатель твоей красоты, сотворив тебя, остановился, потому что я не вижу никого, равного тебе в красоте и изяществе!

Кто, раз увидев твою ослепительную красоту, устоит перед тобой, о Ваидехи? Даже Брахма дрогнет, что говорить тогда о других? О дева с прекрасным, как луна лицом, на какую часть тела я ни обратил взор, глаза мои обретают покой, я не в силах отвести взор. О Маитхили, стань моей женой и оставь своё безрассудство. Стань первой из цариц, повелевая бесчисленными прекрасными женщинами, принадлежащими мне. О робкая, все сокровища, завоеванные мною по всему миру, я кладу к твоим стопам, так же как своё царство. О игривая дева, ради тебя, покорив землю с ее многочисленными городами, я дарую их царю Джанаки. Никто на земле не устоит перед моей доблестью;

узри мою непомерную доблесть в сражении! Разве небожители и демоны не признали меня непобедимым на поле боя, когда я разбил их ряды и на куски разломал стяги?

Исполни же мое желание и надень сияющие одежды, укрась себя сверкающими бриллиантами. О робкая, по желанию насладись роскошью, предавшись развлечениям и раздавая земли и сокровища. Живи счастливо, полагаясь на мою поддержку и исполняя мою верховную волю. Благодаря моему расположению, все твои родные разделят с тобой твою радость. Узри мое богатство и славу, о нежная дева, чего ждать тебе от Рамы, облаченного в древесную кору? О удачливая, Рама лишился своего царства и могущества и предается аскезам, ложем ему стала голая земля, я сомневаюсь, жив ли он еще. О Ваидехи, Рама никогда не найдет тебя, ты подобна звезде, сокрытой темными облаками, плывущими вслед за стаей журавлей. Рагхава никогда не вырвет тебя из моих рук, как Хираньякашипу не в силах был отыскать свою супругу Кирти, похищенную Индрой. О дева со сладостной улыбкой, красивыми зубами и чарующими очами, ты завладела моим сердцем, как Супарна, уносящий змею. Хотя одежды твои превратились в грязные отрепья, ты сняла с себя украшения, когда я смотрю на тебя, ум отворачивается от всех моих жен. О дочь Джанаки, ты превосходишь всех женщин в моем гареме, обладающих всеми достоинствами. О черноволосая царевна, самые красивые в мире женщины станут http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite твоими рабынями и будут служить тебе, как апсары - Шри. О стройная царевна, вместе со мной вкуси радостей жизни, насладись миром и богатствами Куверы, исполняя любую свою прихоть. О богиня, ни аскетизмом, ни силой, ни доблестью, ни богатством, ни славой Рама неровня мне. Поэтому пей, ешь, наслаждайся, не отказывая себе в удовольствиях. Я одарю тебя несметными богатствами, более того, всем миром. Вместе со мной исполни свои желания, о робкая дева, пусть твои родственники разделят с тобой эту радость. Надень ослепительно сверкающие браслеты, о прекрасная, и давай погуляем среди цветущих рощ на берегу моря, где жужжат черные шмели.

Глава Сита с презрением отвергает Равану Охваченная горем, несчастная Сита трепетала и волновалась. Храня верность своему повелителю и добродетель, с сердцем сосредоточенным на Раме, она положила солому меж собой и Раваной и со сладкой улыбкой на устах слабым голосом отвечала ужасному демону:

- Забери обратно своё сердце и отдай его своим супругам. Как грешник не может возвыситься до небес, так и ты никогда не одержишь надо мной победы. Я никогда не сделаю то, чего не должна делать, что порочно для женщины, верной своему повелителю. Благородного происхождения, я вошла в благочестивую семью. С этими словами добродетельная Сита повернулась к Раване спиной и продолжала:

- Я не могу стать твоей женой, потому что принадлежу другому. Исполняй свой долг и живи по законам честных людей, Чужие жены, так же как и собственные достойны защиты, о ночной разбойник. Подай хороший пример и наслаждайся супружеским счастьем со своими женами Легкомысленный, ветреный негодяй никогда не довольствуется своими женами и становится источником страданий для женщин. Здесь нет благочестивых людей, или ты никогда не следовал их примеру, раз у тебя столь порочный ум, уводящий тебя с пути добродетели, или мудрецы дали тебе совет, но ты, демонам на погибель, не внял их словам. Процветание, царство и город - всё гибнет в руках порочного монарха, который не владеет своими чувствами. Имея тебя царем, тонущая в роскоши Ланка разрушится. О Равана, злобное созданье, доведшее себя до падения, гибнет всем на радость. Когда тебе придет конец, из-за содеянных тобой злодеяний все угнетенные тобой скажут: "Какое счастье, что пал столь великий тиран!" Тебе не удастся соблазнить меня богатством и роскошью;

как дневной свет невозможно отделить от солнца, так и я останусь верна Рагхаве. Однажды найдя покой на руке этого повелителя людей, могу ли отдаться другому? Как духовные истины открыты брахманам, верным своим обетам, так и я принадлежу одному повелителю мира, я его законная жена. Ради собственного блага верни меня Раме, пусть в таком жалком виде, какой ты видишь меня, подобную слонихе, с волнением ожидающей в лесу своего супруга. Я советую тебе искать дружбы с Рамой, львом среди людей, если ты хочешь уберечь Ланку и не ищешь собственной гибели. Он мудр, верен долгу и готов помочь тем, кто ищет его покровительства;

заключи с ним союз, если тебе дорога жизнь. Ищи доверия Рамы, целиком преданного тем, кто просит у него прибежища, и смиренно проводи меня к нему. Если ты вернешь меня величайшему в роду Рагху, твое благополучие не поколеблется, в противном случае ты обречен. Ты ускользнул от молнии Индры или даже от самой смерти, но тебе не спастись от гнева Рагхавы, повелителя людей, когда ты услышишь ужасный звук натянутого лука Рамы, напоминающий удар молнии Индры. Скоро стрелы Рамы и Лакшманы, украшенные оперением цапли, словно змеи с пылающими пастями, достигнут Ланки, и весь город будет покрыт трупами тысяч демонов. Подобно Вайнатее, уносящему великих змеев, стремительный, словно коршун, Рама, расправится с демонами. Подобно Вишну, который вырвал сияющую Шри из рук асуров, тремя шагами завоевав все миры, мой господин, повергающий во прах своих врагов, избавит меня от твоего плена. Столь малодушным поступком ты отомстил за гибель сонмов демонов в Джанастхане. В отсутствие двух http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite братьев, увлекшихся охотой, ты похитил меня, о подлый негодяй;

но собака, подобная тебе, не осмелится встать на пути у таких тигров, как Рама и Лакшмана! Друзья и богатства не принесут тебе блага, если ты будешь враждовать с ними, ты погибнешь подобно однорукому Вритре, вступившему в сражение с двуруким Индрой. Скоро мой покровитель Рама, сопровождаемый Саумитри, лишат тебя дыхания жизни, как солнце своими лучами иссушает мелководье. Где бы ты ни искал прибежища - будь то обитель Куверы или царство Варуны - ты падешь от руки сына Дашаратхи, подобно могучему дереву, сваленному ударом молнии!

Глава Угрозы Раваны На непреклонные речи Ситы царь демонов резко ответил:

- Говорят, чем нежнее относишься к женщине, тем отзывчивей она становится, но чем добрее я с тобой, тем упорней ты отвергаешь меня. Поистине, только из любви к тебе я сдерживаю гнев, подобно искусному вознице, управляющему конями, норовящими свернуть с дороги.

Велика сила любви, если человек испытывает жалость и нежность к той, что вызывает его гнев. Только поэтому, о дева с прекрасным ликом, без нужды посвятившая себя аскезам, я не убиваю тебя, хотя ты заслуживаешь смерти и позора. За каждое резкое слово, брошенное мне, ты достойна смерти, о Маитхили. Негодуя на Ситу, Равана, повелитель демонов, добавил:

- Я даю тебе два месяца на раздумья, по истечении этого срока ты должна разделить со мной ложе. Если ты вновь откажешься, мои повара приготовят тебя мне на завтрак. Слова повелителя демонов вызвали тревогу среди дочерей богов и гандхарвов;

губами, глазами и жестами они пытались ободрить Ситу, которой он угрожал. Глядя на них, Сита утвердилась в своей добродетели и гордости за Раму и сказала Раване на благо:

- Похоже, в этом городе нет никого, кто желал бы тебе добра и попытался удержать от этого презренного поступка. Кто в трех мирах осмелится обладать целомудренной супругой великодушного героя, подобной Шачи, жене Индры? О подлый демон, как избежать тебе расплаты за это оскорбление, нанесенное супруге безгранично могущественного Рамы? Как разъяренный слон встречает в лесу зайца, так и ты, нечестивый заяц, встретишься с Рамой, слоном. Ты не боишься стоять на пути главы рода Икшваку, пока ты не увидел его. Как глаза твои жестокие, ужасные, красно-медные, не вылезут из орбит, когда ты с такой страстью смотришь на меня, о низкое созданье? О Презренный негодяй, почему язык твой не отсох, когда ты угрожал супруге великодушного Рамы, снохе царя Дашаратхи? О десятиглавый, силой своих аскез я в одно мгновенье могла бы обратить тебя в пепел, имея на то волю Рамы. Благодаря моей добродетели и совершаемым аскезам, я бы никогда не рассталась с Рамой, если бы это злодеянием не сулило тебе гибель, о Дашагрива! С помощью брата Куверы, гордый своим героизмом, ты заманил Раму в лес подальше от его хижины и хитростью похитил меня.

Равана, царь демонов, слушал Ситу, свирепо сверкая глазами. В этот час он напоминал груду черных облаков. С громадными руками и шеей, пылающим взором и подобным пламени языком, походкой льва, он казался огромного роста. От гнева перо на его короне дрожало. В пышных гирляндах из красных цветов и в красных одеждах, благоухающий дорогой сандаловой пастой, он сверкал браслетами и роскошным темно синим поясом из драгоценных сапфиров и напоминал гору Мандару в объятьях змея Васуки во время пахтанья молочного океана. Повелитель демонов с огромными руками, походил на гору с двумя вершинами. В ушах его, словно восходящее солнце, сверкали серьги, он напоминал холм меж двумя деревьями ашока в малиновых цветах и бутонах, древо желаний, или воплощение весны и выглядел устрашающе, как погребальное изваяние или огромный столб с пеплом умерших в месте погребения. Глаза Раваны были налиты кровью, он бросал на царевну Видехи яростные взгляды и, шипя, как змея, сказал:

- О дева, привязанная к жалкому человеку без средств и совести, я уничтожу тебя http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite сегодня, и ты погаснешь, как солнечный свет, исчезающий с наступлением сумерек.

Отвернувшись от Маитхили, Равана, тиранящий своих врагов, посмотрел на демониц, отвратительного облика с одним глазом или ухом, огромными ушами коров или слонов. У одних уши свисали, а у других - стояли торчком. Среди них были с ногами слонов, коней, коров. Одни были покрыты шерстью, другие - одноглазые или одноногие, а третьи имели чудовищные ноги или вовсе были без них. У них были необычайных размеров головы и шеи, ужасные груди и животы, огромные рты и глаза, длинные языки и ногти, львиные пасти, бычьи рты или свиные рыла, некоторые были безносы. Равана пронзил демониц взглядом и повелел:

- Добром или злом, угрозами или уговорами, лестью или подарками, но попытайтесь склонить Ситу относиться ко мне с благосклонностью. Неоднократно повторив свой приказ, повелитель демонов, одержимый страстью и гневом, стал поносить Джанаки, и тогда демоница Дханьямалини приблизилась к Дашагриве и, обняв его, сказала:

- О великий царь, насладись мной, что тебе за нужда в этой жалкой земной женщине с бледным лицом? О царь демонов, не с нею боги предназначили вкусить тебе высшего счастья в награду за силу твоих рук. Тот, кто проливает свою любовь, не получая ответа, обрекает себя на муки, тогда как взаимная любовь возносит на вершину счастья. И демоница хотела увлечь Равану за собой, но он, подобный темному облаку, отвернулся от нее и презрительно захохотал. Размашистой походкой он зашагал прочь, так что земля задрожала, и повернул к своему дворцу, сиявшему, как солнечный свет. За Дашагривой в его роскошную обитель, словно шлейф, поспешили дочери богов, гандхарвов и нагов. Так Равана, одержимый страстью, покинул безупречно добродетельную и трепещущую царевну Митхилы и скрылся в великолепном дворце.

Глава Демоницы уговаривают Ситу уступить Раване Повелитель демонов удалился в свои покои, а отвратительные демоницы, послушные его воле, набросились на Ситу и, пылая гневом, резко сказали:

- Ты вовсе не достойнв союза с потомком Поуласти, знаменитым Раваной, великодушным Дашагривой, о Сита!

Одна из них по имени Экджата, принялась раздраженно объяснять:

- Предание гласит, что Поуластья был четвертым из шести праджапати, прародителей человечества, сыном Брахмы, родившимся из его ума и знаменитым на весь мир, о Сита. Великий аскет Вайшраваса, отец Раваны, изошел из ума того великого риши, и слава его не уступает славе праджапати. О большеглазая царевна, его сыном стал Равана, сокрушающий своих врагов;

ты должна стать женой царя демонов. Почему ты не соглашаешься, о прекрасная? К ней присоединилась Хариджата и, вращая кошачьими глазами, свирепо сказала:

- Стань женой победителя тридцати трех небожителей во главе с царем на поле сражения;

Неужели ты не хочешь оказаться рядом с этим героем неукротимой доблести, никогда показывавшего спины врагу? Могущественный царь Равана ради тебя отверг нежно любимую царицу Мандодари, он будет твоим, и в ослепительных внутренних покоях, украшенных тысячами женщин в драгоценных камнях, он будет поклоняться тебе! - Не раз одержавший победу над гандхарвами, нагами и данавами, - заговорила Виката, - безгранично доблестный в сражении, царь Равана всем сердцем тянется к тебе, почему же ты не желаешь стать женой знаменитого повелителя демонов, владеющего несметными богатствами? - О дева, с чудесными ресницами, - обратилась к Сите Дурмукхи, - почему бы тебе не уступить ему? В страхе перед ним солнце светит и дует ветер, деревья, покорные его воле, расцветают, а облака проливают потоки дождя. О прекрасная дева, почему ты не соглашаешься стать женой царя царей, Раваны? Мы говорим ради твоего блага;

уступи нашим просьбам, о богиня со сладкой улыбкой, или тебя ждет неминуемая гибель!

Глава Их угрозы http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite Отвратительные демоницы все вместе принялись упрекать Ситу в резких неприятных выражениях:

- Почему ты не хочешь жить во внутренних покоях, изобилующих пышными ложами? О дева, ты достойна союза с обычным человеком;

выброси Раму из своей головы, наверняка ты не увидишь его больше. Живи счастливо с Раваной, повелителем демонов, стань женой обладателя сокровищами трех миров. Ты женщина, о безупречная красавица, и потому скорбишь о человеке, изгнанном из своего царства, который ведет полную лишения жизнь. Лотосные глаза Ситы наполнились слезами, и она отвечала демоницам:

- Вы говорите о том, что временно и достойно осуждения, я никогда не приму ваших слов. Целомудренная женщина не может стать женой демона. Сожрите меня, если хотите, но я никогда не уступлю вашим просьбам. Бедный или лишившийся царства, но мой муж - мой духовный учитель, и я должна следовать за ним, как Суварчала следует за солнцем, благословенная Сачи не покидает Индру, Арундхати Васишхтху, Рохини - Шашина, Лопамудра - Агастью, Суканья - Сьявану, Савитри Сатьявата, Шримати - Капилу, Мадаянти - Сандасу, Кешини - Сагару, а Дамоянти, дочь царя Бхимы - своего повелителя Нишаду. Слова Ситы разъярили демониц, посланных Раваной, и они осыпали ее горькими упреками. Хануман, прижавшись к дереву шингшипа, молча слушал демониц, угрожавших Сите. Со всех сторон окружив Ситу, снова и снова облизывая свои пылающие губы, вооруженные копьями, в приступе гнева они грозили:

- Ты думаешь великий повелитель демонов Равана не достоин быть твоим господином? Терзаемая ужасными демоницами, большеглазая Сита, вытирая слезы, нашла прибежище под деревом шингшипа и села, охваченная печалью. Отвратительные демоницы продолжали поливать ее упреками, а прекрасная царевна, облаченная в грязное сари, окончательно измученная и бледная целиком пребывала во власти своего горя. Зловещая с виду демоница Вината с ужасными зубами и торчащим животом, сердито крикнула:

- О Сита, ты достаточно проявила преданность своему повелителю, но любые излишества приводят к страданию! Добра тебе! Мы довольны, ты проявила верность обычаям людей, но теперь послушай, что я скажу тебе на благо! Прими Равану своим господином;

повелитель сонмам демонов, он, словно Васава, побеждает своих врагов, он храбр, щедр и милостив ко всему живому. Оставь это нечестивое создание, Рамачандру, и прими Равану своим мужем! Окропленная божественными ароматными духами и украшенная восхитительными драгоценностями, ты, о Ваидехи, словно Сваха, супруга Агни, или богиня Сачи, жена Индры, с этого дня станешь царицей миров! Что тебе до жалкого Рамы, дни которого сочтены? Если ты не прислушаешься к нашим словам, мы сейчас же сожрем тебя. Виката с обвислой грудью, сердито сжимая кулаки, обратилась к Сите:

- О глупая дочь царя Митхилы, из сострадания мы снисходительно выносим твои резкие речи, и всё же ты не внемлешь нашему мудрому и уместному совету. Ты находишься на другом берегу океана, который никто не может преодолеть;

Равана заточил тебя в своих внутренних покоях и велел нам тебя охранять, о Маитхили, так что сам Индра не сможет освободить тебя. Хватит плакать и сокрушаться, отдайся радостям и удовольствиям, о Сита;

уступи повелителю демонов. О робкая дева, разве ты не знаешь, как быстротечна молодость женщины? Прежде чем она увянет, проведи свои дни в счастье. Вместе с повелителем демонов гуляй в прекрасных лесах, рощах, среди холмов, о дева с искрящимися глазами! Тысячи женщин будут служить тебе, если ты покоришься повелителю демонов, но если ты не внемлешь моему совету, я разорву твое сердце на части и съем, о Маитхили. Свирепая Чандари, размахивая огромным копьем, сказала:

- Глядя на эту юную деву с глазами молодой лани, которую Равана похитил и принес сюда, чья душа трепещет от страха, я чувствую неодолимое желание полакомиться ее печенью, селезенкой, грудью, сердцем, членами и головой. Демоница Пракхаса добавила:

- Что толку уговаривать ее? Давайте оборвем дыхание в горле этой бессердечной женщины и сообщим Раване о ее смерти. Несомненно он скажет: "Сожрите http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite ее". - Давайте разделим ее поровну, - предложила Аджамукхи, - спор мне не по душе;

пусть нам поскорее принесут любимые вина и ароматные гирлянды! В этот момент вмешалась Шурпанакха:

- Я целиком согласна с Аджамукхи, пусть скорей нам принесут вина, которое разгоняет всякую печаль. Досыта наевшись человеческой плоти, мы будем танцевать в роще Никумбхила. Слушая чудовищные угрозы демониц, Сита, подобная дочери богов, будучи на исходе сил, разразилась слезами.

Глава Горе Ситы Грубые угрозы демониц повергли дочь Джанаки в слезы. Благородная Ваидехи, охваченная ужасом, отвечала им с грустью в голосе:

- Целомудренная женщина не может стать женою демона;

Если желаете, разорвите меня на куски, но я никогда не приму ваших советов. Окруженная демоницами Сита, подобная дочери богов, нигде не находила прибежища. Дрожа всем телом, она бросилась бежать, словно молодая лань в лесу, отбившаяся от стада и окруженная волками. Цепляясь за ветви дерева ашока, измученная горем Сита, думала только о своем господине. Потоки слез, катившиеся из ее глаз, омывали прекрасную грудь, ей казалось, нет конца ее несчастьям. Она лежала, словно дерево, бурей вырванное с корнем, от страха перед демоницами щеки ее побледнели;

плечи ее содрогались от рыданий, и длинная толстая коса качалась из стороны в сторону, словно ползущая змея. Тяжело вздыхая от горя, в полном негодовании, плачущая Маитхили сокрушалась, печально взывая: "О Рама!", - и снова: "О Лакшамана!", "О мать моя Каушалья!", "О Сумитра!". - Правду говорят мудрецы: "Никто из людей не может умереть, прежде чем пробьет его час!", - говорила она. - Измученная свирепыми демонами, в разлуке с Рамой я ещё живу. Увы! Несчастная женщина, я оказалась на краю гибели вдали от своего господина, как тяжелый сосуд посреди волн, бросаемый бурей. В разлуке со своим господином я погибаю под бременем горя, как речные берега, размытые течением. Счастливы те, кто могут видеть моего повелителя с прекрасными глазами, напоминающими лепестки цветущих деревьев, и львиной походкой, благодарного и сладкоречивого. Вдали от Рамы, покоряющего душу, мне трудно дышать, подобно человеку, проглотившему смертельный яд, отныне моя жизнь на исходе. Какой ужасный грех совершила я в прошлом, что вынуждена теперь так жестоко страдать? Горе мое так велико, что я страстно желаю умереть, но увы! Я окружена демоницами и не могу встретиться с Рамой. Будь проклята человеческая жизнь, будь проклята зависимость от других, потому что человек не волен расстаться с жизнью!

Глава Сита предрекает гибель демонов Обливаясь слезами, уронив голову на руки, дочь Джанаки сокрушалась всё больше и больше, разбитая горем. Вне себя она каталась по земле, как обычно это делает усталый жеребенок. Не владея собой, она кричала:

- Я, супруга Рагхавы, позволила демону изменчивого лика обмануть себя, и безжалостный Равана унес меня прочь. В плену у демонов я стала объектом угроз и оскорблений и, пребывая в постоянном волнении и горе, я не в силах жить. Какой смысл жить в богатстве и роскоши среди демонов вдали от Рамы, великого воина? Несомненно сердце мое сделано из железа, оно нерушимо и не стареет, поскольку до сих пор не разорвалось под бременем страданий, о горе мне, подлому и злобному созданию, раз я ещё живу в разлуке с моим господином. Даже левой ногой я не прикоснусь к демону Раване, я не испытываю и тени любви к этому презренному созданию. Развращенный, он пытается соблазнить меня, не ведая о моем нраве, происхождении и отвращении, которое вызывает во мне. Разорвут ли они меня на куски, разнесут на части, или бросят в огонь, я никогда не покорюсь Раване, какой смысл говорить об этом? Всем известно, что Рагхава праведен, сострадателен и исполнен благодарности;

он стал таким жестоким только из-за моей злой судьбы. Неужели он меня http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru05.html 01.06.2007 20:14: РАМАЯНА Seite не спасет, в одиночку сразивший четырнадцать тысяч демонов в Джанастахане? Пусть неприступная Ланка лежит посреди океана, стрелы Рагхавы разрушат все препятствия.

Что может помешать доблестному Раме вновь встретиться со своей любимой женой, похищенной демоном? Я боюсь, что старший брат Лакшманы не знает, где я, а иначе он не стерпел бы этого оскорбления. Царь коршунов, сообщивший Раме о моем похищении, погиб в сражении с Раваной. Джатаю, конечно, проявил величайшее мужество, бросившись мне на помощь;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.